close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Вера Алексеевна ФОРТУНАТОВА - интервью

код для вставки
Вера Алексеевна Фортунатова
- Как получилось, что наряду с обширной научной и учебной
деятельностью Вы занимаетесь ещѐ полноценной общественной
деятельностью по воспитанию студентов – магистров – аспирантов/
соискателей?
Воспитание «гуманитета» (выражение И.А.Гончарова) происходит уже
на бессознательном уровне, то есть в таком профессиональном состоянии,
когда сознание становится инстинктом. Сегодня это очень важно, поскольку
«книги отдельно, а жизненная практика – тоже отдельно». И получается так,
что человек приходит «в науку» нравственно неподготовленным, поэтому
надо стараться
«заронить искорку» в
студенческую душу, потом
приветствовать выбор магистрантов, затем встать рядом с аспирантомсоискателем вплоть до его защиты. Такая смысловая цепочка переходит в
человеческую связь с людьми, способными откликнуться на твой призыв.
Иногда это, к сожалению, так и не удается. Но в массе своей качество
усилий
приводит к количеству подготовленных кадров высшей
квалификации. У меня таких 30 – это количество аспирантов и соискателей,
которые написали диссертации, успешно защитились и получили учѐную
степень кандидата наук – филологических или философских.
- Какие задачи в воспитании студенческого коллектива Вы ставите?
- Самая главная задача – это увлечь их своим предметом. В этом большую
роль играет воспитание своим личным примером, своим жизненным
опытом, раскрывающим не только победы, но и поражения, неудачи. Не
стоит использовать при воспитании молодежи только положительные
примеры, потому что время «героев на пьедестале» ушло. Людям интересно
то, что «реально» их волнует, убеждает, помогает решать какие-то
практические задачи. Иными словами, студентам надо показать
многообразие жизни. Она не сегодня началась; поэтому все, что им кажется
уникальным в их индивидуальных судьбах, в действительности уже имело
прецеденты, создало технологии жизнедеятельности, - надо научить
студентов пользоваться этим опытом.
- Есть ли у Вас какие-то сверхзадачи в формировании личности
обучающихся?
- Да есть. Но я стараюсь на них не зацикливаться. Но одну всѐ-таки назову.
Мне бы хотелось, перевернуть смысл высказывания «Во многом знании
многая печали». Сейчас важно показать, что знание способно умножать
радость бытия, потому что ты чувствуешь, что становишься умнее, что
обретаешь для себя некий компас, по которому сверяешь свой маршрут.
Не случайно же говорят, что культура сделала людей счастливее, а они
ответили ей за это черствой неблагодарностью.
- Почему в педагогической работе Вам нравится общаться с взрослыми
людьми?
- Раньше это происходило от того, что я, работая с взрослыми, сама
постоянно, вольно или невольно, у них училась. Теперь я понимаю, что надо
обретать мудрость ребѐнка. Но жизнь уже так сложилась, что общение с
малышами не имеет у меня необходимой мотивации, утомляет и не
приносит того удовлетворения, которое я испытываю при виде загоревшихся
интересом глаз своих студентов.
- С чем связан Ваш выход на философское осмысление событий
общественной жизни и воспитания подрастающего поколения?
- Не знаю. Наверное, с какой-то высшей предопределенностью, - с судьбой.
После защиты докторской диссертации меня все время по разным поводам
невольно называли «доктором философских наук». Я такие оговорки
воспринимала очень болезненно, как внешний
упрек своей
непоследовательности, филологической несостоятельности и т.д. Служебная
лестница только подталкивала меня к тому, чтобы осваивать то, чего я в себе
не ощущала, но что во мне видели другие. Так я погрузилась в философию
культуры – культурологию. А буквально на днях я получила диплом о
профессиональной подготовке, позволяющий преподавание в
вузах
философских дисциплин. Надо сказать, что любомудрие – вещь
увлекательная и очень прогрессирующая в наши дни, когда кажется, что мир
забыл о мудрости.
- Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать «гражданин»?
- О, это очень объѐмная и сложная тема! Еѐ трудно свести к набору свойств.
Но мне кажется, что главное – это уважение к Другому, то есть восприятие
людей как носителей того, что не содержат учебники. Уважение к рядом
живущему способствует сплочению общества, а далее идут борьба за
справедливость, очень необходимая для России, привязанность к родным
местам («гражданственность» и «патриотизм» – во многом родственные
понятия), чувство своей сопричастности тому, что происходит вокруг.
- Можно ли воспитать «гражданина» непосредственно в учебном
процессе в вузе?
- Конечно! Было бы лучше, если бы это воспитание начиналось с семьи и
школы, то есть «с младых ногтей». Но и вузовский учебный процесс тоже
даѐт благодатную почву для него. И здесь следует воспользоваться великой
идеей европейского Просвещения – научить ответственности за то, что
человек имеет. В частности, и прежде всего, - за полученное образование.
Сколько людей положили свои таланты, усилия, даже жизненные подвиги
на то, чтобы знание достигло таких высот, как сегодня. А мы часто полагаем,
что документ об образовании - это сугубо личное дело, за которое никто не
отвечает. Вообще способность давать выверенные ответы на жизненные
вопросы – основная технология формирования гражданственности при
обучении.
- Как Вы оцениваете, с точки зрения воспитания студентов, такие
большие и многолетние проекты, как «ТЕАТР+ОБРАЗОВАНИЕ»,
конференции «Культурные универсалии», «Болдинские чтения»,
«Жизнь провинции»?
- Это был бесценный опыт! Не столько даже проект в актуальном его
понимании, сколько событие, всякий раз объединяющее людей.
Перечисленные вами инициативы носили разный характер, имели
многообразные источники своего возникновения, но все они между собою
как-то объединялись в культурно-образовательную и научную среду. Проект
«Театр-образование» был бы невозможен без поддержки ректора
педагогического университета в ту пору В.А.Глуздова и директора театра
оперы и балета А.Д.Ермаковой. Системно-регулярное посещение театра,
проходившее всегда как праздник, приучило несколько поколений студентов
воспринимать искусство душой, сердцем, глазами, а не только со страниц
учебника. Вместе с ними росли и члены коллектива кафедры культурологии,
выступавшие с аналитическим обзором перед каждым спектаклем.
Конференции «Культурные универсалии» родились тоже из общественного
признания усилий нашей кафедры, которую сделали ведущей по своему
профилю среди нижегородских вузов. На эти конференции приходило много
школьников в сопровождении их учителей. При этом мы ощущали не только
отдачу от профориентационной работы, но и свой научный потенциал,
воплотившийся в издание нескольких кафедральных сборников,
объединенных общей идеей «мимезиса» и «эстезиса», то есть подражанию
природе и еѐ возвышению. «Болдинские чтения» - это семейная традиция,
установленная Николаем Михайловичем Фортунатовым. Я только следовала
за ним и всѐ больше и больше увлекалась культурологическим анализом
творчества А.С.Пушкина. Поэт известен как «наше всѐ» в метафорическом
плане. Но многообразие его идей стало основой целого спектра их
художественных разработок. Проект «Жизнь провинции» имел для меня, к
сожалению, некоторые ограничения по тематическим возможностям, но я с
удовольствием принимала участие в его конференциях и мероприятиях.
- Как возникла идея о краеведческом компоненте в театральной
гостиной НГПУ (фотовыставки о городе)?
- Здесь тоже есть свои причины. Во-первых, надо учитывать, что в
педуниверситет шла молодежь из самых разных районов нашей области,
мало что знающая о самом Нижнем Новгороде. Во-вторых, необходимо было
как-то раскрыть и внешнюю, и внутреннюю красоту нашего города, часто
завуалированную и не раскрывающуюся для студентов вуза. В-третьих, надо
было создать интерактив в самой театральной гостиной, то есть в холле
старого здания педуниверситета, чтобы увлечь студентов жизнью
современного города и его историей. А для этого нужны были энтузиасты,
среди которых я могу назвать Т.И.Глухову с ее блестящими
фоторепортажами на разные темы о Нижнем Новгороде. В результате город
был показан в самых неожиданных ракурсах. Поэтому студенты ждали
обновления таких выставок, рассматривали и изучали их, пытались
повторить и даже участвовать в них (например, Иван Богомолов), - словом
они пробуждались навстречу нижегородской культуре.
- Какое значение, на Ваш взгляд, городская среда играет в
формировании личности?
- Значение среды для формирования личности вообще трудно переоценить.
Но городская среда имеет свои особенные каналы воздействия на человека.
Это уют, чувство уважения к традициям, ощущение своей «неодинокости»
среди людей и своей уникальности - тоже. Сейчас много говорится о
стремлении человека к комфортному образу жизни как цели общественного
развития. Но надо понимать, что комфорт должен быть всеобъемлющим, как
воздух, как аура, окутывающая и жителей города, и его гостей. То есть
нужна атмосфера, в которой взращивается уникальный, специфический тип
личности нижегородца. Такое понимание «комфортной среды» есть у
москвичей, петербуржцев, очень удачный опыт еѐ создания можно
наблюдать в Казани. У нас в городе среда пока не формируется как
благоприятная обстановка повседневности, а существует лишь в виде
акционизма, шумихи, компанейщины и т.д.
- Могут ли выпускники педвузов рассматриваться как потенциальные
воспитатели гражданских качеств у школьников?
- Ну, это вопрос, в котором содержится и ответ, и его отрицание. Конечно,
они обязаны быть воспитателями гражданственности у школьников. Но они
часто не могут с этим справиться, поскольку очень смутно понимают, что это
такое. «Граждановедение» – это учебная дисциплина, тесно связанная с
философией общественной культуры. Россия только-только начинает
переводить общие идеи этой проблемы в свою практику, поэтому с
уверенностью сказать, что все выпускники педвузов способны решить эту
задачу, я не могу. Но то, что этим обязательно надо заниматься, неоспоримый факт!
- С чем связаны в настоящее время трудности воспитания
подрастающего поколения? Каким принципам оно должно быть
подчинено?
- Мне кажется, что трудности с молодѐжью возникают в самые разные
исторические эпохи, потому что в силу вступает конфликт вечного и
актуального. Сгладить этот конфликт, не обострять, не драматизировать его –
профессиональная задача культурологов, психологов, педагогов, да и всего
общества в целом. Но есть ещѐ историческая обусловленность духовнонравственного состояния молодой аудитории в нашей стране. Ложные цели,
дезориентация, искажение исторической реальности при молчаливом
попустительстве большинства, занятого собственным обустройством
и
сведением счѐтов с прошлым, – это всѐ то, что можно назвать «пеной
перестройки». Эта «пена» создала эффект антидуховности, в котором мы
теперь готовы обвинить кого угодно, но только не самих себя.
Поэтому воспитание должно быть подчинено принципу бескорыстия и
жертвенности (в умном, широком, а не узком смысле слова), готовности и
умению поделиться собственными ошибками, чтобы предостеречь от них
других, пониманию того, что молодежь - не только настоящее, но и будущее
– своѐ и окружающих еѐ стариков.
- Соотносятся ли гражданские качества с патриотическими чувствами
человека? Можно ли быть гражданином, не будучи патриотом, и
наоборот?
- Я уже ранее утвердительно ответила на этот вопрос. Практика эмиграции
показывает, что стремление пользоваться благами «гражданского общества»
очень часто ведѐт к утрате патриотизма. Но, к счастью, не всегда высокий
патриотизм отличает людей с высоким уровнем общей и духовнонравственной культуры. Мы можем критиковать у себя на родине всѐ, что
угодно, но когда это делают другие, нам становится обидно, и возникает
ощущение несправедливости. Говорят, что « большое видится на
расстоянии». Это большое и есть то, что составляет основу любви к своей
стране, к Родине. И ещѐ, мне кажется, что патриотизм – это не столько
головное (как «ура-патриотизм»), а преимущественно органическое,
естественное чувство – люблю, но «за что, не знаю сам». Поэтому в
понимание патриотизма входят такие чувства как запах, цвет, любовь, вкус,
ощущения и т.д., а также искусство.
- Что для Вас значит понятие «гражданское общество»?
- «Гражданское общество» – это вид солидарности людей, но на принципах
равноправия, уважения друг к другу, учѐта чужого мнения. С этой точки
зрения, русский симфонизм «работает» на эту идею. Далее, гражданское
общество отличается уровнем ответственности своих членов за поступки,
высказывания, за положение других, т. е. - это вид совести. Затем идѐт этика
и эстетика общественной жизни. Получается, что гражданское общество –
это интегративный продукт, который мы создаѐм сами, взаимодействуя друг
с другом.
- Возможно ли формирование «гражданского общества» в РФ в
ближайшее время?
- Почему «возможно»? Оно уже формируется, мы в самой гуще процесса.
Восхищаюсь людьми, которые посвящают ему свои силы. Вот только, к
сожалению, среди них довольно часто встречаются конъюнктурщики,
холодные эгоисты, занятые собой под прикрытием общих фраз о
гражданственности. С этим надо бороться!
- Как на формирование «гражданского общества» влияет разнообразие
этнических культур в российском обществе?
- Не могу с уверенностью сказать, что сейчас это влияние положительно.
Опять-таки речь идет об уровне культуры представителей разных этносов.
Многие из них занимают позицию гостей, не считаются с жизненными
принципами коренного населения. С другой стороны, гражданское
общество не должно вести к стандартизации, поэтому интерес и уважение к
представителям этносов надо культивировать с детских лет, это у нас в
крови.
- Как Вам удалось отстоять федеральную принадлежность музеязаповедника А.С.Пушкина в Б.Болдино? Считаете ли Вы этот свой
поступок гражданским?
- Спасибо Вам за этот вопрос! Хотя он для меня немного неожиданный,
потому что никто и никогда , кроме покойного директора музея
Ю.А.Жулина, меня об этом не спрашивал, не вспоминал и не благодарил.
Дело в том, что я не ставила перед собой задачу «кого-то и что-то спасать»,
хотя, видимо, быстрота реакции на угрозу изменения этого статуса сыграла
свою роль. Я как бы «ударила в набат», а затем заголосили, зашумели,
захлопали и затопали все признанные мастера этого дела. Просто Николай
Михайлович не спал несколько ночей подряд перед принятием решения о
закрытии музея. В итоге он сказал мне, что Дело всей его жизни, переданное
ему от других достойных людей, вот-вот исчезнет. Взволнованная его
настроением, я написала в свой блог в Facebook. А утром следующего дня я
с трудом смогла дойти до дверей аудитории, потому что меня атаковали
наши журналисты, которые требовали интервью, разъяснений, подробностей.
Спустя неделю «авторитетные люди» повернули штурвал в другую сторону.
Ну и, слава Богу, музей удалось сохранить. А потом пришло поколение
постмодернистов от науки, они выдвинули свой проект работы с
А.С.Пушкиным, не пригласив Николая Михайловича даже на обсуждение.
Тем наше участие в судьбе музея и закончилось.
- Как Вы преодолеваете жизненные трудности?
- Я стараюсь на них не зацикливаться. Но если это не даѐт результата, то я с
механическим упорством «шахтерской лошади», идущей по кругу, пытаюсь
их преодолеть-затоптать. И ещѐ мне очень помогают муж и сын. Их
поддержка иногда просто переключает в другой регистр, а иногда в
буквальном смысле спасает жизнь. При жизненных трудностях надо иметь
рядом хоть кого-то, кто протянет тебе руку помощи.
- Какие советы Вы можете дать молодым людям в творческом
отношении их к собственной жизни?
- Смотрите на конфликты в своей жизни как на временное состояние и
учитесь их преодолевать, извлекая при этом что-то полезное для себя.
Забудьте слово «успех». Он от частого повторения может исчезнуть. Пусть
появится внезапно и станет стимулом роста, а не успокоения. Доверяйте
своей интуиции. Она подскажет, что именно для вас является самым
главным. Не забывайте о тех, кто помогал вам, и старайтесь поступать также.
- За что Вы любите жизнь?
- За возможность иногда сказать себе с удивлением: «А я молодец!». За
редкие мгновения полноты бытия. Они всегда очень краткие, как
электрические удары изнутри, но наполняют мозг и все существо какой-то
особенной радостью единения с миром. Чувство любви в понятии «любовь к
жизни» является ключевым. Любить самому, вызывать любовь к себе – это
тяжело, но радостно.
- Что для Вас лично значит пословица «век живи – век учись»?
- Вот она-то, мне кажется, специально про меня. У неѐ ведь есть ещѐ и
шутливое продолжение, которое мне не хотелось бы сейчас вспоминать. Но
если серьѐзно, то я из породы «вечных студентов». Мне всегда нравится
учиться, и я постоянно ощущаю, что чего-то из изученного мне не хватает.
После университета закончила лингвистический институт, затем
многочисленные курсы журналистики, университеты марксизма-ленинизма,
а на днях получила диплом о философском образовании. Увы, универсализма
гениев Ренессанса нам не достичь, но стремиться к этому надо, иначе
застрянешь на своей кочке в болоте повседневности.
Романтика образования – это актуальный тренд нашей эпохи!
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа