close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Bashkin 0296B341DB

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки Российской Федерации
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
Санкт-Петербургский государственный университет
аэрокосмического приборостроения
В. М. Башкин
Оптимизация управления
тренировочным процессом
на основе изменения
функционального состояния
спортсменов
Монография
Санкт-Петербург
2011
УДК 613:735
ББК 75.0
Б33
Рецензенты:
Заслуженный работник физической культуры РФ,
доктор педагогических наук, профессор, декан факультета
физической культуры РГПУ им. А. И. Герцена Г. Н. Пономарев;
доктор педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой
физической культуры и спорта СПбГУЭФ В. И. Григорьев
Утверждено
редакционно-издательским советом университета
в качестве монографии
Башкин, В. М.
Б33 Оптимизация управления тренировочным процессом на основе
изменения функционального состояния спортсменов: монография /
В. М. Башкин. – СПб.: ГУАП, 2011. – 192 с.
ISBN 978-5-8088-0636-8
Многолетние научные исследования позволили автору создать методику
коррекции тренировочных нагрузок на основе данных об изменении функционального состояния центральной нервной системы и нервно-мышечного
аппарата спортсменов в разные тренировочные периоды. Подробно показаны
оригинальные методы комплексного контроля функционального состояния
организма спортсменов и возможность коррекции тренировочных нагрузок
с помощью индивидуальных нормограмм. Данное исследование может быть
рекомендовано тренерам и преподавателям физической культуры и спорта
для использования в учебно-тренировочном процессе.
УДК 613:735
ББК 75.0
Научное издание
Башкин Виктор Михайлович
Оптимизация управления
тренировочным процессом
на основе изменения
функционального состояния спортсменов
Монография
Редактор Л. Я. Яковлева
Верстальщик С. Б. Мацапура
Сдано в набор 5.05.11. Подписано к печати 28.06.11.
Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная. Усл. печ. л. 12,0.
Уч.-изд. л. 11,0. Тираж 1000 экз. (1100 Œ ). Заказ № 348.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
ISBN 978-5-8088-0636-8
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения (ГУАП), 2011
© В. М. Башкин, 2011
ВВЕДЕНИЕ
Одним из путей подготовки квалифицированных спортсменов
является использование в тренировочном процессе научных методов управления на основе анализа экспресс-информации физиологических и биологических параметров, позволяющих оценивать
функциональное состояние нервно-мышечного аппарата. Основной
задачей методики спортивной тренировки является определение
оптимальных путей развития двигательных способностей спортсменов. Сложившаяся система знаний о спортивной тренировке изложена в ряде работ (Булгакова Н. Ж., 1990; Матвеев Л. П., 1991,
1997; Миндиашвили Д. Г., 1996; Новиков А. А., 1977; Озолин Н. Г.,
1970, 2002; Туманян Г. С., 2000, Платонов В. Н., 1986).
Спортивная тренировка–это многолетняя адаптация к спортивной деятельности. Существует множество подходов исследования
адаптивных функций организма к тренировочным нагрузкам (Завьялов А. И., 1997; Кассиль Г. Н., 1978; Исаев А. П., 1993; Пшенникова М. Г., 1986; Солодков А. С., 1988, 1990).
Несмотря на достаточную разработанность проблемы, вопросы
оптимизации и предлагаемые подходы требуют усовершенствования в связи с жёсткой конкуренцией между спортсменами на мировой арене. В имеющихся работах отсутствует методологический
подход к понятию оптимизации физических нагрузок на основе индивидуальной диагностики адаптивного состояния.
Методологической основой исследования явились научные работы, рассматривающие следующие вопросы:
педагогическую компоненту спортивной тренировки – Наталов Г. Г. (1998), Бальсевич В. К. (2002), Лубышева Л. И., Филимонова С. И. (2004);
теорию функциональных систем – Анохин П. К. (1974, 1980),
Югай Г. А. (1985), Судаков К. В. (1983, 1996), Щедрина А. Г. (1989);
теорию психофизиологической адаптации – Агаджанян Н. А.
(1970, 1983), Меерсон Ф. З.(1973, 1988), Казначеев В. П. (1980,
1986) и Марищук В. Л. (1984), Небылицын В. Д. (1978), Данилова Н. Н. (1992), Березин Ф. Б. (1988), Медведев В. И. (1982, 1998);
теорию донозологической диагностики – Апанасенко Г. Л.
(1997), Баевский Р. М., Берсенева А. П. (1997), Иорданская Ф. А.
(1982), Казначеев В. П. (1980, 1988), Матов В. В. (1982);
количественную оценку адаптивных возможностей человека –
Владимирский Б. М. (1996), Гаркави Л. X. (1998), Казин Э. М., Кураев Г. А. (1993), Сорокин О. Г. (1999);
3
исследования в области личностно-ориентированной педагогики – Антропова М. В. (1968); Выготский Л. С., (1982); Давыдов В. B., (1996; и др.;
психологию личности – Ананьев Б. Г. (1969); Богданов А. М.
(1988); Леонтьев А. Н. (1989); Мясищев В. Н. (1965); Рубинштейн С. Л. (1969); Бодров В. А. (1995);
теорию развития личности средствами физической культуры –
Виленский М. Я. (1996), Столяров В. И. (1993), Лубышева Л. И.
(1993), Андрющенко Л. Б. (2001) и др.;
системы физического воспитания и спортивной тренировки –
Булгакова И. Ж. (1990), Верхошанский Ю. В. (1985, 1988), Гордон C. М. (1981, 1988), Матвеев Л. П. (1991, 1997), Набатникова М. Я. (1982), Озолин Н. Г. (1970, 2002), Платонов В. Н. (1986);
Филин В. П. (1960), Фомин Н. А. (1986);
проектирование педагогических и компьютерных технологий
в оздоровительной физической культуре и спортивной тренировке
Булич Э. Г. (2003), Петухов С. И. (2001), Пономарев В. В. (2002) и
др., Бундзен П. В. (1991), Зайцева В. В. (1990, 1995), Кудрявцев В. В.
(1993), Сонькин В. Д. (1993), Журавлев Ю. П. (1978), Чернышев А. С.
(1982), Ноженкова Л. Ф. (1997, 2000), Янковская А. Е. (1994), Алдонин Г. М. (1998), Рифтин А. Д. (1989), Крысанов В. В. (1994);
математическое моделирование – Гублер Е. В. (1978), Ивахненко А. Г. (1986), Лапко А. В. (1993, 1995, 2000), Новоходько Н. А.
(1996).
Научное направление, связанное с изучением вопроса оптимизации тренировочного процесса, стало разрабатываться относительно
недавно. За этот период сформулированы понятия в области теории
оптимизации представления о разных подходах к проблеме оптимального управления тренировочным процессом. На сегодняшний
день разработаны подходы и конкретные пути оптимизации тренировочной нагрузки в различных видах спорта (Булкин В. А., 1982;
Верхошанский Ю. В., 1985, 1988; Гордон С. М., 1988; Грозин Е. А.,
1875; Курамшин Ю. Ф., 1996).
Построение оптимального тренировочного процесса в значительной мере должно базироваться на изучении динамики функциональных возможностей спортсменов в различные периоды тренировок, выявлении сильных и слабых сторон подготовленности
каждого спортсмена, определении функционального состояния его
нервно-мышечного аппарата во взаимосвязи с выполненной тренировочной нагрузкой, сравнении текущего функционального состояния с прогнозируемым и в случае заметных отклонений от мо4
дельных характеристик – проведении коррекции тренировочного
процесса (Озолин Н. Г., 1987; Платонов В. П., 1988).
В скоростно-силовых видах легкой атлетики важнейшее значение для достижения высоких результатов имеет функциональное
состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов (Набатников М. Я., 1975; Тер-Ованесян И. А., 1984; Слободян А. П., 1995).
Управление тренировочным процессом становится эффективным при наличии четко организованного комплексного контроля
за изменением функционального состояния организма спортсмена.
Этот контроль должен нести объективную и существенную информацию о состоянии здоровья, функциональном состоянии нервномышечного аппарата. Для того чтобы выполнить свою функцию,
контроль должен быть быстродействующим. Оптимальное управление тренировочным процессом определяется наличием исчерпывающей, объективной и своевременной информации о состоянии
объекта управления и о характере внешних воздействий на него
(Шамардин В. Н., 2003).
Оптимальное построение спортивной тренировки в значительной степени основывается на изучении динамики функциональных возможностей спортсменов в течение более или менее длительных периодов и этапов тренировки, выявлении сильных и слабых
сторон подготовленности каждого спортсмена и осуществлении
корректирующего воздействия (Платонов В. Н., 1982, 1988; Петряев А. В., Клешнев И. В., Клешнев В. В., 2003).
Важным условием эффективности подготовки квалифицированных спортсменов является использование в тренировочном
процессе научно обоснованных методов управления, основанных
на экспресс-информации физиологических и биомеханических
параметров, позволяющих оценивать функциональное состояние
нервно-мышечного аппарата спортсменов (Верхошанский Ю. В.,
1985; Башкин В.М., 1989).
Управление тренировочным процессом становится эффективным
при наличии четко организованного комплексного контроля за изменением функционального состояния организма спортсмена. Этот
контроль должен нести объективную и существенную информацию о
состоянии здоровья, функциональном состоянии нервно-мышечного
аппарата. Для того чтобы выполнить свою функцию, контроль должен быть быстродействующим (Колчинская А. З., 1985).
Совершенствование методов контроля за состоянием центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов
в настоящее время особо актуально. Это связано с тем, что объем и
5
интенсивность физической нагрузки постоянно возрастают и как
следствие увеличивается количество травм опорно-двигательного
аппарата. Важная роль в такой ситуации принадлежит информации, получаемой с помощью разнообразных проб, которые проводятся как в лабораторных условиях, так и непосредственно в
ходе проведения тренировочных занятий и соревнований (Куколевский Г. М, 1975; Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б., Гудков
И. А., 1988; Озолин Н. К., 2002).
Актуальность данного исследования обусловлена рядом причин:
во-первых, управление тренировочным процессом становится
эффективным при наличии четко организованного комплексного
контроля за изменением функционального состояния организма
спортсмена. Этот контроль должен нести объективную и существенную информацию о состоянии здоровья, функциональном
состоянии нервно-мышечного аппарата, контроль должен быть быстродействующим;
во-вторых, объем и интенсивность физической нагрузки постоянно возрастают и как следствие увеличивается количество травм
опорно-двигательного аппарата. Важная роль в такой ситуации принадлежит информации, получаемой с помощью разнообразных проб,
которые проводятся как в лабораторных условиях, так и непосредственно в ходе проведения тренировочных занятий и соревнований;
в-третьих, в имеющихся исследованиях отсутствует методологический подход к понятию оптимизации физических нагрузок на
основе индивидуальной диагностики адаптивного состояния. Снижение адаптивных возможностей у спортсменов при больших физических нагрузках, неадекватных функциональному состоянию
организма, вызывает снижение работоспособности. При этом важно нормирование двигательной активности спортсмена с учётом его
индивидуальных функциональных возможностей.
Существующие диагностические автоматизированные системы
направлены на выявление заболеваний разной этиологии и прогнозирование течения заболеваний, а не на определение критериев
функционального состояния организма.
Автор рассматривает процесс оптимизации тренировочных нагрузок на основе изменения функционального состояния центральной нервной системы (ЦНС) и нервно-мышечного аппарата (НМА)
спортсменов в разные периоды тренировки.
В данной монографии описан процесс обучения и тренировки
спортсменов различной спортивной квалификации: это прыжки в
длину и спринтерский бег в годичном цикле.
6
Предполагается, что коррекция тренировочных нагрузок на
основе комплексного и научно обоснованного экспресс-анализа
данных контроля функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой
атлетики в течение годичного цикла тренировок, позволит в значительной степени улучшить специальную физическую подготовленность и результаты спортсменов, если будет:
проведен анализ специальной литературы и учтено мнение специалистов по вопросам оптимизации тренировочного процесса на
основе оценки функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов и определении роли ЦНС и НМА в скоростно-силовых видах
легкой атлетики;
разработана комплексная система методов тестирования и обработки информации о функциональном состоянии ЦНС и НМА
спортсменов, позволяющая оценивать это функциональное состояние в реальном масштабе времени;
исследована зависимость изменения функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов от выполнения тренировочных и соревновательных нагрузок в течение годичного цикла;
разработана методика оценки и коррекции тренировочных нагрузок на основе анализа данных о функциональном состоянии
ЦНС и НМА спортсменов;
проверена эффективность комплексной методики оценки и коррекции тренировочных нагрузок на основе анализа данных о функциональном состоянии ЦНС и НМА спортсменов.
Автор предлагает методику коррекции тренировочных нагрузок
на основе экспресс-анализа срочной информации о функциональном состоянии центральной нервной системы и нервно-мышечного
аппарата спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых
видах легкой атлетики.
В соответствии с гипотезой, объектом, предметом и целью исследований были сформулированы следующие задачи:
1. Провести анализ специальной литературы и данных анкетирования ведущих специалистов по вопросу оптимизации тренировочного процесса на основе оценки функционального состояния
ЦНС и НМА спортсменов и выявлении ведущей роли ЦНС и НМА в
скоростно-силовых видах легкой атлетики.
2. Разработать комплексную систему методов тестирования и
обработки информации о функциональном состоянии ЦНС и НМА
спортсменов, позволяющую оценивать это функциональное состояние в реальном масштабе времени.
7
3. Исследовать зависимость изменения функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов от выполнения тренировочных и
соревновательных нагрузок в течение годичного цикла.
4. Разработать методику оценки и коррекции тренировочных
нагрузок на основе анализа данных о функциональном состоянии
ЦНС и НМА спортсменов.
5. Экспериментально проверить эффективность комплексной
методики оценки и коррекции тренировочных нагрузок на основе
анализа данных о функциональном состоянии ЦНС и НМА спортсменов.
Исследования проводились в четыре этапа.
1-й этап (1992–1994) – аналитический. Изучалось состояние исследуемой проблемы в отечественных и зарубежных источниках.
Осуществлялся подбор и апробация методов исследования в соответствии с гипотезой и задачами, разрабатывались алгоритмы для
программ обработки данных. Обобщался опыт подготовки легкоатлетов в скоростно-силовых видах спорта. Были намечены и разработаны теоретические предпосылки исследования.
2-й этап (1994–1998) – поисковый. Разрабатывались модели и
технологии, направленные на оценку тренировочных нагрузок в
скоростно-силовых видах легкой атлетики. Анализировались выступления спортсменов на российских, всесоюзных и мировых
чемпионатах. Определялись методология и теоретические основы
исследования.
Во второй части этапа определялись зависимости изменения
функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов от тренировочных нагрузок. Здесь нужно было определить, какими методами
пользоваться и на каком контингенте спортсменов определять данную зависимость.
На 3-м этапе (1999–2000) разрабатывалась методика оценки и
корректировки тренировочного процесса на основе данных экспресс-анализа срочной информации о функциональном состоянии
ЦНС и НМА спортсменов.
4-й этап – это (2002–2004) – экспериментальная проверка эффективности комплексной методики оценки и коррекции тренировочного процесса на основе данных о функциональном состоянии
ЦНС и НМА спортсменов.
Научная новизна настоящей работы заключается в том, что:
впервые проведен анализ основных теоретических подходов к
исследованию сущности управления подготовкой легкоатлетов и
выявлению причин, влияющих на эффективность управления, обо8
снованию неопределенности и сложности влияния тренировочных
нагрузок на динамику специальной подготовленности спортсменов;
впервые разработана комплексная система методов тестирования и обработки информации о функциональном состоянии ЦНС
и НМА спортсменов, позволяющая проводить тестирование спортсменов и оценку результатов тестирования в реальном масштабе
времени;
впервые детально исследована зависимость между выполненной
спортсменами тренировочной нагрузкой в различные периоды тренировок и изменением функционального состояния ЦНС и НМА;
определена значимость основных показателей, характеризующих функциональное состояние НМА спортсменов в зависимости
от их квалификации;
впервые в отечественной и зарубежной теории спорта определены рабочие и коррекционные зоны (нормограммы) тренировочной
нагрузки и создана комплексная методика срочной и перспективной ее коррекции, позволяющая перейти к более эффективному
расходованию внутренних энергоресурсов спортсменов;
экспериментально подтверждена эффективность разработанного подхода оптимизации подготовки легкоатлетов, повышающей
уровень спортивных достижений и конкурентоспособность спортсменов на крупных соревнованиях.
Теоретическое значение исследования состоит в проведении глубокого анализа вопросов оптимизации тренировочных нагрузок в
скоростно-силовых видах легкой атлетики, раскрытии проблем и
противоречий в управлении тренировочным процессом, взаимосвязи применения инновационных технологий и традиционных принципов тренировочного процесса.
Раскрыты общие и специфические закономерности формирования спортивного мастерства путем коррекции объема и интенсивности выполняемых специальных нагрузок. Доказано, что оптимизация подготовки легкоатлетов возможна лишь при повышении
качества управления процессами адаптации моторики спортсменов
к специальным нагрузкам.
Полученные результаты исследования обогащают педагогическую науку, расширяют, углубляют научные представления и дают
новые знания о:
инновационных технологиях (селективная электромиография,
оценка сенсомоторных реакций, оценка микроколебаний конечностей и др.), применяемых в учебно-тренировочном процессе в скоростно-силовых видах спорта;
9
методике оценки функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов;
взаимосвязи между выполненной спортсменами тренировочной
нагрузкой в годичном цикле и изменением функционального состояния ЦНС и НМА;
методах определения рабочих и коррекционных зон (нормограмм) тренировочной нагрузки для спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики;
методике срочной и перспективной коррекции тренировочной
нагрузки на основе изменения функционального состояния ЦНС и
НМА спортсменов.
На основании проведенных исследований:
разработана и внедрена принципиально новая комплексная методика оценки и коррекции тренировочного процесса на основе
экспресс-информации о функциональном состоянии ЦНС и НМА
спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах
легкой атлетики, с помощью которой максимально реализуются
дидактический принцип доступности и индивидуальный подход в
учебно-тренировочном процессе;
внедрена система автоматизированного мониторинга для оценки функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов и коррекции тренировочных нагрузок в течение различных периодов;
предложенные в работе критерии оптимизации управления подготовкой легкоатлетов могут быть включены в новые исследовательские проекты;
проведенные исследования представляют практический интерес
для тренеров, работающих с легкоатлетами и специализирующихся в разных видах спорта.
Результаты исследований внедрены в учебно-тренировочный
процесс спортсменов, входящих в сборные команды Санкт-Петербурга и России и специализирующихся в скоростно-силовых и
игровых видах спорта.
Результаты исследования легли в основу разработки методов
диагностики и создания программ для автоматизированных систем
диагностики. Они используются в различных учебных заведениях,
физкультурно-оздоровительных центрах, в федерациях по различным видам спорта для диагностики физических и психофизиологических состояний спортсменов различной квалификации.
10
Глава 1. ОПТИМИЗАЦИЯ ТРЕНИРОВОЧНОГО ПРОЦЕССА
НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА ДАННЫХ
О ФУНКЦИОНАЛЬНОМ СОСТОЯНИИ ОРГАНИЗМА
СПОРТСМЕНОВ
1.1. Оптимизация управления
тренировочным процессом спортсменов
Главной проблемой теории и практики спортивной тренировки на современном этапе является определение оптимальных путей развития двигательных способностей спортсменов. В связи с
этим стоят определенные задачи перед спортивной педагогикой
как наукой, отыскивающей новые пути развития и совершенствования человека. Одним из таких путей является оптимизация педагогического тренировочного процесса на основе анализа
экспресс-информации о функциональном состоянии спортсмена
(Платонов В. Н., 1988; Парин В. В., 1973; Тер-Ованесян И. А., ТерОванесян А. А, 1992; Мехракадзе В. В., 1999; Озолин Н. К., 2002).
Повышение уровня достижений в современном спорте во многом
зависит от эффективности выбранных средств и методов подготовки спортсменов, оптимального их соотношения на разных этапах
тренировочного процесса (Верхошанский Ю. В., 1981; Краснопевцев Г. М., 1971; Озолин Н. Г., 1970; Рогозкин В. А., 1976; Крачевский Н. И., 1976: Булкин В. А., 1987, 1988; Выдрин В. М., 1997).
Воздействие тренировочных средств и методов определяется основными характеристиками физической нагрузки: видом
упражнений, интенсивностью и продолжительностью их выполнения, числом повторений, пауз на отдых и его особенностями.
Каждая из указанных характеристик оказывает строго определенный эффект на ведущие функции организма (Воробьев А. Н., 1974;
Волков Н. И., 1974; Годик М. А., 1980; Грозин Е. А., 1978; Парфенов В. А., 1979; Колесников Н. В., 2001).
Установление особенностей воздействия разных видов нагрузок
создает необходимые предпосылки для их направленного использования в процессе подготовки спортсменов (Кузнецов А. И., 1968;
Кузнецов В. В., 1970; Фалалеев А. Г., 2003).
Система знаний о спортивной тренировке и принципы планирования достаточно полно раскрыты в работах Вайцеховского С. М.,1971; Верхошанского Ю. В., 1985, 1988; Матвеева Л. П.,
1977, 1997 и Набатникова М. Я., 1982. Единство общей и специаль11
ной подготовленности, постепенное и максимальное увеличение
тренировочных нагрузок, цикличность и непрерывность тренировочного процесса, систематическое чередование нагрузок и отдыха, волнообразное изменение тренировочных нагрузок, соотношение упражнений общей и специальной направленности.
Тренировочная нагрузка, воздействуя на организм спортсменов,
вызывает различные функциональные, морфологические сдвиги,
которые необходимо учитывать при её всесторонней оценке (Озолин Н. Г., 1970, 2002; Платонов В. Н., 1986).
D. Miller (1979) считает, что наибольшие темпы прироста спортивных достижений получаются в том случае, если уровень применяемых средств и методов соответствует индивидуальным особенностям и способностям спортсменов.
Несмотря на то, что на сегодняшний день создаются модельные
характеристики спортсменов и модели управления тренировочным
процессом, многие вопросы этой проблемы слабо разработаны. Построение модельных характеристик, определяющих функциональные возможности спортсменов с учетом морфофункциональных и
индивидуально-типологических особенностей каждого конкретного человека, в доступной литературе нами не обнаружено. По всей
вероятности это объясняется отсутствием системы отбора на начальном этапе углубленной подготовки, что не позволяет моделировать учебно-тренировочный процесс (Шустин Б. Н., 1989).
Моделирование в спорте используется относительно недавно,
многие аспекты его применения разработаны недостаточно. Это
касается: содержания модельных характеристик сильнейших
спортсменов, методов количественных оценок, многих аспектов
применения моделей в управлении тренировочным процессом,
планирования на различных этапах годичного и многолетнего циклов подготовки, комплексного контроля, отбора перспективных
спортсменов (Терещева О. Л., 2004).
Установление оптимальных диапазонов изменения параметров
нагрузки позволяет индивидуализировать тренировочный процесс в
соответствии с результатами оценки функционального состояния организма спортсменов (Choutka M., 1976; Ширковец Е. А., 1974; Левченко А. В., 1984: Жиляев А. А., 2001; Врублевский Е. П., 2003).
Основная сложность управления процессом физического воспитания заключается в том, что объектом управления является
такая многофункциональная система, как организм человека, полное представление о которой составить практически невозможно
из-за отсутствия необходимых данных (Зациорский В. М., 1969;
12
Краснопевцев Г. М., 1974; Донской Д. Д., Зациорский В. М., 1979;
Карпман В. А., Белоцерковский З. Б., Гудков И. А., 1974; Зеличенок В. Б., Никишуткин В. Г., Губа В. П., 2000).
В то же время ряд исследователей (Барышев Г. И., 1982; Годик М. А., 1980; Запоржанов В. А., 1984; Филин В. П., 1960; Фомин B. C., 1986; Харре Д., 1971) считают, что при управлении тренировочным процессом необходимо осуществлять педагогический контроль над ходом тренировки, объемом и интенсивностью нагрузки.
При этом следует использовать технические средства и тренажерные
устройства, имитирующие соревновательные условия. Тренер должен располагать информацией о значениях того или иного параметра и на основании предоставленной информации оптимизировать
тренировочный процесс. Своевременный педагогический контроль
над уровнем подготовленности спортсменов на этапе предсоревновательной подготовки, по мнению Барышева Г. И. (1982), позволяет
вовремя проводить необходимые корректирующие воздействия, направленные на обеспечение максимального соответствия контролируемых показателей их модельным значениям. Однако, несмотря на
это, задача оптимизации управления подготовленностью спортсмена может быть решена и без создания последовательной теории, которая бы содержала общий закон поведения всей системы, так как
представляется возможным осуществить оптимальное управление
этой системой еще до полного раскрытия ее структуры (Новик И. В.,
Усманов А. И., 1968; Друзь В. А., 1976; Жбанков О. В., Петров Д. С.,
Головина В. А., 2003).
Рассматривая решение проблемы оптимального управления
тренировочным процессом, Озолин Н. Г. (1970, 1987) отмечает следующие компоненты системы управления: определение функциональных возможностей и индивидуальных особенностей организма спортсмена; установление цели и времени, необходимого для ее
достижения; выбор средств, методов, нагрузки, распределение их
во времени; составление планов тренировки; регулирование тренировочных воздействий с учетом функциональных возможностей
спортсмена, уровня его тренированности и функционального состояния организма в целом.
Известно, что разработка прогнозов направлена на повышение
научной обоснованности планирования. Для оптимизации плановых решений необходимо знать состояние, уровень или конечные
результаты (цели), которых необходимо достичь в планируемом
периоде. Развитие спорта высших достижений нельзя свести к достижению одной единственной плановой цели. Возникает пробле13
ма выбора: из ряда возможных целей следует предпочесть наиболее
важную и установить приоритетность остальных (Мельник В. Г.,
2003; Коробейников Г. В., 2003).
Б. И. Бутенко (1972) считает, что управление тренировочным
процессом определяется такими компонентами, как прогнозирование спортивного результата, который необходимо показать, чтобы
выиграть конкретное соревнование, прогнозирование характеристик (сила, быстрота, выносливость и т. д.), которые позволят достигнуть этого результата, средства и методы, с помощью которых
можно поднять эти характеристики до необходимого уровня, контроль реализации планов.
Принцип индивидуализации ориентирует на возможно более
полное соответствие содержания нагрузки, методов, форм, величины и ее динамики индивидуальным способностям спортсменов.
При этом существенным компонентом управления является постоянная коррекция процесса подготовки спортсменов в зависимости
от динамики их индивидуального состояния, которое определяется
на основе объективной информации, полученной в ходе педагогического комплексного контроля.
Многочисленными экспериментальными исследованиями в различных видах спорта (Барышев Г. И., 1982; Булкин В. А., 1982;
Демьяненко Ю. К., 1986; Ширковец Е. А., 1995) показано, что полученная информация о функциональных возможностях спортсмена и его адаптации к конкретным физическим нагрузкам имеет
огромное практическое значение для оптимизации и дальнейшего
управления тренировочным процессом. В. В. Петровский (1973)
рассматривает процесс управления как перевод системы из исходного в другое – заданное, конкретное состояние. По его мнению,
необходимым условием эффективного управления является существование модели объекта, отражающей его данное состояние, и
модели того состояния, которого следует достичь. Основной задачей является выбор наименьшего числа показателей, которые характеризуют подготовленность спортсмена и в полной мере обеспечивают точность управления.
При исследовании спортивной деятельности необходимо изучение будущего состояния управляемых объектов, которые и являются целью управляющего воздействия. Детализация и разделение
главной цели на подцели, определение их иерархии и характера
взаимосвязей позволяют осуществлять контроль и корректировку деятельности спортсмена (Верхошанский Ю. В., 1981; Бальсевич В. К., Пьянзин А. И., 2004).
14
Подобный подход, являющийся определенной модификацией
системы управления по целям (Marschall J., 1972, Syree Q., 1972),
позволяет при решении задач управления учитывать: состояние
спортсмена, корректировать ход процесса спортивной подготовки по результатам оценки частных задач. В. А. Булкин (1976) и
М. Л. Хабакук (1975) подчеркивают, что сущность метода управления на основе целей лучше всего характеризует такая черта, как
концентрация внимания на деятельности как таковой и на результатах этой деятельности.
Психофизиологическая адаптация человека к экстремальным
условиям происходит за счет разрушения прежней и формирования новой структурно-функциональной организации межсистемного взаимодействия. В основе характера и времени формирования
новой структурно-функциональной организации лежат изменения
подвижности и возбудимости центральной нервной системы, которые имеют выраженную индивидуальность, определяющуюся пластичностью собственно нейродинамических процессов. Приспособительная деятельность организма осуществляется за счет направленных перестроек центральной организации функциональных
систем организма спортсмена (Анохин П. К., 1980; Кольцов Н. И. и
др., 1986; Степанов А. Д., 1975; Aktinson C. A., 1983).
Для эффективного управления процессом спортивной тренировки В. Н. Платонов (1980, 1987,1988) считает необходимым выявить
основные качества и свойства, обусловливающие уровень спортивных достижений, найти методику определения их количественной
оценки, установить значения показателей, нужных для достижения желаемых результатов. Сравнение индивидуальных данных
с модельными дает возможность определить направление дальнейшей работы, спланировать корректирующее воздействие.
До недавнего времени управление тренировочным процессом
носило по существу эмпирический характер и основывалось, главным образом, на личном опыте и интуиции тренера. Гибкое и оперативное управление ходом тренировочного процесса возможно
лишь на основе точной информации об испытываемой спортсменом
физической нагрузке и изменениях, происходящих в его организме
(Платонов В. Н., Вайцеховский С. М., 1985; Платонов В. Н., 1985;
Werchoschanski J. W, 1988; Дьяконов В. П., 1993).
По мнению В. Д. Чепик (1969), отсутствие объективных данных
об эффективности тренировочного процесса и его зависимость от
основных параметров физической нагрузки и функционального
состояния организма спортсменов не позволяют с большой досто15
верностью прогнозировать течение спортивной тренировки и эффективно решать практические задачи, связанные с повышением
спортивных достижений.
Проблематика тренировочных нагрузок как в области спортивной теории, так и технологии тренировки остается до настоящего
времени предметом исследований и экспериментальных проверок.
В поиске путей модернизации и рационализации построения тренировки не следует упускать возможность анализа тренировочных нагрузок, так как такой анализ помогает выяснить различные
аспекты закономерностей развития спортивной карьеры и тем самым создать предпосылки для оптимизации тренировочного процесса (Созаньски Х., Полищук Д. А., 2003; Макарова Г. А., Игельник М. Л., Бессчастная В. В., 2007).
Эффективность управления этим процессом определяется наличием исчерпывающей, объективной и своевременной информации
о состоянии объекта управления и о характере внешних воздействий на него. Управление тренировочным процессом предусматривает комплексную оценку состояния спортсменов; выявление
причинно-следственных связей в системе «цель тренировки–
способ тренировки–конечный результат», разработку управляющего решения (Шамардин В. Н., 2003; Лысаковский И. Т., Аксельрод А. Е., Павлов Г. К., 2005).
В. Б. Попов (1977) считает, что оптимизация управления подготовкой спортсменов на основе обобщения личного опыта тренера
и изучения закономерностей совершенствования техники движений, тренированности и функционального состояния организма
спортсменов может быть достигнута путем:
1. Составления перспективных индивидуальных планов.
2. Выявления индивидуальных особенностей спортсменов (уровня функциональных возможностей организма, развития двигательных и волевых качеств, технической подготовленности).
3. Определения средств и методов общей и специальной физической подготовленности.
4. Оперативного текущего учета тренировочных средств, показателей в контрольных упражнениях, анализа эффективности
подготовки. Ежедневный и еженедельный учет и анализ тренировочного процесса позволяют своевременно обнаружить имеющиеся
отклонения от выбранного направления и своевременно внести необходимые коррективы.
Оптимальное построение спортивной тренировки в значительной степени основывается на изучении динамики функциональ16
ных возможностей спортсменов в течение более или менее длительных периодов и этапов тренировки, выявлении сильных и слабых
сторон подготовленности каждого спортсмена и осуществлении
корректирующего воздействия (Платонов В. Н., 1982, 1988; Петряев А. В., Клешнев И. В., Клешнев В. В., 2003).
Эффективное управление процессом подготовки спортсменов
предусматривает четкое количественное выражение значимости важнейших составляющих спортивного мастерства (Зациорский В. Н., 1970; Матвеев Л. П., 1967; Мартьянов В. А., 1983; Абдурахманов А. И., Кузнецов А. И., Метт Е. Г., 1986).
В последние годы, вопросу оптимизации физических нагрузок стало уделяться особое внимание исследователей (Булич Э. Г.,
Муравов И. В., 2003; Бундзен П. В., 1991; Викторов Ф. В., 1990).
Практически все авторы видят решение проблемы оптимизации в
дифференцировании нагрузки. При этом в системе оптимизации физических нагрузок остаются без внимания такие важные компоненты, как индивидуально-личностные особенности, функциональные
возможности организма, состояние здоровья, психомоторный и психологический статус. Одним словом, отсутствует интегральный подход к данной проблеме (Востротина А. С., 1995; Зайцева В. В., 1995;
Кудрявцев В. В., 1993; Русалов В. М., 1979; Солопов У. Ф., 1988).
Спортивная подготовка является специализированной комплексной работой, состоящей, по мнению специалистов-практиков,
из теоретической, психологической, интеллектуальной, общей и
специальной физической, а также технической и тактической подготовки. Две последние являются интегральными и имеют тесную
взаимосвязь с подготовкой спортсмена: если они осуществляются
комплексно, то успешно влияют на спортивный результат (Иванюженков Б. В., Нелюбин В. В., 2003).
На современном этапе актуальной задачей теории и практики
спорта является определение функционального состояния разных
систем организма спортсмена, получение более информативных
оценок его состояния (Ochs R., Smith J, 1977; Nilson J., Teseh P.,
1977; Небылицин В. Д., 1976; Meyer Y., 1989).
В скоростно-силовых видах спорта, к которым относятся прыжки в длину с разбега, важнейшее значение для достижения высоких
результатов имеет состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов (Попов В. Б., 1977; Тер-Ованесян И. А., 1977, 1984, 2000).
В прыжках в длину с разбега наиболее отчетливо проявляется
все многообразие взаимосвязей формы и содержания движений,
характерных для скоростно-силовых упражнений. Для эффектив17
ного управления процессом совершенствования и достижения желаемых результатов тренеру и спортсмену необходимо разобраться
в этих связях, осмыслить и прочувствовать природу скоростносиловых упражнений (Попов В. Б., 1977; Дьячков В. М., 1972; ТерОванесян И. А., Тер-Ованесян А. А., 1992).
Анализируя мнения разных исследователей по изучаемой проблеме, можно сделать вывод, что оптимизация управления тренировочным процессом идет по нескольким направлениям, но, как
показывают данные опроса и анкетирования ведущих тренеров и
спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах
спорта, более 80 % из них сходятся на том, что знание функционального состояния организма спортсмена, особенно его нервномышечного аппарата, для скоростно-силовых видов спорта просто
необходимо, а направление оптимизации тренировочного процесса
на основе данных о функциональном состоянии нервно-мышечного
аппарата спортсменов и возможности внесения коррективов в тренировочные планы по этим данным считают очень актуальным и
перспективным.
1.2. Факторы, определяющие функциональное состояние
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата
спортсменов
Способность мышц к растяжению при мгновенном, значительном напряжении с последующим быстрым мощным сокращением
лежит в основе скоростно-силового движения. Эти качества нервномышечного аппарата спортсменов являются основополагающими
для определения факторов, характеризующих функциональное состояние данного аппарата, и должны постоянно совершенствоваться в процессе тренировки (Попов В. Б., 1968, 1977; Башкин В. М.,
Кабанов А. А., 1994).
Одним из важнейших факторов, определяющих функциональное состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики, является быстрота мышечного сокращения, которая объединяет комплекс показателей, характеризующих способность спортсменов к
проявлению элементарных форм быстроты (Платонов В. И., 1980;
Посконова М. А., Базелина О. П., 1980: Тер-Ованесян И. А., 2000).
Индикаторным показателем может быть выбран латентный период моторной реакции. Его можно разделить на время прохожде18
ния сигнального импульса по нерву и время сокращения собственно
мышцы (Штранкфельд И. Г., 1958, 1966: Lenman J. A., Ritchie A. Z.,
1970; Fuglsang-Frederiksen A., Dahl H., Lo Monaco M.,1984).
Генерация мышечных импульсов, или потенциалов, является
результатом деятельности нескольких образований: двигательных клеток, тела которых лежат в спинном стволе головного мозга; аксонов, проводящих нервные импульсы; контакты аксонов
с химически возбудимой частью мембраны мышечного волокна;
нервно-мышечных синапсов, в которых токи действия нерва преобразуются в потенциалы концевых пластинок; мышечных волокон,
в которых возникают распространяющиеся разряды-потенциалы
действия (Окс С., 1969; Drechsler B., 1964; Steinbrecher W., 1965;
Crochiere R. E., Rabiner L. R., 1983).
Аксон мотонейрона, разветвляясь в мышце, иннервирует не
одну, а целую группу мышечных волокон, называемую двигательной единицей (ДЕ). Волокна, образующие двигательную единицу, локализуются в мышцах, но изолированно от волокон других двигательных единиц сплетаются друг с другом (Buchthal F.,
Rasenflack P., 1966).
Быстрота реакции нервно-мышечного аппарата это комплексный показатель, зависящий от скорости нервной проводимости и
состояния двигательных единиц, входящих в состав той или иной
мышцы (S. Borenstein, Desmedt J. E., 1973; Hay L. E., 1975).
По мнению Ю. С. Юсевича (1962) важнейшим фактором, определяющим состояние нервно-мышечного аппарата, является взрывная мышечная сила. Мышечные волокна собраны в так называемые
пучки по тридцать волокон в каждом. Разделение на пучки – чисто
анатомическая особенность: в одном пучке могут находиться волокна, принадлежащие к разным двигательным единицам. Рассредоточенность волокон и взаимоперекрытие двигательных единиц
являются важным условием работы мышц, прежде всего, для градации силы сокращения и равномерности сокращения (Buchthal F.,
Madsen A., 1950; Fuglsang-Frederiksen A., Dahl H., 1984).
Существует определенная зависимость между анатомическими особенностями и физиологическими характеристиками двигательных единиц (ДЕ). Выделяют два основных их типа в нервномышечном аппарате человека: «быстрые» (фазические) и «медленные» (тонические) ДЕ (Henneman E., Somjen G., CarPenter D., 1965;
Ониани Т. Н., 1964).
Фазические ДЕ имеют высокочастотную импульсацию, тонические – низкочастотную. Большинство скелетных мышц человека со19
стоит из фазических и тонических ДЕ, благодаря чему одна и та же
мышца может осуществлять как фазные движения, так и поддерживать тоническое напряжение (Stein J. H., Padykula H. A., 1962).
Сокращающаяся мышца развивает максимальное напряжение
при одновременном выполнении следующих условий:
активации всех ДЕ данной мышцы;
режиме полного тетануса у всех ДЕ;
сокращении мышцы при максимальной ее длине.
В этом случае напряжение мышцы соответствует ее максимальной силе, зависящей от числа мышечных волокон, составляющих
данную мышцу, и ее толщины. Число и толщина волокон определяют толщину мышцы в целом (анатомический поперечник). Отношение максимальной силы мышцы к ее анатомическому поперечнику определяет относительную силу мышцы (Коц Я. М., 1975;
Гидиков А. А., 1975).
Как известно, взрывная сила мышц является одним из важнейших факторов, обусловливающих состояние нервно-мышечного
аппарата спринтеров и прыгунов в длину. Взрывная сила характеризует способность спортсмена к быстрому проявлению мышечной
силы. В качестве показателя взрывной силы выступает градиент
силы, т. е. скорость ее нарастания, которая оценивается как отношение максимально проявляемой силы ко времени ее достижения
(Коц Я. М., 1975).
В проявлении взрывной силы значительную роль играют
скоростно-сократительные свойства мышц, которые обеспечиваются соотношением быстрых и медленных волокон, их композицией.
Быстрые волокна составляют основную массу мышечных волокон
у высококвалифицированных спринтеров и прыгунов (Гурфинкель В. С., Левик Ю. С., 1985; Коц Я. М., 1986).
Немаловажным фактором, определяющим состояние нервномышечного аппарата спортсменов, являются координационные
возможности. К ним относятся совокупность центрально-нервных
координационных механизмов управления мышечным аппаратом,
механизмы внутримышечной и межмышечной координации. Механизмы внутримышечной координации определяют число мотонейронов мышцы и частоту их пульсации, а также их связь во
времени. С помощью этих механизмов центральная нервная система регулирует мышечную силу данной мышцы. Совершенство
межмышечной координации проявляется в адекватном выборе
«нужных» мышц-синергистов, ограничении «ненужной» активности мышц-антагонистов данного и других суставов и в усилении
20
мышц-антагонистов, обеспечивающих фиксацию смежных суставов (Жуков Е. К., 1969; Жуков Е. К., Итина Н. А., 1974; LiPPold
O., Refaern J. W., 1960; Engelhart К., 1998,).
Хорошая межмышечная координация способствует увеличению
скорости движения, так как при координированной работе мышц
их усилия кооперируются, преодолевая внешнее сопротивление с
большей скоростью. В частности, при хорошей межмышечной координации сократительное усилие одной мышцы лучше соответствует пику скорости, создаваемой предыдущим усилием другой
мышцы (Бугаев Е. Е., Макаровская Н. Н., 1976).
Еще одним важным фактором, характеризующим функциональное состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов, является
утомляемость. Она зависит как от состояния нервно-мышечного аппарата, так и от состояния центральной нервной системы. Нервномышечное утомление есть следствие работы нервно-мышечного
аппарата. При выполнении любого упражнения происходят функциональные изменения в состоянии нервных центров, управляющих мышечной деятельностью и регулирующих ее вегетативное
обеспечение. Проявлением центрально-нервного утомления являются нарушения в координации функций, возникновение чувства
усталости (Gregg L. W., Jarrard L. E., 1958; Персон Р. С., 1969;
Rumey H. J., 1972; Гехт Б. М., 1974).
Утомление может быть связано с изменениями в самом исполнительном аппарате работающих мышц. При этом мышечное утомление является результатом изменений, возникающих либо в самом сократительном аппарате мышечных волокон, либо в нервномышечных синапсах, либо в системе электромеханической связи
мышечных волокон. При любой из этих локализаций мышечное
утомление проявляется в снижении сократительной способности
мышц (Eason E. G., 1960; Nitzesco I.. I., Stoicesco С., Stanescо V.,
1961; Eldred E., 1960).
Количественное исследование интерференционных электромиограмм мышц конечностей при утомлении показало, что, чем
больше сила сокращения, тем значительнее уменьшение частоты
электромиограммы. При маленькой нагрузке частота практически
не изменяется (Гехт Б. М., Касаткина Л. Ф., Кевиш А. В., 1975).
Уменьшение частоты следования колебаний интерференционной
электромиограммы при утомлении рассматривается как свидетельство синхронизации. Увеличение числа синхронно работающих ДЕ
при утомлении было подтверждено путем определения числа совпадающих и несовпадающих спайков (Buchthal F., Madsen A., 1950).
21
Кросскорреляционный анализ показал повышение синхронизации при утомлении в том случае, если мышца работала с относительно большой нагрузкой (Персон Р. С., 1960, 1966).
Существует также описание уменьшения двигательных потенциалов действия (Larsson L. E., Linderholm H. A., Ringgvist T.,
1965).
Причина снижения амплитуды потенциалов действия ДЕ может быть вызвана двумя факторами. При утомлении наряду со снижением механического эффекта уменьшается потенциал действия
мышечных волокон. Вместе с тем не исключено, что утомление ведет к постепенному блокированию нервно-мышечных окончаний.
В результате этого на каждый нервный импульс, приходящий по
аксону, отвечает все меньшее число мышечных волокон данной ДЕ
(Персон Р. С., 1985).
Вся совокупность электромиографических исследований свидетельствует, что утомление – весьма сложный процесс, в котором
переплетаются периферические и центральные явления. Среди
разных проявлений утомления одним из наиболее существенных
считается дискоординация функций, свидетельствующая о роли
нарушения нормальной работы разных отделов центральной нервной системы. Одним из наиболее эффективных методов определения подобных дискоординационных процессов является электромиография (Персон Р. С., 1969, 1987; Краснопевцев Г. М., 1974).
Функциональное состояние периферического звена человека
(скорость сенсомоторной реакции) во многом определяется функциональным состоянием центральной нервной системы. Время реакции на подаваемый сигнал зависит от функционального состояния человека (утомления), типа высшей нервной деятельности,
уровня активного внимания. Время реакции на сигнал отражает
сенсорную возбудимость организма (Павлова Л. П., 2001; Павлова Л. П., Ноздрачев А. Д., 2005).
На основании анализа специальной отечественной и зарубежной литературы факторами, которые достаточно объективно характеризуют функциональное состояние НМА спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики,
являются:
утомляемость центральной нервной системы;
утомляемость нервно-мышечного аппарата;
быстрота мышечного сокращения;
взрывная мышечная сила;
межмышечная координация.
22
1.3. Оценка функционального состояния
и специальной подготовленности спортсменов
как условие коррекции тренировочных планов
Управление тренировочным процессом осуществляется тренером на основании обобщения личного практического опыта и изучения закономерностей совершенствования техники движений,
тренированности и спортивной формы. Оно предусматривает:
составление перспективных индивидуальных планов тренировки, отражающих ее цели и задачи, передовую систему подготовки;
оперативный учет тренировочных средств, показателей в контрольных упражнениях и самочувствия, анализ эффективности
подготовки. Еженедельный учет и анализ позволяют своевременно
обнаружить отклонения от намеченного пути, своевременно внести
необходимые коррективы (Озолин Н. К., 2002).
Теория управления тренировочным процессом содержит основания и рекомендации к организации контроля за ходом тренировочного процесса, а также коррекции его в случае необходимости
в соответствии с критериями его эффективности и заранее заданными эталонами и моделями (Антонова Т. М., 1983; Вайцеховский С. М., Сангин М. И., 1986; Верхошанский Ю. В., 1985; Верхошанский Ю. В., 1998; Мартынов B. C., Чернышев Г. Г., 1990;
Мелленберг Г. В., 1991; Полищук Д. А., 1990; Яковлев П. Н., 1976;
Verkhoshanski Yu., 1992, 1995, 1996).
Управление спортивной тренировкой – это преобразование системы (организма спортсмена) из восходящего состояния в заданное. Для изменения состояния всей системы в целом мы должны
изменить состояние нескольких или хотя бы одной из подсистем
таким образом, чтобы изменения (по величине и характеру) обеспечили состояние организма, необходимое для достижения спортсменом результатов запланированного уровня (Власенко С., 2001).
Управление тренировочным процессом невозможно без контроля за показателями спортсмена, причем не только внешними, но и
внутренними (Матвеев Л. П., 2000).
Совершенствование системы управления тренировочным процессом на основе объективизации знаний о структуре соревновательной деятельности и подготовленности с учетом общих закономерностей становления спортивного мастерства в избранном виде
спорта является одним из перспективных направлений совершенствования системы спортивной подготовки (Годик М. А., 1980;
Грозин Е. А., 1984; Федоров А. И., Шарманова С. Б., 1997).
23
Эффективность управления тренировкой определяет степень
реализации потенциала, накопленного на предыдущих этапах подготовки, в конечном соревновательном результате (Булкин В. А.,
Бляхов В. В., Бондарева И. Р., 1989; Волков В. М., 1991; Матвеев Л. П., 1970; Медведев В. П., Сладинов В. М., Пищулин Б. П.,
1989; Пьянзин А. И., 2000; Романов П. С., 1996; Таранов В. Ф., Кудинов А. А., Сергеев В. З., 1996).
Управление таким многогранным процессом, каким является
тренировочный процесс, усложняется из-за воздействия некоторых
изменяющихся факторов: тренировочного стажа, функционального состояния организма и эффективности системы восстановительных и профилактических мероприятий, влияния предыдущей
нагрузки и уровня комплексной подготовленности, условий организации тренировочного процесса, спортивного режима и наконец
тренировочного процесса с системным подходом. Для такого подхода характерны выбор оптимальной программы, внедрение плана и
решение непосредственных задач, своевременная коррекция плана
(Креер В. А., 1986; Тер-Ованесян И. А., Тер-Ованесян А. А., 1992).
План спортивного сезона разрабатывается тренером на основе
анализа состояния функциональных систем организма, психофизического состояния спортсмена, критериев тренировочной нагрузки в целом, ее объема и интенсивности в сезоне, на отдельных
этапах и микроциклах, а также критериев соревновательной готовности. Анализ должен дать тренеру обоснованные ответы на главный вопрос: реализованы ли спортсменом его возможности в сезоне
(Платонов В. Н., 1980; Тер-Ованесян И. А., 2000).
Функциональное состояние организма спортсмена – это интегральный показатель, который отражает реакцию спортсмена
на воздействие тренировки и соревнования. О функциональном
состоянии организма можно судить по данным оценки опорнодвигательного аппарата, размерам основных групп мышц, субъективным оценкам психофизического состояния спортсмена, переносимости им тренировочных, соревновательных и восстановительных воздействий, совместных педагогических наблюдений врача и
тренера. Эти сведения позволяют определить возможные отклонения функционального состояния организма. Тренеру необходимо
проанализировать соответствие тренировочных нагрузок системе
восстановления: длительности интервалов отдыха и нагрузки в
структуре микроцикла и этапа, насыщенности и адекватности восстановительных мероприятий (Саблина Э. С., Марков Л. Н., 1984:
Верхошанский Ю. В., 1985; Коряк Ю. А., 1986; Ганеев А. В., 1999).
24
Поэтапное контрольное тестирование позволяет получить «срез»
текущего функционального состояния прыгуна, оценить сдвиги в
подготовке и на основании этих данных скорректировать план будущего этапа. Многолетние исследования позволили определить
параметры комплексной подготовленности прыгунов в длину. Ее
оценка складывается из суммы очков за показанные результаты в
обязательных контрольных тестах: бег на 40 м со старта, пятерной
прыжок с десяти беговых шагов, тройной прыжок, спрыгивание с
опоры, бег на 150 м. со старта, прыжок с места в длину, пять быстрых вставаний с нагрузкой 50 кг. Выявление критерия комплексного развития позволяет тренеру определить необходимый уровень
развития сильных сторон подготовленности прыгуна (Креер В. А.,
Попов В. Б., 1986; Тер-Ованесян И. А., 2000).
Специфика этапа определяется направленностью средств и методов подготовки. Необходимо учитывать, что чем больше отклонение систем организма от естественного состояния в направлении
максимальных проявлений, тем сильнее он стремится восстановиться. При планировании оптимальной структуры этапа учитываются фазы работоспособности организма: втягивание, развитие,
стабилизация, утрата, восстановление. Исследования показывают,
что самые быстрые изменения (часы, дни) под влиянием стандартной нагрузки происходят в физико-химическом составе мышц и регуляторных функциях нервной системы. Около недели требуется
для получения функциональных изменений в обменно-активных
тканях нервно-мышечной системы и лишь за месяц можно достигнуть устойчивых адаптационных перестроек опорно-связочного
аппарата (Матвеев Л. П., 1977: Шварц В. В., Хрущев С. В., 1984).
Значительные изменения в тренировочный план этапа тренер
вносит по ходу тренировочного процесса только при устойчивых
отклонениях 2–3 % от заранее запланированных. Поэтому планирование очередного этапа проводится лишь после учета сдвигов на
предыдущем этапе, что позволяет тренеру увидеть резервы. Разработанное сочетание микроциклов с учетом индивидуальных особенностей прыгуна подразумевает не только точное его выполнение, но
и гибкость в осуществлении (Тер-Ованесян И. А., 2000).
Методика построения тренировочных микроциклов зависит от
ряда факторов. К ним в первую очередь следует отнести особенности процессов утомления и восстановления, выявленные нагрузками на отдельных занятиях. Для того чтобы правильно построить
микроцикл, необходимо знать, какое воздействие оказывают на
спортсмена нагрузки, разные по величине и направлению, каковы
25
динамика и продолжительность процессов восстановления после
них. Исследования показывают, что длительность и соотношение
адаптационной и восстановительной фаз микроцикла зависят от
подготовленности прыгуна к выполнению нагрузки, интенсивности упражнений, вариативности нагрузки по дням микроцикла
и качества восстановительных средств (Антонова Т. М., 1983; Гагуа Е. Д., 2001).
Спортивная деятельность кроме исследования тренировочного
процесса, разделенного на фазы адаптации и восстановления, установления характера их взаимосвязи, предполагает изучение будущих состояний организма спортсмена на основании изменения
физиологических и биологических параметров, определяющих
функциональное состояние нервно-мышечного аппарата в зависимости от полученной тренировочной нагрузки и корректирующего
воздействия при отклонении значений этих параметров от модельных (Озолин Н. К., 2002).
1.4. Методы срочной информации
о функциональном состоянии организма
и специальной подготовленности спортсменов
Важным условием эффективности подготовки квалифицированных спортсменов является использование в тренировочном
процессе научно обоснованных методов управления, основанных
на экспресс-информации физиологических и биомеханических
параметров, позволяющих оценивать функциональное состояние
нервно-мышечного аппарата спортсменов (Верхошанский Ю. В.,
1985; Башкин В. М., 1989).
Разработка методов экспресс-диагностики функционального
состояния организма спортсменов на тренировках и соревнованиях – важнейший фактор, обеспечивающий своевременную профилактику переутомления спортсменов, а также в немалой степени
способствующий оптимизации процесса управления тренировкой
(Шестков Б. П., 1985; Радченко А. С., 2003).
Ведущим фактором интенсификации процесса спортивного совершенствования является принятие решения на основе анализа
динамики показателей специальной физической подготовленности, показателей техники (кинематические и динамические характеристики движений в соревновательном упражнении) и показателей моторики. Для определения информативных показателей
26
специальной физической подготовленности необходимо проанализировать достижения прыгунов в контрольных упражнениях и сопоставить их с модельными показателями спортсменов различной
квалификации (Кузьмин С. В., Медведев В. Н., 1991).
Особенно важным представляется возможность получения интегральной оценки состояния центральной нервной системы и
нервно-мышечного аппарата на основе методов срочной информации (Галанцев В. П., Павлова Л. П., Ткаченко С. Э., 2000; Башкин В. М., 2006).
В последнее время, благодаря интенсивному развитию компьютерной техники, стало возможным применение указанных методов
в тренировочном процессе для сбора и экспресс-анализа срочной
информации о физиологических, биомеханических и других параметрах, позволяющих судить о функциональном состоянии различных систем организма спортсменов и уровне их специальной
подготовленности (Башкин В. М., Кузнецов А. И., 1994).
Обязательными составляющими систем съема срочной информации являются датчики, усилительная аппаратура, регистрирующие устройства. В зависимости от необходимости такие системы
могут комплектоваться либо приборами визуального контроля и
служить одновременно тренажерами, либо использоваться в сочетании с преобразователями, составляя управляющие комплексы,
которые позволяют получать информацию от спортсмена, выполняющего упражнения, и управлять его состоянием в реальном масштабе времени (Платонов В. Н., 1987; Башкин В. М., 1989; Башкин В. М., 1994).
Говоря об управлении состоянием спортсмена в реальном масштабе времени, эти авторы имеют в виду управление состоянием
спортсмена на основе данных экспресс-анализа.
Для совершенствования специальной подготовленности и соревновательной деятельности спортсменов в легкой атлетике применяются системы, позволяющие определять параметры стартовой
реакции, развиваемых усилий на колодках и дистанции в целом.
Эти системы состоят из измерителей временных интервалов, тензоколодок, фотодатчиков, регистрирующих устройств. На основе
полученной с их помощью срочной информации возможно успешное совершенствование техники бега, тактической и психологической подготовки перед соревнованиями (Ганеев А. В.,1999; Озолин Н. К., 2002).
Относительно самостоятельную категорию средств срочной информации составляют системы, позволяющие получать сведения
27
о физиологических характеристиках нервно-мышечного аппарата
спортсменов. К их числу относится аппаратура, включающая в свой
состав рефлексоэлектромиографические установки. Применение
этих установок совместно с компьютером для определения функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов
имеет большие перспективы (Масальгин Н. А., Лукиных М. Т.,
1981; Анишкина Н. М., Антонец В. А., 1991).
По мнению А. З. Колчинской (1985), управление тренировочным процессом становится эффективным при наличии четко организованного комплексного контроля за изменением функционального состояния организма спортсмена. Этот контроль должен нести
объективную и существенную информацию о состоянии здоровья,
функциональном состоянии нервно-мышечного аппарата. Для того
чтобы выполнить свою функцию, контроль должен быть быстродействующим.
В настоящее время существенно возросли требования к управлению процессом спортивной тренировки и удовлетворить эти высокие требования можно, лишь используя современный математический аппарат, достижения кибернетики и теории информации.
Наиболее реальной областью решения задач оптимизации процесса
управления спортивной тренировкой является оперативный контроль за состоянием организма спортсмена, но возможности применения экспресс-анализа срочной информации в условиях тренировочного процесса очень ограничены (Полищук Д. А., Сиверский П. М., 1985; Павлова Л. П., Баранова Т. И., Баскакова Г. Н.,
2001).
По мнению А. С. Радченко (2003), сопряжение датчиков диагностической аппаратуры с портативным компьютером и применение
передвижных автоматизированных лабораторий, оснащенных современной диагностической аппаратурой для обработки полученной информации, позволит успешно решить проблему повышения
физической, технической и специальной подготовленности спортсменов на основе корректировки тренировочного процесса по данным экспресс-анализа функционального состояния их организма в
реальном масштабе времени.
В. С. Келлер, В. Н. Гостомельский, А. Ф. Иоффе (1985) считают,
что оптимизация процесса управления спортивной тренировкой
требует более современной и детальной разработки структуры подготовленности спортсменов, полного учета параметров тренировочных нагрузок и их срочного анализа на основе изменения функционального состояния организма. Объективно оценить полученную
28
информацию о функциональном состоянии спортсмена, выбрать из
всех возможных решений оптимальное для внесения корректировок в построение тренировочного процесса можно, лишь анализируя эту информацию в реальном масштабе времени с применением
для подобных целей современной вычислительной техники.
Как видно из обзора литературных источников и опроса тренеров и спортсменов по исследуемой проблеме, применение методов
срочной информации для определения функционального состояния
нервно-мышечного аппарата спортсменов и специальной подготовленности с использованием портативной вычислительной техники
создаст дополнительные возможности для совершенствования тренировочного процесса: ускорения сбора и обработки информации,
выдачи результатов в удобном для восприятия виде, проведения
тестирования непосредственно в условиях тренировки.
1.5. Определение уровня функционального состояния
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата
спортсменов
Проблема совершенствования методов контроля за состоянием
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов в настоящее время стоит особенно остро. Это связано с тем,
что объем и интенсивность физической нагрузки постоянно возрастают и как следствие увеличивается количество травм опорнодвигательного аппарата. Важная роль в такой ситуации принадлежит информации, получаемой с помощью разнообразных проб,
которые проводятся как в лабораторных условиях, так и непосредственно в ходе проведения тренировочных занятий и соревнований
(Куколевский Г. М., 1975: Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б.,
Гудков И. А., 1988; Озолин Н. К., 2002).
В самом общем виде результаты тестов должны отвечать требованиям надежности и валидности (Ильин Е. П., 2001). Под надежностью подразумевается возможность воспроизведения результатов тестирования при сохранении неизменными функционального
состояния организма испытуемого и внешних условий проведения
теста. Говоря о валидности, мы имеем в виду точность, с которой
производится измерение того или иного параметра, информативность теста.
Помимо метрологических требований к тестам предъявляются
требования, касающиеся входных воздействий, выходных сигна29
лов и шума. Общим требованием к входным воздействиям при тестировании является количественное их выражение в физических
величинах. А для этого наиболее целесообразно применять медицинские измерительные приборы (Платонов В. Н., 1987; Гурфинкель В. С., 1977; Кроленко С. А., 1985;.Колчинская А. З, 1985).
Реакция организма на то или иное входное воздействие оценивается по данным измерения показателей, характеризующих деятельность нервно-мышечного аппарата. Обычно в качестве выходных сигналов используются наиболее информативные физиологические величины, исследование которых представляет наименьшие
трудности (Годик М. А., 1980; Шубин Е. Г., Усанков В. Г., 2005).
В качестве «шума» необходимо рассматривать субъективное отношение испытуемого к процедуре тестирования. Перед началом
тестирования испытуемому предоставляется подробная информация о его поведении во время проведения функциональной пробы. Если тестирование органически входит в тренировочный процесс, то тесты не только позволяют получить данные о состоянии
испытуемых, но и служат действенным фактором повышения их
функциональных возможностей и психической подготовленности
(Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б., Гудков И. А., 1974).
На практике методы тестирования подразделяют на лабораторные и применяемые непосредственно в ходе проведения тренировочных занятий и соревнований.
1.5.1. Тестирование центральной нервной системы
и нервно-мышечного аппарата спортсменов
в лабораторных условиях
Скоростно-силовые возможности спортсменов, в частности
спринтерские способности, начали определять в середине 60-х годов с помощью теста R.Margaria (1966). Суть теста состоит в измерении максимальной скорости в процессе кратковременного, но максимально быстрого бега в гору. В этом случае мощность внешней
работы мышц пропорциональна скорости вертикального подъема
и массе тела испытуемого. На базе данного метода был разработан
тест для определения мышечной работы максимальной мощности
(Гудков И. А., 1973). Согласно этому методу вычисляется мощность мышечной работы на предельно возможной скорости педалирования при сопротивлении ему. На такую работу затрачивается до 5 с. После выполнения серии подобных испытаний с разным
30
сопротивлением педалированию находят максимальную мощность
мышечной работы и по ее значению оценивают состояние нервномышечного аппарата.
К настоящему времени в практике большое распространение получило определение физической работоспособности через показатель PWC170 (Белоцерковский 3., Балашов В., 1979; Титов А. Л.,
1998; Филимонов В. Владова Ю., 1980). Популярность PWC170
как показателя аэробных возможностей организма основана на
весьма достоверном физиологическом факте снижения ЧСС при
тестирующей нагрузке в ходе повышения тренированности. В то
же время расчет PWC170 является удобным, часто незаменимым
способом унификации данных, полученных от спортсменов разной
тренированности, вынужденных тестироваться при принципиально разных нагрузках (Балашов В. Б., Синайский М. М., 1998; Василенко A. M., Чистяков А. В., 1985; Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б., Любина И.А., 1969; Пярнат Я. П., Виру А. А., 1975;
Сванишвили Р. А., 1984; Шапкайц Ю. М., Лыткин Ю. М., 1983).
Принцип линейного роста ЧСС по мере увеличения мощности, лежащий в основе методов определения PWC170, не вызывает сомнения как статистическая закономерность.
Наряду с тестом PWC170 для определения физической работоспособности спортсменов используется Гарвардский степ-тест,
прямое и косвенное определение максимального потребления кислорода – МПК (Аулик И. В., 1973; Борисов А. П., 1954; Гуминский А. А., Леонтьева Н. Н., Маринова К. В., 1990; Мотылянская
Р. Е., Артамонов В. Н., 1982; Решетнюк А. Л., Передерни Г. С, Репневский С. И., 1980; Mathews D. K., Kruse R., 1957).
Многие специалисты считают, что величина МПК надежно
характеризует физическую работоспособность человека (Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б., Гудков И. А., 1988; Смирнов
К. М., 1970; Andersen K. L., ShePhard R. S., Denolin H., 1971;
Veicsteinas A., Feroldi P., Dotti A., 1985). Уровень МПК зависит от целого ряда факторов: функциональной подготовленности
сердечно-сосудистой и дыхательной систем, объема и состава крови
и т. д., тем самым этот показатель интегрально отражает состояние
организма спортсмена. Этим объясняется широкое применение показателя МПК как одного из критериев оценки физической работоспособности спортсменов. Однако, показатель МПК пригоден не
для любого вида физической деятельности, а в основном определяет функциональное состояние систем организма, связанных с проявлением выносливости (Гуминский А. А., Тарасов А. В., Елизаро31
ва О. С., Самсонов О. А., 1970; Зима А. Г., Иванов А. С., Гуслакова
В. И., Аккалиев Х. Б., 1984; Cavagna G. A., 1969; Van Gool D., Van
Gerven D., Bontmans S., 1988). В связи с этим корректность таких
измерений будет зависеть от цели исследования и от контингента
испытуемых. Сложным является измерение МПК, так как нагрузка
при определении этого показателя прямым способом весьма утомительна для испытуемого. Определение же МПК непрямым линейным способом (через величины PWC170) допускает грубые ошибки
при расчетах, достигающие 20 %, что было доказано В. Л. Карпманом в 1974 году (Карпман В. Л., Белоцерковкий З. Б., Гудков И. А.,
1974), а затем подтверждено и другими авторами (Аулик И. В.,
1979; Sills F. E., 1978).
Использование индекса Гарвардского степ-теста (ИГСТ) для
определения физической работоспособности заключается в подсчете
времени восхождений на ступеньку и значений ЧСС в фазе восстановления (Аулик И. В., 1990; Синяков А. Ф., 1980). Недостаток Гарвардского степ-теста состоит в том, что он не стандартный, а скорее
предельный. Он не вполне удобен для динамических наблюдений,
поскольку от обследования к обследованию будет изменяться не
только скорость восстановления, но и продолжительность работы.
Ю. В. Верхошанским (1981, 1985) и В. Н. Селуяновым был предложен метод оценки быстроты произвольного напряжения мышц –
разгибателей ноги. Для регистрации зависимости сила – время
была использована силоизмерительная установка. Она состояла
из двух частей: механического станка и электронного блока. Испытуемый усаживался на станке вертикально, стопа при этом располагалась на подвижной площадке. Угол, образуемый в коленном
суставе, устанавливался по транспортиру путем изменения положения каретки с упором. В качестве опорных точек при измерении
угла выбирались середина мыщелки бедренной кости и наружной
малоберцовой. Испытуемый максимально быстро разгибал ноги.
Тестирование проводили трижды, выбирали максимальное значение проявляемой силы, а также градиент силы. По параметрам
кривой сила – время измеряют напряжение мышц – разгибателей
ноги. Этот метод рекомендован Ю.В.Верхошанским для изучения
скоростно-силовых свойств мышц и педагогического контроля динамики состояния спортсмена в условиях тренировки.
Б. П. Шестковым (1985) предложен метод оценки функционального состояния спортсмена путем измерения микроколебаний конечностей. Он получил дальнейшее развитие в работах Н. М. Анишкиной, В. А. Антонец, А. П. Ефимова (1993).
32
Для регистрации микротремора применялся сейсмодатчик МТЗТ с пьезоэлектрическим элементом, а запись треморометрии осуществлялась энцефалографом типа Телетап-102. В процессе записи
спортсмен сидел в медицинском кресле, глаза были закрыты, сейсмодатчик укреплялся на последней фаланге большого пальца левой
руки, кисть свободно свисала. Параллельно с микрограммой регистрировалась электрокардиограмма, необходимая для последующей обработки МК-грамм, по которым определялась длительность
сердечного цикла. Амплитуда МК-грамм измерялась в милливольтах. Все полученные значения амплитуд микроколебаний были
условно разделены на семь градаций: от 0,3 мВ, что соответствует
выраженному утомлению спортсмена, и до 7 мВ – выраженному
возбуждению. Подобное деление было основано на данных психологического и физиологического обследования (Шерман Д. Д., 1976).
Использование предлагаемого метода, по мнению автора, позволило успешно проводить психопедагогическую коррекцию состояния
спортсмена перед ответственными соревнованиями. Для наиболее
оперативной оценки функционального состояния спортсмена каждый обследуемый должен иметь индивидуальную МК-грамму, полученную при разных функциональных состояниях.
В. Л. Федоровым, А. С. Эррера (1982) был предложен метод
определения изменения показателя скоростно-силовых проявлений спортсмена в зависимости от времени развития интерференционной электромиограммы (ЭМГ).
Электромиография (ЭМГ) позволяет получить ценную информацию о работе мышц непосредственно при выполнении физических упражнений. Электрическая активность мышц обусловлена как сигнализацией, поступающей по двигательным нервам от
центральной нервной системы, так и состоянием периферических
отделов двигательного аппарата. ЭМГ используется не только в
качестве показателя функционального состояния механизмов координации движений, но и в качестве эквивалента механических
явлений (напряжения, тяги), возникающих в мышце при ее возбуждении (Козлов И. М., 1980; Васильева-Линецкая Л. Я, Роханский А. О., Галацан А. В., Черепащук Г. А., 1998).
С физиологической точки зрения любое скоростно-силовое движение есть результат мобилизации двигательных единиц в максимально короткое время (Гельфанд И. М., Гурфинкель В. С., 1966).
Суть данного метода состояла в определении разницы во времени
развития максимального значения ЭМГ у тонических и фазических мышц спортсмена и определении скоростно-силовых качеств
33
спортсмена по данным ЭМГ. Электромиограмма регистрировалась
для прямой головки четырехглавой мышцы бедра (как фазическая,
так и тоническая функции), двуглавой мышцы плеча (фазическая
мышца), мышц – разгибателей позвоночного столба (тоническая
функция). Она фиксировалась при выполнении скоростно-силового
движения (рывок штанги). Функциональные особенности разных
мышц нашли отражение в интерференционной ЭМГ. Время ее максимального развития у фазических мышц значительно короче, чем
у тонических. И авторы метода делают вывод, что чем выше квалификация спортсмена, тем быстрее происходит развитие максимума энтерференционной ЭМГ как у фазических, так и у тонических
мышц.
Метод определения соотношения быстрых и медленных волокон
в мышцах спортсменов можно определить методом, предложенным
профессором Н. В. Зимкиным (1955). На мышцу подается электрическое раздражение, в ответ на которое сокращаются все ее волокна. Сокращение мышцы регистрируется при помощи наложенного на нее тензодатчика. В полученной двугорбой кривой величина
первой волны, обусловленная сокращением быстрых волокон, коррелирует с их количеством, а величина второй волны – с сокращением медленных волокон.
Метод тестирования скоростно-силовой выносливости с применением интерференционной электромиографии предложен
Н. А. Масальгиным, М. Т. Лукиным (1981) и в дальнейшем развит
Е. А. Андреевой, Э. Я. Кандель, (1986). В нем определялась факторная структура утомления при мышечной деятельности циклического характера. Испытуемый выполнял на велоэргометре работу заданной мощности, удерживая темп педалирования по лидеру.
Работа выполнялась до тех пор, пока спортсмен был в состоянии
поддерживать заданный темп. После окончания работы испытуемый без остановки повторно проходил скоростной и силовой тесты.
Во время тестов регистрировалась ЭМГ четырехглавой мышцы
бедра. В ходе исследования выносливость каждого испытуемого
оценивалась по одиннадцати переменным с учетом среднеарифметических и стандартных отклонений. Все полученные данные подвергались факторному анализу, в результате которого были установлены факторы некомпенсированного утомления, усталости и
компенсированного утомления. По мнению автора, использование
метода интерференционной ЭМГ в сочетании с факторным анализом дает возможность оценивать характер утомления и измерять
его степень.
34
1.5.2. Тестирование центральной нервной системы
и нервно-мышечного аппарата спортсменов
в условиях тренировки
Наряду с методами определения функционального состояния
спортсменов в лабораторных условиях широко используются методы определения их функционального состояния непосредственно
на месте проведения тренировочного занятия и соревнований. По
мнению тренеров и спортсменов, эти методы наиболее органично
вписываются в тренировочный процесс, так как тестирование производится в процессе тренировочного занятия и не требует специальной разминки и подготовки.
Проба с повторными нагрузками была разработана в 50-х годах
Р. Е. Мотылянской и С. П. Летуновым (1949). Теоретическое обоснование выбора данной пробы заключается в том, что при выполнении
исследуемым серии специально подобранных для него тренировочных упражнений с достаточно высокой интенсивностью об уровне
тренированности спортсмена можно судить по степени снижения
результативности упражнений и нарастанию утомления. Результативность упражнения оценивается по педагогическим критериям,
а нарастание утомления – и по педагогическим и по медицинским.
Тест с повторными нагрузками проводится обычно в подготовительном периоде с периодичностью два-три раза в месяц. Полученные
результаты оцениваются по уровню показанных результатов, уровню функциональных сдвигов под воздействием нагрузки, стабильности адаптационных реакций (Граевская Н. Д., 1980).
Метод сейсмомиотонографии при оценке функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов-метателей был
предложен В. Л. Соколовой, З. В. Белоцерковским, И. А. Гудковым
(1987). Этот метод позволяет определять такие важнейшие параметры физического состояния мышц, как эластичность и растяжимость, или, иначе говоря, их упруго-вязкие свойства (Р. Х. Аксенова, В. А. Антонец, В. В. Казаков, 1999). Суть метода заключается
в регистрации при помощи сейсмодатчика механических колебаний, распространяющихся по мышце под действием дозированного
удара по ней (падение шарика диаметром 7,7 мм, весом 2 г с высоты
35–40 см). При этом на движущейся ленте записывающего устройства регистрируется синусоидальная затухающая кривая, частота
колебаний которой (ГЦ) принимается за показатель упругости, а
показатель вязкости связан с крутизной затухания колебаний. Впоследствии этот метод был развит Н. М. Анишкиной, В. А. Антонец
35
(2000) и использовался для оценки механических свойств мышц
по показателю упругости. Частота их колебаний измерялась в герцах. По мнению авторов метода, возрастание показателя упругости
мышц в ряде случаев приводит к ухудшению качества выполнения
движений. За показатель упругости принимали частоту механических колебаний в результате дозированного удара по «брюшку»
мышцы. Частота колебаний фиксировалась с помощью сейсмодатчика типа СКГ. Измерялась упругость икроножной мышцы, прямой мышцы бедра и прямой головки четырехглавой мышцы бедра.
Датчик крепился на исследуемой мышце около ее «брюшка». Сигнал, поступающий с датчика, усиливался и обрабатывался на компьютере. Тестирование проводилось перед тренировкой в течение
всего периода обследования. По полученным данным для каждой
исследуемой мышцы строились графики упругости, которые отражали изменение частоты их колебаний по дням всего тренировочного периода. Изменение показателя упругости на 1,5–3,0 Гц
считалось нормой, увеличение показателя сверх принятой нормы
свидетельствовало о непереносимости нагрузок, плохой адаптации
и недостаточном восстановлении. Достоверность примененного метода обосновывается тем, что стабильность любого показателя при
воздействии на него каких-либо факторов свидетельствует о слабом
их влиянии на данный показатель, изменчивость же означает обратное (Бурханов А. И., 1983).
Метод оценки мышечных усилий по электрической активности
мышц при выполнении спортивных упражнений в «безнагрузочных»
условиях был предложен А. В. Коваликом (1982). Обосновывая свой
метод, автор утверждает, что способность человека при выполнении
двигательных действий волевым усилием вызывать дополнительное
напряжение мышц позволяет имитировать спортивные упражнения
с дополнительным напряжением мышц в любых условиях без снарядов и приспособлений. Для оценки мышечных усилий при имитации упражнений в «безнагрузочных» условиях был применен метод интерференционной электромиографии. Данный метод основан
на том, что амплитуда биопотенциалов интерференционной ЭМГ в
изометрических условиях почти линейно отражает степень усилия,
развиваемого мышцей (Вахромеева И. А., 1970; Гурфинкель В. С.,
Коц Я. М., Шик М. Л., 1965; Уткин В. Л., 1978: Бабкин Л. С.,
Гехт Б. М., Полуказаков С. Я., Федотов В. Л., 1988). На станке для
регистрации силы мышц (Коробков А. В., Черняк Г. И., Третьяков
И. Д., 1963) фиксировали их силу и ЭМГ. Биопотенциалы отводились от прямой, внутренней и наружной широких мышц бедра и от
36
трех головок трехглавой мышцы плеча при максимальном усилии
50 и 25 % от возможного максимального. Для определения усилий
в промежуточных положениях суставного угла этот угол делили на
требуемое число градусов и для каждого положения определяли усилие и ЭМГ. Определяли также усилия отдельных мышц в суставе и
процентное соотношение этих усилий. Амплитуды биопотенциалов
каждой мышцы, обслуживающей сустав в стандартных изометрических условиях, в одинаковой мере отражают степень усилия, развиваемого всеми мышцами (антагонистами) этого сустава. Данный
метод позволяет оценить усилие, развиваемое мышцей в «безнагрузочном» состоянии (по показателю ЭМГ). При этом необходимо располагать данными о соотношении электрического и механического
эффектов мышц в стандартизованных изометрических условиях
при разных положениях суставного угла.
Метод определения нервно-мышечной передачи и скорости возбуждения скелетных мышц у спортсменов различной спортивной
специализации был предложен Г. Л. Берганским, В. Б. Рубенович
(1988). Указанным методом производилось тестирование функционального состояния периферических звеньев нервно-мышечного
аппарата спортсменов. Оценка выполнялась методом стимуляционной ЭМГ. Исследовались медиальная головка икроножной мышцы
и камбаловидная мышца при раздражении большеберцового нерва
и области подколенной ямки, на верхних конечностях мышцы, отводящей пятый палец кисти при раздражении локтевого нерва в области локтевой борозды. Для непрямой стимуляции мышц использовался стимулятор «Медикор». Продолжительность импульсов
составляла 1 мкс. При тестировании мышц нижних конечностей
применялись биполярные электроды с фиксированным межэлектродным расстоянием 20 мм, при тестировании мышц верхних –
70 мм. Для исследования передачи нерв стимулировался серией импульсов. Продолжительность каждой серии составляла 1 с. Частота
стимулирующих импульсов в серии задавалась равной 3, 10, 20, 50
импульсов в секунду. Изменение амплитуды последнего суммарного
потенциала в серии относительно первого выражалось в процентах и
служило характеристикой нервно-мышечной передачи при данной
частоте стимуляции. Скорость процесса возбуждения определялась
при вызванных одиночных мышечных сокращениях. Тестирование
проводилось в процессе тренировки спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах спорта и требующих скоростной
выносливости. По данным, полученным при тестировании, строились кривые изменения скорости возбуждения скелетных мышц и
37
лабильности (подвижности) нервно-мышечной передачи при разных частотах электростимуляции. По мнению авторов методики,
данный метод определения нервно-мышечной передачи и скорости
возбуждения скелетных мышц может с успехом использоваться для
контроля за состоянием нервно-мышечного аппарата спортсменов
разной квалификации во время тренировочного процесса.
С помощью 12-минутного бегового теста Кеннета Купера (1968)
можно оценивать состояние физической подготовленности организма по расстоянию (м), которое человек способен преодолеть
бегом (или шагом) за 12 мин. Предполагается, что в течение всего теста человек бежит. Если тестируемый не справляется с этим
требованием, можно перейти на шаг, секундомер, отсчитывающий
12 мин, при этом не останавливается. Чем более продолжительное
время при выполнении теста человек будет идти, а не бежать, тем
хуже результат теста. После 12-минутного передвижения замеряется преодоленное расстояние в метрах и по таблице оценивается
физическая подготовленность.
Методам тестирования функционального состояния нервномышечного аппарата в последнее время придается особое значение,
однако, анализируя литературные данные и данные опроса и анкетирования ведущих тренеров и спортсменов, можно сделать вывод,
что тестирование нервно-мышечного аппарата носит, как правило
эпизодический характер: не создана система тестирования, позволяющая в комплексе оценивать функциональное состояние нервномышечного аппарата спортсменов, а обработка и анализ полученных
данных производятся не в реальном масштабе времени, а спустя
какое-то время, что безусловно снижает возможность применения
корректирующего воздействия (по данным проведенного тестирования) на тренировочный процесс. В связи с этим создание комплекса
методов, с помощью которых можно объективно и быстро оценивать
функциональное состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов, в настоящее время является чрезвычайно актуальной задачей.
1.6. Результаты опроса и анкетирования тренеров
и спортсменов, специализирующихся
в скоростно-силовых видах спорта
Опрос и анкетирование проводились для выяснения мнений
тренеров и спортсменов по вопросам оптимизации тренировочного
процесса на основе данных о функциональном состоянии централь38
ной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов
(опросные анкеты приведены в приложениях 1 и 2).
Анкетный опрос позволил собрать информацию о практической
деятельности и мнения ведущих тренеров и спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах спорта, по рассматриваемым вопросам. Применялось личное анкетирование, предусматривающее заполнение заранее разработанной анкеты корреспондента
в присутствии исследователя. Всего было опрошено 295 тренеров и
спортсменов. В их числе 6 заслуженных тренеров СССР, 15 заслуженных тренеров России. Все тренеры имели высшее образование.
При этом стаж работы у 14 % опрошенных составлял не более 5 лет,
у 50 % – более 10 лет, у 36 % – более 20 лет тренерской работы. Среди опрошенных спортсменов было 5 заслуженных мастеров спорта,
28 мастеров спорта международного класса, 45 мастеров спорта.
С помощью анкетного опроса была собрана информация о практической деятельности и мнения ведущих тренеров и спортсменов,
специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики по рассматриваемым вопросам. Применялось личное анкетирование, предусматривающее заполнение заранее разработанной
анкеты корреспондента в присутствии исследователя. Всего было
опрошено 195 тренеров и спортсменов. В их числе 6 заслуженных
тренеров СССР, 15 заслуженных тренеров России. Все тренеры
имели высшее образование. При этом стаж работы у 14 % опрошенных составлял не более 5 лет, у 50 % – более 10 лет, у 36 % – более
20 лет тренерской работы. Среди опрошенных спортсменов было
5 заслуженных мастеров спорта, 28 мастеров спорта международного класса, 45 мастеров спорта.
Для обработки полученных данных, помимо вычисления процентного соотношения разных по содержанию ответов, использовался индекс качественной вариации – J (Осипов Г. В., Андреенков В. Г., 1979). Данный индекс служил для определения степени
неоднородности полученных ответов. В случае J = 0 это означало
полное единство в ответах. При J = 100 % разброс ответов был наибольшим.
Анализ полученных данных позволил сделать следующие выводы:
80 % опрошенных считают, что диагностика функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов необходима, при этом индекс качественной вариации полученных ответов
J = 22 %, что свидетельствует о достаточно высокой степени их
однородности;
39
67 % опрошенных ставят на первое место по значимости взрывную мышечную силу, а на второе – быстроту мышечного сокращения как факторы, определяющие функциональное состояние
нервно-мышечного аппарата спортсменов, при J = 42 %;
25 % опрошенных – наоборот, быстроту, а на второе – взрывную
мышечную силу при J = 54 %. Это свидетельствует об отсутствии
единого мнения по данному вопросу.
относительно корректировки тренировочного плана по данным
функциональной диагностики 73 % опрошенных считают, что проведение ее возможно и корректировать следует объем тренировочной нагрузки при J = 24 %, что означает высокую степень однородности ответов, и лишь 16 % опрошенных полагают, что изменять
тренировочный план по данным функциональной диагностики не
требуется. Вместе с тем 83 % опрошенных считают, что при корректировке тренировочных планов можно улучшить только специальную и физическую подготовленность спортсменов при J = 17 %,
что свидетельствует о высокой степени однородности ответов, но
как осуществлять на практике такую корректировку тренировочного процесса, не знают при J = 41 %.
ВЫВОДЫ
Исходя из задач исследования анализировались научно-методическая, специальная отечественная и зарубежная литература, данные анкетирования ведущих тренеров и специалистов в скоростносиловых видах спорта, по проблеме оптимизации тренировочного
процесса на основе изменения функционального состояния ЦНС и
НМА спортсменов.
Таким образом, по мнению большинства тренеров и спортсменов,
проведение постоянной диагностики функционального состояния
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах спорта,
необходимо, а осуществление коррекции тренировочного процесса
по данным функциональной диагностики позволит в значительной
степени улучшить специальную и физическую подготовленность
спортсменов, уменьшить количество травм опорно-двигательного
аппарата, но комплексной методики корректирующего воздействия до сих пор не существует.
Проведенные исследования показали:
1. Оптимизация управления тренировочным процессом в скоростно-силовых видах легкой атлетики проводится по нескольким
40
направлениям, но большинство (80 %) специалистов считают, что
знать изменение функционального состояния организма спортсменов, особенно их нервно-мышечного аппарата, просто необходимо для оптимизации тренировочных нагрузок на основе данных о
функциональном состоянии и возможность внесения коррективов
в тренировочный планы по этим данным считают очень перспективной и актуальной.
2. Тестирование спортсменов носит эпизодический характер,
нет комплексной системы тестирования, позволяющей оценивать
функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов.
Применение методов срочной информации для определения
функционального состояния нервно-мышечного аппарата и специальной подготовленности спортсменов с использованием портативной техники для съема и обработки информации создаст дополнительные возможности для совершенствования тренировочного
процесса: ускорения сбора данных при тестировании, выдачи результатов обработки данных и рекомендаций сразу после тестирования в удобном для восприятия виде, проведении тестирования
непосредственно в тренировочных условиях.
3. Факторами, которые достаточно объективно и полно характеризуют функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики,
являются:
утомляемость центральной нервной системы (состояние центрального звена и периферического);
утомление нервно-мышечного аппарата (показатель упругости
мышц, взрывная мышечная сила, время включения мышц).
4. Построение плана спортивной тренировки в значительной
степени должно базироваться на изучении динамики функциональных возможностей спортсменов в течение различных периодов тренировок, определения уровня специальной подготовленности каждого спортсмена, определении функционального состояния
ЦНС и НМА и на основании этого прогнозировании будущих состояний организма спортсмена на отдельную тренировку, микроцикл
и даже целый тренировочный сезон в случае отклонения функциональных параметров от модельных характеристик проведения коррекции тренировочных нагрузок.
41
Глава 2. МЕТОДЫ КОМПЛЕКСНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
Для решения поставленных задач в процессе работы были использованы следующие методы исследования:
1. Теоретический анализ и обобщение литературных данных и
данных анкетного опроса.
2. Педагогические наблюдения.
3. Методы комплексного контроля.
4. Педагогический эксперимент.
5. Методы математической статистики и математического анализа.
2.1. Теоретический анализ
и обобщение литературных данных и анкетного опроса
Анализ и обобщение литературных данных и данных анкетирования были проведены с целью определения современных представлений
по исследуемой проблеме и оптимизации основных направлений ее
решения. Кроме работ общетеоретического характера, посвященных
оптимизации процесса управления в скоростно-силовых видах легкой
атлетики, изучались и анализировались научные статьи и монографии, методические работы и другие материалы. Всего 465 работ.
При анализе и обобщении литературных данных рассматривались следующие вопросы:
оптимизация управления тренировочным процессом в скоростносиловых видах легкой атлетики;
возможность корректировки тренировочных планов на основе
данных о функциональном состоянии спортсменов;
применение и значение методов срочной информации в процессе
управления спортивной тренировкой;
основные факторы, определяющие функциональное состояние
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов;
необходимость тестирования центральной нервной системы и
нервно-мышечного аппарата спортсменов.
Опросные анкеты приведены в приложениях 1 и 2.
2.2. Педагогические наблюдения
Педагогические наблюдения проводились с целью изучения
особенностей управления тренировочным процессом спринтеров и
42
прыгунов в длину разной спортивной квалификации, а также используемых методов тестирования функционального состояния
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов, применяемой при этом диагностической аппаратуре и
возможных методов коррекции тренировочных нагрузок на основе
анализа данных тестирования. Педагогические наблюдения проводились в период с 1992 по 2007 гг. на тренировочных занятиях и
соревнованиях разного уровня: на чемпионате среди вузов СанктПетербурга по легкой атлетике, чемпионате Санкт-Петербурга по
легкой атлетике; чемпионате России по легкой атлетике.
2.3. Методы комплексного контроля
Комплексный контроль проводился с целью получения срочной
информации о функциональном состоянии центральной нервной
системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов, уровне специальной физической подготовленности спринтеров и прыгунов, а
также экспресс-анализа этой информации непосредственно на месте проведения тренировочных занятий и соревнований в течение
всего периода исследований.
К методам комплексного тестирования функционального состояния центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата
спортсменов и уровня специальной физической подготовленности
относятся:
метод оценки микроколебаний конечностей;
метод оценки сенсомоторных реакций;
сейсмомиотонография;
метод оценки взрывной мышечной силы;
селективная электромиография;
полифотохронометрия.
Обработка результатов, полученных при тестировании и создание базы данных на каждого обследуемого спортсмена проводились
по оригинальным программам, которые были разработаны в лаборатории «Биокибернетики и адаптации человека» в ГУАПе.
2.3.1. Метод сейсмомиотонографии
Для данного исследования был применен метод сейсмомиотонографии (Анишкина Н. М., Антонец В. А., 2000). Метод был исполь43
зован для оценки функционального состояния периферического
звена нервно-мышечного аппарата спортсменов по показателю
упругости мышц (F). За показатель упругости мы принимали частоту механических колебаний мышцы в результате дозированного удара по «брюшку» мышцы (Залесский М. З., Бурханов А. И.,
1981). Частота колебаний измерялась в герцах с помощью сейсмодатчика типа СКГ. Датчик крепился на исследуемой мышце около
ее «брюшка». Измерялась упругость икроножной мышцы, прямой
мышцы бедра и двуглавой мышцы бедра. Сигнал, поступающий с
датчика, усиливался и обрабатывался по оригинальной программе
на компьютере. Тестирование проводилось до тренировки в течение всего периода обследования. По полученным данным строились графики упругости, которые отражали изменение частот колебаний мышц по дням. В основу обработки результатов тестирования были положены работы Анишкиной Н. М., Антонец В. А.
(2000). Изменение показателя упругости на 1,5 – 3,0 Гц считалось
нормой, увеличение его сверх этой нормы свидетельствовало о непереносимости нагрузок, плохой адаптации и недовосстановлении.
Достоверность примененного метода автор обосновывает тем, что
стабильность любого показателя при воздействии на него какихлибо факторов означает слабое влияние этого фактора на данный
показатель, изменчивость же свидетельствует об обратном.
В результате проведенных исследований были получены данные
об изменении показателя упругости мышц для каждого обследуемого спортсмена в течение длительного периода тренировок (до трех
месяцев). При этом учитывалась информация самого испытуемого:
его мнение о состоянии обследуемых мышц, общее самочувствие,
объем выполненной тренировочной нагрузки, ее соответствие физическим возможностям спортсмена.
2.3.2. Метод оценки микроколебаний конечностей
Этот метод применялся для определения функционального состояния центральной нервной системы спортсменов. Оно связано
со всеми системами организма человека, в том числе с периферической нервной системой. Функциональное состояние периферического звена человека (микроколебания пальцев рук) хорошо коррелирует с функциональным состоянием мозга человека (медленные
ритмы мозга) и соответственно отражает функциональное состояние
центральной нервной системы (Павлова Л. П., Романенко А. Ф.,
44
1988). Для определения медленных ритмов мозга человека используется, как правило, электроэнцефалограмма, но применять этот
метод в условиях тренировки очень сложно, а так как в трудах вышеперечисленных авторов были показаны высококорреляционные
зависимости между состоянием мозга и периферическим звеном
человека, то для определения функционального состояния центральной нервной системы спортсменов был выбран метод оценки
микроколебаний конечностей с регистрацией микротремора пальцев рук (Анишкина Н. М., Антонец В. А., Ефимов А. П., 1993). Для
регистрации микротремора применялся сейсмодатчик типа СКГ с
пьезоэлектрическим элементом, а тремерометрия осуществлялась
с помощью измерительного комплекса.
Все полученные значения амплитуд микроколебаний были подразделены условно на семь градаций: от 0,3 мВ, соответствующих
выраженному утомлению спортсмена, до 7 мВ, соответствующих
выраженному возбуждению. Исследования проводились до тренировки и сразу после нее в течение всего тренировочного периода.
Для уточнения степени активации функционального состояния
ЦНС проводился опрос спортсменов об их самочувствии.
2.3.3. Метод оценки взрывной мышечной силы
В качестве метода оценки взрывной силы мышц был выбран метод силового тензометрирования. Взрывная сила мышц является
одним из важнейших факторов, определяющих состояние нервномышечного аппарата спринтеров и прыгунов в длину. Эта сила характеризует способность спортсмена к быстрому проявлению мышечной силы. В качестве показателя взрывной силы использовался
градиент силы, т. е. скорость ее нарастания, которая определяется
как отношение максимальной проявляемой силы ко времени ее достижения (Бобров А. А., 1998). Измерялась взрывная сила мышц
в кгс/с. С помощью стенда, установленного на тензометрической
платформе, определялась взрывная сила мышц – разгибателей ноги
и подошвенных сгибателей стопы в динамическом режиме (Стеблецов Е. А., 1999). Спортсмен максимально быстро и максимально
высоко выпрыгивал с тензоплатформы из положения полуприседа.
Тестирование проводилось после каждого недельного микроцикла
в течение всего осенне-зимнего тренировочного периода.
Для каждого испытуемого была получена кривая изменения
взрывной силы мышц – J по всему осенне-зимнему тренировочно45
му периоду. Взрывная сила мышц измерялась в килограмм-силах
в секунду. Полученные данные обрабатывались по оригинальной
программе и были получены графики изменения взрывной силы
мышц по всему периоду исследований.
2.3.4. Селективная электромиография
Метод селективной электромиогафии (Башкин В. М., 1989) был
применен для определения быстроты мышечного сокращения. Электромиография позволяет получить информацию о работе мышц непосредственно при выполнении физических упражнений. Электрическая активность мышц обусловлена как сигнализацией, поступающей по двигательным нервам от центральной нервной системы,
так и состоянием периферических отделов двигательного аппарата.
Электромиография используется не только в качестве показателя
функционального состояния механизмов координации движений,
но и в качестве эквивалента механических явлений, возникающих в мышце при ее возбуждении. Электромиограмма снималась
с помощью плоских накожных электродов с икроножной мышцы и
прямой мышцы бедра во время тренировочного процесса сразу после разминки. В качестве циклической нагрузки был выбран бег на
20 м с хода с максимально возможной скоростью. Интерференционная ЭМГ снималась с двух датчиков, закрепленных на исследуемых
мышцах. Сведения поступали на накопитель экспресс-информации
(микрокомпьютер), установленный на спортсмене. По окончании
записи накопитель информации снимался и присоединялся к компьютеру для последующей обработки. Полученные данные по всем
испытуемым были сведены в таблицы и графики.
2.3.5. Метод оценки сенсомоторных реакций
Метод рефлексометрии применяется физиологами и психологами для определения измерения скорости психомоторной реакции
на звуковые и световые сигналы. При определении сенсомоторной
реакции на световые импульсы испытуемый сидел перед экраном
монитора и ожидал появления цветового пятна (круга), время ожидания длилось от 2 до 10 с, после чего он должен был максимально
быстро нажать на клавишу. Время реакции определялось в миллисекундах. По такой же методике определялась сенсомоторная реак46
ция пациента на звуковой сигнал, только вместо светового сигнала
был звуковой.
Быстрота ответной реакции на подаваемый сигнал зависит от
участия всех звеньев центральной и периферической нервной системы, включая:
1) сенсорный уровень восприятия на восходящих уровнях: зрительных и слуховых рецепторов, нейронов подкорковых таламических ядер и соответствующих проекционных зон коры мозга первичных и вторичных областей;
2) кортикальный уровень восприятия, уровень межцентрального взаимодействия первичных, вторичных и третичных отделов
коры мозга, включая межполушарное взаимодействие;
3) психомоторный уровень, осознаваемое восприятие и ответная
произвольная реакция на получаемый сигнал (Матова М. А., 1966).
Показано, что общее время ответной реакции на подаваемый
сигнал зависит от функционального состояния человека (утомление, заболевания), типа высшей нервной деятельности, уровня
активного внимания. Время реакции на сигнал отражает как сенсорную возбудимость (рецепторный и центральный аппарат), так и
функциональную подвижность (Думбай В. Н., 2004).
Метод рефлексометрии позволяет оценивать уровень бдительности на психофизиологическую установку. С помощью начальной
инструкции: «Отвечать на сигналы быстрее!» создается психическая мотивация на скорость реакции, тем самым формируются «доминанта внимания», состояние «оперативного покоя» по А. А Ухтомскому (Павлова Л. П., Баскакова Г. Н., 2003).
Время реакции на сигналы отклоняется значительно от нормальных значений от 120–200 мс до 400 мс при утомлении, заболеваниях (Бернштейн Н. А., 1997).
Полученные при тестировании данные (скорость реакции на световой и звуковой сигналы) в миллисекундах заносились в таблицу
для каждого испытуемого в течение всего периода.
2.3.6. Полифотохронометрия
Метод полифотохронометрии использовался для определения
специальной физической подготовленности спортсменов. С помощью этого метода определялась скорость пробегания спортсменами 40 м при тестировании их специальной физической подготовленности и время пяти максимально быстрых приседаний с отягощени47
ем в 50 кг, а при тестировании нервно-мышечного аппарата – скорость пробегания на 20 м с хода. Реализовывался метод с помощью
устройства для фиксации временных интервалов и перемещения
спортивных объектов (Башкин В. М., 1988, 1989). Устройство было
разработано в лаборатории «Биокибернетики и адаптации человека» ГУАПа. Оно состояло из сигнальных блоков с передатчиками
УКВ ЧМ, приемника УКВ, формирователя временных интервалов,
цифрового табло, компьютера и блока управления. Сигнальные датчики устанавливались на спортсмене, а также на старте и финише
дистанции. Полученные данные обрабатывались на компьютере по
специальной программе и отображались в виде таблиц и графиков.
2.4. Педагогический эксперимент
Педагогический эксперимент проводился в три этапа.
Первый этап – поисковый эксперимент, целью которого было
исследование изменения функционального состояния центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов в
зависимости от тренировочных нагрузок. Было исследовано изменение функционального состояния ЦНС и НМА спринтеров и прыгунов в длину путем тестирования в течение всего тренировочного
этапа, проанализирована зависимость этого изменения от преодоления спортсменами тренировочных нагрузок, предусмотренных
планом. В результате проведенных исследований было получено
12000 электромиограмм, сейсмограмм, МК-грамм, тензограмм,
фотохронограмм, которые были обработаны на компьютере. Для
всех испытуемых были получены данные об изменении исследуемых параметров в течение всего тренировочного этапа и этапа специальной физической подготовки спортсменов.
Второй этап – предварительный эксперимент, целью которого
была разработка комплексной методики коррекции тренировочного процесса, основанная на данных экспресс-анализа срочной
информации о функциональном состоянии ЦНС и НМА спортсменов в течение тренировочного и соревновательного периодов. Были
проведены исследования, направленные на определение корреляционных зависимостей между параметрами, характеризующими
функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов, и тренировочными нагрузками, предусмотренными тренировочным планом.
На основании этих зависимостей была разработана методика коррекции тренировочных нагрузок.
48
Третий этап – основной педагогический эксперимент, целью
которого было подтверждение эффективности разработанной комплексной методики коррекции тренировочного процесса на основе
данных экспресс-анализа срочной информации о функциональном
состоянии ЦНС и НМА прыгунов в длину и спринтеров. Эксперимент проводился с прыгунами в длину и спринтерами из контрольных и экспериментальных групп.
Оценка эффективности разработанной методики проверялась по
результатам комплексного контроля, педагогической (экспертной)
оценки изменения уровня физической и специальной подготовленности спортсменов и результатам, показанным спортсменами на
соревнованиях.
2.5. Методы математической статистики
и математического анализа
Для обработки полученных результатов исследований были
использованы методы вариационной статистики (Вентцель Е. С.,
1977).
Адекватность реакции спортсменов на содержание и условие
осуществления их деятельности является одним из показателей
эффективности этой деятельности. Она характеризуется:
– количественным и качественным соответствием реализуемого
ответа содержанию решаемой задачи;
– оптимальностью способа функционирования каждой из включенной в деятельность систем и их согласованностью друг с другом;
– минимальным расходом психофункциональных ресурсов при
использовании оптимальных способов регуляции (Берг А. И., 1964).
Любая задача, в условия которой входит свобода выбора решения, может быть формализована как задача оптимизации (Дьяконов В. П., 1993).
Для определения зависимости между двумя и более переменными вводится такое понятие, как корреляционная зависимость. Коэффициент корреляции (r) может иметь значения от –1,0 до +1,0,
т. е. абсолютное значение его может находится в промежутке от
нуля до единицы. Если коэффициент корреляции равен нулю, корреляционной зависимости между переменными нет. В этом случае
экспериментальные точки располагаются по кругу, а линии регрессии параллельны оси абсцисс. Если коэффициент корреляции
равен единице, налицо положительная функциональная зависи49
мость, т. е. с возрастанием x также увеличивается y, а все экспериментальные точки лежат на одной прямой. Если r = –1,0, значит
функциональная зависимость отрицательная. С возрастанием x
уменьшается y. Чаще всего коэффициент корреляции принимает
промежуточные значения (Масальгин Н. А., 1974).
При использовании математического описания задачи необходимо четко представлять: что, каким образом и для какого результата
введена формализация, т. е. требуются не только фиксация закономерностей исследуемого явления в виде формул или логических
выражений, но и ограничение области этого явления. Тогда математическое описание будет гарантировать правильные ответы при
решении поставленной задачи для любого объекта, входящего в область определения (Сыч С. П., Мищенко В. С., 1985: Schmidt J. W.,
1985).
На основе математической модели разрабатываются алгоритмы
и программы для оценки тестирования. Управление ходом эксперимента удобно осуществлять в диалоговом режиме, основным
преимуществом которого являются оперативный ввод данных, редактирование и вывод информации в удобном для восприятия виде
и реальном масштабе времени.
50
Глава 3. ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ТРЕНИРОВОЧНОЙ НАГРУЗКИ
НА ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ
НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И НЕРВНО-МЫШЕЧНОГО АППАРАТА
СПОРТСМЕНОВ РАЗЛИЧНОЙ КВАЛИФИКАЦИИ
Оптимальное управление тренировочным процессом в значительной степени зависит от возможности получать достоверную и
срочную информацию о функциональном состоянии центральной
нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов в течение одного тренировочного занятия, микро-, мезо-, макроциклов
и на основе этой информации производить срочную или перспективную коррекцию тренировок.
Во второй части 2-го этапа определялись зависимости функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов от тренировочных нагрузок. Здесь нужно было определить, какими методами
и на каком контингенте спортсменов определять данную зависимость.
Исследования проводились в лаборатории «Биокибернетика
и адаптация человека» ГУАПа и на учебно тренировочных занятиях на стадионах «Петровский» и «Зимний» с членами сборной
ГУАПа и сборной Санкт-Петербурга по легкой атлетике. В этой
серии исследований приняли участие 36 спортсменов различной
квалификации. По результатам исследований были определены
методы тестирования функционального состояния спортсменов и
корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов, и нагрузками, предусмотренными тренировочными планами в течение
всего исследуемого периода. В этой серии исследований были использованы методы наблюдений, методы комплексного контроля и
педагогической экспертной оценки.
Для реализации поставленной задачи была разработана программа обследования спортсменов с помощью методов комплексного контроля. Программа обследования включала в себя как лабораторное тестирование, так и тестирование непосредственно в ходе
проведения тренировочных занятий и соревнований.
Определение уровня специальной физической подготовленности
спортсменов производилось в начале и конце осенне-зимнего тренировочного периода с помощью тестов, которые, по мнению спортсменов и тренеров, специализирующихся в скоростно-силовых
видах легкой атлетики, наиболее полно отражают уровень физической подготовленности испытуемых. Такими тестами являлись:
51
бег на 40 м со старта; пятерной прыжок с пяти беговых шагов; прыжок с места; тройной прыжок с места; пять быстрых вставаний с
отягощением в 50 кг.
Тесты, по которым производилась оценка функционального состояния центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов, были составлены с учетом факторов, которые
наиболее полно отражали функциональное состояние ЦНС и НМА
спортсменов: утомляемость центральной нервной системы; утомляемость нервно-мышечного аппарата; взрывная мышечная сила;
быстрота мышечного сокращения;
Определение уровня функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов производилось в течение всего осенне-зимнего тренировочного периода по каждому недельному микроциклу. Полученные при тестировании результаты оценивались в соответствии с
тренировочными нагрузками, предусмотренными планом. Объем
тренировочных нагрузок согласно плану осенне-зимнего периода
приведен в приложении 3.
3.1. Исследование зависимости функционального состояния
центральной нервной системы спортсменов
от тренировочной нагрузки
3.1.1. Определение функционального состояния ЦНС
методом измерения микроколебаний конечностей
Как показано в работах Л. П. Павловой и А.Ф. Романенко (1988),
функциональное состояние периферического звена человека (микроколебания пальцев рук) хорошо коррелирует с функциональным состоянием мозга человека (медленные ритмы мозга) и отражает функциональное состояние центральной нервной системы.
Для оценки состояния ЦНС был применен метод измерения микроколебания конечностей (Шестков Б. П.,1985; Анишкина Н. М.,
Антонец В. А., Ефимов А. П., 1993). Для регистрации микротремора применялся сейсмодатчик типа СКГ с пьезоэлектрическим
элементом, а запись колебаний осуществлялась измерительным
комплексом (преобразователь сигналов, сопряженный с компьютером). Амплитуда МК-грамм определялась в милливольтах.
Все полученные значения амплитуд микроколебаний (МКК)
были разделены условно на семь градаций, от 0,3 мВ, что соответ52
ствует выраженному утомлению спортсмена, и до 7 мВ, что соответствует выраженному возбуждению. В представленной табл. 1 значения МКК соотносились со степенью активации ЦНС (Кретти Д. Б.,
1978), выраженной наиболее часто встречающимися в спорте понятиями: возбуждение, утомление, нормальное состояние. Исследования проводились до тренировки и сразу после нее в течение
всего тренировочного периода. Для уточнения степени активации
функционального состояния ЦНС проводились измерение пульса и
артериального давления и опрос спортсменов об их самочувствии.
В табл. 1 представлены усредненные значения МКК, которые определяли функциональное состояние ЦНС по семи интервалам. Эти
семь интервалов, в свою очередь, и являлись нормограммой функционального состояния ЦНС спортсменов. В данную нормограмму
вписались почти все спортсмены за исключением двух.
Таблица 1
Значения микроколебаний конечностей
при разных функциональных состояниях ЦНС спортсменов
Степень изменения
МКК
Функциональное
состояние ЦНС
Диапазон
МКК, мВ
Среднее значение
МКК, мВ
1-я
2-я
3-я
4-я
5-я
6-я
7-я
Сильноеутомление
Умеренное утомление
Легкое утомление
Нормальное состояние
Легкое возбуждение
Умеренное возбуждение
Сильное возбуждение
0,30–0,90
0,91–1,40
1,41–2,00
2,01–3,10
3,11–4,10
4,11–5,20
5,21–9,00
0,60
1,15
1,70
2,55
3,60
4,65
7,10
3.1.2. Определение функционального состояния ЦНС
методом рефлексометрии
Метод рефлексометрии применяется физиологами и психологами для определения измерения скорости психомоторной реакции
на звуковые и световые сигналы. Данный метод рефлексометрии
был применен для оценки функционального состояния центральной нервной системы спортсменов. Он включал в себя тест по определению времени ответа (мс) испытуемого на световой и звуковой
сигналы.
Показано, что общее время реакции на сигнал зависит от функционального состояния человека (утомления, заболеваний), типа
высшей нервной деятельности, уровня активного внимания. Время
53
реакции на сигнал отражает функциональное состояние ЦНС (ее
подвижность). Психомоторная реакция человека на внезапно поступающий внешний сигнал связана с переходом из состояния подстерегания сигнала оперативного покоя в состояние деятельности.
Время реакции на сигналы значительно колеблется от нормальных значений 120–200 мс до 450 мс при утомлении, заболеваниях
(Бернштейн Н. А., 1997).
Для оценки сенсомоторной реакции на свет и звук использовался диагностический комплекс «Физиолог-02». Он состоял из блока
для тестирования и соединенного с ним компьютера. Испытуемый
сидел напротив монитора компьютера и ожидал световой или звуковой сигнал.
Для определения скорости сенсомоторной реакции на свет испытуемый после загорания красного сигнала (в виде круга) на мониторе (при этом время ожидания сигнала менялось от 2 до 10 с) должен
был максимально быстро нажать пальцем руки на контрольную
кнопку.
Для определения скорости сенсомоторной реакции на звук испытуемый также был должен максимально быстро нажать контрольную кнопку, услышав звуковой сигнал. Уровень звукового
сигнала составлял примерно 60 дБ и частота 2500 Гц. Время ожидания сигнала менялось от 2 до 10 с.
На основании тестирования спортсменов были получены данные, позволяющие судить о скорости реакции на световой и звуковой сигналы в зависимости от состояния центральной нервной системы в разные периоды тренировок.
Все значения времени реакции были условно разбиты на шесть
интервалов начиная от сильного утомления и заканчивая очень активным состоянием, время сенсомоторной реакции изменялось от
130 до 500 мс (табл. 2).
Таблица 2
Значения времени сенсомоторной реакции на звуковые сигналы
при различных функциональных состояниях ЦНС спортсменов
Степень изменения реакции Функциональное состояние ЦНС Реакция на звук, мс
1-я
2-я
3-я
4-я
5-я
6-я
54
Сильное утомление
Умеренное утомление
Легкое утомление
Нормальное состояние
Активное состояние
Очень активное состояние
451–500
401–450
351–400
251–350
181–250
130–180
Время реакции на звуковые импульсы изменялось от 130 мс
при очень активном состоянии до 500 мс при сильном утомлении
(табл. 3).
Таблица 3
Значения времени сенсомоторной реакции на световые сигналы
при различных функциональных состояниях ЦНС спортсменов
Степень изменения реакции Функциональное состояние ЦНС Реакция на свет, мс
1-я
2-я
3-я
4-я
5-я
6-я
Сильное утомление
Умеренное утомление
Легкое утомление
Нормальное состояние
Активное состояние
Очень активное состояние
401–450
351–400
251–350
171–250
131–170
100–130
Время реакции на световые импульсы изменялось от 100 мс при
очень активном состоянии до 450 мс при сильном утомлении.
Все спортсмены вписывались по функциональному состоянию
ЦНС в данную нормограмму за исключением двух человек.
3.2. Исследование изменения функционального состояния
нервно-мышечного аппарата спортсменов
от тренировочной нагрузки
3.2.1. Определение показателя упругости мышц
при изменении тренировочной нагрузки
Оценка периферического звена нервно-мышечного аппарата
спортсменов производилась по показателям упругости икроножной мышцы, прямой и двуглавой мышц бедра. Для данного исследования был применен метод сейсмомиотонографии. Этим методом
оценивались механические свойства мышц по показателю упругости. За показатель упругости принимали частоту механических колебаний в результате дозированного удара по «брюшку» мышцы.
Частота колебаний измерялась сейсмодатчиком типа СКГ в герцах.
Датчик крепился на исследуемой мышце около ее «брюшка». Сигнал, поступающий с датчика, усиливался и обрабатывался на компьютере. Тестирование проводилось до тренировки в течение всего
периода обследования. По полученным данным для каждой иссле55
дуемой мышцы строились графики показателя упругости (рис. 1),
которые отражали изменения частот колебаний мышц по дням. Изменение показателя упругости (F) на 1,5–3,0 Гц считалось нормой,
увеличение показателя упругости сверх этой нормы свидетельствовало о непереносимости нагрузок, плохой адаптации или недовосстановлении. Достоверность примененного метода обосновывается
тем, что стабильность любого показателя при воздействии на него
каких либо факторов означает слабое влияние этого фактора на
данный показатель, изменчивость свидетельствует об обратном
(Аксенова Р. Х., Антонец В. А., Казаков В. В., 1999).
Столбики на диаграмме показывают суммарное количество отталкиваний в прыжковых упражнениях за недельный тренировочный микроцикл. Кривые 1–3 получены путем усреднения данных по всем обследуемым спортсменам. На рис. 1 приводятся 24
недельных цикла. За цикл общефизической подготовки (ОФП),
1–4-я недели, число отталкиваний изменялось от 510 до 780. За
цикл специальной физической подготовки (СФП), 5–12-я недели,
число отталкиваний изменялось от 1200 на 5-й неделе до 1350 на
Ž­±
'‚µ
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 1. Изменение F (Гц) икроножной мышцы (1), прямой (2)
и двуглавой мышцы бедра (3) по недельным микроциклам
в осеннее-зимнем тренировочном периоде в зависимости
от числа отталкиваний П в прыжковых упражнениях
56
8-й и уменьшалось до 750 на 12-й. За цикл технической подготовки (ТП), 13–16-я недели, число отталкиваний изменялось от 730
до 480. За цикл соревновательной подготовки (СП), 17–24-я недели, число отталкиваний изменялось от 400 до 240. На рис. 1 видно,
что максимальная нагрузка приходится на первую половину цикла
специальной физической подготовки.
В следующей серии исследований определялся показатель упругости мышц в зависимости от нагрузки с отягощениями (Н) в течение осеннее-зимнего тренировочного периода (рис. 2). Вертикальные столбики означают тренировочную нагрузку с отягощениями
Н в тоннах за тренировочный недельный цикл. Кривые 1–3 получены путем усреднения данных по всем обследуемых спортсменам.
В цикле ОФП в течение 1–4-й недели нагрузка изменялась от 8 до
12 т, в цикле СФП, 5–12-я недели, нагрузка изменялась от 13 до
22 т на 8-й неделе и уменьшилось до 16 т на 12-й неделе. В цикле
ТП, 13–16-я недели, нагрузка изменялась от 13 до 8,5 т. В цикле
СП, 17–24-я недели, нагрузка изменялась от 7,5 до 3 т.
На рис. 2 видно, что максимальная нагрузка приходится на вторую половину цикла специальной физической подготовки.
α
'‚µ
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 2. Изменение F икроножной мышцы (1), прямой (2)
и двуглавой мышцы бедра (3), по недельным микроциклам
в осеннее-зимнем тренировочном периоде в зависимости от Н
57
Изменения показателя упругости мышц определялось в зависимости от беговых упражнений (Б), измеряемых в километрах
(рис. 3) в течение осенне-зимнего тренировочного периода. Вертикальные столбики означают суммарные беговые упражнения в
километрах за тренировочный недельный цикл. В число беговых
упражнений входили: ускорения до 100 м; ускорения 100–300 м;
ускорения во время разбега для прыгунов в длину.
Кривые 1–3 получены путем усреднения данных по всем обследуемым спортсменам. В цикле ОФП, 1–4-я недели, беговая нагрузка изменялась от 1 до 3 км, в цикле СФП, 5–12-я недели, беговая
нагрузка изменялась от 3,5 км на 5-й неделе и до 5,5 км на 8-й неделе и уменьшалась до 3 км на 12-й неделе. В цикле ТП, 13–16-я
недели, беговая нагрузка изменялась от 3,5 км на 13-й неделе до
2,5 км на 16-й неделе. В цикле СП, 17–24-я недели нагрузка изменялась от 2,5 до 1,5 км.
Из рис. 3 видно, что максимальная нагрузка приходится на первую половину цикла специальной физической подготовки.
€©«
'‚µ
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 3. Изменение F икроножной мышцы (1), прямой (2)
и двуглавой мышцы бедра (3) по недельным микроциклам
в осеннее-зимнем тренировочном периоде в зависимости
от беговых упражнений (км)
58
Анализируя рис. 1–3 можно видеть, что в цикле ОФП при увеличении П отталкиваний с 400 до 780, увеличении беговых упражнений с 1 до 3 км и увеличении нагрузки с отягощениями с 8 до 12 т
происходило увеличение упругости мышц: икроножной – с 32,5
до 34 Гц, прямой мышцы бедра – с 32 до 35 Гц, двуглавой мышцы
бедра – с 33 до 35,1 Гц. Это говорило о достаточно равномерной нагрузке на мышцы от П, Н и Б, а величина F = 34–35 Гц свидетельствует о малой степени утомления тестируемых мышц.
В цикле СФП при изменении Н с 15 т в 5-м микроцикле до 22 т
в 8-м соответственно изменении П с 1350 в 5-м микроцикле до 800
в 8-м и изменении Б с 3,5 до 5 км происходило дальнейшее увеличение F: икроножной мышцы – с 34,5 до 36 Гц, прямой мышцы бедра – с 35 до 38,0 Гц, двуглавой мышцы бедра – с 35 до 37 Гц.
Анализируя изменение показателя упругости мышц в пятинедельном отрезке СФП, видим, что при увеличении Н, П и Б до
максимальных значений за весь осеннее-зимний период наступает
среднее утомление (35–37) Гц икроножной и двуглавой мышц и
сильное утомление (37–40) Гц прямой мышцы бедра. Отметим, что
при столь высоких показателях упругости мышц выполнение скоростно силовых упражнений максимальной интенсивности может
привести к травмам. Далее при снижении Н до 17 т на 12-й неделе,
уменьшении П до 650 отталкиваний на 12- й неделе и уменьшении Б
с 5 до 3,3 км происходило уменьшение показателя упругости: икроножной мышцы – до 35,8 Гц, прямой мышцы бедра – до 35,2 Гц,
двуглавой мышцы бедра – до 34,5 Гц. В цикле ТП при постепенном
уменьшении Н, П и Б соответственно до 8,5 т – 350 отталкиваний и
2,6 км – соответственно снижался показатель упругости: икроножной мышцы – до 32,5 Гц на 15-й неделе, прямой мышцы бедра – до
33,1 Гц, двуглавой мышцы – до 32,2 Гц. Это свидетельствовало о
том, что состояние исследуемых мышц можно оценивать как хорошее.
Начиная с цикла СП, при незначительном уменьшении Н, П и
Б по всему циклу СП происходила стабилизация значений F: икроножной мышцы – до 31,7–32,7, прямой мышцы бедра – до 31,5–
32,7, двуглавой мышцы бедра – до 31,9–33,0. Такие значения свидетельствуют о хорошем состоянии мышц в цикле СП и улучшении
их в среднем на 1–1,5 Гц по сравнению с состоянием в начале периода.
В ходе исследований были определены пять интервалов функционального состояния исследуемых мышц в зависимости от показателя упругости F (табл. 4).
59
Таблица 4
Изменение функционального состояния мышц
в зависимости от показателя упругости
(по Н. М. Анишкиной, П. С. Докторову, В. А. Антонец, 1991)
№ п/п
Функциональное состояние мышц
Показатель упругости в Гц
1
2
3
4
5
Отличное
Хорошее
Слабое утомление
Среднее утомление
Сильное утомление
29,0–31,0
31,1–33,0
33,1–35,0
35,1–37,0
37,1–41,0
Анализ полученных данных изменения показателя упругости
икроножной мышцы от Н, П и Б позволил определить корреляционные зависимости между ними в течение всего тренировочного периода (табл. 5).
Таблица 5
Зависимость показателя упругости F икроножной мышцы от Б, Н, П
в течение осенне-зимнего тренировочного периода
Название
Микроцикл
микроцикла
ОФП
СФП
ТП
СП
60
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
9-й
10-й
11-й
12-й
13-й
14-й
15-й
16-й
17-й
18-й
19-й
20-й
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
0,688 (P<0,01)
0,695 (P<0,01)
0,701 (P<0,01)
0,610 (P<0,05)
0,712 (P<0,01)
0,697 (P<0,01)
0,688 (P<0,01)
0,533 (P>0,05)
0,643 (P<0,01)
0,653 (P<0,01)
0,706 (P<0,01)
0,679 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
0,753 (P<0,01)
0,711 (P<0,01)
0,702 (P<0,01)
0,723 (P<0,01)
0,701 (P<0,01)
0,705 (P<0,01)
0,697 (P<0,01)
0,780 (P<0,01)
0,749 (P<0,01)
0,723 (P<0,01)
0,633 (P<0,05)
0,813 (P<0,01)
0,793 (P<0,01)
0,767 (P<0,01)
0,563 (P>0,05)
0,724 (P<0,01)
0,774 (P<0,01)
0,754 (P<0,01)
0,739 (P<0,01)
0,854 (P<0,01)
0,823 (P<0,01)
0,790 (P<0,01)
0,739 (P<0,01)
0,788 (P<0,01)
0,802 (P<0,01)
0,831 (P<0,01)
0,769 (P<0,01)
0,752 (P<0,01)
0,744 (P<0,01)
0,754 (P<0,01)
0,677 (P<0,05)
0,633 (P<0,05)
0,720 (P<0,05)
0,680 (P<0,01)
0,732 (P<0,01)
0,718 (P<0,01)
0,786 (P<0,01)
0,715 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
0,751 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
0,773 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
0,702 (P>0,01)
0,679 (P<0,05)
0,640 (P<0,05)
0,578 (P>0,05)
Окончание табл. 5
Название
Микроцикл
микроцикла
21-й
22-й
23-й
24-й
*
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
0,659 (P<0,05)
0,688 (P<0,01)
0,710 (P<0,01)
0,712 (P<0,01)
0,749 (P<0,01)
0,725 (P<0,01)
0,769 (P<0,01)
0,772 (P<0,01)
0,680 (P<0,05)
0,733 (P<0,01)
0,752 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
Подчеркнутые коэффициенты не являются информативными при P>0,05.
Коэффициенты корреляции для икроножной мышцы изменялись в цикле ОФП от 0,610 при Р<0,05 до 0,780 при Р<0,01, в
цикле СФП от 0,633 при Р<0,05 до 0,813 при Р<0,01. В тренировочном цикле ТП коэффициенты изменялись от 0,702 до 0,854 при
Р<0,01 и являются высокоинформативными. В цикле СП коэффициенты корреляции изменялись от 0,640 при Р<0,05 до 0,831 при
Р<0,01.
Анализ полученных данных изменения показателя упругости
прямой мышцы бедра от Н, П и Б позволил определить корреляционные зависимости между ними (табл. 6) в течение всего периода
исследований.
Таблица 6
Зависимость показателя упругости F прямой мышцы бедра от Н, П и Б
в течение осенне-зимнего тренировочного периода
Название
Микроцикл
микроцикла
ОФП
СФП
ТП
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
9-й
10-й
11-й
12-й
13-й
14-й
15-й
16-й
rБ
Коэффициенты корреляции
rН
0,634 (P<0,01)
0,655 (P<0,01)
0,620 (P<0,01)
0,599 (P<0,01)
0,708 (P<0,01)
0,654 (P<0,01)
0,609 (P<0,01)
0,611 (P>0,01)
0,522 (P>0,05)
0,614 (P>0,01)
0,604 (P<0,01)
0,706 (P<0,01)
0,713 (P<0,01)
0,711 (P<0,01)
0,663 (P<0,01)
0,681 (P<0,01)
0,773 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
0,786 (P<0,01)
0,804 (P<0,01)
0,809 (P<0,01)
0,741 (P<0,01)
0,703 (P<0,01)
0,686 (P>0,01)
0,547 (P>0,05)
0,674 (P>0,01)
0,714 (P<0,01)
0,806 (P<0,01)
0,832 (P<0,01)
0,814 (P<0,01)
0,788 (P<0,01)
0,702 (P<0,01)
rП
0,743 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
0,760 (P<0,01)
0,755 (P<0,01)
0,589 (P>0,05)
0,657 (P<0,05)
0,701 (P<0,01)
0,766 (P<0,01)
0,796 (P<0,01)
0,655 (P<0,05)
0,649 (P<0,05)
0,779 (P<0,01)
0,659 (P<0,05)
0,720 (P<0,01)
0,731 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
61
Окончание табл. 6
Название
Микроцикл
микроцикла
СП
*
17-й
18-й
19-й
20-й
21-й
22-й
23-й
24-й
rБ
Коэффициенты корреляции
rН
0,707 (P<0,01)
0,689 (P<0,01)
0,677 (P<0,01)
0,511 (P >0,05)
0,637 (P<0,05)
0,652 (P<0,05)
0,605 (P<0,01)
0,702 (P<0,01)
0,814 (P<0,01)
0,801 (P<0,01)
0,797 (P<0,01)
0,678 (P<0,01)
0,636 (P<0,05)
0,569 (P>0,05)
0,705 (P<0,01)
0,766 (P<0,01)
rП
0,695 (P<0,05)
0,723 (P<0,01)
0,740 (P<0,01)
0,703 (P<0,01)
0,737 (P<0,01)
0,699 (P<0,01)
0,733 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
Подчеркнутые коэффициенты не являются информативными при P>0,05.
Коэффициенты корреляции для прямой мышцы бедра изменялись в цикле ОФП от 0,620 при Р<0,05 до 0,804 при Р<0,01, в цикле
СФП от 0,609 при Р<0,01 до 0,809 при Р<0,01. В тренировочном
цикле ТП коэффициенты изменялись от 0,659 до 0,832 при Р<0,01
и являются высокоинформативными. В цикле СП коэффициенты
корреляции изменялись от 0,605 при Р<0,01 до 0,814 при Р<0,01.
Анализ полученных данных изменения показателя упругости
двуглавой мышцы бедра от Н, П и Б позволил найти корреляционные зависимости между ними (табл. 7) в течение всего периода
исследований.
Таблица 7
Зависимость показателя упругости F двуглавой мышцы бедра
от Н, П и Б в течение осеннее-зимнего тренировочного периода
Название
Микроцикл
микроцикла
ОФП
СФП
ТП
62
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
9-й
10-й
11-й
12-й
13-й
14-й
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
0,749 (P<0,01)
0,788 (P<0,01)
0,762 (P<0,05)
0,745 (P<0,01)
0,678 (P<0,01)
0,661 (P<0,01)
0,697 (P<0,01)
0,689 (P<0,01)
0,730 (P<0,01)
0,658 (P<0,05)
0,669 (P<0,05)
0,706 (P<0,01)
0,675 (P<0,01)
0,682 (P<0,01)
0,832 (P<0,01)
0,822 (P<0,01)
0,815 (P<0,01)
0,793 (P<0,01)
0,705 (P<0,01)
0,741 (P<0,01)
0,757 (P<0,01)
0,769 (P<0,01)
0,780 (P<0,01)
0,688 (P<0,01)
0,679 (P<0,05)
0,766 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
0,722 (P<0,01)
0,809 (P<0,01)
0,802 (P<0,01)
0,796 (P<0,01)
0,785 (P<0,01)
0,656 (P<0,05)
0,557 (P>0,05)
0,701 (P<0,01)
0,724 (P<0,01)
0,788 (P<0,01)
0,799 (P<0,01)
0,836 (P<0,01)
0,876 (P<0,01)
0,836 (P<0,01)
0,808 (P<0,01)
Окончание табл. 7
Название
Микроцикл
микроцикла
СП
*
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
15-й
16-й
0,618 (P<0,05) 0,629 (P<0,05)
0,622 (P<0,01) 0,663 (P<0,01)
0,731 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
17-й
18-й
19-й
20-й
21-й
22-й
23-й
24-й
0,659 (P<0,05)
0,678 (P<0,01)
0,722 (P<0,01)
0,704 (P<0,01)
0,657 (P<0,05)
0,699 (P<0,01)
0,734 (P<0,01)
0,717 (P<0,01)
0,715 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
0,748 (P<0,01)
0,797 (P<0,01)
0,777 (P<0,01)
0,783 (P<0,01)
0,800 (P<0,01)
0,808 (P<0,01)
0,728 (P<0,01)
0,748 (P<0,01)
0,746 (P<0,01)
0,789 (P<0,01)
0,689 (P<0,01)
0,732 (P<0,01)
0,785 (P<0,01)
0,776 (P<0,01)
Подчеркнутый коэффициент не является информативным при P>0,05.
Коэффициенты корреляции для двуглавой мышцы бедра изменялись в цикле ОФП от 0,745 при Р<0,01 до 0,832 при Р<0,01, в
цикле СФП от 0,656 при Р<0,05 до 0,876 при Р<0,01. В тренировочном цикле ТП коэффициенты изменялись от 0,618 при Р<0,05
до 0,836 при Р<0,01 и являются высокоинформативными. В цикле
СП коэффициенты корреляции изменялись от 0,659 при Р<0,05 до
0,808 при Р<0,01.
Проведенный корреляционный анализ зависимости показателей упругости мышц (икроножной мышцы, прямой мышцы бедра,
двуглавой мышцы бедра) от изменения тренировочной нагрузки
Н, числа отталкиваний в прыжковых упражнениях П и беговых
упражнений позволяет сделать вывод о достаточно высокой корреляционной зависимости между ними. На основе этих зависимостей
возможно прогнозировать изменение величины показателя упругости мышц на различные тренировочные периоды для данной группы спортсменов. Возможность прогнозировать состояние мышц в
зависимости от уровня тренировочной нагрузки позволит тренеру
оптимизировать тренировочный процесс.
3.2.2. Определение быстроты мышечного сокращения
в зависимости от тренировочной нагрузки
Быстрота мышечного сокращения или время включения мышцы определялось с помощью электромиографии. При сокращении
работающей мышцы увеличивается ее электрический потенциал
63
от минимального значения до максимального, а время нарастания
этого потенциала будет временем включения мышцы (Коуэн Х. Л.,
Брумлик Дж., 1975).
Для оценки времени включения мышцы (Т) был использован
метод селективной электромиографии (Башкин В. М., 1989). Всем
испытуемым был предложен скоростной тест – бег на 20 м с хода с
максимально возможной скоростью. Электрические биопотенциалы снимались с помощью плоских накожных электродов с икроножной мышцы и прямой мышцы бедра. Тестирование производилось сразу после разминки. Перед началом каждого исследования
у всех спортсменов оценивался максимально возможный уровень
биоэлектрической активности регистрируемых мышц, для чего
в течение трех секунд поддерживался максимально возможный
уровень активности мышц при изометрическом ее сокращении.
Испытуемый мог контролировать уровень биопотенциала мышц с
помощью зрительной обратной связи по экрану компьютера (Кузнецова О. В., 1999).
Для каждого испытуемого были получены данные изменения
амплитудно частотных характеристик (АЧХ) электромиограмм
как по отдельным тренировкам, так и по всему осенне-зимнему тренировочному периоду.
Изменение АЧХ от минимального до максимального значения
соответствовало времени включения мышцы.
Зависимость времени включения мышцы от состояния минимального расслабления до максимальной активности за недельный
микроцикл было получено путем усреднения значения Т по всем
тренировкам микроцикла.
Изменение времени включения икроножной мышцы и прямой
мышцы бедра от состояния покоя до максимальной активности в
течение осенне-зимнего тренировочного периода определялось в зависимости от суммарных упражнений с отягощениями за недельный микроцикл (рис. 4).
Столбики на диаграмме означают суммарную нагрузку для всех
упражнений с отягощениями за недельный тренировочный микроцикл. В упражнения с отягощениями входили: приседание, выпрыгивания, силовые упражнения. Кривая 1 на рис. 4 показывает усредненное значение времени включения у всех испытуемых
икроножной мышцы из состояния расслабления до максимальной
активности в течение осенне-зимнего тренировочного периода,
кривая 2 – усредненное значение времени включения у всех испытуемых мышцы бедра.
64
α
‘«°
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 4. Изменение Т икроножной мышцы (1) и прямой мышцы бедра (2)
по недельным микроциклам в осеннее-зимнем тренировочном периоде
в зависимости от Н
Изменение Т икроножной мышцы и прямой мышцы бедра в течение осенне-зимнего тренировочного периода определялось в зависимости от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях П
(рис. 5).
Столбики на диаграмме соответствуют суммарному числу отталкиваний в прыжковых упражнениях за недельный микроцикл.
В прыжковые упражнения входили прыжки со среднего и полного разбега, прыжки с короткого разбега, разбеги с отталкиванием,
скачки, многоскоки, спрыгивания.
На рис. 5 показано усредненное значение времени включения у
всех испытуемых икроножной мышцы от состояния расслабления
до максимальной активности – кривая 1 и усредненное значение
времени включения у всех испытуемых мышцы бедра.
Изменение времени включения икроножной мышцы и прямой
мышцы бедра от состояния покоя до максимальной активности
определялось в течение осеннее-зимнего тренировочного периода в
зависимости от беговых упражнений Б приведено на рис. 6.
Вертикальные столбики на рис. 6 означают суммарные беговые
упражнения в километрах за тренировочный недельный цикл.
65
‘«°
ŽP±
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 5. Изменение Т икроножной мышцы (1) и прямой мышцы бедра (2)
по недельным микроциклам в осенне-зимнем тренировочном периоде
в зависимости от П
В число беговых упражнений входили: ускорения до 100 м; ускорения 100–300 м; ускорения по разбегу для прыгунов в длину.
Кривая 1 на рис. 6 показывает усредненное значение времени
включения у всех испытуемых икроножной мышцы от состояния расслабления до максимальной активности в течение осеннезимнего тренировочного периода. Кривая 2 на рис. 6 показывает
усредненное значение времени включения у всех испытуемых икроножной мышцы в течение всего осенне-зимнего тренировочного периода.
Анализируя рис. 4–6, можно увидеть, что в цикле ОФП при увеличении П с 400 до 780 отталкиваний, увеличении беговых упражнений с 1 км до 3 км и увеличении нагрузки с отягощениями с 8 до
12 т происходило увеличение времени включения мышц: икроножной – с 110 до 130 мс, прямой мышцы бедра – с 170 до 180 мс. Это говорило о достаточно равномерной нагрузке на мышцы от П, Н и Б.
В цикле СФП при изменении Н с 15 т в 5-м микроцикле до 22 т в
8-м, соответственно изменении П с 1200 до 1350 от. и изменении Б с
3,5 до 5 км происходило увеличение Т икроножной мышцы – со 135
до 160 мс, прямой мышцы бедра – с 180 до 210 мс.
66
€©«
‘«°
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 6. Изменение Т икроножной мышцы (1) и прямой мышцы бедра (2)
по недельным микроциклам в осеннее-зимнем тренировочном периоде
в зависимости от Б
Время включения мышц в конце пятинедельного цикла СФП
доходит до максимальных значений за весь осеннее-зимний период. Отметим, что при таких показателях времени включения
мышц эффективность выполнения скоростно-силовых упражнений
уменьшается. При снижении Н до 17 т на 12-й неделе, уменьшении
П до 650 отталкиваний на 12- й неделе и уменьшении Б с 5 до 3,3 км
происходило уменьшение времени включения Т икроножной мышцы до 150 мс, прямой мышцы бедра до 195 мс.
В цикле ТП при постепенном уменьшении Н, П и Б соответственно до 8,5 т, 350 отталкиваний и 2,6 км снижалось время включения
икроножной мышцы до 125 мс, на 15-й неделе, прямой мышцы бедра
до 180 мс. Это говорит о хорошем состоянии исследуемых мышц.
Начиная с цикла СП при незначительном уменьшении Н, П и
Б, по всему циклу происходила стабилизация и уменьшение значений Т для икроножной мышцы до 110 мс, прямой мышцы бедра
до 160 мс. Такие значения свидетельствовали о хорошем состоянии
мышц в цикле.
Были определены четыре интервала времени включения мышц
(табл. 8).
67
Таблица 8
Функциональное состояние икроножной мышцы и прямой мышцы бедра
в зависимости от времени включения Т
Функциональное состояние мышц
Отличное
Хорошее
Слабое утомление
Сильное утомление
Время включения, мс
икроножной мышцы прямой мышцы бедра
100–110
111–130
131–150
151–180
140–160
161–180
181–200
201–230
Проведенный анализ полученных данных изменения времени Т
включения прямой мышцы бедра (табл. 9) и икроножной мышцы
(табл. 10) в зависимости от Н, П и Б по всем мезоциклам осеннезимнего тренировочного периода позволил определить корреляционные зависимости между ними.
Таблица 9
Корреляционная зависимость времени включения
Т прямой мышцы бедра от Н, П и Б за осенне-зимний
тренировочный период
Название
Микроцикл
микроцикла
ОФП
СФП
ТП
СП
68
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
9-й
10-й
11-й
12-й
13-й
14-й
15-й
16-й
17-й
18-й
19-й
20-й
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
0,742 (P<0,01)
0,733 (P<0,01)
0,756 (P<0,01)
0,740 (P<0,01)
0,719 (P<0,01)
0,717 (P<0,01)
0,677 (P<0,01)
0,655 (P<0,05)
0,628 (P<0,05)
0,622 (P<0,01)
0,704 (P<0,01)
0,723 (P<0,01)
0,688 (P<0,01)
0,673 (P<0,01)
0,724 (P<0,01)
0,719 (P<0,01)
0,758 (P<0,01)
0,703 (P<0,01)
0,652 (P<0,01)
0,534 (P>0,05)
0,773 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
0,786 (P<0,01)
0,804 (P<0,01)
0,809 (P<0,01)
0,741 (P<0,01)
0,703 (P<0,01)
0,686 (P<0,05)
0,583 (P>0,05)
0,674 (P<0,01)
0,714 (P<0,01)
0,806 (P<0,01)
0,832 (P<0,01)
0,814 (P<0,01)
0,788 (P<0,01)
0,722 (P<0,01)
0,814 (P<0,01)
0,801 (P<0,01)
0,797 (P<0,01)
0,678 (P<0,01)
0,743 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
0,760 (P<0,01)
0,755 (P<0,01)
0,601 (P<0,05)
0,667 (P>0,01)
0,701 (P<0,01)
0,766 (P<0,01)
0,796 (P<0,01)
0,655 (P<0,05)
0,679 (P<0,05)
0,779 (P<0,01)
0,689 (P<0,01)
0,720 (P<0,01)
0,731 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
0,695 (P<0,01)
0,723 (P<0,01)
0,740 (P<0,01)
0,703 (P<0,01)
Окончание табл. 9
Название
Микроцикл
микроцикла
21-й
22-й
23-й
24-й
*
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
0,668 (P<0,05)
0,659 (P<0,05)
0,709 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
0,656 (P<0,01)
0,559 (P>0,05)
0,705 (P<0,01)
0,766 (P<0,01)
0,737 (P<0,01)
0,699 (P<0,01)
0,733 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
Подчеркнутые коэффициенты не являются информативными при P>0,05.
Коэффициенты корреляции для прямой мышцы бедра изменялись в цикле ОФП от 0,735 при P<0,01 до 0,804 при P<0,01,
здесь прослеживается высококорреляционная зависимость при
P<0,01.
В цикле СФП коэффициенты корреляции изменялись от 0,601
при P<0,05 до 0,809 при P<0,01. В тренировочном цикле ТП коэффициенты изменялись от 0,689 до 0,832 при P<0,01 и являются
высокоинформативными. В цикле СП коэффициенты корреляции
изменялись от 0,652 при P<0,01 до 0,814 при Р<0,01.
Таблица 10
Корреляционная зависимость времени включения Т
икроножной мышцы от Н, П и Б в течение осеннее-зимнего
тренировочного периода
Название
Микроцикл
микроцикла
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
ОФП
1-й
2-й
3-й
4-й
0,706 (P<0,01)
0,701 (P<0,01)
0,674 (P<0,05)
0,632 (P<0,05)
0,780 (P<0,01)
0,749 (P<0,01)
0,723 (P<0,01)
0,663 (P<0,05)
0,752 (P<0,01)
0,744 (P<0,01)
0,754 (P<0,01)
0,677 (P<0,01)
СФП
5-й
6-й
7-й
8-й
9-й
10-й
11-й
12-й
0,742 (P<0,01)
0,733 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
0,698 (P<0,05)
0,699 (P<0,01)
0,679 (P<0,01)
0,734 (P<0,01)
0,744 (P<0,01)
0,813 (P<0,01)
0,793 (P<0,01)
0,767 (P<0,01)
0,563 (P>0,05)
0,724 (P<0,01)
0,774 (P<0,01)
0,754 (P<0,01)
0,793 (P<0,01)
0,632 (P<0,05)
0,642 (P<0,05)
0,680 (P<0,01)
0,732 (P<0,01)
0,718 (P<0,01)
0,786 (P<0,01)
0,715 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
ТП
13-й
14-й
15-й
16-й
0,766 (P<0,01)
0,754 (P<0,01)
0,740 (P<0,01)
0,719 (P<0,01)
0,854 (P<0,01)
0,823 (P<0,01)
0,790 (P<0,01)
0,739 (P<0,01)
0,751 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
0,773 (P<0,01)
0,735 (P<0,01)
69
Окончание табл. 10
Название
Микроцикл
микроцикла
СП
17-й
18-й
19-й
20-й
21-й
22-й
23-й
24-й
Коэффициенты корреляции
rБ
rН
rП
0,685 (P<0,05)
0,707 (P<0,01)
0,755 (P<0,01)
0,745 (P<0,01)
0,730 (P<0,01)
0,718 (P<0,01)
0,759 (P<0,01)
0,782 (P<0,01)
0,788 (P<0,01)
0,802 (P<0,01)
0,831 (P<0,01)
0,769 (P<0,01)
0,749 (P<0,01)
0,725 (P<0,01)
0,769 (P<0,01)
0,772 (P<0,01)
0,702 (P<0,01)
0,679 (P<0,01)
0,640 (P<0,05)
0,548 (P>0,05)
0,690 (P<0,01)
0,733 (P<0,01)
0,752 (P<0,01)
0,729 (P<0,01)
* Подчеркнутые коэффициенты не являются информативными при P>0,05 в цикле СФП и СП.
Коэффициенты корреляции Т для икроножной мышцы изменялись в цикле ОФП от 0,632 до 0,780, в цикле СФП изменялись от
0,632 до 0,813, подчеркнутые коэффициенты считаются неинформативными при Р>0,05.
В цикле ТП коэффициенты изменялись от 0,719 до 0,854 при
P<0,01 считаются высокоинформативными, в цикле СП – от 0,640
до 0,802, за исключением 0,548 при P>0,05, который не является
информативным.
Как видно из табл. 10, время включения прямой мышцы бедра
до максимальной активности хорошо коррелирует с изменением
нагрузки в циклах ОФП и ТП.
Анализируя данные корреляционного анализа из табл. 10, можно сделать вывод, что в данной ситуации прослеживается в основном высококорреляционная зависимость Т от тренировочной нагрузки.
3.2.3. Определение зависимости взрывной мышечной силы
от тренировочной нагрузки
В качестве метода оценки взрывной силы мышц был выбран
метод силового тензометрирования, которым с помощью стенда,
установленного на тензометрической платформе, определялась
взрывная сила мышц – разгибателей ноги и подошвенных сгибателей стопы в динамическом режиме (Стеблецов Е. А., 1999).
Спортсмен максимально быстро и максимально высоко выпрыгивал с тензоплатформы. Взрывная мышечная сила J измерялась
в килограмм-силах в секунду. Тестирование проводилось после
70
каждого недельного микроцикла в течение всего осеннее-зимнего
тренировочного периода. Для каждого испытуемого была получена кривая изменения взрывной силы мышц J для всего осеннезимнего тренировочного периода в соответствии с изменением
нагрузки.
Изменение суммарной взрывной мышечной силы J разгибателей ноги и подошвенных сгибателей стопы в зависимости от числа
отталкиваний в прыжковых упражнениях определялось по недельным микроциклам (рис. 7).
Вертикальные столбики соответствуют суммарному числу отталкиваний в прыжковых упражнениях по каждому недельному
микроциклу. Построенная на рис. 7 кривая отражает усредненное
значение J всех испытуемых в течение всего тренировочного периода. Взрывная мышечная сила изменялась от 580 до 810 кгс/с в
течение всего периода.
Изменение суммарной взрывной мышечной силы разгибателей
ноги и подошвенных сгибателей стопы в зависимости от трениро-
Ž­±
+©¢°°
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 7. Изменение взрывной силы мышц J в зависимости
от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
по недельным микроциклам
71
вочной нагрузки с отягощениями Н определялось в течение всего
периода исследований (рис. 8).
Вертикальные столбики на рис. 8 означают суммарную тренировочную нагрузку с отягощениями за недельные циклы.
Изменение суммарной взрывной мышечной силы разгибателей
ноги и подошвенных сгибателей стопы в зависимости от беговых
упражнений, выраженных в километрах, определялось также в течение всего периода исследований (рис. 9).
Вертикальные столбики на рис. 9 означают суммарные беговые
упражнения, измеренные в километрах за тренировочный недельный цикл.
Анализируя рис. 7–9, можно видеть, что в цикле ОФП при увеличении П с 400 до 780 отталкиваний, увеличении беговых упражнений с 1 км до 3 км и увеличении нагрузки с отягощениями с 8
до 12 т происходило уменьшение взрывной силы мышц: с 670 до
650 кгс/с.
В цикле СФП при изменении Н с 15 т в 5-м микроцикле до 22 т
в 8-м соответственно изменил П с 1200 до 1350 отталкиваний и изŒ±
+©¢°°
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 8. Динамика взрывной силы мышц J в зависимости
от нагрузки с отягощениями Н по недельным микроциклам
72
€©«
+©¢°°
Œ¤£¤ª»¬º¤«§©¯­µ§©ªº
Рис. 9. Изменение взрывной силы мышц J в зависимости
от беговых упражнений по недельным микроциклам
менении Б с 3,5 до 5 км происходило уменьшение взрывной силы
мышц с 645 до 580 кгс/с, здесь мы видим резкое уменьшение J.
Далее при уменьшении тренировочной нагрузки по всем трем показателям происходит увеличение J на 9-м микроцикле с 585 до
650 кгс/с соответственно на 12-м микроцикле.
В цикле ТП при постепенном уменьшении Н, П и Б соответственно до 8,5 т, 350 отталкиваний и 2,6 км изменялась взрывная сила
мышц от 650 кгс/с на 13-м микроцикле до 680 кгс/с на 16-м микроцикле.
Начиная с цикла СП, при незначительном уменьшении Н, П и
Б по всему циклу происходило дальнейшее увеличение значений
взрывной силы мышц от 680 кгс/с на 17-м микроцикле до 810 кгс/с
на 24-м. Здесь, как и в предыдущих циклах, прослеживается обратно пропорциональная зависимость.
Анализ полученных данных изменения взрывной мышечной
силы в зависимости от Н, П и Б позволил определить корреляционную зависимость между ними no тренировочным микроциклам
( табл. 11).
73
Таблица 11
Корреляционная зависимость взрывной мышечной силы J от Н, П и Б
по тренировочным микроциклам
Название
Микроцикл
микроцикла
ОФП
СФП
ТП
СП
*
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
9-й
10-й
11-й
12-й
13-й
14-й
15-й
16-й
17-й
18-й
19-й
20-й
21-й
22-й
23-й
24-й
–rБ
Коэффициенты корреляции
–rН
0,620 (P<0,05)
0,529 (P>0,05)
0,613 (P<0,05)
0,643 (P<0,05)
0,755 (P<0,01)
0,763 (P<0,01)
0,747 (P<0,01)
0,688 (P<0,01)
0,724 (P<0,01)
0,734 (P<0,01)
0,764 (P<0,01)
0,795 (P<0,01)
0,804 (P<0,01)
0,825 (P<0,01)
0,799 (P<0,01)
0,779 (P<0,01)
0,798 (P<0,01)
0,812 (P<0,01)
0,822 (P<0,01)
0,791 (P<0,01)
0,792 (P<0,01)
0,765 (P<0,01)
0,787 (P<0,01)
0,771 (P<0,01)
0,650 (P<0,05)
0,511 (P>0,05)
0,723 (P<0,01)
0,663 (P<0,05)
0,823 (P<0,01)
0,795 (P<0,01)
0,769 (P<0,01)
0,513 (P>0,05)
0,704 (P<0,01)
0,744 (P<0,01)
0,734 (P<0,01)
0,783 (P<0,01)
0,864 (P<0,01)
0,844 (P<0,01)
0,805 (P<0,01)
0,789 (P<0,01)
0,775 (P<0,01)
0,822 (P<0,01)
0,841 (P<0,01)
0,879 (P<0,01)
0,839 (P<0,01)
0,785 (P<0,01)
0,799 (P<0,01)
0,782 (P<0,01)
–rП
0,672 (P<0,05)
0,644 (P<0,01)
0,658 (P<0,01)
0,677 (P<0,01)
0,676 (P<0,05)
0,672 (P<0,05)
0,670 (P<0,01)
0,712 (P<0,01)
0,748 (P<0,01)
0,766 (P<0,01)
0,795 (P<0,01)
0,784 (P<0,01)
0,771 (P<0,01)
0,782 (P<0,01)
0,768 (P<0,01)
0,741 (P<0,01)
0,731 (P<0,01)
0,722 (P<0,01)
0,689 (P<0,05)
0,528 (P>0,05)
0,669 (P<0,01)
0,723 (P<0,01)
0,747 (P<0,01)
0,787 (P<0,01)
Подчеркнутые коэффициенты считаются неинформативными при P>0,05.
Коэффициенты корреляции в табл. 11 получены путем анализа
зависимости суммарной взрывной мышечной силы от Н, П и Б по
недельным микроциклам. В цикле ОФП коэффициенты корреляции между J и Б изменялись от 0,620 до 0,643 при P<0,05, коэффициенты корреляции между J и Н – от 0,650 до 0,723 при P< 0,01,
между J и П изменялись от 0,644 до 0,677 при P< 0,01. Здесь прослеживаются среднеинформативные зависимости.
В цикле СФП коэффициенты корреляции между J и Б изменялись от 0,688 до 0,795 при P< 0,01, между J и Н – от 0,704 до 0,823
при P< 0,01, коэффициенты корреляции между J и П изменялись
от 0,670 до 0,795 при P< 0,01. Здесь прослеживаются также среднеинформативные зависимости.
74
В цикле ТП коэффициенты корреляции между J и Б изменялись от 0,799 до 0,825 при P< 0,01, между J и Н – от 0,789 до 0,844
при P< 0,01, коэффициенты корреляции между J и П – от 0,741 до
0,782 при P< 0,01. Здесь прослеживаются высокоинформативные
зависимости.
В цикле СП коэффициенты корреляции между J и Б изменялись
от 0,765 до 0,822 при P< 0,01, между J и Н изменялись от 0,775 до
0,879 при P< 0,01, между J и П от 0,669 до 0,787 при P< 0,01. Здесь
прослеживаются высокоинформативные зависимости.
При увеличении тренировочной нагрузки с отягощениями
уменьшается взрывная сила мышц и наоборот. Это мы наблюдаем по приведенным выше графикам. Полученные коэффициенты корреляции в целом обладают высокой информативностью, и
тренер по изменению тренировочной нагрузки, предусмотренной
планом, может с большой достоверностью судить о взрывной силе
мышц.
ВЫВОДЫ
В процессе проведенных исследований были определены и уточнены корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов,
и выполненной тренировочной нагрузкой. Такими параметрами
были: время сенсомоторной реакции на свет и звук, показатель
микроколебаний конечностей, показатель упругости мышц, время
включения мышц, суммарная взрывная мышечная сила. В плановую тренировочную нагрузку входили: тренировочная нагрузка с
отягощениями (приседания с отягощениями, выпрыгивания с отягощениями, наклоны с отягощениями, силовые упражнения), число отталкиваний в прыжковых упражнениях (скачки, многоскоки,
выпрыгивания, прыжки с места и с разбега) и беговые упражнения,
выраженные в километрах (короткий спринт, ускорения до 100 м,
ускорения от 100 до 300 м).
Были определены корреляционные зависимости по каждому
микроциклу всего исследуемого тренировочного периода. Полученные данные показали высококорреляционные зависимости
между исследуемыми параметрами: упражнениями с отягощениями, где rН = 0,802 при P< 0,01; прыжковыми упражнениями, где
rП = 0,773 при Р<0,01; беговыми упражнениями rБ = 0,725 при
0,01>P< 0,05.
75
Проведенное тестирование специальной физической подготовленности спортсменов после каждого мезоцикла в течение всего
тренировочного периода показало достоверное повышение уровня
специальной физической подготовленности спортсменов в конце
периода по сравнению с началом у всех спортсменов при P< 0,01.
76
ГЛАВА 4. РАЗРАБОТКА МЕТОДИКИ КОРРЕКЦИИ
ТРЕНИРОВОЧНОГО ПРОЦЕССА НА ОСНОВЕ ЭКСПРЕСС-АНАЛИЗА
ДАННЫХ О ФУНКЦИОНАЛЬНОМ СОСТОЯНИИ
ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ
И НЕРВНО-МЫШЕЧНОГО АППАРАТА СПОРТСМЕНОВ
Третий этап исследований (1999–2000) это предварительный
эксперимент, целью которого была разработка методики оценки
и корректировки тренировочных нагрузок на основе экспрессанализа срочной информации о функциональном состоянии ЦНС
и НМА спортсменов.
Исследования проводились в течение весеннее-летнего тренировочного периода на учебно-тренировочных занятиях со спортсменами сборной ГУАПа и Санкт-Петербурга по легкой атлетике. Всего в
исследованиях приняло участие 42 спортсмена разной квалификации. В предварительном эксперименте все испытуемые были разделены условно на три группы: 1-я группа – мастера спорта; 2-я –
кандидаты в мастера и спортсмены 1-го разряда; 3-я – спортсмены
2-го и 3-го разрядов.
В процессе исследований были определены корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное
состояние ЦНС и НМА спортсменов, и тренировочной нагрузкой
(средние значения нагрузки в весеннее-летнем тренировочном периоде приведены в приложении 4).
На основе анализа корреляционных зависимостей была определена значимость основных параметров, характеризующих функциональное состояние НМА спортсменов разной квалификации.
На основе корреляционных зависимостей и с учетом значимости
основных параметров были определены рабочие и коррекционные
зоны тренировочной нагрузки для спортсменов разной квалификации.
Для реализации поставленной цели была разработана программа
обследования спортсменов, в которую вошли индивидуальное тестирование спортсменов с помощью методов комплексного контроля
для определения функционального состояния ЦНС и НМА и педагогическая экспертная оценка в течение всего периода исследований.
Методы комплексного контроля, использованные при тестировании, были ориентированы на определение: состояния ЦНС; времени включения мышц; взрывной силы мышц; показателя упругости мышц; определения уровня специальной физической подготовленности спортсменов.
77
Разработка методики коррекции тренировочных нагрузок состояла из трех этапов исследования: на первом этапе определялись
и уточнялись модельные характеристики (нормограммы) изменения ЦНС и НМА спортсменов в зависимости от тренировочной нагрузки; на втором этапе – значимость основных параметров НМА
для спортсменов разной квалификации; на третьем этапе – модельные характеристики (рабочие и коррекционные зоны) отдельно для
тренировочной нагрузки с отягощениями, для прыжковых упражнений и беговых упражнений спортсменов разной квалификации.
4.1. Определение функционального состояния
цнс спортсменов
4.1.1. Оценка функционального состояния ЦНС
по микроколебаниям конечностей
Для оценки функционального состояния центральной нервной
системы был применен метод измерения микроколебания конечностей (методика проведения измерений была подробно описана в
главе 3). Исследования проводились до тренировки и сразу после
нее в течение всего тренировочного периода. Полученные данные
по каждому спортсмену суммировались по недельным микроциклам и заносились в таблицу для каждой группы отдельно. В представленной табл. 12 значения микроколебаний конечностей соотносились со степенью активации центральной нервной системы,
выраженной наиболее часто встречающимися в спорте понятиями:
возбуждение, утомление, нормальное состояние.
Таблица 12
Изменение функционального состояния центральной нервной системы
спортсменов в течение исследуемого периода тренировок
(методом оценки микроколебаний конечностей)
Номер группы
Месяц
Среднее значение ММК, мВ
Состояние ЦНС
1-я
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
2,80
2,30
1,95
2,35
2,10
Нормальное состояние
78
»»
Легкое утомление
Нормальное состояние
»»
Окончание табл. 12
Номер группы
Месяц
Среднее значение ММК, мВ
Состояние ЦНС
2-я
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
3,05
2,60
2,00
2,40
1,95
Нормальное состояние
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
3,10
2,50
1,95
2,45
1,90
Легкое возбуждение
Нормальное состояние
Легкое утомление
Нормальное состояние
Легкое утомление
3-я
»»
Легкое утомление
Нормальное состояние
Легкое утомление
Из табл. 12 видно, что у спортсменов 1-й группы на 3-м месяце
занятий наблюдается «легкое утомление», а средние показатели
по остальным месяцам попадают в нормограмму «нормальное состояние». У спортсменов 2-й группы «легкое утомление» наступает
на 3-м месяце и на 5-м, по остальным месяцам наблюдается нормальное состояние. У спортсменов 3-й группы «легкое утомление»
наступает на 3-м и на 5-м месяцах занятий, на 1-м месяце – состояние «легкого возбуждения», в остальные месяцы наблюдается нормальное состояние. Исходя из плана тренировочных занятий 3-му
месяцу исследований соответствуют максимальные тренировочные
нагрузки.
4.1.2. Оценка функционального состояния ЦНС
методом рефлексометрии
Функциональное состояния ЦНС спортсменов оценивалось методом рефлексометрии. Метод включал в себя тест по определению
времени ответа испытуемого на световой и звуковой сигналы, измеряемого в миллисекундах (методика проведения теста была подробно описана в главе 3). Исследования проводились до тренировки
и сразу после нее в течение всего тренировочного периода. Данные,
полученные о каждом спортсмене, суммировались по недельным
микроциклам и заносились в таблицу для каждой группы спортсменов отдельно.
В представленной табл. 13 значения сенсомоторной реакции на
свет и звук соотносились со степенью активации центральной нерв79
ной системы, выраженной наиболее часто встречающимися в спорте понятиями: активное состояние, нормальное состояние, утомление.
Таблица 13
Изменение функционального состояния центральной нервной системы
спортсменов в течение исследуемого периода тренировок
(методом рефлексометрии)
Номер
Месяц Реакция на свет, мс Реакция на звук, мс
группы
1-я
2-я
3-я
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
170–250
170–250
250–350
170–250
170–250
170–250
170–250
250–350
170–250
250–350
130–170
170–250
250–350
170–250
250–350
250–350
250–350
350–400
250–350
250–350
170–250
250–350
350–400
250–350
350–400
180–250
250–350
350–400
250–350
350–400
Состояние ЦНС
Нормальное состояние
»»
Легкое утомление
Нормальное состояние
»»
Нормальное состояние
»»
Легкое утомление
Нормальное состояние
Легкое утомление
Активное состояние
Нормальное состояние
Легкое утомление
Нормальное состояние
Легкое утомление
На основании тестирования спортсменов были получены данные, позволяющие судить о скорости реакции на световой и звуковой сигналы в зависимости от состояния ЦНС в разные периоды
тренировок. Анализируя данные табл. 13, мы видим, что у спортсменов 1-й группы на 3-м месяце занятий наблюдается «легкое
утомление», а средние показатели по остальным месяцам попадают
в нормограмму «нормальное состояние». У спортсменов 2-й группы
«легкое утомление» наступает на 3-м месяце и на 5-м, по остальным месяцам наблюдается нормальное состояние. У спортсменов
3-й группы «легкое утомление» наступает на 3-м и на 5-м месяцах
занятий, на 1-м месяце – «активное состояние», по остальным месяцам наблюдается нормальное состояние.
Определение функционального состояния ЦНС спортсменов с помощью двух разных методик показало совпадение результатов тестирования по месяцам во всех трех группах спортсменов.
80
4.2. Определение рабочих и коррекционных зон
тренировочной нагрузки с отягощениями в зависимости
от функционального состояния нервно-мышечного аппарата
спортсменов разной квалификации
4.2.1. Определение функционального состояния НМА
спортсменов в зависимости от нагрузки с отягощениями
Оценка периферического звена НМА спортсменов производилась по изменению времени включения мышц, суммарной взрывной мышечной силы и показателя упругости мышц в зависимости
от тренировочной нагрузки с отягощениями по недельным микроциклам в течение всего периода исследований.
Были определены суммарные коэффициенты корреляции зависимости времени включения прямой мышцы бедра и икроножной
мышцы в зависимости от тренировочной нагрузки с отягощениями;
взрывной силы J мышц – разгибателей ноги и подошвенных сгибателей стопы в зависимости от нагрузки с отягощениями; показателя упругости F прямой мышцы бедра и икроножной мышцы в зависимости от нагрузки с отягощениями по разным группам спортсменов (табл. 14).
Таблица 14
Корреляционная суммарная зависимость Т, J и F от нагрузки
с отягощениями в весенне-летнем тренировочном периоде.
Номер группы
1-я
2-я
3-я
Месяц
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
rТ
Коэффициенты корреляции
–rJ
rF
0,740
0,749
0,765
0,792
0,815
0,760
0,763
0,773
0,784
0,796
0,718
0,733
0,741
0,752
0,765
0,715
0,729
0,768
0,790
0,811
0,698
0,680
0,733
0,744
0,780
0,678
0,693
0,722
0,742
0,754
0,756
0,744
0,727
0,731
0,723
0,742
0,733
0,716
0,721
0,725
0,723
0,714
0,719
0,698
0,695
81
Весь тренировочный период был разбит на три мезоцикла: 1-й
и 2-й месяцы это специальная физическая подготовка; 3-й месяц –
техническая подготовка; 4-й и 5-й месяцы – соревновательная подготовка.
Как видно из табл. 14, параметры, обусловливающие функциональное состояние НМА спортсменов, находятся в разной суммарной корреляционной зависимости по группам. Все коэффициенты
имеют достоверный характер при (0,01<Р<0,05). Наибольшие коэффициенты корреляции наблюдаются у спортсменов 1-й группы,
а наименьшие – у спортсменов 3-й группы.
4.2.2 Определение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов
в зависимости от нагрузки с отягощениями
Проведенный корреляционный анализ позволил определить
сравнительное соотношение параметров, отражающих функциональное состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов в зависимости от суммарной тренировочной нагрузки с отягощениями
(Н) по группам спортсменов разной квалификации в течение всего
тренировочного периода (рис. 10).
Как видно из диаграмм, у спортсменов более высокой квалификации на первом месте по значимости стоит время включения
мышц и оно составляет 39 %. На втором месте находится суммарная взрывная сила, значение которой составляет 34 %, а на третьем
месте находится показатель упругости мышц и составляет 27 %. У
спортсменов 2-й группы значимость основных параметров пример
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
Рис. 10. Процентное соотношение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов разной квалификации
и нагрузки с отягощениями: 1 – время включения мышц; 2 – суммарная
взрывная сила мышц; 3 – показатель упругости мышц
82
но равна, у спортсменов 3-й группы на первом месте (по значимости) показатель упругости мышц – 40 %, на втором – суммарная
взрывная сила мышц – 31 % и на третьем месте – время включения
мышц – 29 %.
Согласно диаграммам значимости основных параметров со снижением квалификации спортсменов происходит уменьшение значимости времени включения мышц с 38 до 34 % в 1-й группе, до
34 % во 2-й группе и до 30 % в 3-й группе.
4.2.3. Рабочие и коррекционные зоны
тренировочной нагрузки с отягощениями
Проведенный корреляционный анализ показателей функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов в
зависимости от выполненной тренировочной нагрузки с отягощениями позволил определить рабочие и коррекционные зоны этой
нагрузки.
Для определения рабочих и коррекционных зон тренировочной
нагрузки были взяты средние значения функциональных параметров Т, J и F по каждому недельному микроциклу отдельно в 1, 2
и 3-й группах спортсменов в соответствии с определенной корреляционной зависимостью от нагрузки с отягощениями в течение всего тренировочного периода (рис. 11).
По горизонтальной оси отмечена нагрузка с отягощением в тоннах (от 0 до 26 т), а по вертикальной оси – время включения мышц
в миллисекундах (от 0 до 300 мс). Внизу находится рабочая зона
1 – икроножная мышца. Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов, под цифрой 2 – 2-й группе,
под цифрой 3 – 3-й группе. Выше на рисунке расположена рабочая
зона 2 (прямая мышца бедра). Под цифрами 1,2 показаны рабочие
зоны для разных групп спортсменов. При попадании параметра Т
в рабочую зону коррекция тренировочной нагрузки не производится. Выше рабочей зоны находится зона отрицательной коррекции
(уменьшение нагрузки), а ниже – зона положительной коррекции
(увеличение нагрузки).
Если значение параметра Т не попадает в рабочую зону для данной группы спортсменов, то определяется величина коррекции тренировочной нагрузки.
Величина коррекции зависит от процентной значимости Т для
данной группы спортсменов. В зависимости от местонахождения
83
«ÅÊ
ؼÉÌÈȹ ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ÇƹÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
©¹ºÇйØÀÇƹ
©¹ºÇйØÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇ ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¦Ë
Рис. 11. Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями
в зависимости от времени включения икроножной мышцы
(рабочая зона 1) и прямой мышцы бедра (рабочая зона 2)
значения Т на графике выбирается коррекция: если выше рабочей
зоны, тогда необходима отрицательная коррекция, если ниже – положительная.
По горизонтальной оси рис. 12 отмечена нагрузка с отягощением
в тоннах (от 0 до 21 т), а по вертикальной оси взрывная сила мышц
(от 300 – 1000 кгс/с). В середине рис. 12 находится рабочая зона
J. Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе
спортсменов, под цифрой 2 – второй группе, под цифрой 3 – третьей
группе. При попадании функционального параметра в рабочую
зону коррекция не производится. Если же функциональный параметр не попадает в рабочую зону, то величина положительной или
отрицательной коррекции определяется по тому, насколько выше
или ниже находится значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями в зависимости от показателя упругости мышц F (рис. 13) были получены в результате анализа корреляционной зависимости между
ними. По горизонтальной оси отмечена нагрузка с отягощением
в тоннах (0 – 21 т), а по вертикальной оси – частота колебаний мышц
(29 – 41 Гц). Показатель упругости мышц изменялся в течение все84
+üÊÊ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
ÇƹÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇ ©¹ºÇйØÀÇƹ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
¦Ë
Рис. 12. Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями
в зависимости от суммарной взрывной мышечной силы
'œÏ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¦Ë
Рис. 13. Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями
в зависимости от показателя упругости мышц
85
го периода: в 1-й группе – от 30,8 до 36 Гц, во 2-й группе – от 31,4 до
37 Гц и в 3-й группе – от 32 до 38 Гц. В середине рис. 13 находится
рабочая зона F. Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов, под цифрой 2 – 2-й группе, под цифрой
3 – 3-й группе. Выше рабочей зоны находится зона отрицательной
коррекции, ниже – зона положительной коррекции. Значение коррекции определяется с учетом коэффициента значимости для показателя упругости F.
В процессе исследований были уточнены корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное
состояние НМА спортсменов и выполненной тренировочной нагрузкой с отягощениями.
На основе анализа корреляционной зависимости параметров
функционального состояния НМА и их значимости от квалификации спортсменов были определены рабочие и коррекционные зоны
тренировочной нагрузки с отягощениями.
4.3. Определение рабочих и коррекционных зон
числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
в зависимости от функционального состояния нма
спортсменов разной квалификации
4.3.1 Определение функционального состояния НМА
спортсменов в зависимости от количества отталкиваний
в прыжковых упражнениях
Оценка периферического звена НМА спортсменов производилась по изменению времени включения мышц, суммарной
взрывной мышечной силы и показателя упругости мышц в зависимости от количества отталкиваний в прыжковых упражнениях по недельным микроциклам в течение всего периода исследований.
Суммарные корреляционные зависимости времени включения
Т прямой мышцы бедра и икроножной мышцы; взрывной силы J
мышц – разгибателей ноги и подошвенных сгибателей стопы; показателя упругости F прямой мышцы бедра и икроножной мышцы
в зависимости от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
были получены как среднеарифметические коэффициенты корреляции всех испытуемых (табл. 15).
86
Таблица 15
Корреляционная зависимость Т, J и F от числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в течение весеннее-летнего
тренировочного периода
Номер группы
1-я
2-я
3-я
Месяц
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
rТ
Коэффициенты корреляции
–rJ
rF
0,687
0,698
0,722
0,728
0,724
0,698
0,702
0,724
0,738
0,746
0,705
0,718
0,736
0,732
0,777
0,697
0,687
0,710
0,704
0,722
0,709
0,706
0,697
0,711
0,721
0,720
0,724
0,717
0,726
0,748
0,678
0,690
0,711
0,736
0,741
0,707
0,733
0,752
0,743
0,779
0,720
0,742
0,750
0,796
0,825
Как видно из табл. 15, параметры, определяющие функциональное состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов, по группам находятся в разной суммарной корреляционной зависимости.
Все коэффициенты имеют достоверный характер при 0,01<Р<0,05.
Наибольшие суммарные коэффициенты корреляции наблюдаются
у спортсменов 3-й группы, а наименьшие – у 1-й.
4.3.2. Определение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов
от количества отталкиваний в прыжковых упражнениях
Проведенный корреляционный анализ позволил определить
сравнительное соотношение параметров, определяющих функциональное состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов, в зависимости от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях по
группам спортсменов разной квалификации в течение всего тренировочного периода (рис. 14).
Как видно из диаграмм, у спортсменов более низкой квалификации на первом месте по значимости стоит время включения мышц
87
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
Рис. 14. Процентное соотношение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов разной квалификации
и числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
и его значение составляет 38 %. На втором месте находится суммарная взрывная сила мышц со значением 32 %, а на третьем – показатель упругости мышц, равный 30 %. У спортсменов 2-й группы основную долю составляет показатель упругости мышц – 35 %,
а 3-й по значимости – взрывная сила мышц – 31 %. В 3-й группе
показатель упругости составляет 41 %, время включения мышц –
30 %, суммарная взрывная сила мышц – 29 %.
Согласно диаграммам значимости основных параметров происходит уменьшение значимости времени включения мышц с уменьшением квалификации спортсменов. В 1-й группе Т составляет
38 %, во 2-й составляет 34 % и в 3-й – 30 %. Обратная зависимость
наблюдается при изменении показателя упругости в зависимости
от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях. В 1-й группе –
30 %, во 2-й группе – 35 % и в 3-й – 41 %.
4.3.3. Рабочие и коррекционные зоны
количества отталкиваний в прыжковых упражнениях
Проведенный корреляционный анализ показателей функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов в
зависимости от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
позволил определить рабочие и коррекционные зоны этой тренировочной нагрузки.
Для определения рабочих и коррекционных зон тренировочной нагрузки в зависимости от числа отталкиваний в прыжковых
упражнениях П были взяты средние значения параметров Т, J и F
по каждому недельному микроциклу в 1, 2 и 3-й группах спортсменов в течение всего тренировочного периода.
88
Рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний в прыжковых упражнениях в зависимости от Т икроножной мышцы и прямой мышцы бедра (рис. 15) были получены в результате анализа
корреляционных зависимостей между ними. По горизонтальной
оси отмечено число отталкиваний в прыжковых упражнениях (от 0
до 1100 от.), а по вертикальной оси – время включения мышц в мс
(от 0 до 300). Внизу находится рабочая зона 1 (икроножная мышца). Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе
спортсменов, под цифрой 2 – 2-й группе, под цифрой 3 – 3-й группе. Выше на рисунке расположена рабочая зона 2 (прямая мышца
бедра). Под цифрами 1,2 показаны рабочие зоны для разных групп
спортсменов. При попадании параметра Т в рабочую зону коррекция тренировочной нагрузки не производится. Выше рабочей зоны
находится зона отрицательной коррекции, а ниже – зона положительной коррекции. Величина положительной или отрицательной
коррекции будет зависеть от значимости Т для данной группы спортсменов и по тому, насколько выше или ниже находится значение
этого параметра по отношению к рабочей зоне.
Рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний в прыжковых упражнениях в зависимости от J (рис. 16) были определены
«ÅÊ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¨ÇË
Рис. 15. Рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости от изменения скорости
включения икроножной мышцы (1) и прямой мышцы бедра (2)
89
+üÊÊ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
ÇƹÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
ÀÇƹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
¨ÇË
Рис. 16. Рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости от изменения
взрывной мышечной силы
для разных групп спортсменов. По горизонтальной оси отмечено
число отталкиваний в прыжковых упражнениях (0 – 1100 от.), а
по вертикальной оси взрывная сила мышц 300 – 1000 кгс/с. В середине рис. 16 находится рабочая зона J. Интегральная площадь под
цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов, под цифрой 2 – 2-й
группе, под цифрой 3 – 3-й группе. В верхней части рисунка находится зона положительной коррекции, внизу – зона отрицательной
коррекции. При попадании функционального параметра в рабочую
зону коррекция не производится. Величина положительной или отрицательной коррекции будет зависеть от значимости J для данной
группы спортсменов и по тому, где находится значение функционального параметра.
Рабочая и коррекционные зоны числа отталкиваний в прыжковых упражнениях в зависимости от показателя упругости мышц
(рис. 17) были получены в результате анализа корреляционных
зависимостей для разных групп спортсменов. По горизонтальной
оси отмечено число отталкиваний в прыжковых упражнениях
(0 – 900 от.), а по вертикальной оси – показатель упругости мышц
(29 – 41 Гц). Показатель упругости мышц в течение всего периода
изменялся в 1-й группе от 30,8 до 36 Гц, во 2-й группе от 31,4 до
37 Гц и в 3-й группе от 32 до 38 Гц. В середине рис. 17 находится
90
'œÏ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ÇƹÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¨ÇË
Рис. 17. Рабочая и коррекционные зоны числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости
от показателя упругости мышц
рабочая зона F. Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов, под цифрой 2 – 2-й группе, под цифрой
3 – 3-й группе. Выше рабочей зоны находится зона отрицательной
коррекции, а ниже – зона положительной коррекции. Значение
коррекции определяется с учетом коэффициента значимости для
показателя упругости F и того, насколько выше или ниже находится значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
Анализ результатов, полученных в предварительном эксперименте, позволил разработать методику коррекции тренировочного
процесса, основанную на данных изменения функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов в зависимости от
числа отталкиваний в прыжковых упражнениях в течение микроцикла, месячного цикла и тренировочного периода в целом.
В процессе исследований были уточнены корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное
состояние НМА спортсменов, и числом отталкиваний в прыжковых упражнениях.
Анализ полученных корреляционных зависимостей позволил
определить значимость основных параметров в процентах в зависимости от уровня квалификации спортсменов.
91
На основании анализа корреляционных зависимостей основных
параметров функционального состояния НМА и их значимости в
зависимости от квалификации спортсменов были определены рабочие и коррекционные зоны прыжковых упражнений.
4.4. Определение рабочих и коррекционных зон
беговых упражнений в зависимости от функционального
состояния нма спортсменов разной квалификации
4.4.1. Определение функционального состояния НМА
спортсменов в зависимости от беговых упражнений
Оценка периферического звена НМА спортсменов производилась по изменению времени включения мышц, суммарной взрывной мышечной силе и показателю упругости мышц в зависимости
от беговых упражнений по недельным микроциклам в течение всего периода исследований.
Были определены суммарные корреляционные зависимости
времени включения Т прямой мышцы бедра и икроножной мышцы; взрывной силы мышц J разгибателей ноги и подошвенных
сгибателей стопы; показателя упругости F прямой мышцы бедра и икроножной мышцы в зависимости от беговых упражнений
(табл. 16).
Таблица 16
Корреляционная зависимость Т, J и F от беговых упражнений
в течение весенне-летнего тренировочного периода
Номер группы
1-й
2-й
92
Месяц
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
Коэффициенты корреляции
rТ
–rJ
rF
0,687
0,698
0,722
0,728
0,724
0,698
0,702
0,724
0,738
0,746
0,697
0,687
0,710
0,704
0,722
0,709
0,706
0,697
0,711
0,721
0,678
0,690
0,711
0,736
0,741
0,707
0,733
0,752
0,743
0,779
Окончание табл. 16
Номер группы
Месяц
3-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
Коэффициенты корреляции
rТ
–rJ
rF
0,705
0,718
0,736
0,732
0,777
0,720
0,724
0,717
0,726
0,748
0,720
0,742
0,750
0,796
0,825
Как видно из табл. 16, параметры, определяющие функциональное состояние НМА спортсменов, по группам находятся в разной
суммарной корреляционной зависимости. Все коэффициенты имеют достоверный характер при 0,01<Р<0,05. Наибольшие суммарные коэффициенты корреляции наблюдаются у спортсменов 3-й
группы, а наименьшие – у 1-й.
4.4.2. Определение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов
в зависимости от беговых упражнений
Проведенный корреляционный анализ позволил определить
сравнительное соотношение параметров, определяющих функциональное состояние НМА спортсменов разной квалификации в течение всего тренировочного периода (рис. 18).
Как видно из диаграмм, у спортсменов более высокой квалификации (1-я группа) на первом месте по значимости стоит время
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
Рис. 18. Процентное соотношение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов разной квалификации
в зависимости от беговых упражнений
93
включения мышц и его значение составляет 40 %. На втором месте находится суммарная взрывная сила со значением 34 %, а на
третьем месте – показатель упругости, равный 26 %. У спортсменов 2-й группы основную долю составляет время включения мышц
(38 %), взрывная сила мышц (32 %) и показатель упругости (30 %).
В 3-й группе на первом месте – показатель упругости (36 %), время
включения мышц (34 %) и взрывная сила мышц (30 %).
Согласно диаграммам значимости основных параметров происходит уменьшение величины Т с уменьшением квалификации
спортсменов с 40 % в 1-й группе, до 38 % во 2-й группе и 34 % в 3-й
группе. Увеличивается процентная значимость показателя упругости с уменьшением квалификации спортсменов.
4.4.3. Рабочие и коррекционные зоны
беговой тренировочной нагрузки
Проведенный корреляционный анализ показателей функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов в зависимости от беговых упражнений позволил определить рабочие и
коррекционные зоны этой тренировочной нагрузки.
Для определения рабочих и коррекционных зон тренировочной
нагрузки в зависимости от беговых упражнений Б были взяты средние значения параметров Т, J и F по каждому недельному микроциклу в 1-й, 2-й и 3-й группах спортсменов в течение всего тренировочного периода (рис. 19).
По горизонтальной оси отмечены беговые упражнения в километрах (0 – 5 км), а по вертикальной оси – время включения мышц
(0 – 300 мс). Внизу рис. 19 находится рабочая зона 1 (икроножная мышца). Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов, под цифрой 2 – 2-й группе, под цифрой 3 – 3-й группе. Выше на рисунке расположена рабочая зона 2
(прямая мышца бедра). Под цифрами 1,2, показаны рабочие зоны
для разных групп спортсменов. При попадании параметра Т в рабочую зону коррекция тренировочной нагрузки не производится.
Выше рабочей зоны находится зона отрицательной коррекции, а
ниже – зона положительной коррекции. Величина положительной или отрицательной коррекции будет зависеть от значимости
Т для данной группы спортсменов и от того, насколько выше или
ниже находится значение этого параметра по отношению к рабочей
зоне.
94
«ÅÊ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
šÃÅ
Рис. 19. Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений
в зависимости от изменения времени включения икроножной мышцы (1)
и прямой мышцы бедра (2)
Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений, выраженных в километрах в зависимости от суммарной взрывной силы
мышц были определены для спортсменов 3 различных групп. По
горизонтальной оси отмечены беговые упражнения в километрах
(0 – 5 км), а по вертикальной оси – суммарная взрывная сила мышц
(300 – 1000 кгс/с). Здесь мы также видим экспоненциальные зависимости. В середине рис. 20 находится рабочая зона J. Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов,
под цифрой 2 – 2-й группе, под цифрой 3 – 3-й группе. Вверху находится зона положительной коррекции, внизу находится зона
отрицательной коррекции. При попадании функционального параметра в рабочую зону коррекция не производится. Величина положительной или отрицательной коррекции будет зависеть от того,
где находится значение параметра.
Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений в зависимости от показателя упругости мышц были получены путем анализа корреляционных зависимостей между ними (рис. 21). По
горизонтальной оси отмечены беговые упражнения в километрах
(0 – 5 км), а по вертикальной оси – показатель упругости мышц
(29 – 41 Гц). Показатель упругости мышц в течение всего периода
изменялся: в 1-й группе от 30,8 до 36 Гц, во 2-й группе – от 31,4 до
95
+üÊÊ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
šÃÅ
Рис. 20. Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений
в зависимости от изменения взрывной мышечной силы
'œÏ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
ؼÉÌÈȹ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
šÃÅ
Рис. 21. Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений
в зависимости от показателя упругости мышц
96
37 Гц и в 3-й группе – от 32 до 38 Гц. В середине рис. 21 находится
рабочая зона F. Интегральная площадь под цифрой 1 соответствует 1-й группе спортсменов, под цифрой 2 – 2-й группе, под цифрой
3 – 3-й группе. Выше рабочей зоны находится зона отрицательной
коррекции, а ниже – зона положительной коррекции. Значение
коррекции определяется с учетом коэффициента значимости для
показателя упругости F и насколько выше или ниже находится
значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
Анализ результатов, полученных в предварительном эксперименте, позволил разработать методику коррекции тренировочного
процесса, основанную на данных изменения функционального состояния НМА спортсменов в зависимости от беговых упражнений в
течение микроцикла, месячного цикла и тренировочного периода
в целом.
В процессе исследований были уточнены корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное
состояние НМА спортсменов, и беговыми упражнениями.
Анализ полученных корреляционных зависимостей позволил
определить значимость основных параметров в процентах, определяющих функциональное состояние нервно-мышечного аппарата в
зависимости от уровня квалификации спортсменов.
На основании анализа корреляционных зависимостей основных
параметров функционального состояния НМА и их значимости в
зависимости от квалификации спортсменов были получены рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений.
ВЫВОДЫ
На основании тестирования спортсменов были получены данные, позволяющие судить о состоянии ЦНС по изменению микроколебаний конечностей и скорости реакции на световой и звуковой
сигналы в разные периоды тренировок. Получены нормограммы
функционального состояния ЦНС, которые определялись по двум
функциональным тестам.
В результате анализа корреляционных зависимостей между параметрами, определяющими функциональное состояние нервномышечного аппарата спортсменов и тренировочной нагрузкой в
течение всего тренировочного периода, были определены коэффициенты значимости каждого функционального параметра: времени включения мышц; суммарной взрывной мышечной силы; показателя упругости для спортсменов разной квалификации: 1-я
97
группа – мастера спорта; 2-я группа – кандидаты в мастера и спортсмены 1-го разряда; 3-я – спортсмены 2-го и 3-го разрядов.
На основании анализа корреляционных зависимостей основных параметров функционального состояния НМА спортсменов и
их значимости в зависимости от квалификации спортсменов были
определены рабочие зоны и зоны коррекции для тренировочной
нагрузки с отягощениями, тренировки в отталкиваниях и прыжках, беговых упражнениях в зависимости от численных значений
основных функциональных параметров.
В результате определения рабочих и коррекционных зон были
установлены предельно допустимые значения для функциональных параметров Т, J и F, при переходе за которые необходима
коррекция тренировочного процесса даже в пределах одного тренировочного занятия (срочная коррекция). Проведение срочной
корректировки возможно лишь на основе экспресс-анализа полученной информации при тестировании ЦНС и НМА спортсменов.
Это обеспечивается совместной работой устройств (датчиков для
съема информации) и вычислительной аппаратуры, программное
обеспечение которой позволяет оценивать функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов сразу после тестирования.
Полученные рабочие и коррекционные зоны тренировочной
нагрузки позволяют проводить также перспективную коррекцию
плана тренировки (на недельный микроцикл и дальше) с целью
оптимизации нагрузок и достижения наилучшей спортивной формы спортсменов к определенному времени, например к главному
соревнованию.
98
ГЛАВА 5. АПРОБАЦИЯ МЕТОДИКИ КОРРЕКЦИИ
ТРЕНИРОВОЧНЫХ НАГРУЗОК НА ОСНОВЕ ДАННЫХ
ЭКСПРЕСС-АНАЛИЗА О ФУНКЦИОНАЛЬНОМ СОСТОЯНИИ
ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И НЕРВНО-МЫШЕЧНОГО
АППАРАТА СПОРТСМЕНОВ
Четвертый этап исследований (2002–2004) – это основной педагогический эксперимент, целью которого было подтверждение на опыте эффективности разработанной комплексной методики коррекции тренировочного процесса на основе данных экспресс-анализа
срочной информации о функциональном состоянии ЦНС и НМА
спортсменов. Основной педагогический эксперимент проводился во
время учебно-тренировочных занятий прыгунов в длину и бегунов
на короткие дистанции членов сборных команд ГУАПа и СанктПетербурга по легкой атлетике. В эксперименте приняли участие 32
спортсмена: КМС – 16 человек, перворазрядников – 16 человек. Все
испытуемые были разделены на четыре однородные группы: по восемь человек в двух контрольных и двух экспериментальных группах. В этой серии исследований были использованы методы комплексного контроля и педагогической экспертной оценки.
Оценка функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов
и корректирование тренировочных нагрузок производились в течение всего педагогического эксперимента в экспериментальных
группах. В контрольных группах коррекция тренировочных планов не производилась.
Объем тренировочных нагрузок согласно плану осеннее-зимнего
периода для контрольной и экспериментальной групп прыгунов в
длину показан в приложении 5. Объем нагрузок согласно плану
тренировочного периода для контрольной и экспериментальной
групп спринтеров показан в приложении 6.
Определение уровня специальной физической подготовленности
спортсменов производилось в начале периода исследований и в конце периода во всех группах с помощью пяти тестов: бег на 40 м со
старта, пятерной прыжок с пяти беговых шагов, прыжок с места,
тройной прыжок с места, пять быстрых вставаний с отягощением
50 кг. По результатам тестирования определялся уровень прироста
специальной физической подготовленности спортсменов во время
педагогического эксперимента.
В конце периода исследований определялась динамика личных
результатов у прыгунов и бегунов в прыжках в длину и беге на
100 м.
99
5.1. Определение рабочих и коррекционных зон
тренировочной нагрузки для экспериментальных групп
Тестирование функционального состояния НМА спортсменов
производилось с помощью трех функциональных тестов: определения времени включения икроножной мышцы до наступления
ее максимальной активности и прямой мышцы бедра, суммарное
значение взрывной мышечной силы мышц – разгибателей ноги и
подошвенных сгибателей стопы и определение показателя упругости мышц. Тестирование проводилось только в экспериментальных группах. Функциональные пробы определялись сразу после
недельного микроцикла. Показатель упругости всех тестируемых
мышц определялся до тренировочного занятия в течение всего тренировочного периода.
На основании плана тренировочных нагрузок осенне-зимнего периода и разработанной комплексной методики коррекции тренировочного процесса были определены рабочие и коррекционные зоны
для нагрузки с отягощениями, числа отталкиваний в прыжковых
упражнениях и беговые упражнения. Уровень спортивной квалификации участников экспериментальной группы соответствовал
среднему уровню, поэтому коэффициенты значимости для функциональных параметров соответственно составили: для нагрузки с
отягощениями (Т = 0,35, J = 0,32, F = 0,33), числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях (Т = 0,34, J = 0,31, F = 0,35), беговых
упражнений (Т = 0,38, J = 0,32, F = 0,30).
Рабочие зоны тренировочной нагрузки были построены с помощью специальной компьютерной программы, которая учитывала
изменения суммарной тренировочной нагрузки в каждом недельном микроцикле, а также численные значения всех функциональных параметров спортсменов в течение эксперимента.
5.1.1. Оценка функционального состояния ЦНС
спортсменов экспериментальных групп
Для определения функционального состояния ЦНС прыгунов
в длину в экспериментальной группе был применен метод рефлексометрии. Он включал в себя тест по определению времени ответа
испытуемого на световой и звуковой сигналы, измеряемого в миллисекундах.
Исследования проводились до тренировки и сразу после нее в
течение всего тренировочного периода. Полученные данные по
100
каждому спортсмену суммировались по недельным микроциклам
и заносились в таблицу. Были определены средние значения сенсомоторной реакции на свет и звук по недельным микроциклам всех
испытуемых спортсменов и суммированны по месяцам тренировочного процесса (табл. 18).
В представленной табл. 18 значения сенсомоторной реакции на
свет и звук соотнесены со степенью активации центральной нервной системы.
Таблица 18
Изменение функционального состояния ЦНС прыгунов в длину
в течение осенне-зимнего периода тренировок
Номер
Месяц
спортсмена
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
Реакция на свет, мс Реакция на звук, мс
230
220
250
275
225
160
270
225
230
260
250
240
235
275
240
165
160
180
195
190
265
270
165
230
200
210
255
235
265
220
280
270
290
360
275
230
380
285
280
360
300
310
295
365
300
240
235
280
265
295
360
370
240
280
285
265
355
320
365
260
Состояние ЦНС
НС
НС
НС
ЛУ
НС
АС
ЛУ
НС
НС
ЛУ
НС
НС
НС
ЛУ
НС
АС
АС
НС
НС
НС
ЛУ
ЛУ
АС
НС
НС
НС
ЛУ
НС
ЛУ
НС
101
Окончание табл. 18
Номер
Месяц
спортсмена
6-й
7-й
8-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
Реакция на свет, мс Реакция на звук, мс
230
270
285
250
170
210
215
235
255
240
265
245
275
265
230
235
255
275
270
355
370
300
240
270
275
285
355
330
360
325
365
375
340
320
360
370
Состояние ЦНС
НС
ЛУ
ЛУ
НС
АС
НС
НС
НС
ЛУ
НС
ЛУ
НС
ЛУ
ЛУ
НС
НС
ЛУ
ЛУ
Примечание: НС – нормальное состояние; АС – активное состояние; ОАС – очень
активное состояние; ЛУ – легкое утомление; СУ – сильное утомление.
На основании определения сенсомоторной реакции спортсменов
на световые и звуковые сигналы были получены данные, позволяющие судить о состоянии ЦНС в разные периоды тренировок. Анализируя данные табл. 18, мы видим, что у спортсменов средние значения сенсомоторной реакции по месяцам тренировок различные и
соответственно различное состояние ЦНС.
Как видно из табл. 18, у спортсмена № 1 в целом по месяцам тренировок состояние ЦНС нормальное, за исключением четвертого
месяца, когда было состояние легкого утомления. У спортсмена
№ 2 легкое утомление было на протяжении 1-го и 4-го месяцев, в
остальных месяцах состояние было нормальное, у спортсмена № 3
легкое утомление возникло на втором месяце занятий, а потом в
течение двух месяцев – активное состояние, что можно объяснить
или очень хорошей адаптацией спортсмена к нагрузкам или недостаточной нагрузкой. В остальные месяцы было нормальное состояние. У спортсмена № 4 – наоборот, на 3-м и 4-м месяцах было
состояние легкого утомления, что можно объяснить некоторой
перегрузкой спортсмена. В остальные месяцы было нормальное состояние. У спортсмена № 5 прослеживается легкое утомление на
102
3-м и 5-м месяцах тренировок, это тоже говорит о небольшой перегрузке. В остальные месяцы состояние нормальное. У спортсмена
№ 6 возникает состояние легкого утомления на 2-м и 3-м месяцах
тренировок, здесь также возможна перегрузка тренировочной программы. По остальным месяцам состояние нормальное. Состояние
спортсмена № 7 очень похоже на состояние спортсмена № 5. У спортсмена № 8 легкое утомление наблюдается в 1, 2, 5 и 6-м месяцах.
Здесь прослеживается перегрузка тренировочной программы для
данного спортсмена. В остальные месяцы состояние нормальное.
Для каждого спортсмена экспериментальной группы были
определены нормограммы сенсомоторной реакции на световой и
звуковой импульсы. По ним уточнялось функциональное состояние ЦНС спортсменов путем сопоставления численного значения
функциональных параметров и функционального состояния ЦНС
спортсменов, рассчитывалась коррекция силовых упражнений с
отягощениями, количества отталкиваний в прыжковых упражнениях и беговых упражнениях в сторону увеличения или уменьшения нагрузки, или не применялась совсем.
Для определения функционального состояния ЦНС спринтеров
экспериментальной группы также был применен метод рефлексометрии. Исследования проводились до тренировки и сразу после
нее в течение всего тренировочного периода. Полученные данные
по каждому спортсмену суммировались по недельным микроциклам и заносились в таблицу. Были определены средние значения
сенсомоторной реакции на свет и звук по недельным микроциклам
всех испытуемых бегунов и суммировались по месяцам тренировочного процесса (табл. 19).
Таблица 19
Изменение функционального состояния ЦНС спринтеров
в течение всего периода тренировок
Номер
Месяц Реакция на свет, мс
спортсмена
Реакция на
звук, мс
Состояние
ЦНС
1-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
200
190
240
285
215
150
260
275
280
360
270
235
НС
НС
НС
ЛУ
НС
АС
2-й
1-й
2-й
260
220
380
275
ЛУ
НС
103
Окончание табл. 19
Номер
Месяц Реакция на свет, мс
спортсмена
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
104
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
240
260
250
240
275
235
160
235
185
165
195
190
265
270
165
230
200
210
255
235
265
220
220
285
270
240
170
210
215
265
225
230
275
235
275
265
230
235
255
275
Реакция на
звук, мс
Состояние
ЦНС
280
370
300
310
265
390
240
310
285
235
265
295
360
370
240
280
285
265
355
320
365
260
280
365
360
300
240
290
275
350
280
315
370
325
365
375
340
320
360
370
НС
ЛУ
НС
НС
ЛУ
НС
АС
НС
НС
АС
НС
НС
ЛУ
ЛУ
АС
НС
НС
НС
ЛУ
НС
ЛУ
НС
НС
ЛУ
ЛУ
НС
АС
НС
НС
ЛУ
НС
НС
ЛУ
НС
ЛУ
ЛУ
НС
НС
ЛУ
ЛУ
На основании определения сенсомоторной реакции спортсменов
на световые и звуковые сигналы были получены данные, позволяющие судить о состоянии ЦНС в разные периоды тренировок. Данные табл. 19 показывают, что у бегунов значения величины сенсомоторной реакции по месяцам тренировок различные.
Как видно из табл. 19, у спортсмена № 1 в целом по месяцам тренировок состояние ЦНС нормальное, за исключением четвертого
месяца тренировок, где было состояние легкого утомления. У спортсмена № 2 состояние легкого утомления было на протяжении 1-го
и 4-го месяцев, по остальным месяцам состояние было нормальное.
У спортсмена № 3 легкое утомление наступило на втором месяце
занятий, а потом наступило на два месяца активное состояние, это
можно объяснить или очень хорошей адаптацией спортсмена к нагрузкам или недостаточной нагрузкой. В остальные месяцы было
нормальное состояние. У спортсмена № 4, наоборот, на 3-м и 4-м
месяцах было состояние легкого утомления, что можно объяснить
некоторой перегрузкой спортсмена. В остальные месяцы было нормальное состояние. У спортсмена № 5 прослеживается легкое утомление на 3-м и 5-м месяцах тренировок, это тоже говорит о небольшой перегрузке. В остальные месяцы состояние нормальное. Спортсмен № 6 имеет состояние легкого утомления на 2-м и 3-м месяцах
тренировок, здесь также возможна перегрузка тренировочной программы. По остальным месяцам состояние нормальное. Состояние спортсмена № 7 очень похоже на состояние спортсмена № 5.
У спортсмена № 8 состояние легкого утомления наблюдается в 1, 2,
5 и 6-м месяцах. Здесь прослеживается перегрузка тренировочной
программы для данного спортсмена. Для каждого бегуна экспериментальной группы были определены нормограммы по сенсомоторной реакции на световой и звуковой импульсы. По ним уточнялось
функциональное состояние ЦНС спортсменов, рассчитывалась и
уточнялась возможность коррекции силовых упражнений с отягощениями, количества отталкиваний в прыжковых упражнениях
и беговых упражнений в сторону увеличения или уменьшения нагрузки, или отклонялась коррекция.
5.1.2. Рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки
для спортсменов экспериментальных групп
Оценка периферического звена НМА спортсменов производилась
в ходе изменения времени включения мышц, суммарной взрывной
105
мышечной силы и показателя упругости мышц в зависимости от
тренировочной нагрузки с отягощениями, числом отталкиваний в
прыжковых упражнениях и беговыми упражнениями.
Были определены рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки с отягощениями Н в зависимости от численных значений времени включения Т икроножной мышцы и прямой мышцы бедра (рис. 22).
По горизонтальной оси отмечена тренировочная нагрузка с отягощением в тоннах (от 0 до 26 т), по вертикальной оси отмечено время включения мышц в миллисекундах (от 50 до 300 мс).
Кривые 1 и 2 на рис. 22 ограничивают рабочую зону 1 для времени включения икроножной мышцы. Выше рабочей зоны 1 находится зона отрицательной коррекции, а ниже – зона положительной
коррекции. Кривые 3 и 4 на рис. 22 ограничивают рабочую зону 2
для времени включения прямой мышцы бедра. Выше рабочей зоны
2 находится зона отрицательной коррекции, а ниже – зона положительной коррекции этого параметра. Рабочие зоны 1 и 2 представляют собой нормограммы нагрузки с отягощениями для данного
функционального параметра Т.
У спортсменов экспериментальной группы были определены
рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний в прыжковых
ªÅÊ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¦Ë
Рис. 22. Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями
в зависимости от времени включения икроножной мышцы
(рабочая зона 1) и прямой мышцы бедра (рабочая зона 2)
106
ªÅÊ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¨ÇË
Рис. 23. Рабочие и коррекционные зоны количества отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости от изменения скорости
включения икроножной мышцы (рабочая зона 1) и прямой мышцы бедра
(рабочая зона 2)
упражнениях в зависимости от численных значений времени включения икроножной мышцы и прямой мышцы бедра (рис. 23).
По горизонтальной оси отмечено количество отталкиваний в
прыжковых упражнениях (0 – 1100 от.), по вертикальной оси отмечено время включения мышц в миллисекундах (50 – 300 мс).
Кривые 1 и 2 на рис. 23 ограничивают рабочую зону 1 для П икроножной мышцы. Выше от рабочей зоны 1 находится зона отрицательной коррекции, а ниже – зона положительной коррекции указанного параметра. Кривые 3 и 4 ограничивают рабочую зону 2 для
П прямой мышцы бедра. Над рабочей зоной 2 находится зона отрицательной коррекции, а под ней – зона положительной коррекции
П. Рабочие зоны 1 и 2 представляют собой нормограммы количества отталкиваний в прыжковых упражнениях для данного функционального параметра Т.
В процессе эксперимента определялись рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений в зависимости от численных значений времени включения икроножной мышцы и прямой мышцы
бедра (рис. 24).
По горизонтальной оси отмечены беговые упражнения в километрах (0 – 5 км), по вертикальной оси отмечено время включения
107
ªÅÊ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
šÃÅ
Рис. 24. Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений
в зависимости от изменения скорости включения икроножной мышцы
(рабочая зона 1) и прямой мышцы бедра (рабочая зона 2)
мышц в миллисекундах (50 – 300 мс). Кривые 1 и 2 ограничивают
рабочую зону 1 для П икроножной мышцы. Выше рабочей зоны 1
находится зона отрицательной коррекции, а ниже – зона положительной коррекции указанного параметра. Кривые 3 и 4 не ограничивают рабочую зону 2 для П прямой мышцы бедра. Над рабочей
зоной 2 находится зона отрицательной коррекции, а под ней – зона
положительной коррекции П. Рабочие зоны 1 и 2 представляют собой нормограммы количества отталкиваний в прыжковых упражнениях для данного функционального параметра Т.
В процессе анализа полученных результатов были определены
рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки с отягощениями в зависимости от взрывной силы мышц J (рис. 25). Кривые 1 и
2 ограничивают рабочую зону для нагрузки с отягощениями. Выше
нее находится зона положительной коррекции, а ниже – зона отрицательной коррекции. По горизонтальной оси отмечены беговые
упражнения в километрах (0 – 5 км), по вертикальной оси отмечена
суммарная взрывная сила мышц в килограмм-силах в секунду (300 –
1000 кгс/с). При попадании функционального параметра в рабочую
зону коррекция не производится. Если этот параметр находится вне
рабочей зоны, то значение коррекции определяется с учетом коэффициента значимости и того, насколько выше или ниже находится
значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
108
+üÊÊ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¦Ë
Рис. 25. Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями
в зависимости от суммарной взрывной мышечной силы
Для экспериментальной группы были построены рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
в зависимости от взрывной мышечной силы J (рис. 26).
+üÊÊ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¨ÇË
Рис. 26. Рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости от изменения суммарной
взрывной мышечной силы
109
По горизонтальной оси отмечено количество отталкиваний в
прыжковых упражнениях (0 – 1200 от.), по вертикальной оси отмечена суммарная взрывная сила мышц (300 – 1000 кгс/с). Кривые
1 и 2 на рис. 26 ограничивают рабочую зону. Выше рабочей зоны
находится зона положительной коррекции, ниже – зона отрицательной коррекции. При попадании функционального параметра
в рабочую зону коррекция не производится. Если этот параметр
не попал в эту зону, то значение коррекции определяется с учетом
коэффициента значимости для данного параметра и того, насколько выше или ниже находится значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
В процессе эксперимента были определены рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений в зависимости от величины J
(рис. 27).
По горизонтальной оси отмечены беговые упражнения (0 – 5 км),
по вертикальной оси отмечена суммарная взрывная сила мышц
(300 – 1000 кгс/с). Кривые 1 и 2 на рис. 27 ограничивают рабочую
зону. Выше от рабочей зоны находится зона положительной коррекции, ниже – зона отрицательной коррекции. При попадании
функционального параметра в рабочую зону коррекция не производится. Если этот параметр не попал в эту зону, то значение коррекции определяется с учетом коэффициента значимости для данного
+üÊÊ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
šÃÅ
Рис. 27. Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений
в зависимости от изменения суммарной взрывной мышечной силы
110
параметра и того, насколько выше или ниже находится значение
этого параметра по отношению к рабочей зоне.
В экспериментальной группе определялись рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки с отягощениями в зависимости от показателя упругости икроножной и прямой мышцы бедра
(рис. 28). По горизонтальной оси отмечена тренировочная нагрузка
с отягощениями (0 – 25 т), по вертикальной оси отмечен показатель
упругости мышц в Гц (29 – 41 Гц). Кривые 1 и 2 ограничивают рабочую зону для нагрузки с отягощениями. Выше от рабочей зоны находится зона отрицательной коррекции, ниже – зона положительной
коррекции. При попадании функционального параметра в рабочую
зону коррекция не производится. Если этот параметр вышел за пределы рабочей зоны, то значение коррекции определяется с учетом
коэффициента значимости и того, насколько выше или ниже находится значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
В процессе исследований были определены рабочие и коррекционные зоны для числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
в зависимости от показателя упругости мышц (рис. 29). По горизонтальной оси отмечено количество отталкиваний в прыжковых
упражнениях (0 – 1200 от.), по вертикальной оси отмечен показатель упругости мышц (29 – 41 Гц). Кривые 1 и 2 ограничивают рабочую зону для числа отталкиваний в прыжковых упражнениях.
'œÏ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¦Ë
Рис. 28. Рабочие и коррекционные зоны нагрузки с отягощениями
в зависимости от показателя упругости мышц
111
'œÏ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
¨ÇË
Рис. 29. Рабочие и коррекционные зоны числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости
от показателя упругости мышц
Выше от рабочей зоны находится зона отрицательной коррекции,
а ниже – зона положительной коррекции. При попадании функционального параметра в рабочую зону коррекция не производится. Если этот параметр не попал в эту зону, то значение коррекции
определяется с учетом коэффициента значимости для данного показателя и того, насколько выше или ниже находится значение
этого параметра по отношению к рабочей зоне.
Для экспериментальной группы были построены рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений в зависимости от показателя
упругости мышц (рис. 30). По горизонтальной оси отмечены беговые
упражнения в км (0 – 5 км), по вертикальной оси отмечен показатель
упругости мышц (29 – 41 Гц). Кривые 1 и 2 ограничивают рабочую
зону для беговых упражнений. Выше от рабочей зоны находится
зона отрицательной коррекции, а ниже – зона положительной коррекции. При попадании функционального параметра в рабочую зону
коррекция не производится. Если этот параметр не попал в зону, то
значение коррекции определяется с учетом коэффициента значимости для данного показателя и того, насколько выше или ниже находится значение этого параметра по отношению к рабочей зоне.
На рис. 22–30 показаны рабочие зоны тренировочной нагрузки,
зоны отрицательной и положительной коррекции. Как видно из ри112
'œÏ
Çƹ
ÇËÉÁϹ˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
©¹ºÇйØ
ÀÇƹ
Çƹ
ÈÇÄÇ¿Á˾ÄÕÆÇÂ
ÃÇÉɾÃÏÁÁ
šÃÅ
Рис. 30. Рабочие и коррекционные зоны беговых упражнений
в зависимости от показателя упругости мышц
сунков, рабочие зоны представляют собой интегральную область,
внутри которой состояние нервно-мышечного аппарата спортсменов
соответствует выполняемой тренировочной нагрузке. Как только
функциональный параметр выходит из рабочей зоны, компьютерная
программа начинает сигнализировать об изменении величины этого
параметра до тех пор, пока будет необходимость в коррекции тренировочной нагрузки. Численное значение отрицательной или положительной коррекции тренировочной нагрузки будет определяться
в зависимости от величины, на которую выходит функциональный
параметр из рабочей зоны, и от процентной значимости этого параметра для данной квалификации спортсмена. Подробно механизм
определения величины коррекции будет показан в разделе 5.2.
5.2. Коррекция тренировочной нагрузки
по данным экспресс-анализа о функциональном состоянии
цнс и нма спортсменов экспериментальных групп
В экспериментальной группе прыгунов в длину и спринтеров на
основании изменения параметров, определяющих функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов, проводилась срочная и
перспективная коррекция тренировочной нагрузки.
113
5.2.1. Коррекция тренировочной нагрузки в группе прыгунов
Срочная коррекция тренировочной нагрузки выполнялась при
условии, что значение тестируемого функционального параметра
выходило за рамки рабочей зоны. Если значение функционального параметра попадало в зону отрицательной коррекции, то проводилась отрицательная коррекция тренировочной нагрузки, если в
зону положительной коррекции, то проводилась положительная
коррекция. Срочная коррекция тренировочной нагрузки выражалась, как правило, отрицательной коррекцией, величина которой
составляла 50 % от плановой нагрузки с отягощениями, 50 % от
числа отталкиваний в прыжковых упражнениях и 50 % в беговых
упражнениях, если значение функционального параметра превышало над рабочей зоной 10 %. Если это превышение составляло
10 % и более, то данная нагрузка уменьшалась на 75 % или даже
исключалась из тренировочного плана. При этом обязательно учитывалось состояние ЦНС спортсмена. Если проводилась срочная
отрицательная коррекция по результатам тестирования НМА, то
утомленное состояние ЦНС увеличивало значение коррекции: легкое утомление на 5 %, а сильное – на 10 %. В случае нормального
состояния или активного состояния спортсмена коррекция тренировочной нагрузки проводилась только по результатам тестирования НМА. В качестве восстановительных мероприятий применялись в тренировочном периоде: баня, массаж, отдых.
Положительная срочная коррекция тренировочной нагрузки
производилась значительно реже – при совпадении следующих
условий: тестируемый функциональный параметр попадал в зону
положительной коррекции и превышал эту зону на 10 % и более и
при условии нормального, активного или очень активного состояния ЦНС. Учитывалось также мнение самого спортсмена о своем
самочувствии.
В экспериментальной группе прыгунов была проведена срочная
коррекция тренировочной нагрузки с отягощениями в течение всего осеннее-зимнего тренировочного периода в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов (табл. 20). Знак
(–) означает отрицательную коррекцию, а знак (+) – положительную. Как мы видим, в табл. 20 преобладает отрицательная срочная
коррекция. Общее число отрицательных срочных коррекций составило 55, а положительных коррекций 6. Больше всего срочных
коррекций проводилось у спортсмена 1, 2 и 4-го, а наименьшее количество коррекций проводилось у 6-го и 8-го спортсменов.
114
Таблица 20
Срочная коррекция упражнений с отягощениями Н в зависимости
от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов
экспериментальной группы в течение осеннее-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
1
–
2-й
–
1
–
3-й
–
1
–
4-й
–
1
–
5-й
–
2
–
6-й
–
1
1
7-й
–
1
–
8-й
–
2
1
Итого коррекций за период:
(–)
3
3
2
4
3
–
2
3
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
–
1
1
1
2
2
2
2
2
2
1
–
–
–
–
–
1
–
–
–
2
2
1
1
1
2
3
1
Всего коррекций
(+)
(–)
–
–
–
–
1
2
1
2
6
8
8
6
8
7
5
7
6
55
Число срочных отрицательных коррекций, среди которых тренировочная нагрузка уменьшалась до 50 %, составило 80 % от всего числа коррекций, а в 20 % случаев тренировочная нагрузка заменялась восстановительными мероприятиями. Наибольшее число
срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле СФП
(20), где тренировочная нагрузка была максимальной. Наименьшее
число срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле
ОФП (10). Почти у всех спортсменов проводилась отрицательная
коррекция в течение всего тренировочного периода. Положительная коррекция проводилась только у спортсменов 5–8-го.
У прыгунов в длину проводилась срочная коррекция в прыжковых упражнениях в зависимости от функционального состояния
ЦНС и НМА спортсменов в течение педагогического эксперимента
(табл. 21).
В срочной коррекции числа отталкиваний преобладала отрицательная коррекция. Общее число отрицательных коррекций
в экспериментальной группе составило 44, а положительных 5.
Наибольшее число отрицательных коррекций пришлось на мезоцикл СФП. Срочные отрицательные коррекции, при которых были
уменьшены тренировочные нагрузки (по числу отталкиваний) на
50 % и более, составили 75 % от общего числа, а в оставшихся 25 %
случаев тренировочная нагрузка была заменена на восстановительные мероприятия. Набольшее число срочных отрицательных
115
коррекций было проведено в цикле СФП (17), где тренировочная
нагрузка была максимальной. Наименьшее число срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле ОФП (9). У всех спортсменов проводилась отрицательная коррекция в течение всего тренировочного периода. Положительная коррекция проводилась
только у спортсменов 5–8-го.
Таблица 21
Срочная коррекция числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
в зависимости от функционального состояния ЦНС
и НМА спортсменов экспериментальной группы
в течение осенне-зимнего тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
2
–
2-й
–
1
–
3-й
–
2
–
4-й
–
–
–
5-й
–
1
–
6-й
–
–
1
7-й
–
1
1
8-й
–
2
–
Итого коррекций за период:
ТП
СП
Всего коррекций
Число коррекций
(–)
(+)
(–)
(+) (–)
(+)
(–)
3
3
3
1
3
–
1
3
–
–
–
–
–
1
1
–
1
1
1
2
1
1
–
2
–
–
–
–
1
–
–
–
–
1
1
1
1
2
1
2
–
–
–
–
1
2
2
–
5
6
6
7
4
6
3
3
9
44
У прыгунов в длину также проводилась коррекция в беговых упражнениях в зависимости от функционального состояния ЦНС и
НМА спортсменов в течение педагогического эксперимента (табл. 22).
В срочной коррекции беговых упражнений преобладала отрицательная коррекция. Общее число отрицательных коррекций в экспериментальной группе составило 20, а положительных –5. Наибольшее число отрицательных коррекций пришлось на мезоцикл
СФП. Набольшее число срочных отрицательных коррекций было
проведено в цикле СФП (7), где тренировочная нагрузка была максимальной. Наименьшее число срочных отрицательных коррекций
было проведено в цикле ОФП (4). У всех спортсменов проводилась
отрицательная коррекция в течение всего тренировочного периода.
Положительная коррекция проводилась только у спортсменов 5–8го. Срочные отрицательные коррекции, при которых были уменьшены тренировочные нагрузки на 50 % и более, составили 70 % от
общего числа, а в оставшихся 30 % случаев тренировочная нагрузка была заменена на восстановительные мероприятия.
116
Таблица 22
Срочная коррекция беговых упражнений
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы в течение осеннее-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
11-й
–
–
–
2-й
–
1
–
3-й
–
–
–
4-й
–
–
–
5-й
–
1
–
6-й
–
–
–
7-й
–
1
1
8-й
–
1
–
Итого коррекций за период:
(–)
1
–
–
1
2
–
1
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
–
1
1
–
1
–
1
–
–
–
–
2
–
–
–
–
1
1
–
–
–
1
1
–
1
–
1
1
Всего коррекций
(+)
(–)
–
–
–
–
1
2
2
–
5
0
0
0
0
4
0
3
6
20
Пример срочной отрицательной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд, КМС)
приведены в табл. 23. Здесь можно видеть, что коррекция производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численными значениями. В табл. 23 представлены значения упражнений
с отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях
и беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения
были максимальными за весь период педагогического эксперимента. Здесь же приведены значения коррекции тренировочной нагрузки по показателю упругости мышц F на 50 % от общего ее объема. Если проводилась отрицательная коррекция, следовательно,
общий объем нагрузки по всем видам упражнений был уменьшен
на 0,5, с учетом коэффициента значимости для данной квалификации спортсменов.
Данные срочной положительной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд, КМС)
приведены в табл. 24. Здесь можно видеть, что коррекция производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численными значениями. В табл. 24 представлены значения упражнений с
отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях и
беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения
были максимальными за весь период педагогического эксперимента. Здесь приведены значения коррекции тренировочной нагрузки
по времени включения мышц на 20 % от общего ее объема.
117
Таблица 23
Срочная отрицательная коррекция тренировочной нагрузки
спортсмена № 8*
Вид упражнений
Прыжки с короткого разбега, раз
Спринтерский бег до 100 м, км
Спринтерский бег до 200 м, км
Скачки, раз
Многоскоки, раз
Выпрыгивания с отягощениями, т
Приседания с отягощениями, т
Силовые упражнения, т
Тренировочная нагрузка
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
6
0,5
1,0
40
80
1,0
2,4
1,0
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
3
0,25
0,5
20
40
0,5
1,2
0,5
5
0,42
0,85
33
66
0,85
2,0
0,85
* Для нагрузки с отягощениями значимость (Т = 0,35, J = 0,32, F = 0,33), для
числа отталкиваний в прыжковых упражнениях значимость (Т = 0,34, J = 0,31,
F = 0,35), для беговых упражнений значимость (Т = 0,38, J = 0,32, F = 0,30).
Таблица 24
Срочная положительная коррекция тренировочной нагрузки
спортсмена № 3
Вид упражнений
Прыжки с короткого разбега, раз
Спринтерский бег до 100 м, км
Спринтерский бег до 200 м, км
Скачки, раз
Многоскоки, раз
Выпрыгивания с отягощениями, т
Приседания с отягощениями, т
Силовые упр., т
Тренировочная нагрузка
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
6
0,5
1,0
40
80
1,0
2,4
1,0
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
1,2
0,1
0,2
8
14
0,2
0,4
0,2
7
0,58
1,07
43
84
1,07
2,6
1,07
Если проводилась положительная коррекция, следовательно,
общий объем нагрузки по всем видам упражнений был увеличен на
20 % с учетом коэффициента значимости для данной квалификации спортсменов.
Перспективная коррекция тренировочной нагрузки проводилась на основе полученных рабочих и коррекционных зон для
каждого функционального параметра в зависимости от суммарных
значений нагрузки с отягощениями, числа отталкиваний в прыж118
ковых упражнениях и беговых упражнений за недельный микроцикл в течение всего педагогического эксперимента. В исследуемой
ситуации в основном преобладала перспективная отрицательная
коррекция. Отрицательная коррекция проводилась, если значение
исследуемого суммарного параметра смещалось из рабочей зоны
более, чем на 10 % в зону отрицательной коррекции за недельный
микроцикл. При перспективной отрицательной коррекции вносились поправки в тренировочную нагрузку последующих недельных
микроциклов по каждому функциональному параметру на 10 %
при условии хорошего состояния ЦНС спортсмена и не менее, чем
на 30 процентов при утомлении ЦНС.
В экспериментальной группе прыгунов проводилась перспективная коррекция тренировочной нагрузки с отягощениями в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов экспериментальной группы в течение педагогического эксперимента (табл. 25). Из таблицы видно, что в экспериментальной
группе проводилась больше отрицательных коррекций и меньше
положительных. Общее число отрицательных коррекций в экспериментальной группе составило 26, а положительных – 9.
Таблица 25
Перспективные коррекции упражнений с отягощениями
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы в течение осенне-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
1
–
2-й
–
1
–
3-й
–
–
–
4-й
–
1
–
5-й
1
–
–
6-й
2
–
1
7-й
–
2
–
8-й
–
1
–
Итого коррекций за период:
(–)
2
3
1
2
–
–
2
1
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
1
–
1
–
1
1
–
1
1
2
–
1
–
–
–
–
–
1
1
–
–
–
–
1
–
–
–
1
Всего коррекций
(+)
(–)
–
–
–
–
3
4
2
–
9
4
5
1
5
1
2
4
4
26
Из табл. 25 видно, что для пяти спортсменов проводилась только
отрицательная коррекция Н, для трех – и отрицательная и положительная коррекция этого параметра. Максимальное число коррекций пришлось на мезоцикл специальной физической подготов119
ки, на этот же мезоцикл приходится максимальная тренировочная
нагрузка с отягощениями за недельный микроцикл.
При проведении перспективной коррекции тренировочной нагрузки с отягощениями отдельно учитывалась нагрузка от приседаний с отягощениями, выпрыгиваний с отягощениями и силовых
упражнений. Численное значение общей коррекции определялось
с учетом рабочих и коррекционных зон и было пропорционально
каждой из составляющих тренировочной нагрузки с отягощениями (приседания, выпрыгивания, силовые упражнения).
В течение эксперимента также проводилась перспективная коррекция числа отталкиваний прыжковых упражнений в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов экспериментальной группы (табл. 26). Из таблицы видно, что в экспериментальной группе проводилось больше отрицательных коррекций
и меньше положительных. Общее число отрицательных коррекций
в экспериментальной группе составило 33, а положительных 9.
Таблица 26
Перспективная коррекция числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях в зависимости от функционального
состояния ЦНС и НМА спортсменов экспериментальной группы
в течение осенне-зимнего тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
2
–
2-й
–
1
–
3-й
–
–
–
4-й
–
2
–
5-й
–
1
–
6-й
1
–
1
7-й
–
1
1
8-й
–
2
–
Итого коррекций за период:
(–)
2
1
1
3
2
–
1
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
–
1
–
–
1
–
1
1
2
1
–
1
1
–
–
1
1
1
–
1
1
–
–
1
–
–
2
1
Всего коррекций
(+)
(–)
1
–
–
1
1
4
1
1
9
4
2
2
7
5
1
4
6
33
Из табл. 26 видно, что для двух спортсменов выполнялась только отрицательная коррекция прыжковых упражнений, для шести
и отрицательная, и положительная коррекция прыжковых упражнений. Максимальное число отрицательных коррекций пришлось
на мезоцикл СФП, а положительных коррекций – на мезоцикл СП.
При проведении перспективной коррекции числа отталкиваний в
прыжковых упражнениях учитывалось отдельно число скачков,
120
многоскоков, спрыгиваний с возвышения, прыжков с места, прыжков с короткого, среднего и длинного разбегов. Численное значение общей коррекции числа отталкиваний определялось с учетом
рабочих и коррекционных зон и было пропорционально значению
каждой составляющей прыжковых упражнений: скачков, многоскоков, спрыгиваний, прыжков с места; прыжков с короткого,
среднего и длинного разбегов. Перспективная коррекция выполнялась по суммарным значениям каждого компонента прыжковых
упражнений за тренировочный недельный микроцикл.
Была проведена перспективная коррекция беговых упражнений
от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов экспериментальной группы (табл. 27). Из таблицы видно, что в экспериментальной группе проводилась больше отрицательных коррекций
и меньше положительных. Общее число отрицательных коррекций
в экспериментальной группе составило 26, а положительных 9.
Таблица 27
Перспективная коррекция в беговых упражнениях
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы в течение осенне-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
–
–
2-й
–
1
–
3-й
–
–
–
4-й
–
2
–
5-й
–
1
–
6-й
1
–
1
7-й
–
1
1
8-й
–
2
–
Итого коррекций за период:
(–)
–
1
1
1
2
–
1
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
–
1
–
–
1
–
1
1
2
1
–
1
1
–
–
1
1
1
–
1
1
–
–
–
–
–
2
1
Всего коррекций
(+)
(–)
1
–
–
1
1
4
1
1
9
2
2
2
4
5
1
4
6
26
Из табл. 27 видно, что для двух спортсменов выполнялась только отрицательная коррекция П, для шести – и отрицательная, и
положительная. Максимальное число отрицательных коррекций
пришлось на мезоцикл СФП, а положительных коррекций – на мезоцикл СП.
При проведении перспективной коррекции в беговых упражнениях учитывались отдельно пробегания с разбегом, короткий
спринтерский бег (до 40 м), спринтерский бег до 100 м, спринтер121
ский бег на 100–300 м. Численное значение общей коррекции в беговых упражнениях определялось с учетом рабочих и коррекционных зон и было пропорционально значению каждой составляющей
беговых упражнений. Перспективная коррекция выполнялась по
суммарным значениям каждого компонента беговых упражнений
за тренировочный микроцикл.
Пример перспективной отрицательной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд,
КМС) приведены в табл. 28. Здесь можно видеть, что коррекция производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численными значениями. В таблице представлены значения упражнений
с отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях
и беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения
были максимальными за весь период педагогического эксперимента. Здесь же приведены значения коррекции тренировочной нагрузки на 20 % от общего ее объема. При проведении отрицательной
коррекции на 20 % общий объем тренировочной нагрузки по всем
видам упражнений был уменьшен на 20 % с учетом коэффициента
значимости для данной квалификации спортсменов.
Таблица 28
Перспективная отрицательная коррекция тренировочной нагрузки
за микроцикл на 20 % для спортсмена № 8
Вид упражнений
Прыжки со среднего разбега, раз
Прыжки с короткого разбега, раз
Спринтерский бег до 100 м, км
Спринтерский бег до 200 м, км
Скачки, раз
Многоскоки, раз
Выпрыгивания с отягощениями, т
Приседания с отягощениями, т
Силовые упражнения, т
Тренировочная нагрузка
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
10
20
2,5
4,0
400
800
7
14
2,0
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
2
4
0,5
0,8
80
160
1,4
2,8
0,4
9
18
2,3
3,7
370
740
6,4
12,8
1,8
Данные перспективной положительной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд,
КМС) приведены в табл. 29. Здесь можно видеть, что коррекция
производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численными значениями. В табл. 29 представлены значения упражне122
ний с отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях и беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения были максимальными за весь период педагогического эксперимента. Здесь же приведены значения коррекции тренировочной
нагрузки по всем видам упражнений на 10 % от общего ее объема.
Если проводилась положительная коррекция, следовательно, общий объем нагрузки по всем видам упражнений был увеличен на
10 % с учетом коэффициента значимости функционального параметра, по которому проводилось тестирование для данной квалификации спортсменов.
Таблица 29
Перспективная положительная коррекция тренировочной нагрузки
за микроцикл на 10 % для спортсмена № 3
Вид упражнений
Тренировочная нагрузка
По Коэфф. зна- Значение
После
плану чимости коррекции коррекции
Прыжки со среднего разбега, раз
10
Прыжки с короткого разбега, раз
20
Спринтерский бег до 100 м, км
2,0
Спринтерский бег до 200 м, км
4,0
Скачки, раз
200
Многоскоки, раз
500
Выпрыгивания с отягощениями, т
4
Приседания с отягощениями, т
10
Силовые упражнения, т
2,0
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
1
2
0,2
0,4
20
50
0,4
1
0,2
11
21
2,07
4,14
207
518
4,14
10,35
2,07
5.2.2. Коррекция тренировочной нагрузки
в группе спринтеров
Срочная коррекция тренировочной нагрузки выполнялась, при
условии, что значение тестируемого функционального параметра
выходило за рамки рабочей зоны. Если значение функционального параметра попадало в зону отрицательной коррекции, то проводилась отрицательная коррекция тренировочной нагрузки. Если
значение функционального параметра попадало в зону положительной коррекции, то проводилась положительная коррекция.
Срочная коррекция тренировочной нагрузки выражалась, как
правило, отрицательной коррекцией, величина которой составляла 20 – 50 % от плановой нагрузки с отягощениями, 30 – 50 %
123
от числа отталкиваний в прыжковых упражнениях и 20 – 50 % –
в беговых упражнениях. Если значение функционального параметра превышало над рабочей зоной 10 %, то нагрузка уменьшалась
на 50 %. Если это превышение составляло 10 % и более, то данная
нагрузка уменьшалась на 75 % или даже исключалась из тренировочного плана. При этом обязательно учитывалось состояние
центральной нервной системы спортсмена. Если проводилась
срочная отрицательная коррекция по результатам тестирования
нервно-мышечного аппарата, то утомленное состояние ЦНС увеличивало значение коррекции: легкое утомление на 5 %, а сильное
утомление – на 10 %. В случае нормального состояния или активного состояния спортсмена коррекция тренировочной нагрузки
производилась только по результатам тестирования НМА.
В качестве восстановительных мероприятий применялись в тренировочном периоде: баня, массаж, отдых.
Положительная срочная коррекция тренировочной нагрузки
производилась значительно реже при совпадении следующих условий: тестируемый функциональный параметр попадал в зону положительной коррекции и превышал эту зону на 10 % и более при
условии нормального, активного или очень активного состояния
центральной нервной системы. Учитывалось также мнение самого
спортсмена о его самочувствии.
В экспериментальной группе спринтеров была проведена срочная коррекция тренировочной нагрузки с отягощениями в течение всего осеннее-зимнего тренировочного периода в зависимости
от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов. Как мы
видим, в табл. 30 преобладает отрицательная срочная коррекция.
Общее число отрицательных срочных коррекций составило 52, а
положительных коррекций 12. Больше всего срочных коррекций
проводилось у спортсмена 1, 2 и 4-го, а наименьшее количество
коррекций проводилось у спортсмена № 8.
Число срочных отрицательных коррекций, среди которых тренировочная нагрузка уменьшалась до 50 %, составило 75 % от всего числа коррекций, а в 5 % случаев тренировочная нагрузка заменялась восстановительными мероприятиями. Наибольшее число
срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле СФП –
16, где тренировочная нагрузка была максимальной. Наименьшее
число срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле
ОФП – 9. Почти у всех спортсменов проводилась отрицательная
коррекция в течение всего тренировочного периода. Положительная коррекция проводилась только у спортсменов 5–8-го.
124
Таблица 30
Срочная коррекция упражнений с отягощениями Н в зависимости от
функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов экспериментальной группы в течение осеннее-зимнего тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
(–)
1-й
–
1
–
2-й
–
1
–
3-й
–
1
–
4-й
–
1
–
5-й
–
–
1
6-й
–
1
1
7-й
–
2
–
8-й
–
2
1
Итого коррекций за период:
3
2
2
3
2
–
2
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
1
1
1
1
2
2
3
2
2
2
1
–
–
–
–
–
2
–
–
–
2
3
1
1
1
2
3
1
Всего коррекций
(+)
(–)
–
–
–
–
4
5
1
2
12
8
8
7
7
5
4
8
5
52
В экспериментальной группе спринтеров проводилась срочная
коррекция в прыжковых упражнениях в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов (табл. 31).
Таблица 31
Срочная коррекция числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы в течение осеннее-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
1
–
2-й
–
1
–
3-й
–
2
1
4-й
–
–
–
5-й
1
1
–
6-й
2
–
1
7-й
–
1
1
8-й
–
2
–
Итого коррекций за период:
(–)
2
2
3
1
3
–
1
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
2
–
–
1
1
–
1
2
1
2
2
2
2
–
–
–
–
–
1
–
–
–
–
1
2
2
1
3
1
2
Всего коррекций
(+)
(–)
–
–
3
–
2
4
2
–
11
4
6
8
5
7
5
5
6
46
В срочной коррекции числа отталкиваний преобладала отрицательная коррекция. Общее число отрицательных коррекций в
экспериментальной группе составило 46, а положительных 11.
Срочные отрицательные коррекции, при которых были уменьше125
ны тренировочные нагрузки (по числу отталкиваний) на 50 % и
более, составили 80 % от общего числа коррекций, а в оставшихся
20 % случаев тренировочная нагрузка была заменена на восстановительные мероприятия. Наибольшее число срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле СФП – 14 коррекций, где
тренировочная нагрузка была максимальной. Наименьшее число
срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле ОФП –
8 коррекций. У всех спортсменов проводилась отрицательная коррекция в течение всего тренировочного периода. Положительная
коррекция проводилась только у спортсменов № 3, 5, 6, 7 и 8.
Также проводилась срочная коррекция в беговых упражнениях
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов (табл. 32).
Таблица 32
Срочная коррекция беговых упражнений в зависимости
от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов
экспериментальной группы в течение осеннее-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
–
–
2-й
–
3
–
3-й
–
1
–
4-й
–
2
–
5-й
–
1
–
6-й
1
–
2
7-й
–
1
1
8-й
–
1
–
Итого коррекций за период:
(–)
1
2
3
1
2
–
1
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
1
1
–
–
1
1
–
1
1
3
–
2
1
–
2
–
–
1
1
1
1
–
–
–
–
2
–
1
–
2
1
Всего коррекций
(+)
(–)
–
1
2
1
1
5
2
–
12
2
6
9
3
6
1
4
6
37
В срочной коррекции беговых упражнений преобладала отрицательная коррекция. Общее число отрицательных коррекций в
экспериментальной группе составило 37, а положительных 12. Набольшее число срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле СФП – 12 коррекций, где тренировочная нагрузка была
максимальной. Наименьшее число срочных отрицательных коррекций было проведено в цикле СП – 6 коррекции. У всех спортсменов проводилась отрицательная коррекция в течение всего тренировочного периода. Положительная коррекция не проводилась у
спортсменов № 1 и 8.
126
Срочные отрицательные коррекции, при которых были уменьшены тренировочные нагрузки на 50 % и более, составили 75 % от
общего числа коррекций, а в оставшихся 25 % случаев тренировочная нагрузка была заменена на восстановительные мероприятия.
Пример срочной отрицательной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд, КМС)
приведен в табл. 33. Здесь можно видеть, что коррекция производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численными значениями. В табл. 33 представлены значения упражнений с
отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях и
беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения
были максимальными за весь период педагогического эксперимента. Здесь же приведены значения коррекции тренировочной нагрузки по показателю упругости мышц F на 50 % от общего ее объема. Если проводилась отрицательная коррекция, следовательно,
общий объем нагрузки по всем видам упражнений был уменьшен
на 0,5 с учетом коэффициента значимости для данной квалификации спортсменов.
Таблица 33
Срочная отрицательная коррекция тренировочной нагрузки
спортсмена № 8*
Тренировочная нагрузка
Вид упражнений
Спринтерский бег до 60 м, км
Спринтерский бег до 100 м, км
Спринтерский бег до 200 м, км
Скачки, раз
Многоскоки, раз
Выпрыгивания с отягощениями, т
Приседания с отягощениями, т
Силовые упражнения, т
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
0,6
0,5
1,0
40
80
1,0
2,4
1,0
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,3
0,25
0,5
20
40
0,5
1,2
0,5
0,5
0,42
0,85
33
66
0,85
2,0
0,85
* Для нагрузки с отягощениями значимость (Т = 0,35, J = 0,32, F = 0,33), для
числа отталкиваний в прыжковых упражнениях значимость (Т = 0,34, J = 0,31,
F = 0,35), для беговых упражнений значимость (Т = 0,38, J = 0,32, F = 0,30).
Данные срочной положительной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд, КМС)
приведены в табл. 34, из которой видно, что коррекция производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численны127
ми значениями. В таблице представлены значения упражнений с
отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях и
беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения
были максимальными за весь период педагогического эксперимента. Здесь приведены значения коррекции тренировочной нагрузки
по времени включения мышц на 20 % от общего ее объема. Если
проводилась положительная коррекция, следовательно, общий
объем нагрузки по всем видам упражнений был увеличен на 20 % с
учетом коэффициента значимости для данной квалификации спортсменов.
Таблица 34
Срочная положительная коррекция тренировочной нагрузки
спортсмена № 3
Вид упражнений
Спринтерский бег до 60 м, км
Спринтерский бег до 100 м, км
Спринтерский бег до 200 м, км
Скачки, раз
Многоскоки, раз
Выпрыгивания с отягощениями, т
Приседания с отягощениями, т
Силовые упр., т
Тренировочная нагрузка
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
0,6
0,5
1,0
40
80
1,0
2,4
1,0
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,34
0,3
0,1
0,2
8
14
0,2
0,4
0,2
0,7
0,58
1,07
43
84
1,07
2,6
1,07
Перспективная коррекция тренировочной нагрузки проводилась на основе полученных рабочих и коррекционных зон для
каждого функционального параметра в зависимости от суммарных
значений нагрузки с отягощениями, числа отталкиваний в прыжковых упражнениях и беговых упражнений за недельный микроцикл в течение всего педагогического эксперимента. В исследуемой
ситуации в основном преобладала перспективная отрицательная
коррекция. Отрицательная коррекция проводилась, если значение
исследуемого суммарного параметра смещалось из рабочей зоны
более чем на 10 % в зону отрицательной коррекции за недельный
микроцикл. При перспективной отрицательной коррекции вносились поправки в тренировочную нагрузку последующих недельных
микроциклов по каждому функциональному параметру на 10 %
при условии хорошего состояния ЦНС спортсмена и не менее, чем
на 30 % при утомленности ЦНС.
128
В группе спринтеров в течение эксперимента проводилась перспективная коррекция тренировочной нагрузки с отягощениями в
зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов (табл. 35). Из таблицы видно, что в экспериментальной группе
проводилось больше отрицательных коррекций и меньше положительных. Общее число отрицательных коррекций в экспериментальной группе составило 32, а положительных – 14.
Таблица 35
Перспективные коррекции упражнений с отягощениями
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы в течение осенне-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
1
–
2-й
–
1
–
3-й
–
2
1
4-й
2
1
1
5-й
1
–
–
6-й
2
1
1
7-й
–
2
–
8-й
–
1
–
Итого коррекций за период:
(–)
2
3
1
2
–
–
2
1
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
1
–
1
–
1
–
1
1
2
1
1
2
1
1
–
–
–
–
–
1
1
–
–
–
–
1
–
–
–
1
Всего коррекций
(+)
(–)
–
–
2
3
3
4
2
–
14
4
5
5
5
1
2
6
4
32
Из табл. 35 видно, что для трех спортсменов проводилась только
отрицательная коррекция Н, для пяти – и отрицательная и положительная коррекция этого параметра. Максимальное число коррекций пришлось на мезоцикл специальной физической подготовки, на этот же мезоцикл приходится максимальная тренировочная
нагрузка с отягощениями за недельный микроцикл. При проведении перспективной коррекции тренировочной нагрузки с отягощениями отдельно учитывалась нагрузка от приседаний с отягощениями, выпрыгиваний с отягощениями и силовых упражнений. Численное значение общей коррекции определялось с учетом рабочих
и коррекционных зон и было пропорционально каждой из составляющих тренировочной нагрузки с отягощениями (приседания,
выпрыгивания, силовые упражнения).
Была проведена перспективная коррекция числа отталкиваний прыжковых упражнений в зависимости от функционального
состояния ЦНС и НМА спортсменов экспериментальной группы
129
(табл. 36). Из табл. 36 видно, что в экспериментальной группе проводилось больше отрицательных коррекций и меньше положительных: 27 и соответственно 13.
Таблица 36
Коррекция числа отталкиваний в прыжковых упражнениях
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
2
–
2-й
–
1
–
3-й
–
–
–
4-й
–
1
–
5-й
1
1
1
6-й
1
–
1
7-й
1
1
1
8-й
–
2
–
Итого коррекций за период:
(–)
2
1
1
3
2
–
1
1
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
–
–
–
–
–
1
–
–
–
–
1
1
1
1
–
1
1
–
–
1
2
1
–
1
1
–
–
1
–
–
2
1
Всего коррекций
(+)
(–)
1
–
–
1
4
4
2
1
13
3
2
2
6
4
1
4
5
27
Из табл. 36 видно, что для двух спортсменов выполнялась только отрицательная коррекция прыжковых упражнений, для шести – и отрицательная, и положительная. Максимальное число
отрицательных коррекций пришлось на мезоцикл СФП, а положительных коррекций – на мезоцикл СП.
При проведении перспективной коррекции числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях учитывалось отдельно число скачков,
многоскоков, спрыгиваний с возвышения, прыжков с места, прыжков с короткого, среднего и длинного разбегов. Численное значение общей коррекции числа отталкиваний определялось с учетом
рабочих и коррекционных зон и было пропорционально значению
каждой составляющей прыжковых упражнений: скачков, многоскоков, спрыгиваний, прыжков с места; прыжков с короткого,
среднего и длинного разбегов. Перспективная коррекция проводилась по суммарным значениям каждого компонента прыжковых
упражнений за тренировочный микроцикл.
В процессе исследований была проведена перспективная коррекция беговых упражнений от функционального состояния ЦНС
и НМА спортсменов экспериментальной группы (табл. 37). Из таблицы видно, что в экспериментальной группе проводилось больше
отрицательных коррекций и меньше положительных. Общее число
130
отрицательных коррекций в экспериментальной группе составило
35, а положительных –13.
Таблица 37
Перспективная коррекция в беговых упражнениях
в зависимости от функционального состояния ЦНС и НМА
спортсменов экспериментальной группы в течение осенне-зимнего
тренировочного периода
Номер
спортсмена
ОФП
(+)
(–)
СФП
(+)
1-й
–
–
–
2-й
–
1
–
3-й
–
–
–
4-й
–
2
–
5-й
–
1
–
6-й
1
–
1
7-й
1
1
1
8-й
–
2
1
Итого коррекций за период:
(–)
–
2
1
2
2
2
1
2
ТП
СП
Число коррекций
(+)
(–)
(+) (–)
1
–
–
–
–
1
–
–
1
2
1
2
2
2
–
1
1
–
–
1
2
1
–
1
1
–
–
1
–
–
2
1
Всего коррекций
(+)
(–)
2
–
–
1
2
4
2
2
13
2
5
2
7
5
4
4
6
35
Из табл. 37 видно, что для двух спортсменов выполнялась только отрицательная коррекция П, для шести – и отрицательная, и
положительная. Максимальное число отрицательных коррекций
пришлось на мезоцикл СФП, а положительных коррекций – на мезоцикл СП.
При проведении перспективной коррекции в беговых упражнениях учитывались: спринтерский бег до 60 м, до 100 м, от 100 до
300 м. Численное значение общей коррекции в беговых упражнениях определялось с учетом рабочих и коррекционных зон и было
пропорционально значению каждой составляющей беговых упражнений. Перспективная коррекция выполнялась по суммарным значениям каждого компонента беговых упражнений за тренировочный микроцикл.
Пример перспективной отрицательной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд,
КМС) приведен в табл. 38. Здесь можно видеть, что коррекция производилась по всем видам упражнений в соответствии с их численными значениями. В табл. 38 представлены значения упражнений
с отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях
и беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти значения
были максимальными за весь период педагогического эксперимен131
та. Здесь же приведены значения коррекции тренировочной нагрузки на 20 % от общего ее объема. При проведении отрицательной
коррекции на 20 % общий объем тренировочной нагрузки по всем
видам упражнений был уменьшен на 20 % с учетом коэффициента
значимости для данной квалификации спортсменов.
Таблица 38
Перспективная отрицательная коррекция тренировочной нагрузки
за микроцикл на 20 % для спортсмена № 6
Вид упражнений
Тренировочная нагрузка
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
Спринтерский бег до 60 м, км
2,0
Спринтерский бег до 100 м, км
2,5
Спринтерский бег до 200 м, км
4,0
Скачки, раз
200
Многоскоки, раз
300
Выпрыгивания с отягощениями, т 7
Приседания с отягощениями, т
14
Силовые упражнения, т
2,0
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,4
0,5
0,8
20
30
1,4
2,8
0,4
1,8
2,3
3,7
193
289
6,4
12,8
1,8
Таблица 39
Перспективная положительная коррекция тренировочной нагрузки
за микроцикл на 10 % для спортсмена № 7
Вид упражнений
Тренировочная нагрузка
По
Коэфф.
Значение
После
плану значимости коррекции коррекции
Спринтерский бег до 60 м, км
2,0
Спринтерский бег до 100 м, км
2,0
Спринтерский бег до 200 м, км
4,0
Скачки, раз
200
Многоскоки, раз
200
Выпрыгивания с отягощениями, т
4
Приседания с отягощениями, т
10
Силовые упражнения, т
2,0
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,35
0,2
0,2
0,4
20
20
0,4
1
0,2
2,1
2,07
4,14
207
207
4,14
10,35
2,07
Данные перспективной положительной коррекции тренировочной нагрузки для спортсменов средней квалификации (1-й разряд,
КМС) приведены в табл. 39. Здесь можно видеть, что коррекция
производилась по всем видам упражнений в соответствии с их чис132
ленными значениями. В табл. 39 представлены значения упражнений с отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях и беговые упражнения за микроцикл СФП, в котором эти
значения были максимальными за весь период педагогического
эксперимента. Здесь же приведены значения коррекции тренировочной нагрузки на 10 % от общего ее объема. Если проводилась
положительная коррекция, общий объем нагрузки по всем видам
упражнений был увеличен на 10 % с учетом коэффициента значимости функционального параметра, по которому проводилось тестирование для спортсменов данной квалификации.
5.3. Итоги педагогического эксперимента
в контрольных и экспериментальных группах
5.3.1. Проведение коррекций тренировочной нагрузки
в экспериментальных группах
Для каждого спортсмена экспериментальных групп были определены рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки с
отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях и
беговые упражнения. На их основе проводилась срочная и перспективная коррекция тренировочной нагрузки.
За период исследований у прыгунов в длину общее число коррекций составило:
положительных срочных (тренировочной нагрузки с отягощениями) – 6, а отрицательных – 55. Нагрузка увеличивалась в пяти
случаях на 10 %, а в одном на – 20 %. Уменьшение тренировочной
нагрузки происходило на 50 % и более в 44 случаях, в 11 случаях
оно заменялось восстановительными мероприятиями;
положительных перспективных (нагрузки с отягощениями) – 9,
а отрицательных – 26. Нагрузка увеличивалась на 10 % в семи случаях, а на 15 % – в двух. Коррекция нагрузки в сторону уменьшения происходила на 10 % в 19 случаях, а на 20 % и более – в семи
случаях;
положительных срочных (числа отталкиваний в прыжковых
упражнениях) – 5, а отрицательных – 44. Положительная коррекция на 10 % происходила в пяти случаях. Отрицательная – на 50 %
и более чем в 35 случаях, а заменялась – восстановительными мероприятиями в 10 случаях;
133
положительных перспективных (числа отталкиваний) – 9, а отрицательных – 33. Тренировочная нагрузка здесь увеличивалась
на 10 % в семи случаях, а на 20 % в двух случаях. Уменьшалась
нагрузка на 10 % в 20 случаях, а на 20 % – в 13;
положительных срочных (беговых упражнений) – 5, а отрицательных – 20. Увеличивалась беговая нагрузка на 15 % в трех
случаях, а на 20 % – в двух. Уменьшалась нагрузка на 30 % в 8
случаях, на 50 % в 10 случаях, в двух случаях – заменялась на восстановительные мероприятия.
положительных перспективных (беговых упражнений) – 9, а
отрицательных – 26. Положительная коррекция происходила на
10 % шесть раз, а на 15 % три раза. Уменьшалась нагрузка на 30 %
18 раз, на 40 % – 5 раз, на 50 % – 3 раза.
Проведение коррекции тренировочной нагрузки у спринтеров:
общее число положительных срочных коррекций тренировочной нагрузки с отягощениями составило 12, а отрицательных 52.
Нагрузка увеличивалась в семи случаях на 10 %, а в пяти – на
20 %. Уменьшение тренировочной нагрузки происходило на 30 %
в 34 случаях, на 50 % в 12 и заменялась восстановительными мероприятиями в шести случаях;
общее число положительных перспективных коррекций нагрузки с отягощениями составило 14, а отрицательных – 32. Нагрузка
увеличивалась на 10 % в восьми случаях, а на 20 % в четырех. Коррекция нагрузки в сторону уменьшения происходила на 30 % в 22
случаях, на 50 % – в 10 случаях;
число положительных срочных коррекций числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях составило 11, а отрицательных – 46.
Положительная коррекция на 10 % происходила в семи случаях, а
на 30 % – в четырех. Уменьшение нагрузки на 50 % было в 35 случаях, а замена восстановительными мероприятиями имела место в
11 случаях;
общее число положительных перспективных коррекций числа отталкиваний составило 13, а отрицательных 27. Тренировочная нагрузка здесь увеличивалась на 10 % в восьми случаях, а на
20 % – в пяти случаях. Уменьшалась нагрузка на 30 % в 20 случаях, а на 50 % – в семи;
общее число положительных срочных коррекций беговых
упражнений составило 12, а отрицательных 37. Увеличивалась нагрузка на 10 % в трех случаях, на 20 % – в пяти случаях и на 30 %
в четырех. Уменьшалась нагрузка на 30 % в 28 случаях, на 50 % –
в 9;
134
общее число положительных перспективных коррекций беговых упражнений составило 13, а отрицательных 35. Положительная коррекция происходила в 10 % случаев пять раз, а в 15 % случаев – восемь. Уменьшалась нагрузка на 30 % 20 раз, на 40 % –
9 раз, на 50 % – 6 раз.
5.3.2. Тестирование специальной физической подготовленности
и контрольные результаты прыгунов в длину
Тестирование специальной физической подготовленности проводилось по пяти тестам: бег на 40 метров со старта, прыжок с места в
длину, тройной прыжок с места, пятерной прыжок с шести беговых
шагов, пять быстрых вставаний с отягощением 50 кг (табл. 40).
Таблица 40
Результаты тестирования специальной физической подготовленности
прыгунов в длину контрольной и экспериментальной групп
до педагогического эксперимента и после него
Тесты
Бег на 40 м, Пятерной
с
прыжок, м
Прыжок
с места, м
Тройной 5 вставаний
с места, м с 50 кг, с
до
после
до
Контрольная
группа, чел.
до
после
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
5,8
5,9
6,0
5,8
5,9
5,6
5,9
5,8
5,8
5,8
5,9
5,7
5,9
5,6
5,7
5,7
15,20 15,35 2,65
14,85 14,90 2,70
14,76 14,84 2,75
15,08 15,20 2,72
15,40 15,48 2,65
14,90 15,10 2,80
14,88 15,05 2,75
15,30 15,35 2,66
2,70
2,74
2,82
2,70
2,67
2,84
2,78
2,60
7,50
7,75
7,90
7,35
7,85
8,10
7,50
7,60
7,55
7,80
7,95
7,44
7,80
8,05
7,55
7,64
7,0
7,2
7,4
7,3
7,4
7,2
7,5
7,3
7,1
7,1
7,4
7,3
7,3
7,1
7,3
7,2
5,8
5,8
5,9
6,0
5,6
5,8
5,8
5,7
5,7
5,6
5,6
5,8
5,5
5,6
5,6
5,5
15,30 15,60 2,60
15,10 15,46 2,70
15,35 15,70 2,86
14,80 15,25 2,90
14,95 15,35 2,75
15,08 15,20 2,85
15,30 15,55 2,70
14,97 15,60 2,75
2,75
2,85
3,05
3,10
2,98
3,00
2,95
2,97
7,55
7,85
8,15
7,66
7,84
7,77
7,6.
7,85
7,80
8,20
8,45
7,98
8,18
8,07
7,94
8,35
7,0
7,2
7,2
7,3
7,4
7,2
7,0
6,9
6,7
7,0
6,9
7,0
7,1
6,9
6,7
6,6
до
после
после до
после
Экспериментальная
группа, чел.
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
135
Анализируя данные табл. 40, можно сделать вывод, что прирост
во всех тестах имеет достоверный характер и он больше в экспериментальной группе, чем в контрольной.
Прирост в уровне специальной физической подготовки прыгунов в длину по пяти тестам в экспериментальной и контрольной
группах в конце педагогического эксперимента оказался разным
(рис. 31). По горизонтальной оси отложены пять тестов, с помощью которых оценивалась специальная физическая подготовка
спортсменов, по вертикальной оси отмечен прирост в уровне СФП
в процентах. Светлые столбики означают прирост в уровне СФП в
контрольной группе, а темные столбики – прирост уровня СФП в
экспериментальной группе. Прирост уровня СФП в экспериментальной группе по всем пяти тестам оказался достоверно выше, чем
в контрольной группе при Р>0,01. Выборка результатов имеет достоверный характер.
Средний начальный результат в прыжках в длину до педагогического эксперимента составил 7 м. Средний результат в прыжках
в длину, показанный к конце эксперимента в экспериментальной
группе, составил 7 м 25 см при Р>0,01, а в контрольной группе 7 м
08 см при Р>0,01.
¨ÉÁÉÇÊËÌÉÇ»Æت­¨
«¾ÊËÔ
š¾¼Æ¹Å ¨Ø˾ÉÆÇ ¨ÉÔ¿ÇÃ
ÈÉÔ¿ÇÃ
ÊžÊ˹
«ÉÇÂÆÇÂ ºÔÊËÉÔÎ
ÊžÊ˹ »Ê˹»¹ÆÁÂ
Рис. 31. Процентный прирост уровня специальной
физической подготовленности в контрольной и экспериментальной
группах прыгунов в конце педагогического эксперимента
136
5.3.3. Тестирование специальной физической подготовленности
и контрольные результаты спринтеров
Тестирование специальной физической подготовленности проводилось также по пяти тестам (табл. 41). В табл. 41 приведены результаты тестирования до педагогического эксперимента и после
него.
Таблица 41
Результаты тестирования специальной физической подготовленности
спринтеров контрольной и экспериментальной групп
до педагогического эксперимента и после него
Тесты
Бег на 40 м,
с
Пятерной
прыжок, м
Прыжок
с места, м
Контрольная
группа, чел.
до
после
до
после
до
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
5,7
5,8
5,7
5,5
5,6
5,8
5,6
5,7
5,7
5,7
5,6
5,4
5,5
5,7
5,4
5,6
14,30
14,50
14,20
14,35
14,20
14,38
14,50
14,40
14,40
14,60
14,35
14,40
14,20
14,48
14,55
14,60
5,6
5,8
5,6
5,7
5,9
5,8
5,6
5,8
5,5
5,5
5,4
5,4
5,7
5,6
5,3
5,5
14,55
14,60
14,20
14,35
14,55
14,38
13,90
14,20
14,70
14,85
14,50
14,60
14,80
14,70
14,35
14,48
Тройной 5 вставаний
с места, м с 50 кг, с
после до
после
до
после
2,55
2,45
2,40
2,64
2,55
2,60
2,57
2,45
2,60
2,48
2,50
2,70
2,65
2,70
2,68
2,55
7,50
7,40
7,35
7,20
7,36
7,70
7,65
7,50
7,55
7,45
7,30
7,35
7,41
7,73
7,70
7,60
7,9
7,7
7,8
7,6
7,5
7,7
7,3
7,5
8,0
7,7
7,9
7,5
7,4
7,4
7,2
7,4
2,65
2,55
2,60
2,65
2,70
2,57
2,40
2,70
2,80
2,80
2,87
2,90
2,98
2,87
2,70
3,00
7,40
7,50
7,77
7,46
7,60
7,55
7,80
7,30
7,65
7,80
7,98
7,80
7,96
7,90
8,30
7,90
7,1
7,7
7,5
7,8
7,6
7,9
7,4
7,5
6,8
7,4
7,2
7,3
7,2
7,4
7,1
7,1
Экспериментальная
группа, чел.
1-й
2-й
3-й
4-й
5-й
6-й
7-й
8-й
Анализируя данные табл. 41, можно также сделать вывод, что
прирост результатов во всех тестах имеет достоверный характер, и
он больше в экспериментальной группе, чем в контрольной.
В среднем прирост уровня СФП в экспериментальной группе по
всем пяти тестам оказался достоверно выше, чем в контрольной
группе, при Р>0,01. Выборка результатов имеет достоверный характер (рис. 32).
137
¨ÉÁÉÇÊËÌÉÇ»Æت­¨
«¾ÊËÔ
š¾¼Æ¹Å
¨Ø˾ÉÆÇ ¨ÉÔ¿ÇÃ
ÈÉÔ¿Çà ÊžÊ˹
«ÉÇÂÆÇÂ ºÔÊËÉÔÎ
ÊžÊ˹ »Ê˹»¹ÆÁÂ
Рис. 32. Процентный прирост уровня специальной
физической подготовленности в контрольной и экспериментальной
группах бегунов в конце педагогического эксперимента
Средний начальный результат в беге на 100 м до педагогического
эксперимента составил 11,20 с. Средний результат, показанный к
конце эксперимента в экспериментальной группе, составил 10,90 с
при Р>0,01, а в контрольной группе 11,10 с при Р>0,01.
Главный итог педагогического эксперимента – это уровень прироста СФП спортсменов. В экспериментальной группе прыгунов прирост СФП оказался достоверно выше, чем в контрольной группе при
Р>0,01. Уровень прироста в СФП спортсменов приведен на рис. 31.
Средний результат в прыжках в длину в контрольной группе составил 7 м 25 см при Р>0,01, а в экспериментальной – 7 м 08 см при
Р>0,01 и исходном результате 7 м.
У спортсменов экспериментальной группы травм опорнодвигательного аппарата не наблюдалось, в то время как в контрольной группе было зафиксировано пять травм у трех спортсменов за
период педагогического эксперимента.
В экспериментальной группе спринтеров прирост СФП оказался
также достоверно выше, чем в контрольной группе при Р>0,01.
Средний начальный результат в беге на 100 м до педагогического
эксперимента составил 11,00 с. Средний результат, показанный в
конце эксперимента в экспериментальной группе, составил 10,80 с
при Р>0,01, а в контрольной группе – 10.95 с при Р>0,01.
138
У спринтеров экспериментальной группы травм опорнодвигательного аппарата не наблюдалось, в то время как в контрольных группах было шесть травм опорно-двигательного аппарата у
пяти спортсменов за период проведения педагогического эксперимента.
Результаты педагогического эксперимента подтвердили эффективность применения методики коррекции тренировочных нагрузок на основе экспресс-анализа данных контроля функционального
состояния ЦНС и НМА прыгунов в длину и спринтеров. Уровень
специальной физической подготовленности и контрольные результаты в конце педагогического эксперимента в экспериментальных
группах оказался достоверно выше, чем в контрольных.
139
ГЛАВА 6. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
ИССЛЕДОВАНИЯ
Обобщая исследования по изложенной проблеме, следует отметить, что проблема оптимизации физической нагрузки актуальна
как никогда. Спортивные достижения на мировой арене достигаются за счет предельных по объёму и интенсивности тренировочных
нагрузок, которые также проходят на высоком психоэмоциональном фоне, что нередко приводит к срыву адаптивных возможностей
у ведущих спортсменов. Всё это вызывает необходимость поиска
новых, более совершенных методов управления двигательной и
спортивной деятельностью.
Снижение адаптивных возможностей у спортсменов при больших физических нагрузках, неадекватных функциональному состоянию организма, вызывает снижение работоспособности. При
этом важно нормирование двигательной активности спортсмена с
учётом его индивидуальных функциональных возможностей организма при интенсивных занятиях спортом (Виру A. A., 1981; Кассиль Г. Н., 1983; Коробков A. B., 1980; Меерсон Ф. З., 1988).
Физическая нагрузка рассматривается в целом как двигательная деятельность человека, как средство улучшения функционального состояния, адаптационных возможностей организма и для
повышения физической работоспособности и оказания стимулирующего воздействия на отдельные органы и системы организма
с целью развития специфических качеств в соответствии с видом
спорта. Такое разграничение нагрузки позволяет избирательно
воздействовать на ту группу мышц или органы, которые нуждаются в укреплении. (Астранд П. О., 2004; Бондин В. И., 1999; Куликов В. П., 1998; Терёщева О. Л., 2004; Дибнер Н. Р., 1982; Иорданская Ф. А., 1982).
Учение о норме (Апанасенко Г. Л., 1997; Гаркави Л. Х., 1998; Сорокин О. Г., 1999; Сычев А. Г., 1998; Anderson J., 1984; Horward R.,
1990) рассматривают как один из вариантов количественного выражения различных состояний человека, где норма имеет свой
функциональный резерв, а её сохранность зависит от индивидуальных адаптивных возможностей организма. В разной литературе
практически отсутствуют работы по выявлению нормативных критериев адаптивных и функциональных состояний организма с целью дозирования физических нагрузок (Бундзин П. Ф., 1991; Пирогова Е. А., 1989; Иващенко Л. Я., 1990). Это продиктовано тем,
что в системе существующих автоматизированных мониторингов
140
по оценке различных состояний человека отсутствуют единые
критерии.
Концепция оптимизации нагрузки опирается на методологию
функциональной системы и количественно-качественный принцип приспособления. Исходя из теории функциональной системы
П. К. Анохина, любую деятельность можно организовать и реализовать как функциональную единую систему, пусковым и организующим фактором которой является конечный результат. Существующие автоматизированные системы для диагностики функциональных состояний организма представлены разрозненными
информационными и экспертными системами (Зайцева В.В., 1995,
Кураев Г. А., 2000; Hernandez С. А., 1993; Ноженкова Л. Ф., 2000;
Saito К., 1988; Korver М., 1993; Sima J., 1992).
Использование неформализованных диагностических систем
для оценки различных состояний человека и дозирования физических нагрузок в большинстве случаев отражает противоречивые результаты, что указывает на важность нашего исследования с практической точки зрения. В настоящее время современные условия
требуют создания системы знания, позволяющей оптимизировать
физические нагрузки для спортивной тренировки с учётом адаптивных возможностей организма и на основе компьютерных технологий. Особое значение имеет разработка научных основ оптимизации управления подготовкой спортсменов высокой квалификации.
В процессе дальнейшего развития научного знания встаёт вопрос о
создании новых технологий оптимизации физических и тренировочных нагрузок на основе адаптивных возможностей организма и
компьютерных технологий. В этом случае приобретает значимость
структурно-системный подход к оптимизации различных форм
двигательной активности.
Разработанная концепция комплексной коррекции физических нагрузок на основе индивидуальной диагностики различных
систем человека ранее не применялась в спортивной педагогике.
Теоретико-методологическую основу концепции мы рассматриваем с позиции двигательной активности человека. В настоящее
время существует незначительное количество работ, которые опираются на теорию функциональных систем. Вместе с тем все они
представляют разрозненное множество подходов. Значительная
часть исследований направлена на определение механизмов физиологической адаптации человека. Одни исследователи считают, что
приспособление механизмов физиологической адаптации быстрее
происходит в экстремальных условиях и с дозированными физи141
ческими нагрузками (Андрющенко Л. Б., 2001; Давиденко Д. Н.,
1987; Дичев Т. Г., 1976; Солодков A. C., 1990). Другие констатируют, что адаптация человека к большим объёмам тренировочной
нагрузки достигается ценой значительных морфологических и
функциональных сдвигов, что приводит к угнетению иммунитета
и возникновению различных заболеваний и травм (Баевский P. M.,
Береснева А. П., 1997; Румянцева Э. Р., 2005; Харитонова Л. Г.,
1995; Холодов Ж. К., 1986). Третьи считают, что оценка функционального состояния нервной системы, сердечно-сосудистой системы на донозологическом уровне является своеобразным индикатором адаптационно-приспособительной деятельности всего организма (Дембо А. Г., Земцовский Э. В., 1980; Казначеев В. П., 1980).
Несмотря на разные подходы, общим для обозначенных исследований является то, что системный анализ позволяет определить
состояние организма и обеспечить индивидуальный подход к оценке количества и качества преодолеваемой нагрузки.
Каждый человек имеет свою индивидуальную норму, позволяющую организму функционировать на определённом уровне. Индивидуальная норма может характеризовать здоровье и являться
основой для определения объёма и интенсивности физической нагрузки, если она базируется на комплексной оценке механизмов
адаптации. (Медиляновский А. Н., 1982; Писачкин В. А., 1997;
Щедрина А. Г., 1989; Югай Г. А., 1985).
Системное исследование адаптивного состояния организма
включает исследование физиологических и психофизиологических
параметров. Основу физиологического компонента адаптивного состояния организма составляют физиологические параметры. Существующие диагностические автоматизированные системы не решают поставленную задачу по нескольким причинам. Во-первых,
автоматизированные системы медицинского назначения направлены на выявление заболеваний разной этиологии и прогнозирование течения заболеваний (Артоболевский А. А., 1969; Черняховская М. Ю., 1991), во-вторых, автоматизированные скрининговые
системы направлены не на определение критериев функционального состояния, а на установление факторов риска, способствующих возникновению хронических сдвигов (Баевский P. M., 1979,
Вилянский М. П., 1987; Воробьев Э. И., 1983; Россиев Д. А., 1996;
Янковская А. Е., 1994). В третьих, автоматизированные системы
для оценки адаптивных возможностей организма предназначены
для сбора, обработки и хранения физиологической информации
(Ольшанский В. К., 1987). В четвертых, практически во всех су142
ществующих автоматизированных диагностических системах не
предусмотрены математические модели, которые позволяют определить количественные критерии, а поэтому предлагаемые оценочные нормативы зачастую носят противоречивый характер.
Анализируя материалы приведенных исследований по вопросу
оптимизации управления тренировочными нагрузками для спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой
атлетики, можно сделать выводы:
Во-первых, управление тренировочным процессом становится
эффективным при наличии четко организованного комплексного
контроля за изменением функционального состояния организма
спортсмена. Этот контроль должен нести объективную и существенную информацию о состоянии здоровья, функциональном
состоянии нервно-мышечного аппарата и быть быстродействующим.
Во-вторых, объем и интенсивность физической нагрузки постоянно возрастают и, как следствие, увеличивается количество травм
опорно-двигательного аппарата. Важная роль в такой ситуации
принадлежит информации, получаемой с помощью разнообразных
проб, которые проводятся как в лабораторных условиях, так и непосредственно в ходе проведения тренировочных занятий и соревнований.
В-третьих, в имеющихся исследованиях отсутствует методологический подход к понятию оптимизации физических нагрузок на
основе индивидуальной диагностики адаптивного состояния. Снижение адаптивных возможностей у спортсменов при больших физических нагрузках, неадекватных функциональному состоянию
организма, вызывает снижение работоспособности. При этом важно нормирование двигательной активности спортсмена с учётом его
индивидуальных функциональных возможностей.
Существующие диагностические автоматизированные системы
направлены на выявление заболеваний разной этиологии и прогнозирование течения заболеваний, а не на определение критериев
функционального состояния организма.
Оптимизация управления тренировочным процессом в скоростно-силовых видах легкой атлетики проводится по нескольким направлениям, но большинство исследователей и более 80 % специалистов полагают, что путь оптимизации тренировочного процесса на основе данных о функциональном состоянии ЦНС и НМА и
возможность внесения коррекции в тренировочный планы по этим
данным очень перспективны и актуальны.
143
Наиболее органично вписываются в тренировочный процесс методы тестирования, проводимые непосредственно в ходе тренировочных занятий. Анализ полученных результатов, как правило,
производится не в реальном масштабе времени, а спустя какое-то
время, что затрудняет возможность применения коррекции тренировочного процесса по результатам тестирования, поэтому создание системы методов, позволяющих быстро и объективно оценивать функциональное состояние спортсменов на современном этапе, особенно актуально.
Применение методов срочной информации для определения
функционального состояния ЦНС и НМА и специальной подготовленности спортсменов с использованием портативной техники для
съема и обработки информации создаст дополнительные возможности для совершенствования тренировочного процесса: ускорения
сбора данных при тестировании, выдачи результатов обработки
данных и рекомендаций сразу после тестирования в удобном для
восприятия виде, проведении тестирования непосредственно в тренировочных условиях и возможность оценить состояние спортсмена и скорректировать, если необходимо, тренировочные нагрузки.
Аппаратно-программный комплекс для тестирования спортсменов состоял из отдельных функциональных блоков: сейсмограф с
датчиками для снятия сейсмограмм; тензометрический комплекс
для определения взрывной силы мышц; электромиограф с датчиками для снятия электромиограмм; диагностический комплекс
«Физиолог-02» для определения сенсомоторной реакции; устройство для фиксации временных интервалов для определения времени выполнения различных упражнений. Все эти устройства были
подсоединены к компьютеру. Обработка полученных данных производилась по специальным программам. Были получены нормограммы функционального состояния всех испытуемых спортсменов, что послужило основой для создания комплексной методики
коррекции тренировочных нагрузок.
Методики для определения функционального состояния спортсменов были многократно опробованы на спортсменах, занимающихся различными видами спорта.
Метод сейсмомиотонографии был использован для оценки функционального состояния периферического звена нервно-мышечного
аппарата спортсменов по показателю упругости мышц. За показатель упругости мы принимали частоту механических колебаний
мышцы в результате дозированного удара по «брюшку» исследуемой мышцы. По полученным данным для каждого испытуемого
144
строились графики упругости, которые отражали изменение частот колебаний мышц по дням в зависимости от тренировочной нагрузки.
Функциональное состояние ЦНС связано со всеми системами
организма человека, в том числе с периферической нервной системой. Функциональное состояние периферического звена человека
хорошо коррелирует с функциональным состоянием мозга человека (медленные ритмы мозга) и соответственно отражает функциональное состояние центральной нервной системы (Павлова Л. П.,
Романенко А. Ф., 1988). Для определения функционального состояния центральной нервной системы спортсменов мы применяли
метод оценки микроколебаний конечностей с регистрацией микротремора.
Взрывная сила мышц является одним из важнейших факторов,
определяющих состояние нервно-мышечного аппарата спринтеров
и прыгунов в длину. В качестве показателя взрывной силы использовался градиент силы, т. е. скорость ее нарастания. Измерялась
взрывная сила с помощью стенда, установленного на тензометрической платформе.
Метод селективной электромиографии был применен для определения быстроты мышечного сокращения. Электромиография
позволяет получить информацию о работе мышц непосредственно
при выполнении физических упражнений. Электрическая активность мышц обусловлена как сигнализацией, поступающей по двигательным нервам от центральной нервной системы, так и состоянием периферических отделов двигательного аппарата. Оценивалось время сокращения мышцы.
Метод рефлексометрии мы применили для определения измерения скорости сенсомоторной реакции на звуковые и световые сигналы. Быстрота ответной реакции на подаваемый сигнал зависит
от участия всех звеньев центральной и периферической нервной
системы. Показано, что общее время ответной реакции на подаваемый сигнал зависит от функционального состояния человека (Думбай В. Н., 2004).
Метод полифотохронометрии использовался для определения
специальной физической подготовленности спортсменов по пяти
тестам.
Эти аппаратные методики были использованы в процессе проведения всех этапов исследований.
Во время проведения предварительных исследований были
определены факторы, которые достаточно объективно и полно ха145
рактеризуют функциональное состояние ЦНС и НМА спортсменов,
специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики: это – утомляемость центральной нервной системы и нервномышечного аппарата, которую хорошо характеризуют состояние
тремора конечностей, сенсомоторная реакция, взрывная мышечная сила, быстрота мышечного сокращения и упругость мышц. Эти
факторы были подробно исследованы в настоящей работе (данные
исследования приведены в главе 3).
В процессе исследований были определены и уточнены корреляционные зависимости между параметрами, определяющими функциональное состояние ЦНС и НМа спортсменов, и выполненной
тренировочной нагрузкой. Такими параметрами были приняты:
время сенсомоторной реакции на свет и звук, показатель микроколебаний конечностей, показатель упругости мышц, время включения мышц, суммарная взрывная мышечная сила. В плановую
тренировочную нагрузку входили: тренировочная нагрузка с отягощениями (приседания с отягощениями, выпрыгивания с отягощениями, наклоны с отягощениями, силовые упражнения), число
отталкиваний в прыжковых упражнениях (скачки, многоскоки,
выпрыгивания, прыжки с места и с разбега) и беговые упражнения,
выраженные в километрах (короткий спринт, ускорения до 100 м,
ускорения от 100 до 300 м).
Корреляционные зависимости были определены по каждому
микроциклу всего исследуемого тренировочного периода. Полученные данные показали высококорреляционные средние суммарные
зависимости между исследуемыми параметрами: упражнениями
с отягощениями, где rН = 0,802 при Р>0,01; прыжковыми упражнениями, где rП = 0,793 при Р>0,01 и беговыми упражнениями
rБ = 0,755 при Р>0,01.
Все это позволило сформировать педагогическую парадигму
системно-структурного подхода к оптимизации учебно-тренировочного процесса.
Создание методики оценки и коррекции тренировочных нагрузок заняло несколько лет. Основа примененной педагогической
методики оптимизации управления тренировочных нагрузок базируется на изучении динамики функциональных возможностей
спортсменов в течение различных периодов тренировок, установлении уровня специальной подготовленности каждого спортсмена,
определении функционального состояния ЦНС и НМА, прогнозировании будущих состояний организма спортсмена на отдельную
тренировку, микроцикл и даже целый тренировочный сезон, в слу146
чае отклонения функциональных параметров от модельных характеристик проведения срочной или перспективной коррекции тренировочного процесса.
Для оптимизации управления тренировочным процессом спортсменов нами разработана и успешно внедрена двухуровневая система педагогического контроля. На первом уровне, опираясь на полученные данные, разрабатывается стратегия дальнейшей подготовки спортсменов с учётом объективных критериев функционального
состояния. На втором уровне тренер оптимизирует тренировочный
процесс, комплексно решает вопросы текушего контроля, коррекции управляющих воздействий и в соответствии с модельными характеристиками прогнозирует перспективность спортсмена.
Исследуя зависимость функционального состояния спортсменов
от тренировочной нагрузки, мы сделали вывод, что с повышением
квалификации спортсменов меняется значимость функциональных параметров. Для достоверного определения их значимости
были проведены исследования со спортсменами разной квалификации. Были определены три группы: 1-я группа – мастера спорта; 2-я группа – кандидаты в мастера и спортсмены 1-го разряда;
3-я группа – спортсмены 2-го и 3-го разрядов. В результате анализа
проведенных исследований в подготовительном и соревновательном периодах были определены коэффициенты значимости каждого функционального параметра: времени включения мышц; суммарной взрывной мышечной силы; показателя упругости мышц.
У спортсменов более высокой квалификации (1-я группа) на первом месте по значимости стоит время включения мышц – 39 %, на
втором месте находится суммарная взрывная сила – 34 %, а на третьем месте показатель упругости мышц – 27 %. У спортсменов 2-й
группы значимость основных параметров примерно равна. У спортсменов 3-й группы на первом месте показатель упругости мышц –
40 %, на втором месте суммарная взрывная сила мышц – 31 % и на
третьем месте время включения мышц – 29 %. Определение значимости основных параметров НМА было необходимо для определения численных значений величины коррекции тренировочных
нагрузок.
Третий этап исследований был посвящен разработке методики коррекции тренировочных нагрузок. Согласно определенной
ранее парадигме проведения исследований надо было определить
предельно допустимые значения функциональных параметров для
одного тренировочного занятия, недельного микроцикла, месячного цикла, при которых тренировочная нагрузка не вызывает функ147
циональных сдвигов в организме спортсменов в худшую сторону
(перенапряжение ЦНС, невроз, травмы опорно-двигательного аппарата). Для каждого испытуемого были получены индивидуальные нормограммы по всем функциональным параметрам в зависимости от изменения выполненной тренировочной нагрузки. Эти
нормограммы и послужили основой для разработки компьютерной
модели рабочих и коррекционных зон для трех видов нагрузки:
упражнений с отягощениями, прыжковых упражнений и беговых
упражнений.
На 4-м этапе исследований проводился педагогический эксперимент, который был основан на методике коррекции тренировочных нагрузок. Методика коррекции предусматривает проведение срочной коррекции тренировочной нагрузки и перспективной коррекции. Срочная коррекция проводится по результатам
тестирования одного тренировочного занятия. Перспективная
коррекция проводится по результатам тестирования недельного
микроцикла. Полученные рабочие зоны тренировочной нагрузки представляют собой интегральные области (подробно описано
в главе 4). Длина области учитывает численное значение тренировочной нагрузки, а ширина учитывает вариативность функционального параметра при одной и той же нагрузке. Для спортсменов разной квалификации эти области различные. В настоящем
исследовании были приведены в качестве примера усредненные
интегральные области рабочих зон. Для более эффективного управления тренировочным процессом рабочие зоны должны строиться
индивидуально для каждого спортсмена. Проведение срочной коррекции предусматривает отрицательную и положительную коррекции.
Отрицательная коррекция проводилась, если значение функционального параметра выходило более чем на 10 % в зону отрицательной коррекции (по индивидуальной нормограмме). Положительная коррекция проводилась, если функциональный
параметр выходил более чем на 30 % в зону положительной коррекции. Перспективная коррекция также предусматривает проведение отрицательной и положительной коррекции. Отрицательная коррекция производилась, если функциональный параметр
выходит более чем на 10 % за недельный микроцикл в зону отрицательной коррекции; положительная коррекция применялась
в том случае, если функциональный параметр выходил в зону положительной коррекции более чем на 20 % за недельный микроцикл.
148
Компьютерная программа определяла значение коррекции тренировочной нагрузки, а решение по корректировке принимал тренер.
Для подтверждения эффективности методики коррекции тренировочного процесса был проведен педагогический эксперимент
(глава 5), в котором приняли участие две экспериментальные и две
контрольные группы прыгунов в длину и спринтеров средней квалификации (1-й разряд и КМС).
Для каждого спортсмена экспериментальных групп были определены рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки с
отягощениями, число отталкиваний в прыжковых упражнениях
и беговых упражнений, и с их учетом проводилась срочная и перспективная коррекция тренировочной нагрузки. Коррекция нагрузки проводилась только в экспериментальных группах.
Коррекция тренировочной нагрузки у экспериментальной группы прыгунов в длину:
общее число положительных срочных коррекций тренировочной нагрузки с отягощениями составило 6, а отрицательных – 55.
Нагрузка увеличивалась в пяти случаях на 10 %, а в одном – на
20 %. Уменьшение тренировочной нагрузки происходило на 50 %
и более в 44 случаях, а заменялась восстановительными мероприятиями в 11 случаях;
общее число положительных перспективных коррекций нагрузки с отягощениями составило 9, а отрицательных – 26. Нагрузка
увеличивалась на 10 % в семи случаях, а на 15 % – в двух. Коррекция нагрузки в сторону уменьшения на 10 % происходила в 19 случаях, а на 20 % и более – в 7 случаях;
общее число положительных срочных коррекций числа отталкиваний в прыжковых упражнениях составило 5, а отрицательных – 44. Положительная коррекция на 10 % происходила в пяти
случаях, отрицательная – на 50 % и более – в 35 случаях, заменялась восстановительными мероприятиями в 10 случаях;
общее число положительных перспективных коррекций числа отталкиваний составило 9, а отрицательных – 33. Тренировочная нагрузка здесь увеличивалась на 10 % в 7 случаях и на 20 % в двух случаях. Уменьшалась нагрузка на 10 % в 20 случаях, а на 20 % – в 13;
общее число положительных срочных коррекций беговых
упражнений составило 5, а отрицательных – 20. Увеличивалась нагрузка на 15 % в трех случаях, а на 20 % – в двух;
общее число положительных перспективных коррекций беговых упражнений составило 9, а отрицательных – 26. Положи149
тельная коррекция происходила на 10 % шесть раз, а на 15 % три
раза. Уменьшалась нагрузка на 30 % 18 раз, на 40 % 5 раз, на 50 %
3 раза.
Коррекция тренировочной нагрузки у экспериментальной группы спринтеров:
общее число положительных срочных коррекций тренировочной нагрузки с отягощениями составило 12, а отрицательных
52. Нагрузка увеличивалась в семи случаях на 10 %, а в пяти на
20 %. Уменьшение тренировочной нагрузки происходило на 30 %
в 34 случаях, на 50 % в 12 и заменялось восстановительными мероприятиями в шести случаях;
общее число положительных перспективных коррекций нагрузки с отягощениями составило 14, а отрицательных 32. Нагрузка
увеличивалась на 10 % в 8 случаях, а на 20 % в четырех. Коррекция нагрузки в сторону уменьшения происходила на 30 % в 22 случаях, на 50 % в 10 случаях;
число положительных срочных коррекций числа отталкиваний
в прыжковых упражнениях составило 11, а отрицательных – 46.
Положительная коррекция на 10 % происходила в семи случаях, а
на 30 % в четырех. Уменьшение нагрузки на 50 % было в 35 случаях, заменялось восстановительными мероприятиями в 11 случаях;
общее число положительных перспективных коррекций числа
отталкиваний составило 13, а отрицательных 27. Тренировочная
нагрузка здесь увеличивалась на 10 % в восьми случаях, а на 20 %
в пяти случаях. Уменьшалась нагрузка на 30 % в 20 случаях, а на
50 % в семи;
общее число положительных срочных коррекций беговых
упражнений составило 12, а отрицательных 37. Увеличивалась нагрузка на 10 % в трех случаях, на 20 % в пяти случаях и на 30 %
в четырех. Уменьшалась нагрузка на 30 % в 28 случаях, на 50 %
в девяти;
общее число положительных перспективных коррекций беговых
упражнений составило 13, а отрицательных 35. Положительная
коррекция происходила на 10 % пять раз, а на 15 % восемь. Уменьшалась нагрузка на 30 % 20 раз, на 40 % 9 раз, на 50 % 6 раз.
Главный итог педагогического эксперимента – это уровень прироста СФП спортсменов и прирост личных результатов в основном
виде спорта. Тестирование специальной физической подготовленности проводилось по пяти тестам: бег на 40 м, прыжок с места в
длину, тройной прыжок с места, пятерной прыжок с шести беговых
шагов, пять быстрых вставаний с отягощением 50 кг. Результаты
150
тестирования экспериментальных и контрольных групп приведены в табл. 40 и 41.
В экспериментальной группе прыгунов прирост СФП оказался
достоверно выше, чем в контрольной группе при Р>0,01. Уровень
прироста в СФП спортсменов приведен на рис. 31. Средний результат в прыжках в длину в контрольной группе составил 7 м 25 см при
Р>0,01, а в экспериментальной – 7 м 08 см при исходном результате 7 м.
У спортсменов экспериментальной группы травм опорно-двигательного аппарата не наблюдалось, в то время как в контрольной
группе было зафиксировано пять травм опорно-двигательного аппарата, у трех спортсменов за период педагогического эксперимента.
В экспериментальной группе спринтеров прирост СФП оказался также достоверно выше, чем в контрольной группе при Р>0,01.
Уровень прироста в СФП спортсменов приведен на рис. 32. Средний
начальный результат в беге на 100 м до педагогического эксперимента составил 11.00 с. Средний результат, показанный к конце
эксперимента, в экспериментальной группе составил 10.80 с при
Р>0,01, а в контрольной группе 10.95 с при Р>0,01. Мы видим, что
и контрольные результаты оказались лучше в экспериментальной
группе, чем в контрольной.
У спортсменов экспериментальных групп травм опорно-двигательного аппарата не наблюдалось, в то время как в контрольных
группах было шесть травм опорно-двигательного аппарата у пяти
спортсменов за период проведения педагогического эксперимента.
Результаты педагогического эксперимента подтвердили эффективность методики коррекции тренировочных нагрузок, основанной на экспресс-анализе данных контроля о функциональном
состоянии ЦНС и НМА спортсменов. Оптимальное управление и
коррекция позволили повысить эффективность тренировочных
нагрузок у спортсменов и качественно улучшить процесс их подготовки. Своевременная коррекция и профилактика возможных
физиологических отклонений в состоянии организма позволили
перевести организм спортсменов на более высокий уровень функционирования, повысив его резервные возможности, и сохранить
высокую работоспособность при условии оптимизации тренировочного процесса. Применение комплексной методики коррекции
дает возможность оптимизировать тренировочный процесс и прогнозировать функциональное состояние спортсмена.
Для того чтобы выявить реальные возможности каждого спортсмена, необходимо было тестирование приблизить к соревнова151
тельным условиям, при этом особое внимание уделялось психологическому настрою спортсмена на результат. Педагогический
контроль с использованием экспресс-анализа результатов в специальных упражнениях, характеризующих уровень развития физических качеств, позволил оценить динамику уровня и состояния
подготовленности и решать задачи управления тренировочным
процессом. Такой подход обеспечил поддержание высокого уровня всех видов подготовки, позволил повысить уровень специальной работоспособности и подвести спортсмена к обретению «спортивной формы» в определенный срок за счёт сохранения высокой
работоспособности организма. Диагностика на донозологическом
уровне, а в дальнейшем на разных этапах подготовки позволила
своевременно корректировать режимы нагрузок, что обеспечило мобилизацию функциональных резервов организма, позволило избежать срыва адаптации и добиться высоких результатов.
Критерием эффективности индивидуально-личностного подхода
к оптимизации физических нагрузок на основе адаптивного состояния индивида и автоматизированного мониторинга явились
результаты, показанные в экспериментальных и контрольных
группах.
Педагогический эксперимент показал преимущество предлагаемого структурно-системного подхода к оптимизации тренировочного процесса по сравнению с традиционными методами, применяемыми в тренировке. Исходя из вышеперечисленного, можно
сделать вывод, что оптимальное планирование и реализация управления подготовкой спортсмена предусматривают:
а) наличие информации о функциональном и психофизиологическом состоянии каждого спортсмена;
б) анализ рабочей документации тренировочного процесса в прошедшем сезоне;
в) планирование и прогноз с целью определения направленности
и тенденции развития тренировочного процесса, вероятностных
сроков достижения результата;
г) наличие математической модели и прогноз результатов;
д) расчет оптимальной стратегии и тактики управления тренировочным процессом;
е) наличие плана с преимущественной направленностью и с
определенной продолжительностью каждого периода и этапа подготовки, обусловливающего оптимальное сочетание всех видов
подготовленности, гармонизацию взаимодействия между физическими и психическими качествами индивида;
152
ж) разработку комплекса контрольных педагогических и психофизиологических тестов, осуществляющих контроль над ходом
управления подготовкой спортсмена в соответствии с адаптивными
возможностями организма.
Эффективность разработанной технологии оптимизации тренировочного процесса широко апробирована. Результаты исследования внедрены в практику учебно-тренировочного процесса
сборных команд ГУАП по легкой атлетике; в подготовку сборной
команды С.-Петербурга по легкой атлетике, по водному поло и водному мини-поло, сборной команды С.-Петербурга по настольному
теннису.
Из-за ограниченного объёма проверка экспериментальной части
показана на двух экспериментальных группах спортсменов. Вместе с тем следует отметить, что все спортсмены, проходившие подготовку по предложенной методике оптимизации тренировочного
процесса, демонстрировали достоверно более высокую результативность в условиях соревновательной деятельности. Оптимальная
стратегия включала индивидуальное прогнозирование результатов
с учётом специализации, расчёт контрольных упражнений, определение тренировочных нагрузок и их объёмов в зависимости от
уровня функционального состояния. Многолетний эксперимент по
оптимизации тренировочного процесса показал его преимущество.
Выявлена практическая, социальная и экономическая значимость
исследования, что имеет большое значение в решении прикладных
задач по совершенствованию подготовки спортсменов разных видов спорта и разной спортивной квалификации, с учётом закономерностей развития двигательных навыков и в соответствии с биологической надёжностью организма.
Таким образом, можно считать, что в ходе выполнения работы
разработана педагогическая концепция оценки и коррекции физических нагрузок на основе индивидуальной диагностики адаптивного состояния с применением компьютерных технологий. В настоящей работе традиционный подход к оптимизации физических
нагрузок заменяется новой, предложенной методологией, которая
позволяет нетрадиционно рассмотреть проблему оптимизации с позиции индивидуальной адаптации, обеспечивающей согласованную деятельность различных компенсаторно-приспособительных
механизмов функциональной системы на основе автоматизированного мониторинга. В связи с этим встает вопрос о создании новых
подходов к оптимизации оздоровительных физических и тренировочных нагрузок на основе адаптивных возможностей организма
153
человека, где приобретает значимость системно-структурный подход к организации различных форм двигательной деятельности,
обеспечивающих не только гармоничное физическое развитие, но
и сохранение здоровья (отсутствие травм опорно-двигательного аппарата и перенапряжения центральной нервной системы).
В результате проведенного исследования сформированы новые
подходы к оптимизации физических и тренировочных нагрузок
на основе исследования адаптивных возможностей индивида с помощью компьютерных технологий. Оптимальное управление тренировочным процессом представляет большой научный и практический интерес для теории и методики физической культуры и
спортивной тренировки, а также имеет большое значение в решении прикладных задач по повышению резервных и адаптивных
возможностей организма спортсменов.
Перспективы дальнейших исследований связаны с развитием
методологии применения компьютерных технологий, с усовершенствованием автоматизированного мониторинга в целях повышения
качества диагностики, с выбором тренировочных программ, соответствующих функциональным возможностям конкретного организма на разных этапах онтогенеза, с расширением задач оптимизации тренировочной нагрузки в условиях непрерывной тренировочной и соревновательной деятельности.
154
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
1. Разработана система сбора и обработки информации о функциональном состоянии ЦНС и НМА спортсменов, позволяющая его
оценивать в реальном масштабе времени.
2. Определены параметры, наиболее полно отражающие функциональное состояние ЦНС (микроколебания конечностей, сенсомоторная реакция на свет и звук) и НМА (показатель упругости
мышц, взрывная мышечная сила, время максимального включения мышц) спортсменов.
3. Определены основные средства специальной физической подготовки в скоростно-силовых видах легкой атлетики, в том числе
в прыжках в длину и спринте: прыжковые упражнения, упражнения с отягощениями и беговые спринтерские упражнения.
4. Выявлена высокоинформативная корреляционная зависимость между параметрами, определяющими функциональное
состояние НМА спортсменов, и упражнениями с отягощениями, где r = 0,812 при Р>0,01, прыжковыми упражнениями, где
r = 0,793 при Р>0,01, беговыми упражнениями – r = 0,732 при
Р>0,01.
5. Определена значимость параметров, характеризующих функциональное состояние НМА в зависимости от уровня квалификации спортсменов.
6. Определены рабочие и коррекционные зоны (нормограммы)
тренировочных нагрузок с отягощениями, прыжковых и беговых
упражнений.
7. Разработана методика срочной и перспективной коррекции
тренировочных нагрузок в зависимости от изменения функционального состояния ЦНС и НМА спортсменов в годичном цикле
тренировок и соревнований.
8. Экспериментально подтверждена эффективность методики
оценки и коррекции тренировочных нагрузок на основе экспрессанализа данных контроля о функциональном состоянии ЦНС и
НМА спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах легкой атлетики в течение годичного цикла тренировок.
Главный итог педагогического эксперимента:
прирост уровня СФП в экспериментальных группах по всем тестам оказался достоверно выше, чем в контрольных группах;
средний начальный результат в прыжках в длину до педагогического эксперимента составил 7 м. Средний результат в прыжках
в длину, показанный к конце эксперимента в экспериментальной
155
группе, составил 7 м 25 см при Р>0,01, а в контрольной группе –
7 м 08 см при Р>0,01.
средний начальный результат в беге на 100 м до педагогического
эксперимента составил 11,00 с. Средний результат, показанный к
конце эксперимента в экспериментальной группе, составил 10,80 с
при Р>0,01, а в контрольной группе 10,95 с при Р>0,01.
отсутствие травм опорно-двигательного аппарата и переутомления центральной нервной системы у спортсменов экспериментальных групп за весь период исследований.
9. Методика оценки и коррекции тренировочных нагрузок позволяет индивидуализировать тренировочный процесс, привести в
соответствие тренировочные нагрузки, предусмотренные планом,
и функциональные возможности ЦНС и НМА спортсменов, подвести спортсменов в наилучшей спортивной форме в запланированное время к главному соревнованию.
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1. Методика оценки и коррекции тренировочного процесса на
основе экспресс-анализа данных о функциональном состоянии
ЦНС и НМА спортсменов может быть рекомендована для использования в учебно-тренировочном процессе в скоростно-силовых видах спорта для любого контингента спортсменов.
Необходимыми условиями эффективного применения методики
оценки и коррекции тренировочного процесса являются:
а) изучение состояния ЦНС и НМА спортсменов и уровня их специальной физической подготовленности с помощью предложенных
нами методик и тестов;
б) составление тренировочного плана на длительный период для
одного спортсмена или группы спортсменов с учетом индивидуальных особенностей их ЦНС и НМА и исходного уровня специальной
физической подготовленности.
2. Для применения на практике методики коррекции тренировочных нагрузок предлагается индивидуальный тренировочный план,
составленный на длительный период, разбить на недельные микроциклы, разделить упражнения по группам на: прыжковые упражнения, определяемые числом отталкиваний; упражнения с отягощениями (все силовые упражнения); беговые упражнения (дистанция
разбега и весь спринтерский и средний бег) и отдельно выделить восстановительные мероприятия. В приложениях 3, 4 и 5 приведены
156
примеры планов на тренировочный период, разбитый по месяцам, в
которых рассчитана отдельно каждая тренировочная нагрузка. Тренеру рекомендуется проводить такое разбиение по микроциклам.
Это является необходимым условием определения суммарной тренировочной нагрузки, распределенной по микроциклам. Модельные
характеристики изменения функциональных параметров времени
включения мышц, взрывной мышечной силы и показателя упругости мышц по микроциклам для спортсменов средней квалификации
(первого разряда, КМС) приведены в главе 3.
3. Функциональное состояние ЦНС спортсменов рекомендуется оценивать по двум тестам: оценке амплитуды микроколебаний
конечностей и сенсомоторной реакции на световые и звуковые
импульсы. Состояние активации ЦНС можно оценивать по трем
нормограммам, которые приведены в главе 3. Функциональное состояние НМА спортсменов предлагается оценивать по следующим
функциональным параметрам: промежутку времени между состоянием покоя мышцы и наступлением ее максимальной активности, показателю упругости мышц, суммарной взрывной мышечной
силе. По каждому из приведенных функциональных параметров
нами определены предельно допустимые значения для спортсменов разной квалификации. Эти значения приведены в главе 3.
4. Срочную коррекцию необходимо проводить, если тестируемый функциональный параметр имеет значение, выходящее за
пределы нормограммы для спортсменов данной квалификации
(превышение нормы более чем на 10 %). Срочная отрицательная
коррекция тренировочной нагрузки проводится в пределах одного
тренировочного занятия или микроцикла. Величина коррекции
зависит от превышения функциональным параметром предельно
допустимого значения. При превышении нормы на 10 % тренировочную нагрузку рекомендуется уменьшить на 50 %. Если сюда
добавляется еще и утомленное состояние центральной нервной системы, то возможно заменить тренировочное занятие на восстановительные мероприятия (массаж, отдых, баня).
Положительная срочная коррекция тренировочной нагрузки производится, если по всем трем функциональным параметрам наблюдается очень хорошее состояние (функциональный параметр попадает в зону положительной коррекции более чем на 10 %), состояние
центральной нервной системы активное или очень активное, кроме
того, учитывается мнение самого спортсмена о своем самочувствии.
5. Перспективная положительная и отрицательная коррекция
тренировочной нагрузки производится с помощью рабочих и кор157
рекционных зон, построенных на основе модельных характеристик
для каждого спортсмена или группы спортсменов. Перспективная
коррекция не производится, если среднее значение функционального параметра за микроцикл не выходит за пределы рабочей зоны.
Если значение параметра выходит в зону положительной коррекции более чем на 10 %, то рекомендуется увеличить тренировочную нагрузку в микроцикле на величину, пропорциональную превышению этой нагрузки над рабочей зоной с учетом коэффициента
значимости для данной квалификации спортсменов.
Если значение функционального параметра попадает в зону отрицательной коррекции, то тренировочную нагрузку необходимо уменьшать, а величина коррекции высчитывается аналогично
определению величины положительной коррекции. Для спортсменов разной квалификации рекомендуется проводить как срочную,
так и перспективную коррекцию с учетом значимости основных
функциональных параметров. Для этих спортсменов соотношение
значимости указанных параметров различно (см. главу 3).
6. Об эффективности применения комплексной методики коррекции тренировочной нагрузки лучше всего судить по изменению
уровня специальной физической подготовленности спортсменов
в течение каждого месяца тренировок и всего тренировочного периода с помощью пяти тестов: бега на 40 м со старта, прыжка с места в длину, тройного прыжка с места в длину, пятерного прыжка
с шести беговых шагов, пяти быстрых вставаний с отягощением
50 кг, – которые, по нашему мнению, наиболее объективно отражают уровень специальной физической подготовленности спортсменов и необходимого прогрессивного роста.
Вторым главным показателем эффективности применения комплексной методики коррекции является отсутствие травм опорнодвигательного аппарата и переутомления ЦНС.
158
ЛИТЕРАТУРА
1. Абдурахманов А. И., Кузнецов А. И., Метт Е. Г. Оценка качества спортивной техники по рассогласованию временных показателей структурноритмической организации движений // Теория и практика физической
культуры. 1986. № 5. С. 33–36.
2. Агаджанян Н. А., Миррахимов М. М. Горы и резистентность организма. М., 1970. 170 с.
3. Аксенова Р. Х., Антонец В. А., Казаков В. В. Измерение локальных
колебаний на поверхности мягких тканей // Методы вибрационной диагностики реологических характеристик мягких биологических тканей:
Сб. статей. Горький: ИПФ АН СССР, 1999. С. 7–17. 
4. Алдонин Г. М. Синергетика в техническом проектировании. Красноярск: КГТУ, 1998. 248 с.
5. Андреева Е. А., Кандель Э. Я. Метод спектрального анализа огибающей ЭМГ и его роль в изучении физиологического тремора // Журн. невропатол. и психиатр. 1986. Т. 86. Вып. 7. С. 966–970. 
6. Андрющенко Л. Б. Физическое воспитание студентов на основе интеграции спортивных и оздоровительных технологий. Волгоград: ВГСХА,
2001. 164 с.
7. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1969. 52 с.
8. Анишкина Н. М., Антонец В. А. Программно-аппаратный комплекс
для исследования состояния опорно-двигательной системы человека //
Тезисы докл. Респ. науч.-техн. конф. «Новые возможности современного
медицинского приборостроения». Киев, 1991. С. 74–75. 
9. Анишкина Н. М., Антонец В. А., Докторов П. С. Устройства для вибрационной диагностики функционального состояния опорно-двигательной
системы человека. – В кн.: Тезисы докладов Республиканской научнотехнической конференции “Новые возможности современного медицинского приборостроения”, Киев, 1991. С. 72–73. 
10. Анишкина Н. М., Антонец В. А., Ефимов А. П. Оценка функционального состояния опорно-двигательного аппарата человека по вибрациям, сопровождающим локомоционные акты // Современные проблемы
биомеханики. 1993. Вып. 7. С. 23–34. 
11. Анишкина Н. М., Антонец В. А. Методы измерения механических
колебаний, вызванных работой физиологических систем человека: Учебнометод. пособие. Нижний Новгород: ИПФ РАН, 2000. 28 с.
12. Анохин П. К. Общая теория функциональных систем организма//
Прогресс биологической и медицинской кибернетики: Сб. статей. М.: Медицина, 1974. С. 56.
13. Анохин П. К. Очерки но физиологии функциональных систем. [Предисл. проф. К. В. Судакова и др.]; Акад. мед. наук СССР. М.: Медицина,
1975. 447 с: ил., портр.
14. Анохин П. К. Узловые вопросы теории функциональной системы.
М.: Наука, 1980. 196 с.
159
15. Антонова Т. М. Управление специальной силовой подготовкой
прыгунов в длину в годичном цикле: Автореф. дис... канд. пед. наук. М.,
1983.
16. Антропова М. В. Работоспособность учащихся и ее динамика в процессе учебной и трудовой деятельности. М.: Просвещение, 1968. 262 с.
17. Антонова Т. М. Управление специальной силовой подготовкой
прыгунов в длину: Атореф. дис... канд. пед. наук. М., 1983. 24 с.
18. Апанасенко Г. Л. Индивидуальное здоровье как предмет исследования // Валеология. 1997. № 4. С. 44–46.
19. Апанасенко Г. Д., Попова Л. А. Медицинская Валеология. Серия
Гиппократ. Ростов н/Д.: Феникс, 2000. С. 248.
20. Артоболевский И. И., Вишневский А. А., Быховский М. Л. Информационно-поисковые системы в медицине. М.: Наука, 1969. С. 19–34.
21. Астранд П. О., Муравов И. В. Оздоровительные эффекты физических упражнений спортивной тренировки // Валеология. 2004. № 3.
С. 64–69.
22. Бабкин Л. С., Гехт Б. М., Полуказаков С. Я., и др. Автоматический анализ игольчатой ЭМГ в дифференциальной диагностике нервномышечных заболеваний // Журн. невропатол. и психиатр. 1988. Т. 86.
Вып. 2. С. 1623–1628. 
23. Баевский Р. М. Прогноз состояний на грани нормы и патологии. М.:
Медицина, 1979. 295 с.
24. Баевский Р. М, Береснева А. П. Оценка адаптационных возможностей организма и риска развития заболеваний. М., 1997. 110 с.
25. Баевский Р. М, Береснева А. П. Оценка адаптационных возможностей организма и риска развития заболеваний. М., 1997. 110 с.
26. Бальсевич В. К. Перспективы развития общей теории и технологий спортивной подготовки и физического воспитания (методологический
аспект) = ProsPects of DeveloPment for General Theory and Technologies of
SPorts Training and Physical Education / Бальсевич В. К. // Теория и практика физ. культуры. 1999. № 4. С. 21–26, 39–40. 
27. Бальсевич В. К. Основные положения концепции интенсивного
инновационного преобразования национальной системы физкультурноспортивного воспитания детей, подростков и молодежи России. Теория и
практика физической культуры. 2002. № 3. С. 2–4.
28. Бальсевич В. К., Пьянзин А. И. Организация непрерывного контроля за двигательными функциями организма спортсмена // Теория и практика физической культуры. 2004. № 5. С. 32–34.
29. Барышев Г. И. Подготовка гандболистов в предсоревновательном
этапе с учетом данных текущего контроля функционального состояния:
Автореф. дис... канд. пед. наук. М., 1982. 28 с.
30. Баталов А. Г. Нормирование интенсивности нагрузки //Лыжный
спорт. 1986. № 2. 26–27 с.
31. Башкин В. М., Кузнецов А. И. Устройство для получения и обработки биомеханических и физиологических параметров // Тезисы докл. Все160
союз. науч.-практ. конф. «Электроника и спорт»-IX Таллин, 1–3 ноября
1988. С. 121.
32. Башкин В. М., Захаров Ю. В. Накопитель экспресс-информации показателей состояния сердечно-сосудистой системы, кинематики и динамики движений спортсмена.Л.: ЛИАП. 1989. С. 100–103.
33. Башкин В. М. Оценка самопроизвольной способности спортсменов
к максимальному напряжению и наиболее полному расслаблению мышц
методом селективной электромиографии. Л.: ЛИАП, 1989. С. 137–140.
34. Башкин В. М. Оценка функционального состояния нервномышечного аппарата студентов вуза как показатель их физической работоспособности // Актуальные проблемы физкультурно-массовой и спортивной работы в условиях перестройки высшей школы: Тезисы докл. научн.практ. конф., Ростов-на-Дону, 1989. С. 106–107.
35. Башкин В. М. Методика коррекции тренировочного процесса на
основе экспресс-анализа функционального состояния нервно-мышечного
аппарата спортсменов: Автореф. дисс... канд. пед. наук. Л.: ЛТИ ЦБП
1992. 22 с.
36. Башкин В. М., Кабанов А. А. Метод оценки способностей спортсмена к максимальному дифференцированию мышечных напряжений // Актуальные проблемы физической культуры в профессиональной подготовке студентов высшей школы: Тезисы докл. 43-й науч.-метод. конф. СПб.
1994. С. 102. 
37. Башкин В. М., Кузнецов А. И. Методы комплексного контроля
функционального состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов //
Актуальные проблемы физической культуры в профессиональной подготовке студентов высшей школы: Тезисы докл. 43-й науч.-метод. конф.
СПб.: 1994. С. 83.
38. Башкин В. М., Павлова Л. П. Способ оценки и коррекции функционального состояния мозга человека. Патент РФ № 2141244 от
20.11.1999 г.
39. Башкин В. М. Методика диагностики и коррекции функционального состояния студентов высшего учебного заведения //Методические указания. СПб.: ГУАП. 2006. 10 с.
40. Берг А. И. Кибернетика – наука об оптимальном управлении. М.:
Энергия, 1964. 128 с.
41. Берг А. И. Кибернетика, мышление, жизнь. М.: Мысль, 1964. 48 с.
42. Берганский Г. Л., Рубенович В. Б. Исследование нервно-мышечной
передачи и скорости возбуждения скелетных мышц у спортсменов
разных спортивных специализаций // Теория и практика физич. культуры. 1988. № 1. С. 40–42.
43. Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л.: Наука, Ленингр. отд, 1988. 150 с. 23. 
44. Бернштейн Н. А. Биомеханика и физиология движений: Избр. психолог. тр. / Под ред. В. П. Зинченко. М.; Воронеж: Ин-т практ. психологии: МОДЭК, 1997. 607 с.
161
45. Бирюкова О. В. Структурно-функциональный резерв кардиореспираторной системы и работоспособности организма // Морфофункциональные эквиваленты гипокинезии и двигательной активности. Аспекты адаптации: Сборник тр. Горьковского мединститута им.С. М. Кирова. Горький,
1988. С. 73–86.
46. Бобров А. А. Всесторонняя физическая подготовка студентов: Учебное пособие. М.: Советский спорт, 1998. 198 с.
47. Бодров В. А. Психологический стресс: развитие учения и современное состояние проблемы. М.; Сов. спорт, 1995. 335 с.
48. Богданов А. М. Концепция комплексного подхода к активизации
психофизического состояния вузовской молодежи // Проблемы высшего образования в экономически замкнутом районе: Сб. науч. трудов. Норильск, 1988. С. 77–81.
49. Бондин В. И. Педагогические основы физкультурно-оздоровительных систем // Автореф. дис... док. пед. наук. Ростов-н/Д: Издат. РПУ,
1999. 48 с.
50. Бугаев Е. Е., Макаровская Н. Н. О корреляторах параметров сенсомоторных реакций и их определяющем значении при отборе для скоростносиловых и сложнокоординационных движений в спорте // Физиологическая и биомеханическая характеристика скоростно-силовых и сложнокоординационных спортивных упражнений. Ереван, 1976. 208. с.
51. Булгакова Н. Ж., Воронцов А. Р. Методология разработки комплексной оценки плавательной перспективности // Теоретические и методологические аспекты проблемы отбора в спорте (результаты совместных исследований специалистов ГДР и СССР по проблеме «одаренность – отбор»).
М., 1990. С. 113.
52. Булич Э. Г., Муравов И. В. Здоровье человека: Биологические основы жизнедеятельности и двигательная активность в ее стимуляции. Киев:
Олимпийская литература, 2003. 424 с.
53. Булкин В. А. Структура подготовки квалифицированных спортсменов к ответственным соревнованиям // Управление процессом подготовки
спортсменов высших разрядов. Л., 1976. С. 114–119.
54. Булкин В. А., Ершова Е. Н. Педагогическая диагностика при управлении тренировочным процессом // Педагогические аспекты предсоревновательной подготовки спортсменов: Сб. науч. тр. Л.: Изд. ЛНИИФКа,
1982. С. 23–39.
55. Булкин В. А. Управление процессом предсоревновательной подготовки спортсменов // Управление процессом подготовки спортсменов: Материалы 1V Всерос. науч.-метод. конф. Л. 1987. С. 10–13.
56. Булкин В. А. Педагогическая диагностика как фактор управления
двигательной деятельностью спортсменов: Автореф. дисс... докт. пед.
наук. М:. ВНИИФК, 1988. 44 с.
57. Булкин В. А., Бляхов В. В., Бондарева И. Р. и др. Технология принятия решения на основе метода диагностики // Технология тренировочного
процесса квалифицированных спортсменов. Л.: ЛНИИФК, 1989. С. 56–62.
162
58. Булкин В. А. Теоретические концепции управления тренировочным процессом в спорте высших достижений // Тенденции развития спорта высших достижений: Сб. науч. тр. М., 1993. С. 57–62.
59. Бундзен П. В., Дибнер Р. Д., Лисицына Л. Н. и др. Автоматизированная система «ОФИС»: Оценка состояния здоровья и назначение физических упражнений // Теор. и практ. физ. культ. 1991. № 8. С. 24–27.
60. Бурханов А. И. Изучение упруго-вязких свойств мышц у
спортсменов-легкоатлетов // Физиологические механизмы организации
движений у спортсменов. М. 1983. С. 98–119.
61. Бутенко Б. И. Управление спортивной тренировкой спортсменов высших разрядов // Теория и практика физич. культуры. 1972. № 8.
С. 66–68.
62. Васильева-Линецкая Л. Я., Роханский А. О., Галацан А. В. и др. Автоматизированная система исследований электромиографических сигналов человека // Открытые информационные и компьютерные информационные технологии. Харьков,1998. Вып. 2. С. 215–220. 
63. Вайцеховский С. М. Книга тренера. М.: ФиС, 1971. 270 с.
64. Вайцеховский С. М., Сангин М. И. Контроль за динамикой специальной силовой подготовленности квалифицированных пловцов // Теория
и практика физ. культуры. 1986. № 6. С. 7–11.
65. Вахромеева И. А. Физиологический журнал СССР. 1970. № 1.
С. 70.
66. Вентцель Е. С. Теория вероятности. М.: Знание. 1977. 64 с.
67. Верхошанский Ю. В. Теоретико-методические подходы к реализации идеи управления тренировочным процессом // Теория и практика физич. культуры. 1981. № 4. С. 8–11. 
68. Верхошанский Ю. В. Управление ходом тренировочного процесса //
Программирование и организация тренировочного процесса. М.: ФиС,
1985. С. 169.
69. Верхошанский Ю. В. Программирование и организация тренировочного процесса. М.: Физкультура и спорт, 1985. 176 с.
70. Верхошанский Ю. В. Основы специальной физической подготовки
спортсменов. М.: ФиС, 1988. 330 с.
71. Верхошанский Ю. В. Горизонты научной теории и методологии
спортивной тренировки // Теория и практика физ. культуры. 1998. № 7.
С. 41–54.
72. Викторов Ф. В. Способ экспресс-контроля за уровнем физического состояния человека (КОНТРЭКС) // Теория и методика физ. культ.
1990. № I. С. 26–28.
73. Виленский М. Я. Физическая культура в гуманитарном образовательном пространстве вуза // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка. 1996. № 1. С. 27–32.
74. Вилянский М. П., Кибрик Б. С., Чумаков А. А. и др. Скрининг в массовых профилактических осмотрах (автоматизированная система). М.:
Медицина, 1987. 160 с.
163
75. Виру А. А. Гормональные механизмы адаптации и тренировки. Л.:
Наука, 1981. 155 с.
76. Владимирский Б. М. Некоторые подходы к количественной оценке
физиологической компоненты нормы в валеологических исследованиях //
Валеология. 1996. № 3–4. С. 47–55.
77. Власенко С., Носко Н. Основные проблемы управления в спортивной тренировке = The basic Problems of management in sPorts training //
Физическое воспитание студентов творческих специальностей / ХХПИ.
Харьков, 2001. № 1. С. 52–55.
78. Волков Н. И. Вопросы оптимизации тренировочного процесса //
Управление процессом спортивной тренировки: Сборник докл. 2-й Всерос.
конф. Л.: 1974. С. 252–256.
79. Волков В. М., Ромашов А. В. Предсоревновательная подготовка
спортсмена: Уч. пособие. Смоленск: СГИФК. 1991. 107 с.
80. Воробьев В. И., Китов А. И. Медицинская кибернетика. М.: Радио и
связь, 1983. 240 с.
81. Шустин Б. П., Радчич И. Ю., Преображенский И. Н. и др. «Время
собирать камни...» = «Time to Gather Stones» // Теория и практика физ.
культуры. 1998. № 10. С. 40–42.
82. Врублевский Е. П. Некоторые аспекты индивидуализации тренировочного процесса легкоатлеток // Спорт и здоровье Тезисы докл. 1-го Междунар. научн. конгр. ГОСКОМСПОРТ. СПб.: 2003. Т. 1. С. 27–28.
83. Востротина А. С., Московченко О. Н. Оптимизация уровня физического развития студенток // Экологическое состояние и природоохранные
проблемы Красноярского края: Матер. подгот. конф. к Всероссийскому
съезду по охране природы. Красноярск. 1995. С. 260–262.
84. Воробьев А. Н. Некоторые вопросы теории спортивной тренировки:
Теория и практика физич. культуры. М., 1974. № 10. С. 56–59.
85. Выготский Л. С. Проблема общей психологии //Собр. соч. Т. 2. М.,
1982. 504 с.
86. Выдрин В. М. Деятельность специалистов в сфере физической культуры: Уч. пособие. СПб.: СПбГАФК им. П. Ф. Лесгафта. 1997. 74 с.
87. Гагуа Е. Д. Тренировка спринтера. М.: Терра-спорт: ОлимпияPRESS, 2001. 72 с.
88. Галанцев В. П., Павлова Л. П., Ткаченко С. Э. Экспресс-диагностика
адаптационных резервов и функционального состояния сердечнососудистой и нервной систем // Оптимизация функций сердца и мозга
немедикоментозными методами: Тезисы докл. Междунар. симп. Тамбов.
2000. С. 20–22.
89. Ганеев А. В. Построение годичного цикла тренировки бегунов на
короткие дистанции 17–19 лет с учетом индивидуальных особенностей
физической и технической подготовки // Автореф. дис... канд. пед. наук.
ВНИИФК. М., 1999. 23 с.
90. Гаркави Л. Х., Квакина Е. Б., Уколова М. А. Адаптационные реакции и резистентность организма. Ростов на /Д.: Изд-во РГУ, 1990. 224 с.
164
91. Гаркави Л. X., Квакина Е. Б., Уколова М. А. Антистрессорные реакции и активационная терапия. М.: Имедрис, 1998. 655 с.
92. Гельфанд И. М., Гурфинкель B. C. Некоторые вопросы исследования
движений. М.: Hayка, 1966. С. 264–276.
93. Гехт Б. М. Синдромы патологической мышечной утомляемости
М.: Медицина, 1974. 200 с.
94. Гехт Б. М., Касаткина Л. Ф., Кевиш А. В. Электромиграфия с использованием игольчатых электродов в анализе структуры и функционального состояния двигательных единиц при нервно-мышечных заболеваниях// Журн. невропатол. и психиатр. 1980. Т. 80. № 6. С. 822–829. 
95. Гидиков А. А. Теоретические основы электромиографии. Л.: Наука,
1975. 181 с.
96. Годик М. А. Контроль тренировочных и соревновательных нагрузок. М.: Физкультура и спорт, 1980. 136 с: ил.
97. Гордон С. М., Ямпольский Л. Т. Оценка психологической подготовленности спортсмена. М.: ГЦОЛИФК, 1981. 24 с.
98. Гордон С. М. Тренировка в циклических видах спорта на основе закономерных соотношений между тренировочными упражнениями и их
эффектом: Автореф. дис... докт. пед. наук. 1988. 48 с.
99. Граевская Н. Д. Проба с повторными нагрузками // Спортивная медицина. М.: Физкультура и спорт, 1980. С. 137–144.
100. Грозин Е. А. Управление процессом подготовки спортсменов высших разрядов: Сб. статей. Л.: 1975. С. 23–28.
101. Грозин Е. A. Комплексная оценка подготовленности спортсменов // Управление процессом подготовки спортсменов: Сб. статей. Л.,
1978. С. 17–22.
102. Гросс Х. Х. Кибернетическое моделирование при оптимизации
спортивной техники и процесса обучения // Тезисы докл. Всемирн. конгр.
«Спорт в современном обществе» М.: 1974. С. 43.
103. Гублер Е. В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов. Л.: Медицина, 1978. 294 с.
104. Гудков И. А. Новый тест для отбора перспективных спринтеров // Материалы 18-й Всесоюз. конф. по спортивной медицине. М., 1973.
С. 126.
105. Гурфинкель B. C., Коц Я. М., Шик М. Л. Регуляция позы человека.
М.: Наука, 1965. 255 с.
106. Гурфинкель B. C., Левик Ю. С. Скелетная мышца: Структура и
функция. М.: Наука, 1985. 144с.
107. Гурфинкель B. C. Обработка и анализ биологических сигналов. М.:
Мир, 1977. 286 с.
108. Давиденко Д. Н., Мозжухин A. C., Телегин В. В. Мобилизация
физиологических резервов при напряженной мышечной деятельности //
Физиология человека. Т. 13. № 1. 1987. С. 127–132.
109. Давыдов В. В. Теория развивающего обучения. М.: ИНТОР,
1996. 544 с.
165
110. Данилова Н. Н. Психофизиологическая диагностика функциональных состояний. М., 1992. 192 с.
111. Делов В. И. Электростимуляция мышц при нарушениях опорнодвигательного аппарата. М.: Физкультура и спорт, 1973. 26 с.
112. Дембо А. Г., Земцовский Э. В. О значении исследования сердечного ритма в спортивной медицине // Теор. и практ. физ. культ. 1980. № 3.
С. 13.
113. Демьяненко Ю. К., Чихачев Т. Ю. Интенсификация процесса подготовки квалифицированных спортсменов путем оптимизации методов
спортивного отбора: Сб. научных трудов. Л., 1986. С. 26.
114. Дибнер Р. Д. Современные пути оценки функционального состояния сердечно-сосудистой системы спортсмена // Медико-биологические
аспекты предсоревновательной подготовки спортсменов: Сб. науч. трудов.
Л., 1982. С. 64–72.
115. Дичев Т. Г., Тарасов К. Е. Проблема адаптации и здоровье человека. М., 1976. 182 с.
116. Донской Д. Д., Зациорский В. М. Биомеханика. М.: Физкультура и
спорт, 1979. 264 с.
117. Друзь В. А. Моделирование процесса спортивной тренировки.
Киев: Здоров′я, 1976. 96 с.
118. Думбай В. Н. Показатели скорости сенсомоторных реакций и
теппинг-теста у школьников начальных классов в разные годы обучения в
школе // Валеология. 2004. № 3. С. 42–50.
119. Дьяконов В. П. Как выбрать математическую систему? // МониторАспект. 1993. № 2. 22 с.
120. Дьячков В. М. Совершенствование технического мастерства спортсменов // Педагогические проблемы. М.: 1972. № 2. С. 43–44.
121. Иванюженков Б. В., Нелюбин В. В. Основы спортивного совершенствования // Спорт и здоровье: Тезисы докл. 1-го Междунар. научн. конгр.
Т. 1. СПб.: Госкомспорт. 2003. С. 48–50.
122. Ивахненко А. Г. Применение принципа самоорганизации для объективной кластеризации изображений, системного анализа и долгосрочного прогноза // Автоматика. 1986. № 1. С. 5–11.
123. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология: Учебник для
вузов. М., 2001. 464 с.
124. Исаев А. П. Механизмы долговременной адаптации и дисрегуляции функций спортсменов к нагрузкам олимпийского цикла подготовки:
Дис… док. биол. наук. А. П. Исаев. Челябинск, 1993. 482 с.
125. Жбанков О. В., Петров Д. С., Головина В. А. Система контроля психофизического состояния человека как инструмент управления процессом
адаптации в спорте и учебном процессе // Теория и практика физической
культуры. М., 2003. № 2. С. 20–23.
126. Жиляев А. А. Биомеханическая диагностика оптимального выполнения циклических движений // Теория и практика физической культуры. М.:2001. № 10. С. 41–43.
166
127. Жуков Е. К. Очерки по нервно-мышечной физиологии. Л.: Наука,
1969. 288 с.
128. Жуков Е. К., Итина Н. А. Развитие сократительной функции
мышц двигательного аппарата. Л.: Наука, 1974. 339 с.
129. Журавлев Ю. П. Надежность и контроль ЭВМ. М.: Сов. Радио,
1978. 416 с.
130. Завьялов А. И., Завьялов Д. А. Спорт и сердце // Физкультурное образование Сибири. Омск, 1997. № 1(5). С.64–68.
131. Запоржанов В. А., Грызун Г. С., Подейко В. В. Перспективы развития педагогического контроля в спорте // Комплексный педагогический
контроль в процессе управления спортивной тренировкой: Сб. науч. тр. Л.,
1984. С. 29.
132. Зайцева В. В., Сонькин В. Д. Компьютерные консультации по
оздоровительной физкультуре // Теор. и практ. физич. культ. 1990. № 7.
С. 46–50.
133. Зайцева В. В. Методология индивидуального подхода в оздоровительной физической культуре на основе современных информационных
технологий: Автореф. дис... докт. наук: 13.00.04, 13.00.13. М.: ВНИ-ИФК,
1995. 47 с.
134. Залесский М. З., Бурханов А. И. Легкая атлетика. 1981. № 1. С. 9.
135. 3ациорский В. М. Кибернетика, математика, спорт. М.: Физкультура и спорт, 1969. 199 с.
136. 3ациорский В. М. Физиологические качества спортсменов. М.:
Физкультура и спорт, 1970. С. 21–22.
137. 3ациорский В. М. Основы спортивной метрологии. М.: Физкультура и спорт, 1979. 126 с.
138. Зеличенок В. Б., Никишуткин В. Г., Губа В. П. Легкая атлетика:
Критерии отбора. М.: Терра спорт, 2000. 240 с.
139. Зимкин Н. В. Физиологические основы физической культуры и
спорта. М.: Физкультура и спорт, 1955. 416 с.
140. Иващенко Л. Я. Программирование занятий оздоровительной направленности // Теор. и практ. физ. культ. 1990. № 1. С. 31–34.
141. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология. СПб.: Питер,
2001. 464 с.
142. Иорданская Ф. А. О норме и патологии у ведущих спортсменов //
Донозологические состояния у спортсменов и слабые звенья адаптации к
мышечной деятельности: Сб. науч. трудов отдела проблем спортивной медицины ВНИИФК. М.: ВНИИФК, 1982. С. 10–18.
143. Казин Э. М., Кураев Г. А., Шорин Ю. Н. и др. Исследование автоматизированных программ для комплексной прогностической оценки индивидуальных, адаптивных возможностей организма // Физиология человека. 1993. № 3. С. 98–103.
144. Казначеев В. П., Баевский Р. М., Береснева А. П. Донозологическая
диагностика в практике массовых обследований населения. Л.: Медицина,
1980. 207 с.
167
145. Казначеев В. П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск:
Наука, 1980. 191 с.
146. Казначеев В. П., Казначеев С. В. Адаптация и конституция человека. Новосибирск: Наука, 1986. С. 40–85.
147. Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б., Гудков И. А. Исследование
физической работоспособности у спортсменов. М.: Физкультура и спорт,
1974. 96 с.
148. Карпман В. Л., Белоцерковский З. Б., Гудков И. А. Тестирование в
спортивной медицине. М.: Физкультура и спорт, 1988. 208 с.
149. Кассиль Г. Н., Вайсфельд И. Л., Матлина Э. П. и др. Гуморальногормональные механизмы регуляции функций при спортивной деятельности. М.: Наука, 1978. 304 с.
150. Кассиль Г. Н. Внутренняя среда организма. М.: Наука, 1983. 227 с.
151. Келлер B. C., Гостомельский В. Н., Иоффе А. Ф. Алгоритмизация
программированного совершенствования тактической подготовки спортсменов в спортивных играх и единоборствах для аппаратурной реализации
в микропроцессорных комплексах типа «АГАТ» // Управление в процессе
тренировки квалифицированных спортсменов: Сб. статей. Киев: КГИФК,
1985. С. 154–161.
152. Ковалик А. В. Оценка мышечных усилий по электрической активности мышц при выполнении спортивных упражнений в безнагрузочных
условиях // Теория и практика физ. культуры. 1982. № 11. С. 26–29.
153. Козлов И. М. Практикум по биомеханике. М.: Физкультура и
спорт, 1980. 120 с.
154. Колесников Н. В. Организационно методическое содержание обучения легкоатлетическому спринту: Учебное пособие. СПб.: СПбГАСУ.
2001. 86 с.
155. Колчинская А. З. Комплексный контроль функциональной подготовленности в циклических видах спорта // Управление в процессе тренировки квалифицированных спортсменов. Киев: КГИФК, 1985. С. 34–44.
156. Комплексный контроль и управление в спорте: теоретикометодические, технические и информационные аспекты / А. И. Федоров,
С. Б. Шарманова, О. А. Сиротин, В. П. Медведев // Теория и практика физ.
культуры. 1997. № 9. С. 25–26, 39–40.
157. Комплексный педагогический контроль в процессе управления
спортивной тренировкой: Сб. научн. тр. /Гл. ред. Е. А. Грозин. Л.: ЛНИИФК, 1984. 125 с.
158. Коробейников Г. В. Физиологические механизмы мобилизации
функциональных резервов адаптации спортсмена при напряженной мышечной деятельности // Спорт и здоровье: Тез. докл. 1-го Междун. научного конгресса. СПб.: Госкомспорт. 2003. С. 40–42.
159. Коробков А. В., Черняк Г. И., Третьяков И. Д. Методика оценки физической подготовленности спортсмена. М.: Физкультура и спорт, 1963. 52 с.
160. Коробков А. В. Физиология адаптации // Нормальная физиология:
Сб. статей. М.: Высш. шк., 1980. С. 494–519.
168
161. Коряк Ю. А. Силовые, скоростные и скоростно-силовые свойства
нервно-мышечного аппарата у спортсменов: Автореф. дис… канд. пед.
наук. ГУ. Тарту, 1986. 16 с.
162. Коуэн X. Л., Брумлик Дж. Руководство по электромиографии и
электродиагностике / Пер. с англ. М.: Медицина, 1975. 192 с.
163. Коц Я. М. Организация произвольного движения. М.: Наука,
1975. 248 с.
164. Коц Я. М. Спортивная физиология. М.: Физкультура и спорт,
1986. 239 с.
165. Крачевский Н. И. Основные проблемы физической культуры
и спорта // Сб. науч. трудов молодых ученых ВНИИФКа за 1976 г. М.,
1977. С. 56.
166. Краснопевцев Г. М. Управление тренировочным процессом в многолетнем цикле подготовки квалифицированных спортсменов // Управление процессом спортивной тренировки. Л., 1974. С. 28–35.
167. Креер В. А., Попов В. Б. Легкоатлетические прыжки. М.: Физкультура и спорт, 1986. 176 с.
168. Креер В. А. Ищу единомышленников. М.: Физкультура и спорт,
1972. 166 с.
169. Кретти Д. Б. Психология в современном спорте. М.: Физкультура
и спорт, 1978. 170 с.
170. Кроленко С. А. Начальные этапы электромеханической связи //
Механизмы контроля мышечной деятельности: Сб. статей. Л., 1985.
С. 41–43.
171. Крысанов В. В. Методы математического анализа сердечного ритма и исследование функционального состояния сердечно-сосудистой системы: Автореф. дис... канд. физ.-мат. наук. Владивосток, 1994. 17 с.
172. Кудрявцев В. В., Раевский Р. Г. Создание компьютерных технологий для массовой физической культуры // Теор. и практ. физ. культ.
1993. № 8. С. 14–18.
173. Кузьмин С. В., Медведев В. Н. Динамика показателей специальной
подготовленности прыгунов тройным в процессе становления спортивного
мастерства // Диагностика предсоревновательного состояния спортсмена.
Л:. ЛНИИФК, 1991. С. 33–39.
174. Кузнецов А. И. Пути использования избирательно-направленных
мышечных нагрузок локального характера при развитии и совершенствовании двигательной функции людей различного возраста и пола: Дис…
д-ра пед. наук. Л., 1969. 585 с.
175. Кузнецов В. В. Силовая подготовка спортсменов высших разрядов.
М.: Физкультура и спорт, 1970. 211 с.
176. Куколевский Г. М. Врачебные наблюдения за спортсменами. М.:
Физкультура и спорт, 1975. 126 с.
177. Куликов В. П., Киселев В. И. Потребность в двигательной активности: физиология, валеология, реабилитология. Новосибирск: Наука, Сиб.
пред. РАН, 1998. 150 с.
169
178. Кураев Г. А., Воинов В. Б. Валеология // Словарь терминов: Учебное пособие. Ростов-н/Д: ООО «ЦВВР», 2000. 173 с.
179. Курамшин Ю. Ф. Высшие спортивные достижения как объект системного анализа. СПб.: СПбГАФК, 1996. С. 31.
180. Лапко А. В. Непараметрические методы классификации и их применение. Новосибирск: Наука, 1993. 152 с.
181. Лапко А. В., Московченко О. Н., Востротина А. С. и др. Применение непараметрических алгоритмов распознавания образов при моделировании медико-биологических систем // Распознавание образов и анализ
изображений. Новые информационные технологии: Тез. докл. II Всеросс.
конф. с участием стран СНГ. Ульяновск, 1995. Ч. 3. С. 7–10.
182. Лапко А. В., Соколов М. И., Чепцов С. В. и др. Непараметрические
системы классификации. Новосибирск: Наука, 2000. 240 с.
183. Левченко А. В. Динамика состояния легкоатлетов-спринтеров во
время выполнения большого объема силовой нагрузки. М.: ФиС // Теория
и практика физич. культуры. 1984. № 12 С. 17–19.
184. Леонтьев Д. А. Совместная деятельность, общение, взаимодействие (к обоснованию «педагогики сотрудничества») // Вестник высшей
школы, 1989. № II. С. 39–45.
185. Лубышева Л. И. Социальное и биологическое в физической культуре человека в аспекте методологического анализа // Теория и практика
физической культуры. 1993. № 5–6. С. 16.
186. Лубышева Л. И., Филимонова С. И. Современный подход к исследованию пространства физической культуры и спорта // Теория и практика физической культуры. 2004. № 2. С. 2–6.
187. Лысаковский И. Т., Аксельрод А. Е., Павлов Г. К. Оценка состояния нервно-мышечного аппарата и ее использование при управлении процессом скоростно-силовой подготовки спортсменов // Теория и практика
физической культуры. 2005. № 10. С. 25–27.
188. Макарова Г. А., Игельник М. Л., Бессчастная В. В. Методологические принципы анализа и оценки физиологических критериев функционального состояния организма спортсменов // Теория и практика физической культуры. М., 2007. № 10. С. 49–52.
189. Маришук В. Л., Блюдов Ю. М., Плахтиенко В. А. Методики психодиагностики в спорте. М., 1984. 130 с.
190. Мартьянов В. А. Некоторые методические подходы к повышению функциональных возможностей мышечного аппарата спортсменов //
Физиологические механизмы организации движений у спортсменов: Сб.
статей. М.: ВНИИФК, 1983. С. 65–73.
191. Мартынов B. C., Чернышев Г. Г. Исследование эффективности методики комплексного и раздельного развития силы и выносливости лыжников – гонщиков // Научн.-спорт, вести. 1990. № 1. С. 8–10.
192. Масальгин Н. А., Лукиных М. Т. Применение злектромиографии
при тестировании скоростно-силовой выносливости // Теория и практика
физ. культуры. 1981. № 1. С. 22–24.
170
193. Матвеев Л. П. О проблемах совершенствования спортивной тренировки // Матер. междунар. науч. конф. соц. стран по проблеме спортивной тренировки. М., 1967. С. 4–6.
194. Матвеев Л. П. Проблемы изучения структуры тренировки // Теория и практика физ. культуры. 1970. № 4. С. 5–9.
195. Матвеев Л. П. Основы спортивной тренировки. М.: Физкультура
и спорт, 1977. 271 с.
196. Матвеев Л. П. К теории построения спортивной тренировки//Теория и практика физической культуры. 1991. № 12. С. 11–20.
197. Матвеев Л. П. Общая теория спорта. М.: 4-й филиал Воениздата,
1997. 304 с.
198. Матвеев Л. П. Модельно-целевой подход к построению спортивной подготовки (статья первая; статья вторая) // Теория и практика физ.
культуры. Тренер: Журнал в журнале. 2000. № 2. С. 28–37; № 3. С. 28–37.
199. Матов В. В. Диагностика слабых звеньев адаптации – одна из центральных проблем медицинского обеспечения подготовки спортсменов высшей квалификации // Донозологические состояния у спортсменов и слабые
звенья адаптации к мышечной деятельности: Сб. науч. трудов отдела проблем спортивной медицины ВНИИФК. М.: ВНРШФК, 1982. С. 5–10.
200. Матова М. А. Психологические особенности сложной скоростной
деятельности человека. Экспериментальное исследование на материале
спорта: Дис… канд. пед. наук. М.: ГЦОЛИФК, 1966. 214 с.
201. Медведев В. И. Устойчивость физиологических и психологических
функций человека при действии экстремальных факторов. Л., 1982. 104 с.
202. Медведев В. И. Взаимодействие физиологических и психологических механизмов в процессе адаптации // Физиология человека. 1998. Т.
24. № 4. С. 7–13.
203. Медведев В. П., Сладинов В. М., Пищулин Б. П. Технология планирования предсоревновательной подготовки в легкой атлетике //Технология тренировочного процесса квалифицированных спортсменов. Л.: ЛПИИФК, 1989. С. 48–53.
204. Медиляновский А. Н. Системные механизмы гомеостаза // Успехи
физиол. наук. Т. 13. 1982. № 3. С. 96–126.
205. Меерсон Ф. 3. Общий механизм адаптации и профилактики. М.,
1973. 180 с.
206. Меерсон Ф. З. Адаптация, стресс и профилактика. М.: Наука,
1981. 278 с.
207. Меерсон Ф. З., Пшенникова М. Г. Адаптация к стрессовым ситуациям и физиологическим нагрузкам. М.: Медицина, 1988. 256 с.
208. Мелленберг Г. В., Сайдхужин Г. Р. Региональные двигательные
принципы повышения качества циклического тренировочного процесса
с направленностью на развитие выносливости // Теория и практика физкультуры. 1991. № 4. С. 23–34.
209. Мельник В. Г. Нормативное (программно-целевое) прогнозирование в системе спорта высших достижений // Физическая культура и здо171
ровье студентов вузов: Тез. докл. междунар. конф. СПб.: СПбГУП, 2003.
С. 199–200.
210. Метатеоретическое исследование проблемы управления спортивной подготовкой = Metatheoretical Research of SPorts Training Management /
B. B. Рыбаков, A. B. Уфимцев, A. M. Федоров, A. С. Перевозников // Теория и практика физ. культуры. 2003. № 2. С. 2–5.
211. Методические указания для контроля психической работоспособности спортсменов / Сост. Н. И. Кольцов и др. Новочеркасcк, 1986. 12с.
212. Мехракадзе В. В. Тренировка юного спринтера. М.: Физкультура
и спорт, 1999. 152 с.
213. Миндиашвили Д. Г. Управление процессом формирования спортивного мастерства квалифицированных борцов (теория и практика): Автореф. дис. … д-ра пед. наук. СПб., 1996. 36 с.
214. Мотылянская Р. Е., Летунов С. П. К вопросу о так называемом
«спортивном сердце» // Проблемы врачебного контроля: Сб. статей. М.:
Физкультура и спорт, 1949. С. 157–183.
215. Мясищев В. Н. Социальная психология и психология отношений // Проблемы общественной психологии. М., 1965. С. 276–277.
216. Набатникова М. Я. Характерные особенности средств тренировки в циклических видах спорта // Проблемы современной системы подготовки высококвалифицированных спортсменов. М., 1975. С. 120–122.
217. Набатникова М. Я. Основы управления подготовкой юных спортсменов. М., 1982. 280 с.
218. Наталов Г. Г. Эволюция научных представлений об объекте и кризис общей теории физической культуры //Теория и практика физической
культуры. 1998. № 9. С. 40–42.
219. Небылицин В. Д. Основные свойства нервной системы человека
как нейрофизиологическая основа индивидуальности // Естественнонаучные основы психологии: Сб. статей. М., 1978. С. 295–336.
220. Небылицын В. Д. Изучение основных свойств нервной системы и
их значение для психологии индивидуальных различий // Психофизиологические исследования индивидуальных различий: Сб. статей. М.: Наука,
1976. С. 132.
221. Новик И. В., Усманов А. И. Моделирование и аналогия // Материалистическая диалектика и методы естественных наук. М.: Наука, 1968.
С. 256–294.
222. Новиков А. А., Акопян А. О., Миронов В. Д. Управление подготовкой высококвалифицированных борцов // Управление подготовкой борцов высокого класса / Под ред. А. А. Новикова. М., 1977. С. 3–12.
223. Новоходько Н. А. Непараметрические методы классификации статистических данных в условиях «неидеального учителя»: Автореф. дис...
канд. тех. наук. Красноярск: КГТУ, 1996. 141 с.
224. Ноженкова Л. Ф. Интеллектуальная поддержка принятия решений // Проблемы информатизации региона: Мат. II межрегион, конф.
Красноярск, 1997. С. 68–81.
172
225. Ноженкова Л. Ф. Технологии построения экспертных геоинформационных систем поддержки принятия решений по предупреждению
и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Авторф. дис... д-ра техн. наук.
Красноярск: КГТУ, 2000. 42 с.
226. Озолин Н. Г. Современная система спортивной тренировки. М.:
Физкультура и спорт, 1970. 479 с.
227. Озолин Н. Г. Книга тренера по легкой атлетике. М.: Физкультура
и спорт, 1987. 397 с.
228. Озолин Н. К. Настольная книга тренера: Наука побеждать. М.:
Астрель, 2002. 864 с.
229. Ольшанский В. К., Манукян Л. М., Машашвили Р. Р. Количественные методы в медицине и здравоохранении и их компьютерная реализация. М., 1987. С. 38–41.
230. Ониани Т. Н. Вопросы сравнительной физиологии нервномышечного аппарата. Тбилиси: Мецниереба, 1964. 274 с.
231. Осипов Г. В., Андреенков В. Г. Статистические методы анализа информации в социологических исследованиях. М.: Физкультура и спорт,
1979. 314 с.
232. Павлова Л. П. Системный подход к психофизиологическому исследованию мозга человека и принцип доминанты А. А. Ухтомского.
Мозг, психика, поведение // Нервная система. Вып. № 35. СПбГУ, 2001.
С. 153–171.
233. Павлова Л. П., Баскакова Г. Н. Управляемая сенсомоторная активация как технология целенаправленной оптимизации функциональной
межполушарной ассиметрии // Потенциал личности: комплексный подход. Тезисы докл. науч. Интернет – конф. Тамбов, 17–19 июня 2003. С.11.
234. Павлова Л. П., Романенко А. Ф. Системный подход к психофизиологическому изучению мозга человека. Л., Наука, 1988. 265 с.
235. Павлова Л. П., Ноздрачев А. Д. Физиологическа лабильность и
принцип доминанты в проблеме функционального состояния // Вестник
СПбГУ. Сер. 3. Вып. 2. 2005. С. 68–88. 
236. Павлова Л. П., Баранова Т. И., Баскакова Г. Н. Системнодинамический подход к исследованию адаптационного потенциала человека //Нервная система. Вып. 34. СПб., 2001. С. 105–154.
237. Парин В. В. Проблема управления функции организма человека и
животных в свете достижений биологии, физиологии и биокибернетики //
Проблемы управления функциями организма человека и животных. М.,
1973. С. 6–15.
238. Парфенов В. А., Платонов В. Н. Тренировка квалифицированных
пловцов. М.: Физкультура и спорт, 1979. 166 с.
239. Персон Р. С. Электромиография в исследованиях человека. М.:
Наука, 1969. 199 с.
240. Персон Р. С. Электромиографические исследования деятельности
нейромоторного аппарата человека при утомлении // Физиологический
журнал СССР. 1960. № 7. С. 810–818.
173
241. Персон Р. С. Корреляционный анализ электромиограмм как метод
исследования некоторых нейрофизиологических механизмов у человека // Нервные механизмы двигательной деятельности. М.: Наука, 1966.
C. 87–91.
242. Персон Р. С. Спинальные механизмы управления мышечными сокращениями. М.: Наука, 1985. 184 с.
243. Персон Р. С. Теоретические основы трактовки ЭМГ // Физиология
человека. Т. 13. 1987. № 4. С. 65–67. 
244. Петровский В. В. Кибернетика и спорт. Киев: Здоров′я, 1973. 111 с.
245. Петряев А. В., Клешнев И. В., Клешнев В. В. Технология использования фактора биологической обратной связи в практике подготовки
спортсменов // Спорт и здоровье: Тезисы докл. 1-го Междун. науч. конг.
Т. 2. СПб.: Госкомспорт. 2003. С. 61–62.
246. Петухов С. И. Педагогические основы формирования здоровья и
развития младших школьников в системе физического воспитания. Автореф. дис. … д-ра пед. наук. Кемерово: КГУ, 2001. 41 с.
247. Пирогова Е. А. Совершенствование физического состояния человека. Киев: Здоровье, 1989. 168 с.
248. Писачкин В. А. Жизненное пространство социума как система:
Автореф. дис... д-ра пед. наук. М., 1997. 50 с.
249. Пономарев В. В. Педагогические технологии физкультурного образования школьников Крайнего Севера: Автореф. дис. … д-ра пед. наук.
Тюмень, 2002. 49 с.
250. Платонов В. Н. Направления оптимизации планирования тренировочного процесса спортсменов высокого класса // Научно-методические
основы подготовки спортсменов высокого класса: Сб. статей. Киев:
КГИФК, 1980. С. 60–63.
251. Платонов В. Н. Основы управления тренировочным процессом.
Киев: КГИФК, 1982. 174 с.
252. Платонов В. Н. Управление в процессе тренировки квалифицированных спортсменов. Киев: КГИФК, 1985. 171 с.
253. Платонов В. Н., Вайцеховский С. М. Тренировка пловцов высокого класса. М.: Физкультура и спорт, 1985. 256 с.
254. Платонов В. Н. Подготовка квалифицированных спортсменов.
М.: ФиС, 1986. 288 с.
255. Платонов В. Н. Теория спорта. Киев: Рад. школа, 1987. 422 с.
256. Платонов В. Н. Подготовка юного спортсмена. Киев: Рад. школа,
1988. 287 с.
257. Полишук Д. А., Сиверский П. М. Пути использования средств вычислительной техники для автоматизации контроля и управления в спорте // Управление в процессе тренировки квалифицированных спортсменов: Сб. статей. Киев: КГИФК, 1985. С. 132–145.
258. Полищук Д. А. и др. Оптимизация управления процессом спортивной
тренировки велосипедистов на основе изучения структуры соревновательной
деятельности. Теория и практика физ. культуры. 1990. № 4. С. 32–38.
174
259. Попов В. Б. Исследование особенностей высшего спортивного технического мастерства и управление совершенствованием его в прыжках в
длину с разбега: Автореф. дис. … канд. пед. наук. М.: ВНИИФК. 1968. 22 с.
260. Попов В. Б. Прыжок в длину. М.: Физкультура и спорт, 1977. 96 с.
261. Посконова М. А., Балезина О. П. Формирование нервно-мышечного
контакта // Нервный контроль структурно-функциональной организации
скелетных мышц. Л.: Наука, 1980. С. 52–68.
262. Пшенникова М. Г. Адаптация к физическим нагрузкам. Физиология адаптационных процессов. М.: Наука, 1986. С. 124–200.
263. Пьянзин А. И. Взаимосвязь компонентов тренировочной нагрузки различной направленности с изменениями параметров состояния квалифицированных легкоатлетов. / Пьянзин А. И., Драндров Г. Л., Медведев В. Н. // Теория и практика физ. культуры. 2000. № 3. С. 54–57.
264. Радченко А. С. К вопросу об оценке функционального состояния
организма спортсмена компьютеризированными методами // Физическая
культура и здоровье студентов вузов: Тез. докл. междунар. конф. СПб.:
СПбГУП. 2003. С. 204–209.
265. Ратов И. П., Попов Г. И. Влияние научного подхода П. А. Бернштейна на методологию и направления развития спортивной экспериментальной биомеханики // Теория и практика физ. культуры. 1996. № 11.
С. 53–57.
266. Рифтин А. Д. Распознавание функциональных состояний организма на основе кибернетического анализа сердечного ритма. М., 1989.120 с.
267. Романов П. С. О биолого-педагогических аспектах оптимизации
тренировочных нагрузок в спорте //Физическая культура и здоровье населения: Сб. статей. Чебоксары: ЧГПИ им. И. Я. Яковлева, 1996, С. 154–
156.
268. Рогозкин В. А. Некоторые итоги исследований в области управления тренировочным процессом // Управление процессом подготовки спортсменов высших разрядов: Сб. статей. Л.: Наука, 1976. C. 11–16.
269. Россиев Д. А. Самообучающиеся нейросетевые экспертные системы в медицине: Теория, методология, инструментарий, внедрение. Автореф. дис. … д-ра мед. наук. Красноярск, 1996. 51 с.
270. Рубинштейн С. Л. Человек и мир (отрывки из рукописи) // Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1969. 370 с.
271. Румянцева Э. Р. Взаимосвязи между гормональной и иммунной
системами при долговременной адаптации оранизма женщин к скоростносиловым воздействиям в тяжелой атлетике (системно-синергетический и
функциональный подходы): Автореф. дис. … докт. биол. наук. Челябинск,
2005. 51 с.
272. Русалов В. М. Биологические основы индивидуально- психологических различий. М., 1979. 352 с.
273. Саблина Э. С., Марков Л. Н. Медицинский контроль в годичном тренировочном цикле подготовки высококвалифицированных спортсменов и
вопросы профилактики заболеваний и травм. М.: Наука, 1984. 158 с.
175
274. Селуянов В. Н., Верхошанский Ю. В. Метод оценки быстроты произвольного напряжения мышц разгибателей ноги // Теория и практика
физ. культуры. 1985. № 9. С. 17–19.
275. Слободян А. П. Теория и методика спортивной тренировки: Учебное пособие. Краснодар: КГАФК. 1995. 143 с.
276. Созаньски Х., Полищук Д. А. Структура тренировочных нагрузок
как фактор управления развитием спортивной карьеры легкоатлетов //
Спорт и здоровье: Тезисы докл. 1-го междун. науч. конг. СПб.: Госкомспорт. 2003. Т. 1. С. 93–94.
277. Соколова В. Л., Белоцерковский З. В., Гудков И. А. Метод
сейс-момиотонографии в оценке функционального состояния нервномышечного аппарата спортсменов-метателей // Теория и практика физ.
культуры. 1987, № 7. С. 45–47.
278. Солопов У. Ф. Проблема здоровья, здорового образа жизни людей в
ряду глобальных проблем современности // Концепция современного естествознания: Учебник. М.: Владос, 1988. С. 212–223.
279. Солодков А. С. Физиологические основы адаптации к физическим
нагрузкам. Л.: ГДОИФК им. П. Ф. Лесгафта, 1988.
280. Солодков А. С. Адаптация в спорте: Теоретические и прикладные
аспекты // Теор. и практ. физич. культ. 1990. № 5. С. 3–5.
281. Сонькин В. Д. Энергетика оздоровительных упражнений // Теория
и практика физ. культуры. 1991. № 2. С. 32–39.
282. Сонькин В. Д., Зайцева В. В., Тиунова О. В. Проблема тестирования в оздоровительной физической культуре // Теор. и метод. физ. культ.
1993. № 8. С. 7–13.
283. Сорокин А. П., Вазин А. П., Кочетков А. Г. Способ физической
тренировки организма. А.с. № 733641, публ.15.05.80, № 18. МКИ А 61 в
5/00,10/00.
284. Сорокин О. Г. Некоторые теоретические аспекты адаптационных
процессов организма: исследования, практическое применение // Валеология. 1999. № 2. С. 59–63.
285. Солодков А. С. Адаптация в спорте: Теоретические и прикладные
аспекты // Теор. и практ. физич. культ. 1990. № 5. С. 3–5.
286. Стеблецов Е. А. Специальный тренажерно-измерительный комплекс для развития скоростно-силовых способностей, проявляющихся в
отталкивании // Моделирование спортивной деятельности в искусственно
созданной среде (стенды, тренажеры, имитаторы): Мат. конф. М.: 1999.
С. 106–112.
287. Степанов А. Д. Норма, болезнь и вопросы здравоохранения. Горький: Волго-Вятское кн. изд., 1975. 279 с.
288. Судаков К. В. Основы физиологии функциональных систем. М.:
Медицина, 1983. 272 с.
289. Судаков К. В. Теория функциональных систем. М.: Медицина,
1996. 65 с.
290. Сыч С. П., Мищенко B. C. Автоматизированная система обработки
данных этапных комплексных обследований высококвалифицированных
176
велосипедистов // Управление в процессе тренировки квалифицированных спортсменов. Киев: КГШК, 1985. С. 165–170.
291. Сычев В. С., Орлова Е. Н. Норма реакции, норма здоровья – адаптационные возможности человека // Валеология. 1998. № 3. С. 40–43.
292. Таранов В. Ф., Кудинов А. А., Сергеев В. З. Методические основы
системной подготовки легкоатлетов к соревновательному сезону (на примере прыжков в высоту, длину и тройного прыжка) //Спорт-дайджест /
Информационно- методические материалы для участников Всероссийской
конференции тренеров по вопросам подготовки олимпийского резерва по
легкой атлетике «Сидней-2000». М.: РГАФК, 1996. 27 с.
293. Телеметрия в спорте: Лекция ио курсу биометрии, биофиз. измерений в спорте // Теория спорта. ГЦОЛИФК / Под ред. В. Н. Платонова.
Киев, 1987. 48 с.
294. Терещева О. Л. Принципы формирования культуры здоровья личности в системе образования // Физкультурно-оздоровительное движение.
Спорт. Состояние и перспективы развития в современном обществе: Мат.
II Per. науч-практ конф. (с международным участием). Красноярск 25–26
ноября 2004г. Красноярск: ГОУ ВПО КГПУ. С. 335–337.
295. Тер-Ованесян А. А. Спорт (обучение, тренировка, воспитание). М.,
ФиС. 1967.
296. Тер-0ванесян И. А. Основы методики обучения // Легкая атлетика. М.: Физкультура и спорт, 1977. С. 22–30.
297. Тер-0ванесян И. А. Летящие над землей. М.: Физкультура и спорт,
1984. 64 с.
298. Тер-Ованесян А. А., Тер-Ованесян И. А. Обучение в спорте // М.: Советский спорт. 1992. 192 с.
299. Тер- Ованесян И. А. Подготовка легкоатлета: Современный взгляд.
М.: Терра-Спорт, 2000. 128 с.
300. Туманян Г. С. Спортивная борьба. Теория, методика, организация
тренировки. М.: Советский спорт. 2000.
301. Уткин В. Л. Измерение в спорте. Введение в спортивную метрологию. М.: ГЦОЛИФК, 1978. 145 с.
302. Фалалеев А. Г. Срочный и отставленный эффекты влияния тренировочных нагрузок на показатели сердечно-сосудистой, дыхательной, двигательной и сенсорных систем // Физическая культура и здоровье студентов вузов: Тез. докл. междунар. конф. СПбГУП. 2003. С. 171–172.
303. Федоров В. Л., Эррера А. С. Время развития интерференционной
злектромиограммы как показатель скоростно-силовых проявлений» спортсмена // Теория и практика физич. культуры, 1982. № 12. С. 18–20.
304. Филин В. П. Педагогические методы исследований в спорте. М.:
ЦНИИФК, 1960. С. 24.
305. Фомин B. C. Структура функциональной подготовки спортсменов.
Функциональные резервы спортсменов различной квалификации и специализации: Сб. науч. трудов. Л.: ГДОИФК им. Лесгафта, 1986. С. 15–19.
306. Хабакук М. Л. Управление на основе целей // Организация управления. М.: Экономика, 1975. С. 56–68.
177
307. Харитонова Л. Г. «Стратегия» этапов «долговременной» и «срочной» адаптации к мышечным нагрузкам организма спортсменов с различным уров- нем тренированности // Теор. и практ. физ. культ. 1995. № 9.
С. 46–49.
308. Харре Д. Учение о тренировке / Пер. с нем. Предисловие и редакция профессора Л. П. Матвеева. М., ФиС, 1971. С. 30–68.
309. Холодов Ж. К., Кузнецов B. C. Теория и методика физического воспитания и спорта //Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Академия, 2000. 480 с.
310. Хутиев Т. В., Антомонов Ю. Г. и др. Управление физическим состоянием организма. М.: Медицина, 1991.
311. Чепик В. Д. Экспериментальное обоснование методов программированного управления срочным тренировочным эффектом: Автореф. дис.
… канд. пед. наук. М., 1969. 28 с.
312. Чернышев А. С., Капрельянц А. С., ПоповВ. А., Сироджа И. Б. и др.
Теоретические вопросы автоматизации медико-биологических исследований. Киев: Наукова Думка, 1982. 119 с.
313. Шамардин В. Н. Управление тренировочным процессом высококвалифицированных футболистов // Спорт и здоровье: Тез. докл.
1-го Междунар. научн. конгр. Т. 1. СПб.: Госкомспорт. 2003.С. 111–
112.
314. Шварц В. В., Хрущев С. В. Медико-биологические аспекты спортивной ориентации и отбора. М.: Физкультура и спорт, 1984. 152 с.
315. Щедрина А. Г. Онтогенез и теория здоровья (методические аспекты). Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1989. 136 с.
316. Шестков Б. П. Измерение микроколебаний конечностей как метод оценки функционального состояния спортсмена // Теория и практика
физ. культуры. 1985. № 8. С. 39–40.
317. Шерман Д. Д. Основы психофизиологии и врачебного контроля в
парашютном спорте. М.: ДОСААФ, 1976. 130 с.
318. Ширковец Е. А. Управление тренировочным процессом в спорте
с использованием физиологических критериев // Управление процессом
спортивной тренировки. Л.: 1974. С. 256–260.
319. Ширковец Е. А. Система оперативного управления и коррегирующие воздействия при тренировке в циклических видах спорта: Дис. … д-ра
пед. наук. М.: ВНИИФК, 1995. 57 с.
320. Штранкфельд И. Г. Механические свойства разных типов мышц
в различных функциональных состояниях: Автореф. дис. … канд. биол.
наук. М.: ВНИИФК. 1958. 20 с.
321. Штранкфельд И. Г. Биофизика мышечного сокращения. Симпозиум 15–18 декабря 1964, Москва. М.: Наука, 1966. 279 с.
322. Шубин Е. Г., Усанков В. Г. Инновационные технологии развития
двигательной активности в условиях спортивного физического воспитания студентов // Физическая культура студентов: Матер. 54-й межвуз.
науч.-метод. конф. СПб.: СПб ГТУРП. 2005. С. 99–103.
178
323. Шустин Б. Н. Моделирование в спорте (теоретические основы и
практическая реализация): Дис. … д-ра пед. наук. М.: ВЬШИФК, 1995. 71 с.
324. Югай Г. А. Общая теория жизни (диалектика формирования). М.:
Мысль, 1985. 256 с.
325. Юсевич Ю. С. Электромиография тонуса скелетной мускулатуры
человека в норме и паталогии. М.: Медицина, 1962. 163 с.
326. Яковлев П. Н. Чтобы успешно управлять, надо знать механизмы // Теория и практика физ. культуры. 1976. № 4. С. 21–25. 
327. Янковская А. Е. Тестовые распознающие медицинские экспертные
системы с элементами когнитиорной графики // Компьютерная хроника.
1994. № 8/9. С. 61–83.
328. Aktinson C. A. system model of the metabolic resPonse to stress /
C. Aktinson, J. H. Milsum // Bochav. Sci. 1983. Vol. 28. № 4. P. 268–273.
329. Anderson I. Environmental health monitoring system – a research
Programme based on biological indicators /1. Anderson, L. Gustafsson //
AMBIO. 1989. N 18. P. 244–246.
330. Buсhthal F., Madsen A. Synchronous activity in normal and atroPhic
muscle // EEG. CIin. NeuroPhysiol., 1950, N 2,3. P. 425–444.
331. Buchthal F., Rasenflack P. SPontaneous electrical activity of human
muscle // ElektroencePh. clin. NeuroPhysiol. 1966. 20, N 4. P. 321–336.
332. Booth M.L., Okely O.D., Chey Т., Bauraan A. The reliability and
validity of the Physical activity questions in the WHO health behaviour in
schoolchildren (HBSC) survey: a PoPulation study/ Br. J. SPorts Med 2001;
35:263–267.
333. Borenstein S., Desmedt J. Е. New diagnostic Procedures in my
asthenia gravis // New develoPments in electromyograPhy and clinical
neuroPhysiology / Ed. J. Е. Desmendt. Basel: Karger, 1973. Vol. 1 P. 350–
374. 
334. Choutka M. Studium struktur sPortovnich mykony // Praha:
Univerzita Karlova, 1976. 286.
335. Drechsler B. ElektromyograPhie. Berlin: Volk und Gesundheit
Verlag, 1964. 123.
336. Eason E. G. ElectromyograPhie study of local and generalized
muscular imPaiment APPl. Physiol. I960, Vol. 15, N 3. P. 479–482.
337. Engelhart, K., Signal rePresentation for Classification of the Transient
Myoelectric Signal, Ph.D. Dissertation, Fredericton, New Brunswick, Canada:
University of New Brunswick. 1998.
338. Eldred E. Posture and locomotion // Handbook of Physiology. Section
1: NeuroPhysiology. 1960, Vol. 2. P. 1067–1088.
339. Fox E.L. SPorts Physiology. Second Edition, W.B. Saunders
ComPany, 1984.
340. Fuglsang-Frederiksen А., Dahl H., Lo Monaco М. Electrical muscle
activity during a gradual increase in force in Patients with neuromuscular
diseases // ElectroencePh. Clin. NeuroPhysiol. 1984. Vol. 57. N 4.
P. 320–329. 
179
341. Gregg L. W., Jarrard L. E. Changes in muscle action Potentials
duaring Prolonged work // ComP. Physiol. Psychol. 1958, Vol. 51, N 5.
P. 532–535. 
342. Crochiere, R. E., and L. R. Rabiner. Multi-Rate Signal Processing.
NJ: Prentice Hall. Englewood Cliffs. 1983. P. 88–91. 
343. Hay I.C. Biomechanical asPects of jumPing. Exersise and sPort
sciences reviews. Ed., Wilmore, Keogh, New York, San-Fransisco, London:
Academic Press. 1975. 108 P.
344. Henneman E., Somjen G., CarPenter D. Exitability and in nihility of
motoneurons of different sizes // J.NeuroPhysiol. 1965. Vol. 28. P. 599–620.
345. Hernandez C. A. How to choose the training data for neural network
medical diagnosis systems / C. A. Hernandez, J. EsPi, K. Nakayama // Biomed.
Sei. Instrument. 1993. № 29. P. 283–290.
346. Horward R. Personal and individual differences / R. Horward, M.
McKuilen. 1990. Vol. 11. № 4. P. 386–391.
347. Korver M. Converting a rule-based exPert system into a belief network /
M. Korver, P. J. Lucas // Med. Inf Lond. 1993. V. 18. № 3. P. 219–241.
348. Larsson L. E., Linderholm H.A., Ringgvist T. The effect of sustained
and rhytmic contractions on the electromyogram (EMG) // Acta Physiol.
Scand. 1965. Vol. 65. P. 314–318.
349. Lenman J. A.,Ritchie A. Z. Clinical electromyograPhy. London,
1970. 441 P.
350. LiPPold O. C., Refaern J. W. // Ergonomics. I960. Vol. 3. N 2. P. 121.
351. Margaria R. Assessment of Phycal Activity in Oxidative and Anaerobic
Haximal Exercise // Int. Z. Angew. Physiol. einschl. ArbeetsPhysiol.
1966. Vol. 22. P. 115–124.
352. Marschall J. Zielorientierte Unternehmensfuhrung im Gienste einer
Krisenfesten und Wachstums wemenssten Wirtsohaft // Wirtschaftlichkeit,
1972. N 2. S. 6–9.
353. Meyer, Y., Orthonormal Wavelets, Wavelets, time-frequency
methods and Phase-sPace. J. M. Combes, A.Grossman, P. Tchamitchian,
(eds.), SPringer-Verlag. 1989. P. 21–37. 
354. Miller D. Modelling in biomechanics an overwiev // Medicine and
Science in SPorts. 1979. N 2. P. 115–122.
355. Nilson J. Teseh P. Acta Physiol. Scand. 1977. Vol. 101, N 2, P. 194.
356. Nitzesco I. I., Stoicesco C., Stanescо V. Edute electromyograPhique
concertant les Processus dirradtion corticale conralaterale // J.Physiol.
1961. Vol. 53, N. 2. 436 P.
357. Ochs R. H., Smith J. L. Electromyogr. and Clin. NeuroPhysiol.
1977. Vol. 17. N 3–4. P. 297.
358. Окc С. Основы нейрофизиологии / Пер. с англ. M.: Мир, 1969. 448 с.
359. Steinbrecher W. ElektromyograPhie in Klinik and Praxis. Stuttgart.
Physiol. 1965. 236 P.
360. Rамеу H. J. Effective use of forse Platec for long jumP studies //
Res. Quart. 1972. Vol. 4. N 3. P. 58–69.
180
361. Saito K. Medial diagnostic exPert system based on PDP model /
K. Saito, R. Nakano // Proc. Of IEEE, San Diego. 1988. V. 1. P. 255–261.
362. Sima J. Nenral Networks as exePert systems / J. Sima, R. Neryda //
Nenral Network World. 1992. Vol. 2. № 6. P. 775–783.
363. Schmidt J. W. Intorodaction to systems analylis modeling and
simylation // Winter Simul. Conf. Proc. San-Francisco. 1985. P. 3–14.
364. ShePard R. L. Athletic Performance at moderate altitudes. Medicina
dello SPort, 1973. Vol. 26. № 2. P. 36–48.
365. Stein J. H., Padykula H. A. Hustochemical classification individula
stelatel muscle libres of rat // Amer. J. Anat. 1962, Vol. 110 P. 103–124.
366. Syree Q. Organisatorische Voraussetzungen der Management by
Objectives Zilbindung im MVO. J. Organis. 1972. Vol. 41. N 7. P. 356–357.
367. Tschiene P. Die Prioritat des biologischen AsPekts in der Theorie des
Trainings. LeistungssPort, 1991. N. 6, 5–11.
368. Werchoschanski J. W. Effectiv trainiren. Berlin: Sport verlay,
1988. 168 s.
369. Verchosanskiy Y. La Programmazione e l‘organizzazione del Processo
di allenamento. Societ“ StamPa SPortiva. Italia, 1987, 166 P.
370. Werchoshanskij Yu. Ein neues Trainingssystem fur zyklische
SPortarten, PhiliPPka – Verlag, Berlin, 1992.
371. Werchoshanskij Yu. Ein neues Trainingssystem fur zyklische
SPortarten. PhiliPPka – Verlag, Berlin, 1995.
372. Verkhoshanski Yu. ToPical Problems of the modem theory and
methodology of sPorts training // Coaching and SPort Science Joumal,
1996. N 4. P. 2–10.
181
Приложение 1
АНКЕТА
опроса тренеров, специализирующихся в скоростно-силовых
видах спорта.
Уважаемые коллеги! Просим Вас ответить на предложенные вопросы анкеты. Ваши ответы помогут нам в разработке комплексной методики коррекции тренировочного процесса, которая, как
мы надеемся, будет способствовать улучшению специальной физической подготовленности спортсменов и значительно снизит количество травм опорно-двигательного аппарата во время тренировочного процесса и соревнований.
№ п/п
1
2
3
4
5
6
182
Содержание вопроса
Образование тренеров (подчеркнуть):
среднее специальное
незаконченное высшее
высшее
Звание тренеров (подчеркнуть):
заслуженный тренер России
заслуженный тренер (другого государства)
не имеется
Нужна ли экспресс-диагностика функционального состояния центральной нервной системы в Вашем виде спорта?
Подчеркнуть:
да
нет
Нужна ли экспресс-диагностика функционального состояния нервно-мышечного аппарата в Вашем виде спорта? Подчеркнуть:
да
нет
Нужна ли корректировка тренировочного плана по данным
экспресс-диагностики?
Подчеркнуть:
нет
да
Какие параметры, определяющие функциональное состояние спортсменов, Вы считаете главными?
Пронумеровать по значимости:
быстрота
Шифр
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
№ п/п
7
8
Содержание вопроса
Шифр
взрывная сила мышц
межмышечная координация
утомляемость центральной нервной системы
утомляемость нервно-мышечного аппарата
Что Вы будете корректировать по данным функциональной
диагностики?
Подчеркнуть:
объем нагрузки
интенсивность нагрузки
время отдыха и восстановления
Какую подготовленность спортсменов можно улучшить при
корректировке тренировочного процесса?
Подчеркнуть:
психологическую
физическую
техническую
специальную
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
БЛАГОДАРИМ ВАС ЗА ПОМОЩЬ!
183
Приложение 2
АНКЕТА
опроса спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых
видах легкой атлетики.
Уважаемые спортсмены!
Просим Вас ответить на предложенные вопросы анкеты. Ваши
ответы помогут нам в разработке комплексной методики коррекции тренировочного процесса, которая, как мы надеемся, будет
способствовать улучшению специальной физической подготовленности спортсменов и значительно снизит количество травм опорнодвигательного аппарата во время тренировочного процесса и соревнований.
№ п/п
1
2
3
4
5
184
Содержание вопроса
Звание спортсменов (подчеркнуть):
заслуженный мастер спорта
мастер спорта международного класса
мастер спорта России
кандидат в мастера спорта
Нужна ли экспресс-диагностика функционального состояния центральной нервной системы в Вашем виде спорта?
Подчеркнуть:
да
нет
Нужна ли экспресс-диагностика функционального состояния нервно-мышечного аппарата в Вашем виде спорта?
Подчеркнуть:
да
нет
Нужна ли корректировка тренировочного плана по данным
экспресс-диагностики?
Подчеркнуть:
нет
да
Какие факторы, определяющие функциональное состояние
спортсменов, Вы считаете главными?
Пронумеровать по значимости:
быстрота
взрывная сила мышц
межмышечная координация
Шифр
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
№ п/п
6
7
Содержание вопроса
Шифр
утомляемость центральной нервной системы
утомляемость нервно-мышечного аппрата
Что Вы будете корректировать по данным функциональной
диагностики?
Подчеркнуть:
объем нагрузки
интенсивность нагрузки
время отдыха и восстановления
Какую подготовленность спортсменов можно улучшить при
корректировке тренировочного процесса?
Подчеркнуть:
психологическую
физическую
техническую
специальную
14
15
19
20
21
22
23
24
25
БЛАГОДАРИМ ВАС ЗА ПОМОЩЬ!
185
Приложение 3
Объем тренировочных нагрузок
по месяцам осенне-зимнего периода
Вид упражнений,
восстановительные
мероприятия
Месяцы
IX
ОФП
X
XI
СФП
Тренировка+соревнован.
20 24 24
1. Прыжки со среднего и полного
–
–
–
разбега, раз
2. Прыжки с короткого разбега, раз –
–
20
3. Разбег с отталкиванием, раз
–
–
40
4. Спринтерский бег до 100 м, км
–
3 3,5
5. Скачки до 3 м, раз
400 1000 1000
6. Многоскоки, раз
2000 4000 2000
7. Спрыгивания, раз
50 50 70
8. Выпрыгивания с отягощением, т 10 15 20
9. Приседание с отягощением, т
30 40 50
10. Бег 100–300 м с ускорением, км 8
10 12
11. Силовые упр., раз
800 850 400
12. Силовые упр., т
4
6
6
13. Игры, кросс – 40 мин, раз
10 10
8
14. Массаж, баня, бассейн, раз
15 15 12
186
XII
I
ТП
II
СП
Всего
за
сезон
25 20+3 14+2 127+5
20
20
60
3
400
1000
40
15
40
6
200
2
7
10
45
50
115
24 20
84
40 40 180
1
1
11,5
150 150 3100
500 500 10000
20 15 245
10
5
75
20 20 200
3
3
39
50 50 2350
1
1
20
5
5
45
5
5
62
Приложение 4
Объем тренировочных нагрузок
по месяцам весенне-летнего периода
Вид упражнений,
восстановительные
мероприятия
Тренировка+соревнование
Месяцы года
Всего
III
IV
V
VI
VII за период
СФП
ТП
СП
24
24 25+1 20+2 20+3 113+6
1. Прыжки с полного и среднего раз–
10
35
45
бега, раз
2. Прыжки с короткого разбега, раз
–
20
25
25
3. Разбег с отталкиванием, раз
–
40
50
35
4. Спринтерский бег до 100 м, км
1,0 3,0 2,5 1,0
5.Скачки 2,5–3,0 м, раз
1200 1000 700 200
6. Многоскоки, раз
2000 2100 1000 600
7. Спрыгивания, раз
60
50
30
20
8. Выпрыгивания с отягощением, т
20
15
12
10
9. Приседания с отягощением, т
35
30
25
20
10. Бег 100–300 м, км
12
10
7
4
11. Силовые упражнения, т
5
4
3
2
12. Игры, кросс – 45 мин, раз
10
8
6
5
13. Массаж, баня, раз
15
15
12
10
45
135
20
90
30
155
1,0
8,5
150 3250
500 5200
20
180
8
65
15
125
3
36
2
16
4
33
10
62
187
Приложение 5
План тренировочных нагрузок прыгунов в длину
по месяцам осеннее-зимнего периода
Вид упражнений, восстановительные мероприятия
Тренировка+соревнован.
1. Прыжки со среднего и полного разбега (раз)
2. Прыжки с короткого разбега
(раз)
3. Разбег с отталкиванием (раз)
4. Спринтерский бег до 100 м
(км)
5. Скачки до 3 м (раз)
6. Многоскоки, раз
7. Спрыгивания, раз
8. Выпрыгивания с отягощением, т
9. Приседание с отягощением, т
10. Бег 100–300 м с ускорением,
км
11. Силовые упр., раз
12. Силовые упр., т
13. Игры, кросс – 40 мин, раз
14. Массаж, баня, бассейн, раз
188
IX
ОФП
19
Месяцы
Всего за
X
XI
XII
I
II зимний
сезон
СФП
ТП
СП
22
22
24 18+2 13+3 118+5
3,5
18
40
45
103
20
20
22
18
80
42
65
38
37
182
4,0
2,5
1
1
12
500 900 950 400 100 100 2950
2500 3500 2000 1200 500 400 10100
60
50
40
30 15 15
210
15
15
17
13
11
9
80
30
50
40
35
20
15
160
5
12
9
6
4
3
39
200
2
8
8
50
1
5
10
50
1
5
8
2350
15
4
62
800 850 400
3
5
3
12
10
8
13
13
10
Приложение 6
План тренировочных нагрузок спринтеров
по месяцам осеннее-зимнего периода
Вид упражнений,
восстановительные мероприятия
IX
ОФП
Месяцы
X
XI
XII
I
СФП
ТП
Тренировка+соревнован.
19 22 22 24
1.Бег со старта до 60 м, км
3,0 1,5 2,0
2. Спринтерский бег до 100 м, км 5
4,5 3,0 2,0
3. Спринтерский бег до 300 м, км 6
5,5 4,0 2,5
4. Многоскоки, раз
2500 3500 2000 1200
5. Спрыгивания, раз
60 50 40 30
6. Выпрыгивания с отягощени15 15 17 13
ем, тонн
7. Приседание с отягощением, т 30 50 40 35
8. Бег (лестница) 100–200–300–
5
12
9
6
200–100, км
9. Силовые упр., раз
800 850 400 200
10. Силовые упр., тонны
3
5
3
2
11. Игры, кросс – 40 мин, раз
12 10
8
8
12. Массаж, баня, бассейн, раз
13 13 10
8
II
СП
Всего за
зимний
сезон
18+2 13+3 118+5
1
1
8,5
1,5
1
17
1
1
20
500 400 10100
15
15
210
11
9
80
20
15
160
4
3
39
50
1
5
10
50
1
5
8
2350
15
4
62
189
Содержание
Введение.................................................................................... Глава 1. Оптимизация тренировочного процесса на основе анализа
данных о функциональном состоянии организма спортсменов........... 1.1. Оптимизация управления тренировочным процессом
спортсменов............................................................................ 1.2. Факторы, определяющие функциональное состояние
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата
спортсменов............................................................................ 1.3. Оценка функционального состояния и специальной
подготовленности спортсменов как условие коррекции
тренировочных планов.............................................................. 1.4. Методы срочной информации о функциональном состоянии
организма и специальной подготовленности спортсменов.............. 1.5. Определение уровня функционального состояния центральной
нервной системы и нервно-мышечного аппарата спортсменов......... 1.5.1. Тестирование центральной нервной системы и нервномышечного аппарата спортсменов в лабораторных условиях....... 1.5.2. Тестирование центральной нервной системы и нервномышечного аппарата спортсменов в условиях тренировки........... 1.6. Результаты опроса и анкетирования тренеров и спортсменов,
специализирующихся в скоростно-силовых видах спорта.............. Выводы..................................................................................... Глава 2. Методы комплексного исследования............................... 2.1. Теоретический анализ и обобщение литературных данных
и анкетного опроса................................................................... 2.2. Педагогические наблюдения................................................ 2.3. Методы комплексного контроля........................................... 2.3.1. Метод сейсмомиотонографии.......................................... 2.3.2. Метод оценки микроколебаний конечностей..................... 2.3.3. Метод оценки взрывной мышечной силы......................... 2.3.4. Селективная электромиография..................................... 2.3.5. Метод оценки сенсомоторных реакций............................. 2.3.6. Полифотохронометрия.................................................. 2.4. Педагогический эксперимент............................................... 2.5. Методы математической статистики и математического
анализа................................................................................... Глава 3. Исследование влияния тренировочной нагрузки
на функциональное состояние центральной нервной системы и
нервно-мышечного аппарата спортсменов различной квалификации. 3.1. Исследование зависимости функционального состояния
центральной нервной системы спортсменов от тренировочной
нагрузки................................................................................. 3.1.1. Определение функционального состояния ЦНС методом
измерения микроколебаний конечностей.................................. 190
3
11
11
18
23
26
29
30
35
38
40
42
42
42
43
43
44
45
46
46
47
48
49
51
52
52
3.1.2. Определение функционального состояния ЦНС методом
рефлексометрии.................................................................... 3.2. Исследование изменения функционального состояния нервномышечного аппарата спортсменов от тренировочной нагрузки........ 3.2.1. Определение показателя упругости мышц при изменении
тренировочной нагрузки......................................................... 3.2.2. Определение быстроты мышечного сокращения
в зависимости от тренировочной нагрузки................................ 3.2.3. Определение зависимости взрывной мышечной силы
от тренировочной нагрузки..................................................... Выводы..................................................................................... ГЛАВА 4. Разработка методики коррекции тренировочного процесса
на основе экспресс-анализа данных о функциональном состоянии
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата
спортсменов............................................................................... 4.1. Определение функционального состояния цнс спортсменов ... 4.1.1. Оценка функционального состояния ЦНС
по микроколебаниям конечностей........................................... 4.1.2. Оценка функционального состояния ЦНС методом
рефлексометрии.................................................................... 4.2. Определение рабочих и коррекционных зон тренировочной
нагрузки с отягощениями в зависимости от функционального
состояния нервно-мышечного аппарата спортсменов разной
квалификации ........................................................................ 4.2.1. Определение функционального состояния НМА
спортсменов в зависимости от нагрузки с отягощениями............. 4.2.2 Определение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов в зависимости
от нагрузки с отягощениями ................................................... 4.2.3. Рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки
с отягощениями.................................................................... 4.3 Определение рабочих и коррекционных зон числа
отталкиваний в прыжковых упражнениях в зависимости
от функционального состояния нма спортсменов разной
квалификации......................................................................... 4.3.1 Определение функционального состояния НМА
спортсменов в зависимости от количества отталкиваний
в прыжковых упражнениях.................................................... 4.3.2. Определение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов от количества
отталкиваний в прыжковых упражнениях ............................... 4.3.3. Рабочие и коррекционные зоны количества отталкиваний
в прыжковых упражнениях ................................................... 4.4. Определение рабочих и коррекционных зон беговых
упражнений в зависимости от функционального состояния нма
спортсменов разной квалификации ............................................ 53
55
55
63
70
75
77
78
78
79
81
81
82
83
86
86
87
88
92
191
4.4.1. Определение функционального состояния НМА
спортсменов в зависимости от беговых упражнений................... 4.4.2. Определение значимости основных показателей
функционального состояния НМА спортсменов в зависимости
от беговых упражнений ......................................................... 4.4.3. Рабочие и коррекционные зоны беговой тренировочной
нагрузки .............................................................................. Выводы..................................................................................... ГЛАВА 5. Апробация методики коррекции тренировочных нагрузок
на основе данных экспресс-анализа о функциональном состоянии
центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата
спортсменов............................................................................... 5.1. Определение рабочих и коррекционных зон тренировочной
нагрузки для экспериментальных групп...................................... 5.1.1. Оценка функционального состояния ЦНС спортсменов
экспериментальных групп...................................................... 5.1.2. Рабочие и коррекционные зоны тренировочной нагрузки
для спортсменов экспериментальных групп.............................. 5.2 Коррекция тренировочной нагрузки по данным
экспресс-анализа о функциональном состоянии цнс и нма
спортсменов экспериментальных групп....................................... 5.2.1. Коррекция тренировочной нагрузки в группе прыгунов..... 5.2.2 Коррекция тренировочной нагрузки в группе спринтеров.... 5.3. Итоги педагогического эксперимента в контрольных
и экспериментальных группах................................................... 5.3.1. Проведение коррекций тренировочной нагрузки
в экспериментальных группах ................................................ 5.3.2. Тестирование специальной физической подготовленности
и контрольные результаты прыгунов в длину ............................ 5.3.3. Тестирование специальной физической подготовленности
и контрольные результаты спринтеров..................................... ГЛАВА 6. Обсуждение результатов исследования............................ Заключение............................................................................... Практические рекомендации........................................................ Литература................................................................................ Приложение 1............................................................................ Приложение 2............................................................................ Приложение 3............................................................................ Приложение 4............................................................................ Приложение 5............................................................................ Приложение 6 ............................................................................ 192
92
93
94
97
99
100
100
105
113
114
123
133
133
135
137
140
155
156
159
182
184
186
187
188
189
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
2 649 Кб
Теги
0296b341db, bashkin
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа