close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Boer 06B7DB51E2

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное
образовательное учреждение высшего образования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
А. А. Боер
МОРАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КОНФЛИКТ:
ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ
ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ
ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН
Монография
Санкт-Петербург
2016
УДК 347.9
ББК 67.404
Б72
Рецензенты:
доктор юридических наук, профессор В. А. Сапун;
кандидат юридических наук, доцент И. В. Куртяк
Утверждено
редакционно-издательским советом университета
в качестве монографии
Боер, А. А.
Б72Морально-правовой конфликт: проблемы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан: монография / А. А. Боер – СПб.: ГУАП, 2016. – 120 с.
ISBN 978-5-8088-1102-7
Монография посвящена всестороннему исследованию понятия,
условий и особенностей возникновения морально-правовых конфликтов, влекущих наступление социально-правовых и социальноэкономических последствий. Особое место в исследовании отведено
механизму предотвращения морально-правовых конфликтов, разрешения гражданско-правовых споров, а также обеспечению защиты
гражданских прав, охраняемых законом интересов граждан.
Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе по гражданско-правовым дисциплинам, в учебно-методической
работе, при разработке учебно-методических пособий, тестовых заданий, в научно-исследовательской деятельности, в процессе подготовки
контрольных, курсовых, квалификационных и магистерских работ.
УДК 347.9
ББК 67.404
Научное издание
Боер Анна Александровна
МОРАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КОНФЛИКТ:
ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН
Монография
Редактор А. В. Подчепаева
Компьютерная верстка В. Н. Костиной
Сдано в набор 24.03.16. Подписано к печати 18.05.16. Формат 60 × 84 1/16.
Бумага офсетная. Усл. печ. л. 7,0. Уч.-изд. л. 7,5.
Тираж 100 экз. Заказ № 229.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
ISBN 978-5-8088-1102-7
©
©
Боер А. А., 2016
Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения, 2016
Введение
Актуальность исследования института морально-правового
конфликта, его сущности, особенностей обусловлена значительным сходством и существенным отличием между моралью и правом, сложностью и многоплановостью процессов взаимодействия
Российской Федерации с мировым сообществом и, наконец, необходимостью определения, обоснования места и роли личности
в обществе и государстве, возможностью личности реализовывать
и защищать свои права, свободы, законные интересы. Перестройка
отношений между государством и личностью, предпринимаемые
попытки демократизировать взаимоотношения, обосновать реальные, убедительные, не на бумаге, значимые пути формирования
уважительного отношения к человеку предопределили обострение
разнообразных социальных противоречий, увеличение их числа
во всех без исключения сферах общественной жизни, в том числе
в морально-правовой.
Особое место среди различных видов конфликтов, по мнению
автора, занимают конфликты, возникающие между правом и моралью как основными детерминантами человеческого поведения.
Философов, юристов, практиков всегда интересовали проблемы
взаимоотношений нравственного и правового сознания1. Эпикуром
и Гоббсом, Сократом и Кантом, Аристотелем и Спинозой рассматривались проблемы сочетания и взаимодействия моральных и
правовых нормативов в системе общественных отношений.
1 Подробнее см.: Оль П. П. Правопонимание: от плюрализм к двуединству. СПб.,
2005. С. 65–75; Левитан К. М. Развитие и автономия личности // Юридическая
педагогика: учебник. М., 2008. С. 59–75; Боер А. А. Морально-правовой конфликт:
теория и практика разрешения: монография. СПб., 2015. С. 12–38.
3
Обостряющиеся противоречия в области права и морали порождают конфликтные ситуации между личностной системой правовых и
нравственных ценностей, с одной стороны, и правом и общепризнанной моралью, с другой стороны, а также приводят к межличностным
морально-правовым конфликтам1. С проблемами морально-правового
конфликта тесно связан гражданско-правовой институт компенсации
морального вреда. Причинение морального вреда является одновременно одним из характерных признаков начальной стадии моральноправового конфликта и его общественно вредным последствием.
Преодоление морально-правового конфликта, в какой бы форме
оно ни выражалось, устранение и последующее предупреждение,
разрешение или снижение остроты противостояния должно стабилизировать социальную структуру общества. Оно может способствовать обеспечению подлинной правовой безопасности личности,
созданию в обществе атмосферы спокойствия.
Изучению конфликтологических проблем посвящали свои работы философы, юристы, социологи, психологи, политологи, педагоги, конфликтологи: Е. И. Васильева, А. В. Глухова, А. В. Дмитриев, О. Г. Дробницкий, О. Н. Лукашонок, Л. И. Маркелов, Л. И. Никовская, Е. И. Степанов, Т. С. Сулимова, Л. Н. Тимофеева и др.
Вопросов, связанных с юридическим конфликтом, касались
в своих исследованиях Р. С. Белкин, Г. Г. Доспулов, Ю. Н. Запрудский, В. Казимирчук, В. Н. Кудрявцев, С. В. Кудрявцев, Л. А. Копейкина, В. И. Харзинова, Н. В. Щербакова.
К исследованиям соотношения права и нравственности обращались классики отечественного правоведения Н. Н. Алексеев,
С. А. Беляцкин, М. М. Винавер, Н. И. Ильин, П. И. Новгородцев,
Л. И. Петражицкий, Е. Н. Трубецкой, Г. Ф. Шершеневич.
В монографии использованы также научные разработки морально-правовых проблем видных современных ученых: Ю. М. Антоняна, В. К. Бабаева, В. М. Баранова, П. П. Баранова, Е. А. Лукашевой, Н. И. Матузова, Р. С. Мулукаева, В. П. Сальникова, Е. А. Суханова.
Вопросы, связанные с моральным вредом и его возмещением,
в той или иной степени нашли свое отражение в работах Б. Т. Безлепкина, А. М. Беляковой, В. В.Глянцева, Г. Г. Горшенкова,
Н. С. Малеина, М. Н. Малеиной, А. В. Шичанина, Е. А. Михно,
1 См.: Котляревский С. А. Власть и право. Проблема правового государства.
СПб., 2001. С. 302–310; Боер А. А. Морально-правовой конфликт: теория и практика
разрешения. С. 36–38.
4
О. А. Пешковой, А. М. Эрделевского, Э. В. Кузнецова, В. М. Боера,
П. П. Глущенко, Х. Х. Лойта, Ф. Ю. Сафина, В. В. Цмая и других
авторов.
Объектом исследования явились общественные отношения,
урегулированные правом и моралью, в которых возникают различного вида конфликты, требующие морально-правового урегулирования.
Предметом исследования стало всестороннее изучение понятия,
содержания, особенностей возникновения морально-правовых
конфликтов, условий и оснований, способствующих их возникновению, а также порядок реализации механизма их разрешения, локализации и предотвращения.
Цели исследования заключаются в комплексном теоретикоправовом анализе понятия, содержания, условий и поводов, порождающих возникновение морально-правовых конфликтов;
изучении содержания и обосновании путей, направлений предупреждения их возникновения; представлении механизма предотвращения наступления их последствий в виде морального вреда,
ущемления прав и законных интересов граждан посредством обобщения положений теории права, юридической конфликтологии,
психологии и социологии, принципов института правозащитной
деятельности.
Для достижения указанных целей в ходе исследования ставились и решались следующие задачи:
– всесторонне исследовать содержание и особенности современной социальной ситуации в России, выявить специфические признаки морально-правового кризиса;
– разработать и обосновать концептуальное понятие моральноправового конфликта;
– определить и исследовать основные стадии, методы и средства
управления морально-правовым конфликтом;
– проанализировать понятие морального вреда, нарушений
гражданских прав и законных интересов граждан, обосновать авторское определение сущности и содержания механизма защиты
субъектов морально-правовых отношений;
– показать роль и место института правовой культуры в механизме правозащитной деятельности;
– осуществить историко-правовой и сравнительно-правовой
анализ содержания, предупреждения и локализации последствий
от нарушения гражданских прав и законных интересов граждан –
сторон морально-правовых конфликтов;
5
– представить порядок и особенности использования правовых
методов, средств и способов защиты прав и законных интересов
граждан – субъектов морально-правовых конфликтов.
Методологическую базу исследования составили: диалектический метод научного познания, метод сравнительного правоведения, историко-юридический, конкретно-социологический и другие
частные методы научно-исследовательской работы. Для решения
поставленных задач были использованы принятые в современной
науке методологические принципы анализа социальной действительности – объективность и комплексность.
Теоретической основой исследования, с учетом степени разработанности данной темы, послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области теории права, гражданского и уголовного
права, институтов судебной, прокурорской, правоохранительной и
правозащитной деятельности.
Теоретическая и практическая значимость исследования состоит
в том, что в нем сформулированы теоретические выводы, направленные на развитие и дополнение отдельных теоретико-правовых положений гражданского, уголовного, правозащитного законодательства.
Рассмотренные в исследовании вопросы, касающиеся управления морально-правовым конфликтом, механизма его разрешения и устранения его последствий, вправе отнести к числу существующих проблем
в современном правоведении. Монографическое исследование важно
тем, что отдельные положения и выводы позволят усовершенствовать некоторые разделы нормативной базы, используемой для разрешения, предупреждения морально-правовых конфликтов и локализации их последствий, а также будут способствовать активизации
применения правовых методов, средств и способов механизма правозащитной деятельности, с тем чтобы повысить эффективность защиты прав, свобод и законных интересов субъектов морально-правовых
отношений. В практическом смысле результаты исследования могут
быть использованы в качестве научно-методической базы при подготовке проектов нормативных актов и в преподавании соответствующих учебных дисциплин, а также представлять интерес для специалистов, изучающих проблемы юридической конфликтологии.
6
Глава 1. ЮРИДИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ
МОРАЛЬНО-ПРАВОВОГО КОНФЛИКТА.
ПРОБЛЕМЫ РАЗРЕШЕНИЯ
1.1. Понятие, сущность, условия возникновения
морально-правовых конфликтов
Социально-политические, социально-экономические преобразования общества и в целом российского государства предопределили
необходимость коренных изменений всех социальных институтов.
Указанное особенно остро отразилось на таких важных социальных
явлениях, как мораль и право, возможность и ответственность, их
место и роль в решении проблем обеспечения реализации и защиты
конституционных прав, свобод и законных интересов граждан1.
Морально-правовые отношения как правило обостряются в периоды социально-политических кризисов, в силу имеющих место
изменений, требующих перестройки правовой базы, не способной
смениться сразу, одномоментно. В то же время сопутствующая
кризису деидеологизация общества влечет за собой размывание
нравственных принципов и традиций, образование морального вакуума, оказывая негативное воздействие на систему нравственных
ценностей как общественную, так и личную.
Процесс «перестройки», имевший целью демократизацию нашего общества, вызвал необходимость смены государственного строя,
изменения всего законодательства и, прежде всего, Конституции
Российской Федерации.
Конфликтные ситуации, порождаемые социальной напряженностью, сказываются на возникновении противоправного и аморального поведения. Исследуя противоправное поведение, В. Н. Кудрявцев
писал: «...структура и динамика правонарушений испытывают существенные изменения в зависимости от изменений, происходящих
в социальной жизни людей»2. Действительно, неожиданное или
быстрое изменение социальной, экономической и политической обстановки вызывает у людей острую неудовлетворенность условиями
1 См.: Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н. И. Матузова,
А. В. Малько. М., 2013. С. 347–359; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В.
Правозащитная деятельность: современная теория и практика защиты прав, свобод
и законных интересов граждан. М., 2014. С. 9–30; Боер А. А. Морально-правовой
конфликт: теория и практика разрешения. С. 19–21.
2 Подробнее см.: Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М., 1978; Он же. Правовое
поведение: норма и патология. М., 1992.
7
жизни, провоцирует антиобщественное поведение, увеличивает количество и масштаб социальных конфликтов.
Стадиями, элементами морально-правовых конфликтных ситуаций, представляющих соответствующий социально-психологический процесс, по нашему мнению, можно считать следующие:
а) предконфликтный период, которому предшествует возникновение объективного противоречия в сфере морально-правовых отношений;
б) собственно конфликт, то есть высшая стадия развития противоречия, на которой происходят осознание и оценка субъектами существующего противостояния и вступает в силу само конфликтное
взаимодействие;
в) завершение конфликтной ситуации, позволяющей обеспечить интересы одной или обеих сторон.
В условиях возникновения социальной нестабильности устранение противоречий, как правило, затрудняется или становится невозможным без качественного изменения самой социальной системы. И тогда, к сожалению, наступает «тупиковая» стадия развертывания, в силу чего конфликт перерастает в социальный кризис.
В той или иной степени социальный кризис проявляется во всех
областях общественной жизни. Предельное обострение глубоких,
разрушительных противоречий в сфере действия морали и права
можно определить как морально-правовой кризис, способный перерасти в социально-политический.
Морально-правовой кризис общества характеризуется, по нашему мнению, следующими объективными признаками: а) нарушением стабильности социальной системы, требующим качественного изменения всех ее элементов, в том числе общественных отношений, правовых норм, нравственных и правовых ценностных
ориентаций; б) снижением эффективности действия права и морали, обеспечивающих социальную стабильность и управляемость
индивидуального поведения.
Любые виды кризисов, в том числе и морально-правовой, характеризуются субъективными и объективными признаками, где
субъективный признак представляет собой осознание личностью
и социальной группой существующей морально-правовой ситуации как критической, требующей немедленного разрешения1.
Понимание несоответствия между должным и сущим, между ре1 Подробнее см.: Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере
разрешения морально-правовых конфликтов: монография. СПб., 2016. С. 26–29.
8
альным положением дел и существующими нормами, между целями деятельности и ее результатами неблагоприятно отражается
на общественном и индивидуальном сознании, вызывает состояние
обеспокоенности, социальной неудовлетворенности, критичности.
При этом нестабильность социальной системы усугубляет изменения сознания и может привести к деформации его отдельных элементов, например правосознания, морали, системы ценностных
ориентаций. Подтверждением указанному служит современная
ситуация, когда народ нищает, а отдельные категории граждан
мучаются в поисках куда потратить награбленное, когда простых
смертных гноят в тюрьмах, а Васильевы, Сердюковы, отдельные
губернаторы и прочие грабят государство и издеваются над нашим
правосудием и правопорядком.
В процессе возникновения кризисной ситуации от личности и
общества требуется немедленное принятие соответствующих эффективных решений. Существующие в системе морально-правовых отношений противоречия и искаженное сознание создают
условия для принятия ненормативных решений, которые могут
иметь как положительный, так и отрицательный, антиобщественный характер. Во втором случае принятие ненормативного решения обусловлено неадекватной оценкой личностью фактических
обстоятельств, неэффективностью нормативных предписаний,
искажением ценностных ориентаций личности, эмоциональным
напряжением. Названные условия характерны для состояния морально-правового кризиса. Следовательно, попытка разрешения
кризиса ненормативным путем может вызвать дальнейшую эскалацию конфликта.
Негативное влияние морально-правового кризиса сказывается
на общественном и индивидуальном сознании, порождает деформацию поведения личности, приводящую к совершению ею противоправных и аморальных поступков, способствует обострению
социальных конфликтов. С другой стороны, осознание невозможности преодоления конфликта может повлечь за собой поиск новых
подходов к разрешению сложившейся коллизии, например переосмысление собственных интересов, изменение приоритетов.
Конфликт, согласно современной социологии, – есть столкновение сторон, мнений, сил; предельно обостренные противоречия
в системе отношений людей, социальных групп, социальных институтов, общества в целом, связанные с острыми эмоциональными
переживаниями. В зависимости от сферы проявления социальные
конфликты можно разделить на политические, межнациональные,
9
семейные, юридические (правовые), нравственные (моральные)
конфликты. Данное деление условно, так как зачастую конфликты
носят смешанный характер, затрагивая одновременно несколько
сфер общественных отношений, например политическую и правовую, семейную и нравственную.
Правовой аспект социального конфликта требует подробного
рассмотрения содержания и особенностей конфликтных отношений между людьми и группами людей в сфере морального и правового регулирования, то есть уяснения сущности смешанного конфликта в системе морально-правовых отношений, исследования
внутриличностных противоречий между личными интересами
и требованиями права и официальной морали, исходящими извне, а также противоречий между такими важными социальными институтами, как мораль и право, возможность и реальность,
ответственность. Л. А. Копейкина утверждает, что почти каждый
конфликт можно назвать юридическим, исходя из возможности
его предупреждения, прекращения или разрешения правовыми
способами, то есть с помощью юридических норм и институтов1.
Однако это мнение нам представляется не совсем верным, ибо сфера действия морали значительно шире, чем сфера действия права,
она распространяется на всю или почти всю область жизнедеятельности человека. Поэтому любой юридический конфликт, находящийся в сфере пересечения моральных и правовых регуляторов, по
способу разрешения можно определить и как нравственный, и как
правовой. Универсальный характер норм нравственности почти
всегда дает возможность разрешения конфликта путем морального
воздействия. Так, разрешить трудовой, семейный, бытовой и даже
криминальный конфликт (на ранней стадии) можно, используя
общественное мнение и общественное воздействие, моральные традиции, нравственный опыт, которые позволят конфликтующим
сторонам найти общий язык и достичь компромисса2. С другой
стороны, право, обладая государственной обеспеченностью, располагает такими инструментами воздействия, которые позволяют
добиться требуемого поведения там, где нормы морали бессильны.
Однако эффективность права обеспечивает не только государствен1 См.: Копейкина Л. А. Криминальный конфликт (теоретико-правовой аспект):
дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1999; Матузов Н. И. Способы разрешения
юридических коллизий // Теория государства и права. М., 2013. С. 492–496.
2 Боер В. М., Глущенко П. П. Правовая регламентация правозащитной
деятельности в сфере трудовых правоотношений: теория и практика, проблемы:
монография. СПб., 2015. С. 64–89.
10
ное принуждение, но и его моральная направленность. Достижение
наиболее справедливого разрешения конфликта возможно при
комплексном использовании нравственных и правовых приемов
и способов. Следовательно, социальный конфликт, возникающий
в области морально-правового регулирования, можно определить
как морально-правовой конфликт.
Не возражая по существу, автор предлагает собственную дефиницию названного вида социального конфликта: морально-правовой конфликт – высшая стадия развития противоречий между
правом и моралью как социальными институтами; между ценностными ориентациями личности и общепризнанными нравственными и правовыми ценностями, вызывающая острые социальные столкновения.
Морально-правовой конфликт в своем формировании, по нашему мнению, проходит такие стадии, как:
– начальная стадия характеризуется наличием осознанного
противоречия и действиями одного субъекта, наносящими моральный и (или) иной вред другому субъекту;
– развернутая стадия состоит, проявляется прежде всего в ответных действиях потерпевшего и последующем конфликтном взаимодействии, ведущем к эскалации или деэскалации конфликта,
в зависимости от характера действий субъектов;
– стадия разрешения – достижение положительных результатов
одной из сторон, примирение интересов всех участвующих в конфликте сторон.
Моральные убеждения и правовые нормы, различные системы
морали (нравственные нормы разных социальных групп, официальная и индивидуальная, гражданская и личная мораль и др.),
между которыми существуют различного уровня противоречия,
часто приводят к негативным процессам в психике человека, к конфликту между человеком и обществом, влекущему за собой взаимную борьбу и ожесточение и в конечном итоге вызывающему противоправное поведение, которое может причинить вред самой личности, индивидуумам ее окружающим и обществу в целом1. При
этом в большинстве случаев такое поведение причиняет моральный
ущерб.
Правовое государство обязано уделять особое внимание современного российского законодателя на охрану прав, свобод и закон-
1
См.: Матузов Н. И. Указ. соч. С. 347–350.
11
ных интересов человека1. Категория морального вреда была введена в законодательство с целью повышения эффективности защиты
личности. Но простого закрепления в законе возможности имущественного возмещения нематериального ущерба недостаточно для
устранения его общественной опасности. Необходимо разобраться в причинах этого явления, определить условия, способствующие возникновению таких отношений, а также отыскать способы
устранения негативных последствий морального вреда.
Возможность обеспечения на основе закона материальной компенсации2 за причиненный нематериальный вред лишь частично
нейтрализует его последствия, так как вызванные правонарушением психические переживания не могут исчезнуть сразу после получения определенной денежной суммы. Воспоминания о произошедшем будут приносить потерпевшему новые переживания, возможно не такие сильные, но также причиняющие душевный дискомфорт. Аналогичные последствия вызывают и страдания, затрагивающие физиологическую сферу человека. Вряд ли полученные
физические травмы или болезни исчезнут без следа после получения материальной компенсации. Следовательно, необходимо найти и другие способы защиты личности от подобных посягательств.
Подробное исследование обстоятельств, способствующих деформации правового и нравственного поведения, позволило бы разработать и принять комплекс мер правового и социального характера
по охране психологической и физиологической сферы личности, а
также по предупреждению указанного вида правонарушений.
Результатом межличностных, личностно-групповых и межгрупповых социальных конфликтов, возникающих в период морально-правового кризиса, являющегося наиболее острым проявлением морально-правового конфликта, как правило, является
причинение морального вреда. Следовательно, предотвращение
причинения морального вреда, как и любого противоправного поведения, возможно прежде всего путем устранения, причин и условий, порождающих морально-правовые конфликты.
Общепризнан тот факт, что для обеспечения адекватного поведения личности в обществе необходима определенная гармония
1 См.: Глущенко П. П., Сапун В. А. Правовая политика правового государства –
основа и показатель содержания правовой жизни // Ученые записки СПбУУиЭ.
2011. № 51. С. 11–21.
2 Подробнее см.: Боер А. А. Компенсация морального вреда в механизме защиты
конституционных прав личности // Межвуз. науч.-практ. конф. 8.09.2015. СПб.,
2015. С. 78–80.
12
между нормами права и морали. При этом следует иметь в виду поведение не только потенциального правонарушителя, но и потенциального потерпевшего. Как справедливо отмечал И. А. Ильин,
«соотношение между правом и моралью может быть правильное и
неправильное»1. «Неправильный» баланс права и нравственности
наиболее ярко проявляется в тех морально-правовых коллизиях,
которые порождают дисгармонию личности и вызывают девиантное поведение. Сильное негативное воздействие на поведение личности оказывает несоответствие моральных критериев оценки объективных фактов социальной действительности правовым критериям. Нечто, вполне позволительное с точки зрения права, может
быть чем-то таким, что моралью запрещается, и, наоборот, то, что
запрещено законом, мораль разрешает. Подобные противоречия
искажают правовое и нравственное сознание личности, деформируя систему ценностей, ориентаций и установок.
Оценки поведения личности, различия в их определении, обосновании существенно снижают воспитательное значение права и
морали, размывают границы дозволенного, лишают социальную
структуру общества устойчивости и стабильности. Игнорируя
правовые и моральные нормы под предлогом их противоречия
друг другу, человек перестает быть связанным какими бы то ни
было правилами, ориентируясь в своем поведении только на личный интерес, превращает собственную социальную свободу в абсолютную свободу от общества. В подобных условиях неудивительно увеличение количества конфликтов между индивидуумами,
основанных на преобладании эмоций над правовыми и моральными запретами2.
Возможность контроля личности над собой, своими чувствами
и поступками находится в прямой зависимости от уровня правосознания личности. Основой формирования правосознания индивидуума является «правильное» соотношение права и морали. Данная
область сознания личности всегда носит положительный характер.
Именно правосознание стоит «всего ближе к поступку,... предотвращает противоправное поведение»3. В настоящее время наше общество переживает очевидный кризис правосознания, которое уже не
может в полной мере поддерживать правопорядок, а вместе с ним
1
2
Ильин И. А. Порядок или беспорядок? М., 1917.
Подробнее см.: Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере
разрешения морально-правовых конфликтов. С. 12–38.
3 Подробнее см.: Кулапов В. Л. Юридически значимое поведение // Теория
государства и права. М., 2013. С. 566–572.
13
и современную культуру1. Подобная ситуация не нова для человечества, аналогичные процессы происходили и в Древнем Риме, и
в России конца ХIХ – начала ХХ в.
Проблемы в сфере уровня правовой культуры, существенного
искажения значимости правосознания всегда изменяли отношение
человека к человеку, приводили к появлению социального безразличия, нравственной беспринципности. Современная российская
действительность – яркое тому доказательство. Немалую часть
дел, рассматриваемых в настоящее время судами, составляют иски
о компенсации морального вреда, причиненного нарушением прав
потребителей, нанесением вреда здоровью, распространением порочащих сведений. Массовый характер приобретают требования
о возмещении морального вреда в сфере трудовых отношений.
Периодически организуются забастовки и голодовки шахтеров и
учителей, врачей и авиадиспетчеров, вызванные невыплатой заработной платы по вине руководителей и чиновников. Несомненно,
участникам этих акций причинен моральный вред, так как они испытывают нравственные страдания в связи с отсутствием средств
к существованию, а вынужденные голодовки вызывают и физические страдания. Слабая правовая база, низкий уровень правосознания, отсутствие правовой культуры и верховенство собственных
интересов определяют стиль и методы управления современной
бюрократии. Защищая свои ведомственные интересы, чиновники
провоцируют конфликты и взаимное недоверие между различными
группами населения. Безнравственными и циничными представляются заявления высокопоставленных должностных лиц о том,
что несвоевременная выплата заработной платы одной категории
граждан связана с повышением оплаты труда другой категории.
Деформация правосознания, недостаточный уровень правовой
культуры отрицательно воздействуют на развитие права. В указанных условиях право не могло и не может совершенствоваться до тех
пор, пока правосознание и субъект права не достигнут нормальной,
истинно-духовной жизни, порождающей нормальную здоровую деятельность2. Следовательно, деградация правосознания не только
оказывает негативное воздействие на развитие человеческих отно1 Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П. Правовая культура – понятие,
содержание, проблемы повышения // Закон. Право. Государство. 2014. № 3.
С. 5–11; Лазарев В. В., Драпеко, Е. Г. Правовая культура правового государства:
теория, практика, проблемы повышения уровня значимости // Закон. Право.
Государство. 2014. № 3. С. 12–21.
2 Подробнее см.: Теория государства и права. С. 212–222.
14
шений, вызывая многочисленные конфликты, но может повлечь
кризис правовой системы в целом.
Работа над повышением уровня правовой культуры, формированием правосознания индивидуума зависит от многих факторов (воспитания, образования, социально-правовых установок, конкретных жизненных обстоятельств, степени воздействия общественного правосознания), в том числе, как верно утверждает П. П. Баранов, состояние правосознания предопределяется и состоянием
нравственного здоровья личности1, а в свое время И. А. Ильин называл первоосновой правового сознания духовную зрелость личности, «...пренебрежение которой таит в себе возмездие»2.
Недооценка значимости правовой культуры, низкого уровня
нравственности является одной из причин деформации правосознания личности и, как следствие, ведет к совершению антиобщественных поступков. В то время как внутренняя духовная направленность человека на право оказывает существенное положительное влияние на его поведение, приводя в равновесие личностную
систему ценностей. Совпадение нравственных принципов личности и требований права значительно облегчает процесс преобразования правовых норм во внутренние стимулы. Таким образом, даже относительная гармония между правом и моралью в сознании
индивидуума обеспечивает правомерность его поведения.
В сознании индивидуума социальный кризис порождает состояние аномии, то есть такое состояния, при котором возникает ценностно-нормативный вакуум. Именно такое состояние, несомненно, является основой девиантного поведения. Нормы права зачастую перестают соответствовать интересам граждан, что вызывает
их отчуждение на эмоциональном, психологическом уровне. Их
место занимают эмоции и собственные потребности. Преобладание
нравственных и правовых установок, основанных на собственных
чувствах и потребностях, над социальными нормами вызывает
противостояние между ними и личностной моралью.
Реакцией личности на окружающий ее мир и других людей являются чувства и эмоции, играющие значительную роль в удовлетворении человеческих потребностей. Последние, в свою очередь,
побуждают человека к целенаправленным действиям, вызывают
стремление к преобразованию действительности, зачастую предпо1 Баранов П. П. Правосознание и правовое воспитание. Общая теория права.
Курс лекций. Н.Новгород, 1993.
2 Ильин И. А. Указ. соч.
15
лагающему вторжение в сферу жизнедеятельности другой личности. Особое значение системе потребностей придает ее способность
определять образ жизни и деятельности личности. При этом не следует забывать о том, что личные потребности и интересы являются
немаловажным фактором, влияющим на сознание человека, на его
поведение. Потребности лежат в основе любого поступка и правомерного, и неправомерного. Дисгармония в соотношении отдельных видов потребностей или их деформация вызывает конфликт
личности с законом и окружающими людьми и поэтому реализация искаженных потребностей всегда тесно связана с проступком.
Система потребности, отношение к ней и оценка ее значимости
во многом зависят от социальных условий жизнедеятельности личности. В этом смысле морально-правовой кризис общества оказывает на нее самое негативное влияние. Характерные для состояния
морально-правового кризиса противоречия между личными интересами и правилами поведения, заключенными в юридических
нормах, и отсутствие четких нравственных установок делают формальной нормативность правовых и моральных запретов. Как следствие, в обществе формируется правовой и моральный нигилизм,
выражающийся в негативном отношении к праву и нравственности, в превосходстве личного интереса над другими факторами детерминации поведения, в отрицании действенности норм права и
морали. Приоритет собственных деформированных интересов личности вызывает несовпадение индивидуальных моральных и правовых установок с юридическими нормами и нормами общественной
нравственности. Этот процесс также может привести к антисоциальному противоправному поведению, продиктованному деструктивными отклонениями в развитии личности, являющимися одним
из последствий деформации сознания. Кроме того, столкновение
интересов двух или более индивидов, по определению, влечет за собой возникновение конфликтной ситуации между ними.
Нестабильность (социальная, экономическая, политическая),
когда юридические нормы перестают отвечать требованиям действительности, а нравственные принципы не имеют четких контуров, личный интерес как фактор, обусловливающий морально-правовое поведение человека, выдвигается на первый план.
Возникающее противоречие между действующим правом, официальной моралью и личностной системой ценностей порождает
нравственно-правовой конфликт личности с окружающей средой,
следствием которого может стать антисоциальное, противоправное
поведение, в том числе в сфере морально-правовых отношений.
16
Психологическая и социальная незащищенность индивидуума
в условиях морально-правового кризиса и длящейся нестабильности приводит к росту количества потерпевших и увеличению
размера причиняемого морального вреда. Социальная адаптация
личности в этих обстоятельствах происходит с опозданием по отношению к изменяющимся условиям существования, вызывая
стрессовые ситуации и отчуждение человека от общества, которые,
в свою очередь, ведут к неадекватному восприятию и оценке субъектом других людей и самого себя. В условиях социального стресса нравственные переживания, возникающие при правонарушении, усугубляются и могут повлечь вредные изменения не только
в психологической, но и в физиологической сфере человека. Так,
например, согласно Федеральному закону «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. подлежит возмещению моральный
вред, причиненный потребителю вследствие неисполнения жилищной организацией своих обязанностей перед гражданином1.
В действительности реакция нормального человека на бездействие
сантехника или электромонтера может быть довольно спокойной и
не повлечь сильных психических переживаний. Однако, находясь
в состоянии стресса, вызванного морально-правовым конфликтом,
человек реагирует на правонарушение более остро и болезненно,
что отражается на его здоровье, вызывает не только нравственные,
но и физические страдания, то есть причиняет больший моральный
вред. Также и характерные для настоящего времени невыплаты и
задержки пенсий и социальных пособий, вызванные неправомерными действиями или аморальным бездействием органов государственного управления, нарушают одновременно имущественные
и личные неимущественные права гражданина. При этом отрицательные психические переживания возникают у пожилых, часто
нездоровых людей, что существенно повышает степень перенесенных ими физических и нравственных страданий.
Характерное для состояния морально-правового конфликта недоверие к праву, закону, их значимости, возможностям влечет за
собой понижение общего уровня юридической грамотности, связанного с отсутствием у большей части населения интереса к тому,
что происходит в области права2. Как следствие, многие потерпевшие просто не в состоянии квалифицировать совершенные против
них деяния как правонарушения и не обращаются за помощью.
1
2
Защита прав потребителей с образцами заявлений. М., 2013. Ст. 15–17.
Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 25–26.
17
В результате причиненный вред никак не компенсируется, что, несомненно, увеличивает степень страданий.
Развитие любого общества связано с множеством социальных
конфликтов. «Война – отец всего и царь всего», «В споре рождается истина». Эти изречения известны многим. Однако по своей
роли в обществе конфликты могут быть и отрицательными, и положительными. Возникновение и существование конфликтов имеет
не только негативные последствия. Наличие конфликта не всегда
препятствует общественному прогрессу. Напротив, в некоторых
случаях, состояние борьбы стимулирует развитие общества. О позитивных сторонах конфликта рассуждали уже древнегреческие
философы: Гераклит (530–470 гг. до н. э.), Эпикур (340–270 гг.
до н. э.), Платон (427–347 гг. до н. э.), Аристотель (384–322 гг.
до н. э.). Античные классики называли борьбу, конфликт основой
существования. Гераклит считал, что столкновения между людьми
определяют место каждого человека в жизни – бог, господин или
раб. Именно в результате конфликта рождается справедливость.
По мнению Эпикура, постоянная борьба между людьми рано или
поздно вызовет желание мира. Платон рассматривал позитивный
конфликт внутри самого человека. Пути его преодоления он видел
в возможностях человеческого разума. Аристотель писал о государстве как о лучшей форме организации совместной жизни людей,
образование которой, в числе других причин, было обусловлено необходимостью решения разнообразных конфликтов1.
Проблема конфликта, особый интерес к ее сущности, содержанию, значимости возникла в эпоху Возрождения. Известные гуманисты того периода Ф. Бэкон, Т. Мор, Эразм Роттердамский,
Ф. Рабле выступали с критикой войн и социальных столкновений.
В Новое время высказывались противоречивые суждения о причинах конфликтов и способах их преодоления. Но уже в начале
ХIХ века наметился позитивный подход к оценке социальных конфликтов. Борьба, столкновения и конфликты представлялись неизбежными явлениями общественной жизни. Немецкий социолог
Г. Зиммель ввел понятие концепции конфликта, согласно которой
он является нормальной формой общественной жизни, определяет характер, принципы и нормы организации социальных общностей, способствует образованию оптимальных связей внутри них.
1 Подробнее см.: Котляревский С. А. Указ. соч.; Философия для аспирантов /
под ред. И. И. Кального. СПб., 2001.; Материалисты Древней Греции. М., 1955.
С. 39–55.
18
Особое место в исследовании сущности, содержания, особенностей конфликтов занимают сторонники социального дарвинизма,
ибо их точка зрения состоит в том, что общественная жизнь представляет собой арену борьбы групп и индивидов за выживание,
в которой успеха добиваются наиболее сильные и приспособленные. Социал-дарвинисты описали различные формы конфликта,
выражающиеся, например, в столкновении унаследованных норм
и новых правовых идей, они положили начало системному изучению норм социального поведения, внутригрупповых и межгрупповых отношений.
Принцип борьбы за существование Г. Спенсер считал всеобщим
и основополагающим законом конфликта, согласно которому состояние противоборства, во-первых, обеспечивает социальное
равновесие, а во-вторых, способствует повышению общего уровня
развития общества. Социально-философская теория исторического
материализма, разработанная К. Марксом и Ф. Энгельсом, рассматривает экономические и политические противоречия, классовую
борьбу как движущую силу общественного развития. Согласно данной теории его закономерным этапом является коммунизм, при котором «все источники общественного богатства польются полным
потоком». Марксистская концепция классов и классовой борьбы
(с некоторыми существенными оговорками) и теперь вполне может
служить основой для определения истоков и сущности крупных социальных конфликтов1.
Созданные в период Нового времени теории конфликта отразили следующие основные идеи: а) конфликт является нормальным социальным явлением; б) выполняет ряд позитивных функций в процессе развития общества; в) обуславливает взаимосвязь
между конфликтным состоянием и типом социальной структуры;
г) способствует поддержанию зависимости между экономическими, политическими, духовными изменениями в жизни общества и
конфликтными ситуациями.
Конфликт на определенной стадии своего развития может не
только не нарушать социальную стабильность, но и сохранять и восстанавливать интеграцию системы, ее сопротивляемость и приспособляемость к изменяющимся условиям. Так, морально-правовой
конфликт часто является следствием несовершенства существующей правовой базы. Например, п. 4 ст. 5 Конституции РФ говорит
1
Подробнее см.: Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956.
19
о равноправии всех субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях с федеральным центром. Неточность формулировки правовой нормы позволила некоторым субъектам Российской Федерации
выйти на международную арену, заключив договора с центром.
Фактически такое положение нарушило международные правовые нормы, согласно которым субъектом международно-правовых отношений выступает федеральное государство, а не его части.
В то же время, с нравственной точки зрения, поведение субъектов
Российской Федерации вполне оправдано, так как самостоятельная
экономическая деятельность на международном уровне улучшила
социальное и материальное положение граждан, проживающих на
их территории. Итак, возник очевидный морально-правовой конфликт между нравственными и правовыми нормами, вызванный несовершенством правовой базы. Однако в данном случае разрешить
противоречие удалось. Новый закон об экономических и международных связях субъектов Российской Федерации разрешил заключение не договоров, а соглашений с такими же частями федеральных государств. И, что самое главное, именно возникший морально-правовой конфликт вызвал позитивную реакцию, способствовав
совершенствованию законодательства. Таким образом, позитивные
стороны конфликта позволяют говорить о возможности его использования на благо общества.
Конфликты посредством надлежащего, продуманного управления можно и необходимо направить в русло общественных интересов, при этом управляющее воздействие должно носить только
системный характер. Однако управленческое воздействие на конфликтный процесс нередко запаздывает и оказывается недостаточно эффективным. Происходит это потому, что управляющим
субъектом не учитываются стадии развития конфликта и решение
начинает вырабатываться лишь тогда, когда конфликт подошел
к границе, за которой уже не поддается контролю и регулированию. Кроме того, при проработке способов и средств целенаправленного разрешения конфликтов предпочтение часто отдается силовому воздействию властных органов, а не постепенно достигаемому компромиссу или консенсусу.
Разрешение конфликтной ситуации посредством эффективного
управления требует использования взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, а именно: диагностики, прогнозирования,
планирования, социального контроля, воспитания, ответственности, реальности и т. п. Особую роль в процессе научного управления конфликтом играют методы диагностики и прогнозирования.
20
Теоретико-познавательная и практическая ценность названных
методов заключается в установлении предмета и условий возникновения конфликта, в предоставлении информации о влиянии различных факторов на морально-правовые явления, о потребностях
общества в правовых и нравственных феноменах, возможностях их
функционирования.
Субъектом управления в широком смысле является общество,
и как единое целое, и как совокупность индивидов, а в узком смысле субъектами управления являются специализированные государственные и общественные органы и службы.
Полное и окончательное обеспечение прекращения конфликта,
как правило, достигается очень редко, даже при принудительном
его решении. Разрешение одних противоречий неизбежно порождает другие, связанные с первыми. Поэтому снятие остроты ситуации, достижение хотя бы временного компромисса, установление
предмета конфликта, устранение причин и условий его возникновения могут стать положительным результатом процесса управления.
Состояние морально-правового конфликта и морально-правового кризиса как острейшей формы его проявления, в котором сегодня находится наше государство и общество, порождает совершение
разнообразных правонарушений, в том числе причиняющих моральный вред, и создает условия, при которых последствия указанных действий носят наиболее тяжелый характер. Однако социальная установка на выявление причин, условий, поводов, их порождающих, научное управление существующими конфликтами
способны создать реальные условия для их урегулирования в интересах всего общества или его отдельных субъектов.
Результаты проведенного исследования позволяют утверждать,
что морально-правовой конфликт является особым правовым институтом, ибо отвечает пяти признакам, наличие которых позволяет определенную совокупность правопредписаний признавать
правовым институтом. В это число входят:
а) специальные субъекты (фактически все государство);
б) особый объект (все что имеется и охраняется государством);
в) особое правоотношение, а именно морально-правовое;
г) особая правовая база (все национальное законодательство,
международные договоры государства и общепризнанные принципы и нормы международного права;
д) механизм правового регулирования разрешения, предупреждения и локализации морально-правового конфликта.
21
Последствия морально-правовых конфликтов (социально-нравственные, социально-правовые, социально-экономические и даже
социально-политические) настоятельно требуют своевременности
выявления признаков, причин, условий, поводов, влекущих зарождение, формирование, проявление их элементов и принятия
надлежащих, эффективных мер и решений.
Свидетельством теории и практики противостояния моральноправовым конфликтам являются: а) должный уровень правовой
культуры, правосознание субъектов различных видов правоотношений; б) постоянное совершенствование деятельности законодательных органов, с тем чтобы принимались экономически
обоснованные законопредписания, удовлетворяющие интересам
большинства населения; в) высокий уровень ответственности
должностных лиц и их подчиненных за несвоевременность и неадекватность разрешения обращений и жалоб граждан; постоянно
и своевременно действующие контроль и надзор за соблюдением законопредписаний органами исполнительной власти.
Особое место в предупреждении морально-правовых конфликтов, локализации их последствий, обеспечении их реализации и
защиты прав, свобод и законных интересов граждан необходимо
отводить институту правозащитной деятельности и его механизму,
включающему в себя проверенные, эффективные правовые методы, средства и способы обоснованного воздействия на правонарушителей.
1.2. Порядок и особенности возмещения
материального и морального ущерба,
возникающих в процессе морально-правовых конфликтов
Порядок и правила разрешения морально-правовых конфликтов
невозможно представить без исследования сущности и содержания
механизма разрешения возникающих в их процессе проблем возмещения морального и материального вреда, как того требует конституционный принцип: «Признание, соблюдение и защита прав и
свобод человека и гражданина – обязанность государства»1.
Механизму правового регулирования общественных отношений
посвящено множество работ, ибо через его содержание решаются
вопросы защиты гражданских прав и законных интересов граж-
1
22
Конституция Российской Федерации. М., 2016. Ст. 2.
дан. Не ставя перед собой цель их всестороннего исследования,
обратим внимание на те, которые, по нашему мнению, имеют непосредственное отношение к разрешению морально-правовых конфликтов. Доктор юридических наук, Заслуженный деятель наук
Российской Федерации А. В. Малько считает «механизм правового регулирования – системой юридических средств, организованных наиболее последовательным образом, в целях упорядочения
общественных отношений, содействия удовлетворению интересов
субъектов права»1. Нельзя не согласиться с данным пониманием
исследуемого нами механизма, за исключением последней фразы,
касающейся интересов субъектов права. Думается, точнее необходимо утверждать об интересах субъектов правоотношения, ведь
речь идет о конфликте между ними, который следует разрешить.
Дело в том, что нельзя недооценивать соотношение субъекта права
и субъекта правоотношения, ибо именно в процессе правоотношения стороны согласились с исполнением конкретных правил, за отступление от которых следует отвечать.
Механизм правового регулирования любых видов правоотношений, по мнению П. П. Глущенко, представляет собой «совокупность правовых методов, средств и способов, регламентированных
российским законодательством и общепризнанными принципами
и нормами международного права»2. Мы разделяем данный подход, тем более что представленные в этом определении методы
(убеждение, принуждение, обжалование, контроль и надзор), средства (возбуждение административного расследования, обращение
к институту юридической ответственности – дисциплинарной,
материальной, административной, уголовной, гражданско-правовой, конституционно-правовой, муниципально-правовой и возбуждение уголовных дел), способы (административно-правовой,
гражданско-правовые, уголовно-правовой, конституционно-правовой и международно-правовой) в той или иной мере вправе быть использованы в процессе разрешения разных по степени сложности
морально-правовых конфликтов и возникающих при этом проблем
правового, метариального, морально-этического характера.
1 Подробнее см. Н. И. Матузов: Правовое регулирование // Теория государства
и права. С. 607–618.
2 Глущенко П. П. Принципы механизма социально-правовой защиты
конституционных прав и свобод граждан, пути повышения их эффективности //
Социология и право. 2011. № 4. С. 42–47; Он же. Основные функции механизма
правозащитной деятельности: теория, практика, проблемы // Закон. Право.
Государство. 2014. № 2. С. 289–296.
23
Предупреждение и разрешение морально-правовых конфликтов
нацелено на устранение вызывающих их основных условий, например, таких как несовершенство правовой базы, низкий уровень
экономического и социального положения населения, политическая нестабильность, правовая безграмотность населения, проблемы в деятельности органов правосудия1. Однако существуют и другие возможности воздействия на конфликтные морально-правовые
отношения. Такой возможностью является использование института компенсации морального вреда, восстановление престижа и
достоинства личности, возмещение материальных потерь, защита
законных интересов морального и материального характера.
Моральный вред длительное время служит предметом научных
споров, тем не менее до настоящего времени не выработано единого определения российскими правоведами, не выработано единого
определения морального вреда как общеправового явления, не разработаны принципы такого возмещения, в частности отсутствуют
критерии определения размера компенсации в денежном выражении, сохранились пробелы в процессуальном законодательстве
в части, касающейся данного института2. Все это приводит к отсутствию единообразия в правоприменительной практике компенсации морального вреда, а следовательно, к снижению эффективности защиты личных прав и свобод граждан.
Локализация упущений, недоработок в данной проблеме и устранение недостатков современного законодательства требует осуществления тщательного, всестороннего анализа истории возникновения и развития такого сложного и неоднозначного правового явления, как институт компенсации морального вреда. Охрана прав
человека на жизнь, здоровье, честь и достоинство – одна из самых
актуальных проблем, исследуемых сегодня юридической наукой,
однако и в далеком прошлом философов и юристов интересовал этот
вопрос. Возникновение и развитие таких понятий, как честь, достоинство, репутация, право на жизнь и здоровье, нравственность
и право, явилось важным элементом формирования человеческого
сознания. Каждый этап социально-культурного и социально-нрав1 Подробнее см.: Глущенко П. П., Цмай В. В. Проблемы взаимодействия
национальных и международных судов в процессе разрешения гражданскоправовых, имущественных споров // Черные дыры в российском законодательстве.
2012. № 4. С. 28–30.
2 Подробнее см.: Защита прав и законных интересов предпринимателей и
ответственность в сфере предпринимательства // Предпринимательское право:
учебник / Н. И. Косякова, П. П. Глущенко, А. В. Милохова, В. В. Цмай и др. М.,
2015. С. 367–402.
24
ственного развития общества изменял положение личности, повышал ее моральный и правовой статус. По мере развития общества
возрастало гуманное начало в морали и праве, что не в последнюю очередь выражалось в отношении права к защите духовных
благ. Подтверждением тому является содержание ст.ст. 21, 23, 24
Конституции Российской Федерации, имеющих непосредственное
отношение к институту возмещения морального вреда.
Согласно ст. 21 Конституции России «1. Достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием
для его умаления…, ст. 23 Конституции гласит, что: «1. Каждый
имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени…», часть 2
ст. 24 Конституции требует, чтобы «органы государственной власти
и органы местного самоуправления, их должностные лица обеспечивали каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы».
Во исполнение указанных предписаний Конституции Российской Федерации ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации гласит «Клевета, то есть распространение заведомо ложных
сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, влекут уголовную ответственность от 500
тыс. рублей до 5 миллионов рублей, либо обязательные работы на
срок от 160 до 480 часов.
Статья 5.61, 5.62 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженного в неприличной форме, а также за дискриминацию, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов гражданина.
Статьи 151, 152, 152.2 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает обязательность обеспечения компенсации морального вреда, защиты чести, достоинства и деловой репутации, охраны частной жизни гражданина.
Итак, Конституция Российской Федерации, административное,
гражданское и уголовное законодательство представляют собой
важнейшую часть правовой базы института компенсации морального вреда, возмещения морального и материального ущерба, нарушения иных гражданских прав и законных интересов граждан.
Все вышеуказанное входит в содержание механизма правозащитной деятельности, которым определены порядок и правила возмещения морального и материального вреда, ущерба, наступивших в
результате морально-правового конфликта.
25
Существование названных ценностей и генезис общественных
отношений в любой исторической эпохе вызывали необходимость
их защиты. В период первобытнообщинного строя социальные
нормы содержали элементарные понятия о добре, зле, справедливости1. Даже тогда, когда личность еще не отделяла себя от коллектива (рода или племени), существовала ответственность за
нанесение оскорбления человеку и, как следствие, его общине.
Предполагается, что обычай кровной мести как способ привлечения к ответу нарушителя возник именно на этой основе.
Зарождение отношений нравственности было связано с желанием пользы и пониманием вреда, приносимого отдельно взятой личности, коллективу. Наряду с отношениями вещной собственности изначально развивались и отношения по поводу производства, обмена,
распределения и потребления духовных ценностей: идеологических
(общественных идеалов), правовых (правовых норм), нравственных
(ценностей добра, блага, справедливости, достоинства, чести и т. д.),
философских и религиозных, которые И. А. Латыпов справедливо
определяет как духовную собственность. Духовные, нравственные
ценности были основой объединения коллектива, построения отношений внутри него. Понимание пользы, приносимой духовной
собственностью коллективу, обусловило необходимость ее защиты.
И эта защита осуществлялась способом, аналогичным способу защиты вещной собственности, то есть путем возмещения вреда.
Принятие на вооружение социальных норм и института юридической ответственности за их нарушение в первобытном обществе
является свидетельством большого шага в развитии человечества.
Право на возмещение (компенсацию) неимущественного вреда, закрепленное в обычаях и традициях, стало прообразом современного института возмещения компенсации морального вреда.
Упомянутые выше виды юридической ответственности, существующие в современном обществе за нарушение естественного права на
честь и достоинство, жизнь или здоровье, требовавшие воздействия
еще в первобытнообщинном строе и в рабовладельческом обществе,
осуществлялись на основе норм того времени, представленным в источниках обычного права2, а также сохранившихся в летописях и мифологических материалах, описывающих жизнь наших предков.
1 Подробнее см.: Черниловский З. М. История рабовладельческого государства и
права. М., 1960; Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995.
2 Подробнее см.: Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере
разрешения морально-правовых конфликтов. С. 62–69.
26
Древнейшим памятников законодательства, известном как
законы вавилонского царя Хаммурапи (ХVIII в. до н. э.), закреплены правила применения ответственности за ложное или
недоказанное обвинение в совершении преступления или лжесвидетельство в суде: «Если человек станет обличать под клятвой
человека... в убийстве и не докажет этого, то обличавшего должно убить». Другие параграфы гласят: «Если же он выступил для
свидетельствования... о хлебе или серебре, то он должен понести
наказание, налагаемое в таком судебном деле....Если человек
протянет палец (обвинит в дурном поведении) против...жены
человека и не докажет обвинения, то этого человека должно повергнуть перед судьями, а также побрить ему виски». И в том,
и в другом случае имеет место возмещение вреда, причиненного
клеветой1.
Первая система права, созданная еще в древнем мире состояла из трех элементов: личности, вещи и действия, оставляя без
внимания сферу духовной собственности, однако римское право
не лишало защиты моральных ценностей и интересов. Римское
право доимператорского периода содержало большое количество
частных штрафов за обиду, которые частично сохранились в праве
Юстиниана и пандектном праве.
Согласно содержанию XII таблиц (451 / 450 гг. до н. э.), древнейшего свода римского права, считалось необходимым применить
смертную казнь «...когда кто-нибудь сложит или будет распевать
песню, которая содержит в себе клевету или опозорение другого»,
кроме того, за причиненную обиду мог быть наложен штраф. Под
обидой римские правоведы понимали и физическое увечье, и бесчестье, нанесенное распространением порочащих сведений, ложным
свидетельством. Имелись случаи, когда денежное вознаграждение
присуждалось за нравственную порчу детей, привлечение к суду
свободного человека в качестве раба. Первоначально суммы компенсации за неимущественный вред были строго определены XII
таблицами. Позже, при применении преторского права, истец заявлял максимум суммы вознаграждения, в то время как судья по
своему усмотрению решал насколько требуемая сумма справедлива. Следует отметить, что современный российский законодатель
пошел по тому же пути, предоставив судье право по своему усмотрению определять сумму возмещения.
1 Подробнее см.: Менгер А. Гражданское право и неимущие классы населения.
СПб., 1903; Материалисты Древней Греции. С. 21–51.
27
Средневековое законодательство строилось на основе древних
обычаев и законов. Салическая, Рипуарская, Аллеманская правды
(V–VI вв. н. э.) устанавливают денежное возмещение за ложное обвинение, лжесвидетельство, оскорбление словами и нанесение увечий, убийство. Главный закон франков – Салическая правда – содержал специальные разделы, устанавливающие ответственность
за причинение физического и нравственного вреда: «О нанесении
увечий» и «Об оскорблении словами». Законом предусматривались
конкретные суммы возмещения за определенные телесные повреждения: «Если кто изувечит руку или ногу другому, лишит его глаза или носа, присуждается к уплате...100 сол....Если же у него изувеченная рука останется висеть, присуждается к уплате 63 сол.»
и т. д. Также были перечислены и словесные оскорбления. Так,
унизительными считались слова: «урод», «блудница», «трус».
Особенно строго наказывалось ложное обвинение в доносительстве
и совершении обмана.
Германские, французские и английские феодальные правовые акты имели аналогичную направленность предписаний –
в Саксонском зерцале (XIII в.), Каролине (1532 г.) и др. Например,
Саксонское зерцало провозгласило следующий принцип: «Если
обвиняемый оправдывается, что не подлежит наказанию за вменяемое ему деяние, истец обязан, по решению суда в гражданском
правовом порядке, возместить ему ущерб и бесчестье». Развитие
западноевропейского права имело особое значение для дореволюционного российского правоведения и законодательства. В Царстве
Польском, которое на протяжении длительного времени было частью Российской Империи, более ста лет действующим законом
был Кодекс Наполеона. Исследования немецких, французских, австрийских ученых активно использовались российскими юристами и законодателями при подготовке законопроектов.
Система Busse древнегреческого права имела непосредственное
отношение к гражданскому и к уголовному праву, так как одновременно являлась наказанием и деликтным обязательством. Согласно
Busse, потерпевший получал удовлетворение за обиду в денежной
форме. Этими законами государство ограничило самоуправство,
заменив его компромиссом и подтвердив тенденцию считать объектом иска об убытках неимущественный вред.
Наличие в германском праве норм о защите неимущественных
прав личности до 1900 г. так и не было оформлено в самостоятельный институт возмещения морального вреда. Лишь с введением нового гражданского уложения в Германии было узаконено право на
28
возмещение некоторых конкретных видов морального вреда. При
этом существовала оговорка, согласно которой мог быть возмещен
только тот неимущественный вред, который прямо указан в законе.
Несмотря на то, что в пользу введения института морального вреда высказывались такие авторитетные ученые, как Иеринг, Гирке,
Леман, германские законодатели сузили ответственность за нематериальный вред, возможно опасаясь расширения полномочий суда.
Иеринг в своей работе «Борьба за право» писал: «...В праве человек
обладает и защищает условие своего нравственного существования,
именно поэтому утверждение права есть долг нравственного самосохранения....Так и в процессах, где истец защищается от низкого
нарушения своих прав, дело идет не о ничтожном объекте, а об идеальной цели: об утверждении самой личности и ее чувства права».
Таким образом, ученый утверждал необходимость защиты любого
нарушенного права, какой бы характер оно ни носило. В той же работе Иеринг писал о том, что любое нарушение права как таковое,
в том числе и имущественное, причиняет нематериальный вред,
требующий денежной компенсации, восхищаясь при этом системой
древнеримского права (доимператорского периода), которое содержало систему штрафов за обиду кредитора. При этом Иеринг рассматривал институт возмещения нематериального вреда как возмездие, призванное удовлетворить оскорбленные чувства.
Немецкий ученый Гирке, исследователь и поклонник древнегерманского права, выступал за возмещение нематериального вреда в качестве утешения потерпевшему, а не как возможность отомстить. Стремясь к возвращению института Busse в германское законодательство, Гирке, в отличие от Иеринга, призывал к гуманному решению вопроса, не требуя введения особо строгих наказаний.
Во Франции задолго до великой революции суды вносили решения о компенсации за моральный вред, однако именно революция,
уделяя в своем учении большое внимание личности, ее достоинству, явилась своеобразным катализатором процесса становления
института морального вреда. Хотя в Гражданский Кодекс 1804 г.
не вошло прямое указание о моральном вреде, но ст.1382, гласившая: «Какое бы то ни было действие человека, которое причиняет другому ущерб, обязывает того, по вине кого ущерб произошел,
к возмещению ущерба», толковалась судами широко – в смысле
возмещения и материального, и нематериального вреда.
Принцип возместимости морального вреда вначале был признан
в Англии. Английское право не делает различий между имущественным и моральным вредом, полагая, что всякий вред должен
29
быть возмещен. В английских законах закреплено несколько форм
возмещения морального вреда. Так, используются понятия чистого морального вреда (exemplary damages), присуждаемого во всех
случаях причинения вреда репутации, чести, здоровью, когда нет
никакого имущественного вреда, и понятие номинального вреда
(nominal damages), присуждаемого не самостоятельно, а только совместно с признанием за истцом какого-либо права. Часто компенсация nominal damages составляет мизерную сумму, являясь свидетельством признания ответчика нарушителем, в одном случае,
а в другом – показывая презрительное отношение к праву истца,
который с точки зрения морали такой вред заслужил.
К началу ХХ в. в Западной Европе практически сложился институт возмещения морального вреда, основанный на идее необходимости особого денежного вознаграждения, определяемого судом
за ущерб, причиненный нематериальным благам и интересам, по
своему усмотрению и в зависимости от конкретных обстоятельств
каждого дела.
История свидетельствует о том, что российское законодательство и практика компенсации неимущественного вреда также имели глубокие корни. Один из наиболее значимых историко-правовых памятников – «Русская правда» X–XI вв. содержит в себе ряд
норм, предусматривающих ответственность за причинение неимущественного вреда1. При этом целью наказания устанавливалось
возмещение и материального, и морального ущерба. Так убийца
мог откупиться от родственников убитого вирой, то есть определенной денежной суммой. Если же убийца не мог выплатить компенсацию, то он передавался в полное распоряжение родственников
жертвы по праву кровной мести. Денежная выплата полагалась не
только за тяжкие правонарушения, но и за другие действия оскорбительного характера. Например, за вырванный клок бороды полагалось платить 12 гривен штрафа.
Материальное требование за убийство (виры) и оскорбление (бесчестье) сохранилось и в последующих правовых актах: в Судебниках
1497 и 1550 гг., Соборном Уложении 1649 г. В Соборном Уложении
1649 г. большое внимание уделялось ответственности за оскорбление: «А буде кто, не бояся бога и не опасаяся государьские опалы и
казни, учинит над кем ни будь мучительское наругательство, обсечет руки, или ногу, или нос, или ухо, или губы обрежет, или глаз
1
30
Черниловский З. М. Указ. соч. С. 62–71.
выколет,...и за такое его наругательство самому то же учинить, да
на нем же взять из вотчин его и из животов тому над кем он такое
наругательство учинит, будет отсчет руку, и за руку пятьдесят рублев, и за ногу пятьдесят рублев, а за нос, и за ухо, и за губы, и за
глаз, по тому же всякую рану, по пятьдесят рублев»1.
Соборное уложение узаконило компенсацию не только за физический вред. В систему преступлений вводилось также оскорбление
чести в виде обиды, клеветы, распространения порочащих слухов.
Важно отметить, что законодатель того времени не только предусмотрел возможность компенсации морального вреда, но определил
критерии его размера. В некоторых случаях указывалась твердая сумма, так называемое «безчестье», например при нанесении
оскорбления лицу духовному. В других сумма «безчестья» исчислялась «противъ окладовъ, что кому государева жалованья». Так,
«кто на кого собаку напуститъ нарочным делом и его собака того,
на кого ее напустили, изъест или платье издерет... и на нем велети
истцу доправить безчестье и убытки вдвое». Таким образом, судьи
были лишены возможности самостоятельного определения размера компенсации, в отличие от современного российского законодательства, согласно которому именно судья в каждом конкретном
случае по своему усмотрению решает данный вопрос. Другое существенное отличие состоит в том, что компенсация могла быть взыскана в пользу и государства, и потерпевшего одновременно.
Правила взыскания компенсации за личную обиду просуществовали до XVIII в. При Петре I были внесены дополнения об
оскорблении чести в воинском и морском уставах, а при Екатерине
II издан манифест о поединках. Так, указ от 30 марта 1716 г., содержащийся в артикуле 147 Воинских артикулов гласит: «И дабы
озлобленный и обруганный свою надлежащую сатисфакцию имел,
когда он сам не захотел самовольно отмщенье учинить, тогда (суд)
должен иное дело приняв выслушать и обиженному пристойное
удовольствие чинить». За бесчестье лица дворянского звания или
государственного служащего взыскивался годовой оклад получаемого им жалованья, а за оскорбление духовного лица вдвое больше, чем за оскорбление светского. Обывателю за словесную обиду
причиталось столько, сколько он должен был уплатить за этот год
в казну. Таким образом, в названных источниках говорится о компенсации за обиды и посягательства на личные неимущественные
1
Подробнее см.: Судебники 15–16 вв. М., 1952.
31
блага. Позднее указанные правила частично вошли в свод законов
гражданских. Однако помещены они были в разных главах, хотя
имелся и специальный раздел, озаглавленный «О вознаграждении
за обиды личныя имуществом».
С середины ХIХ в. вплоть до Октябрьской революции возмещение вреда в основном регулировалось законом от 21 марта 1851 г.,
содержавшемся в Х томе Свода законов Российской Империи. Свод
законов гражданских (Т. Х Свода) не содержал норм о предустановленной оценке нападений, обид и оскорблений, но сам принцип возмещения морального вреда сохранился. Названный закон
вызывал довольно противоречивые суждения российских юристов. Показательными в этом смысле являются мнения Г. Ф. Шершеневича и С. А. Беляцкина1. Последний был активным сторонником материального возмещения морального вреда. По его убеждению, подобное возмещение является отражением высокой правовой
культуры общества: «...моральный вред с точки зрения гражданского права достоин не меньшего внимания, чем имущественный
ущерб....В настоящее время возмещение морального вреда делается общим явлением, входит в кровь и плоть юридической практики повсеместно....Причинив ущерб моральной сфере данного лица,
отняв у него одно из духовных благ, делинквент должен быть готов,
что с него потребуют доставления того, чем духовные блага могут
быть приобретены, т. е. уплаты денежной суммы»2.
Необходимость и целесообразность введения в российское законодательство института морального вреда доказывалась Беляцкиным,
который был убежден в этом после тщательного анализа текста
Свода законов российских, исторических источников российского
и иностранного права. В пользу его мнения говорят ст.ст. 644, 684,
Х тома ч. 1 Свода Законов Российской Империи, которые предусматривали возможность возмещения вреда и убытков, причиненных
преступным и непреступным деянием. Разграничивая вред и убытки, закон давал возможность более широкого трактования понятия
вреда – в смысле не только экономическом, но и нематериальном.
Ст. 574 названного закона прямо говорит: «Как по общему закону
никто не может быть без суда лишен прав, ему принадлежащих, то
всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред или убыток с одной стороны налагают обязанность доставлять, а с другой
1 См.: Беляцкин С. А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. СПб.,
1913.
2 Там же. С. 92–103.
32
производят право требовать вознаграждения». Ст. 693 Т. Х ч. 1 гласит: «Каждый имеет право, в случае неисполнения по договорам и
обязательствам, а также в случае обид, ущербов и убытков, искать
удовлетворения и вознаграждения посредством суда». Кроме того,
ни один российский закон прямо не запрещал возможность возмещения нематериального вреда.
Беляцкин для подтверждения своей позиции приводил слова
немецкого юриста А. Менгера1, который связывал необходимость
компенсации морального вреда с правовой защитой неимущих
классов: «Материальный вред, который может быть нанесен небогатым классам, вообще не имеет большого социального значения,
тем важнее для них блага, составляющие их единственное достояние: жизнь, телесная неприкосновенность, здоровье, свобода,
честь, в том числе и женская честь, рабочая сила, нравственность».
Следует отметить, что теория «среднего человека» Менгера была
популярна в России, а его работа «Гражданское право и неимущие классы населения» выдержала несколько изданий. В пользу
имущественного возмещения нравственного вреда высказывался
и М. М. Винавер. Исследуя теорию неимущественной стоимости
предмета обязательства, выдвинутой Иерингом, Винавер признает
возможность денежной оценки неимущественного интереса, боли,
нравственного страдания, связанных с имущественным обязательством. В своей работе он пишет: «С этою, несколько шокирующею,
компенсациею психических состояний денежными знаками, можно, в конце концов, примириться, а расширение сферы удовлетворения кредитора следует приветствовать как акт элементарной
справедливости...». Далее, рассуждая о природе неустойки, автор
рассматривает ее как способ удовлетворения неимущественного интереса: «Наш закон (ст. 1585 т. Х Свода законов Российской
Империи) и решение Сената 1871 г. (№ 891, 1872 г. № 638) допускает взыскание неустойки независимо от взыскания имущественного
ущерба иском об убытках; весь имущественный интерес, значит,
уже поглощен, он возмещается особо, и все-таки остается иск о неустойке. В возмещение чего, если не неимущественного, или так
называемого нравственного интереса?» Таким образом, неустойка,
как наиболее общий и распространенный вид обеспечения обязательств, может распространяться на все их виды как имущественные, так и неимущественные. Следовательно, неустойка действи-
1
Менгер М. А. Указ. соч. С. 15–35, 41–43.
33
тельно становится денежной компенсацией нравственного вреда,
причиненного неисполнением или ненадлежащим исполнением
имущественного обязательства.
Современное законодательство, как уже подчеркивалось, также
не обошло вниманием указанную проблему. Закон «О защите прав
потребителя», уже упоминавшийся ранее, содержит нормы о возмещении морального вреда, возникшего вследствие причинения
потребителю имущественного ущерба изготовителем, исполнителем или продавцом, то есть предусматривает возможность компенсации морального вреда в случаях нарушения имущественных
прав гражданина.
В работе «Общее учение об убытках» А. С. Кривцова также обоснована положительная оценка институту морального вреда, определяемая исторической обусловленностью: «Возмещение убытков
является в современном праве удовлетворением не за один имущественный вред и не за одно нарушение имущественных прав, но
также за вред нематериального характера. При этом обращаю внимание, что в литературе предмета заметна тенденция сделать объектом иска об убытках не только возмещение косвенного материального вреда, могущего иногда иметь место при нарушении хотя
бы и нематериальных прав, но также и такого вреда, которому совершенно чужд какой бы то ни было имущественный характер....
Не разделяя всецело этого взгляда, я должен заметить, однако, что
исторически он является совершенно согласным с тем, что в древнем праве существовало в действительности»1.
В институте возмещения нематериального вреда, по мнению
Кривцова, существенным моментом при определении ответственности считается качественная характеристика вреда: «...центр
тяжести заключается в вине того лица, действие которого вызвало
этот вред», в то время как для института возмещения убытков важным является количественная сторона вреда. Далее автор предлагает использовать термин «убыток» в широком смысле как «удовлетворение, которое должно дать какое-либо лицо за вмешательство
в чуждую ему юридического сферу частного господства, насколько,
вследствие такого вмешательства, нарушены блага нематериального характера, например жизнь, здоровье, честь, свобода и т. д.».
В этом случае институт обязательства возмещения убытков может
быть использован и при защите неимущественных интересов. Так
1
34
Кривцов А. С. Общее учение об убытках. СПб., 1902. С. 15–17.
же, как Беляцкин и Менгер, автор считает защиту нематериальных интересов достижением современной ему культуры1.
Г. Ф. Шершеневич утверждал что: «Личное оскорбление не
допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только оно
не отражается косвенно на материальных интересах, например на
кредите оскорбленного. Помимо последнего случая личное оскорбление можно преследовать только в уголовном порядке, требуя
наказания виновного. «...Преследование в гражданском порядке
несовместимо с преследованием в уголовном. Здесь-то с наглядностью выступает нецелесообразность принципа возмещения так
называемого нравственного вреда. Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы
ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение?...
Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед»2. Таким образом, автор отрицает возможность денежной оценки и компенсации нравственного вреда, признавая материальное возмещение для
удовлетворения только имущественного интереса.
В качестве возражения последнему доводу Шершеневича, апеллирующего к высшей морали и общественной нравственности,
можно смело привести слова Беляцкина: «Право рассчитано не на
героев..., а на среднего человека, со средними понятиями об этике и
морали....С точки зрения обыкновенного человека вознаграждение
выдается не за какое-то отчуждение духовных благ, а за причиненный этим благам урон, насколько он выразился во внешней форме
лишений и страданий, за эти лишения и страдания. Получивший
судом денежное вознаграждение за причиненную ему внутреннюю
или физическую боль нисколько не затронул тем своей духовной
индивидуальности, а компенсировал ущерб средствами, доступными государству».
Против имущественного возмещения нравственного вреда выступал и Л. И. Петражицкий, который видел в этом институте
антикультурное явление: «Принципом новых гражданских прав,
в отличие от прав менее культурного типа, является ограничение
гражданской ответственности правонарушителя обязанностью возместить причиненные имущественные убытки, так что теперь потерпевший никакой имущественной прибыли из чужого поступка
не извлекает....По идеям цивилистов, защитников восстановления
1
2
См.: Кривцов А. С. Указ. соч; Беляцкин С. А. Указ. соч; Менгер А. Указ. соч.
Шершеневич Г. Ф. Указ. соч.
35
начала возмещения нематериального вреда, гражданина можно поразить лишением имущества без каких бы то ни было определенных границ размера зла и притом вне случая точно определенных
деяний, а при наличности любого деяния или упущения, лишь бы
было налицо нарушение какого-либо из обширнейшей категории
гражданских прав»1. Петражицкий утверждал, что существование
подобного института в древнем праве (отчасти в римском, старогерманском, древнерусском) говорит лишь о низком уровне развития
культуры, а не является базой для его дальнейшего развития, как
полагал Кривцов.
С содержанием гражданского уложения, касающегося возмещения нематериального вреда, был не согласен Петражицкий, считая
его положения регрессивным явлением, шагом назад. Обосновывая
свое мнение, автор приводит следующие аргументы: «денежная сумма, которая должна представлять эквивалент причиненной неприятности, боли, обиды, и т. п., представляет неопределенную величину, а...изменчивую, вообще тем большую, чем богаче потерпевший».
То есть сумма возмещения должна быть прямо пропорционально
связана со стоимостью имущества, которым обладает потерпевший,
в ином случае требуемое психологическое удовлетворение не будет
достигнуто. При соблюдении этого правила закон будет действовать
в пользу «экономически сильных, во вред слабым».
Выявив недостатки соответствующих норм проекта гражданского уложения, Петражицкий в то же время сделал неожиданный вывод: ошибка законотворцев состояла не в том, что они пытались восстановить институт возмещения нематериального вреда,
а в том, что они рассматривали его как элемент обязательственного
права. В то время как применить его следовало бы в области права собственности, семейного, авторского, наследственного прав,
с которыми в большей степени связаны нематериальные интересы.
В своем творчестве Петражицкий не раз обращался к нравственной
стороне проблемы имущественного возмещения нематериального
вреда. В пользу компенсации морального вреда выдвигались следующие доводы: а) историческая обусловленность возникновения
и развития названного института; б) преобладание гуманистического начала в праве; в) необходимость защиты нематериальных
1 Подробно: Петражицкий Л. И. О темных сторонах института возмещения
нравственного вреда с точки зрения народной эстетики // Вестник права. 1900.
№ 3.; Он же. Возмещение вреда с точки зрения социальной политики // Право.
1900. № 11–16.
36
ценностей наравне с защитой материальных благ и интересов.
Основными возражениями против возмещения нравственного вреда были: использование данного института неимущими с целью
наживы, а богатыми – для обогащения, то есть безнравственность
извлечения прибыли из чужого проступка, отсутствие критериев
определения размера вознаграждения за нематериальный вред,
свобода судебного усмотрения по делам о возмещении нематериального вреда, отнесение причинения оскорбления, клеветы и т. д.
только к уголовно-правовой сфере.
Доводы против возмещения нравственного вреда не помешали авторам проекта нового гражданского уложения издания 1905 г. примкнуть к сторонникам введения такой компенсации. Так ст.ст. 1655,
2626, 2627 проекта гражданского уложения прямо указывают на необходимость возмещения нравственного вреда в случаях причинения
обезображения, телесных повреждений, лишения свободы, нанесения
оскорбления, в том числе чести женщины или девицы, неисполнения
обязательства должником, по грубой неосторожности причинившего
нравственный вред, не подлежащий точной оценке.
Ограниченное применение компенсации морального вреда стало большим шагом в развитии российского гражданского права и
российского права вообще. В начале ХХ в. в России сложилась одна из лучших школ естественного права. Вопросы морали и нравственности, а также их соотношение с правом, волновали не только
русских философов, но и юристов. Естественно-правовые учения
оказали определенное положительное влияние на формирование
института компенсации морального вреда, став его нравственной и
этической основой.
К началу ХХ в. в России стал формироваться новый правовой институт, основанный на исторических традициях, законодательном
опыте других государств и современных научных теориях. Все вышеизложенное, однако, не наделяет автора правом согласиться с мнением А. М. Эрделевского и некоторых других исследователей, которые
утверждают, что в предреволюционной России существовало лишь
отрицательное отношение к возмещению нематериального вреда1.
В 1917 г. был разработан проект закона «Об обязательственном
праве», в котором предусматривалось возмещение нематериального
1 Подробнее см.: Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда в России
и зарубежом. М., 1997; Он же. Моральный вред и компенсация за страдания. М.,
1998; Он же: Правовое регулирование возмещения морального вреда в гражданском
праве: дис. … канд. юрид. наук. М., 1995.
37
вреда в случае телесного повреждения, прелюбодеяния и обольщения, неисполнения должником своих обязанностей, но он так и не
был принят. До 30-х гг. имели место отдельные публикации в пользу компенсации морального вреда. В частности, Б. Лапицкий писал
о необходимости денежной компенсации морального вреда, определяя денежную сумму компенсации не как эквивалент душевных
страданий, а как удовлетворения, позволяющего их облегчить1.
Но всеобщая доктрина провозгласила недопустимость имущественной оценки нематериального вреда. В юридическом словаре
1953 г. сказано: «Денежное возмещение неимущественного или
так называемого морального вреда, как унижающее достоинство
советского человека, согласно действующему законодательству, не
может иметь места...» и далее в другой статье: «... денежное возмещение неимущественного вреда, как унижающее человеческое
достоинство, советскому праву чуждо». Имущественная защита
нематериальных благ могла иметь место только при таком посягательстве, которое влекло за собой имущественный вред. П. И. Седугин, комментируя ст. 444 Гражданского Кодекса РСФСР 1964 г.,
пишет: «Неимущественный, так называемый моральный вред, не
подлежит по советскому праву возмещению в деньгах».
Отрицание теорией и практикой советского права возможности
имущественной компенсации морального вреда не могло предотвратить случаи его возникновения в реальной жизни, а это означало, что вопрос об устранении негативных последствий морального
вреда оставался открытым. В 40–60-е гг. ХХ столетия наше государство переживало бурные события: война, послевоенные годы
тотального восстановления экономики, смена политического режима. Интерес и внимание к личности начали возвращаться лишь
в период «оттепели». Поэтому в цивилистической литературе проблема денежного возмещения нематериального вреда стала вновь
активно обсуждаться именно в 60–70-е гг.
Становление, развитие института морального вреда представлено тремя основными точками зрения: а) принципиально не допускается его компенсация; б) допускается в самом широком объеме,
независимо от того, причинен ли при этом потерпевшему и имущественный вред; в) допускается компенсация морального вреда
в ограниченных случаях – при причинении вреда неимущественным отношениям и нематериальным благам как основной способ
1
38
См.: Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред. М., 1920.
защиты этих прав и благ, а также как дополнительный способ защиты прав граждан при причинении имущественного вреда из деликтных обязательств.
Н. С. Малеин, как сторонник возмещения морального вреда в 60е гг., исследовал названную тему, представлял обоснование в ряде
своих работ, утверждая о возможности и необходимости компенсации за моральный вред, несмотря на сложности, возникающие при
определении размеров такой компенсации. По мнению Малеина,
в данном случае закон может отойти от присущего гражданскому
праву принципа эквивалентности и определять размер возмещения
в каждом случае исходя из конкретных обстоятельств: характера
вреда, имущественного положения сторон и т. п.1
Компенсацией морального вреда также занимались В. А. Тархов,
С. Н. Братусь, М. Я. Шиминова, Л. О. Красавчикова, излагая свои
позиции в работах, посвященных различным проблемам из области
цивилистики. Однако в пользу признания морального вреда и его
компенсации выступали не только цивилисты. Специалистами по
трудовому, уголовному и уголовно-процессульному отраслям права
также высказывались мнения о необходимости введения в российское законодательство морального вреда как правовой категории.
Соглашаясь в целом с необходимостью введения компенсации
морального вреда, А. М. Белякова тем не менее предлагала ограничивать случаи такого возмещения компенсацией средств, затраченных на адаптацию претерпевшего физический вред лица
к нормальной жизни. По этому вопросу Белякова высказывается
так: «...Автором уже высказывалось суждение о недопустимости
компенсации морального вреда, выражающегося в душевных переживаниях, страданиях, физической боли потерпевшего.... И если
невозможно оценить в деньгах душевные страдания, то допустимо было бы взыскание с причинителя средств с целью облегчения
жизни потерпевшего. За счет причинителя вреда можно было бы
приобрести для потерпевшего, лишенного возможности ходить,
телевизор, проигрывающее устройство и пластинки для лица потерявшего вследствие увечья зрение и т. д.»2.
Белякова настаивала на возможности компенсации морального
вреда, причиненного только физическим увечьем. Целью такого
1 Подробнее см.: Малеин Н. С. Возмещение вреда, причиненного личности. М.,
1965; Охрана прав личности советским законодательством. М., 1985.
2 См.: Белякова А. М. Гражданско-правовая ответственность за причинение
вреда. Теория и практика: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1987.
39
возмещения должно быть обеспечение потерпевшему тех жизненных потребностей, которые не могут быть удовлетворены полностью или частично в связи с полученным увечьем (лишением какого-либо органа, части тела, потери их функций). Следует отметить,
что при таком положении за рамками компенсации морального
вреда останутся все лица, которым причинен физический вред, за
которым не последовало увечье, а также лица, которым причинен
такой психический вред, который в не меньшей степени, чем увечье, требует адаптации потерпевшего в обычной жизни.
Е. А. Суханов в свое время утверждал, что: «В связи с причинением вреда здоровью, гражданин несет не только имущественные
издержки, но и подвергается моральным переживаниям и травмам....Измерить подобный моральный вред в деньгах невозможно,
при нуждаемости потерпевшего в специальных средствах передвижения на причинителя вреда возлагается обязанность по оплате
расходов на приобретение мотоколяски или автомашины с ручным
управлением»1. С. Е. Донцов предлагал рассматривать моральный
вред и компенсацию за его причинение своеобразным видом возмещения убытков и неполученных доходов2. Названная проблема
рассматривалась и вышеупомянутыми дореволюционными российскими юристами – Беляцкиным, Винавером, Кривцовым.
С начала 90-х гг. ХХ в. история развития института компенсации морального вреда в российском праве получила закономерное
продолжение. В период с 1990 г. по 1994 г. был принят ряд федеральных законов, предусматривающих такую компенсацию: Закон
СССР о печати и других средствах массовой информации от 12 июня
1990 г., Основы гражданского законодательства СССР и республик
от 31 мая 1991 г., Закон об охране окружающей природной среды
от 19 декабря 1991 г., Закон о средствах массовой информации от
27 декабря 1991 г., Закон о защите прав потребителей от 7 февраля
1992 г., Закон о статусе военнослужащих от 22 января 1993 г.
Проблема материального возмещения неимущественного нравственного вреда возникла в глубокой древности и до настоящего
времени не потеряла своей актуальности. Исторически обусловленная смена общественно-экономических формаций изменяла положение личности в обществе. Соответственно статусу личности формировались правила компенсации морального вреда. Изменялись
1
2
Суханов Е. А. Кто возместит ущерб? М., 1989.
См.: Донцов С. Е. Объем возмещения вреда, причиненного имуществу
социалистических организаций и гражданам. М., 1984.
40
формы компенсации и полномочия судебных органов при разрешении подобных исков и определении размера компенсации. Однако
идея материальной компенсации нравственных страданий не исчезала. Законодатели и ученые-правоведы разных времен и народов
уделяли значительное внимание проблеме компенсации морального вреда, что подтверждает необходимость сохранения и дальнейшего развития этого института1.
В 1994 г. принимается часть первая Гражданского кодекса, содержащая нормы о компенсации морального вреда. Это стало первым крупным шагом на новом этапе развития данного института,
однако и в настоящее время проблема возмещения нравственного
вреда, хотя и получила законодательное закрепление, не решена.
В связи с чем не теряют своей актуальности и практической ценности научные работы юристов прошлого, законодательные акты
различных государств в разные исторические периоды. Особую
значимость при этом приобретают исследования российских дореволюционных правоведов.
Стремясь к статусу правового государства, наше государство
претерпевает сложные социальные, экономические и политические изменения, которые в первую очередь затрагивают интересы граждан. В последние десятилетия отчетливой тенденцией
развития российского права стало признание и уважение личности и личных прав граждан. Возросла роль индивидуума в общественной и государственной жизни. Закрепленные в Конституции
Российской Федерации права и свободы создали новые возможности для наиболее полного самовыражения личности, для формирования правосознания, включающего в себя элемент осознания
своей индивидуальности как высшей ценности, защита которой
обеспечивается как материальными, так и нематериальными
средствами2.
В последние годы цивилистическая наука России уделяет пристальное внимание проблеме компенсации морального вреда.
Современные авторы анализируют как существующее законодательство, так и сложившуюся к настоящему периоду судебную
практику, однако, несмотря на обилие нерешенных вопросов, связанных с институтом компенсации морального вреда, основной
1 Подробнее см.: Привалов К. В., Трифонова А. Н. Проблема судебноправовой защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательских
правоотношений // Закон. Право. Государство. 2015 № 2(6). С. 191–207.
2 Подробнее см.: Лазарев В. В., Драпеко Е. Г. Указ. соч. С. 12–20.
41
проблемой, в рамках настоящей монографии, остается сама категория морального вреда.
Социальная, экономическая и политическая нестабильность,
трудноразрешимые противоречия между действующим правом,
официальной моралью и личностной системой ценностей порождают многочисленные внутри- и межличностные конфликты. Невозможность своевременного устранения названных противоречий характерна тем, что способствует тому, что человек вынужден часто
испытывать физические или нравственные страдания. Однако далеко не всякое претерпеваемое страдание влечет за собой правовые
последствия в виде денежной компенсации морального вреда.
Реформирование, начатое в середине 90-х гг. ХХ в. в России,
предопределило необходимость внесения защиты неимущественных благ граждан в число основных направлений социальной политики государства1. Законодательство и юридическая практика
многих стран одним из существенных способов такой защиты признают компенсацию морального вреда. Например, англосаксонская
система права, применяемая в Англии и США, предусматривает
компенсацию «психического вреда», понятие которого в принципе
соответствует российскому правовому институту компенсации морального вреда, хотя имеет ряд существенных отличий.
В английском праве возмещение вреда применяется в зависимости от того, был вред причинен по неосторожности или умышленно.
В первом случае речь идет о компенсации вреда, а во втором – о наложении штрафной санкции. В российском законодательстве правовое регулирование обязательств из причинения вреда не зависит
от формы вины правонарушителя2.
Психический вред по английскому законодательству должен
выражаться в виде шока, потрясения; названные состояния могут
проявиться как посттравматический стресс, депрессия и подобные
ей заболевания; одновременно названные заболевания могут иметь
такие симптомы, как беспокойство, напряжение, бессонница,
возбуждение, постоянное чувство вины и мысли о самоубийстве.
Могут проявиться и физические симптомы: облысение, астма, экзема, псориаз, энурез. Важным критерием психического вреда,
причиненного по неосторожности, является диагностическая рас1 Подробнее см.: Матвеев Ю. Г. Международная охрана авторских прав. М.,
2000; Винавер М. М. Из области цивилистики. СПб., 1908. С. 35–41.
2 См.: Козловских Е. А. Механизм реализации юридической ответственности
в сфере правоприменительной деятельности органов внутренних дел (теоретический
и прикладной аспекты): дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2006.
42
познаваемость психического расстройства. При причинении психического вреда умышленно или по грубой неосторожности такой
критерий не используется. Во многих случаях для получения компенсации достаточно претерпевания истцом эмоционального беспокойства.
Указанный механизм компенсации по английскому законодательству настолько хорошо отработан, что позволил создать особую
схему такого возмещения, минующую гражданское судопроизводство. Так, компенсация за психический вред, причиненный преступлением, выплачивается в бесспорном порядке, а размер компенсации определяется Тарифной схемой 1994 г. Однако впервые такая
схема была введена в Великобритании еще в 1964 г. Заявления о
компенсации рассматривает специальная Комиссия по вопросам
компенсации вреда, причиненного преступлением, такой упрощенный порядок по нашему убеждению существенно облегчает защиту
неимущественных благ и прав, принадлежащих гражданину.
Германское Гражданское Уложение содержит в себе нормы,
регулирующие отношения компенсации нематериального вреда.
Указанные нормы более близки российскому пониманию этого правового явления, чем нормы англосаксонского права. Доказательствами, основаниями для возмещения являются: а) наличие страданий, причиненных умалением личных неимущественных правовых благ; б) противоправность действий причинителя вреда;
в) причинная связь между противоправным действием и страданиями; г) вина причинителя вреда (параграф 823 ГГУ). Так же,
как и российское законодательство, Германское Гражданское
Уложение декларирует справедливость компенсации за страдания.
Подтверждением этому параграф 847 ГГУ гласит: «Лицо, обязанное возместить вред, должно восстановить то положение, которое
существовало бы, если бы не было обстоятельства, в силу которого
возникла обязанность возместить вред. Если обязанность возмещения вреда возникла вследствие причинения вреда человеку или
вещи, то кредитор может вместо восстановления прежнего положения требовать денежной компенсации» (параграф 249 ГГУ)1.
В то же время в Германии при определении размера компенсации используется принцип «уравнивания выгоды», суть которого
заключается в следующем: если выгода потерпевшего превышает причиненный ущерб, то разница между ними подлежит учету
1
Шапп Яков. Основы гражданского права Германии: учебник. М., 1996.
43
в пользу лица, причинившего вред, то есть выплата компенсации
не должна ставить потерпевшего в более выгодное положение по
сравнению с тем, которое существовало бы, если бы вред не был
причинен. Кроме того, при исчислении конкретного размера компенсации суд использует судебные решения, вынесенные ранее по
аналогичным делам, с учетом экономической и социальной обстановки в стране. Другими словами, судом фактически применяется
принцип прецедента. Еще одним отличием германского законодательства является распространение сроков исковой давности на
требования о компенсации за страдания (параграф 852 ГГУ).
Зарубежное право содержит ряд положений, которые могли бы
быть использованы и в российской правоприменительной практике. Точнее, тарифная система денежной компенсации, применяемая в Англии, вполне может быть использована и в России. Схожие
методики определения размера морального вреда, причиненного различными преступлениями, разрабатываются уже сегодня,
правда до их завершения еще очень далеко.
До 1990 г. законодательство России не содержало такого понятия, как моральный вред. Единственным основанием признания
морального вреда правовой категорией являлось содержание ст. 53
УПК РСФСР, которая в соответствии с Всеобщей декларацией прав
человека определяла потерпевшего как лицо, претерпевшее «моральный, физический или имущественный вред».
Закон СССР от 12 июня 1990 г. «О печати и других средствах
массовой информации» открыл ряд законодательных актов, устанавливающих возможность денежной компенсации морального
вреда. Текст закона гласил: «Моральный (неимущественный) вред,
причиненный в результате распространения средством массовой
информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство граждан, либо причинивших ему
неимущественный вред, возмещается по решению суда…. Размер
морального (неимущественного) вреда в денежном выражении
определяется судом»1. Из приведенной выдержки видно, что законодатель употребляет понятия моральный и неимущественный
вред как синонимы. Подобное представление о понятии морального вреда сохранилось и в последующих законодательных актах2.
1 См.: Право граждан на информацию и защита неприкосновенности частной
жизни. Ч. 2 / под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 1999.
2 См.: Минаев В. Э. Договор возмездного оказания образовательных услуг:
проблемы теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. М., 2008.
44
Затем принимаются Основы гражданского законодательства СССР
и республик (31 мая 1991г.); Закон «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 г.; Закон «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г.; Закон «О защите прав потребителей»
от 7 февраля 1992 г., «Правила возмещения работодателями вреда,
причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением
ими трудовых обязанностей», введенных в действие 1 декабря 1992 г.
(утвержденные постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря
1992 г., с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным
законом от 24 ноября 1995 г.); Закон «О статусе военнослужащих»
от 22 января 1993 г.
Принятые на их основе правовые акты распространили возможность обеспечения компенсации морального вреда и на юридические лица. Так, согласно Основам гражданского законодательства
СССР и республик, гражданин или юридическое лицо получали
право требовать как возмещения убытков, так и компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство деловую репутацию (ст. 7)1.
Закон «Об охране окружающей природной среды» предусматривал возмещение вреда здоровью граждан, пострадавших в результате неблагоприятного воздействия окружающей среды, но текст
закона тем не менее не содержал термина «моральный вред», а был
заменен термином «потери, связанные с моральными травмами»,
на его основе была существенно увеличена сфера действия института компенсации морального вреда.
Согласно Закону «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г., закреплено и гарантированно право на возмещение
морального вреда за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство деловую
репутацию как граждан, так и юридических лиц. Кроме того, в отличие от закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», им была установлена ответственность всех распространителей независимо от способа распространения порочащих сведений (устно, в письмах, характеристиках, других документах).
Несколько позже Законом «О защите прав потребителей» была закреплена возможность компенсации морального вреда при
причинении имущественного ущерба и введены в сферу действия
1 Подробнее см.: Дятлов Е. В. Согласие третьих лиц на совершение сделки
в гражданском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2014.
45
данного института некоторые договорные отношения1. Ст. 15 данного закона гласит: «Моральный вред, причиненный потребителю
вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом)
или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, подлежит компенсации
причинителем вреда при наличии его вины. Размер возмещения
определяется судом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков». Следует отметить, что, несмотря
на последнее положение ст. 15 Закона «О защите прав потребителей», анализ судебной практики показывает, что компенсация
морального вреда в денежной форме не превышает стоимости товара. Таким образом, судебные органы, как правило, определяют
сумму компенсации исходя из цены приобретенного имущества.
Такое положение не отвечает букве и духу закона, так как сумма
компенсации исчисляется не из количества и качества морального
вреда. Несомненным достоинством данного закона является наличие норм, закрепляющих право потребителей на просвещение в области защиты своих прав (ст. 3).
Особое место и значение в развитии института компенсации
морального вреда следует признать за «Правилами возмещения
работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья,
связанным с исполнением ими трудовых обязанностей»2. Эти
правила ввели его в сферу регулирования трудовых отношений.
Обязанностью работодателя является возмещение вреда в полном
объеме, в том числе и морального вреда, если он не докажет, что
вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Наличия вины работодателя не требуется, если его действия
относятся к случаям причинения вреда источником повышенной
опасности. Следует отметить, что законодатель наряду с термином
«моральный вред» употребляет в тексте закона термин «моральный ущерб». Принятие этих правил было своевременным и актуальным, так как переход к рыночной экономике предопределил появление частного, никем не контролируемого работодателя. И правила были попыткой защитить права работника на рынке труда.
1
2
Дятлов Е. В. Указ. соч. С. 15–20.
Подробнее см.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Гл. 59 (ст. 1064–
1101). М., 2014.
46
Недостаточно полно было оценено значение Закона «О статусе
военнослужащих», который распространил сферу действия компенсации морального вреда на отношения граждан, являющихся
военнослужащими, и государства в лице его органов и должностных лиц1. Кроме того, этим законом предусматривалась компенсация морального вреда в случае причинения имущественного вреда
(при несоблюдении контракта, незаконном лишении прав и льгот).
1 января 1995 г. вступила в действие первая часть (практически полностью переработан в 2015 г.) Гражданского кодекса
РФ, а за ней в 1996 г. вторая его часть, затем третья и четвертая.
Упоминание о моральном вреде содержится сразу в нескольких
статьях Гражданского кодекса РФ: ст.ст. 12, 151, 152, 1099–1101.
Статья 12 названного кодекса одним из способов защиты гражданских прав называет компенсацию морального вреда. В последующих нормах законодатель конкретизировал возможные случаи
такой компенсации. Так, ст. 151 ГК РФ гласит, если гражданину
причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные
права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие
нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность
денежной компенсации морального вреда. Статья 152 ГК РФ регламентирует компенсацию морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую
репутацию гражданина и не соответствующих действительности
(п. 5 указанной статьи). Пункт 7 ст. 152 ГК РФ распространяет сферу ее действия и на деловую репутацию юридических лиц. Статьи
1099–1101 ГК РФ содержат общие положения о компенсации, перечисляют ее основания, способы и размеры. Согласно Семейному
кодексу РФ, в случае признания брака недействительным, «добросовестный супруг вправе требовать возмещения причиненного ему
материального и морального вреда по правилам, предусмотренным
гражданским законодательством»2.
Согласно п. 1 ст. 61 УК РФ, возмещение морального вреда может
быть признанно одним из оснований прекращения уголовного пре1 Подробнее см.: Порядок и особенности государственно-правовой защиты прав,
свобод и законных интересов военнообязанных, военнослужащих, лиц уволенных
с военной службы и членов их семей // Механизм организации и осуществления
государственно-правовой защиты прав, свобод и законных интересов граждан в РФ:
монография / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2013. С. 462–544.
2 Семейный кодекс Российской Федерации. М., 2015.
47
следования. Указанная статья есть свидетельство тому, какое важное значение на современном этапе развития российского общества
отводится институту компенсации морального ущерба.1.
Одновременно, по мнению автора, одного лишь обилия нормативных актов, регламентирующих компенсацию морального вреда, недостаточно. Более того, этого обилие не столько облегчает ее
практическое применение, сколько усложняет, ибо анализ содержания вышеприведенных нормативных актов дает представление
о том, что законодательно закреплена возможность компенсации
морального вреда в сфере гражданских, в том числе некоторых договорных, уголовных, уголовно-процессуальных, трудовых, экологических и семейных правоотношений. Кроме того, указанные
законы вступали в действие в разное время, что также усложняет
их применение на практике2.
Существующие в этой области проблемы был призван решить
Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях № 11 от 18 августа
1992 г. «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», № 7 от 29 сентября 1994 г.
«О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»;
№ 10 от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Последний названный Пленум дал суду разъяснения относительно порядка рассмотрения дел о компенсации морального вреда и действия во времени законодательных актов, касающихся такой компенсации, попытался
закрепить более точное определение понятия моральный вред, а также рассмотрел наиболее сложные вопросы применения процессуального законодательства.
Приведенное нами многообразие нормативных актов, предусматривающих компенсацию морального вреда, и даже благодаря ему,
можно сделать важный вывод о том, что физический вред или вред
здоровью – есть виды нарушения телесной неприкосновенности человека, любое повреждение его здоровья. Российский законодатель
подразумевает под моральным вредом физические и нравственные
страдания. Общие основания права на компенсацию за страдания
закреплены ст. 1064 ГК РФ, в которой указано, что лицо, причи1
2
См.: Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2015.
Подробнее см.: Шатихин Н. В. Гражданско-правовые аспекты применения
вещно-правовых средств защиты права собственности: автореф. дис. … канд. юрид.
наук. М., 2010; Ростовская Т. В. Гражданско-правовая защита имущественных
прав несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук. М., 2013.
48
нившее вред личности или имуществу гражданина, обязано возместить его в полном объеме, однако оно может быть освобождено
от возмещения вреда, если докажет, что он причинен не по его вине. Таким образом, компенсация морального вреда возможна при
наличии самого морального вреда, неправомерного действия, нарушающего неимущественные права личности, причинной связи
между ними и виновностью причинителя вреда.
Интерпретация основания наличия морального вреда была и
остается наиболее сложной, ибо российское законодательство прямо не предусматривает презумпция морального вреда, в то время
как на практике суды фактически применяют его презюмирование
в процессе: а) установления факта неправомерного действия; б) доказывания морального вреда им причиненного, в процессе рассмотрения вопроса о денежной компенсации. Однако следует заметить,
что в большинстве случаев споры в отношении справедливости решения вызывают законный вопрос: был ли вред действительно причинен в результате того или иного неправомерного действия, и если да, то в чем он выражался, какова его тяжесть? Следовательно,
для того чтобы обеспечить правильное решение спора, необходимо
знать какой вред считать моральным, то есть выяснить нарушение каких общественных отношений будет считаться именно моральным вредом, затем установить критерии оценки его тяжести.
Одним из таких критериев, как нам представляется, является тяжесть или глубина последствий причинения такого вреда.
Содержание правовой ситуации в области применения компенсации морального вреда дает обильный эмпирический материал
для нового теоретико-правового осмысления этого явления. В юридической литературе уже делались различные попытки дать определение морального вреда. Ряд авторов исходил из того, что моральный вред – это неимущественный вред, выражающийся в физических и (или) нравственных страданиях. Например, Г. Г. Горшенков предлагает следующее определение морального вреда:
«…моральный вред есть неблагоприятные последствия правонарушения, претерпеваемого лицом в виде физических, психических
страданий, нравственных переживаний, социального дискомфорта, а также упущенной выгоды и дополнительных расходов как
следствия прямого и косвенного умаления личных неимущественных благ»1. Пытаясь конкретизировать текст закона, автор расши1 Горшенков Г. Г. Моральный вред и его компенсация по российскому
законодательству: дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1996.
49
рил сферу применения компенсации, включив в понятие морального вреда имущественные и социальные последствия.
Аналогичной точки зрения придерживаются К. И. Голубев и
С. В. Нарижний. В своей совместной работе авторы утверждают,
что моральный вред может существовать в виде физических страданий (первичных и вторичных как следствие нравственных страданий); нравственных страданий (первичных и вторичных как
следствие уже существующих нравственных и физических страданий). Возникает моральный вред по следующим основаниям:
причинение неимущественного вреда гражданину, причинение
имущественного вреда гражданину, причинение вреда третьим лицам. Настаивая на буквальном толковании ст. 151 Гражданского
кодекса РФ, авторы выражают несогласие с постановлением № 10
Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. В указанном постановлении,
по их мнению, явный приоритет отдается нравственным страданиям как основному признаку морального вреда1.
Д. И. Гущин, анализируя понятие юридической ответственности за моральный вред, также опирается на признаки физических
и нравственных страданий как на базисные при определении меры
ответственности2.
Другие авторы, не отрицая обязательности признака физических страданий в определении морального вреда, подвергают сомнению целесообразность использования термина «моральный»
в отношении названного вида вреда. Так, А. М. Эрделевский, опираясь на основные тенденции развития законодательства о компенсации морального вреда в российском и зарубежном праве,
справедливо указывает на некоторые недостатки существующего
сегодня законодательства. Предлагаемые автором новые варианты
текста п.п. 5, 7 ст. 152 Гражданского кодекса РФ устраняют имеющиеся в нем фразеологические и терминологические неточности.
Эрделевский отграничивает понятие «физические страдания»
от понятия «физический вред» как самостоятельного вида вреда,
регламентируемого уголовным и трудовым законодательством.
Однако предложение автора произвести замену терминов: «физический» вред на «телесный», а «моральный» вред на «психический» вызывает ряд сомнений, ибо утверждается, что «…понятия
1 Подробнее см.: Голубев, К. И., Нарижный С. В. Компенсация морального вреда
как способ защиты неимущественных благ личности. СПб., 2000.
2 См.: Гущин Д. И. Юридическая ответственность за моральный вред. Теоретикоправовой анализ: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2000.
50
«физический вред» и «физические страдания» полностью охватываются понятием «моральный вред». В целях достижения терминологической и правовой корректности необходимо ввести понятие
«телесный вред», исключив из юридической терминологии понятие «физический вред» и понимая под телесным вредом любые негативные изменения в телесной сфере человека»1.
Следует одновременно подчеркнуть, что в последующих работах
Эрделевский предложил иную терминологическую замену. Так, в одной из работ физический вред он предлагает заменить «вредом организму или органическим вредом», а в другой – термин «телесный
вред» – термином «вред здоровью». Такое непостоянство может свидетельствовать о недостаточной аргументированности позиции автора2.
Утверждается целесообразность использования термина «психический вред» вместо «морального вреда», очевидно, по аналогии с зарубежным законодательством. Эрделевский в качестве
аргумента в пользу своей позиции привел следующее положение:
«Поскольку … моральный вред находит свое выражение в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы использовать понятие «психический вред».
С психофизиологической точки зрения моральный вред, действительно, выражается в психических ощущениях и переживаниях, отрицательных по эмоциональному тону. Нравственные страдания представляют собой сильно переживаемую эмоцию, принимающую у человека форму чувства. При этом не только состояние
страха, стыда, обиды и т. д.
Исследование публикаций, результатов судебной практики
свидетельствуют, что современная психология, классифицируя
чувства, выделяет высший их вид – моральные чувства. Именно
они возникают у человека при переживании нравственных страданий. Моральные чувства – это результат оценки поступков (своих и чужих), их соответствия или несоответствия нормам морали,
которые человек считает обязательными для себя и для других.
Действительно, чувства стыда, унижения, обиды возникают только тогда, когда человек сравнивает сложившееся положение (состояние) с тем, какое должно было бы быть в соответствии с его системой нравственных и правовых ценностей.
По нашему мнению, О. А. Пешкова справедливо отмечает «…чувства… – это сфера изучения психологов, биологов и других специ1
2
Эрделевский А. М. Указ. соч. С. 75–82.
Там же.
51
алистов. Роль юристов признавать нарушение конкретного права,
блага, принадлежащего субъекту права путем закрепления их в нормах права». Однако именно степень несоответствия моральным нормам поступка, причиняющего вред, определяет глубину возникающего нравственного чувства и, как следствие, «объем причиненных
истцу нравственных …страданий»1.
Причиненный моральный вред в процессе оценки прямо зависит от уровня нравственного сознания, от той системы нравственных ценностей, на которые ориентируется личность. Эта зависимость имеет не только теоретическое значение, но и практическую
ценность. Она может быть использована при определении размера
компенсации за страдания, так как в ней проявляются те самые
индивидуальные особенности потерпевшего, на которые ссылается
законодатель.
Психический вред не охватывает понятие физических страданий, так как боль, болезненные симптомы не являются собственно
психическими страданиями, а лишь вызывают их, отражаясь в сознании потерпевшего в форме негативных эмоций. Косвенно эта
точка зрения подтверждается постановлением Пленума Верховного
Суда РФ, где упоминается о физической боли от причиненного вреда здоровью только в контексте нравственных переживаний, явившихся следствием этой боли. Такой вывод представляется неслучайным, так как и зарубежное законодательство, на которое ссылается Эрделевский, предусматривает разделение физического и
психического вреда.
Отношения, возникающие в процессе возмещения вреда, причиненного неимущественным благам, определяются и разрешаются не только на основе права, но и на основе нравственных норм.
Употребление термина «моральный» по отношению к исследуемому виду вреда, не только обосновано, но и правильно ориентирует
граждан на защиту принадлежащих им духовных благ, дает верное представление о социальной природе и возможных правовых
последствиях причинения такого вреда2.
Исследователи содержания института компенсации морального вреда предлагают исключить из определения морального вреда
признак физических страданий, признавая, таким образом, при-
1 См.: Пешкова О. А. Указ. соч.; Боер А. А. Морально-правовой конфликт: теория
и практика разрешения. С. 66–67.
2 Подробнее см.: Воронцова С. Н. Гражданско-правовое регулирование универсального правопреемства имущественных прав: дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.
52
оритет нравственных страданий. Сторонники этой точки зрения
определяют вред, причиненный нематериальным благам, как неимущественный, в свою очередь разделяемый на моральный и физический вред. Так, Е. А. Михно считает, что «моральный вред есть
отрицательные последствия нарушения имущественных и неимущественных благ, выразившиеся в душевных страданиях или переживаниях. …Физические страдания как правовая категория в понятие морального вреда не могут быть включены. Они приобретают
юридическую значимость для возложения гражданско-правовой
ответственности за причинение морального вреда лишь постольку, поскольку вызывают нравственные страдания». Аналогичной
позиции придерживается А. В. Шичанин. Еще ранее аналогичное
мнение высказывала Н. М. Малеина, призывая рассматривать моральный и физический вред как самостоятельные виды вреда, подлежащие компенсации1.
О. А. Пешкова, не отрицая данную позицию, разделяет моральный вред на два вида: моральный вред, связанный с имущественными отношениями, и «чисто» моральный вред. При этом
из определения морального вреда она исключает категорию физических страданий, относя ее к новому виду вреда: личному неимущественному, связанному с повреждением здоровья. Таким
образом, Пешкова предлагает оригинальную классификацию неимущественного вреда. К его разновидностям она относит: «чисто»
моральный вред; моральный вред, связанный с имущественным;
личный неимущественный вред, связанный с имущественным,
возникающий при причинении вреда здоровью. Приведенная классификация представляется весьма удачной, так как позволяет привести в соответствие нормы о компенсации морального вреда не
только в гражданском праве, но и в таких отраслях, как уголовное,
административное и трудовое право.
Ю. В. Молочков убеждает в необходимости разделения морального вред на не связанный с физическим страданием, когда
физическое страдание несоотносимо с нравственным переживанием; нравственный вред, связанный с физическим страданием,
когда физическое страдание соотносимо с нравственным переживанием.
1 Подробнее см.: Михно Е. А. Компенсация морального вреда во внедоговорных
обязательствах: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998; Шичанин А. В. Проблема
становления и перспективы развития института компенсации морального вреда:
автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1995.
53
Осуществленный сравнительно-правовой и историко-правовой
анализ содержания законодательных и литературных источников
свидетельствует о том, что отрасли российского права предусматривают три основные разновидности вреда: имущественный, физический, моральный. В юридической литературе также используется
термин «неимущественный вред». Иногда его употребляли как синоним морального вреда. Однако это по существу неверно, так как
неимущественный вред является понятием более широким, чем
моральный вред. Неимущественный вред – это не имеющий стоимостного выражения вред, причиняемый неимущественным благам и правам. В зависимости от объекта посягательства неимущественный вред можно разделить на моральный вред и физический.
Правильное разграничение названных видов позволит дать наиболее точное определение морального вреда.
Физический вред или вред здоровью – это все виды нарушения
телесной неприкосновенности человека, любое повреждение его
здоровья. К данной категории вреда относятся смерть человека, телесные повреждения, заболевания и иные виды расстройства здоровья, например утрата трудоспособности, а к телесными повреждениями следует относить нарушение анатомической целостности
или физиологических функций органов и тканей, возникшее в результате воздействия факторов внешней среды. Телесное повреждение может выражаться в наличии гематом, различных ран (колотых, резаных, проникающих и т. д.), ссадин, переломов и т. п.;
расстройство здоровья может быть как следствием причиненных
телесных повреждений, так и самостоятельным видом физического
вреда. Оно возникает при воздействии радиации, пищевых, химических и иных интоксикациях, попадании в организм инфекций.
Расстройство здоровья может выражаться в хронических, острых,
инфекционных заболеваниях различной степени тяжести, а также
в ухудшении общего физического состояния человека.
По убеждению автора, физический вред и сопутствующие ему
физические страдания могут вызвать нравственные переживания
в том случае, если человек способен осознать их. Кроме того, физический вред, как правило, влечет за собой имущественные потери,
выражающиеся в утрате заработка (дохода), расходах на лечение,
дополнительное или специальное питание, протезирование, приобретение специальных транспортных средств; более того, любой
физический вред может привести к имущественным и нравственным потерям. Имущественные потери возмещаются по ст.ст. 12,
15, 1085 ГК РФ, регулирующим возмещение вреда, причиненного
54
повреждением здоровья. Нравственные потери, вызванные осознанием своей социальной и физической неполноценности, могут быть
возмещены по ст.ст. 12, 151, 1099–1101 ГК РФ.
В юридической литературе вред рассматривается с двух позиций: «как последствие посягательства на общественные отношения» и «как последствие умаления охраняемых законом прав и
интересов государства, организаций или граждан». Установление
конкретного вида общественных отношений, которые нарушаются
при причинении морального вреда, позволит определить, при каких условиях и в каких границах действует институт компенсации
морального вреда, поможет избежать необоснованного расширения
пределов его применения. Любой вред является социальным явлением, так как отрицательно влияет на общественные отношения.
Моральный же вред особенно тяготеет к социальному вреду в связи
с тем, что он посягает на сферу общественных отношений, регулируемых не только правом, но и нравственностью. Можно сказать,
что действия, причиняющие моральный вред, посягают на нравственные устои общества, которые охраняются нормами права.
Результатом указанного характера посягательства является нарушение правоотношений, обеспечивающих неприкосновенность
личности в духовной сфере и сохраняющих устойчивость системы нравственных отношений, сложившихся в обществе. При этом
нравственные категории в совокупности составляют как бы «субъективную сторону» моральных отношений общества.
Следует отметить, что нравственные блага не являются объектом позитивного права в нормальном состоянии. Они становятся
объектами правовой защиты только при их нарушении, в то время
как объектом правонарушения при причинении морального вреда
являются морально-правовые отношения1.
В свою очередь морально-правовые отношения представляют
охраняемые государством общественные отношения, возникающие по поводу нематериальных благ, урегулированных одновременно нормами права и морали. Содержанием морально-правовых
отношений является поведение участников по отношению друг
к другу и ограниченное не только субъективными правами и юридическими обязанностями, но и нравственными требованиями.
Субъектами морально-правовых отношений являются их участники, обладающие качеством правосубъектности. Следует отметить,
1 Подробнее см.: Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере
разрешения морально-правовых конфликтов. С. 99–101.
55
что универсальность и всеобщность моральных требований позволяют не выделять какие-либо качества, характеризующие лицо
как субъект нравственных отношений.
Практика свидетельствует, что объектами морально-правовых отношений могут быть различные неимущественные блага.
Последние могут представлять собой как личные неотъемлемые,
так и духовные (нравственные) блага. Например, жизнь, психическое и физическое здоровье являются нематериальным неотчуждаемым благом, а доброе имя, честь, достоинство человека могут быть
представлены и как правовые, и как нравственные категории1.
Объектом морально-правового отношения может выступать также юридически значимое поведение субъекта, которое оценивается
с точки зрения моральных норм. Так, при распространении порочащих сведений, не соответствующих действительности, объектом
возникшего охранительного морально-правового отношения является поведение обязанного лица, заключающееся в компенсации
ущерба потерпевшему. При этом обязательность возмещения причиненного вреда закреплена как в законе, так и в общепризнанных
нравственных нормах. Очевидно, что отказ от выполнения обязанности по возмещению вреда будет не только незаконным, но и безнравственным. В приведенной ситуации особое место в механизме
обеспечения защиты прав потерпевшего следует выделить гражданско-правовым способам.
Причинением вреда может быть признано нарушение субъективного права лица или умаление принадлежащего ему нематериального блага. В этом смысле моральный вред представляет собой
умаление нематериального блага физического лица, влекущее за
собой негативные изменения в психофизиологическом состоянии
личности, которые законодатель определил как нравственные и
физические страдания. Так, при распространении сведений, порочащих честь и достоинство, непосредственной защите подлежит доказанное умаление (унижение) благ, игнорирующее общественное
представление о нравственной ориентации личности2. О. А. Пешкова отмечает, что «если исходить из определителей морального
вреда, то получается, что под моральным вредом должен пониматься вред, наносимый системе оценок человека…». Естественно, что
при этом не происходит «вещественной» или «количественной»
1 См.: Ст.ст. 21–23 Конституции Российской Федерации; Ст.ст. 150–152
Гражданского кодекса Российской Федерации.
2 Главы 69–71 (ст. 1255–1344) Гражданского кодекса Российской Федерации.
56
трансформации системы нравственных оценок личности. Однако
качественные изменения произойти могут. Именно они выражаются в форме отрицательных чувств и эмоций, в нравственном
страдании. Под их воздействием может измениться нравственная
и правовая ориентация, что, несомненно, нанесет личности и обществу ущерб.
Причинение морального вреда посредством нарушения нематериальных прав и благ подлежит компенсации независимо от того,
существует ли специальный закон, предусматривающий такую
компенсацию, или нет, тем не менее ст. 1099 ГК РФ предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного
нарушением имущественных прав граждан, в случаях, предусмотренных законом. Конкретизировано данное право ст. 15 Закона
РФ «О защите прав потребителей»1. В данной ситуации одновременно могут быть использованы: правовой метод – обжалование;
правовое средство – обращение к уголовной ответственности и правовой способ – использование гражданско-правового воздействия.
Одновременно следует акцентировать внимание на том, что из
текста закона неясно, какие права подразумевает законодатель,
поскольку это могут быть имущественные права потребителя как
участника договора, неимущественные права потребителя как
гражданина или их совокупность. Если вред причинен чести и достоинству потребителя как гражданина, то необходимо применять
общие правила о компенсации морального вреда. Если же вред причинен товарами (работами, услугами), имеющими существенные
недостатки или дефекты, представляющие опасность для жизни и
здоровья, то следует рассматривать моральный вред как возникающий из договорных обязательств. В настоящее время проблема
причинения и возмещения морального вреда в договорных обязательствах изучена недостаточно и является дискуссионной.
Причинение морального вреда посредством правонарушений обусловлено рядом субъективных и объективных причин. К субъективным причинам относятся: низкий уровень правосознания и
нравственности как индивидуальных, так и общественных; асоциальные цели и мотивы поведения индивида. Объективными причинами правонарушений являются, прежде всего, конкретные противоречия в общественной жизни. В свою очередь, противоречия
общественного развития служат основой для возникновения разно-
1
Защита прав потребителей с образцами заявлений. М., 2016.
57
образных социальных конфликтов, в том числе в сфере моральноправовых отношений.
Проведенный анализ правовой и источниковедческой баз национального и международного уровня, имеющих отношение к институту морального вреда, наделяет автора правом предложить следующее определение: моральный вред – это результат асоциального
противоправного деяния (действия, бездействия), посягающего на
морально-правовые отношения, посредством которого допускается
нарушение нематериальных прав и благ человека (или иных благ
в случаях, предусмотренных законом), влекущее нравственные
страдания.
Целью законодательного закрепления категории морального
вреда в российском праве следует признать возможность его денежной компенсации. При этом такая компенсация рассматривалась
как основной способ защиты уже нарушенных неимущественных
прав личности. Однако охранительная функция права включает в себя не только компенсационную форму защиты. Она также
содержит мероприятия по предупреждению правонарушений.
Следовательно, юридически обеспеченная компенсация морального вреда является также и мерой предотвращения правонарушений, посягающих на нематериальные права и блага личности.
Следует также обратить внимание на то, что компенсация морального вреда как правовой способ защиты гражданских прав и
законных интересов является эффективным средством не только
разрешения морально-правового конфликта, но и его локализации, предупреждения в силу того, что, как правило, причинение
морального вреда на начальной стадии конфликта влечет за собой
ответные действия потерпевшей стороны. Наличие правовых норм
о возмещении такого вреда, в том числе и в денежной форме, дает
потерпевшему реальный вариант правомерного поведения, направленного на разрешение конфликта или сдерживание его развития1.
Проведенное нами исследование в части, касающейся представления, обоснования возможности, особенностей использования
порядка обеспечения возмещения морального и материального
ущерба, возникающего в процессе морально-правового конфликта, свидетельствует о том, что чаще всего приходится обращаться
1 Подробнее см.: Глущенко П. П., Бабанцев Н. Ф. Направление совершенствования деятельности органов судебной власти по обеспечению реализации и защиты
прав, свобод и законных интересов граждан // Ученые записки СПбУУиЭ. 2010.
№ 1. С. 88–103.
58
к гражданско-правовым средствам и способам защиты прав, свобод
и законных интересов субъектов морально-правового отношения.
Порядок и особенности указанных правовых способов регламентированы ст.ст. 12, 14–16.1, 151, 152, 1084–1101 Гражданского кодекса Российской Федерации; ст. 21–24 Конституции Российской
Федерации; ст.ст. 15–17 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей» (в ред. № 185-ФЗ
от 02.07.2013 г.); ст.ст. 61, 128.1 Уголовного кодекса Российской
Федерации; ст.ст. 5.61–5.62 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Таким образом, юридической базой регламентации порядка и
правил разрешения проблем, возникающих в процессе зарождения, осуществления и прекращения, локализации морально-правовых конфликтов, а также обеспечения реализации и защиты
гражданских прав и законных интересов граждан – субъектов морально-правовых отношений является фактически все российское
законодательство, а также международные договоры Российской
Федерации и общепризнанные принципы и нормы международного права, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации.
59
Глава 2. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАЩИТЫ
ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН
2.1. Институт правозащитной деятельности – правовая основа
гражданско-правового урегулирования
морально-правовых конфликтов и управления ими
Механизм правозащитной деятельности, используемый в целях
эффективного разрешения морально-правовых конфликтов, требует обязательного применения социального управления, которому
присущи соответствующие признаки и характеристики1. Основной
функцией используемого в процессе обращения к механизму правозащитной деятельности социального управления, является, по
нашему мнению, обеспечение прогрессивного развития общества и
его различных подсистем2. Этой функции в полной мере соответствует задача предупреждения морально-правовых конфликтов
в части, касающейся своевременного выявления причин, поводов
и условий их проявления и разрастания.
Управление обязательно требует сознательного, основанного на
достоверном знании истоков возникновения морально-правовых
конфликтов систематического воздействия субъектов осуществления такого управления на социальный объект. При этом в качестве объекта могут выступать любые сферы общественной жизни
и общество в целом3. Социальное управление предполагает определение роли каждого человека в жизни общества, при этом в задачи управления входит также обеспечение усвоения и выполнения
каждым индивидом своей социальной роли, неотторгаемой в обществе, государстве, конкретной социальной общности.
Механизм правозащитной деятельности в процессе разрешения морально-правового конфликта призван ориентироваться на
общественные отношения, характеризующиеся наличием острых
противоречий между правом и моралью как социально-правовыми институтами, между ценностными ориентациями личности и
общепризнанными нравственными и правовыми ценностями, вызывающими острые социальные столкновения, в том числе влеку1 Подробнее см.: Административное право / под ред. П. П. Глущенко. СПб.,
2011. С. 8–13; Боер В. М., Глущенко П. П. Указ. соч. С. 10–19.
2 Основы управления в органах внутренних дел: учебник. М., 2002. С. 11–17.
3 Атаманчук Г. В. Теория государственного управления. Курс лекций. М., 2006.
С. 38–44.
60
щие за собой причинение морального и материального вреда1, то
есть речь идет об отступлении от правопредписаний, требующих
обращения к правовым методам, средствам и способам, с тем чтобы
надлежащим образом защитить права, свободы, законные интересы участников конфликта.
В зависимости от уровня разрешаемого конфликта (межгрупповой, личностно-групповой, межличностный, внутриличностный) субъектом в таком правоотношении могут быть как государственные органы, так и само общество, его подсистемы и отдельные граждане, чьи права и свободы подверглись нарушению.
Естественно, что основным субъектом управления является государство. Например, конфликт между нормами права и общепризнанной моралью, возникший между гражданами, гражданами
и властью, обществом могут быть разрешены законодательными
органами государственной власти путем приведения законодательства в возможное или относительное соответствие с нравственными нормами. С другой стороны, урегулирование данной ситуации
может быть достигнуто с помощью общественного мнения, которое
оказывает определенное воздействие на формирование нравственных критериев, естественно при наличии должного уровня правовой культуры у сторон конфликта. Решение внутриличностного
морально-правового конфликта может быть осуществлено как
государственными органами посредством воспитательного воздействия, приводящего личную систему ценностей в соответствие
с общепризнанными нормами морали и правовыми нормами, так
и самим гражданином – субъектом соответствующего конфликта,
посредством осмысления и осознания общественных ценностей как
личных2, но регламентированных правом, признаваемых традициями и обычаями.
Само общество и его подсистемы также воздействуют на потенциально конфликтную личность, выражая общественное мнение,
формируя общепризнанные морально-правовые предписания.
Индивиду может потребоваться обращение к механизму правозащитной деятельности в целях разрешения морально-правового
конфликта в том случае, если он на основе самооценки, самоконтроля понял, что ему самому эту проблемы не решить, свои права,
1
2
Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ.соч. С. 115–130.
Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П. Субъекты государственноуправленческой деятельности: монография. СПб., 2015. С. 7–20; Боер А. А.
Морально-правовой конфликт: теория и практика разрешения. С. 39–45.
61
свободы и законные интересы без использования правовых методов, средств и способов не реализовать либо не защитить.
Особенностью субъекта социального управления механизмом
правозащитной деятельности является его поведение, порожденное изменением возникающих проблем по мере осложнения самого
морально-правового конфликта. Так, внутриличностный морально-правовой конфликт, то есть столкновение личной и внешней
систем ценностей, на первоначальном этапе может решаться, а
значит, управляться самим гражданином, способным и желающим
переосмыслить, осознать и признать необходимость действовать,
руководствуясь нормами принятого в обществе поведения. Однако
стремление гражданина не нарушать сложившуюся, принятую
в обществе относительную гармонию взаимодействия вполне реально может потребовать вмешательства в сложившуюся ситуацию
государственных органов или общественных организаций, уполномоченных предупреждать, разрешать морально-правовые конфликты, причины, условия и поводы, их порождающие.
Система управления обществом в целом и социальными конфликтами в частности требует постоянного совершенствования,
приведения в соответствие с требованиями времени, существенных
нравственных, правовых и экономических изменений его состояния, активного, умелого использования для управления моральноправовым конфликтом механизма правозащитной деятельности,
его правовых методов, способов, средств. Современная Россия, находящаяся в сложном политическом и социально-экономическом
положении, особенно нуждается в научно обоснованном, адаптированном к новым условиям, эффективном социально-правовом
управлении1, с тем чтобы своевременно применять надлежащие
меры для предотвращения морально-правовых конфликтов.
Надлежащее управление морально-правовыми конфликтами
возможно только на основе своевременного согласования противоречивых, но законных интересов граждан и социальных групп с общегосударственными и общенародными интересами, а также приведением права и морали в определенную гармонию, то есть решения проблемы, к какой части механизма правозащитной деятельности стоит обратиться, к каким правовым методам и средствам.
Научное управление социально-правовыми конфликтами
представляет собой определенную систему и имеет несколько по1 Подробнее см.: Атаманчук Г. В. Указ. соч. С. 239–255.; Боер В. М., Глущенко П. П. Указ. соч. С. 29–50.
62
следовательных, по нашему убеждению, стадий, таких как диагностика, прогнозирование, планирование, проектирование, принятие решения1.
Одним из важных этапов управленческой деятельности, ее гражданско-правового урегулирования в связи с возникшим либо готовым к возникновению конфликтом, в целях разрешения социальных противоречий, как нам представляется, следует считать стадию
диагностики, уровень урегулирования в силу того, что на этом этапе
компетентные органы обязаны осуществлять комплексный анализ
состояния социальных объектов и процессов, выявлять проблемы их
функционирования и развития2. Накопленный опыт наблюдения и
анализа условий, факторов, этапов, форм возникновения и усугубления социальных конфликтов позволяет, по нашему мнению, определить основные ориентиры конфликтологической диагностики.
Использование такого рода ориентиров дает возможность эффективно анализировать причину возникновения разнообразных социальных коллизий, получать данные, используемые для прогнозирования наиболее вероятных вариантов и форм их развития. Например,
применение метода позиционного анализа при диагностировании
позволяет найти различия в целях, интересах, представлениях о
морально-правовой ситуации различных граждан и социальных
групп; определить, какую составную часть механизма правозащитной деятельности следует использовать (правовые методы, средства
и способы). Диагностика морально-правового конфликта может носить общий и частный характер. Результатом общей диагностики
является уяснение выявленных проблем в системе управления и
степень их сложности, важности для разрешения, локализации конфликта. Например, первоначальной проблемой внутреннего морально-правового конфликта личности может быть: противоречие между
моралью и правом; острая социальная неудовлетворенность материальными и духовными условиями жизни.
Второй стадией управления морально-правовым конфликтом,
уяснения степени гражданско-правовой урегулированности3 является социально-правовое прогнозирование, то есть исследование
возможных перспектив развитие противоречий, лежащих в основе
конфликтной ситуации, являющихся ее следствием, и решение во-
1 История становления и современное состояние исполнительной власти
в России. М., 2003. С. 5–20, 30–40.
2 Основы управления в органах внутренних дел. С. 59–60.
3 Атаманчук Г. В. Указ. соч. С. 292–295.
63
проса о том, что следует использовать – правовые методы, правовые средства или правовые способы. Результаты социально-правового прогнозирования в области морально-правовых конфликтных
отношений обязаны являть собой вероятностный характер, в связи с чем научный прогноз разрабатывается в виде вариантов развития, учитывающих управляющие воздействия, качественные
изменения процессов, темпы их развертывания, формы и проявления. Однако «лучше предвидеть без абсолютной уверенности, чем
не предвидеть вовсе»1. Кроме того, на стадии прогнозирования следует принять во внимание и обратное воздействие прогноза на сознание и деятельность людей. Если прогнозы соответствуют интересам и потребностям людей, то они способствуют его реализации,
если нет, то всячески мешают ей. Спрогнозированные ситуации,
последствия или решения конфликтов могут оказать существенное влияние на поведение индивидуума, вплоть до самореализации
или саморазрушения самого прогноза.
Анализ ближайших и отдаленных социально-правовых последствий конкретных решений, принимаемых в процессе управления,
обеспечение гражданско-правовой урегулированности является актуальной задачей прогнозирования, играет немалую роль в преодолении морально-правового конфликта. Один из видов прогнозирования – юридический прогноз, обусловленный наличием специфических объекта, предмета и проблематики, имеющих государственно-правовой характер, позволяющих своевременно применить эффективные правовые методы либо средства или способы. Ценность
юридического прогнозирования для обеспечения управления морально-правовым конфликтом заключается в исследовании процессов развития государственных институтов, перспективы развития
права, прогресса средств массовой коммуникации и их влияния на
правовое сознание граждан, потребности общества в правовом регулировании, в выявлении предпосылок и условий эффективности
разработки и принятия конкретных правовых актов. Использование
юридических прогнозов дает возможность заблаговременно подготовиться к преобразованию в системе надстройки.
Третьей стадией управления конфликтной ситуацией, определения достаточности ее гражданско-правовой урегулированности
является социально-правовое планирование2. Оно заключается
1
2
Подробнее см.: Котляревский С. А. Указ. соч. С. 332–358.
Подробнее см.: Атаманчук Г. В. Указ. соч. С. 254–255; Основы управления
в органах внутренних дел. С. 60–61; Административное право. С. 133–134.
64
в планировании социально-правового развития общества в комплексе с его экономическим развитием. Особенно важно, чтобы
данный процесс включал в себя планирование, выявление, предупреждение возникновения социально-правовых проблем. Его сутью является планомерный информационный поиск трудностей,
противоречий, слабых мест в социальной и правовой системах, изучение всех сторон их функционирования, а также заблаговременная подготовка различных вариантов решений предполагаемых
проблем. Резерв стратегических решений имеет большое значение
в условиях нестабильности и необычайной подвижности социальной действительности. Основными показателями на стадии планирования являются преобразования в структуре общества, изменения социальных, экономических и бытовых условий жизни людей.
Объектом социального планирования может быть как общество
в целом, так и конкретные общности, например трудовые коллективы, население города, района и т. д.
Конечной стадией процесса любого вида и формы управления является принятие решения. Именно степень осуществления
управленческого решения является показателем управляемости
объектом. Эффективность управления определяется, прежде всего,
качеством принимаемых решений. «Управление есть в своей сущности подготовка, принятие и реализация цепи решений управляющей подсистемой...», – справедливо утверждает В. Г. Афанасьев1.
Управленческое решение, уяснение содержания гражданско-правового урегулирования в области морально-правового конфликта
представляет собой формально зафиксированный проект какоголибо преобразования в системе жизнедеятельности человека. При
этом в его осуществлении участвуют не только субъекты управления, но и другие члены общества.
В зависимости от уровня управляющего субъекта (государство,
социальная общность, индивид), оно может обладать свойством
юридического акта и быть оформлено как административно-распорядительный документ либо представлено, обнародовано в виде общественного мнения, нравственной нормы. Решение состоит
из констатирующей части, которая содержит в себе информацию
о текущем состоянии решаемого конфликта, и резолютивной,
содержащей предписание2. При этом предписание может быть
1 Подробнее см.: Афанасьев В. Г. Научное управление обществом. М., 1973; Он
же. Социальная информация и управление обществом. М., 1975.
2 Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П. Указ. соч. С. 39–43.
65
юридическим, нравственным или носить смешанный характер.
Выполнение управленческого решения обеспечивается посредством правового регулирования, контроля и санкций, системы материального и морального стимулирования, применения методов
убеждения, воспитания, а при необходимости и принуждения.
Составные части, так называемые элементы правового характера, представляющие юридическую сущность, существенно повышают эффективность возможного управления. Они делают возможным участие в управлении конфликтом третьей стороны – государственного правоприменительного органа, который призван
принять по нему властное общеобязательное решение. Кроме того,
используемые при вынесении решения юридические нормы «упорядочивают общественные отношения … и тем самым способствуют
предотвращению групповых и индивидуальных противоборств»1.
Одним из значимых признаков любого управленческого решения является его оптимальность, то есть наибольшая степень соответствия поставленным целям, и самое главное – оно должно в полной мере соответствовать закону и назначению механизма правозащитной деятельности2. Естественно, что абсолютно оптимальных
решений в социальном управлении быть не может, так как слишком велико количество внешних воздействий на систему, практически невозможно выявить все альтернативы развития конфликта.
Обычно оптимальным считается решение, которое влечет за собой
минимальные потери всех конфликтующих сторон.
Основными методами принятия решения признаются единоличные и коллегиальные, однако и первый и второй обязаны находиться в сфере действия закона, подзаконного акта. В первом случае
ответственность за принятие решения возлагается на конкретное
лицо, во втором – решение является общим для группы людей, что
может существенно повысить его эффективность. Данное правило
применимо для всех субъектов управления морально-правовой ситуацией, и оно требует уяснения, что именно из правовых методов,
средств и способов оптимально подходит для надлежащего разрешения конфликта либо, что еще ценнее, его предупреждения.
В урегулировании морально-правовых конфликтов особое место отводится информированию о принятом решении не только
его непосредственных исполнителей, но и широкой общественности. Этот процесс тесно связан с формированием общественного
1
2
66
Афанасьев В. Г. Указ. соч.
Подробнее см.: Атаманчук Г. В. Указ. соч. С. 178–179.
мнения и осуществлением социального контроля. Представленное
широкой огласке справедливое решение, соответствующее законопредписанию, становится идеологически значимой информацией, способствующей утверждению верных правовых и моральных
представлений. Ознакомление с принятыми решениями может
осуществляться через средства массовой информации, при проведении субъектом управления разъяснительной и организационной
работы.
Государственное управление, определение достаточности гражданско-правовой урегулированности невозможно без учета экономических, идеологических, правовых, административных и социально-психологических факторов1. Например, таких как создание
благоприятного экономического режима, дающего ощущение материальной стабильности, систематизация нравственных и правовых идей, то есть оформление новой гуманистической идеологии,
направленной на объединение общества, поддержание законности
и правопорядка, обязательное реагирование на любые отступления
от закона, покушения на права и свободы граждан.
Исследование сущности и содержания противоречий существующей базы управления морально-правовым конфликтом создают научные основы для реализации возможностей его предупреждения.
Естественно, что предупреждение любого конфликта более разумно
и эффективно в смысле общественной безопасности, чем меры по
прекращению или разрешению конфликта, уже имеющего место,
тем более управление, учитывающее возможности обоснованного использования механизма правозащитной деятельности.
Принятие надлежащих мер в целях предотвращения морально-правового конфликта требует осуществить воздействие на его
элементы, а именно: участников, мотивы их поведения, объекты,
используемые средства – до того, как противостояние возникло.
Из конкретных приемов предупреждения наибольшее распространение получили: устранение причин противостояния; изменение
ценностных ориентаций населения в направлении повышения уважения к человеку; воздействие на мотивацию участников; на необходимость соблюдения содержания части 3 ст. 17 Конституции РФ
предписывающей, чтобы «осуществление прав и свобод человека и
гражданина не нарушало права и свободы других лиц», институциализация конфликта, то есть стратегия предотвращения конфлик-
1
См.: Административное право. С. 110–127.
67
тов опирается прежде всего на закон, теорию и практику их правового разрешения.
В механизме правового предупреждения и гражданско-правового урегулирования морально-правовых конфликтов особую роль
играет степень его институциализации, знания содержания правовых методов, средств и способов и умение их своевременно использовать. Названный процесс представляет собой создание постоянных или временных форм правоотношений, в которых происходит
взаимодействие сторон по предупреждению, урегулированию или
разрешению конфликта.
В процессе институциализации могут быть использованы как
правовые, так и социальные нормы. Последние, в свою очередь,
определяют критерии допустимого или недопустимого поведения,
представления о нравственных и безнравственных способах решения проблем. Однако понятия о нравственности по объективным
причинам могут быть неодинаковыми у различных социальных
групп, что затрудняет их использование для институциализации
конфликта. Правовые же нормы закреплены в законах, обеспечиваются государством. Следовательно, носят официальный характер
и не могут быть скорректированы под давлением конфликтующих
сторон, компенсируя тем самым вариантность других социальных
норм. Регулирование конфликта является полностью институциализированным, если все основные правила поведения в нем закреплены в праве и социальных нормах.
В процессе осуществления социального управления морально-правовым конфликтом активно используются: право, мораль,
социальный контроль, общественное мнение, воспитание, образование, правовое информирование. Право и мораль представляют собой наиболее совершенные системы регуляции поведения
человека, в том числе в области воздействия на индивидуальные
интересы личности1. Гармонизация моральной и правовой систем социального регулирования может содействовать устранению источников морально-правового конфликта, выдвижению
норм права и морали как основных факторов детерминации поведения человека и снижению роли личного интереса, а следовательно, к уменьшению количества правонарушений, причиняющих моральный вред. Важными элементами нормативного
1 Подробнее см.: Боер А. А. Роль и место института юридической помощи в сфере
разрешения морально-правовых конфликтов // Матер. международ. науч.-практ.
конф., посвященной Дню юриста. 2–3 декабря 2015 г. СПб.: ГУАП, 2015. С. 57–71.
68
регулирования и в той, и в другой системе являются запреты и
требования.
Антиобщественные, противоправные деяния (действие, бездействие) предопределены мотивами, в отношении которых не сработали санкции правовых и моральных запретов. Механизм действия
указанных регуляторов включает в себя два аспекта. С одной стороны, запреты первоначально выступают как внешний принудительный фактор, служащий границами проявления индивидуальных
качеств личности. При этом они могут восприниматься человеком
как нечто чуждое и, может быть, враждебное. Такое неприятие
определенных запретов, как правило, вызывает девиантное поведение. С другой стороны, в процессе развития личности система объективной детерминации поведения усложняется. Формирование
позитивного сознания изменяет отношение человека к запрету, он
становится элементом внутренней мотивации поведения человека,
включается в соответствующие личностные качества как необходимое условие жизнедеятельности. Однако если развитию сознания
сопутствует его деформация, сами по себе правовые и моральные
запреты не смогут конкурировать с личными потребностями и интересами человека. Для устранения этого противоречия требуется
целенаправленное положительное социальное воздействие, которое должно содержать в себе не только формальные принудительные меры. Необходимо создать условия, при которых запреты были бы приемлемы для личности, соответствовали бы ее интересам.
В этом случае нравственное одобрение правовых запретов станет
залогом их соблюдения1.
Противоречия между личным интересом и объективными требованиями общества, выражающимися в установлении моральных
и правовых запретов, разрешаются путем преобразования внешних
нормативных регуляторов во внутренние стимулы и мотивы поведения, представляют собой один из способов преодоления морально-правовых конфликтов. Однако указанное преобразование не совершается само по себе, оно должно происходить под воздействием
различных факторов, в том числе моральных и правовых санкций,
соответствующих друг другу. Механизм правозащитной деятельности, включающий в себя такие правовые методы, как убеждение, принуждение, обжалование; правовые средства: административное расследование, виды юридической ответственности; право1 Подробнее см.: Боер А. А. Морально-правовой конфликт: теория и практика
разрешения.
69
вые способы: административно-правовой, гражданско-правовые и
уголовно-правовой, в полной мере способен эффективно разрешить
любую конфликтную ситуацию.
Правовые и моральные предписания, используемые для урегулирования поведения личности, усложняются различиями в их
структурной организации. Правовые требования, содержащиеся
в нормах права, создаются специально уполномоченными на то органами – государством, учреждениями; высказываются от имени
этих организаций и поддерживаются их авторитетом1. Таким образом, происходит разделение на субъект и объект правового требования: требование исходит от уполномоченного органа и обращено
к личности. Подобное противопоставление может вызвать неприятие требования и привести к необходимости применения мер принуждения, что также затрудняет процесс превращения правовых
нормативов во внутренние стимулы поведения.
В процессе формирования моральных требований отсутствует
разделение на субъект и объект регулирования, так как нравственные нормы складываются и санкционируются в том обществе,
которое эти нормы и обязано выполнять. Возникновение тех или
иных моральных требований растянуто во времени, при этом никто
из участников такого стихийного нормотворчества не делает его
целью своей деятельности, в связи с чем в общественном сознании
складывается специфическое представление о происхождении существующих в обществе нравственных требований. Гегель описывал это представление, цитируя Софокла: «Никто не знает, откуда
происходят законы; они вечны». Таким образом, не ставится под
сомнение не только извечное существование нравственных норм,
но и их правильность. Именно поэтому преобразование внешних
моральных нормативов во внутренние происходит легче и незаметнее. Это обстоятельство можно использовать для аналогичного преобразования правовых нормативов при условии их нравственного
одобрения.
Формирование моральных требований под влиянием ряда факторов признает О. Г. Дробницкий, разделяя их на две части, где первая – формирование и обособление аппарата социального контроля,
разделение на субъект и объект регуляции, формализация нормативных процедур и кодификация санкций; вторая – факторы собственно исторического развития человечества (простейшие и затем
1
70
Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П. Указ. соч. С. 56–84.
более сложные формы коллективности, отличающиеся от родо-генетических, брачно-родственных или сакрально-религиозных общностей, возникновение общественного мнения, формирование личности, независимой от власти локально)1. Одним из них является общественное мнение, особенности которого будут рассмотрены ниже.
По нашему убеждению, следует отличать от нравственных норм
такую форму существования социальных норм, как общественные
нравы, ибо они являются регуляторами поведения большой массы
людей, однако основываются не на эталонах нравственности, а на
представлениях о само собою разумеющихся способах поведения.
В процессе освоения общественных нравов индивид отождествляет
себя со «всеми людьми», руководствуясь соображением, что «так
поступают все». Общественные нравы представляют собой повседневную интерпретацию социальных норм, зависящую от преобладающих на данный момент настроений, представлений, критериев
оценки поведения, с трудом поддаются целенаправленному воздействию общества.
Представленные особенности моральных регуляторов имеют
свою специфику и требуют ее учета. Воспринимая в себя общественный норматив, человек из «равного со всеми индивида» становится
нравственной личностью, обладающей уже индивидуализированным правом судить в зависимости от уровня своего морального сознания. Будет ли это суждение соответствовать правовым требованиям, зависит от уровня правового сознания.
Высказываемые оценки правовой направленности, конечно, не
могут восприниматься правонарушениями, причиняющими нравственные страдания другим индивидам, а лишь требуют достичь
гармонии нравственных и правовых требований, при этом учитывая, что причинение морального вреда, прежде всего, является
нарушением чьего-либо права, и главное, всегда помнить о содержании части 3 ст. 17 Конституции России, а также о том, что для
обеспечения исполнения правовых требований и соблюдения правовых запретов требуется воздействие на правосознание личности.
Оно должно носить и правовой (правовое воспитание), и духовный
(воспитание нравственности) характер. Этот двойственный процесс, несомненно, предоставит возможности для достижения «правильного» соотношения права и нравственности, которое является
1 Подробнее см. Дробницкий О. Г. Понятие морали. М., 1974.; Егоров Ю. Н. Право
и мораль в оперативно-розыскной деятельности: автореф. дис. … канд. юрид. наук.
СПб., 2002.
71
основой преодоления морально-правового кризиса в рамках всего
общества. Более подробно эта проблема будет рассмотрена ниже.
Нельзя не согласиться с тем, что весьма значимой функцией управления, определения достаточности уровня гражданско-правовой урегулированности является социальный контроль. В. Г. Афанасьев
так определяет это понятие: «Контроль – это система наблюдения и
проверки соответствия процесса функционирования объекта принятым управленческим решениям – законам, планам, нормам, стандартам, правилам, приказам и т. д.; выявление результатов воздействия субъекта на объект, допущенных отклонений от требований
управленческих решений, от принятых принципов организации и
регулирования»1.
Практика предупреждения конфликтных ситуаций свидетельствует о том, что контролирующая функция управления наиболее
важна для урегулирования и решения морально-правовых конфликтов в силу того, что она способствует выявлению противоречий, лежащих в их основе. Одним из важнейших факторов управления демократическим обществом, необходимым элементом
процесса принятия решения на всех уровнях управления, инструментом социального контроля, бесспорно, является институт общественного мнения.
Общественное мнение – состояние массового сознания, заключающее в себе скрытое или явное отношение различных общностей
к проблемам, событиям и фактам действительности. Общественное
мнение действует, сказывается практически во всех областях жизни общества, однако высказывается оно лишь по поводу тех фактов, которые вызывают общественный интерес, отличаются актуальностью и в принципе допускают многозначное толкование,
возможность дискуссии (как способа интенсификации принятия
управленческого решения). При этом, чем более значим объект
общественного мнения, тем более эмоционально проявляется его
оценка. Следует также отметить, что действенность общественного мнения возможна лишь тогда, когда нормально функционируют
все «механизмы социального контроля, общественного, правового
и нравственного регулирования»2. Являясь относительно самостоятельным социальным институтом, общественное мнение обладает
1
2
Подробнее.: Афанасьев В. Г. Указ. соч. С. 12–31.
Подробнее см.: Цмай В. В., Глущенко П. П. Механизм обеспечения реализации
и защиты прав и свобод граждан органами судебной власти // Бизнес в законе. 2012.
№ 3. С. 47–52.
72
рядом устойчивых характеристик и выполняет несколько функций, в то же время характеризуется оно, прежде всего, множественностью суждений, которые, в свою очередь, могут быть оценочными, аналитическими или конструктивными. В зависимости
от знака высказываний общественное мнение может выражаться
в позитивных или негативных суждениях. Так как носителями
общественного мнения выступают социальные общности и их подсистемы, то между суждениями этих групп может существовать
противоречие, расхождение или единодушие. В зависимости от
этого по своей структуре общественное мнение может быть монистичным, плюралистичным или единодушным. Важной характеристикой общественного мнения является степень его распространенности. Оно должно высказываться и поддерживаться многими
членами социальной общности, то есть выражать такие ценности,
которые наиболее отвечают массовым интересам и ожиданиям.
Другим признаком общественного мнения является его интенсивность. Интенсивность мнения свидетельствует о его напряженности и остроте обсуждаемых вопросов.
Общественное мнение по своему содержанию, как правило, не
подвергается существенным колебаниям, сохраняя относительную
устойчивость, что позволяет ему эффективно выполнять свои функции, однако для сохранения признака стабильности общественное
мнение должно формироваться не путем пассивного присоединения к мнению большинства, а складываться на основе внутреннего убеждения каждого из членов социальной группы. Причины
неустойчивости общественных суждений описал П. Новгородцев:
«Общественное мнение не может быть прочным и устойчивым, если оно вытекает не из глубины убеждений каждого, а из пассивного присоединения к распространяющимся идеям. При постоянной
борьбе влиятельных идей программ, при неизбежной перемене событий и настроений способность к пассивному восприятию влечет
за собой колебания и повороты в умах, и в более сложных условиях жизни это наблюдается в гораздо более значительной степени,
чем в обстановке простого государственного быта». Процесс функционирования общественного мнения предполагает несколько основных направлений. Как самостоятельный социальный институт
общественное мнение может занимать определенную позицию по
конкретной проблеме, то есть выполнять экспрессивную функцию.
Общественное мнение, по нашему убеждению, представляет
собой совокупность суждений многих индивидов, отражающих
те нормы и ценности, которые отвечают интересам большинства,
73
складывающуюся, как правило, стихийно, однако его формирование не изолировано от влияний извне. Сильное воздействие на формирование общественного мнения оказывают государственные органы, политические организации, средства массовой информации,
содержание предписаний соответствующих статей Конституции
России, УК РФ, КоАП РФ, ГК РФ. Возможность такого влияния
необходимо в полной мере использовать при решении моральноправового конфликта, так как устойчивое и, по возможности, единодушное общественное мнение может выявить общепризнанные
нравственные ориентиры, оказать благоприятное воздействие на
правосознание, одобряя существующие правовые ценности, заполнив тем самым часть морально-правового вакуума1.
Формирование общественного мнения в современных условиях
значительно отличается от того процесса идеологической работы,
которая велась в советский период. Марксистко-ленинская идеология уделяла большое внимание работе «по убеждению массы
населения в правильности... идей», придавая общественному мнению необходимую направленность и значительную устойчивость.
Действующая российская Конституция провозгласила построение
правового государства основной государственной идеей. Но степень
осознания обществом этой идеи как стержневой весьма не велика и
все еще не может служить основой сплоченности и жизнестойкости
социума. Сказывается и практическое отсутствие государственных
органов, в сферу деятельности которых входит идеологическая работа. В этой ситуации можно было бы использовать эффект обратной связи. Чем выше эффективность влияния общественного мнения, тем более укрепляется его престиж в общественном сознании,
тем активнее граждане участвуют в его формировании, тем быстрее
оно приобретает стабильность, увеличивается степень его распространенности. Именно здесь многое зависит и от государственных
органов, от их своевременного и результативного реагирования на
справедливые требования и предложения общественности.
Общественное мнение находится под значительным воздействием со стороны средств массовой информации, однако в то же время
при кажущейся простоте информационного воздействия СМИ не
могут способствовать формированию единодушного общественного
мнения в силу экономической зависимости или принадлежности
их частным компаниям, выражающим соответственно свои соб1 См.: Соколов С. В. Типология конфликтов // Социальные конфликты.
Экспертиза, прогнозирование, технология разрешения. М., 2000.
74
ственные интересы. Слабые позиции государственной идеологии,
безрезультатный пока поиск «новой национальной идеи», отсутствие однонаправленных факторов, воздействующих на него, существенно затрудняет использование общественного мнения в решении морально-правового конфликта.
Практика, действительность настоящего периода свидетельствует, что эффективность общественного мнения способна дать не
только положительный результат. Так, высокая значимость общественного мнения может породить проблему его согласия с юридическими актами. Не соответствующий общественному мнению нормативный акт может вызвать психологическую напряженность,
обострить уже существующие противоречия, в том числе между
моралью и правом. В то время как к общественно-одобренным правовым нормам все субъекты адаптируются естественнее и быстрее.
Знание законодателем нравственных ценностей каждой социальной общности и народа в целом является одним из условий реализации самих нормативных актов, однако это не означает, что при
отсутствии согласия между общественным мнением и правовыми
нормами последние теряют свою общеобязательность. Несмотря
на то, что реализация такого юридического акта сопровождается
моральными издержками, все субъекты правоотношений обязаны
выполнять его предписания до его отмены и изменения компетентными органами. В связи с этим следует отметить, что учет общественного мнения наиболее эффективен на стадии разработки и
принятия нормативного акта, что настоятельно требует внесения
в ст. 104 Конституции Российской Федерации права заключительной инициативы не части народа (членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы), а всему народу России.
Оценивая нормы, содержащиеся в законах, указах, решениях
и т. д., общественное мнение соотносит их с потребностями и интересами общества, с практикой реализации сходных норм. Таким
образом, изучение общественного мнения дает законодателю богатый эмпирический материал. Достижение согласия между правовыми нормами и общественным мнением возможно при наличии
нескольких условий. Главным условием является качество самих
нормативных актов1. Они должны отражать не только существующие потребности общества, но и возможности государства их удовлетворить, а также учитывать те возможные социальные потребно-
1
Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 25–26.
75
сти, которые могут возникнуть в будущем. Последнее качество придает правовой норме стабильность и возможность ее эффективного
использования в течение длительного периода времени. Названное
качество приобретает особое значение в условиях морально-правового кризиса. Важным условием достижения согласия является
своевременное и качественное выполнение нормативных решений.
Многократно повторяющееся невыполнение правового предписания может вызвать и вызывает, свидетельством чему юридическая
практика, сомнение в его ценности и ценности других предписаний1, однозначности оценки (не мнение большинства, а отдельных
категорий, а то и отдельных личностей). Законность нормативного
акта занимает особое место в ряду других условий достижения согласия. Любая правовая норма, не соответствующая принципу законности, в определенной мере является носителем конфликта2.
Противоречия между общественным мнением и нормативными актами могут возникать также из-за многоцелевой деятельности государственных органов. Эти цели не всегда согласуются между собой и вызывают обострение конфликтных ситуаций. Р. А. Сафаров
предлагает следующую систему субъектов, которые могут определять степень соответствия нормативных актов и общественного
мнения: носители и выразители общественного мнения, то есть
граждане, социальные группы и общественные организации, государственные органы, издающие юридические акты; научно-исследовательские институты соответствующего профиля3.
Достижение удовлетворительного согласия большинства при
обсуждении всеми субъектами правотворческой, правоприменительной и правоохранительной работы государственных органов
имеет особое значение для поддержания законности и правопорядка. Общественное мнение, являясь состоянием общественного сознания, регулирует поведение индивидов, поддерживая или
осуждая те или иные ценности и нормы, при этом следует отметить, что общественное мнение высказывается не только по поводу нравственных проблем, но и по поводу правовых явлений.
Следовательно, оно участвует в формировании и нравственного, и
правового сознания личности, вынося позитивные или негативные
оценочные суждения об актуальных для общества событиях или
фактах, а также оценивая действия и личностные качества самого
1
2
3
76
Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 27–29.
См.: Атамчук Г. В. Указ. соч. С. 306–326.
См.: Сафаров Р. А. Указ. соч.
индивида, то есть общественное мнение является особым средством
духовного воздействия на человека, отличного от физического или
материального влияния.
Исследование и осмысление сущности и особенностей общественного мнения необходимо проводить обязательно в его связи
с нравственным и правовым сознанием, так как степень его развитости определяется именно уровнем общественного сознания. В период морально-правового кризиса осознание социальными общностями ценностей общественного мнения приобретает особое значение.
Оно предполагает формирование согласованной системы правовых
и нравственных ценностей, способность активно реагировать на все
случаи отклонения от норм права и морали, полное использование
конституционных возможностей для выражения мнения, как того
требует ст. 3 Конституции Российской Федерации.
Таким образом, управление морально-правовым конфликтом
представляет собой сознательное, основанное на комплексных
научных знаниях, содержании гражданского, и не только, права
систематическое воздействие субъекта управления на общественные отношения, урегулированное одновременно правом и моралью,
характеризующееся наличием острых противоречий между правом
и моралью, между ценностными ориентациями личности и общепризнанными нравственными и правовыми ценностями, вызывающими острые социальные столкновения, в том числе и влекущие
за собой причинение морального и материального вреда, возмущение
по поводу того, что простому смертному фактически невозможно
противостоять богатой личности, способной нанять адвокатов,
умело использующих пробелы в гражданском законодательстве.
Особое место в решении проблем предупреждения, разрешения
и локализации последствий морально-правовых конфликтов, по
мнению автора, обязан со временем занять механизм правозащитной деятельности, способный эффективно и своевременно оказать
воздействие на субъектов – участников конфликтных ситуаций.
Как уже упоминалось ранее, механизм правозащитной деятельности включает в себя: правовые методы (убеждение, принуждение,
обжалование, контроль, надзор); правовые средства (возбуждение
административного расследования, институт юридической ответственности – дисциплинарная, материальная, административная,
уголовная, гражданско-правовая, муниципально-правовая, конституционно-правовая) и правовые способы (административноправовой, гражданско-правовые, уголовно-правовой, конституционно-правовой, международно-правовой).
77
Убежденность автора в важности обеспечения должного уровня гражданско-правовой урегулированности, реальности реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан –
субъектов морально-правовых отношений предопределена тем,
что судебная практика, и не только, свидетельствует о том, что
в процессе морально-правовых конфликтов фактически в 90 %
случаев приходится использовать правовые методы (обжалование, контроль и надзор), правовые средства (возбуждение административного расследования, обращение к гражданско-правовой ответственности) и правовые способы, точнее гражданскоправовые.
Попытаемся убедить читателя в том, что правовые методы,
средства и способы целесообразно активно использовать в процессе возникших коллизий, которые, если ими не заниматься,
перерастут в морально-правовой конфликт, тем более, когда наступили последствия. Посредством метода убеждения реально
предотвратить либо разрешить конфликт, доказав сторонам, как
погасить возникшие, накопившиеся недоразумения, претензии
на основе уступок, договоренности, отказа от необоснованных, непроверенных требований, жалоб, сведений, а также возможности
подлежать правовому принуждению, воздействию за отступление
от предписаний правового характера. Особое место в разрешении
проблем морально-правового характера отводится правовому методу обжалования, который регламентирован ст. 33 Конституции
России, Федеральными законами «Об обжаловании в суд действий, решений, нарушающих права и свободы граждан» и «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Особенность данного правового метода состоит в том, что он позволяет реально предотвратить наступление морально-правового
конфликта в силу того, что своевременное подключение органов,
должностных лиц посредством обращения к ним (жалоб, заявлений) о возникновении конфликтных ситуаций, проблем морально-правового характера дает возможность их разрешить, локализовать, предупредить.
Должное место в обеспечении реализации и защиты гражданских прав, законных интересов граждан занимают правовые методы: контроль и надзор, которые обязаны осуществлять
компетентные органы и должностные лица, что позволяет своевременно вскрыть проблемы и причины, их породившие, и принять надлежащие меры, с тем чтобы их разрешить, устранить,
локализовать.
78
Не менее значимы и реальные правовые средства, ибо своевременно проведенное административно-служебное расследование1
позволяет получить ответы, имеющие отношение к морально-правовому конфликту, на вопросы: кто, что, где, когда, как, каким
способом, какие последствия, то есть разрешить проблемы без подключения правоохранительных органов.
Эффективным правовым средством разрешения морально-правовых конфликтов, их предупреждения и локализации является институт юридической ответственности, непременно требующий для обращения к любому из семи ранее представленных видов юридической
ответственности наличие основания, то есть обнаружения четырех
признаков состава правонарушения: субъекта, объекта, субъективной
стороны и объективной стороны. Нередко приходится для разрешения
проблем, связанных с предконфликтным состоянием либо его возникновением, обращаться к правовым способам2: административно-правовому, гражданско-правовым, уголовно-правовому, конституционноправовому, международно-правовому. Каждый их них используется
в зависимости от того, в ходе каких видов правоотношений возникли
конфликтные ситуации (административно-правовые, гражданскоправовые, уголовно-правовые, международно-правовые)3, однако
практика свидетельствует о том, что чаще всего приходится задействовать гражданско-правовые способы, которых ровно 12 и закреплены
они ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Осуществленные сравнительно-правовой и историко-правовой
анализ содержания правовой и источниковедческой баз национального и международного уровня, имеющих непосредственное
отношение к морально-правовым конфликтам, порядку и особенностям их предупреждения, механизму обеспечения прав, свобод
и законных интересов граждан – субъектов морально-правовых
отношений, определению гражданско-правового регулирования
и управления морально-правовыми конфликтами, позволяет сделать следующие выводы и предложения:
– гражданско-правовое регулирование морально-правовых конфликтов, обеспечение порядка и правил их управления представляет
1 Подробнее см.: Глущенко П. П. Институт административного расследования
в механизме государственно-управленческой деятельности // Ученые записки
СПбУУиЭ. 2015. № 1. (49). С. 99–105.
2 Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 139–163.
3 Глущенко, П. П., Жильский, Н. Н. Порядок и особенности обращения
к правовым способам государственно-правовой защиты конституционных прав,
свобод и законных интересов граждан Российской Федерации // Ученые записки
СПбУУиЭ. 2010. № 2 С. 73–89.
79
собой совокупность правовых методов, средств и способов механизма
правозащитной деятельности, общепризнанных принципов и норм
международного права, на основе которых прогнозируется, определяется и осуществляется защита государственных прав и охраняемых
законами граждан – участников морально-правовых отношений;
– управление морально-правовыми конфликтами, возникающими в силу проблем, порождаемых недостатками, просчетами в социально-экономической, социально-правовой и социально-нравственной сфере, во многом зависит от подготовленности управленцев,
юристов, социологов, содержания нормативной базы, умения активно использовать право, мораль, общественное мнение, способность
направить возможности СМИ на их предупреждение, локализацию;
– правовая практика свидетельствует о том, что особое место в обеспечении управления морально-правовыми конфликтами, гражданско-правовом урегулировании возникших проблем, сложностей, претензий занимает институт правозащитной деятельности, его механизм,
содержанием которого являются правовые методы, средства и способы;
– определенная часть морально-правовых конфликтов порождается несовершенством правовой базы, отсутствием у граждан
прав законодательной инициативы, недостаточностью экономической обеспеченности каждой нормы закона, что порождает неверие
в них и стремление найти свой – личный путь разрешения возникших проблем, весьма далекий от праведного, отвечающего интересам граждан, общества, государства;
– совершенствование института правозащитной деятельности, являющегося, по мнению автора монографии, правовой основой гражданско-правовой урегулированности морально-правовых конфликтов, обеспечение управления ими возможно только на основе повышения уровня правовой культуры всех участников морально-правовых
конфликтов, без наличия которого не представляется реальным активно и эффективно использовать правовые методы, средства и способы механизма правозащитной деятельности для обеспечения реализации и защиты гражданских прав и законных интересов граждан,
возникающих в процессе морально-правовых конфликтов.
2.2. Правовая культура субъектов – участников
морально-правовых конфликтов
в механизме правозащитной деятельности
Уровень правовой культуры в цивилизованном обществе определяется наличием: а) незыблемости конституционного строя;
80
б) реального признания верховенства закона; в) повседневного
уважения к демократическим правовым институтам; г) подтверждения эффективности обеспечения реализации и защиты прав и
свобод человека и гражданина; д) функционирования системности и доступности законодательства; е) обеспечения строгого и неуклонного соблюдение законности. С точки зрения приведенных
нами показателей можно оценить содержание правовой культуры
правотворчества; правовой культуры правоприменения; правовой
культуры обеспечения правопорядка в стране; правовой культуры
общества в целом, социальных групп и страт (например, правовую
культуру должностных лиц), отдельных людей.
На современном этапе уровень правовой культуры в России желает быть гораздо выше и востребованней. Отношение к правовой
культуре, ее роли в жизни в настоящее время находится не на самом высоком уровне. Это во многом связано с недовольством материальным положением, духовным и экономическим обнищанием,
с отставанием страны в целом по сравнению с прогрессом развитых
стран. Нельзя также отрицать наличие правового нигилизма в нашей стране1. В жизни современного российского общества существуют различные его проявления: деятельность организованной
преступности; коррумпированность части государственного аппарата; противоречивость или даже взаимоисключаемость нормативных правовых актов в российской правовой системе; антиправовая
деятельность религиозных неформальных объединений сектантского толка и организаций, групп политического или религиозного
экстремизма; нарушение или непризнание прав и свобод человека.
Причем наиболее опасен правовой нигилизм в сфере государственного управления и правоприменительной деятельности. Стоит также отметить, что правовой нигилизм активно пропагандируется
и насаждается некоторыми средствами массовой информации и,
в частности, телевидением. Это во многом влияет на то, что низкий
уровень правовой культуры характерен как для старшего, так и
для младшего поколения России.
Правовые, а также нравственные нормы постоянно нарушаются, экономические возможности и политическая воля для реализации уже принятых законов отсутствуют, государство же не желает
в этих условиях обеспечить надежную защиту граждан от наруше1 Подробнее см.: Боер В. М. Правовая политика и правовая жизнь: теория,
практика, проблемы взаимодействия // Матер. междунар. науч.-практ. конф.,
посвященной Дню юриста. С. 19–25.
81
ния их прав и свобод. Все это привело к тому, что граждане в большинстве своем не только не имеют ясного представления о своих
правах, возможностях их защиты, но и не верят в возможность отстоять их или боятся делать это1.
Уровень правовой культуры общества, признание ее значимости
напрямую зависит от действующей в стране системы правового воспитания и образования, от требований к уровню правовых знаний
работников государственного аппарата, от внимания со стороны
общества и государства к деятельности судебной и правоохранительной системы.
Отношение к уровню правовой культуры граждан России в постсоветский период должно обладать (по сравнению с советским периодом) качественно новыми чертами, присущими правовому государству. В тоталитарном обществе требования к правовой культуре
ограничивались такими, как уважение к праву, закону; требовались законопослушное поведение индивида и его участие в общественной работе по охране правопорядка. В демократическом обществе (а Россия провозгласила себя демократическим правовым
государством), где появляются реальные механизмы для воздействия граждан на сферу законотворчества, возрастает ответственность рядовых граждан за качество принимаемых законов, однако
до сих пор согласно ст. 104 Конституции России граждане не наделены правом законотворческой инициативы. В силу этого способность граждан критически оценивать принимаемые законы, их готовность участвовать в подготовке законодательства, протестовать
против законов, противоречащих духу права (принципам гуманизма и демократии), обязана признаваться обязательным компонентом правовой культуры личности, живущей в демократическом
обществе.
Признание и защита государством прав и свобод человека и
гражданина, предоставление самому гражданину права защищать свои права всеми законными способами (ст. 45 Конституции
России) обязаны стать реальными, а не только провозглашенными.
Поэтому важным показателем правовой культуры гражданина демократического общества является не только знание своих прав и
1
См.: Федоров А. П. Правовая культура и принципы права // Правовая культура:
проблемы становления и развития: матер. науч.-практ. конф. юридического
факультета СПбГУП. СПб., 2003. С. 18.; Правовая культура – основной показатель
качества юридического образования // Матер. междунар. науч.-практ. конф. СПб.,
2009.; Лойт Х. Х. Место и роль правовой кульутры в функционировании правового
государства // Матер. науч.-практ. конф., посвященной Дню юриста. С. 72–82.
82
свобод, но и умение и готовность защищать свои права в случае их
нарушения, а также солидаризироваться с другими гражданами,
чьи права также нарушены1.
Эффективность правового образования граждан, ориентация
на формирование гуманистической и демократической правовой
культуры личности определяется потребностями государства, общества и личности, непосредственно связанными с теми процессами, которые характерны для современной России и перспективными тенденциями ее развития, однако в этой области еще масса
недоработок и упущений.
Целенаправленность воздействия на личность требует совершенства процесса обеспечения правового воспитания. Правовое
воспитание имеет своей целью не только подготовку личности к деятельности в различных сферах жизни, но и должно стать средством преодоления морально-правового кризиса путем устранения
диссонанса между знанием нормативных требований и реальным
поведением личности2.
Соответствие знания того, как следует поступать, и реального
поведения может быть достигнуто путем согласованности всех требований, предъявляемых к личности, то есть ее правильным воспитанием. При отсутствии такого единства человек, хотя и знающий
правовые и моральные правила поведения, руководствоваться ими
будет не всегда, а в большинстве случаев тогда, когда они будут сочетаться с его собственными потребностями. Несмотря на то, что
правовое знание является непременным условием нормального
взаимодействия между людьми, для предупреждения конфликтов
требуется признание человеком обязательности соблюдения всех
требований права и морали3.
Важными социальными функциями любого государства и общества являются повседневность, эффективность осуществления
правового, нравственного воспитания, имеющего общий объект
воздействия. Объектом названных функций служат представления, установки, чувства и эмоции человека в области права и морали. По мнению П. П. Баранова, правовое воспитание представляет
1 Глущенко П. П., Князева Е. А. Правовая самооборона (самопощь) – эффективное
оружие граждан // Закон. Право. Государство. 2013. № 1.
2 См.: Боер В. М., Глущенко П. П. Правовая культура – понятие, содержание,
проблемы повышения // Закон. Право. Государство. 2014. № 3. С. 5–11.
3 См.: Вихров А. А., Глущенко П. П. Роль и место правовой культуры в сфере
стабилизации общественных отношений // Закон. Право. Государство. 2014. № 3.
С. 24–28.
83
собой передачу индивидам правовых знаний, умений и навыков,
формирование уважения к праву и привычки поведения в соответствии с полученными правовыми знаниями, а также создание
прочного духовного иммунитета к совершению любых правонарушений. Действительно, общность объекта правового и нравственного воспитания предопределяет такое вторжение морального воздействия в область формирования правового сознания. Повышение
уровня подлинной нравственности оказывает большое позитивное
влияние на характер правового развития личности. Моральная
оценка жизненных ситуаций, регулируемых правом, разрешение
разнообразных правовых коллизий и конфликтов с позиций добра,
человечности, справедливости и гуманности – важный критерий
повышения правового сознания и культуры членов общества1. В то
время как недостаточный учет моральных оценок во всех сферах
жизнедеятельности личности и общества может привести и к снижению эффективности права и к большим нравственным потерям.
Эффективность правовоспитания, то есть перехода правовых
знаний в правовые убеждения, необходимо сочетать с нравственным и правовым механизмом воздействия на сознание и поведение
человека. Немаловажной составной частью правовоспитательного
механизма является система форм и средств воспитания. Форма
правового воспитания выступает как внешнее выражение воздействия, а средства правового воспитания представляют собой источники правовой информации. Следует отметить, что современные
информационные технологии как неотъемлемые и существенные
части человеческой цивилизации являются важным источником
правовой информации. Следовательно, для обеспечения эффективности воспитательного процесса необходимо использовать все возможные технические средства передачи и накопления правовой
информации.
В свою очередь, подтверждением чему является практика, механизм нравственного воспитания постоянно требует совершенства,
обновления. Более того, педагогическая теория утверждает приоритет нравственного воспитания над правовым, определяя второе
как элемент первого. Указанное мнение представляется весьма
спорным. Однако нельзя отрицать, что такие формы нравственного
воспитания, как нравственное просвещение, формирование нрав1 См.: Баранов П. П. Профессиональное правосознание работников органов
внутренних дел: теоретические и социологические аспекты: автореф. дис. … д-ра
юрид. наук. 1991. С. 11–25.
84
ственных чувств и привычек, могут органично сочетаться с правовыми методами воздействия. Особенно при условии использования
общественного мнения как фактора формирования оценочного отношения личности к явлениям правовой и нравственной действительности, а также сочетания санкций юридической и общественно-моральной ответственности.
Сделать эффективным воспитательный процесс возможно различными способами. Одним из таких способов является комплексный подход к организации морально-правового воспитания, включающий в себя единство задач нравственного и правового воспитательного воздействия, совокупное применение разнообразных форм
и методов воспитания. Необходимым условием процесса воспитания должна стать координация усилий всех социальных институтов, обеспечивающих целенаправленное влияние на формирование
личности. К их числу относятся право и мораль, государство и общество, правоохранительные органы и общественные организации,
наука и образование, правовая информированность и общественное
мнение1, то есть те составляющие, от содержания которых во многом зависит состояние морально-правового уровня в целом по государству и возможности предотвращения конфликтов.
Морально-правовое воспитательное воздействие обязано базироваться на основных принципах воспитания. Одним из таких принципов является принцип единства сознания и поведения, согласно которому сознание формируется и проявляется в поступках и
действиях человека, направляет его деятельность и одновременно
само складывается под влиянием поведения. Однако «поведение
есть очень сложный результат не одного сознания, но... и, самое
главное, – социального опыта»2. Именно социальный опыт человека, складывающийся в процессе взаимодействия личности и
морально-правовой действительности, может стать оптимальной
точкой приложения воспитательного воздействия, сказаться на
своевременном переосмыслении поведенческой деятельности и отказе от продолжения действий, влекущих усложнения конфликтных ситуаций. Модель правовоспитанной личности предполагает
формирование уважения к праву как обязательный элемент право1 Подробнее см.: Лазарев В. В., Драпеко Е. Г. Правовая культура правового
государства: теория, практика, проблемы повышения уровня значимости // Закон.
Право. Государство. 2014. № 3. С. 12–21.
2 Белозеров Б. П., Марченко М. Н. Становление правовой культуры
осуществлялось одновременно с развитием права // Закон. Право. Государство.
2014. № 3. С. 29–31.
85
вой культуры. И это справедливо, но не менее справедливо и то, что
уважение к личности есть основа основ воспитательных взаимоотношений. Потенциал влияния моральных и правовых требований
на формирование личности существенно возрастет при применении
принципа уважения к личности, так как в этом случае требовательность будет выступать не как враждебная, а как целесообразная
справедливая необходимость.
Постоянный контроль за совершенствованием воспитательного
процесса осуществляется на основе принципа единства моральных
и правовых требований, выдвигаемых различными социальными
институтами. Если воспитательное влияние, исходящее от них,
будет иметь разнонаправленный характер, результат их положительного воздействия может оказаться равным нулю1. Важнейшим
критерием эффективности комплексного правового и морального
воспитания является развитие у личности подлинной нравственности, правовой культуры, активной гражданской и жизненной позиции. Названные качества должны проявляться в первую очередь
в отношениях с другими индивидуумами.
Воспитание личности требует комплексности, что обеспечит
реальную возможность предотвращения морально-правовых конфликтов, порождаемых противоправным поведением и, как правило, причинением морального вреда. Характеризуя процесс воспитания, А. В. Луначарский писал: «надо развить такую личность,
которая умеет жить в гармонии с другими, личность, которая
умеет содружествовать, которая связана с другими сочувствием и
мыслью социально»2. Таким образом, нравственно-правовое воспитание может способствовать устранению условий возникновения и последствий существования морально-правового конфликта
личности; предупреждению его возникновения и локализации возможных последствий.
Особое внимание в правовоспитании важно уделять качеству научного и технического обеспечения правовоспитательного процесса. В ряде регионов страны проведены социологические исследования по изучению эффективности правового воспитания, уровня
правосознания населения и степени его юридической грамотности.
Опубликованы монографии и научно-популярные работы по указанной тематике. Учебными заведениями и научными учреждениями подготовлены специалисты в области теории и практики пра1
2
86
Подробнее см.: Лазарев В. В., Драпеко Е. Г. Указ. соч. С. 15–20.
Луначарский А. В. О воспитании и образовании. М., 1976.
вовоспитательного процесса. В настоящее время в стране создается
целенаправленная система деятельности государственных органов
и общественных организаций по повышению правовой культуры
населения.
Цивилизованные государства, руководствуясь своими конституциями, провозглашают человека и его права высшей ценностью,
то есть чем выше уровень культуры общества, тем большим объемом прав и свобод обладает личность. С другой стороны, объем
прав и свобод человека в значительной мере воздействует на его
культурную деятельность, определяет характер его взаимоотношений с другими членами общества. В свою очередь, формы взаимодействия людей в рамках их прав и свобод влияют на процесс
законотворческой деятельности в области названного социального
института. Очевидно, что нравственная и правовая разновидности
общественной культуры являются тесно связанными элементами
одной системы, которая непосредственно воздействует на правовое
и нравственное сознание личности, на ее поведение.
Правовая информированность в определенной степени помогает
осмыслить пути и формы преобразования общества и государства.
Она позволяет каждому цивилизованно использовать политическую
свободу, не превращая ее во вседозволенность, помогает противостоять правовому нигилизму и в конечном итоге преодолевать состояние морально-правового кризиса. В научных исследованиях
общепризнанным является положение о том, что правовая информированность и знание права являются необходимыми элементами
правовой культуры. Эти элементы оказывают регулирующее воздействие на юридически значимое поведение граждан и являются предпосылками их гражданской активности. Особо подчеркивается, что
без правовой информированности и понимания юридических норм
невозможна обоснованная, точная и правильная оценка правовых
явлений, формирование ценностных установок, ориентаций и правомерного поведения. Нельзя не согласиться с тем, что приобретение
правовых знаний необходимо личности, прежде всего, для правовой
ориентации и выработки правильной социальной позиции.
Естественно, что познать все законы невозможно. Следовательно,
необходимо определить тот уровень знания, который нужен каждому гражданину. Но сделать это в условиях морально-правового
кризиса особенно сложно. В настоящее время российское право
переживает сложный период развития. Переосмысливаются прежние правовые формы и представления, зарождаются и получают
развитие демократические правовые институты. Одновременно
87
происходит демократизация правового регулирования экономики
и социальной сферы. В связи с названными преобразованиями возникает острая необходимость удовлетворить социальную потребность человека в правовой информированности и обеспечить достаточность правовой информации.
Правовая информация и знание права являются тесно взаимосвязанными категориями. Правовые знания составляют основу
правосознания, его когнитивную составляющую. К. Маркс писал:
«Способ, каким существует сознание и каким нечто существует
для него, это – знание»1. Знание – это всегда результат отражения
того многообразия предметов, явлений и процессов, которое имеет место в объективной реальности. Под информацией обычно понимают знания об окружающем мире, выраженные в сообщении
сведений, данных, содержащих знания. Таким образом, эти понятия близки, но не всегда совпадают. Знание только тогда приобретает информационный характер, когда оно ставит перед системой
проблему выбора из многообразия возмущений тех, что полезны
системе, что ограничивают внешнее многообразие… Знание, сообщение, не понятое системой, не воспринятое ею (в положительном
или отрицательном смысле), то есть не несущее многообразие для
системы, не является информацией. Установить различие между
«сообщением и шумом» можно только в том случае, если имеется
некий получатель, решающий, какая информация имеет для него
значение. Таким образом, одним из ключевых качеств, свойственных информации, в том числе и правовой, является активность
ее отражения. Следовательно, средством преодоления кризиса и
управления морально-правовым конфликтом будет только та информация, которая содержит в себе сведения, имеющие значение
для реализации вышеназванных процессов, о возможности наступления юридического принуждения и необходимости своевременного отказа от действий, заявлений, призывов, влекущих возникновение конфликтов.
Характеристика и содержание термина «правовая информация» были исследованы в ряде работ советских и российских правоведов. Так, Ю. В. Кудрявцев считает правовой лишь информацию,
содержащуюся в нормах права, не включая в это понятие никакого
другого значения2.
1 Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956.
2 См.: Кудрявцев Ю. В. Знание правовой нормы // Сов. государство и право. 1983.
№ 9.
88
Гораздо объемнее выглядит определение правовой информации,
предложенное А. Ф. Шебановым, а именно как совокупность сведений о праве и всех процессах и явлениях, с ним связанных, подразумевая по существу совокупность нормативного материала, необходимого для решения вопросов, возникающих в правотворческой
и правоприменительной деятельности1. Термин «правовая информация» рассматривается и в еще более широком смысле. Им обозначается совокупность норм, знаний и информации, определяющая поведение отдельных граждан и различных социальных групп
в правовой сфере. Здесь правовая информация рассматривается
в ракурсе социального механизма действия права. Информацию
составляет та часть знания, которая используется для ориентировки, активного действия, для управления, в целях сохранения качественной специфики, совершенствования и развития системы.
Следовательно, к правовой информации относится только та часть
отражения правовой реальности, которая реализуется воспринимающей системой.
Классификация правовой информации имеет особое значение.
Так некоторые ученые подразделяют ее на официальную и неофициальную информацию. К официальной правовой информации
относятся сведения обо всех нормативно-правовых актах, устанавливающих, изменяющих или отменяющих правовые нормы.
Носителями данной информации являются тексты законодательных актов, опубликованные в официальных изданиях.
Научные юридические знания, сведения, содержащиеся в разного рода материалах, исходящих от граждан, общественных организаций, учреждений и предприятий, не являющихся органами
государства, относятся к неофициальной правовой информации.
Правовая информация может подразделяется на ту, что содержится в правовых нормах, и ту, что несет в себе сведения о нормативных актах, источниках их опубликования, то есть справочная
информация о правовых документах. В этом смысле, применительно к процессу управления морально-правовым конфликтом,
под правовой информацией следует понимать ту часть правового знания, которая несет в себе сведения о нормативном материале, необходимом для правомерного разрешения конфликта.
1 См.: Шебанов А. Ф. Правовая информация. М., 1974.; Правовая культура
выпускника ВУЗа – важнейший показатель качества образовательной деятельности // Матер. междунар. науч.-практ. конф., посвященной Году культуры в РФ /
под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2014.
89
Информационная роль права состоит в том, чтобы довести до граждан требования государства, регламентирующие их поведение в обществе, то есть правовая норма может рассматриваться как информация о санкционированной модели поведения. Следовательно,
государство не только вправе требовать от граждан выполнения
правовых норм, но и обязано создать условия, при которых они
могут иметь возможность изучать действующее законодательство.
Другими словами, государство должно обеспечивать достаточный
уровень правовой информированности, чтобы своевременно разряжать обстановку проблемности, способствовать предотвращению
наступления негативных последствий1.
Правовая информированность неразрывно связана с усвоением
правовой информации. Правовая информация снимает неопределенность в системе правовой информированности, способствует систематизации правовых знаний и является безусловным компонентом осознания правовой действительности. Правовая информация
повышает уровень знания права граждан и их правовую культуру.
По мере повышения уровня правовой информированности граждан
происходит упорядоченность правовых знаний и, как следствие,
увеличивается потребность в новой правовой информации.
В настоящее время используется несколько определений, характеризующих понятие правовой информированности. Так,
В. И. Гойман понимает под правовой информированностью степень восприятия и осознания правовой информации, обусловленную интересом личности, выраженную в понятиях, суждениях, представлениях о праве, его институтах и учреждениях2.
Действительно, объем правовой информированности напрямую
зависит от уровня заинтересованности личности в правовой информации. Данный интерес обусловлен возрастом, степенью образованности, правовым опытом, социальным статусом, психологической установкой индивида. Уровень правовой информированности выше в тех сферах, где происходит правовое общение
личности, где уровню правовой культуры, правовому воспитанию
уделяют должное внимание.
1 Подробнее: Сафин Ф. Ю. Правовая деятельность правового государства: теория
и практика // Матер. междунар. науч.-практ. конф., посвященной Дню юриста 2–3
декабря 2015. С.83–96.
2 См.: Гойман В. И. Правовая информированность граждан: Состояние, пути
улучшения // Сов. государство и право. 1988. № 9; Драпеко Е. Г. Роль и место
правовой культуры в жизни и деятельности граждан // Матер. междунар. науч.практ. конф., посвященной Году культуры. С. 15–19.
90
Представленное определение можно считать не достаточно точным, ибо под правовой информированностью подразумевается не
только элемент «восприятия», но и «осознание» права и других
правовых явлений в виде их оценочной характеристики, то есть
в суждениях, представлениях, взглядах. С такой точки зрения
правовая информированность представляет собой осознанное отношение к праву, выражающееся в определенной мировоззренческой
позиции личности. Однако такое представление, скорее, подходит
к определению правовой культуры личности, а не ее информированности. При этом следует учесть, что правовая информированность является элементом правовой культуры, следовательно, их
определения не могут быть тождественны1.
Правовую информированность определяет и уровень знания права, достигнутый в результате воздействия на сознание правовой информации2. В данном случае личности отводится пассивная роль,
заключающаяся лишь в инертном получении информации извне.
Но человек не только подвержен воздействию определенных факторов, но и сам активно участвует в их создании. Социологические
исследования показали, что большинство граждан не только с интересом воспринимают правовую информацию, с которой они сталкиваются «случайно», но и сознательно стремятся ее получить.
По мнению автора, правовую информированность личности следует понимать как объем усвоенной правовой информации, зависящий от половозрастной характеристики, степени образованности,
сферы деятельности, жизненного, в том числе правового, опыта,
психологических особенностей индивида, уровня правовой и нравственной культуры3. Итак, уровень правовой информированности
индивидуален для каждого человека. Следует уяснить, какой уровень информированности достаточен для использования в управлении морально-правовым конфликтом, какая именно и в каком
объеме необходима правовая информация. Кроме того, успех правоинформационной работы зависит и от источников и каналов информации, содержания и направления информационных потоков.
1 Подробнее: Глущенко П. П. Правовая политика, правовая культура: взаимодействие, взаимозависимость // Матер. междунар. науч.-практ. конф., посвященной
Году культуры в РФ. С. 20–23; Васильева Я. С. Роль правовой социализации
в процессе формирования правовой культуры студентов-юристов. Там же. С. 60–62.
2 Соколов Н. Я. Правовая информация и правовая информированность
в социалистическом обществе // СССР – Болгария: правовая информированность
личности. М., 1984.
3 См.: Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере разрешения
морально-правовых конфликтов. С. 44–79.
91
Не только знание конкретных норм права определяет поведение
человека, но и общие сведения о правовой политике и принципах
права, нравственные, религиозные представления, установки и
традиции. Поэтому определить уровень правовой информированности личности, исходя только из степени знания норм права,
трудно. Полученные сведения не будут объективными, если их не
подкрепить данными о других установках личности, нравственной
ориентации, правомерном поведении. Правовая информированность, в определенной мере, является результатом поведенческой
деятельности, так как связана с осознанным овладением правовыми знаниями, усвоением другой значимой для личности информации. Право постоянно развивается, усложняются его отрасли и институты. Знание каждым человеком всего правового массива становится невозможным. Это в равной степени относится и к юристам,
что вызывает необходимость специализации в сфере их деятельности. Решая возникшие сложности, юридический факультет ГУАП
ввел такие обязательные дисциплины, как «Актуальные проблемы
защиты прав человека», «Правозащитная деятельность и права человека», «Теория и практика правозащитной деятельности».
Представленное нами обстоятельство не означает снижения значения презумпции знания закона, которая является обязательным
элементом правового регулирования. Названная презумпция предполагает знание законодательства не полностью, что объективно
невозможно, а в объеме, определяющем правовое положение личности, обеспечивающем успешное выполнение ею своих социальных ролей и функций. Данный подход приемлем и для определения содержания и объема правовой информированности личности.
Он позволяет уточнить общеобязательный объем правовой информации, который дает каждому гражданину элементарную ориентацию в жизненных ситуациях, в том числе конфликтных. Этот
объем должен быть достаточно высоким для того, чтобы выбрать
правомерный вариант поведения1.
На сегодняшний день обращают внимание на несколько уровней правовой информированности. Первый уровень правовой информированности должен отвечать потребностям первоначальной
стадии социализации личности. Следует отметить, что ее характер-
1 Подробнее см.: Глущенко П. П. Проблемы приобретения гражданами навыков
обращения к правовой самообороне (самопомощи) // Перспективы и закономерности
модернизации современного общества: Новый взгляд: матер. междунар. науч.практ. конф. Ч. 2. Саратов, 2014. С. 3–6.
92
ной чертой является усвоение бесконфликтных правил поведения
граждан. Первый уровень свидетельствует о первичной осведомленности личности о событиях, имеющих правовое значение.
Первый уровень правовой информированности является предпосылкой более высоких уровней. Так, если первому уровню может
соответствовать объем знаний, получаемый учащимися средних
школ, достигшими 14-летнего возраста, то на обеспечение второго
уровня должна быть направлена система подготовки специалистов
в высших и средних специальных учебных заведениях (не юридического профиля), а также на факультетах и курсах повышения
квалификации.
Мы убеждены в том, что третий уровень базируется на двух предыдущих, однако его главной особенностью является признак заинтересованности личности в получении правовой информации.
Показателями этого уровня являются постоянный интерес к праву,
активное восприятие и использование полученной информации.
Значительную роль в формировании третьего уровня правовой информированности играют средства массовой информации, специализирующиеся на вопросах права, юридические издания профессионального и популярного характера. Они могут обеспечить как
доступность правовой информации, так и ее компетентное разъяснение широкому кругу лиц, не имеющих профессионального юридического образования.
Должное место с нашей точки зрения следует отвести следующему уровню правовой информированности, какой является профессиональная юридическая информированность. Главным каналом
формирования этого уровня является сеть высших юридических
учебных заведений, различные формы повышения квалификации
юристов, нормативно-правовые акты, научная юридическая литература. Высшей степенью правовой информированности является уровень, обеспечивающий способность научно-теоретического
осознания личностью правовых явлений. При этом имеется в виду осознание не какого-либо направления юридической теории и
практики, а всего массива правовых реалий1.
Следует отметить, что представители разных уровней правовой
информированности внутри своих групп весьма неоднородны. Так,
учащийся школы, активно интересующийся правовыми вопросами
1 См.: Догаев А. В. Роль и место уровня правовой культуры членов политических
партий в повышении эффективности правозащитной деятельности // Матер.
междунар. науч.-практ. конф., посвященной Дню юриста. С. 129–141.
93
и овладевший навыками самостоятельного освоения правовой информации, может иметь более высокий уровень информированности, чем взрослый, имеющий высшее неюридическое образование.
Следовательно, подобное деление носит довольно условный характер. Хотя применительно к конкретной личности можно проследить
формирование всех перечисленных уровней правовой информированности1. Для определения роли и значения правовой информированности в управлении морально-правовым конфликтом необходимо рассмотреть ее функции. В юридической литературе в качестве
первостепенной функции правовой информированности выделяется познавательная (когнитивная) функция. Определяемый правовой информированностью уровень знания права дает личности
возможность выделять наиболее ценную и нужную информацию,
облегчает процесс ее усвоения, позволяет подготовить полученную
информацию к последующему использованию в практической деятельности2. Для урегулирования конфликта важным этапом является обмен информацией между конфликтующими сторонами. При
этом информация должна содержать в себе сведения о конфликте,
его предмете, причинах его возникновения, правовых способах его
разрешения или урегулирования.
Преобразующая деятельность человека неразрывно связана
с правовой информированностью, а это в свою очередь позволяет выделить и другие функции последней. Так, усложнение социальных
процессов, сопутствующее современному этапу развития общества,
появление новых видов общественных отношений повышает роль
управленческой функции правовой информированности. В этом
смысле правовая информированность является необходимым условием успешной деятельности государства во всех сферах общественной жизни, подвергнутых правовому регулированию.
Процесс тесной связи правовой информированности с правообразующей деятельностью проявляется в урегулировании морально-правовых конфликтов. Разрешению такого типа конфликта
всегда мешает инертность и «агрессивная» пассивность граждан.
Полноценное информирование государством своих граждан о
сущности и механизмах существующих в обществе конфликтов,
разъяснение массам их прав и правовых возможностей преодоле1 Подробнее: Правозащитная деятельность: современная теория и практика
защиты прав, свобод и законных интересов граждан. М., 2014; Правозащитная
деятельность: теория и практика: учебник. СПб., 2015.
2 Подробнее: Боер В. М., Глущенко П. П. Указ. соч. С. 9–10; Боер В. М., Глущенко
П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 115–175.
94
ния конфликтных ситуаций позволит установить отношения доверия между властью и массами, легитимизирует в глазах населения государственные институты (в том числе право – прим. авт.)1.
Высокий уровень информированности, наряду с соответствующим
уровнем правовой и нравственной культуры личности, позволит ей
выбрать наиболее эффективный и, что важно, правомерный способ
разрешения противоречия. Весьма значительной представляется и
правосоциализаторская функция правовой информированности.
Данная функция заключается в профессиональном разъяснении
закона, определении его общего смысла, значения и гуманного
содержания. Информирование граждан о возможностях широкого использования представленных законом личных прав и исполнения обязанностей, о гражданской ответственности перед обществом и государством должно способствовать формированию твердой нравственно-правовой жизненной позиции личности, которая,
в свою очередь, должна устранить нравственно-правовой вакуум,
создать позитивные предпосылки для разрешения противоречий,
свойственных состоянию морально-правового конфликта.
По нашему мнению, механизм правовой информированности
представляет собой совокупность двух взаимодействующих элементов: а) распространение правовых знаний; б) получение и накопления правовой информации гражданами. Их взаимодействие
представляет собой единый и непрерывный процесс. От полноты
и качества распространяемой информации зависит уровень правовых знаний и перевод их в реальное поведение. С другой стороны,
поведение граждан служит источником социальной, в том числе и
правовой, информации.
Значимость, первостепенность механизма правовой информированности зависит от функционирования информационной цепи,
в которую входят источники правовой информации, информационные каналы, адресаты. Основным источником правовых знаний
является законодатель. Каналами, обеспечивающими донесение
информации до адресатов, могут быть официальные издания, средства массовой информации, информационно-правовые системы.
Адресатами могут быть граждане или их отдельные категории, социальные группы.
1 Подробнее см.: Землянский Д. А. Правовая культура в современной России;
Козлова Е. К., Сафин Ф. Ю. Юридическое образование как элемент правовой культуры;
Старин Б. С. Проблемы правового воспитания и правовой культуры в Российской
Федерации. Все публикации представлены в материалах международной научнопрактической конференции, посвященной Году культуры в РФ.
95
Эффективность правовой информированности в области управления морально-правовыми конфликтами является важным условием и одновременно «качеством» правовой информации. На качественное состояние правовой информации влияют такие ее характеристики, как научность, достоверность, конкретность, полнота,
актуальность и оперативность, полезность и ценность. Научность
правовой информации предполагает ее соответствие требованиям
объективных закономерностей развития общества, обобщенности, систематичности, скоординированности ее потоков и каналов.
Научность правовой информации должна основываться не только
на достижениях юридических наук. Данные социологии, конфликтологии, психологии, философии, педагогики не менее важны для
обеспечения качества правовой информации1.
Важными условиями достоверности информации являются:
плюрализм мнений; возможность критики правовой реальности,
устаревших законов; обоснование изменения действующих и принятие новых более эффективных. Эти условия позволяют выявлять противоречия общественного развития, отыскивать пути их
преодоления, что в свою очередь облегчает задачу урегулирования
конфликта2. С качествами научности и достоверности тесно связана конкретность правовой информации. Для наиболее эффективного урегулирования морально-правового конфликта используемая
информация должна иметь своего адресата, конкретную личность,
относиться к определенному этапу развития общества, региона,
к обусловленным этими обстоятельствами проблемам. Крушение
административно-командной системы в нашем государстве вызвало усиление интереса к внутреннему миру человека, его чувствам,
интересам, проблемам3.
По нашему убеждению, именно человек становится главной социальной ценностью. Объективность нашего утверждения вызывает необходимость придания правовому статусу человека юридической значимости, выраженной в обеспеченности законом и судом.
Эмоциональная сторона личности, ее индивидуальные свойства
играют немаловажную роль в восприятии правовой информации.
1
2
Подробнее: Белозеров Б. П., Марченко М. Н. Указ. соч. С. 31–38.
См.: Вихров А. А., Глущенко П. П. Указ. соч. С. 25–27; Кузнецов Э. В. Правовое
государство: теория, практика, история и современность // Научная сессия ГУАП.
Ч. 3. СПб., 2015. С. 293–298.
3 Подробнее см.: Правовая политика. Правовое государство. Правовая жизнь:
теория и практика, история и современность // Матер. межвуз. науч.-практ. конф.,
посвященной Научной сессии ГУАП 08.04.2015. 452 с.
96
Качество конкретности учитывает эти факторы, что позволяет сочетать научный характер информации с ее доходчивой формой.
Конкретность правовой информации обеспечивает эффективность
ее усвоения и, как следствие, ее использования при разрешении и
управлении конфликтом.
Для того чтобы признать наличие полноты правовой информации, необходимо убедиться в доступности и наличии разнообразных правовых сведений в достаточной степени. Только при
наличии полной правовой информации можно разобраться в сути
проблемы, выбрать правомерный вариант разрешения или урегулирования морально-правового конфликта и достичь поставленной
цели. Напротив, недостаточность информации, недосказанность
ведет к образованию информационного вакуума, вызывает чувство
неудовлетворенности у граждан. В то время как именно неудовлетворенность интересов и потребностей служит причиной возникновения большинства конфликтов.
Актуальность является важным качеством правовой информации. Для управления конфликтом важно, чтобы распространяемая
правовая информация была полезной именно для текущего периода или наступившего момента времени. Своевременное доведение
до граждан актуальной информации создает условия для быстрого и эффективного разрешения существующих или назревающих
проблем.
Оперативность, доступность распространения информации позволяет сохранить качества полезности, ценности и актуальности.
Оперативность следует применять при информировании о наиболее значимых событиях, вызывающих наибольший общественный
интерес. Однако оперативность правовой информированности не
должна снижать такие качества информации, как научность, достоверность и полнота. Качества полезности и ценности близки по
своему содержанию. Любая информация полезна, так как отражает реальные процессы и явления, что способствует решению жизненных проблем. Ценность же информации определяется степенью
ее необходимости для достижения конкретной цели. Например,
для разрешения противоречий, существующих в области морали
и права. Так, анализ морально-правового конфликта невозможен
без информации о сторонах, их специфических интересах и потребностях, о спорных вопросах (проблемах), о степени важности спорных вопросов для сторон.
Эффективное сочетание всех приведенных и обоснованных нами качеств позволяет характеризовать правовую информацию как
97
оптимальную. Однако определить такой оптимум можно только
применительно к конкретной правовой ситуации, связанной с разрешением конфликта. Мера эффективности сочетания всех качеств
правовой информации чрезвычайно подвижна и зависит от характера правовой проблемы и времени, отведенного на ее решение, от
личностных характеристик сторон и объективных условий окружающей среды. Определить такую меру – задача очень сложная.
Так, например, при наличии достаточного времени собирается и
анализируется вся возможная информация, необходимая для решения задачи. Если существует дефицит времени, то следует ограничиться минимумом информации, полагаясь на юридический
опыт получателя информации и его интуицию. При этом, конечно,
допускается определенная доля риска, связанная с недостаточностью информации.
Правовая информированность как средство управления морально-правовым конфликтом представляет собой используемый объем
усвоенной правовой информации, зависящий от индивидуальных
особенностей личности, являющийся результатом многоуровневого процесса распространения, получения и накопления правовой
информации, содержащей сведения о причинах возникновения
конфликтных ситуаций, сторонах конфликта, правомерных способах его разрешения1, так как несовершенство процессов правового информирования и нравственно-правового воспитания может
оказать негативное влияние на состояние конфликтности в обществе. Напротив, научная обоснованность названных процессов, их
комплексность способствуют созданию принципов и правил поведения, исключающих конфликты, воспитывают культуру ненасильственного правового разрешения конфликтов, формируют
нравственный потенциал личности.
Морально-правовые конфликты, по нашему убеждению, возникают в силу появления многочисленных правонарушений в области
духовного, нематериального человеческого бытия. Существующая
сегодня в нашей стране кризисная ситуация усугубляет последствия
такого противоправного, антисоциального поведения, способствует
появлению острых нравственных и физических страдания личности, находящейся в состоянии морально-правового конфликта.
1 Подробнее: Боер В. М., Глущенко П. П. Проблемы становления и
функционирования института правозащитной деятельности новой научной
специализации юриспруденции // Матер. междунар. науч.-практ. конф. (25 июля
2014 г.). Ч. 1. Саратов, 2014. С. 77–81.
98
В заключение можно сделать следующий выводы. Опыт проводимой в России правовой реформы показал, что существуют объективные трудности такого реформирования, связанные с преобразованиями во всех сферах государственной и общественной
жизни. Коренные изменения политической системы и деградация
экономики во многом способствовали потере устойчивых ценностных ориентиров. Правовая реформа, призванная в первую очередь
обеспечить верховенство права, повысить правовой статус личности и гарантировать ее безопасность, на начальных этапах вызвала
в стране глубокий социальный кризис. «Для нормального функционирования прав человека в России не только не создана надлежащая среда, напротив, положение усугубляется непродуманными
действиями и социальной политикой властей. Сплошь и рядом возникают ситуации, когда право есть, а блага нет»1. Политический,
правовой, экономический и социальный кризис в России оказал
огромное негативное влияние на все сферы духовной жизни человека и, в том числе, способствует возникновению морально-правового
конфликта личности и всего общества в целом.
Основой управления морально-правовыми конфликтами, возникающими в сфере морально-правовых отношений, и устранения их
негативных последствий должно стать комплексное воздействие различных социальных институтов на общественное и индивидуальное
сознание. Оно должно включать в себя моральное и правовое воспитание, повышение уровня правовой и нравственной культуры, использовать такие возможности взаимного влияния общества и индивидуума, как правовое информирование и общественное мнение, и, самое
главное, соблюдение ст. 2 Конституции России, в которой недвусмысленно подчеркивается, что «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Возможно тогда у нас не будет Васильевых,
Сердюковых и все граждане России, уходящие на пенсию, будут
получать не менее 40 % от зарплаты, как установлено законом, а не
19–21 %, в то время как депутатский корпус имеет 70 %, правительство – 75 %, а бывшие губернаторы и иные лица – 80 % от их зарплат,
которые в сотни раз выше, чем имеют обычные граждане.
1 Подробнее см.: Глущенко П. П. Конституция Российской Федерации –
важнейший закон правового государства // Матер. науч.-практ. конф. 12–13 декабря 2013 года «Конституция Российской Федерации – 20 лет на страже
конституционных прав и свобод граждан». СПб.: ГУАП, 2014. С. 10–18; Он же.
Несоблюдение предписаний Конституции Российской Федерации порождает
противоречия и проблемы во взаимоотношениях федеральной власти с властью
субъектов федерации // Закон. Право. Государство. 2013. № 1. С. 230–236.
99
Сравнительно-правовой анализ содержания нормативной базы,
литературных источников свидетельствует о том, что правовому
воспитанию, правовой культуре фактически не уделяется должного внимания. Более того, даже при подготовке юриста не изучается
дисциплина – правовая работа, с ответствующими особенностями,
предопределяемыми функциями конкретных органов власти, учреждений, предприятий, организаций.
В современных условиях для граждан вообще особое значение
имеет знание хотя бы определенной части законодательной массы, а для субъектов – участников морально-правовых конфликтов особенно, ибо в процессе их «вызревания» существенным образом затрагиваются честь, достоинство, права, свободы, законные интересы; причиняются моральный и материальный ущерб,
в результате которых можно остаться без жилья, работы, средств
к существованию.
Правовая культура, информированность сами собой не появляются, а приобретаются в процессе ознакомления с определенной
частью норм, прежде всего гражданского права, частично административного и уголовного. Особое место занимает знание трудового,
жилищного и семейного законодательства, ибо именно в сфере указанных взаимоотношений чаще всего возникают морально-правовые конфликты.
Настоящий параграф монографии обязывал автора осуществить
исследование в части, касающейся уяснения места в институте правозащитной деятельности, уровня правовой культуры, правовой
информированности субъектов морально-правовых конфликтов.
Осуществленный анализ содержания правовой и источниковедческой баз национального и международного значения позволяет
сделать обоснованный вывод о том, что именно знание порядка и
правил обращения к механизму правозащитной деятельности, точнее к его правовым методам (убеждению, принуждению, особенно
обжалованию, контролю и надзору) способны не доводить возникающие противоречия до конкретного морально-правового конфликта с серьезными последствиями. Обращение к правовым средствам
(возбуждение административного расследования, применение мер
юридического воздействия посредством таких видов юридической
ответственности, как дисциплинарная, материальная, административная, уголовная, гражданско-правовая, конституционноправовая, муниципально-правовая), помогают предотвратить, локализовать морально-правовой конфликт, обеспечить возмещение
морального и материального ущерба.
100
Уровень правовой культуры, правовой информированности
крайне необходим для своевременного обращения к правовым способам (административно-правовому, гражданско-правовым, уголовно-правовому, конституционно-правовому, международно-правовому).
Из всего сказанного вывод может быть только один – изучение
законодательной базы, своевременное обращение к механизму правозащитной деятельности, приобретение правовых знаний, внимательное прочтение любых документов либо обращение к юристам,
иным специалистам для получения обоснованной информации
о том, что вам предлагается договор, соглашение или приговор.
101
Заключение
Проблемы социально-экономического, социально-правового и
социально-нравственного характера в обстановке политической и
социально-экономической нестабильности, в условиях моральноправового кризиса зачастую принимают бескомпромиссные формы
конфронтации, оборачиваются насилием и принуждением. В этой
связи возникает объективная необходимость поставить нарастающей в обществе конфликтности ограничительные рамки, найти
для этого подходящие способы и средства, но при этом следует помнить, что виды и модели развертывания социальных конфликтов
могут существенно отличаться друг от друга, следовательно, и меры по их эффективному урегулированию должны иметь соответствующую специфику.
Сравнительно-правовой и историко-правовой анализы содержания правовой и источниковедческой баз национального и международного уровня, имеющих отношение к институту морально-правовых конфликтов, позволили определить роль и место механизма их
разрешения и одновременно обоснованно утверждать, что обладание методикой его использования способно эффективно и вовремя
предупреждать и локализовывать появление морально-правовых
конфликтов. Наша уверенность основана на том, что правовые методы, средства и способы, составляющие содержание, сущность,
указанного механизма, способны учитывать особенности возникающих ситуаций и руководствуясь законами и подзаконными актами, правомерно и обоснованно учитывать и защищать права, свободы и законные интересы сторон морально-правового конфликта.
Для того чтобы убедить сомневающихся в том, насколько важно
своевременно, в случае возникновения признаков морально-правового конфликта, обратиться к одной из составных частей механизма его разрешения, то есть к правовым методам1, в число которых
входят: а) убеждение, б) принуждение, в) обжалование, г) контроль,
д) надзор. Обращение к каждому из пяти правовых методов зависит от того, что собой представляет возникший морально-правовой
конфликт, в чем его причины, кто является стороной конфликта,
какой сферы он касается, к какому нормативному акту, виду пра-
1 Подробнее см.: Бабурин С. Н., Прокофьев В. Ф. Порядок обращения к правовым
методам и средствам механизма правозащитной деятельности // Закон. Право.
Государство. 2014. № 3. С. 203–213; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ.
соч. С. 164–175.
102
воотношения относится, кто тот орган, должностное лицо, которое
вправе и должны рассмотреть по существу, возникшие у сторон основания использовать соответствующий правовой метод, и какой
должен последовать результат его применения. Практика свидетельствует о том, что граждане больше доверяют методу обращения, руководствуясь содержанием ст. 33 Конституции Российской
Федерации и Федерального закона от 2 мая 2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Метод убеждения требует должного уровня правовых знаний,
опыта, навыков и умений, необходимых для эффективного воздействия на стороны морально-правового конфликта, представления
доказательств необходимости отказа от его продолжения либо посредством уступок предотвращения серьезных последствий в случае его продолжения, то есть это вправе сделать только тот, кто владеет основами конфликтологии.
Методы контроля и надзора отличаются друг от друга тем, что
обращаться за осуществлением контроля необходимо в те органы и
к тем должностным лицам, в полномочия которых входит обязанность его (контроль) осуществить и принять обоснованное решение
относительно причин и условий, приведших к конфликту, и тех
субъектов, которые способствовали их возникновению. Надзор,
в свою очередь, вправе осуществлять специальные органы и должностные лица, получившие официальные сведения о возможности
морального-правового конфликта либо в целях его разрешения.
Правовой практике известны такие виды надзора, как президентский, парламентский, прокурорский, судебный, то есть правом надзирать наделены вышестоящие органы, должностные лица, однако
они меры принуждения сами не применяют в отличие от контрольных органов, а обязывают это сделать соответствующие структуры,
в ведении которых обнаружены конкретные проблемы, породившие
или способные породить морально-правовой конфликт.
Правовые средства разрешения морально-правовых конфликтов представляют собой: административное (служебное) расследование1 причин и условий, приведших к возникновению мораль1 См.: Боер В. М., Глущенко П. П. Административное расследование – эффективное средство обеспечения реализации и защиты конституционных прав и свобод
граждан // Закон. Право. Государство. 2014. № 2. С. 251–274; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 164–170; Глущенко П. П. Институт
административного расследования в механизме государственно-управленческой
деятельности. С. 99–105; Шавлохов А. К. Юридическая сущность административного
расследования – самостоятельной стадии административного расследования:
монография. СПб., 2015.
103
но-правового конфликта; обращение к институту юридической ответственности 1(дисциплинарной, административной, уголовной,
гражданско-правовой, конституционно-правовой и муниципально-правовой); и возбуждение уголовных дел2.
Правовое средство – возбуждение административного (служебного) расследования позволяет, руководствуясь римской семихвосткой, получить ответы на вопросы: кто виновен в возникновении морально-правового конфликта; что он собой представляет; где
он возник; в силу чего он возник; когда, в какое время, в каких условиях он возник; какие наступили последствия либо могли наступить; каково поведение сторон – участников возникшего конфликта либо готового возникнуть? Данное правовое средство позволяет
решить проблему, не прибегая к услугам, полномочиям органов
государственной власти, правоохранительным органам.
Правовое средство – обращение к юридической ответственности
чаще всего используется в процессе разрешения морально-правового конфликта, определения степени вины лиц, способствующих его
возникновению, либо его провоцирующих. Реже оно применяется
в целях профилактики, предупреждения о возможности применения соответствующего вида юридической ответственности к лицам, провоцирующим возникновение конфликта.
Важно запомнить, что любой из семи видов юридической ответственности может быть применен только при наличии четырех
признаков состава правонарушения: субъекта, объекта, субъективной стороны, объективной стороны.
Такое правовое средство, как возбуждение уголовных дел применяется в случаях наличия в деянии подозреваемого виновного
(действий и бездействий) всех четырех признаков состава правонарушения, обусловивших возникновение морально-правового
конфликта, либо когда его последствия подпадают под конкретную
статью уголовного кодекса.
Следующей составной частью механизма разрешения моральноправового конфликта являются правовые способы3. В их число входят: административно-правовой; гражданско-правовой; уголовноправовой; конституционно-правовой; международно-правовой.
1 Глущенко, П. П., Варюшенкова, Т. М. Юридическая ответственность граждан
и юридических лиц. СПб., 2007; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч.
С. 170–173.
2 Там же. С. 172–173.
3 См.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 139–163; Глущенко П. П., Жильский Н. Н. Указ. соч. С. 73–89.
104
Административно-правовой способ защиты применяется в случаях, когда в процессе служебных, соподчиненных правоотношений допускается непредставление возможности воспользоваться
законными правами, свободами или законными интересами (получение зарплаты, вознаграждения, повышения в должности, предоставления отгула, бесплатной переквалификации, получение сведений о материалах, содержащихся в личном деле и т. д.) либо их
умышленное или неосторожное нарушение, каждое из которых может спровоцировать морально-правовой конфликт. Потерпевший
вправе в каждом конкретном случае определить, каким путем ему
решать возникшую проблему. Идти ли сначала административноправовым, а затем в зависимости от результатов гражданско-правовым, уголовно-правовым, конституционно-правовым, а возможно
и международно-правовым способом. Административно-правовой
способ восстановления и защиты нарушенных прав, свобод и интересов является самым простым и доступным. Он не требует особых
знаний и экономических, материальных затрат. Но нужно учитывать, что в современной ситуации, сложившейся в России, очень
многие должностные лица игнорируют обращения к ним граждан
с жалобами, заявлениями и предложениями. Рассмотрение задерживается либо носит поверхностный характер или передается
на откуп третьестепенным лицам, прав на надлежащее принятие
решения не имеющим. В таком случае не стоит бросать самозащиту. На это есть несколько аргументов. Во-первых, не все должностные лица являются безответственными и не желающими вникать
в проблемы и их разрешать. Во-вторых, на такое реагирование с их
стороны есть несколько запасных вариантов. Это обращение к вышестоящим инстанциям, должностным лицам, подключение для
этих целей прокуратур, налоговых инспекций, при наличии естественно оснований и поводов, а также использование полномочий
федеральных судов общей юрисдикции.
Приняв решение об обращении к административно-правовому способу защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов, порожденных морально-правовым конфликтом, необходимо
определить, охранялось ли нарушенное право административным
законом. Для этого следует ознакомиться с содержанием ст. 1.2.
Кодекса РФ об административных правонарушениях1, затем со
ст. 2.1, которая позволяет определить, относится ли противоправ1 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях по
состоянию на 17 ноября 2014 года. М., 2015. С. 21.
105
ное деяние к административному правонарушению. После этого
определиться, кто есть правонарушитель, потому что административная ответственность применяется как к физическим лицам
(ст.ст.2.5. – 2.6), так и к юридическим (ст.2.10) и должностным
(2.4. КоАП РФ). Остается выяснить, какие органы или должностные лица могут и обязаны разрешить возникшую проблему, для
этого необходимо ознакомиться с содержанием главы 23 КоАП РФ.
Нужно отметить, что процедура обращения к вышестоящим инстанциям и должностным лицам ничем не отличается от обычного
обращения, за исключением обязательности представления вместе
с новой жалобой копии текста предыдущей, ответ на которую не
удовлетворил обратившегося либо не последовал вообще. В прокуратуру, налоговую инспекцию можно обращаться с жалобой либо
заявлением. Вид обращения в данной ситуации зависит от основания подключения указанных органов. Злоупотребление властью,
превышение полномочий, халатное отношение к исполнению служебных обязанностей являются основанием для обращения в прокуратуру с устным либо письменным заявлением. Неправомерные
действия, повлекшие наступление проблем материального, экономического характера, дают возможность для подключения кроме
прокуратуры еще и налоговой инспекции.
Гражданско-правовые способы защиты используются в случае
нарушения имущественных прав и интересов граждан, причинения
им материального либо морального ущерба. Виды и формы нарушения имущественных прав и интересов, причинения морального
и материального ущерба очень разнообразны, однако порядок применения гражданско-правовых способов защиты от этого не изменяется. Восстановление либо защита нарушенных прав и интересов
осуществляется на основе подачи в федеральный суд общей юрисдикции искового заявления. Оно представляет собой документ, содержащей следующие реквизиты: наименование федерального суда
соответствующего района (города), области либо как крайний случай Верховного, а затем Конституционного Суда России; обращающийся в суд именуется истцом, и он обязан указать свои полные
фамилию, имя, отчество и юридический адрес прописки либо регистрации (индекс, город, улица, дом, корпус, квартира); ответчиком
признается юридическое либо физическое лицо, причинившее вред
истцу. Об ответчике должны быть представлены такие же данные,
как и об истце (фамилия, имя, отчество, индекс, город, улица, дом,
корпус, квартира); наименование искового заявления (об истребовании долга, залога; о возмещении морального и (или) материального
106
ущерба); текст заявления, в котором необходимо подробно раскрыть
содержание все тех же семи вопросов: кто, что, где, когда, как, каким способом и какие последствия. Заявление должно завершаться
соответствующими требованиями (обязать, потребовать, возместить
и т. д.); приложения, если они имеются, а также подпись заявителя и дата изготовления искового заявления. Оно должно быть исполнено в таком количестве, чтобы можно было обеспечить суд,
ответчика(ов), третьих лиц (если они участвуют в деле).
Обращение к гражданско-правовым способам защиты прав, свобод и интересов требует знания ст.ст. 2, 8, 9, 12, 15, 16, 24–28, 37,
48–65, 151, 152, 1069, 1070, 1073, 1074–1080, 1083–1092, 1095–
1108 Гражданского кодекса Российской Федерации; ст.ст. 12–15, 17
Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей». При
определении размеров компенсации морального вреда суд принимает
во внимание степень вины нарушения, а также иные заслуживающие
внимания обстоятельства. Важно подчеркнуть, что суд обязан, в каждом конкретном случае определяя степень физических и нравственных страданий, исходить из индивидуальных особенностей пострадавшего (состояние здоровья, непереносимость болей, возбудимость,
возникновение ассоциаций с ранее перенесенными травмами и т. д.).
Моральный вред гражданину может быть нанесен посредством распространения сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию и в этом случае также возникает право требовать возмещения убытков в материальном виде.
Материальный вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий либо бездействием государственных органов, органов местного самоуправления либо должностными лицами этих органов в любом виде, в том числе и посредством издания противоправного акта, подлежит возмещению за счет фонда России либо субъекта
Российской Федерации. Точно также решается вопрос о возмещении
материального вреда, причиненного гражданину в результате: незаконного осуждения; привлечения к уголовной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под
стражу или подписки о невыезде; незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
В случае причинения материального ущерба источником повышенной опасности он возмещается его владельцем, за исключением случаев если он докажет, что его источник повышенной опасности выбыл из обладания в результате противоправных действий
других лиц. На объем возмещаемого материального вреда влияет
умысел потерпевшего, его противоправные либо неадекватные си107
туации действия, а также имущественное положение владельца источника повышенной опасности.
Причинение гражданину увечья либо повреждение его здоровья
влечет за собой необходимость возмещения ему утраченной прибыли (дохода), который он имел либо мог иметь, а также дополнительно понесенных расходов, вызванный таким повреждением
здоровья, в том числе расходов на лечение, приобретение лекарств,
дополнительное питание, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии и т. д.
На определение объема утраченного заработка (дохода) пенсия
по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или
иным повреждением здоровья, а также иные пенсии, пособия, выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, влияния не оказывают. В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так и по совместительству, облагаемые подоходным налогом,
выплаченное пособие за период временной нетрудоспособности и
отпуска по беременности и родам, доходы от предпринимательской
деятельности и авторский гонорар. Все виды заработка (дохода)
учитываются в суммах, начисленных до удержания налогов.
Важно отметить, что причинение ущерба гражданам наделяет их
правом на последующие изменения размеров вреда. Основаниями
для этого являются: уменьшение трудоспособности либо ее повышение; улучшение материального положения виновного либо
ухудшение; повышение стоимости жизни.
Особое место в жизни подавляющей части граждан России в настоящее время занимает проблема возмещения ущерба, причиненного им различными банками, частными структурами, в которые
были вложены сбережения либо с которыми были заключены имущественные договоры, соглашения, не исполнение которых повлекло значительные потери. Взыскание вложенного, возвращение утраченного возможно, но через суд, а в отдельных случаях и
через прокуратуры, налоговую инспекцию согласно ст.ст. 393–406
Гражданского кодекса Российской Федерации. Итак, гражданско-правовые способы защиты прав, свобод и законных интересов
граждан гораздо сложнее, чем административно-правовой.
Следующим способом защиты прав, свобод и законных интересов
граждан является уголовно-правовой. Обращение к данному правовому способу защиты нарушенных прав, свобод и законных интере108
сов требует ознакомления с такими статьями Уголовного Кодекса
Российской Федерации, как: ст. 2 (охраняемые уголовным законом
права, свободы и интересы), ст. 8 (основание наступления уголовной
ответственности), ст. 14 (понятие уголовного преступления), ст. 20
(возраст, с которого наступает уголовная ответственность), ст. 37–42
(обстоятельства, исключающие наступление уголовной ответственности), ст. 75–78 (основания и порядок освобождения от уголовной ответственности), ст. 79–83 (порядок и условия освобождения
от уголовного наказания), ст. 84 (амнистия), ст. 85 (помилование),
ст. 86 (судимость) и ст. 95 (порядок, сроки погашения судимости).
Уголовно-правовой способ используется в случаях совершения уголовного преступления, повлекшего причинение ущерба правам, свободам и интересам граждан (кража, обман, разбой, грабеж, телесные
повреждения, похищение человека, торговля несовершеннолетними, клевета, оскорбление, истязание и т. д.). Методика его применения особых сложностей не составляет. Обращение в органы дознания либо в прокуратуру требует разработки заявления. Основными
его реквизитами признаются: наименование органа – в верхнем
правом углу листа; ниже – в этом же углу – фамилия, имя, отчество
и полный юридический адрес обращающегося заявителя; в средине
листа с большой буквы – Заявление; с новой строки – содержание
заявления, в котором обстоятельно даются ответы на семь вопросов: кто, что, где, когда, как, каким способом, каковы последствия,
возможные причины совершения преступления. Заканчивается заявление приложениями (если они имеются), подписью заявителя и
датой исполнения (число, месяц, год).
Иным образом происходит рассмотрение обстоятельств совершения преступлений так называемого частного обвинения, к которым
относятся1: клевета (ст. 129 УК РФ), оскорбление (ст. 130 УК РФ) и
другие. По таким преступлениям граждане, имеющие основания считать себя оскорбленными или оклеветанными, обращаются с жалобой
непосредственно в суд. Судья, которому передают в производство такую жалобу, выносит постановление о возбуждении уголовного дела.
Реквизиты жалобы те же, что были раскрыты ранее. Постановление о
возбуждении уголовного дела по жалобе потерпевшего включает в себя такие сведения, как2: число, месяц, год; фамилия, инициалы судьи
соответствующего федерального суда; содержание рассмотренной жалобы потерпевшего (ф. и. о. полностью) на гражданина (ф. и. о. полно1
2
Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2014. С.182.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2014. С. 201.
109
стью), совершившего преступление; выводы о наличии возможностей
для примирения и оснований для проведения судебного заседания на
основе ст.ст. 271, 274, 296 УПК РФ; избрание меры пресечения; определение вида судебного заседания (открытого, закрытого) и его даты;
определение лиц, вызов в судебное заседание которых обязателен и
подпись судьи.
Конституционно-правовой способ защиты прав, свобод и законных интересов граждан обязывает изучить содержание ст.ст.
2, 6, 7, 15, 17, 19, 22, 32, 33, 45, 46, 125 Конституции Российской
Федерации. Конституционно-правовой способ защиты применяется в том случае, если все предыдущие обращения в органы и суды не увенчались успехом. Основанием для обращения
в Конституционный суд является нарушение конституционного
права гражданина одним из судов. Для обращения необходимо написать жалобу. В приложении к такой жалобе должны быть представлены копии жалоб, с которыми ранее обращался гражданин.
В настоящее время особую роль играет способ защиты прав, свобод
и законных интересов граждан, осуществляемый на международноправовом уровне. Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ «3. Каждый
вправе в соответствии с международными договорами Российской
Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав
и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Как указано в вышеописанной
статье, после отказа гражданину во всех доступных судебных инстанциях Российской Федерации жалоба может быть подана в Комитет по
правам человека, который действует согласно Международному пакту о гражданских и политических правах. Благодаря участию России
в Факультативном протоколе данного пакта каждому гражданину
для реализации своего конституционного права на обращение в этот
орган позволено направлять туда жалобы.
Одновременно, как в этом убежден автор, осуществленное исследование позволяет сделать выводы о том, что институт морально-правовых конфликтов есть совокупность противоречий, возникающих:
между правом и социально-правовыми институтами; ценностными
ориентациями личности; нравственными и правовыми ценностями,
признаваемыми и охраняемыми в обществе и государстве. Разрешение
проблем и сложностей, возникающих в процессе морально-правовых
конфликтов, настоятельно требует от субъектов морально-правовых
отношений овладения навыками и умениями своевременного и обоснованного обращения к правовым методам, средствам и способам механизма правозащитной деятельности.
110
Библиографический список
Международные и национальные нормативные правовые акты
1. Конституция Российской Федерации. М., 2016.
2. Всеобщая декларация прав человека: сб. документов. М.,
2015.
3. Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. //
Современные зарубежные конституции. М., 2015.
4. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах // Ведомости ВС СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
5. Международный пакт о гражданских и политических правах //
Ведомости ВС СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
6. Европейская конвенция прав человека и основных свобод от
4 ноября 1950 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека. М., 1989.
7. Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и
основных свободах человека от 26 мая 1995 г. // Международные
акты о правах человека: сб. документов. М., 1998.
8. Новые конституции стран СНГ и Балтии: сб. документов.
М., 1994.
9. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от
08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 20.04.2015) // Справочно-правовая система «Консультант-плюс» (дата обращения 15.09.2015).
10. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая,
вторая, третья, четвертая. М., 2016.
11. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая)
от 2003 года № 51-ФЗ (ред. от 25.11.2013 с изменениями, вступившими в силу с 01.01.2014) // Справочно-правовая система «Консультант-плюс» (дата обращения 15.09.2015).
12. Таможенный кодекс Российской Федерации от 28.05.2003
№ 61-ФЗ (ред. от 26.06.2008) // Справочно-правовая система «Консультант-плюс» (дата обращения 15.09.2015).
13. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.96
№ 63-ФЗ (ред. от 25.11.2013 с изменениями, вступившими в силу
с 01.01.2014) // Справочно-правовая система «Консультант-плюс»
(дата обращения 15.09.2015).
14. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. М., 2016.
15. Трудовая кодекс Российской Федерации. М., 2016.
16. Жилищный кодекс Российской Федерации. М., 2016.
111
17. Федеральный Конституционный закон Российской Федерации от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ (ред. от 04.06.2014) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Справочно-правовая
система «Консультант-плюс» (дата обращения 15.09.2015).
18. Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ (ред. от 25.11.2013
с изменениями, вступившими в силу 25.11.2013) «О полиции» //
Российская газета. 2011. 8 фев.
19. Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ (ред. от 25.11.2013
с изменениями, вступившими в силу 01.01.2014) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 06.10.2015. № 40. Ст. 3822.
20. Федеральный закон Российской Федерации от 27 апреля
1993 г. (ред. от 09.02.2009) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Справочно-правовая система «Консультант-плюс» (дата обращения 15.09.2015).
21. Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ (ред. от 24.11.2014)
«О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // Справочно-правовая система «Консультант-плюс» (дата обращения 15.09.2015).
Литература
22. Анисимов А. Л. Честь, достоинство, деловая репутация:
гражданско-правовая защита. М., 2004.
23. Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Правозащитная деятельность. Современная теория и практика. Часть 1. М., 2013.
24. Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Правозащитная деятельность: современная теория и практика защиты прав, свобод и
законных интересов граждан. М., 2014.
25. Боер В. М., Глущенко П. П. Субъекты государственно-управленческой деятельности: монография. СПб., 2015.
26. Боер В. М., Глущенко П. П. Правовая регламентация правозащитной деятельности в сфере трудовых правоотношений: теория
и практика, проблемы: монография. СПб., 2015.
27. Боер А. А. Морально-правовой конфликт: теория и практика
разрешения и совершенствования: монография. СПб., 2015.
28. Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере разрешения морально-правовых конфликтов: монография. СПб., 2016.
29. Бабанцев Н. Ф. Конституция Российской Федерации – правовая основа правовой системы // Черные дыры в российском законодательстве. 2012. № 3.
112
30. Глущенко П. П., Аруева Л. Н. Адвокатура. История и современность. СПб., 2009.
31. Глущенко П. П. Конституционные права и свободы граждан
в Российской Федерации: теоретические и организационно-практические вопросы социально-правовой защиты: дис. … д-ра юрид.
наук. СПб., 1998.
32. Глущенко П. П. Конституционное право России. СПб., 2012.
33. Ильин И. А. Основные задачи правоведения в России.
Кн. VIII–XII. М., 1922.
34. Ильин И. А. Порядок или беспорядок? М., 1917.
35. Петражицкий Л. И. Возмещение нематериального вреда
с точки зрения социальной политики // Право. 1900. №11.
36. Петражицкий Л. И. О темных сторонах института возмещения нравственного вреда с точки зрения народной этики и эстетики //
Вестник права. 1900. № 3.
37. Черниловский З. М. История рабовладельческого государства и права. М., 1960.
38. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права.
М., 1995.
39. Шапп Я. Основы гражданского права Германии: учебник.
М., 1966.
40. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда в России
и зарубежом. М., 1997.
41. Эрделевский А. М. Правовое регулирование возмещения морального вреда в гражданском праве: дис. … канд. юрид. наук. М.,
1995.
113
ПРИЛОЖЕНИЕ
ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ И ЖАЛОБ ГРАЖДАН
В
федеральный суд
(района, города, области,
края, республики)
ИСТЕЦ:
(наименование организации
или ф. и. о., адрес)
ОТВЕТЧИК:
(наименование организации
или ф.и.о., адрес)
ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о защите чести, достоинства и деловой репутации
(указать, когда, кем и где распространены сведения, порочащие, по мнению истца, его честь
и достоинство (деловую репутацию), в чем заключаются эти сведения и почему они не соответствуют
действительности; при желании привести доказательства в подтверждение изложенного)
В результате действий ответчика мне причинены убытки в размере
,
(представить расчеты)
а также моральный вред (физические или нравственные страдания), которые оцениваю(ем)
рублей.
В соответствии со ст.ст. 151,152 ГК РФ
ПРОШУ:
обязать
(наименование организации или ф. и. о. гражданина)
опровергнуть
порочащие
мою
честь
и
достоинство
(деловую
репутацию
сведения
(указать характер сведений и порядок их опровержения)
Взыскать с ответчика моральный вред в сумме
В подтверждение иска вызвать в суд свидетелей
руб.
(фамилии, имена, отчества, адреса)
Приложение:
1. Имеющиеся у истца доказательства распространения порочащих его сведений (вырезка
или выписка из печатных изданий, выписки из протоколов собраний, заседаний и т. д.
с приведением в них выступлений ответчика; письменные обращения в те или иные организации, письма граждан и т. п.).
2. Госпошлина.
3. Копия искового заявления.
Дата
114
Подпись
В федеральный суд
(города, области, края, республики)
от
района,
(ф. и. о. лица, подающего жалобу, адрес)
ОТВЕТЧИК:
(ф.и.о. сотрудника(ов) милиции, адрес)
ОТВЕТЧИК:
(управление) внутренних дел
ЖАЛОБА
на неправомерные действия сотрудника(ов) полиции при обыске
«
»
20
отдела (управления) внутренних дел
г. сотрудники полиции
(ф.и.о.)
без моего согласия вошли в производственные помещения принадлежащего мне предприятия
(мой дом, квартиру) и без моего участия (с моим участием) произвели осмотр склада, изъяли
документы на материальные ценности, кредитные и финансовые операции, деньги в сумме
, отобрали образцы сырья и продукции, опечатали кассу, все помещения
(часть помещений) предприятия. На мою просьбу предъявить данные о нарушении мною закона сотрудник(и) полиции ответа не дали. Только после неоднократных обращений и жалоб мне
вернули изъятые документы и ценности и сняли арест с производственных помещений и кассы.
В результате неправомерных действий работника(ов) полиции была парализована производственная деятельность предприятия, не выполнены обязательства перед заказчиками, не поставрублей.
лена продукция. Общая сумма ущерба по моим подсчетам составляет
Кроме того, мне причинен моральный ущерб, который я оцениваю в сумме
.
В соответствии с Федеральным законом «О полиции»
ПРОШУ:
признать действия сотрудника(ов) полиции неправомерными. Взыскать в мою пользу ущерб
в сумме
.
Приложение:
1. Имеющиеся документы в подтверждение жалобы (акт ареста, копии контрактов, расчеты
по сумме ущерба и т.п.)
2. 2 копии жалобы.
Дата
Подпись
115
В федеральный суд
(города, области, края, республики)
от
района,
(ф. и. о. лица, подающего жалобу, адрес)
ОТВЕТЧИК:
(ф.и.о. сотрудника(ов)
полиции, адрес)
ОТВЕТЧИК:
(отдел (управление) внутренних дел,
где работает сотрудник полиции, его адрес)
ЖАЛОБА
на неправомерное бездействие сотрудника полиции
«
»
20
отдела (управления) внутренних дел
г. сотрудник полиции
(ф. и. о.)
не оказал помощь мне, пострадавшему от правонарушения, которое произошло при следующих
обстоятельствах
(указать где, когда, при каких обстоятельствах совершено правонарушение)
и не пресек его совершение.
В результате совершенного правонарушения мне нанесены телесные повреждения
(указать какие, степень тяжести)
Также я понес имущественный ущерб
(указать, какие
материальные убытки понес заявитель от правонарушителя)
Неправомерное бездействие работника полиции
(ф. и. о.)
подтверждаются следующим:
(указать мотивы, по которым заявитель считает бездействие
работника полиции неправомерными, ущемляющими его права и законные интересы)
Мой материальный ущерб подтверждается
(привести необходимые расчеты
ущерба, какими документами он подтверждается)
В соответствии со ст. 33 Федерального закона «О полиции»
ПРОШУ:
Признать бездействие сотрудника полиции
(ф. и. о.)
при совершении правонарушения неправомерными.
Обязать возместить мне ущерб, причиненный в результате правонарушения в размере
рублей.
Приложение:
1. Документы, подтверждающие неправомерное бездействие сотрудника полиции.
2. Документы, подтверждающие размер ущерба.
3. 2 копии жалобы.
Дата
116
Подпись
В федеральный суд
(города, области, края, республики)
от
района,
(ф. и. о. лица, подающего жалобу,
адрес)
ОТВЕТЧИК:
(ф. и. о. сотрудника
милиции)
ОТВЕТЧИК:
(управление) внутренних дел
ЖАЛОБА
на неправомерные действия сотрудника(ов) полиции при задержании
«
»
20
г. я был задержан
(указать место задержания)
сотрудником полиции
отдела (управления) внутренних дел
и направлен на медицинское
(ф. и. о.)
освидетельствование для определения наличия в организме алкоголя (наркотических веществ).
Считаю, что мое задержание было неправомерным, так как я правонарушения не совершал
и оснований подозревать меня в этом не было.
Медицинское освидетельствование, проведенное «
»
19
г.
(указать, каким медицинским учреждением)
показало, что у меня в организме отсутствует алкоголь (наркотические вещества).
В результате неправомерного задержания, которое длилось в течение
,
(указать время)
я понес материальный ущерб в размере
(указать сумму (м. б. примерную) и обоснование ее размера)
Кроме того, мне причинен моральный вред, который я оцениваю в сумме
В соответствии со ст. 33 Федерального закона «О полиции»
.
ПРОШУ:
Признать действия сотрудника(ков) полиции
ления) внутренних дел
отдела (управ(ф. и. о.)
неправомерными.
Взыскать в мою пользу ущерб в сумме
.
Приложение:
1. Имеющиеся доказательства в подтверждение жалобы.
2. Копия жалобы.
Дата
Подпись
117
В федеральный суд
(города, области, края, республики)
от
района,
(ф. и. о. лица, подающего жалобу, адрес)
ОТВЕТЧИК:
(ф.и.о. сотрудника полиции, адрес)
ОТВЕТЧИК:
отдел (управление) внутренних дел
ЖАЛОБА
на неправомерные действия сотрудника(ов) ГИБДД (полиции)
при задержании а/машины
«
»
20
г. на автомашине марки
перевозился принадлежащий мне груз, который
государственный номер
надлежало передать гражданину (фирме, предприятию)
. Автомашина
согласно контракту, заключенному
(дата, указать место)
была остановлена сотрудником(ами) полиции(ГИБДД)
отдела
, который (ые) проверил(и)
(управления) внутренних дел
водительские документы, документы на перевозимый груз, а затем без объявления причин изъядней (часов)
ли их. Документы были возвращены спустя
и мне сообщили, что произошла ошибка.
В результате противоправных действий сотрудника(ов) полиции (ГИБДД) автомашина простояла на дороге, а перевозимый груз пришел в негодность (не был своевременно доставлен поруб.
коп.,
лучателю) и не реализован, убытки из-за этого составили: сумма
.
из расчета
Кроме того, причинен ущерб простоем автомашины в сумме
руб.
коп.
.
из расчета
Мне причинен и моральный вред, который я оцениваю в сумме
.
В соответствии с Федеральным законом «О полиции»
ПРОШУ:
Признать действия сотрудника(ов) полиции (ГИБДД) неправомерными.
Взыскать в мою пользу ущерб в сумме _________________________.
Приложение:
1. Имеющиеся документы в подтверждение жалобы (накладные на груз, копию контракта,
акты и т.п.).
2. 2 копии жалобы.
Дата
118
Подпись
В Федеральный суд
(района, города, области, края, республики)
Истец
(ф. и. о)
(адрес полностью)
Ответчик
(ф. и. о)
(адрес полностью)
Цена иска
руб.
ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья
Я работал(а) на (в)
(наименование предприятия, учреждения)
в должности
(указать должность)
«
»
20
г. при исполнении трудовых обязанностей мне было причинено увечье
(указать обстоятельства и причины получения увечья, а также какое увечье получено)
Согласно акту от « »
20
г. в несчастном случае признается вина ответчика.
По заключению ВТЭК от « »
20 г. в результате несчастного случая я признан(а)
инвалидом
группы с утратой
% профессиональной трудоспособности,
срок переосвидетельствования установлен
(число, месяц, год)
Мой средний заработок до увечья составлял
При этом мною понесены дополнительные расходы
руб.
(указать доп. питание, протезирование, санаторно-курортное лечение, медикаменты и т. д.)
в сумме
руб., на основании заключения ВТЭК.
Администрация в выплате возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, отказала (удовлетворили частично).
В соответствии со ст.459 ГК РФ
ПРОШУ:
1. Взыскать с
(наименование предприятия, учреждения)
в мою пользу ущерб, причиненный повреждением здоровья по
с по
и одновременно
(число, месяц, год)
руб. в месяц
руб.
(число, месяц, год)
дополнительных расходов, а всего
руб.
В судебное заседание для подтверждения иска вызвать свидетелей
(ф. и. о)
Приложение:
1. Копия искового заявления.
2. Акт о несчастном случае.
3. Заключение технического инспектора о причине несчастного случая.
4. Заключение ВТЭК о степени утраты трудоспособности.
5. Справка о размере пенсии.
6. Справка о зарплате до увечья и в настоящее время.
7. Копия приказа администрации и постановление профкома об отказе в возмещении ущерба
(или частичном удовлетворении требования).
Подпись
Дата
119
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение...................................................................................
Глава 1. ЮРИДИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ МОРАЛЬНО-ПРАВОВОГО
КОНФЛИКТА. ПРОБЛЕМЫ РАЗРЕШЕНИЯ.................................
1.1. Понятие, сущность, условия возникновения
морально-правовых конфликтов.......................................
1.2. Порядок и особенности возмещения материального
и морального ущерба, возникающих в процессе
морально-правовых конфликтов.......................................
Глава 2. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ
ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН.............................
2.1. Институт правозащитной деятельности – правовая основа
гражданско-правового урегулирования морально-правовых
конфликтов, управления ими...........................................
2.2. Правовая культура субъектов – участников
морально-правовых конфликтов в механизме
правозащитной деятельности...........................................
3
7
7
22
60
60
80
Заключение.............................................................................. 102
Библиографический список......................................................... 111
ПРИЛОЖЕНИЕ......................................................................... 114
120
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
22
Размер файла
1 940 Кб
Теги
boer, 06b7db51e2
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа