close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

4. Тынышбаев, К. Судьбы балхашская орбита К.Тынышбаев. - Караганда ТОО Типография Арко, 2018. – 162 с.

код для вставкиСкачать
К. Тынышбаев
Судьбы
б<гл%<гисассі&
орбита
г. Балхаш, 2018 г.
УДК 821.512.122
ББК 84 Каз-44
Т 93
Редакторы: П.Е. Кушниров, Б.Г. Шалова, О.В. Борисова
Компьютерная верстка: Мельничук Е.В., Антощенко А.
Т 93
К. Тынышбаев
«Судьбы балхашская орбита» - Караганда: ТОО «Типография Арко», 2018.
І8В ^ 978-601-204-433-1
Книга «Судьбы балхашская орбита» посвящена людям огненной профессии - металлургам и эволюционным переменам производства выплавки меди на протяжении 80 лет со дня её
первой выдачи в Балхаше в 1938 году, внедрению одного из наиболее эффективных процессов - плавки в печи Ванюкова. В основу книги положены газетные статьи, публиковавшиеся на
протяжении более десяти лет, в том числе, о роли выдающихся специалистов во всесторонних
испытаниях и внедрении впервые в мировой практике технологии, начатой как процесс плавки сульфидного сырья в жидкой ванне, и о значении тех, кому обязаны настоящим и будущим
труженики градообразующего предприятия и город Балхаш. Описываемые в книге события
показаны сквозь призму жизни автора, который вырос на острове в бывшем Аральском море,
а став металлургом, на протяжении почти шестидесяти лет является непосредственным свидетелем и участником многих из описанных важных перемен в производстве и жизни уже на берегу озера Балхаш.
УДК 821.512.122
ББК 84 Каз-44
І8ВК 978-601-204-433-1
© К. Тынышбаев
Судъбы балхашская орбита
В КазГМ И когда-то я учился
Познаньям мудрым и труду.
С металлургией подружился,
А, значит, выбрал и судьбу.
О более чем полувековой жизни у озера Балхаш, в городе, который стал для меня родным, о металлургическом производстве и мужественных людях, выпускающих медь, - таково
продолжение моего рассказа. А начало не простой судьбы было изложено в книге «Остров,
которого нет», посвященной моему детству и отрочеству, которые прошли на острове Барсакельмес, что по-казахски означает «пойдёшь - не вернёшься». Находился он в акватории Аральского моря,которое в последние десятилетия сильно усохло и изменилось до неузнаваемости.
Некогда окружённый водным простором край перестал быть обособленным и слился с берегом. Осталась только незабываемая память о нём. А биография моя продолжилась уже на берегу другой болыной воды - в центре Казахстана, в многоликом трудовом коллективе балхашских металлургов.
Часть 1.
Эволюция металлургии Балхаша
Вузовские ступени
Мои студенческие годы стали своеобразными ступенями восхождения к обретению профессии и необходимых для неё знаний, к расширению познания жизни и людей. Накануне моего 80-летия увидела свет книга «Остров, которого нет», в которой говорилось, что жизнь моя
как металлурга - « отдельная тема и особый этап». Именно об этом насыщенном, продолжительном жизненном времени и пойдёт далее мой рассказ. Но преж де...
Впервые слова «металлург» и «металлургия» были услышаны мною на незабываемом
острове в начале 50-х годов прошлого века, когда директор Барса-кельмесского государственного заповедника Александра Ивановна Самойленко наставляла своего сына, моего друга Жорика, идти учиться на металлурга. Она говорила, что его отец Андрей Амосович Пономаренко был начальником одного из цехов металлургического завода «Запорожсталь».
А вот о существовании озера Балхаш довелось услышать тогда же из уст Сагандыка Исаева, который рассказывал, что на берегу этого водоёма вырос один из крупнейших в мире
металлургических заводов, что там строится новая железная дорога, призванная улучшить
транспортное сообщение степного края с центром и другими городами.
3
Возможно, именно услышанное определило мою дальнейшую судьбу. Немаловажным
фактором стало и сугубо бытовое обстоятельство - приличный для меня размер студенческой
стипендии, на которую предстояло жить вдали от дома, в Алма-Ате, и обучаться в вузе. Так я,
выпускник средней школы, хорошо подготовленный по биологии, поразмыслив, пошёл учиться на металлурга.
Студенческие годы стали первой и очень важной ступенью моей самостоятельной жизни. Самостоятельно было принято решение поступать в Казахский горно-металлургический
институт на факультет цветных металлов. Уверенный в знаниях по предметам школьной программы, я успешно выдержал вступительные экзамены. Также повезло с тем, что действовавшая тогда государственная система учитывала и социальное положение каждого абитуриента.
На металлургический факультет КазГМИ традиционно был высокий конкурс, а в 1955
году он, оказалось, ещё более возрос, так как набор студентов был уменынен до 50 человек
(в 1954 году, для сравнения, было принято 75 человек), а заявлений от абитуриентов оказалось 350. Из них 25 человек были приняты вне конкурса, как окончившие среднюю школу с
золотыми или серебряными медалями (в те годы золотую медаль получали круглые отличники, а серебряную - с одной или двумя четвёрками в аттестате зрелости). Конкурс на оставшиеся 25 мест составил 13 человек на каждое из них. Средний проходной бал был 24,84 из максимальных 25. Но вышло так, что четверо, в том числе и я, прошли с 24 баллами (очевидно,
было учтено моё социальное положение, прибытие с далёкого и оторванного от болыной земли острова). Так я стал студентом одного из самых престижных вузов того времени.
До первого сентября, начала учебы, оставалась всего лишь одна неделя. Однако вместо занятий будущих первокурсников всех вузов столицы собрали вместе и в специально обустроенных товарных вагонах (теплушках) направили эшелоном в северные регионы нашей
республики на уборку урожая с целинных и залежных земель. Студенты нашего факультета
попали в совхоз «Коммунизм» Кызылтуского района Кокчетавской области, расположенный
вблизи приграничных земель Омской области РСФСР, примерно в десяти километрах от города Омска.
Мы, студенты, в основном, работали на току, закладывая привозимое от комбайнов зерно в гурты, которые были невероятно болыних размеров, так как урожай не успевали принимать на железной дороге для отправки вагонами. Иногда, меняясь между собой, мы сопровождали автомашины с зерном. Зернохранилищ - элеваторов поблизости нигде не было. Комбайны на полях с полными бункерами зерна простаивали в ожидании машин. Потому и образовывались пшеничные горы вблизи нашего палаточного стана. Местные шофёры иногда позволяли себе завозить собранное своим близким, а то и посторонним просителям - за самогонку.
Так что небывалого целинного урожая хватало всем.
Центральная усадьба совхоза была здесь же - в бараках и вагончиках.
А мы, до десяти человек бок о бок, непривередливо жили и ночевали в палатках. Но эта
наша запомнившаяся целинная эпопея продолжалась недолго. Утром 22 сентября мы проснулись, заваленные снегом. Продолжать нашу работу было бессмысленно. Нам выдали расчёт,
устроили прощальный ужин. Мною было заработано и получено почти 1200 рублей, до этого таких денег я даже не видел. Но вместе с тем довелось испытать горестное, угнетённое чувство из-за оставшегося в гуртах под снегом богатого урожая.
По возвращении в Алма-Ату приступили к занятиям в институте. С первых дней нас,
иногородних первокурсников, поселили в общежитие - двухэтажное здание барачного типа,
на первом этаже которого жили студенты института физической культуры, а мы, студенты
КазГМИ, на втором этаже, в трёх комнатах по 14 человек в каждой, с двухъярусными кроватями, между которыми стояли тумбочки на двоих. По центру комнаты - длинный ряд из нескольких столов для приёма пищи и занятий. Отопление печное из общего коридора. С первых дней
я приступил к обязанностям истопника за какую-то (не припомню) мизерную зарплату.
Общежитие располагалось на углу улиц Мира и Калинина. Рядом - сеть магазинов, столовых, ресторанов, кинотеатр, ТЮЗ и театр оперы и балета им. Абая. Это был практически
центр тогдашней столицы Алма-Аты.
В этом общежитии довелось прожить вплоть до третьего курса, лишь иногда меняясь ме4
стами и комнатами. Неудобств и отсутствия какого-либо комфорта не чувствовалось. Жили в
дружбе и согласии. Лишь однажды, помнится, произошёл конфликт со студентами ИФК - серьёзная коллективная потасовка, которая тем не менее закончилась миром.
Из этого общежития мы охотно бегали на танцы в другие институты: ЖенПИ, КазГУ,
мединститут, Иняз. У подъезда нашего общежития в октябре 1957 года довелось наблюдать
за пролетавшей звездой - первым искусственным спутником Земли. Позже выяснилось, что
здесь же в такие необычные мгновения среди нас вместе с подружкой стояла ещё не знакомая
мне будущая спутница моей жизни, студентка КазГУ Зайда Джаксалыкова. Да, всё это было!
Было с нами, кого сегодня называют поколением шестидесятых.
В 50-е годы XX века высшее образование, особенно техническое, было очень престижным, почётным и, к слову сказать, доступным для молодых людей любых слоёв общества.
Средства массовой информации постоянно сообщали о достижениях учёных, инженеров, трудовых коллективов. Ореол героического труда будоражил мысль, вызывал интерес особенно к
профессиям тяжёлой промышленности. Самые подготовленные абитуриенты ринулись поступать в КазГМИ на металлургический факультет. Почему? Этот институт был тогда одним из
самых престижных вузов в Казахстане, а профессии геологов, горняков, металлургов привлекали духом романтики, воспринимались как значительные и важные. Металлургия была сияющей вершиной всей индустрии страны. Именно с такими мыслями поступали в КазГМИ мои
сокурсники, в отличие от меня, который оказался среди них в силу сложившихся жизненных
обстоятельств.
Труд геологов и горняков по сравнению с металлургами менее открыт и эффектен. Геологи уходят в необжитые степи, занимаются разведкой полезных ископаемых в горах и лесах.
Горняки спускаются под землю, в шахты - попробуй разберись, как и какую работу они там выполняют. А металлурги - всегда на виду: гигантские заводы громыхают, дымят, озаряют небо
всполохами огня. С применением сложных химико-физических процессов и оборудования,
металлурги производят практически все металлы периодической системы Д.И.Менделеева.
Приоритет этой профессии для многих моих сокурсников был очевиден.
Как уже было сказано, в 1955 году на металлургический факультет было принято 50 человек. Для удобства проведения занятий, нас разделили на две группы. Я попал в группу МЦ55-1. Лекционные занятия проходили в аудитории для всех вместе, а семинары, лабораторные
работы - по группам.
Лекции старался не пропускать. Спать допоздна особо не любил. Вероятно, сказался с
детства привитый режим жизни взрослых. Просыпался рано. Пока ребята спали, успевал разжечь печи, с вечера заготовив саксаул и набрав в вёдра уголь. Днём огонь поддерживали уборщицы. Вечером готовил дрова на утро и ложился спать, подбросив их в печи на ночь. Но этим
я занимался только на первом курсе. Однако и в дальнейшем режим жизни оставался прежним:
просыпался всегда рано, делал утреннюю зарядку, бегал в сквер на улице Дзержинского, а на
последних курсах - на речку Малая Алмаатинка.
В институте было много разных спортивных секций, и я увлёкся спортом, перепробовал
занятия многими видами: акробатикой, боксом, штангой, ручным мячом, водным поло, а зимой играл в хоккей с мячом за сборную команду института.
Учёба давалась мне без особого напряжения. Меня не тревожили иногда полученные
«тройки» - стипендию мне платили и с ними, поэтому не затруднял себя пересдачей на более высокую оценку. Отдельные предметы, дававшиеся некоторым тяжело: сопромат, начертательная
геометрия, военное дело и другие, - мне почему-то давались легко. Иногда сам удивлялся этому.
С четвёртого курса нас переселили в общежитие на улице Ленина, где находились учебные корпуса. Институт наш был там, где сегодня расположена гостиница «Казахстан», по обе
стороны улицы на углу нынешнего проспекта Абая. Тогда эту часть города в народе называли Головным арыком. Здесь мы жили уже по четыре человека в неболыпих комнатах, где стояли такие же двухъярусные кровати, тумбочки на двоих и один стол на всех. На стене - вешалка для одежды. На этаже была общая кухня, а остальные удобства - во дворе.
5
Конечно, это относится к иногородним студентам. А большинство моих сокурсников
были алмаатинцы - те, кто довольно чётко представлял, зачем они идут в металлургию, и
болынинство из них - чем будут заниматься в будущем после окончания вуза. Мне же довелось постигать знания о металлургии на лекциях, семинарах, в лабораторных работах.
Сближению и дружбе между студентами способствовала советская система подготовки
специалистов-металлургов, как граждан великой державы. Едва зачисленные в вуз, мы стремились к объединению и становились частью коллектива, нацеленного на общественно полезный труд в общенародном хозяйстве, а каждое лето - ещё и на сельскохозяйственных работах.
Учебный процесс предусматривал чётко выверенную систему подготовки специалистов.
Лекции, семинары, лабораторные работы, после которых - зачёты и экзамены. Годовой период, как обычно, был разделен на два семестра. Зимой, после первого семестра, короткие каникулы, когда кое-кто мог позволить себе съездить домой. Мне доводилось оставаться в АлмаАте.
После первого курса - ознакомительная практика, дающая наглядное представление о
металлургии вообще. Для нас это была поездка в Восточно-Казахстанскую область на Лениногорский горно-металлургический комбинат, где желающие могли спуститься в шахту.
А после этого - трудовая практика - сеноуборка на землях, которые через год-два должны были стать дном Бухтарминского водохранилища. До этих мест мы добирались из Лениногорска на автомашинах по серпантинным горным дорогам и захватывающему дух знаменитому Чуйскому тракту.
В долине, куда нас привезли, был невероятный травостой, множество родников и ручьёв,
берега которых сплошь были усеяны дикими ягодами: черникой, голубикой, ежевикой и земляникой. Стояло головокружительное благоухание от разнообразия цветущих медоносов. Повсюду - бескрайние рукотворные поля посевов подсолнечника, бахчевых с огромными арбузами.
Всё это не могло не вызывать восторг! Вероятно, от близости гор и ночной прохлады
здесь почти не встречались комары и другие надоедливые насекомые.
С первых дней поразило, что кормили нас невиданным до этого мной хлебом - караваем
невероятных размеров, почти в обхват, который можно было сжать в лепёшку, а отпустишь принимает первоначальную форму.
Выдавали его столько, сколько хочешь. А к нему столько же, сколько хочешь - алтайского мёда в больших чашках на всю группу. Всё это было первоначально в радость. Но через неделю стали замечать, что вместе с потом из нас через поры на коже стал выходить и мёд. Вот
тут мы и потребовали мяса и молока. Для нас стали резать барашков и выделили корову, которую, кстати, мне же и пришлось доить.
После второго курса - двухнедельная практика на Усть-Каменогорском свинцовоцинковом комбинате с экскурсиями по всем его цехам и участкам, с трудоустройством желающих студентов. Устроился я в цех рафинирования свинцового завода.
После третьего курса - производственная практика, когда каждый студент мог выбрать
предприятие, на которое его направляли на месяц после летней сессии. Мною, как будущим металлургом по тяжёлым цветным металлам, было получено направление на Чимкентский свинцовый завод имени М.И. Калинина, где меня приняли на рабочее место. В тот период там осваивались опытные шахтные печи для выплавки свинца, на которых я уже практически почувствовал себя металлургом, выполняя все операции по подготовке и выдаче расплава. Тогда от местных металлургов мне довелось узнать и о вредности свинцового производства, о раннем уходе
из жизни тех, кто на нём работал. Меня убедили, чтобы перед сменной непременно пил молоко,
которое входило в рацион профилактического питания. Он предусматривал очень калорийный
комплексный обед: первое блюдо с мясом, второе мясное блюдо, граммов 30-40 сливочного масла, стакан сметаны и компот или чай с сахаром. Для общежитского студента это казалось невероятным изобилием. Однако некоторые местные рабочие почему-то предпочитали обеды у себя
дома, а свои талоны отдавали студентам. Так что порой была возможность питаться за двоих.
После производственной практики надо было представить отчёт о ней.
6
А затем студентов опять ждали сельско-хозяйственные работы по уборке урожая под
станцией Луговая Джамбульской области, связанные с перевозкой на железнодорожную станцию зерна, которое предварительно просушивали на току, перелопачивая и перекладывая из
гурта в гурт.
Мне же довелось с первого дня стать водовозом: отвечать за доставку огромной бочки
с живительной жидкостью из водоёма, находившегося почти в десяти километрах от нашего
стана. Телега была для парной упряжки, а одна из лошадей ещё не объезженная. Пришлось
какое-то время ломать её норов, пока она не превратилась в спокойную и податливую. Ежедневно надо было привозить три бочки воды: одну - с утра, пока вся наша студенческая братва ещё спала, вторую - к обеду, когда ребята приходили с тока на обед, и третью - к вечеру, когда уже все играли в футбол. Вся эта вода уходила на обливание, купание и на кухню. Трудиться
приходилось, не считаясь со временем, от рассвета до заката. Когда оставалась неделя до окончания работ, наш руководитель досрочно отпустил меня домой, считаясь с отдалённостью моего родного острова. Оказалось, что из-за этого мне не довелось получить медаль «За освоение
целины», к награждению которой председатель совхоза хотел представить меня за необыкновенное усердие в работе. Оказывается, их местный водовоз едва завозил две бочки воды в день.
По окончании четвёртого курса студентов отпустили на летние каникулы, а затем их направили на хлебоуборку в Павлодарскую область.
После первой сессии на пятом курсе была преддипломная практика.
Но до отьезда на практику прошла моя студенческая свадьба с девушкой, с которой мы
дружили болыне двух лет.
Местом прохождения моей практики стал Средне-Уральский медеплавильный завод в
городе Ревда Свердловской области. Из нашего института туда направили пять человек. Тема
моего дипломного проекта «Бессемерование медного штейна в конвертере в условиях СУМЗа». Рабочих мест нам
не предоставили. Но за неделю до окончания практики я попросил директора подыскать мне
рабочее место. Он вошёл в моё положение заработать себе на дорогу и направил меня в погрузбюро завода грузчиком. Здесь трудились несколько бригад, которые работали посменно на
выгрузке медного концентрата из полувагонов, прибывавших из Джезказгана. Была зима, на
Урале стояли морозы до 40 градусов. Монолитно смёрзшийся концентрат приходилось разбивать вручную с помощью лома и кувалды и сбрасывать его вниз с эстакады. Так завершилась
моя преддипломная практика.
По дороге назад я заехал к родителям супруги Зайды Джаксалыковой (здесь она уже ждала меня) в село Колхозное, бывший центр Кировского района Карагандинской области, где её
отец был управляющим государственным банком. В Алма-Ату мы вернулись вдвоём, в частном секторе сняли квартиру - маленькую хибарку. До конца июня ещё оставалось время для
выполнения дипломного проекта. А в день его защиты супруга подарила мне дочурку, которую
назвали Акжан - Светлая душа!
Следует упомянуть, что в нашем институте была кафедра военной подготовки. Студенты изучали материальную часть 120-миллиметровой гаубицы, овладевали тактической подготовкой и огневыми методами стрельбы, как будущие артиллеристы. После четвертого курса
прошли месячные военные лагерные сборы в Термезе.
А после защиты дипломных проектов, там же снова были проведены месячные лагерные сборы со сдачей экзамена по военной подготовке, присвоением звания лейтенанта запаса
и выдачей военных билетов.
Здесь же вручили дипломы инженеров-металлургов тем, кто стали последними выпускниками КазГМИ 1960 года. А 28 человек были оставлены ещё на полугодовое обучение по
автоматизации производственных процессов - им предстояло стать первыми выпускниками
1961 года уже института, переименованного в Казахский политехнический -КазПТИ.
Как дипломированный молодой специалист - выпускник КазГМИ, я получил направление на работу на Балхашский горно-металлургический комбинат.
7
Планета БГМК
БГМК - эта короткая
аббревиатура из четырёх букв
прочно вошла в обиход
и
обозначает
«Балхашский
горнометаллургический комбинат», который нередко называют медным
гигантом на Балхаше.
И это не случайно. 0 6 разованный в 1958 году
комбинат объединил несколько крупных производств, ранее бывших
самостоятельными: Коунрадский и ВосточноКоунрадский рудники,
обогатительные фабрики, Балхашский медьзавод, в составе которого несколько цехов, Балхашскую ТЭЦ, ремонтно-механическую базу
и завод обработки цветных металлов, производящий цветной прокат из меди и сплавов на её
основе.
В цветной металлургии Советского Союза это было уникальное объединение, где в составе одного комбината на его общей территории находились предприятия всей технологической цепочки: от добычи и обогащения медной и молибденовой руд, выплавки черновой и получения катодной меди, молибденового концентрата и молибдата кальция, до производства готовой продукции - плоского проката и проволоки.
Мне довелось быть единственным инженером-металлургом среди молодых специалистов, кто приехал работать на БГМК в 1960 году. С первых дней в Балхаше я оказался в гуще
трудовых и общественных дел.
Участвовал в работе совета молодых специалистов, активно включился в жизнь молодёжи - на субботниках, при сборе металлолома, в спортивных мероприятиях. Был вовлечён в
деятельность комсомольской организации комбината и на следующий год избран членом комитета комсомола. Через два года стал делегатом X съезда комсомола республики, где был избран членом ЦК ЛКСМ Казахстана. А по возращении со съезда меня избрали секретарём комсомольской организации медеплавильного цеха.
Но общественные нагрузки никоим образом не сказывались на моей основной работе,
тогда я трудился посменно в цехе. Производство оставалось для меня главным, поэтому свое
дело исполнял с болыним усердием. Очевидно, это не могло не заметить руководство цеха.
Меня, плавилыцика отражательных печей, через три месяца работы перевели на должность
мастера смены, тогда как в цехе были инженеры-металлурги, прибывшие как молодые специалисты годами раныне меня, но остававшиеся на рабочих должностях.
Участие в общественной жизни, почти на всех собраниях и совещаниях, проводимых в
масштабах комбината, позволило мне быстро понять и освоить структуру его управления, видеть и знать в лицо начальников структурных подразделений и руководство всего БГМК.
Кстати, модель управления и руководства была простой и немногочисленной: директор,
главный инженер, два заместителя директора
8
(по различным направлениям), руководители рудников,фабрик, заводов, других производственных подразделений и начальники цехов.
Совет молодых специалистов курировался главным инженером, который проводил регулярные встречи с нами. Происходил обмен мнениями, проводились интересные, познавательные экскурсии по всему комбинату.
С первых дней работы в Балхаше узнал, что на комбинате есть богатая техническая библиотека. Она регулярно пополнялась новинками технической литературы и периодическими
изданиями. С большим интересом стал её постоянным читателем.
Как члена комитета комсомола комбината, меня стали привлекать к работе различных
общественных комиссий. Существовавшая в те годы система предусматривала решение ряда
важных вопросов с участием представителей общественных организаций, так называемых
«четырёхугольников» в составе представителей дирекции, парткома, профкома и комитета
комсомола комбината. В частности, мне довелось участвовать в комиссиях по закрытию свинцового рудника на Гулынате, пуску одной из шахт Восточного Коунрада. Всё это позволяло
расширять свой кругозор как специалисту. В стране начался процесс технического перевооружения, который широко освещался в печати и по радио. Повсеместно практиковались испытания различных новых процессов.
На БГМК прошла волна использования кислорода с целью интенсификация процессов
конвертирования, эффективного сжигания угольной пыли при ведении отражательной плавки,
испытаниях циклонной плавки. Велись проектные разработки по модернизации всего оборудования металлургического производства, внедрению средств контроля и регулирования металлургических процессов.
Через годы в городских газетах неоднократно публиковались мои статьи, где был отражён мой трудовой путь в Балхаше и одновременно прослеживалось состояние медеплавильного производства, рассказывалось о замечательных людях, которые встречались на моём жизненном пути и служили примером отношения к избранной профессии.
Одна из моих первых газетных публикаций называлась «Последние из могикан». Использованное для заголовка название романа Фенимора Купера, изменённое лишь на одну
букву, оказалось очень образным и без дополнительных слов понятным, чтобы рассказать о
начале моего трудового пути и встреченных на нём замечательных людях.
Первое поколение
Хорошо известно: время не остановить. В 2018 году исполняется 80 лет со дня выдачи
первой балхашской меди. За эти годы сменилось несколько поколений металлургов. Себя по
праву отношу ко второму.
После окончания Великой Отечественной войны в Советском Союзе для тружеников горячих профессий, в том числе для металлургов был установлен пенсионный возраст 50 лет.
Соответственно, к началу 60-х годов люди, которые участвовали в выдаче первой балхашской
меди, в большинстве своём уже ушли на заслуженный отдых. На смену им пришли те, кто после окончания вузов, техникумов, технических училищ в 1952-1957 годах прибыли на Балхаш
из разных концов Советского Союза. Именно этим специалистам довелось в дальнейшем возглавить цеха, участки, отделы, стать начальниками смен и мастерами.
В тот период в нашем городе более половины жилья было барачным. Эти строения образовывали целые улицы и посёлки на территории от ТЭЦ и примерно до Дворца культуры
металлургов. Почти из одних бараков состоял и Метрогородок. А кое-где на Чечен-горе и в
районе кирзавода № 2 люди ещё жили в землянках. Однако семейным молодым специалистам
комбинат предоставлял комнаты в коммунальных квартирах, которые располагались в немногочисленных тогда многоэтажных благоустроенных домах. Для холостых давали место в образ9
цовом молодёжном общежитии
по
улице
Мира, которое называли «интерат» (сокращённое от «инженернотехнические работники»),
Такое положение
распространялось и на
меня. Решив в течение
десяти дней все необходимые вопросы, мы
с женой, выпускницей
КазГУ,
и трёхмесячной дочуркой получили
комнату площадью 11 квадратных метров. А на работу я был принят плавилыциком отражательного участка медеплавильного цеха.
Здесь, где 12 сентября 1960 года начался отсчёт моей трудовой жизни в Балхаше, мне выпал шанс довольно близко узнать прекрасных людей, подлинных мастеров-металлургов и патриотов производства.
Начальник цеха Алексей Виссарионович Иванов, посоветовавшись с техруком Евгением
Александровичем Якушевым и начальником участка Борисом Григорьевичем Переседовым,
направил меня в смену мастера Владимира Александровича Гужавина. Старшим плавильщиком в смене был Азамбай Тлеугабылов, а начальником смены - Пётр Матвеевич Жарнаков.
Лишь позднее пришло осознание того, что мне несказанно повезло начать путь в профессию с людьми, которые лично участвовали в выдаче первой балхашской меди. Но в те дни я об
этом не задумывался, а просто осваивал на практике профессию металлурга.
Людьми, с кем мне довелось встретиться и работать в металлургическом цехе, по праву может гордиться не только БГМК, но и весь наш город, который в 2017 году отмечает своё
80-летие. Даже простое перечисление их имён вызывает особое почтение. По истечении полувека они продолжают жить в моей памяти, и хочется рассказать о них немного подробнее. Все
они разные и внешне, и по характеру. Но всех их объединяет профессиональное мастерство
и преданность своему делу.
В. Гужавин был человеком немногословным, грузным, с заметной одышкой. На оперативках делал краткий, лаконичный анализ прошедшей смены и ставил задачи на предстоящую.
Практически не расставаясь с соской противогаза, он был в постоянном движении от одной
печи к другой. Только он ведал ведением технологического процесса. Выдача отвального и заливка конвертерного шлака производилась непосредственно по его команде.
А.Тлеугабылов был неболыпого роста, достаточно подвижный,
приветливый и общительный, с доброй улыбкой. Главной задачей для
него было обеспечение работы горелок печей в режиме, который требуется для нормального ведения технологического процесса. Он обеспечивал постоянную регулировку подачи угольной пыли в сочетании с воздухом для поддержания нужной длины факела - пламени горения топлива. При этом он периодически обязательно обходил печи,
осматривал выдачу расплавов, на загрузочных площадках проверял
ход плавления шихты на откосах, осуществлял приём конвертерного шлака.
С первых рабочих дней именно к А.Теугабылову меня поставили подручным. Предстояло срочно освоить свои постоянные обязанности: на всех печах надо было подмазать стыки звеньев наклонных
10
желобов для заливки конвертерного шлака и окна печи огнеупорной глиной, носить которую
приходилось вручную. Особо запомнилась очистка желобов. Тогда они были стационарными,
и очистки-корки с них забрасывали через окна в печь лопатами или сталкивали длинными
скребками. Физически это было довольно тяжело и непросто. Ведь печи постоянно находятся под давлением, из-за чего пламя и угольную пыль выбивало по жёлобу до самого его конца.
В первые дни, ещё не научившись пользоваться противогазом и поэтому наглотавшись всего
этого вместе с сернистым газом, едва добирался до постели. Когда жена будила на очередную
смену, просыпался с трудом. Спасибо В.Гужавину, который видя моё состояние, периодически
стал направлять меня на выдачу шлака и штейна, где физически было полегче.
Если В.Гужавин и А.Тлеугабылов - участники выдачи первой балхашской меди, то
П.Жарнаков - первый из металлургов Балхаша, ставший Героем Социалистического Труда.
Запомнился он как человек со строгим взглядом, высокий, сухопарый, с невероятной физической силой, которую он постоянно проявлял в течение смены.
В описываемый период джезказганский медный концентрат поступал для переработки
в Балхаш нестабильно. Если он приходил в начале смены, Пётр Матвеевич брал меня с собой
на тупик-эстакаду, куда под разгрузку ставили полувагоны. Нужно было открывать люки трёхчетырёх вагонов с обеих сторон, затем сбрасывать высыпавшийся концентрат под откос и зачистить вагоны. Пока мне удавалось разгрузить и зачистить 3-4 люка, Пётр Матвеевич успевал закончить работу на своём вагоне и приходил мне на подмогу. Так за 1,5-2 часа разгружали все приготовленные вагоны, а затем надо было закрыть люки. Он один поднимал тяжеленные крышки люков, а я едва успевал защёлкивать их за ним.
Обычно к этому времени экскаватор уже начинал грузить концентрат на автомашину, и
мы шли на «стрекозу» - бункер с транспортёром, по которому концентрат, зачастую с повышенной влажностью, пропускали через сушильный барабан. Не из простых была и операция
по шуровке влажного концентрата. Всё необходимо было делать ускоренно, чтобы в начале
смены успеть переплавить шихту и выдать расплавы. Возвращались к печам, как правило, через 3-3,5 часа и шли на очистку заливных желобов.
Пётр Матвеевич не ограничивался тем, чтобы только командовать, хотя в принципе мог бы так поступать. Но он организовывал
процесс, отдавал указания и команды и одновременно сам же участвовал в их исполнении. Казалось бы, это не его работа. Но не таким он
был человеком. Как правило, при неравномерной загрузке печей и нестабильном химическом составе штейна, его выдача редко обходилась
без бурения шпуров кислородом. Почти всегда чувствовался дефицит
рабочей силы. П.Жарнакова часто можно было видеть с кислородным
баллоном на плече - пустым или полным, их за смену иногда требовалось заносить и выносить до десяти штук.
Металлурги, перегреваясь у печей, пили по много литров воды
со льдом. Он же старался воздерживаться от этого, но при любой возможности курил папиросы - только «Беломорканал». О физической
силе П.Жарнакова ходили легенды. Например, когда однажды штейном залило канаву, он один убрал с неё несколько чугунных плит перекрытия. Возвращая
их сообща обратно на своё место, все убедились, что поднять каждую плиту можно только
втроём-вчетвером. В 1961 году этот легендарный металлург получил высшую в стране правительственную награду - ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Вспоминаются ещё два человека старшего поколения, чей опыт был ценным и поучительным, они трудились последние годы перед уходом на заслуженный отдых. Один из них
Абиш Терликбаев - старший на выдаче отвального шлака или, как тогда называли, старшим
горновым.
Открытие шлакового окна для выдачи расплава считалось одной из самых тяжёлых и
сложных операций. А.Терликбаев тщательно готовился к ней. Он умело обрабатывал перед
11
этим порог окна, редко прибегая к помощи тяжёлой кувалды и оставляя лишь тонкую перегородку, которая с меньшими усилиями позволяла открывать и увеличивать шлаковую струю. Длинной железной
лопатой он старательно заносил глиняную плотинку как можно дальше в печь и укладывал её для удержания попадания шихты в шлаковый поток. При этом надо было видеть, как критически, строго относился он к наличию глины и её качеству. Сидеть спокойно было не по
нему. Он постоянно проверял влажность глины. Если ему казалось,
что её мало, посылал молодых рабочих за комами глины и пробками.
Всё это укутывал мокрой тряпкой, которую периодически опрыскивал
водой. Абиш часто повторял, что глины лишней не бывает. Позднее не
раз приходилось убеждаться в правоте слов ветерана при возникновении ситуаций, когда при нехватке глины приходилось срочно бежать
за ней в глиномеску. Как не вспомнить благодарным, добрым словом
этого беспокойного человека!
Однажды он повёл меня на обогатительную фабрику, где мы осмотрели отработанные
стальные стержни. Он долго выбирал их по весу и округлости, взял несколько штук разного калибра, а вернувшись на рабочее место, спрятал в свой инструментальный ящик. Для работы у
него были персональные ломики разного вида и веса.
Не менее интересным человеком был и Мухит Туякбаев - знаток
своего дела, работавший на выдаче штейна. Перед началом работы он
всегда шёл за глиняными пробками, тщательно выбирал их, не раз обходя стеллажи.
Не доверяя другим, сам насаживал пробки на притычки и укрывал влажной тряпкой. Затем старательно очищал жёлоб, шпуровую
воронку. Аккуратно выкладывал воронку огнеупорным кирпичом,
предварительно сделав песчаную постель. Сам обмазывал их глиной,
не доверяя подручному, у которого просил лишь глину. При этом не
забывал периодически подбивать слегка заведённый в шпур ломик.
Неспешно осмотревшись и убедившись, что на тележке стоит пустой
ковш, выбивал лом из шпура. Сопроводив штейновый поток по жёлобу до ковша и удостоверившись, что глина по жёлобу нигде не вскипела и не отошла, прикрывал жёлоб листами. Шуровать шпур он не спешил, ждал, когда прогреются шпуровые ломики, и в зависимости от напора и направленности струи, счищалкой подправлял её или слегка, не загоняя далеко шпуровой ломик, прошуровывал двумя-тремя быстрыми, ловкими движениями. После этого, начиная с конца жёлоба, снимал с него по одному
листу и легко, чтобы не потревожить глину, отбивал корку, которая образуется по кромке жёлоба. Последовательно дойдя до шпуровой воронки, то же самое проделывал и в ней. Отбитые
корки расплавлялись в струе штейна.
Убедившись, что с выдачей штейна всё нормально, осматривал притычки с пробками и
лишь затем мог присесть на скамейку, при этом внимательно следя за выходящей струёй штейна. Время от времени поднимался, подходил к люку и наблюдал за наполнением ковша. Причём по ходу процесса всё чаще приближался к люку, беспокойно оглядывая притычки с пробками, выбирал две из них и аккуратно прислонял к колонне у шпура. Вновь всё осмотрев и убедившись в хорошем наполнении ковша, мастерски с одного раза закрывал пробкой шпур, перед этим предварительно зачистив шпуровое отверстие и плиту от налипших брызг штейна.
Конверторщики всегда были довольные наполнением ковшей при Мухите. Однако штейн
шёл не всегда идеально. При всей своей общительности, разговорчивости и любви рассказывать всевозможные истории, М.Туякбаев при работе не отвлекался и очень внимательно следил за выходящей штейновой струёй. Если в ней появлялся шлак, незамедлительно зачистив
шпуровую плиту, прикрывал шпур, заводил подалыне ломик. Бережно очищал жёлоб от корок,
12
стараясь максимально сохранить старую глину и лишь отбитые участки подмазав свежей. Давал выдержку 20-25 минут и снова открывал шпур. Ему часто удавалось исключить мучительные ситуации с посадкой шпуров на шлак, о которых не понаслышке знают многие металлурги. Мудрый Мухит предпочитал сам попотеть, но при этом исключить коллективные муки и
трудности.
Могу считать себя счастливым человеком, так как мне при работе на Балхашском горнометаллургическом комбинате довелось трудиться и общаться с необыкновенными людьми, как
говорят, специалистами от бога. Это были металлурги первого поколения, которые прошли,
пожалуй, самые трудные годы Великой Отечественной войны, после которой работа по шесть
часов в смену могла показаться для них облегчением. Но всё-таки выполнение суточного плана - выплавка около трёхсот тонн черновой меди при штейне с её содержанием 27-29% - давалось непросто.
Нагрузка у металлургов, работавших на отражательных печах и конвертерах, была невероятной. Образовывалось обилие конвертерного шлака, а это, в свою очередь, вызывало напряжение в отражательном переделе с его приёмом и последующей выдачей отвального шлака на грани нарушения режима отстоя. Но здесь трудились металлурги-профессионалы высшего уровня, которые знали, что и как надо делать в сложных ситуациях, и учили тех, кто пришёл к ним на смену. Они полностью отдавали себя работе, и каждый старался не перекладывать трудности на других. Это были личности, преданные своему делу, мужественные, стойкие
и закалённые. Именно о таких людях великий поэт образно сказал: «Гвозди б делать из этих
людей: крепче б не было в мире гвоздей!».
Ступени роста и созидания
В биографии БГМК немало ярких и памятных страниц. Уже в годы Великой Отечественной войны в Балхаше выпускалось 40% меди и 60% молибдена из производимых в Советском
Союзе. Но тогда об этом не говорилось - такие цифры были секретными, а о городе Балхаше с
мощным по тем меркам медеплавильным заводом мало кто знал.
В 60-е годы ситуация изменилась. Созданный БГМК буквально в течение двух-трёх лет
уверенно заявил о себе и стал флагманом цветной металлургии великой державы. Произошло
это, конечно же, благодаря людям, о которых хочется рассказать. Память отчётливо сохраняет
тех, чьи судьбы были связаны с металлургическим цехом и комбинатом, а также об отдельных
эпизодах их слаженной трудовой деятельности.
На отражательном участке медеплавильного цеха, где я начинал трудиться, находились
три отражательные печи. Были они без приборов, контролирующих необходимые параметры.
Процесс вёлся старшим плавильщиком, как говорят, «на глазок», исходя из его опыта. Но ситуация в корне стала меняться после пуска четвёртой отражательной печи, строительство которой позволило ускорить переработку нарастающего количества джезказганского медного концентрата. От первых трёх эта печь существенно отличалась прежде всего увеличенной площадью пода, доведённой до 270 кв. метров. При этом также возросло газовое пространство,
которое позволяло внедрить более мощные, усовершенствованные турбулентные горелочные
устройства. За печью вместо лабиринтов газоходов был установлен котёл-утилизатор с самостоятельной дымоходной трубой. Но особенно важным оказалось то, что печь была оснащена
контрольно-измерительными приборами, показания которых выведены в щитовую.
Позднее, в ходе капитальных ремонтов, такие же принципиальные конструктивные
изменения претерпели все печи. Соответственно, создана служба КИПиА (контрольноизмерительных приборов и автоматики), руководителями которой стали М.Соловых,
Е.Коробин, Н.Курило, С.Баймаханов с группой прибористов (А.Ким, Л.Курзоватова, В.Гамова,
В.Прошкина, Л.Бессонова и др.), которые с целью контроля достоверности показаний самопишущих измерительных приборов параллельно вели ежечасный замер температур в печах опти13
Первые контрольные приборы отражательных печей
ческими приборами.
Для непосвящённого читателя всё металлургическое
оборудование,
специфика работы на нём
не знакомы. Но достаточно
проявить немного воображения, посмотреть альбомы и фотографии о БГМК,
и обстановка в цехах обретёт зримые черты, а работа металлургов станет доступнее, понятнее и интереснее. Смело можно сказать, что металлург - титульная профессия в Балхаше, который заслуженно
называют городом металлургов
Предлагая свои воспоминания, хочу, чтобы каждый читатель смог живо представить то,
о чём я пишу, проникнуться романтикой и напряжённостью работы металлургов, уважением
к их каждодневному труду, благодаря которому в Балхаше живут тысячи семей и существует
сам наш город.
В 60-е годы важнейшим вопросом в стране оставался рост производительности труда. Соответственно, вёлся постоянный поиск повышения удельной производительности отражательных печей. Для усовершенствования горелочных устройств привлекались научноисследовательские институты. Обмен опытом с родственными предприятиями позволил вместо неудобного стационарного внедрить и освоить центральный опускающийся жёлоб для заливки конвертерного шлака, сифонную выдачу штейна. Эффективное горение угольной пыли
обеспечивалось за счёт обогащения вторичного дутья кислородом до 27%.
Внедрение машин для открывания шлаковых окон позволило не только облегчить труд
рабочих, но и ускоренно проводить технологические операции, тем самым экономя рабочее
время. Увеличение объёма шлаковозных чаш до 29 кубометров помогло снизить напряжённость по вывозу отвального шлака при значительно возраставших количествах переработки
богатого джезказганского концентрата, содержание меди в котором доходило до 40%.
С 1965 года переработка балхашского концентрата (по наличию) и привозного джезказганского по 1200 тонн в сутки (по графику) стала нормой, которая позволила стабильно иметь
штейн с содержанием в нём меди 40-42%.
Существенные преобразования в течение нескольких лет отражательного передела при
массовой переработке джезказганского концентрата дали возможность увеличить удельную
производительность отражательных печей почти вдвое: с 3 до 5,5 тонн с квадратного метра
пода. В итоге появилась возможность выплавки максимального количества собственной черновой меди, которое сохранялось в течение 6-7 лет кряду до пуска медеплавильного производства в Джезказгане.
Параллельно с отражательным процессом шла модернизация и двух других основных переделов медеплавильного цеха - конвертерного и аноднош, а также во всех вспомогательных подразделениях: воздуходувном хозяйстве, на пьшеугольной фабрике и дробильно-шихтарном участке.
На конвертерном участке запустили дополнительный конвертор № 5, ёмкость которого
была доведена до 80 тонн, а количество фурм - от 48 до 52.
С пуском в 1962 году сернокислотного производства с использованием отходящих из
конвертеров сернистых газов, стали внедряться конструктивные изменения по созданию гер14
метичности сочленения конвертеров с газоходнои системои.
С целью извлечения весьма дефицитного, востребованного и дорогостоящего рения построили отделение окатывания джезказганского концентрата, благодаря чему также осваивалась его переработка в конвертерах, минуя отражательный передел. Одновременно проводилась замена мостовых кранов главного пролёта и усиления подкрановых колонн.
Для снижения разубоживания сернистых газов, подаваемых для производства серной
кислоты, понадобилось построить скоростные газоходы с индивидуальным отсосом газов из
конвертеров. Всё это происходило с одновременным наращиванием количества производимой
меди. Для обработки ковшей возвели дополнительный пролёт. А чтобы хранить избыточную
жидкую медь, ввели в работу промежуточную ёмкость - миксер.
На завершающем процесс анодном участке, где ещё в 1960 году две 200-тонные печи работали с недогрузом и за двое суток выдавали всего три плавки, уже во второй половине1961
года стали выдавать по две плавки ежесуточно при постоянном наличии в миксере избыточной жидкой меди. В связи с этим обстоятельством, потребовалось ускорить строительство третьей анодной печи с увеличенной до 250 тонн ёмкостью, новой конструкцией разливочной машины и доработанной местными инженерами Ветровым и Майсаковым анодосъёмной машиной. Новая печь была оснащена оборудованием для замера температур в необходимых точках,
в том числе, на борове и на выходе газов из дымовой трубы. Показания этих приборов были
выведены в щитовую на самопишущие приборы. При очередных капитальных ремонтах старые анодные печи были реконструированы и оснащены по подобию третьей.
Наряду с собственной, в Балхаш стала поступать черновая медь с заводов Урала и Иртышского медеплавильного. Уже в 1965 году были сутки, когда проводилось по четыре плавки
анодной меди, что иногда составляло свыше тысячи тонн. При этом часть полученных анодов
отправлялась на дальнейшую переработку в Верхнюю Пышму на Урале. А с пуском на БГМК
в 1967 году третьей очереди электролитного цеха - крупнейшего на Евроазиатском континенте, в него в каждую смену стали отгружать до 50 вагонеток анодов увеличенных размеров —весом до 250 кг каждый. И цех электролиза меди, где из анодов получают катодную медь высокой чистоты, был в этом заинтересован. При загрузке анодов в электролизные ванны требовалось строго соблюдать необходимую направленность контактных ушей, и мастера на стыке
смен внимательно следили, чтобы не допустить в этом ошибок. Шла постоянная, напряжённая
борьба за выход по току при постоянном повышении его плотности, иными словами, за увеличение количества выпускаемой меди в единицу времени. А балхашская катодная медь по своим качественным показателям успела в этот период завоевать известность как в Советском Союзе, так и за его пределами.
График работы в медеплавильном цехе - по 6 часов в смену - не совпадал с графиком работы цеха электролиза меди, где работали по 8 часов в смену. Но это не было препятствием
для поддержания обоими цехами тесных деловых контактов. Мастера медеплавильного цеха
знали лично в лицо всех мастеров-электролитчиков Г.Ябса, С.Алиева, Ч.Табатаева, В.Лаппо,
Ю.Мартемьянова, технического руководителя О.Нурекина.
Разве только слепой мог не видеть грандиозных перемен, которые происходили на БГМК
в первой половине 60-х годов. Велось строительство вайербарсового цеха, третьей очереди
электролизного производства с реконструкцией купоросного участка, третьей очереди сернокислотного производства, где был участок выщелачивания с редкометальным производством.
На обогатительной фабрике, цель которой - получение из руды с довольно низким процентом содержания в ней меди, обогащённого сырья для металлургов - медного концентрата с таким содержанием меди в нём, которое позволяет при его плавке получать черновую
медь, расширялись рабочие площади и монтировались дополнительные сгустители для приёмки джезказганского концентрата, который поступал в специальных контейнерах. Для их выгрузки построили эстакаду, репульпационное отделение и крытый склад с обогреваемыми полами для работы в холодное время года. Таким образом, репульпированный концентрат шёл
на сгущение, фильтрацию в дополнительно смонтированные фильтры и сушку в удлинённые
сушильные барабаны. По смонтированной второй транспортной системе с увеличенной шириной транспортёрных лент он поступал в бункера дробильно-шихтарного участка.
В тёплое время года, до заморозков склад шихты заполнялся джезказганским концентратом для обеспечения устойчивой работы в холодный период. Иногда также создавались его запасы и на прирельсовых эстакадах.
В ходе активных преобразований производственная территория, в основном, освобождалась от устаревших камышитово-саманных зданий, иногда они перестраивались. Внедрение
новой технологической схемы обусловило создание самостоятельного цеха подготовки шихты, начальником которого стал А.Игонькин, техническим руководителем В.Постаногов, позднее - А.Степанчук.
В этот же период строительные леса были видны и на заводе обработки цветных металлов - он понемногу разрастался. На центральной ремонтно-механической базе возводились
литейный и второй механический цеха.
В самом городе, как грибы, поднимались жилые дома, детские сады, новые здания школ.
Исчезали бараки и землянки, и буквально за 2-3 года выросли три микрорайона многоэтажных
жилых домов, новые жилые кварталы. Это был, пожалуй, период настоящего строительного
бума на Балхаше. В предельно сжатые сроки преобразился и наш город, и комбинат, о котором
говорили не иначе как о флагмане цветной металлургии Советского Союза. И такая репутация
многому обязывала трудовой коллектив БГМК.
Каждый работник был значим на своём рабочем месте - ведь исход дела зависел от совместного труда всего коллектива, слаженности в работе смен смежных производств: электролитного, сернокислотного, обогатительной фабрики, железнодорожного цеха. Но, пожалуй,
решающими факторами успеха были создание условий заинтересованности в результатах труда при максимальной загруженности на каждом рабочем месте, а также существовавшая и эффективно действовавшая система подготовки и проведения ремонтов и профилактики оборудования.
Как мастер, а затем начальник смены не могу не вспомнить тех, с кем довелось совместно трудиться более десяти лет, бывших годами взлёта Балхашского горно-металлургического
комбината.
В январе 1961 года меня назначили мастером смены анодного участка, начальником которого был Николай Сергеевич Фёдоров, приехавший в Балхаш из Верхней Пышмы Свердловской области в 1952 году на пуск анодного производства. В паре с ним трудился старший мастер Анатолий Иванович Марков. Позже их сменили Николай Матвеевич Чурзин и Дмитрий
Павлович Отрадных. Смена, в основном, состояла, из молодёжи, не имеющей достаточного
опыта. Возможно, поэтому её коллектив последние два года зачастую не выполнял плановые
показатели.
После отражательного участка, где люди в течение смены должны были работать весьма напряжённо, на анодном участке пришлось столкнуться с тем, что из-за недозагруженности
оборудования, рабочим в отдельные смены нечего было делать, кроме как подметать площадку вокруг печей. Всё это, особенно для свежего работника, выглядело неприемлемым.
Но затишье длилось недолго. Через три-четыре месяца две анодные печи уже не успевали принимать готовую медь из конвертеров: в одной из них, полностью загруженной, вёлся
технологический процесс, а другая ещё продолжала розлив металла. При такой ситуации из-за
невозможности анодных печей принимать жидкую медь вынужден был простаивать конвертер, а иногда и два. Поэтому зачастую в один их них сливали жидкую медь, предназначенную
для анодных печей. Однако проблема эта вскоре была решена благодаря вводу в эксплуатацию
миксера для хранения расплавленной черновой меди. При этом рабочая обстановка на участке в целом, и в смене в частности, приобретала более напряжённый ритм. Именно в такой производственной обстановке выявлялись личностные качества людей, с которыми мне довелось
работать. Ключевыми фигурами смены были старший плавильщик Константин Волков и машинист розлива металла Анатолий Карпов, которые являлись подлинными лидерами двух са-
мостоятельных бригад. Их внутренняя энергия вызывала уважение у подчинённых и способствовала выполнению ими заданий. За годы совместной работы с их стороны не замечалось
грубого обращения с окружающими, а исполнение команд рабочими было адекватно их собственному отношению к делу.
Правда, по складу характера и темпераменту они отличались. Если К.Волков - молчун
с доброй улыбкой, при этом быстрый и энергичный в движениях, то А.Карпов выглядел несколько флегматично. Но оба прекрасно знали своё дело и были в работе подлинными профессионалами.
Зачастую приходилось видеть людей, зачарованных видом того, как К.Волков снимал
шлак из печи. Все движения его были энергичными, стремительными. При этом скребок не погружался в расплавленный металл и не успевал обрасти комом обволокшегося медью шлака,
как это бывало у многих, кто по незнанию или неопытности считал это дело простым. Любая
работа давалась ему с лёгкостью, но он не упрекал своих подчинённых, которым приходилось
прилагать для неё болыпие усилия. Трудился он в тесном контакте с машинистом шаржирного крана Александром Камязиным. Оба немногословные, но споро делающие свою совместную работу, они всегда придумывали что-то для улучшения или ускорения того или иного процесса. К примеру, после окончания очередного розлива металла давалось 40 минут на разделку, заделку лётки глиной и сушку. За это время они сообща успевали загрузить в печь до 30-35
тонн анодного возврата, завозимого из электролитного цеха. Безусловно, это зависело от мастерства машиниста крана А.Камязина, виртуозно раскладывавшего стопки анодного возврата по всему периметру печи. Однако он не смог бы сделать это без содействия К.Волкова, который периодически убавлял огонь в печи для улучшения обзора или добавлял его для улучшения плавления. Конечно, в такой работе была и большая заинтересованность электролитчиков, которые днём во главе со старшим мастером Н.Сопиным старались подгонять вагонетки с
анодным возвратом поближе к загружаемой печи.
В 1962 году была введена бальная система, при которой за каждый выполненный процесс, за каждую тонну загруженного металла начислялось определённое количество баллов,
по количеству которых учитывалось выполнение плановых показателей. Такая система способствовала надлежащему учёту работы каждой смены и была важным стимулом для её рациональной организации, так как позволяла каждому мастеру постоянно сверять с экономистом цеха свои показатели, знать резервы для борьбы за план, который устанавливал количество выдачи анодов и их передачи в электролитный цех через весы. Ускорение каждой проводимой операции было главным для повышения производительности труда и успешной работы
на всех этапах выдачи меди на комбинате.
Можно привести такой пример. Процесс восстановления анодной меди в печи проводили методом «дразнения» корабельным лесом - сосновыми брёвнами длиной, соответствующей длине железнодорожных вагонов. На эстакаде нередко оставались брёвна, которые по толщине не входили в шлаковые окна. К.Волков с А.Камязиным завозили их в цех, загодя обрабатывали, разделывали окна и проводили процесс восстановления за 30-40 минут против предусмотренных полутора часов.
А.Карпов со своим коллективом разливщиков металла должен был своевременно и качественно подготовить карусельные разливочные машины к процессу разливки анодов. Делал
он это тщательно, проверяя состояние изложниц, выверяя их уровень. Розлив вёл быстро и качественно. При подходе изложницы к ковшу ещё до остановки машины он умело начинал заливку металла и завершал процесс при начавшемся движении карусели. Ни минуты простоя!
При этом очень важно соблюсти равномерную толщину отливаемых анодов. Дозировка разливаемой жидкой меди осуществлялась практически «на глазок» и напрямую зависела от опытности разливщика. При этом он мог так регулировать струю металла, чтобы он не заплескивался по кромкам анодов. Ведь аноды с «заплёсками» требуют их дополнительной обработки,
а это - потеря драгоценного времени.
Отличного результата при разливке анодов А.Карпов добился в содружестве с дежурным
17
электриком Виктором Капустиным, который устанавливал нужную плавную скорость движения разливочной карусельной машины. Свой опыт А.Карпов передал машинистам розлива
Н.Земскову, Х.Абдулину, Т.Джуматаеву. Так как качество анодов зависело от состояния разливаемого металла, его восстановленности, температуры, в случае если требовалось поправить положение дел, он нередко через плавильщиков на лётке Н.Малышева, М.Хуснулина,
B.Букреева, Ш.Сабирова, Н.Зверева, Б.Ургалиева приглашал старшего плавильщика К.Волкова
и просил его помочь. А поливщице раствора Елене Наумовой он давал указания, как производить полив изложниц известковым молоком, какой консистенции готовить его, каково должно
быть водяное орошение - ведь по поведению металла на зеркале изложниц он видел их температурное состояние.
Особенно выигрышным для выполнения плановых показателей смены было проведение
подряд двух розливов металла, состыкованных между собой, когда розлив на одной печи подходил к концу, а на другой уже была готовность металла к нему. Если первоначально в смене
был лишь один машинист розлива, то с появлением подобных ситуаций в интересах дела стали готовить несколько человек, умеющих качественно разливать медь в аноды. Для состыкованных процессов разливки требовалось два комплекта исполнителей, поэтому к оканчивающемуся розливу привлекались плавильщики, а также безотказный дежурный слесарь Виктор
Франзен.
К работе подключался и сам мастер смены. Чтобы не смешивать и не путать аноды разных плавок, их выставляли на эстакаду или отгружали не подряд, а раздельно. Это вынуждало
иногда задерживаться после окончания смены на час и более. Но надо сказать, что недовольства по этому поводу никто не выражал, так как все понимали: так нужно для общего блага. В
подобных ситуациях зримо проявлялось виртуозное владение техникой машинистов мостовых
кранов Е.Яковлева, Ю.Петрушенко, Е.Жарнаковой, А.Чудиновой, С Упорова, которые без помощи стропалыцика могли сходу завести вилку крана в ванную анодосъёмной машины, взять
стопкой нужное количество анодов, при необходимости погрузить их на вагонетку и даже залихватски раздвинуть аноды по шагу раздвижки. Всё это они делали как бы соперничая друг с
другом в мастерстве и умении.
Перед началом каждой смены следовало у мастера предшествующей смены А.Волошина
узнавать, какой ожидается выход меди из конвертеров.
С учётом положения по печам, на оперативке ставилась конкретная задача на смену. Приняв её, обязательно встречались с мастером конвертерного передела (в разные годы это были
C.Сыздыков, А.Цыганков, Н.Бердник, Л.Николава) и определяли совместные задачи. А по ходу
смены заинтересованно готовили холодные присадки для варки меди на том или ином конвертере. Ускоряли разделку и заделку лётки после розлива металла, чтобы готовую жидкую медь
без задержки, минуя миксер, загрузить в анодную печь.
Особо следует отметить предельно слаженную работу конвертерщиков смены. Старшие
конвертерщики (в разные годы М.Хажмуратов, А.Домаев, Т.Сыздыков, К.Алин) для ускорения
процесса окисления в анодной печи, как говорили, умели передуть медь, определяя по пробе
на фурмовке её сверхготовность. Особенно отличался ловкостью Махмут Хажмурадов. Для
ускорения варки меди он приходил в анодный, в дополнительный пролёт, собирал там всё медесодержащее сырьё, благодаря добавке которого в конвертор, ускоренно варил полновесные
плавки. Он отчётливо знал, что хорошая присадка к «белому мату» ускоряет процесс.
Буквально завораживало действо, когда за 15-20 минут до окончания смены на одном из
конвертеров медь после варки была готова. Зачастую такая ситуация прогнозировалась заранее, и обычно к ней готовились в течение всей смены. Если в этот период принимался какой-то
конвертор с отработанной зарядкой, перед коллективом на оперативке ставилась задача - передать по смене этот конвертер заряженным. Это означало, что к трём принятым и отработанным необходимо было переработать ещё как минимум 7-8 ковшей штейна, получить хороший «белый мат» и сварить черновую медь в количестве не менее запланированных по графику 70 тонн. Выполнить такую непростую задачу можно было только при слаженной рабо18
те всего коллектива: от загрузчиц бункеров до сигналистов, крановщиков, не говоря о фурмовщиках, старших конверторщиках и самом мастере смены. Безусловно, не без соучастия отражателыциков, которые должны были в течение смены бесперебойно снабжать штейном. И задачу эту успевали решить! Правда, как правило, с завершением смены по гудку (был такой на
медьзаводе), извещавшему об окончании смены.
Примечательно, что с момента принятия смены каждый из участников коллектива выполнял свои конкретные задачи без дополнительных разъяснений и напоминаний. Загрузчицы бункеров, транспортёрщицы Ш.Тусипова, А.Хафизова, М.Хромова, К.Жиенбаева должны были бесперебойно обеспечить конвертер рудой и окатышами. На такой конвертер обязательно ставили двух фурмовщиков. Процесс вёлся энергично, перерабатывали на нём, в основном, окатыши
джезказганского концентрата. Сигналисты и крановщики чётко и своевременно обрабатывали
ковши, расставляли их под медь и штейн для зарядки по пролёту так, чтобы в конце смены при
вывозе меди, когда в пролёте одновременно работают четыре крана, не было заминок. Оперативно, за 10-15 минут, надо было вывезти в анодный участок 4 ковша жидкой меди, залить в конвертор 3-4 ковша штейна и чтобы ещё осталось время на очистку горловины конвертера. За период после окончания варки меди все фурмовщики Б.Нупбаев, А.Слобожанинов, Н.Осминкин,
В.Бутаков, А.Улкенбаев коллективно успевали пробить фурмы. Делалось это без проблем, потому что вели процесс варки меди так, чтобы впоследствии не возникало трудностей.
Особо следует отметить сигналистов смены: пожилой чеченец Михаил (фамилия забылась), а также А.Визнеев, Т.Абдуахасов, которые хорошо знали, какие операции происходят
на конверторах, и зачастую, не дожидаясь просьб и подсказок мастера смены и конверторщиков, оперативно расставляли ковшовую и совковую тару. Для удобства последующих крановых
операций выставляли штейн и конверторный шлак при их излишках по пролёту с учётом, каким краном и куда надо будет их заливать, и делали это без сутолоки и встречных передвижений. Такая работа невольно вызывала восхищение.
Им помогали, наблюдая за процессом с высоты, крановщики-асы А.Шут, И.Киореско,
А.Кван, А.Оралбаев, А.Шустов, А.Тиньков, Я.Хажмурадов, которые сходу поддевали два уха
коромысла ещё до подхода сигналиста, которому оставалось убедиться в надёжности захвата и
после поднятия ковша зацепить вспомогательный подъём.
С пуском в 1962 году сернокислотного производства и в связи с этим появлением необходимости стабильного обеспечения его кондиционными сернистыми газами, что при цикличной технологии процесса конвертирования вызывало определённые проблемы, была создана группа газовщиков, которые, будучи на пульте с обзором всех конверторов, обеспеченные
данными контрольно-измерительных приборов и знающие ситуацию в целом, по громкой связи периодически информировали мастера смены для принятия мер. У нас газовщиками были
З.Кулясова и В.Сущенко.
Также в нашей смене трудились высококвалифицированные электрики П.Кулясов,
Н.Малявин, А.Жидков, благодаря которым коллектив наш не знал, что такое неустранимые неполадки в электрооборудовании.
Частыми гостями щитовой были и наши коллеги по производству - мастера сернокислотного цеха У.Карсакбаев, С.Сакенов, В.Бирюков, Б.Байкенов, Р.Кипра, Л.Гуселетов,
И.Мошковский и другие.
Начальник конверторного участка Пётр Алексеевич Александров, а затем сменивший его Рамазан Ликерович Мухамедиев, старший мастер Анатолий Акимович Мальцев строго следили за состоянием конверторов, своевременной обмоткой, исполнением составленных ими графиков работы,
содержанием в шлаке кремниевой кислоты. Особо строго спрашивали за ведение горячих процессов, когда кладка конверторов оголялась или нарушалась кладка горловины при её очистке.
В первые годы моей работы в смене были ещё несколько конверторщиков старшего поколения: И.Лукьянюк, М.Кирюшкин, О.Кулмышев, машинисты кранов Зоя Алексеевна Антипова и участник Великой Отечественной войны Сия Наушабаев, который уже значительно позднее скончался на 94 году жизни.
19
На отражательном участке вместо мастера В.Гужавина стал работать один из последних
выпускников Московского института цветных металлов и золота имени М.И.Калинина Вадим
Васильевич Бескаравайный, который затем через четыре года сменил П.Жарнакова на посту
начальника смены.
После ветерана А.Тлеугабылова также пришло новое поколение старших плавильщиков. С пуском четвёртой отражательной печи их стало в смене двое: Анатолий Жерлицын и
Анатолий Ким. С ними трудилась целая группа молодых плавилыциков со своими лидерами
Анатолием Гребенюком и Владимиром Овечкиным. Все они были физически крепкие, а потому любую работу делали легко, словно играючи. Не стану вспоминать их по прозвищам, которыми они шутя, по-дружески награждали друг друга, но не могу не назвать их пофамильно,
так как они меня трогали своей неподдельной дружбой и товариществом. Даже спустя многие
годы, вспоминаю их с облегчающей душу улыбкой: А.Коростылёв, П.Агарков, В.Шемякин,
Ф.Самигулин, Ю.Гузеев, Г.Киселёв и - пожалуй, одного назову по прозвищу - Полковник,
бывший в то время известным футболистом, игроком сборной команды города.
Следует назвать и тех, кто работал в эти годы, сменяя друг друга в нашей смене: мастера в
отражательном участке И.Лестин, Ю.Насонкин, Г.Агарков, старшие шихтовщики П.Порошин,
Н.Голощапов, Ш.Губайдулин, Ж.Оспанов, загрузчики А.Васёв, Р.Утбаев, М.Жумаханов,
И.Мукашев, С.Жунусов, транспортёрщица К.Абеуова и машинист крана О.Баянбаев.
С увеличением нагрузки на производство и появлением контрольно-измерительных приборов произошло изменение первоочередных задач для людей в смене. К примеру, мастер смены, помимо общих вопросов, значительное время посвящал обеспечению своевременного
слива отвального шлака, часто отправляясь на шлакоотвал для оказания помощи сливщикам.
Ведение технологии стало основной задачей для старших плавильщиков. Задачей старшего
загрузчика была бесперебойная подача качественной шихты. Плавильщики работали единой
бригадой с двумя старшими на выдаче шлака и штейна. Соблюдение температурных режимов
по печам, устанавливаемых в зависимости от их состояния, ежесуточно строго контролировалось и анализировалось руководством участка Рамазаном Тусуповичем Пшенбаевым и Владимиром Арсентьевичем Беляевским.
Конечно, в тот период в цехе и среди тех, о ком идёт речь, было немало известных людей
с наградами и званиями. Но я умышленно их не выделяю, потому что случалось, когда награды выдавались по полученной сверху разнарядке, подчас прежде всего по анкетным данным
труженика, а не по его конкретным заслугам. Просто хочется подчеркнуть, что всё-таки успех
дела зависел главным образом от слаженного труда всего коллектива, где, безусловно, были и
не награждённые лидеры.
В продолжение воспоминаний будет обоснованным назвать параллельно работавших товарищей - мастеров, начальников смен, рабочих - именно лидеров этого прекрасного времени. Тогда
дополнительно стали прибывать на комбинат молодые специалисты. Среди них были и те из числа передовых рабочих предприятия, кого направляли на учёбу в вузы по рекомендациям трудового
коллектива. В этот период начальниками смен были М.Ногаев, М.Жубанов, К.Ниязов, М.Щербаков.
Мастерами смен на разных участках трудились В.Ненашев, Д.Пивень, А.Шницер, Р.Гревизирский,
П.Фераниди, А.Абильдин, А.Морозов, В.Куркин, С.Жазылбеков, А.Успанов, В.Сокур, Ю.Пантэо,
К.Тунгушбаев, Т.Калиев, Ю.Дереча, Г.Бобровников, А.Степанчук, П.Арешкин, Б.Василенко,
А.Ваннер, Х.Абдулин, А.Абеуов, П.Миренцов, В.Рыжов, В.Блинов и другие.
Среди рабочих разных смен прочный след в памяти оставили В.Журавлёв, Л.Вдовин,
И.Мирош, М.Галимов, В.Михайлов, А.Самонов, Б.Манаенков, А.Жуненко, М.Рахимбаев,
А.Кумекбаев, Н.Копбаев, М.Темирханов, Г.Климович, В.Корольков, В.Берестнев, В.Зверик,
А.Сапоненко, В.Визгалов и другие.
Безусловно, любой человек из нас индивидуален, у каждого есть свой стиль и методы
в работе, но у всех нас была одна задача - трудиться лучше, и мы достигали этого сообща.
В 60-е годы директором БГМК был Пётр Петрович Матюшин. В период его руководства комбинатом он сумел решить практически все социальные проблемы. В горо20
де было такое снабжение, что на вопрос руководства республики, чего не хватает балхашцам, как-то ответили «Халвы». И через несколько дней в Балхаш поступил вагон с халвой.
П.П.Матюшин занимался делами на своём уровне в правительственных структурах. Подчинённые, нередко встречая его в аэропорту и тут же провожая, как вспоминал работавший многие годы заместителем директора комбината Иван Тихонович Бредюк, здесь на месте самостоятельно справлялись с возникавшими проблемами.
Такой подход к организации труда чувствовался в тот период и в нашем цехе. Системная работа присутствовала во всём. Начальника цеха Алексея Виссарионович Иванова, после него - Владимира Дмитриевича Нагибина, встретишь, бывало, на участке раз в месяц и
то, когда работаешь в дневную смену. Сам для себя делаешь вывод: значит, он обходит цех раз
в неделю, чтобы лично проверить обстановку и состояние культуры производства. Остальное он знает по оперативным сводкам, еженедельно проводит очное оперативное совещание
с участием ИТР, интересуется мнением коллектива. Чаще всего вопросы возникали по качеству спецодежды, не выдерживавшей установленный срок носки из-за тех нагрузок, которые с энтузиазмом выдерживали люди. Сразу же давалось соответствующее задание заведующему хозяйством Ивану Ивановичу Блохину, которому доводилось успевать охватывать и
решать все вопросы по снабжению - от наличия газированной воды для питья до заготовки
льда на летний период, от починки спецобуви, латания и стирки спецовки до работы столовой.
Операторная - это информационный центр, куда ежечасно поступают данные о работе
цеха, а на стыке смен собираются мастера и начальники сдающей и принимающей смены, и
вносятся окончательные итого проделанной работы. Операторами в описываемые годы были
Л.Петрушенко, А.Абдрахманова, Л.Рябинина, Л.Сторожук и Л.Кирюшкина, которая проработала почти пятьдесят лет, приняв эстафету от отца, ушедшего на пенсию в начале 60-х годов.
Технический руководитель цеха Евгений Александрович Якушев приходил в операторную
в 18-00 часов, в конце технологической смены. Разобравшись с результатами её работы, сделав
соответствующие выводы, тут же составлял график работы на следующие сутки. Начальники
смен, заступавшие с 18-00 часов вечера и с нуля часов, отчитывались перед ним по телефону.
Работу двух других смен он контролировал через оператора, но перед отъездом на обед интересовался результатом работы утренней смены, которая заканчивалась в 12-00 часов дня. К слову,
руководство цеха не имело персональной машины - все ездили на общественном транспорте.
В то время было принято всем при необходимости входить в управление цеха, во всех кабинетах приветливость и желание разобраться с возникшими вопросами вызывали восхищение. С особым вниманием сравнивала данные мастеров со своими экономист Эльвира Михайловна Мошковская. Обычно на работу она приезжала в 5 часов утра первым рейсом автобуса,
все расчёты производила на арифмометре, для чего брала сведения из оперативного учёта металлургической группы ОТК, которую возглавляла Валентина Владимировна Грудина. Надо отметить, что учёт вёлся почти идеально, если баланс по меди и не сходился, то лишь в пределах
нормируемых естественных потерь в виде угара. Принципиальность была, как говорят, в крови у болыпинства сотрудников ОТК, в особенности, у мастеров - сестёр Анастасии и Валентины Голивец, М.Мергенбаева, З.Барбиковой, контролёров Б.Боксбергер, Л.Малявиной и других.
Если пришёл в управление, непременно через постоянно открытую дверь увидишь секретаря медеплавильного цеха Лидию Александровну, которая на удивление многим могла печатать
на пишущей машинке, как говорят, «вслепую» всеми десятью пальцами и не глядя на клавиатуру.
Доброжелательно общались с нами, приходившими с документами, старшая табельщица Мария Михайловна и нормировщик Михаил Чукреев. От него я узнавал секреты садоводства в Северном Прибалхашье. Несмотря на скудость земли в нашем регионе, балхашцы стремились облагородить полезными зелёными насаждениями город и его окрестности. Велась активная пропаганда садоводства, благодаря чему в 1962 году зародилось садоводческое общество металлургов, расположенное вдоль дороги на Рыбтрест.
Далёкие шестидесятые - историческая веха для медного гиганта на Балхаше. В 1966 году БГМК был удостоен высшей правительственной награды СССР ор21
дена Ленина, ему было присвоено имя 50-летия Октябрьской революции. Отныне название нашего градообразующего предприятия гордо звучало: Балхашский ордена Ленина горно-металлургический комбинат имени 50-летия Октябрьской революции.
Были и другие успехи и достижения, о которых можно прочитать на страницах юбилейных газет и целого ряда книг. Но это, так сказать, лицевая сторона медали, нарядный фасад. А за
ним - каждодневный, напряжённый труд, болыние и малые проблемы, судьбы тысяч тружеников. Именно поэтому мне захотелось показать оборотную сторону медали, поделиться тем, чему
был непосредственным свидетелем, когда коренным образом менялась обстановка в металлургическом производстве. Рассказать, как относились люди к требованиям времени, и вспомнить
тех, с кем довелось делить большие и малые радости коллективного труда и его успехи.
Период важных перемен
Начало 70-х годов совпало с целым рядом перемен на БГМК, которые оказали существенное влияние на производственные процессы, трудовую жизнь многотысячного коллектива и на судьбы людей, в том числе и на мою личную.
10 ноября 1972 года Центральный Комитет КПСС принял постановление «О работе партийных организаций Усть-Каменогорского свинцово-цинкового и Балхашского горнометаллургического комбинатов по мобилизации коллективов на достижение высоких показателей по комплексному использованию рудного сырья». Этот документ высшего партийного
органа Советского Союза в один день сделал БГМК известным на всю огромную страну. Для
практического освоения его опыта в Балхаш стали приезжать представители из самых разных
городов и предприятий. О достижениях нашего комбината постоянно писали газеты и журналы, транслировались теле- и радиопередачи, был снят полнометражный документальный
фильм. Но труженики БГМК не собирались почивать на лаврах, продолжали ставить перед собой новые ответственные задачи и для их решения проявляли творческую инициативу и трудолюбие, проводя исследования и перенимая опыт родственных предприятий цветной металлурги страны.
Воисполнение постановления ЦК КПСС в 1973 году у нас было проведено всесоюзное
совещание предприятий цветной металлургии по обмену опытом под руководством Министра
цветной металлургии СССР Петра Фадеевича Ломако.
Участники совещания
22
Министры цветной металлургии: СССР П.Ф. Ломако,
КазССР С.Т. Такежанов
на экскурсии по городу и производству.
Директор БГМК Пётр Петрович Матюшин в 1971 году был переведен на работу в Министерство
цветной металлургии СССР начальником управления «Главмедь». На
должность директора комбината назначили Владимира Дмитриевича
Нагибина, а вместо него начальником медеплавильного цеха - Петра
Алексеевича Александрова.
В этот же период, в связи с пуском медеплавильного производства в Джезказгане, туда были переведены несколько балхашских
специалистов-металлургов.
Соответственно, на БГМК произошёл ряд
кадровых перестановок. На одну из
образовавшихся вакансий - началь-
ника металлургического отдела центральной лаборатории комбината назначили меня. Таким образом, я попал в новый коллектив, которым руководил Ашот Арамович Егизаров
- инженер-обогатитель, кандидат
технических наук, а его заместителем был инженер-металлург Эммануил Абрамович Симкин.
Центральная лаборатория комбината - ЦЛК была создана в 1966
году на базе экспериментального цеха как, своего рода, мозговой
центр. Наряду с металлургическим,
в ней было ещё несколько отделов: обогатительный, который возглавлял Владимир Филимонович Ермошкин, (позднее - Валентин Васильевич Печёнкин, кандидат технических
наук Нина Михайловна Дубровина, кандидат технических наук Николай Ефимович
Плакса), гидрометаллургии - под руководством кандидата технических наук Льва Израилевича Меклера (позднее - Нины Дмитриевны Пинегиной, кандидата технических наук Владимира Ивановича Янцена),
механический, которым руководил Владимир Александрович Магель и две аналитических лаборатории: химических методов
анализа под руководством Веры Ивановны Павловой и физических методов анализа, во главе которой стояла Лариса Георгиевна Филоенко, а затем Владимир Николаевич Хапилин. Это был по-настоящему творческий коллектив, где в каждом отделе были 2-3 квалифици23
рованных инженера-исследователя, лаборанты, созданы необходимые лабораторные установки, на которых проводились исследования и всевозможные опыты, положительные результаты
которых переносились на действующее производство.
Для обогатителей была построена и оснащена необходимым оборудованием опытная фабрика для ведения опытно-промышленных испытаний, отработки новых реагентов и схем обогащения руд. Кстати, у обогатителей и химиков-аналитиков ещё продолжали работать специалисты с большим, многолетним опытом, которые проводили первые исследования и анализы в
годы начала деятельности комбината.
Всесторонняя связь с научно-исследовательскими институтами давала полезные плоды в
части повышения комплексности использования сырья, повышения извлечения металлов, полноты использования оборудования.
Следует отметить, что эти показатели на балхашской медной обогатительной фабрике
были значительно выше по сравнению с аналогами в мировой практике тех лет.
В состав металлургического отдела входили две группы: пирометрическая во главе с Галиной Алексеевной Голивец и электрорафинирования, возглавляемая кандидатом технических
наук Владимиром Ивановичем Дернейко.
В задачу отдела входили непрерывная связь с производственными цехами - медегілавильным и электролитным, повседневный технологический анализ производственных процессов, проведение при необходимости исследовательских работ, направленных на устранение
возникающих осложнений, содействие при внедрении новшеств.
К примеру, пирометаллургическая группа занималась освоением и совершенствованием
процесса окатывания джезказганского концентрата, ведь от качества окатышей зависело количество его переработки и производство важной и дорогостоящей рениевой продукции; исследованиями при освоении паромазутного восстановления анодной меди взамен её «дразнения»
сосновой древесиной и влияния его на качество анодов, а с этой целью для удаления вредных
примесей - подача в анодные печи кварцевого песка при ведении процесса окисления, передув черновой меди; поиском путей улучшения качества помола угля при подготовке угольной
пыли для её эффективного горения и снижения выбросов в атмосферу и решением других проблем.
Группа электролизного рафинирования меди постоянно занималась анализом электролита в производственных электролизных ваннах, проводила лабораторные эксперименты по
дозировке тех или иных поверхностно-активных добавок (ПАВ) для поддержания и улучшения качества катодной меди при различных режимах электролиза, которые нередко приходилось менять в связи с изменением объёмов производства и качества анодной меди.Ведь в 1967
году 5 октября балхашская катодная медь была зарегистрирована на Лондонской бирже цветных металлов и признана за эталон, что не только весьма почётно, но и очень ответственно.
Металлургический отдел осуществлял связующую роль между комбинатом и научноисследовательскими институтами страны, работавшими по договорам при проведении исследований и внедрении полученных в результате их достижений.
Пуск в 1971 году медеплавильного производства на Джезказганском комбинате с применением одной из разновидностей автогенных процессов - электроплавки вызвал отток поставлявшегося в Балхаш в качестве одной из составляющих шихты богатого по содержанию меди
джезказганского концентрата. Правда, для восполнения меди в перерабатываемом на БГМК
сырье, в это же время был пущен Саякский рудник с процессом самоизмельчения руд и получением на дополнительно введенных мощностях балхашской обогатительной фабрики медного концентрата с содержанием в нём меди 27-29%.
При плавке в отражательных печах эффект процесса от воздействия пламени сгораемого пылеугольного топлива на стационарно лежащие откосы шихты позволял выжигать и переводить в газы максимально лишь 30% серы - такова при этом процессе, так называемая, степень десульфуризации.
Обеднение набора шихты по содержанию в ней меди привело не только к увеличению
24
содержания серы, но и всех примесей в составе сырья, снижающих при отражательной плавке содержание меди в штейне, удельную производительность плавильных агрегатов, в конечном счёте, к падению уровня производства выплавки черновой меди. Это привело к резкому снижению эффективности работы всего комбината, которую в Минцветмете в последующие годы пытались восполнить за счёт вовлечения в переработку золотосодержащих флотационных концентратов. Однако, как оказалось, эти составляющие шихты ещё болыне снижали удельную производительность агрегатов и содержание меди в штейне, привносили трудности в производство с образованием так называемых кислых, тугоплавких отвальных шлаков
и к повышенному расходу топлива. Поэтому с возникновением новой проблемной производственной ситуации начался интенсивный поиск путей выхода из неё.
Исследования проводились опытным путём. Пробовали подачу кислорода в шихтовые
откосы отражательных печей, подачу в конвертора медного концентрата через фурмы. Всё это
оказалось безрезультатным и не дало желаемого эффекта.
Надо отметить, что проблема переработки медного и медно-никелевого концентрата из
высокосернистых руд стояла перед металлургами во всём мире. Этой проблемой занимались
многие учёные с целью использования теплотворной способности самого сырья, то есть созданием автогенных процессов. И в 60-е годы в мире был внедрён в производство ряд автогенных
процессов, таких как Мицубиси (Япония), Норандо (Канада), Оутокумпу - взвешенная плавка
(Финляндия), кислородно-факельная плавка (КПФ в Алмалыке), электроплавка в Джезказгане,
да и в Балхаше плавка джезказганского концентрата в конверторе с использованием обогащённого кислородом дутья тоже являлась разновидностью автогенного процесса, когда используется реакция окисления сульфидов самого сырья, дающих экзотермическое тепло.
В Казахстан приехал профессор Андрей Владимирович Ванюков - доктор технических
наук, заведующий кафедрой Московского института стали и сплавов с предложением автогенного процесса ПЖВ - плавки в жидкой ванне. Он продолжал заниматься процессом, на которы йв 1949году авторское свидетельство получил его отец, известный, один из первых советских ученых металлургов - Владимир Андреевич Ванюков. После обсуждения этого вопроса у министра цветной металлургии Казахской ССР Саука Темербаевича Такежанова было
принято решение провести опытно-промышленное испытание этого процесса в Балхаше.
Директор БГМК В.Д.Нагибин как металлург, бывший конверторщик, занимавшийся плавкой концентрата с применением дутья, обогащённого кислородом, как никто другой
с воодушевлением и энтузиазмом воспринял этот приезд учёных. Начальник технического
управления Казминцветмета Вениамин Борисович Мейерович (кстати, в 50-е годы бывший
в Балхаше начальником медеплавильного цеха) добился выделения финансирования на проведение научно-исследовательских работ. С участием СКЦБМ Министерства цветной металлургии КазССР и ПКО нашего комбината был создан проект опытно-промышленной установки. От БГМК деятельное участие в проектировании принимали Э.Слабы, Г.Шаймолдин,
М.Абельпеисов, Б.Комаровский и другие специалисты.
В ЦРМБ комбината при непосредственном участии её руководителей А.Теплякова,
К.Бешкенова и других оперативно впервые были изготовлены необходимые водоохлаждаемые
медные кессоны, а в действующем медеплавильном цехе между 3-й и 4-й отражательными печами построен полупромышленный агрегат. Подача со склада подготовленной шихты производилась по общей системе. Она загружалась в расходный бункер над печью ПЖВ. Расплавы
выдавались в существующие производственные ёмкости, отходящие газы от печи сбрасывались в вентиляционную трубу конверторов.
Запуск опытной установки был приурочен к периоду летних отпусков преподавателей и работников кафедры МИСиС В.Цесарского, В.Бруэка, И.Кирилина, В.Снурниковой,
B.Быстрова и других во главе с профессором А.Ванюковым. Приезжали они большой бригадой, а в помощь к ним приезжали сотрудники лаборатории Института металлургии и обогащения Казахстана Р.Жалелев, Э.Сулейменов, В.Ивановский, А.Шамгунов и другие во главе с
C.Кожахметовым. Все вместе они обслуживали рабочие места на установке.
25
От комбината мастером на печи был Сырымбет Минсеитов, недавно прибывший молодой специалист из числа болыной группы выпускников высших учебных заведений республики, нового притока молодых кадров, которые стали в последние годы пополнять ряды
инженерно-технических работников в связи с оттоком специалистов комбината на пуск заводов на Джезказган и на Алмалыкский ГМК.
Организацией выдачи расплавов, фурмовкой агрегата занимался плавилыцикотражательщик Шагжат Тусипбеков, который при необходимости привлекал сменный персонал из отражательного и конвертерного участков через начальников смен. В связи с этим с
благодарностью вспоминаются М.Ногаев, М.Щербаков, М.Жубанов, В.Овечкин, Б.Манаенков,
О.Баянбаев, Ю.Тарасов, А.Слобожанинов и другие. Были среди металлургов те, кто проявлял
болыной интерес к новому, но встречались и такие, кто относился с опаской к водоохлаждаемым элементам.
Опытная печь в Балхаше
создавалась в соответствии авторского изобретения
и разработкам, предлагавшимися учеными. Она имела
прямоугольное сечение. Ванна выкладывалась из огнеупорного кирпича, над ней в
реакционной зоне расплавов
располагаются два ряда медных водоохлаждаемых кессонов, на поверхности которых
образуется защитный гарнисаж из шлако-штейнового состава. В одном из рядов бокоБеседа с А.В. Ванюковым
вых кессонов (с обеих сторон)
имеются отверстия для установки фурм, через которые подаётся кислородное дутьё. В печь перед запуском заливается расплав до уровня фурм и вместе с подачей дутья начинается загрузка подготовленной шихты. Далее по мере образования шлаковой и штейновой ванн, располагаемых с двух торцов плавильной зоны, производится выдача расплавов.
Процесс исследований
вёлся по пути поиска решений опытным путём. Учитывались результаты при различных технологических режимах. Программой исследований необходимо было в первую очередь проверить надёжность агрегата с точки зрения
его безопасности. Поэтому
осуществлялся
температурный контроль по многим точкам, в том числе, температуры воды по всем водоохлаждаемым элементам с выводом
показаний на щит оператора и
На загрузке агрегата
с подачей звукового сигнала в случае превышения предусмотренной температуры. Программой исследований ставилась задача определения эффективности процесса плавки в результате
обогащения дутья кислородом и определения качественных показателей получаемых при этом
26
продуктов плавки. Постоянно вёлся журнал учёта шихты, расплавов, отбора проб при выдаче
расплавов и из различных зон самой печи с помощью специальных устройств, газового анализа в нескольких точках по газовому тракту, и всё это - в хронологическом соответствии с журналом ведения технологии. Журналы наблюдений велись инженерами-исследователями металлургического отдела ЦЛК (А.Назаров, Г.Сильнягина, А.Киселёва, Р.Минсеитова, З.Махмутова,
Н.Миренцова, Р.Пономарёва, О.Фридман).
Отбор проб и их разделку производили лаборанты (Е.Суртаева, В.Гусева, М.Лавренко,
Е.Зимникова, С.Сумина), их шифровку, сдачу на анализы химическими (В.Павлова) или оперативными физическими методами (Л.Филоенко, В.Хапилин) и приёмку результатов выполняла руководитель пирометрической группы Г.А.Голивец.
За время испытаний было проведено тринадцать запусков установки ПЖВ и, соответственно, столько же её остановов. В большинстве своём осложнения происходили из-за переокисления шлака с образованием трёхокиси железа, окислов тугоплавких тяжёлых металлов,
оседавших на дно ванны и часто перекрывавших перетоки, что затрудняло выдачу расплавов.
Бывало, что остановы заканчивались полной посадкой так называемых «козлов» - застывшей
в заполненном агрегате шлако-штейно-шихтовой массы. После каждого такого останова требовалась полная разборка и новая сборка опытного агрегата. Но были, конечно, и краткосрочные остановы с частичными ремонтами. Лишь однажды случился аварийный останов после
взрыва-хлопка вызвавшего всеобщий страх. Произошёл прогар балочного кессона со стороны
шлаковой ванны, и вода стала поступать на поверхность расплава, температура которого превышает 1100 градусов, что и вызвало взрыв внутри ванны. Печь вынужденно была срочно выдута - выданы расплавы, и сделан частичный ремонт. После этого для начала процесса из отражательных печей и конверторов вновь был залит расплав.
Первые радости испытаний
1 ряд: Б. Комаровский, Э. Симкин, Н. Гарипоглы, А.В. Ванюков, Е.Б. Мейерович, Е.А. Якушев, С.
Минсейитов, В.П. Быстров, А. Буданов, Н. Белоусов, Е.Березняк,
2 ряд: (справо налево) К. Тынышбаев, Н. Курило, 4 Н. Левченко, Б. Акимов.
Конечно, всё что происходило и делалось вокруг опытной установки было помехой для
действующего текущего производства. Однако о каком-то дальнейшем прекращении испытаний не могло идти речи - директор комбината В.Д.Нагибин верил в этот процесс, видел в нём
27
замену первого периода конвертирования и делал всё с намерением вскоре внедрить его в производство. В этом деле у него были надёжные, проверенные в работе соратники: начальник медеплавильного цеха П.А.Александров, ставший позднее главным инженером комбината, технический руководитель цеха Е.А.Якушев, главный механик комбината Алексей Егорович Чечушков, механик цеха Николай Петрович Гарипоглы и другие.
Многократные и многосторонние испытания показали реальную возможность промышленного внедрения процесса ПЖВ, его высокую эффективность, найдены оптимальные режимы по дутью, составу продуктов плавки, отходящему сернистому газу, собран необходимый
материал для выдачи задания на проектирование промышленного агрегата.
Однако, к сожалению для БГМК, в декабре 1975 года В.Д.Нагибина перевели в Москву
заместителем Министра цветной металлургии СССР, а его преемник Виктор Васильевич Дукреев оказался несостоятельным продолжить дело по внедрению в Балхаше передовой технологии - автогенной плавки в жидкой ванне бедного по содержанию меди, но высокосернистого сырья.
В декабре 1974 года, в связи с некоторыми кадровыми перестановками, меня перевели в производственно-технический отдел управления БГМК заместителем начальника по новой технике. Начальником отдела и одновременно заместителем главного инженера комбината был кандидат технических наук, опытнейший специалист по обогащению Михаил Исаакович Городецкий. Ещё одним заместителем начальника отдела - по производству - являлся Николай Калистратович Пивоваров. Также в штате отдела были главный металлург, главный обогатитель, диспетчерская служба во главе с главным диспетчером, два бюро: по рационализации и научно-технической информации.
Одной из важнейших задач в описываемый период было внедрение новой техники и технологий, без чего не мыслимо повышение производительности труда и экономических показателей работы любого предприятия. Ежегодно на БГМК составлялся план по внедрению новой
техники, утверждаемый в Министерстве цветной металлургии КазССР, куда предоставлялись
расчёты и обоснования необходимых объёмов финансирования на планируемый год и предполагаемый экономический эффект по ним. Как правило, годовой эффект от внедрения новой
техники на комбинате составлял довольно ощутимую сумму в 1,5-2 миллиона рублей.
По отдельным объектам новой техники, требуемым строительства, в проектноконструкторском отделе (ПКО) составлялись проекты, которые включались в планы работы
строительно-монтажного управления (СМУ) комбината, где составлялись сметы затрат, заявки на приобретение материалов и необходимого оборудования, которые затем вносились в общие планы и заявки по БГМК на предстоящий год.
Согласно планам по новой технике, на горных предприятиях был внедрён ряд новых видов горно-транспортного оборудования (экскаваторы ЭКГ 8И, буровые станки СБШ 250 МН,
болыпегрузные самосвалы
БелАЗ 40),
высокоэффективные взрывчатые вещества, опытное кучное выщелачивание забалансовых руд на отвале Коунрадского рудника с получением цементационной меди.
На обогатительной фабрике внедрены высокоэффективные новые дробилки среднего и мелкого дробления, извлечение железного концентрата из саякских руд, автоматизированная система управления флотацией на медной фабрике, гуммирование отдельных узлов и механизмов,
повышающее износостойкость оборудования и полноту его движения, схема доизмельчения
«хвостов» и доизвлечения из них меди.
В металлургическом производстве была внедрена вычислительная техника (АСУТП), полистпастовая система для переброски мостовых кранов в главном пролёте медеплавильного цеха, индивидуальные пневмофурмовщики, пакетирование катодной меди в электролитном
цехе и обезмеживание части электролита. На заводе обработки цветных металлов шло внедрение и освоение непрерывного литья различных сплавов, разработка, освоение и внедрение впервые в Советском Союзе технологии производства бескислородных медных и серебросодержащих слитков-вайербарсов с последующим увеличением их выпуска. В центральной
28
ремонтно-механической базе при изготовлении запчастей, деталей и оборудования осуществлялось применение новых износостойких и жаропрочных сплавов, гумирование деталей, работающих в абразивной среде. Всё это в совокупности определяло растущую эффективность
производства на БГМК.
Период моей работы в ЦЛК, а затем в ПТО, общение при этом с неординарными личностями, участие в исследованиях и во внедрении новинок производства позволило всесторонне понять тонкости технологических процессов на всех производствах комбината и помогло в
моей дальнейшей трудовой деятельности.
В 1977 году, когда бывший секретарь парткома БГМК Аджимурат Адильбекович Бекбергенов был переведен на работу в Джезказганский обком партии, меня избрали секретарём партийного комитета комбината. Должность эта относилась к номенклатуре ЦК КПСС. Партком
был с правами аппарата райкома партии на предприятии, где численность коммунистов составляла свыше 2500 человек при ежегодном пополнении рядов на 100-120 человек из комсомола. У секретаря было два заместителя: по организационной работе - Евгения Николаевна
Беляевская и по политико-воспитательной работе - Павел Васильевич Мордвинов, а также заведующие учётом и кабинетом политпросвещения.
Главным в деятельности парткома являлось обеспечение авангардной роли коммунистов и организация трудового коллектива на безусловное выполнение поставленных производственных задач. На конкретных примерах роль членов партии в социалистическом соревновании отчётливо представлена в вышедшей в 1977 году книге «Люди медного гиганта» - историческом очерке Рахмана КенбаевичаКенбаева, бессменного председателя профсоюзного комитета и члена парткома комбината на протяжении почти двух десятилетий, также неоднократно
избиравшегося членом ВЦСПС.
Выполнение стоящих перед парткомом задач обеспечивалось повседневной, плановой
работой по трём основным направлениям: на заседаниях партийного комитета, в который входили секретарь парткома, два его заместителя, директор комбината, председатель профкома,
один из передовиков производства: политико-лекционной работой, повышением роли партийных организаций в трудовых коллективах, приёмом и подготовкой молодых коммунистов. Наглядность и успех работы обеспечивался регулярно проводимыми партийными конференциями и семинарами, участием в партийных собраниях на предприятиях и в первичных партячейках.
Моими заместителями были проверенные партийные работники с болыним стажем,
окончившие высшую партийную школу, знающие своё дело, поэтому моё отношение с ними
основывалось на болыном уважении и доверии. Практически, я не вмешивался в их деятельность. Сам же с первых дней взял на себя контроль и рассмотрение на заседаниях парткома
производственных вопросов, зная истинное состояние дел, участвуя с руководством комбината в регулярных оперативных совещаниях и партсобраниях предприятий.
Вместе с директором БГМК был избран членом бюро Балхашского городского комитета и Джезказганского
областного комитета партии.
В конце 70-х годов стало заметным и очевидным снижение количества добычи меди в
связи с обеднением руд Коунрадского месторождения, отставанием вскрышных работ и снижением меди в руде, добываемой на Саякском руднике. Требовались экстренные профессиональные меры по улучшению положения дел на горных предприятиях комбината.
13 декабря 1980 года директором БГМК был назначен Далабай Оспанович Ешпанов, переведенный в Балхаш с Джезказганского горно-металлургического комбината. За его плечами был болыной опыт плодотворной работы. В 1949 году он закончил Казахский горнометаллургический институт по специальности инженер-маркшейдер.
С первых дней работал на шахтах Джезказгана, где начинал трудиться маркшейдером.
Прошёл болыную производственную школу как руководитель участков и шахт. В 1965 году он
защитил диссертацию на учёную степень кандидата технических наук. С 1971 по 1975 год был
директором Акчатауского горно-обогатительного комбината, с 1975 года - на должности глав29
ного инженера Джезказганского ГМК. За свою трудовую деятельность был награждён орденами Ленина, Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, медалями. К 100-летию со
дня рождения В.И.Ленина был удостоен звания лауреата Госпремии СССР, а в 1978 году ему
было присвоено почётное звание Заслуженного горняка Казахской ССР.
При вступлении Д.О.Ешпанова в должность директора, на горных предприятиях комбината не всё было благополучно. После пуска и начала разработки карьера Саяк-1 не подтвердилось проектное, сплошное залегание рудного тела. В реальности залегание оказалось гнездообразным, что вынуждало порой вести добычу методом выемки рудного тела. Карьер оказался на грани остановки из-за отставаний в проведении вскрышных работ. Заместитель директора комбината по горным работам А.Ревенко, главный горняк В.Гаурлик, главный геолог Б.Косяков, директор Саякского рудника В.Сова, главный инженер М.Помогалов и начальник ПТО рудника В.Маренич обосновали, а директор комбината добился выделения дополнительно необходимого горного и горно-транспортного оборудования для выработки объёмов
вскрышных работ с целью погашения отставаний прошлого периода.
На Коунрадском руднике была начата реализация неотложной реконструкции с раздвижкой бортов карьера и вводом дополнительно забортовых запасов руд, сдвоением уступов с обеспечением устойчивости бортов. Для этих работ был привлечён научно-исследовательский институт «УНИИпромедь» из Свердловска.
По мере высвобождения на карьере Саяк-1 горного и горно-транспортного оборудования
было начато освоение с доразведкой малых месторождений Саяк-2 и Молдыбай.
На медной обогатительной фабрике подготовили к замене физически изношенное оборудование участка крупного дробления и ряд секций флотации на болынеобъёмные флотомашины, что было сделано под непосредственным руководством начальника ПТО комбината М.И.Городецкого, которого нередко называли гросс-обогатитель. Образно говоря, обогатительный передел производства был его вотчиной. Он известен как один из авторитетнейших
специалистов по обогащению в цветной металлургии Советского Союза, кандидат технических наук, автор целого ряда научных публикаций и участник международных форумов по
обогащению руд цветных металлов. В 1980 году, будучи уже несколько лет пенсионного возраста, Михаил Исаакович принял решение об уходе на заслуженныйотдых. Должность его
становилась вакантной.
При этом с приходом нового первого руководителя комбината, как правило, неизбежны
кадровые изменения. И в сложившейся обстановке я попросился в партийных органах на образовавшуюся вакансию начальника производственно-технического отдела БГМК, куда и был
переведен исполняющим обязанности.
Д.Ешпанов, проявив неординарные организаторские способности, провёл в сжатые сроки без остановки производства замену 100-тонного крана над дробилкой крупного дробления,
самой дробилки, вагоноопрокидов и флотомашин. В результате через два года добыча руд на
рудниках и их переработка на обогатительной фабрике была доведена с 12 до 15,5 миллионов
тонн в год, а выпуск меди в собственном концентрате увеличен с 50 до 70 тысяч тонн в год.
Однако узким местом продолжало оставаться медеплавильное производство. План по выплавке черновой меди периодически не выполнялся из-за высокосернистого и высококремнистого набора сырья.
Помнится как сейчас, 1 января 1984 года Д.Ешпанов, будучи горняком, спросил : «Что
надо делать?». Я рассказал о мерах, предпринимавшихся В.Нагибиным, и что в «ГИПРОцветмете» в Москве должен быть проект на процесс плавки в жидкой ванне. Он тут же созвонился с первым заместителем Министра цветной металлургии СССР Львом Васильевичем Козловым, и вскоре была получена заявочная спецификация на оборудование и некоторые локальные проекты объектов. При этом ряд объектов был включён в планы строительства треста «Прибалхашстрой» и его подрядчиков. Уже к концу года был установлен и пущен в работу первый кислородный блок, смонтирована градирня, изготовлен котёл-утилизатор, на склады стало поступать заказанное оборудование.
30
1 января 1985 года. Нерадужная картина завершённого года (годовой план по выплавке черной меди не был выполнен) заставила Д.Ешпанова принять срочные и неотложные меры. Он решил не делать плановый капитальный ремонт отражательной печи №1, а демонтировать её и взамен построить новый агрегат - ПЖВ. Дапабай Оспанович доложил о своём решении в Минцветмет СССР Л.В.Козлову и Министру цветной металлургии КазССР Сауку Темирбаевичу Такежанову и попросил их оказать помощь бригадами монтажников. Был составлен график, по которому в течение января-февраля следовало «под ноль» демонтировать отражательную печь №1. Трест «Прибалхашстрой» обязан был в марте-апреле подштовить запроектированные фундаменты для монтажа оборудования. В этот же срок в ЦРМБ (И.Ни, А.Бабич м другие) надлежало отлить и изготовить
водоохлаждаемые элементы - кессоны. Одновременно замдиректора комбината по социальным вопросам И.Бредюк и начальник ремонтно-строительнош цеха Муталип Сериков организовали проведение срочного капитального ремонта и подготовку общежития №2 по улице Кирова (ныне Сейфуллина) к приёму бригад монтажников с родственных предприятий из других городов.
В итоге трест «Прибалхашстрой» и его подрядные организации с участием иногородних монтажников в конце мая подготовили печь ПЖВ к запуску. На монтаж котла-утилизатора
прибыла в помощь специальная бригада из «Средазэнергоцветмета».
Безусловно, при таком напряжённом и ускоренном графике строительства не обошлось без ключевых фигур, решавших успех общего дела. Одним из таких людей, бывшим,
как обычно, дирижёром строительства объекта являлся заместитель директора комбината по
капитальному строительству Толеукул Абылканов. А успешное достижение поставленной
цели определялось слаженной работой треста «Прибалхашстрой» и привлечённых им подрядных организаций во главе с известными в Балхаше руководителями: В.Григорьевским,
Т.Аралбаевым, С.Мусатаевым, Г.Емельяновым, К.Ариновым, Ф.Ластовкой, В.Пустолайкиным,
A.Русалимчиком, Ю.Борсук, Д.Дементьевым, Г.Мазуренко, М.Тиесовым, Т.Нурмагамбетовым,
B.Буциковым, К.Садыковым и другими.
Своевременным и бесперебойным обеспечением материалами и оборудованием занимались Б.Ховаев, В.Посысоев, А.Сильнягин, М.Миненко. В случае отсутствия того или
иного материала или оборудования подключался замдиректора комбината по снабжению
Н.К.Пивоваров, у которого в Караганде всегда стояла наготове к погрузке автомашина для вывоза недостающего со складов Госснаба КазССР.
Контроль за исполнением работ подрядчиками и связь со снабженцами обеспечивали
главные специалисты комбината, медьзавода (который с приходом Д.Ешпанова был выделен
и преобразован в отдельное подразделение) и медеплавильного цеха: О.Крель, Н.Гарипоглы,
В.Ковалевич, В.Шахалов, А.Золотарёв, В.Кононенко, Б.Соболев, Ю.Люмочан, М.Кайранов,
Э.Максудов, С.Амирсеилов, В.Смирнов, А.Лау, Б.Цой, Г.Прожигин и другие.
Всех их объединяла воля и характер энергичного, делового, целеустремлённого человека Д.О.Ешпанова, душой болевшего за судьбу возглавляемого им производства и руководимого им многотысячного, трудового коллектива.
Фактически уникальный, не имевший прежде аналогов объект был построен всего за
пять месяцев: начато строительство в январе, а к концу мая 1985 года печь ПЖВ была готова к
пуску. При этом всё происходило без ажиотажа и привлечения СМИ. Оставалось только ждать
представителей МИСиС - они должны были приехать из Москвы, чтобы дублировать балхашцев на рабочих местах, как получившие прежде навыки работы на опытно-промышленной
установке. В первых числах июня печь была поставлена на сушку и разогрев, а в июле 21-го
числа 1985 года первая промышленная печь ПЖВ (в знак увековечивания памяти профессора
А.Ванюкова переименованная в ПВ - печь Ванюкова) была успешно запущена в работу.
После этого молодое руководство медьзавода - М.Раджибаев, Г.Мироевский - охотно давало интервью телевидению и другим СМИ.
Сам же инициатор и организатор строительства, по сути, главный герой состоявшегося судьбоносного для металлургов и в целом для Балхаша события, скромно оставался в тени.
В этот период ощущалась нехватка мощностей в системе Карэнерго. При общей потреб31
ности электроэнергии для нашего города 120-125 мегаватт, обеспечивалось не более чем 75
мегаватт в часы вечернего максимума, вводимыми вынужденными ограничениями. В одно
из таких ограничений в первых числах августа произошло отключение питания кислородного
блока, что вызвало первую длительную аварийную остановку ПЖВ. Усугубилось положение
ещё и тем, что именно в это время по графику текущих ремонтов была только что остановлена отражательная печь №4.
В Балхаш приехала авторитетная комиссия во главе с начальником технического управления Минцветмета СССР, доктором технических наук Александром Петровичем Снурниковым, который в своё время начинал трудовую деятельность в ЦПШ балхашского медьзавода. Перед комиссией стояла задача установить, в чём именно причина аварии, так как всё ещё
были люди, которые сомневались в возможностях новой осваиваемой технологии. При том,
что в Балхаше уже успели побывать квалифицированные специалисты-металлурги из Норильска, которые попросили по их заказу отлить на нашей ЦРМБ водоохлаждаемые медные кессоны с намерением немедленно начать строительство ПЖВ на Норильском комбинате. А это бесспорно свидетельствовало в пользу нового процесса.
После тщательного рассмотрения всех обстоятельств, комиссия пришла к заключению,
что процесс ПЖВ высокоэффективен. А основная причина аварии - длительный простой печи
из-за отключений и ограничений электроснабжения и остановки кислородного блока. Комиссией было рекомендовано незамедлительное строительство второго кислородного блока.
А пока сложившаяся в медеплавильном цехе весьма непростая ситуация требовала своего срочного и неординарного решения.
Чтобы справиться с ней, Далабай Оспанович принял неожиданное, смелое и беспрецендентное решение. По его команде был полностью остановлен Восточно-Коунрадский рудник,
а все его работники во главе с директором Владимиром Ивановичем Первых и главным инженером Иваном Францевичем Томмом направлены на ремонтные работы в медеплавильный
цех. Здесь круглосуточное дежурство несли замдиректора по горным работам А.Ревенко, главный горняк комбината В.Гаурлик. Велись работы, очень напоминавшие горные, так как сочеталось бурение и взрывы подготовленных партиями шпуров. Взрывы производились на обоих агрегатах, при этом по согласованию и увязкой с текущим технологическим процессом, напряжённо работающих двух отражательных печах и остальном производстве. Соответственно, для обеспечения безопасности вокруг опасной зоны, создавалось оцепление, на всю округу звучала оглушительная сиренная сигнализация. Горняки впервые привнесли в медеплавильный цех свою технологию - скреперование взорванной массы в главный пролёт.
Такие принятые меры позволили через месяц запустить в работу оба агрегата. Это была
первая авария на ПЖВ, но, к сожалению, не последняя. Печь успешно работала, однако в канун Нового 1986 года опять была аварийно остановлена - на этот раз по вине обслуживающего
персонала и из-за недостаточного контроля со стороны руководства медьзавода. Именно такая
оценка случившемуся была дана директором комбината. Встал вопрос о смене руководства. В
конце концов обошлось без такой меры, но ясно была видна ещё одна проблема - необходимость обучения работников ПЖВ.
Д.Ешпанов принял решение назначить меня директором медьзавода, но с моей стороны
было сделано другое предложение: перевести меня временно исполняющим обязанности главного инженера медьзавода для оказания помощи в обучении рабочего персонала, учитывая,
что я знал, как проходили испытания на опытно-промышленной установке. Моё предложение
было принято с сохранением за мной должностного оклада по основному месту работу и служебной автомашины ГАЗ-21, что тогда было довольно редкой привилегией.
Печь ПЖВ была восстановлена и запущена в первых числах февраля, в 30-градусные морозы, в невероятно трудных условиях для агрегата с водоохлаждаемыми элементами. «Раскачать» и вывести её в рабочий режим удалось лишь через трое суток, находясь на грани останова, буквально чудом, когда в работе оставалась лишь одна рабочая фурма №17 с левой стороны, благодаря силе огня от бревна, заброшенного в район работающей фурмы.
32
Начались поиски оптимальных режимов - способов повысить производительность печи
путём увеличения загрузки и повышения содержания кислорода в дутье. Однако любое повышение этих параметров приводило к росту тепловой нагрузки на котёл-утилизатор, неизбежным прогарам в его элементах, течи воды, которая увлажняла отходящие уносы, образовывая
трудноочищаемые шламы в бункерах газохода. На практике выявился самый большой дефект
в проекте - установка котла-утилизатора непосредственно над печью.
Методом проб и ошибок наконец был найден наиболее оптимальный режим загрузки
печи, который исключал её дальнейшую аварийность, - не более 70-75 тонн в час при дутье,
обеспечивающим содержание меди в штейне 42-45%, в зависимости от состава сырья. Этот
период позволил приобрести большой опыт, давший возможность научиться краткосрочно без
боязни останавливать печь, чтобы ставить фурмы на притычки, проводить необходимые ремонтные работы, предварительно создав резерв тепла в печи.
С неведомой прежде технологией перешли на «ты» технический руководитель цеха Серик Барлыкович Садыков, начальник участка Анатолий Николаевич Казанцев, старший мастер
участка Николай Дмитриевич Токарев. В совершенстве освоили новую главную профессию
металлурга-оператора ПЖВ бывшие мастера смен Павел Николаевич Фераниди, Иван Александрович Лестин, Александр Васильевич Егоров. Непосредственно вживую эту технологию
вели истинные металлурги, кто видел собственными глазами бурлящую поверхность ванны
печи и по громкой связи передавал информацию на щит оператора, команды фурмовщикам о
необходимости корректировки и улучшения положения дел на том или ином участке печи.
Первыми успешно освоившими это дело, наблюдавшими за процессом через заливное окно, кого называли «на ложке», были Владимир Овечкин, Александр Калибеков, Салтанат Терликбаев. Вся эта плеяда первопроходцев в дальнейшем передавала свой практический
опыт тем, кто приходил к ним на смену.
Продолжая работать на медьзаводе, чётко запомнил день 13 мая 1986 года. Помню как
сейчас, что на оперативном совещании не был принят представленный мною расчётный график выплавки черновой меди и, как требовали Министерства цветной металлургии СССР и
КазССР, предлагалось увеличить его из расчёта погашения отставания, допущенного в предыдущем году. Не согласившись с такой постановкой вопроса и не видя реальных возможностей
по его решению, мною было подано заявление предоставить мне не использованные трудовые
отпуска за три года с последующим уходом на пенсию по возрасту.
Получив согласие, использовал уже подготовленную командировку в Норильск, где увидел успешно работающий агрегат, подобный балхашскому, для которого у нас были изготовлены водоохлаждаемые элементы-кессоны. Работал агрегат без проблем, так как печь была без
котла-утилизатора, а отходящие сернистые газы выбрасывались в атмосферу.
Вернувшись в Балхаш, мне довелось стать 50-летним пенсионером в длительном трудовом отпуске.
Именно в этот период на комбинате случилась большая беда.
В августе во время гюжара сгорела электрическая подстанция «Конверторная», аварийно остановился весь медеплавильный цех. О чрезвычайном происшествии стало известно Министру цветной металлургии СССР. Однако для связи с ним, чтобы лично доложить о случившемся, не смогли найти ни директора комбината, находившегося в отпуске на отдыхе, ни исполнявшего его обязанности, ни руководителей медьзавода. Следует напомнить, что в то время ещё не было в обиходе ни раций, ни мобильных телефонов.
В результате в Минцветмете СССР были сделаны серьёзные оргвыводы. Поставлен вопрос об отстранении от должности Д.О.Ешпанова. Выправлять положение в Балхаш прибыл
Министр цветной металлургии Казахской ССР С.Такежанов. События, связанные с его пребыванием на БГМК, достоверно описаны в воспоминаниях С.Садыкова в книге, посвящённой
75-летию со дня выдачи первой балхашской меди.
В третий раз запускать восстановленную после аварии печь ПЖВ довелось уже при новом директоре комбината, которым был назначен Герой Социалистического труда Джонсон Та33
лович Хагажеев, бывший директор Надеждинского медьзавода в Норильске. В Балхаш он приехал 29 сентября со своей многочисленной командой, в составе инженеров-металлургов, механика, энергетика, экономиста, специалистов по труду и заработной плате.Это был своего рода
десант из Норильска, который, как показало время, так и не стал по-настоящему балхашским.
2 октября я пришёл на приём к новому директору комбината, который встретил меня словами: «Какая пенсия в 50 лет? Выходи работать. Только я разделил ПТО на технический и производственный отделы, будешь возглавлять производственный». Так до окончания моего длительного отпуска с последующим выходом на пенсию, 5 октября я вышел на работу в свой кабинет, но уже начальником производственного отдела. Правда, произошло изменение - мою
служебную автомашину ГАЗ-21 отправили на металлолом, потому теперь довелось довольствоваться диспетчерским транспортом.
По итогам работы октября новый директор комбината, докладывал, в Министерства
Союза и КазССР, что из 13 установленных ими отчётных показателей выполнены все, кроме извлечения рения. В ноябре и декабре было рапортовано о достижении всех показателей.
А по итогам 4-го квартала 1986 года, спустя многие годы, Балхашский ордена Ленина горнометаллургический комбинат имени 50-летия Октябрьской революции занял первое место в социалистическом соревновании среди родственных предприятий Советского Союза и получил
переходящее красное знамя. Приподнятое настроение и впечатление от этого продолжалось
ещё весь будущий 1987 год.
В мае заболел И.Бредюк, который попал в больницу с серьёзной болезнью сердца. Меня
перевели на его место исполнять обязанности заместителя директора по социальным вопросам. В первые же дни мы с Д.Хагажеевым проехали по окрестностям города, вдоль побережья
озера, побывали на Белом камне и на Гулынате.
Началось перемещение служащих управления
комбината по другим кабинетам в соответствии с видением директора их места работы в здании. Он решил переделать для себя кабинет главного инженера на втором этаже. Я же предложил посмотреть равноценный кабинет
на третьем этаже, который и был переделан под директорский с использованием части коридора и санузла. С учётом фантазии заказчика, ПКО во главе с А.Кубыкиным был разработан невиданный до сих пор в здании управления дизайн, снабженцами во главе с Н.Пивоваровм поставлена современная мебель. Апартаменты директора с великолепной приёмной и кабинетом его помощника выглядели нарядно и презентабельно.
Д.Хагажеев оказался человеком энергичным и неординарным. Он с первых дней работы
с болыпим рвением занялся решением многих крупных социальных вопросов. Было построено теплично-парниковое хозяйство (ТПХ), освоены массивы огородного производства овощей
вдоль побережья озера с применением капельного орошения, активно развивалось существовавшее подсобное хозяйство в урочище Бектау-Ата и на Гулыпате, организовано обеспечение
работников комбината мясопродуктами кооперативной торговли. Ударными стремительными
темпами началось возведение коттеджей в районе, названном в обиходе Простоквашино, и за
больничным городком с реализацией их трудящимся за 50% стоимости, строительство жилья
с участием его будущих жильцов, внедрение передовых методов строительства типа подвижной опалубки. Была проложена дорога и подача электроэнергии на Белый камень с созданием
там дачного общества, начато строительство свинокомплекса в Коунраде, организовано рыбоводство в искусственных прудах, разлив чистой минеральной воды, расширение детских оздоровительных лагерей для отдыха в летний период.
Был создан комплекс дорожного строительства на базе хозяйственного цеха с асфальтобетонным заводом. Одновременно с этим во всех цехах и предприятиях комбината велось внедрение хозяйственного расчёта - передового требования времени.
Однако все обозначенные благие дела и начинания были сведены на нет, в связи с авантюрным и несвоевременным, срочным и напряжённым строительством второй печи ПЖВ
(ПВ2). Отсутствовал проект, не была подготовлена материально-техническая база, не было резерва по кислороду (работали только два кислородных блока), неудовлетворительной и про34
блемной была приёмка сырья в зимний период. О каком строительстве ПВ2 можно было говорить в такой ситуации? Но его начали в состоянии эйфории от успехов металлургов и в вышеперечисленных делах. Стройка городским комитетом партии на уровне ЦК КПК была объявлена ударной.
Работники СМИ, которые денно и нощно трудились вокруг строившейся ПВ2, как никто
другой хорошо помнят: в этот период на фоне крайне загруженных будней началась выборная
кампания в Верховный Совет Казахской ССР последнего созыва, куда баллотировался теперь
уже генеральный директор БГМК. При этом все бывшие заместители директора в одночасье
стали директорами по направлениям и свысока смотрели на главного инженера, который фактически утратил своё реальное значение и роль.
Однако стройка ПВ2, несмотря на неоднократные служебные записки в адрес вышестоящего руководства и горкома партии о её несвоевременности, велась с пафосом. При этом в невероятно сложных условиях, между двумя действующими агрегатами - ПЖВ-1 и 3-й отражательной печью и со своей сомнительной схемой газового тракта. В начале ноября 1987 года,
в канун 70-летия Великой Октябрьской социалистической революции, торжественно отмечалось завершение строительства ПВ2. Более того, за достигнутые в этой стройке успехи отдельные её участники получили звания заслуженных металлургов Казахской ССР.
После окончания этой стройки мне, в числе поощрённых, выдали путёвку на курорт в
Болгарию. Когда я возвратился, мне позвонил Д.Хагажеев и попросил, не дожидаясь окончания отпуска, выйти на работу на прежнее место - начальником производственного отдела.
Оказалось, что заведомо необоснованно построенная ПВ2, не выдав ни грамма меди, практически остановилась, в условиях зимнего времени даже не выйдя в режим. Всё это повлекло
за собой череду аварийных остановок практически всего комбината. А прибывавшее сырьё, которое негде было переплавлять, при невероятно длительных и разорительных простоях вагонов,
столь необходимых для страны особенно в зимнее время, с привлечением помощи железной дороги разгружалось вдоль железнодорожных путей по всей округе, где только можно.
Все, кто ратовал за строительство ПВ2, во главе с руководством городского комитета партии покинули наш город, даже не попрощавшись. Генеральный директор Д.Хагажеев, сославшись на занятость в Верховном Совете, для исправления положения дел назначил исполняющих обязанности, а вскоре и сам незаметно убыл. Разъехалась и привезенная им команда, не
оставив о себе доброй памяти. С тяжёлыми проблемами, которые обрушились на комбинат,
благодаря которому живёт и работает наш город, балхашцы остались один на один. А тут ещё
вскоре подоспел и распад Советского Союза, что нанесло дополнительный удар.
Таким образом, беда пришла в Балхаш на 3-4 года раныне, чем перестал существовать
СССР. Необдуманное должным образом и несвоевременное строительство ПВ2 привело практически к остановке всего комбината, так как более двух лет из-за отвлечения всех сил и ресурсов на медеплавильное производство во многих подразделениях не проводились необходимые профилактические ремонты, изготовление для них запчастей и деталей, поставки сменного оборудования и вспомогательных материалов.
Последующие 5-7 лет не способствовали улучшению ситуации и прошли под властвованием на комбинате «деловаров» различных мастей, как их окрестило время, сменявших друг
друга, которые в итоге фактически привели к банкротству медный гигант на Балхаше.
Взгляд со стороны
Период, когда БГМК, сначала реорганизованный и переименованный в производственное объединение «Балхашмедь», а затем - в акционерное общество «Балхашцветмет», оказался на грани банкротства, поныне вызывает сердечную боль. Ситуация была критической и для
него, и для всего города. В 1996 году в течение полугода труженикам не выплачивали зарпла35
ту, а полки в магазинах были пустыми. Производство продукции стремительно снижалось и
едва ли не прекратилось полностью. Выживать приходилось, кто как сможет. Но в конце концов, всё-таки произошли позитивные изменения. В июле «Балхашцветмет» был передан под
внешнее управление «Казкоммерцбанку», оказавшему финансовую поддержку предприятию
и его труженикам. Производство оживилось. А в феврале 1997 года имугцественный комплекс
АО «Балхашцветмет» в размере стоимости 85 % акций, принадлежавших государству, был выставлен на тендер. В результате торги выиграл «Самсунг Дойчланд ГМБХ» - дочерняя компания известной южно-корейской фирмы «Самсунг». К новым хозяевам перешло во владение и
внешнее управление 85 процентов имущественного комплекса АО «Балхашцветмет», на базе
которого было образовано объединение, получившее прежнее название - БГМК. Его доверенным управляющим от фирмы был назначен В.Н.Малышев - бывший балхашец, начинавший
свой трудовой путь на Коунраде.
Стоимость остальных 15% акций приходилась на завод обработки цветных металлов (директор Ермек Батыркаирович Хафизов), Восточно-Коунрадский рудник и тепличнопарниковое хозяйство (ТПХ), которым довелось стать правопреемниками АО «Балхашцветмет» со всеми оставшимися от него огромными долгами.
С тех пор прошло уже 20 лет. После окончания пятилетнего срока внешнего управления
БГМК, в 2002 году он вошёл в состав акционерного общества «Корпорация «Казахмыс». За
два десятилетия в руководстве градообразующего предприятия побывало немало разных специалистов.
При всех изменениях в его структуре, названиях, форме собственности и хозяйствования, текучести и сменяемости руководства, меня, как бывшего производственника-металлурга
ни на минуту не покидал вопрос: на чём же ныне держится устойчивая работа медеплавильного производства и какие в нём произошли перемены? Поэтому в канун 2013 года, в котором
предстояло отметить юбилей - 75-летие со дня выдачи первой балхашской меди, я обратился с просьбой побывать в цехах медеплавильного производства, образно говоря, провести для
меня обзорную экскурсию.
Благодарен руководству медьзавода за оказанную честь, в первую очередь, тогдашнему
директору Гуламидину Шаминдиновичу Камирдинову, который организовал такое посещение
и дал мне возможность воочию увидеть те реальные изменения, которые произошли в цехах
предприятия за прошедшие годы. До этого я мог лишь предполагать, что и как, а теперь в течение почти четырёх часов моему взору стало возможным снова наяву увидеть то, что когда-то,
почти 25 лет назад мне не один год ежедневно приходилось обходить как начальнику производства и видеть всё это в работе и взаимодействии. Что же я увидел теперь при осмотре?
Рассказ о полученных впечатлениях было решено мною опубликовать в нашей городской
газете. Заголовок «Взгляд со стороны» как-то сразу зародился у меня в голове. Но что же конкретно открылось свежему, но знающему производство взгляду?
С первых минут обратила на себя внимание чётко поставленная система организации
безопасности на производстве: от общего инструктажа по технике безопасности, который провели со мной (это обязательная процедура для всех посетителей) с предоставлением спецодежды и другой спецамуниции по моему размеру до разметки и оформленных пешеходных маршрутов по всей производственной территории. Объективно виделась довольно высокая культура на производстве, включая хорошо и, я бы сказал, даже нарядно одетых и обутых работников. Нельзя не отметить отсутствие праздно шатающихся без дела людей. Впечатлило наличие
неприступных охранных изгородей между переделами производства, строгое соблюдение правил перемещения по маршрутам с использованием телефонной связи в сопровождении охранников.
Не могу не отметить, что же именно за последние годы принципиально изменилось на
самом производстве, а что сохраняется по-прежнему. Сделать это рационально можно по ходу
маршрута ознакомления, который следовал по технологической цепочке.
Стартовая позиция - цех подготовки шихты или сокращённо ЦПШ. Сразу бросилось в
36
глаза, что вся территория заасфальтирована. Незначительное наличие на ней мелкодисперсных
материалов говорило о наличии автотранспортной перевозки небольшого количества сырья,
что неизбежно создаёт некоторую запылённость на дорогах. Вывод - пока ещё существует автотранспортировка сырья. Сегодня, когда потребитель-переработчик вправе диктовать равномерную поставку необходимого ему сырья с учётом минимальных складских запасов, организацией бесперебойной его приёмки по времени и обеспечением устойчивой работы производства, нет уже болыних гор заскладированного сырья, которые на моей памяти зачастую были
когда-то. При этом довелось узнать, что пришли к такому положению с болыними трудностями, так как прежняя система хозяйствования не была готова к такому ведению производства.
Больше чем уверен, что сегодня именно у поставщиков существуют болыние прирельсовые запасы сырья, поскольку горно-добывающие и обогатительные комплексы с болыними объёмами переработки наиболее продуктивно работают в тёплое время года. Поэтому при прежней
системе хозяйствования эти объёмы
сразу же завозились потребителю также в тёплый
период, чтобы создать запасы сырья для устойчивой работы переработчика в холодное время
года, и они планово закладывались в незавершённое производство. В новых условиях работы
плановые нормативы незавершённого производства по сырью значительно уменьшились, стали жёстче и увязаны с равномерными поставками сырья и конкретными планами производства. При прежней системе неизбежность приёмки какого-то количества сырья в зимний период всё же существовала. Содержащее влагу сырьё из-за морозов превращалось в смёрзшуюся
монолитную массу, что создавало большие трудности при её выгрузке. Для облегчения приёмки такого сырья, оно отгружалось и поступало в металлических конических контейнерах, которые отогревались в крытом, но оказавшимся малоэффективным складе с обогреваемыми полами, который был построен в начале 70-х годов по проекту московского «ГИПРОцветмета».
После освоения этого склада и был организован цех подготовки шихты, в котором по проекту
этого же института была построена открытая эстакада под выгрузку сырья (концентрата или
золотосодержащих материалов), которое затем автотранспортом или железнодорожными гондолами перевозилось в один из складов сырья к транспортным системам подачи его на переработку.
Неудовлетворительный отогрев в крытом складе породил способ репульпации замороженного концентрата и отправки его в отдельный сгуститель обогатительной фабрики, откуда
сгущённый концентрат направлялся на фильтрацию и последующую сушку в сушильных барабанах.
Необходимость низкопроизводительной и экономически не выгодной перевозки сырья в
металлических контейнерах полностью отпала. Теперь она производилась в открытых полувагонах. Однако в зимний период замороженное сырьё требует для его выгрузки болыних трудозатрат, транспортные средства вынужденно простаивают длительное время, что, как следствие, связано со значительными штрафными санкциями за сверхнормативное пользование вагонами. Ко всему этому не было гарантировано стабильное и ритмичное обеспечение сырьём
производства. Проблема требовала кардинального решения, способного улучшить ситуацию.
После долгих мытарств, назначенный директором медьзавода металлург из Жезказгана
Байгуатов Дуйсенгали Ыбрайханович совместно с начальником ЦПШ Владиславом Вагизовичем Батырбаевым организовали строительство тепляков для отогрева приходящих полувагонов с замороженным сырьём. На сегодня таких объектов три, где одновременно могут отогреваться в общей сложности 53 полувагона с сырьём. Необходимое тепло в них подаётся по системе подсводовой вентиляции и поддерживается температура не менее 100 градусов, благодаря чему появилась возможность при 30-градусных морозах за трое суток монолитный конгломерат смёрзшегося концентрата превращать в нормальный сыпучий материал, что весьма облегчает его разгрузку и дальнейшее использование.
Внедрена ранее существовавшая только на уровне идеи переброска сырья с открытой
эстакады по транспортёрной системе, которая позволила обходиться без использования транспортных средств, исключив их применение, и при этом обеспечивать оперативность техноло37
гии. Одновременно произведена модернизация и усовершенствование технологических линий
шихтоподготовки: введена новая, пятая технологическая нитка с вводом в эксплуатацию пятого сушильного барабана. Также проведена реконструкция открытой эстакады с созданием
условий для работы при любых погодных условиях. Внедрена технологическая операция склеивания транспортёрных лент взамен прежде применявшейся клёпки, что повысило долговременность и надёжность их работы.
В совокупности все эти новшества дают возможность одновременно обеспечивать шихтой два агрегата ПВ по двум направлениям: одно - из штабельного шихтарника, второе - напрямую по транспортной системе непосредственно из складов в раздельные расходные ёмкости над печами.
Это позволило добиться того, что невозможно было бы стабильно организовывать при
прежней системе приёмки сырья и шихтоподготовки.
В ЦПШ произошли заметные изменения специфических работ, характерных для этого
цеха. Отпала необходимость крупного дробления оборотных материалов, осталась лишь система подготовки флюсов. Зато на рудном дворе появились два тупика для слива конверторного шлака, его охлаждения, последующей погрузки и поставки на обогатительную фабрику.
Произошли некоторые изменения и в организационной структуре: фильтрация концентрата, поступающего с обогатительной фабрики, вновь, как и в старые времена - до образования ЦПШ, передана обогатителям, которые тогда выполняли сушку концентрата, и процесс
этот относился к структуре и функциям обогатительной фабрики. Существовал сушильнофильтровальный участок обогатительной фабрики, начальником которого был А.Алимжанов,
именем которого названа одна из улиц города. А на медьзаводе был только дробильношихтарный участок.
Всё, что сделано по ЦПШ, создало надёжные предпосылки для одновременной устойчивой работы на двух агрегатах ПВ, что позволяет ежесуточно подавать и переплавлять свыше 4000 тонн сырья. Такие небывало болыние количества стали возможны благодаря высокой
эффективности процесса ПЖВ. Зачастую при наборе довольно бедного сырья с содержанием
в нём меди 15-16% и серы 32-34% обеспечивалось получение штейна, содержащего 43-45%
меди и более, и выплавка ежесуточно до 600-650 тонн черновой меди. Подобный набор сырья
при отражательной плавке при работе трёх печей мог бы обеспечить выдачу лишь половины
этого количества, причём при значительно болыних трудозатратах и работой со штейнами, содержащими не более 30-32% меди (такая ситуация ранее описана мною).
Вместе с тем, существующие ограниченные возможности закладки шихты в штабель и
вынужденная подача сырья со складов в одну из печей напрямую, не даёт возможности иметь
стабильные показатели не только по производительности агрегатов, но, самое главное, порождает нестабильный состав штейнов и шлаков по содержанию в них шлакообразующих компонентов, что вызывает неплановые потери меди с ними. Поэтому на одной из печей, которая снабжалась составляющими шихты раздельной подачей в расходные бункера, в последние
годы (уже после моей экскурсии на медьзавод) при последнем капитальном ремонте было внедрено новшество - установлены автоматические дозирующие устройства, которые обеспечивают подачу из расходных бункеров шихты стабильного состава, заданного по расчёту.
В ЦПШ, как и на всём медеплавильном производстве, в связи с повышением пенсионного возраста, одновременно работают, если разделять условно, три поколения трудящихся.
Одни, кому за 50-55 лет и они уже близки по возрасту к уходу на пенсию, другие - кто приобрёл уже необходимые знания и навыки, составляют, пожалуй, ведущий контингент опытных
работников средних лет, и третьи - это молодёжь, поколение, которое пришло после получения образования в колледже предприятия и только начинает свой трудовой путь.
Сердце градообразующего предприятия - медеплавильный цех или МПЦ, в котором трудятся около 800 человек из общей численности работающих на медьзаводе свыше 2500 человек, а всего на ныне существующем градообразующем предприятии на всей его промышленной площадке суммарно около десяти тысяч трудящихся в цехах, вспомогательных производ38
ственных подразделениях и не стабильных по численности управленческих структурах.
Без преувеличения можно сказать, что судьба нынешних и будущих поколений балхашских металлургов, да и всего города, в глубоком освоении, совершенствовании и логическом
доведении технологии плавки в жидкой ванне до достижения показателей, заложенных в её теоретических основах.
И с годами это становится всё понятнее и ощутимее.
Как-то на одном из городских мероприятий, кто-то из первых руководителей ныне существующей Корпорации «Казахмыс» в своём публичном выступлении признал, что новые хозяева пришли в Балхаше не на пустое место, а приняли в наследство отражательные печи и плавку в жидкой ванне (ПЖВ). Из двух этих технологий был взят курс на перевод всего производства на технологию выплавки меди в печах Ванюкова.
Следуя этому курсу, за последние годы в медеплавильном цехе произошли разительные
изменения. Первая печь ПВ многие годы работала с ограниченной производительностью из-за
выявленного на практике проектного недостатка, который изначально был заложен в её конструкции, - расположение котла-утилизатора непосредственно над плавильной зоной агрегата. Многолетний накопленный опыт работы позволил решиться на изменение местоположения
котла-утилизатора. При проведении одного из очередных капитальных ремонтов было принято коллективное решение специалистов вынести котёл-утилизатор вне зоны плавильного агрегата, связав его с печью восходящим газоходом - аптейком по ходу движения газа. Такая мера
существенно повлияла на обеспечение устойчивой работы агрегата и возможность увеличения
его производительности с повышением тепловой нагрузки.
Вышеописанные преобразования в ЦПШ позволили уже в 2004 году без боязни и сомнений построить ПВ-2. С её пуском металлургами ведётся постоянная отработка технологии
плавки на двух агрегатах ПВ с выработкой технологических регламентов в зависимости от набора состава сырья.
С целью повышения производительности печей пошли по пути увеличения количества
фурм с 18 до 22-24. При этом на одной из печей одновременно был увеличен их диаметр, что
позволило увеличить подачу дутья с 18 до 24 кубометров в час с доведением содержания в нём
кислорода с 60 до 90%.
Также с целью максимального использования кислорода было определено оптимальное
давление дутья в фурмах не выше 1,2 атмосфер.
Одновременно ведутся постоянные работы по снижению технологических потерь, связанных с содержанием меди в отвальных шлаках. Изучаются причины настылеобразований
в печах, разрабатываются и внедряются меры по их недопущению. Произведена реконструкция несущих конструкций ПВ-1. Как уже отмечалось, сегодня суммарная производительность
двух ПВ обеспечивает возможность ежесуточно переплавлять свыше 4 тысяч тонн шихты. При
этом, на случай аварийных остановок ПВ, третья отражательная печь поставлена на консервацию. Штейн из печей выдаётся непосредственно из штейновых ванн через сифон, либо - если
есть потребность - из имеющихся миксеров. Шлаки выдаются через шлаковые электропечи с
плановым содержанием в них меди до 0,90 % и сливаются на шлакоотвале с дальнейшей переработкой на обогатительной фабрике, откуда они возвращаются в медеплавильное производство уже в виде медного концентрата.
Следует отметить. что за годы эксплуатации ПВ внедрён метод миксерного хранения расплавленного штейна. На обеих печах по принципу сообщающихся сосудов со штейновой ванной построены миксеры, обогреваемые мазутным отоплением. А со шлаковой стороны также
по методу сообщающихся сосудов существуют заложенные по проекту шлаковые электропечи. Стабильная работа дутья на двух ПВ обеспечивается тремя кислородными блоками. В зависимости от состава шихты и производственной программы, задаются: часовая производительность по агрегатам и необходимый для этого регламент режима дутья, что обеспечивает
оптимальное расчётное содержание меди в штейне.
Также осваивается технология переработки малосернистого сырья с подачей в печи до39
полнительно необходимого количества топлива в виде угля, мазута или, возможно, жидкого
газа - по опыту работы родственного Средне-Уральского металлургического завода (СУМЗ) в
Ревде Свердловской области.
В конвертерном переделе особых изменений не произошло. Шлаки с плановым содержанием в них 2,5% меди вывозятся в шлакоотвальных чашах на рудные тупики ЦПШ для их, как
уже говорилось, последующей переработки на обогатительной фабрике. Здесь по-прежнему
5 конверторов, начата их планомерная замена на вновь изготавливаемые. Ведутся работы по
снижению подсосов и выбросов сернистого газа при конвертировании, которые остаются ещё
достаточно значительными. На конверторах внедрены канадские напольные пневмофурмовочные машины, которые заметно снизили тяжёлый физический труд работников.
В главном пролёте, как правило, в работе три мостовых крана. Ковшовая тара под шлак и
штейн не претерпела изменений, грузоподъёмность кранов также без изменений, и лишь в последние годы ведётся их обновление.
Набор сырья состоит преимущественно из поставляемого горно-рудными предприятиями Восточного Казахстана, а это значит, что концентраты, полученные в результате обогащения полиметаллических руд этого региона, поступают с повышенным содержанием в них
вредных для медеплавильного производства примесей: сурьмы, мышьяка, висмута, кадмия,
цинка и свинца. При существующей в Балхаше высокотемпературной технологии процесса
плавки этого сырья в ПВ с применением кислорода, происходит окисление этих примесей, их
возгонка в составе отходящих газов и улавливание в сухих электрофильтрах, прошедших реконструкцию, а затем отгрузка в составе товарной пыли электрофильтров, которая перерабатывается уже на других специализированных предприятиях. Правда, отдельные примеси, температура возгонки окислов которых едва превышает триста градусов (к примеру, рений), могут дойти с газом и до сернокислотного производства.
Вызывает грусть, сохраняющаяся фактически без изменений, загазованность и запылённость в главном пролёте медеплавильного цеха, где по-прежнему нет вентиляционных отсосов неорганизованных выбросов по рабочим местам и приточной вентиляции. Радовать может
лишь то, что есть какие-то оценочные проработки по сбору вентиляционных выбросов.
Увиденное в анодном переделе, где мне довелось работать мастером, не вызвало разочарований, хотя здесь практически всё осталось без изменений. С улыбкой, как при встрече
с хорошими старыми знакомыми, увидел шлаковые чаши, наполненные анодным шлаком, открытое среднее загрузочное окно, в которое шаржирным краном машинист загружал анодный
возврат из электролитного цеха. Два других загрузочных проёма, как и прежде выложенных в
виде окон, но заведомо специально почти полностью заложенных. Лишь на уровне загрузочного порога в них оставлены неболыпие оконца для подачи воздушного дутья и паро-мазутной
восстановительной смеси. Здесь же к колонне прислонена одна стальная трубка диаметром 32
мм, дугообразно загнутая с концов и обмазанная огнеупорной глиной, видимо, оставленная
для досушки.
Сегодня черновая медь, в связи с глубоким удалением вредных примесей на стадии плавки, достаточно чистая. Соответственно анодная медь по химическому составу и аноды по
внешнему виду хорошего качества и отгружаются на электролиз без особых сложностей, которые возникали в былые времена при сохранении трудноудаляемых вредных примесей при огневом рафинировании, что отрицательно влияло на качество и самих анодов, и получаемой из
них катодной меди.
Как и прежде, в работе три 250-тонные стационарные печи, работающие с некоторым
резервом по мощности, что явствует из отсутствия анодов на эстакадах, так как они без задержки отгружаются непосредственно после розлива и остывания. Розлив анодов ведётся попрежнему вручную, на глазок, полагаясь на мастерство машиниста розлива, чья высокая квалификация подтверждается качеством анодов.
В хорошо знакомом, можно сказать, первозданном виде сохранились отливка медных изложниц, обмуровка разливочных ковшей, переброска анодов из разливочного пролёта на эста40
каду и прочее. Хорошо работают анодосъёмные машины при наличии резервных ручных анодосъёмников. Приятно удивляет отсутствие некогда хранившихся в резерве на стеллажах нескольких десятков электродвигателей и редукторов - судя по всему, в них нет необходимости.
Правда, в последнее время, говорят, обновлены мостовые краны и, вероятно, строго налажены
планово-предупредительные ремонты оборудования.
Металлургические агрегаты не могут обходиться без горячих ремонтов. Их выполняют работники цеха ремонта металлургических печей (ЦРМП). Нельзя не отметить, что бросилось мне в глаза, проходя мимо складского пролёта этого цеха, некогда бывшего участком МПЦ. На складе этого
участка всегда было такое количество огнеупоров различных марок, что порой пакеты их складировали в несколько ярусов. Сегодня этого нет, потому что нет отражательных печей, наклонная часть
свода которых и район загрузочных воронок шихты часто выходили из строя - прогорали.
В связи с этим существовала даже специальная бригада каменщиков по производству
горячих латочных ремонтов, которую возглавлял известный, трудолюбивый и скромнейший
К.Бимурзин. Однако в результате отсутствия отражательных печей необходимость в такой
бригаде отпала. Чувствуется, нет горячих ремонтов и на анодных печах, поскольку здесь есть,
как отмечено, резерв по мощности, и нет напряжённого режима их эксплуатации.
В основном, ЦРМП проводит по графикам плановые ремонты, и огнеупоры завозятся из
центральных складов к срокам их проведения.
Это один из главных вспомогательных подразделений завода. Здесь соблюдаются добрые
традиции, передаваемые из поколения в поколение, известных в своё время руководителей и
каменщиков-огнеупорщиков, которые, не снижая качестваработ, сокращают сроки ремонтов металлургических агрегатов. Здесь помнят и чтут бывших руководителей М.Грудина, Б.Боброва,
Ш.Мукашева, Т.Нурмагамбетова, мастеров смен А.Гавриленко, И.Остапняка, каменщиковогнеупорщиков братьев Кемеля и Рафаила Газизулиных, А.Трудникова, И.Аралова и других.
Ныне коллектив ЦРПМ возглавляет потомственный металлург Алдан Турсымбекович Калиев.
Электролитный цех или как его ещё называют - цех электролиза меди (ЦЭМ) сразу же
поражает отличным товарным видом подготовленной к отгрузке катодной меди в пакетах. Когда я позвонил видевшей образец балхашской катодной меди на Лондонской бирже цветных
металлов Валентине Владимировне Грудиной, свыше полувека проработавшей в ОТК БГМК,
и спросил, видела ли она сегодня выдаваемую электролитчиками медь марки МООк и какое её
мнение, она сказала, что о таком товарном виде катодной меди можно только мечтать. Она видела её в цехе на прошедших там юбилейных торжествах, посвящённых 60-летию со дня выдачи в Балхаше первой катодной меди.
В ЦЭМ имеется болыной резерв производственных мощностей. Цех этот является крупнейшим на Евроазиатском континенте, на рубеже 70-х годов двадцатого века здесь выпускалось свыше 300 тысяч тонн меди в год.
Сегодня из имеющихся 120 серий в работе задействовано немногим более 70, что позволяет выпускать в год свыше 200 тысяч тонн катодной меди, из которых до 90% - высшего качества марки МООк. При этом отличное качество электролита с незначительным содержанием
примесей даёт возможность работать с плотностью тока 330 А/кв.м, при практически постоянном наборе поверхностно-активных добавок. Безусловно, в основе высокого качества катодной меди лежит переход на титановые матрицы. Сказывается также усовершенствование схемы соединения электролизных ванн и вновь внедрённая очистка электролита методом обезмеживания.
В последние годы произведены значительные работы по полной замене электролизных
ванн - электролизеров, заменено оборудование насосного хозяйства, оборудование для промывки катодов. Поэтому бросается в глаза небывалая ранее чистота и блеск подвала цеха.
В ЦЭМ по-прежнему существует купоросный участок, выпускающий медный купорос,
называемый также сульфатом меди.
Нынешнее сернокислотное производство просто не сопоставимо с когда-то работавшим
на отходящих сернистых газах конверторов с максимальным количеством выпускаемой сер41
Глава государства Н, А. Назарбаев на пуске сернокислотного производства
ной кислоты, едва превышавшим 30 тысяч тонн в месяц. Построенное новое сернокислотное
производство работает на отходящих газах печей Ванюкова и способно выпускать в год более
одного миллиона тонн кислоты. Это обеспечивает улавливание свыше 80% вредных выбросов
в атмосферу и позволило значительно улучшить экологическую обстановку в городе.
Непередаваемо чувство от увиденного в сегодняшнем серно-кислотном цехе, даже в
сравнении с впечатлением, оставшимся от первого его посещения в год пуска.
Тогда поразило дистанционное управление с пульта управления всеми регулирующими объектами, не
говоря уже об отсутствии каких-либо следов пролива кислоты. Сегодня это нечто совершенное
42
и поражающее воображение. Видишь как-будто бы безжизненное производственное здание в
несколько этажей, идеально выкрашенное преимущественно в жёлтый цвет, к которому подходит газоход после сухих электрофильтров, а затем в конце технологического цикла в огромные резервуары-хранилища сливается товарная серная кислота, готовая для отгрузки потребителям. Если поинтересоваться и спросить, то можно узнать, что по проекту предусматривалось
работать на газах с содержанием сернистого ангидрида 12,75% , но в процессе работы и освоения технологии нашли оптимальное содержание 12,5%. При этом приходящие газы значительно превышают такую концентрацию, и приходится разбавлять их подсосом окружающего воздуха. Всё это удивляет, если знать, что прежде при производстве серной кислоты из конверторных газов невероятными усилиями удавалось стабильно поддерживать концентрацию сернистого ангидрида в газе 4-5 %, что вызывало расстройство технологии и безусловно негативные
последствия. Чтобы как-то стабилизировать концентрацию газа, была построена серосжигающая установка.
Пульт упрвления производством
Сегодняшнее сернокислотное производство в Балхаше поистине на грани фантастики.
А ведь есть ещё скептики, которые не понимают, что освоение процесса ПЖВ, начиная с его
опытных испытаний в далёкие 70-е годы прошлого столетия и его внедрение в производство
в середине 80-х годов, гигантский шаг вперёд, определивший судьбу градообразующего предприятия города и, в принципе, всех его жителей.
Экскурсию по заводу и его цехам можно сравнить с посещением домов добрых соседей, с которыми частенько общаешься через забор и лишь в особых случаях заходишь в гости,
так сказать, на чужую территорию. Но не ко всем. Есть один, зайти к которому не так-то просто, однако возможно когда-нибудь мне удастся попасть к нему. Таким «УІР-соседом» является драгметальный цех - один из основных и важных цехов завода. Объект, как говорят, режимный - по вполне понятным причинам. И, к сожалению, попасть на него с экскурсией у меня
не получилось, в связи со сложностями в оформлении и выдаче спецпропуска. Вместе с тем,
всё-таки хочется кое-что рассказать об этом цехе.
Как многие люди моего поколения, я верил в непоколебимость того государственного и
43
общественного строя, в котором вырос и жил болыную часть своей жизни. Вероятно, потому
что беззаветно чтил и верил в целостность и непоколебимость великой державы, какой был
СССР, и её многоликого народа. И когда в конце 80-х годов возник вопрос построить на комбинате производство по выпуску аффинированных драгоценных металлов - золота и серебра,
не передать моего тогдашнего негодующего и, как оказалось, недальновидного возмущения.
Считал, зачем же строить его у нас, когда аналогичные заводы, работавшие в стране, не догружены и работают не на полную мощность. У меня на глазах словно шоры были, которые ограничивали и веру мою, и мысли.
Безусловно, в наличии сегодня на градообразующем предприятии Балхаша и в целом в
составе Корпорации «Казахмыс» драгметального цеха (первоначально это был завод) немаловажная заслуга Серика Барлыковича Садыкова, которому с первых дней была дана небывалая самостоятельность во всём, начиная от подбора соратников в организации строительства
до внедрения технологии, для чего было выделено отдельное здание, ранее служившее для
приёмки и сжигания элементарной серы. Последующее развитие событий показало, как важно иметь собственное драгметальное производство.
В ходе экскурсии впечатлили масштабы строительных работ на объектах ЦПШ, комплексах ПВ, сухих электрофильтрах, сернокислотном производстве и создание охранных сооружений. Ведь нет уже бывшего прежде треста «Прибалхашстрой», следовательно, всё это было
создано хозяйственным способом, то есть своими силами. В подразделениях комбината выросли такие классные руководители-строители как О.Зюзюкин, С.Кромин, М.Кенбаев, Т.Ахметов,
Х.Джумагулов, А.Касымжанов и другие.
Есть на непрерывном производстве категория работников, о которых мало и редко пишут, но их хорошо знают в сменах. Это так называемые «ночные директора» - диспетчеры. Думаю, будет не лишним напомнить, что на градообразующем предприятии существовала традиция, идущая издалека: на эту работу принимали многоопытных людей, которые хорошо знали
всю производственную цепочку и при возникновении сложных
производственных ситуаций могли оперативно найти и принять правильное решение, срочно подключить к разрешению тех или иных проблем кого требуется, быть арбитрами в конфликтных ситуациях, своевременно дать необходимую информацию, проконтролировать исполнение особых заданий и
т.д.
На моей памяти - диспетчерская служба при трёх главных
диспетчерах: первый - Пётр Иванович Ефимов, участник Великой Отечественной войны, с виду суровый, но добрый по сути,
второй - под стать ему - Александр Николаевич Березовский
также участник Великой Отечественной, и, конечно, третий из
них - Николай Васильевич Науменко.
При всей своей нескрываемой приветливости и доброжелательности, он, помимо общего руководства службой, оперативно решал сложные вопросы, связанные с выделением, расстановкой и использованием автотранспорта и спецтехники. Всё
это тогда было в системе комбината. Период его работы совпал,
пожалуй, с самым трудным временем для диспетчерской службы. Надо было наряду с ежедневными производственными проН.В. Науменко
блемами решать и социальные вопросы - помогать трудящимся
в складывавшихся проблемных жизненных ситуациях. Годы перестройки сопровождались развалом многие годы существовавшей и привычной системы, принесли новое, но не всегда лучшее в работу с автотранспортом и спецтехникой. Многие балхашцы, которым доведётся прочитать эти строки, уверен, ещё не раз выразят в душе искреннюю признательность и благодарность этому доброму, безотказному руководителю, который совместно с руководителями предприятий помог не одному работнику комбината, их семьям в трудных жизненных обстоятельствах. Да, не забыты такие сложные и тяжёлые времена, когда похоронить родственника было
44
серьёзной проблемой.
Вспоминаются сменные диспетчера, добросовестно работавшие многие годы: Т.Хмель,
С.Шабалин, В.Недошивин, Ю.Пантэо, И.Сагайдак, супруги Геннадий и Валентина Солодилины, Г.Незговорова, А.Баранов, А.Актаев, М.Аверкович, Р.Бекбай и другие.
Сегодня, как мне видится, основная роль диспетчера сведена к сбору мониторинговой
информации по подразделениям, а в экстремальных ситуациях на производстве и в других текущих делах - лишь передать эту информацию соответствующему руководителю подразделения. Диспетчерские и операторные помещения поражают отсутствием прежних, привычных для глаз щитовых, вторичных приборов контроля. Все показания для контроля заложены
в программах компьютеров и высвечиваются на мониторе.
Успешная работа по производству меди на Балхаше, несомненно, заключается в людях и
фактически полностью зависит именно от них.
На медьзаводе, как уже было отмечено, в отличие от того времени, когда люди так называемых горячих профессий уходили на пенсию в 50-55 лет, сегодня работают три возрастные группы тружеников, другими словами, представители трёх поколений. Это и многоопытные люди, отработавшие по 30 и более лет, передающие более молодым коллегам свой опыт,
ответственное отношение к делу и любовь к избранной профессии, и люди среднего поколения, успевшие уже в совершенстве освоить профессиональные навыки в работе и ставшие мастерами своего дела, и активная, энергичная молодёжь, проявляющая себя любознательной,
хваткой, и, следовательно, перспективной. Я попросил у руководства завода дать мне для публикации фамилии наиболее достойных из всех этих людей. Полагаю, было бы неправильным
делать из них какую-то выборку. Вполне закономерно сохранить представленный список фамилий полностью, как страницу почёта и поощрения этих работников от имени руководства
предприятия.
Вот работники медьзавода, представленные руководством на предполагаемую почётную
страницу газеты в канун Дня металлурга 2013 года. Список для газеты был, безусловно, невероятно громоздкий, хотя каждый из представленных передовиков лишь один из 10-15 работающих. Хочу, чтобы в моей книге эти имена сохранило время. При этом они представляют
три поколения передовых металлургов, которые определяли успехи градообразующего предприятия и благополучие Балхаша.
Первые руководители подразделений медьзавода:
Цех подготовки шихты
Иманбеков Жанат Ордабекович - начальник цеха.
Аринов Алмас Умирсерикович - главный инженер.
Медеплавильный цех
Алипов Болат Болатбекович - начальник цеха.
Айдарханов Арнур Елеусизович - главный инженер.
Цех электролиза меди
Тусупбеков Айдар Умурбаевич - начальник цеха.
Оспанов Кайрат Жолдаспаевич - главный инженер.
Сернокислотный цех
Сивун Евгений Викторович - начальник цеха.
Исин Кайрат Маратович - гланый инженер.
Драгметальный цех
Такишов Абдылмажит Аргынович - начальник цеха.
Мурзабеков Болатбек Касымович - главный инженер.
Цех ремонта металлургических печей
Касбаков Ерлан Сагындыкович - начальник цеха.
Сериков Данияр Серикулы - главный инженер.
Цех автоматики и связи
45
Садыханов Абилкаир - плавилыцик.
Игембеков Сомалбек Данибекович - машинист крана.
Касымханов Тунгушбек Аутбекович - стропальщик.
Кутченко Александр Васильевич - электромонтёр.
Малявин Михаил Алексеевич - электромонтёр.
Тельменбетов Бекен Мухамедиевич - плавильщик.
Калиев Толеутай - конверторщик.
Абдрахманов Арон - слесарь.
Абеубеков Сембек - электромонтёр.
Абеуов Куат —плавилыцик.
Адамбаев Ермек - чистильщик.
Чурзин Сергей - плавильщик.
Кажикаримов Галымхан - слесарь.
Козлов Владимир - конверторщик.
Чубарь Павел Павлович - машинист крана.
Мусин Багдат - конверторщик.
Сивоха Александр - плавилыцик.
Коваленко Александр - плавильщик.
Спичак Игорь - плавильщик.
Ауесбаев Саят - плавилыцик.
Бимурзин Конспек - плавилыцик.
Еспеков Муратбек - плавилыцик.
Зинченко Виктор - слесарь.
Акилов Жумагазы - слесарь.
Адреисов Турагабул - взрывник.
ИТР медеплавильного цеха
Жаксенов М.С. - начальник анодного участка.
Прожигин Г.З. - механик МПЦ.
Власов А.Н. - старший электрик МПЦ.
Жаксыбеков Ермек - механик плавильного участка.
Баянбаев Н.У. - старший энергетик МПЦ.
Кауазов О.К. - мастер по ремонту электрооборудования.
Сыздыков Е.К. - старший мастер УОГТ.
Терликбаев С.А. - старший мастер ПВ.
Сулейменов Б.Ы. - старший мастер анодного участка.
Династии в МПЦ:
Калиевых, Цветковых, Баянбаевых, Мергенбаевых, Мейербековых, Умурзаковых, Акбергеновых, Уразбековых.
Цех электролиза меди
Айткулова Куляш Кашербаевна - машинист крана.
Бейсекова Дина Сагандыковна - электролизник.
Ракишев Амангельды Калиашович - электролизник.
Гуржа Виктор Владимирович - водитель автокрана.
Косачёва Наталья Геннадьевна - машинист крана.
Накипбеков Алимжан Аханович - электролизник.
Шайкенов Амантай Капизович - электролизник.
Спирин Валерий Владимирович - электромонтёр.
Переплёткин Александр Витальевич - слесарь.
Гулевский Александр Борисович - электромонтёр.
Бадрединов Мавлетьян Муллахметович - электромонтёр.
Сагимбаева Тлеухан Сеитовна - изолировщица.
47
Глазкина Татьяна Михайловна - футировщица.
Шайдт Ольга Викторовна - футировщица.
Джумаханов Алибек Мансурович - аппаратчик.
Рудиков Валерий Иванович - катодчик.
Махабаев Каскабай Жолданович - начальник катодного участка.
Балапанов Жасулан Досымбекович - начальник ЭУ.
Хазов Григорий Викторович - начальник МЗУ.
Ыбрайым Айбек Абилкаирулы - старший мастер ЭУ.
Абрахова Кымбат Алпамысовна - машинист электровоза.
Абеухалов Рискул - электролизник.
Аймагамбетов Рахат Суйгембаевич - катодчик.
Алейников Иван Сергеевич - электролизник.
Сагалов Сейткали Беркенович - чистильщик.
Золотов Валерий Валентинович - электролизник.
Куанышбеков Орденбек Куанышбекович - электролизник.
Айдабулов Фархат Турсынбекович - электролизник.
Айткулов Сабит Шалабаевич - электролизник.
Алхамбаева Сабира Махажановна - контролёр.
Сабенина Ольга Геннадьевна - аппараторшица.
Расторгуева Елизавета Анатольевна - аппаратчица.
Байжанова Гульмира Толегеновна - машинист крана.
Тлеулиев Жаслан Маликович - катодчик.
Мухашев Ильяс Ильясович - катодчик.
Чубарь Виталий Викторович - электролизник.
Абдуалиев Мади Каирлаевич - мастер участка.
Молодых Светлана Анатольевна - электролизник.
Торшинова Рысбала Сакеновна - электролизник.
Абкеева Перизат Хажмуратовна —контролёр.
Башеев Арганат Калмбекович - слесарь.
Шакиров Максим Маратович - слесарь.
Ербасынов Дархан Нуржанович - мастер смены.
Кистаубаев Ермек Муратжанович - мастер смены.
Шингисбаев Сайран Рыскулович - электролизник.
Сериккызы Гульмира - изолировщица.
Сернокислотный цех
Кадырбеков Нурлан Балтабекович - начальник участка.
Сагадатов Марат Кайроллиевич - старший энергетик.
Эбергарт Юрий Владимирович - мастер.
Жумабаев Дархан Бахытбекович - старший мастер.
Баймагамбетов Маратхан Садыханович - аппаратчик.
Анисимов Виктор Геннадьевич - слесарь.
Анитов Кенеспек Абдуллович - электромонтёр.
Лебедев Николай Николаевич - электрогазосварщик.
Бошигулов Кудайберген - слесарь.
Кордик Яков Яковлевич - слесарь.
Мальгаждаров Казбек - машинист мельниц.
Алиев Ерболат Маратович - мастер смены.
Нурпеисов Жандос Амангельдинович - мастер смены.
Букреев Виталий Валерьевич - аппаратчик.
Бержеминский Александр Эдуардович - слесарь.
Кадырбек Жарылган Турсынулы - электрогазосварщик.
48
Останков Николай Васильевич - электромонтёр.
Китушин Николай Евгеньевич - оператор.
Насыров Сайлаубек - слесарь.
Сыздыков Кайролла - слесарь.
Сафаргалиев Салим - оператор.
Чибиченко Олег - оператор.
Жумартов Байсултан Шугайбекович - старший мастер.
Старцев Александр - оператор.
Тындыбаев Арман - слесарь.
Ещанов Сагындык - мастер смены.
Киханов Самат - мастер смены.
Бегимбай Азамат - мастер смены.
Кайрбеков Нурлан Бергембаевич - мастер смены.
Суртыбаев Куаныш Азатович - слесарь.
Сулейменов Досан Секенович - аппаратчик.
Киреев Александр Анатольевич - аппаратчик.
Адамбаев Азамат Жаксылыкович - аппаратчик.
Далибаев Самат Жанатович - аппаратчик.
Исламов Шахмурат Муратович - аппаратчик.
Ахметов Нариман Аханович - футировщик.
Свиридов Егор Александрович - электромонтёр.
Жуматов Мурат - оператор.
Ташреев Малик Досович - оператор.
Акылбеков Руслан - оператор.
Кочетов Ринат - электромонтёр.
Исабеков Ербол Берикбекович - бункеровщик.
Драгметальный цех
Ивашкевич Владимир Михайлович - электролизник.
Каукарбеков Серикбол Советович - старший механик.
Алюбаев Нуржан Ахмедиянович - электролизник.
Исабеков Артур Кенесбекович - мастер.
Спирина Галина Ларионовна - машинист крана.
Абитаев Ескендер Абдигулович - слесарь.
Малков Константин Викторович - слесарь.
Касымов Жанат Канатович - аппаратчик.
Абишев Адил Бахытович - плавилыцик.
Тукенов Гибрат Орабекович - оператор.
Баталов Жандос Кишигалиевич - плавилыцик.
Цех ремонта металлургических печей
Малышко Александр Владимирович - мастер смены.
Иванова Нина Машумова - машинист крана.
Галдин Владимир Николаевич - дробильщик.
Шалтаев Серикбол Манбаевич - огнеупорщик.
Жандыгулов Омиржан - огнеупорщик.
Лошковец Юрий Александрович - огнеупорщик.
Кенбавин Сламья Женшикбаевич - огнеупорщик.
Бимурзин Жомартбек Кулжанбекович - огнеупорщик.
Абжанов Еркебулан Багдатулы - мастер.
Аршабеков Нурсерик Куандыкович - огнеупорщик.
Тустикбаев Нуржигит Бахытович - огнеупорщик.
Набиев Есет Канагатович - огнеупорщик.
49
Цех автоматики и связи
Пенкин Иван Павлович - начальник участка КИПиА.
Колесников Владимир Валерьевич - инженер электронщик.
Касымов Марат Госманович —инженер электронщик.
Карибай Адилет Атыгайулы - мастер участка КИПиА.
Степанищев Алексей Геннадиевич - инженер программист.
Макаров Владимир Фёдорович - слесарь КИПиА.
Маркин Игорь Всеволодович - слесарь КИПиА.
Шакиров Ерболат Жаманкулович - слесарь КИПиА.
Лыжин Александр Павлович - слесарь КИПиА.
Митрофанов Дмитрий Михайлович - электромонтёр.
Варкентин Владимир Петрович - слесарь КИПиА.
Кузнецов Игорь Владимирович - слесарь КИПиА.
Жданов Дмитрий Александрович - слесарь КИПиА.
Уразбеков Евгений Владимирович - слесарь КИПиА.
Якупов Руслан Ануварович - слесарь КИПиА.
Ремонтно-механический цех
Болаткул Ахмет Болаткулулы - мастер участка.
Ахметов Казизула Ныгатаевич - слесарь.
Темыргалиева Алма - слесарь-инструменталыцик.
Мальцева Лидия Леонидовна - токарь.
Айнеков Нариман Омиржанович - резчик.
Джумажанова Гульбахыт Омирбаевна - токарь.
Муликова Гульмира Орынбековна - учётчик.
Будеев Ернат Болатович - токарь.
Сопжанов Азамат Буымбекович - токарь.
Конурова Гульзира Бактыбаевна - кладовщик.
Ремонтно-строительный цех
Амиржанов А.Ж. - мастер РСУ.
Супрун В.Н. - мастер ДОУ.
Акыбаев А.К. - электромеханик.
Михеева Л.В. - машинист крана.
Горчакова Н.В. - станочница.
Омарбаева З.К. - штукатур.
Ашеева А.Т. - монтажник.
Сатиев М.А. - рамщик.
Во всём невероятно много сделанном на медьзаводе за двадцать лет, безусловно, велика
роль руководителей и ведущих специалистов. С позиций моего личного видения, беру на себя
смелость высказать свою точку зрения на роль отдельных из них. Одновременно вспомнить
тех, кто участвовал во всех преобразованиях на заводе до недавнего времени. 0 6 одном из них
мною уже упоминалось - это бывший директор медьзавода Д.Ы.Байгуатов, заложивший основы перестройки производства, доставшегося ему в наследство при вступлении в должность.
В осуществлении разительных перемен на заводе надлежит отметить целую плеяду специалистов с трудовым стажем более тридцати лет: Мурат Сембаевич Жаксенов, Аблай Каукенович Кайракбаев, Владислав Вагизович Батырбаев, Владимир Эргардович Доблер, Борис
Иванович Соболев, Валерий Леонидович Ястребов, Серикбол Кошкенович Шахжанов, Валерий Дмитриевич Фомин, Александр Вениаминович Васильев, Серик Турлыбекович Амирсеилов, Бронислав Данилович Цой, Жуматай Кайранович Кайранов, Геннадий Зигмундович Прожигин, Балтабек Испулович Байкенов, Гаким Серикболович Ахбетов, Габит Алмасович Елемесов, Вячеслав Витальевич Береснев, Салтанат Абишевич Терликбаев, Александр Викторович Иванчин, Жанат Ордабекович Иманбеков и другие.
50
Особо хочется выделить среди всех специалистов, образно говоря, «доморощенных» ведущих и сменяющих один другого на ключевых должностях медеплавильного производства
Балхаша, тех, с кем, на взгляд со стороны, напрямую связаны сегодняшние успехи градообразующего предприятия. Это Марат Искакович Аубакиров, Гуламидин Шаминдинович Камирдинов, Елдос Нургалиевич Бурамбаев, Марат Сабитович Бекенов. Все они прошли проверку
как металлурги через испытание нелёгким трудом на отражательных печах, освоением азов по
выдаче меди процессом плавки в жидкой ванне. И это они стали во главе тех вышеописанных
совершенствований техники и технологии, подтвердивших теоретическую основу высокой
эффективности процесса ПЖВ. Им принадлежит и перспектива будущей судьбы медьзавода.
ПОСТСКРИПТУМ
Пока готовилась к публикации эта глава будущей моей книги, произошло одно неординарное событие на одной из печей Ванюкова. 20 августа 2017 года, на юбилейном вечере
- 70-летии Григория Евгеньевича Ахримени не было представителей ТОО «Казахмыс Смэлтинг». Я призадумался и спросил, а не случилось ли у металлургов что-либо неладное? Мне
сказали, что посадили «козла». Не хотелось лишний раз тревожить в такой обстановке металлургов.
Позвонил Гуламидину Шаминдиновичу лишь на седьмые сутки. И вот что услышал: «
Произошла течь воды в печь в одном из кессонов. Струя воды била в свод, при этом остановить печь какое-то время опасались, взрыва. Но, в конце концов, решились и, остановив, начали поиск кессона с дефектом во главе с главным механиком цеха Геннадием Зигмундовичем Прожигиным. На это также ушло время. Понадобилось время на демонтаж этого кессона и закладку объема огнеупорами. При пуске обнаружили, что ни одна фурма не идет. Кинулись, как всегда, в подобных случаях всем коллективом пробивать фурмы. Генеральным директором ТОО «Казахмыс Смэлтинг» Адлетом Назарбаевичем Барменкуловым была объявлена премия за каждую открытую фурму в размере 50 тысяч тенге. В конце концов, была открыта первой фурма №22. И лишь через трое суток напряженной коллективной работой металлургов удалось раскачать печь и вывести ее в режим, правда, несколько пониженный. Следует
оговориться, что печь отработала свою компанию на протяжении 18 месяцев перед капитальным ремонтом. Могла бы с согласия руководства остановлена на капитальный ремонт, но в
связи с неготовностью отдельных узлов агрегата, решились на продолжение ее эксплуатации.»
После такой необычной информации, я прибег ею дополнить свою будущую книгу, а
Гуламидину Шаминдиновичу порекомендовал во всех деталях хронологически восстановить
случившееся и выход из этой ситуации, как практический опыт для руководства. Таким образом, произошла нештатная ситуация, которой боялись всегда металлурги - вода+ расплав?!
Это должно быть новым этапом постижения тонкостей этого процесса судьбой данного во благо балхашским металлургам и городу в год празднования его 80-летия!
Решающие первые шаги
Более чем полувековой путь развития, пройденный металлургическим производством в
Балхаше, свидетелем и непосредственным участником которого мне довелось быть, фактически берёт начало на 20-30 лет раныпе, в период, которому суждено было стать очень важным,
значительным и поистине судьбоносным. Теперь о нём можно узнать и судить только по архивным документам и очень редким, сохранившимся письменным свидетельствам и воспоминаниям современников - людей, принимавших прямое участие в становлении и первых самостоятельных шагах предприятия, за которым прочно закрепилось неофициальное название
51
медного гиганта на Балхаше.
Когда в начале 60-х годов я приехал работать на БГМК, ещё были на слуху имена многих
из тех, кто оставил свой след и добрую память на предприятии, а также некоторые неординарные события в прошлом медеплавильного цеха. Шло время, со дня выдачи первой балхашской
меди прошло уже более 75 лет, и всё болыне хотелось оглянуться и мысленно окунуться в далёкие и поистине легендарные дни, связанные с этим историческим событием. Просматривая
книги о Балхаше и балхашцах, пришёл к выводу, что эту начальную часть пути БГМК можно
достоверно проследить и восстановить по книге «Медный гигант на Балхаше» - сборнику документов и материалов, изданных в 2-х томах в Алма-Ате в 1977-1981 годах под редакцией
академика АН КазССР С.Бейсембаева. Опубликованные документы вызывают чувство уважения к тем, кто волею судьбы в невероятно тяжёлых условиях первыми обживал Северное Прибалхашье и смог создать важнейшее для страны предприятие по выпуску меди.
Начало всему было положено в 1925 году, в декабрьских решениях Всесоюзной Коммунистической партии (болыневиков) об индустриализации в большинстве своём аграрного молодого советского государства, раскинувшегося на одной шестой части земной суши, которая
простиралась на севере от Заполярного круга и зоны вечной мерзлоты до зыбучих песков Каракума и Кызылкума на юге, от Тихого океана на востоке с огромными территориями дремучей сибирской тайги до Балтийского моря на западе.
Освоение природных богатств и создание всесторонне взаимосвязанной промышленной
индустрии на такой огромной территории - без преувеличения подвиг поколения советских
людей того времени. Не может не вызывать удивления, что всё это создавалось людьми, располагавшими только кирками, лопатами и тачками в условиях бездорожья и в невероятно сжатые
сроки. Только на территории Казахстана в годы первых советских пятилеток шло одновременное строительство 90 объектов.
В 1928 году в Северное Прибалхашье прибыла
геолого-разведывательная экспедиция во главе с ленинградским академиком М.П.Русаковым. В результате её работы было открыто и исследовано крупное Коунрадское
месторождение медных руд. И уже 2 октября 1929 года в
постановлении Совета Труда и Обороны (СТО) СССР «О
перспективах развития цветной металлопромышленности», определившим цели и основные направления в развитии цветной металлургии, особое внимание отводилось
Казахстану и восточным окраинам страны, в частности,
предусматривалось строительство производственного гиганта на Балхаше.
Восхищает работа созданной в молодом государстве
системы, которая позволила практически в течение всего
2-3 пятилеток превратить полуразрушенную гражданской
войной аграрную страну в индустриальную державу. Эффективность этой системы ощущается в документах, предМ.П. Русаков
ставленных в этой книге, на примере организации строительства балхашского медьзавода.
Все работы велись под лозунгом идеи создания сильного социалистического государства
с его социальными преимуществами в сравнении с господствовавшим на планете капиталистическим миром.
При этом многое начиналось буквально с нуля, но при постоянном и строгом контроле
партийных органов. Соответствующие решения ЦК ВКП(б), XVI съезда партии и постановления СТО были одобрены и приняты к организации и исполнению руководящими республиканскими органами Казахстана на V пленуме Казкрайкома ВКП(б) 16 декабря 1929 года и бюро
Казкрайкома 10 января 1930 года. Именно в этом году оперативно организуется управление по
!
52
строительству Казахстанского медеплавильного, свинцового заводов, рудников и обогатительных фабрик - Казмедьстрой.
В 1931 году оно преобразуется в Прибалхашстрой.
Первоначально строительство медьзавода предполагалось близ Караганды на реке Нура.
Но в связи со значительными запасами меди на разведанном Коунрадском месторождении
и недостатком водных ресурсов в районе Караганды, правление «Цветметзолото» 29 апреля
1931 года признало наиболее выгодным местом для строительства медьзавода северный берег
озера Балхаш.
На решение руководящих партийных и правительственных органов Советского Союза о
сооружении в Казахстане металлургических производств горячо откликнулся комсомол. 9 января 1930 года Казкрайком ВЛКСМ взял шефство над стройками Казмедьстроя. Как подчёркивалось в его решении, задача стояла «в создании устойчивых кадров для строительства из лучших проверенных на общественной работе комсомольцев, рабочей и батрацкой молодёжи». В
марте во всех комсомольских организациях Казахстана прошли собрания. Молодёжные газеты «Ленинская смена» и «Лениншил жас» из номера в номер освещали на своих страницах ход
мобилизации юношей и девушек на важнейшие промышленные стройки края, рассказывали
об активном участии молодого поколения в освоении и развёртывании дела первостепенной
государственной важности. На постоянную работу в Казмедьстрой были направлены опытные
кадры руководящих партийных, комсомольских, профсоюзных и хозяйственных работников,
способных идти в авангарде рабочей массы.
Прибытие строителей с разных концов Советского Союза и Казахстана положило начало
становлению производственного коллектива будущего предприятия. Одновременно шло партийное и комсомольское строительство, которое начиналось с организации первичных партийных и комсомольских ячеек.
В связи с широким развёртыванием капитальных работ и необходимостью обеспечить на
строительстве партийное влияние и руководство, был создан райком ВКП(б), первое заседание
которого состоялось 19 июня 1931 года. Главной его задачей являлось укрепление среди строителей партийной прослойки, которая должна возглавить борьбу за выполнение намеченных
планов. Наряду с этим шёл быстрый рост и формирование комсомольских организаций, объединяющих передовую часть молодых строителей.
Сооружение Балхашского медьзавода с первых дней стало делом партии и народа. 1 апреля 1931 года СТО СССР включил этот объект в число ударных строек страны. В его возведении участвовало более 300 крупнейших проектных, строительных организаций, машиностроительных и других заводов. Заказы для стройки в Прибалхашье выполняли 25 проектных институтов Москвы, Ленинграда и других крупных городов Советского Союза.
В этот же период начались интенсивные буровзрывные работы на Коунрадском руднике.
Только к ноябрю 1931 года дополнительно установили и пустили в работу 7 буровых вышек.
Как видно из письма актива Казмедьстроя в Казкрайком ВКП)б) от 1 октября 1931 года,
на опытном «однотонном» гидрометаллургическом заводе на Бертысе были получены первые
килограммы электролитной меди из коунрадских руд. Предположительно, эти испытания велись с окисленными рудами, так как шапка рудного тела, как правило, состоит именно из них.
А с пуском опытной обогатительной фабрики начались технологические испытания по обогащению всех видов руд с получением медного концентрата для его дальнейшей плавки. При
этом окисленные руды предстояло обогащать так называемым методом Мостовича.
На проходившей 1 февраля 1932 года конференции Южцветметзолота его председатель
Василий Иванович Иванов сказал, что Прибалхашский завод - это «Магнитогорск цветной металлургии», который по заданию партии и правительства должен будет в 1934 году дать стране
не менее 25 тысяч тонн, а в 1935 году - 150 тысяч тонн меди. Много это или мало?
Задав этот вопрос, он сам же и ответил, что пока все медеплавильные заводы Советского
Союза выпускают всего 48 тысяч тонн меди в год. Тем самым было дано наглядное представление о масштабах предстоящего дела. На рудном поле площадью в 600 тысяч квадратных ме53
тров необходимо было организовать суточную добычу горной массы по 100 тысяч тонн.
тшшт
В.И.Иванов попытался показать руководству страны
в лице присутствовавшего на конференции «всесоюзного
старосты» М.И.Калинина невиданные масштабы задуманного и назвал несколько весьма впечатляющих цифр. Чтобы
запустить в ход это громадное предприятие, надо построитель электростанцию мощностью в 212 тыс.квт, что для
сравнения составляет треть мощности первой очереди ДнепроГЭСа. А для снабжения водой потребуется подавать её
в 2,5 раза болыне, чем потребляет вся Москва. Через год
В.И.Иванов будет направлен для воплощения в жизнь грандиозного плана и в апреле 1933 года назначен начальником
Прибал хашстроя.
1932 год стал решающим и переломным для подготовки к ещё болынему размаху работ по возведению медеплавильного гиганта. Уже 13 сентября вступила в строй опытная обогатительная фабрика с суточной производительностью 25 тонн медных концентратов, получаемых методом
В.И.Иванов
флотации.
ЦК ВКП(б) и Советское правительство придавало серьёзное значение укреплению Прибалхашстроя зрелыми, опытными партийным и хозяйственными кадрами. В их числе, В.И.Иванов - коммунист с февраля 1917 года, участник гражданской войны, руководитель Харьковской ЧК, начальник строительства Сталинградского тракторного завода, за умелое руководство награждённый орденом Ленина. В марте 1935 года секретарём Прибалхашского райкома партии был избран Тит Степанович Назаренко - коммунист с 1918 года, прежде работавший парторгом на ленинградском заводе «Электросила», а затем секретарём исполкома Ленинградского городского совета. В мае из Белоруссии приехала
Вера Захаровна Хоружая - коммунист с 1921 года, вскоре избранная секретарём партийной организации отдела главного механика строительства.
ЦК ВКП(б) мобилизовал для работы в Прибалхашье группу партийных работников
преимущественно из Ленинградской и Харьковской городских парторганизаций. Среди них
Н.Варламов, И.Стригин, Ж.Тюленев, Е.Антоновский. Большую помощь оказал ЦК ВЛКСМ,
направив на стройку активных комсомольских работников, в числе которых был москвич
И.Т.Волков, возглавивший Прибалхашский райком комсомола. Одновременно и целенаправленно партия из среды местного населения воспитывала талантливые инженерные кадры, среди которых А.Алимжанов, Б.Исмагулов, К.Кадыржанов и другие. Одним из славных представителей национальной технической интеллигенции был Динмухамед Ахмедович Кунаев - инженер-горняк, получивший высшее образование в Москве и начавший свою трудовую
жизнь на Коунрадском руднике.
Можно с уверенностью сказать, что не было в стране новостройки, которая создавалась
бы в таких экстремальных условиях: зимой строители мёрзли в землянках и юртах, а летом изнемогали от изнурительной жары, болели цингой и дизентерией, страдали от недостатка воды
и продовольствия. Не хватало жилья, механизации работ, учреждений медицины и культуры. С
наступлением закрытия навигации по озеру Балхаш положение усугублялось отсутствием постоянной связи с внешним миром.
Исключительно сложной оказалась проблема транспортной связи. Ведь строительство
велось буквально на голом месте, отдалённом на сотни километров от городов и крупных промышленных предприятий. Ближайшая железнодорожная станция находилась в 500 километрах от Прибалхашстроя. Караганда, Спасск, бухта Бурлю-Тюбе были забиты различными грузами для строительства, продовольствием для рабочих, однако доставка их к месту назначения
осуществлялась с огромным трудом гужевым способом на телегах, запряжённых лошадьми,
54
верблюдами. В летние месяцы, когда на озере открывалась навигация, положение улучшалось,
но полностью проблема не решалась. Не хватало судов, не были исследованы водные пути, а
частые штормы на озере задерживали транспортировку по нему грузов.
Остро встал вопрос о срочной прокладке железной дороги от Караганды до бухты Бертыс, на берегу которой и велась стройка. Не смотря на неблагоприятные климатические и природные условия, 21 декабря 1935 года железнодорожная трасса Караганда-Бертыс была сдана
в эксплуатацию. Стройка наконец-то была соединена с крупными промышленными центрами
страны, откуда в Прибалхашье мощным потоком хлынули строительные материалы и оборудование. Такое улучшение материального и продовольственного снабжения первостроителей позволило ускорить сооружение медьзавода и других важных объектов на площадке.
Не менее остро стоял и жилищный вопрос. С каждым днём возрастал приток рабочих
на строительство. Многие приезжали семьями. Как свидетельствуют статистические данные,
«жилой фонд Прибалхашстроя к осени 1932 года был представлен землянками, палатками,
бараками и юртами. В среднем на одного человека приходилось жилплощади 1,5 кв.метра».
Освещение - свечами и коптилками. Однако палатки и юрты часто не выдерживали сильных
ветров и буранов. Ситуацию усугубляла нехватка топлива и продовольствия. Чтобы хотя бы
временно преодолеть жилищный кризис, не отказываясь от землянок, плоские настилы крыш
которых были почти вровень с окружающей землёй, основные усилия были направлены на сооружение более стойких к непогоде, особенно в зимних условиях, саманных и камышитовых
домов-бараков с печками.
Вместе с тем строительство промышленных объектов набирало силу. На смену лопатам,
киркам и тачкам пришли трактора, краны, бульдозеры и экскаваторы. Заработали кирпичные
заводы, механический цех. Была запущена временная электростанция мощностью в 5500 квт.
Благодаря архивным документам, можно проследить последовательное и планомерное
решение кадровой проблемы. В постановлении Казкрайкома ВКП(Б) от 1 декабря 1931 года «О
подготовке кадров для Прибалхашстроя» отмечалось, что «в условиях новостройки, на окраине национальной республики, где отсутствует квалифицированная рабочая сила, где крайне низок культурный уровень местного населения, проблема подготовки кадров в деле создания национального пролетариата приобретает значение первостепенной политической задачи». Казкрайком ВКП(Б) наметил ряд конкретных мер для набора рабочих и подготовки их через курсы Центрального института труда (ЦИТ), а также обучения на крупных промышленных
предприятиях страны. Уже в 1932 году на действующих предприятиях Казахстана и за его пределами обучались 1500 балхашских тружеников, из них 80% рабочих-казахов.
В основном большинство рабочих получали необходимые навыки труда и квалификацию
непосредственно на строительстве. Необходимую помощь в подготовке национальных кадров
оказывали высококвалифицированные рабочие, приезжавшие из центральных промышленных
районов Советского Союза. Начало было положено уже в 1930 году, когда на Прибалхашстрой
прибыла первая группа ленинградских рабочих. Летом 1934 года - 100 выпускников Московского строительного техникума, а в октябре-ноябре своих лучших и опытнейших ударников
труда прислал Донбасс.
Нельзя без волнения читать сохранившиеся в архиве их письма. Проезжая через АлмаАту, ударники труда из Макеевки передали в редакцию «Казахстанской правды» через её сотрудника письмо, в котором говорилось: «Мы, тридцать рабочих ведущих профессий, едущие
из Донбасса на стройку нового гиганта - медеплавильного завода на Балхаше, имеющие производственный стаж от 8 до 25 лет, обещаем, не покладая рук, честно работать на стройке. Будем передавать свой опыт отстающим и новичкам, чтобы досрочно построить завод, чтобы
дать стране тысячи тонн меди».
Письмо подписали Зелинский, Слесаренко, Бырлов, Кононенко, В. и Н.Москаленко, Умченко, Энтов, Лавренков и другие (всего 30 подписей).
В составе этой группы 9 слесарей, 6 токарей, 2 кузнеца, 2 фрезеровщика, 9 слесареймонтажников, шофёр, заведующий депо. Все квалифицированные рабочие 5,6 и 7-го разря55
дов. В их числе, 8 комсомольцев. Вслед за этой группой посланцев страны выедет вторая, более многочисленная.
Люди с перечисленными фамилиями живут в Балхаше и сегодня. Некоторые из них, возможно, потомки тех патриотов-энтузиастов 30-х годов прошлого столетия.
Значимой страницей в судьбе строительства стал приезд на Прибалхашстрой рабочих
московского треста «Стальконструкция», тружеников «Уралмаша», строителей-проходчиков
Московского метрополитена.
Вместе с тружениками Советского Союза на стройке трудились рабочие, приехавшие по
зову сердца из зарубежных стран, которые расценивали социалистические стройки как своё
кровное дело.
В статье ставшего впоследствии легендарным чешского журналиста Юлиуса Фучика,
опубликованной 25 августа 1935 года в пражской газете «Руде право», говорилось: «Седьмого августа уехала первая, а 10 августа в полдень отъезжает вторая группа чешских рабочих в
Казахстан, на озеро Балхаш. Их 13 человек из разных уголков Моравии и Словакии. Им предстоит дальняя дорога: три с половиной тысячи километров магистрали Москва-Новосибирск
через Киров, Свердловск, Омск, потом более тысячи километров до Семипалатинска, 500 км
по Турксибу и, наконец, ещё два дня плавания на пароходе по озеру Балхаш. Чешские рабочие едут туда в качестве инструкторов учить местное население самой передовой строительной технике».
Казкрайком ВКП)Б) придавал большое значение подготовке женских кадров и вовлечению их в производство. В 1935 году в посёлках Прибалхашстроя проживало около 1500 женщин, а работали из них только 300, то есть всего каждая пятая. Потребовалась деятельная агитационная работа, создание кружков техминимума. Началось формирование женских бригад
штукатуров, маляров, каменщиков и других профессий.
Партийная и комсомольская организации Прибалхашстроя много внимания уделяли
борьбе с неграмотностью рабочих. Для её ликвидации была создана специальная комиссия,
которую возглавляла Вера Хоружая.
С этой же целью по решению бюро Казкрайкома ВКП(б) в ноябре 1935 года был открыт
рабочий факультет (рабфак) на 200 человек. Вскоре такой же рабфак начал работать и на Коунраде с обучением на казахском и русском языках.
Постепенно жизнь на строительстве и в прилегающих к нему рабочих посёлках стабилизировалась. Сооружались первые школы, детские ясли и сады, больница. 12 января 1936 года
на квартале «А» был сдан первый многоэтажный дом.
В 1937 году начался пусковой период. Важнейшие на строительной площадке промышленные объекты один за другим стали вводиться в строй.
Рабочий посёлок Прибалхашстрой, в котором к этому времени проживало уже 25 тысяч
человек, правительственным решением от 11 апреля был преобразован в город Балхаш. Это
стало важным моральным стимулом для тружеников стройки. А 20 ноября заработала Балхашская ТЭЦ. Она не только начала давать электроэнергию для промышленной площадки, но и в
жилища горожан.
Эстафету от неё приняли важнейшие промышленные объекты. 21 марта 1938 года был
получен первый балхашский концентрат - сырьё для выплавки черновой меди. 25 мая начала
работать первая секция обогатительной фабрики. Подошёл ответственный период, когда учёт
времени шёл уже не на годы, а на дни и даже часы.
В полдень 10 июля была начата загрузка отражательной печи 60 тоннами пиротина в течение 2-х часов, а затем - шихтой. 16 июля был получен первый штейн. 23 августа достигнут первый успех по проплаву шихты. Рекорд установила смена Закожурникова, которая проплавила 149 тонн шихты при плане 138 тонн. Содержание меди в отвальном шлаке составило
0,3%. В эти сутки был достигнут самый высокий проплав шихты - 536 тонн.
В октябре-ноябре за 45 дней был смонтирован первый конвертор. В ночь с 23 на 24 ноября сменой Н.И.Бакурадзе в него загружены первые три ковша штейна. А 24 ноября 1938 года
56
в 19 часов выданы первые 45 тонн балхашской черновой меди. В газете «Прибалхашская правда» 25 ноября были названы имена тех, кто по праву вошёл в историю предприятия как выдавшие долгожданную первую медь: конверторщики Н.И.Бакурадзе, братья В.Е. и Ф.Е. Лошкарёвы, В.Г.Баранов, А.О.Вепрев, отражателыцики В.А.Гужавин, М.Ф.Трофименко, Ф.Ф.Бундин,
А.Тлеугабылов.
В декабре была пущена вторая отражательная печь. А в июле 1939 года по предложенному инженером Калмыковым скоростному графику за 17 дней был закончен монтаж второго конвертора.
Ранее в апреле 1939 года была сдана в эксплуатацию третья секция обогатительной фабрики, а в ноябре - мощный цех крупного дробления руды.
10-18 марта 1940 года состоялся Ш съезд КП(б) Казахстана, на котором делегатами от
балхашской парторганизации было 10 человек, среди которых: взрывник Коунрада С.Абжанов,
формовщик медьзавода М.Алимбаев, начальник металлургического цеха В.Зверев, флотатор
Х.Нурманбаев, мастер обогатительной фабрики К.Томпиев. На съезде отмечалось, что в Казахстане из трёх медеплавильных заводов Балхашского, Иртышского и Карсакпайского, самым крупным является Балхашский. В 1939 году он дал 51% всего количества меди, выплавленной этими заводами. Однако при этом съезд отметил неудовлетворительную работу руководства завода и его партийной организации, которые не мобилизовали трудовой коллектив на
безусловное выполнение производственной программы. Пуск завода в 1938 году задержался, в
связи с чем программа года была выполнена всего на 8,2%. В 1939 году Балхашский завод работал лучше, но освоил план лишь на 68,4%. Сверхплановые потери меди составили больше
тысячи тонн. Себестоимость оказалась выше плановой. В итоге заводом допущено свыше шести миллионов рублей убытков. Также неудовлетворительно работала и Балхашская обогатительная фабрика. Переработка руды на ней достигла всего 51,8%, не выполнен был и план по
содержанию меди в концентрате.
Подвергся критике и горком партии, который не обеспечил на предприятии должный
уровень авангардной роли коммунистов и комсомольцев. Съезд поставил задачу закончить
строительство Балхашского медьзавода и сдать его в эксплуатацию на полную мощность в
1942 году.
30 марта 1940 года на собрании партийного актива города особо было отмечено, что наряду со строительством завода и рудника коллектив сумел вырастить замечательные кадры из
коренного населения. Сотни людей, в прошлом не имевшие никакой специальности, с успехом овладели ведущими профессиями, научились управлять сложными механизмами и целыми агрегатами. Образцы стахановского отношения к труду показывают мастера отражательных печей и конвертора металлургического цеха Тлеугабылов, Удербаев, сменный мастер обогатительного цеха Томпиев, взрывник Коунрадского рудника Ахметов, бетонщик «Промстроя»
Каллимулин, электросварщик «Гражданстроя» Кожахметов, десятки и сотни других передовиков производства.
В целом в 1940 году работа металлургов заметно улучшилась. Хороших показателей в
медеплавильном цехе добилась смена мастера-коммуниста Кулясова на отражательных печах,
где она более шести месяцев перевыполняет план и удерживает переходящее Красное знамя.
По-стахановски с перевыполнением заданий работает на отражательных печах и смена мастера Гужавина. Смена мастера Удербаева обеспечивает самое высокое извлечение меди. Смены
мастеров Кулясова и Бызова на отражательных печах показали пример борьбы за экономию
мазута, сократив его расход.
Газета «Прибалхашская правда» 4 июня 1940 года опубликовала статью корреспондента
Н.Шовкунова о Тлеугабылове Азамбае, который прибыл на стройку в 1934 году, а в 1939 году
он в числе балхашцев, награждённых правительственными наградами, получил в Кремле медаль «За трудовое отличие».
Следует отметить, что процесс конвертирования у металлургов осваивался нелегко. Руководство завода неоднократно подвергалось критике за низкое использование конверторов
57
под дутьём - всего 40-45%, тогда как в это же время на Красноуральском заводе (с могцностью
20 тысяч тонн меди в год) этот показатель достигал 89,6%. Ситуация объяснялась тем, что балхашские штейны примерно в полтора раза богаче по содержанию меди, чем красноуральские,
поэтому тепловой эффект бессемерования (конверторного процесса) в Балхаше значительно
ниже, чем на конверторах в Красноуральске.
В октябре 1940 года технорук металлургического цеха В.Туязов высказал предложение,
что нужно делать для улучшения показателей по коэффициенту использования конверторов.
Он предложил увеличить переработку холодных присадок до 50% от веса горячего штейна,
для чего продлить время использования конверторов под дутьём за счёт сокращения рабочих
простоев, а также за счёт более рациональной организации работ с мостовыми кранами и ковшами. Важную роль играет точная дозировка кварцевого флюса. Нельзя допускать ни излишнего, ни заниженного количества его подачи. Кроме того, конвертор необходимо обеспечивать
подачей горячего штейна своевременно и в достаточном количестве.
Также необходима бесперебойная работа пушки Гарра (позднее в 50-е годы от неё отказались),
от которой зависит равномерное распределение флюса по ванне конвертора и которая своей работой
сокращает время, требуемое для загрузки флюса. Непременным условием является недопустимость
ухудшения его качества. Используемая как флюс успенская руда должна одновременно очищаться
как от слишком мелких частиц, так и от слишком крупных кусков. Выполнение этих преддожений
позволяло давать стране дополнительно ещё по 100 тонн черновой меди в месяц.
Следует отметить, что эти пути повышения коэффициента использования конвертора
под дутьём безусловно могут и должны применяться металлургами и сегодня.
Нельзя не вспомнить, что сооружение Балхашского медьзавода проходило в условиях
усложнявшейся международной обстановки. Империалистические державы, и прежде всего гитлеровская Германия, готовились развязать войну, острие которой направлялось против
Страны Советов - единственного в мире социалистического государства.
В 1940 году была доказана возможность извлечения молибдена из коунрадских руд. Тогда же началось строительство молибденовой обогатительной фабрики, а в январе 1941 года
был получен первый промышленный молибденовый концентрат. Начало производства важнейшего оборонного металла оказалось более чем своевременным.
Ведь пуск его совпал с началом Великой Отечественной войны.
Незамедлительно началась перестройка партийной и хозяйственной деятельности на военный лад. Вся работа партийной организации была направлена на выполнение главной задачи - дать для нужд фронта болыне оборонного металла.
С первых дней войны на фронт ушли тысячи балхашских мужчин, а оставшиеся на предприятии обязались работать по-фронтовому. В короткий срок подростки с 14 лет и молодёжь
непризывного возраста, жёны и матери фронтовиков освоили сложные профессии металлургического производства, считавшиеся сугубо «мужскими». Сотни женщин прошли обучение
на курсах слесарей, токарей, электросварщиков, флотаторов и других профессий. Их патриотизм, любовь к Родине, которая вела тяжелейшую борьбу с врагами, проявлялась в каждодневной, напряжённой работе под лозунгом «Всё для фронта - всё для победы!».
В материалах ЦК КП(б) Казахстана от 28 июля 1941 года отмечалось, что Балхашский
медеплавильный завод за 24 дня июля выполнил план выплавки меди на 104,8%. Учитывая
болыную потребность страны в жидком топливе (мазуте), чтобы снизить его расход, коллектив
освоил плавку в отражательных печах на угольной пыли. Также отмечался самоотверженный
труд рабочих: транспортировщица Букреева не выходила из цеха 24 часа, бесперебойно обеспечивая загрузку отражательных печей шихтой, транспортировщицы Тришкина и Курочкина
почти ежедневно работали по 15-18 часов. Механик цеха обезвоживания Петров и его ремонтная бригада не выходила из цеха 16 часов, приводя в порядок оборудование.
Все дни войны такой режим работы был практически постоянным у всех тружеников
тыла. С первых дней Великой Отечественной начались поиски снижения затрат, замены привозных материалов местными. Как докладывал секретарь горкома партии А.Неклюдов на VI
58
пленуме Карагандинского обкома КП(б)К, что по инициативе коммуниста Мельникова (начальника металлургического цеха) стал использоваться киикский известняк взамен привозного с Урала. Сернистый натр, который по 600-700 тонн в месяц также завозили с Урала, теперь вырабатывается свой на базе Карачаганского тенардита. По инициативе главного инженера Стригина освоено производство жидкого стекла. В сентябре были остановлены на текущий и капитальный ремонт две отражательных печи. Для работ на печи №3 хозяйственники
отвели 64 часа. Эта печь, которой до начала войны не было, можно предположить, построена в
первые дни войны. У неё не было своего котла-утилизатора, как у двух других отражательных
печей. Газы от неё через построенные внутренние и внешние борова проходили через котлыутилизаторы первых двух печей. Вероятно, такое инженерное решение было продиктовано военным временем, и без изменения дошло до наших дней. В разработке и реализации такого решения, судя по всему, немаловажную роль сыграли опыт и авторитет начальника металлургического цеха Мельникова, о котором даже в наши дни ходили легенды.
Партийное бюро выделило агитаторов, стало выпускать мобилизующие листовкимолнии, и печь была отремонтирована за 34 часа. На капитальный ремонт печи №2 первоначально предусматривалось 10 суток. Учитывая обретённый опыт, хозяйственные руководители сжали сроки до 164 часов. Но партбюро дважды обсудило вопрос о ходе подготовительных
работ, и ремонт был закончен за 94 часа. Героическим, самоотверженным трудом на горячем
ремонте отражательных печей отличились коммунисты Тлеугабылов, Бундин, Крупин; не считаясь со временем, трудились Омаркулов, Букаев, Андреев, Абдугалиев и другие.
2 ноября 1941 года центральная газета «Правда» сообщила, что медеплавильщики Балхаша с каждым днём усиливают свою помощь фронту. Октябрьский план выплавки черновой
меди перевыполнен. Особо хорошо работали металлурги (начальник цеха Мельников). Несмотря на то, что обогатители недодали им положенное количество концентратов, плавильщики
отражательных печей и конверторщики за счёт увеличения проплава богатой руды Джезказгана обеспечили выдачу металла сверх плана.
Взамен привозной успенской руды конверторщики стали применять в качестве флюса
джезказганскую руду, которая поступала в Балхаш на обогащение. Эти и последующие успехи
достигались металлургами, по-видимому, и благодаря работе 3-й отражательной печи.
По предвоенным мирным планам, мощности металлургического производства в Балхаше должны были полностью ввести в строй в 1942 году.
За период Великой Отечественной войны Балхашский медьзавод, находившийся в глубоком тылу, прочно занял одно из ведущих мест среди предприятий цветной металлургии Советского Союза.
Военные годы диктовали свои цели, ритмы и методы работы.
ЦК ЛКСМ Казахстана 27 августа 1942 года сообщало в ЦК ВЛКСМ, что в цветной промышленности страны созданы комсомольско-молодёжные смены. Передовой из них в соревновании металлургов является комсомольского-молодёжная смена мастера отражательных печей Балхашского медеплавильного завода Исмагулова.
6 мая 1944 года газета «Правда» информировала, что металлурги Балхаша ввели в действие ещё один новый конвертор №3, который полностью сконструирован, изготовлен и
смонтирован в мастерских завода.
В успехи страны в войне с фашизмом Балхаш и балхашцы внесли весомый вклад, также
благодаря выпуску более половины молибдена, производимого в Советском Союзе, и цветного проката из медных сплавов, который выпускал с 1942 года эвакуированный из подмосковного Кольчугино завод обработки цветных металлов.
Городская газета «Балхашский рабочий» 26 мая 1944 года писала, что коллектив металлургического цеха в ответ на Первомайский приказ Верховного Главнокомандующего
И.В.Сталина включился во Всесоюзное социалистическое соревнование и обязался выдать
сверх майской программы 250 тонн меди. Широко развернулось соревнование рабочих ведущих профессий. За 22 дня мая металлурги выдали сверх плана несколько сот тонн меди. Ни59
когда на Балхашском медьзаводе не достигалась такая высокая производительность труда. Это
была крупнейшая трудовая победа металлургов. Отражателыцики добились высокого проплава шихты на квадратный метр площади пода печи. Неплохими оказались и качественные показатели. Всё это говорило о том, что в цехе были созданы все условия для подлинного социалистического соревнования.
Хороших показателей в работе достигли конверторщики. Первенство заняла краснознамённая смена мастера Кошика, перевыполнившая за 22 дня мая план по выдаче черновой меди
на 15%. Второе место заняла смена мастера Вепрева, перевыполнившая план на 11 %.В ходе
соревнования отстающие смены стали выдвигаться в число передовых, как, например, смена
мастера Махнанова, которая проплавила наибольшее количество шихты. Образцы трудового
героизма показали стахановцы: шихтовщик Тюлюбаев, старший горновой Байрастанов, плавилыцик Сартаев, загрузчики Имамбаев и Бибишев, фурмовщики Корягин, Ермекбаев и другие рабочие.
Коллектив металлургического цеха горячо откликнулся на призыв Кузнецкого и Магнитогорского металлургических заводов дать болыые металла для нужд фронта. До конца месяца
он был в состоянии выдать ещё много десятков тонн меди. Главное, чтобы обогатители обеспечили концентратом в таком количестве и такого качества, как это было во второй декаде мая.
В начале 1945 года в телефонограмме парторга Ю.Н.Свядоща в ЦК ВКП(б) Казахстана
подчёркивалось, что многотысячный коллектив гиганта советской цветной металлургии - Балхашский медьзавод шагает в ногу с победоносно наступающей Красной Армией. Ежемесячно увеличивается выплавка меди, выпуск молибдена и добыча вольфрамового концентрата. За
время Великой Отечественной войны завод значительно улучшил свою работу по всем показателям. Извлечение меди за два года возросло на 5,3%, молибдена - на 7%, проплав шихты поднялся на 25%, производительность труда увеличилась на 43%, завод сэкономил за первое полугодие 1944 года 4000 тонн угля и свыше 5 млн. квт.часов электроэнергии. За счёт снижения
себестоимости государство получило 10 миллионов рублей прибыли.
В авангарде соревнования и организации высокопроизводительной работы были коммунисты. Так, например, на железнодорожном транспорте машинисты Козлова, Лебедев и Порошель организовали перевозку тяжеловесных поездов с Коунрадского рудника. Грузчик Ибраев добился систематического сокращения простоев вагонов НКПС (Народного комиссариата
путей сообщения). Все они на протяжении двух лет перевыполняли нормы выработки от 130
до 160%.
В цехе флотации классификаторщики Алимжанов, Мустахаев и другие систематически
перевыполняли нормы по производительности мельниц измельчения руды. Флотатор Сарсенбаев, замечательный мастер своего дела, в совершенстве овладевший технологией извлечения
меди, за полтора года извлёк из руды сверх плана 281 тонну меди, а флотатор Белик извлекла 60 тонн меди сверх плана. Они подготовили десятки новых квалифицированных рабочих,
которые успешно трудились на производстве и давали для нужд фронта сверхплановую медь.
В металлургическом цехе коммунисты Гужавин и Сартаев организовали борьбу за высокий проплав шихты. Следуя их примеру, все смены цеха за последние полтора года подняли
проплав с 2 до 2,5 тонн на квадратный метр пода печи, перекрыв ранее установленные нормы.
Инженерно-технические работники, начальники цехов завода и рабочие-рационализаторы
немало поработали над усовершенствованием технологии и организации производства. В 1943
году рационализаторы подали 166 предложений, из которых 64 были внедрены и дали экономический эффект 2500 тыс. рублей в год. За первое полугодие 1944 года поступило 103 предложения, из них внедрено 70, что дало годовой экономический эффект 3800 тыс. рублей. В числе лучших рационализаторов завода Келлер, Бочарников, Спиридонов, Мельников, Пессин и
другие, благодаря кому удалось дать болыне оборонного металла.
Ремонтно-механическая служба завода, которую возглавляли Азбель, Рабинович, Рычагов, Кобелев, освоила за 1943-1944 годы производство огромной номенклатуры сложнейших
деталей из стали Гатфильда, легированной стали, сложных поковок из цветного литья.
60
Руководители основных технологических цехов завода Волков, Матвеенко, Шайденко,
Победоносцев, Мельников добились значительных достижений в усовершенствовании и внедрении в производство новых технологических процессов.
Патриотизм советских людей, неразрывное единство фронта и тыла в период войны выражались множеством больших и малых дел, инициатив и поступков как отдельных лиц, так и
болыних коллективов. И балхашцы не остались в стороне от общенародного движения. Были
организованы сборы денежных средств на строительство танковой колонны и авиаэскадрильи,
отправка тёплых вещей и подарков воинам Красной Армии, шефство и забота о семьях фронтовиков.
В годы Великой Отечественной войны за успешное выполнение производственных заданий во Всесоюзном социалистическом соревновании Балхашскому медьзаводу неоднократно присуждалось переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны, которое в
августе 1945 года было передано трудовому коллективу на вечное хранение.
После великой Победы страна приступила к восстановлению народного хозяйства, городов и сёл, подвергшихся вражеской оккупации.
Достаточных средств для расширения предприятий Балхаша просто не было.
Но это не помешало выполнению задач четвёртого пятилетнего плана, которое велось
по двум основным направлениям: а) строительство и расширение некоторых цехов завода, б)
вскрытие и мобилизация внутренних резервов с использованием передовых методов работы.
Был намечен путь интенсификации производства и труда.
В 1948 году балхашский медеплавильный завод освоил проектную мощность по выплавке меди. Несмотря на тяжёлое послевоенное положение в стране, некоторые средства на расширение медеплавильного производства всё-таки выделялись. В 1949 году был смонтирован
и пущен в работу четвёртый конвертор, изготовленный на заводе «Уралмаш». По инициативе
мастера конверторного передела У.Кошика, металлурги в мае 1949 года развернули социалистическое соревнование за внедрение скоростных и тяжеловесных плавок.
На рубеже 50-х годов в металлургическом цехе был создан анодный передел для огневого
рафинирования черновой меди и отливки анодов, предназначенных для получения из них методом электролиза катодной меди.
В этот же период состоялось строительство электролитного цеха - крупнейшего на Евроазиатском континенте. В мае 1952 года на его первой очереди была получена рафинированная
или катодная медь, ставшая основным видом продукции - одним из символов Балхаша.
Для запуска этих производств на медьзавод прибыли опытные специалисты с Урала из
медеэлектролитного завода г.Верхней Пышмы, Свердловской области. Среди них А.И.Гаев
- первый начальник электролитного цеха, Н.С.Фёдоров - старший мастер анодного участка. Первым начальником анодного участка был А.Н.Поляков, а первыми мастерами смены Д.Х.Пивень, В.Ненашев - участники Великой Отечественной, Н.Арчаков и Ж.Нурпеисов одни из первых выпускников Балхашского горно-металлургического техникума.
В дальнейшем 50-е годы знаменовались тем, что существовавшая на медьзаводе и казавшаяся изначально передовой технологией отражательная плавка успела морально устареть,
исчерпала свои возможности, и нужна была её замена. В этот период подобная проблема возникла во всей мировой металлургии. Потребовалось сближение науки и производства, привлечение к решению актуальных задач научно-исследовательских институтов. Балхаш не стал исключением. Здесь проводились испытания предложенной учёными циклонной плавки, большое и длительное внимание уделялось использованию кислорода, особенно, в процессе конвертирования меди.
Однако огнеупоры не выдерживали длительных высокотемпературных процессов.
Но направление для дальнейшей работы всё-таки наметилось. В 1949 году московский
учёный В.А.Ванюков получил авторское свидетельство на процесс, названный «плавка в жидкой ванне», с агрегатом, который по расчётам выдерживал высокотемпературную выплавку
меди с применением кислорода. Это изобретение стало основой для новых решающих шагов в
61
медеплавильном производстве на Балхаше, хотя сделаны были эти шаги только спустя десятилетия. Но именно благодаря им, на многие годы сложилась устойчивая работа и в целом судьба градообразующего предприятия, а значит, и всего города Балхаша.
Дойти до сути
В исследованных материалах, на основании которых рассказана история медьзавода со
дня выдачи первой балхашской черновой меди, всё-таки остались «белые пятна». Чтобы история стала более полной, без недосказанных фактов и событий, потребовались дополнительные
поиски достоверной информации. Одним из её первоисточников стала газета «Прибалхашская
правда», которая издавалась на Балхаше с 1932 года.
Особый интерес вызывает судьба отражательной печи №З.Как уже отмечалось, когда
именно было закончено её строительство и она вступила в строй, документального подтверждения нет. Но значение этой печи для медьзавода настолько важно, что захотелось обязательно ответить на эти вопросы. Впервые о её существовании упоминается в выступлении секретаря Балхашского горкома партии А.Неклюдова на УІпленуме Карагандинского обкома КП(б)
о досрочном текущем ремонте печи №3 в сентябре 1941 года.Однако сведений о том, когда она
была пущена, не нашлось. Учитывая, что Великая Отечественная война шла уже три месяца
и медьзавод перешёл работать на рельсы военного времени, можно предположить, что отражательная печь №3 была пущена досрочно в первые дни войны. Ведь по решению Ш съезда
КП(б) Казахстана, который состоялся 10-18 марта 1940 года, завершение всего строительства и
сдача в эксплуатацию на полную мощность медеплавильного производства в Балхаше планировалось в 1942 году. Есть основания предположить, что в 1941 году готовность печи №3 была
достаточно высокой, что в условиях возникшей обстановки позволило запустить её в работу
ранее намеченного срока. Найти информацию о конкретном времени пуска этой печи не удалось. В городском архиве имеются номера газеты «Прибалхашская правда» только до 26 июня
включительно. Далее в издании городской газеты произошёл перерыв, судя по всему, связанный с переходом на работу в военное время. Выход газеты уже под названием «Балхашский
рабочий» продолжился со 2 декабря 1941 года, как и двух других газет«Балхаш жумысшысы»
и «Горняк Коунрада». Таким образом, пуск печи №3 пришёлся на период, который остался за
рамками освещения местными средствами массовой информации.
Примечательно, что в наши дни, когда медеплавильное производство полностью перешло на процесс Ванюкова, именно отражательная печь №3, начало судьбы которой за давностью времени так и осталось невыясненным, оставлена в холодном резерве на случай непредвиденной остановки двух ПВ.
Она сможет обеспечить получение первых расплавов, необходимых для запуска печей
Ванюкова. Взглянув на печь №3, можно убедиться, что она, как говорят металлурги, «во всеоружии», чтобы от неё «прикурить». У неё подвесной хромомагнезитовый свод - последнее
достижение для отражательных печей, оснащённость высокоэффективными горелками, испытанными в последние годы работы на бывшем дешёвым мазутном топливе. Словом, печь, как
поётся в известной песне, «стоит на запасном пути».
Ещё одну особую страницу из истории балхашского медеплавильного цеха важно рассмотреть подробнее. Это использование в качестве топлива для отражательной плавки угольной пыли. Изучение этого вопроса показало, что по информации оргинструктора ЦК КП(б) от
28 июля 1941года, то есть в самом начале войны, «коллектив Балхашского медьзавода, учитывая болыную потребность страны в жидком топливе (мазуте), освоил плавку в отражательных печах на угольной пыли». Для несведущего человека может показаться, что замена одного
вида топлива на другой не представляет ничего особенного, тем более - сложного. На деле же,
чтобы обеспечить работу отражательных печей на другом виде топлива, понадобилось в тяжёлых условиях военного времени срочно решать непростые проблемы. Требовалось строительство целого комплекса объектов для приёмки составов с углем, его выгрузки и складирования,
62
Легендарная отражательная печь №3
пыле-угольной фабрики, системы подачи полученного на ней тонкодисперсного материала в
расходные бункера отражательных печей и - самое главное - освоение процесса его эффективного сжигания через специальные горелочные устройства. По проекту отражательные печи
были рассчитаны на применение угольной пыли для выплавки меди из медных концентратов с
содержанием влаги 5-6 %. Для этого предусматривалось использование лучших углей - антрацита Карагандинского бассейна, а позднее - высококалорийных углей Кузбасса. Следует воздать благодарность строителям того времени, которые смогли подготовить этот комплекс к началу Великой Отечественной войны.
В архивных документах и в «Прибалхашской правде» информации об этом нет. Но удалось отыскать любопытную публикацию от 23 марта 1941 года, переведенную из американского журнала «МетлзТехнолодж», под названием «Сырая» плавка медных концентратов». В
ней изложен опыт работы американцев в 1933-39 годах на пыле-угольном топливе на отражательной печи с площадью пода 332,5 кв.м (в Балхаше - 240 кв.м) с удельным проплавом 2,45
т/кв.мпода печи при работе трёх котлов-утилизаторов, установленных за печью. За 1939 год
были достигнуты лучшие технологические данные: содержание меди в штейне 29,73%; оптимальный состав шлака: 44,1% кремниевой кислоты, 37,3% окиси железа, содержание меди
0,42%.
Такая публикация ориентировала балхашцев на передовой опыт в мировой практике. В
ней говорилось, что достигнутые в США показатели близки к возможным у нас. Это мобилизовало медьзавод на ударную работу и стимулировало освоение использования угольной пыли
при отражательной плавке.
Сегодня можно определённо сказать, что эффективное сжигание угольной пыли более 65
лет было главным при отражательной плавке на Балхаше. Начиналась эта технология с подачи и сжигания угольной пыли простыми устройствами - горелками (труба в трубе). В количе-
стве четырёх штук они устанавливались в передней торцевой стене агрегата. В каждой горелке были запорные устройства, через которые по внутренней трубе с помощью первичного воздуха вдувалась угольная пыль, а по наружной вдувался вторичный воздух, кислород которого служил для пространственного горения угля. Пламя от него обеспечивало плавление медесодержащего сырья.
Работа по такой технологии требовала от металлургов особого мастерства. Обеспечение
эффективного горения угольной пыли с визуальным контролем одновременно всех четырёх
горелок осуществлялось с подлинным искусством, которым владели мастера и старшие плавильщики из числа первых балхашских металлургов, умение которых передавалось из поколения в поколение.
По мере освоения этого процесса, постоянно велось усовершенствование конструкции горелок. Газета «Балхашский рабочий» 28 мая 1944 года в статье «На отражательных печах» сообщила о внедрении на отражательных печах при сжигании угольной пыли третичного воздуха. По предложению начальника металлургического цеха Ю. Победоносцева и технического руководителя В. Мельникова, в горелки по внутренней третьей трубе стали подавать третичный воздух под более высоким давлением, которое используется при конвертировании. Благодаря такому новшеству, не только повысилась тепловая нагрузка, но и фокус пламени значительно приблизился к головной части печи, что улучшило процесс плавки по всем
технико-экономическим показателям. Появилась возможность значительно снизить расход топлива и за счёт повышения эффективности горения угольной пыли довести удельную производительность отражательных печей до Зт/кв.м пода печи.
Последующие совершенствования привели к созданию турбулентных горелок с их улиткообразной конструкцией левой и правой направленности и такими параметрами сечения воздуховодов, эксплуатация которых для эффективного горения угольной пыли требовала меньше
визуального контроля. Наряду с этим, были найдены способы улучшения горения путём подогрева вторичного воздуха и его обогащения кислородом. Чтобы факелами всех четырёх горелок
создать общий фокус тепловой нагрузки, они строго выставлялись в печи так, чтобы пламя было
направлено на зеркало ванны с целью минимальной тепловой нагрузки на свод. Был введён температурный контроль распределения тепла по всей длине печи. Неизменно болыное значение
придавалось качеству угля, от которого требовалось максимальное наличие летучих веществ и
наименьшая зольность, и чтобы при этом обеспечивалась высокая степень тонины его помола.
Учитывая, что в работе балхашских металлургов многое было впервые, им приходилось решать немало проблем, чтобы добиться необходимых результатов. Нельзя не отметить,
что газета «Балхашский рабочий», которая в годы войны выходила всего на двух страницах
мелким шрифтом, постоянно уделяла внимание таким проблемам, в том числе, поиску путей
эффективного сжигания угольного топлива, с привлечением квалифицированных специалистов. Так 23 марта 1944 года вышла статья начальника центральной химической лаборатории
Б.Ранского «За правильный режим работы отражательных печей». Автор обращает внимание
на неудовлетворительную шихтовку. В шлаках отражательных печей зафиксированы колебания содержания кремниевой кислоты от 29,2 до 43,8%, а окиси кальция от 5,4 до 22,4%. Такие
разбросы показывают, что состав шихты менялся от 3 до 6 раз в сутки, что несомненно влекло за собой появление тугоплавких откосов, тугоплавких и вязких шлаков, а это требовало перегрева печи с повышением расхода топлива при снижении её производительности. Одновременно увеличивались потери меди со шлаками.
Уделялось в газете внимание и злободневной теме экономии энергоресурсов. В частности, говорилось о перерасходе угольного топлива. При этом отмечалась острота вопроса по качеству угля, в котором содержалось недостаточное количество летучих составляющих, а зольность была высокой.
Особый интерес представляет анализ инженера-металлурга А.Кулакова «Чему учит опыт
работы на отражательных печах», напечатанный в газете 25 июня 1944 года. Публикация охватывает работу медьзавода за 6-летний период. Так до 1942 года проплав шихты находился при64
мерно на одном уровне 1,90-1,95 т/кв.м пода печи. В 1943 году он заметно возрастает до 2,2
т/кв.м, а в мае 1944 года достигает 2,4 т/кв.м. При этом среднесуточный расход условного топлива составлял до 1942 года 98-107 тонн, в 1943 году 128 тонн, а за 5 месяцев 1944 года составил 149 тонн. Сравнивая эти цифры, понимаешь, что работа балхашских металлургов на
первых порах была весьма нелёгкой. До 1944 года шихтоподготовка была неудовлетворительной, в связи с необеспеченностью медными концентратами и вынужденным вовлечением в переработку дроблённых тугоплавких джезказганских руд. В 1942 году, чтобы получить из них
10% меди, потребовалось переплавить более 19500 тонн пустой породы. Отражательная плавка джезказганской руды может быть оправдана только острой потребностью страны в меди и
невозможностью снабдить печи другим медесодержащим сырьём.
Естественно, состав шихты повлиял и на технико-экономические показатели процесса:
удельный проплав, извлечение меди, расход топлива, содержание меди в отвальных шлаках.
Но вместе с тем в течение всего периода наблюдается тенденция к улучшению всех показателей, благодаря приобретаемому опыту, упорядочению и уточнению воздушно-теплового режима печей, их работы на коротком факеле с применением третичного воздуха и определения
оптимальной тепловой мощности. В результате произошло дальнейшее сокращение удельного расхода топлива и повышение уровня удельного проплава. В целом же упорядочение и уточнение режимов вообще (подготовки и загрузки шихты, заливки конверторного шлака,выпуска
продуктов плавки) способствовали росту количественных и улучшению качественных показателей.
«Когда же будут пущены котлы-утилизаторы?» - в этой статье П.Нагулевича от 8 декабря 1944 года сделан акцент на оборудовании, которое сегодня хорошо известно, но путь к его
внедрению в производство оказался далеко не простым и тернистым. Как пишет автор, к монтажу котлов на Балхаше приступили в 1940 году, но и через 4 года ни один котёл не вступил в
эксплуатацию. А ведь использование тепла выбрасываемых газов с температурой выше 1000
градусов могло бы при выдаче необходимого пара ежесуточно давать экономию до 30-40 тоннугля.
Оказывается, котлы-утилизаторы осваивались в Советском Союзе впервые, но в ходе их
строительства появились трудности, в том числе, необходимость реконструкции отдельных
частей котлов. При этом котлы-утилизаторы были агрегатами ТЭЦ, и за их внедрение отвечали
энергетики, а вот достаточной заинтересованности в них со стороны металлургов не было. Однако острый вопрос по котлам-утилизаторам не остался без внимания. К 25 ноября 1944 года
были намечены сроки ввода в строй двух котлов, пригодных к работе, Третий котёл оказался неукомплектованным. В результате два котла-утилизатора за отражательными печами №1 и
№2 просуществовали до наших дней и были в работе до полного их износа к концу 70-х годов.
Через них проходили и газы печи №3, у которой не было своего котла-утилизатора.
Проблемы, поднятые в начале 40-х годов, не утрачивали своей актуальности для балхашских металлургов в течение всего периода работы на отражательных печах. То, что было обозначено оргинструктором ЦК КП(б) Казахстана в далёком 1941 году одним словом «освоено»,
на деле продолжало осваиваться и совершенствоваться ещё не одно десятилетие вплоть до
полного перехода на процесс Ванюкова.
65
Часть 2. О друзъях, товарищах
«Чтобы быть достойным челоееком,
признай достоинство других»
И-В. Гёте
Название второй части моих воспоминаний говорит само за себя. Они о встречах на жизненном пути с незабываемыми, добрыми, согревающими душу друзьями и товарищами. С
болыним удовольствием вспоминаются люди, с которыми судьба свела меня в КазГМИ. Уместно и приятно вспомнить и о некоторых ребятах моей школьной поры.
Одноклассники
В Аральской русской средней школе было два старших класса - «А» и «Б». Такое разделение
по сути довольно условное - только для удобства проведения уроков. Учителем физкультуры в школе
был Иван Данилович Шульга - действующий спортсмен, чемпион Казахстана по десятиборью.
Именно он привил многим
из нас любовь к спорту. И в первую очередь из того периода жизни
вспоминаются ребята, с которыми
связывала дружба и увлечённость
спортом.
Безусловно, один из них - мой друг детства ещё с острова Барса-кельмес, о котором в центральной печати опубликовано немало интригующих статей и где прошли мои ранние детские
годы и Жорика Пономаренко. Летом 1960года мне довелось в последний раз увидеть Жорика и
его тётю Марусю, кото__
рая была для нас в жизни второй мамой. Он
25 января 2017 года в нашей газете в рутогда приехал в родные
брике «Неизведанный Казахстан» была напечатана статья Павла Злобина «Тайны урочища, из
места на свои последние
которого не возвращаются* (см. № 4-Т). После
публикации в редакцию «Комсомолки» пришло
каникулы перед окончаписьмо от нашего читателя, на которое мы не
могли не откликнуться.
нием
Куйбышевского
•Здравствуйте, дорогая редакция «Номирригационного инстисомолки*! Меня зовут Камза Серикбаевич
тута. Я их тогда познаТынышбаев, мне 81 год, промиваю в городе
Балхаш. Я прочитал статью о Барса-кельмесе,
комил со своей супруродном острове моей памяти, на котором я
прожил до 19 лет. Я ищу своих друзей детства
гой Зайдой и месячной
и юности, вместе с которыми я рос на острове Барса-кельмес. Острова сейчас нет, как и
дочуркой, перед самым
6ольшей части Аральского моря. Затерялись стана, а Инна Андреевна в те годы окончила
отъездом из Аральска
и мои друзья, которых я не теряю надежды Аральскую русскую среднюю школу №1 имени
отыскать. Друзья - дети тогдашнего дирек- Н.К.Крупской и поехала учиться куда-то на
в Балхаш к месту моей
тора Барса-кельмесского государственного Урал. На этом их следы теряются. Высылаю вам
заповедника, брат и сестра Георгий Андреевич фото моихдрузей с большой надеждой, что Вы
будущей жизни на береПономаренко (1937 г.р.) и Инна Андреевна поможете их отыскать».
Уважаемый Камза Серикбаевич, мы с ра(1941 г.р.). Георгий Андреевич окончил в 1961
гу другого озера-моря.
году Куйбышевский ирригационный институт достью попробуем помочь вам в поиске ваших
и по направлению поехал работать в город
\Термез Сурхандарьинской области Узбеки-
66
друзей. (Контакты К.С. Тынышбаева есть в
редакции.)
В последнее время болыне года ищу
его с сестрёнкой по всему свету через всевозможные СМИ, разместил их фото на
Акция «Старая фотография» пропортале телепрограммы «Жди меня», гаАКЦИЯ _______________ д о я ж а е тся . Н апом иим , что для
участия я акции необходимо призетах
«Аргументы и факты» и в «Комсоиести в редакцию яибо прислать по злектрониой или обычиой почте*
фотоснимок (чем старше, тем лучше, и желательно, чтобы это была
мольской правде», но пока безрезультатно.
копия и э фотостудии). Если вы сопроводите его небольшим расскаЗОМ о людях или местности, которые попали в кадр, будет просто
Не забывается Лазарь Лиджиев, с
и р и о ііа п с
у я а З а Т Ь С п О И К О Н Т З К Т ІІв іИ Т в Л б ф О Н ,
которым сидели за одной партой. Он был
НяіІАІіПЙІНІіШв? гғ. Алмаггы,
I
ул. У ш ш бшыра, 21А. Тел. 870228402 58
по национальности калмык. Родители врачи (отец известный в городе хирург),
репрессированные в годы Великой ОтечеО С ТРО В ПАМЯТИ
ственной войны. Сестра его Ира училась
Вот что пишет об этой ф отоф аф ии наш читатель из Балхаша
Камза Тынышбаев: «Фотографию, которую я бережно храню в
в классе на год старше нашего. Была велисвоём альбоме, я решші подарить вашей рубрике, прочитав статью
колепной спортсменкой-баскетболисткой,
«Остров надежды». Историю острова с мистическим названием
«Барсакельмес» я в 2016 году описал в своей книге «Остров, котоиграла за сборную команду города. Не отрого нет». Острова уже нет, как и, увы, Аральского моря. На этом
ставала и по учёбе, с отличием закончиострове я рос до 19 лет с друзьями детства. Они на фото 50-х гг.
ХХвека. Это дети Александры Самойленко - директора Барсакелъла
школу и поступила в Семипалатинский
месского государственного заповедника (БКГЗ). Снимки Георгия и
Инны Пономаренко (на фото) я поместил на сайте телевизионной
финансовый институт. Лазарь среди нас
программы «Жди меня». Но всё безрезультатно. Жорик родился 14
был одним из самых сильных и рослых,
чемпионом города по толканию ядра, метанию диска и копья, словом, перспективный легкоатлет. После школы он решил
поступать в алма-атинский институт физической культуры, но провалил один из
первых экзаменов. Однако в Аральск не
возвратился и сдал экзамены - на этот раз
успешно - в Талгарский сельхозтехникум. С ним мы иногда встречались. Както навестил его в Талгаре и, помнится, переночевал у него в комнате, которую он
снимал у каких-то стариков. Учёбу он засентября 1937года. В 1961-м он окончил Куйбышевский ирригационный институт и по направлению поехал работать в Термез (Узбекискончил раныне меня, родители его к тому
тан). А Инна, 1941 года рождения, после окончания школы поехала
учиться куда-то на Урал. Я всёещё надеюсъ найти этих своих друзей
времени вернулись в Элисту. В первые
или их потомков. Дело в том, что, по словам нынешнего директора
годы моей жизни в Балхаше, пытался найБарсакельмесского природного государстеенного заповедника Зауреш
Алимбетовой, все архивные материалы были утеряны. А уникальные
ти его, но безуспешно.
материалы о бывшем острове могли сохраниться в семейных архивах
друзей моего детства».
В школе образовалось своего рода
братство ребят, которых сближал спорт, в
том числе, и в повседневной жизни. Помимо Жорика и Лазаря, помнятся: из нашего класса «А» Гена Мигунов, который виртуозно играл
на балалайке, из класса «Б» Вова Арзамасцев - он играл в волейбол за город, Гена Осипов - центровой и самый результативный нападающий сборной команды города по футболу, Ильяс Жансугуров и Миша Каукарбеков. Вместе с Мишей 17 июля 1955 года я впервые приехал в АлмаАту и остановился у его родственника, который и рассказал, что размер студенческой стипендии между КазГУ и КазГМИ отличается аж на 175 рублей. Это не могло не повлиять на мой выбор, куда поступать учиться, и фактически определило мою дальнейшую судьбу. Миша пришёл
в нашу школу уже в восьмом классе, когда переехал в Аральск вместе с родителями.
Отец его был назначен прокурором города. В те годы все руководители, занимающие
должности, вокруг которых сегодня процветает коррупция, часто перебрасывались из одного
места на другое, причём в одиночку, а не командами - это была продуманная мера, чтобы они
не обрастали криминалом. 0 6 этом могу судить и по своему тестю Кушеку Джаксалыкову - сотруднику, а впоследствии управляющему государственными банками.
ПППО Л
Иса
* 3 а ра бо гу гю ч-п ы и
еладелы ду не
Ч/К
а
им ччж ү і .
пям ы и м и м т к
п и с е м с в л о ж е н н ы м и в н и х ф о т о р е д а к ц и я о ів е т с ів е н н о с т и н е н е с ё т . Ф о т о
67
У него было шестеро детей, и все они родились в разных городах Казахстана, куда глава семьи переводился по работе. Почему-то в наши дни такой метод работы с кадрами не приживается.
Припоминаются две девочки из нашего класса: Лида Елисеева - белокурая красавица, в
которую был влюблён Лазарь, и отличница Бэла Животовская, с которой мы сидели «на одном
варианте», то есть друг за другом, она - передо мной. Во время письменных контрольных работ мы с ней всегда пытались опередить друг друга в получении результата, чтобы сличить
наши ответы. Всё это как-то сближало нас, рождало чувство взаимной симпатии друг к другу,
добрые отношения, которые иногда заканчивались прогулками у моря. Жила она на окраине
города, почти у моря. Почему-то ту часть города называли «Америкой».
Здесь также жил один из силачей нашего класса Володя Кивенко. Отец его работал в пароходстве капитаном, и Володя с гордостью носил морскую фуражку с кокардой в виде якоря.
Он готовил себя к службе в морфлоте и в любую погоду выходил в море на весельной лодке.
Часто мы всей компанией бывали у него и катались на этой лодке. Над кроватью у Володи всегда висело ружьё, так как отец его был охотником. Однажды мы решили пострелять. Выйдя из
дома, я взял у Володи ружьё и, не заглянув в него, решил взвести курок и произвести щелчок.
Благо, что ружьё направил не в сторону ребят, а в воздух. Прогремел ужаснувший меня выстрел! Оказалось, Володя почему-то всегда держал ружьё заряженным. Не знаю, изменилось
ли что-либо у него после этого случая, но воспоминание об этом жутком выстреле до сих пор
вызывает у меня непередаваемое чувство страха.
В студенческие годы мы часто встречались в Алма-Ате с Мишей и Ильясом, которые
учились в сельхозинституте. Много лет спустя от одного из своих братьев узнал, что Ильяс
стал главным санитаром города Аральска.
В 1979 году, когда ездил на свой родной остров Барса-кельмес, в ресторане на станции
«Аральское море» случайно встретил Лиду Елисееву.
Оказалось, что из-за тяжёлой болезни мамы она не смогла продолжить дальнейшую учёбу и работала официанткой.
Более шестидесяти лет отделяют меня от школьной поры, но память о ней эти годы не
заслонили. Конечно, многих из нас - бывших одноклассников - жизнь разбросала по разным
краям нашей страны, закружила в круговерти будней, испытаний, проблем. Однако память
осталась светлая и добрая. Вспоминаются юные лица, спортивные баталии, звонкие голоса и
весёлый смех. Спасибо тебе, юность, и всем, кто встретился нам в начале жизненного пути и
остался дорог и памятен на всю жизнь!
Сокурсники
Пять лет на одной студенческой скамье, это как пуд соли съесть вместе - только таким
образом можно получше узнать человека, как говорится, чем он дышит и на что способен. К
50-летию выпуска инженеров-металлургов КазГМИ-КазПТИ 1955-1960(1961) годов, к которому принадлежу и я, в Алматы была выпущена книга, которая вобрала в себя впечатляющие,
яркие воспоминания отдельных сокурсников. Руководствуясь этим изданием, используя достоверные конечные результаты и статистические данные о нашем потоке и его отдельных людях, захотелось дополнить опубликованный словесный портрет - как коллективный, так и отдельных лиц - недостающими сведениями. Кто же оставил неизгладимый след в моей памяти?
Нас было пятьдесят сокурсников:большая часть - столичные ребята и девушки, другая из разных регионов Казахстана. Некоторым иногородним, наиболее остро нуждавшимся в жилье, институт с первого курса предоставлял общежитие. На нашем факультете такими счастливчиками оказались: Жакуп Аманов из Целинограда, Сали Тельбаев из Ленгера - рудника поблизости от Чимкента, Касен Ахметов из Караганды, Хасен Байкенов из Семиозёрки Кустанайской области, Сулеймен Дауленбаев - не помнится откуда, Еркен Бугенов со станции Ша68
малган Алмаатинской области и я. Вот этой группой, живя в центре столицы, мы вместе на
протяжении первых трёх студенческих лет ходили на занятия и обратно, отмеряя по восемь
кварталов в одну сторону. По дороге беседовали, делились впечатлениями.
Вместе ходили мы и на танцы в другие институты, где у кого-то из ребят были знакомые
девчонки-землячки. А на свидания ходили в «дежурных» плащах, пальто и костюмах - самое
лучшее из верхней одежды, что было у кого-то, становилось общим. Однажды Хасен пригласил нас на вечер в КазГУ, где училась его землячка. Познакомил нас с ней, она представилась
Марийкой. Танцы проходили в общежитии на углу улиц Уйгурской и Виноградова. В первый
вечер знакомства мы не решились танцевать с новой знакомой. Девушка танцевала с подружкой, а между танцами они убегали к себе в комнату.
В те годы мы часто ходили в парк Панфиловцев, где была открытая эстрадная площадка. Здесь организовывались выступления артистов и проводились танцы. И вот через какое-то
время мы встретили этих девушек на танцплощадке в парке. Я познакомился с подружкой Марийки, которая назвалась Зоей. И она оказалась моей судьбой. Символично, что имя Зоя означает «жизнь», и получилось, что эта девушка действительно суждена мне на всю жизнь. После
танцев мы проводили девушек до общежития. А в дальнейшем это знакомство с Зайдой Джаксылыковой завершилось тем, что через два года она стала Тынышбаевой!
Наше студенческое общежитие находилось в центре Алма-Аты, недалеко от кинотеатра
«ТЮЗ», и мы часто коллективно ходили в кино.
В 1956 году на экраны вышел замечательный фильм «Весна на Заречной улице». Для нас
- будущих металлургов этот фильм о молодом парне-металлурге оказался судьбоносным. Пока
он шёл в Алма-Ате, ходили смотреть его почти каждый день. А песню из фильма, которую пел
главный герой, роль которого исполнял Николай Рыбников, мы потом, хотя и уставшие, во весь
голос неизменно пели на сельхозработах вечерами в палатках и перед сном с наступлением сумерек. Она была как обязательная детская колыбельная, своего рода «Баюшки-баю» для будущих металлургов.
Единое общежитейское братство распалось на части, когда после третьего курса надо
было проходить индивидуальную практику. Сали, Аман и я получили направление на Чимкентский свинцовый завод. Сали был из Чимкентской области, и к этим дням была приурочена его свадьба. Мы с Аманом стали свидетелями начала семейной жизни Сали, когда он связал
свою судьбу с Раушан. Тогда мы и предположить не могли, что более чем через полвека ныне
здравствующий Сали, которому уже 81 год, попадёт на страницы моих воспоминаний. Ныне
Сали Адильевич Тельбаев - отец пятерых детей, дедушка 11 внуков и прадедушка двух правнуков. Через год ему с Раушан предстоит отметить 60-летие счастливой семейной жизни. Имея
надёжный семейный тыл, он достиг больших профессиональных успехов. Начав трудиться на
Чимкентском ордена Ленина свинцовом заводе имени М.И.Калинина, пройдя все этапы инженерного роста, он многие годы был главным инженером этого завода. А в 1990 году его перевели в Алма-Ату главным инженером филиала Московского ГИПРОЦВЕТМЕТа. Сали Адильевич - автор многих изобретений, монографий, член-корреспондент Национальной Инженерной Академии Республики Казахстан, награждён правительственными наградами.
При рассказе о моих сокурсниках, память возвращает меня к тому времени, когда мы
были абитуриентами - триста с лишним человек, пытавшиеся стать студентами. Некоторые из
них при первой же встрече заметно бросались в глаза. Обращала на себя внимание семейная
пара довольно взрослых людей - он слегка прихрамывает. Ещё один примерно такого же возраста, неболыпого роста и очень подвижный. Опять пара людей, явно старше нас - вчерашних
десятиклассников. Нельзя не заметить и мужчину в военной форме, в зелёной, до этого не виданной мною, фуражке.
Когда после зачисления в институт, нас через неделю направили на целину, появилась
возможность поближе увидеть этих людей, выделявшихся в общей массе абитуриентов, которые стали моими однокурсниками.
С первых дней общения нашего коллектива началось более близкое знакомство между
69
нами, конечно, не официальное, а на основании своих умозаключений, в зависимости от обстановки и при перекличке, начиная с разделения нас на две группы, а затем - избрания старост.
Всё это способствовало узнаванию, кто есть кто. Самым старшим оказался участник
Великой Отечественной войны Алексей Фёдорович Минеев, который через пять лет, после
успешного окончания института, в числе 29 выпускников КазГМИ получил направление на
Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, где до своей кончины работал старшим
мастером.
Другим участником войны был Семён Петрович Шапкин. Получив диплом КазГМИ, он
был направлен на Иртышский медно-химический комбинат. Будучи там в командировке в конце 70-х годов, мне довелось встретиться с Семёном Петровичем, который занимал должность
начальника отдела по технике безопасности комбината. Он был по-прежнему бодр и подвижен, с доброй выразительной улыбкой и свойственным ему прищуром глаз. По-дружески радушно пригласил меня в гости к себе домой.
Абитуриентом в зелёной форменной фуражке оказался Андрей Степанович Шендяпин,
демобилизованный из пограничных войск. Запало в память, что он служил на границе радистом, принимал и передавал азбукой Морзе до 120 знаков в минуту! Это на уровне мастера
спорта. Окончив КазГМИ, он начал и вот уже 57-й год продолжает работать старшим научным
сотрудником Института металлургии и обогащения в Алматы.
Кандидат технических наук с 1969 года, действительный член Международной академии
информации, получил 12 авторских свидетельств, имеет свыше 170 научных публикаций. Андрей Степанович отец троих детей, у него семь внуков и пять правнуков. В свои почти 89 лет,
он как и прежде с обворожительной улыбкой, для многих, не смотря на разницу в возрасте,
Андрюша - откликается без обид. В последние годы мы часто общаемся с ним по телефону.
Четвёртым, выглядевшим взрослее нас, абитуриентом был закончивший Щучинский техникум Виталий Георгиевич Тюменцев, которого мы избрали старостой нашей группы. Как выпускник КазГМИ, он работал по направлению на Алмалыкском ГМК в Узбекистане, где вырос
до заместителя главного инженера медеплавильного завода. С 1972 года работал в Москве на
различных высших руководящих должностях в ГИПРОЦВЕТМЕТе, в Министерствах СССР и
Российской федерации. Государственный пенсионер, лауреат Государственной премии СССР,
почётный металлург, советник РФ первого класса. Награждён пятью медалями СССР и РФ.
Наше общение с ним - на расстоянии. Однажды по его просьбе у нас в доме жил его сын, находившийся в Балхаше в командировке. Правда, в тот период меня самого не было в городе, поэтому так и не удалось познакомиться с его сыном.
Таким образом, люди, которые обратили на себя общее внимание и были заметными среди абитуриентов, стали студентами, а через пять лет выпускниками КазГМИ. А их судьбы в
металлургической отрасли и в целом в жизни сложились удачно.
В первые три студенческих года общежитие по улице Калинина предоставлялось только остро нуждавшимся, находилось оно в отдалении от института. Это как-то отдаляло живших в общежитии от остального коллектива студентов КазГМИ. Когда же на старших курсах
общежитие стали предоставлять всем нуждающимся и нас переселили в другое, которое находилось на территории института, это способствовало нашему значительному сближению с
остальными ребятами.
Конечно, общие лекции, сельхозработы также сближали всех нас, но общая территория институтская площадка, где мы практически постоянно находились все вместе, где был спортзал, малые помещения для занятий боксом, штангой, роднила и объединяла нас ещё болыне.
Спортивный зал был загружен работой различных секций буквально с утра до ночи абсолютно
для всех желающих. Каждый мог попробовать свои силы в любом виде спорта. Во дворе была
огороженная сеткой баскетбольная площадка, на которой в свободное время мы всем курсом
охотно играли не только в баскетбол, но и в мало известный тогда мини-футбол (5x5), ставший сегодня популярным как «футзал». На четвёртом курсе человек десять увлеклись водным
70
поло. А на сельхозработах нас вместо футбола больше привлекала игра в ручной мяч - «гандбол». Игры, как правило, были честные и бескомпромиссные.
Наш институт располагался по обе стороны улицы Ленина. На одной стороне находились все вышеперечисленные спортивные объекты, а на другой была волейбольная площадка, где проходили баталии на высшем уровне. В те годы наша институтская команда славилась
как одна из самых сильных в республике и называлась, как и спортивное общество, «Буревестник». Была в нашем институте и своя футбольная команда, в которой играли Саша Чикоданов
(воспитанник алмаатинского клуба «Динамо» - ученик знаменитого Николая Старостина) и
Юрий Самоукин. На межвузовских и городских соревнованиях на стадионе КазГУ или «Динамо» выступала команда по хоккею с мячом, в составе которой тренировался и я на стадионе
КазГУ или в городских парках на льду замёрзших водоёмов.
Служил объединению ребят и общепит - наша студенческая столовая с дешёвыми комплексными обедами. А Головной арык с пивным ларьком и продавщицей Зарой, и тут же на закуску ливерные пирожки за копейки - всё это было в нашей студенческой жизни и всего этого не забыть!
Среди сокурсников были яркие, колоритные фигуры, я бы сказал, балагуры-«зажигалки».
Особенно выделялись двое: Евгений Плаксин и Лев Меклер. Евгения все знали в институте
как ведущего-конферансье на институтских вечерах. А Лёва был кладезем еврейских анекдотов. Он буквально сыпал ими! При этом сам он был по национальности евреем, что ничуть ему
не мешало. Однако от него полностью отличался другой еврей, бывший среди нас - Лёва Гинсбург, который во время рассказов Меклера, когда все дружно смеялись, буквально выходил из
себя от ярости. Это в свою очередь ещё болыне подзадоривало и вдохновляло другого Лёву на
рассказы новых анекдотов из своего неисчерпаемого богатства под всеобщий хохот над происходящим. Так что были и такие штрихи в нашей весёлой студенческой жизни.
После окончания института по заявкам предприятий, проектных и НИИ Министерство
образования распределило всех нас в разные края великой державы по бескрайним её просторам. Думается, каждому из нас довелось найти свой путь в жизни, обрести свою судьбу. И примечательно, что пути наши не разошлись бесповоротно. Они пересекались. По инициативе
группы сокурсников-алмаатинцев каждые пять лет выпускники нашего курса собирались на
встречу в свою Альма-матер. В силу обстоятельств мне не всегда доводилось бывать на этих
встречах. Впервые мы с супругой побывали на встрече уже в честь 20-летия нашего выпуска
КазГМИ.
К этому времени мне удавалось повидать кое-кого, кто побывал в Балхаше и непременно
посещал наш дом. От них узнавал новости о других своих сокурсниках. Встреча в честь 20-летия выпуска впечатлила тем, что запомнившиеся с институтской поры ребята стали возмужавшими людьми. Почти каждый второй из них стал кандидатом технических наук, были среди
них уже и доктора наук, руководители различных уровней. Сам я в тот период был секретарём
парткома многотысячного трудового коллектива.
Но все по-прежнему сохраняли энергичность и молодой задор. Запомнилась эта встреча
ещё тем, что на торжественном вечере какие-то высшие силы защитили нас от трагедии. Вечер
проводился в одном из загородных ресторанов по дороге на Медео. Во время начала торжества
кем-то шампанское было открыто с помпой - выстрелом в потолок, который оказался стеклянным, треснул и с грохотом рухнул между двумя рядами торжественно накрытых столов. Чудом
кинжальные осколки стекла никого не травмировали. Страшно представить, что могло произойти, если бы незримые силы не оградили нас от ужасной беды.
Второй раз на традиционной встрече выпускников мне довелось побывать через пять лет.
Тогда среди сокурсников были уже академики и члены-корреспонденты специализированных
академий.
После этого уже через 25 лет поехал на встречу выпускников, посвящённую 50-летию
окончания института. Это торжество, как и все предыдущие встречи, было организовано поныне здравствующей инициативной группой уже пожилых людей, которые многого добились
71
на поприще металлургии: Владимир Луганов, Валентина Меркулова, Чакен Медеуов, Эсен Сулейменов, Александр Чикоданов, Сали Тельбаев, Андрей Степанович Шендяпин, Нина Флоровна Синогейкина. Им, в основном алмаатинцам, было проще побывать на встрече. Среди
них посчастливилось присутствовать и мне, приехавшему из другого города. В том, что традиционный сбор оказался довольно немногочисленным, во многом сказался и почтенный возраст былых сокурсников, и экономическая ситуация в стране и в мире. Однако многие всё равно откликнулись на просьбу организаторов встречи и выслали им свои воспоминания и справочные материалы о себе. Всё это было систематизировано и небольшим тиражом в 50 экземпляров издано в виде памятной книги, где также собраны архивные материалы в целом о нашем курсе и его институтских преподавателях.
Теми, кто организовал встречу, с кем мы вместе учились, общались, встречались, дружили, каждый из нас может гордиться. Это неповторимые, умнейшие люди! В этом может убедиться каждый, кто ознакомится с их трудовой биографией.
Валентина Петровна Меркулова - кандидат технических наук, на протяжении последних
двадцати лет ведёт научно-педагогическую деятельность в стенах правопреемника нашей Альмаматер - Казахском национальном техническом университете имени К.И.Сатпаева. Одновременно является исполнительным директором Международной академии информации (МАИН).
Наше поколение выпускников, которых теперь называют шестидесятниками, оказалось
счастливым. Мы вступили на свой трудовой путь, когда начался технический прогресс, особенно, в металлургии. Среди нас были те, кто по распределению попал на действующие предприятия, созданные ещё в период довоенной индустриализации страны, такие, как наш Балхашский горно-металлургический комбинат, где требовалось техническое перевооружение.
Но были предприятия и технологии, которые ещё только создавались на теоретической основе. Среди моих сокурсников оказались те, кому суждено было стать первопроходцами, кто попал на такие производства и в научно-исследовательские и проектные институты, которые образовывались в тот период.
Одним из таких объектов был Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат (УКТМК)
в Первомайке. Эта отрасль металлургии живо развивалась в СССР и только возникла у нас в
Казахстане. При этом производство велось по невиданным в мировой практике масштабам со
строительством опытного цеха, где должна была отрабатываться будущая технология для одновременно строившегося титано-магниевого промышленного комплекса. Опытный цех впечатлял не только размахом строительства и масштабом как экспериментальная копия будущего комбината. Удивляла численность и структура персонала для его эксплуатации: в штате из
300 человек было 50 ИТР, в том числе, 30 инженеров-металлургов, которые работали в содружестве с ведущими специалистами родственных предприятий и НИИ всей страны (Запорожский ТМК, Березниковский ТМК, Солекамский магниевый комбинат, ГИРЕДМЕТ, ВАМИ и
другие).
В строительстве с нуля, отработке будущей технологии для переносов её результатов
и исследований на гигантский УКТМК, объёмы производства которого превышали Англию,
США, Японию и другие страны, вместе взятые, и с лучшим качеством готовой продукции, в
первых рядах новаторов оказались наши сокурсники Александр Чикоданов, Чакен Медеуов,
Турдали Худайбергенов, Арнольд Сергель, Игорь Свядощ.
Александр Иванович Чикоданов за дополнительные полгода учёбы в КазПТИ, когда он
постигал основы автоматизации производства, успел создать семью со своей однокурсницей
Милой Антоновой. Они стали одной из первых семей сокурсников, кто по распределению отправился на работу в Усть-Каменогорск. К этой удаче, сопутствовавшей молодожёнам, понадобились ум и талант Александра Ивановича, чтобы стать тем, кем он стал и чего достиг в металлургии и в жизни. А достиг он многого! Кандидат технических наук, лауреат Госпремии
СССР, лауреат Госпремии РК, заслуженный изобретатель Республики Казахстан. На его счету более ста изобретений и патентов, из которых около 60% внедрено в производство. Многие
годы он возглавлял опытный цех - мозговой центр УКТМК.
72
Повезло попасть в Усть-Каменогорск на строящееся перспективное предприятие и Чакену Кудайбергеновичу Медеуову. За дополнительные полгода постижения в институте основ автоматизации он подружился и увёз с собой в жёны секретаря нашего факультета красавицу Раису. Ч.К.Медеуов одним из первых возглавил производственный отдел УКТМК, затем в 1986
году был переведён в Алма-Ату главным инженером управления «Золоторедмет» Минцветмета КазССР. Он кандидат технических наук, заслуженный изобретатель - автор более ста изобретений, лауреат Госпремии РК, академик МАИ, член-корреспондент Национальной инженерной академии Республики Казахстан.
Два этих наших сокурсника - бывшие школьные отличники (один из Алма-Аты, другой
из Текели) вот уже более полувека в нерушимой, крепкой дружбе - и в радости, и в горести.
Успехи в техническом творчестве этих двух замечательных людей, на мой взгляд, являются их
совместными дружескими достижениями.
Как-то в конце 70-х годов мне посчастливилось провести один вечер в их невероятно
дружной компании на берегу речки Ульба во время заката. Отдыхали там до глубокой ночи.
Проснулся утром в доме у Александра Ивановича. Мила угостила завтраком, а Саша отвёз
меня в аэропорт на своей машине, да на такой болыной скорости, так как опаздывали к рейсу,
что по дороге потеряли крышку колеса от его «Жигулей».
Другим благодатным для молодых специалистов предприятием, где открывались широкие горизонты приложения полученных инженерных знаний, был только организованный в
тот период Узбекский комбинат твёрдых и жаропрочных металлов (УзКТЖМ). На него получили направления четверо наших выпускников: Анатолий Кальков, Дмитрий Закарчевный
(староста второй группы), Шамиль Нурутдинов и Евгений Плаксин.
Здесь начиная с 1957 года на базе завода твёрдых сплавов было спроектировано и начато строительство целого комплекса по созданию комбината твёрдых и жаропрочных металлов.
В основу было положено техническое перевооружение, внедрение достижений науки и техники, механизация и автоматизация производства, улучшение работы по стандартизации, что позволяло повысить качество и расширить ассортимент выпускаемой продукции. При комбинате был создан исследовательский институт, где с первых дней проявили свой талант наши сокурсники А.Кальков и Д.Закарчевный, а на производстве - Е.Плаксин и Ш.Нурутдинов. Первые двое вскоре стали: один - директором, а другой - замдиректора института. Двое других:
первый - заместителем главного инженера Чирчикского завода твёрдых сплавов, а второй - начальником цеха. Из этой группы наших сокурсников первым защитил учёную степень кандидата технических наук Анатолий Андреевич Кальков. Вместе с Шамилем Мухамедовичем Нурутдиновым за разработку и внедрение передовых технологий они уже через пять лет были награждены орденами «Знак почёта».
За проявленные организаторские способности Евгений Кузьмич Плаксин был переведён
главным инженером Кировградского завода твёрдых сплавов. Его природный дар - умение работать с людьми вскоре позволили ему стать директором завода, затем секретарём Первоуральского горкома КПСС, а потом - управляющим делами ВЦСПС в Москве.
В конце 70-х годов, когда меня пригласили в Чирчик на крупное партийное мероприятие,
мне было радостно воочию увидеть успех и авторитет своих сокурсников - участников и свидетелей расцвета УзКТЖМ. Тогда А.Кальков, помимо предприятия, показал мне удивительную Ферганскую долину, Ташкент и познакомил на природе с разнообразной узбекской кухней.
Технический прогресс начала 60-х годов предусматривал расширение сети научноисследовательских центров. Одним из них была выбрана Караганда. Здесь в 1959 году создаётся Карагандинский химико-металлургический институт при АН КазССР, директором которого стал бывший наш преподаватель Евней Арстанович Букетов, который читал нам курс металлургии редких металлов. В этот новый НИИ получили направление Касен Ахметов, ХасенБайкенов, Лев Меклер и Нелли Попрукайло. Под крылом талантливейшего руководителя
Е.А.Букетова, развивавшего новые научные направления по извлечению редких и рассеянных
73
элементов, в среде научных работников профессионально выросли, как на дрожжах, выпускники КазГМИ 1959-1960годов. Одним из первых кандидатскую диссертацию защитил Лев Израильевич Меклер, который в 1966 году, когда на БГМК была создана центральная лаборатория комбината (ЦЛК), переехал в Балхаш и возглавил в ней гидро-металлургический отдел. В
этот период на комбинате шло освоение получения рениевой продукции из отходящих от конверторов сернистых газов. К великому сожалению, Лёва рано ушёл из жизни, погибнув в автокатастрофе, но оставил о себе лишь добрые воспоминания, как талантливый изобретатель и
обаятельный человек.
Частыми гостями в нашем доме бывали Касен и Хасен. Их, как и весь институт, связывали с Балхашом научно-исследовательские работы, проводимые комбинатом по электролизному
и молибденовому производствам. Поле деятельности моих сокурсников расширилось, когда по
инициативе Е.А. Букетова был создан Карагандинский государственный университет. Все его
ученики, в том числе, и наши сокурсники вскоре стали кандидатами технических наук, возглавили лаборатории и кафедры. Сам Е.А.Букетов стал доктором технических наук, ректором университета, академиком АН КазССР, лауреатом Госпремии СССР, членом Союза писателей. Сегодня
широко известный Карагандинский вуз носит имя этого замечательного человека.
Нельзя не вспомнить и других сокурсников, которые по каким-то делам бывали в Балхаше. Конечно, они были желанными гостями в нашем доме и на даче. Им всегда была безмерно рада моя супруга ЗайдаКушековна. Я же с интересом распрашивал, что им известно о наших институтских коллегах.
Часто в Балхаше бывал Дмитрий Иванович Закарчевный - он, как замдиректора НИИ,
приезжал из Чирчика на молибденовую обогатительную фабрику, продукцию которой (молибденовый концентрат и молибдат кальция) перерабатывали на УзКТЖМ. В один из своих приездов он в нашем доме познакомил нас со своей будущей супругой - молоденькой девушкой
из жившей в Балхаше немецкой семьи. Вскоре он вместе с ними выехал в Германию, а оттуда - в Израиль.
Пожалуй, чаще всех бывал в Балхаше Эсен Сулейменов. В составе болыной группы сотрудников Института металлургии и обогащения (ИМиО), он участвовал в опытно-промышленных
испытаниях и внедрении ПЖВ. В последние годы, уже как доктор технических наук, возглавлял государственные комиссии при защите дипломных проектов в филиале Карагандинского
политехнического института в Балхаше.
Эсен Нургалиевич один из всемирно известных учёных-металлургов в области создания
новой научной базы металлургических технологий. Им опубликовано свыше 300 научных трудов, в том числе, две монографии. Он участник многих международных конгрессов, съездов,
конференций, симпозиумов более чем в двенадцати странах. Э.Н.Сулейменов действительный член Международной академии информации, член Европейской Академии естественных
наук. Впервые в Балхаше он побывал раныне меня, будучи здесь вместе с нашими сокурсниками Шамилем Шарафутдиновым и Юрием Евсеевым на производственной практике. Работали
они на опытной циклонной установке.
Нельзя не отметить, что Эсен Нургалиевич - личность весьма оригинальная, с невероятной памятью и энциклопедическими знаниями.
С первых минут знакомства он удивлял всех нас необычностью своей памяти. В минуты досуга мы порой играли в общеизвестную детскую игру «слова», когда один произносит
любое слово, а на букву, которой оно заканчивается, другой должен назвать следующее слово - проигрывает тот, у кого иссяк запас слов. Среди нас не было никого, кто бы мог выиграть
у него.
Разве можно это сделать, состязаясь с человеком, который носит в памяти энциклопедический словарь! Может показаться невероятным, но свою уникальную память он сохраняет и
к 80 годам. Оригинальность его непостижима. Ведь только такой челбвек, как он, смог быть
членом КПСС с 2-го февраля по июнь 1991 года - всего пять месяцев и практически накануне
развала великой державы под названием СССР.
74
Шамиль Хамзиевич был из знаменитой Долинки под Карагандой, где находился один из
крупнейших лагерей ГУЛАГа. Невероятно спокойный человек, с нескрываемой флегматичностью. Немногословный, в очках с повышенной диоптрией. Порой взамен лекций в институте,
он оставался в общежитии, предпочитая чтение художественной литературы. После окончания
КазПТИ все годы руководил группой проектно-конструкторского отдела УКСЦК. В одну из
командировок в Усть-Каменогорск побывал у него в гостях в частном доме с дворовым хозяйством. Тогда он, среди лета, накопал мне почти ведро рассады ландышей, которые на удивление прижились в Балхаше с его суровой, неплодородной землёй и невероятно множатся у меня
на садовом участке, а также успешно растут и цветут на многих участках балхашцев. Мне кажется, всё это благодаря его беззлобности и душевной щедрости.
Юрий Николаевич Евсеев с Надеждой Фёдоровной Романовой создали вторую по счёту счастливую семейную пару сокурсников КазПТИ. В 1962 году встретился с ним как делегатом - мастером УКСЦК на X съезде ЛКСМ Казахстана. Позднее он перевёлся в Алма-Ату в
ИМиО АН КазССР, где по ступеням служебной лестницы прошёл путь и вырос от простого сотрудника лаборатории лёгких металлов до заместителя директора института, защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук в области металлургии бериллия. Надежда Фёдоровна работала старшим инженером «Спецавтоматики» Алма-Аты. Они
уже ушли из этой жизни один за другим. Царствие им небесное!
Особо хочется выделить пребывание в Балхаше Олега Федулова, который в детские и
юношеские годы жил по соседству с бывшими сотрудниками Барса-кельмесского государственного заповедника - моими земляками, которых я ранее разыскивал. Он был гимнастразрядник, мы иногда занимались вместе с ним в одном гимнастическом зале. Однажды он
привозил в Балхаш на практику группу студентов КазПТИ, где был доцентом, кандидатом технических наук. Случилось так, что он достаточно рано трагически ушёл из жизни.
На следующий год в Балхаш со студентами-практикантами приехал Турдали Еренович
Худайбергенов. Он тогда также был доцентом, кандидатом технических наук. Начав трудовой путь на УКТМК, где курировал строительство, вырос от мастера до начальника отделения
основных цехов комбината при освоении и усовершенствовании технологии и аппаратуры титанового производства. Далее закончил аспирантуру как сотрудник лаборатории физико-химии
титана при ИМиО АН КазССР, защитил кандидатскую диссертацию, перевёлся в КазПТИ заведующим проблемной лаборатории, стал доцентом кафедры металлургии лёгких и редких
металлов, замдекана металлургического факультета. В дальнейшем на протяжении многих лет
работал в различных научных изданиях как ответственный редактор учебников и книг «Металлургия, обогащение и металловедение», «Вопросы теории и практики обогащения и металлургии сырья цветных и редких металлов», «Комплексная переработка минерального сырья
при технологической оценке руд новых месторождений Казахстана», «Технологическая оценка руд месторождений Казахстана», «Методы переработки комплексного минерального сырья
Казахстана».
Являлся членом редколлегии «Вестника КазНТУ» Минобразования РК. В его лице соединились таланты выдающегося деятеля науки, высокоодарённого педагога и активного общественного деятеля. В списке научных трудов Турдали Ереновича, опубликованных в Казахстане и в Российской Федерации, более ста наименований, в том числе семь книг (научные монографии, учебные пособия, справочные издания). У него пять авторских свидетельств и патентов. Кроме того, в нескольких изданиях им опубликовано 16 статей публицистического и
научно-популярного характера.
Дома у нас он был принят с особой теплотой и гостеприимством. И на это была своя причина. Турдали сам из Туркестана, а школу закончил в Алма-Ате, где жил у брата по улице Ленина выше Головного арыка в одном из частных домов. Когда мы с Зайдой Кушековной решили организовать студенческую свадьбу,
Турдали уговорил своих родственников предоставить нам для этого своё жилище на вечер. Это был благородный и щедрый жест, который
невозможно забыть!
75
С особым чувством вспоминается наша милая, обаятельная Долочка.
Моя супруга впервые увидела её в конце 80-х годов, когда Долорес Васильевна Косарева - старший инженер КазГИПРОЦВЕТМЕТа в Усть-Каменогорске приехала по делам в Балхаш. Но о существовании этой моей сокурсницы супруга знала с первых дней нашего знакомства. Ей запало в память обращение, с которым меня - водовоза на сельхозработах - Долорес
встречала, когда с бочкой свежей воды я проезжал мимо тока, с просьбой завернуть к ним и напоить водой. Она ласково подзывала «Камзуля!». С тех пор супруга называла меня только так и
не иначе. Этим своеобразным ласковым именем меня называли и по сей день зовут все её подружки и приятельницы.
И вот Долорес и Зайда наконец встретились лично. Был рабочий день. Познакомив их во
время обеденного перерыва, поехал на работу, оставив женщин за чаепитием. А вернувшись
вечером с работы домой, застал их вновь за чаем. Они оживлённо беседовали, рассматривая
семейные альбомы.
Благодаря этим двум незабываемым женщинам, я и поныне хожу с двумя именами. Мир
праху тех, в ком данное родителями моё настоящее имя ассоциировалось с их ласкательным дорогим и незабываемым для меня.
Один из главных организаторов каждые пять лет традиционных встреч выпускников нашей группы МЦ-55 - Владимир Алексеевич Луганов. Большая организующая роль в этом принадлежит и его семье. Мама Людмила Митрофановна и супруга Алла - очень гостеприимные.
Двери их дома всегда были открыты для всех сокурсников в годы учёбы, а в последующие
годы - для всех, кто бывал проездом или по делам в Алма-Ате.
Гостеприимство этой семьи было таким, что многие из нас, попав к ним в дом в гости, по
настоянию Владимира Алексеевича даже оставались у них ночевать. Так было и со мной. Имея
в столице родственников и близких друзей, у которых всегда можно было найти крышу над головой, я всё-таки однажды был оставлен Володей на ночь у него дома после нашего обильного застолья. Спустя годы, вспоминая об этом случае, мне подумалось, что он просто не мог не
отплатить вниманием и благодарностью за то, что кто-то когда-то хорошо принимал его у себя.
Он как бы чувствовал за собой долг, который непременно возвращал с лихвой. Таков стиль его
жизни: на добро отвечать ещё болыним добром. Он стремился во всём быть выше других, не
гическии инстгіглчттт.
ІГОВ-ШЕХНОЛОРОВ
даЖБНЕРЫ-МБТАДЛ^РГИ П0 АВТОМАТИЗАЦИИ
>
оставаться кому-то и чем-то обязанным. Это проявлялось буквально во всём, о чём говорят его
достижения в жизни.
Три года Владимир Луганов по направлению работал в проектном институте в Узбекистане. Затем перевёлся в аспирантуру КазПТИ, где с 1966 года начал трудиться преподавателем. Защитив кандидатскую диссертацию, стал доцентом, заведующим кафедрой теории металлургических процессов и печей. После защиты докторской диссертации, он с 1987 года в
должности профессора многие годы был заместителем ректора КазПТИ (КазНТУ) по научной
работе.
Основные научные исследования Владимира Алексеевича посвящены разработке и совершенствованиютехнологийиспользованиятруднообогатимогопирит-арсенопиритсодержащего,
окисленного полиметаллического, медного и золотомышьякового рудного и техногенного сырья пиро- и гидрометаллургическими способами. Ряд результатов его исследований внедрены в производство на Средне-Уральском металлургическом заводе в Ревде и на СоколовоСорбайском ГОКе.
Продолжительное время В.А.Луганов как приглашённый профессор работал в университетах Канады, читал лекции в университетах США и КНР, получил гранты правительства Канады на выполнение исследований по металлургии. Он избран членом Канадского института
горного дела и металлургии, а также института металлургии в США. Неоднократно являлся
победителем на получение международных грантов для выполнения работ совместно с учёными университетов США, Италии, Германии, Греции, России и Украины.
Владимир Алексеевич подготовил 11 кандидатов и двух докторов технических наук. Ряд
студенческих работ, выполненных под его руководством, получили награды НАН РК, ВОИР,
стали победителями международных конкурсов. Он - почётный профессор Центрального
Южного технологического университета КНР, действительный член Международной академии наук высшей школы, вице-президент и академик Академии наук высшей школы РК.
В.А.Луганов не только участник, но и член организационных комитетов целого ряда международных научных конференций. Им опубликовано свыше 300 научных работ, в том числе,
77
три монографии и четыре учебных пособия на казахском и русском языках. Его научные труды изданы в различных странах мира: России, Узбекистане, США, Японии, Канаде, Франции,
Англии, Германии, Китае, Чили, Австралии, Словакии, Италии, ЮАР, Турции. Он автор 19
изобретений СССР и Казахстана, имеет диплом на научное открытие (интеллектуальную собственность). Награждён орденом РК «Курмет».
Мои воспоминания посвящены только некоторым из замечательных людей, с кем в той
или иной мере довелось встретиться и соприкоснуться на протяжении моего жизненного пути,
а также тем, кто оставил у меня незабываемые впечатления.
Подытоживая рассказанное, хочется назвать несколько впечатляющих цифр, которые характеризуют наш поток выпускников: 25 кандидатов и 5 докторов технических наук («советского разлива»), пять академиков и членов-корреспондентов различных академий, руководители и авторитетные специалисты на предприятиях бывшего Советского Союза, НИИ и проектных организаций. Трудности и невзгоды тяжёлого военного и послевоенного детства выработали в нашем поколении и закалили такие черты характера, как трудолюбие, верность слову и делу, настойчивость и упорство, неприхотливость, смелость и самоотверженность в любых условиях жизни.
Курс наш отличался фундаментальной профессиональной подготовкой. Можно сказать,
что нам в институте крупно повезло. Ведь знания нам давал прославленный профессорскопреподавательский состав, по чьим учебникам учатся и сегодняшние студенты. С искренней
благодарностью следует упомянуть хотя бы некоторые общеизвестные имена преподавателей,
чью школу успешно продолжили наши сокурсники: Виктор Дмитриевич Пономарёв - академик АН КазССР, доктор технических наук, профессор, читавший нам курс «Процессы и аппараты», Борис Николаевич Лебедев - доктор технических наук, профессор, который давал
нам знания по «Металлургии благородных металлов», Константин Васильевич Сушков- доктор технических наук, профессор, преподававший курс «Теория металлургических процессов», Александр Борисович Резняков - доктор технических наук, профессор, от которого мы
познали «Металлургические печи». Не забывается с годами и наш декан факультета Сулеймен
Ахмеддиевич Карамуллин - кандидат технических наук, доцент, всегда спокойный, он считал
себя учеником профессора Х.К.Аветисяна и читал нам курс «Металлургия меди и никеля». Память об этих замечательных людях очень дорога и не забываема.
Часть 3.
Спутники судьбы
Говорят, что на одном месте и камень мхом обрастает. А человек? Жизнь в Балхаше не
один десяток лет позволила и мне обрасти десятками знакомств, коллегами, друзьями, новыми родственниками. Представить без них свою судьбу просто не возможно. А воспоминания
о них, которыми хочется поделиться, неизменно живы и наполняют душу особой теплотой.
Ведь они связаны не только с многолетними добрыми человеческими отношениями, совместной работой, но и интересным отдыхом, увлечениями, приобретением новых навыков, памятными событиями, встречами и впечатлениями. Началось всё с первых дней моего пребывания в тогда ещё совсем молодом городе, вместе с которым мне довелось расти, мужать,
осваивать работу и самостоятельную жизнь - с Балхашом и его доброжелательными жителями.
Если с другом вышел в путь...
Оглядываясь назад, вижу всю дистанцию жизненного пути. С супругой и двухмесячной
дочуркой мы из Аральска с пересадкой на станции Чу приехали в Моинты. Я остался ждать
поезд Моинты-Балхаш, а семью на время обустройства отправил погостить к родителям супруги в Караганду. 0 6 этой железной дороге на Балхаш мне когда-то рассказывал Сагандык
78
Исаев. Когда же её не было, как вспоминал Владимир Дмитриевич Нагибин, он, будучи студентом, добирался на практику из Алма-Аты в Балхаш по северному пути четверо суток. Сообщение между Балхашом и Моинты было ежедневным. Прибыл я на станцию Балхаш (сегодня это Балхаш-1), затем на автобусе доехал до автостанции и поселился в гостинице, которая была единственной в городе.
Наутро, 3 сентября 1960 года, по привычке, рано проснувшись, решил прогуляться.
Первым, что я увидел, выйдя из гостиницы, был великолепный парк, огороженный ажурной
металлической оградой. Решил осмотреть его вдоль ограды. Прошёл вниз в сторону автостанции, в восточном направлении. Ограда метров через 200 под прямым углом поворачивала с севера на юг и оказалась примерно той же протяженности. Далее она вновь под прямым углом
повернула на запад вдоль тротуара главной улицы, идущей с востока на запад, - прямой и до
горизонта просматриваемой с возвышенного паркового участка. Далыне, завершая прогулку,
подошёл ко входу в гостиницу. Позавтракав в её столовой, расспросил у горничной, как попасть на комбинат. Оказалось, что остановка автобуса недалеко за углом. Мне сказали, что автобусы ходят регулярно с 5 часов утра до 1 часа ночи.
л
ДК Металлургов
Я знакомился с городом и узнавал новых людей. Управление комбината представляло
одиночно стоящее трехэтажное здание. На первом этаже первым слева был кабинет начальника отдела кадров с табличкой «Михаил Иванович Крупин». Он приветливо встретил, просмотрел документы, а затем позвонил кому-то и сказал мне, что надо пойти в управление
жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ), где решат жилищные вопросы, и дал направление
в медеплавильный цех (МПЦ), где определят место работы. Также предложил зайти, здесь же
по коридору, в первый отдел, начальником которого был Василий Федорович Сопин, для постановки на воинский учет.
Управление ЖКХ находилось в центре города на втором этаже дома №1 по улице Карла Маркса (ныне Уалиханова). Напротив Дворец культуры металлургов, как близнец похожий
на Усть-Каменогорский, со статуями горняка и металлурга у фасада.
79
Начальник ЖКХ Р.Ахметбеков, приняв меня, пригласил к себе управдомами Федора
Марковича Окопного, которому поручил временно поселить меня в рабочее общежитие и одновременно подобрать комнату для моей семьи. Федор Маркович попросил зайти к нему завтра и дал направление в рабочее общежитие на «Метрогородке». Здесь были кирпичные бараки (сегодня - это территория 32-го квартала), где рядом с общежитием находилась библиотека,
столовая, а поодаль военный комиссариат. Назавтра Ф.Окопный повел меня и показал комнату
на третьем этаже в трехкомнатной квартире по улице Гайдара, №7. Это была узенькая комната
в 11 квадратных метров, а в двух других, размерами поболыпе, жили две другие молодые семьи с грудными детьми. Я тут же дал телеграмму супруге, что получил комнату, указал адрес.
«Приезжайте!». Переночевав еще одну ночь в общежитии, переселился в свое первое семейное жилище в Балхаше.
На следующий день определился с работой. Через день, встретив семью, начали обустраиваться: на базаре купили двуспальную кровать с панцирной сеткой, детскую коляску, незабываемую кухонную тумбочку, которая по сей день служит на даче, и самодельную спиральную электроплитку. Так началась наша семейная жизнь в городе, ставшем нам родным и
определившем нашу судьбу. А с 12 сентября 1960 года началась ранее описанная моя трудовая биография. Состоялось знакомство с семьями соседей: одна из них Петровых Николая и
Лены, другая - Лебедевых Володи и Любы. Все работники комбината, правда, несколько постарше нас. Петровы - работники электролитного цеха: Николай - электролизник, Лена - облицовщица электролизных ванн, Володя - газо-электросварщик монтажно-ремонтного цеха, а
Люба - паспортистка ЖКХ. Соседские парни оказались заядлыми рыбаками, Николай немного хмуро-замкнутый, а Володя любезно-улыбчивый и разговорчивый. Соседка Лена несколько
импульсивно-шумливая, а Люба добродушно-спокойная и приветливая. У Зои с Любой сложились хорошие отношения, с первых дней стали помогать друг другу при необходимости присматривать за детьми. Мы с супругой даже стали ходить иногда в кино.
В коммуналке мы прожили
недолго. Однако волей судьбы соседство с Лебедевыми и наши добрые отношения продолжаются по
сей день. Они живут в соседнем
доме. Поэтому бываем иногда в гостях друг у друга. К ним часто приезжают сын Саша из России и дочь
Наташа с внучкой Юлией из Украины, узнаем об их приезде, устраиваем чаепития, вспоминаем свою молодость.
Спустя примерно чуть больше полугода, один из мастеров отражательного участка, секретарь
комсомольской организации цеха
Н.Тажбеков уволился и переехал в Алма-Ату, мне выделили его освободившуюся однокомнатную квартиру. В первые годы жизни в Балхаше через знакомства с новыми людьми мы постигали жизнь города и красоты Северного Прибалхашья. 12 апреля 1961 года с Лебедевыми решили отметить второй день рожденья моей супруги. Ранее сами отметили дома истинный её
день рождения 12 марта. А этот значился официально по документам, в связи с путаницей, которая бывает встречается из-за нерадивости работников делопроизводств. Мы, по настоянию
Володи, поехали отмечать его на Ботсад и заодно порыбачить. Там мы увидели удивительный зеленый уголок на Балхаше. Расположились на поляне в тени деревьев, накрыли дастархан. У нас был приемник, работала радиостанция «Маяк». Тогда мы услышали о полете первого человека в космос - Юрия Гагарина. Мне кажется, с тех пор климат в Балхаше меняется,
80
и происходит смещение времен года. Ведь сегодня в апреле нет той ранней весны, что была
тогда, более полувека назад. Присмотритесь к осени и началу зимы, да и ко всей погоде, говорю я старожилам...
Не прошло и года, а мы познакомились еще с одной достопримечательностью города
и Прибалхашья - скалистым островком, давшим название бухте, на берегу которой расположен город, «Биртис» - «Зуб». Наверняка, мало кто бывал на нем. Со стороны он кажется просто скалой, выглядывающей из воды. В том, что это островок, убедился, однажды побывав на
нем. Было это в разгар моего первого лета на Балхаше. На каникулы к нам из Караганды приехала сестренка супруги - школьница Зайтуна. К этому времени супруга успела познакомиться с молодой мамашей Элей Бескаравайной, прогуливавшейся с коляской с годовалым сыночком Костей. Эля - коренная жительница Балхаша, только что окончившая вместе с супругом
Московский институт цветных металлов и золота имени М.И.Калинина. Они прибыли на работу по направлению. Познакомились мы с её мужем Вадимом, который оказался москвичом,
работал плавилыциком отражательного участка в нашей сквозной смене, где начальником смены был Петр Матвеевич Жарнаков. Первые же дни знакомства были примечательны этой поездкой семьями и сестренкой супруги на катере на «Зуб». Надо сказать, вода вокруг скалы до-
Биртис - Зуб
вольно прозрачная, глубокая. Это издалека скала кажется маленькой, на самом деле, площадь
её вполне достаточная для отдыха неболыпой группы людей. Здесь я увидел растущую и знакомую мне по острову Барса-кельмес ягоду - селитрянку с очень мелкими плодами, корни которой каким-то образом нашли себе в расщелинах скалы ходы для добычи питания. Позднее,
в середине семидесятых, когда произошло обмеление озера, стало возможным по узкому перешейку ходить на «Зуб» со стороны Ботсада. А в то время, как и сейчас, островок омывался и
омывается с трёх сторон довольно глубокой водой.
Вот уже на протяжении почти шестидесяти лет, даже живя на значительном расстоянии
друг от друга, судьба ведет нас с семьей Бескаравайных параллельным курсом с близкими дружескими отношениями (периодически, но, по меркам долгих лет, можно сказать, в постоянном
общении). В 1968 году они перевелись в Алмалык на запуск медьзавода. Вадим Васильевич
до развала Союза прошел там все этапы инженерного роста, многие годы был директором по
производству, а в период распада Советского Союза переехал в Москву, где жили его родители, в Министерство цветной металлургии СССР, а затем России. При этом все эти годы они не
81
теряли связи с Балхашом, так как здесь жили мама и тетя Эли, а сейчас здесь ее двоюродный
брат Виталий, с которым также добрые отношения. Так что наши семейные дружеские связи
продолжакутся более нолувека. Иравда, в канун 20\% года Собаки неожиданно скоропостижно скончался Вадим Васильевич, не дожив полгода до своего 80-летия. Супруги этой идеальной семейной пары были похожи друг на друга и родились почти в один день - 10 и 11 июля
1938 года.
Благодаря коммуникабельности моей жены, круг общения у нас с первых дней непрерывно пополнялся и обновлялся. До переезда в Балхаш, в годы учебы Зайда Кушековна, будучи студенткой, однажды, возвращаясь с сельхозработ, вместе с самой близкой своей подружкой Марийкой (Магрипой) Актановой, побывала в Балхаше в гостях у брата подруги - военкома города. Поэтому с первых дней мы здесь были вхожи в семью Актановых. В Балхаше также жила семья сестры Марийки - Катя с супругом Дауреном Куатовым - вторым секретарем
горкома комсомола. Трагический случай с Дауреном стал для меня поводом открыть для себя
еще одну уникальную природную достопримечательность этих мест - урочище Бектау-Ата.
Дело в том, что весной 1962 года Даурен с группой санитарных врачей, поехал проверять готовность пионерских лагерей к открытию
сезона, и по дороге на одном
из крутых спусков случилась
трагедия, в которой он погиб. Как уроженца этого края
его похоронили в родных местах. Поехав на похороны, я
впервые побывал в этом неописуемо живописном уголке
природы - настоящем оазисе.
О знакомстве с этими людьми и произошедшей траге-Ата
дии мною были опубликованы
статьи в газете. В те же дни сделал для себя еще одно открытие: благодаря крановщику смены Жене Яковлеву, посетил берега озера восточнее города в районе Ортадересин. Женя предложил мне поехать с ним и проведать своего друга Юру Красикова, недавно перешедшего работать в Заготпушнину охотником по отлову ондатры, а до этого работавшего разливщиком в
анодном участке МПЦ. У Жени был гараж и красный мотороллер «Ява». Мы поехали с ночевкой. Женя взял ружье. Тогда мне довелось увидеть дремучие, густые заросли камыша с узкими протоками, в отдельных местах с плесами, по которым плавали лысухи, поганки и чирки.
В густых зарослях ютились хатки в виде юрт из камыша, где то там, то здесь, можно было видеть неболыних зверьков. Юра их отлавливал капканами, снимал с них шкуры, обрабатывал
и сдавал в охотничье хозяйство. По его словам, в те годы в Балхаше отлавливали до 40 тысяч
зверьков в год. У Юры мы с Женей бывали и дома, в поселке «Техснаб» (долгие годы здесь
было складское хозяйство комбината). В начале семидесятых в связи с обмелением озера ондатровые колонии исчезли.
В первые дни приезда супруга, прогуливаясь с детской коляской, при покупке арбузов
нашла себе в городе первую подружку Иру Шолопову, которая тоже находилась в декретном
отпуске и также прогуливалась с коляской с сыном Аркашей. Тогда по всему городу стояли
ларьки, где продавалась сельхозпродукция подсобного хозяйства комбината. Здесь были очень
вкусные и скороспелые сорта огородных и плодово-ягодных культур, благодаря работе опытного поля, которое районировало их для Северного Прибалхашья. В те дни сентября 1960 года
арбузы были невероятно спелые, с тонкой кожурой при их копеечной стоимости. Вместо чая
82
мы ели арбузы, соком которых поили дочурку. Шолоповы работали на котлах-утилизаторах в
медеплавильном цехе. Супруг Анатолий Андреевич мастером КИП, а Ирина - прибористом.
Анатолий Андреевич был любитель-фотограф, мастеровитый человек. Он все время что-то мастерил для дома: книжные полки, табуретки и т.п. Завязалась семейная дружба, благодаря которой сохранилось множество фотографий подраставшей дочурки той поры. Я сам заразился от Анатолия Андреевича фотоделом, позднее купил себе фотоаппарат ФЭД. Ирина была по
национальности немкой, и они в начале восьмидесятых переехали в Германию. Но их женатый сын Аркаша остался в Балхаше, поэтому Ирина не раз приезжая к нему в гости, бывала у
нас дома, на даче. Надо сказать, мы с первых дней влюбились в маленький уютный город, где
получили сразу практически всё для благополучной жизни. Гороно направил супругу в восьмилетнюю неполную среднюю школу №23, которая находилась на рабочем поселке, по соседству с кинотеатром «Первомайский», дочери дали место в детских яслях. Очень дружным оказался коллектив школы, где директором была Людмила Александровна Орлова. Здесь супруга быстро влилась в коллектив, и появились новые семейные знакомства. Одно из них семья
Ягубовых (она - историк, а супруг - главный инженер Балхашского участка треста «Союзтеплострой» с центром в Усть-Каменогорске, занимавшийся с работниками-высотниками строительством и ремонтом дымоходных труб). У организации был свой транспорт, и в выходные
дни здесь проводили коллективные выезды на рыбалку. В одну из таких поездок я побывал на
западной половине береговой зоны, где были скалистые берега, позднее получившие название «9-ая площадка». Тогда там ловились крупные серебристые сазаны, порой до 2-3 килограммов. Другой семейной парой оказались Кулмышевы. Зина - математик, супруг её Артем
- спортсмен, мастер спорта по боксу. Они многие годы жили с нами по соседству, как-то даже в
одном доме с квартирами в одном подъезде. Друзей и товарищей было ещё не мало. Пока речь
идёт только о первых годах жизни в Балхаше.
В этой же школе оказалась еще одна
учительница, по духу сродни супруге - Анна
Алексеевна Булаева, муж которой Геннадий
работал в электроремонтном цехе. Дружеские семейные отношения и переписка сохранялись до последних дней жизни Зайды
Кушековны, хотя Булаевы переехали на родину Геннадия, в Одессу еще в первой половине шестидесятых. Но Анна Алексеевна
часто приезжала в Балхаш к своей маме, и
непременно продолжалась связь двух подружек, пока в конце девяностых Анна не переЗина и Артем Кулмышевы
везла мамУ к себе в Одессу. Но в конце семидесятых, благодаря этим отношениям, Зайда Кушековна вместе с нашей доченькой Акжан побывала в гостях у Булаевых в Одессе.
Начало шестидесятых... Болыпая часть жителей Балхаша русскоязычная, заметно, европейской внешности. Население небольшое, а потому резко выделяются вновь появившиеся
люди, особенно коренной национальности. По ним видно, что это молодые специалисты. Такое же впечатление было и у одной молодой казашки, встретившей другую, которую как-то
до этого видела с металлургом, накануне попавшим в больницу с производственной травмой.
Природная потребность обеих в живом повседневном общении, неравнодушие к вокруг происходящему, слово за слово, и в конце концов, разобрались, познакомились и сдружились на
всю жизнь. Это были Паграна Мусина (в быту - Пана) и Зоя. Пана приехала в Балхаш в 1957
году с мужем металлургом Муратом Жубановым, выпускником КазГМИ. Сама в том же году
закончила Алмаатинский пединститут имени Абая по специальности филолог, теперь преподаватель русского языка и литературы в казахской школе №2 имени Абая. Зоя также филолог
и преподаёт русский язык и литературу в школе №23. И вот Пана делится своим впечатлением
83
об увиденном со мной в приёмном покое больницы, куда я попал с производственной травмой,
а она принесла передачу сокурснику мужа - Ахмету Успанову, у которого ампутировали ногу
после производственной травмы. Так состоялась судьбоносная встреча двух молодых женщин,
спешивших по своим семейным делам. Было это весной 1962 года. С этого знакомства в последующем началась цепная реакции других знакомств. Супругом Паны был мастер отражательного участка Мурат Жубанов, прибывший в Балхаш с группой сокурсников-выпускников
КазГМИ. Из их числа работали в МПЦ: Сырым Жазылбеков - мастер конвертерного участка, Мухтар Рахимбаев - старший плавильщик отражательного участка, Карим Ниязов - мастер анодного участка. Другие сокурсники работали в химцехе, который был пущен в те годы:
Е.Малтабаров, С.Сакенов, А.Бейсембаев и др. К моменту нашего знакомства они уже общались семьями, обзавелись своим кругом знакомств, который стал общим и для нас. В кругу новых знакомых были и ранее приехавшие на медьзавод специалисты и их семьи: Ногаевы, Мухамедиевы и другие.
С первых дней были вхожи в семью Ахметовых - Эсты (сокурсницы Зайды), супруг которой Фарабий прибыл на комбинат годом раньше, после окончания КазГМИ, и работал в центральной лаборатории автоматики (ЦЛА). Но они вскоре переехали в Алма-Ату. Добрые отношения сложились с семьями некоторых ребят из смены: Волкова Кости и его супруги Ани,
Анатолия Карпова с супругой Тамарой, Хамитом Абдулиным, рано ушедшим из жизни, и его
супругой Софьей. Обрастание добрыми людьми - это годы на протяжении двух-трех десятилетий активной жизни, когда мы росли не только физически, но и духовно, нравственно, профессионально, и шло пополнение семей, взросление детей, образование новых семей и появление
внуков. Всё это объединяло нас и укрепляло наши приятельские отношения. Этому способствовали государственные праздники, семейные торжества, которые сопровождались добрыми застольями. Они были взаимными и традиционными, каждое из которых пополняло круг
общения новыми знакомыми, приятелями. Это период ностальгического прошлого на протяжении тридцатилетия советского времени, которого не вернуть!
Начиная
с
первых дней, нас
объединяли празднества, связанные
с Днем металлурга
- он был всеобщим
праздником
горожан. Примечательный в моей памяти
1963 год, когда этот
день был посвящён
25-летию
выдачи
первой балхашской
меди. Одновременно он стал для меня
открытием
еще
одного живописного уголка Прибалхашья - Торангалыка.
Торжественный митинг в честь юбилейной плавки
Праздничные столы
были накрыты в тени деревьев на берегу у самого озера. Участвовало руководство комбината, были приглашены практически все инженерно-технические работники МПЦ. Помню, весь
день, купаясь и загорая, провели его до самого заката семьями. А ещё один из дней металлурга, помнится, провели на южном берегу озера напротив города, преодолев водное пространство в 60 километров. Бело-песчаный берег был увиден мною в первый и, возможно, не в по84
следний раз. Праздничные столы были накрыты на катере, а на берегу, где не было зарослей
камыша, был прекрасный отдых и купание в озере.
Президиум конференции
Примечательно для меня 40-летие выдачи первой меди, отмечавшееся в 1978 году, когда
я был секретарем парткома. Празднование начали с проведения торжественного митинга и традиционной юбилейной плавки. Во второй половине дня была проведена научно-практическая
конференция во дворце металлургов, где мне было предложено выступить с докладом о прой-
Участники конференции
85
денном пути, далее было выступление главного инженера Петра Алексеевича Александрова
об успехах производства и перспективах развития комбината, а также ряд докладов научноисследовательских институтов, сотрудничавших с комбинатом, и некоторых ведущих специалистов. Завершено празднество было торжественным ужином в спортивном зале стадина «Металлург».
С особым чувством хотелось бы вспомнить многих родственников по линии своей и супруги, а также родственников, которые появились в связи с образованием новых семей у детей, внуков, разбросанных по всему свету, в ближнем и дальнем зарубежье. Перечислить их
всех немыслимо. Могу лишь сказать, что связь со всеми существовала на протяжении всей
жизни супруги, благодаря её умению это делать: своей легкостью на путешествия, писать
письма - в советское время это было одним из главных средств общения на расстоянии. После
её кончины пытаюсь как-то нести эту непростую ношу, общаться даже с некоторыми ее приятельницами: Лущаевой Зинаидой Матвеевной, Татьяной Ивановной Грековой, Валентиной
Евгеньевной Перхуровой, Магрипой Актановой, Людмилой Давыдовной Ермошкиной и др.
Также регулярно поддерживаю связи с Жубановыми, Бескаравайными, Сугаковыми, Нагибиными, братом Зайды Ринатом, многие детские годы бывавшим в Балхаше и с любовью вспоминающим то время, живущим в Москве, его сестрой Зайтуной, живущей с дочерью Инной в
Голландии. Пожалуй, прежде всего я счастлив тем, что в моей жизни был мой самый близкий
друг - супруга Зайда Кушековна, с которой мы полгода не дожили до золотой свадьбы. Поехала она в Алмату на встречу с племянником, живущим в Париже, который отслужил во французском легионе, с желанием обговорить возможность погостить во Франции с его матерью
Гаухар Мендыбаевной. Но вместо встречи попала в реанимацию с инсультом, где, не приходя в сознание, скончалась на 73 году жизни. Она была бескорыстно дружелюбным, беззлобно
коммуникабельным, не навязчиво притягательным человеком, без устали связующим звеном
в добрых отношениях с людьми. Она с легкостью писала письма всем, и ей непременно отвечали. В нашем доме много писем, которые она бережно хранила. Это письма родных и близких, бывших сокурсниц-подруг, сослуживец по балхашской студии телевидения, где проработала всего два года, но сдружилась и переписывалась, до конца своих дней, с преподавателями техникума, где проработала два десятилетия, переписывалась с теми, кто уехал из Балхаша, а с отдельными была в близких добрых отношениях, вплоть до технических работников.
У нее были близкие отношения с людьми всех слоев общества. К примеру, как с родными мы
многие годы общались и в праздники и будни с тетей Катей и дядей Колей Кулипановыми, у
которых в ясельном возрасте рос старший сын Тимур, с мамой Анны Алексеевной - Ефросиньей Федоровной и ее супругом сапожником армянином Окоповым держала регулярную связь.
Иногда удивлялся, как она находила время на все эти общения. Она все это делала с легкостью.
Благодаря ее гостеприимству в нашем доме и на даче были желанными все командированные
по науке и новой технике, общавшиеся со мной в годы работы в этом направлении, работники
партийных органов, прибывавшие и общавшиеся со мной, рыбаки Арала. Был такой случай.
В 1980 году, вернувшись из командировки, застал в доме бригаду рыбаков человек 10, расположившихся в одной из комнат в доме мастеров медьзавода, где мы тогда жили. В те годы в
магазинах вместо мяса были одни головы баранов, гостей она с удовольствием кормила бесбармаком из этих голов. Тогда же она настояла по их приглашению съездить на Саяк, посмотреть их рыбалку. Через Василия Ивановича Сову - директора рудника, который знал и общался с рыбаками, я на уазике свозил супругу к ее приятелям. Бригадиром у рыбаков Арала был
свояк нашего свата Умурзака, бывалого рыбака, который в возрасте 83 лет до этого был у нас
в гостях. Рыбаки Арала при плановой системе государства занимались отловом рыб по всем
водоемам республики, не оставались без работы даже при усыхании Аральского моря. Тогда я
впервые на Балхаше увидел, как неводом выгребали огромное количество рыбы. Возможно в
знак благодарности этих рыбаков за гостеприимство супруги, какие-то люди с Рыбтреста в те
дни стали приносить нам куски свежей осетрины по 5-7 кг за 25 рублей.
Вообще, в дружбе людей по духу должен быть кто-то генератором. Идеально, когда обе
86
стороны «двигатели». Это как в одной недавно найденной в
моей старой записной книжке записи чьей-то мысли: «Если
первым не писать людям и не навязываться, то можно обнаружить, что, в принципе, никому ты на хрен и не нужен». Вот в
таких ситуациях для сохранения в дальнейшем дружбы, приятельских отношений с одной стороны должна быть бескорыстная «зажигалка»-инициатива. Во многих случаях таким
«генератором» - «зажигалкой» в нашей семье была незабвенная Зайда Кушековна. Она через всю свою и нашу совместную семейную жизнь пронесла связь со многими людьми,
разных сословий, национальностей и вероисповеданий, родственниками с разных сторон своим присутствием и с легкостью, умением писать письма, получать обратную ностальги-
ческую любезность за полученные
новости и т.п.
Пожалуй, особое место в нашем сближении с семьёй Жубановых стало новое балхашское знакомство с невероятно обаятельной
Вакилёй Хайруллаевной Ниеткалиевой (по супругу Абеновой), которая была родом из малого жуза
- Приуралья, и нас с Муратом считала как родных братьев (Мурат
был из Актюбинской области из
Журуна). Мурат Мухамбердиевич
из болыпого клана Жубановых, известных в Казахстане видных дея-
Вакиля с семьей Карсакбаевых
телей искусств и науки. Рано осиротев, воспитывался
в семье у Ахмета Жубанова и рос любимчиком в многодетной семье великого композитора. Меня она называла братишкой, а я её величал сестрой на протяжении
почти сорока лет.
Вакиля была старше нас и почти
коренная жительница Балхаша, рано овдовевшая с тремя детьми, учительница истории в казахской школе №2
имени Абая. Её круг общения в последующей жизни
станет и нашим. Мы сблизились со всеми ее приятелями, родственниками и сватами Айдарбековыми, Асержановыми, Оспановыми, Темирхановыми, Ынтыкбаевыми, Мустафиными, Кенбаевыми и др. Почти родственные отношения с Вакилей Хайруллаевной продолжаются и по сей день с её детьми Ляззат, Ескеном,
Куралай и их детьми.
В нашем доме бывали практически все известные в городе журналисты-газетчики: Т.Григорьева,
Б.Шалова, В.Шмелева, З.Жуматова. Вообще, многие
из товарищей, друзей, родственников описаны Зайдой
Кушековной в её домашней книге «Жила девчёнка на
земле». Лучше чем она, мне этого не сделать, а пото87
му в своих воспоминаниях решил обойтись лишь перечислением их имён и описанием только отдельных эпизодов. А домашнюю книгу супруги хочется издать в память о ней в 2019 году
к десятилетию со дня её кончины, включив в издание снимки её рукотворных изделий и ряд
ею написанных поздних эссе.
В силу каких-то обстоятельств
бывают необычные встречи и знакомства. Случилось так, что в начале семидесятых нейтральная и независимая Югославия решила пойти
на сближение с СССР. В программе
этих сближений в области цветной
металлургии в начале 1973 года на
медеплавильный завод в город Бор
от нашей страны на две недели были
командированы по обмену опытом
начальник одной из лабораторий института Гинцветмет Лев Гаврилович
Лавров и я —начальник металлургического отдела ЦЛК. Нас по месту
курировали два специалиста ВесеЮгославия - у развалин времен Римской империи. лин Савович и Веселин Любович. За
время пребывания нами было в подробностях изучено действуюгцее производство, с передовой технологией, привнесенной сюда
в виде последних достижений мировой практики по выплавке меди из медных концентратов.
Югославия все послевоенные годы как независимое государство привлекала инвестиции из
разных стран, при этом её специалисты побывали на многих родственных предприятиях мира.
Благодаря этому, здесь был предварительный обжиг концентрата на бельгийском оборудовании, газы которого совместно с газами конверторов подавались с помощью сверхмощных
французских дымососов на очистку в электрофильтры и для производства серной кислоты.
Существовал штабельный шихтарник по американской технологии и оборудовании. На конверторах внедрены канадские напольные пневмофурмовочные машины. В анодном переделе
внедрены вращающиеся американские печи со всей последующей технологией разливки анодов. В электролизном хозяйстве все взято также из лучших достижений в мировой технологии
вплоть до пакетирования катодов.
Такая обстановка была практически во всех отраслях народного хозяйства. 0 6 этом говорило изобилие в магазинах товаров и продуктов питания как отечественных, так и со всего мира, а на дорогах и в каждой семье наличие самых разнообразных марок автомобилей.
Ультра-невиданные нами были бытовые условия наших экскурсоводов, что говорило о благополучии населения, но вместе с тем повергло экономику страны в долговую яму. В поисках выхода из возникшей ситуации глава Югославии Иосиф Броз Тито пошел на сближение с Леонидом Ильичом Брежневым. Нами был составлен подробный отчет с описанием всего производства. Ответный визит в СССР двух Веселинов состоялся через месяц, но не на БГМК, как рассчитывали югославы, а, к сожалению, в Алмалык в сопровождении Льва Гавриловича. В наш
закрытый тогда для иностранцев регион поездка не состоялась.
В дальнейшем во главе с Министром цветной металлургии СССР Петром Фадеевичем
Ломако на предприятиях Югославии побывала правительственная делегация, в составе которой был директор нашего комбината Владимир Дмитриевич Нагибин. Со Львом Гавриловичем
и его семьей дружеская связь у нас продолжалась еще несколько лет.
Другая необычная семейная связь создалась в те же годы с семьей Снурниковых, когда
в годы полупромышленных испытаний ПЖВ в составе бригады МИСиС приезжала Валентина Александровна. Бывая у нас дома, она сблизилась с Зайдой Кушековной, а наш сын Тимур с
ее сыном Алексеем (тогда они были школьниками). Добрые отношения с этими людьми продолжались и в годы учебы нашего сына в Московском бауманском техническом училище, а
Лесика - в МИСиС. Когда мисисовцы приехали в Балхаш, в продаже были резиновые надувные двухместные байдарки, которые имели оснастку (грот и стаксель), дававшую возможность ходить и под парусами. Такие лодки были доступны всем желающим. Были они и у нас.
На одной из них наши сыновья,
будучи студентами, часто ходили по
московской реке Яузе. В один из таких походов, когда нашего сына не
было, Алексей с другим товарищем
попробовали сок водорослей на речке
и отравились. К сожалению, Алексея
не удалось спасти. Трагическая кончина Лесика прервала возможную близость наших семей в третьем поколении.
Пожалуй, поимённая память о
семейных друзьях на протяжении более полувекового периода жизни и постоянная жизнеутверждающая связь с
ними являются ценностями, которые красят человеческое существование. Порой, находясь на
расстоянии, периодически созваниваясь и переписываясь, добавляешь себе жизненной энергии. Я бы назвал подобное явление - судьбой. Случайную встречу когда-то двух молодых
женщин, знакомство которых определило дружескую семейную связь на протяжение всей
жизни, иначе как судьбоносной не назовёшь...
Конечно, у времени свои непреложные законы. Происходит неизбежная смена поколений. При этом годы нового времени делают своё дело, вызывая изменения приоритетов жизни и моральных устоев. Такие явления ценны с позиции психологии. Вчитываясь в книгу психолога Н.Козлова «Для тех, кому нравится жить, или психология личностного роста», убеждаешься, что дружба бывает самой различной. Дружбой надо дорожить и постоянно ее крепить бескорыстной связью, встречами, перепиской, звонками. И так, с первых дней дружбы
с Зайдой (в быту - Зоей), я был желанным гостем у её подружек - сокурсниц по общежитию.
Одной из самых близких её подружек была уже знакомая - Марийка, правильнее Магрипа Актанова, и вторая - Неля (Найля) Камалдинова. Они с супругами Рахимом Омаровым и Володей Примбетовым - друзьями, в последние студенческие дни создали семьи, с которыми мы
поддерживали связь до последних дней супруги. В дни своего 80-летия, в 2016, находясь в
Алматы, побывал в гостях у Магрипы, где познакомился с одной из ее внучек (кстати, я тоже
был с одной из своих внучек). И та и другая, еще не замужние, были за рулем своих автомобилей. Так изменилась жизнь!
Плоды земли балхашской
Земля в Балхаше каменистая и соланчаковая. Природа не наделила ее плодородием. Но
потребность в занятии земледелием была и есть у многих балхашцев. В начале 60-х годов началось деление садовых участков вдоль береговой зоны по дороге на Рыбтрест, вокруг «Профилактория» комбината (позднее там был «Ревмосанаторий» для детей, сегодня здесь гостиничный комплекс «Жемчужина»), Весной 1962 года мною был получен по жребию земельный надел пять соток - садовый участок под №70. С того времени прошло более 55 вёсен.
Это был клочок балхашской, далеко не плодородной земли - на половину щебень от не до конца распавшейся скалистой сопки, остаток которой еще торчит своей макушкой, похожей на
шлифованный гранит, под дачным домиком на одной четверти моего участка, Не все участки
были такими - в основном, верхний ряд наделов у подножья городской водонапорной соп89
ки, когда-то снабжавшей город питьевой водой из озера. Но так как не всем хватило наделов по
жребию, некоторые, желающие быть садоводами, объединившись, стали еще выше обрабатывать сопку бульдозером, тем самым добавив дополнительные горизонтально спланированные
участки. Так наряду с низиной вдоль дороги дачные участки были образованы на сопке, куда
стали завозить растительный грунт и песок. На мой участок было завезено около 80 самосвалов земли и песка и около 10 автомашин навоза из Ортадересина. Это было время начала строительного бума на Балхаше, поэтому шоферы и механизаторы в неурочное время охотно подрабатывали у дачников, завозя грунт с карьеров треста Прибалхашстрой.
Так на примере металлургов зарождалось массовое движение садоводства в Балхаше, на
землях, выделенных по настоянию руководства комбината (директора П.Матюшина) и профкома (Г.Руденко, Р.Кенбаева) при поддержке и принятом решении секретаря горкома партии
В.Мишурова и председателя горисполкома Н.Гуляева. Выделены были эти земли, не смотря
на перспективу генерального плана строительства города вдоль побережья озера. Ставилась
задача создания металлургам зоны отдыха. При этом строительный бум, начавшийся усиленными темпами, с ежегодным вводом свыше 40 тысяч квадратных метров жилья взамен бараков и землянок и строительством детсадов, школ и других объектов соцкультбыта, потребовал от градостроителей отступления от генплана с созданием трех микрорайонов и фактическим строительством города в другом - северном и восточном направлениях, что стало экономически эффективным решением. Таким образом, генплан института «Ленгорпроект» остался лишь на бумаге, частично не реализованным. Но выпущенный под грифом 1967 года, он
продолжал существовать. Десятилетия спустя к нему еще вернутся некоторые городские руководители, когда город уже будет выстроен, под предлогом создания курортно-туристического
кластера, претендуя на эти дачные земли горожан, вложивших в них немалые средства и облагороженные их трудом, потом и усердием, как на муниципальные земли. Но об этом отдельный разговор.
Добрыми соседями по даче на протяжении десятилетий были с одной стороны завхоз
цеха Иван Иванович Блохин с супругой Алек-|
сандрой Ивановной и дочерью Валентиной, с|
другой - плавилыцик Александр Самонов сі
супругой Евдокией Мефодьевной, двумя сы-і
новьями Витей и Димой и дочерью Наташей.|
Позднее Александр Григорьевич стал
старшим плавилыциком и Героем Социалистического Труда. Выше на сопке расположились
распахавшие дополнительные наделы: старший плавилыцик Анатолий Ким с супругоь
Аллой, тремя сыновьями и мастер шлакоотва-"
ла П.Порошин, пригнавший бульдозер С про- Сокурсники: Юлий и Хасен с Иван Иванычем
изводства. Он проводил эти работы по порунадаче
чению руководства цеха, которое запоздало с
подключением к дележу, и в последнюю очередь получило наделы вокруг этой сопки. Через два участка располагался надел Бескаравайных. Вместе с подготовкой земли каждый из
нас по своему разумению начал строить дачные домики, в большинстве, из отходов огнеупоров, которые образовывались при ремонте металлургических агрегатов и реализовывались
трудящимся по их заявлениям в счет заработной платы. Мною же был построен свой дачный домик на скальной части участка из строительного кирпича, который собрал при ломке старого молочного комплекса, располагавшегося на набережной по соседству с ВЭС. В
годы строительного бума были построены новые молокозавод и мясокомбинат для переработки мясо-молочной продукции близлежащих совхозов, у которых шефами были основные цеха
комбината, оказывая им круглогодичную всестороннюю помощь. Затем начались посадки
90
плодово-ягодных культур, винограда. Проблем с выбором саженцев и их сортов не было. Они
районировались, рекомендовались и реализовывались опытным полем балхашского ботанического сада. Наиболее знаменитые сорта, выведенные для нашего региона, были: виноград
«Мадлен», яблоня «Пониклая», вишня №5 и №9. Высокоурожайными и устойчиво плодоносящими сортами яблонь оказались также «Мельтон», «Пеструшка», «Белый налив», сорта винограда «Тагоби», «Тайфи розовый», черный и белый кишмиш.
Помимо развития садоводства, руководство комбината уделяло внимание привлечению
трудящихся к огородничеству. Ежегодно распахивалось свыше сотни огородных наделов, которые периодически по мере истощения и засоления земли перекочёвывали с удалением от насосной и удлинением поливной системы, соответственно, с удорожанием их содержания. Однако руководство комбината сознательно шло на эти немалые затраты с целью создания благоприятных условий для быта и досуга трудящихся и их семей. Огородничество в суровых
условиях Прибалхашья позволяло отдельным любителям эффективно заниматься и пчеловодством. Первыми, кого я узнал из пчеловодов Балхаша, были Петр Иванович Ефимов - главный диспетчер комбината, а также механик по ремонту оборудования МПЦ, позднее ставший
механиком сернокислотного цеха, Анатолий Дмитриевич Фокин. Он перед отъездом в Сибирь, оставил мне свою медогонку. Первых пчел я привез в 1972 году из Алма-Аты на «Москвиче» Владимира Филимоновича Ермошкина, с которым мы работали в ЦЛК, а его супруга
Людмила Давыдовна на телестудии. Дорога тогда между столицей и Балхашом была грунтовая. Помню, один из ее участков, от Мынарала до Сарышагана, пришлось преодолевать почти 12 часов. Пчеловодство в Балхаше в то время было полезным и прибыльным. Так как немало людей занималось огородничеством, это давало дополнительно медоносы в виде цветущих
бахчевых, огурцов и, главное, среди посевов подсолнечника. Ведь каждый огородник по меже
и периметру надела при арычном его поливе непременно высаживал подсолнухи. Таким образом, медосбор в Балхаше и усиление пчелиных семей приходилось на период цветения подсолнечника. Имея два улья, я в течение 5-6 лет баловал детей не только медом в сотах и золотистым, ароматным, струящимся из медогонки, но и давал попробовать пчелиное молочко,
многим друзьям и товарищам помогал прополисом и воском.
Сажая пчел на поясницу, вылечил
не только свой радикулит, но и
многим другим. Весной пчелы
после зимовки на открытом
воздухе на даче
и облета, с
появлением
первых
полевых
цветов начинали свой неутомимый
труд с подкормкой их сахарным
сиропом до начала цветения
садовых культур, сбора нектара и
пыльцы с
едва заметных,
цветущих на южных склонах
сопок подснежников и других
Осмотр ульев на даче
цветов и растений. Хорошими
медоносами
в
Прибалхашье
являются чингиль, верблюжья колючка и тамариск, с которого пчелы собирают пыльцу. В
начале июля я вывозил пчел на огороды к Дмитрию Андреевичу Антипову, супругу Зои
Алексеевны - одной из первых крановщиц мостовых кранов главного пролета МПЦ. Мы жили
с ними в одном доме. Дмитрий Андреевич находился на заслуженном отдыхе, отработав свой
трудовой стаж на ТЭЦ с первых дней её пуска. Он летом брал два огорода и сторожил огороды
не столько от людей, сколько от набегов скота. Одно время, помимо пчеловодства, я увлекся
разведением тюльпанов и грибов. Приобретал луковицы тюльпанов и мицелии грибов без
проблем по почте - информация об их продаже была во многих, выписываемых тогда журналах.
91
Ловись, рыбка
Рай для любителей рыбной ловли - так можно было бы назвать озеро Балхаш. Впервые побывал на его берегу сразу же за дворцом культуры, где по вечерам было множество
рыбаков-любителей с невиданными до этого мной рыболовными снастями - «закидушками»
или «закидами», как их окрестили сами рыбаки. Вода в озере зеленовато- мутная в отличие от
аральской сине-голубой и прозрачной. Берег весь в валунах, тогда как на Арале лишь песок.
По бухте завораживающе плавали яхты с белыми парусами.
О рыбалке на Балхаше хочется вспомнить особо. Не считаю себя заядлым рыбаком, но
был связан с некоторыми азартными рыбаками. При этом наше поколение является свидетелем ловли разной рыбы различными способами и в разное время, так как фауна озера, начиная
с шестидесятых годов, неоднократно менялась на глазах. Объяснение всему могут дать, вероятно, специалисты - ихтиологи, которые однажды вмешавшись в естественный природный баланс озера, далее, на мой взгляд, не могут остановиться в своих экспериментах. В первые годы
балхашцы, в основном, успешно ловили на закид сазана, маринку, османа, крупного серебристого окуня. Мне очень хотелось освоить ловлю рыбы на «закидушку». Благодаря соседу по
коммуналке Володе Лебедеву, я сделал первые шажки рыболова-любителя. Благо, у него была
не одна снасть. В первые же дни Володя повёл меня «на брёвна», как тогда называлась береговая зона в бухте «Биртис», где были заскладированы не распиленные брёвна около сопки, на
которой расположена спасательная станция. Вероятно, это были следы прошлых лет, когда материалы завозились водным путём. Брёвна выглядели «богом забытыми» - на солнце потерявшие свою первозданность.
При первой нашей вылазке Володя поймал серебристого сазана размером болыне килограмма. Тогда я увидел в деле снасть - закид. Это довольно длинная леска, толщиной 0,3-0,5
мм с необычным самодельным грузилом из дерева, как говорят, «не дать, не взять» - палочка со средний палец взрослого человека, на конец которого для утяжеления в один слой намотана свинцовая пластина, закреплённая гвоздём. К другому заострённому концу грузила привязывается длинная леска (длина зависит от желания и возможности рыбака) 30-50 м. От грузила на расстоянии 20-25 см рыбацким узлом такой же длины привязывается поводок с крючком, вслед за которым также вяжутся еще три, четыре поводка с крючками на таком же расстоянии. После поводков на расстоянии длины последнего делается узелок, сверху обмотанный
изоляционной лентой. Берётся этот узелок в правую или левую руку рыбака, делается круговое вращение и производится заброс снасти, предварительно насадив на крючки насадку. Володя насадку делал из смоченного хлеба туго скатанными шариками, размером чуть больше
зева крючка.
Забрасывалась снасть несколькими вращениями и броском в сторону воды. У многих начинающих рыбаков с подобной снастью броски не сразу получаются удачными. Приходит всё
с опытом, в том числе и дальность её заброса. Чем дальше, тем глубже, следовательно, больше
надежды на удачу, так считает каждый рыбак! Иной раз я встречался с
невероятным клёвом, как это было в
1962 году на берегу Старой площадки, когда мы с Вадимом Бескаравайным до восхода солнца не успевали
забрасывать закид, как одновременно на двух, а иной раз на трёх крючках попадались сазаны весом по 500700 граммов. Такой был клёв - настоящий «жор», диву можно даться!
Длился он не более получаса, а исчез
с появлением на поверхности воды
92
солнечных лучей из-за сопки.
В годы моей работы мастером, после последней ночной смены летом мы всем коллективом шли
отдыхать на берег озера, к месту сброса теплой
воды с ТЭЦ. Это практиковали почти все коллективы смен металлургов. Там был общий, своего рода,
«дежурный» бредень из металлической сетки, которым за два, три захода выгребали почти мешок сазанов. Здесь же варили тройную уху, а наиболее шустрые из ребят в это время ходили в магазин на посёлок Техснаб за горячительным. Цена его 3,12 рубля,
из них 12 копеек - это стоимость полулитровой стекляной бутылки, то есть возвратной стеклотары, которую принимали на обмен или можно было сдать за
такие же деньги. Сазана было достаточно вдоль берега всей бухты, и для многих рыбалка стала семейным отдыхом. В нашей смене был заядлый, неутомимый рыбак Николай Земсков, который на работу привозил снасти, чтобы после смены бежать на рыбалку.
Он же первым нас научил после вечерней смены, ночью идти на пристань и ловить сазана на «круг». Это
снасть в виде сачка, складывающаяся из двух равных
дуг из проволоки диаметром 6-8 мм, между собой шарнирно связанных, которая обтянута рыболовной сетью. Диаметр такого сачка около 1,5 метра. Забрасывается он с пристани на глубину и после погружения на дно молниеносно вытаскивается с уловом в уже сложившейся
вдвое снасти.
Тогда таким образом после трех-четырех забросов ловилось более мешка сазана, каждый весом до килограмма. Потом сазана стало ловиться все меныне и меныие, стал появляться сом. Затем вдруг, откуда не возьмись, в начале 70-х массово появился судак. Иные дни, когда дул южный или западный ветер, на пристани на блесну ловилось множество судаков. Помню, как однажды при такой ветреной погоде за какие-то полчаса поймал более десяти судаков по 1,5-2 килограмма каждый. Далее судака стало столько и таких размеров, что начали ходить рыбацкие слухи, кто каких монстров ловит. Тогда же по городу стали поговаривать о заядлых рыбаках, таких как Э.Слабы, П.Фераниди, братья Лебедевы и других, которые ловили
рыбин по 20 килограммов и более. В эти годы многие стали заниматься зимней рыбалкой с
выездом по льду на южный берег. Однажды я был на такой рыбалке с Володей Ермошкиным,
с которым на его «Москвиче» поехали в восточную соленую часть озера, на какие-то протоки, среди камышей. Он в те годы практиковал подобные поездки зимой в выходные дни. В
нашу поездку мы за 3-4 часа рыбалки поймали на блесну два мешка судака, отдельные экземпляры свыше 5-10 килограммов, одного весом 17 килограммов. Но на обратном пути нас задержал рыбинспектор. Тогда я впервые узнал, что существует такая структура контроля. Но
пока он нас проверял, подъехал уазик, из которого на наше счастье вышли директор комбината В.Д.Нагибин и Григорий Петрович Юрченко - председатель горисполкома, которые, как
оказалось, тоже возвращались с рыбалки. Они попросили рыбинспектора отпустить нас. Оказалось, что существовала какая-то норма на отлов рыбы. В последующие годы судак стал появляться с какими-то язвами, порой, вызывающими отвращение, но, по утверждению в народе, не вредными для здоровья человека, достаточно лишь их удалить. Постепенно судак почти исчез, чаще ловиться в озере стали жерех, лещ и вобла. Перешел народ на ловлю удочкой
летом леща, воблы, изредка ловился сазан, а на спиннинг - жерех, по ночам стали ставить перемёты на сома, а зимой подлёдный лов леща и воблы на опарышей. Несколько раз бывал
на рыбалке с заядлыми рыбаками - братьями Лебедевыми Антоном, Володей, Анатолием, Ни93
колаем Зверевым. Братья Лебедевы потомственные балхашцы, их отец был составителем первого завоза коунрадской
руды. Володя из братьев был первым нашим соседом в коммуналке. Коля Зверев был газо-электросварщиком в ЦЛК.
‘
Сдружились мы с ним на почве рыбалки. В конце восьмидесятых перед переездом его в Краснодарский край почти
каждое воскресенье зимой мы на моей
«Волге» либо на его мотоцикле с коляской выезжали за десятки километров
по озеру в поисках воблы или леща, проУлов Владислава
буривая десятки лунок. И наконец, змееголов. Впервые о нем узнал, что есть
такая рыба в новом наполняемом Арале. А тут вдруг она появилась и в Балхаше. Стали распространяться сведения об этом монстре, что он как угорь может передвигаться по суше.
И вот однажды, передавая приглашение на юбилейные
торжества Григория Евгеньевича Ахримени по случаю его
70-летия, Владислав Вагизович Батырбаев угостил меня этой
рыбой. Оказывается, он в выходные дни бывает на рыбалке и
ловит её на «лягушку». В очередную его рыбалку напросился на ловлю с ним змееголова. С чем же я столкнулся? Снасть
- спиннинг, два сдвоенных крючка вживлены в тело резиновой зеленой «лягушки», которая является грузом и одновременно приманкой этому монстру. Замысловатым способом забрасывается «лягушка» через спину и с периодическими остановами, вытаскивается на берег. В ходе этих движений, похожих на
движения живой лягушки, хитрый, но обманутый змееголов заглатывает мнимую жертву себе на погибель. Дав ему возможность заглотить приманку, спиннинг ставится на тормоз, одновременно подсекается и вытаскивается улов на берег. Все это
в целом и в отдельности процесс не из легких и простых, требует опыта и навыков. Но с помощью Владислава Вагизовича я в первый же свой вояж поймал
трех рыбин весом 0,7 кг, 1,5 кг и чуть болыпе 2 кг. Не знаю, как бы вытаскивал «лягушку» из
пасти змееголова, которая полна крючковатыми нижними и верхними зубами. Осуществить
этот процесс не возможно без набора инструментов: специальных кривых удлиненных пассатижей и раскрывающего пасть зевника. Для закрепления полученных навыков я повторно напросился на лов змееголова уже со своей снастью, полученным от Владимира Дмитриевича
Нагибина подарком - японским спиннингом.
В этот раз поймал лишь одного, но по весу равного первым трем - в 4 кг. Ловили змееголова на побережье залива, называемого в народе «Шашубайка», что находится за Рыбтрестом. Забрасывается «лягушка» в небольшие плесы среди мелкого камыша на расстояние
25-30 метров от берега, стоя по щиколотку в камышах в резиновых сапогах.
На днях, неожиданно для меня, уже взрослые мои дети (дочь Акжан и сын Тимур - им 57
и 53 года) с восторгом и благодарностью в деталях вспомнили свои детские годы и о ночных
рыбалках в дни отдыха летом на даче. Вспоминали, как ловили на закиды серебристых сазанов
довольно крупных размеров на хлеб. Однажды сазан, пойманный Муратом Жубановым, был
такого размера и силы, что смог освободиться и унести кукан в озеро. В те дни почти каждый
год семья Жубановых (Паграна Манаповна, ее сестра Ляля, брат Алтай, сын Арман), кто-то из
братьев Зайды Кушековны (Ирмак с супругой Людой и сыном Димой; Булат с супругой Ва94
лей, детьми Леной и Аскаром; Руслан с супругой Гаухар и сыновьями; брат Ринат и сестра Зайтуна с дочерью Инессой и супругом Валерой) лето проводили с нами на даче.
Дети вспоминают живописную картину в ночи, когда под звёздным небом, отражаюгцемся в озёрной глади, на противоположном берегу был виден силуэт многотрубного комбината, словно сказочного парохода, клубы дыма которого стелятся по горизонту. Время от времени слева от него течет огненная лава сливаемого отвального шлака - в темноте ночи она
видна особенно впечатляюще. Ловили тогда и сомов закидами на живцов, занося их вплавь
почти на сотню метров от берега. Но порой вместо сомов вытаскивали полена саксаула, который в первые годы освоения этих мест на судах завозили с южного берега на топливо. При выгрузке его неизбежно и немало роняли в воду, и он остается до сих пор без разложения в первозданном виде. Трогательно, что наши дети многие годы с восторгом хранят в памяти такие
не забываемые ими счастливые дни, которые казались мне обычными буднями!
Под парусами спорта
В молодом Балхаше и население составляли, в основном, молодые люди. В соответствии
с возрастом были и увлечения горожан: активный отдых на природе, рыбалка, походы в кино,
на вечера и концерты, в театр и, конечно же, занятия спортом. Помимо обретения знакомых и
приятелей, благодаря общительности супруги, у меня были и свои пути знакомств и нахождения новых друзей и приятелей. Жизнь шла своим чередом и была разнообразной. В свободное
от основной работы время я почти весь погружался в общественную жизнь как комсомолец,
молодой специалист, любитель спорта.
В первые дни зимы на стадионе, на корте увидел тренирующихся хоккеистов. Представился, что играл в хоккей с мячом. Мне тут же предложили надеть чьи-то коньки и покататься.
После смотрин, провели на склад, выдали амуницию и новенькие коньки и ботинки, еще раздельные. Познакомили с Ваней Марц. Он оказался водителем автостанции, который всем клепал коньки к ботинкам. Это были дни, когда сборная команда города по хоккею с шайбой готовилась к чемпионату Казахстана, который должен был пройти в Усть-Каменогорске. Команда тренировалась под руководством обаятельного играющего тренера Аскольда Рогачева. В команде из нашего цеха были: Володя Болынаков - машинист мостового крана главного пролета, Юра Павлов - фурмовщик-конверторщик, Толя Барков - электромонтер конвертерного передела и я, только назначенный мастером смены. Вскоре вышел приказ по комбинату о временном освобождении хоккеистов от основной работы. Но меня в этом приказе не было. Ребя95
Буциков, Степанов, братья Жариковы и др. Развит был гребной спорт во главе с известными
гребцами двумя Борисами - Гугенмейером и Журиковым. Однако вскоре мне пришлось прервать регулярные занятия спортом, так как тяга к земледелию взяла верх. Но иногда пытался
найти время, чтобы с ребятами походить по озеру.
И вот однажды, когда я пришел на водную станцию в мае 1964 года, появился корреспондент газеты «Правда». Он не нашел другого яхтсмена коренной национальности, кроме меня.
Так я попал на его снимок, напечатанный в газете с заметкой о яхтенном спорте в Балхаше. А
Леша и Витя, регулярно занимаясь, стали членами прославленной команды яхтсменов города, неоднократными участниками и призерами различных регат (балтийской, черноморской и
даже зарубежных), о которых не раз писалось на страницах газет того времени. Наши судьбы
с Лешей не раз пересекались. Мне, как секретарю парткома комбината, довелось принимать
его из комсомола в партию. А однажды он на своих «Жигулях» буксировал мою «Волгу» с
Токрау, возвращаясь с огородов до дома. Работал он токарем в ЦРМБ. А Витю я многие годы
при встрече поздравлял с успехами в спорте. Те годы были самым пиковым периодом состояния яхтенного и гребных видов спорта в Балхаше. К сожалению, сегодня об этом практически никем не вспоминается. Думается, тем, кто занимается историей города и его достижений, есть смысл поработать с архивами в этом направлении.
След на земле
Думается, что каждый человек оставляет на земле след. У многих он скромный и малозаметный, с годами стирается и исчезает. Но были в Балхаше люди, которые оставили после
себя глубокий и неизгладимый след. Хочется рассказать о некоторых из них, с кем посчастливилось вместе жить и работать, видеть и осознавать, какой огромный вклад внесён ими в
судьбу города на многие годы. Одной из наиболее почитаемых в нашем городе является профессия металлурга. Да и сам Балхаш нередко называют по его титульной профессии городомметаллургом. Металлурги - люди особого склада. Работа их характеризуется сложностями
технологии выплавки меди, невероятно тяжелыми условиями труда, борьбой с огнем, расплавленным металлом, загазованностью и запыленностью. И люди стойко и самоотверженно работают в таких условиях. Всё в совокупности когда-то давало определённые социальные привилегии, включая льготы по возрасту для выхода на пенсию. Сегодня металлурги приравнены
97
ко всем иным профессиям. Безусловно, изменилась основная технология выплавки меди, внедрен высокоэффективный автогенный процесс, но это не означает, что обслуживание технологии с ее условиями труда, а таюке существующие прежние последующие переделы производства если не усложнились, то, по крайней мере, остаются неизменными. Потому сами металлурги с величайшим почтением относятся к старшим по возрасту в своей профессии.
Я, будучи металлургом, всегда ощущал это привилегированное отношение к возрасту. В
особенности прочувствовал внимание к себе, когда мне исполнилось 80 лет.
Поздравление в акимате с юбилеем
Ведь металлургов Балхаша, кто перешагнул этот рубеж, крайне мало. Металлургов прошлых лет, достигших этого возрастного барьера, припомнить не могу. А в числе ныне здравствующих их единицы: Владимир Нагибин и недавно преодолевший этот рубеж Агыбай Кумекбаев. Правда, был один металлург, машинист мостового крана главного пролета Сия Наушабаев, проживший 93 года. В большинстве своем металлурги ушли и уходят в мир иной,
едва отметив 60-летний юбилей. Как не прискорбно, но это так. К сожалению, сегодня данный факт не берется во внимание. А ведь это реальность продолжительности жизни нас и нашего народа.
Понимая все, загодя пытаюсь подытожить пройденный жизненный путь. В течение последнего десятилетия мною написан ряд газетных статей о реалиях жизни «Товарищи далеких
дней моих», «Корабль и море», о полувековых переменах в металлургии Балхаша, о людях,
осуществляющих эту работу. Одной из первых на тему «След на земле» была статья в газете
«Пульс» под двойным заголовком «Благодарное слово» или «О тех, кому Балхаш обязан своим настоящим и будущим». Она вышла в канун 65-летия выдачи первой балхашской меди на
фоне успехов металлургов после глубокого экономического кризиса, пережитого комбинатом
в 1996-1997 годах, и последующих шести лет работы с приходом новых хозяев. Статья получила живой отклик среди горожан. Тогда же, в октябре 2003 года инициативная группа из де98
вятнадцати известных в городе заслуженных ветеранов, отработавших не одно десятилетие на
Балхашском горно-металлургическом комбинате, выступила в газете «Балхашский рабочий»
с обращением к руководству города и корпорации «Казахмыс» воздать должное двум бывшим
директорам градообразующего предприятия - Владимиру Дмитриевичу Нагибину и Далабаю
Оспановичу Ешпанову за их вклад в медеплавильное производство, которое определило сегодняшние успехи и дальнейшую перспективу предприятия, а также благополучие города.
вБРАЩІМИЕ К ЙКИМУ ГВРвДІ Е М Х Ш К.О. ИУКАІІВУ
N ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВПД ДКРЕКПРН "КДШМЫС" В.С. КИМУ
Уважаемые Кариполла Орынбекович и Владимир
Сергеевич!
Мы, ветераны, проработавшие на Балхашском
горно-металлургическом*омбинате (ныне ПО "Балхашцветмет") 35-40 и более лет, обращаемся к вам с
предложением: в канун 65-летия со дня выпуска первой черновой меди в Балхаше о присвоении двум бывшим директорам комбината - Владимиру Дмитриевичу Нагибину и Далабаю Оспановичу Ешпанову - звания почетных граждан города за особые заслугм в метаплургическом производстве.
В.Д. Нагибин, будучи директором Балхашского ГМК
в яериод 1971-1974 г.г., заложил перспективную основу вьюокоэффективной переработки высокосернистого медесодержащего сырья. Его инженерные знания
позволили выбрать процесс, который в период его деятельносто был испытан на опытно-промышленной установке, на которой были собраны необходимыо материалы для выдачи задания на проектировэиие. Это было
сделано благодаря целеустремленности фанатично
одержимого руководителя при егоогромных организаторских способностях и непререкаемой аоле.
Д.О. Ешпанов был директором БГМК в период
1981-1986 г.г. и был направлен сюда для улучшения
положения дел. Благодәря большим организаторским
способносгям и глубоким знаниям горного дела, в первые же годы ему удалось поправить дела на горных
предприятиях и в цикле обогащечия. Но существовавшая төхнология металлургического производства не
обеспечивала эффективную переработку имевшегося
сырья. Это заставило обратиться почти череэ десять
лет к забытому проекту процесса плавки в жидкой ванне. В кратчайшие сроки был завершен проект, обеспечено строительство и пуск первого промышленного
агрегата. Освоение процесса стало возможным благодаря его решительным действиям в решении сложных ситуаций того периода.
Сегодняшгмм благополучием медеплавильноэ производство на Балхаше обязано этом двум рукоеодителям бывшего Балхаикжого ГМК, ныне ПО "Балхзшцветмег", тем
самым им обязан и город балхаш, жизнедеятельность ко-
тх)роговсеі^зависиготфадообразующегопреялриятия.
В годы деятельности В.Д. Нагибина и Д.О. Ешпа
нова социальные вопросы города были заботой руководства комбината и успешно решались с большим
вниманием и заботой.
В ірриод руководства В.Д. Нагибина помимо решения Текущих дел при больших обьемах капстроительства жилья и обьектов соцкультбыта были введены дом отдыха в Алматы, два пионерлагеря в урочище Бектауата, пионерлагерь на Ботсаде, освоены
дачные массивы вдоль побережья оэера.
Д.О. Ешпанов способствовал успешному решению
программы "Жилье-2000", большое внимание также
было уделено индивидуапьному жилищному строительству - построены коттеджи на квартале ветеранов,
90-м квартале, создано подсобное хозяйство в урочище Бектауата, успешно осуществлялась программа
создания товаров широкого потребления.
Мы, старожилы города, в канун 65-летия со дня
выпуска первой черновой меди на Балхаше ходатайствуем о присвоении звания почетных граждан города
Владимиру Дмитриевичу Нагибину и Далабаю Оспановичу Ешпанову за неоценимый вклад в развитие медеплавильного производства, тем самым способствовавшим перспективе развития и города.
В канун юбилея со дня выдачи первой черновой
меди на Балхаше присвоение этого почетного звания
В.Д. Нагибину и Д.О. Ешпанову было бы, на наш
взгляд, данью справедливости по отношению к ним.
По болылому счету, оба они за вклад з развитие
цветной металлургии достойны и государственных наград независимого Казахстана. Убедительно просим вас
выйти с ходатайством к Правительству Республики.
Инициативная группа:
И.Т.Бредюк, М.И.Городецкий, Н.Г.Чекушнма,
М.А.Касьян, А.А. Теплякоя, И.Интыкбаев,
Р.Темирканов, И.Г.Неводов, А.А.Каләчева,
М.И.Брагашааа, П.Д.Чекүшин, Ю.Н.Люмочан,
В.В.Грудима, В.Н.Хапилин, В.А.Гауряик,
П.Н.Фераниди, В.С.Ковалевич, И.Т.Оспаноо,
К. С. Тынышбаев.
Однако нашлись противоборствующие силы, ведущие негласную деятельность. В результате потребовалось более десяти лет, чтобы очевидное было официально признано. В течение этого периода инициативная группа при поддержке СМИ периодически продолжала
поднимать эту проблему под различными углами зрения. В результате родилась серия статей,
которые так или иначе показывают возросшее благосостояние города и растущую успешную
деятельность градообразующего предприятия. Публикацией этих статей была раскрыта тема
произошедших за полвека перемен в развитии медеплавильного производства на Балхаше. В
них есть, наконец, признание изложенных фактов руководством корпорации «Казахмыс» и города. Завершающей была моя статья под заголовком «Память должна быть благодарной», написанная после возвращения в составе балхашской делегации из Темиртау с первых торжеств
по случаю Дня Первого Президента.
99
Накануне Дня Первого Президента группа балхашцев в составе почётных граждан города: Бадишы Махатовой. Владимира Григорьевского, ветеранов государственной службы Дакен
Терликбаевой, Сакатая Аманжолова и меня, как металлурга приняла участие в торжественном
собрании на второй родине Президента РК Н .Н азарбаева- в Темиртау. Пользуясь случаем, хочу
рассказать обэтом. Мероприятие прошло во Дворце культурыметаллургов. После докладаакима
Карагандинской области Абельгази Кусаинова выступили соратники, с которыми начинал свою
трудовую деятельность Нурсултан Абишевич, молодое поколение металлургов, шахтёров, представители молодёжных движений. Затем для присутствующих был дан праздничный концерт.
Из-за плотного графика работы Главы государства встреча с ним, к сожалению, не состоялась.
За день до поездки мне позвонила Дакен Шакеновна и сказала, что она руководитель
группы, а я включён в состав делегации ветеранов, едущих на встречу с президентом в город
Темиртау, в связи с новым государственным праздником, предложила подготовиться, так как,
возможно, мне, как металлургу, дадут слово. Что можно сказать? Надо же поделиться чем-то
своим, личным. И невольно вспомнился один случай из семейной жизни. Лето. Старшие внучки - школьницы из Астаны, самая младшая ещё дошкольница, супруга и я сидим у телевизора
и смотрим передачу о Президенте республики. И вдруг младшая Алия обращается к бабушке:
«Аже, а Вы видели когда-нибудь Президента?» Зайда Кушековна, задумавшись, говорит: «Я
была студенткой КазГУ на преддипломной практике, преподавала русский язык и литературу
в одной из школ Каскелена под Алматы. На уроке по роману М.Шолохова «Поднятая целина»
решили сыграть один эпизод из книги. Подыскивая артистов, спросила, кто возьмется за роль
Давыдова. Весь класс хором закричал: «У нас есть свой баскарма - конечно, Давыдова сыграет
Нурсултан!» Тут же шустрая средняя внучка Акмарал многозначительно сказала: «Так он уже
в то время был лидером?!» На что бабушка ответила: «Да, тогда видно было, что среди учеников школы он имел авторитет». После небольшой паузы Алия вновь обратилась с вопросом теперь уже ко мне: «Ата, а Вы встречались с Президентом?» «Конечно, - ответил я, - видел его не
раз, он ведь принимает участие в пусках всех новых промышленных объектов нашего города.
Но хочу сказать, что довелось слышать, пожалуй, одно из его первых публичных выступлений.
Это было в 1962 году на X съезде Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи Казахстана. Перед делегатами с речью выступил горновой казахстанской Магнитки Н.Назарбаев, тог100
да он с тревогой говорил о неустроенности быта и досуга молодёжи в Темиртау, а также о том,
что в городе металлургов много парней, и с шуткой при оживлённом зале пригласил девушек
съезда в свой город». После моих слов самая старшая внучка Актолкын отметила: «Он и тогда мыслил в государственном масштабе». «Ты права, - сказал я, - хочу лишь добавить, что есть
выражение «На людях часто отпечатаны истоки, давшие им вырасти». Конечно, сегодняшняя
масштабность его взглядов была заложена егце смолоду.
Делегация Карагандинской области. Стоят второй ряд второй справа горновой
Казахстанской магнитки Н. Назарбаев, четветрый ряд,
четвертый справа - Алаев А. секретарь Балхашского горкома комсомола,
пятый - мастер МПЦ Тынышбаев К.,
пятый ряд четвертый справа - секретарь комитета комсомола БГМК Белых Ю.
А вот что сказать мне, как одному из немногих оставшихся в живых старейших балхашских металлургов, я знал, ведь готовился к такому счастливому случаю уже не один год.
Металлург Балхаша одного из первых поколений, я хотел бы сказать о проблемах, стоящих перед производственниками того времени, когда с болыними трудностями выполняли
спускаемые предприятию планы по объемам выплавки меди, так как древняя технология - отражательная плавка - была трудоёмкой и малоэффективной при обработке бедного по содержанию меди сырья.
У нынешних металлургов на вооружении - автогенная плавка в жидкой ванне, внедрённая впервые в мировой практике именно на Балхаше. Этот процесс позволяет перерабатывать
любой набор сырья с высокой степенью извлечения попутно всех ценных составляющих, с выпуском невероятных объёмов серной кислоты.
В этой связи снята проблема переработки бедного сырья в металлургии медной отрасли в целом по республике. Данный процесс был разработан, испытан и внедрён благодаря неординарности, воле и силе характеров двух бывших директоров Балхашского горнометаллургического комбината Далабая Оспановича Ешпанова и здравствующего 82-летнего,
но продолжающего еще трудиться в одном из НИИ цветной металлургии России Владимира
Дмитриевича Нагибина.
Группа старейших ветеранов, проработавших на предприятии более 35-40 лет, сделала в
адрес руководства корпорациии и города обращение о воздании должного этим личностям, ре101
зультаты деятельности которых определили настоящее и будущее металлургического производства и города.
Прошло более девяти лет со дня первого обращения, при периодическом напоминании
всем акимам города, сменявшим один другого, и с очередной передачей вместе с копией обращения и накапливаемых со временем материалов, при этом освещая нерешенный вопрос в различных выступлениях в СМИ. Однако проблема остается без внимания.
Я уверен, что работающий в городе новый аким Н.Аубакиров внимательно читает городские газеты и ему не чужды мысли великого Гёте: «Чтобы быть достойным человеком, признай достоинство других», и надеюсь, что он обратит внимание на этот вопрос.
Хочется надеяться, что решение вопроса будет поставлено перед руководством страны, когда есть возможность уместно приурочить его к 75-летию выдачи первой балхашской
меди. Думаю, будет правильным вспомнить также тех известных и уважаемых в свое время в городе ветеранов, которые пописали первое обращение, но за эти годы ушли в мир иной.
Это И.Бредюк, М.Городецкий, М.Касьян, А.Тепляков, Р.Темирханов, И.Неводов, А.Калачёва,
М.Браташова, П.Чекушин, В.Хапилин, П.Фераниди.
Однако и эта статья не возымела никакого действия! Тогда было подготовлено обращение к Президенту РК, подписанное оставшимися в живых четырьмя ветеранами из первоначальных девятнадцати. Перед отправлением оно было рассмотрено у акима и было принято
устное решение: здравствующему 83-х летнему патриарху балхашских металлургов Владимиру Дмитриевичу Нагибину вручить благодарственный адрес и, по традиции нашего народа, национальный чапан, а уже ушедшему из жизни Д.О.Ешпанову установить памятную мемориалную доску на доме, где он жил в Балхаше.
Мне довелось осуществить приятную миссию в доме Владимира Дмитриевича лишь
накануне 2014 года, благодаря спонсорской помощи Президента ЗАО «ЗОЦМ» Ермека Батыркаировича Хафизова. По возвращении в газете была опубликована моя статья «От благодарных земляков». В ней было сказано, что Владимир Дмитриевич, его супруга Валентина Филипповна и их дети Галина и Олег тепло вспоминают о периоде жизни в Балхаше. Владимир Дмитриевич рассказал, как в 1954 году он и его сокурсники-выпускники Казахского
горно-металлургического института П.Александров, Э.Даулбаев, Р.Мухамедиев, М.Ногаев,
Б.Переседов, Р.Пшенбаев начали свою инженерную деятельность в металлургическом цехе
102
медьзавода на рабочих местах плавилыциков отражательных печей и помощников мастеров конверторов. Вспомнил металлургов, у кого перенимали практические приёмы проведения плавильных операций. Это В.Гужавин, В.Баранов, Ф.Бундин, А.Букаев, А.Тлеугабылов,
А.Корнюхин, А.Вепрев, У.Кошик, М.Нефедов, Н.Харьков, В.Лошкарев. Первыми руководителями медьзавода, металлургического цеха того периода были Н.Матвеенко, Ю.Победоносцев,
А.Поляков. В те годы уже начинали вести поиски, испытания автогенных процессов: циклонной, взвешенной плавок, плавки концентрата на дутье, обогащенном кислородом, процесса непрерывного конвертирования. Тогда широко было распространено рационализаторство, поставлена работа инженерно-технических работников со специальной литературой, которая поддерживалась лекциями, конференциями и обменом мнениями в клубе ИТР, обязательным регулярным посещением технической библиотеки, постоянно пополняемой периодическими журналами и книгами. Мой собеседник не забыл годы руководства предприятием, молодых металлургов, выросших в известных специалистов: А.Маркова, С.Минсеитова,
Г.Мироевского, Ш.Мукашева, М.Раджибаева, Н.Полякова, Д.Отрадных и других и, безусловно, период испытаний плавки в жидкой ванне. Владимир Дмитриевич уверено утверждал, что
если бы остался на Балхаше, то непременно бы продолжил внедрение новой технологии, ибо
она наиболее эффективная среди всех автогенных процессов в мировой практике, что стало
вполне очевидным.
Валентина Филипповна вспомнила учительский коллектив техникума, в котором 20 лет
вела уроки химии. И передавала привет здравствующим бывшим коллегам и помнящим её ученикам.
Олег и Галина с удовольствием говорили о годах учебы в СШ №4. Олег до сих пор хранит многие памятные работы, гербарии, собранные в Прибалхашье. Галина называла своих
школьных подруг, одной из них, Каукержан Алимжановой, с которой они любили играть в
шахматы, просила передать привет. Я позвонил её тёте Зинаиде Садыковне Кулмышевой, от
неё узнал, что упомянутая подруга Галины живёт в Караганде и ей отправят сообщение.
Пребывая в доме Нагибиных, я заметил их гордость за внука Георгия, который с отличием окончил МИФИ и стал мастером спорта международного класса по шахматам.
Владимир Дмитриевич выразил благодарность акиму города Нурлану Ерикбаевичу Аубакирову и руководству медеплавильного производства за тёплые слова, сказанные в памят103
ном адресе, и проявленную добрую традицию казахского народа, память о которой хранит его
семья.
Но на пути воздания памяти Д.Ешпанову снова возникло препятствие: был найден повод не устанавливать мемориальную доску с подготовленным текстом, говорящем о его заслугах перед городом. Для неё предложили другой текст, в котором был исключён главный довод для увековечивания его памяти о том, что процесс ПЖВ был внедрён в Балхаше впервые в мировой практике. По мнению акимата, до Балхаша в мире уже были внедрены автогенные процессы. Однако на поверку специалистов это оказалось ошибочным и бездоказательным. Изготовление доски под различными предлогами затягивалось. Лишь обращение
к Президенту правления ТОО «Корпорация «Казахмыс» Эдуарду Викторовичу Огаю, отправленное 10.10.2014 года, определило исход дела - в течение месяца решить проблему, установить и открыть мемориальную доску Д.О.Ешпанову в 2014 году в день выдачи первой меди
в Балхаше 24 ноября. Письмо было следующего содержания: «Уважаемый Эдуард Викторович! Вот уже ровно одиннадцать лет мы, группа ветеранов бывшего Балхашского горнометаллургического комбината, проработавших 35 и более лет, убеждаем сменяющиеся власти
города воздать должное двум бывшим директорам градообразующего предприятия Владимиру Дмитриевичу Нагибину и Далабаю Оспановичу Ешпанову за их наследие, созданное в их
бытность - разработку и внедрение плавки Ванюкова в Балхаше, что, как Вы знаете, определяет успехи Вами руководимого предприятия и в целом благополучие города. В течение десяти
лет эта тема неоднократно поднималась в городской печати под различными углами зрения. В
Председатель Совета директоров ТОО «Кагакһшух Но1«ііп§» Огай Э.В.
104
конце концов, в сентябре 2013 года бывший аким города принял решение: В.Д.Нагибину вручить памятный адрес о признании городом его заслуг и надеть
национальный костюм - чапан. Эта миссия в декабре
была исполнена, благодаря спонсорской помощи президента ЗАО «ЗОЦМ» Ермека Батыркаировича Хафизова. А намеченная установка мемориальной доски
Д.О.Ешпанову уже почти год остается нереализованной. Руководству города не понравился текст, на переделку которого не могут найти средств. В этой связи
прошу Вас, уважаемый Эдуард Викторович, от имени нескольких оставшихся в живых ветеранов, сделавших первое обращение, оказать содействие со стороны Корпорации в реализации этой задачи. Для раскрытия существа вопроса прилагаю некоторые из поЕ.Б. Хафизов
следних статей на эту тему, опубликованных в газете
«Северное Прибалхашье». В этом году исполняется 10 лет со дня кончины Далабая Оспановича, 15 октября ему исполнилось бы 88 лет, а 24 ноября - день выдачи первой балхашской меди.
К этим датам было бы желательно приурочить открытие мемориальной доски на доме, где он
жил в Балхаше.
С уважением и наилучшими пожеланиями, ветеран БГМК, почетный металлург СССР
Тынышбаев Камза Серикбаевич 10.10.2014 г.»
На торжестве открытия, к сожалению, смогли присутствовать лишь трое из оставшихся
ветеранов, подписавших обращение в октябре 2003 года.
При открытии мемориальной доски Д.О. Ешпанову мне довелось выступить на митинге,
посвящённом этому событию, где было сказано:
Ровно 11 лет назад инициативная группа ветеранов Балхашского горно-металлургического
комбината сделала обращение к руководству города с просьбой воздать должное двум неординарным директорам комбината - Владимиру Дмитриевичу Нагибину и Далабаю Оспано-
На открытии мемориальной доски Д.О. Ешпанову
105
Сегодня мы должны высказать слова благодарности руководству корпорации и ведущим
специалистам медеплавильного производства, много сделавшим в последнее десятилетие для
того, чтобы полностью перейти на этот процесс, практически, позволяющий перерабатывать
на Балхаше все медесодержащее сырье республики.
В этот день, следовало бы назвать имена тех, кто подписал обращение в октябре 2003
года. Их можно прочитать во вчерашнем номере газеты «Северное Прибалхашье». Это были
известные в Балхаше своими делами люди. Они - личности, у которых было общее - неравнодушие, принципиальность, справедливость и честность. Нас с каждым годом остается все
меньше, из девятнадцати подписавших осталось четверо, и лишь трое смогли прийти на эти
торжества. Самый молодой из них - я, которому - 79. Мы, ветераны, передаем молодым то,
чему были свидетелями, и должны высказать слова благодарности средствам массовой информации, которые на протяжении одиннадцати лет поддерживали нас публикациями об этой
проблеме, порой ставя вопрос ребром.
Молодежь и без нас сама понимает, что благополучие города и благосостояние в их семьях зависит от успешной деятельности градообразующего предприятия. Потому они с детства, возвращаясь из пионерских лагерей Бектау-ата, увидя на горизонте дымящие трубы, хором во все голоса, надрывно поют: «Здравствуй, трубы, здравствуй, газ! Как соскучились без
вас!»
Дом, на котором устанавливается мемориальная доска, имеет свою немалую биографию.
Изначально, когда в Балхаше ещё не было улиц, у него просто был номер - 18. Первые жильцы в нем жили коммунально, отдельные семьи даже за перегородками. При этом жили счастливо, как в одном из стихотворений М.Танича:
Коммуналка, счастливые дни!
Людно, кухонно и коридорно.
Никогда не бываем одни,
А детишки родятся проворно.
Мы не ссоримся из-за корыт,
Слухи слушаем, сушим пеленки!
Гарри Трумэн и батюшка-быт,Все смешалось, как в комиссионке.
Коммуналка артельно жила,
На чужую беду отзывалась,
И при Трумэне в моде была,
И при Рейгане тоже осталась.
П о с тс кр и п ту м . Если бы подробно рассказывать об 11-летней переписке и хождениям по инстанциям с обращением инициативной группы ветеранов - это иначе как мытарства не назовёшь, а книгу о своей судьбе мне можно было бы дополнить, как минимум,
двумя-тремя главами на полсотни страниц. Но эти годы в борьбе за справедливость позволили сохранить самое ценное - историю эволюции медеплавильного производства на Балхаше и вспомнить добрых людей, встретившихся на моем долгом жизненном пути. Одновременно неустанная борьба за справедливость давала мне лично духовные силы и позволила работать над сохранением умственных способностей, а это немалого стоит.
Думаю, что завершить рассказ об этой истории уместно словами Валентина Гафта:
Спасибо всем, кто нам мешает,
Кто нам намерено вредит,
Кто наши планы разрушает,
И нас обидеть норовит!
О, если б только эти люди
Могли понять, какую роль
Они играют в наших судьбах,
Нам причиняя эту боль!
107
Душа, не знавшая потери,
Душа, не знавшая обид,
Чем счастье в жизни будет мерить?
Прощенья радость с чем сравнит?
Ну, как мудреть и развиваться
Без этих добрых злых людей?
Из ими созданных препятствий
Возникнут тысячи идей,
Наполненных добром и светом!
И повторю я им сто раз:
Спасибо вам за всё за это,
Ну, что б мы делали без вас!
15 октября 2016 года состоялось торжественное возложение цветов к мемориальной доске Далабая Оспановича Ешпанова. В этот день ему исполнилось бы 90 лет. На возложении
цветов собралась молодежь медеплавильного производства и будущие металлурги Политехнического колледжа. Во вступительном слове я, открывая торжество, отметил, что во вчерашней
газете было опубликовано стихотворение П.Е.Кушнирова, посвященное 90-летию Д.О., и, что
оно автором вчера же произнесено по ТВ и радио. Здесь же, стихотворение прочитал Дмитрий
Калашников - будущий металлург, учащийся колледжа. А в завершающем слове, я просил молодежь принять эстафету памяти и сделать возложение цветов к мемориальной доске Далабая
Оспановича традиционной в день выдачи первой балхашской меди.
108
Памяти Д.О. Ешпанова
Ему исполнилось бы девяносто лет Не всем дано дожить до возраста такого.
Но не погас души великой свет,
Мы помним личность человека дорогого.
Он - казахстанец до мозга костей Трудился для страны родной, народа.
Чтоб справился он с миссией своей,
Талант болыной дала ему природа.
Он верил людям, их умел ценить,
Общался с уваженьем и доверьем.
Приятно было с ним работать, жить
И знать: всегда тебе открыты двери.
Интеллигент он в новом поколенье,
И эрудиции ему не занимать.
К высоким целям было в нём стремленье,
Энергия, чтоб в жизнь их воплощать.
Пять лет - директор медного гиганта,
Он коллектив объединил и вдохновил
Решить проблемы производства так, как надо,
На что до этого не доставало сил.
Руководил уверенно он, просто
И смелые проекты воплощал.
Ведь ПЖВ - основа производства Даёт десятки лет стране металл.
Семья была ему надёжным тылом:
Два сына, двое дочерей и внуки Они о нём с годами не забыли
И помнят его облик и заслуги.
Лауреат Госпремии Союза
И кандидат технических наук,
Заслуженный горняк он Казахстана,
А ордена венчают этот круг.
Мемориальная есть в Балхаше доска.
Спустя года, сказать мы можем смело:
Его заслуга перед нами велика,
Живёт, приносит пользу его дело.
Пётр Кушниров
Известно, что существует всемирный «День семьи». Накануне одного из таких дней редактор местной газеты «Северное Прибалхашье» Б.Г.Шалова предложила мне написать статью
о нашей семье. Я отказался. Но по дороге домой меня осенила мысль, почему бы не вспомнить
имена верных подруг - вдов моих друзей и товарищей, рано ушедших из жизни. Этому способствовали стихи некоторых поэтов, которые хранит память как что-то сокровенное.
С возрастом начинаешь всё глубже чувствовать поэтические строчки рано ушедшего из
жизни, талантливого поэта, нашего земляка Константина Григорьева: «Я список знакомых своих изучаю, а также друзей и подруг, звонить мне им надо, и я замечаю, сужается круг, сужается круг...» С этих позиций, оглядываясь на полвека назад и перебирая в памяти ИТР металлургического цеха шестидесятых годов, отметил, что к 2016 году нас в Балхаше осталось уже немного: Ахмедия Абильдин, Касым Тунгушбаев, Юрий Николаевич Люмочан, Валентина Владимировна Грудина, Василий Степанович Ковалевич, Пётр Яковлевич Миренцов, а также живущие в Москве Владимир Дмитриевич Нагибин и Вадим Васильевич Бескаравайный. За два
109
года до этого меня поразили поэтические строчки «Товарищи далёких дней моих, ровесники,
прожившие так мало, наверное, остался я в живых, чтоб память на земле не увядала». Тогда,
не зная ещё, что автор этих строк Расул Гамзатов, написал статью, которая была опубликована
в газете «Северное Прибалхашье».
За последние два-три года довелось ещё почтить память достаточно близких и дорогих
мне людей: Виктора Николаевича Сугакова, Анатолия Михайловича Ревенко - сокурсника, Кемеля Айдарбековича Айдарбекова, Анатолия Константиновича Кима, Николая Николаевича
Яценко, Лаврентия Дзакуевича Николава, Эммануила Абрамовича Симкина - одного из моих
первых руководителей, Сырымбета Рахметулаевича Минсеитова.
Говоря об ушедших, хочется вдохновить оставшихся и потомков сохранять добрую память о них. Вспоминая прожитые годы, не могу припомнить случаев разводов среди людей моего поколения. Мне кажется, каждый из нас трудился с самоотдачей, благодаря уверенности
, что есть жены, которые хранят домашний очаг, заботятся о быте, занимаются воспитанием
наших детей. Большинство из них работали не на комбинате, самодостаточно реализуя свои
творческие и материнские потенциалы, и при этом жили жизнью градообразующего предприятия. Сейчас, где бы они не находились, им не безразличны юбилейные даты со дня выдачи
первой меди и другие знаковые события в жизни предприятия и города. Они не теряют связи с
Балхашом и достойны благодарности за свой супружеский подвиг.
Хочется обратиться к вдовам, с которыми продолжается периодическое общение, словами поэта Расула Гамзатова «Нас с каждым годом меныне остаётся, о жёны всех моих друзей
былых, вы меня стерпите, коль так придётся, во имя дорогих своих мужей»: Пагране Манаповне Мусиной-Жубановой, Зинаиде Николаевне Рогачевой-Сугаковой, Зинаиде Матвеевне Лущаевой, Зинаиде Садыковне Кулмышевой, Анель Айдарбековой, Алле Ким, Людмиле Давыдовне Ермошкиной, Сание Закиевне Мусабевой, Суимхан Табатаевой, Куляй Кенбаевой, Татьяне Ивановне Грековой, Любови Николаевне Лебедевой, Софье Бакировне Абдулиной, Дакен Шайкеновне Терликбаевой, Маруе Малтабаровой, Ольге Викторовне Фридман, Салькен
Ногаевой, Лизе Алиевой, Ноне Юрьевне Мясниковой-Симкиной, Римме Минсеитовой, Сауле Ахметовой, Валентине Евгеньевне Перхуровой-Пантэо, Лидии Васильевне Яценко, Саре
Мухамедиевой, Галине Ефимовне Химич, Дине Неводовой, Любови Васильевне Бересневой,
Диле Рахимбаевой, Галине Васильевне Сильнягиной, Александре Петровне Киселёвой, Галине Сергеевне Пустолайкиной. Они достойно хранят верность памяти своим супругам.
Хочу обратиться к молодёжи, вступающей в семейный союз, с пожеланием внять мудрым назиданиям азербайджанской поэтессы Фазу Алиевой: «Корабль и море - так сказала б
я о муже и жене. 0 6 их союзе дружном, в котором символ моря - пусть за мужем, а за женою
- символ корабля. Напомнить женам мне мой долг велит, во избежанье горечи и горя: как ни
был бы он строен и велик - корабль не должен быть крупнее моря. Мужчина в доме, - ты глава
семьи, певец её, солист её, запомни, что песенный твой дух, слова твои неоспоримы в доме и
законны. Слова для песни крайне как важны, однако вот что забывать не надо: слова твои тогда достигнут лада, когда в них есть мелодия жены».
Мне представляется, что наше поколение в болынинстве своём жило по этим правилам.
Поэтому вдовы моих друзей и товарищей по-прежнему свято хранят семейный очаг, когда-то
зажжённый со своими мужьями, ушедшими в мир иной.
Перебирая в памяти прожитые годы, вспоминаю родных, друзей, товарищей - тех, с кем
посчастливилось на протяжении довольно длинной по человеческим меркам жизни, быть поистине счастливым. Зачастую приходят на память те, кого уже нет на этом свете. В последние
годы отчетливо вспоминаются родители: отец, мама, бабушка, окружение.на острове БарсаКельмес, посреди тогда ещё Аральского моря, где мне довелось жить до 19 лет, - там был государственный заповедник и проживало всего несколько семей.
В связи с 50-летием окончания института отчетливо возникли в памяти годы учебы в школе, приезд в Алма-Ату, вступительные экзамены и сокурсники Казахского горнометаллургического института (КазГМИ).
110
В последнее время все чаще вспоминаются товарищи далеких дней моих по металлургическому цеху, комбинату, особенно, рано ушедшие из жизни. Иногда кажется, что мне даровано долголетие, чтобы сохранять о них живую память.
В воспоминаниях, посвященных 70-летию выдачи первой балхашской меди, пытался
рассказать, в основном, о тех, с кем мне пришлось непосредственно работать в одной смене
на протяжении почти одиннадцати лет в металлургическом цехе.
Ныне хочется воскресить в памяти тех, с кем меня связала судьба довольно близко, которых уже нет среди живых, воспоминания о которых отзываются болью. Хочу вспомнить друзей и товарищей, наставников, кто сыграл особую роль в моей судьбе, кому при их жизни не
смог выразить чувства благодарности, с кем пришлось непосредственно трудиться на комбинате бок о бок на разных должностях в течение почти сорока лет, с кого хотелось брать пример,
чьим мнением и отношением дорожил. На страницах нового телефонного справочника встречаются фамилии многих из них, так что жизнь продолжается. Следовательно, вспоминая об
ушедших, стремлюсь вдохновить оставшихся в живых, их потомков хранить добрую память
об этих людях
Отчётливо помнится инженерно-технический персонал металлургов далеких шестидесятых. Их можно было условно разделить на две категории: кто прибыл на комбинат после
войны, её участники, окончившие учебные заведения, и кто прибыл со всего Союза по заявке комбината уже в 1954-1960 годах, закончив после школы различные ВУЗы и техникумы, на
смену первых металлургов, массово уходивших в это время на заслуженный отдых в 50 лет.
Начальником цеха был Иванов Алексей Виссарионович, до этого бывший секретарем
партийного комитета комбината, участник Великой Отечественной войны, окончивший ВУЗ
после войны. Своеобразный, с виду суровый, но все время что-то едва слышно насвистывающий себе самому. Он возглавлял цех более десяти лет. Это были те годы, когда для переработки большой джезказганской меди была произведена модернизация всего существующего оборудования, введены новые плавильные мощности, и буквально через год-два комбинат вышел
на объемы производства меди, обеспечившие ему флагманские позиции в цветной металлургии. В этот период все делалось без суеты, суматохи и ажиотажа - планомерно, системно, без
надрыва. Чувствовалась роль руководства цеха, комбината. Системность была во всем, но особенно в профилактике, планово- предупредительных и капитальных ремонтах оборудования.
А.В.Иванов в 1968 году был направлен главным инженером на вновь запускавшийся Алмалыкский ГМК.
Все эти годы техническим руководителем цеха был Якушев Евгений Александрович,
один из первых послевоенных выпускников КазГМИ, не знавший никакой хвори, никогда не
посещавший врачей, после кончины которого в заводской поликлинике не смогли найти даже
его учетной карточки. Заядлый охотник.
Вспоминается начальник анодного участка, где с первых дней работал мастером, Федоров Николай Сергеевич. Он был направлен Министерством из Пышмы на пуск анодного участка в 1952 году при вводе электролитного производства на Балхаше. Человек степенный, но до мелочей требовательный, не прощавший малейших упущений и все это фиксировавший распоряжениями и приказами. Под стать ему был старший мастер Анатолий Иванович Марков. На смену им пришли Чурзин Николай Матвеевич и Дмитрий Павлович Отрадных, которые также жестко требовали соблюдение технологических режимов, вели контроль температур в дымовых трубах, износа кладки печей и арок загрузочных окон, культуры
на производстве.
В цехе работало еще несколько человек из этой возрастной группы: Тоталев Б. - начальник турбокомпрессорного хозяйства, Каримов Н. -начальник сантехслужбы, Танаев И. - мастер ремонтной бригады, Пшеничников П. - старший мастер дробильно-шихтарного участка, Блохин И.И. - заведующий хозяйством, старший механик Белоусов П., старший электрик
Березняк Е., мастера смен Ненашев В.С., Пивень Д.Х., мастера смен ОТК сестры Анастасия и Валентина Голивец.
111
Особо хочется сказать о товарищах моего возраста, которых сегодня нет среди живых.
Многие из них металлурги, не дожившие до шестидесяти лет. По правде сказать, осталось нас
единицы. Однако ушедшие не забываются. Нас было немало ИТР при свыше тысячи работников цеха. Все прибыли после окончания различных учебных заведений огромной страны. Мы
были молоды, в болынинстве с жёнами и первенцами, по приезде сразу получившие комнатки
в коммунальных квартирах. У нас проявлялись общие интересы, возникало общение, вместе
отмечали семейные торжества, государственные праздники. Несмотря на четырёхсменность
работы, в болынинстве случаев общались семьями.
Благодаря тесному общению, знали многое друг о дуге. Мастера и начальники смен и
участков в болшинстве были специалисты, приехавшие в 1954-1960 годах. Пожалуй, в основном, все-таки выпускники КазГМИ, некоторые из которых были знакомы мне еще по институту, кто-то был даже из одной группы. Работали среди нас и первые выпускники-металлурги
нашего Балхашского техникума, первые выпускники Красноярского института цветных металлов. Но все мы жили одной болыной и дружной семьей гордо, как металлурги. А многих из нас
связывала еще и прежняя учеба в одном вузе. С первых дней в Балхаше мы не теряли и не теряем дружеских семейных отношений в течение полувека. Достаточно назвать фамилии тех,
кого уже нет: Ногаев М., Мухамедиев Р., Пшенбаев Р., Рахимбаев М., Жазылбеков С., Жубанов М., Абдулин X., Беляевский В., Щербаков М., Бобронников Г., Агарков Г., Шницер
А., Фераниди П., Пантэо Ю., Николава Л., Морозов А., Ваннер А., Гарипоглы Н., Смирнов В., Сыздыков С., Смирнов М.
Вспоминаются ИТР смежных цехов, с которыми повседневно совместными усилиями
обеспечивали общий успех дела. Складывалось так, что при нашем общении и дружбе семьями зачастую забывалось, кто в каком цехе работает.
Поэтому вместе с металлургами тепло вспоминаются электролитчики Табатаев Ч., Нурекин О., Алиев С. и сернокислотчики Карсакбаев У., Гуселетов Л., Мошковский И., Кипра Р.
Многих из нас зачастую связывала общественная работа, в начале комсомольская, затем
партийная или профсоюзная, иных - занятия спортом, огороды, дачи, а также рыбалка с коллективными выездами, иногда с семьями, посещение кино, театральных постановок. Но иногда эта связь прерывалась, в связи с перемещением по служебной лестнице. Так случилось и
со мной. После одиннадцати лет работы в металлургическом цехе меня назначили начальником металлургического отдела Центральной лаборатории комбината. Здесь я приобрел новых
товарищей по работе, но при этом, правда, не потерял и связи с металлургами и электролитчиками, так как задача отдела, куда был назначен, состояла в решении повседневных проблем в
этих подразделениях комбината. В отделе были две самостоятельные группы: пирометаллургическая и электрорафинирования. Возглавляли их многоопытные специалисты Галина Алексеевна Голивец и Владимир Иванович Дернейко. Группы занимались сугубо практическими вопросами, связанными с текущими проблемами производства. У металлургов - исследовательские работы по удалению вредных примесей на стадии конвертирования и огневого рафинирования, эффективного сжигания пылеугольного топлива, улучшения качества окатышей
джезказганского концентрата с целью увеличения объемов его переработки в конверторах и
извлечения рения, опытно-промышленные испытания плавки в жидкой ванне (ПЖВ). У электролитчиков при увеличении объемов производства, при постоянном повышении плотности
тока и ухудшении качества анодов по содержанию вредных примесей с целью сохранения соответствия международному эталону качества катодной меди, велся неустанный поиск оптимизации существующих и ввода новых поверхностноактивных веществ (ПАВ).
По всем этим направлениям работы велись зачастую с участием сотрудников научноисследовательских институтов. Вспоминаются и некоторые из них: рано ушедшие работники
Карагандинского химико-металлургического института, мои бывшие сокурсники, кандидаты
технических наук Ахметов К.М.и Байкенов Х.И.; сотрудники Московского института стали
и сплавов доктор технических наук, профессор, завкафедрой Ванюков А.В., кандидаты техни112
ческих наук: Цесарский В.С., Бруэк В.А.
В лаборатории необыкновенно дружеская и творческая атмосфера создавалась её руководством во главе с Ашотом Арамовичем Егизаровым. Здесь в параллельных отделах работали: мой бывший сокурсник Меклер Л.И. начальником гидрометаллургического, Ермошкин В.Ф. начальником обогатительного, Хапилин В.Н. начальником физических исследований, инженером-исследователем в отделе обогащения Дубровина Н.М., которая в последствии сама возглавляла центральную лабораторию комбината.
После трех лет работы в центральной лаборатории меня перевели заместителем начальника производственно-технического отдела по новой технике, в связи с переводом на Джезказганский ГМК Акимова Б.М. Производственно-технический отдел возглавлял Городецкий
Михаил Исаакович. О нем немало сказано во многих статьях, публикациях, книгах, вышедших в последние годы. Мне посчастливилось работать с этим удивительно необыкновенным,
интеллигентнейшим человеком, с тонким чувством юмора, широчайшим кругозором, прожившим долгую, свыше 90 лет, счастливую, неугнетенную болезнями совместную жизнь с Валентиной Петровной, сохранивший до последних дней ясный ум, интерес к повседневной жизни.
Это было видно с первых дней встречи с этим незабываемым человеком, при взаимных симпатиях с которым общались до последних дней его жизни. Он был скромнейший человек, который воспринимал жизнь, как есть, иногда с некоторой иронией, даже когда в ходе перестройки «сгорели» значительные его сбережения. При его былом авторитете, он не мог себе позволить обратиться за какой-либо помощью к новым властям на комбинате.
Ч П А ССнавнОГО ГМ»0ИЗвС0СГвД
Чествование патриарха гросс-обогатителя Михаила Исааковича Городецкого с 90-летием
В управлении комбината мне повезло повстречаться с людьми, каждого из которых можно было брать примером для подражания. Схема управления была удивительно проста: начальники отделов и при них максимум два или три сотрудника. Начальниками отделов были
личности, профессионалы своего дела, самостоятельно решавшие все даже сложные дела. Не
застал одного из тех, кого знал со стороны, главного инженера медьзавода с 1952 года, а затем
113
Ю.К. Победоносцев еңбек озаттарымен бірге. /1973 шілде/
1-ші катар: М.А. Касьян, Л.В. Фигель, Ю .К. Победоносцев,
М.А. Городецкий.
2-ші қатар: И.Т. Волков, Я.И. Пессин, Г.А. Кепп.
Победоносцев Ю .К. с группой руководящих работников. /1973
июль/
1 ряд: М .А.Касян, Л.В.Фигель, Ю .К.Победоносцев,
М.А.Городецкий.
2 ряд: И.Т.Волков, Я.И.Пессин, Г.А.Кепп.
после создания в 1958 году горно-металлургического комбината его первого главного инженера Победоносцева Юрия Кенсариновича, проработавшего в этой должности пятнадцать
лет до ухода на пенсию, при ком прошло техническое перевооружение предприятия. Позднее
не раз приходилось общаться с ним как с коммунистом, высокообразованным человеком, Героем Социалистического труда, лауреатом двух государственных премий, о котором много написано, как о личности, оставившей свой яркий след в жизни комбината. Ему на смену пришел главным инженером комбината Петр Алексеевич Александров, бывший начальник металлургического цеха.
У директора комбината было всего два заместителя: Волков Иван Тимофеевич по общим вопросам и Иван Тихонович Бредюк по социальным вопросам. О Волкове И.Т. написано много как о первом комсомольском вожаке в годы строительства комбината, но мне кажется,
мало сказано о его деятельности в управлении комбината. Он куоиоовал одно из главных напшвлений - вопросы материально-технического
снабжения, которые решались зачастую через высшие инстанции власти, где его авто- ғ
ритет был весомым.
Бредюк И.Т. - старшему поколению
балхашцев нет необходимости представлять
его. Думаю, многие горожане свои социальные вопросы решили благодаря этому удивительно чуткому, обязательному и безотказно вежливому человеку, проработавшему со
многими директорами комбината, когда все
социальные вопросы города, практически,
Справа налево:
решались через комбинат. Многие из них ре- Кенбаев Р., Победоносцев Ю., Бредюк И.
114
Ветераны БГМК, участники Великой отечественной войны
шались еще и благодаря строительному буму жилья и объектов соцкультбыта в шестидесятые
и семидесятые годы.
Руководители отделов и служб, такие как Калачева А.А.-главный бухгалтер, Браташева М,И..-финотдел, Лущаев А.И.-юрист, Темирханов Р.Т.-отдел кадров, Тетерин Г.А.- плановый отдел, помимо основной деятельности, активно участвовали в партийной и профсоюзной работе, были пропагандистами, лекторами в трудовых коллективах.
Особо, хотелось бы, отметить тех, кто возглавлял партийную и профсоюзную организации. Многие кадровые вопросы решались не одним директором, а коллективно.
С чувством особой благодарности следует вспомнить двух всеми уважаемых в свое время личностей: секретаря парткома комбината Бекбергенова Аджимурата Адильбековича и
председателя профкома Кенбаева Рахмана Кенбаевича, который возглавлял профсоюзный
комитет комбината более пятнадцати лет. О нем немало написано как о профсоюзном деятеле
города, который много сделал в решении социальных проблем, ставя вопрос о них в высших
эшелонах власти и претворяя в жизнь решения по ним совместно с Бредюком И.Т.
Бекбергенов А.А. прибыл на комбинат после окончания Московского института цветных металлов и золота, работал начальником литейного цеха ремонтно-механической базы,
начальником сернокислотного цеха, откуда был выдвинут и избран секретарем партийного
комитета. С виду мягкий, немногословный, не повышающий голоса, но принципиальный и последовательный в принимаемых решениях, добивающийся своей цели.
При уходе с поста предложил коммунистам мою кандидатуру. Благодарен коммунистам,
единогласно проголосовавшим за избрание меня секретарем партийного комитета. Годы работы в партийном комитете связаны с двумя с половиной тысячами членов партии, при ежегодном пополнении рядов партии молодыми коммунистами 100-120 человек. Круг общения здесь
был многоликим и многосторонним. Хотелось бы добрым словом вспомнить двух заместителей секретаря парткома:
Беляевскую Евгению Николаевну - по организационным вопросам и Мордвинова
Павла Васильевича - по идеологическим вопросам.
С приходом директором комбината Далабая Оспановича Ешпанова возник вопрос о
национальном составе руководства комбината, и я предложил свою кандидатуру на должность
115
начальника производственно-технического отдела взамен уходившего на заслуженный отдых по собственному желанию Михаила Исааковича Городецкого. Пять лет проработал совместно с необыкновенно волевым, многосторонним, высокоэрудированным специалистомгорняком Д.О. Ешпановым, который в кратчайшие сроки при поддержке Министерств решил проблемы узких мест на горных предприятиях и в цикле обогащения. Но набор бедного по содержанию меди сырья не позволял обеспечивать объемы производства меди, необходимые экономике предприятия. Только благодаря его личным качествам, в кратчайшие сроки был спроектирован и внедрён процесс, позволяющий перерабатывать сырье любого качества - плавку в жидкой ванне (ПЖВ), позднее переименованную в плавку Ванюкова (ПВ). Но
суть не в названии, а в самом процессе, который даёт возможность сегодняшним металлургам
не знать проблему, которая довлела над металлургами первых поколений.
Примером долголетия для меня служат моя бабушка, здравствующий более 98 лет сваттесть нашей дочери Прназар Мырзатаев - участник войны и один из первых металлургов
Балхаша, участник Великой Отечественной войны Наушабаев Сия, проработавший крановщиком на мостовых кранах в главном пролете металлургического цеха и скончавшийся на
94-ом году жизни. Это был удивительно обаятельнейший, приветливый, сохранивший до последних дней ясную память и здоровье человек. Многие горожане не могли не знать этого на
вид семидесятилетнего статного, высокого, бравого, крепкого сложения с седыми усами, прогуливающегося по городу человека, который до последних дней своей жизни регулярно ходил
в баню «Барыс» по абонементу, предоставленному ему руководством комплекса. Он не мог
понять, почему, если он металлург, должен в глазах у товарищей выглядеть ущербным, не получая увеличения пенсии, как и все металлурги. Его не волновали деньги, у него они были в
виде хорошего наследства, он неловко чувствовал себя среди людей, которые говорили о надбавках к пенсии.
В завершении воспоминаний об ушедших товарищах, встретившихся на моем жизненном
трудовом пути в многотысячном коллективе комбината, хотелось бы особо вспомнить самого близкого мне друга Жубанова Мурата
Мухамбердиевича, которого многие знали как металлурга, прибывшего на комбинат после окончания КазГМИ в 1957году,
прошедшего все этапы производства и
переведенного в Министерство цветной
металлургии республики начальником металлургического отдела при управлении
Главмедьалюминий, курировавшем наше
предприятие. Его не стало в 1986 году, но
наша дружба вот уже полвека сохраняется в близких отношениях между нашими семьями. Не могу не вспомнить, что в
2010 году трагически погиб его сын Арман. Но жизнь продолжается. Ему на смену в семье внука Айдара родилась правнучка Мурата Мухамбердиевича, которая примет эстафету жизни и будет чтить
и хранить память обо всех близких и дорогих ей людях - ушедших и здравствующих. Такова реальность. Мы, долгожители, должны передавать эстафету памяти молодым и помогать хранить и чтить
память о предках до седьмого колена, как
водится издревле в нашем народе.
116
Из всех ранее опубликованных статей по теме «СЛЕД НА ЗЕМЛЕ», мне бы хотелось,
выделить еще нижеследующие.
Одна из них о Рахмане Кенбаеве называлась «Мысли вслух (или невысказанное)».
Очевидно, многие балхашцы лично присутствовали или слышали, что к 90-летию со дня
рождения Р.Кенбаева его дети дали поминальный обед-ас. На нем был представлен фильм о
жизненном пути, творчестве этого человека в рассказах его детей, коллег по работе Р.Савон,
Е.Ахримени, П.Кушнирова.
Желающих выступить с воспоминаниями о Рахмане
Кенбаевиче, известном при жизни не только у нас в городе,
области, республике, но и во всей цветной отрасли Союза,
было не мало. Как правило, на таких мероприятиях достаточно и рвущихся к микрофонам дежурных ораторов. В силу
ритуального обрядового регламента не смелым не хватило
времени озвучить свои мысли, не выступил даже мой сосед
по дастархану, в таких случаях довольно решительный.
А потому мне, проработавшему на комбинате почти
сорок лет, многие годы знавшему не понаслышке Рахмана
Кенбаева, хотелось бы через газету «Северное Прибалхашье» вспомнить незатронутые стороны жизни этого неординарного человека. Рахман Кенбаевич был первым казахом,
входившим в состав «четырёхугольника» управления комбината (дирекция, партком, профком, комитет комсомола), решавшего коллективно все ключевые вопросы жизнедеятельности предприятия. Р.Кенбаев был интернационалистом, он
Р. Кенбаев
подбирал для своей сферы людей по деловым качествам, а потому состав профкома и руководство профсоюзных организаций были тогда многонациональны.
К сожалению, нельзя было сказать этого о расстановке инженерных кадров в производственных коллективах в шестидесятые годы. С приходом в партийный комитет секретарём Аджимурата Адильбековича Бекбергенова стала меняться и кадровая политика. В народе начал
появляться слух о закулисных баталиях по утверждению тех или иных специалистов казахской национальности на должности начальников участков, цехов, отделов и других перемещениях. Хочу сказать о себе. Я в первую очередь благодарен Владимиру Дмитриевичу Нагибину, который из большого числа инженеров-металлургов выбрал на должность начальника металлургического отдела центральной лаборатории меня. Дальнейшую свою карьерную судьбу связываю с тем, что в руководстве комбината были А.Бекбергенов и Р.Кенбаев. Я знаю немало специалистов коренной национальности, впоследствии возглавлявших производственные подразделения комбината благодаря целенаправленной кадровой работе двух людей в руководстве комбината.
Хотелось бы рассказать о другой известной
мне стороне жизни Рахмана Кенбаевича - его умении дружить. Мне посчастливилось через друзей
Мурата Муханбердиевича и Паграну Манаповну
Жубановых приобрести сестру по малому жузу,
уроженку Приуралья Вакилю Хайруллаевну Ниеткалиеву, которая в течение почти сорока лет величала меня братишкой, а я её сестрой. Благодаря ей
не понаслышке я знал о мужской дружбе трёх глав
семейств. После войны в годы холостяцкой жизни стали товарищами трое парней: Рахман КенМуратхан Абенов с супругой
баев, Спимухамет Мустафин и Муратхан Абенов
117
(супруг сестры Вакили). Последний рано ушёл из жизни. Но верные своим отношениям, двое
других заботились о вдове друга и его детях до последних дней. Непередаваемая мужская
дружба, когда за торжественным дастарханом можно отпустить шуточки, колкости, которые
понятны лишь истинным друзьям.
Дружба эта прошла через семьи, а потому на поминальном обеде можно было видеть детей Спимухамета Жанабековича Мустафина и Абеновых Ескена и Ляязат (ныне Айдарбекову).
Не менее яркую дружбу-тандем в лице Р.Кенбаева и И.Бредюка довелось видеть при решении социальных вопросов не только комбината, а всего города. А потому не могла не быть
на поминальном обеде дочь Ивана Тихоновича - Елена.Мне кажется, что взаимоотношения
этих неординарных людей, каждый из которых оставил свой след в истории нашего города, в
год 75-летия заслуживают отдельных статей из их семейной хроники.
Что касается ритуалных асов, мне кажется, заглянув в Интернет, при поиске «термелер»,
каждый может найти терме «Ата-ана кадыры», познакомившись с которым, решит дать приглашенным послушать его вместо дежурных речей завсегдатаев.
Другая газетная статья называлась «О памяти».
Память - своего рода кладовая с сохранившимися событиями, связанными в отдельных
случаях с какими-то личностями, порой незабываемыми на протяжении долгих лет. Образы
этих людей возникают в мыслях зачастую к месту.
Из всех газет, издаваемых в Балхаше, я с особым удовольствием читаю «Северное Прибалхашье». Да и по статусу издание интересно тем, что это, орган местной власти, мне же хочется быть в курсе городских событий, которые можно найти только в этой газете и не увидишь в других изданиях. Да и что кривить душой, мне по духу пришлись сотрудники редакции, которые в течение ряда лет, публикуя статьи о переменах в медеплавильном производстве, позволили исполнить волю и желание инициативной группы ветеранов градообразующего предприятия - воздать должное за добрые дела двум неординарным личностям, бывшим
директорам комбината.
Но речь хочу повести о другом. В очередном номере газеты прочитал неболыную статью под названием «О боях пожарищах, о друзьях-товарищах» о том, что к юбилею Победы
по инициативе клуба «Ардагер» на классном часе перед учащимися политехнического колледжа ТОО «Корпорация «Казахмыс» выступила известный журналист Тамара Тимофеевна Григорьева, которая со знанием дела рассказала о героях-земляках. Она же одновременно предложила сказать добрые слова о тех героях Великой Победы, что какое-то время работали у нас в
Балхаше. Мне хотелось бы, полагаясь на свою память, дополнить этот перечень ещё и именем
горвоенкома, полковника Кали Кабдулловича Актанова. Его фамилия значится в списке защитников Ленинграда. После тех сражений он с боями дошел до Берлина. Отвага и мужество К.Актанова отмечены орденами Отечественной войны 1 и 2 степени,
Красной Звезды, медалями. Кали Кабдуллович - уроженец Кустанайщины. На его
малой родине земляки воздали ему все почести за ратные подвиги. На доме, где жил
знаменитый ветеран, установлена мемориальная доска. Суверенный Казахстан также высоко оценил заслуги Кали Кабдулловича - он в числе первых в республике был
удостоен ордена «Отан». В 2005 году эту награду ему вручил Глава государства Н.Назарбаев.
К.Актанов служил военкомом в нашем городе четыре года. Моя супруга была близкой
студенческой подругой его сестры Магрипы, в семье которой побывала еще до нашего приезда сюда. Когда мы по направлению прибыли в Балхаш, одними из первых знакомых стала се118
мья Актановых. В тот год супруга военкома Нина Петровна родила ему третьего сына - богатыря Рустема, который в полгода был весом в 12 кг. О крепости отношений в этой семье говорит тот факт, что Нина Петровна приняла ислам и все традиции этноса мужа. Они и похоронены вместе. Другая его сестра Катя жила в Балхаше, была замужем за Даркеном Куатовым, который, будучи вторым секретарём горкома комсомола, трагически погиб в аварии по дороге в
Бектауата, когда ехал на открытие пионерских лагерей. Д.Куатов похоронен в Бектауата на земле, где был рожден.
Слава всем тем, кто оставил о себе добрую память на балхашской земле!
Для меня особое земное место имела моя незабвенная Зайда Кушековна, поэтому к пятилетию её кончины написал «Слово памяти».
Ж изнь... Жизнь каждого из нас делится на две части: до короткую как миг и после длинную -вечн у ю ... Жизнь - с тобой и без тебя...
С этих позиций я вспоминаю мою супругу
Зайду Кушековну, которая прожила до - ровно 72
года, а с 8 мая 2009 года началось исчисление её вечности, из которой на сегодня уже прошло 5 лет. Я
знал этого прекрасного человека 53 года, из них чуть
не полных 50 лет - в супружестве.
Знал и не знал... Знал, что есть в КазГУ на
филфаке студентка - в буквальном переводе « смотрящая на звезду», одна из подружек землячки моих
сокурсников, которые однажды повели меня на студенческий вечер. Познакомившись, понял, что это
щебетунья, знающая столько стихов и песен, что их
хватит слушать всю ж изнь...
Вот уже исполняется 54 года, как мы прибыли в Балхаш после окончания учебы. За это время
вросли в эту землю корнями и стали старожилами. Я
не покладая рук, без оглядки трудился на градообразующем предприятии, уверенный, что мой тыл, мой
очаг - в надёжных руках моей спутницы, что приду
с работы в тепло и комфорт. Так было почти 50 лет.
С ней было не просто уютно и интересно. С ней было любопытно и беспокойно. Наш
дом - это целый мир, который создала она, представляющий собой что-то среднее между выставочной галереей, библиотекой и оранжереей. Это были её истинные увлечения, которые с
годами дополнялись новыми. Будучи по специальности учителем словесности, она предано и
благоговейно относилась к литературе и, в частности, к поэзии, знала наизусть более 300 стихотворений своих любимых поэтов: Пушкина, Блока, Абая, Манделынтама, Ахматовой, Высоцкого, Пастернака. Она выпускала стенные газеты ко всем семейным торжествам, сопровождая их добрыми и остроумными поэтическими строками. Альбомы, фотографии, книги, статуэтки, скульптуры, статьи и записи рассказывают об удивительных путешествиях этой увлеченной личности.
Доброта, по её мнению, была главным качеством, которое должно определять человека в
поступках. Оно делает ум человека добрым, а сердце умным. Эту гармонию в ней видели все,
кто её знал. Любили её такую и тянулись к ней учащиеся школ и техникума, где она преподавала русскую литературу. Она не давала им скучать, устраивая уроки в виде турниров, инсценировок.
О таких людях иногда говорят, что они «не от мира сего», называют их романтиками,
мечтателями, углубленными в свой внутренний мир, живущими по законам души. Рядом с
ними одни чувствуют свою неполноценность, а другие, наоборот, превосходство. Это зависит
от того, какие жизненные ориентиры они преследуют, что волнует их больше - духовное или
119
материальное.
Всё свободное от домашнего хозяйства время она посвящала чтению книг, а с
выходом на пенсию увлеклась «живописью
иглой». Заболела этим видом ремесла, выучилась всем его тонкостям и премудростям и
создала свои шедевры: «Пушкин и Абай», серию картинных копий Рериха, копию Матисса «Красный танец» и другие. Влюбленная в
Прибалхашье, создала свои зарисовки в виде
гобеленов: триптих «Символы БГМК», «Бектауата», «Жайлау» и другие. Обладая наблюдательностью, писала для внуков небольшие
Триптих - символы БГМК
рассказы об окружающем нас мире. Для семьи оставила книгу «Жила девчонка на Земле»
о себе и времени, добрые назидания внукам и будущим правнукам. Воспоминания о друзьях и
товарищах запечатлела в виде эссе.
Все годы без неё я по-прежнему пытаюсь сохранить созданный ею быт. И передать все
это своим детям, внукам и правнукам.
Мечты старожила Балхаша
Внимательно читая статью Главы государства Нурсултана Абишевича Назарбаева «Планы нации - пути казахстанской мечты», вероятно, каждый из нас проникся чувством причастности к этим планам.
Ведь в ней сказано: «У каждого поколения есть свои мечты, в которых отражается стремление не только к личному и семейному благополучию. В них всегда есть чувства любви к родной земле, думы о счастье своего народа и Отечества».
Как старожил Балхаша и ветеран бывшего Балхашского
ордена Ленина горнометаллургического комбината имени 50-летия Октябрьской революции, почетный металлург
СССР, чувствую своё небезразличное отношение к судьбе города.
Вырос я на некогда бывшем острове с магическим названием Барса-кельмес, что в переводе с казахского означает «Пойдешь - не вернешься». Острова этого нет, как и самого Аральского моря. Но память моя отчетливо хранит его как остров моего детства и отрочества. Завершив свои воспоминания об «Острове, которого нет», живя более полувека на берегу озера
Балхаш - жемчужины в центре громадной территории Земли, называемой Казахстан, чувствую
глубокую озабоченность в связи с призывом Лидера нации. Мне видится, что есть все для того,
чтобы сделать престижными нашу страну, в частности, озеро Балхаш. Впервые мне довелось
увидеть его в далёком 1960 году, когда после окончания Казахского горно-металлургического
института в Алма-Ате молодым специалистом по направлению прибыл на одно из уникальнейших предприятий цветной металлургии великой державы. На моих глазах за более чем
полвека произошли все разительные перемены не только в производстве выплавки меди, но
и в развитии города и региона.
Акватория озера Балхаш, водная артерия реки Или и поймы Великих Семи рек представляют немалую территорию республики. Этот регион принадлежит четырем областям,
множеству районов. На столь громадной площади, на мой взгляд, должен быть единый подход
к использованию её возможностей с позиции курортно-туристического кластера.
Всю эту площадь объединяет уникальное озеро Балхаш с береговой линией не на одну
сотню километров, с живописными пляжными песчаными участками, зарослями камыша, кустарников в пойме рек, островами, где могут быть организованы туристические базы, охот120
ничьи угодья, санатории. Уже существуют отдельные разрозненные объекты. Но их использование малоэффективно.
Думается, что потенциал курортно-туристического направления этого региона весьма
велик. Вопрос об этом должен пройти через специальное
Правительственное организующее решение с привлечением ряда Министерств, ведомств и областей региона, причём за счёт
освоения пустующих, необжитых участков земель и акватории, а не путем отчуждения уже обжитых владельцами дачных массивов или т.п.
Все существующие и будущие объекты целесообразно объединить с образованием центра в городе Балхаше, где уже имеется инфраструктура, путем дополнительного создания мощного яхт-клуба, пароходства с различными современными плавсредствами. Здесь надлежит
внедрить и развивать всевозможные водные виды спорта и развлечений вплоть до создания,
возможно, единственного на всю страну дельфинария.
Для реализации масштабного проекта неплохо было бы привлечь зарубежные кампании
и инвестиции. Мне думается, что осуществление всех этих задач не только возможно, но экономически выгодно и престижно, особенно если безотлагательно приступить к их решению с
учётом современных мировых кризисных условий.
Это одна из государственных проблем, которая, на мой взгляд, должна стать заботой депутатского корпуса, который для её решения обратится в Правительство Республики.
Послесловие
Книга эта - рассказ о переменах за 80 лет работы медеплавильного завода, вошедшего позднее в состав Балхашского горно-металлургического комбината
- градообразующего предприятия Балхаша. Мне довелось быть свидетелем и непосредственным участником
большинства описанных событий. Для полноты картины информация о некоторых давних страницах трудового пути предприятия восстановлена по архивным документам.
За
редактирование
текста
благодарен
П.Е.Кушнирову, который работает на предприятии 55
лет и хорошо знает многое из описанного мною.
Благодаря ему, книга получила не только своё яркое выразительное название, но и её главы обрели литературную окраску, связки и вступления. Безмерно
признателен
за это Петру
Е л и с ее в и ч у
человеку
П. Кушниров
эрудированному,
автору статей, стихотворений и телевизионных передач.
Также искренне благодарен редактору газеты «Северное Прибалхашье» Береке Галиевне Шаловой и
ответственному секретарю газеты Ольге Викторовне Борисовой за первоначальную редакцию опубликованных в газете моих статей, которые положены в
основу этой книги.
Если о начале жизненного пути в Балхаше
Сосед Александр с семьей
121
мною говорилось о приобретении новых знакомых и друзей, то на склоне лет должен с грустью констатировать, что круг их сужается, как
это сказано в одном из стихотворений нашего
земляка, поэта Константина Григорьева:
«Всё меныпе знакомых приятных и милых,
Пожатия встречного рук.
Кого я любил - те уснули в могилах.
Сужается круг...».
Практически, металлургов Балхаша второго поколения, с кем пришлось начинать трудовую деятельность, остались единицы. Пока
Семья Юрия Пантэо
заканчивалось написание последних глав этой
книги, ушли из жизни Ахмедия Абильдин, Юрий
Люмочан. Повергла в шок неожиданная смерть Вадима Васильевича Бескаравайного в канун нового года. Да и друзей и знакомых осталось немного. В этом убедился в канун Нового 2018 года Собаки. Обменялись приветствием и поздравлениями с ровесниками, которых можно по пальцам пересчитать. Из металлургов шестидесятых здравствует 87-летний Владимир Дмитриевич Нагибин, живущий в Москве, с которым обменялись
пожеланиями по интернету, по скайпу переговорили с семьей Анатолия Карпова, живущего в
Ермошкины Люда и Володя
Сланцах, по телефону поговорили с Валентиной Владимировной Грудиной, с супругами
металлургов Паграной Манаповной Жубановой, Салькен Ногаевой. Поздравили звонками
из Алматы подруги Зайды Кушековны - Людмила Давыдовна Ермошкина и Валентина Евгеньевна Перхурова-Пантэо, назвав меня привычным для них именем - Камзуля. Из молодого поколения позвонили Елена Ивановна
Владимир Янцен и Владимир Магель
с внуком Виктором
Бредюк, Полина, дочь 98-летней бабы Нади
- подружка Пернегуль Карсакбаевой, Ляззат младшая дочь «сестры» Вакили. Обменялись
повседневными звонками с Вячеславом Аркадьевичем Гаурликом и его любезной супругой, моей целительницей Валентиной Борисовной, Владимиром Александровичем Магелем, Владимиром Ивановичем Янценом, подругами Тамарой Тимофеевной Григорьевой и
Раисой Сергеевной Шведовой и, конечно, с Пе122
Тамара Тимофеевна с сыном-поэтом
Константэном Григорьевым
тром Елисеевичем Кушнировым, с разрешения которого его новогоднее стихотворение переслал по электронным адресам. По интернету обменялись поздравлениями с Зинаидой Николаевной Рогачевой-Сугаковой и братом и сестрой супруги - Ринатом и Зайтуной.
Замечаю, что память уже не та, записывающее устройство «моего живого компьютера»
изношено и не запоминает имена и события с новыми людьми. Порой при встрече ни лиц, ни
имен их уже не можешь припомнить. Однако этих новых знакомых можешь удивить своей былой памятью, хранящей до мелочей события полувековой давности, имена и фамилии друзей
и товарищей. В последние годы нет недостатка во встречах с молодежью, но почти никто из
них не откладывается в памяти. Пожалуй, только директор технического колледжа Айгуль Шаяхметовна Сыздыкова, которая организует такие регулярные встречи.
Вероятно, чтобы кто-то или что-либо отложилось в памяти, нужны яркие эмоции, а в
моем, преклонном возрасте их мало что вызывает. При этом замечаю, когда в интернете встречаются, а их немало, крылатые, относящиеся к жизни стихотворные строки, которые по теме
близки моим чувствам, они легко запоминаются. Так из творчества Губермана хорошо помнят-
С коллективом редакции газеты «Северное Прибалхашье»
123
ся его «гарики», применительные к моему возрасту, многие рубаи Омара Хайяма на философскую тему, стихи Константина Григорьева - кладезь не по годам житейской мудрости, Михаила Танича, поэтов Серебрянного века, Валентина Гафта, Эльдара Рязанова и других.
Примечательно, что за последние годы мною приобретена новая, можно сказать, «семья» - коллектив редакции газеты «Северное Прибалхашье». Есть связь и с металлургами.
Обменялись поздравлениями с Гуламидином Шаминдиновичем Камирдиновым и Владиславом Вагизовичем Батырбаевым, разве этого мало!? Думаю, хорошо, что она есть - эта связь.
Хотелось бы, чтобы мои воспоминания расширяли её с будущими металлургами Балхаша. Для
этого ведь я и пишу.
К.С. Тынышбаев
124
Эстафета поколений
Так начинался завод...
Слева направо:
Тлеугабылов А., Мусабаев К.,
Сартаев А, Омаркулов О.
Первый директор завода
Перцев И.И.
125
Первый ряд слева: Голивец Г.А., Победоносцев Ю.К., Матюшин 77.77.,
Александров П.А., второй ряд: Егизаров А.А., Нагибин В.Д.
127
Началъник МПЦ Иванов А.В. второй слева
и слева от него техрук Якушев Е.А., в период смены поколений 1966 г.,
от них справа - первое поколение
В праздничной колонне
с В.А. Гужавиным
Слева направо:
Сокур В., Жубанов М.,
Ногаев М., Тынышбаев К.
128
Поколение семидесятых
Мухамедиев Р. и его театральный герой
Махамбет Утемисов
132
Вспоминая
былые
дни
Первый аким
города
Григоръевский В.А.,
патриарх
жезказганских
металлургов
Ли И.Е.
и автор
134
Праздник Наурыз
в юрте
металлургов
Проводы на ПМЖ
в г. Николаев
Сугакова В.Н.
135
Назначение Байгуатова Д.И. генералъным директором ПО «Балхашцветмет».
Президент Корпорации «Казахмыс» Ким В.Н.,
руководителъ Администрации Правления Малышев В.Н.
Декабръ 2000 год
Балхашский Медеплавилъный завод. Драгметалъный цех
Премъер-Министр РК Масимов К., Президент корпорации «Казахмыс» Ким В.,
генералъный директор производственного объединения «Балхашмедъ»
корпорации «Казахмыс» Оспанов Е., директр завода Байгуатов Д.
137
Тейлянов К., Нигматулин Е, Конакбаев С ы Байгуатов Д.
на совещании по экологии в ПО «Балхаъицветмет»
Крыкпышев Б.А. - генералъный оперативный директор ТОО «Казахмыс Холдинг»
при вручении наград
138
Слева направо:
технический
директор
Камердинов Г.,
генералъный
директор
Барменкулов А.,
директор
по производству
Аубакиров М.
ТОО «Казахмыс
Смэлтинг»
Утверждение
графика разогрева
печи Ванюкова
после капиталъного
ремонта
Слева направо:
Прожигин Г.З.,
Камердинов Г,Ш,,
Барменкулов А.Н.,
Аубакиров М.И.,
Айбеков Е.Н.,
Аринов А.О
140
Зримое производство
Главный пролет МПЦ
141
142
143
145
146
148
Вывоз конвертного шлака на рудный двор
Вывоз черновой меди
149
Загрузка
анодной печи
анодным возвратом
Загрузка
черновой медью
150
Съем анодного шлака
Розлив анодов
151
I
Исторический слиток черновой меди
В глаеном пролете М ПЦ
Глаеная проходная заеода
отзыв
на книгу одного из ведущих инженеров-металлургов Казахстана Тынышбаева К.С.
«Судьбы балхашская орбита»
Автор данной книги воспоминаний - заслуженный металлург Казахстана Тынышбаев
Камза Серикбаевич является одним из известных инженеров-металлургов Республики Казахстан, внесший весомый личный вклад в развитие флагмана цветной металлургии Республики Казахстан, крупнейшего в мире медеплавильного производства - Балхашского горнометаллургического комбината.
Лично зная Камзу Серикбаевичу с первого дня
его работы на Балхашском горно-металлургическом
комбинате (БГМК) до настоящего времени, я был
свидетелем его роста из начинающего молодого
инженера-металлурга до одного из технических руководителей и партийного вожака этого крупного предприятия по производству меди. Поэтому в данном
кратком отзыве, наряду с моими отношениями к содержанию рецензируемой книги, приведены некоторые положения нашей совместной работы в области
усовершенствования существующей и внедрения новых технологий на Балхашском медеплавильном заводе.
В начале первой части книги «Эволюция в металлургии Балхаша» автор дает краткую информацию о своих студенческих годах в Казахском горнометаллургическом институте, ныне Казахском Национальном исследовательском техническом университете им.К.И.Сатпаева - Сатпаевском университете (КазНИТУ им.К.И.Сатпаева).
Этот период жизни Камзы Серикбаевича с 1955 по 1960 годы был насыщен активным
овладеванием вузовских предметов, знакомством с крупными металлургическими заводами
в ходе студенческих практик и в итоге успешной защитой дипломного проекта с получением
звания инженера-металлурга по цветным металлам.
Основное содержание рецензируемой книги К.С.Тынышбаева, изложенное в главах 1-7,
посвящено детальному анализу всей работы Балхашского медеплавильного завода с 1960 года
по настоящее время. Здесь автор на основании опыта личного участия, особо подробно описывает работу основных агрегатов металлургического цеха завода и приводит основной объем научно-технологических усовершенствований всего технологического цикла получения катодной меди.
Вспоминая об опыте работы и личных качествах прославленных мастеров и плавильщиков, автор детально описывает методы их работы на основных переделах медеплавильного
производства - отражательных плавильных печей, переделах конвертирования штейнов, анодного и электролитического рафинирования черновой меди.
Значительный объем книги посвящен результатам опытных испытаний и промышленного освоения процесса Ванюкова - плавки сульфидной медной шихты в жидкой ванне в металлургическом цехе медного завода. Здесь автор справедливо отмечает, что впервые полученные
положительные результаты процесса плавки в жидкой ванне - процесса Ванюкова на опытной
балхашской установке послужили принципиальным основанием для дальнейшего промышленного внедрения этой технологии на Балхашском медеплавильном заводе и на медном заводе Норильского горно-металлургического комбината. Как известно, положительный опыт послужил основанием для промышленного внедрения этой прогрессивной технологии на Среднеуральском и Надеждинском медеплавильных заводах в России и недавно на Алмалыкском
157
медном заводе в Республике Узбекистан. Сегодня на перечисленных выше медных заводах
производится более одного миллиона тонн катодной меди с использованием процесса и агрегата Ванюкова.
Как справедливо отмечает автор рецензируемой книги, успешное внедрение процесса Ванюкова на Балхашском медеплавильном заводе стало возможным в результате большой творческой и совместной работы ученых-металлургов объединенной бригады МИСиС и ИМиО и
талантливого коллектива ИТР БГМК.
Так, в годы проведения опытных испытаний и внедрения этой прогрессивной технологии в Балхаше весь объем НИР, НИОКР и заводских испытаний выполнялся учеными МИСиС
(В.П.Быстровым, В.Н.Бруэк и др.) и ИМиО (С.М.Кожахметов, Р.З.Жалелов, С.А.Квятковский
и др.) под общим научным руководством профессора А.В.Ванюкова. На этапах освоения промышленного комплекса ПВ также принимали участие руководители института Гинцветмет
(А.В.Тарасов, В.В.Мечев, В.А.Генералов).
Главная роль в создании и промышленном освоении процесса Ванюкова в довольно короткие сроки со строительством и эксплуатацией заводских агрегатов ПВ в условиях действующего производства, прежде всего принадлежит славному коллективу инженерно-технического
персонала и рабочих металлургов высокой квалификации БГМК под руководством генеральных директоров комбината В.Д.Нагибина, Д.О.Ешпанова, Д.Т.Хагажеева, М.Ю.Раджибаева.
В целом представленная на отзыв книга воспоминаний К.С.Тынышбаева «Судьбы балхашская орбита» является итогом многолетней работы автора на БГМК. И думаю данный труд
будет особенно полезным для молодых металлургов. Рецензируемую книгу рекомендую к опубликованию.
С.М.КОЖАХМЕТОВ,
академик Национальной академии наук РК, лауреат Государственной премии СССР
Отзыв
Отрадно, что в год 80-летия
первой плавки балхашской меди свет
увидело интересное издание «Судьбы
балхашская
орбита»,
посвященное
людям труда - металлургам. Его автором
является представитель этой огненной,
поистине мужской профессии Камза
Серикбаевич Тынышбаев. Как пишет
сам автор, его профессиональную судьбу
определили однажды услышанные слова
о металлургии, как сияющей вершине
всей индустрии, и крупнейшем в мире
металлургическом заводе, выросшем
на берегу озера Балхаш. В те далекие
50-е годы получить высшее техническое
образование было очень престижно и почетно. И пытливому, смышленому пареньку из простой
казахской семьи с Арала удалось воплотить свою мечту.
Как интересно он описывает годы счастливой поры студенчества, времени романтики,
влюбленности, обретения настоящих и преданных друзей. С 1960 года начинается его
трудовая биография на прославленном Балхашском горно-металлургическом комбинате. За 80
лет со дня выдачи первой балхашской меди сменилось несколько поколений металлургов. К.
Тынышбаев относит себя ко второму из них, которое перенимало эстафету у первопроходцев. В
первой части «Эволюция в металлургии» он описывает свои первые трудовые шаги и ступени
роста, профессионально повествует о производственных переменах на градообразующем
предприятии. Будучи производственником, Камза Серикбаевич интересно пишет о многих
событиях из жизни коллектива главного предприятия города. Благодаря своей цепкой памяти,
аналитическому уму, автор вспоминает и рассказывает о многих балхашских металлургах, с
кем ему выпала счастливая возможность трудиться. Это были подлинные мастера своего дела,
патриоты края и родного производства, разносторонние личности.
Думаю, что книга «Судьбы балхашская орбита» по праву дополнит летопись славного
Балхашского медьзавода, станет настольной для современных производственников и
путеводной для молодых балхашцев о том, как можно и нужно жить и трудиться.
Береке Шалова,
редактор газеты «Северное Прибалхашье»
159
Оглавление
Часть 1. Эволюция металлургии Балхаша
Вузовские ступени.............................................................................................................................. стр.З
Планета БГМ К ....................................................................................................................................стр.8
Первое поколение............................................................................................................................... стр.9
Ступени роста....................................................................................................................................стр.13
Период важных перемен................................................................................................................ стр.22
Взгляд со стороны ............................................................................................................................ стр.35
Решающие первые шаги................................................................................................................ стр.51
Дойти до сути .....................................................................................................................................стр.62
Часть 2. О друзьях, товарищах
Одноклассники..................................................................................................................................стр.66
Сокурсники........................................................................................................................................ стр.68
Часть 3. Спутники судьбы
Если с другом вышел в путь....................................................................................................... стр.78
Плоды земли балхаш ской.............................................................................................................стр.89
Ловись, р ы бк а ...................................................................................................................................стр.92
Под парусами спорта.......................................................................................................................стр.95
След на зем ле.....................................................................................................................................стр.97
Мечты старожила Балхаша ...................................................................................................... стр.120
Послесловие.....................................................................................................................................стр.121
Фотографии:
Эстафета поколений.................................................................................................................... стр. 125
Зримое производство
О тзы вы ............................................................................................................................................ стр. 157
Формат 60x90 '/8. Бумага офсетная. Печать офсетная.
Объем 20 п.л. Заказ № 402. Тираж 1000.
Отпечатано в ТОО «Типография Арко»,
г. Караганда, ул. Сатпаева, 15.
160
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
12
Размер файла
86 232 Кб
Теги
162
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа