close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

BoerGlyshenko

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВООБРАЗОВАНИЯИНАУКИРОССИЙСКОЙФЕДЕРАЦИИ
Федеральноегосударственноеавтономное
образовательноеучреждениевысшегообразования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙГОСУДАРСТВЕННЫЙУНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГОПРИБОРОСТРОЕНИЯ
В.М.Боер,П.П.Глущенко
ТЕОРИЯИПРАКТИКАОРГАНИЗАЦИИ
ИОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
ПРАВОЗАЩИТНОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Монография
Санкт-Петербург
2015
УДК 340.1+341.231
ББК 67.400.1
Б75
Рецензенты:
заведующий кафедрой государственного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения, доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ Х. Х. Лойт;
директор Юридического института Санкт-Петербургского университета управления и экономики, доктор юридических наук, профессор М. В. Рыбкина
Утверждено
редакционно-издательским советом университета
в качестве монографии
Боер, В. М.
Б75 Теория и практика организации и осуществления правозащитной деятельности: монография / В. М. Боер, П. П. Глущенко. – СПб.: ГУАП, 2015. – 79 с.
ISBN 978-5-8088-1062-4
Исследуются сущность, содержание, функции института правозащитной
деятельности. Приводятся определения, обоснования правомерности утверждения данного института межотраслевым правовым институтом, представлены механизм его организации и осуществления, особенности использования
для защиты прав, свобод и законных интересов граждан правовых методов,
средств и способов. Внимание концентрируется на существующих проблемах,
предлагаются реальные направления повышения эффективности правозащитной деятельности.
Издание ориентировано на специалистов в области правозащитной деятельности. Кроме того, оно может быть использовано в учебном процессе по
многим правовым дисциплинам как юристами, так и теми, кто изучает дисциплину «Правоведение». ISBN 978-5-8088-1062-4
УДК 340.1+341.231
ББК 67.400.1
© В. М. Боер, П. П. Глущенко, 2015
© Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического
приборостроения, 2015
ВВЕДЕНИЕ
Исследование сущности, содержания механизма реализации
и защиты гражданами прав и свобод, закрепленных только ст. 2, 7,
15, 17–19, 32, 33, 45, 46, 48, 52, 53, 55, 56, 61, 80, п. «е» ст. 114, 125
Конституции Российской Федерации, сделало необходимым проведение всестороннего анализа функций института правозащитной
деятельности, его роли и места в обеспечении защиты прав, свобод
и законных интересов человека и гражданина.
Объектом анализа стали общественные отношения, действующие в системе правозащитных отношений, урегулированные правозащитным законодательством национального и международного
уровня, общепризнанными принципами и нормами международного права, а предметом – полномочия и правовой статус субъектов
правозащитных правоотношений и правовая база, на основе которой активно используются правовые методы, способы и средства защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.
Такой анализ должен установить роль и место механизма правозащитной деятельности, порядок и особенности взаимодействия общепризнанных принципов и норм международного права с принципами национального правозащитного законодательства, выявить
и обосновать направления дальнейшего совершенствования механизма правозащитной деятельности, повысить эффективность работы органов, уполномоченных обеспечивать защиту прав и свобод
граждан, а также прав и законных интересов юридических лиц.
Достижение поставленных целей потребовало осуществить сравнительно-правовой и историко-правовой анализ сущности и содержания нормативной и источниковедческой базы национального
и международного уровня, регламентирующей правозащитную деятельность, показать сущность и назначение правовых методов,
способов и средств указанной деятельности, используемых в России и за рубежом, изучить причины и условия, препятствующие активному и эффективному применению гражданами ее механизма,
3
обосновать пути предупреждения, локализации проблем в сфере
функционирования исследуемого института.
Проблемам правозащитной деятельности посвящены работы
многих отечественных юристов: С. С. Алексеева, С. А. Авакьяна,
М. В. Баглая, Б. П. Белозерова, B. M. Боера, H. C. Бондаря, H. B. Витрука, С. Б. Глушаченко, П. П. Глущенко, В. Д. Зорькина, Д. И. Игнатенко, В. Я. Кикотя, С. К. Канюкова, Э. В. Кузнецова, О. Е. Кутафина,
Х. Х. Лойта, В. В. Цмая и др. Однако решение их всегда остается
актуальным, поскольку позволяет совершенствовать не только конституционное, но и административное, гражданское, жилищное,
трудовое, семейное законодательство.
4
ГЛАВА 1. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
ИНСТИТУТА ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
1.1. Институт правозащитной деятельности:
понятие, сущность, функции
Сущность и назначение (функции) позволяют выделить следующие определяющие содержание института правозащитной деятельности элементы:
– направление мероприятий политического, экономического, социального, административного и правового характера;
– нормативно-законодательную базу названных направлений
деятельности государства;
– организационно-административный аппарат, управляющий
правозащитной деятельностью и осуществляющий правозащитные
функции;
– основания и условия обращения к правозащитной деятельности;
– правовые методы, способы и средства защиты субъектов конституционно-правовых отношений.
Элементы содержания института правозащитной деятельности
достаточно объективно свидетельствуют о том, что он имеет свои
субъекты и объекты, а участвующие в правовых отношениях обладают правовым статусом субъектов. Одновременно отметим, что
наличие правозащитных отношений является доказательством существования соответствующей правовой базы, позволяющей оказывать правовую помощь нуждающимся в ней, которую вправе
именовать правовыми правозащитными отношениями.
В свою очередь, правовые отношения представляют собой разновидность правоотношений, относящихся к самостоятельному
правовому институту, т. е. институту правозащитной деятельности.
Представляемый нами институт правозащитной деятельности
значительно отличается от любого существующего тем, что является комплексным, так как его деятельность регламентируется нормами различных отраслей права (конституционного, административного, образовательного, трудового, финансового, семейного, жилищного, уголовного и др.), а также общепринятыми принципами
и нормами международного права. Взаимодействие столь многих
принципов и норм различных отраслей российского права в правовых отношениях зависит от конституционного права или свободы,
в связи с которыми они возникают.
5
Рассмотрим сущность, содержание и особенности каждого элемента института правозащитной деятельности, которую составляют
мероприятия, имеющие прямое отношение к политике, экономике,
организационно-административным и правовым направлениям.
К мерам политического характера следует отнести:
– соответствующую государственным интересам внутреннюю
и внешнюю политику, способную обеспечить суверенность, незыб-
лемость границ государства, ибо она должна быть ориентирована на
защиту государственных экономических интересов, заботу о российском производителе, недопущение безработицы. В то же время деятельность, направленная на подчинение экономики диктату зарубежных корпораций, сохранение экономической, а следовательно, и
политической зависимости, не позволяет обеспечить эффективность
любого правового института, в том числе и правозащитного;
– необходимые условия, позволяющие функционировать предприятиям с любой формой собственности, обеспечивающие право
способных работать и зарабатывать, а тех, кто не способен работать
в силу различных объективных причин, получать эффективную защиту от государства.
Мерами экономического характера правомерно признать:
– усовершенствование содержания и сущности налоговой политики;
– ликвидацию посредничества;
– совершенствование деятельности по закрытию таможенных
границ с тем, чтобы за рубеж не уходили материальные ценности,
огромные денежные суммы;
– пересмотр оснований и условий предоставления льгот по налоговому обложению, сохранения их только для отдельных структур
путем осуществления обязательного строжайшего контроля и надзора за их деятельностью.
Каким же образом соотносятся названные меры экономического характера с защитой интересов граждан и государства? Все они,
безусловно, имеют непосредственное отношение к механизму правозащитной деятельности.
К основным направлениям функционирования института правозащитной деятельности следует отнести:
– адресную эффективную социальную политику, способную
учитывать особенности регионов, конкретных граждан, которым
требуются всевозможные советы о получении необходимой материальной помощи, сведения о вакантных местах, порядке возмещения причиненного ущерба, обеспечении защиты чести и досто6
инства, и представляющую основное направление правозащитной
деятельности;
– деятельность, организуемая и осуществляемая административно-правовым аппаратом, в состав которого входит система органов государственной власти, местного самоопределения, наделенная определенными полномочиями и предметами ведения в сфере
государственно-правового обеспечения реализации и защиты прав
и свобод граждан.
Важной и эффективной частью содержания института правозащитной деятельности принято считать нормативно-законодательную базу, без которой невозможно осуществлять какие-либо социально-правовые мероприятия. Данная составная часть включает
в себя законы и ратифицированные конвенции, имеющие отношение к правозащитным функциям. Однако, к сожалению, пока приходится констатировать несовершенство всей системы правозащитной деятельности Российской Федерации.
Для повышения эффективности правозащитной деятельности
крайне необходимо:
– обязательное полное соответствие национального правозащитного законодательства международному;
– исключение возможности противостояния законодательства
Конституции России;
– наличие предписаний об обязательности придания силы закону высшим законодательным органом;
– исполнение законопредписаний всеми, всюду и всегда;
– наличие экономических возможностей обеспечить действие законов;
– создание условий для осуществления проверки исполняемости
законов1.
Эффективным и соблюдаемым, несомненно, может быть только
тот закон, который в полной мере отвечает приведенным выше положениям, так как при их несоблюдении он оказывается вреден,
разлагающе действуя на любые другие законы. Такое несовпадение
недопустимо для законодательной базы правозащитного назначения в силу того, что на ее основе обеспечиваются права и свободы
человека и гражданина. Законодательная база, регламентирующая
правозащитные отношения, должна соответствовать сложившимся
1 Механизм организации и осуществления государственно-правовой защиты
прав, свобод и законных интересов граждан в РФ / под общ. ред. П. П. Глущенко.
СПб., 2013. С. 27–28.
7
условиям, на основе которых осуществляются реализация и защита прав и свобод граждан.
Одной из сложнейших проблем следует считать уровень экономических возможностей Российской Федерации, не учитывая которые любые правозащитные меры невыполнимы. В силу сказанного возникает настоятельная потребность в создании кадастра возможных реальных форм и видов государственно-правовой помощи.
Крайне необходимо обязательное применение юридической ответственности (административной, дисциплинарной, гражданско-правовой, материальной, уголовной) к лицам, допускающим любые отступления от установленного порядка деятельности в процессе участия в правозащитных отношениях.
Эффективное функционирование института правозащитной деятельности невозможно без существования и активного использования законов и подзаконных актов многоцелевого предназначения
(Трудовой кодекс, Закон о защите прав потребителей, пенсионное
законодательство, Жилищный кодекс и многие другие).
Приведенные законы не персонифицированы, имеют общий характер, предназначены для реализации функции государственно-правовой помощи и защиты, и это относится ко всей законодательной базе России. Проблема и причины «пробуксовки» законов,
о чем свидетельствует правовая практика, порождены проблемами
функционирования административно-организационного аппарата,
ибо все федеральные и муниципальные законодательные, исполнительные и судебные органы обязаны осуществлять государственноправовую защиту субъектов конституционно-правовых отношений.
Любая деятельность не должна противоречить действующему
законодательству, однако это самый серьезный вопрос, ибо отдельные социальные органы, структуры, обязанные заниматься правозащитной деятельностью, еще не владеют навыками использования
правовых методов, способов и средств ее механизма1. Решение проблемы устранения существующих в правозащитной деятельности
противоречий возможно только на основе совершенствования пра1 Подробнее см.: Сафонов В. А., Кильдеев А. Х. Правовая защита субъектов трудовых отношений. СПб., 1996; Как не стать жертвой преступления, мошенничества
и обмана. СПб., 1995; Кузьмичев В. Дешевая распродажа. «Молодые реформаторы»
продают десятки предприятий, несмотря на плохую конъюнктуру рынка // Независимая газета. 1997. 13 нояб.; Скуратов Ю. Масштабы творящихся беззаконий потрясают // Правда. 1998. 4 мар.; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Правозащитная деятельность. Современная теория и практика / под общ. ред. П. П. Глущенко. М., 2013. Ч. 1.
8
возащитного законодательства субъектов Российской Федерации1,
которому чаще всего приходится защищать конституционные права, свободы и законные интересы гражданина. Правозащитное законодательство обязательно должно соблюдаться и действовать
в полном соответствии с содержанием п. «в» ст. 71 Конституции РФ.
Реализацией возможностей механизма правозащитной деятельности чаще всего и в гораздо большей степени занимаются физические лица, решающие проблемы оказания правовой помощи нуждающимся в ней гражданам2. Правило для всех одно – наступление
ответственности за непрофессиональные консультации или действия, а причинение такой помощью существенного ущерба влечет
наступление гражданско-правовой либо уголовной ответственности.
Особенностью социально-правовой деятельности является то, что
неверное толкование закона чревато наступлением серьезных последствий. В силу этого правозащитной деятельностью следует заниматься специалистам, профессионалам, людям совестливым и дорожащим своими честью и достоинством для соблюдения прав тех, кто
им доверился и пришел к ним со своей бедой, своими нуждами.
Основания и условия получения гражданами правовой помощи
и защиты представляют собой самостоятельную и весьма важную
составную часть правозащитной деятельности. Так, ст. 17 Конституции России гласит:
«1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права
и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.
2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.
3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц»3.
1 См.: Щендригин Е. Н. Местное самоуправление и государственная власть
в России. СПб., 1997. С. 193–222; Герасимов А. П. Контроль в управленческой деятельности органов УВД. М., 1983.
2 Подробнее см.: Федеральный закон РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ. СПб., 2002; Боер В. М.,
Глущенко П. П. Административное расследование – эффективное правовое средство
обеспечения реализации и защиты конституционных прав и свобод граждан // Закон. Право. Государство. 2014. № 2. С. 251–275; Глущенко П. П. Основные функции
механизма правозащитной деятельности: теория, практика, проблемы // Закон.
Право. Государство. 2014. № 2. С. 289–297.
3 Механизм организации и осуществления государственно-правовой защиты
прав, свобод и законных интересов граждан в РФ. С. 67–70.
9
После знакомства с содержанием указанной статьи следует вчитаться в суть всех статей от 18 до 48, которыми гражданам Российской Федерации предоставлены различные важнейшие права
и свободы, защищаемые государством, его органами и организациями. Так, ст. 48 Конституции недвусмысленно констатирует, что
«1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом,
юридическая помощь оказывается бесплатно».
Следует отметить, что Конституцией России закреплено право
граждан на предоставление им не просто юридической, а квалифицированной юридической помощи, ибо за неквалифицированную
помощь к виновным может быть применена юридическая ответственность.
Эффективность института правозащитной деятельности
во многом определяется умением использовать правовые методы,
средства и способы оказания юридической помощи, организации
правовой защиты. Правовая защита конституционных прав и свобод граждан в полной мере зависит от того, кому и как она предоставляется, насколько она эффективна.
Проведенное исследование, юридическая практика позволяют
утверждать, что институтом правозащитной деятельности следует признать установленный законами и не только национальными механизм взаимодействия субъектов правоотношений, способный обеспечить реализацию и защиту конституционных прав,
свобод и законных интересов.
При этом внимание следует акцентировать на таких существенных признаках этого института, как:
– сущность данного института, т. е. организация и осуществление правозащитной деятельности;
– объект правозащитных отношений, т. е. общественных отношений, урегулированных правом, на основе которых обеспечивается защита прав и свобод граждан;
– нормативно-правовой характер обеспечения прав и свобод
граждан.
Взаимоотношения всегда регламентируются законами и подзаконными актами, в крайнем случае, еще действующими, признаваемыми традициями, обычаями.
Из сказанного следует, что порядок правозащитных отношений представляет собой четко регламентированный механизм
взаимоотношений его субъектов. Разрешение возникающих между ними конфликтов определяет характер поведения граждан: са10
мостоятельный поиск выхода либо обращение за помощью к треть-
им лицам.
Проведенное авторами исследование позволяет утверждать, что:
– институт правозащитной деятельности, порядок его функционирования диалектически связаны с правовой защитой и определяются комплексом политических, идеологических, социальных
и юридических факторов;
– эффективность, качество правозащитной деятельности распространяются на все субъекты различных правоотношений;
– сущность и эффективность правозащитной деятельности проявляются в повседневном выполнении правозащитной функции государством и поддержании уровня правовой культуры1;
– правозащитная деятельность невозможна без владения гражданами и органами государственной власти правовыми методами,
способами и средствами;
– эффективность качества правозащитной деятельности требует повседневного обучения, совершенствования законодательной базы и ответственности органов государственной власти за
ее осуществление;
– правозащитную деятельность правомерно считать самостоятельным, межотраслевым правовым институтом, вобравшим в себя
содержание различных отраслей национального законодательства.
Институт правозащитной деятельности в современной России
занимает особое место среди правовых институтов в силу того, что
в нем заинтересованы все субъекты любых правоотношений.
1 Ленин В. И. О культуре. М., 1980. С. 3–7; Виноградов А. П. К. Маркс и
Ф. Энгельс о культуре. Харьков, 1959. С. 3–6; Горанов К. Культура и искусство
в быстро меняющемся мире // Искусство в системе культуры: социологические
аспекты. Л., 1981. С. 9–11; Сальников В. П. Социалистическая правовая культура.
Саратов, 1981; Малехин Б. И. Культурное и научное общение народов: правовое
регулирование. Воронеж, 1994. С. 7–25; Сальников В. П. Правовая культура
сотрудников органов внутренних дел. Л., 1988; Кучмаева И. К. Культура
подлинная и мнимая. М., 1987; Правовая культура – основной показатель качества
юридического образования // Матер. междунар. науч.-практ. конф. СПБУУиЭ / под
общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2010.
11
1.2. История зарождения и совершенствования института
правозащитной деятельности в Российской Федерации
и за рубежом
Обеспечением эффективности, повышением роли института
правозащитной деятельности как самостоятельного направления
в юридической науке государства занимались с давних времен1.
Данный институт известен еще римскому праву2. В настоящее время институт правозащитной деятельности в значительной степени
отличается от ее прообраза в силу того, что возникла крайняя необходимость в обеспечении защиты не только своих граждан. История является свидетельством того, что в Советском Союзе действовала стройная общедоступная система государственно-правовой защиты физических и юридических лиц. Многие ученые и практики
за рубежом обоснованно утверждают, что многие наработки правозащитного характера заимствованы зарубежными странами из советской практики правозащитной деятельности.
Выявление сущности, содержания и особенностей института правозащитной деятельности, его механизма, предназначенного обеспечивать реализацию и защиту граждан как в России, так и за рубежом,
настоятельно требует знания истории его зарождения и направлений
совершенствования. Относительно этапов, периодов зарождения и
совершенствования данного института авторы придерживаются точки зрения, представленной в коллективной монографии 2013 г. «Механизм организации и осуществления государственно-правовой защиты прав, свобод и законных интересов граждан в РФ»3.
Первым периодом считаем закономерно признать период зарождения элементарных правил сохранения самых сильных, приспособленных к тем условиям жизни человеческих особей. Именно
этот период признается практически любыми так называемыми
государственными формированиями первым этапом, периодом начала функционирования будущего института правозащитной деятельности, весьма далекого от того, каким он является в настоящее
1 Подробнее см.: Ансель М. Новая социальная защита: гуманистическое движение в уголовной политике / пер. с фр. М., 1970; Стремоухов А. В. Человек и его
правовая защита. Теоретические проблемы. СПб., 1996. С. 9–33; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч.
2 См.: Сodedutravil. Nouvelle edition 1992. Prat / EVROPA, EDITEUR 34. Paris,
1992; Бартошек М. Римское право / пер. с чеш. М., 1989. С. 368–379.
3 Механизм организации и осуществления государственно-правовой защиты
прав, свобод и законных интересов граждан в РФ. С. 42–56.
12
время. Данный период дожил фактически до завершения феодальных отношений и их смены капиталистическими. Только на гораздо
поздней стадии своего становления правозащитная деятельность была дополнена более гуманными положениями. Однако даже в это время появлялись лишь отдельные черты правозащитного характера.
Второй период – период зарождения основных элементов института правозащитной деятельности – берет начало на этапе становления капиталистической социально-экономической формации1.
Данный период характеризуется значительными изменениями
в промышленности, механизацией различных производственных
циклов. Эти изменения незамедлительно сказались на функциях механизма правозащитной деятельности, включающего в себя
правовые методы, средства и способы разрешения вопросов, возникающих в процессе нарушения прав, свобод и законных интересов
граждан. Именно на данном этапе появились и закрепились новые
элементы правозащитной деятельности.
Быстрыми темпами осуществлялось становление международного направления института правозащитной деятельности, подтверждением тому начало формирования направлений гуманитарного права. Этому этапу соответствует принятие новых законов и
обычаев войны (на суше, на море, минной, в воздухе)2. Нам представляется, что данный период, как и первый, включал в себя свои
собственные этапы, стадии; первый этап длился со времени смены
феодальных отношений до 1917 г., т. е. до этапа появления социалистического государства, государства с иной направленностью социальных преобразований, второй этап начался, как нам представляется, в 1917 г. и завершился в 1949–1950 гг. Третьим этапом второго
периода правомерно считать период с 1949–1950 гг. до 1985 г.
Необходимость представления и обоснования этапов второго периода становления правозащитной деятельности определяется множеством мнений, противоречий, особенностями и существенными
различиями, тем не менее общим следует признать необходимость
обеспечить защиту права власть имущих, предупредить, предотвратить социальные выступления, потрясения, сохранить привилегии
1 Правозащитная деятельность в правовом государстве // Матер. междунар.
науч.-практ. конф. СПБАУиЭ / под общ. ред. П. П. Глущенко, Б. П. Белозерова.
СПб., 2010.
2 Международное право. Ведение боевых действий // Сб. Гаагских конвенций и
иных соглашений / МККК. М., 1995; Кальсховен Ф. Ограничения методов и средств
ведения войны / МККК. М., 1994; Женевские конвенции от 12 августа 1949 г. и дополнительные протоколы к ним / МККК. М., 1997.
13
цивилизованных государств за счет государств третьего мира, к которым с 1991 г. относят Россию, бывшие республики СССР и государства, входившие в социалистическую систему, кроме Китая и Кубы.
Особенность второго периода становления института правозащитной деятельности состоит, по мнению авторов, в выработке так
называемых международных стандартов прав, свобод и законных
интересов человека. В указанное время многие государства приняли конституционные законы, закрепив в них основные права и свободы человека и гражданина1.
Следующий, третий, период уходит корнями в 1917 г. и в силу
этого его можно считать фактически порожденным вторым и третьим этапами второго периода становления института правозащитной деятельности. Общие черты указанных периодов, как показало сравнение, проявились с появлением первого социалистического государства, а вскоре и возникновением целой социалистической
системы. Именно капиталистическая и социалистическая системы
соревновались в сфере становления правозащитной деятельности
до тех пор, пока реформаторы (старые и молодые), и не только в России, не закрепили «условия» утраты своими государствами суверенности и независимости (экономической, политической, военной).
Развитие и становление элементов института правозащитной деятельности в третьем периоде на определенном этапе оказались под
воздействием внешней и внутренней политики СССР, а позже – государств социалистической системы.
Значительная часть функций института правозащитной деятельности капиталистической и социалистической систем имела существенные различия. Социалистическая система, и прежде всего в СССР, отводила социальной политике особое, точнее первостепенное, место,
вследствие чего этот институт ее фактически мало интересовал. История исследования становления института правозащитной деятельности дает основания полагать, что в данный период вопросы, связанные
с реализацией права на труд, образование, отдых, медицинское обес-
печение, обеспечение в старости не возникали, а следовательно, совершенствовать рассматриваемый институт не было особых оснований.
1 Права человека. Международный билль о правах человека / ООН. Нью-Йорк,
1995; М., 1997; Конвенция о правах человека / ООН. Нью-Йорк, 1991; Основополагающие принципы движения Красного Полумесяца / МККК. М., 1996.; Международноправовые отношения XXI в.: теория и практика, история и современность / под
общ. ред. П. П Глущенко. СПб., 2012; Сборник международных договоров / ООН.
Нью-Йорк, 1989; Сборник правовых актов международной организации труда,
действующих в Российской Федерации / сост. С. П. Маврин. СПб., 2004.
14
Иным образом осуществлялось обеспечение прав и свобод граждан в капиталистических государствах. Фактически решенные вопросы социального обеспечения, ликвидация безработицы, безграмотности населения, проведение ежегодной диспансеризации
всего населения в СССР побуждали государственные, общественные, правозащитные организации зарубежных государств постоянно вносить коррективы в свои социальные программы, пополнять
институт правозащитной деятельности все новыми, конкретными
положениями, предписаниями, способами и средствами правозащитной деятельности. Зарубежные государства вынуждены были
направлять должное внимание и силы на обучение своих граждан
приемам, методам правовой самозащиты1. Необходимо признать,
что суды и иные правоохранительные органы в этих государствах
работали и работают гораздо четче и быстрее и существенно эффективнее разрешали и разрешают возникающие коллизии во взаимоотношениях между участниками правозащитных отношений.
Последний период становления института правозащитной деятельности, безусловно, определялся социальными преобразованиями в социалистических странах и вследствие этого обязывал соответствующие инстанции в капиталистических государствах делать многое для
предотвращения социальных бунтов, идти на некоторые социальные
и экономические уступки. Нам представляется, что необходимо акцентировать внимание на том, что уровень правозащитной деятельности, защиты прав и свобод граждан в Союзе ССР требовал внесения изменений, учета возникавших требований в различных сферах. Тем не
менее по сравнению с нынешним периодом о том уровне правозащитной деятельности защиты населения подавляющему большинству
граждан и не только Российской Федерации остается лишь мечтать.
Последний, четвертый, период совершенствования института правозащитной деятельности требует особого внимания в силу того, что:
во-первых, его развитие осуществлялось разными путями, но
с учетом общей цели и направленности, а именно, должно было облегчить участь разных категорий граждан;
во-вторых, это необходимо сделать еще и потому, что наработки
ученых и практиков разных государств в данной области крайне необходимо направить на использование общих усилий с целью повышения эффективности, отдачи правозащитной деятельности;
1 Подробно см.: Глущенко П. П., Князева Е. А. Правовая самооборона (самопомощь) – эффективное правовое оружие граждан // Закон. Право. Государство. 2013.
№ 1. C. 263–269.
15
в-третьих, изучение особенностей института правозащитной деятельности важно тем, что должно исключить проблемы, которые
уже успешно решены в капиталистических государствах: безработицу, утрату жилья, непомерную стоимость оплаты жилья, железнодорожных, воздушных перевозок, которые многих лишают возможности выехать даже на похороны родственников.
Проведенный авторами сравнительно-правовой и историко-правовой анализ содержания правозащитного законодательства, практики осуществления правозащитной деятельности разных государств, ознакомление с практикой правозащитной деятельности
в Финляндии, Германии, Швеции, Австрии и США позволяют утверждать, что в настоящее время социально-правовая защищенность разных категорий граждан Российской Федерации стала гораздо хуже, чем была до 1991 г. в Советском Союзе, и значительно
ниже, чем в названных государствах.
Заключение авторов определяется самой значимой причиной
слабой социально-правовой защищенности граждан в Российской
Федерации, а именно, правовым нигилизмом и общим низким уровнем правовой культуры государственных служащих, лиц, осуществляющих правозащитную деятельность, большинства депутатов
Федерального собрания Российской Федерации и членов Правительства и, конечно, подавляющего большинства простых граждан.
Без осознания того, что эффективная правозащитная деятельность осуществимо только на основе значительного повышения
уровня правовой культуры1 и правосознания должностных лиц учреждений любой формы собственности, приобретения гражданами
навыков правомерной самозащиты и самопомощи, невозможно построить правовое государство во главе с законом, обеспечивать и направлять усилия государственных и негосударственных объединений на борьбу за законность и правопорядок, демократизацию общественных отношений.
Исследование истории становления и содержания института правозащитной деятельности позволяет утверждать, что за рубежом он используется чаще и результативнее. Зарубежная деятельность правозащитных органов и организаций направляется, нацеливается не на
последствия, а на выявление и вскрытие причин того или иного негативного явления и поиск кардинальных путей их предупреждения.
1 Стремоухов А. В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы.
СПб., 1996. С. 299–314; Глущенко П. П., Кикоть В. В. Теория и практика социальноправовой защиты конституционных прав, свобод и интересов граждан в РФ: учеб.
М., 2006.
16
Именно таким образом действуют общественная правозащитная организация «Гринпис», международная организация ученых за запрещение ядерного оружия «Иоланта», международная правозащитная организация «Международная амнистия»1 и множество других.
Становление института правозащитной деятельности в России2
и за рубежом, их функционирование осуществлялись и осуществляются с учетом признания важности традиций, обычаев, особенностей
взаимоотношений, веками складывавшихся между народами, нациями, населявшими то или иное государство, тот или иной континент.
Исследователи полагают, что отношение к истории функционирования правозащитной деятельности как в России, так и за
рубежом имеет свои особенности. Так, доктор юридических наук
А. В. Стремоухов утверждает, что к сущности, содержанию, предназначению правовой защиты законодательство, юридическая наука
и ученые стали обращаться только в 1960–1980-е годы. Некоторые
отечественные правоведы считают, что проблемы социально-правовой защиты в России начали исследовать с 1991 г. после принятия
первых законов и упоминания понятий социальной и правовой защиты3. Почти аналогичное мнение высказывают в своих работах
И. А. Зинченко4, А. В. Коровников5, А. А. Магомедов6, Г. Штайнбергер7, Н. В. Кальченко8, А. А. Вихров9 и другие.
1 «Международная амнистия» ежегодно издает материалы доклада «Права
человека в современном мире».
2 Для этого достаточно вчитаться в содержание Федерального закона РФ
«О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» от 21 июля 1997 г.
№ 113-ФЗ, вступившего в силу с 1 февраля 1998 г.
3 Канцелидзе Р. У. Правовая и социальная защита сотрудников милиции:
автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1993. С. 7–15; Порощук С. Д. Общетеоретиче-
ские аспекты социально-правовой защиты сотрудников милиции: дис. ... канд.
юрид. наук. М., 1994. С. 21–27.
4 Зинченко И. А. О социальной и правовой защите сотрудников, осуществляющих
оперативно-розыскную деятельность // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с организованной преступностью: матер. науч.-практ. конф. М., 1994. С. 125–128.
5 Коровников А. В. Социальная защита военнослужащих: теоретико-правовой
аспект: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб.,1995. С. 30–34.
6 Магомедов А. А. Социально-правовая защищенность сотрудников ОВД //
Права человека и деятельность органов внутренних дел. Саратов, 1994. С. 117–119.
7 Штайнбергер Г. Модели конституционной юрисдикции / Европейская Комиссия за демократию через право. Страсбург, 1994. С. 29–31, 38.
8 Кальченко Н. В. Право человека и гражданина на жизнь и его гарантии в РФ:
автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 1995. С. 12–15.
9Вихров А. А. Вопросы теории и практики военно-правовой идеологии США.
СПб., 1996. С. 341–347.
17
Иной позиции в данном вопросе, разделяемой авторами, придерживаются зарубежные юристы и историки. Так, к примеру,
французский юрист М. Ансель еще в 1960-е годы справедливо утверждал, что институт социальной защиты имеет многовековую
историю1. Такого же подхода к истории возникновения института социальной защиты придерживаются Ж. Беллон2, А. Жоли3,
Ф. Балестра4, Дж. Холл,5 Р. Мерль6 и многие другие.
Авторы исследования полностью приемлют позицию М. Анселя, который в силу служебного положения7 и, главное, глубокого
знания проблемы имел все основания судить о весьма длительной
истории становления института правозащитной деятельности. Его
утверждение о раннем возникновении института правозащитной
деятельности обоснованно, ибо теория и история становления государства и права, политико-правовые учения, сохранившиеся до наших дней, со всей очевидностью свидетельствуют об одновременном
развитии государства и права, их неразрывной связи, а значит, возникновение и становление рассматриваемого нами института шло
параллельно становлению общественных отношений при опережающих темпах развития государства.
Институт правозащитной деятельности основан на таких идеях
(началах), как:
а) непременное желание обеспечить эффективную защиту интересов общества;
б) создать необходимые условия с целью предотвращения нарушения прав, свобод и интересов граждан;
в) предоставить гражданам заслуженную оплату и отдых за их
труд, соблюдение государственных интересов;
г) уделить особое внимание перевоспитанию и исправлению тех
членов общества, которые посягают на права, свободы и интересы
других граждан;
1 La defense sociale nouvelle: unmouvment de politique сrimielle humaniste. Paris,
1996. Р. 14–17.
2 Bellon J. Driot penale sovietique et droit penal oqqudentel. Paris, 1991. Р. 188–189.
3 Le combat contre la crime. Paris, 1891. Р. 13–17.
4 Balestra F. La mission de garantie du droit penal. Paris, 1950. Р. 5–11.
5 Hall G. General principeles of criminal law. Indianapolis, 1947. Р. 550–553.
6 Merle R. L’evolution du droit penal moderne // Ann. Fac. De droit de Toulouse,
1958. Vol. VI. Р. 131–135.
7 Вице-президент Международной ассоциации уголовного права, президент Французской ассоциации сравнительного права, президент Международной ассоциации
юридических наук, президент Международной ассоциации социальной защиты.
18
д) привить гражданам нетерпимость к посягательству на их законные интересы.
Все эти идеи правозащитной деятельности совершенно очевидно
актуальны и по сей день.
Ретроспективный анализ содержания, сущности, предназначения правовой базы, регламентирующей правозащитную деятельность, положений, взглядов, способствовавших созданию, а затем
и становлению данного, с позиции авторов, многоцелевого, многоотраслевого правового института, исследование современных начал
правозащитной деятельности в России и за рубежом позволяют сделать следующие обоснованные, подтвержденные практикой выводы:
– правозащитная деятельность определяется необходимостью
сохранить человеческую популяцию. Это относится как к глобальным, так и к местным проблемам, более того, подтверждается событиями, имевшими место в Югославии, Ираке, Ливии и происходящими в настоящее время в Украине. Первая и вторая мировые
войны, более 800 вооруженных конфликтов после второй мировой
войны – это отсутствие согласованности в работе Лиги Наций, а затем и ООН, которая после развала Союза ССР стала открыто проамериканской организацией, что подтверждается ее позицией по отношению к России и сегодня;
– институт правозащитной деятельности формировался на основе
разрозненных положений, элементов, способов, традиций и обычаев,
практики жизнедеятельности отдельных наций, народностей1;
– уровень экономики, социально-культурной деятельности, образования в стране, в отдельно взятом регионе (крае, области, субъекте федерации) естественным образом сказывается на действенности, эффективности правозащитной деятельности;
– формирование института правозащитной деятельности представляет собой процесс кодификации норм международного и национального права, замену нецелесообразных, отживших норм,
законов, подзаконных актов новыми, соответствующими уровню
экономического, социального и идеологического развития конкретного общества, государства;
– эффективность данного института неразрывно связана с отношением граждан к государству и государства к каждому своему
гражданину;
1 Утевский Б. С. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. и вопросы
уголовного права // Учен. зап. ВИЮН. М., 1940. Вып. 2. С. 27–31; Massaferro M.
Powerty law. International tolenart // Harvard International Law J., 1993. Vol. 23.
P. 466–470.
19
– уровень и эффективность функционирования института правозащитной деятельности выступают показателями могущества,
стабильности, социальной направленности внутренней и внешней
политики государства, и наоборот;
– институт правозащитной деятельности формировался и способен самосовершенствоваться на таких условиях, как обеспечение
эффективности защиты граждан, недопустимость посягательства
на их законные права, свободы и интересы, предоставление льгот и
привилегий гражданам, адекватных их вкладу в общие дела государства и общества.
1.3. Правозащитные правоотношения:
сущность, содержание, особенности
Правоотношения согласно теории государства и права представляют собой такое юридическое взаимодействие субъектов, благодаря которому осуществляется урегулирование конкретных общественных отношений. Правоотношения являются фактическими,
а не только юридическими общественными отношениями, урегулированными конкретным видом законодательства. Конкретизация
в юридическом отношении возникает между определенными субъектами, а уж потом срабатывает в сфере фактических общественных отношений. При правомерном поведении субъектов обязательно возникает единство, а в случае, когда субъекты не выполняют
требований правовых норм, – принуждение. Общественные отношения демонстрируют содержание, направленность поведения субъектов правоотношений. На основании этого принято считать, что общественные отношения являются объектом правовых отношений.
Правовые отношения следует считать результатом срабатывания
нормы права. Только связи с правом, четкая регламентация любых общественных отношений правом позволяют признавать их правовыми.
Тем не менее, свидетельством чему является правовая практика,
право регулирует лишь те отношения, в которых усматриваются,
защищаются интересы государства, общества, нормальной жизнедеятельности людей, такие, как отношения собственности, власти
и управления, социально-экономического устройства, прав и обязанностей граждан, обеспечения порядка, трудовые, имущественные, семейные и другие.
Согласно принятой точке зрения общественные отношения подразделяют на три группы: урегулированные правом, в силу чего они
признаются правовыми, не урегулированные правом нормы, сле20
довательно, лишенные юридической формы, и, наконец, частично
урегулированные.
Такое деление строится на следующих критериях: социальной необходимости, государственной заинтересованности, важности и возможности осуществления внешнего контроля, при этом не всякие
отношения требуют осуществления правового регулирования, ибо,
как нам представляется, на обязательности правового вмешательства в те или иные отношения могут сказаться и такие факторы, как
нравственная оправданность, гуманность, демократичность. Из сказанного следует, что любые правоотношения обязательно являются
общественными отношениями, в то время как далеко не все общественные отношения могут быть признаны правоотношениями.
Вывод напрашивается только один, а именно: правовая сфера
(юридическое поле) подвижна, ибо при наличии некоторых обстоятельств может изменять свои пределы, отражая при этом объективные потребности развития общества и государства, т. е. правоотношения составляют лишь определенную часть общественных отношений, только ту, которая регламентируется нормами права.
Характерными чертами (признаками) правоотношений как особого вида общественных отношений следует признать:
– возникновение, изменение или прекращение правоотношений требуют наличия конкретных правовых норм, порождающих
правоотношения, и реализуются через них, из чего вытекает, что
отсутствие нормы означает отсутствие правоотношений, ибо они
представляют собой некоторое единство, целостность, так как посредством правоотношений обеспечиваются цели правовых норм,
их эффективность;
– в соответствии с юридической практикой все субъекты правоотношений тесно связаны между собой конкретными юридическими правами и обязанностями, в силу чего такая связь и является
правоотношениями, на основе которых право одного субъекта соответствует обязанности другого, и наоборот, т. е. субъекты правоотношений выступают по отношению друг к другу как управомоченные
и правообязанные лица. Норма права, на базе которой возникают
правоотношения, обязательно носит представительно-обязывающий характер, так как она либо управомочивает, либо обязывает;
– согласно правовой практике правоотношения включают в себя одновременно интеллектуальный и волевой элементы, первый
из которых проявляется в виде осознанности поведения и в то же
время стремления руководить им, т. е. поведение субъекта должно
быть обязательно осознанным и волевым;
21
– государство посредством норм права обязано обеспечивать охрану, защиту субъектов правоотношений, ибо они функционируют на базе законодательства. Интересы государства, по убеждению
авторов, должны состоять в том, чтобы любые виды правоотношений, даже те, которые не всегда его удовлетворяют, в силу разных
условий разрешались правильно, виновные несли наказание, ибо
обеспечение охраны законности и правопорядка означает одновременно и охрану правоотношений, так как они в совокупности и образуют правопорядок, результат законности;
– правоотношения обязательно должны характеризоваться строгой определенностью взаимного поведения, персонификацией прав
и обязанностей их субъектов.
Представление сущности, содержания правоотношений как
«естественно сложившейся структуры», своеобразной интеллектуальной модели, возникающей и развивающейся в процессе законодательного урегулирования общественных отношений, закладывает научно-теоретическую базу, необходимую для правильного понимания перспектив любых видов правоотношений и обеспечения
эффективного их использования в практической деятельности.
Детальное изучение содержания правоотношений свидетельствует о том, что его можно представить как процесс взаимоотношений субъектов, основанных на нормах права.
Доказательством правильности нашего вывода являются:
во-первых, элементами его являются субъекты и объекты правоотношений;
во-вторых, правоотношения – правовая категория, которая
включает в себя субъективные права и юридические обязанности,
юридические свободы и процедуры их осуществления;
в-третьих, в рамках правоотношений юридические факты и фактические составы признаются основанием их возникновения, изменения и прекращения;
в-четвертых, правоотношения являются основой, своеобразной
формой и средством получения желаемых результатов;
в-пятых, правоотношения предполагают определенный интеллектуально-эмоционально-волевой уровень освоения конкретных
их элементов;
в-шестых, правоотношения характеризуются определенным
культурно-нравственным уровнем поведения его субъектов;
в-седьмых, в любых правоотношениях обязательно просматриваются интеллектуальное и эмоциональное восприятие и оценка
поведения (самоконтроль) его субъектов.
22
Из сказанного следует, что правоотношения отражают материальное, волевое и юридическое их содержание, в котором все три
вида отношений представляют собой общественные отношения,
опосредованные конкретными нормами права, а волевое к тому же
проявляется в государственной воле, проводимой в жизнь через
правовую норму.
Утверждение, что субъективное право при любом виде правоотношений является необходимым, обусловлено тем, что они являются отношениями обязательно как минимум двух его субъектов. Субъективное право выступает в качестве распределителя прав
и обязанностей субъектов, чтобы возможность определенного поведения одного не угрожала, не лишила возможности определенного
поведения другого. Именно в этом смысле и следует вести разговор
о сущности, содержании, предназначении субъективного права как
конкретной мере возможного, свободного поведения одного субъекта и о юридической обязанности как о мере должного, обязательного поведения другого.
Приведенные нами правомочия субъектов правоотношений заложены в субъективном праве, в то же время в зависимости от отраслевых особенностей этого права на его основе могут быть изменены особые правомочия данных субъектов. Так, к примеру, обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется, и, следовательно, давать
объяснения именно по предъявленному ему обвинению.
Юридическая обязанность, в свою очередь, представляет собой меру обязательного поведения субъекта правоотношений, отказаться от выполнения которой нельзя в силу того, что такой отказ повлечет за собой наступление юридической ответственности.
Она наступит и в том случае, если субъект правоотношений недобросовестно отнесется к исполнению обязанностей либо совершит
деяние (действие, бездействие) с нарушением требований правовой
нормы.
Согласно результатам исследований и юридической практике содержание юридической обязанности аналогично содержанию субъективного права, более того, оно является как бы обратной его стороной, а также включает в себя такие компоненты, как обязательность исполнения конкретных действий либо воздержание от них,
важность обоснованной реакции для правообязанного лица на обращенные незаконные требования управомоченного, обязательность наступления ответственности за неисполнение обоснованных
требований, запрещение действий, нацеленных на создание препятствий контрагенту при пользовании законным благом.
23
Как правило, субъекты правоотношений обладают одновременно правами и несут обязанности (например, в договоре купли-продажи, аренды, поставки и т. п.), ибо они (субъекты) взаимно управомочены и правообязаны, а их права и обязанности обеспечиваются
и реализуются только благодаря друг другу.
Под источниками института правозащитной деятельности как
самостоятельного правового института, которыми закрепляются
правозащитные правоотношения, принято понимать совокупность
нормативных актов и общепризнанных принципов, а также норм
международного права правозащитной направленности, определяющих правовой статус субъектов правозащитных правоотношений,
т. е. это особая форма выражения и закрепления правопредписаний
национального и международного уровней, призванных обеспечивать признание, соблюдение и защиту участников правоотношений
правозащитного характера.
Согласно действующей практике к источникам института правозащитной деятельности относят национальное законодательство,
международные договоры, конвенции, пакты, общепризнанные
принципы и нормы международного права, закрепленные многосторонними международно-правовыми документами. Источниками института правозащитной деятельности признаются также отдельные концепции ученых, научных структур.
К законам относятся Конституция России, конституции субъектов федерации (республик), уставы остальных субъектов Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, законы субъектов Российской Федерации. Правовые
решения, позиции Конституционного суда России, нормативные
указы Президента России, постановления палат Федерального собрания, Правительства России, регламенты палат Федерального собрания, нормативные акты органов государственной власти
и управления субъектов Российской Федерации относятся к подзаконным актам.
Международно-правовыми актами – источниками института
правозащитной деятельности – являются конвенции и договоры,
декларации и пакты, конвенции и декларации Международной организации труда (МОТ)1, Всемирной организации здоровья, Организации Объединенных Наций. В их числе Всеобщая декларация
прав человека 1948 г., Европейская конвенция о защите прав чело1 Маврин С. П. Сборник правовых актов Международной организации труда,
действующих в Российской Федерации. СПб., 2004.
24
века и основных свобод 1950 г., международные пакты о правах человека 1966 г., Лондонская конвенция о запрещении любых форм
дискриминации женщин 1979 г., Лондонская конвенция о правах
ребенка 1989 г., множество конвенций МОТ, ратифицированных
в свое время Советским Союзом и частично Российской Федерацией.
Все названные источники признаются таковыми в силу того, что
по своему содержанию они относятся к правозащитному законодательству, нацеленному на обеспечение реализации и защиты прав,
свобод и законных интересов граждан. В то же время следует особо
подчеркнуть, что не всякий закон и подзаконный акт может быть
признан источником института правозащитной деятельности, к их
числу следует относить только те, которые отвечают международно-правовым критериям, о которых речь шла ранее.
Исследовав общее содержание сущности, роли и места правоотношений, рассмотрим особенности правоотношений, действующих
в сфере функционирования института правозащитной деятельности. Как и любые иные правоотношения, правозащитные отношения включают в себя субъекты, объекты и правосубъектность.
К субъектам правозащитных правоотношений относятся физические и юридические лица.
К физическим лицам относятся граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, должностные
лица и служащие органов государственной власти, местного самоуправления.
Юридическими лицами – субъектами правозащитных отношений – признаны государство, его органы и организации, иные
юридические лица (учреждения, предприятия, организации), общественные объединения (политические, спортивные, правозащитные, национальные и международные), т. е. те, кто вынужден
обращаться к институту правозащитной деятельности либо уполномочен или обязан участвовать в правозащитных отношениях в силу того, что это предусмотрено предписаниями национальных законов, международных договоров, соглашений, общепризнанными
принципами и нормами международного права.
Объектами любых правоотношений, а следовательно, и правозащитных, принято считать охраняемые законами материальные
и моральные ценности, на которые совершено покушение или посягательство со стороны субъекта правоотношений (физического
либо юридического лица). Получается, что любые виды прав граждан (личные, политические, социально-экономические, социальнонравственные), любые виды и формы собственности, подвергшиеся
25
противоправному воздействию, должны быть защищены. Более того, согласно ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации граждане – субъекты правозащитных правоотношений – наделены правом
обращения в случае нарушения их прав в Европейский суд по правам человека1.
Правосубъектность субъектов правозащитных, как и любых
иных правоотношений, включает в себя правоспособность и дееспособность, т. е. для физических лиц это конституционно-правовой статус – совокупность прав, свобод, законных интересов, обязанностей и видов ответственности, а для юридических – полномочия и предметы ведения, опять-таки, права, функции, обязанности
и юридическая ответственность.
С тем чтобы определиться, с какого момента и каким образом действуют правозащитные правоотношения, необходимо прежде всего
выяснить, какие права, свободы, законный интерес гражданина и
каким образом были нарушены, затем установить, каким видом права (конституционного, уголовного, административного, семейного,
гражданского, трудового) оно должно защищаться. Для этого следует знакомиться с различными кодексами. После всего этого потерпевшая сторона решает самостоятельно либо путем обращения в конкретные структуры, органы, как ей следует восстанавливать и защищать нарушенные права, свободы, законные интересы.
Ответ на эти вопросы содержится в главе 2 настоящей монографии, в которой подробно описан механизм правозащитной деятельности2, содержанием которого являются правовые методы (убеждение, принуждение, обжалование, контроль и надзор), правовые
средства (административное расследование, юридическая ответственность – дисциплинарная, материальная, административная,
уголовная, гражданско-правовая, муниципально-правовая, конституционно-правовая и возбуждение уголовных дел), правовые способы
(административно-правовой, гражданско-правовой, уголовно-правовой, конституционно-правовой и международно-правовой).
1 Подробно см.: Глущенко П. П., Цмай. В. В. Проблемы взаимодействия
национальных и международных судов в процессе разрешения гражданскоправовых, имущественных споров // «Черные дыры» в российском законодательстве.
2012. № 4. С. 28–30; Вишневская И. Г., Гордеев Ю. Е. Международно-правовая
регламентация рассмотрения обращений граждан в Европейском суде по правам
человека // Закон. Право. Государство. 2013. № 1. С. 113–119.
2 Механизм организации и осуществления государственно-правовой защиты
прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации. С. 108–174;
Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 68–132.
26
ГЛАВА 2. МЕХАНИЗМ ОРГАНИЗАЦИИ
И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
2.1. Понятие и сущность
механизма правозащитной деятельности
Для функционирования правозащитных отношений важное
значение имеет механизм правозащитной деятельности, поскольку
владение им обеспечивает всесторонность и объективность анализа
сущности и роли самого института правозащитной деятельности.
В главе 1 были исследованы сущность, понятие, признаки, особенности правозащитной деятельности, т. е. его статические аспекты.
Исследование же сущности, содержания и особенностей механизма
ее функционирования позволяет выявить динамику этой защиты и,
следовательно, создать и реализовать данный механизм на практике.
Механизм организации и осуществления правозащитной деятельности представляет собой совокупность правовых методов, способов и средств, регламентированных национальным законодательством и общепризнанными принципами и нормами международного права, на основе которых обеспечиваются реализация и защита
прав, свобод и законных интересов юридических лиц и граждан.
В состав механизма правозащитной деятельности входят правовая база, субъекты (граждане и юридические лица), объекты – охраняемые национальными законами и общепризнанными принципами и нормами международного права материальные и моральные
ценности, правосубъектность субъектов, т. е. объем конкретных
полномочий, прав и обязанностей по отношению друг к другу, нормативные акты национального и международного уровня, общепризнанные принципы и нормы международного права, имеющие прямое отношение к правозащитной деятельности, акты реализации и
защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан, правовая культура участников правозащитных правоотношений, правосознание субъектов правовых отношений и взаимодействие между субъектами и объектами, т. е. правоотношения.
Субъекты правозащитных отношений наделены разным объемом полномочий (прав, свобод, обязанностей), которые полностью
зависят от основы этих отношений: оказания правовой помощи или
обеспечения защиты нарушенных прав, свобод, чьих-то ущемленных интересов.
Исследование сущности, содержания, возможностей механизма правозащитной деятельности позволяет утверждать, что он еще
27
очень далек от совершенства, что процесс его создания всецело зависит от таких специалистов, как юристы, экономисты, социологи, что способности и стремления различных правозащитных органов и организаций, представляющих интересы многих государств,
должны быть ориентированы на объединение усилий, направленных на повышение эффективности оказания юридической помощи
и совершенствование правозащитных действий.
Социальная ценность любого субъективного права может быть
признана лишь тогда, когда его можно ощутить, осуществить, что,
естественно, порождает конкретные проблемы в процессе реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан. При
этом правореализацией в широком смысле принято считать воплощение юридических норм в фактическую деятельность организаций, органов, должностных лиц и граждан, в само поведение участников правозащитных отношений.
В научной юридической литературе встречаются разные формы
правореализации1, что зависит от конкретного вида права, которое
обеспечивает исполнение, соблюдение предписаний и, как особую
форму, применение2. Естественно, имеются и иные точки зрения на
отношение к существу, содержанию правореализации, однако нам
ближе позиция И. В. Ростовщикова, В. В. Лазарева и Л. А. Морозовой, которую мы считаем более верной, обоснованной, реально действующей.
Любое применение правовой нормы представляет собой конкретную форму реализации, выражающуюся в добровольных, активных действиях субъектов правозащитных правоотношений для
осуществления ими закрепленных в норме субъективных прав.
В то же время под исполнением норм права необходимо понимать
неукоснительное совершение обоснованных, разрешенных законом
действий, т. е. выполнение юридических обязанностей, совпадающих, а также и не совпадающих с волей человека. Соблюдение правопредписаний есть реализация юридических запретов.
1 Ильин И. А. Правоотношение. Применение права // Собр. соч. М., 1994.
Т. 4. С. 95–100; Он же. Законодательство эпохи буржуазно-демократических
революций. М., 1994. Т. 9. С. 13–27; Юсупов В. А. Правоприменительная деятель-
ность органов управления. М., 1979. С. 3–19; Лазарев В. В. Применение советского
права. Казань, 1972. С. 27–35.
2 Ростовщиков И. В. Реализация прав личности и деятельность органов
внутренних дел. Волгоград, 1996. С. 18; Лазарев В. В. Правомерное поведение как
объект юридического исследования // Сов. государство и право. 1976. № 10. С. 28–
31; Морозова Л. А. Теория государства и права. М., 2008. С. 379–382.
28
Одной из форм реализации правовых норм является их применение, в процессе которого для осуществления своих прав и свобод
гражданину приходится одновременно обращаться к разным по содержанию юридическим нормам, а не только к той, в которой субъективное право сформулировано в общем виде.
Механизм организации и осуществления правозащитной деятельности и особенности реализации гражданами отдельных прав
зависят от его сложности и многоступенчатости, так как он регулируется множеством нормативных актов (Конституцией, Трудовым
кодексом РФ – вопросы реализации прав в процессе трудовых отношений), из чего следует, что осуществление субъективных прав на
практике означает применение положений целой системы разных
по юридической природе норм.
Реализация правовых норм существенным образом отличается
от реализации конкретного права, ибо она, как правило, зависит от
исполнения чьей-то обязанности, порожденной желанием гражданина реализовать свое право либо восстановить уже нарушенное.
Управомочиващие по убеждению, а не обязывающие или запрещающие нормы наделяют обладателя прав возможностью свободного
выбора варианта и порядка их использования, т. е. гражданин наделен правом самостоятельно принимать решение для реализации и
защиты своего права. Так, в процессе осуществления гражданином
своего конституционного права на получение образования (ст. 43)
он вправе выбрать обучение в вузе, техникуме, ином учебном заведении, очную или заочную его форму, определенную специальность
либо отказаться от того или иного предоставляемого варианта получения образования и заняться самообразованием.
Механизм правозащитной деятельности наделяет субъектов
возможностью реализации социально-экономических прав посредством использования социальных возможностей, так как это дает
им право на получение разнообразных материальных, духовных
и иных благ для удовлетворения личных и в известной мере общественных интересов и потребностей. Однако следует помнить, что
реализация большинства прав на разных стадиях требует активных, но законных действий правообладателя.
Государство обязано обеспечивать условия и предоставлять те
средства и возможности, на основе которых гражданин может реально и беспрепятственно воспользоваться конституционными гарантиями на реализацию и защиту своих прав и свобод. К гарантиям относят обеспечение экономических, политических, идеологических и юридических средств, способных реализовать либо защитить
29
права, свободы и законные интересы, создать соответствующие условия для предупреждения их возможных нарушений1.
Субъектом, гарантирующим реализацию и особенно защиту
прав, свобод и законных интересов граждан согласно ст. 4 Конституции Российской Федерации, являются государство, его органы и
организации. Ст. 45 гласит, что в Российской Федерации гарантируется государственная защита прав и свобод человеку и гражданину.
Роль государства как главного гаранта прав и свобод определяется,
закрепляется и такими статьями Конституции, как ст. 2, 15, 17–19,
25, 28, 30–33, 37, 39, 40, 43, 45–53.
Особое место в правозащитной деятельности отводится ст. 80
Конституции Российской Федерации, гласящей, что Президент России является гарантом прав и свобод человека и гражданина. Федеральное собрание, в свою очередь, обязано обеспечивать защиту
прав, свобод и законных интересов граждан посредством разработки соответствующей правовой системы закрепления государственных гарантий, однако, к сожалению, граждан лишили многих заслуженных гарантий.
Соответствующие этой сфере полномочия и предметы ведения
возложены также на Правительство Российской Федерации, органы государственной власти федерального и субъектного уровня
(ст. 71–74, 114 Конституции РФ). Необходимо отметить, что закрепленная Конституцией государственная система, обязанная
согласно приведенным ранее статьям Конституции России обес-
печивать гарантии прав и свобод человека, не справляется с указанными полномочиями в сфере реализации и защиты, а это обос-
нованно вызывает недовольство многих граждан. Свидетельством
этого являются многочисленные нарушения прав и свобод граждан, в то время как ст. 18 Конституции регламентирует признание,
соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина считать
смыслом, содержанием и применением законов, деятельностью законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивать правосудием. К сожалению, данная статья,
как и многие другие, ранее приведенные авторами, очень далеки от
исполнения.
1 Проблемы гарантии осуществления и защиты прав граждан // Матер. науч.практ. конф. Тарту, 1997. С. 7; Защита прав человека в современном мире: сб. статей.
М., 1993. С. 17–18; Бойцова В. В. Народный правозащитник. Статус и функционирование. Опыт сравнительного изучения. Тверь, 1994. С. 23–28; Уголовная юстиция:
проблемы международного сотрудничества. М., 1994. С. 13–20; Правозащитная деятельность правового государства / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2011.
30
Принцип прямого действия конституционных прав и свобод означает признание их высшей ценностью общества, на основе которой должно осуществляться верховенство правовой системы государства, т. е. нормативные правовые акты, вся правоприменительная практика в нашей стране должны им соответствовать, а издание
законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека
и гражданина (ч. 2, ст. 55 Конституции Российской Федерации),
недопустимы.
Российской юридической практике известны экономические,
политические и юридические гарантии1, которые должны действовать и применяться. Социально-экономические гарантии без особых усилий могут быть реализованы посредством обращения к известному нам механизму правозащитной деятельности. Они предполагают существование соответствующей материальной основы,
способной обеспечивать свободную реализацию гражданами своих
прав, свобод и законных интересов.
Она включает в себя производственные возможности, действующую систему учреждений, на основе которых можно обслужить все
виды социальных потребностей общества. Выполнение социальных
функций требует значительно усилить административные и управленческие функции государства, всех видов органов государственной власти. Осуществление таких функций неотделимо от воздействия на экономику посредством налогообложения, инвестиций,
антимонопольного законодательства, государственных кредитов,
финансирования социальных программ и др.
К политическим гарантиям следует отнести ориентированную
политику государства, ее направленность на создание условий, обес-
печивающих достойную жизнь и свободное развитие человека,
устойчивость политических структур, их способность к достижению гражданского согласия, исключая дестабилизацию в обществе,
должный уровень политической культуры граждан, возможность
отстаивать, защищать свои политические права в любых инстанциях, на любом уровне.
К юридическим гарантиям, основному объекту функционирования механизма правозащитной деятельности, могут быть отнесены
1 См.: Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 23 июня 1995 г. № 8-П; Постановление Конституционного суда Российской Федерации от
4 апреля 1996 г. № 9-П; Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 21 декабря 1996 г. № 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные
действия, нарушающие права и свободы граждан»; Глущенко П. П. Конституционное право России. 2-е изд. СПб., 2012. С. 52–122.
31
правовые методы, способы и средства, применение которых обеспечивает реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов
граждан.
Л. Г. Воеводин выделяет три разновидности юридических гарантий, к которым он считает необходимым отнести компетентность
органов государства, установление ответственности как должностных лиц, так и граждан за надлежащую реализацию прав и свобод,
допущение при этом злоупотреблений, процедурно-процессуальный порядок защиты и восстановления ущемленных и нарушенных прав граждан1. Авторы полностью согласны с данной позицией профессора Л. Г. Воеводина.
Кроме того, юридические гарантии следует разбить на три группы:
– использования прав (юридические средства, обеспечивающие
правомерную реализацию прав и свобод);
– защиты прав (юридические средства, охраняющие их);
– закрепления прав и свобод законодательным путем.
Разновидностью юридических гарантий можно считать обеспечение и поддержание режима законности, при этом под законностью следует понимать общее требование соблюдения законов2.
Обеспечение и поддержание режима законности невозможно без наличия соответствующих экономических, социальных, политических и идеологических условий жизни общества. Режим законности позволяет обеспечить возможность эффективной реализации и
защиты прав и свобод граждан, закрепленных правовыми нормами.
По мнению Е. А. Лукашевой, которое мы полностью разделяем,
принцип законности является обоснованной, действующей реально
презумпцией правовой природы закона3. Отступление от неукоснительного соблюдения принципа законности самым пагубным обра1 Воеводин Л. Г. Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе. М., 1987. С. 57–58; Доступность квалифицированной юридической помощи. М., 2009; Глущенко П. П. Механизм правовой регламентации обеспечения защиты личных, гражданских и имущественных прав,
свобод и законных интересов граждан в РФ. СПб., 2009.
2 Подробнее см.: Лукашева Е. А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 186–202; Пионтковский А. А., Чхиквадзе В. М. Укрепление со-
циалистической законности и некоторые вопросы теории советского уголовного
права и процесса // Сов. государство и право. 1956. № 4. С. 7–11; Лазарев В. В. Эффективность правоприменительных актов. Казань, 1975. С. 57–60.
3 Лукашева Е. А. Эффективность юридических механизмов защиты прав человека: политические, экономические и социально-психологические аспекты // Государство и право. 1994. № 10. С. 6; Гревцов Ю. И. Правовые отношения и осуществление
права. М., 1987. С. 18–19; Он же. Проблемы теории правового отношения. Л., 1981.
С. 58–72; Лазарев В. В. Эффективность правоприменительных актов. С. 59–63.
32
зом сказывается на том, что согласно Конституции Российской Федерации должно быть первейшей обязанностью государства, – на
признании, соблюдении и защите прав человека и гражданина. Защищать права человека в условиях несовершенных, разрушенных
или деформированных механизмов – дело крайне сложное, к тому
же оно усугубляется еще одним фактором, а именно, отсутствием ответственности должностных лиц за неисполнение обязанностей, связанных с охраной и защитой прав и свобод человека и гражданина.
Исследуя сущность механизма правозащитной деятельности,
крайне важно всегда помнить о возможности его эффективности
только при наличии определенных политических, социальных, социально-психологических составляющих, способных усиливать
эффективность правозащитных институтов или, напротив, снижать их действие. Дело в том, что даже совершенные юридические
механизмы абсолютно бессильны в условиях нестабильной политической ситуации, разваливающейся экономики, потери ценностных ориентиров, моральной деградации, социальной конфронтации. Примером тому служат события, беззакония, преступность,
геноцид, происходящие в настоящее время в Украине.
Механизм обеспечения реализации и защиты прав и свобод
граждан во многом зависит от разных факторов, таких, как обоснованное, реальное материально-правовое регулирование, активная
деятельность судебных органов, участие в обеспечении реализации
и защиты прав и свобод институтов государственной власти, обеспечивающих работу с жалобами, систематическое функционирование прокурорского надзора. Подтверждением тому служат ст. 2, 18,
33, 45, 46 Конституции Российской Федерации, которые обязывают
органы государственной власти признавать, соблюдать и защищать
права граждан. Однако нередко реализация гражданами их прав и
свобод зависит не столько от закона, сколько от усмотрения администрации и произвола недобросовестных чиновников.
Механизм правозащитной деятельности можно представить как
совокупность правовых методов, средств и способов, закрепленных
национальным правозащитным законодательством, международным правом, общепризнанными принципами и нормами международного права. В силу указанного в него входят:
– обязательное, реальное, а не провозглашенное юридическое закрепление всех видов гарантий прав, свобод и законных интересов
граждан и юридических лиц;
– постоянно функционирующая, доступная система охраны и
защиты государством, всеми видами органов государственной вла33
сти прав и свобод граждан, обеспечение их реального использования, осуществления эффективной борьбы с разного рода наруше-
ниями1;
– обязательное проявление общественно-политической активности гражданами, сознательное отношение к своим правам, свободам и законным интересам и осуществление государственного
и общественного контроля2;
– высокий уровень правовой культуры и правосознания граждан;
– постоянное уделение первостепенного внимания развитию общественных организаций;
– обеспечение надлежащей подготовки лиц, призванных либо
пожелавших заниматься правозащитной деятельностью.
Для уяснения сущности, содержания, особенностей действия механизма правозащитной деятельности настоятельно требуется обратить особое внимание на понимание сущности реализации и особенно защиты и восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан.
Так называемые рыночные реформы, преобразования в политике, культуре, образовании, военной сфере3, их социальные последствия существенно изменили представления о субъектах права социальной защиты и его механизме, ибо в настоящее время в отличие от прежнего, советского, нуждающимися в правовой помощи и
защите стали безработные, вынужденные переселенцы, беженцы,
военнослужащие, члены их семей, бездомные и другие категории
граждан. Именно в силу этого общество нуждается в стройной и целостной государственной системе государственно-правовой защиты
граждан. Необходимым условием осуществления такой деятельности должна стать система правовых норм, которая регламентировала бы сложные и многоуровневые вопросы действия механизма
правозащитной деятельности, использования его правовых методов, средств и способов.
1 См.: Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 21 де-
кабря 2003 г. № 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан».
2 Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24 декаб-
ря 1993 г. № 13; Постановление Конституционного суда Российской Федерации
от 4 апреля 1996 г. № 9-П.
3 Подробнее см.: Коровников А. В. Социальная защита военнослужащих: становление, развитие и правовое регулирование. М., 1995. С. 113–162; Глущенко П. П.
Социально-правовая защита военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы,
и членов их семей. СПб., 1999.
34
Как указывалось ранее, институт правозащитной деятельности
и механизм его осуществления включает в себя компоненты разных
отраслей международного и национального права, имеет ряд устойчивых признаков, позволяющих характеризовать его как институт
права.
Однако обязательным доказательством реальной возможности
самостоятельности института правозащитной деятельности и его
механизма, по убеждению авторов, являются не только предмет
и метод правового регулирования, но и особые, характерные только
для него принципы. Все указанные изменения в части, касающейся
необходимости совершенствования механизма правозащитной деятельности, настоятельно требуют:
– кардинального повышения эффективности, прежде всего, правовой системы;
– обязательного учета опыта деятельности международных правозащитных органов и организаций и активного его использования
в правозащитной деятельности;
– постоянной работы над повышением уровня правовой культуры, прежде всего, должностных лиц, различных органов и организаций, в силу того, что правовая культура является показателем
способности и готовности органов и лиц осуществлять защиту прав
и свобод граждан, активно и эффективно разрешать вопросы, возникающие в процессе социальных противоречий;
– создания разветвленной и доступной сети правозащитных инстанций (центров, правовых клиник, консультационных пунктов
и т. п.);
– обеспечения возможности приобретения гражданами специальной методической и практической правозащитной литера-
туры.
Вместе с тем вряд ли необходимо доказывать, что механизм правозащитной деятельности является эффективным, способным удовлетворять требованиям всех участников государственно-правовых
отношений только в том случае, если хотя бы частично будут проведены в жизнь предложенные нами некоторые направления его совершенствования. Вполне понятно, что без сбалансированной правовой системы, значительного подъема уровня правовой культуры,
учета опыта деятельности отечественных и зарубежных правозащитных инстанций, квалифицированных специалистов, наработанных методик, разветвленной, доступной сети центров оказания
юридической помощи любые намерения и благие пожелания останутся невостребованными, невыполнимыми.
35
К изложенному необходимо добавить, что все названные юридические и социально-правовые меры возможны при одном непременном условии – наличии политической воли власть предержащих
к проведению социально-ориентированной внутренней и внешней
политики государства.
2.2. Порядок и особенности обращения
к правовым способам механизма правозащитной деятельности
Авторы исследования, руководствуясь результатами сравнительно-правового анализа содержания нормативной и источниковед-
ческой базы, уверены, что обращение к механизму правозащитной
деятельности, обеспечение его результативности, эффективности
зависят от существенного воздействия многих факторов, оснований, видов, форм, последствий покушения на права, свободы и законные интересы граждан, содержания и степени нарушения их
законных интересов, характеристики нарушителей (юридическое
лицо, государство, общественное объединение, физическое лицо),
а также от того, где и кем рассматривалось дело о нарушении прав,
свобод и законных интересов граждан, и многого другого.
Учитывая сложившуюся ситуацию и действие соответствующих
факторов, способных нарушить права, свободы или законные интересы гражданина, следует избрать один из тех правовых способов,
который является наиболее эффективным, но, главное, обоснованным и правомерным.
Национальная и международная юридическая практика применяет следующие правовые способы механизма правозащитной
деятельности: административно-правовой, гражданско-правовой,
уголовно-правовой, конституционно-правовой и международно-
правовой.
Административно-правовой способ защиты, свидетельством чего является правовая практика, используется в случае, если имеют
место препятствование реализации, а тем более защиты законных
прав, свобод, интересов (получение зарплаты, вознаграждения, повышение в должности, предоставление отгула, бесплатная переквалификация, возможность ознакомления со сведениями в материалах, содержащихся в личном деле, и т. д. и т. п.) либо их умышленное или неосторожное нарушение.
Потерпевший вправе в каждом конкретном случае определить,
каким путем ему решать возникшую проблему, – обращаться сначала к административно-правовому, а затем в зависимости от ре36
зультатов к гражданско-правовому, уголовно-правовому, конституционно-правовому, а, возможно, и к международно-правовому способу или действовать в другом порядке.
Административно-правовой способ восстановления и защиты
нарушенных прав, свобод и интересов граждан и юридических лиц
является самым простым и доступным. Он не требует особых юридических знаний и экономических, материальных затрат, однако очень многие должностные лица игнорируют обращения к ним
граждан с жалобами, заявлениями и предложениями, рассмотрение
задерживается либо носит поверхностный характер или передается
на откуп третьестепенным должностным лицам, не имеющим права на принятие соответствующего решения, и это несмотря на предписания ст. 33 Конституции РФ, Федерального закона № 197-ФЗ
от 14 декабря 1995 г. «Об обжаловании в суд действий и решений,
нарушающих права и свободы граждан» и Федерального закона
№ 59-ФЗ от 2 мая 2006 г. «О порядке рассмотрения обращений
граждан Российской Федерации».
Приняв решение об обращении к административно-правовому
способу защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов,
гражданин должен определить, охранялось ли нарушенное право
административным законом, что требует ознакомления с содержанием ст. 1.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях,
затем со ст. 2.1, позволяющей определить, относится ли противоправное деяние к административному правонарушению, после чего определить, кто является правонарушителем, ибо административная ответственность применяется как к физическим (ст. 2.5,
2.6), юридическим (ст. 2.10), так и к должностным (ст. 2.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях
(КоАП)) лицам.
Остается выяснить, какие органы или должностные лица вправе
и обязаны разрешить возникшую проблему. С этой целью следует
ознакомиться с содержанием главы 23 КоАП РФ, в которой несложно найти ответ на интересующий вопрос и выяснить, кто же из них
будет разрешать возникшую ситуацию.
Процедура обращения в вышестоящие инстанции и к должностным лицам ничем не отличается от обычного обращения за исключением того, что вместе с новой жалобой необходимо обязательно
представлять копии предыдущей, ответ на которую не удовлетворил обратившегося либо не последовал вообще. В прокуратуру, налоговую инспекцию можно обращаться с жалобой либо заявлением,
помня при этом, что обращения в данной ситуации зависят только
37
от основания подключения указанных органов. Злоупотребление властью, превышение полномочий, ненадлежащее исполнение
функций, халатное отношение к исполнению служебных обязанностей являются основанием для обращения в прокуратуру с устным
либо письменным заявлением. Неправомерные действия, повлекшие причинение материального, экономического вреда дают право
на подключение кроме прокуратуры и налоговой инспекции. К примеру, заработная плата не выплачивается, а кабинеты руководящего состава предприятий, организаций обставляются дорогостоящей
мебелью, оборудованием, приобретаются импортные машины.
Гражданско-правовые способы механизма правозащитной деятельности1 используются, как правило, в случае нарушения имущественных либо личных неимущественных прав и интересов
граждан, особенно при причинении им материального либо морального ущерба.
Виды и формы нарушения имущественных прав и интересов,
причинения морального и материального ущерба, о чем свидетельствуют судебная и адвокатская практика, очень разнообразны, однако порядок применения гражданско-правовых способов защиты
от этого не изменяется. Восстановление либо защита нарушенных
прав и интересов граждан и юридических лиц осуществляется путем подачи в федеральный суд искового заявления, представляющего собой документ, содержащий следующие реквизиты: наименование федерального суда соответствующего района (города), области
либо Верховного, а затем Конституционного суда России; обращающийся в суд в данном случае именуется истцом, и ему надлежит
сообщить в исковом заявлении фамилию, имя, отчество, юридический адрес прописки либо регистрации (индекс, город, улица, дом,
корпус, квартира); ответчика, которым признается юридическое
1 Согласно ст. 12 Гражданского кодекса РФ к ним относятся признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, признание
оспоримой сделки недействительной.
Защита гражданских прав осуществляется путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий,
нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, признания оспоримой
сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки, признания недействительным решения собрания, признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, самозащиты права присуждения
к исполнению обязанности в натуре, возмещения убытков, взыскания неустойки,
компенсации морального вреда, прекращения или изменения правоотношений, неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, иными способами, предусмотренными законом.
38
либо физическое лицо, причинившее вред истцу. Заявление должно завершаться соответствующими требованиями (обязать, потребовать, возместить и т. д.); приложения, если они имеются, а также подпись заявителя и дата подачи искового заявления. Заявление
должно быть представлено в таком количестве экземпляров, чтобы
можно было обеспечить суд, ответчика(ов), третьих лиц (если они
участвуют в деле).
Гражданско-правовые способы защиты прав, свобод и законных
интересов обязательно требуют знания содержания ст. 2, 8, 9, 12,
15, 16, 24–28, 37, 48–65, 151, 152, 1069, 1070, 1073–1080, 1083–1092,
1095–1108 Гражданского кодекса РФ, ст. 12–15, 17 Федерального
закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» в последней редакции № 185-ФЗ от 2 июля 2013 г.
Согласно действующей судебной практике реализация права
на компенсацию причиненного морального вреда требует оснований, а именно, причинения вреда жизни или здоровью гражданина
вследствие незаконного его осуждения, привлечения к уголовной
ответственности, применения незаконной меры пресечения, наложения ареста или осуждения к исправительным работам, распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репу-
тацию.
Причинение гражданину вреда посредством совершения незаконных действий либо бездействием государственных органов, органов местного самоуправления либо должностными лицами этих
органов в любом виде, в том числе и изданием противоправного акта, возлагает на эти органы обязанность возместить его из средств
фонда России либо фонда субъекта Российской Федерации. Точно
так же решается вопрос о возмещении материального вреда, причиненного гражданину в результате отсутствия основания для осуждения, необоснованного привлечения гражданина к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного
наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации причинение гражданину увечья либо вреда его здоровью непременно
обязывает виновных возместить ему ущерб в форме утраченного
заработка (дохода), если речь идет о работнике, кроме того, следует возместить дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья (на лечение, приобретение лекарств, дополнительное питание, протезирование, посторонний уход, санаторно-
39
курортное лечение, приобретение специальных транспортных
средств, подготовку к другой профессии и т. д.).
Судебная практика, результаты прокурорских проверок, множество возбужденных дел являются свидетельством того, что особое
место в жизни большинства граждан России в настоящее время занимает проблема возмещения ущерба, причиненного им банками,
частными структурами, в которые были вложены сбережения либо
с которыми были заключены имущественные договоры, соглашения, неисполнение которых повлекло значительные потери, лишение граждан жилья, движимого и иного имущества.
Возможно ли взыскание вложенного, возвращение утраченного?
Конечно, возможно, однако только при знании содержания ст. 393–
406 Гражданского кодекса РФ, т. е. это реально, но через суд, а в отдельных случаях и через прокуратуру, налоговые инспекции, порой
путем обращения в Европейский суд по правам человека.
Гражданско-правовые способы защиты прав, свобод и интересов
граждан гораздо сложнее, чем административно-правовой, но, как
говорят в народе, не так страшен черт, как его малюют. Главное препятствие – неуверенность, незнание того, с чего начать и как действовать. Его необходимо преодолевать.
Следующим правовым способом механизма правозащитной деятельности закономерно признается уголовно-правовой, обращение
к которому требует ознакомления с такими статьями Уголовного
кодекса Российской Федерации, как ст. 2 (охраняемые уголовным
законом права, свободы и интересы), ст. 8 (основание наступления
уголовной ответственности), ст. 14 (понятие уголовного преступления), ст. 20 (возраст, с которого наступает уголовная ответственность), ст. 37–42 (обстоятельства, исключающие наступление уголовной ответственности), ст. 75–78 (основания и порядок освобождения от уголовной ответственности), ст. 79–83 (порядок и условия
освобождения от уголовного наказания), ст. 84 (амнистия), ст. 85
(помилование), ст. 86 (судимость) и ст. 95 (порядок, сроки погашения судимости). К нему следует обращаться в случаях совершения
уголовного преступления, повлекшего причинение ущерба правам,
свободам и интересам граждан (кража, обман, разбой, грабеж, телесные повреждения, похищение человека, торговля несовершеннолетними, клевета, оскорбление, истязание и т. д.).
Рассмотрение обстоятельств совершения преступлений так
называемого частного обвинения, к которым относятся клевета
(ст. 128.1 УК РФ), побои (ст. 116 УК РФ) и другие, обязывают граждан обращаться с жалобой непосредственно в суд. Судья, которому
40
передают в производство такую жалобу, выносит постановление о
возбуждении уголовного дела. В том же случае, если возникает возможность для примирения, судья вправе обратиться к ст. 271, 274,
296 УПК РФ.
Конституционно-правовой способ защиты прав, свобод и законных интересов граждан признается и используется как еще один
правовой способ механизма правозащитной деятельности.
Данный правовой способ механизма правозащитной деятельности может быть использован, но только на основании ст. 2, 6, 7, 15,
17, 19, 22, 32, 33, 45, 46, 52, 53, 125 Конституции Российской Федерации, а обращение к нему, как правило, возможно и применяется, если все предыдущие обращения в органы и суды не увенчались
успехом. Порядок и особенности использования возможностей конституционно-правового способа регламентирован ч. 4 ст. 125 Конституции РФ. Для обращения необходимо написать жалобу, в приложении к ней должны быть представлены ее копии, с которыми
гражданин ранее обращался в разные органы государственной власти, в том числе и судебные.
Особое значение в настоящее время имеет международно-правовой способ защиты прав, свобод и интересов граждан. Согласно ч. 3
ст. 46 Конституции РФ «Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой
защиты»1.
Международная и российская судебная практика свидетельствует о том, что международно-правовой способ защиты требует учета
предписаний Международного пакта о гражданских и политических правах, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенции о ликвидации
1 Подробнее см.: Российская правовая система и международное право: современные проблемы взаимодействия: всерос. науч.-практ. конф. Нижний Новгород,
1996; Лукашева Е. А. Социальное государство и защита прав граждан в условиях
рыночных отношений // Социальное государство и защита прав человека. М., 1994.
С. 6–20; Бори Ф. Возникновение и развитие международного гуманитарного права // MOS ORDER: ODI-048; Война и здоровье человека // MOS ORDER: WHH-152;
Крилль Ф. Международное гуманитарное право и защита женщин // MOS ORDER;
Мулинен Ф. Право войны. Руководство для вооруженных сил // MOS ORDER:
ELW-028; Проблемы реализации решений Европейского суда по правам человека
в практике деятельности Конституционного суда, Верховного суда и иных судов
Российской Федерации / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2011.
41
всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенции против пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих
достоинство видов обращения и наказания, Конвенции о правах ребенка, многочисленных конвенций МОТ1, ВОЗ и других международных организаций, стороной которых является Российская Федерация.
По мнению авторов, для реализации положений ч. 3 ст. 46 Конституции РФ наибольший интерес представляет (помимо европейских процедур) основополагающий международно-правовой документ – Международный пакт о гражданских и политических
правах2. В результате присоединения Российской Федерации к Факультативному протоколу этого пакта, определяющему механизм
защиты индивидуальных прав, российские граждане также получили возможность использовать механизм рассмотрения индивидуальных сообщений (жалоб). В соответствии с Факультативным протоколом Комитет уполномочен рассматривать индивидуальные сообщения граждан на нарушение их прав, получивших закрепление
в Пакте.
В то же время следует помнить, что обращение в Комитет по правам человека3 ООН обязывает учитывать критерии приемлемости
сообщений, т. е. соответствие им есть непременное условие, без которого жалоба не подлежит даже рассмотрению. Одним из критериев,
закрепленных в Конституции России (ч. 3. ст. 46), является исчерпанность всех имеющихся внутригосударственных средств право1 См.: Применение норм международного права в судебных решениях // Конституционное право Российской Федерации: сб. судебных решений / сост. М. С. Саликов. Екатеринбург, 1997. С. 533–538; Конвенции и рекомендации международной организации труда; Сафонов В. А., Кильдеев А. Х. Правовая защита субъектов
трудовых отношений. СПб., 1996; Сборник правовых актов Международной организации труда, действующих в Российской Федерации / сост. С. П. Маврин. СПб.,
2004.
2 Права человека. Основные международные документы. М.: Междунар. отношения. 1990. С. 3365; Международный билль о правах человека / ООН. Нью-Йорк,
1995; Дети и война // MOS ORDER: CAW-096; Действия Международного комитета
Красного Креста в случае нарушений международного гуманитарного права // MOS
ORDER: AIB-011; Международное право: ведение боевых действий // MOS ORDER:
ILC-224; Международно-правовые отношения XXI века: теория и практика, история и современность / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2012. С. 86–90.
3 Подробнее см.: Рисдал Р. Проблемы защиты прав человека в объединенной Европе // Защита прав человека в современном мире. М., 1993. С. 120–123;
Мейер Я. Европейская Конвенция прав человека // Права человека в истории человечества в современном мире. М., 1993. С. 138–149; Туманов В. А. Материалы о рассмотрении дел в Европейском суде // Государство и право. 1993. № 4. С. 54–57.
42
вой защиты. Согласно ст. 2 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах «лица,
которые утверждают, что какое-либо из их прав, перечисленных
в Пакте, было нарушено, и которые исчерпали все имеющиеся
внутренние средства правовой защиты, могут представить на рассмотрение Комитета письменное сообщение». Аналогично звучит
ч. 2 ст. 5 Факультативного протокола.
Другим критерием приемлемости рассмотрения сообщений согласно практике Европейского суда по правам человека является
наличие доказательств, что обращающиеся являются жертвами нарушений какого-либо из прав, изложенных в Пакте. Ст. 3 Факультативного протокола к Пакту наделяет Комитет правом признать
неприемлемым любое сообщение, которое, по его мнению, является
злоупотреблением правом на такую жалобу или не совместимо с положениями Пакта. Комитет может признать неприемлемым любое
сообщение, которое является анонимным (ст. 3 Факультативного
протокола к Пакту), а это еще один из критериев неприемлемости.
Следует признать, что использование указанных критериев в практике функционирования механизма Пакта о гражданских и политических правах есть объективная необходимость, обусловленная
не только тем, что правоконстатация – сложнейший процесс, но
и комплексностью самой правозащитной работы.
Индивидуальное сообщение может быть подано в Комиссию лично или адвокатом по поручению гражданина, чьи права и свободы
были нарушены. Сообщение должно содержать имя петиционера,
указание ответственного за нарушение, объект претензии и по возможности указание на те положения Европейской конвенции прав
человека и основных свобод, которые, как предполагается, были
нарушены и на которые опирается петиционер. Приемлемость сообщения устанавливается на пленарном заседании Комиссии. Согласно ст. 29 указанной Конвенции Комиссия может принимать решение о приемлемости сообщения на любой стадии его рассмотрения
по существу.
Важно подчеркнуть, что международно-правовой способ защиты прав человека – достаточно сложная система, призванная быть
устойчивой и постоянно демонстрирующей свои функции и правовое предназначение. В связи с этим подавляющее большинство обращений в Комиссию (как и в Комитет по правам человека ООН)
признаются неприемлемыми из-за несоответствия предъявляемым
критериям приемлемости (ст. 25–27, 29 Европейской Конвенции).
Что касается Европейского суда, то до него по разным причинам,
43
в том числе вследствие разрешения вопроса во внесудебном порядке в соответствии с Конвенцией, доходят, в общем-то, немногие обращения.
Международно-правовой способ, используемый для осуществления защиты прав человека и основных свобод, в современных
условиях внутренней и внешней политической жизни и межгосударственного общения требует тесного сотрудничества на мировом уровне. Такое сотрудничество позволяет добиваться заметного прогресса в обеспечении более надежной защиты прав человека
и содействует пресечению нарушений этих прав1. Однако международно-правовая защита прав человека – институт, практически
недосягаемый для большинства нуждающихся в защите и помощи, свидетельством чего могут служить события, связанные с ситуацией в Украине, где граждан России вообще считают третье-
сортными.
Исследование сущности и содержания национального правозащитного законодательства, общепризнанных принципов и норм
международного законодательства, являющихся юридической основой механизма правозащитной деятельности, включающего в себя правовые методы, средства и способы, изучение практики деятельности международных правозащитных организаций, позволяет сделать следующие выводы:
– международно-правовой способ защиты прав и свобод граждан
является одним из важных и эффективных правовых способов национальной правозащитной деятельности, воплотившей в себе наиболее прогрессивные и эффективные методики;
– механизм и институт правозащитной деятельности прошли
в своем становлении несколько этапов, каждый из которых характеризовался стремлением выработать единый порядок;
– международно-правовой способ защиты прав и свобод граждан
включает в себя два направления: правозащитную деятельность
мирного периода и кризисного, военного времени;
1 Подробнее см.: Стремоухов А. В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы. СПб., 1996. С. 299–369; Дополнительный документ об осуществлении определенных положений Парижской Хартии для Новой Европы от 21 ноября
1990 г. // Сов. журнал международного права. 1992. № 1. С. 170–183; Венская декларация и Программа действий: приняты Всемирной Конвенцией по правам человека 25 июня 1993 г. // Моск. журн. междунар. права. 1994. № 1. С. 153–176; Глущенко П. П., Кикоть В. Я. Теория и практика социально-правовой защиты конституционных прав, свобод и интересов граждан в Российской Федерации: Учеб. М., 2002.
С. 87–99.
44
– результаты международной правозащитной деятельности прямо пропорциональны уровню взаимоотношений между государствами, способности ООН, МОТ, ВОЗ, ОБСЕ и других организаций
влиять на отношение государств к совершенствованию механизма
реализации гражданами прав и свобод.
По убеждению авторов, представленные правовые способы защиты прав, свобод и законных интересов граждан позволяют заявить,
что на их основе удастся хотя бы частично заполнить тот вакуум недоверия к праву, закону, который имел место и ранее, однако в годы так называемых реформ увеличивался значительными темпами
и не случайно, ибо в период беззакония, бесправия любые пре-
ступления легко списать на правовое новшество, несовершенство
законов и уйти от полагающейся юридической ответственности.
Итак, правозащитная деятельность, механизм ее осуществления есть эффективное средство соответствующей подготовки строителей будущего правового государства, ибо умение бороться с правонарушениями, защищать законные права, свободы и интересы
правомерными средствами и методами способствует стремлению
граждан управлять законами, правами, а не эмоциями. Механизм
правозащитной деятельности есть совокупность правовых методов
и средств, способов на основе которых эффективнее решаются вопросы реализации, восстановления и защиты полагающихся прав
и свобод граждан.
Юридическая практика, сложившаяся не только в России, дает основание утверждать, что проблемы правозащитной деятельности могут разрешаться путем использования таких национальных
способов правозащитной деятельности, как административно-правовой, гражданско-правовой, уголовно-правовой, конституционноправовой и международно-правовой.
Правозащитная деятельность проводится в жизнь на основе закрепленных законами и подзаконными актами правовых методов,
способов и средств, благодаря которым обеспечиваются реализация, восстановление либо защита прав, свобод и интересов граждан. Ее совершенствование зависит от множества условий, а именно, экономических, политических, идеологических, организационных, а также уровня правовой культуры субъектов и участников
правозащитной деятельности, содержания и направленности законов и подзаконных актов, регламентирующих порядок и особенности реализации, восстановления и защиты прав, свобод и законных
интересов граждан.
45
2.3. Механизм использования гражданами правовых методов
и средств защиты их прав и свобод
Ранее уже отмечалось, что механизм организации и осуществления правозащитной деятельности кроме правовых способов включает в себя еще и правовые методы и средства. Авторы исследования
сконцентрировали основное внимание на возможностях, эффективности правовых методов защиты не случайно вследствие того, что
они более доступны, понятны и поддаются контролю не только со
стороны к ним обращающихся, но и со стороны правозащитных
и общественных структур.
В чем же заключаются особенности использования правовых методов и средств и с какими проблемами приходится при этом сталкиваться?
Прежде всего, еще раз обратимся к тому, что представляют собой методы и средства и каким образом их можно обратить на пользу гражданам, государству и обществу. Начнем с правовых методов.
До сих пор в науке, юридической практике, и не только Российской Федерации, отсутствует единый взгляд на их классификацию.
Это и хорошо и плохо. Хорошо потому, что имеется возможность
для дальнейшего совершенствования, подбора наиболее эффективных, постоянно работающих методов, а плохо потому, что появилась возможность под предлогом поиска новых, непризнания действующих методов проявлять самоуправство, злоупотреблять служебными полномочиями.
Некоторые правоведы, например, А. П. Алехин, А. А. Кармолицкий и Ю. М. Козлов, считают, что к числу правовых методов следует отнести методы убеждения и принуждения1. Они не поддерживают мнения, что данные методы необходимо подразделять на
административные и экономические, и первые, в свою очередь, на
предупредительные, пресекательные и принудительно-применительные2.
Другие юристы3 предлагают иную классификацию, выделяя методы убеждения, принуждения, предупреждения, обеспечения и
взыскания. Примерно такой же классификации, за исключением
1 Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации: учеб. М.: Зерцало: Текс, 1996. С. 254; Административное право. 2-е изд. / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2011. С. 137–160.
2 Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Указ. соч. С. 264.
3 Административное право: общая часть: учеб. пособие / под ред. В. П. Сальникова. СПб., 2000. С. 137–138.
46
метода взыскания, придерживается А. В. Воронков1. В то же время
С. А. Григорян, Н. В. Бровко и Ю. А. Соколова2 полагают, что в число методов следует включать методы убеждения, принуждения, наблюдения, контроля.
Еще одна точка зрения3 основными признает методы убеждения,
обжалования и принуждения, при этом любые иные методы воспринимаются лишь как вспомогательные, производные от них. Авторы
исследования разделяют это мнение. Обоснования, касающиеся того, что методы предупреждения, обеспечения, взыскания, а тем более наблюдения, сложно согласуются с механизмом правозащитной
деятельности, вряд ли подлежат сомнению. Хотя, и это естественно,
так как любой специалист вправе иметь свою позицию, свой подход
к тому или другому явлению.
Выясним, что представляют собой эти правовые методы в сфере
обеспечения реализации и защиты конституционных прав, свобод
и законных интересов граждан и как и кому следует иметь их на вооружении.
Метод убеждения в рассматриваемом случае применим всеми субъектами института правозащитной деятельности: государством, юридическими лицами, общественными объединениями
и физическими лицами (гражданами и должностными лицами).
На каком этапе взаимоотношений его можно использовать? Как
нам представляется, на любом, начиная с обращения в соответствующую инстанцию за государственно-правовой помощью и защитой,
вплоть до их получения, убеждая чиновников в необходимости помнить о том, что Конституция РФ и иные нормативные правовые акты требуют от них признавать, соблюдать и защищать права, свободы и законные интересы граждан. Однако расчет на совестливость
чиновников в настоящее время себя не оправдывает, и в результате надежда на возможность убедить не нарушать права, свободы,
законные интересы либо своевременно выполнять законные требования граждан об их предоставлении, восстановлении или защите
так и остается лишь надеждой.
Данный метод дает положительный результат, подтверждением
чего являются данные проведенного исследования, судебной прак1 Воронков А. В. Проблемы теории административного права: сравнительноправовое исследование. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. С. 142–144.
2 Григорян С. А., Бровко Н. В., Соколова Ю. А. Административное право. Ростовна-Дону, 2002. С. 120–121.
3 Административное право / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2011.
С. 143–147.
47
тики, если она используется общественными объединениями, вышестоящими органами и должностными лицами, а также квалифицированными адвокатами. Все указанные юридические и физические лица способны убедить строптивого или допустившего
неуважение к закону работника, начальника в целесообразности
разрешить положительно создавшуюся ситуацию, не доводя ее до
применения принуждения. Итак, гражданам не особенно приходится рассчитывать на положительный исход от применения метода убеждения, поэтому желательно овладеть методикой его использования.
Использование метода принуждения имеет свои особенности,
т. е. его применяет не сам гражданин, а только соответствующие
вышестоящие инстанции, должностные лица и правоохранительные органы. Могут ли применить данный метод законодательные
органы? Нам представляется, могут, но это будет иметь свои особенности, заключающиеся в опосредовании принуждения, применяемого по ходатайству, обращению, депутатскому запросу в компетентные органы, наделенные полномочиями использовать разные
виды принуждения, предусмотренные нормами права (административного, трудового, гражданского, уголовного).
Итак, метод принуждения, применяемый в сфере обеспечения
реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных
интересов граждан, есть часть функциональных полномочий, в первую очередь, правоохранительных органов. В то же время необходимо помнить, что применение принуждения соответствует правилам, установленным действующим законодательством, а именно,
наличию основания для принуждения, установлению причин совершенного правонарушения, определению степени и вида вины
допустившего нарушение прав, свобод и законных интересов граждан, классификации видов принуждения, установлению полномочий органов, должностного лица по использованию того или иного
вида принуждения.
Указанные особенности обращения к методу принуждения и
собственно его применения, естественно, породили особенности его
воздействия на взаимоотношения между обратившимся в компетентные органы и юридическими и должностными лицами, обязанными должным образом разобраться с поступившим сообщением
о допущенных нарушениях конституционных прав, свобод и законных интересов граждан.
В чем же состоят эти особенности, прежде всего, поведения принявших сообщение? Дело в том, что компетентные органы государ48
ственной власти, местного самоуправления или должностные лица
обязаны в установленные законопредписаниями сроки уведомить
заявителя сначала о получении заявления, а затем с его результатами. Максимальный срок ответа на поступившее заявление, сообщение 30 дней. Его превышение влечет уже иные действия со стороны
определенных правоохранительных органов и иных органов государственной власти.
Институт обращений граждан в органы государственной власти – основная часть правового статуса человека и гражданина любого развитого демократического правового государства, один из
эффективных и доступных правовых методов. В связи с этим важность научно-теоретического исследования сущности, содержания
и функций данного института не только актуальна, но имеет и важное теоретическое и практическое значение. Это подтверждается
тем, что законодательная власть, оценив указанную важность данного конституционно-правового института для правового общества,
2 мая 2006 г. принимает Федеральный закон № 59-ФЗ «О порядке
рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации».
Вместе с тем даже принятие этого важного, специального закона не смогло устранить многих проблем практического и теоретического характера. До сих пор остаются нерешенными вопросы:
кто может выступать субъектом института обращений, каков объем сущности и содержания этого института, что собой должен представлять данный правовой институт, и, наконец, в Федеральном законе № 59-ФЗ вовсе отсутствует подробное описание сущности правовой регламентации механизма обеспечения реализации права на
коллективные обращения граждан.
Названные проблемы, как нам представляется, стали возможны не только вследствие недостаточного теоретического изучения
правовой природы конституционного права граждан на обращения
в органы публичной власти, но и вследствие сложившегося у властей убеждения, что это они являются вершителями судеб народа,
а не зависят полностью от него.
Институт обращений граждан в органы государственной власти
из правового метода механизма правозащитной деятельности вырос в правовой институт конституционного права не только потому,
что ст. 33 Конституции РФ гражданам предоставлено право апелляции к государственным органам, органам местного самоуправления и их должностным лицам, а, прежде всего, в силу признания
Конституцией России российского государства правовым, демократическим, социальным государством (ст. 1, 7).
49
Закрепление права обращений в Конституции Российской Федерации подтверждает особую значимость, важность данного права, поскольку не все права и свободы, которыми обладает человек и гражданин, подлежат закреплению в Конституции, а только основные или
фундаментальные из них. Создание и функционирование института
обращений – свидетельство того, что он существенно обеспечивает
возможность участия граждан в управлении делами государства.
Институт обращений в государственные органы, органы местного самоуправления является правовым институтом, прежде всего, конституционного права, относится к предмету науки конституционного права, и поэтому содержание механизма его реализации должно быть исследовано с позиции данной науки. Однако он
обслуживает граждан – субъектов многих видов правоотношений,
и в силу этого при исследовании требуется согласование с другими
отраслями права.
Необходимость всестороннего исследования сущности, роли и
места института обращений граждан в органы государственной
и муниципальной власти определяется важностью его основных
функций и возможностью выявления их реализации, ибо провозглашение, заявления о них, к сожалению, слишком далеки от действительности.
По мнению большинства ученых, сущность правового института конституционного права – института обращений граждан – раскрывается через две основные цели. Первая заключается в том, что
благодаря созданию настоящего правового института конституционного права у граждан появилась реальная возможность добиться участия в управлении делами государства. Вторая цель состоит
в том, что посредством данного института личности представляется
возможность добиться защиты разных прав, свобод и законных интересов.
Первая целевая установка: институт обращений является формой
непосредственной демократии. Так, М. Ф. Чудаков, Т. И. Крыжантовская, Н. П. Фарберов, В. Ц. Киров, Ю. Н. Алистратов, А. А. Дворак считают, что данный институт представляет собой одну из форм
непосредственной демократии. Под формой непосредственной демократии они понимают способы непосредственного волеизъявления
граждан и их объединений, имеющих целью решение общественно
значимых вопросов, оказание влияния на принимаемые органами
государственной власти и органами местного самоуправления решения, осуществление контроля за действиями и внесение коррективов
в их работу в соответствии с интересами субъектов волеизъявления.
50
Оспаривать данную позицию сложно, а точнее, нет для этого оснований, ибо на самом деле институт обращений способен преследовать такую цель, правда, это не так просто и доступно в действительности.
Сторонники второй цели полагают, что институт обращений
граждан в органы государственной власти не может быть признан
формой непосредственной демократии, ибо его нормативная база не
отражает воли всего народа в целом и не носит общеобязательного
характера, тем более что институты непосредственной демократии
установлены Конституцией – референдум и свободные выборы (ч. 3
ст. 3 Конституции РФ). В силу сказанного они считают возможным
рассматривать институт обращений граждан (петиций) в качестве
института так называемого «гражданского лоббизма» – одного из
звеньев умеренного влияния на власть.
В. В. Комарова считает, что формами непосредственной демократии можно признавать только те действия, решения, которые способствуют осуществлению непосредственного властного волеизъявления народом, как это предусмотрено ст. 3 Конституции Российской Федерации.
Правовед К. М. Тахтарев еще в начале XX в. подчеркивал, что
право народной инициативы самым резким образом отличается от
права народных петиций. Хотя петиции и могут служить средством
выражения народных желаний и известным способом проявления
народной воли…, они не есть самодержавная народная воля, которой обязано повиноваться всякое законное правительство. Петиция
же есть просьба, так как от воли государственных органов, к которым обращена петиция, зависит, исполнить просьбу или не исполнить, считаться с поданной петицией или не считаться.
Поскольку институт обращений граждан в органы государственной власти не в полном объеме обеспечивает достижение такой цели, как соответствие требованиям непосредственной демократии,
т. е. не может обеспечить одновременно интересы и суверенную волю всего народа в целом либо его части посредством предложения,
пожелания, жалобы, ибо на их основе далеко не всегда принимаются публично-властные решения, обязательные для всех либо части
органов государственной власти, его, как считают приверженцы
второго назначения института обращений, нельзя признать формой
непосредственной демократии. Данный подход, такую позицию не
просто оспорить, ибо обращение граждан нельзя считать реализацией ими права законодательной инициативы, которой, к сожалению, в России они не наделены, влекущей за собой обязательную
51
процедуру рассмотрения законопроекта, а поэтому институт обращений лишь средство выразить свое отношение к происходящему
либо возможность защищать нарушенное право.
Институт обращений, конечно, воздействует на деятельность органов государственной власти, в силу чего верно обоснование той
части ученых, которые считают институт обращений формой, средством оказания воздействия на решения и функционирование государственных органов и органов местного самоуправления. Результаты правовой работы в рассматриваемой сфере свидетельствуют
о том, что посредством обращений граждане и их объединения могут воздействовать на решение общественно значимых вопросов органами государственной и местной власти, но не более того. Так,
именно посредством коллективного обращения граждан и их организаций в Правительство РФ с требованиями об отзыве из Государственной Думы РФ проекта нового Лесного кодекса РФ, внесенного
Правительством РФ, отдельная их часть была учтена Правительством РФ при доработке законопроекта по нему. Однако в силу того, что обращения граждан не носят обязательного характера для
государственных органов, требования граждан во многом остались
лишь требованиями без законодательного закрепления.
Большинство ученых и практиков, исследовавших и исследующих содержание института обращений в органы государственной
власти, правомерно считает, что его следует признать институтом защиты человеком и гражданином их прав и свобод и законных интересов. Так, Н. Ю. Хаманева полагает, что право граждан на обращения является важным конституционно-правовым средством защиты
их прав и свобод. Кроме того, она указывает, что в этом своем проявлении оно является абсолютным, неограниченным, неотчуждаемым
правом каждого человека. М. В. Карасева, С. Б. Соболева также считают, что важнейшим конституционно-правовым средством защиты
прав человека и гражданина является институт обращений.
Некоторые исследователи обоснованно рассматривают право на
обращения как средство самозащиты. А. В. Малько классифицирует такие методы самозащиты, как обращение в государственные
органы и органы местного самоуправления, обжалование действий
(бездействия) должностных лиц, нарушающих права граждан, обращение в средства массовой информации и правозащитные организации, общественные объединения, с чем соглашаются М. В. Баглай, Ю. И. Стецовский.
Однако, по мнению профессора А. Эрдлевского, понятие «защищать свои права» вовсе не тождественно понятию «обращаться за
52
защитой своих прав», поэтому правило ч. 2 ст. 45 Конституции РФ
не применимо к случаю, когда гражданин (или юридическое лицо)
обращается за защитой своих прав в суд или иной государственный
орган (ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ) либо в межгосударственные органы (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ). В последнем случае
защита прав и свобод гражданина осуществляется государственным или межгосударственным органом. Понятие «защищать свои
права» более подходит к понятию «самозащита права», право же на
обращение следует рассматривать как обращение к компетентным
органам за защитой, которая осуществляется опосредованно, т. е.
не самим лицом, а властными институтами государства. По нашему
мнению, с данным обоснованием нельзя не согласиться.
Институт обращений граждан в органы государственной власти
нельзя относить к институту самозащиты гражданами своих прав,
ибо он является лишь возможностью апеллировать к государственным органам власти, надеясь на получение государственной защиты. Государственная же защита прав и свобод представляет собой деятельность компетентных государственных органов, органов
местного самоуправления и должностных лиц, направленную на
соблюдение, обеспечение и охрану конституционных прав и свобод
человека и гражданина.
Государственная защита, как нам представляется, проводится
в жизнь посредством судебного и административного (судебного и
внесудебного) воздействия на виновных. Институт обращений выступает как общее начало любой формы защиты, поскольку невозможно получить государственную защиту, не обратившись за ней
к компетентным органам в установленной законом форме (это могут
быть исковое заявление, жалоба, ходатайство, заявление и др.).
Судебная защита права (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ) гарантируется каждому и осуществляется судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства либо посредством обращения в международные
правозащитные инстанции (ч. 3 ст. 46 Конституции РФ). Административная защита прав основана на положениях ст. 33 Конституции РФ и предполагает обращение граждан с жалобой на действия
и решения, нарушающие их права, свободы и законные интересы,
к вышестоящим органам и должностным лицам либо в специально
учреждаемые компетентные органы, органы прокуратуры, к уполномоченному по правам человека в РФ и т. д.
По нашему мнению, сущность института обращений заключается в его комплексном характере, основные функции осуществле53
ния проявляются посредством участия граждан в управлении делами государства и защиты их прав, свобод и законных интересов.
В то же время назначение института обращений не исчерпывается
только вышеуказанными составляющими, ибо данный институт
одновременно тесно увязан со свободой слова, которая заключается, в частности, в возможности свободного волеизъявления своего
мнения, которое осуществляется в том числе и посредством обращений в органы государственной власти. Поэтому обладание человеком правом на обращения является важным условием реализации этого права на свободу слова и выражения мнений, иначе одним из методов реализации свободы выражения мнения является
институт обращений. Причем реализация субъектами своего права
свободы слова осуществляется путем подачи обращений как в письменной, так и в устной форме. Так, посредством направления в государственные и органы местного самоуправления разного рода обращений граждане высказывают в них свое отношение, например,
к политике трудоустройства, охраны, оплаты труда или деятельности того или иного органа власти, уполномоченного обеспечивать
безопасные условия правомерной деятельности.
Институт обращений непосредственно связан с различными правами граждан в разных сферах правоотношений. Так, право субъекта свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию (ч. 3 ст. 29) реализуется посредством направления обращений в органы государственной власти с требованием
о предоставлении информации об их деятельности, если это не связано
с разглашением государственной и иной, охраняемой законом тайны,
а также информации, затрагивающей его права, свободы и законные
интересы в указанной сфере. Институт обращений непосредственно
обеспечивает реализацию гражданами права на собрания, митинги,
демонстрации, шествия и пикетирование, забастовки. Суть данных
мероприятий состоит в привлечении внимания органов государственной и местной власти в данном случае к общественно значимому вопросу в сфере реализации гражданами их политических прав.
Институт обращений вообще можно рассматривать в объективном и субъективном смысле. В объективном смысле он является
конституционно-правовым институтом, представляющим собой совокупность правовых норм, обеспечивающих реализацию конституционных прав, свобод и законных интересов каждого гражданина Российской Федерации на обращение в органы государственной
и местной власти с целью реализации права на участие в управлении делами государства, выражение своего мнения по различным
54
вопросам, защиту и восстановление своих нарушенных прав, свобод и законных интересов. При этом обращаем внимание на то, что
механизм обеспечения реализации прав на обращения граждан регламентируется нормами нескольких отраслей права. Например,
в процессе обращений в суд применяются гражданское, трудовое,
уголовное, гражданско-процессуальное, уголовно-процессуальное
законодательство; при обжаловании в административно-правовом
порядке соответственно применяются нормы административного
и административно-процессуального права.
Руководствуясь вышеизложенным, авторы вправе утверждать,
что институт обращений в объективном смысле – это межотраслевой правовой институт, включающий в себя нормы, регулирующие
вопросы подачи, рассмотрения, принятия, обжалования решений и
ответственности за его принятие государственными и местными органами власти, их должностными лицами, и тем не менее ведущая
роль в механизме реализации права на обращение граждан должна
быть признана за нормами конституционного права, являющегося
базовым для многих отраслей права.
Институт обращений граждан в различные органы власти необходимо рассматривать и в субъективном смысле. Субъективное право
определяется как совокупность правомочий и притязаний, принадлежащих личности на основе норм объективного права. В рассматриваемом случае исследование содержания и сущности права граждан
на обращения в органы государственной и местной власти вызывает
научный интерес с позиции понимания его как субъективного феномена, т. е. как гарантированного законом вида и меры возможного
(дозволенного, разрешенного, допустимого) поведения личности.
Субъективное право состоит из элементов, именуемых правомочиями, которые составляют его содержание, которое, в свою очередь, включает в себя определенные правомочия:
а) право поведения, т. е. право совершать определенные поступки
применительно к исследуемому правовому институту, включающему в себя:
– право на критический анализ деятельности органов государственной и местной власти, означающее возможность субъектов
трудовых отношений оценивать работу органов власти, работодателя, трудовых инспекций, КТС, указывать на недостатки, несовершенства и упущения в их деятельности;
– право требовать улучшения деятельности органов власти и их
должностных лиц в сфере обеспечения охраны труда, безопасных
условий любой разрешенной деятельности;
55
– право граждан инициировать своими действиями (путем подачи коллективных обращений) принятие, отмену или изменение,
дополнение нормативно-правовых актов и других решений органов
власти и их должностных лиц, уполномоченных обеспечивать безопасные условия трудовой деятельности;
– право получения содействия органов государственной и местной власти в реализации конкретных прав и свобод, нарушенных
либо не предоставленных в процессе осуществления правомерной
деятельности;
– право обращаться в органы государственной и местной власти
за защитой (восстановлением) своих нарушенных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых правоотношений, а также прав
и свобод других лиц (право жалобы). При этом следует акцентировать внимание на том, что данное правомочие субъектов института
обращений не ограничивается лишь содержанием, ибо предметом
жалобы могут быть любые противоправные решения, действия (бездействия) органов власти или их должностных лиц, а также любых
иных юридических и физических лиц. Причем такие решения, действия (бездействия) должны восприниматься субъектом института
обращений как нарушение или угроза нарушению прав, свобод и
законных интересов, установление же действительности подобного
нарушения или угрозы входит в обязанность компетентных органов (суда, должностных лиц);
– право сообщать о ставших известными субъектам рассматриваемого института нарушениях законности в сфере организации и осуществления трудовой деятельности органами государственной, местной власти, их должностными лицами, работодате-
лями;
б) право требования, т. е. возможность добиваться исполнения
обязанности, корреспондирующей праву, а в случае неисполнения
ее обратиться в соответствующие государственные органы для принудительного исполнения такой обязанности. Это означает, что
в случае нарушения трудового законодательства либо закона о порядке рассмотрения обращений граждан сотрудником органа государственной либо местной власти или их должностными лицами,
уполномоченными рассматривать такие обращения, гражданин
вправе обжаловать эти действия (бездействия) в порядке подчиненности в органе государственной власти или в суде по своему
усмотрению.
Правомочию требования обязательно корреспондирует встречная обязанность. Так, правомочиям субъектов института обраще56
ний корреспондирует обязанность органов власти, состоящая в следующем:
а) регистрации, рассмотрении и ответе на поступившее обращение в установленные законом сроки;
б) в случае неисполнения своей обязанности должностное лицо,
сотрудник органа власти должны нести ответственность, установленную законодательством за неблагоприятные последствия.
Однако субъективное право взаимосвязано с обязанностью, ибо
это парные, взаимосвязанные понятия. Известно, что любая правовая норма имеет представительно-обязывающий характер, в силу
чего она предусматривает как возможное, так и должное поведение.
Следовательно, и у управомоченного лица есть обязанности перед
органами власти. Они заключаются в том, что оно (лицо) не должно
злоупотреблять возможностями института обращений и использовать его в клеветнических целях, как угрозу жизни, здоровью или
имуществу должностного лица (или членов его семьи). В противном
случае оно также несет ответственность, установленную законодательством.
Представленные нами правомочия субъектов института обращений реализуются посредством направления обращений к Президенту РФ, в Государственную Думу ФС РФ, Совет Федерации ФС РФ,
Правительство РФ и иные федеральные органы исполнительной
власти, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ, исполнительные органы государственной
власти субъектов РФ, к высшим должностным лицам субъектов РФ
(руководителям высших исполнительных органов государственной
власти субъектов РФ), иным должностным лицам указанных органов, в органы местного самоуправления и к их должностным лицам.
Несмотря на то, что Федеральный закон от 2 мая 2006 г.
№ 59-ФЗ не содержит нормы, допускающей реализацию субъектами института обращений через представителей, в юридической
литературе встречаются более прогрессивные взгляды на решение данного вопроса. Так, А. А. Дворак предлагает признавать за
субъектами института обращений возможность действовать через
представителя (законного или на основании доверенности). С этим
нельзя не согласиться на основании содержания ч. 1 ст. 48, закреп-
ляющей право каждого на «получение юридической квалифицированной помощи», а также действующего законодательства и подзаконных нормативно-правовых актов. Именно в силу сказанного авторы и предлагают внести дополнение в ст. 5 «Права гражданина при рассмотрении обращения» данного закона в следующей
57
редакции: «гражданин реализует право на обращения не только
лично, но и через представителя на основе полномочия, подкреп-
ленного доверенностью или закрепленного законом».
Институт обращений в органы власти не следует ограничивать
физическими лицами, что следует из содержания Федерального закона № 59-ФЗ. Так, С. А. Пяткина подчеркивает, что обращаться
в органы государственной и местной власти могут и трудовые коллективы, организации граждан по партийному признаку, по месту
жительства и т. д., Н. Ю. Хаманева полагает, что право на обращения имеют не только граждане Российской Федерации, но и общественные организации, например, творческие союзы, а также учреждения, предприятия и их должностные лица, А. П. Любимов,
С. В. Васильева признают субъектами института обращений юридические лица.
Авторы разделяют представленные мнения тем более, что они не
противоречат содержанию ст. 33 Конституции РФ, закрепляющей
возможность коллективного обращения, т. е. обращения, исходящего от коллективных образований, которыми, в частности, являются организации, трудовые коллективы.
Конституционный суд РФ также неоднократно выражал правовую позицию, согласно которой право на обращения в государственные органы имеют не только граждане, но и юридические лица
(Определение от 22 апреля 2004 г. № 213-0 по жалобе общественного
благотворительного учреждения Институт общественных проблем
«Единая Европа» на нарушение конституционных прав и свобод
ст. 255 и 258 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации и ст. 2 и 5 Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»). Согласно п. 11.5 Типового регламента взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19 января 2005 г. № 30, федеральный
орган исполнительной власти в пределах своей компетенции обес-
печивает рассмотрение обращений граждан и организаций, поступивших непосредственно в его адрес, принятых при личном приеме
или направленных ему иными федеральными органами государственной власти и должностными лицами.
Исследование сущности и содержания института обращений
граждан в различные органы власти позволяет раскрыть понятие
и его наиболее существенные признаки. Федеральный закон № 59ФЗ не содержит определения права на обращения, тем более института обращений, в ст. 2 Закона лишь повторяется формулировка
58
ст. 33 Конституции РФ: «Граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, органы местного самоуправления
и должностным лицам».
В научной литературе учеными-конституционалистами предпринимались попытки дать определение права на обращения в органы публичной власти. Так, М. В. Карасева полагает, что право на
обращения в органы публичной власти – это конституционное право, предполагающее обращения гражданина или коллектива граждан к компетентным органам в целях защиты (восстановления)
лично его (их) нарушенных прав и законных интересов и выражающее волю всего народа, социальную свободу, а также общественное отношение к участию в управлении государственными и общественными делами как наиболее существенное коренное отношение между государством и гражданином. По мнению А. А. Дворака
и А. П. Любимова, право на обращения – это право граждан (иностранных граждан и лиц без гражданства) обращаться в письменной или устной форме с предложением, заявлением, ходатайством,
а также с жалобой, которые адресуются органам, в чью компетенцию входит решение этих вопросов.
Более убедительным следует признать научное определение права на обращения, предложенное С. А. Широбоковым. По его мнению, обращение – это волеизъявление индивида, выражающееся
в конкретных действиях, имеющих письменную или устную форму, соответствующую правилам, закрепленным в нормативно-правовых актах, направляемое в органы государства или органы местного самоуправления, в виде, необходимом для того, чтобы реализовать, предоставить, защитить или восстановить права и свободы.
Как нам представляется, приведенные определения имеют свои
недостатки. А. А. Дворак и А. П. Любимов к числу субъектов права
на обращения не относят организации и раскрывают его путем перечисления видов обращений, определение С. А. Широбокова слишком сложно и тяжело для восприятия и запоминания. Перед авторами стояла задача сформулировать такое определение правового
института обращения граждан в органы государственной и местной
власти, которое бы отвечало действующему законодательству, соответствовало своему предназначению и согласовывалось с общепризнанными принципами и нормами международного права.
На основании сказанного считаем обоснованным следующее
определение: институт обращений граждан в органы государственной и местной власти, к специальным органам, уполномоченным
59
обеспечивать реализацию и защиту конституционных прав, представляет собой самостоятельный комплексный правовой институт, регламентированный национальным и международным правозащитным законодательством, на основе которого закрепляется право граждан, их объединений непосредственно или через
представителей обращаться в устной или письменной форме, индивидуально или коллективно в государственные органы и органы
местного самоуправления в целях обеспечения реализации и защиты (восстановления) своих прав, свобод и законных интересов,
прав, свобод и законных интересов других лиц и участия в управлении делами государства.
В представленном определении выделяются следующие основные признаки института обращений граждан в государственные
органы и органы местного самоуправления:
а) закрепленность права граждан на обращения, означающая
согласно содержанию ч. 2 ст. 17, ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, что
они не вправе быть его лишены каким-либо государственным органом, органом местного самоуправления или должностным лицом,
причем ни при каких обстоятельствах кроме ограничений, установленных на основании и в порядке, предусмотренном законом
(например, ограничения на повторные обращения или при злоупотреблении правом на обращения, обращения несовершеннолетних
и недееспособных лиц), т. е. это право является неотъемлемым, но
не абсолютным – не подлежащим ограничению ни при каких обстоятельствах.
На необходимость закрепления неотъемлемости права на обращения в органы власти указывают B. C. Нерсесянц, А. В. Стремоухов, Е. А. Лукашева и В. А. Карташкин, Ю. Н. Алистратов и др.
Именно конституционно-правовое закрепление неотъемлемости
права на обращения в органы власти позволяет признать субъектами института обращений несовершеннолетних и недееспособных
лиц, поскольку возраст и психическое здоровье человека не являются основанием для лишения человека его прав и свобод. В то же
время это не означает, что оно не может ограничиваться при наличии определенных обстоятельств (примеры приводились ранее);
б) приводится в действие на основе устного либо письменного обращения при участии в приеме должностного лица органа власти либо посредством направления должностному лицу в соответствующий
орган письменного предложения, заявления, жалобы или петиции;
в) включается в действие индивидуальными и коллективными
обращениями, что свидетельствует о возможности субъектов реали60
зовать их правомочия самостоятельно либо объединившись с другими субъектами в коллективное образование, которое может быть
оформленным в качестве юридического лица;
г) предназначен для обеспечения реализации и защиты прав,
свобод и законных интересов, предоставления возможности участвовать в управлении делами государства.
Институт обращений – важнейший и доступный метод обеспечения реализации и защиты прав и свобод субъектов трудовых правоотношений, их участия в управлении делами государства, получения информации и иных доступных, легитимных благ материального и духовного характера;
д) имеет свои объекты, т. е. охраняемые законодательным образом ценности материального и морального характера;
е) имеет свою правовую базу, которую составляют национальное
законодательство (федерального уровня, уровня субъектов федерации и местного уровня), в котором представлены конституционное,
трудовое, пенсионное, социальное, муниципальное, административное, гражданское, уголовное, семейное, гражданско-процессуальное, уголовно-процессуальное отрасли права, общепризнанные
принципы и нормы международного права и международные договоры, соглашения Российской Федерации;
ж) наделен особым механизмом правового регулирования, в который входят правовые методы (убеждение, принуждение, обжалование, контроль и надзор), правовые средства (административное
расследование, применение мер юридической ответственности, возбуждение уголовных дел), правовые способы (административно-правовой, гражданско-правовой, уголовно-правовой, конституционноправовой, муниципально-правовой и международно-правовой);
з) предполагает также особые правоотношения, представляющие собой ту часть общественных отношений, урегулированных законодательством, которые возникают между его субъектами в связи с необходимостью разрешения вопросов, касающихся трудовых
правоотношений.
Проведенный сравнительно-правовой анализ содержания института обращений позволяет сделать следующие выводы. Сущность института обращений заключается в комплексном характере и состоит в том, что на его основе осуществляются участие
в управлении делами государства, реализация и защита прав, свобод, законных интересов, использование в качестве канала обратной информационной связи с государством, его органами и органи-
зациями.
61
Институт обращений можно рассматривать в объективном и
субъективном смысле. В объективном смысле он представляет собой один из важнейших институтов, в котором задействована совокупность определенных нормативно-правовых норм, обеспечивающих реализацию института обращений, состоит в том, что для
них не устанавливается ценз (ограничения), например, достижение
определенного возраста и дееспособность. Вторую группу субъектов
института обращений представляют государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица, работодатели, специальные органы и должностные лица, уполномоченные
обеспечивать реализацию и защиту конституционных прав, свобод
и законных интересов граждан.
Субъекты института обращений вправе действовать через своего представителя, что гарантировано Конституцией РФ и гражданским законодательством. Это делает возможным внесение следующего дополнения в ст. 5 «Права гражданина при рассмотрении обращения» Федерального закона № 59-ФЗ: «Гражданин реализует
право на обращения не только лично, но и через представителей на
основе полномочий, основанных на доверенности или предписании
закона».
Завершая исследование сущности и содержания метода принуждения, важно напомнить, что основная нагрузка при его использовании ложится на органы государственной власти, уполномоченные
осуществлять правоохранительную, правозащитную деятельность.
В силу сказанного и нарушения в процессе применения данного метода допускаются именно ими.
На этом основании можно сделать следующие выводы:
а) граждане, направляющие жалобы, заявления о нарушении их
прав, свобод и законных интересов, должны помнить о подведомственности дел органам, должностным лицам, к которым их направляют;
б) правоохранительные органы и их должностные лица, в свою
очередь, должны четко, неукоснительно исполнять свои обязанности и особенно те, которые обязывают их признавать, соблюдать
и защищать права, свободы и законные интересы граждан;
в) вышестоящие органы государственной власти и должностные
лица для предупреждения негативных явлений во взаимоотношениях с гражданами по поводу использования метода принуждения
обязаны чаще контролировать и надзирать за правоохранительными органами, находящимися в их подчинении.
Следующим элементом механизма правозащитной деятельности, о чем уже говорилось ранее, являются правовые средства: воз62
буждение административных (служебных) расследований, обращение к различным видам юридической ответственности и возбуждение уголовных дел.
Исследуем порядок, возможности, основания, условия и особенности использования каждого из названных средств в процессе реализации, восстановления и защиты конституционных прав, свобод
и законных интересов граждан. При этом сразу же возникает несколько вопросов, имеющих непосредственное отношение к правовым средствам, а именно:
а) кто и каким образом их использует?
б) какие основания и условия должны этому предшествовать?
в) в какие органы, инстанции и каким образом следует обращаться в том случае, если допускаются какие-либо сбои, нарушения, отступления в процессе их использования?
Правом возбуждения административного (служебного) расследования наделены все субъекты государственно-правовых отношений, т. е. физические и юридические лица. Разница заключается лишь в том, что одни вправе требовать, добиваться проведения,
другие его назначают и контролируют, третьи осуществляют, проводят, четвертые надзирают за законностью возбуждения, проведения и принятия мер по его результатам. В жизни любого коллектива (большого, малого) нередко возникают разные проблемы, истоки
которых чаще всего не известны, и для их решения назначается административное (служебное) расследование.
Своевременно и с соблюдением требований, предъявляемых
к этому правовому средству, проведенное расследование позволяет
решать такие задачи, как выявление не только причинителя вреда
(морального, материального), но и определение причины, условия,
повода, способствовавшего или использованного для нарушения
законных прав, свобод и законных интересов членов коллектива,
восстановление доброго порядка, удовлетворение моральных и материальных требований, принятие надлежащих мер для искоренения, предупреждения причин и условий, приведших к нарушениям прав, свобод и законных интересов граждан.
Практика обращения к административному расследованию1
свидетельствует о том, что оно способно решать многие вопросы:
– обеспечить поддержание законности, правопорядка, нормальных взаимоотношений в любом коллективе;
1 Подробнее см.: Глущенко П. П. Методика проведения административного расследования. СПб., 2007. С. 45.
63
– восстановить, защитить нарушенные права, свободы, законные интересы;
– вскрыть причины, условия, повод, повлекшие, способствовавшие, облегчившие совершение деяний (действий, бездействий), нарушивших чьи-либо права, свободы и законные интересы;
– принять надлежащие меры для недопущения в последующем
нарушений прав, свобод и законных интересов членов коллектива.
Итак, административное расследование как эффективное средство разрешения перечисленных вопросов назначается в тех случаях, когда происходит нарушение прав, свобод и законных интересов граждан, но еще не известно, кто и зачем это сделал, либо известен нарушитель, но не известны причины, цели его действия
или бездействия. Прибегают к нему и в тех случаях, когда следуют
предписания от вышестоящих органов и должностных лиц. Органами и должностными лицами являются любые государственные
и негосударственные, общественные объединения, точнее те, которые управляют коллективами граждан и наделены определенными правомочиями, в том числе и на назначение административного
(служебного) расследования.
Учитывая, что различными органами, организациями и должностными лицами в практической деятельности допускаются различные отступления от порядка и правил назначения и осуществления административного расследования, для их предупреждения
обязательно выполнение следующих требований:
а) обеспечение законности возбуждения, проведения и принятия
по нему решений;
б) проведение всесторонних расследований;
в) объективность оценок всех собранных доказательств.
Любое отступление от названных требований недопустимо и влечет за собой применение соответствующих степени виновности в отступлении от правил государственного принуждения.
С той же целью, т. е. для исключения обращения к административному расследованию с тем, чтобы избавиться от неугодного сотрудника, работника, довести его до подачи заявления об уходе из
коллектива по собственному желанию, «помочь» в объявлении ему
бойкота, приостановлении карьерного роста, значительного продвижения по службе и т. п., обязательна обоснованная реакция по
отношению к тем, кто это нарушение законов допустил. За время
проведения прокурорских проверок закрепленных за прокуратурами соответствующих структур (прокурорского надзора), конт-
рольных проверок деятельности нижестоящих структур и долж64
ностных лиц обязательно проверяются книги учета проведенных административных расследований, что позволяет выявить нарушения
и принять соответствующие содеянному и законодательству меры.
Следующим весьма эффективным и в то же время вызывающим
неоднозначную оценку специалистов и практиков средством является обращение к методике применения к виновным в нарушении конституционных прав, свобод и законных интересов граждан разных видов юридической ответственности1. Напомним их
классификацию: административная, дисциплинарная, материальная, гражданско-правовая, уголовная и конституционно-правовая.
Кстати, больше всего споров в настоящее время вызывает именно методика применения конституционно-правовой ответственности за
нарушение конституционных прав, свобод и законных интересов.
Первой причиной множества мнений, связанных с применением в качестве механизма правоохранительной деятельности мер государственного принуждения за допускаемые «вольности» в признании, соблюдении и защите конституционных прав, свобод
и законных интересов граждан, как об этом свидетельствует организационно-правовая и судебная практика, является отсутствие
единства в понимании роли и места важнейшего требования принципа законности – неотвратимости наступления юридической ответственности для любого правонарушителя любых видов правонарушений. В силу сказанного не многие верят в то, что юридическая
ответственность может и должна признаваться надежным и эффективным средством защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан.
В каждом конкретном случае названные ранее виды юридической ответственности за нарушение конституционных прав, свобод
и законных интересов граждан вправе быть применены только при
обнаружении в противоправном деянии (действии, бездействии)
того или иного юридического либо должностного лица в указанной сфере всех четырех признаков: субъекта, объекта, субъективной и объективной сторон, т. е. предусмотренного действующим законодательством законного основания. Каждый вид юридической
ответственности за нарушение прав, свобод и законных интересов
человека и гражданина для юридических и должностных лиц применяется с учетом их правомочий, условий и тяжести нарушения
конституционных прав, свобод и законных интересов граждан,
1 Глущенко П. П., Варюшенкова Т. М. Юридическая ответственность граждан
и юридических лиц. СПб., 2007.
65
формы и вида вины правонарушителя, наличия либо отсутствия
повторяемости, многократности нарушений и т. п.
Результаты исследований действующего и не только российского
законодательства, организационно-управленческой деятельности
в системе государственной гражданской службы, в правоохранительной в том числе, судебная практика свидетельствуют о том, что
разные виды юридической ответственности, как правило, применяются в конкретных видах правоотношений и за нарушение конституционных прав, свобод и законных интересов, затрагиваемых
в процессе участия в них.
Так, за нарушение политических, трудовых, жилищных прав
и законных интересов граждан могут наступать такие виды юридической ответственности, как административная1 (практически
за любые названные виды юридических прав), дисциплинарная
(в сфере трудовых2 и государственно-правовых отношений3), гражданско-правовая (как правило, в сфере имущественных и правопредпринимательских отношений), уголовная (применяется за преступления против личности (ст. 105–125 УК РФ), против свободы,
чести и достоинства (ст. 126–130 УК РФ), против половой неприкосновенности и половой свободы личности (ст. 131–135 УК РФ),
против конституционных прав и свобод человека и гражданина
(ст. 136–157 УК РФ), против прав и интересов экономического характера (ст. 158–200 УК РФ)).
Наиболее сложной и чаще всего вызывающей споры многих ученых и практиков является конституционно-правовая ответственность. Ее особенность заключается в том, что отдельно взятые физические лица конституционно-правовой ответственности не несут.
Она применяется лишь к юридическим и должностным лицам за
нарушения конституционных прав, свобод и законных интересов.
Вторая особенность этого вида ответственности заключается
в том, что какие-либо формы, виды конституционно-правовой ответственности ни одним законом до сих пор не закреплены, и она
выступает как бы опосредованно, через административную, материальную, гражданско-правовую и уголовную.
1 См.: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях
(гл. 5–8, 10, 12, 14, 16–21).
2 Трудовой кодекс РФ. Ст. 54, 86, 234–237, 415–417; Кодекс Российской
Федерации об административных правонарушениях (ст. 2.4, 2.6, 5.27–5.34, 5.42).
3 Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской
Федерации» от 7 июля 2004 г. № 79-ФЗ с изменениями и дополнениями на 2013 г.
66
Еще одна, третья, особенность состоит в том, что к ней обращаются после того, как иными видами юридической ответственности
сатисфакции добиться не удалось. Данное положение легко оспариваемо, ибо оно не согласуется со ст. 18 Конституции РФ, гласящей,
что: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной
власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».
Однако действительность такова, что, опираясь лишь на соответствующие статьи Конституции РФ, невозможно решить вопросы, не
только в правоохранительных органах, но и в иных государственных инстанциях, так как потребуются, и не безосновательно, ссылки на конкретные статьи соответствующих кодексов, законов.
Даже краткий экскурс в существо содержания такого правового
средства механизма правозащитной деятельности, как применение
мер и видов юридической ответственности, позволяет утверждать,
что если бы оно использовалось в каждом случае нарушения прав и
свобод граждан, если бы граждане научились должным образом уважать себя и стремились каждое покушение на свои права и свободы
не оставлять без должного внимания, то должностные лица органов
системы государственной службы России, и особенно правоохранительной, стали бы более ответственными и исполнительными.
Третьим средством, успешно используемым в механизме обеспечения реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан, является возбуждение уголовных дел.
Естественно, что оно применяется в тех случаях, когда иные средства мер государственного воздействия на нарушителей прав, свобод и законных интересов граждан не возымели должного действия.
Основанием возбуждения предварительного расследования является совершение таких противоправных деяний (действий, бездействий) против конституционных прав, свобод и законных интересов
граждан, которые подпадают под соответствующие статьи УК РФ.
Граждане – субъекты правозащитных правовых отношений,
чьи права, свободы и законные интересы нарушены, обращаются
в орган дознания либо в прокуратуру с письменным или устным заявлением, в котором указывают основание обращения в названные
органы, конкретных виновных лиц, вид и степень тяжести совершенного нарушения и требуемые меры действий со стороны сотрудников правоохранительных органов против правонарушителей.
Особый порядок установлен для дел так называемого частного
обвинения, к которым относятся клевета (ст. 128.1 УК РФ) и побои
67
(ст. 116 УК РФ). В случае их совершения граждане обращаются не
в органы дознания и предварительного расследования, а непосредственно в суды и не с заявлением, а с жалобой о возбуждении уголовного дела против правонарушителей.
Еще одним существенным отличием является обязанность лиц,
участников судебного разбирательства, самостоятельно, без адвокатской помощи свидетельствовать, обвинять и защищаться. Из
этого следует, что прежде чем решиться на указанные действия, необходимо взвесить свои возможности и не только интеллектуальные, ибо любые обращения в суды, кроме рассмотрения трудовых
споров, стоят денег, порой немалых (разработка жалоб, исковых
заявлений, государственная помощь, услуги юриста, судебные издержки, стоимость проведения любой экспертизы и т. д.).
Анализ законодательства, регламентирующего порядок, основания, условия и особенности использования для реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан
правовых методов и средств, а также практика их применения позволяют сделать следующие выводы:
– обращаться к ним необходимо лишь на первом, более раннем,
этапе нарушения прав, свобод и законных интересов и при наличии
определенных правовых знаний в сфере того законодательства, нормы которого нарушены;
– принимая решение об обращении к правовым методам и средствам, желательно предварительно получить консультацию у специалиста;
– рассчитывать на положительный результат применения правовых методов и средств можно только в том случае, когда собраны
доказательства (желательно письменные) о совершенном правонарушении, результатом которого явилось нарушение конституционных прав, свобод и законных интересов.
Важное значение имеют живые свидетельские показания. Перед
обращением в соответствующий орган, к должностному лицу обязательно необходимо выяснить, находится ли в их компетенции разрешение возникшей ситуации. Это следует делать для того, чтобы
не тратить время на прочтение резолюции о том, что содержание
жалобы, заявления, иска им неподведомственно.
Приняв окончательное решение об обращении к тому или иному
методу либо средству, необходимо запастись терпением и выдержкой, ибо процесс разрешения отдельных вопросов может длиться не
один месяц. Получив ответ, решение, заключение, определение либо отказ в рассмотрении, возбуждении административного рассле68
дования, дознания, предварительного следствия, важно помнить
то, что у вас всего семь либо десять суток для их обжалования. В силу сказанного необходимо сразу же заявить о своем несогласии с ними и желании их оспорить, подав либо направив свои возражения
и доказательства.
Эффективное, своевременное разрешение любых ситуаций, сопряженных с нарушением конституционных прав, свобод и законных интересов граждан, во многом зависит от деятельности соответствующих общественных объединений. Вот почему очень важно сосредоточить усилие на скорейшем создании гражданского общества,
способного влиять на решения органов государственной власти, местного самоуправления и должным образом защищать граждан.
Надлежащее обеспечение реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан станет более реальным лишь после завершения объединения всех правоохранительных органов в единую государственную правоохранительную
службу Российской Федерации. Активность общественности в оказании помощи правоохранительным органам находится в прямой
зависимости от их желания, стремления и умения быстро и качественно разрешать любые ситуации, возникающие в сфере реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан.
69
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Современный этап развития внутригосударственных и межгосударственных отношений в разных сферах требует выработки прочной, экономически и социально обеспеченной правовой основы,
способной удовлетворять запросы как граждан, так и юридических
лиц. Решать данную проблему могут постоянно развивающаяся,
приближенная к жизнедеятельности государства, общества, граждан юридическая наука, качественная кадровая политика, нацеленная на подготовку специалистов, обладающих юридическими,
экономическими, политическими и информационными знаниями, методиками, обоснованная, разносторонняя система оказания
гражданам и юридическим лицам правовой помощи.
Тема монографического исследования требовала предметного,
подкрепленного доказательствами исследования понятия, сущности, назначения института правозащитной деятельности, истории
его зарождения, становления, совершенствования, содержания механизма организации и осуществления правозащитной деятельности, сущности принципов правового государства и их воздействия
на функционирование института правозащитной деятельности,
причин, препятствующих оказанию эффективной, квалифицированной юридической помощи нуждающимся, направлений совершенствования исследуемого института.
При проведении исследования изучены позиции ученых относительно порядка определения правозащитной деятельности и состава ее субъектов, сформулировано определение, согласно которому
правозащитная деятельность – это деятельность различных субъектов правозащитной структуры (государственных органов и негосударственных организаций), направленная на восстановление нарушенных прав и свобод граждан. Кроме того, представлены основные виды классификаций объектов правозащитной деятельности.
При проведении анализа деятельности негосударственных правозащитных организаций установлены существенные недостатки
в их работе, а именно, отсутствие:
– связей и выработанных отношений между государством и негосударственными правозащитными организациями, недоверие государства;
– веры в возможность достижения поставленных целей у граждан, отрицательная репутация в обществе;
– квалифицированных кадров, их обучения;
70
– надлежащего финансирования из государственного и муниципального бюджета, а также из частных средств;
– сформулированных целей правозащитных организаций или
отклонение от них, участие в политической борьбе.
Установлено, что основным направлением организации деятельности правозащитных организаций и выхода из сложившейся ситуации являются конструктивный диалог с государством, установление доверительных отношений и взаимовыгодного сотрудни-
чества.
Результаты исследования позволяют сделать следующие вы-
воды:
– закрепление Конституцией Российской Федерации статуса
правового, демократического, социального государства потребовало кардинального изменения места и роли юридической науки, права, законодательства во всех сферах отношений. Право, правопредписания превратились в ведущую силу экономико-правового и социально-правового становления и развития общества, повышения
эффективности правовой защиты граждан и юридических лиц;
– юридическую науку, законопредписания объективно стали
признавать важнейшими составляющими правовой основы обес-
печения национальной безопасности и жизнеспособности государства. Усилия, предпринимаемые для развития, эффективности
образовательной сферы являются приоритетным направлением
государственной политики и предметом особого внимания законодательных и исполнительных органов власти, образовательных учреждений и иных юридических органов, деятельность которых регламентирована законами и подзаконными актами;
– становление правового государства, создание гражданского общества, духовно-нравственное, экономическое и социальное
развитие граждан в значительной степени зависят от отношения
к юридической науке, исполнения законов государства, обеспечения условий для развития бизнеса, становления гражданского общества, реализации законов национальной значимости (семья, образование, здравоохранение, жилье), интеграции юридической
науки и юридического образования, реализации программ исследований и разработок по приоритетным направлениям отечественной правовой науки на ближайшее десятилетие, совершенствования правовой регламентации управленческой деятельности в указанных сферах на федеральном, региональном и муниципальном
уровнях;
71
– совершенствование юридического образования, введение в механизм его организации и осуществления инновационных методов,
форм и видов учебных занятий, перехода к практическим (ролевым) занятиям, мастер-классам, круглым столам, ведению различных видов судебных разбирательств, т. е. меньше теории – больше
практики, приобретение навыков и умений, вооружение методикой
использования правовых методов, средств и способов правозащитной деятельности.
72
ЛИТЕРАТУРА
Нормативные правовые акты
Конституция Российской Федерации. М., 2013. 160 с.
Всеобщая декларация прав человека: сб. документов. М., 1990. С. 14–19.
Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. // Современные зарубежные конституции. М., 1992. С. 98–100.
Международный пакт об экономических, социальных и культурных
правах // Ведомости ВС СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
Международный пакт о гражданских и политических правах // Ведомости ВС СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
Европейская Конвенция прав человека и основных свобод от 4 ноября
1950 г. // СССР и международное сотрудничество в области прав человека.
М., 1989. С. 159–173.
Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных
свободах человека от 26 мая 1995 г. // Международные акты о правах человека: сб. документов. М., 1998. 784 с.
Новые конституции стран СНГ и Балтии: сб. документов / отв. ред.
Н. А. Михалева. М., 1994. 654 с.
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ (ред. от 23 июля 2013 с изм., вступ. в силу с 2 октября
2013 г.) // СЗ РФ. 1997. № 2. Ст. 198.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изм. и доп.) // Рос. газета. 1994. 8 дек.
Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 2003 г.
№ 51-ФЗ (ред. от 25 ноября 2013 г. с изм., вступ. в силу с 1 января 2014 г.) //
Рос. газета. 2003. 8 мая.
Таможенный кодекс Российской Федерации от 28 мая 2003 г. № 61-ФЗ
(ред. от 26 июня 2008 г.) // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2066.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ
(ред. от 25 ноября 2013 г. с изм., вступ. в силу с 1 января 2014 г.) // СЗ РФ.
1996. № 25. Ст. 2954.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от
24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (ред. от 2 ноября 2013 г. с изм., вступ. в силу
с 3 ноября 2013 г.) // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
Федеральный Конституционный закон Российской Федерации от
21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ (ред. от 4 июня 2014 г. («О Конституционном суде
Российской Федерации») с изм. и доп., вступ. в силу с 6 августа 2014 г.) //
СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.
Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ (ред. от 25 ноября
2013 г. с изм., вступ. в силу 25 ноября 2013 г.) «О полиции» // Рос. газета.
Фед. вып. № 5401. 2011. 8 февр.
Федеральный закон от 29 марта 2010 г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации» // Рос. газета. Фед. вып. № 5145. 2010. 31 марта.
73
Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 118-ФЗ (ред. от 12 ноября
2012 г. с изм., вступ. в силу с 13 февраля 2013 г.) «О внесении изменений
в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Таможенный кодекс Российской Федерации» // Рос. газета. Фед. вып.
№ 5935. 2012. 14 нояб.
Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ (ред. от 25 ноября
2013 г. с изм., вступ. в силу 1 января 2014 г.) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003.
№ 40. Ст. 3822.
Федеральный закон от 7 июня 2013 г. № 121-ФЗ «О внесении измене-
ния в статью 181 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации» // Рос. газета. Фед. вып. № 5125. 2013. 14 июня.
Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании
в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан в редакции 1995 г.» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и ВС РФ. 1993.
№ 19. Ст. 685.
Указ Президента РФ от 25 сентября 2004 г. № 1237 «О дополнительных
мерах государственной поддержки правозащитного движения в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 40. Ст. 3941.
Указ Президента РФ от 1 февраля 2011 г. № 120 (ред. от 1 апреля
2013 г. с изм., вступ. в силу с 1 апреля 2013 г.) «О Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам челове-
ка» // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
Указ Президента РФ от 6 ноября 2004 г. № 1417 (ред. от 1 февраля
2011 г.) «О Совете при Президенте Российской Федерации по содействию
развитию институтов гражданского общества и правам человека» // СЗ
РФ. 2010. № 42. Ст. 5349.
Указ Президента РФ от 23 мая 2011 г. № 668 «Об общественных советах
при Министерстве внутренних дел Российской Федерации и его территориальных органах»// СЗ РФ. 2011. № 22. Ст. 3154.
Послание Президента РФ от 17 февраля 1998 г. «Общими силами –
к подъему России (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации)» [Электронный ресурс]. URL: https://normativ.
kontur.ru/: справ.-правовой сервис «Норматив», 2013.
Постановление Правительства РФ от 19 августа 2011 г. № 694 «Об утверждении Методики осуществления мониторинга правоприменения
в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. № 35. Ст. 5081.
Постановление Правительства РФ от 5 сентября 2006 г. № 540 (ред.
от 1 марта 2011 г.) «О федеральной целевой программе “Развитие уголовноисполнительной системы (2007–2016 годы)”» // СЗ РФ. 2006. № 39. Ст. 4075.
Приказ Генпрокуратуры РФ от 16 января 2012 г. № 7 «Об организации
работы органов прокуратуры Российской Федерации по противодействию
преступности» // Законность. 2012. № 3.
Приказ Генпрокуратуры РФ от 27 ноября 2007 г. № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» // Законность. 2008. № 2.
74
Приказ Генпрокуратуры РФ от 22 июня 2001 г. № 38 «Об организации
прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних
и молодежи» // Сб. основных организационно-распорядительных документов Генпрокуратуры РФ. М., 2004. Т. 1.
Приказ Генпрокуратуры РФ от 8 июля 1998 г. № 45 «О задачах органов
прокуратуры по взаимодействию со средствами массовой информации, совершенствованию общественных связей» // Сб. основных организационнораспорядительных документов Генпрокуратуры РФ. М., 2004. Т. 2.
Приказ Генпрокуратуры РФ от 17 марта 2010 г. № 114 (ред. от 22 апреля
2011 г.) «Об утверждении и введении в действие Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации и Концепции воспитательной работы
в системе прокуратуры Российской Федерации» // Законность. 2010. № 6.
Приказ МВД РФ от 6 марта 2009 г. № 196 «О порядке посещения мест
принудительного содержания органов внутренних дел Российской Федерации членами общественных наблюдательных комиссий» (ред. от 30 декабря
2011 г.) // Бюллетень норм. актов федер. органов исполн. власти. 2009. № 17.
Постановление Исполнительного комитета Генерального Совета ФНП
РФ от 17 сентября 1997 г. № 6-3 «О мерах по усилению защиты социальнотрудовых прав работников» [Электронный ресурс]. Документ опубликован
не был. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
Распоряжение Губернатора Санкт-Петербурга от 14 марта 1997 г.
№ 209-Р (ред. от 1 августа 2005 г.) «Об образовании Комиссии по правам человека в Санкт-Петербурге» [Электронный ресурс]. URL: https://normativ.
kontur.ru/: справ.-правовой сервис «Норматив», 2013.
Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 15 января 2008 г.
№ 5 (ред. от 4 августа 2008 г.) «О реализации Закона Санкт-Петербурга
“О профилактике правонарушений в Санкт-Петербурге”» [Электронный
ресурс]. URL: https://normativ.kontur.ru/: справ.-правовой сервис «Норматив», 2013.
Литературные источники
Анисимов А. Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданскоправовая защита. М., 2004. 215 с.
Бабанцев Н. Ф. Конституция Российской Федерации – правовая основа
правовой системы // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2012.
№ 3.
Боровиков А. Ф. Конституционные гарантии обеспечения защиты прав
и свобод российских граждан в сфере таможенных правоотношений: теория и практика: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. 19 с.
Власов В. С. Основы государства и права. Ярославль, 2013. 208 с.
Ганоев О. К. Идея правового государства и проблемы государственноправовой трансформации в современной России: дис. … канд. юрид. наук.
М., 2012. 180 с.
Глущенко П. П. Конституционные права и свободы граждан в Российской Федерации: теоретические и организационно-практические вопросы
социально-правовой защиты: дис. … докт. юрид. наук. СПб., 1998. 379 с.
75
Глущенко П. П. Институт социально-правовой защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан как институт конституционного права России. СПб.: ВВМ, 2004. 46 с.
Глущенко П. П. Правовая политика правового государства – основа
и показатель содержания правовой жизни // Мир юридической науки.
2012. № 1.
Глущенко П. П., Вихров А. А. Механизм гражданско-правовой защиты
субъектов жилищных правоотношений: теория и практика, проблемы //
Проблемы в российском законодательстве. 2012. № 3.
Глущенко П. П., Кикоть В. Я. Теория и практика социально-правовой
защиты конституционных прав, свобод и интересов граждан в РФ: учеб.
2-е изд., доп., переработ. М., 2013. 411 с.
Глущенко П. П., Цмай В. В. Механизм обеспечения реализации и защиты прав и свобод граждан органами судебной власти // Бизнес в законе.
2012. № 3.
Гомьен Д. Путеводитель по Европейской конвенции о защите прав человека. Страсбург: Совет Европы, 1994. 136 c.
Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. 600 c.
Горелик Д. С. Политическая институционализация правового государства в процессе модернизации современной России: дис. … канд. полит. наук. Саратов, 2012. 206 с.
Государственно-правовая защита прав, свобод и законных интересов
граждан в Российской Федерации: юрид. справ. / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2007. 488 с.
Довбуш Т. Н. Принципы правового государства и механизм их реализации: теоретико-правовой аспект: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. 183 с.
Доклад Amnesty international 2010. Права человека в современном мире. М., 2010. 548 с.
Институт охраны труда в Российской Федерации: история и современность / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2010. 216 с.
Институт чрезвычайных мер и ограничений прав и свобод личности
в Российском государстве: история и современность / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2010. 496 с.
Казарян К. Т. Правовое государство в России: институциональный
аспект: дис. … канд. социол. наук. Ростов-на-Дону, 2013. 149 с.
Калнина М. Ю. Правозащитная деятельность государственных органов
субъектов Российской Федерации: конституционно-правовое исследование: дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 197 с.
Карпова Н. А. Правоохранительная функция правового государства:
дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. 159 с.
Концепция развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда
по правам человека: сб. науч. статей / Ассоц. юрид. центр, Федеральное
76
агентство по образованию, Кубанский гос. ун-т, Ин-т гос. и права РАН,
Центр цивилистических исслед. СПб., 2007. 785 с.
Крылова Е. Г. Формирование системы государственной службы Российской Федерации в контексте реализации концепции правового государства: дис. … докт. юрид. наук. М., 2009. 451 с.
Кунев А. Н. Законность и правовая культура в условиях становления
правового государства: теоретико-правовое исследование: дис. … канд.
юрид. наук. М., 2011. 182 с.
Ломакина И. Б. Место и роль правовой культуры в становлении правового государства // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2012. № 3.
Малько А. В. Правовая политика: словарь и проект концепции. Саратов: Сарат. гос. акад. права, 2010. 276 с.
Малько А. В., Субочев В. В., Шериев А. М. Права, свободы и законные интересы: проблемы юридического обеспечения. М., 2010. 192 с.
Мамина О. И. Правосудие в механизме правового государства: концепции и реальность: дис. … канд. юрид. наук. Тамбов, 2007. 208 с.
Материалы постоянно действующего научного семинара «Проблемы
формирования и реализации государственной политики в современной
России» / Центр проблемного анализа и гос.-управленческого проектирования. М., 2011.
Механизм правовой регламентации обеспечения защиты личных, гражданских и имущественных прав, свобод и законных интересов граждан
в Российской Федерации / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2009. 400 с.
Назаров А. В. Правозащитная деятельность Общественной палаты Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. 25 с.
Осипов В. А. Механизм правовой безопасности в современном обществе:
дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. 194 с.
Полухин А. В. Обеспечение конституционных прав и свобод человека и
гражданина в процессе осуществления государственной службы Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. 26 с.
Правовое государство. Правовая политика. Правовая жизнь: сб. трудов
Междунар. науч.-практ. конференции СПбУУиЭ 25–26 ноября 2011 г. / под
общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2011.
Правозащитная деятельность в механизме обеспечения реализации
и защиты прав и законных интересов граждан / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2009. 250 с.
Правозащитная деятельность правового государства: история и современность, теория и практика: сб. науч. трудов конференции СПбУУиЭ /
под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2010.
Правовая самооборона: методика приобретения навыков и умений: сб.
науч. трудов конференции СПбУУиЭ 27–28 апреля 2012 г. / под общ. ред.
П. П. Глущенко. СПб., 2012.
Ралько О. В. Концепция правового государства и ее реализация в России: историко-теоретические аспекты: дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.
201 с.
77
Редько А. А. Правозащитная политика и ее место в правовой политике
России: теоретико-правовой анализ: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград,
2011. 192 с.
Рыбкина М. В. Конституционные права, свободы и обязанности человека и гражданина в России и гарантии их реализации: автореф. дис. …
канд. юрид. наук. СПб., 2000. 21 с.
Рыженков А. М. Конституционное судопроизводство по жалобам граждан в субъектах Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук.
М., 2012. 22 с.
Теория государства и права: учеб. для юрид. вузов / А. И. Абрамова,
С. А. Боголюбов, А. В. Мицкевич и др.; под общ. ред. А. С. Пиголкина /
Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве РФ.
М., 2003. 539 с.
Чеботарев Г. Н. Правовой статус государственно-общественных объединений: конституционно-правовое исследование. Тюмень, 2008. 191 с.
Юридическая наука и практика // Вестн. Нижегород. акад. МВД России. 2010. № 1(12).
Braibant G. Public administration and development // The Intern. Rev. Administr. Sci. 1996. Vol. 62. N 2.
Kamto M. Reaffirming public-service values and professionalism // The
Intern. Rev. Administr. Sci. 1997. Vol. 63. N 3.
La fonction publicue et les fonctionnaires en France. Paris, 1994. P. 34.
Lenaerts K., Gutman K. Federal common law in the European Union:
a comparative from the United States // The Intern. Rev. Administr. Sci. 2006.
Vol. 54. N 1.
Marcus R. L. Putting american procedural exceptionalism into a globali-
zed context // The Intern. Rev. Administr. Sci. 2005. Vol. 53. N 3.
78
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение.............................................................................. Глава 1. Правовые основы функционирования института правозащитной деятельности................................... 1.1. Институт правозащитной деятельности: понятие, сущность, функции....................................... 1.2. История зарождения и совершенствования института правозащитной деятельности в Российской Федерации и за рубежом.......................... 1.3. Правозащитные правоотношения: сущность, содержание, особенности.............................. Глава 2. Механизм организации и осуществления правозащитной деятельности................................................. 2.1. Понятие и сущность механизма правозащитной деятельности. ..................................... 2.2. Порядок и особенности обращения к правовым способам механизма правозащитной деятельности......... 2.3. Механизм использования гражданами правовых методов и средств защиты их прав и свобод.................... 3
5
5
12
20
27
27
36
46
Заключение......................................................................... 70
Литература.......................................................................... 73
79
Научное издание
Боер Виктор Матвеевич
Глущенко Петр Петрович
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОРГАНИЗАЦИИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Монография
Редактор А. А. Гранаткина
Компьютерная верстка Н. Н. Караваевой
Сдано в набор 25.05.15. Подписано к печати 28.12.15. Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная. Усл. печ. л. 5. Уч.-изд. л. 5,9. Тираж 100 экз. Заказ № 556.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
80
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
1 011 Кб
Теги
boerglyshenko
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа