close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

antohinaovodplatovach1

код для вставкиСкачать
Федеральное агенТство по образованию
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
Ю. А. Антохина, А. А. Оводенко, Е. Э. Платова
Мировая экономика и регионы:
экономика невского края и
императорского Санкт-Петербурга.
IX – начало XX вв.
Учебное пособие
Санкт-Петербург
2010
УДК 1339.9
ББК 65.5
А72
Рецензенты:
кафедра истории и политологии
Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики;
кандидат исторических наук, доцент А. П. Козлов
Утверждено
редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного пособия
Антохина, Ю. А.
А72 Мировая экономика и регионы: экономика Невского края и
императорского Санкт-Петербурга. IX – начало XX вв.: учеб.
пособие / Ю. А. Антохина, А. А. Оводенко, Е. Э. Платова. –
СПб.: ГУАП, 2010. – 60 с.
ISBN 978-5-8088-0500-2
Учебное пособие знакомит с развитием хозяйства северозападного региона от Древней Руси до императорской России, а также с историей экономики дореволюционного Санкт-Петербурга.
В пособии, написанном популярным языком, приводится много
справочных и статистических сведений о городе и области. Оно будет полезно как студентам, изучающим отечественную историю,
историю мировой экономики, экономическую историю России, так
и широкому кругу читателей.
УДК 1339.9
ББК 65.5
ISBN 978-5-8088-0500-2
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения, 2010
© Ю. А. Антохина,А. А. Оводенко,
Е. Э. Платова, 2010
Предисловие
В учебном пособии анализируются основные этапы и проблемы
историко-экономического развития северо-западного региона и дореволюционного Санкт-Петербурга, рассказывается о крупнейших
предприятиях города, о предпринимателях и инженерах, которые
внесли весомый вклад в развитие Петербурга как ведущего экономического центра страны. Студенты узнают о развитии таких отраслей промышленности города, как кораблестроение, металлургия и
машиностроение, химическая, легкая, пищевая. Петербург представлен как крупнейший транспортный узел страны, как основные
морские ворота страны на протяжении длительного времени.
На берегах Невы одержаны крупные военные победы, с жизнью
города связаны судьбы многих выдающихся государственных деятелей, ученых, писателей и художников. Основу всей многогранной жизни города составляет его огромный экономический потенциал, который формировался не одно столетие. Именно мощная
экономика города являлась фундаментом всех выдающихся событий прошлого и свершений во всех сферах деятельности России в
настоящем.
Город на Неве сыграл важную роль в установлении прочных экономических связей между Западной Европой и Россией, был «воротами Евразии», по удачному выражению авторов.
Учебное пособие содержит конкретный, в том числе статистический, материал при минимуме общих рассуждений. Естественно,
что поместить в небольшом по объему учебном пособии исчерпывающую информацию о каждом событии и объекте невозможно, и все
же студенты найдут в нем неизвестные им сведения и подробности
не только об исторических событиях, но и об этапах развития экономики дореволюционного Петербурга и региона.
За дополнительной информацией об известных фактах и событиях студенты могут обратиться к соответствующей литературе. Контрольные вопросы, а также краткая хронология в конце пособия помогут им упорядочить полученную информацию и осмыслить прочитанное.
Главная же задача учебного пособия – пробудить у студентов
интерес к дальнейшему изучению истории своего города и своего
края.
3
1. Невский край в экономике Древней Руси
В VIII–IX вв. восточные славяне заселили берега Невы, освоили
леса на южном побережье Ладожского озера, вышли к рекам Сясь,
Паша, Свирь. Обширные пространства быстро осваивались в экономическом отношении. Славяне валили и жгли вековые деревья, золой удобряя землю. Заводили пашни, сеяли хлеб, разводили скот. В
здешних краях издревле добывалось железо из болотных руд. Реки
и озера были полны рыбой. В лесу били зверя, промышляли пушниной. Славянское население состояло из ильменских словен и кривичей.
Восточные славяне или русские принесли в Приневье высокую
материальную культуру – пашенное земледелие, высокоразвитое
мастерство. Отношения с местными финно-угорскими племенами –
чудь, водь, ижора, весь, карелы – носили мирный характер. Местные племена облагались данью и наравне с русскими находились
под руководством князей.
Древнейшим русским поселением Северо-Запада была Старая
Ладога. По мнению известного археолога, доктора исторических наук А. Н. Кирпичникова, в 753 г. у впадения реки Ладожки (Елены)
в Волхов появилось это древнейшее поселение. В IX–X вв. Ладога
стала населенным пунктом городского типа. В это время возникла
каменная крепость, появилось околоградье – ладожский посад.
 IX�������������������������������������������������������
���������������������������������������������������������
–������������������������������������������������������
X�����������������������������������������������������
вв. Ладога играла большую роль в экономической и политической жизни Руси. Ладога была значительным портом и первым русским городом на пути «из варяг в греки». Можно говорить
о том, что Ладога в тот период выполняла роль «окна в Европу» для
молодого, складывавшегося Древнерусского государства. Согласно
летописным легендам, первые годы князь Рюрик провел в Ладоге.
Князь Олег, второй правитель Древней Руси, по преданию, умер в
Ладоге от укуса змеи и в Ладоге же был похоронен. Одну из сопок в
окрестностях Ладоги до сих пор называют Олеговой могилой. (Еще
одна «олегова могила» имеется в Киеве).
Через Ладогу русские шли не только на запад, но и на север и на
северо-восток: на Печору, в Югру (земли манси и хантов), в Самоядь (землю ненцев), к Железным Воротам (пролив Карские ворота
между островами Новая Земля и Вайгач). В начале XII������������
���������������
в. на севере возникли постоянные поселения новгородцев и ладожан – Иванпогост, Холмогоры, Пинега, Кегрела, Емца, Ракула, Вага.
Ладога играла важную роль не только в экономике Руси, в осуществлении колонизации восточных и северных земель, но и явля4
лась важным форпостом в борьбе с захватчиками. Наиболее часто
непрошенными гостями выступали шведы. Первый поход на Русь в
1142 г. возглавил шведский ярл с епископом. На 60 судах шведы достигли Финского залива и напали на три купеческих корабля. Гибелью полутора сотен шведов первый поход на Русь закончился. 15
июля 1240 г. шведы были разгромлены князем Александром Ярославичем в Невской битве. В мае 1300 г. шведы построили крепость
Ландскрону при впадении Охты в Неву, но уже весной 1301 г. новгородцы взяли Ландскрону штурмом и разрушили до основания.
Ожесточенная борьба за контроль над Приневьем продолжалась несколько столетий, что предопределялось экономической важностью
данного района.
Ладога часто упоминалась в русских летописях и скандинавских
сагах. К концу X в. Ладога уступила свое место в экономической и
политической жизни Руси Новгороду, стала «пригородом» Новгорода. Управлялась Ладога посадником, которого присылал Новгород.
Новгородская олигархическая республика занимает особое место в российской истории. В течение более чем четырех столетий
здесь существовал особый политический и экономический строй.
Внешняя торговля играла исключительную роль в хозяйственной
жизни Новгорода. Этому способствовало географическое положение
северо-западного угла Руси, примыкавшего к Балтийскому морю. В
этом регионе находилась Алаунская возвышенность, откуда начинались все сколько-нибудь значительные русские реки: Днепр – в
южном направлении, Западная Двина, Свирь и Нева текли на запад, на восток и юго-восток – Волга, на северо-восток – Сухона, на
север – Волхов, Онега и Северная Двина.
В Новгороде проживало немало ремесленников, которые работали преимущественно на заказ. Но главную роль в жизни города и
всей Новгородской земли играли купцы. Их объединение при церкви Параскевы Пятницы было известно с XII в. Его участники вели
дальнюю, то есть заморскую, зарубежную торговлю. Торговцы воском объединялись в Иванское купечество. С другими русскими землями вели торговлю поморские купцы, низовские купцы и другие
предпринимательские артели.
Наиболее тесно Новгород издревле был связан со Скандинавией.
 ������������������������������������������������������������
IX����������������������������������������������������������
–���������������������������������������������������������
XI�������������������������������������������������������
вв. наладились отношения с датчанами, немцами (особенно «ганзейцами»), с голландцами. Летописи, акты и договоры Новгорода за XI–XIV вв. фиксируют регулярные поездки новгородских
купцов в Нарву, Ревель, Дерпт, Ригу, Выборг, Або, Стокгольм, Вис5
бю (о-в Готланд), Данциг, Любек. В Висбю была образована русская
фактория. В торговой деятельности активно участвовали «пригороды» Новгорода – Ладога, Изборск, Белоозеро, Ям, Торжок, Псков,
Порхов, Великие Луки. Внешняя торговля новгородцев была сориентирована исключительно на западное направление. Большую
роль играл реэкспорт западных товаров в глубь Руси, далее в страны Востока, а русских и восточных товаров – на Запад. Регион Приневья и Приладожья в течение многих веков играл роль своеобразных ворот Евразии, что предопределяло экономическое значение
этого региона и ожесточенную борьбу за влияние в нем.
Длительное время, с XIII������������������������������������
����������������������������������������
по XV������������������������������
��������������������������������
в., торговые отношения Новгорода с Западом строились по преимуществу при посредничестве немецкого купечества. На торговой стороне Новгорода у торга еще в
начале ��������������������������������������������������������
XII�����������������������������������������������������
в. существовала заграничная торговая фактория – Готский двор с церковью святого Олафа. В 1192 г. Товарищество купцов Римской империи, посещающих Готланд, открыло в Новгороде
Немецкий двор с церковью святого Петра. К 1370 г. в Ганзейском
союзе объединились более чем 70 городов во главе с Любеком. Готский и Немецкий дворы превратились в единую ганзейскую контору – «двор св. Петра», которая просуществовала в Новгороде до конца XVII в.
Путь иностранных купцов в Новгород пролегал по реке Неве,
Ладожскому озеру, реке Волхов через Старую Ладогу. Через волховские пороги иностранные суда проводили местные лоцманы. На Гостинопольской пристани уплачивалась пошлина.
Правила торговли Новгорода с немцами регламентировались
торговыми договорами. Первый известный договор с Готландом был
заключен в конце XII в. При подписании последующих договоров
ганзейским купцам удалось обеспечить себе весьма благоприятный
правовой статус.
Ганзейские купцы могли беспрепятственно приезжать и уезжать
из Новгорода даже в случае возникновения войны. Им гарантировалась защита личных и имущественных прав от произвола со стороны местных властей. Им разрешалось селиться в Новгороде на
определенный срок, обычно на полгода, «зимние» и «летние» купцы сменяли друг друга. В отношении ганзейцев не действовал обычай берегового права, то есть право берегового владельца на вещи и
личность иностранца, потерпевшего крушение у его владений. Уцелевшее в таких случаях имущество делилось судовладельцем и нанимателями судна. Ганзейцы имели право взыскивать с местных
6
жителей торговую задолженность. Не применялся принцип круговой поруки, то есть ответственности за проступки, совершенные
соотечественниками, за их убытки и долги. Имущество, которое
оставалось после смерти купца, должно было передаваться родному городу покойного и затем его родственникам. В отношении ганзейцев действовали правила, облегчающие привоз и вывоз товаров,
производство погрузочно-разгрузочных работ. Им предоставлялись
лоцманы и перевозчики, возможность заготовки леса для судового
ремонта и т. д.
Привилегированными были для ганзейцев и правила куплипродажи товаров при заключении сделок с новгородцами. Немцы
пользовались привилегией осматривать меха и требовать «наддачи» – дополнительно 30 бесплатных шкурок на 1000 в качестве
компенсации за возможные изъяны в товаре. При покупке воска
они могли его «колупать», проверяя на качество. Дело в том, что
воск продавался «кругами» и в «кусках». Вес круга за XIV–XV вв.
увеличился с 80 до 160 кг, а масса куска была в четыре раза больше. При «отколупывании» большие отколотые куски стоили намного дешевле, чем воск в кругах. Немецкий двор добивался покупки только чистого воска белого цвета, что нередко удостоверялось оттиском официальной печати со словами «товар божий».
Новгородские же купцы должны были производить закупки без
осмотра, измерения и взвешивания – по образцам. Немецкие сукна продавались кипами, соль – мешками, мед, вино и сельди – бочками по 10 пудов. Новгородцы нередко сталкивались с обманом: с
недоливом, разбавлением водой вина и пива, с занижением сортности и длины сукна и т. д.
Ганзейцы могли владеть недвижимым имуществом и даже лугами. Жизнь немецкого двора строилась на принципе полной экстерриториальности и самоуправления, регламентировалась особыми
правилами внутреннего распорядка. По существу немецкое подворье в Новгороде, на котором проживало 150–200 человек, представляло собой государство в государстве.1
Ганзейские купцы претендовали и на другие привилегии: укрывать на своей территории местных жителей, судить их своим судом
за преступления против Немецкого двора и т. д. Эти претензии рассматривались новгородцами как чрезмерные. Не допускалось усту1 Шумилов М. М. История торговли и таможенного дела в России IX–XVII вв.
СПб., 1999. С. 125–130.
7
пок и в целом ряде других вопросов, которые составляли гостиное
право средневекового периода.
Так, иностранцам запрещалось торговать с другим иностранцем
до тех пор, пока не были удовлетворены торговые интересы местных купцов. Запрещалось торговать в розницу, за исключением ярмарочных дней. Запрещалось вступать в непосредственные отношения купли-продажи с местным крестьянским населением. Запрещалось доставлять товары в город произвольным маршрутом. Не
разрешалось пользоваться собственными весами.
Все эти ограничения и запреты были обусловлены коренными
интересами новгородского купечества и новгородской городской общины в целом. Новгородские купцы в большинстве своем не располагали свободными капиталами, товарными запасами, кораблями
для ведения активной торговли на территории немецких городов.
Такое могли себе позволить очень немногие. Большинство получало прибыль за счет скупки продукции у местных жителей, соотечественников и выгодной продажи этой продукции иноземцам. Хорошую прибыль обеспечивала оптовая закупка иноземных товаров с
последующей их продажей в розницу. В четком отслеживании путей и способов передвижения импортных товаров были заинтересованы не только купцы, но и лоцманы, лодочники, возчики, носильщики.
Проезжая пошлина в Гостинополье обходилась немцам в одну
марку кун или гривну кун с каждого судна, независимо от количества товара. С судна, груженого мукой, пшеницей или мясом, пошлина была вдвое меньше. Остальные продовольственные товары
ввозились беспошлинно. Независимо от ценности и массы товара в
самом Новгороде взималось весчее (вес, пуд). Эта торговая пошлина
в 1262–1263 гг. составляла две куны от кипы (три пуда). Лоцману
платили по три марки кун с судна за провод от Ладоги и обратно.
Были и другие сборы.
Положение русских купцов за пределами своей земли было менее защищенным и более уязвимым. Больше всего новгородские
мореходы страдали от пиратских нападений. Ганзейцы отказывались гарантировать безопасность морского судоходства новгородцев
и возвращение ограбленных у них товаров. Нередко обе стороны,
несмотря на торговые договоры, применяли друг против друга акцию рубежа (от древнерусского глагола «рути» – подвергать конфискации). Эта мера использовалась для компенсации убытков и зачастую основывалась на принципе круговой поруки, когда соотече8
ственникам приходилось отвечать за действия своего товарища по
бизнесу.
Ганзейцы старались не допустить к торговле с Новгородом англичан, голландцев, французов, купцов из ливонских городов, которые не входили в Ганзу. Обычным делом было введение запретов
на продажу в Новгород оружия, металлов, хлеба и других «стратегических» товаров. В этих случаях русские купцы использовали
связи с заинтересованными купцами из Нарвы и Выборга, которые,
не входя в Ганзу, торговали в обход ее товарами из немецких и других городов. Например, в Нарве соль новгородцы могли купить по
весу, а не мешками, как в Новгороде, что было более выгодно.
Спецификой экономики Новгорода было экстенсивное использование природных богатств страны, которое выражалось в собирательстве, охоте, рыболовстве и в сборе дани с подвластных народов – чуди, пермяков, манси, ненцев, лопарей, югры и др.
По мнению известного историка В. В. Похлебкина, эксплуатация природных ресурсов носила хищнический характер. Пушной
зверь – белка, куница, горностай, соболь, рысь, лиса, волк, медведь – истреблялся десятками и сотнями тысяч особей. В XIV–
XV�����������������������������������������������������������
вв. из Новгорода на Запад ежегодно отпускалось свыше полумиллиона различных меховых шкурок. Это привело к полной ликвидации популяции соболя в европейской части России уже в XIII в.,
к резкому снижению количества других зверей. Хищнически велась охота на лосей, благородных оленей, барсуков, зайцев, кабанов, на пернатую дичь, а также рыбная ловля.
Воск был вторым по важности экспортным товаром. Его добывали в лесах Среднего и Верхнего Поволжья, в Муромской, Рязанской,
Смоленской, Полоцкой землях, на обширных пространствах самой Новгородской земли. Воск у местных крестьян скупали гостиоптовики. К концу XV в. из Новгорода отпускалось до 300 тыс. тонн
воска.
«Бортничество сопровождалось в большинстве случаев полным
разорением бортей в дуплах (чтобы добыть мед, иногда даже подрубали или спиливали высокое толстое дерево, уничтожая ради
единичного сбора всякую перспективу дальнейшего производства,
а также саму по себе пчелиную семью, ибо, выгребая мед и выскабливая воск из дупла острыми скребками, не только варварски уничтожали рабочих пчел, но и раздавливали матку).
В результате к началу ��������������������������������������
XV������������������������������������
в. ресурсы меда и воска были сведены почти на нет, хотя в XI–XII вв. с новгородских буянов (складов
9
под открытым небом) отправляли сотни тысяч тонн меда и воска в
Западную Европу и Средиземноморье, в том числе в такие далекие
«точки» как Брюгге, Остенде, Кельн, Константинополь, Александрия (Египет)».1
Новгородцы вывозили в Европу драгоценные камни и драгоценные металлы: топазы, аметисты, халцедон, хризолит, сердолик,
самородное золото (собиралось на Урале и у лопарей), самородное
жильное серебро. Новгород собирал с подвластных земель от 5 до 15
тонн литого серебра самых высших проб. Вывозились также: произведения морского промысла (моржовый «зуб», тюленьи и моржовые шкуры, ворвань – китовое и моржовое сало), толстый грубый
холст, пакля, шкуры, овчины, кожи, юфть, обувь, мясо, говяжий
жир, свиное сало, рыба, смола, деготь, хмель, конопля, поташ (углекислый калий, применялся в производстве мыла, тугоплавкого и
хрустального стекла), персидский шелк, живые соколы и кречеты,
гагачий и лебяжий пух и т. д. В конце XIV–XV вв. Новгород стал
производить товарный лен и пеньку, а также реэкспортировать из
Московского государства и Тверского княжества ценную древесину – дуб.
Новгородский экспорт шел на обслуживание верхушки западноевропейского общества – королевских дворов и папской курии, аристократии и феодалов разного уровня, купечества.
Среди импортных товаров на первом месте находились шерстяные ткани разного качества, сорта, цвета. Сукно везли из фландрских, нидерландских, польских и английских городов. Из европейских государств новгородцы получали широкий ассортимент товаров: свинец, олово, латунь, чистую рафинированную медь, бронзу,
железо, металлические изделия, инструменты для плотников и столяров, серпы, косы, краски, качественные продовольственные товары – фрукты, сухофрукты, французские и немецкие вина, голландские сыры и сельдь. Завозились также сера, янтарь, стеклянная посуда, пергамент, перчатки, оконное стекло, копченое и соленое мясо, сушеная рыба, масло, солод, пиво, пряности и др. Массовой статьей новгородского импорта был хлеб, хотя его старались закупать
в соседних русских землях.
1 Похлебкин В. В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах,
датах, фактах: Справочник. Вып.1. Ведомства внешней политики и их руководители. М., 1992. С. 78–79.
10
После включения Новгорода в состав Великого княжества Московского наместники Ивана ��������������������������������
III�����������������������������
шаг за шагом уничтожали привилегии ганзейского купечества. Была запрещена реализация соли мешками, а меда бочками без взвешивания. Была увеличена весовая пошлина. Все ввозимое в Новгород серебро ганзейские купцы обязывались отдавать в переплав новгородским денежникам.
В 1494 г. было ликвидировано право ганзейцев «колупать» воск и
требовать меховой «наддачи». В этом же году был закрыт Немецкий
двор в Новгороде. Были арестованы 49 ганзейских купцов с конфискацией их товаров на сумму 96000 марок.
В XVI–XVII вв. Новгород оставался одним из самых крупных
русских городов, но его роль во внешней торговле заметно упала.
Наиболее тяжелым для экономического развития Северо-Запада
стал период после подписания Столбовского мира со шведами в 1617 г.
В результате Смуты и польско-шведской интервенции к Швеции
отошли весь Карельский перешеек, все побережье Финского залива,
ранее принадлежавшее России, Нева, от истоков до устья, северозападное побережье Ладожского озера. Шведы возвратили России
Новгород, Старую Руссу, Порхов, Гдов и Ладогу, но под их властью
остались исконные русские земли с городами Ивангородом, Ямом,
Копорьем, Орешком. Россия была отрезана от моря.
Значительная часть населения, оказавшись под угрозой шведского владычества, покидала насиженные места и уходила в глубь
России. Так, в результате русско-шведской войны 1656–1658 гг. русским войскам под руководством воеводы Пушкина (предка великого поэта) не удалось взять Кексгольм. Карельское крестьянство и
русское население восточной части Карельского перешейка покинули свои родные места. Шведские власти, стремясь скоре обжить
опустевший Кексгольмский уезд, стали переселять сюда финских
крестьян из внутренних областей Финляндии, которая входила в
состав шведского государства. Постепенно весь Кексгольмский уезд
был заселен финнами. Местным деревням, рекам, озерам были даны финские названия; старые, русские названия, были забыты. С
этого времени восточная часть Карельского перешейка и северное
Приладожье приобрели финский облик.1
Почти 100 лет путь русских купцов «за море» пролегал по шведским владениям. Торговля России на Балтике не прекращалась, но
1 Громов В. И., Потемкин Л. П., Шаскольский И. П. Приозерск. Исторический
очерк. Корела–Кексгольм–Приозерск. Л.: Лениздат, 1963. С. 56–57.
11
происходила под контролем Швеции. «Заморская» торговля России
осуществлялась через Ниеншанц, или Канцы, расположенный у
впадения Охты в Неву. (В этом месте когда-то стояла Ландскрона).
Король Швеции Густав Адольф 17 июня 1632 г. подписал указ
об основании на берегу Невы города, которому были дарованы все
права наравне с другими шведскими городами. Ниеншанц не имел
стратегического и административного значения. Нотебург (Орешек)
прочно запирал вход в Неву, а рядом в радиусе 100-200 км находились крупные административные центры Выборг и Нарва. «Мы
нашли целесообразным основать город на Неве, чтобы он имел прирост в торговле и благосостоянии и со временем достиг процветания
и благополучия», – говорилось в указе короля. В экономическом
плане место было удобным. Излучина р. Невы и глубоководная в те
годы р. Охта создавали наиболее удобную гавань для судов по всему
устью Невы. Ниеншанц был удобен для расположения таможни на
невском пути, так как сбор определенных пошлин проводился здесь
еще до основания города.
Ввиду бегства русских с захваченных шведами земель шведское
правительство стало переселять в Ингерманландию финских крестьян из северо-западной Финляндии. Переселенцы размещались
в русских поселениях Ижорской земли и дельты Невы, таких, как
Усадише, Первушкино, Враловщина, Дубок Верхний, Колтуши,
Тосно, Токсово, Лисий Нос, Стрельна, Паркола (Парголово), Кавгала (Кавголово), Дударово (Дудергоф) и др.
К 1696 г. в Ниеншанце было более 500 домов, сооруженных преимущественно из дерева. Каменными были только церкви, ратуша,
госпиталь и ряд других общественных зданий. Значительную часть
построек, особенно в предместье, составляли склады и лавки купцов. В конце века в городе насчитывалось более 100 крупных амбаров, принадлежавших казне и частным лицам. Население Ниеншанца в середине XVII в. составляло 2–3 тыс. человек, но при этом
не учитывались русские купцы, торговцы, ремесленники. Они не
принимали лютеранства, не получали прав гражданства и при переписях не считались местными жителями.
Через Ниеншанц, несмотря на конкуренцию со стороны Риги,
Ревеля, Нарвы и Выборга, проходила 1/3 всей балтийской торговли
России. В 60–90-е гг. XVII��������������������������������������
������������������������������������������
в. в городе появились первые мануфактурные производства. Были построены кирпичные заводы (на месте
Александро-Невской лавры), известковый завод (в устье р. Тосны),
канатный завод, смоловарня, мастерские по производству и беле12
нию тканей (в районе современного Смольного), судостроительные
верфи, лесной двор с четырьмя лесопильнями. Купцы Ниеншанца
субсидировали самого короля.
В конце 80-х – начале 90-х гг. положение русских купцов в Ниеншанце ухудшилось. Шведские власти стали ограничивать права на
розничную торговлю, подняли пошлины и сборы. Участились случаи грабежа русских товаров, усилились гонения на православную
церковь в Ингерманландии. Наступало время заменить прочную
«калитку»1, созданную шведами на важнейшем пути из России в
Европу, петровским «окном в Европу».
2. Окно в Европу: развитие внешней торговли
Петербург возникал как крупный экономический центр, занимавший особое место в российской экономике.
Роль Петербурга, петербургского региона для экономического
развития России предопределялась его геополитическим положением. На берегу реки Свири, восточнее деревни Мокришвицы, в 1702
г. была основана судостроительная верфь, которая получила название Олонецкая по местоположению в Олонецком крае. Олонецкая,
или Лодейнопольская, верфь была создана за несколько месяцев.
Были построены кузница, смолокурня, канатный двор, мастерские,
амбары, жилые дворы, чертежная и лазарет. Уже в августе 1702 г.
в Лодейном Поле был спущен на воду фрегат «Штандарт» – первенец будущего Балтийского флота. Всего на Лодейнопольской верфи
построили более 450 судов. В 1830 г. верфь в Лодейном Поле была
упразднена и Лодейное Поле стало маленьким уездным городом.
Старейший морской торговый порт Петербурга первоначально
находился на Березовом острове на Петроградской стороне. Коммерческие связи с Западной Европой через Петербург завязались
буквально через несколько месяцев после основания города. Первое
голландское судно, пришедшее в Петербург в 1703 г., сам основатель
города в качестве кормчего привел к своему дому (домику Петра Великого). Голландский купец удостоился царского угощения и получил различные привилегии. Достоверно известно, что Петр пожаловал капитану 500 золотых, а матросам – по 30 серебряных ефимков.
Тысячи людей вышли встречать первый корабль, первую «ласточ1 Днепрова А. Сколько лет Санкт-Петербургу // Санкт-Петербургские ведомости.
1992. 21 мая.
13
ку» из Европы. Первый корабль, пришедший в город на Неве, был
переименован в «Питербурх» и еще много лет совершал торговые
рейсы в город, которому была суждена великая трехсотлетняя история. В 1704 г. в Санкт-Петербург пришло английское судно.
Правительство Петра прилагало немало усилий для того, чтобы
торговля через Петербург развивалась как можно интенсивнее. На
протяжении всей Северной войны Петербург и Архангельск соперничали между собой за преобладание во внешней торговле. Судьбу
этого соперничества административно-волевым способом решил
сам император. В 1710 г. было официально запрещено вывозить
через Архангельск хлеб, в 1713 г. – пеньку, юфть, красную икру,
клей, поташ, смолу, щетину и другие товары, составлявшие предмет государственной торговой монополии. Царь в 1719 г. приказал
не менее трети всех вывозимых из России товаров пропускать через петербургский порт, а в 1722 г. вообще было запрещено возить
товары в Архангельск, за исключением только подвоза их из ближайших ему областей. Роль Архангельска стала быстро падать. К
1725 г. по вывозу товаров Петербург уже в 8 раз превосходил Архангельск.
Все товары, направлявшиеся через Петербург для экспорта, не
облагались внутренними таможенными сборами, вывозная пошлина на них была снижена наполовину по сравнению с пошлиной через Архангельск. Псковские и новгородские купцы охотно везли
товары через Петербург, а часть московского купечества, стремившегося торговать через Архангельск, была переселена в Петербург.
Через Петербург завозились кофе, сахар, вина, ткани (шелковые,
шерстяные и бумажные), красильные вещества. Экспортировались
лен, льняные изделия, пенька, кожа, сало, парусина, железо. Если
в 1720 г. в новую столицу прибыло 75 иностранных торговых судов,
то в 1725 г. – 450. К 1720 г. в новой столице обосновался ряд иностранных торговых консульств, что способствовало переводу сюда
основных торговых сделок. За 1716–1726 гг. число кораблей, приходивших в Петербург, возросло в 9 раз. Быстро росла численность
петербургского купечества, которого к середине XVIII������������
�����������������
в. насчитывалось 1,5–2 тыс. человек. В Петербурге появились таможня, товарная биржа в основном для иностранцев, Обжорный (первый на Троицкой площади), Ямской, Круглый, Никольский, Мариинский, Пустой, Сенной, Сытный и другие рынки, торговые ряды. Постройке
порта, развитию торговой инфраструктуры, расширению внешнеторговых оборотов придавалось не меньшее значение, чем различ14
ным оборонным мероприятиям. Петербург формировался как ворота России в Европу.
К середине XVIII������������������������������������������
�����������������������������������������������
в. окончательно сложился порядок деятельности петербургской Биржи и порта. С 7 до 11 часов утра Таможня открывала двери для иностранных купцов, которые должны были предоставлять сведения о привезенных ими товарах. В 12 часов
дня купечество съезжалось на Биржу. Все биржевые операции заканчивались по звону колокола в 2 часа пополудни. Первое место
в торговом обороте Санкт-Петербургского порта занимали английские купцы. Англичане пришли на российский рынок еще во времена Ивана Грозного, имели наибольший опыт торговли с Россией.
В их руках находился вывоз традиционных русских товаров – пеньки, строевого леса, смолы, поташа, парусины. Англия использовала все эти продукты российской экономики для оснащения своего
мощного океанского флота. За 1718–1726 гг. Россия втрое увеличила вывоз пеньки, в 27 раз – железа. В 1726 г. основные статьи российского экспорта выглядели следующим образом: парусина, льняные ткани, железо, юфть и прочие изделия русской промышленности и ремесел – 1278 тыс. руб.; пенька, сало и прочее сырье – 832
тыс. руб.; продукты питания – 30 тыс. руб., меха – 70 тыс. руб. В
том же году в Петербург было ввезено иностранных изделий на 789
тыс. руб., сырья – на 415 тыс. руб., пищевых продуктов и вина – на
327 тыс. руб.1 В соответствии с экономическими взглядами Петра I,
который был сторонником меркантилизма и протекционизма, российское государство имело активный платежный баланс (вывоз товаров превышал ввоз) и накапливало за счет этого золото и серебро
внутри страны.
В послепетровский период внешнеторговая политика подвергалась колебаниям. В 1732 г. был введен в действие новый тариф, в соответствии с которым были снижены пошлины на ввоз большей части товаров, особенно предметов роскоши. Активный торговый баланс снизился. В 1734 г. с Англией был заключен договор, по условиям которой в руки этой страны перешла вся торговля на Балтике.
Во второй половине �����������������������������������������
XVIII������������������������������������
в. Петербург превратился в крупнейший порт Российской империи. По подсчетам советских историков,
на Петербургский порт приходилось 53,3% всего оборота внешней
1 Любименко И. И. Торговля в Петербурге // Петербург петровского времени. Л.,
1948. С. 84–86.
15
торговли страны, а в 1796 г. – 57,5%.1 В торговле с Западной Европой Россия продолжала сохранять активный платежный баланс.
В 1760 г. российский экспорт в 3 раза превышал импорт, что давало
активное сальдо в 1300 тыс. руб. В 1795 г. из Петербургского порта было вывезено 1690 тыс. пудов пеньки, 2458 тыс. пудов железа, значительное количество канатов, кожи, юфти, льна и холста.
В 1780–1790 гг. среди импортируемых товаров на первом месте стояли сукно и шерстяные материи (на сумму до 4 млн руб. ежегодно),
сахар-сырец (от 1,7 до 3,9 млн руб.), вино (свыше 1 млн руб.), табак
(до 800 тыс. руб.) и пр. К 1797 г. активный платежный баланс во
внешней торговле Петербурга составил 12 840 тыс. руб. Одни лишь
таможенные сборы давали казне доход от 2,8 млн руб. (в 1762 г.) до
7,2 млн руб. (в 1796 г.).2 Следует отметить, что государство пыталось
ограничить ввоз некоторых товаров, поддерживая местное российское их производство. Но по некоторым позициям ничего сделать не
удавалось. Потребителями предметов роскоши, модных западных
изделий, вин, деликатесов было дворянство, которое болезненно реагировала на те или иные меры правительства. К тому же возникавшие ограничения преодолевались путем контрабандного завоза
пользовавшихся спросом товаров, а также благодаря подкупу таможенников.
3. Проблемы петербургского купечества
Петербургское купечество сформировалось за счет купечества
Москвы, Киева, Казани, Архангельска. Многие оказывались в новой столице в принудительном порядке. Петербургское купечество
было организовано в гильдии и пользовалось самоуправлением. Купеческое собрание имело свой собственный Гильдейский дом. К середине XVIII в. численность столичного купечества достигла 15002000 человек.
Слабым местом российской внешней торговли на протяжении веков было отсутствие собственного торгового флота. Внешнюю торговлю Россия вела на судах, зафрахтованных у Англии, так как
в самом Петербурге торговое судостроение налажено не было. Небольшое количество судов строилось в Новгородской и Олонецкой
1 Семенова Л. Н. Быт и население Санкт-Петербурга (XVIII век). СПб., 1998.
С. 98.
2 Очерки истории Ленинграда. М.-Л., 1955. Т. 1. С. 288–291, 86.
16
губерниях, но это не решало проблему. Англия же за счет закупок
русского леса, пеньки, канатов и парусины обеспечивала мощное
развитие своего судостроения. Еще Петр I пытался завести более
тесные торговые отношения с Францией, Италией и Испанией, у которых ряд товаров можно было купить значительно дешевле, чем у
англичан. Однако русские купцы не располагали капиталами для
постройки или закупки собственных кораблей, были вынуждены
нанимать иностранных капитанов и экипажи, что обходилось чрезвычайно дорого.
Первый, кто самостоятельно снарядил корабль из Петербурга за
рубеж, был петербургский купец П. И. Барсуков. Судно благополучно прибыло в Копенгаген в 1718 г., но продажа товаров не принесла Барсукову ожидаемых выгод. В 1728–1731 гг. в страны Западной Европы, в основном в Стокгольм и Амстердам, плавало всего
около десятка русских купеческих кораблей. Из 100 петербургских
купцов, которые вели самостоятельную торговлю в Западной Европе в 20–40-х гг. XVIII в. лишь около 15 имели собственные суда.
Остальные предпочитали возить товар на иностранных судах. На
долю русских купцов приходилось не более 5–8% экспорта и около 20% импорта.1 Русские купцы испытывали большие проблемы с
финансированием внешней торговли. Системы кредитования через
банки не было, а иностранные негоцианты предоставляли кредиты
на грабительских условиях, что становилось причиной разорения,
банкротства русских купцов. Англичане в России постоянно повторяли свою любимую поговорку: «Англицкие деньги все перемогут».
Русские купцы не имели коммерческого образования, не понимали
реальностей западного рынка, плохо знали иностранные языки.
В 1754 г. в Петербурге был открыт Заемный банк для купечества, торгующего при Петербургском порте. Однако уже к 1770 г.
операции этого банка были свернуты, а его капиталы в 1782 г. были
переданы дворянскому Заемному банку. Банковский кредит в России появился, но выгодами новой кредитной системы стали пользоваться в первую очередь дворяне, которым были предоставлены ссуды на десятки миллионов рублей. В 80-е гг. правительство
учредило в Петербурге купеческий банк «для поправления в СанктПетербургском порте коммерции и купечества». Право на получе-
1 Репин Н. Н. Торговля России с европейскими странами на отечественных судах (конец XVII – середина 60-х годов XVIII в.) // Исторические записки. М., 1985.
Т. 112. С. 159–162.
17
ние ссуды при 6% годовых получили купцы, торговавшие в морском порту. Но размеры банковского капитала были незначительными и не оказали существенного влияния на ситуацию в порту и
позиции русского купечества.1
Торговля иностранных купцов ограничивалась только портовыми городами. Внутрь страны их не пускали, чтобы не ставить в
тяжелое положение российское купечество. Но некоторые русские
купцы шли на сговор с иностранцами и под своим именем вели торговлю, выгодную англичанам, голландцам и другим иноземцам.
Иностранные купцы могли записываться в российские купеческие
гильдии, не меняя своего подданства. Однако делали это немногие,
так как, несмотря на особый статус, иностранные купцы обязывались платить подати наравне с другими купцами своей гильдии.
Российское купечество понимало многочисленные изъяны и слабые места в организации внешней торговли, постоянно обращалось
в государственные инстанции с различными предложениями. Так,
предлагалось сделать внешнюю торговлю монополией только крупного купечества. Но отнять право оптовой торговли, в том числе и
предназначенной для заграницы, например, у дворянства, государство решиться не могло. «По сие время, купцы российские не что
иное как прямые наемщики или, лучше сказать, извощики чужестранным купцам в России пребывают. Ибо они, собрав товары российские из всего государства, к порту свозят, а не далее привозят,
а потом отдают чужестранным на корабли…», – отмечалось в документах Комиссии по коммерции.2
В 1787 г., по уточненным данным современных историков, на долю русских купцов приходилось всего 0,5% петербургского экспорта и 1,2% импорта. Из 76 купцов-экспортеров, имевших российское
подданство, только 3 в указанном году были русскими. К категории
российских «мещан» были отнесены англичане Бирч, Бетлинг, немцы Бок, Миллер и др. Крупные операции за рубежом к концу века
вели русские купцы И. Кусов, М. Глухов, братья Ситниковы, К. Анфилатов, Г. Широков. Доля русских купцов во внешнеторговом обороте Петербурга к 1795 г. поднялась до 5,3%.3 Попытки организо1 Козинцева Р. И. Участие казны во внешней торговле России в первой четверти
XVIII в. // Исторические записки. М., 1973. Т. 91. С. 284–289.
2 Цит. по: Семенова Л. Н. Указ. соч. С. 109.
3 Миронов Б. Н. К вопросу о роли русского купечества во внешней торговле Петербурга и Архангельска во второй половине XVIII – начале XIX века // История
СССР. 1973. №6. С. 131–132.
18
вать торговую компанию по примеру европейских купцов в России
оказались безуспешными.
Внешняя торговля, осуществлявшаяся через Петербург, постепенно расширялась за счет стран как Западной, так и Южной Европы. Торговые договоры были заключены не только с Англией, Голландией и Данией, но и с Австрией, Францией, Неополитанским королевством, Португалией, Испанией. Во второй половине XVIII в.
Петербург имел торговые связи с 18 странами и в его порт приходило
не менее 1300 судов в год. Количество иностранных кораблей, ежегодно приходивших в Петербург, увеличивалось. Если в 1750-х гг.
в среднем заходило 250–300 судов в год, то в 1780–1790-х гг. в Купеческую гавань Кронштадта приходило 800–1000 кораблей. Товары
перегружались на мелкосидящие лихтерные суда, которые везли
товары на пристань, сооруженную на стрелке Васильевского острова. В этом месте находилось четыре длинных пакгауза, которые
принимали товары из внутренних районов России. В Петербурге
по-прежнему действовала единственная в стране биржа. На островах в дельте Невы, которые назывались «буянами», строили амбары
для товаров, которые затем грузились на суда. На острове Голодай
располагались пеньковый, винный и сельдяной буяны. В устье реки Пряжки, на Матисовом острове расположился сальный буян. На
юго-востоке Васильевского острова, на берегу Большой Невы был
масляный буян.
4. Хлеб для Петербурга
При становлении Санкт-Петербурга как нового экономического
центра страны было необходимо решать множество проблем. Одной
из них было снабжение населения продовольствием. Решить эту задачу было невозможно без хорошей сети путей сообщения, так как
новый город возник на разоренной окраине, расположенной на значительном расстоянии от основных районов страны, производивших хлеб. Между тем в «Описании Петербурга» (1717), принадлежавшем перу немецкого путешественника Геркенса, возникает
довольно тяжелая картина: «Не только сам город, но также и вся
местность вокруг так низка и болотиста, что сюда можно приехать
т отсюда выехать только по одной дороге, которая недалеко за городом делится на две. И эти две дороги в таком плохом состоянии, что
в весеннее и осеннее время можно насчитать дюжинами мертвых
лошадей, которые в упряжке задохлись в болоте…дальше от города
19
дорога еще больше ухудшается… если дождь идет только один день,
то всюду можно завязнуть в грязи, как за городом, так и в городе».1
Для снабжения города продовольствием использовали прежде
всего водные пути. Грузы везли по Волге в Тверь, затем по системе рек на Ладожское озеро и по Неве через пороги в Петербург. В
1709 г. начала действовать Вышневолоцкая водная система. Весной
Вышневолоцкий канал пропускал до 1200–1500 барок и столько же
проходило в течение лета и осени. Но на Ладожском озере из-за частых штормов гибло большое число барж и лодок. Поэтому был построен Ладожский канал, который позволял обходить Ладожское
озеро и сделал навигацию более безопасной. По Волге, Тверце, каналам, Мсте, Ильменю, Волхову, Ладоге и Неве ежегодно проходило
до 6 тыс. барж и 5 тыс. плотов. Проводили барки бурлаки. Московский, Нарвский, Шлиссельбуржский и Рижский тракты обеспечивали сухопутную связь столицы с различными районами страны. В
конце восемнадцатого столетия в город ежегодно завозили с Волги
от 800 тыс. до 4 млн пудов немолотой ржи, от 32 до 400 тыс. пудов
немолотой пшеницы, от 1,6 до 5,4 млн пудов ржаной муки, от 137 до
400 тыс. пудов – пшеничной.
Некоторый вклад в снабжение города продовольствием делали
огородники и крестьяне из окрестностей Петербурга, которые выращивали капусту, репу, огурцы, лук, горох, собирали клюкву и
другие местные ягоды. Фрукты везли как из южных областей России, так и из Европы. Живой скот гнали в Петербург с Северного
Кавказа и с Украины, так как суровый климат северо-запада ограничивал период содержания скота на подножном корму и препятствовал развитию скотоводства. В Неве, Ладожском озере и в Финском заливе ловили щук, судаков, лещей, сигов. Из Архангельска
доставлялась копченая сельдь, сушеная треска. Ежегодно в столицу доставлялось около 20 тыс. живых стерлядей с Волги и несколько тысяч карпов из Пруссии. Часть жителей города, прежде всего
дворяне-помещики, занимались самоснабжением, имея собственное хозяйство в окрестностях города или в других районах страны.
В Петербурге в 1720 г. при Петре I была открыта первая в России
сахарная фабрика. Ее организаторами были купец Павел Вестов
и Еремей Кизель. Фабрика располагалась на современной Выборгской набережной неподалеку от казенной пристани для принятия
1 Описание… столичного города Санкт-Петербурга… Публикация Е. Э. Либталь
и С. П. Луппова // Белые ночи. Л., 1975. С. 228, 213.
20
иностранных кораблей и просуществовала до 1918 г. Память о существовании фабрики сохранилась в названии Сахарного переулка
на Выборгской стороне.
С включением российской экономики в европейский и мировой рынки Россия пережила свою революцию цен. Если на рубеже
XVII–XVIII вв. цены на русском рынке были примерно в 9–10 раз
ниже западноевропейских, то на рубеже XVIII–XIX вв. этот разрыв
сократился и составил всего 20–30%. За век цены на хлеб поднялись
в 5,7 раза.1 Торговля хлебом была посильна только купцам, имевшим крупный капитал. Их было очень немного. Эти купцы доставляли хлеб на судах, ссужали товар мелким лавочкам с рассрочкой
выплаты долга от трех месяцев до года. В 1753 г. были уничтожены внутренние таможенные пошлины, что создало благоприятные
условия для ввоза в Санкт-Петербург продукции, производимой в
поместьях дворян Центральной России.
Еще в первой половине XVIII в. петербургские купцы подали
прошение в Сенат о разрешении строительства нового торгового
центра на Адмиралтейской стороне. Они выбрали участок у пересечения будущих важных магистралей – Невского проспекта и Садовой улицы. Строительство Гостиного двора началось в 1761 г. по
проекту Ж.-Б. Валлен-Деламота и продолжалось 24 года, завершилось в 1785 г. Купеческие лавки выходили на все четыре стороны
здания: вдоль Невского тянулась суконная линия, по Думской улице – Перинная, по Садовой – Зеркальная, а вдоль Чернышева переулка – Малая Суворовская, где торговали шелками. (В настоящее
время в здании расположен универмаг «Гостиный двор»). В Петербурге торговали купцы из многих городов: москвичи, ростовчане,
туляки, калужане, каргопольцы и многие другие. Петербург стал
местом встречи товаров из всех стран России и многих стран мира.
5. Кузница российской военной мощи
В Петербурге были заложены основы российского военнопромышленного комплекса, ядро которого составляли промышленные казенные предприятия мануфактурного типа.
В 1704 г. было заложено Адмиралтейство, построены десять эллингов, сараи (магазины) и пр. Строились галеры, боты, шлюпки,
1 Миронов Б. Н. Хлебные цены в России за два столетия (XVIII–XIX вв.). Л.,
1985. С. 186–187.
21
т.е. небольшие суда. В 1706 г. на воду была спущена бригантина, в
1712 г. закончилось строительство 54-пушечного линейного корабля «Полтава», а в 1718 – 90-пушечного корабля «Старый дуб». Если в 1709 г. численность рабочих Адмиралтейства не достигала и
тысячи, то к 1715 г. здесь было занято уже свыше двух тысяч семисот человек, а в 1721 г. на предприятии работало пять тысяч триста
плотников, столяров, кузнецов, конопатчиков, пильщиков, парусных мастеров. С учетом предприятий, обслуживавших Адмиралтейство, набиралось еще почти столько же. Поскольку одно Адмиралтейство не могло справиться с делом создания Балтийского флота, то возник ряд других судостроительных предприятий. Впоследствии в Петербурге появились Скампавейская (Галерная), Охтинская (Петрозавод) и Партикуярная судостроительные верфи. С 1707
по 1725 г. на петербургских верфях было построено 59 больших кораблей и 203 галеры и скампавеи (мелкие гребные суда). В 1721 г. по
указу царя корабельным мастерам, которые прибывали из Вологды,
Каргополя, Устюга и Холмогор, были переданы «безденежно» первые 216 изб из расчета одна изба на две семьи. Всего для «вольных
плотников» построили на Охте около 500 изб. Для новоселов отводились земли под строительство домов. Возникли деревни-слободы.
Появлялись русские национальные кадры судостроителей, талантливые мастера – Федосей Скляев, Ефим Никонов, Алексей Бурцев и
др. Петербург формировался как центр передовой русской технической мысли в области кораблестроения.
«Адмиралтейство стояло на громаднейшей площади, представляющей из себя соединение трех площадей: Дворцовой, Адмиралтейской и Петровской. Чтобы в известной степени скрасить однообразие и неблагоустройство этих площадей, вокруг перестроенного Адмиралтейства разбили бульвар из лип. Этот бульвар сделался излюбленным местом гулянья петербуржца, здесь петербуржец
делился всякими новостями, слухами и сплетнями: Адмиралтейский бульвар в начале ��������������������������������������
XIX�����������������������������������
в. заменял петербуржцу «Петербургскую газету» или «Листок». В год празднования двухсотлетия со
дня рождения Петра I, был разбит нынешний Александровский
сад; через два года, в 1874 г., решено было устроить сквозной проезд по Неве мимо Адмиралтейства, была построена Адмиралтейская набережная, причем, конечно, засыпали внутренние каналы
Адмиралтейства»1.
1
22
Столпянский П. Н. Петербург. СПб., 1995. С. 166.
Лес для постройки судов первоначально заготовлялся по берегам Невы и ее притокам (даже в самом Петербурге). Это было удобно и специальным указом запрещалось рубить корабельный лес
для иных целей. Благодаря развитой гидрографической сети город
снабжался древесиной для строительства и топливом.
Кораблестроение представляло собой сложную отрасль, развитие которой было невозможно без многочисленных смежных, вспомогательных производств. В Петербурге появились Смоляной двор,
Канатный двор, водяные пильные мельницы на реке Ижоре, ветряные на Мойке, кирпичные заводы и даже водочный завод. Адмиралтейство завело свои сухарные и пивоваренные заводы, так как
пиво тогда считалось хорошим противоцинготным средством.
После смерти Петра Великого Балтийский военный флот пришел в упадок, резко сократились объемы судостроения. За 20 лет
правления Елизаветы Петровны (1741–1761) было построено всего
10 кораблей и несколько мелких шхун. Новое оживление экономической жизни страны началось во второй половине XVIII в., когда
увеличился приток капиталов в промышленность, расширилось
применение наемного труда, появились паровые машины, усилилась ориентация на импортное сырье и топливо.
Русско-турецкие войны (1768–1774 и 1787–1791) вызвали необходимость ускоренного развития военной промышленности и судостроения в России и в Петербурге в частности. В 1762–1800 гг. в
Адмиралтействе было спущено на воду более 120 кораблей. Здесь в
1800 г. была установлена паровая машина. Намного возросла дальность доставки сырья для судостроения. Корабельный лес стал поступать из Казанской, Нижегородской, Воронежской и Оренбургской губерний.
В 1806–1823 гг. в эпоху расцвета русского классицизма по проекту А. Д. Захарова было выстроено здание Адмиралтейства, одно из
красивейших зданий Петербурга. В 1844 г. Адмиралтейство было
передано в распоряжении Морского министерства для размещения
органов центрального управления флотом. Наряду с Адмиралтейством работали и другие верфи. На Чекушах (Васильевский остров)
и в Кронштадте были построены новые верфи.
Развитие металлургического производства в Петербурге также связано с военными потребностями быстро развивавшегося государства. В течение десятилетия с 1711 г. были основаны Литейный двор (позже – Арсенал), Старый пушечный двор, Новый пушечный двор, Оружейный завод на берегу реки Сестры, Охтинские по23
роховые заводы. В 1713 г. на Пушечном дворе были отлиты первые
пушки. «Анбар» Литейного двора оброс мастерскими – слесарной,
токарно-лафетной, столярной, паяльной, кузнечной и др. В 1714 г.
на Пушечном дворе работало всего 37 человек. Затем численность
быстро выросла до нескольких сотен, имевших 25 разных специальностей.
Первым пороховым заводом в Петербурге являлся Зелейный завод, построенный на Березовом острове, по дороге к Кронверку. По
приглашению Петра для организации производства пороха улучшенного качества приехал пороховых дел мастер Петр Шмидт. Мастер своих секретов русским коллегам не передал, но раскрыл их
своей жене. Валентина де Вель была взята на русскую службу в качестве «пороховой мастерицы» и прослужила сорок лет. Она открыла производственные тайны русским пороходелам Ивану Леонтьеву
и Афанасию Иванову.
В 1720 г. Охтинские пороховые заводы возглавил талантливый
механик сержант Яков Батищев. Он усовершенствовал ряд технологических процессов, построил новый пороховой завод, на котором
установил вместо каменных жерновов тяжелые медные полые жернова, залитые внутри свинцом. К середине XVIII�����������������
����������������������
в. Охтинский пороховой завод стал крупнейшим промышленным предприятием Петербурга. Он был хорошо оснащен и механизирован за счет водной
энергии, регулируемой собственной плотиной на реке Охте. Петербургские пороховые заводы производили четвертую часть пороха
в стране. Однако на предприятии происходили частые и довольно
многочисленные взрывы, которые порой уничтожали производственные корпуса, сопровождались многочисленными жертвами и
представляли угрозу для местного населения. Это обстоятельство
стало поводом для следующей частушки:
Если жизнь не надоела,
Не люби пороходела.
Если хочешь быть в живых,
Уходи с Пороховых.
В 1870 г. на Пороховском кладбище был воздвигнут памятник всем погибшим от взрывов, построенный на деньги рабочих
завода.1
1 Синдаловский Н. А. Легенды и мифы Санкт-Петербурга. СПб.: Фонд «Ленинградская галерея», 1995. С. 206.
24
Сестрорецкий оружейный завод строился с 1721 г. под руководством командира Олонецких заводов Виллима Геннина. Завод действовал по принципу водяной мельницы: вода с высоты нескольких метров падала на огромные деревянные колеса и от валов этих
«мельниц» приводились в действие станки и молоты. Отработанная вода, возвращавшаяся в реку, образовала водохранилище «Разлив». Сестрорецкие оружейники добились взаимозаменяемости частей ружей и пистолетов.
Вторым крупным промышленным предприятием, основанным
под Петербургом, был Ижорский завод. Он возник в 1723 г. при старой Ижорской лесопильне. На заводе стали изготавливать якоря и
медные листы для обшивки подводных частей кораблей. Во второй
половине XVIII в. на Ижорском заводе установили плющильную
машину для изготовления железных и медных листов, цех для горячей резки металла, печь для переплавки металлических отходов,
инструментальную и токарную мастерские.
Работный люд в петровские времена влачил жалкое существование. Часто рабочие получали солдатский паек – 6 руб. 20 коп. в год.
Трудились от зари до зари. Рабочий день длился по 14–15, а то и по
18 часов. Машины были самые примитивные. За любое ослушание
предусматривались строгие наказания.
При жизни Петра I���������������������������������������
����������������������������������������
появилось множество предприятий строительной, легкой, пищевой промышленности. Следует отметить, что
многие предприятия впервые создавались в России. Наряду с уже
упомянутыми предприятиями можно назвать шпалерную (гобеленовую) мануфактуру, мануфактур по производству бархата, парчи
и позументов, Монетный двор, мастеровая изба лекарственных инструментов.
Население города быстро росло. В 1712 г. столица государства
была перенесена из Москвы в Санкт-Петербург. Чиновный, служилый и рабочий люд перебирался в город «добровольно» или по
царским указам «на вечное житье». Губернаторы получали царские указы о заселении Петербурга и должны были давать подписку о том, что они получили эти указы. Некоторых будущих первых жителей Петербурга высылали в Петербург под конвоем, а
иногда и «в железах», то есть закованными в кандалы, чтобы не
смогли сбежать по пути следования. Город производил все больше
промышленной продукции, но постоянно нуждался в подвозе продовольствия. Близлежащие земли были не самыми плодородными в стране. Выращивались зерновые культуры (рожь, овес, яч25
мень, полба), развивались огородничество, садоводство, животноводство, но большая часть мяса, хлеба, овощей, фруктов и других
сельскохозяйственных продуктов была привозной. Правительство
поощряло посев льна и конопли для нужд полотняных и канатных
мануфактур. Особым указом Петр потребовал перейти от жатвы
серпами к уборке хлебов косами. Однако орудия труда крестьянства менялись медленно.
6. Развитие города после смерти Петра Великого
В Петербурге и в стране было немало противников петровских
преобразований. После смерти Петра Екатерина I и особенно Петр
II��������������������������������������������������������������
забросили многие дела своего предшественника. Работы в Петербургском порту и Кронштадте пошли медленнее. Сократились работы на Сестрорецком заводе и в Адмиралтействе. Были отменены
льготы торговле через Петербург, а Архангельску было возвращено
право свободной торговле. Часть товаров снова пошла через Архангельск, что вызывало недовольство столичных купцов. Правда, былого величия архангельская торговля себе не вернула. Купцы пытались жаловаться в Коммерц-коллегию, но помощи не получали и
стали разъезжаться по другим городам. 8 января 1728 г. императорский двор выехал в Москву и говорить о возможности возвращения
в Петербург запрещалось под страхом смертной казни. Многие дома
в Петербурге остались незастроенными. Ряд мануфактур закрылся.
Над городом нависла неизвестность.
При Анне Иоанновне столица вновь вернулась в город на Неве.
В Петербург был возвращен Монетный двор. Искусными мастерами монетного дела являлись Иван Мокеев и Иван Марков. В 1733 г.
был открыт первый в России прообраз современного банка. Императрица Анна Иоанновна повелела открыть ссуды из монетной конторы из 8% под залог золота и серебра в размере 0,75 стоимости по указанной цене. Выдача ссуд однако велась недолго. Постепенно возобновился рост промышленности. Росла численность работников и
объемы продукции Главного арсенала и Охтинского порохового завода. Увеличилось число кирпичных заводов, на которых наряду с
кирпичом было налажено производство кафеля, черепицы, других
строительных материалов. Основывались галантерейные, гобеленовые и текстильные мануфактуры, кожевенные заводы, бумагоделательные фабрики и т. д. В 1744 г. был основан фарфоровый завод.
Производство фарфора было поставлено химиком Д. И. Виноградо26
вым, сотрудником М. В. Ломоносова. Русский фарфор стал одним из
лучших в мире и высоко ценился в России и за рубежом. Открылись
заводы по производству сахара, а также множество мелких предприятий: крупорушек, мукомолен, пивоваренных и водочных, воскобелильных и свечных заводов.
К середине XVIII��������������������������������������������
�������������������������������������������������
в. в Петербурге было 20 металлообрабатывающих заводов и около 60 предприятий легкой промышленности. В
частной легкой промышленности Петербурга в 30–40-х гг. доминировали иностранцы: Гювит, Кеспер, Снетлер, Миллер и Ганн, Барлин, Гарднер, Ролфинс и Векель, Барст, Низовет, Герц, Юкин, Фондерзанден, Бергер, и Максимов, Дункель, Лапхарт, Рихтер, Гулстен, Мей. Иностранцы в XVIII в. внесли большой вклад в то, что
Петербург быстро становился ведущим промышленным и торговым
центром России1.
С 30–40-х гг. XVIII в. население Петербурга стало быстро расти.
В Петербург на заработки, особенно в голодные годы, отправлялись
как государственные (казенные), так и владельческие крепостные
крестьяне, старавшиеся заработать на оброк для расплаты с помещиком. В городе по-прежнему требовалось множество неквалифицированных строительных рабочих, которые строили здания и мосты, рыли каналы, возводили набережные, работали в порту и на
промышленных предприятиях. В Петербург переселялись и ремесленники самых различных специальностей: пирожники из Ярославля, сапожники из Кимр и Кашина, рыболовы из Осташкова. Немало прибывало народа из Олонца, Москвы, Новгорода, Твери, Вологды и других мест. Численность населения Петербурга к 1750 г.
достигла 95–96 тыс. человек.
В области текстильной и пищевой промышленности Петербург
уступал Москве. Но в Петербурге были сосредоточены наиболее
крупные предприятия с большим числом рабочих, которые играли
очень важную роль в развитии российской экономики в целом.
7. Впервые в России – сделано в Петербурге
На протяжении двух веков северная столица была родиной большинства инноваций в сфере экономики, форпостом промышленного и научно-технического прогресса страны.
1 См.: Роль иностранцев в жизни города // Семенова Л. Н. Быт и население СанктПетербурга (XVIII век). СПб., 1998. С. 29–93.
27
На частном металлоперерабатывающем предприятии, основанном шотландцем Чарльзом Бердом, впервые в России было налажено производство паровых двигателей. На этом же предприятии было построено первое паровое судно России – «Елизавета», которое 15
ноября 1815 г. совершило первый рейс из Петербурга в Кронштадт
(за 3,5 часа) и обратно.
Берд Чарльз (Карл Николаевич) родился в 1766 г. в Шотландии.
Обучался на Карронском пушечном заводе в Великобритании. В
России с 1786 г. В 1792 г. основал первый в тяжелой промышленности Петербурга частный механический и литейный заводы. Берд
первым в России в 1805–1806 гг. спроектировал и построил чугунный мост «на дугах» – Сальнобуянский. Берд строил Сальнобуянский канал, владел лесопильным заводом и паровой мукомольней.
Руководил изготовлением и установкой значительного числа решеток, барельефов, скульптур, фонарей, памятников, перекрытий,
балконов и других металлических несущих конструкций и элементов архитектурного декора сооружений в Петербурге и других городах. На его заводе изготовлены барельефы Александровской колонны, лестничные перила и фигуры для аттика арки здания Сената
и Синода, решетки вокруг Инженерного замка, безраспорные перекрытия эллинга в Новом Адмиралтействе, конструктивные элементы фронтона и купола Исаакиевского собора. Берд изготавливал
пролетные строения всех висячих мостов в Петербурге: Екатерингофского, Пантелеймоновского, Египетского, Почтамтского, Банковского, Львиного. Инженер, предприниматель и судовладелец
Карл Николаевич Берд умер в Петербурге в 1843 г.
В 1838 г. на Неве появился первый в мире электроход. Это судно двигалось с помощью созданного Б. С. Якоби электрического мотора, питавшегося током от гальванической батареи. В испытании
судна помимо Б. С. Якоби участвовали физик Э. Х. Ленц, математик
М. В. Остроградский и мореплаватель И. Ф. Крузенштерн.
На Александровском чугунолитейном заводе с 1799 г. стали
выпускать текстильное оборудование. Здесь же в 1834 г. была построена первая отечественная металлическая подводная лодка, а
в 1845 г. – первый отечественный магистральный паровоз. На заводе Макферсона (Балтийский завод) в 1862 г. был построен первый отечественный корабль с металлическим корпусом – канонерская лодка «Опыт». В 1853 г. на Васильевском острове открылась
«Главная телеграфная мастерская торгового дома «Сименс и Гальске», чем было положено начало электротехнической промышлен28
ности города. Это предприятие в 90-е гг. производило сотни динамомашин и электродвигателей (впоследствии Производственное объединение им. Козицкого). В 1896 г. в Петербурге по проекту офицера
Е. А. Яковлева был сконструирован первый в России автомобиль.
На бывшем заводе Нобеля в 1898 г. было налажено производство
двигателей внутреннего сгорания, работавших на дешевой нефти
вместо керосина.
8. Производство товаров для населения
С конца XVIII�������������������������������������������������
������������������������������������������������������
в. быстрое развитие приобретает текстильное производство. В 1798 г. появилась первая прядильно-текстильная фабрика, затем возникли Александро-Невская мануфактура (1837),
ситценабивная фабрика (1834), Российская бумагопрядильня
(1835), новая бумагопрядильня (1844), Спасская бумагопрядильня
и ткацкая мануфактура (1852). Почти вся легкая промышленность
города находилась в частных руках.
В конце XVIII����������������������������������������������
���������������������������������������������������
в. в первом энциклопедическом описании Петербурга назывались следующие мануфактуры и фабрики частных людей: две мануфактуры для шелковых платков и прочего, две мануфактуры шелковых флеров, две мануфактуры шелковых чулок и
перчаток, мануфактура полушелковых материй, ситцевая фабрика
голландского купца Браувера, ситцевая фабрика Миллера, несколько небольших мануфактур для производства шерстяных материй,
8 немецких карточных фабрик, несколько мануфактур для производства бумажных обоев, 3 бумажные мельницы, несколько мануфактур для производства нюхательного и курительного табака, 16
кожевенных заводов, 8 сахарных заводов, 5 водочных фабрик, 6 позументных фабрик, 2 завода для производства форм под сахарные
головы, 2 стеклянных завода, зеркальная фабрика, 11 канатных
фабрик, фабрика для производства крахмала и пудры, а также некоторые другие.1
В течение длительного времени важную роль играли в городе
малый бизнес или малое предпринимательство. Во второй половине
XVIII������������������������������������������������������������
в. в городе имелось 44 ремесленных цеха – портные, сапожники, камнерезы, часовщики, шлифовальщики, пивовары и т. д.
1 Георги И. Описание российско-императорского столичного города СанктПетербурга и достопамятностей в окрестностях оного, с планом. СПб., 1996. С. 187–
192.
29
«Русских пирожников весьма много, поскольку простые пироги
из сеяной пшеничной муки, вареные в масле или сале, также маленькие пирожки и пряженцы из теста с рубленным мясом, с рыбою, с яйцами, с кашею, с капустою, с дикими плодами, с репою,
с грибами и прочим, составляют всеобщую пищу, а часто и единственное кушанье простого человека. Сии пирожники нецеховые,
но отчасти харчевники, отчасти другие бедные люди или крестьяне и крестьянки из других губерний. Прянишники причисляются
к кондитерам…
Цех русских конфетчиков с прянишниками состоял из 13 мастеров, 57 подмастерьев и 65 учеников.
Цех русских мясников состоял из 90 мастеров, 50 работников
и 50 учеников. Они бьют скотину на собственных бойнях и имеют
в мясных рядах лавки, из коих мясо разносится по домам во множестве.
Цех немецких мясников состоял из 20 мастеров. Они занимаются большею частию деланием свежих и копченых колбас, подобных Брауншвейгским, также копченьем окороков, свиных голов,
бычьих языков и говядины…
Цех русских сапожников состоял из 255 мужских сапожников
и 270 учеников, также из 77 женских башмачников, у коих было
155 работников и 116 учеников. Немецкий сапожный цех состоял
из 54 мастеров…
Цех русских золотых дел мастеров и серебряников состоял из
44 мастеров, 16 подмастерьев и 14 учеников; цех немецких, кроме ювелиров, купцами записавшихся, состоял из 59 золотых дел
мастеров, 27 мастеров галантерейных вещей и 2 граверов, всего из
139 мастеров…». В общей сложности в 1789 г. в Петербурге числилось 2106 русских цеховых и нецеховых мастеров, а также 1477 немецких мастеров1
Большие объемы привозной и местной продукции реализовались на 14 рынках. В 60-х гг. XVIII�����������������������������
����������������������������������
в. на углу Невского проспекта и Садовой улицы было построено двухэтажное каменное здание
Большого гостиного двора. К концу столетия были построены здания Никольского, Гагаринского и других рынков.
Развитие товарно-денежных отношений и кредита способствовало развитию столичной финансовой инфраструктуры. В Петербурге появились Ассигнационный, Купеческий и Заемный банки,
1
30
Георги И. Указ. соч. С. 199–206.
различные учетные конторы и кассы. Эти финансовые учреждения
выдавали ссуды, принимали вклады, учитывали векселя и т. д.
Петербург развивался как центр производства предметов роскоши. Высоким качеством отличались изделия Императорского
фарфорового завода (с 1744), мозаичной фабрики (с 1754) и других.
В Петербурге еще во второй половине ������������������������
XVIII�������������������
в. стал применяться наемный труд, что было важным новшеством в экономической
жизни страны. Наемные работники обслуживали частный металлургический завод Берда, некоторые казенные верфи и оружейные заводы, монетные дворы. Наемный труд применялся на более
чем 150 мелких предприятий, появившихся во второй половине
XVIII����������������������������������������������������������
в. По числу наемных рабочих Петербург стоял на первом месте в стране. На крупных промышленных предприятиях устанавливались первые паровые двигатели, зарождалось отечественное
машиностроение, возникали элементы капиталистических отношений.
В 1784 г. в городе насчитывалось 192 тыс. жителей, а в 1800 г. –
220 тыс. В первой четверти XIX в. население города перевалило
за полумиллионный рубеж. В 1813 г. одних только купцов насчитывалось 7190. Из них иностранцами были 2221. Иностранцы вообще играли существенную роль в экономической и культурной
жизни Петербурга. Из 285 тыс. взрослых жителей столицы 35,5
тыс. составляли иностранцы. Мужское население (62–65%) заметно преобладало над женским, так как в городе сосредотачивалось
большое число мужчин, пришедших на заработки.
Значительную часть петербургских жителей уже к началу XIX
в. составляли наемные работники. Рабочий день был продолжительным. Заработная плата и жилищные условия более чем скромные. Большинство жило в столице без семей, питалось артельно.
Наряду со строителями в городе было много извозчиков, разносчиков, огородников, перевозчиков, фонарщиков, слуг, разумеется,
солдат. Ведущую роль в жизни города играло дворянство, приближенное ко двору, служившее на гражданской или военной службе.
Удовлетворение разнообразных потребностей петербургской знати, высшего общества, царского двора, многочисленных воинских
частей, расквартированных в городе и окрестностях, составляло
важный элемент экономической жизни российской столицы.
31
9. Формирование петербургского
транспортного узла
Санкт-Петербургская губерния также развивалась в промышленном плане, но развитие происходило неравномерно. Те города,
которые в прежние столетия находились в центре событий, были
отодвинуты на вторые роли. Речь идет о таких городах, как Ладога
(Старая Ладога), Ямбург, Тихвин, Лодейное Поле. В то же время в
уездах, граничивших с Петербургом, получили развитие бумажные
мануфактуры: в Царском Селе, Красном Селе, на реке Славянке, на
Дудергофских высотах. К 1812 г. в Санкт-Петербургской губернии
было 234 промышленных предприятия, в том числе кирпичных заводов – 89, пищевых – 28, лесопилен – 19.1
С Петербургом и Северо-Западом связано начало строительства
железных дорог. В 1837 г. была официально открыта первая в России Царскосельская железная дорога. Объем пассажирских перевозок в 1838 г. составил 598 тыс. человек, а в 1839 г. – 725,6 тыс.
человек. Железная дорога имела чистую прибыль, которая в 1841 г.
составила 109 тыс. рублей.2
В 1843–1851 гг. была построена дорога Санкт-Петербург–Москва.
Экономическое значение этой крупной для того времени железной
дороги трудно переоценить. Она соединила столицу с Москвой, которая в 1860–1870-х гг. превратилась в главный узел разветвленной
сети железных дорог, и дала выход для петербургских товаров на
внутренний рынок страны. Строительство первой крупной дороги
стимулировало развитие отечественного машиностроения. Для выпуска паровозов и вагонов выбрали Александровский чугунолитейный завод в Петербурге (основан в 1824). В 1844 г. его передали ведомству путей сообщения и он стал называться Александровским
главным механическим заводом Петербурго-Московской железной
дороги. Правительство заключило контракт на шесть лет с предпринимателями из США Гаррисоном и Уайненсом, которые обязались
организовать изготовление подвижного состава. Завод располагал
мощным по тому времени оборудованием. К 1849 г. завод выпустил
42 пассажирских и 120 товарных паровозов, 70 пассажирских, около 2000 товарных вагонов и 580 платформ. Производство локомотива с тендером обходилось в 12000 руб. серебром, пассажирского
1
Ленинградская область: история и современность. СПб., 1997. С. 172.
См.: Воронин М. И., Воронина М. М. Франц Антон Герстнер. 1793–1840. М.,
1994. С. 107.
2
32
вагона – 4520–4720 руб., товарного – 1460 руб. В память о первом в
России магистральном паровозе, созданном в 1845 г., на территории
завода воздвигнут обелиск в виде модели паровоза.1
В 1862 г. была пущена в эксплуатацию железная дорога СанктПетербург–Варшава, а вслед за ней появилась Балтийская железная дорога, соединившая столицу с Ревелем (ныне Таллин) и портом
Балтийск. В то время Царство Польское с Варшавой, а также Прибалтика в Ригой, Ревелем и другими прибалтийскими портовыми
городами входили в состав России. Построенные железные дороги
обеспечивали связь Петербурга с Западной Европой в зимнее время, когда Финский залив замерзал и судоходство прекращалось на
зимний период. В Санкт-Петербурге срок навигации составлял 209
дней, в Риге – 313 дней, а в Либаве (Лиепая) – круглый год. Важную
роль играла и дорога от станции Бологое (на железной дороге СанктПетербург–Москва) к волжскому городу Рыбинску, так как эта дорога открывала прямой выход из Петербурга в Поволжье.
План железнодорожного строительства во всей Российской
Империи был разработан первым министром путей сообщения
П. П. Мельниковым и в 1866 г. утвержден императором Александром �����������������������������������������������������������
II���������������������������������������������������������
. В 1866 г. было принято решение обеспечить поездное движение отечественными паровозами. В связи с этим отменили право беспошлинного ввоза подвижного состава частными железными
дорогами из-за рубежа. Министерство путей сообщения заключило
контракты на приобретение паровозов с Невским механическим в
Петербурге, Камско-Воткинским, Мальцевским и другими заводами. Политика правительства России в немалой степени способствовала развитию мощной железнодорожной отрасли, опиравшейся на
достижения отечественной научно-технической мысли и промышленности. В Петербурге сложилась авторитетная в России и за рубежом школа паровозостроения: А. Г. Добронравов, Л. А. Ераков,
А. П. Бородин, Ю. В. Ломоносов, В. И. Лопушинский и другие.
В 1870 г. была открыта Финляндская дорога, соединившая столицу с Выборгом. В 1872 г. открылась Балтийская дорога, которая
прошла от станции Тосно через Гатчину, Волосово, Ямбург и Нарву
до Ревеля (Таллин). Дорога Петербург-Вологда (через Мгу, Званку,
Гостинополье) прошла через те районы, которые до конца XIX в. не
имели других связей со столицей, кроме водных путей. Уже к нача1 История железнодорожного транспорта России. Т. I. 1836–1917 гг. СПб., 1994.
С. 63.
33
лу 1870-х гг. Петербург превратился в крупнейший в стране железнодорожный узел. К началу 1880-х гг. грузооборот петербургского
железнодорожного узла по сравнению с концом 1860-х гг. вырос в
20 раз и превысил грузооборот по реке Неве.
Развитие Петербурга как уникального транспортного узла было
связано с изменением характера грузопотоков. По железным дорогам стали перевозиться зерно, сахарный песок, лен, пенька, масло,
скот, кожа, соль, ткани, различные промышленные товары. Громоздкие и сравнительно дешевые грузы транспортировались водным путем: дрова и лесные строительные материалы, гранит, известковые плиты, кирпич и т. д.
В годы первой мировой войны было осуществлено строительство
Великого Северного пути – железной дороги от Званки (Волхов) через Петрозаводск до Мурманска. За вторую половину XIX����������
�������������
в. протяженность железнодорожных линий в Петербургской губернии возросла до 900 верст. Первое место среди железных дорог по объему
перевозок занимала Николаевская дорога, по которой проходило
35% всех провозимых грузов.
Российские железные дороги обеспечивались всем необходимым
в основном отечественными предприятиями. В Петербурге паровозы строили Путиловский, Невский, Нобеля и другие заводы. На Невском заводе до 1917 г. было построено свыше 4 тыс. паровозов. В
1880 г. артиллерийский офицер Ф. А. Пироцкий впервые в мире создал и испытал транспортный вагон на электрической тяге.
В Петербурге сходилось много различных торговых путей. К
Старому каналу вдоль Ладожского озера присоединился Сиверсов
канал, соединивший Мсту с Волховом в обход Ильменского озера.
С целью улучшения сети внутригородских водных коммуникаций
были прорыты Екатерининский и Никольский каналы. В городе
насчитывалось около 40 мостов, десятки перевозов и пристаней.
В 1811 г. была введена в действие Тихвинская водная система (Ладога – Сясь – Тихвинка – Соминка – Чагодища – Молога-Волга). В
1820 г. вступила в строй Мариинская система (Шексна – Белое озеро – Вытегра – Онега – Ладога). По Мариинской и Тихвинской водным системам в 30-е годы ежегодно прибывало 12–15 тыс. барок
с продовольствием и строительными материалами, а также около
8 тыс. лесных плотов. Движение по этим каналам в отличие от Вышневолоцкой системы было двусторонним. Возросла грузоподъемность судов. По Тихвинской системе проходили суда грузоподъемностью в 33 тонны, а Мариинская система пропускала самые круп34
ные суда того времени. Петербург снабжал страну как товарами
собственного производства, так и иностранными товарами – тканями, сахаром, машинами, в особенностями паровыми двигателями.
Со временем Вышневолоцкая и Тихвинская системы пришли в упадок, но Мариинская система выдержала конкуренцию с железнодорожным транспортом.
Длительное время баржи и барки доставлялись в Петербург бурлаками. Во второй половине XIX��������������������������������
�����������������������������������
в. стали использоваться буксирные пароходы. Погрузка и разгрузка происходила вручную.
«Для выгрузки барж нанимались особые артели каталей, носаков и крючников. Катали перевозили груз в тачках. Для каждого
рода груза имелся свой тип тачки: для кирпича – в виде платформы,
для песка и угля – в виде ящиков.
Для разгрузки барж с пиленым лесом нанимались носаки, на
одном плече у каждого была кожаная подушка. Для разгрузки кулей, мешков и других штучных грузов нанимались крючники.
Как прислуга барж, так и береговые рабочие были крестьяне, их
гнала в город нужда. Как-то странно было видеть на наших богатых
гранитных набережных бедно, даже рвано одетых людей в лаптях.
Свою тяжелую работу они не могли даже скрасить песней – в Петербурге это было строго запрещено, следила полиция. Особо гнетущее
впечатление производили катали: черные, потные, с изнуренными
лицами, с воспаленными от угольной пыли глазами…
Работа носаков происходила следующим порядком: они выстраивались у штабелей досок цепочкой. Второй поднимал за один конец
несколько досок и ставил их в наклонное положение, упирающимися передним концом. Первый подставлял плечо с кожаной подушкой. Затем второй подставлял плечо, третий ему нагружал и т. д.
Носаки ловко находили центр тяжести подаваемого груза и переносили его «на рысях». Особенно тяжело было им при сильном ветре –
доски парусило, носаков разворачивало.
Когда груз был в мешках, кулях и вообще крупными «местами»,
работали крючники, таская груз на спине, удерживая его своим
крюком, отсюда название «крючник». Работа была изнурительной:
у причала часто скапливалось несколько барж, и приходилось таскать груз с пятого-шестого судна, а на берегу укладывать в штабели. Чтобы скорее справиться с работой, крючники брали по 2–3
мешка на спину, а мешок весил около 4 пудов, кули с солью были в два раза тяжелее. Слышались профессиональные словечкиприказы: «Наливай!» – клади на спину, – двое «наливали» третье35
му. «Даешь!» – кричит крючник, подставляя спину. Одежда крючников – брезентовая куртка с ватной спиной, спереди карманы, по
краям обшитые кумачом, медные тщательно начищенные пуговицы «для форса».
Все эти грузчики были сезонниками, жили в ужасных условиях,
в тесных грязных помещениях, спали на нарах без подстилки. И это
после 12-часового тяжелого труда».1
В начале 1880-х гг. Петербург был самым крупным речным портом России. Здесь выгружалось больше товаров, чем в крупнейшем
волжском порту – Нижнем Новгороде. В Петербурге выгружалось
свыше 1/3 товаров, отправляемых по водным путям. Однако из Петербурга водным путем уходило не более 10% вывозимых товаров.
Их подавляющая часть на внутренний рынок вывозилась по железной дороге.
В 50-х гг. торговый порт был переведен в Кронштадт, но это себя не оправдало. В пореформенный период торговый порт был возвращен в Петербург, но не Васильевский остров, а на Гутуевский.
Во внешней торговле петербургский порт сохранял за собой 40%
внешнеторгового оборота, несмотря на конкуренцию со стороны
рижского и одесского портов. В первой половине ����������������
XIX�������������
в. сократился вывоз железа и ввоз предметов личного потребления, но вырос
экспорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья (зерно, лен,
шерсть). Увеличился вывоз лес, а также импорт угля и кокса, химических продуктов, хлопка и машин (в основном для текстильной
промышленности). Для руководства петербургской Биржей купечество избирало Биржевой комитет. Для упорядочения оптовых торговых сделок существовали штатные маклеры. Розничная и оптовая торговля осуществлялась на петербургских рынках. В этот период появились первые специализированные магазины
В 1817–1834 гг. была построена шоссейная дорога между двумя
столицами. К середине XVIII в. по территории Санкт-Петербургской
губернии проходило четыре шоссе и несколько трактов.
10. Промышленное развитие северной столицы
В первой половине XIX���������������������������������������
������������������������������������������
в. экономический потенциал города значительно вырос. Если в начале века в столице насчитывалось до 120
1 Засосов Д. А., Пызин В. И. Из жизни Петербурга 1890–1910-х годов. Записки
очевидцев. Л., 1991. С. 14–15.
36
мануфактур, преимущественно мелких, то к 1862 г. действовало
уже 374 предприятия, включая 137 достаточно крупных.
Казенный чугунолитейный завод был построен в 1789 г. на острове Котлин, в Кронштадте. На нем работало 200 мастеров, привезенных из Петрозаводска. Завод снабжал судовую и крепостную артиллерию русской армии снарядами, ядрами разных калибров, дробью
и гранатами. В 1801 г. завод был переведен из Кронштадта в Петербург, на Петергофское шоссе, так как Англия, опасавшаяся усиления России на балтийском море, в тот момент угрожала России войной и завод мог оказаться под огнем британской корабельной артиллерии. Управляющий заводом, знаток литейного дела, статский
советник Чарльз Гаскойн предоставил под застройку обширный
участок своей дачи. На перебазированном заводе сразу же началась
отливка ядер. Здесь также изготавливались перила для мостов, фонари к маякам, весы и гири, пуговицы, ремни с медной чешуей для
киверов и даже кандалы для каторжан. После страшного наводнения 1824 г., в ходе которого погибло 160 взрослых и детей, завод переходил из одних рук в другие. В 1868 г. завод купил инженер и математик, выходец из мелкопоместных дворян Новгородской губернии Николай Иванович Путилов.
Н. И. Путилов (1820–1880) в 1840 г. окончил Морской кадетский
корпус, работал чиновником особых поручений в Кораблестроительном департаменте Морского министерства. Н. И. Путилов в 1848–
1857 гг. руководил постройкой первых паровых судов для русского
военного флота на казенных и частных заводах. Под его руководством в 1854 г. за четыре месяца были построены 32 паровые канонерские лодки по 100 л.с. каждая. В 1855 г. в Кронштадтский рейд
было выставлено 81 судно с 207 орудиями наибольшего в то время
калибра, что привело к снятию блокады объединенного флота Англии и Франции с Кронштадта. Н. И. Путилов первым в России организовал производство из чугуна, выплавленного из озерных руд.
После приобретения у казны железоделательного и сталелитейного
завода Н. И. Путилов организовал производство железных рельсов
со стальной головкой (впервые в инженерной практике).
Путилов завел традицию праздновать каждый миллион пудов
рельсов. «Особо торжественно отметили четвертый миллион. Было
это 13 июня 1870 г. Самое большое здание – кузницу убрали цветами, расставили столы для рабочих, соорудили отдельные павильоны для гостей. Сигналом к застолью стал заводской гудок. Праздник был знаменателен еще и тем, что совпал с Всероссийской про37
мышленной выставкой в Санкт-Петербурге и Первым Всероссийским съездом промышленников. Путиловский павильон на выставке признали одним из лучших. Туда с завода доставили рельсы
такой длины, что пришлось пробивать крышу. Иначе установить их
вертикально было невозможно. Расставляли рельсы в виде лучей
солнца, «изображавших зарю освобождения России от иностранной
зависимости». К этому времени вопрос о рельсах для русских железных дорог уже не стоял. Рельсы Путилова были дешевле и лучше
по качеству».1
На Путиловском заводе был поставлен бессемеровский конвертор и первый 4 тонный молот. На заводе была налажена переделка
ружей старого образца на новые, заряжаемые с казенной части. С
1874 г. было организовано изготовление товарных вагонов, выпуск
которых был доведен до 1000 вагонов в год. Путилов построил сталепрокатную, мартеновскую и бессемеровскую мастерские. Он начал строительство коммерческого порта с железнодорожной веткой,
соединенной с общей сетью железных дорог, а также Морского канала, соединившего Петербург с Кронштадтом. Путилов организовал «Акционерное общество Путиловских заводов», но в 1877 г.
большинство акций в связи с задолженностью АО перешло к Государственному банку. Этот завод впоследствии назывался Путиловским (Кировским).2
После наводнения 1824 г. часть оборудования завода была перенесена на Шлиссельбургский тракт и было положено начало Александровскому чугунолитейному заводу. На Александровском заводе были отлиты металлические фермы Аничкова, Синего, Цепного
и других мостов, а также статуя «Победы», украсившая арку Главного штаба. Впоследствии завод стал одним из первых в стране изготавливать паровозы и вагоны.
Дореформенный Петербург стал центром зарождавшегося русского машиностроения. В 50-е гг. XIX в. были построены крупные
предприятия, которым принадлежит крупное место в истории отечественной промышленности: чугунолитейный и механический завод Лесснера, механический завод Сан-Галли, Невский судостроительный завод, Балтийский и Металлический заводы. В 1861 г. на
промышленной выставке петербургские заводы представили изго-
1
2
38
Русский торгово-промышленный мир. М.: Планета, 1993. С. 145.
Мелуа А. И. Инженеры Санкт-Петербурга. СПб.; М., 1996. С. 476–477.
товленные ими паровые машины и молоты, лесопильные рамы, токарные станки, помпы и т. д.
Путиловский, Невский, Нобеля, Обуховский заводы были предприятиями универсального профиля. Невский завод был судостроительным, а затем паровозостроительным. Завод Нобеля первоначально выпускал минное и артиллерийское оборудование, потом –
дизели, позже – паровозы. Неоднократная смена профиля предприятий способствовала накоплению производственного опыта инженеров и рабочих, приобретению разнообразного оборудования,
облегчала размещение в Петербурге новых производств. Постепенно возникал особый, универсальный и высококвалифицированный
профиль машиностроения крупнейшего промышленного центра,
который до известной степени монополизировал производство в ряде отраслей. Машиностроительная специализация промышленности Петербурга была важна для экономического развития страны,
но в условиях того времени тормозила развитие машиностроения в
других районах страны.
Машинная индустрия Петербурга уже не могла удовлетворять
свои потребности в металле за счет Урала. Быстро возрастал импорт
металла. В 70-е гг. XIX в. в Петербург завозилось 30% железа, 49%
меди, 64% чугуна, 100% потребляемой стали. Эти показатели по деле импорта в потреблении металла стали самыми высокими за всю
историю города.
Важную роль в жизни города продолжали играть предприятия
текстильной и пище-вкусовой промышленности. Действовало немало галантерейных, швейных, сапожных и других мелких мастерских. Появилось немало предприятий, которые впоследствии приобрели большую известность качеством своей продукции. В 1819–
1917 гг. единственной в России фабрикой, производящей игральные
карты, была Александровская мануфактура (с 1850-х годов – Карточная фабрика, в новейшее время фабрика офсетной печати). На
Александровной мануфактуре работали воспитанники Воспитательного дома и весь доход от продажи карт шел на счет этого благотворительного учреждения. Деятельность карточной фабрики была очень успешной вследствие полной монополии на производство
карт. За время существования фабрики были выпущены миллионы
колод. В 1837 г. в Петербурге была построена первая в России спичечная фабрика. Она выпускала спички с головками, в состав которых входил белый фосфор – огнеопасное и ядовитое вещество. Из-за
страха перед пожарами к спичкам относились с большой осторож39
ностью, так как они воспламенялись при температуре 60 градусов
от трения о любую шершавую поверхность. К середине �����������
XIX��������
в. удалось изъять из состава зажигательной массы спичек белый фосфор,
заменив его бертолетовой солью, смешанной с сернистой сурьмой.
Так появились «безопасные спички». С конца ��������������������
XIX�����������������
в. их стали производить повсеместно. В 1835 г. была основана фарфоровая фабрика
Корниловых. В 1852 г. начала работать табачная фабрика товарищества «Лаферм» (впоследствии им. Урицкого). В городе появились
крупные типографии – Голике (им. Ивана Федорова), Сойкина, товарищества Вольф.
В 1829 г. в Петербурге в помещении, занимаемом ныне Зоологическим музеем, была проведена первая в России промышленнохудожественная выставка – «Выставка российских мануфактурных изделий». На выставке было представлено более 4000 экспонатов: различные станки, часы, мебель, обои, самовары, фортепиано,
посуда, ювелирные изделия. Выставку посетили 107 тыс. человек,
108 экспонатов получили медали.
В дореформенный период главной отраслью петербургской промышленности было текстильное производство. В начале XIX в. в
городе имелось около 10 средних и мелких предприятий. К концу
50-х гг. насчитывалось 52 более или менее крупные фабрики. В 30-е
гг. начали работать Александровская, Российская и Невская мануфактуры. На последней было 1700 рабочих. В 40–50-х гг. появились Новая бумагопрядильня, Сампсониевская бумагопрядильная
и ткацкая мануфактуры, суконная фабрика Торнтона. В текстильной промышленности быстрее происходил оборот капитала, накапливались средства для последующего вложения в крупную тяжелую промышленность, в машиностроение. К 60-м гг. в Петербурге
имелось более 50 текстильных предприятий, на которых работало
около 7,5 тыс. рабочих. Это было намного меньше, чем в Москве, где
насчитывалось в это время около 400 предприятий той же отрасли
с 53 тыс. рабочих.
Петербург оставался центром притяжения значительных масс
рабочей силы. В основном это были крестьяне из ближайших к Петербургу губерний. Из Ярославской губернии приходили каменщики и штукатуры, из Костромской – плотники и маляры, из Олонецкой – каменотесы. Летом в Петербурге могло находиться одновременно до 40–60 тыс. строительных сезонных рабочих, а также
до 15–20 тыс. бурлаков, приводивших в Петербург барки с грузом.
Оброчные крестьяне поступали в Петербурге по вольному найму в
40
услужение, в ремесленные мастерские, на фабрики и заводы. К 1861
г. в столице насчитывалось до 20 тыс. промышленных рабочих, до
30 тыс. работников, занятых в ремесленных мастерских.
Никакого фабричного законодательства не существовало. Строительный рабочие работали весь световой день. Поэтому в декабре рабочий день в Петербурге продолжался 7–8 часов, а в июне-июле мог
достигать 16–18 часов. На текстильном производстве широко применялся труд женщин и детей, который продолжался 13–15 часов при
крайне низкой заработной плате. Дети, вдыхавшие частицы пряжи, часто страдали заболеваниями верхних дыхательных путей,
легких и нередко в еще молодом возрасте умирали от туберкулеза.
На казенных предприятиях существовала довольно жесткая дисциплина. Рабочие из поколение в поколение были обязаны трудиться
на заводе. Рабочий день продолжался 14 часов – с 5 часов утра до 7
часов вечера. Деньги выдавали лишь за особые заказы. За свой труд
рабочие получали обычно пайки на себя и семью. За разные провинности накладывались штрафы. Использовались телесные наказания – плетьми и розгами. Жилищные условия практически всех
тех, кто из десятилетия в десятилетия создавал материальные ценности в столице Российской Империи, были весьма убогими.
К 1853 г., к 150-летию Петербурга, его население составило 523
тыс. человек. Согласно последней предреформенной переписи 1857 г.,
крестьяне (в число которых входили рабочие и ремесленники) составляли 41% населения, разночинцы – 9,5%, дворовые – 11,5%,
нижние чины (солдаты) – 8%, цеховые и мещане – 12%, купцы –
2%, дворяне – 7,5%, духовенство – 0,5%, иностранцы – 2,5% и т. д.
11. От мануфактуры к фабрике
В пореформенный период Петербург по-прежнему находился на
острие российской экономической модернизации. В эпоху технического переворота фабрика стала вытеснять мануфактуру, машинное производство повсеместно заменяло ручной труд. Переход от
мануфактуры к фабрике в Петербурге интенсивно проходил в 1850–
1860-х гг. и завершился в 1870–1880-х гг. Экономическому развитию города способствовал приток в столицу государства дешевой рабочей силы – крестьян, освобожденных от крепостной зависимости.
В пореформенный период возросла товарность хозяйств помещиков
и богатых крестьян. В связи с этим увеличились экспортные возможности страны. Постепенно расширялся и внутренний рынок.
41
К началу 1860-х гг. в Петербурге насчитывалось около 140 фабрик и заводов. За 1860-е гг. их было основано 70, в 1870-е – более
100, в 1880-е – 120, за первые пять лет 1890-х гг. – более 100. Численность рабочих, занятых в крупной промышленности, увеличилась с 30 тыс. в начале 1860-х гг. и превысила 100 тыс. в начале
1890-х гг.1 Повысился уровень техники большинства предприятий.
За 60–90-е гг. XIX в. мощность паровых двигателей в петербургской
промышленности увеличилась в 18 раз, а количество предприятий
с паровыми двигателями выросло со 103 до 325. В 1882 г. вышел первый статистический ежегодник Санкт-Петербурга, в котором были
приведены данные о развитии промышленности. В ежегоднике указывалось, что в 1881 г. было зарегистрировано 386 «наиболее крупных» предприятий с числом рабочих более 20 человек, на которых в
общей сложности было занято 74 тыс. человек.
За пореформенное тридцатилетие произошли коренные изменения в отраслевой структуре петербургской промышленности. К середине XIX в. в городе преобладала текстильная промышленность.
Металлообрабатывающую промышленность составляли в основном
казенные военные заводы. В остальных отраслях преобладали небольшие кустарные предприятия. В пореформенный период в стране и регионе развернулось большое промышленное и транспортное
строительство и начался переход на машинное производство в большинстве отраслей. Эти обстоятельства обусловили быстрый рост металлообрабатывающих и машиностроительных заводов, как казенных, так и частных. Эти новые предприятия изготавливали рельсы,
строительные балки, паровые машины, котлы, суда, вагоны и паровозы, оборудование для текстильных, металлообрабатывающих
и других предприятий, а также вооружение. Металлообрабатывающая промышленность в пореформенный период стала главной отраслью петербургской промышленности.
После Крымской войны Петербург стал центром броненосного
судостроения России. Осуществлялась большая кораблестроительная программа. Флот строился по существу заново. Главные заводы
были реконструированы. Броневые листы и листовое железно стали
изготовляться на Ижорском и Путиловском заводах.
В 1857 г. на берегу Невы появился «Невский литейный и механический завод Семеникова и Полетики». Завод выпускал чугунное
1 Даринский А. В., Старцев В. И. История Санкт-Петербурга. XVIII–XIX вв. СПб.:
Фирма «Глагол», 1999. С. 141.
42
литье, снаряды. С 1863 г. началась подготовка к производству металлических судов. В 1865 г. был спущен на воду первый броненосец «Кремль». Потом были созданы броненосцы «Адмирал Свиридов», «Адмирал Чичагов», фрегат «Минин» и другие суда, не уступавшие в то время английским и французским. В 1869 г. был изготовлен первый пробный паровоз. В 1910–1911 гг. была выпущена
первая подводная лодка. К 1896 г. было построено 15 броненосцев, 3
броненосца береговой обороны, 10 крейсеров, 14 канонерских лодок
и 72 миноносца.
С 1866 по 1894 г. количество предприятий в городе выросло с 200
до 500, а численность рабочих на них – с 40 до 101 тыс. человек. Стоимость годичной продукции выросла с 60 до 200 млн руб. Во второй
половине XIX в. появились крупные новые предприятия: Невский
литейный и механический завод (Семянниковский – по имени одного из основателей – инженера П. Ф. Семянникова), Обуховский, Механический завод Мюргеда, Петербургский патронный завод и др.
В 1870 г. в Петербурге состоялась крупнейшая промышленная выставка. Для нее были сооружены существующие и поныне корпуса
Соляного городка. Выставка длилась около 3 месяцев.
Новые промышленные предприятия из-за дороговизны земли в
центре города стали размещаться на окраинах города, поближе к
транспортным путям, а также к воде, которая использовалась в производстве. Особо привлекательными были для размещения крупных промышленных предприятий места стыка водных и железнодорожных путей. Так, цепочка предприятий протянулась вдоль Невы между нею и Шлиссельбургским трактом (ныне проспект Обуховской обороны). Особо густым оказалось скопление предприятий
около начала Обводного канала. Другое большое скопление промышленных предприятий сформировалось в водном узле, образованном Невой, устьем Фонтанки и Екатерингофки. Большое значение имело соседство морского порта. Еще одним крупным промышленным анклавом в городе стали Выборгская и Петроградская стороны, территории по берегам Невы, Малой Невы и Большой Невки,
на правом берегу Невы, выше Обводного канала, на юго-западе Васильевского острова (в Чукушах).
Из существовавших к 1900 г. 680 предприятий 544 были основаны после 1861 г. В отличие от предприятий Урала или центрального промышленного района крупнейшие предприятия в металлообрабатывающей промышленности не переживали мануфактурной
стадии развития. Их создание субсидировалось крупными банка43
ми, казной или иностранным финансовым капиталом. Поэтому они
имели высокий уровень концентрации производства и лучшее технологическое оборудование. С 1862 по 1895 г. общая мощность паровых двигателей возросла почти в 13 раз. Впоследствии энерговооруженность фабрично-заводских предприятий с 69 949 л.с. в 1894 г.
выросла до 134 634 л.с. в 1908 г. и до 216 835 л.с. в 1913 г.
12. В авангарде российской экономики
Петербургская промышленность значительно выросла в последнее десятилетие XIX в. Затем были кризис 1900–1903 гг., депрессия
1904–1908 гг. и мощный промышленный подъем 1909–1913 г. Увеличение промышленного производства сопровождалось его концентрацией, что было характерно как для России, так и для Петербурга. В 1901 г. на предприятиях с числом рабочих свыше 500 человек
было сосредоточено 56,7% всех рабочих, а в 1913 – 62,2%. По России эти показатели были ниже: 1901 – 46,7%, 1910 – 53,4%. На металлургических предприятиях Петербурга на предприятиях с количеством рабочих свыше 500 было занято 82% рабочих, а на текстильных предприятиях – 90%. Концентрация предприятий приводила к образованию крупных монополий, которые в силу своего
столичного местоположения играли ключевую роль в экономической жизни страны. Крупнейшие предприятия Петербурга вошли
в такие крупнейшие синдикаты, как «Трубопродажа», «Продамет»,
«Продвагон». В 1913 г. в Петербурге было 1012 крупных и средних
предприятия с 242 тыс. рабочих, в том числе 242 металлообрабатывающих с 92,2 тыс. рабочих, 87 текстильных с 48,3 тыс. рабочих. В
Петербурге были сосредоточены 1/6 текстильных, бумажных и полиграфических предприятий страны, 1/10 предприятий металлообрабатывающих и химических.
Тяжело решался вопрос обеспечения города электроэнергией.
Выдающиеся петербургские энергетики Н. Н. Бенардос, В. Ф. Добротворский, Г. О. Графтио в разное время предлагали использовать
водную энергию Невы, Волхова и Вуоксы, но эти проекты не были
реализованы.
Первая электростанция была сооружена в Петербурге в декабре
1883 г. на барже, причаленной к берегу Мойки в 25–30 метрах ниже Полицейского (Народного) моста. Ее мощность составила 35 киловатт постоянного тока. 30 декабря 1883 г. от тока станции впервые зажглось электрическое освещение Невского проспекта. Всего
44
на барже-электростанции работало более двадцати человек. Техником и монтером на ней был будущий изобретатель радио Александр
Степанович Попов. Вторая электростанция была сооружена у Казанского собора, на берегу канала. Обе эти станции давали в общей
сложности ток для 1327 ламп и 80 уличных фонарей. Следует подчеркнуть, что электростанция в Нью-Йорке была введена в эксплуатацию в 1882 г.
Первая в Санкт-Петербурге «фабрика электричества» (прообраз стационарной промышленной электростанции) была создана в
1886–1887 гг. для освещения Зимнего дворца. В сборном стеклянном здании площадью 42×15 квадратных метров прямо на территории второго двора Старого Эрмитажа находилось машинное отделение, где были установлены паровые котлы, паровые машины и локомобили, а также отделение динамо-машин. Создателем «фабрики
электричества» был инженер Василий Леонтьевич Пашков, который за свою работу был удостоен ордена Владимира четвертой степени и денежной премии в размере пяти тысяч рублей.
Первая в России промышленная гидроэлектростанция (установка трехфазного тока) была сооружена на Охтинском заводе в
1896 г. Она использовала энергию течения реки Охты, имела два
параллельно работающих генератора мощностью 147 и 110 киловатт. Проект станции был разработан инженерами Р.Э.Классоном и
В.Н.Чиколевым.
К 1917 г. действовали три центральных станции (на Обводном канале, Новгородской улице и Фонтанке), которые обладали совокупной мощностью в 111 тыс. лошадиных сил. Каменный уголь для петербургских тепловых станций завозился в основном из Англии.
Ведущая роль Петербурга в развитии российской промышленности и торговле предопределялась статусом столичного города.
Петербург являлся крупнейшим банковским центром страны,
притягивал значительную часть отечественного и иностранного капитала. Крупные бюджетные средства расходовались на развитие
крупных казенных предприятий, особенно военных. Частные предприниматели столицы также легче находили пути к сердцам столичных чиновников, чем представители других регионов.
Петербург был крупнейшим импортным портом, лучше обеспечивался дешевым топливом (английским углем), необходимым промышленным сырьем (металлами, хлопком, резиной, табаком, кофе,
какао и т. д.), лесом и дровами, продовольствием и промышленными изделиями.
45
Кадровый потенциал столицы составляли как видные ученыепрактики, специалисты в различных областях металлургии, механической и химической технологии, гидроэнергетики, электротехники, транспорта и связи, но и квалифицированные кадры потомственных рабочих, сосредоточенные в передовых отраслях промышленности.
Городское население было оторвано от земли, от сельского хозяйства и предъявляло постоянный спрос на широкий круг промышленных и продовольственных товаров.
13. Отраслевая структура
петербургской промышленности
Ведущей отраслью петербургской промышленности была металлообработка. К 1913 г. доля Петербурга в металлической промышленности всей России составляла 13% по числу рабочих и 18% по
производительности, по стоимости произведенной продукции. Доля металлообрабатывающих и машиностроительных предприятий
в общем объеме промышленной продукции Петербурга составляла
около третьей части.
Машиностроительные предприятия не имели узкой специализации и выпускали изделия самого широкого ассортимента.
Путиловский завод выпускал рельсы, паровозы и вагоны для казенных и частных железных дорог, а также сталь, листы, бандажи,
сортовое железно и т. д. По заказу государства производились снаряды, лафеты, орудия небольшого калибра, башенные установки.
На Путиловском заводе были установлены сорокатонные мартены с
механической загрузкой. В прокатных цехах были установлены новые механизированные станы. Была введена в эксплуатацию новая
электростанция. Путиловская верфь (с 1913) была оснащена новейшим оборудованием. На Путиловской верфи был создан крупный
эскадренный миноносец «Новик» (1912), который имел мощную
турбинную установку и развивал исключительную по тому времени скорость 70 км в час. Выпускались также буксирные пароходы,
баркасы, землечерпалки. На заводе работали паровозотехническая
и артиллерийско-техническая лаборатории. Было создано орудие
полевой артиллерии (1902), поставленное на вооружение армии.
На Петербургском Vеталлическом заводе производились паровые
котлы и установки, металлические конструкции и подъемные машины, башенные установки, минные аппараты, артиллерийские лафе46
ты, насосы, подъемные краны, прессы и многое другое. До 1917 г. Петербургский металлический завод изготовил несколько десятков паровых турбин. Наибольшая мощность составила 1250 кВт.
На механическом чугунно-стале-меднолитейном и котельном заводе Л. Нобель был построен первый в мире двигатель с внутренним смесеобразованием (1898), предназначавшийся для работы на
нефти. Эти двигатели по ряду параметров не уступали двигателям
Р. Дизеля и широко использовались для приведения в действие
трансмиссий, насосов, компрессоров на фабриках и заводах, для
мельниц, электрических станков, заменяли собой паровые двигатели. Эти двигатели стали производить другие заводы страны ввиду
огромного спроса на них.
Машиностроительные предприятия Петербурга сильно зависели
от государственных заказов, которые были получены в 1909–1913 гг.
Петербург вносил крупный вклад в производство транспортного
оборудования. Путиловский и Невский судостроительный к 1913 г.
выпускали 26% всего отечественного производства паровозов (в конце XIX в. было 32%). Вагоны в Петербурге выпускали Путиловский,
Петербургский вагоностроительный и завод акционерного общества
«Артур Коппель», которые наряду с другими 13 заводами России еще
с конца 90-х гг. обеспечивали внутренний спрос на вагоны.
Всероссийское значение имела работа петербургской кораблестроительной промышленности. В этой области трудились выдающиеся ученые и практики: академик А. Н. Крылов, П. А. Титов,
создатели подводных лодок И. Г. Бубнов, инженер И. С. Горюнов,
капитан второго ранга М. Н. Беклемишев. Одна из созданных ими
лодок – «Пантера» – участвовала в Великой Отечественной войне.
Бубнов Иван Григорьевич (1872–1919) окончил Морское инженерное училище и Морскую академию. Был членом комиссии по разработке первой русской боевой подводной лодки «Дельфин» с двигателями
внутреннего сгорания. Руководил строительством этой лодки на Балтийском заводе. Всего по его проектам были построены 32 подводные
лодки. Его работы по теории подводного плавания и расчеты прочности кораблей легли в основу подводного отечественного судостроения.
Был профессором, генерал-майором корпуса корабельных инженеров.
Беклемишев Михаил Николаевич (1858–1936) окончил Техническое училище Морского ведомства и Морскую академию, был первым командиром первой русской боевой подводной лодки. Создал
на Балтийском заводе первую в России гидрофоническую лабораторию. Стал генерал-майором.
47
Титов Петр Акиндинович (1843–1894) был талантливым
кораблестроителем-самоучкой, прошел путь от подручного пароходного машиниста и простого рабочего до корабельного мастера высокой квалификации. Руководил постройкой многих военных кораблей, внедрил немало новых приемов и методов кораблестроительных работ. Автор оригинальных проектов броненосных кораблей.
В Петербурге впервые в мире был построен грузовой теплоход
«Вандал» для Волги и Ладожских каналов (1903). В ходе работы над созданием двигателей на теплоходах конструкторы завода
Л. Нобель решили проблему реверсирования (заднего хода) гребных
винтов.
Суда строились на казенных Балтийском железо-судостроительном и механическом, Адмиралтейском судостроительном,
Ижорском и Обуховском сталелитейном заводах. Так, на Ижорском заводе изготовлялась броня для судов, миноносцы, подводные
лодки, пароходы, баржи, катера, водолазные аппараты, цепи, якоря, паровые котлы, патронные ящики, гильзы для снарядов, трубы
стальные и латунные.
В электротехнической промышленности России доля Петербурга
была преобладающей: 60% занятых рабочих и 70% производимой
продукции к 1913 г. Почти все предприятия принадлежали немецкому капиталу, но были оснащены по новейшему слову техники.
После машиностроения второе место по удельному весу в петербургской промышленности занимали текстильные предприятия.
Первой механической бумагопрядильной фабрикой в России была
Александровская мануфактура, открытая в 1799 г. в селе Александровском на окраине Петербурга. Она была первым крупным предприятием ткацкой промышленности в России. На Александровской
мануфактуре в 1805 г. была установлена первая в русском ткацком
производстве паровая машина, а в 1808 г. появился первый в России
механический ткацкий станок. Таким образом, в Петербурге, первом городе в России, было применено механическое ткачество.
В первой половине XIX�����������������������������������������
��������������������������������������������
в. Петербург занимал первое место в русском бумагопрядении. К началу ���������������������������������
XX�������������������������������
в. доля Петербурга в текстильной промышленности заметно уменьшилась в силу более высоких
темпов развития этой отрасли в губерниях центрального промышленного района. За 1893–1910 гг. по числу веретен удельный вес Петербурга в общероссийском бумагопрядении снизился с 22 до 14%,
а в ткачестве по числу ткацких станков – с 9 до 5%. В то же время
производительность труда на петербургских предприятиях была
48
выше общероссийской, так как происходил переход с односменной
работы на двухсменную, осуществлялось техническое перевооружение предприятий.
Третье место в промышленности Петербурга занимало пищевкусовое производство, которое составляли табачные, конфетные и шоколадные, пряничные, макаронные, консервные, колбасные, пивомедоваренные, маслобойные и другие предприятия. К 1913 г. в результате конкурентной борьбы в Петербурге осталось 6 табачных
фабрик, среди которых наиболее крупной была фабрика «Лаферм».
Наиболее механизированными и энерговооруженными были шоколадные фабрики. Продукция петербургских предприятий находила широкий спрос по всей стране и служила предметом сбыта.
Значительное развитие в ведущем центре культурной и политической жизни получила бумажная и полиграфическая промышленность. В 1840 г. была основана фабрика Варгуниных, производившая бумагу (находилась на правом берегу Невы). Эта фабрика
первой стала производить бумагу при помощи парового двигателя,
первой получила медаль на международной Лондонской выставке
(1851), первой стала делать бумагу из соломы (1874). В 1913 г. в бумажной и полиграфической промышленности было 199 предприятий. Многие находились в частных руках.
На первом месте среди других губерний России по производству
различных химических продуктов стояла химическая промышленность Петербургской губернии. Крупнейший в городе Тентелевский химический завод был тесно связан с Технологическим институтом, единственный из химических заводов города имел собственную лабораторию. Еще в начале 60-х гг. XIX в. на заводе было
впервые в России налажено производство искусственного сульфата
из поваренной соли с одновременным получением соляной кислоты.
На этом заводе было налажено производство хромовых солей и красок, железного купороса, серной кислоты, глауберовой соли, нашатырного спирта, кристаллической соды, хлористого цинка, бензола, толуола, кислорода и других химических продуктов гражданского и военного назначения.
Калошами и другими резиновыми изделиями снабжало российский рынок «Товарищество Российско-Американской резиновой
мануфактуры». Это была первая фабрика резиновой обуви в России,
основанная в 1860 г. К концу XIX в. ТРАРМ было монополистом
резинового производства в России и самым крупным в мире предприятием своей отрасли. В 1908 г. это предприятие было переиме49
новано в «Треугольник». В калошном цехе «Треугольника» каждая
работница клеила целиком всю калошу. Все делалось вручную. Работницы, используя чугунные колодки весом 4–5 килограммов, наклеивали байковую подкладку, резиновый верх, стельку, задники,
бордюры. Калоша склеивалась резиновым клеем. Бензин легко улетучивался. Час от часу дышать становилось труднее. В ушах начинало звенеть. Затекали ноги. Но сидеть работнице не полагалось, в
мастерской не было ни скамеек, ни табуреток, работали стоя. Слабые не выдерживали: падали в обморок. Подходил мастер, совал к
носу нашатырный спирт. Рабочий день начинался в 5–6 часов утра
и заканчивался в 7–8 часов вечера. Рабочие довольно часто приходилось работать сверхурочно. Калоши для всей России давались тяжелым трудом рабочих «Треугольника».
В городе работали кирпичные, цементные, алебастровые, зеркальные и другие предприятия. Быстро расходилась продукция
Петербургского механического производства (впоследствии фабрика «Скороход»). Среди деревообрабатывающих предприятий было
17 мебельно-столярных, 9 фабрик роялей и пианино, биллиардная,
фабрика спичечной соломки и др.
Таблица 1
Количество предприятий и численность рабочих
в промышленности Санкт-Петербурга в 1913 г.
Отраслm промышленности
Металлообрабатывающая
Текстильная
Химическая
Полиграфическая
Все отрасли промышленности
Число предприятий с количеством рабочих
свыше 50 чел.
Число рабочих на этих
предприятиях
162
47
33
72
450
108932
40686
23367
21047
234247
Таким образом, металлообрабатывающая промышленность охватывала почти 47% пролетариата столицы, текстильная – 17,4%, химическая – 10%, полиграфическая – 9%, а в общем на эти четыре
отрасли приходилось свыше 83% петербургских рабочих (табл. 1).
Остальные отрасли – табачная, деревообделочная, пищевая, кожевенная и другие – играли значительно меньшую роль.1
1
50
Ленинград: краткий исторический очерк. Л.: Лениздат, 1964. С. 120.
14. Транспортный центр России
Постоянно возрастало значение Петербурга как крупнейшего
транспортного центра страны. Через столицу «проходили» огромные массы продовольствия, сырья, топлива, строительных материалов, машин и различных орудий производства. Водным путем подвозились наиболее громоздкие и сравнительно менее ценные грузы:
дрова и лесные материалы, партии хлеба, металла, угля, льняная
кудель и пакля. По воде в Петербург много завозилось, но отправление товаров было незначительным.
По железной дороге в Петербург в 1900–1913 гг. доставлялось 30–
40% грузов, а вывозилось 20–40%. Петербург со страной связывали
Николаевская, Варшавская, Балтийская, Северная и Финляндская
дороги. В 1906 г. закончилась постройка Петербурго-Вятской железной дороги. В 1916 г. был построен Великий Северный путь – дорога Петроград – Мурманск. По железным дорогам везли хлеб, дрова и лесные материалы, нефтепродукты, южнорусский и уральский
чугун, миллионы пудов продовольствия. Вывозились металлические изделия и машины, резиновые изделия мануфактура, пряжа,
табачные изделия, а также импортные товары (металлы, хлопок,
вина, сельди, колониальные товары и предметы роскоши). В больших количествах за границей закупался каменный уголь, направлявшийся во внутренние районы страны. 25–30% всех ввозимых в
столицу товаров составлял импорт. Большую часть импортных товаров (80%) завозили морем, через торговый порт.
К Петербургскому торговому порту тяготела огромная территория: вся Волга и Сибирь, Пермская, Вологодская, Новгородская,
Псковская и Олонецкая губернии.
В 1885 г. было закончено прорытие искусственного морского канала от Кронштадта до порта глубиной 28 футов, шириной 30 сажен
и длиной 30 км. «Санкт-Петербургский морской канал представляет собою грандиознейшее гидротехническое сооружение в Европе.
Количество земли, вынутой в русле всего канала, равнялась 830 000
куб. саженей и доходило по весу до 900 000 000 пудов; стоимость сооружения – 10 000 000 руб. При входе канала в Неву устроена гавань для привозной торговли в 46 000 квадратных саженей… С открытием морского канала 15 мая 1885 г. исполнилась заветная мечта Петра Великого – сделать Петербург морским портом, доступным
для океанских кораблей иностранных держав; в настоящее время
морские суда могут доставлять грузы прямо в петербургский порт,
51
не прибегая к помощи перегрузочных судов… Потеряв свое торговое значение, Кронштадт как надежная железная ставня к старому петровскому окну, теперь уже окончательно отделанному, может
только выиграть в военном и стратегическом отношении… В 1884 г.
из-за границы было привезено товаров на сумму 63 350 000 руб., в
том числе одних вин на 6 000 000 руб. Петербург ежегодно выписывает из Франции 217 000 бутылок шампанского. И дорого же обходится это удовольствие, так как одной только пошлины взимается
с каждой бутылки 1 руб. 25 коп. Ежегодно идет в Петербург морем
6 миллионов штук апельсинов и лимонов и 500 000 фунтов винограда. Чаю доставляется в Россию вообще 35 миллионов фунтов; из
этого количества морем на Петербург привозят 1 500 000 фунтов», –
писал один из наиболее известных знатоков хозяйственной жизни
Петербурга.1 Происходило постоянное развитие портовой инфраструктуры: гаваней, набережных, амбаров, навесов, складов. Навигация в порту продолжалась до 220 дней в год. За период навигации
в 1900–1913 гг. Петербургско-Кронштадтский порт посещали более
2000 заграничных судов и около 3500 грузо-пассажирских и грузовых пароходов каботажного плавания.
В названный период на Петербург приходилось 10–13% общероссийского оборота внешней торговли. Через Петербург вывозились
сельскохозяйственные продукты: хлеб, овощи, мясо, рыба, масло,
яйца и т. д. (10–15% всего общероссийского вывоза); различное сырье: лесные материалы, семена, лен, пенька, кожи, шерсть и т. д.
(10–12% вывозимого сырья), а также 15–30% всех экспортируемых
металлических изделий, до 20% экспортируемых бумажных тканей. Если в 1900 г. доля Петербурга в общероссийском вывозе промышленных изделий составляла 60%, то в 1913 г. сократилась до
14%. Во второй половине ���������������������������������������
XIX������������������������������������
– начале XX������������������������
��������������������������
в. непрерывно возрастала роль азово-черноморских портов в экспорте всех товаров, но особенно хлеба. Через Петербургский торговый порт и сухопутные таможни в 1900–1913 гг. поступало 16–17% всего сырья, ввозимого изза границы в Россию, 13–17% всех готовых изделий. Большая часть
ввозимого через Петербург каменного угля и кокса, металлов и металлических изделий, сложных машин, химических и москательных товаров, вин, гастрономических товаров и предметов роскоши
оставалась, использовалась в Петербурге. Но по-прежнему через
1
52
Бахтиаров А. А. Брюхо Петербурга. Л.: РИА «Ферт», 1994. С. 127–133.
Петербургский порт больше ввозилось товаров, чем вывозилось. Некоторые суда отправлялись из Петербурга не нагруженными.
Петербург был крупнейшим торговым центром страны. Общий
оборот торговли в начале XX в. составлял 800–900 млн руб. При
этом торговлей занимались 16–20 тыс. заведений. Местами заключения крупных торговых сделок были к 1914 г. 6 бирж. По четырем
линиям Гостиного двора на Невском проспекте находилось 300 торговых помещений, а внутри Гостиного двора до 150 кладовых, складов и контор крупных петербургских и иногородних организаций.
В Гостином дворе торговали все крупнейшие предприятия Петербурга и России. В Пассаже в то же время насчитывалось 60 торговых заведений.
15. Финансовый центр страны
Исключительную роль в экономической жизни России играли
кредитно-денежные учреждения Петербурга. В Петербурге сосредоточился значительный финансовый капитал, который кредитовал промышленность не только столицы, но и всей России. В конце
1864 г. в Петербурге был учрежден первый «Санкт-Петербургский
частный коммерческий банк», основной капитал которого составлял тогда 5 млн руб. В 1860 г. Государственный банк получил право
выдавать коммерческие ссуды. Уже к концу XIX в. Петербург стал
банковским центром всей России
С 1875 по 1914 г. число петербургских банковских учреждений
выросло в 23 раза – с 25 до 567. Удельный вес петербургских банков
в сводном балансе всех акционерных банков России к 1908 г. достиг
56–58%. Министерство финансов и Государственный банк играли
ключевую роль в экономической политике правительства. С 1894 г.
Государственный банк получил право оказания долгосрочных промышленных ссуд на пополнение оборотных средств предприятий. В
годы экономического кризиса 1900–1903 гг. Государственный банк
резко увеличил кредитование торгово-промышленного оборота
страны. Большое внимание уделялось кредитованию хлебной торговли, текстильной, сахарной и металлообрабатывающей промышленности, а также акционерных коммерческих банков.
Акционерных коммерческих банков в Петербурге было немного
(12 в 1914 г.), но за 20 лет многократно увеличилась численность отделений по всей стране. Накануне Первой мировой войны 5 крупнейших акционерных банков страны (все находились в Петербурге)
53
концентрировали половину всех средств акционерных коммерческих банков, половину всех операций по размещению и использованию этих средств.
К 1914 г. 1/5 средств и операций коммерческих банков Петербурга осуществлял крупнейший из них – Русско-Азиатский банк.
К 1914 г. он имел 102 филиала, 629 млн руб. всех средств и 672 млн
руб. других активов. Банк был организован при ближайшем участии Министерства финансов и возглавлялся бывшим директором
общей канцелярии этого министерства А. И. Путиловым. Ведущее
место в операциях банка занимало финансирование военной, нефтяной и табачной промышленности.
Петербургским международным коммерческим банком, вторым
крупнейшим банком страны, руководил А. И. Вышнеградский, сын
бывшего министра финансов И. А. Вышнеградского. Этот банк финансировал судостроительную, машиностроительную и золотопромышленную отрасли, в общей сложности более 50 крупных предприятий.
В «пятерку» также входили Азово-Донской, Русский для Внешней торговли и Русский Торгово-промышленный банк. Самый высокий курс акций среди коммерческих банков дореволюционной России имел Волжско-Камский коммерческий банк. Его курс в 1913 г.
составлял 870 руб. за акцию при номинале 250 руб. Правление этого банка находилось в доме № 38 по Невскому проспекту. В России
постепенно формировался слой рантье, держателей акций, живших
на проценты от капитала, вложенного в банки.
Наибольшее в дореволюционной России скопление банков находилось на Невском проспекте. В 1914 г. на Невском проспекте находилось 40 акционерных банков, их отделений и банкирских домов
из 78 имевшихся в столице. На Невском проспекте располагались
24 из 34 существовавших тогда банкирских контор.
Население Петербурга за 1863–1900 гг. выросло на 239% –
с 539 тыс. до 1 млн 248 тыс. жителей. К 1914 г. в Петербурге проживало 2 млн 217 тыс. человек, а к 1917 – около 2 млн 500 тыс. жителей. По переписи 1910 г., в Петербурге было 504 тыс. рабочих, в том
числе 350 тыс. в обрабатывающей промышленности, а 154 тыс. – на
транспорте и в торговле. Ежегодно летом до 40 тыс. временных строительных рабочих привлекались к выполнению разнообразных работ. Наряду с промышленными рабочими в городе находилось значительное число ремесленников, торговцев, домашней прислуги и
военнослужащих.
54
В годы Первой мировой войны промышленность Петербурга,
который был переименован в Петроград, достаточно быстро перестроилась на военный лад. Промышленные предприятия получили громадные по размерам и щедрые по оплате правительственные заказы. Прибыли предпринимателей значительно выросли. У
«Треугольника», например, в 1914 г. они составили 13,3 млн руб., а
в 1916 – 29,7.
К 1917 г. 81% металлообрабатывающих предприятий с 98% рабочих были заняты полностью на выполнении военных заказов.
В промышленности по обработке волокна на армию работало 16%
предприятий. Многие предприятия значительно увеличили выпуск
продукции, для чего была увеличена численность рабочих. Например, число рабочих на Путиловском заводе выросло с 13,3 тыс. человек в 1913 г. до 28,6 тыс. в 1917 г. В годы войны в Петрограде появилось 133 новых предприятия. Свыше 50 предприятий было эвакуировано из Прибалтики. С 1 января 1914 г. по 1 января 1917 г.
численность рабочих в металлообрабатывающей промышленности
выросла на 114,3%, в химической – на 83%, в целом количество рабочих в промышленности выросло на 61,8%.
Рост военной промышленности обеспечивался большими усилиями. В связи с начавшейся войной, которая включала в себя и действия немецких подводных лодок против гражданских транспортных судов, доставка сырья и топлива в Петроград стала быстро сокращаться. К концу первого года войны текстильные предприятия
остановили 15% своих станков. Наполовину сократилось поступление металлов. Ввоз заграничного угля, который в предвоенные годы был основным источником получения топлива, прекратился совершенно. Компенсировать потерю английского угля за счет поставок донецкого не удавалось из-за неустойчивой работы транспорта.
С октября 1914 г. по январь 1916 г. вместо необходимых 217,5 млн
пудов угля в Петроград было завезено лишь 131,2 млн. Перебои с
топливом постоянно грозили остановить работу промышленных
предприятий.
Не менее острой была и продовольственная проблема. Население
города увеличилось, а подвоз продовольствия сокращался. В ноябре 1916 г. Петроград получил 15% необходимых продовольственных грузов, в декабре – 14%, в январе 1917 – 10%. В конце января
Петроград имел запасов муки всего на 10 дней.
Быстро ухудшалось финансовое положение столицы и всего российского государства.
55
Контрольные вопросы
1. ����������������������������������������������������������
Какие особенности географического и геополитического положения Приневья и Приладожья повлияли на значительную роль этих
территорий в ранний период экономической истории России?
2. Какую
�����������������������������������������������������������
роль играла Старая Ладога в экономической и политической жизни Древней Руси?
3. С
�����������������������������������������������������������
какими проблемами в экономической сфере сталкивались новгородцы в XII–XV вв.?
4. Почему шведы закрыли России выход в Балтийское море?
5. Какие факторы имели наибольшее значение для становления
Санкт-Петербурга в качестве нового экономического центра страны?
6. Почему в городе стал быстро формироваться военнопромышленный комплекс? Вспомните предприятия, которые играли
ведущую роль в укреплении оборонной мощи страны в первые два столетия Петербурга.
7. ����������������������������������������������������������
В каких отраслях российской экономики Петербургу принадлежит приоритет? В чем заключался вклад инженеров, предпринимателей, упоминаемых выше, в экономическое развитие страны?
Краткая хронология
1703 г., 16 мая – основание Санкт-Петербурга, начало строительства крепости и порта.
1703 г. – открытие Петербургской биржи таможни.
1704 г. – начало строительства Адмиралтейской верфи.
1711 г. – начало строительства Партикулярной верфи (на берегу р.
Фонтанки против Летнего сада).
1711–1713 гг. – основание Арсенала, создание Галерной верфи.
1714 г. – основание Крестовского порохового завода.
1715 г. – основание Охтенского порохового завода.
1718 г. – основание позументной, табачной мануфактуры, казенного кожевенного завода на Выборгской стороне.
1721 г. – основание Сестрорецкого завода.
1728 г. – начало навигации на обходном Ладожском канале.
1744 г. – основание фарфорового завода.
1754 г. – основание Заемного и Купеческого банков.
1763 г. – основание суконной мануфактуры.
1779 г. – основание суконной фабрики на Охте.
1786 г. – создание Государственного заемного банка.
1789 г. – основание казенного чугунолитейного завода в Кронштадте.
1792 г. – основание чугунолитейного завода Берда.
1799 г. – основание Александровской бумагопрядильной и ткацкой
мануфактуры.
56
1801 г. – основание Путиловского завода (на базе переведенного из
Кронштадта казенного чугунолитейного завода).
1815 г. – постройка в Петербурге первого в России парохода «Елизавета».
1817 г. – основание Государственного коммерческого банка.
1825 г. – основание Александровского механического завода.
1833 г. – основание Невской бумагопрядильной мануфактуры.
1835 г. – основание Российской бумагопрядильной мануфактуры.
1837 г. – открытие железнодорожной линии между СанктПетербургом и Царским Селом (ныне Пушкин).
1841 г. – основание суконной фабрики Торнтона.
1843–1851 гг. – строительство Петербургско-Московской железной
дороги.
1847 г. – основание Охтенской бумагопрядильной фабрики в Петербурге.
1851 г. – основание Сампсониевской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры, начало регулярного железнодорожного сообщения
между Петербургом и Москвой.
1853 г. – основание чугунолитейного и механического завода СанГали.
1857 г. – основание балтийского судостроительного и механического завода Морского министерства.
1858 г. – учреждение городского телеграфа.
1859 г. – основание машиностроительного завода Лесснера.
1860 г. – основание предприятия Товарищества РоссийскоАмериканской резиновой мануфактуры («Красный треугольник»),
основание Невского судостроительного и механического завода Русского общества (бывший Семянниковский), учреждение Государственного банка.
1862 г. – основание машиностроительного завода Нобеля.
1863 г. – основание Обуховского сталелитейного завода, начало работы конки.
1869 г. – создание Международного коммерческого банка.
1871 г. – создание русского банка для внешней торговли.
1873 г. – основание бумагопрядильной и ватной фабрики Кенига,
создание Акционерного общества Путиловских заводов, основание Петербургского вагоностроительного завода.
1878 г. – основание телефонного электромеханического завода
Эриксона.
1882 г. – основание кожевенного завода и фабрики обуви (впоследствии «Скороход»).
1883 г. – первая электрическая станция в Петербурге.
1892 г. – основание Общества Невского химического завода.
57
1898-1899 гг. – основание машиностроительного завода Айваз,
строительство центральной электрической станции на Обводном канале, Новгородской улице и Фонтанке (1, 2 и 3 ЛГЭС).
1906 г. – основание Петербургского орудийного завода, основание
акционерного общества Северных механических и котельных заводов,
основание акционерного общества Соединенных кабельных заводов.
1907 г. – основание Петербургского механического литейного завода «Вулкан».
1908 г. – основание Адмиралтейского судостроительного завода.
1909 г. – основание авиационного завода Щетинина.
1913 г. – основание Оптико-механического завода.
1917 г., 27 декабря (9 января 1918 г.) – декрет о национализации Путиловских заводов.
Рекомендуемая литература
1. Бахтиаров А. А. Брюхо Петербурга. Очерки столичной жизни. СПб.:
РИА «Ферт», 1994.
2. Даринский А. В., Старцев В. И. История Санкт-Петербурга. XX век.
СПб.: Глагол, 1997.
3. Даринский А. В., Старцев В. И. История Санкт-Петербурга. XVIII–
XIX вв. СПб.: Глагол, 1999.
4. Каримов Х. Х. Ленинград в цифрах и фактах. Л.: Лениздат, 1984.
5. Книга
������������������������������������������������������������������
рекордов Петербурга. Все самое-самое в истории и жизни города. СПб.: Изд-во «Иванов и Лещинский», 1995.
6. Кулибанов В. С., Чистобаев А. И. Ленинград. М.: Мысль, 1990.
7. Ленинград. Краткий исторический очерк. Л., 1964.
8. Мелуа А. И. Инженеры Санкт-Петербурга: энциклопедия. СПб.: Издво Междунар. фонда истории науки, 1996.
9. Очерки истории Ленинграда. Т. I–VII. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние,
1955–1980.
10. Памятные места Ленинградской области. Л.: Лениздат, 1973.
11. Петербург в зеркале статистики. СПб., 2001.
12. Пукинский Б. К. 1000 вопросов и ответов о Ленинграде. Л., 1981.
13. Рыбаков Ф. Ф. Экономика Санкт-Петербурга: прошлое, настоящее,
будущее. СПб., 2000.
14. Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград. М.: БСЭ, 1992.
15. Санкт-Петербург в зеркале статистики. СПб.: Изд-во СПбУЭФ,
1993.
16. Санкт-Петербург. 300 лет истории. СПб., 2003.
17. Социальная история Санкт-Петербурга. СПб.: Изд. дом «Русский
остров», 2005.
18. Оводенко А. А., Платова Е. Э., Фортунатов В. В. Краткий курс отечественной истории: учеб. пособие. СПб.: ГУАП, 2008.
58
Оглавление
Предисловие............................................................... 1. Невский край в экономике Древней Руси..................... 2. Окно в Европу: развитие внешней торговли.................. 3. Проблемы петербургского купечества.......................... 4. Хлеб для Петербурга................................................. 5. Кузница российской военной мощи............................. 6. Развитие города после смерти Петра Великого.............. 7. Впервые в России – сделано в Петербурге..................... 8. Производство товаров для населения........................... 9. Формирование петербургского транспортного узла........ 10. Промышленное развитие Северной столицы............... 11. От мануфактуры к фабрике...................................... 12. В авангарде российской экономики........................... 13. Отраслевая структура петербургской промышленности.......................................................................... 14. Транспортный центр России..................................... 15. Финансовый центр страны....................................... Контрольные вопросы................................................... Краткая хронология..................................................... Рекомендуемая литература........................................... 3
4
13
16
19
21
26
27
29
32
36
41
44
46
51
53
56
56
58
59
Учебное издание
Антохина Юлия Анатольевна
(кандидат экономических наук),
Оводенко Анатолий Аркадьевич
(доктор технических наук, профессор),
Платова Екатерина Эдуардовна
(доктор исторических наук, профессор)
Мировая экономика и регионы:
экономика невского края и
императорского Санкт-Петербурга.
IX – начало XX вв.
Учебное пособие
Верстальщик А. Н. Колешко
Сдано в набор 25.02.10. Подписано к печати 25.03.10. Формат 60×84 1/16.
Бумага офсетная. Усл.-печ. л. 3,49. Уч.-изд. л. 3,48.
Тираж 500 экз. (1 завод – 100 экз.) Заказ № 98.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
782 Кб
Теги
antohinaovodplatovach1
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа