close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Confyur 0C91CB41D2

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное
образовательное учреждение высшего образования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
Межвузовская
научно-практическая конференция,
посвященная Научной сессии ГУАП
ПРАВО И ЗАКОННОСТЬ
В XXI ВЕКЕ
18 апреля 2018 г.
УДК 343.3, 347.6, 347.9, 347.21
ББК 67.408, 67.404
П68
Редакционная коллегия:
Боер Виктор Матвеевич
доктор юридических наук, профессор,
Заслуженный юрист Российской Федерации, почетный работник высшего
профессионального образования Российской Федерации;
Сербин Михаил Викторович
кандидат юридических наук, доцент
П68 Право и законность в XXI веке: Межвузовская научно-практическая конференция, посвященная Научной сессии ГУАП
(18 апреля 2018 г.) / под ред. В. М. Боера, М. В. Сербина. –
СПб.: ГУАП, 2018. – 181 с.
ISBN 978-5-8088-1310-6
В сборник вошли материалы Межвузовской научно-практической
конференции, проходившей на юридическом факультете ГУАП 18
апреля 2018 года. Издание рассчитано на научных работников и специалистов-практиков в области права, а также широкий круг читателей, интересующихся новейшими достижениями юридической науки.
Сборник печатается в авторской редакции.
УДК 343.3, 347.6, 347.9, 347.21
ББК 67.408, 67.404
ISBN 978-5-8088-1310-6
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения, 2018
СОСТАВ ОРГАНИЗАЦИОННОГО КОМИТЕТА
Антохина Юлия Анатольевна – ректор Санкт-Петербургского
государственного университета аэрокосмического приборостроения, доктор экономических наук;
Оводенко Анатолий Аркадьевич – Президент Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения, доктор технических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации;
Боер Виктор Матвеевич – проректор по учебно-воспитательной
работе, декан юридического факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации,
почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации;
Бабурин Сергей Николаевич – Президент Ассоциации юридических вузов, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации;
Сербин Михаил Викторович – заместитель декана юридического факультета по магистерской подготовке, к.ю.н., доцент, вицепрезидент Молодежного союза юристов Российской Федерации
Замышляев Дмитрий Владимирович – Президент Молодежного
союза юристов Российской Федерации, к.ю.н., доцент
Макаров Вячеслав Серафимович – Председатель Законодательного Собрания Санкт-Петербурга шестого созыва.
Вострецов Сергей Алексеевич – депутат Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва.
Лойт Хиллар Харриевич – заведующий кафедрой государственного права юридического факультета ГУАП, доктор юридических
наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Заслуженный профессор ГУАП;
Сафин Фярит Юсупович – первый заместитель декана юридического факультета, заведующий кафедрой уголовного права и таможенных расследований юридического факультета ГУАП, доктор
юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской
Федерации;
Боер Анна Александровна – заведующая кафедрой гражданского права юридического факультета ГУАП, кандидат юридических наук, доцент;
Кузнецов Эдуард Вениаминович – заведующий кафедрой теории права и государства юридического факультета ГУАП, доктор
3
юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации;
Цмай Василий Васильевич – заведующий кафедрой международного и таможенного права юридического факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, почетный работник высшего
профессионального образования Российской Федерации.
4
КУЗНЕЦОВ Э. В.
заведующий кафедрой теории права и государства юридического
факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный
деятель науки Российской Федерации
О ПРЕПОДАВАНИИ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА
В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ
Теория права и государства в истории юридической науки всегда занимала ведущее место в системе правоведения. Вместе с философией права, социологией права, историей государства и
права, а также историей политических
и правовых учений она составляла базовую часть юриспруденции, являясь
одновременно азбукой всего правоведения и его обобщающей частью. Поэтому
и в России, и в зарубежных странах изучение права начиналось с его теории и
завершалось государственным экзаменом по этому предмету.
Великие русские теоретики права (С. Десницкий, А. Куницын,
П. Новгородцев, К. Неволин, Б. Чичерин, Е. Трубецкой, И. Ильин) рассматривали теорию права и государства как основное звено в подготовке профессиональных юридических кадров. Этой же
позиции придерживаются и многие современные отечественные и
Встреча профессора О. Э. Старовойтовой и профессора
Э. В. Кузнецова с Президентом Всемирной Ассоциации философии права Эугением Булыгиным (Аргентина). Франкфурт-на-Майне, 2011 г.
5
зарубежные представители юридической науки (Д. А. Керимов,
С. С. Алексеев, В. С. Нерсесянц, В. Д. Зорькин, Д. И. Луковская,
Р. Алекси, Е. Булыгин, Т. Петржиковски).
Профессор Э. В. Кузнецов с испанскими студентами. Вальядолидский университет, 2003 г.
Основным предметом теории права, как науки, является само
понятие права, которое имеет большое общественное значение. Научные трактаты о праве, которые способствуют развитию правосознания людей существуют у разных народов. У англичан («Левиафан» Гоббса; «Патриарх» Фильмера), французов («Дух законов»
Монтескье; «Общественный договор» Руссо), у немцев («Философия
права» Гегеля; «Обычное право» Пухта). В России можно назвать
«Смысл жизни» Е. Трубецкого; «О христианском правосознании»
И. Ильина. Такие работы служат показателем правового сознания
и культуры различных народов.
Мне пришлось преподавать теорию права и государства во многих европейских и отечественных вузах. Студенты этих вузов мало чем отличаются друг от друга, такие же жизнерадостные, любознательные, старающиеся «докопаться до истины» молодые люди.
Большое впечатление произвели на меня студенты Вальядолидского университета. Декан юридического факультета этого вуза профессор Хосе Хавьера де лас Мозос Тойа, по приглашению которого
6
я отправился в Испанию, является известным в Европе специалистом римского права, а сам университет занимает почетное место
в ряду самых старых университетов Европы – он старше Петербургского университета почти на шестьсот лет. Кроме чтения лекций
на французском языке, мне предстояло выполнить поручение в то
время ректора нашего университета профессора А. А. Оводенко и
подписать соглашение между нашим и Вальядолидским университетами о научном сотрудничестве. Поскольку филиалы университета находятся в разных городах Испании, мои выступления проходили не только в Вальядолиде, но и в Сеговии (90 км от Мадрида),
городе-символе испанского аристократизма. Испанские студенты
XXI века – это уже далеко не те школяры-ваганты золотого века.
Вместе с тем они также энергичны и любознательны. Я помню, один
из них на занятиях очень темпераментно доказывал необходимость
усиления карательных мер к преступникам. Я возражал, считая,
что со времен Каина еще никому не удавалось с помощью насилия
кого-то исправить. Мы долго спорили о двух трактовках справедливости – Аристотеля («Око за око, и зуб за зуб») и Христа («Не убий»).
Общежитие Вальядолидского университета располагается в замке
XIII века «Де ла Крус», что по-испански означает «Иоанн Креститель». Студенты живут по два-три человека в апартаменте, где кроме спального помещения есть ванная комната, душ, туалет. Белье и
туалетные принадлежности (полотенца, одоранты, мыло) регулярно меняются.
Большое впечатление на меня произвел Париж. В этом чудесном
городе я бывал неоднократно и каждый раз находил в нем что-то новое. Обычно я останавливался в отеле возле Вандомской площади.
Бульвары «De Capucines», «De la Madlleine», «Des Champs Elysees»,
«Quai D’Orsay», «Avenue de L’Opera», «Louvre», «Tour Eiffel» вызывают у меня ностальгию и сейчас, как и площадь Конкорд (Согласия), где были казнены Людовик XVI и Мария Антуанетта, Робеспьер и мадам Ролан, известная своей знаменитой фразой: «О, Свобода,
Свобода, сколько преступлений совершено во имя твое!». Несомненно, Лувр является выдающимся творением человеческого гения.
Вечерами в Париже я любил гулять один. Мой путь из отеля
пролегал через бульвар Капуцинов к церкви Мадлен, построенной
в 1814 году в честь Святой Марии Магдалены. Сооружение напоминает классический греческий храм, обрамленный 52 коринфскими
колоннами. На фронтоне – изображение Страшного Суда. Далее через улицу Рояль я выходил к Елисейским полям. Должен заметить,
что среди любимых книг моей бабушки Ольги Каменски, которая
7
Беседа проф. Э. В. Кузнецова с представителями университета Франции «Тулуза I»
в свое время закончила женскую гимназию для дворян и хорошо
владела английским и французским языками, были романы и повести одного из величайших французских писателей XIX века Гюстава Флобера. Из них я обратил особое внимание на философскую
драму «Искушение святого Антония», которая основана на легенде
об Антонии Фивском, святом христианине, подвергаемом различным искушениям.
Университет «Париж X – Нантер» – один из наиболее представительных в области юридического образования. Особой популярностью пользуются его дипломы по французскому праву и праву зарубежных стран (в том числе по российскому), которые привлекают студентов со всей Франции, а с 2004 г. становятся доступными и
для иностранных студентов. Мне пришлось встречаться с преподавателями университета «Париж X – Нантер», университета «Тулуза
I» и университета Монпелье, где в свое время обучался всем известный Нострадамус.
Тесные отношения связывают нас с Карловым университетом
в Праге и университетом Масарика в г. Брно (Чехия), куда меня
приглашали читать лекции по теории права для студентов и аспирантов в 2010 году.
С 2006 по 2016 г. меня приглашали читать лекции и принимать
экзамены у студентов из многонационального и солнечного Дагестана. Чудесная молодежь этого древнейшего в мире региона оставила у меня неизгладимое впечатление и гордость за всю многонациональную и великую Россию. Как писал И. Эренбург: «Мир потому и
велик, что не отрицает от себя ни одной песчинки!»
8
Профессор Э. В. Кузнецов с чешскими студентами в университете Масарика (г. Брно, Чехия, 2010 г.)
Вопрос об улучшении качества подготовки юристов, поднятый
Президентом Российской Федерации, является своевременным и
весьма актуальным.
Его решение в сложный экономический период развития нашего государства требует особой тщательности и профессионализма.
Главное в этой ситуации не растерять золотой фонд нашей науки.
Необходимо беречь научный потенциал вузов. Важно не допустить,
Проф. Э. В. Кузнецов среди преподавателей и студентов.
Дагестан, г. Кизляр, 2016 г.
9
чтобы полезные инициативы, связанные с необходимостью улучшения качества подготовки юристов, растворились в амбициях и ненужном шуме различных чиновников от науки.
Мир вращается не вокруг нового шума, а вокруг новых идей. Он
вращается неслышно.
Хотелось бы верить, что теория права вместе с другими базовыми юридическими науками, какими являются философия права,
социология права, история политических и правовых учений, история государства и права, которые образуют фундамент всей юридической науки, не будут подвергаться разрушению.
Разрушение фундамента правовой науки начинается с малого –
со снижения роли и значимости теории права в подготовке юристов. Такая практика, к сожалению, в отдельных вузах наблюдается (сокращение учебных часов по базовому предмету, устранение
из учебной программы государственного экзамена по теории права и государства, отказ от написания дипломных работ). Не следует забывать, что, разрушив фундамент юридической науки, непрофессиональные экспериментаторы от науки могут обречь все здание
юриспруденции стоять на песке. Не следует пренебрегать историей.
Проф. Э. В. Кузнецов с коллегами из Силезского университета
проф. Т. Петржиковски, проф. А. Бельска-Броджик и проф. З. Тобор на международной конференции «Философско-правовая наука в России и за рубежом» 26 июня 2017 г.
10
Выступление профессора Э. В. Кузнецова на Международной
конференции в Москве в апреле 2017 г.
В свое время Гегель писал, что история никого и ничему не учит. Но
она может жестоко проучить, если игнорировать ее уроки. Эти вопросы мною поднимались на различных международных форумах:
«Социальные основания права и политики: история, теория и практика (IV Мальцевские чтения)». – Москва, 21–22 апреля 2017 г.;
«Философско-правовая наука в России и за рубежом: вопросы теории и практики»: Международная научно-практическая конференция 26 июня 2017 г. – Санкт-Петербург, ЛГУ им. А. С. Пушкина; «Актуальные проблемы права в условиях глобализации»: Всероссийская научно-практическая конференция 6 декабря 2017 г. –
Санкт-Петербург, ГУАП.
11
СИДОРЕНКО В. П.
профессор кафедры истории и философии ГУАП, доктор исторических наук, профессор
БОЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЙСК НКВД СССР
НА ЛЕНИНГРАДСКОМ НАПРАВЛЕНИИ
В годы Великой Отечественной войны самоотверженно сражались с фашистами все виды и рода Вооруженных Сил СССР, в том
числе и войска Наркомата внутренних дел (НКВД)1. В начале войны
на северо-западном театре военных действий войска НКВД во взаимодействии с частями и соединениями Красной армии сдерживали
наступление превосходящих сил противника, а иногда самостоятельно обороняли боевые рубежи. На Ленинградском направлении
сражались с фашистами 6 дивизий, 2 бригады, 7 полков, 2 военных
училища и другие подразделения войск НКВД2. В период обороны
Ленинграда войска НКВД активно привлекались к боевым действиям с противником, эти задачи они выполняли во взаимодействии
с частями Красной армии и Военно-морского флота.
Большое внимание уделялось обеспечению безопасности войскового тыла. Начальником охраны тыла Северного фронта (с 23
августа 1941 г. – Ленинградского) был назначен генерал-лейтенант
Г. А. Степанов3. В его оперативное подчинение было передано 50 735
военнослужащих войск НКВД4. Для предупреждения вражеских
диверсий в тылу фронта войскам была поставлена задача по созданию на южных и юго-восточных окраинах города трех заградительных линий5. На подступах к городу было создано 4 комендатуры и
26 застав. 286-й полк НКВД выполнял патрульную службу по 12
маршрутам, охранял 9 крупных мостов в Ленинграде. Личный состав 13-го полка войск НКВД обеспечивал охрану Смольного, облгорисполкома, УНКВД, УНКГБ. 4-й инженерно-противохимический
полк НКВД предназначался для ликвидации последствий налетов
авиации противника и артобстрелов блокадного города. Кроме этого, охрану более 50-ти важных объектов города обеспечивали 6 полков и 2 отдельных батальона. Важно отметить, что только за первые
годы после начала войны (с 22 июня 1941 г. по 1 апреля 1942 г.) войска НКВД по охране тыла Ленинградского фронта задержали 269
агентов и диверсантов врага, 16 парашютистов и др.6
Войска НКВД по охране тыла Ленфронта привлекались к выполнению специальных задач. Постановлением Военного Совета Ленфронта в 1941–1943 гг. они участвовали в проведении спецопераций
12
по обязательной эвакуации из блокадного города и Ленобласти 96
тыс немцев и финнов7, а также осужденных и лиц, состоявших на
учете как «социально-опасные». Таких граждан в декабре 1941 г.
в Ленинграде находилось 1514 чел., из них: контрреволюционного элемента и уголовного рецидива – 762 чел., по паспортным ограничениям – 603 чел., без гражданства – 65 чел., иностранцев – 84
чел.8, все они подлежали принудительной эвакуации в первоочередном порядке. Кроме этого войска НКВД по охране тыла Ленфронта
проводили отселение гражданского населения из 25-километровой
прифронтовой полосы, это была не репрессивная, а вынужденная
мера, направленная на сохранение жизней людей, проживавших
в непосредственной близости от линии фронта.
Для оперативного управления войсками было создано Управление войск НКВД Ленинграда (начальник – комбриг Л. П. Курлыкин)9. В конце августа 1941 г. Военный совет фронта поставил перед 21-й дивизией НКВД10 (командир – полковник М. Д. Папченко)
задачу по защите города с юго-запада и юга. В начале сентября дивизия заняла боевые позиции от Финского залива до Пулковских
высот. На рассвете 14 сентября противник перешел в атаку вдоль
насыпи Балтийской железной дороги, но был встречен мощным огнем и вынужден был отойти, потеряв при этом 8 танков и немало
убитых солдат. 16 сентября после артподготовки враг вновь предпринял атаку. Главный удар он нанес левее Балтийской железной
дороги. 17 сентября на фронте от Финского залива до Пулковских
высот бои достигли самого высокого накала. Четыре вражеские дивизии предпринимали отчаянную попытку прорвать оборону на
этом рубеже, но получили жестокий отпор. В контратаку на СтароПаново была брошена группа из резерва начальника войск НКВД
генерала Г. А. Степанова11. Бойцы достигли вражеских окопов и навязали гитлеровцам рукопашную схватку. Однако полностью овладеть Старо-Паново не удалось. Тем не менее противник был остановлен и вынужден был перейти к обороне. Маршал Советского Союза
Г. К. Жуков в числе особенно отличившихся в отражении удара врага в районе Лигово и Пулково первой называл 21-ю стрелковую дивизию НКВД. Дивизия была удостоена ордена Красного Знамени и
почётного наименования «Ленинградская», а 482 воина награждены боевыми наградами12. Постановлением ГКО от 26 июля 1942 г.
21-я дивизия была передана в состав Красной армии и 1 августа вошла в подчинение командующего Ленинградского фронта13.
На подступах к Ленинграду начала свой боевой путь 1-я стрелковая дивизия войск НКВД под командованием полковника С. И. Дон13
ского14. 30 августа дивизия была срочно переброшена из посёлка Васкелово в район ст. Мга. Уже на следующий день дивизия вступила
в бой с противником. Части дивизии во взаимодействии с отдельной
горнострелковой бригадой 5 и 6 сентября упорно защищали рубежи Келколово, Лобаново, Мустолово, Городки, Марьино, Шлиссельбург. За 6 дней боев пограничники и воины внутренних войск освободили от врага населенные пункты Петрушино, Лобаново, Келколово и овладели северо-западной окраиной поселка Мга. Однако
остановить превосходящие силы противника они не смогли. Переправившись 7–8 сентября на правый берег Невы, они заняли оборону от платформы Теплобетон до Нового Кошкина. Значительный
вклад отважные воины внесли в оборону Шлиссельбургской крепости. В течение 500 дней небольшой гарнизон бойцов 1-й дивизии
войск НКВД и моряков 409-й морской батареи Балтийского флота
обороняли крепость от немецких войск. Защитники Шлиссельбургской крепости смогли остановить наступление противника и не допустили его на территорию острова15.
Несмотря на сопротивление советских войск, противнику ценой
больших потерь 8 сентября удалось захватить Шлиссельбург. Командующий Ленинградским фронтом Г. К. Жуков поставил командиру дивизии задачу отбить Шлиссельбург. Однако провести форсирование Невы под мощным огнём противника и без поддержки
своей артиллерии оказалось очень сложно. С большими потерями
смог пробиться лишь один батальон16. Спустя многие годы Г. К. Жуков констатировал, что для дивизии задача была «чрезвычайно тяжелая, можно сказать, непосильная»17. Усиленная другими подразделениями, особенно морскими, дивизия смогла переправиться
на левый берег Невы и занять прочную оборону. Во взаимодействии с 115-й стрелковой дивизией личный состав 1-й дивизии НКВД
сорвал намерения противника форсировать Неву и соединиться
с финскими войсками. Был сорван план фашистских войск по захвату правого берега Невы, что позволило бы им замкнуть кольцо
блокады Ленинграда и перерезать «Дорогу жизни». Командование
Ленинградского фронта дало высокую оценку стойкости отважных
воинов. За доблесть и мужество дивизии было вручено Красное Знамя, многие военнослужащие были удостоены боевых наград. В числе награжденных были Герои Советского Союза – снайперы этого
соединения – И. Д. Вежливцев, П. И. Голиченков. Постановлением
ГКО № 2100 от 26 июля 1942 г.18
В боях под Ленинградом самоотверженно действовали курсанты
Ново-Петергофского военно-политического училища войск НКВД.
14
Два батальона этого училища были срочно выброшены под Кингисепп и ст. Волосово: 1-й курсантский батальон был выдвинут в район Русские Анташи–Волосово, а 2-й батальон – Пульево, Смольево,
Дылицы. Курсанты сходу вступали в бой и ценой больших потерь
сумели задержать продвижение противника19.
1-й батальон под командованием майора Н. А. Шорина под Кингисеппом сдерживал яростный атаки противника. 29 августа 1941 г.
батальон был переброшен в район Копорье. Личный состав несколько раз ходил в контратаку и выбил противника из трех сел. 31 августа батальон по приказу командующего Копорской оперативной
группой генерал-майора В. В. Семашко был направлен в распоряжение командира 2-й дивизии народного ополчения для оказания
ей помощи в обороне шоссе Копорье–Ленинград. 4 сентября 1941 г.
стал драматичным днем для личного состава батальона. В это день
2-я дивизия народного ополчения при передаче обороняемого участка частям 125-й стрелковой дивизии, не предупредила об этом 1-й
батальон Н. А. Шорина. Когда ополченцы стали отходить в тыл,
в это время противник начал наступление на батальон. В этом бою
батальон потерял 120 чел. убитыми и ранеными, 171 чел. пропали
без вести, их судьба до сих пор не известна20. Остатки батальона отошли в направлении Воронино. Высокую оценку самоотверженным
действиям курсантов дал член Военного совета фронта генерал-лейтенант А. А. Кузнецов: «Подвиг курсантов-чекистов трудно переоценить. Задержав продвижение немцев на Кингисеппском шоссе,
они дали возможность отходящим частям Красной Армии перегруппировать свои силы и подготовиться к обороне…»21.
На подступах к Красногвардейску мужественно сражался с превосходящими силами противника 2-й батальон Ново-Петергофского военно-политического училища. Прикрывавшие это направление части Красной армии и дивизия народного ополчения, не выдержав напора врага, стали отходить. Им на помощь был направлен
курсантский батальон. В течение 2-х недель отважные курсанты
училища и подразделения дивизии народного ополчения удерживали врага в окрестностях Красногвардейска, что дало возможность
частям Красной армии отойти на выгодные оборонительные рубежи. С помощью разведки противник установил, что перед ними
обороняется батальон курсантов, у которого нет противотанковых
средств и достаточного технического оснащения. После артиллерийского и минометного обстрелов оборонительных рубежей курсантов на их боевые позиции двинулись вражеские танки. Батальон
оказался в кольце противника. Курсанты смогли выйти из окруже15
ния с большими потерями. Из 579 курсантов и офицеров в живых
осталось 208 чел.22
За образцовое выполнение боевых задач на фронте и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного
Совета СССР от 9 февраля 1943 г. Ново-Петергофское военно-политическое училище войск НКВД было награждено орденом Красного
Знамени23.
20-я стрелковая дивизия НКВД (командир – полковник
А. П. Иванов) мужественно и стойко сражалась с противником
в районе Невской Дубравки. Решением Военного совета Ленинградского фронта от 8 сентября 1941 г. на дивизию была возложена задача по обороне северной и восточной окраин Ленинграда. Первое боевое крещение подразделения дивизии получили в Стрельнинском
десанте, проведенном совместно c моряками Балтийского флота и
частями 21-й сд НКВД. В составе десанта действовал отряд 20-й дивизии НКВД в количестве 500 чел., который высаживался 4, 5 и 8
октября 1941 г. в районе «Пишмаша» (ныне ОАО «Ленинградский
электромеханический завод») и поселка Стрельна (парк Константиновского дворца). Из 25 шлюпок, при поддержке трех катеров,
смогли высадиться только 360 чел. и вступить в бой с противником. 7 октября 1941 г. им на помощь были высажены еще около 250
чел., все они впоследствии героически погибли в неравной схватке
с врагом24. Командовали батальонными морскими десантами войск
НКВД капитан М. М. Буйневич и старший лейтенант А. А. Челидзе.
С 26 октября 1941 г. 20-я дивизия НКВД перешла в подчинение
Невской оперативной группы. Она действовала в составе 8-й и 23-й
армий. 30 октября 1941 г. дивизия смогла переправиться на «Невский пятачок», заняла опушку леса левее д. Арбузово. До 26 ноября 1941 г. дивизия вела здесь кровопролитные бои с противником
и понесла значительные потери. Знаменитый «Невский пятачок»
обильно полит кровью ее бойцов и командиров. За период боевых
действий дивизия потеряла более половины личного состава, в боевом строю насчитывалось всего около 2500 чел. В дальнейшем она
была выведена на доукомплектование. До февраля 1942 г. 20-я дивизия войск НКВД действовала в системе обороны Ленинграда,
в дальнейшем была переброшена на Карельский перешеек в район
Белоостров–Лемболово, где героически сражалась с противником
до 1944 г.25
В районе Невской Дубровки мужественно сражалась 20-я стрелковая дивизия НКВД (командир – полковник А. П. Иванов)26. 24
16
октября дивизия перешла в оперативное подчинение Невской оперативной группы № 1. Она действовала в составе 8-й и 23-й армий.
Знаменитый «Невский пятачок» обильно полит кровью её бойцов и
командиров. Дивизия потеряла в боях более 50% личного состава,
но сохранила высокий боевой дух. Постановлением ГКО от 26 июля 1942 г. 20-я дивизия НКВД была передана в состав Красной армии и 1 августа вошла в подчинение командующего Ленинградского фронта27.
На Ленинградском направлении мужественно сражалась с фашистами 22-я дивизия войск НКВД. Отважные воины участвовали
в боевых действиях в Литовской ССР, обеспечивали отход 8-й армии
Северо-Западного фронта. Действуя в составе 10 стрелкового корпуса, бойцы дивизии проявили мужество и смогли удержать занимаемый рубеж обороны. Как отмечал командующий Балтийским
флотом адмирал В. Ф. Трибуц, «сильное сопротивление противнику оказали части 22-й мотострелковой дивизии НКВД, поддержанные артиллерийским огнем канонерских лодок… В наиболее критический день обороны – 27 августа 1941 г. – дивизия во взаимодействии с частями Красной Армии задержали врага, дав возможность
начать отвод войск из Таллина»28. Вследствие больших потерь личного состава (до 75%) постановлением Военного совета Балтийского
флота 22-я мотострелковая дивизия была переформирована в 22-й
стрелковый полк. 29 августа 1941 г. он был эвакуирован из Таллина морским путем и направлен в Ленинград, где вместе с частями
войск НКВД мужественно защищал блокадный город от фашистов.
Самоотверженно сражались с врагом бойцы 2-й дивизии НКВД
по охране железных дорог (с февраля 1942 г. – 23-я). В защите Ленинграда участвовали 7 бронепоездов. За два года войны дивизия
провела 549 боев, истребила более 33 тыс. фашистов, сбила 23 самолёта, уничтожила 8 миномётных батарей и 15 орудий. В ходе охраны железных дорог на Ленинградском фронте служебные наряды предотвратили 80 крушений поездов, обнаружили 140 неисправных путей, обезвредили 85 диверсантов29.
Ответственные задачи по обеспечению функционирования военно-автомобильной дороги (ВАД-102) «Дороги жизни» выполняли
войска НКВД и сотрудники милиции. В первые месяцы функционирования «Ледовой дороги» было установлено 60 постов регулирования движения, а с 19 декабря их численность увеличилась до 75.
Посты регулирования обслуживали сотрудники органов внутренних дел. Отряд милиции возглавлял начальник госавтоинспекции
И. Дмитриев30. Значителен вклад в оборону Ленинграда воинов-во17
дителей 13 мотострелкового полка НКВД, которые по «Дороге жизни» смогли доставить в блокадный город 674 тонны продовольствия
и вывезти 30 тыс. жителей31.
В памяти народа навсегда останутся подвиги тех, кто отстоял
свободу и независимость нашей Родины. В честь отважных воинов
войск НКВД, мужественно и самоотверженно защищавших ленинградскую землю от фашистов, в Санкт-Петербурге и Ленинградской
области сооружено более 20 памятников и обелисков, установлено
около 10 мемориальных досок, названо 8 улиц, 1 чел. удостоен звания «Почетный гражданин города»32.
1 К войскам НКВД в годы Великой Отечественной войны относились: пограничные войска; оперативные войска (с января 1942 г. – внутренние); войска по охране
тыла действующей Красной армии; войска по охране железных дорог, особо важных предприятий промышленности, линий правительственной «ВЧ» связи; конвойные войска. Все они, кроме пограничных, обобщенно именовались внутренними
войсками (Сидоренко В. П. Внутренние войска в годы Великой Отечественной войны. СПб., 2006. С. 3).
2 Подсчитано автором: Марценюк Ю. А., Беркутов А. С., Сидоренко В. П., Штутман С. М. и др. Внутренние войска в Великой Отечественной войне (1941–1945 гг.):
Военно-исторический труд. М., 2011. С. 89–98.
3 В оперативное подчинение генерал-лейтенанту Г. А. Степанову в июне 1941 г.
были переданы: 14 пограничных отрядов – 17 082 чел.; Резервный пограничный
полк – 2153 чел.; 2 резервных погранбатальона – 1322 чел.; Мотострелковая дивизия оперативных войск – 5915 чел.; дивизия по охране железнодорожных сооружений – 11 164 чел.; дивизия по охране промышленных предприятий – 9590 чел.; бригада конвойных войск – 3509 чел. (Марценюк Ю. А., Беркутов А. С., Сидоренко В. П.,
Штутман С. М. и др. Внутренние войска в Великой Отечественной войне (1941–
1945 гг.): Военно-исторический труд. М., 2011. С. 90).
4 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 38652. Оп. 1. Д. 8. Л.
376–379.
5 Охрана первой линии возлагалась на пограничные войска, второй линии – на
ленинградскую милицию, а третьей – на начальника тыла Ленинградского фронта (Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской
битве. СПб., 2014. С. 105).
6 РГВА. Ф. 32880. Oп. 1. Д. 5. Л. 91–104.
7 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 159.
8 Ленинград в осаде: Сб. документов. 1941–1944 гг. / Под ред. А. Р. Дзенискевича. СПб., 1995. С. 62.
9 В состав Управления войск НКВД Ленинграда входили 1-я, 20-я и 21-я дивизии
(до передачи их в Красную Армию), 4-й инженерно-противохимический, 225-й конвойный полки, 152-й полк и шесть батальонов по охране особо важных предприятий
промышленности, Военно-политическое училище войск НКВД им. К. Е. Ворошилова, окружная школа младшего начсостава и другие подразделения (Сидоренко В. П.
Служебно-боевая деятельность войск НКВД на Ленинградском фронте в годы Великой Отечественной войны // Ленинград город-фронт (к 70-летию Ленинградской
битвы). СПб., 2014. С. 104).
10 В состав 21-й дивизии НКВД вошли Ракверский пограничный отряд, ранее
охранявший южное побережье Финского залива; окружная школа младшего начсостава пограничных войск; подразделения Ново-Петергофского военно-политического училища НКВД, а также полки внутренних войск НКВД. В оперативном
подчинении дивизии находился 8-й стрелковый полк Красной армии. Кроме этого,
дивизия была дополнена советско-партийным активом Октябрьского, Кировского и
18
других районов города (Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 83).
11 В состав боевой группы прорыва обороны противника входили: батальон 85го железнодорожного полка НКВД, 750 чел. 14-го мотополка и подразделения ополченцев.
12 В 21-й дивизии войск НКВД в числе награжденных были три Героя Советского Союза – командир артиллерийской батареи младший лейтенант А. Дивочкин, санинструктор А. Кокорин и старший политрук Н. Руденко – удостоенные этого звания 26 августа 1941 г. за мужество и героизм в боях на Карельском фронте (Лысенков С. Г., Сидоренко В. П. Внутренние войска: страницы истории. СПб., 2001. С. 55).
13 После передачи в Красную армию 21-я дивизия НКВД была переименована
в 109-ю стрелковую дивизию (Панфилец А. В., Сидоренко В. П. Деятельность внутренних войск и милиции в период блокады Ленинграда // Искусство памяти: диалог поколений: Материалы международной научной конференции 14–17.05.2014 г.
СПб., 2014. С. 195).
14 В состав 1 стрелковой дивизии войск НКВД входили 102-й и 103-й погранотряды и другие части НКВД, а также добровольцы и милиция Ленинграда.
15 На территории крепости находится братская могила, в которой похоронены
24 воина, погибших при обороне. Героическим защитникам крепости посвящён мемориальный комплекс, открытый 9 мая 1985 г. Здесь было остановлено наступление фашистских войск, что позволило блокированному Ленинграду сохранить выход к Ладожскому озеру – советские воины не допустили врага на территорию острова, крепость выстояла, хотя и была сильно разрушена артиллерийским обстрелом.
16 Г. К. Жуков на рапорте командира дивизии С. И. Донского о причинах неудачной атаки наложил резолюцию: «Тов. Донсков, Шлиссельбург не взят по вашей вине. Вы заслуживаете трибунала, но Военный Совет даёт вам возможность исправиться на полку…» (Блокада рассекреченная / Сост. В. И. Демидов. СПб., 1995.
С. 58).
17 Цит. по: Скворцов В. Н., Тарасов М. Я., Фролов М. И. Ленинградский военный
округ. Ленинградский фронт в годы Великой Отечественной войны. 1941–1945 гг.:
Монография. СПб., 2010. С. 65.
18 1-я дивизия НКВД была передана в состав Красной армии и 1 августа вошла
в подчинение командующего Ленинградского фронта. За самоотверженные действия в боях с противником дивизия была удостоена почётного наименования «46-я
Лужская ордена Суворова 2-й степени стрелковая дивизия». Боевой путь она закончила в Восточной Пруссии (Сидоренко В. П. Служебно-боевая деятельность войск
НКВД СССР на Ленинградском фронте в годы Великой Отечественной войны // Ленинград город-фронт. СПб., 2014. С. 94).
19 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД Северо-Запада России
в годы суровых испытаний. СПб., 2006. С. 122.
20 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 81.
21 В память о мужественных воинах около д. Большое Жабино Ленинградской
области установлена мемориальная стела. На красном граните высечены слова:
«Пограничники 1-го батальона Ново-Петергофского училища под командованием
майора Шорина насмерть стояли здесь в 1941 году». Открыт 05.10.1969 г. Дополнен
в 1974 г. (Внутренние войска: время, события, люди. М., 2008. С. 303–304).
22 До настоящего времени точно не установлено количество убитых, раненых и
без вести пропавших курсантов 2-го батальона Ново-Петергофского военно-политического училища. Генерал Г. А. Степанов получил серьезное предупреждение от руководства НКВД СССР за привлечение курсантов к боевым действиям с превосходящими силами противника, так как в этих боях погибла значительная часть будущих командиров (Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР
в Ленинградской битве. С. 82).
23 Сидоренко В. П. Внутренние войск в годы Великой Отечественной войны.
СПб., 2006. С. 69.
24 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 90.
25 Постановлением ГКО от 26 июля 1942 г. и Директивы Генштаба от 2 августа
1942 г. 20 дивизия НКВД была передана в состав Красной армии и реформирована в 92-ю стрелковую дивизию. За мужество и самоотверженность в боях с против19
ником удостоена почетного наименования «Краковская» (Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 90).
26 В начале войны отдельная 56-я бригада войск НКВД по охране железнодорожных сооружений и особо важных предприятий промышленности была реформирована в 20-ю стрелковую дивизию войск НКВД. До сентября 1941 г. отдельные полки этой дивизии участвовали в боях под Тихвином, в составе десанта высаживались
в районе Стрельны и Нового Петергофа.
27 20-я дивизия войск НКВД в составе Красной армии именовалась как 92я дивизия, в дальнейшем была удостоена почетного наименования «Краковская»
(РГВА. Ф. 38650. Оп. 1. Д. 618. Л. 264).
28 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 76.
29 Ленинград город-фронт: К 70-летию Ленинградской битвы / Сост. и отв. ред.
Б. П. Белозеров, В. П. Сидоренко. СПб., 2014. С. 95.
30 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Войска и органы НКВД СССР в Ленинградской битве. С. 93.
31 Внутренние войска: время, события, люди. М., 2008. С. 63.
32 Белозеров Б. П., Сидоренко В. П. Маршал, рожденный Ленинградской битвой
(исторический труд). 3-е изд., доп., испр. СПб., 2016. С. 127.
КОВБЕНКО Н. Д.
заведующий кафедрой правоведения СПбГАУ, кандидат юридических наук, доцент
ОРГАНЫ СУДЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА:
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОВАЯ БАЗА
Частью 4 статьи 15 Конституции РФ установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее
правовой системы. Это означает, что отечественная правовая система пополняется новыми принципами и нормами, равно как и международными договорами по мере их возникновения, а также обновляет существующие – по мере их развития1.
Все международные акты в сфере реализации права граждан на
объединение делятся на две группы. Международные акты общего
характера, т. е. те акты, в которых закреплены общие права на объединение, в том числе и на создание органов судейского сообщества
и специальные международные акты, в которых раскрывается правовой статус судебной ветви власти.
К первой группе относятся следующие международно-правовые
акты, закрепляющие право на объединение, что в полной мере можно отнести и к органам судейского сообщества. Указанные отношения регулируют следующие международные документы:
1. Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной
Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.2, закрепляет: 1) право каждого на свободу мирных собраний и ассоциаций; 2) и признание этого
20
права добровольным, т. е. никого нельзя в принудительном порядке
заставить вступить в какую-либо ассоциацию (ст. 20).
2. Международный пакт о гражданских и политических правах
от 16 декабря 1966 г.3 детализирует предоставленные Всеобщей декларацией права человека и поясняет, что каждый имеет право на
свободу ассоциации с другими, включая право на создание профсоюзов и вступление в таковые для защиты своих интересов. Также
статья 20 предусматривает, что реализация права на объединение
не должна приводить к нарушениям прав других людей и должны
использоваться только в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и
нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц
(ст. 22).
3. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных
свобод (ETS N 005) (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.)4 закрепляет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения
с другими, включая право создавать профессиональные союзы и
вступать в таковые для защиты своих интересов. При этом осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех,
которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом
обществе для обеспечения безопасности и общественного порядка,
в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны
здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Стоит отметить, что настоящая статья не препятствует введению
законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных
органов государства (ст. 11).
Во вторую группу международных актов входят принятые Советом Европы, Комитетом Министров Совета Европы, Европейской
ассоциацией судей, Межпарламентской Ассамблеей государств –
участников СНГ:
1. Европейская хартия о статуте судей (ДАJ/(DOC(98)23) Совета
Европы, Страсбург, 8 – 10 июля 1998 г.): «Профессиональные организации, учрежденные судьями, в которые каждый из них может
свободно вступить, способствуют защите прав, полученных ими
в силу своего статуса, в особенности в отношениях с уполномоченными органами и инстанциями, участвующими в принятии решений, затрагивающих судей» (п. 1.7)5.
2. Рекомендации Совета Европы от13.10.1994 г. №R(94) 12 относительно независимости, эффективности и роли судей было указано
на целесообразность передачи функций по их отбору и карьерному
21
росту органу, состоящему из представителей судебной системы и не
зависимому от исполнительной власти.
3. Рекомендация Комитета Министров Совета Европы № Rec
(2010)12 государствам-членам о судьях: независимость, эффективность и ответственность (принята Комитетом Министров 17 ноября 2010 г. на 1098-м заседании Комитета Министров), в которой
судейским органам – ассоциациям (советам) посвящен принцип
IV. Здесь сказано, что эти судейские независимые органы создаются в соответствии с конституцией или законом в целях гарантирования независимости судебной власти и отдельных судей и, таким образом, для повышения эффективности функционирования
судебной системы. При этом не менее половины членов таких органов должны составлять судьи, избранные судьями на всех уровнях судебной власти с учетом множества мнений внутри судебной
системы. Эти органы должны демонстрировать высокую степень
прозрачности в отношении судей и общества путем разработки заранее установленных процедур и обоснованных решений. Но при
осуществлении своих функций они не должны мешать независимости отдельных судей.
4. Палермская декларация Европейской ассоциации судей за демократию и свободы указывает на необходимость создания в странах Европы органов судейского сообщества с широкими полномочиями в области отбора, назначения судей, привлечения судей к дисциплинарной ответственности, администрирования судебной деятельности и обучения судей, составления бюджета судебной системы и распределения бюджетных средств.
4. Основные принципы независимости судебных органов, одобренных резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от
29.11.1985 года и 40/146 от 13.12.1985 года6 несмотря на то, что не
во всех государствах независимость судебной власти конституционно закреплена. В соответствии с этими документами термин «независимость суда» подразумевает взаимосвязь важнейших критериев
деятельности судебной власти:
– вынесение судом решений по делам беспристрастно, на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений,
неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и
по каким бы то ни было причинам. Это подразумевает, кроме того,
недопущение неправомерного или санкционированного вмешательства в процесс правосудия, а также субъективного пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу;
22
– формирования самоуправляющейся и обособленной судебной
системы или систем;
– компетентность судебных органов в решении всех вопросов
правового характера и, следовательно, запрет иным государственным органам осуществлять судебную деятельность либо вмешиваться в нее;
– осуществление судебного разбирательства в обычных судах
или трибуналах в рамках установленных юридических (процессуальных) процедур;
– финансовая и организационная независимость судебной системы.
5. Модельный кодекс о судоустройстве и статусе судей для государств – участников СНГ, принятый на 36-м пленарном заседании
Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ (Постановление от 16 мая 2011 г. № 36-12)7.
Разделом IV Кодекса, посвященного органам судейского сообщества, закреплено, что судейское сообщество государства составляют судьи Конституционного Суда государства, судов общей юрисдикции и иных судов, а также судьи, находящиеся в отставке. Принадлежность судьи к судейскому сообществу определяется фактом
наделения его полномочиями судьи и не требует какого-либо иного
подтверждения. При этом судья выступает как член судейского сообщества и остается таковым вплоть до прекращения его полномочий по основаниям, предусмотренным законом государства о статусе судей.
В целях укрепления судебной системы, обеспечения самостоятельности и независимости судебной власти все органы судейского
сообщества формируются и действуют в соответствии с законом государства о статусе судей и законом об органах судейского сообщества. Кодекс содержит перечень видов органов судейского сообщества: съезд судей государства, конференции судей, советы судей, квалификационные коллегии судей (далее – ККС) и общие собрания
судей судов. В состав ККС всех уровней в соответствии с законодательством государства могут входить представитель главы государства (президента), представители законодательных органов государства и представители юридической общественности государства, но
председателем ККС может быть только действующий судья. Порядок создания, состав и компетенция ККС, а также порядок оплаты
труда членов коллегий определяются законом об органах судейского сообщества государства.
К основным задачам органов судейского сообщества относятся:
23
– защита прав и законных интересов судей;
– поддержание авторитета судебной власти;
– содействие реализации гарантий независимости и неприкосновенности судей;
– обеспечение соблюдения судьями в их профессиональной деятельности и личном поведении требований, предъявляемых к ним
конституцией государства, иными актами законодательства и кодексом чести судьи государства;
– совершенствование судебной системы и судопроизводства.
Если сравнивать нормы Закон № 30-ФЗ от 14.03.2002 г. с вышеперечисленными задачами и видами органов, мы придем к выводу о
соответствии положений закона международным стандартам.
Анализируя нормы законодательства зарубежных стран в отношении деятельности судейского сообщества, можно выделить несколько направлений развития судебной власти как независимой
через укрепление системы судейских сообществ посредством создания специальных органов в управлении юстицией, а также через
повышение роли судопроизводства, практики и авторитета судейских структур.
Реализация первого направления сводится к тому, что государства создают систему специальных органов судейского сообщества
с компетенцией в области управления юстицией и наличием полномочий в сфере назначении судей на должности, дисциплинарной
практики, реорганизации системы судов и т. д. Реализация второго направления связана с повышением значения судейского правотворчества как функции деятельности судей (особенно это проявляется в европейских странах с романо-германской (континентальной).
Судейскому сообществу как «корпорации носителей судебной
власти»8 принадлежит важное место в развитии судебной власти.
Несмотря на существующее многообразие в названиях (в разных
странах эти органы называются по-разному) практически во всех
странах отражается связь между созданием органов судейского сообщества и необходимостью обеспечения соблюдения принципа независимости судебной власти, что является общепризнанной. Как
известно, этот принцип является основополагающим элементом
правопорядка всех демократических государств, определяющим
место суда в системе государственной власти.
Практически для всех стран одной из важнейших задач в создании органов судейского сообщества стало поддержание необходимого баланса между независимостью судебной власти, с одной сторо24
ны, и возможностью осуществления общественного контроля над ее
деятельностью – с другой. Именно поиск такого оптимального баланса в каждом конкретном государстве обусловливает многообразие существующих в мире моделей органов судейского сообщества.
1 Зорькин В. Д. Конституционный Суд России в европейском правовом поле //
Журнал российского права. 2005. № 3.
2 Всеобщая декларация прав человека принята Резолюцией 217 A (111) на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г. // Сборник международных договоров СССР. М., 1993.
3 Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря
1966 г. // Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М.:
Юрид. лит., 1990.
4 Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.) (с изм. от 13 мая 2004 г.) // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
5 Европейская хартия о статуте для судей (DAJ/DOC (98) 23) [рус., англ.] (Вместе с «Пояснительным меморандумом…») (Принята в г. Страсбурге 08.07.1998–
10.07.1998) // СПС Консультант Плюс.
6 Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г., 40/146 от
13 декабря 1985 г. // СПС Консультант Плюс.
7 Модельный кодекс о судоустройстве и статусе судей для государств-участников
СНГ (Принят в Санкт-Петербурге 16.05.2011 Постановлением 36-12 на 36-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ) //
Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых
Государств: Информационный бюллетень. 2011. № 51. С. 269–348.
8 Романовская О. В. Нотариальная палата, корпорация, саморегулируемая организация: проблемы терминологии // Нотариус. 2005. № 5. С. 13–21.
ДРИЖИРУК Т. Ю.
старший таможенный инспектор отдела распоряжения имуществом и исполнения постановлений уполномоченных органов Балтийской таможни;
ЦМАЙ В. В.
заведующий кафедрой международного и таможенного права
юридического факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ТАМОЖЕННОГО КОНТРОЛЯ
В ЗАЩИТЕ ИНТЕРЕСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Таможенная служба Российской Федерации – один из базовых
институтов экономики. В следствие этого, разумно сделать вывод о
том, что ей отводится важнейшая роль в обеспечении экономических интересов страны. Вообще таможенная политика направлена
на обеспечение защиты национальной экономики, однако, особое
место уделяется ее развитию, прогрессу и процветанию.
Большую значимость она приобрела, как инструмент и средство решения внутриэкономических задач страны. Ведь она призва25
на стимулировать всестороннее развитие отечественной экономики,
придать ей новые импульсы. Главная цель таможенной политики –
оградить экономику от проникновения деструктивных элементов.
Другими словами, не подвергнуть отечественную экономику разрушению.
Если таможенная политика будет сбалансированной, она сможет активно способствовать интегрированию экономики Российской Федерации в мировое хозяйство.
Таким образом, можно выделить несколько направлений таможенной политики, как инструмента защиты интересов государства:
– решение задач по обеспечению экономической безопасности
Российской Федерации;
– повышение механизма таможенно-тарифного регулирования;
– защита экономических интересов страны.
Для достижения положительного влияния направлений таможенной политики на интересы государства, необходимо выделить
несколько целей, этому способствующих:
– обеспечение эффективного таможенного контроля;
– стимулирование развития национальной экономики;
– защита российского рынка.
Поскольку эффективный таможенный контроль действительно оказывает большое влияние на таможенную политику страны,
необходимо его постоянное совершенствование. Как точно заметил П. Н. Гайко1, современный таможенный контроль должен быть
максимально быстрым, незаметным, достоверным и достаточным.
В идеале, необходимо исключить элементы ручного таможенного
досмотра, ведь такие требования определяют технологическую востребованность технических средств таможенного контроля в значительной степени.
Действительно, важным элементом перспективного развития таможенного контроля являются его технические средства. Благодаря современному техническому оснащению, таможенный контроль
только совершенствуется, показывая высокую результативность
работы таможенных органов. Так, в качестве примера прогрессивного развития таможенного контроля, можно привести инспекционно-досмотровый комплекс, который существенно изменил технологию таможенного досмотра (осмотра).
Для более слаженного и продуктивного осуществления таможенного контроля необходимо не только внедрять новые технические средства, но и модернизировать уже существующие. Б. К. Казуров2 выделяет несколько направлений для такой модернизации:
26
– упрощение конструкции;
– увеличение информативности;
– увеличение функциональности;
– улучшение эргономичности и дизайна;
– повышение работоспособности;
– повышение безопасности;
– уменьшение весогабаритных параметров;
– сокращение времени на подготовку к работе и др.
В. П. Руденок3 обозначает следующие аспекты развития и использования технических средств таможенного контроля:
– производство, установка и использование новых стационарных
и мобильных средств таможенного контроля, работающих на физико-химических принципах;
– использование современных средств визуального наблюдения
(средства ночного видения, различные оптические приборы и др.);
– контроль за использованием технических средств, позволяющих обеспечить безопасность жизни не только декларантам, но,
прежде всего, таможенным инспекторам;
– обучение должностных лиц таможенных органов правилом использования технических средств таможенного контроля;
– более активное использование морских судов и их взаимодействие с другими службами в зоне действия морских границ.
Невозможно не согласиться с В. С. Карлиным4, который очень
точно заметил, что на сегодняшний день, для того, чтобы реализовать огромное количество проектов, связанных с совершенствованием таможенной инфраструктуры, необходимо более эффективно использовать взаимодействие между государством и бизнесом.
Однако, не стоит ограничиваться только национальным уровнем,
рекомендуется перейти на межгосударственный. Развитие внешнеторговой деятельности невозможно без инновационного оборудования границы и пунктов пропуска на ней. Только благодаря взаимному пониманию проблемных вопросов, реально осуществить
планы и реализовать цели, заложенные в Концепции развития таможенных органов РФ. Ведь, как говорится в самой Концепции:
«Комплексный подход к реализации Концепции разрешит оформить современную систему защиты интересов страны в области таможенного дела»5.
В. Селезнев6, начальник Главного управления таможенного
контроля после выпуска товаров, в своем интервью журналу «Таможня» особое внимание также уделяет взаимодействию с бизнессообществом, представители которого принимают самое активное
27
участие в обсуждении новелл таможенного законодательства и выработке предложений по совершенствованию таможенных технологий в сфере таможенного контроля после выпуска товаров. По словам В. Селезнева, «В рамках рабочей группы, привлекая к участию
представителей аудиторских организаций, в помощь развитию инструментов по осуществлению таможенного контроля после выпуска товаров, ФТС России занимается вопросом о возможном применении аудиторских заключений в ходе контроля».
Начальник Главного управления таможенного контроля после
выпуска товаров точно замечает, что аудиторское заключение представляет собой дополнительный источник информации, отображающий общее состояние организации или каких-либо конкретных
направлений ее деятельности, в том числе, внешнеэкономической,
а также о качестве внутреннего контроля.
Поскольку новые инфраструктурные проекты требуют больших
затрат, государство только своими силами не способно их все реализовать. В таком случае, перед бизнесом возникает огромный спектр
возможностей для помощи в решении данного вопроса. Разумеется, бизнесу тоже выгодно наличие у таможен в своем распоряжении
адекватных условий для слаженной работы и возможности использования инновационных технологий и технических средств, что может привести к сокращению сроков таможенного контроля и его настоящей эффективности.
В последнее время ситуация с экспериментами таможни глазами бизнеса стала меняться в лучшую сторону. Теперь участников
внешнеэкономической деятельности не только заранее информируют о предстоящих новациях, но даже приглашают участвовать
в экспериментах. У бизнеса появилась возможность открыто высказывать мнение и давать оценку таможенным начинаниям.
Так, заместитель генерального директора ООО «Восход» Ю. Ковалев7 заявил журналу «Таможенные новости», что эксперимент
Балтийской таможни, связанный с фактическим контролем товаров, получился неудачным, с точки зрения представителей бизнеса, но тем не менее, участники внешнеэкономической деятельности
продолжают взаимодействовать с сотрудниками таможенных органов, чтобы совместно найти выход из возникающих трудностей.
Противоречивым оказался и эксперимент, связанный с таможенной проверкой. С 18 апреля по 17 июня 2016 года на базе таможен Приволжского и Уральского регионов ФТС России проводилась экспериментальная камеральная проверка на основе обмена документами и
сведениями в электронном виде между таможенными органами и про28
веряемым лицом. К проверке были привлечены все заинтересованные
добросовестные участники внешнеэкономической деятельности с низким уровнем риска нарушений таможенного законодательства. Экспериментальная камеральная проверка проводилась с применением
двух систем – программного средства «Постконтроль» и «Личного кабинета» участника внешнеэкономической деятельности.
С одной стороны, как утверждает журналу «Таможня» первый
заместитель начальника Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров, Г. Леонтьева8: «Инструменты таможенного контроля должны развиваться. Поскольку применение таможенного контроля основано на использовании таможенных технологий, в итоге хотелось бы получить более эффективное и минимум
затратное администрирование. Нововведенная технология «электронной камеральной проверки» поспособствует повышению качества деятельности системы таможенного контроля после выпуска
товаров во время ускорения, и одновременно, упрощения осуществления таможенных операций, а также созданию благоприятных
условий для законопослушных участников ВЭД».
С другой стороны, в лице представителей бизнес-сообществ наблюдались разногласия с мнением таможенных сотрудников. Особый акцент был направлен на дополнительные затраты со стороны
бизнеса, что не привело его представителей в восторг. Однако, и полного отрицания возможности такого нововведения тоже не последовало. Поэтому, возможно, будут найдены пути решения некоторых
финансовых вопросов, и эксперимент станет инновацией в области
таможенных проверок.
Начальник Северо-Западного таможенного управления А. Гетман назвал таможенный контроль после выпуска товаров «одним из
приоритетных направлений развития таможенной службы Российской Федерации»9. Поскольку в последнее время на всех уровнях
говорится о необходимости повышения роли данного вида контроля, А. Гетман поделился с журналом «Таможенные новости» некоторыми направлениями его развития. Так, в марте 2017 года Северо-Западным таможенным управлением был организован контроль за перемещением товаров мобильными группами с целью не допустить с территории стран-членов Евразийского экономического
союза на внутренний рынок Российской Федерации запрещенных
к ввозу товаров. В регионе Северо-Западного таможенного управления действовало четыре мобильных группы. Группа Себежской
таможни работала на российско-белорусском участке государственной границы ежедневно, периодически в круглосуточном режи29
ме. Было проверено 63 тысячи тонн товаров, среди них оказалось
более 1,5 тысячи тонн продуктов, запрещенных к ввозу, обороту и
реализации на территории Российской Федерации. В своем интервью А. Гетман заметил: «В этом году мобильные группы продолжат
свою работу, причем во взаимодействии с иными правоохранительными и контролирующими органами»10.
Говоря о перспективах развития таможенного контроля, необходимо понимать, что какие-либо выводы и прогнозы рационально ставить после проведения анализа показателей таможенной деятельности за определенное время. Одними из главных таких показателей являются «эффективность» и «действенность» таможенной
деятельности. Первый представляет собой меру, которая характеризуется достижением результата либо цели таможенной деятельности или степенью приближения к ней. Действенность же определяется значениями показателей, отражающих достигнутый итоговый результат труда.
Так, практика Северо-Западного таможенного управления показывает: хоть 2016 год был непростым из-за условия применения
экономических санкций к России, тем не менее, результат работы
таможен был эффективным и не уступил результатам предыдущих
лет. Таким образом, можно говорить о перспективном развитии таможенной деятельности, и в частности, таможенного контроля.
Действительно, принятие обновленного таможенного законодательства окажет дополнительное влияние на перспективное развитие всех направлений деятельности таможенных органов, в том числе, таможенного контроля.
Руководитель ООО «Канавара Групп», компании, осуществляющей перевозку грузов любого класса опасности, В. Антропов выразил верное мнение по поводу внедрения обновлений в таможенное
законодательство.
Он отметил, что «реализация таких предложений позволит существенно сэкономить ресурсы таможенных органов, участников
внешнеэкономической деятельности и перенесет акценты таможенного контроля на этап после выпуска товара, как это и предполагается сделать в соответствии со «Стратегией развития таможенной
службы Российской Федерации до 2020 года». Стратегия рассчитывает, что на ближайшую перспективу ключевой целью таможенных
органов является сокращение времени и автоматизация совершения таможенных операций»11.
Трудно не согласиться с таким замечанием, ведь сокращение
времени является одним из основных аспектов перспективного раз30
вития таможенного контроля. Этому могут способствовать нововведения в технологиях таможенного контроля.
Можно ли повысить эффективность производства программными средствами? Пример АО «Шереметьево-Карго», обеспечивающей
обслуживание груза и почты в аэропорту «Шереметьево» показывает – да, можно.
Вся необходимая информация содержится в пульте управления.
Разработанная система самостоятельно определяет план работ, назначает сотрудников, контролирует занятость ресурсов и качество
выполнения работы. Задание выдается напрямую, без потери времени. Система самостоятельно фиксирует весь ход работы (объективный контроль). Это исключает простой персонала и техники.
Системный контроль осуществляется на протяжении всего цикла
обработки груза. Все работники «встроены в систему» через персональный смартфон. Это позволяет контролировать выполнение
каждого этапа работы.
Подобную инновацию можно применить и в области таможенного контроля. Тогда работа таможенных сотрудников станет более
слаженной, а время на выполнение той или иной функции значительно сократится.
На наш взгляд, работа таможенных органов будет совершенствоваться еще и за счет внедрения для сотрудников регулярных, постоянно обновляющихся курсов, посвященных бесконтактной детекции лжи, либо «профайлингу».
Он представляет собой психологический метод оценки поведения
человека, который в последние годы активно и эффективно используется в деятельности таможенных органов. Поскольку он особенно актуален в воздушных пунктах пропуска, обратимся к практике
таможенного поста Аэропорт «Уфа», чтобы убедиться в значимости
использования такого метода.
Аэропорт «Уфа» ежедневно отправляет и принимает международные рейсы различных направлений. Чтобы в общем потоке
пассажиров выявить потенциальных нарушителей, одних технических средств бывает недостаточно. Таможенник должен владеть
методами психологической диагностики жестов, мимики, эмоций,
вербального и невербального поведения человека, а также в процессе общения уметь распознать истинную и ложную информацию. Регулярные тренинги по профайлингу – неотъемлемая часть работы
таможенников.
Главный инспектор таможенного поста Аэропорт «Уфа», Е. Кириллова12, замечает: «Достаточно легко по внешнему виду челове31
ка определить, провозит ли он запрещенный груз. Система профайлинга направлена на выявление из толпы возможного нарушителя.
О многом скажут его внешний вид, выражение лица и т. д. Нужно задавать правильные вопросы, осваивать навыки грамотного общения – есть ли ему что скрывать, стоит ли продолжать разговор
и в случае необходимости в каком русле беседовать. Умение «считывать» человека бесценно. И в этом чрезвычайно необходимы практика и непрерывное саморазвитие».
Трудно возразить такому замечанию. Действительно, только
благодаря поддержанию и постоянному обновлению собственных
навыков, развитию наблюдательности, интуиции и подкреплению
научными знаниями, сотрудник таможенного органа будет иметь
четкое и современное представление о собственных действиях, а
также сможет без затруднения выявить нарушителя.
Такая практика оказала бы положительное влияние, как на сотрудников таможенных органов, так и для будущих служащих.
Внедряя лекции по профайлингу в высшие учебные заведения, студент сможет иметь четкое представление о таком методе, способствующем эффективному проведению таможенного контроля, и при
устройстве на службу обладать объемным запасом знаний в одном
из современных методов осуществления результативного таможенного контроля.
Особого внимания заслуживает инициатива Биробиджанской
таможни по работе со студентами. Ежегодно сотрудники таможенного органа организуют экскурсии для студентов любых курсов.
Таможенники рассказывают о важных процессах таможенной деятельности, показывают практическое осуществление таможенного контроля, отвечают на интересующие студентов вопросы. Такая
практика позволит студентам уже в самом начале своего обучения
начать формировать общую картину будущей службы. Несомненно,
такие ежегодные экскурсии будут способствовать перспективному
будущему таможенной деятельности и, в частности, таможенного
контроля.
Подводя итог, заметим, что главный принцип, которым должно
руководствоваться развитие таможенного контроля можно объединить в три главных показателя:
– безопасность;
– качество;
– эффективность.
Как верно замечено в Стратегии развития таможенной службы
Российской Федерации до 2020 года13, в современных условиях та32
моженные органы Российской Федерации содействуют реализации
интересов государства в сфере внешней торговли, развитию российского производства, оказывают противодействие угрозам безопасности страны и содействуют созданию благоприятных условий для
развития и интенсификации внешнеэкономической деятельности.
Снова приходим к выводу, что один из главных интересов государства, способом защиты которого является таможенная политика и, в частности, таможенный контроль, – экономический интерес. На всей территории Российской Федерации необходимо обеспечение стабильного правового режима для внешней торговли. Этому
напрямую способствует совершенствование и эффективное использование форм, способов и средств таможенного контроля.
Применяя современные технические средства, внедряя прогрессивные методы таможенного администрирования и принимая постоянное участие в различных экспериментальных мероприятиях,
таможенный контроль станет главным инструментом защиты интересов государства, а также одним из приоритетных направлений
развития таможенной службы Российской Федерации.
1 Основы технологий и средств таможенного контроля: учебник / под общ. ред.
Б. К. Казурова. М.: Проспект, 2016. С. 153–155.
2 Дьяконов В. Н., Казуров Б. К., Малышенко Ю. В., Руденок В. П. Теория и практика применения ТСТК: учебник. М.: РИО РТА, 2012. С. 117–120.
3 Там же. С. 302.
4 Таможенный контроль: учеб. пособие / С. В. Сенотрусова. М.: Магистр: ИНФРА-М, 2013. С. 54–58.
5 Распоряжение Правительства РФ от 14.12.2005 № 2225-р «О Концепции развития таможенных органов Российской Федерации».
6 Селезнев В. Таможенный контроль: результаты и перспективы // Таможня.
2016. № 389. С. 14–23.
7 Ковалев Ю. Эксперименты таможни глазами бизнеса // Таможенные новости.
2017. № 220. С. 11–16.
8 Стецуренко П. Н. Таможня без границ // Таможня. 2014. № 341. С. 5–7.
9 Алексеев А. Александр Гетман: нам любое дело по плечу // Таможенные новости. 2017. № 220. С. 5–7.
10 Там же. С. 6–14.
11 Антропов В. ТК ЕАЭС как стимул модернизации // Таможенные новости.
2017. № 222. С. 23–27.
12 Загайнов В. В. Использование профайлинга в выявлении на объектах транспорта лиц, перевозящих наркотические средства внутриполостным способом [Электронный ресурс]. – URL: www.cyberleninka.ru/article/n/ispolzovanieprofaylinga-v-vyyavlenii-na-obektah-transporta-lits-perevozyaschih-narkoticheskiesredstva-vnutripolostnym-sposobom (дата обращения 25.04.2018).
13 Распоряжение Правительства РФ от 28.12.2012 № 2575-р «О Стратегии развития таможенной службы Российской Федерации до 2020 года».
33
БАЖЕНОВ А. В.
заместитель заведующего кафедрой уголовного права и таможенных расследований ГУАП, кандидат юридических наук, доцент
ОБЪЯСНЕНИЕ ФЕНОМЕНА ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ
В РАЗВИТИИ КЛИНИЧЕСКОЙ КРИМИНОЛОГИИ
Сегодня нам представляется вполне уместным продолжить с научных позиций последовательное обобщение и осмысление накопленного мирового опыта в сфере изучения причин преступного
поведения. Возможно, однажды это позволит прогрессивному научному сообществу пусть на несколько шагов, но приблизиться
к универсальному объяснению феномена преступности. Остается
надеяться, что изложенные в статье достижения клинической криминологии (далеко не бесспорные и не безопасные) в этом отношении окажутся весьма полезными.
Еще в XIX веке Энрико Ферри и Рафаэль Гарофало разработали концепцию опасного состояния преступника. Они считали, что
преступника следует не карать, а выводить из состояния повышенной склонности к преступлению. В XX веке это нетрадиционное направление науки о методах воздействия на преступность получило
свое дальнейшее плодотворное развитие. Особенностью клинической криминологии как научного направления стало формирование особой системы мер коррекции личности, которая была бы эффективным инструментом воздействия на преступность. Рассмотрение преступности как болезни имело весьма древнюю традицию, и
представители данного научного направления всегда категорически отрицали кару как превентивное сдерживающее средство.
В 1921 году Энрико Ферри представил в парламент Италии проект уголовного кодекса, в котором содержались идеи социальной
защиты, которые с течением времени удалось воплотить в жизнь.
Концепция социальной защиты нашла поддержку в ряде тоталитарных государств того времени: Италии, Германии, России. И сегодня в США и Франции позиции клинической криминологии попрежнему сильны.
Итальянский ученый Филиппе Грамматика внес наиболее весомый вклад в формирование на базе теории социальной защиты клинической криминологии. Его усилия по внедрению в практику данной научной концепции увенчались созданием в 1943 году в Венеции центра исследований социальной защиты. Идеи клиницистов
получили международную поддержку, и в 1948 году при ООН даже
34
появилась комиссия социальной защиты. Грамматика считал, что
уголовная политика на основе социальной защиты должна ориентироваться в большей степени на индивидуальное, а не на общее предупреждение преступности. Главной задачей клиницистов должна
стать ресоциализация делинквентов, поскольку, по их мнению, перевоспитание и социализация преступника более эффективно защищают общество от преступлений, чем жесткие карательные меры. Свои прогрессивные идеи Филиппе Грамматика последовательно изложил в работе «Принципы социальной защиты».
Научные изыскания в этом направлении продолжил Бенино ди
Туллио. В своей книге «Принципы клинической криминологии и
судебная психиатрия» он предпринял попытку на базе концепции
конституциональной предрасположенности к преступлениям, а
также концепции душевнобольного преступника разработать адекватные меры искоренения негативных предрасположенностей.
Методы клинического воздействия на преступников наиболее
фундаментально разработал французский криминолог Жан Пинатель. Он предложил осуществление поэтапного клинического воздействия на состоявшихся преступников (диагноз, прогноз, перевоспитание). Психологические особенности считались внутренними
составляющими «опасного состояния», выявлять которые следовало с использованием психологических методик, а также путем ретроспективного анализа поступков, профессии, физических склонностей. Полагалось, что в случае присоединения криминогенной
ситуации опасное состояние несомненно реализуется в преступлении. Пинатель считал, что преступная способность может быть высокой, средней и низкой. На основе этой оценки он делал прогноз
индивидуального преступного поведения, отправной точкой которого являлись различные комбинации преступного поведения
и социальной адаптированности. Наиболее опасным было сочетание развитых криминальных способностей и хорошей социальной
адаптации, поскольку именно такие лица успешно уходят от уголовной ответственности и находят способы совершения преступлений, которые при максимуме выгоды сопряжены с минимумом риска. Основными элементами клинического метода Жан Пинатель
считал наблюдение, интерпретацию и эксперимент. В своём учении
он развил концепцию динамической структуры личности, согласно
которой для ее углубленного анализа следует исходить из того обстоятельства, что структура личности динамична и состоит из развивающихся компонентов, постоянно взаимодействующих между
собой. Поэтому наиболее объективный анализ личности дает иссле35
дование её внешней и внутренней деятельности. Это обстоятельство
необходимо учитывать при клиническом изучении личности и использовать в процессе ее социальной переориентации, когда решается задача позитивного изменения социальных реакций преступника, снижения уровня его агрессивности, эгоцентризма, изменения установок и привычек, отношения к различным социальным
проявлениям.
Немаловажное значение клиницисты придавали коррекции
криминальных склонностей, основанной на психоанализе. Помимо психоанализа они предлагали использование электрошока, лоботомии, таламотомии, медикаментозных и психотерапевтических
воздействий. Электрошок, как средство коррекции правонарушителя, предложили использовать итальянские врачи ди Туллио и Грапиньи. Они полагали, что электрошок производит регенерацию памяти и всей личности преступника. Такая оценка электрошокового
воздействия сегодня уж точно представляется явно преувеличенной.
Бихевиористские психологические теории активно использовали электрошок, поскольку бихевиоризм рассматривал человеческое
поведение по упрощенной схеме (стимул – реакция). Смысл данной
схемы заключался в следующем: если определенные поступки получали отрицательное подкрепление в виде разряда электрического
тока, то в дальнейшем они навсегда исключались из поведенческих
реакций. Американская компания «Фарел» пошла ещё дальше и
усовершенствовала методику использования электрошока, разработав радиоуправляемый электрошокер. Теперь, находящемуся на
перевоспитании подростку прикреплялся к телу небольшой по размеру приёмник. При нарушении им установленного порядка посылался сигнал, и прибор генерировал электрический разряд, а у нарушителя фиксировалось отрицательное отношение к запрещенным действиям.
Автор концепции оперантного обусловливания Беррес Скиннер
считал, что в местах лишения свободы на смену исправительному
воздействию должна обязательно прийти эффективная модификация поведения, осуществляемая различными методами: наказанием, вознаграждением, подавлением недопустимого поведения, ролевыми играми, похвалой, дисциплинарным взысканием.
Все методики представителей клинической криминологии заметно выделялись избыточной жесткостью и радикальностью программ модификации криминального поведения, что и отличало их
от традиционных мер воздействия на преступников. Самуэль Чав36
кин в своей работе «Похитители разума» так характеризует особенности метода модификации: «По сути дела речь идет об отказе от
подготовки заключенных к поискам законных способов зарабатывать себе на жизнь по выходе из тюрьмы и о взятии на вооружение
концепции о необходимости полностью изменить его индивидуальность, сделав из него послушного, безропотного и лишенного всяких желаний человека».
Медикаментозная терапия поведенческих отклонений последовательно развивалась в двух направлениях: для коррекции физиологических и психических отклонений преступников, а также
как болевое средство при выработке и закреплении отрицательных
реакций на нежелательное поведение. В последнем случае медикаменты применяли чаще всего в практике наказания особо злостных
нарушителей режима содержания мест лишения свободы. Говорить
о правильно построенной методике создания и закрепления условного рефлекса здесь не приходится. Применение сукценилхолина
и апоморфина скорее вызывало противоположный результат и озлобленность. Данная медицинская процедура получила название
аверсионной терапии, то есть терапии создающей отвращение (отвращающей терапии).
Антикриминогенное применение лекарственных средств обосновали нейрофизиологи, установившие взаимосвязь агрессивности
с аномалиями функционирования ряда участков головного мозга –
гиппокампа, гипоталамуса, миндалевидных тел, лимбической системы. Механизм агрессивности является нормальным элементом
защитной системы человека и контролируется системой усвоенных
социальных поведенческих стереотипов, которые препятствуют
включению механизма агрессивности, если отрицательные раздражители не достигли определенного уровня. Особенностью лиц с повышенной склонностью к насилию является низкий порог импульса к агрессии, а причин снижения этого порога может быть множество. Так, долгое время существовала концепция неадекватных реакций, основанных на неосознаваемых страхах.
В. Марк и Ф. Эрвин в своих работах утверждали, что причинами неуправляемой агрессии может быть аномалия деятельности
мозжечковой миндалины или социокультурная среда, влияющая
на мозг таким образом, что он начинает неадекватно и обостренно ощущать надвигающуюся опасность. Некоторые медицинские
препараты из группы транквилизаторов притупляют активность
указанных участков мозга и нормализуют поведение. Биохимики
установили, что препарат ацетат ципретерона нейтрализует в кро37
ви вещество, вызывающее агрессивность – тестостерон. Введение
этого препарата некоторым агрессивным преступникам делало их
спокойными. Однако, целый «букет» отрицательных побочных эффектов применения таких препаратов сделал сторонников клинической криминологии объектом нелицеприятной и острой критики.
Хирургические методы коррекции личности были предложены
учёной общественностью в виде таламотомии и лоботомии. Смысл
операции состоял в удалении очагов повышенной электрической
активности путем иссечения, криокоагуляции, термокоагуляции
или воздействия ультразвуком. Операцию лоботомии предложил и
впервые произвел португальский нейрохирург Эгас Монис, эффект
которой заключался в заметном снижении уровня агрессивности.
Заслуги Мониса были отмечены Нобелевской премией. Дальнейшая жизнь продемонстрировала низкую эффективность метода и
побочные явления в виде существенного снижения энергетики личности человека, вялости, пассивности, безынициативности. Лоботомию довольно широко применяли в США, поскольку это было намного дешевле, чем содержать осужденного к пожизненному сроку
лишения свободы. Кроме того, по мнению некоторых ученых, провести психохирургическую операцию пациенту более гуманно, нежели содержать его длительный срок в тюрьме. В качестве дополнительного аргумента они указывали на добровольность проведения
подобных вмешательств.
Хосе Дельдаго в Испании провел ряд экспериментов по дистанционному управлению эмоциональным состоянием, которые заключались в том, что быку вживляли в определенные участки мозга электроды и с помощью радиоуправляемого генератора успокаивали его в момент боя с тореадором. Дельдаго считал, что в мозг агрессивных преступников можно вживлять прибор, который будет
воспринимать электрическую активность определенных участков
мозга и передавать эту информацию на анализирующий компьютер. В случае появления патологической активности компьютер посылает вживленному прибору команду воздействовать на мозг электрическими разрядами. Таким образом предлагалось воздействовать на человека в критической ситуации, если собственные механизмы самоконтроля недостаточно развиты.
Кроме названных хирургических методов американские криминологи предлагали применение кастрации и стерилизации, которые были проведены у 65 тысяч заключенных тюрем США. Также
положительный эффект учёные наблюдали и от удаления татуировок, пластических операций по облагораживанию внешности или
38
изменению внешнего вида, приведших к снижению рецидива среди
этого контингента лиц почти в два раза. В США даже сегодня трудных подростков по ходатайству родителей могут поместить в специальный центр по перевоспитанию, где режим сходен с тюремным.
В этой стране пол века назад была предпринята попытка изучить
всех детей и подростков, кто по каким-либо признакам заподозрен
в опасном состоянии и поместить их в аналогичные центры привития социально приемлемых норм поведения.
Таким образом, к 70-м годам ХХ века авторитет клинической
криминологии за рубежом достиг небывалых высот, а на исследования клиницистов стали возлагать большие надежды, что нашло
своё отражение в целом ряде конвенций ООН: «Методы надзора за
правонарушителями и физического контроля за ними все более совершенствуются благодаря передовым достижениям электроники,
быстрому развитию бихевиористских наук и открытию разнообразных психотропных лекарственных средств».
Источники:
1. Гилинский Я. И. Криминология: Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. 3-е изд. СПб., 2014.
2. Deldago J. Tow-Way Transdermal Communication with the Brain // American
Psychologist. 2012. March.
3. Иншаков С. М. Зарубежная криминология. М., 2002.
4. Клиническая психиатрия / Н. Е. Бачериков, К. В. Михайлова, В. Л. Гавенко
и др.; под ред. проф. Н. Е. Бачерикова. М., 2015.
5. Пинатель Ж. Методология сравнительной криминологии // Проблемы сравнительного поведения. М., 1978.
6. Skinner B. F. Science and Human Behavior. N. Y., 1993.
7. Фокс В. Введение в криминологию. М., 1985.
8. Чавкин С. Похитители разума. М., 1981.
9. Шестаков Д. А. Криминология. СПб., 2006.
доцент кафедры гражданского права, кандидат юридических наук, доцент
ПИДДУБРИВНАЯ А. Ю.
ПЕРСПЕКТИВЫ ТРЕТЕЙСКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В средствах массовой информации, научно литературе, судейском сообществе постоянно обсуждается проблема служебной нагрузки на судей, поскольку норма нагрузки на одного судью, которая и так в принципе достаточно высокая, продолжает расти, для
того чтобы снизить эту нагрузку, законодателем вводились различ39
ные правовые институт, одним из этих институтов, стало третейское разбирательство. С принятием закона, регулирующего порядок создания и деятельность третейских судов, в Российской Федерации стало действовать свыше 1000 постоянно действующих
третейских судов. Однако статистика свидетельствовала о том, что
их создание не снизило нагрузку на государственные суды. Конституционный Суд Российской Федерации в своём Постановлении от
26.05.2011, указал, что любое лицо может оспорить решение тройского суда, если это затрагивает его права, что сразу отразилось на
принципе окончательности решений третейского суда
Дискуссии вокруг третейского разбирательства возобновились
после принятия закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – «Закон об арбитраже») и «О
внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1
статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» подписанного
Президентом 29 декабря 2015 года, которые принципиально изменили первоначальный принцип максимальной свободы в поросах
создания и деятельности арбитражных судов
С этого момента арбитражи могут создаваться только при некоммерческих организациях на основании акта Правительства Российской Федерации о предоставлении некоммерческой организации,
при которой создается такое учреждение, права на осуществление
функций постоянного действующего арбитражного учреждения.
Для того чтобы иностранное арбитражное учреждение могло проводить арбитраж в России в качестве институционального арбитража, ему также необходимо получить соответствующее разрешение
Правительства Российской Федерации.
Для того чтобы российская некоммерческая организация получила разрешение на осуществление функций арбитражного учреждения, должны быть выполнены следующие требования:
– правила арбитражного учреждения и его рекомендованный
список арбитров должны соответствовать требованиям Закона об
арбитраже;
– представленная информация о некоммерческой организации,
при которой создается арбитражное учреждение, должна быть достоверной;
– репутация некоммерческой организации, масштаб и характер ее деятельности, с учетом состава ее учредителей (участников),
40
должны позволять обеспечивать высокий уровень организации деятельности арбитражного учреждения, в том числе в части финансового обеспечения создания и деятельности учреждения, осуществление указанной организацией деятельности, направленной на
развитие арбитража в России.
Для иностранных же арбитражных учреждений установлено
только одно требование – наличие широко признанной международной репутации.
Закон об арбитраже предусматривает возможность принудительной ликвидации арбитражного учреждения. Если в деятельности арбитражного учреждения выявлены грубые неоднократные
нарушения Закона об арбитраже, повлекшие, в частности, значительный ущерб правам и законным интересам сторон арбитража
и иных лиц, Минюст выносит предписание о принятии некоммерческой организацией решения о прекращении деятельности ее арбитражного учреждения в течение одного месяца со дня вынесения
предписания; в случае неисполнения предписания Минюст обращается в арбитражный суд с заявлением о прекращении деятельности арбитражного учреждения. Закон об арбитраже устанавливает требование, о том, что арбитражное учреждение должно вести
и размещать на своем сайте в сети «Интернет» рекомендованный им
список арбитров, состоящий не менее чем из 30 человек. При этом,
арбитражное учреждение может сформировать отдельные списки
для внутреннего и международных арбитражей либо же иметь единый список арбитров.
В каждом рекомендованном списке арбитров не менее 1/3 арбитров должны иметь ученую степень, присужденную на территории
России по научной специальности, входящей в перечень, который
утверждается Минюстом на основании рекомендаций Совета, а не
менее 1/2 арбитров должны обладать опытом разрешения гражданско-правовых споров в качестве третейских судей (арбитров) или
в качестве судей государственных судов, в течение не менее 10 лет,
предшествующих дате включения в рекомендованный список арбитров.
В целом, предлагаемые в законе изменения выглядят не очень
проработанными и, как представляется, способны породить определенные сложности при их применении на практике.
41
СЕРГЕЕВА Е. И.
доцент кафедры государственного права юридического факультета ГУАП, кандидат юридических наук
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ
ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
Организация и осуществление контроля со стороны государственных органов за деятельностью муниципальных органов и их
должностных лиц всегда имели особое значение для реализации публичной власти в государстве. Контроль государства за деятельностью муниципалитетов, в соответствии с российским федеральным
законодательством и законодательством субъектов Федерации, осуществляется, как территориальными федеральными исполнительными органами, так и исполнительными органами субъектов Российской Федерации. Приоритетным направлением деятельности
государственных органов в данной сфере федеральный закон определяет контроль за исполнением муниципалитетами Конституции
и законодательства России, нормативных правовых актов, принимаемых органами государственной власти федерации, конституций
(уставов) и законодательства субъектов Российской Федерации, актов муниципальных органов при реализации ими собственной компетенции и осуществлении иных полномочий, установленных законодательством. Кроме того, со стороны государства, осуществляется контроль за соответствием актов, принимаемых органами местного самоуправления федеральному и региональному закону. Как
контрольную функцию государственных органов, Конституция РФ
определяет обязанность осуществлять контроль за исполнением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, которые были переданы им органами государственной
власти. Такие полномочия передаются муниципалитетам органами
государственной власти на основании положений ч. 2 ст. 132 Конституции РФ.
Данная статья определяет, что государство, в лице органов, передавших государственные полномочия, осуществляет контроль за
муниципалитетами в части использования ими материальных ресурсов и финансовых средств, которые были выделены для исполнения указанных полномочий.
Следует отметить, что контроль за деятельностью муниципальных органов со стороны государственных органов ограничивается положениями, закрепленными в Европейской хартии местного
42
самоуправления от 15 октября 1985 г. Согласно этих положений,
контроль за деятельностью муниципалитетов осуществляется только в случаях и в порядке, предусмотренном конституцией или законом, он может преследовать исключительно цели обеспечения соблюдения конституционных принципов законности и должен быть
реализован с соблюдением принципа соразмерности между степенью вмешательства контролирующего органа и значимостью интересов, которые данным органом защищаются. Данные положения
отражаются и в законодательстве Российской Федерации о местном
самоуправлении.
В соответствии с положениями ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» формы и порядок контроля, осуществляемого органами государственной власти за деятельностью муниципальных органов определяются федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации о передаче полномочий.
Анализ действующего законодательства субъектов Российской
Федерации в данной сфере правового регулирования показывает, что
в настоящее время практически сформировался общий подход к осуществлению государственного контроля со стороны органов государственной власти регионов России за деятельностью органов местного самоуправления. Среди многообразия форм и способов контроля,
определяемых региональным законодателем, превалируют такие
формы (способы) контроля, как разъяснения (указания) муниципальным органам по вопросам выполнения государственных полномочий, проведение юридических экспертиз актов муниципальных
органов, принимаемых по вопросам исполнения переданных им государственных полномочий, отмена (приостановление) действия муниципального нормативного правового акта, регулирующего порядок реализации отдельных государственных полномочий, запрос на
получение документов по вопросам осуществления отдельных государственных полномочий, заслушивание отчетов органов местного
самоуправления и их должностных лиц о результатах исполнения
ими отдельных государственных полномочий, проведение ревизий
и проверок деятельности органов местного самоуправления, устранение нарушений, выявленных в ходе проверок, проведение ревизий
финансовой и хозяйственной деятельности муниципалитетов в части расходования материальных ресурсов и финансовых средств, переданных для реализации отдельных государственных полномочий.
Представленный перечень форм контроля, определенных региональным законодателем, не является исчерпывающим. Ряд зако43
нов субъектов Российской Федерации устанавливают и иные формы, позволяющие контролировать деятельность муниципалитетов
в ходе реализации ими отдельных государственных полномочий.
Таким образом, нельзя не отметить, что региональные органы государственной власти заинтересованы в эффективном исполнении
муниципалитетами своих полномочий. Установление контроля со
стороны государства за исполнением отдельных государственных
полномочий муниципальными органами и их должностными лицами позволяет своевременно вскрывать недостатки в их деятельности и принимать меры по их устранению.
ПРИВАЛОВ К. В.
профессор кафедры гражданского права юридического факультета ГУАП,
доктор юридических наук, профессор, Заслуженный работник Высшей школы РФ
ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
В ПРОЦЕССЕ БАНКРОТСТВА ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ
Неплатежеспособность (банкротство) юридического лица может
детерминироваться как легальной, так и его теневой экономической деятельностью, что в российском законодательстве определяет
легальную и теневую формы несостоятельности (банкротства) юридического лица.
Легальная несостоятельность (банкротство) юридического лица
означает, что его учредители и менеджмент вели предпринимательство в рамках законности, но в силу неэффективности управления
в условиях предпринимательского риска привели свой бизнес к несостоятельности (банкротству)1.
Теневая несостоятельность (банкротство) юридического лица означает, что его собственники и (или) менеджеры своими действиями (бездействиями) нарушили законодательство о банкротстве, что
привело к несостоятельности (банкротству) юридического лица и
нарушению прав и законных интересов кредиторов.
В уголовно-правовых исследованиях сделан правильный вывод,
что суть криминальных действий при банкротстве юридических
лиц состоит в уменьшение конкурсной массы должника и как следствие причинение имущественного вреда (убытков) кредиторам2.
Этот вывод с полным основанием можно отнести и к гражданскоправовым, и к административно-правовым правонарушениям (теневым действиям) должника – юридического лица при банкротстве.
44
Именно такая негативная практика банкротства юридических
лиц складывается в последние годы в России. По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве в 2015 году общая
доля погашенных требований кредиторов (кроме дел о банкротстве
банков) к должникам – юридическим лицам и ИП составляла всего 5%, а в 2016 году упала до 3,2%. Предварительная статистика
за первый квартал 2017 года демонстрирует дальнейшее снижение
данного показателя – до 2,7% по завершенным делам о банкротстве3. Основной причиной такой неудовлетворительной статистики
является отсутствие активов у компаний, входящих в процесс банкротства.
Содержательный смыл теневых действий (бездействий) должника – юридического лица при банкротстве заключается в том, что
в соответствии с гражданским законодательством РФ требования
кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными
(подп. 1 п. 5.1 ст. 64 ГК РФ).
Основные формы теневой несостоятельности (банкротства) должника – юридического лица по российскому законодательству включают:
– неправомерные действия при банкротстве;
– фиктивное банкротство;
– преднамеренное банкротство.
Неправомерные действия при наличии признаков несостоятельности (банкротства) должника – юридического лица включают:
– сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере или месте
нахождения, или иной информации об имуществе, имущественных
правах или имущественных обязанностях, передача имущества во
владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества
либо сокрытие, уничтожение или фальсификация бухгалтерских
и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица (п. 1 ст. 14.13 КоАП РФ; п. 1 ст. 195
УК РФ);
– неправомерное удовлетворение имущественных требований
отдельных кредиторов за счет имущества должника – юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем
(участником) заведомо в ущерб другим кредиторам либо принятие
такого удовлетворения кредиторами, знающими об отданном им
предпочтении в ущерб другим кредиторам (п. 2 ст. 14.13 КоАП РФ;
п. 2 ст. 195 УК РФ);
45
– незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного
управляющего, конкурсного управляющего, в том числе несвоевременное предоставление, уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему, конкурсному управляющему сведений и (или)
документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, и (или) имущества, принадлежащего юридическому лицу, в случаях, когда функции руководителя юридического лица возложены соответственно на арбитражного управляющего, конкурсного управляющего (п. 4 ст. 14.13 КоАП РФ; п. 3 ст. 195 УК РФ);
– неисполнение руководителем юридического лица обязанности по подаче заявления о признании юридического лица банкротом
в арбитражный суд в случаях, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве) (п. 5 ст. 14.13 КоАП РФ).
Каждое из указанных выше неправомерных действий должника – юридического лица, установленных российским законодательством, представляет самостоятельную форму его теневых экономических действий. Безусловно, эти теневые экономические действия
должника – юридического лица, при наличии признаков его несостоятельности (банкротства), усиливают степень остроты несостоятельности его финансового положения.
Накопление негативных последствий (рост потенциального имущественного ущерба) для кредиторов должника – юридического лица в результате его неправомерных (теневых) экономических действий может привести к новому качеству в состоянии неплатежеспособности должника – фиктивному или преднамеренному банкротству должника – юридического лица.
Фиктивное банкротство должника – юридического лица – это
заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица (п. 1 ст. 14.12 КоАП; ст. 197 УК РФ).
Цели фиктивного банкротства – введения в заблуждение кредиторов юридического лица для получения отсрочки или рассрочки
причитающихся кредиторам платежей, скидки с долгов или для неуплаты долгов, если это криминальное деяние причинило крупный
ущерб.
На практике перед тем, как начать процедуру признания неплатежеспособности, руководители юридического лица переводят денежные активы на счета других фирм, оформленных на своих родственников или друзей (в собственность аффилированных компаний). При
этом долги компаний списываются, и кредиторы юридического лица
делят лишь то, что остается в результате его ликвидации4.
46
Преднамеренное банкротство должника – юридического лица –
это совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить
обязанность по уплате обязательных платежей (п. 2 ст. 14.12 КоАП;
ст. 196 УК РФ).
Умышленное создание или увеличение неплатежеспособности,
по своей сути, совершается путем растраты должником – юридическим лицом своего имущества и имущества, предоставленного ему
другими лицами. Имущество безвозвратно выбывает из собственности или владения виновного юридического лица из-за заведомо
несостоятельного ведения дел. Такая ситуация может возникнуть
в результате продажи имущества по заниженным ценам и других
убыточных сделок, необоснованных расходов, заведомо невыгодного использования кредитов5.
Российское законодательство предусматривает ответственность
за теневые действия (бездействия) должника – юридического лица
при банкротстве:
– гражданско-правовую ответственность (ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»;
– административную ответственность (ст. 14.12, 14.13 КоАП РФ);
– уголовно-правовую ответственность (ст. 195, 196, 197 УК РФ).
В данной статье мы дадим характеристику гражданско-правовой
ответственности за теневые экономические действия (бездействия)
должника – юридического лица при банкротстве, поскольку административная и уголовная ответственности за подобные деяния кодифицированы.
Прежде всего, напомним, что в ГК РФ установлено общее правило – учредитель (участник) юридического лица или собственник
его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица,
за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ или другим законом (п. 2 ст. 56 ГК РФ).
В соответствии с указанным положением ГК РФ в ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрены специальные меры гражданско-правовой ответственности должника – юридического лица, других субъектов дела о банкротстве
юридического лица за неправомерные действия при несостоятельности (банкротстве).
Во-первых, в рамках процесса несостоятельности (банкротства)
юридического лица введено исключение из указанного выше обще47
го правила гражданско-правовой ответственности руководителя,
учредителей или собственников имущества должника.
В п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве введена норма – в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами
ликвидационной комиссии (ликвидатором) положений Закона о
банкротстве указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.
Во-вторых, установлено, что нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых Законом о банкротстве
возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления
должника в арбитражный суд и подаче такого заявления (п. 2 ст. 10
Закона о банкротстве).
В-третьих, в п. 3 ст. 10 Закона о банкротстве указано, что в случае, если заявление должника подано должником в арбитражный
суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме или должник не принял меры
по оспариванию необоснованных требований заявителя, должник
несет перед кредиторами ответственность за убытки, причиненные
возбуждением производства по делу о банкротстве или необоснованным признанием требований кредиторов.
Убытки для кредиторов при необоснованном возбуждении дела
о банкротстве юридического лица обычно выражаются в расходах
кредиторов, вызванных приостановлением исполнения исполнительных документов в рамках исполнительных производств6.
В-четвертых, если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих
должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества
должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).
Лица, в отношении которых поданы заявления о привлечении
к субсидиарной ответственности в соответствии с Законом о банкротстве, а также к ответственности в виде возмещения причиненных должнику убытков, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве юридического лица (п. 6 ст. 10 Закона о банкротстве).
Межотраслевое комплексное использование норм гражданского, административного и уголовного права в регулировании ответственности юридического лица, других лиц за теневую экономи48
ческую деятельность при его банкротстве приводит к необходимости рассмотрения проблемы связи арбитражного судопроизводства
с административным и уголовным судопроизводствами по делам
несостоятельности (банкротства) юридических лиц.
В ходе арбитражного судопроизводства по делам о несостоятельности (банкротства) юридических лиц обязанности выявления теневых случаев его несостоятельности (банкротства) и осуществления в связи с этим конкретных действий возложены на арбитражных управляющих, реализующих соответствующие процедуры
банкротства.
Арбитражный управляющий в деле о банкротстве, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 20.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», обязан:
– выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства в порядке, установленном федеральными стандартами7, и сообщать о них лицам, участвующим в деле о банкротстве, в саморегулируемую организацию, членом которой является арбитражный
управляющий, собранию кредиторов и в органы, к компетенции которых относятся возбуждение дел об административных правонарушениях и рассмотрение сообщений о преступлениях;
– в случае выявления признаков административных правонарушений и (или) преступлений сообщать о них в органы, к компетенции которых относятся возбуждение дел об административных правонарушениях и рассмотрение сообщений о преступлениях.
Таким образом, гражданское судопроизводство может послужить, после необходимых процессуальных действий правоохранительных органов (возбуждения дела, дознания, следствия), началом
административного или уголовного судопроизводств.
Дальнейшее их движение будет происходить независимо друг от
друга. Они могут, во-первых, развиваться параллельно, решая собственные задачи по поиску истины. Либо, во-вторых, если легальные или теневые (правонарушения или преступления) признаки несостоятельности (банкротства) юридического лица в ходе судебных
заседаний не подтвердятся, то соответствующий судебный процесс
может прекратиться.
1
2
Банкротство, по нашему мнению, есть предельная форма несостоятельности.
См.: Колб Б. И. Ответственность за криминальные банкротства по УК РФ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Б. И. Колб. М., 2003; Николаев М. В. Неправомерные действия при банкротстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / М. В. Николаев. Иркутск, 2004; Морозова Ю. В. Неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротства по уголовному законодательству Российской
49
Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Ю. В. Морозова. М., 2010; Пивоварова Н. Н. Криминальные банкротства: проблемы уголовно-правового регулирования и противодействия: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / Н. Н. Пивоварова. Краснодар, 2010.
3 Коммерсантъ. 2017. № 69. С. 13.
4 См.: http://1fin.ru/?id=281&t=888.
5 См.: http://www.i2r.ru/static/301/out_9590.shtml.
6 См. подробнее: Попондопуло В. Ф. Банкротство. Правовое регулирование: научно-практическое пособие. М., 2015. С. 18.
7 Постановление Правительства РФ от 27.12.2004 № 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства».
СТАРИН Б. С.
заместитель заведующего кафедрой теории права и государства юридического факультета ГУАП, кандидат исторических наук, доцент, Почетный работник
высшего профессионального образования России
ЭВОЛЮЦИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ
СОВРЕМЕННОГО МИРА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ
НА СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ СИСТЕМ
В современном мире процессы глобализации оказывают свое
влияние и воздействие на развитие права в разных странах мира.
При этом, правовые проблемы глобализации в системе общественных отношений не являются какой-то абстракцией, ибо это сугубо практические проблемы, реальное значение которых занимает
особое место в правосознании мирового сообщества, и они требуют
неотложных, опережающих решений и безусловно способны обеспечить нормальные условия существования земной цивилизации.
Характерной особенностью современного мира является усложнение общественной жизни, обусловленное целым рядом негативных факторов (истощение жизненно необходимых ресурсов планеты из-за их нерационального, эгоистического использования, природные и техногенные катастрофы, неизведанные заболевания,
чрезмерное накопление разного рода вооружений и их совершенствование, чиновничья коррупция, падение интеллектуального и
нравственного потенциала человечества), со всей остротой поставило вопрос о переосмыслении правового регулирования общественных отношений, их международно-правовой универсализации, создание нового международного порядка.
Общеизвестно, что международное право играет все большую
роль в развитии и совершенствовании национальных, внутригосударственных нормативно-правовых систем. В целом международ50
ная сбалансированность этих систем стала правилом (за некоторым
исключением). Общепризнанные принципы и нормы международного права в подавляющем большинстве своем совпадают с национальными интересами отдельных государств (государственный суверенитет, незыблемость установленного конституционного строя,
территориальная целостность государств и т. д.).
В правовом государстве международное право стало одним из
критериев конституционности закона, оно выступает в качестве
важной институциональной предпосылки международного правопорядка. Нормативно-правовая система в правовом государстве гармонирует с международным правом, конституционно закрепился
функциональный приоритет его основополагающих норм и принципов, главной содержательной идеей которых является идея прав
человека как высшей социальной ценности, их охраны и защиты.
В Венской декларации 1993 г. записано: «Международное сообщество должно относиться к правам человека глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием. Хотя значение национальной и региональной специфики и различных
исторических, культурных и религиозных особенностей необходимо
иметь в виду, государства, независимо от их политических, экономических и культурных систем, несут обязанность поощрять и защищать все права человека и основные свободы». Особо подчеркивается,
что «…поощрение и защита прав человека являются вопросом первостепенного значения для международного сообщества…».
Все международно-правовые акты о правах человека рассматривают правовое государство как инструмент утверждения, обеспечения всех прав человека, возлагая на него (государство) соответствующие правовые обязанности. Вместе с тем, как отмечалось, общее
развитие человечества протекает крайне неравномерно и неоднозначно. Современные процессы глобализации в системе социальных
отношений не лишены определенных противоречий и негативных
тенденций, что вызывает среди определенной части населения различных стран критическое отношение к указанным процессам.
Так, многих людей отталкивает от глобализации то, что экономические блага ее становятся все менее доступными для рядового
труженика. Немаловажную роль в росте антиглобалистких настроений играют многие разрешительные линии идеологического порядка (например, религиозные убеждения и традиции, политические взгляды и др.).
Одним из препятствий для оптимального решения тех или иных
проблем глобализации является низкий уровень правосознания,
51
общей культуры широких слоев населения. Так, миллионы людей
во всем мире воспринимают глобализацию не как инструмент прогресса, а как разрушительную силу, подобную урагану и способную
погубить жизнь, работу и традиции. Для многих людей характерно
горячее желание воспрепятствовать этому процессу и прибегнуть
к призрачному успокоению в мире национализма, фундаментализма и т. п.
В связи с этим так актуален и важен поиск правовых средств ограничения негативных аспектов современной глобализации, ее социальных последствий. В социальных отношениях не все можно
и нужно подвергать правовой универсализации, стандартизации,
унификации. Необходимы соответствующие согласования, апробации, совместные решения. Так, недопустима, например, глобализация религиозного или политического порядка, также не может
быть интернациональной мировой религии и интернациональной
мировой государственности с едиными нормативно-правовыми шаблонами, уничтожающими духовную специфику того или иного народа, той или иной нации.
Есть, таким образом, «границы общечеловеческого», которые обусловливают пределы глобализации в системе социальных отношений. Всем известно выражение «Бог сделал людей разными народами», поэтому существуют разные государства, страны с разными верованиями, разной управленческой инфраструктурой, разной культурной самобытностью, которые никто не вправе разрушать.
Так, если признавать какую-либо однополярную гегемонию (господство, первенство) на политическое властвование, на установление социального правопорядка, то понятие государственного суверенитета теряет всякий смысл. Понятие той или иной социальной
целостности, ее качественная определенность неразрывно связаны
с определенной автономностью, т.е. относительной независимостью
определенной внутренней структуры по отношению к той или иной
внешней сфере. Признание универсальной мировой связи, взаимообусловленности всех явлений действительности не отрицает автономности как одного из фундаментальных свойств определенной
объективной реальности.
Принудительный импорт нормативно-правовых систем одних
стран в другие без должного уважения нормативов последних, всегда осуждали и осуждается правовой мыслью. Верным является
постулат, что следует различать социальные сферы тех или иных
стран, которые «созрели для глобальной гармонизации и те, в которых гармонизация реальна лишь на региональном уровне».
52
Поскольку еще не выработана общепризнанная модель международного консенсуса (предполагающего общее согласие), глобализация должна осуществляться методом различных согласований,
координации в соответствии с общепризнанными принципами
международного сообщества (демократии, суверенного равенства,
невмешательства, равноправия народов, право наций на самоопределение, уважения прав человека, справедливости), международными стратегическими программами и, что чрезвычайно важно,
в каждом конкретном случае с учетом ментальности того или иного
народа, той или иной нации.
Сложные и противоречивые процессы глобализации активно
стали проявляться главным образом со второй половины ХХ века.
Глобализационные процессы активно трансформируя мир практически затронули все сферы жизни общества и государств, осуществляя невиданные по масштабам перемены. Так, созданы и развиваются глобальные информационные системы, все шире развивается
международная интеграция. Большинство стран стремятся к гармонизации экономической, правовой, социальной, культурной политики в целях упрощения и интенсификации межгосударственного взаимодействия и обмена, упорядочивания межгосударственного отношений, объединенного решения глобальных проблем и, не
в последнюю очередь, для реализации своих экономических потенциалов в контексте устремления стать единственными лидерами и
архитекторами нового, глобального мира.
Необходимо подчеркнуть, что особое значение в условиях глобализирующего мира приобретает право. А в условиях развития глобализационных процессов на право возлагается важнейшие задачи.
С одной стороны, по легально-формальному закреплению соответствующих глобализационных тенденций, обеспечению вхождения
современных государств в мировое сообщество. С другой – задачи по управлению глобализационными процессами применительно к конкретному государству, по их сдерживанию и направлению
в определенное русло, чтобы не допустить негативных последствий,
связанных с нестыковкой национальных культур и возможностей
с воспринимаемыми мировыми веяниями, а также с опасностью попасть в сильнейшую зависимость от наиболее развитых стран, заняв место своеобразного придатка в мировом сообществе.
По нашему мнению, особенно вышеназванная проблема крайне
актуальна для современной Российской Федерации, вступление которой в глобализирующийся мир носит откровенно революционный
характер и сопровождается чередой кризисов, являющихся следст53
вием кардинального слома политико-правового советского коммунистического строя и коренного изменения внутренней и внешней
политики, государственно-правовых принципов в целом, осуществляемых за последние 25 лет после распада СССР.
Особенность данного процесса в том, что в западных странах (а
именно их принципы в силу ряда причин формируют глобализационные, в том числе правовые тенденции), в отличие от России, государственно-правовая доктрина формировалась поступательно, на
протяжении всего их исторического развития. В результате в этих
государствах была достигнута достаточная степень гармоничности
между правом и другими государственными и социальными институтами. Очевидно, что восприятие подобных образцов другими государствами не может проходить абсолютно гладко без комплекса
потенциальных проблем и противоречивых последствий, однако
для любой страны, особенно для России, интеграции в мировое сообщество представляется необходимой для того, чтобы не стать изгоем на арене нового мира, характеризующегося глобальной взаимозависимостью.
В России в последние годы существенно меняется вся система
правоотношений, подчиняющаяся динамике усложнения всех сторон жизни социума, открытость общества и социально-государственное стремление воспринять позитивные достижения западной
культуры требует единения отечественной и мировой государственно-правовой доктрины и практики.
Российская Федерация твердо встала на путь формирования современного демократического государства и активного гражданского общества. Советские и коммунистические принципы административно-командной политико-правовой системы постепенно уходят
в прошлое. Естественно, что за последние годы в этом направлении
было сделано многое, однако налицо и некоторые проблемы, большинство из которых обусловлено вступлением государства в переходную стадию своего развития: в значительной степени обострилась социальная обстановка, что вызвано, не в последнюю очередь,
резким переходом к рыночным отношениям, получившим название
по словам исполняющего обязанности главы правительства России
в 1992 году Е. Т. Гайдара и проводящего в этот период рыночные
реформы – «шоковой терапией». А продекларированные основные
права и свободы человека не воспринимаются как абсолютная ценность вследствие их практической нереализованности, многие институты гражданского общества находятся в стадии становления,
многие отрасли российского права, правовые институты находятся
54
в постоянном трансформационном движении, что не может не порождать несовершенство действующего законодательства. Вместе
с тем, при всех затруднениях процесс включения России в новые,
глобальные рамки на уровне законодательства идет довольно быстрыми темпами.
Таким образом, Российская Федерация в конце ХХ века и в начале ХХI века кардинально изменила свою внутреннюю экономическую и политико-правовую систему, признав в качестве руководящих принципов рыночные отношения, свободы частной собственности и предпринимательства. А это в свою очередь привело к существенным трансформациям в методах правового регулирования,
присущих соответствующим отраслям права и законодательства
(таким отраслям законодательства– как трудовое, гражданское,
финансовое и т.п.), а именно к значительному возрастанию значения частноправового метода.
Вместе с тем следует отметить, что в России как государстве,
подверженным мировым глобализационным процессам, продолжает наблюдаться и противоположная тенденция – активное вторжение публичного (административного) права в сферу частного права,
а это не всегда является желательным явлением.
Международное право охватывает все новые и новые сферы. Его
приоритет неизбежно ведет к сближению правовых систем, их конвергенции. В этой области достигнуты такие результаты, о которых
ранее нельзя было и мечтать: посредством международного права
закреплены в национальном законодательстве основные принципы
демократии, права и свободы человека и гражданина. Все это повлекло существенные изменения в конституционном, гражданском, семейном, уголовном, уголовно-процессуальном национальном законодательстве и во многих других отраслях.
Благодаря гармонизации национального законодательства с международным правом, существенно расширились возможности государства в сфере внешнеэкономических отношений – упрощение
движения товаров, рабочей силы, льготные таможенные пошлины и т. д. Положительным представляется то обстоятельство, что
благодаря закреплению в международном праве общепризнанных
стандартов происходит взаимообмен государств накопленном на
протяжении длительного времени, в том числе в рамках непосредственного участи в делах мирового сообщества.
Вместе с тем, исходя из описываемой тенденции, которую можно оценивать, как положительную с некоторой оговоркой, Россия
должна, в первую очередь, отстаивать своей внешний суверенитет, а
55
не стремиться с любыми жертвами вступать в мировое сообщество,
т. е. руководствоваться общими принципами гармонизации национального права.
Таким образом, из вышеизложенного вытекает следующая правовая тенденция имеющая место в национальном законодательстве Российской Федерации в контексте глобализации. Она заключается в том, что все большее внимание в национальном законодательстве следует уделять закреплению, обеспечению и защите прав
личности, воплощению общечеловеческих принципов гуманизма и
справедливости.
Источники:
1. Добреньков В. И. Глобализация и Россия: социологический анализ. М., 2006.
2. Лукашук И. Н. Глобализация, государство, право. ХХI век. М., 2000.
3. Марченко М. И. Государство и право в условиях глобализации. М., 2015.
4. Петров К. П. Тайны управления человечеством или Тайны глобализации. М.,
2008.
5. Смирнова В. С. Наднациональное право и глобализация мира. М., 2015.
БАДАНОВ С. Н.
кандидат экономических наук, доцент
ПРОБЛЕМЫ РАССТАНОВКИ И КОРРЕКТИРОВКИ
ТАМОЖЕННОЙ СТОИМОСТИ И ТАМОЖЕННО-ТАРИФНОГО
РЕГУЛИРОВАНИЯ В ТАМОЖЕННОМ ДЕЛЕ
Таможенно-тарифное регулирование является в настоящее время важнейшим элементом таможенных отношений и таможенной
политики государства.
Расчет таможенной стоимости товаров, перемещаемых через границу ЕАЭС и составляющие базовые элементы расчета, регламентируются международными документами, в том числе являющимися основой ВТО, такими как Соглашения между Правительствами
Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан, Генеральным соглашением по тарифам и торговле 1994 года
(ГАТТ 1994) с учетом соглашения по применению статьи VII, решениями Евразийской экономической комиссии, Таможенным кодексом ЕАЭС и другими нормативно-правовыми актами.
В рамках функционирования ЕАЭС вопросы определения таможенной стоимости регламентированы таможенным кодексом ЕАЭС. При этом, статья 38 таможенного кодекса ЕАЭС имеет «прямую
отсылку» на статью VII Генерального соглашения по тарифам и тор56
говле 1994 года, а особенности национальной таможенно-финансовой политики учтены в статьях 104, 114, 116 ТК ЕАЭС.
Процедуру определения и декларирования таможенной стоимости товаров выполняет декларант: организация-участник ВЭД, которая несет правовую ответственность за выполнение таможенных
процедур при перемещении товаров через границу ЕАЭС. А на таможенные органы стран-членов ЕАЭС возлагается обязанность контроля правильности ее расчета, и при необходимости, изучения документов, позволяющих обеспечить выполнение данной функции и
проверить правильность декларирования.
В соответствии с пунктом 1 статьи VII Генерального соглашения
по тарифам и торговле 1947 года, являющегося неотъемлемой частью Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года,
основой определения таможенной стоимости является «стоимость
сделки» с учетом дополнительных расходов, необходимых для выполнения процедуры импорта. Данная статья также описывает методы определения таможенной стоимости в случае, если невозможно определить ее методом «стоимости сделки» и могут применяться
на основе переговоров между таможенными органами стран-членов
ЕАЭС и участниками ВЭД.
При этом, в документе учитывается, что:
1. Должна обеспечиваться справедливость, единообразие и беспристрастность оценки таможенной стоимости товаров.
2. Основой для оценки товаров для таможенных целей должна
быть «цена сделки», то есть действительная стоимость товара с учетом сопутствующих логистических и иных расходов, включая:
– комиссионное вознаграждение таможенного представителя;
– стоимость тары (контейнеров), если они рассматриваются как
единое целое с перевозимыми товарами;
– стоимость упаковки и упаковывания;
– стоимость полученных сопутствующих товаров бесплатно или
по сниженной цене с целью использования во взаимосвязи с перемещаемыми товарами;
-стоимость инструментов и материалов, а также работ, произведенных не в стране импорта и использованных для производства
импортируемых товаров;
– роялти и лицензионные платежи, не включенные в цену товара;
– стоимости транспортировки импортируемых товаров за пределами ЕАЭС;
– расходов по погрузке, перегрузке, обработке, упаковке и переупаковке импортируемых товаров, производимых за пределами ЕАЭС;
57
– стоимости страхования.
В этом контексте статья 40 ТК ЕАЭС предусматривает добавление к цене, уплаченной или подлежащей уплате за товары, перемещаемые через границу ЕАЭС вознаграждение посредникам и расходы на тару, если она рассматривается как одной целое с ввозимыми
товарами[1].
3. Таможенная стоимость должна рассчитываться на основе
«действительной стоимости товара» и не может определяться на основании стоимости отечественного товара или произвольно.
4. Процедуры оценки стоимости товара не могут быть инструментом борьбы с демпингом.
5. Не может быть осуществлен для целей таможенной оценки выбор более высокой стоимости товаров из двух альтернативных.
6. Ориентиром для цены сделки не может быть цена продажи товаров в других странах, относительно страны потребления (импорта).
При этом в документе определяется, что «действительная стоимость товара» – это обычная цена товара, предлагаемая на товарном
рынке в условиях обычной конкуренции в определенное время и
в определенном месте. В данном контексте следует обратить внимание, что «действительная стоимость товара» не должна учитывать
индивидуальные скидки и иные условия выгоды отдельного участника ВЭД в расчете таможенной стоимости товара, так как это будет
нарушением принципов справедливости и рыночной конкуренции.
Если объем приобретаемого и перевозимого товара существенно
влияет на «цену сделки», то необходимо при расчете таможенной
стоимости учитывать действительную стоимость товара со сравнимыми количественными характеристиками.
При этом, таможенная стоимость товара не должна включать величину внутренних налогов страны происхождения или приобретения в случае освобождения от их уплаты или возмещения в соответствии с законодательством торгующих стран. Однако, система расчета таможенной стоимости товара должна обеспечить невозможность получения дополнительной выгоды участниками ВЭД при
аффилированности продавца и покупателя. Кроме того, она должна
учитывать ограничения распоряжения или использования товарами за исключением:
– применяющихся в соответствии с законодательством страны
импортера;
– ограничений использования товаров территориального характера.
58
Система контроля расчета таможенной стоимости должна позволять выявлять факты недобросовестной конкуренции и незаконной
торговли, включая:
– недокументируемые и не учтенные дополнительные обязательства ценообразования при продаже товаров, разрешенных к использованию после проведения таможенных процедур;
– перераспределение части выручки от продажи и использования ввезенных или вывезенных товаров между продавцом и покупателем.
Соответственно, таможенные органы должны изучить все обстоятельства заключенных и реализуемых сделок участниками ВЭД,
если в отношении них имеется информация о возможной аффилированности (взаимосвязанности) и определить, влияют ли выявленные обстоятельства на цену сделки.
В этом контексте взаимосвязанными между собой быть признаны продавцы и покупатели, если:
1. Руководители или сотрудники одного участника ВЭД являются руководителями или сотрудниками другого, а также родственниками.
2. Имеется документально подтвержденное партнерство между
участниками ВЭД.
3. Одна из организаций является заказчиком выполнения работ
и оказания услуг для другой.
4. Физические или юридические лица, имеющие отношение к обоим участникам ВЭД, владеют более 5% акций обоих компаний.
Однако, на практике, в настоящее время, основным документом влияющим на вопросы, связанные с корректировкой таможенной стоимости является Приказ ФТС РФ № 280 от 16 февраля 2016
года «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках применения системы управления рисками», который
предполагает «мониторинг результатов совершения таможенных
операций в целях исключения фактов недостоверного заявления
сведений о товарах, влияющих на полноту уплаты таможенных
платежей, в том числе о таможенной стоимости ввозимых товаров,
с привлечением ресурсов региональных центров оперативного мониторинга и управления рисками»[4].
По результатам опроса участников ВЭД выявлено, что в соответствии с данным документом, ФТС РФ часто требует корректировки
таможенной стоимости участников ВЭД на основании расхождения
между указанной участником ВЭД ценой сделки и результатами мониторинга товарного рынка специалистами ФТС РФ.
59
Большинство участников ВЭД соглашаются с требованием таможенных органов и повышают величину таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию ЕАЭС, так как в ином случае следует ожидать дополнительной проверки деятельности участника ВЭД
или доказывать свою правоту в судебном процессе.
При этом, несмотря на нормативно достаточно четко регламентированный перечень документов, предоставляемых участников
ВЭД в ФТС РФ при перемещении товаров через границу ЕАЭС, при
дополнительной проверке ФТС РФ может потребовать от участника ВЭД предоставления иных документов и уже существует юридический прецедент, когда непредоставление какого-либо из этих документов независимо от причины является основанием для отказа
участнику ВЭД в перемещении товаров через границу ЕАЭС «по цене сделки», несмотря на выполнение участником ВЭД требований
ТК ЕАЭС.
Кроме того, следует отметить, что, если участник ВЭД решил
обосновать свою правоту в расчете таможенной стоимости в процессе выполнения таможенных процедур по данному аспекту он получает на основании письма в ФТС РФ право условного выпуска товаров, но при этом перечисляет таможенные платежи с учетом обеспечения, то есть резервирует определенную сумму средств.
Также следует отметить, что перечень документов и сведений,
включая оригиналы документов, которые могут быть потребованы
ФТС РФ от участника ВЭД составляется индивидуально по каждому случаю рассмотрения данного вопроса акторами экономических
отношений. К таким документам относится заверенный торговопромышленной палатой страны отправления прайс производите6ля товара, оригинал контракта, бухгалтерские документы, включая расходные накладные за предшествующие годы, платежные документы оплаты за груз.
Учитывая, что в настоящее время многие документы в разных
странах мира создаются только в электронном виде и не всегда
участник ВЭД может связаться с торгово-промышленной палатой
отдельной страны выполнение данных требований ФТС РФ к участнику ВЭД по обоснованию расчета таможенной стоимости может
потребовать длительного времени или даже быть технически невыполнимым.
При этом, основой для составления перечня документов, который должен представить в ФТС РФ участник ВЭД при дополнительной проверке основывается на единичном опыте отдельных государственных служащих ФТС РФ и статистики таможенных постов и
60
подразделений ФТС РФ. Срок предоставления дополнительных документов и их анализа таможенной службой составляет, как правил, до 3-х месяцев, хотя может быть продлен по инициативе таможенных органов. С учетом длительности судебного процесса получение окончательного решения по величине таможенной стоимости
может быть более чем через год после начала предоставления декларации и резервирования средств участника ВЭД на гос. счетах.
Более того, в последе время появилась тенденция, когда на основе соответствующего решения Верховного суда РФ, суды РФ принимают за основу для расчета таможенной стоимости не документы, подтверждающие «цену сделки», а цену сделки с однородными
товарами, что противоречит международному законодательству[5].
Однако, статья 12 Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года определяет, что «Законы, нормативные акты, судебные
решения и административные акты общего применения, обеспечивающие применение настоящего Соглашения, публикуются заинтересованной страной импорта в соответствии со статьей Х ГАТТ
1994, включая унификацию торговой документации и смежной информации, упрощение торговых и таможенных процедур, снижение препятствий для международной торговли.
Очевидно, что наиболее сложные и значимые вопросы таможенно-тарифного регулирования, такие как корректировка таможенной стоимости требуют комплексного подхода, привлечения опытных специалистов, использования международного опыта и обсуждения профессиональным сообществом для более четкой регламентации рассматриваемых нами вопросов и разработки комплекса
мер, снижающих косвенные потери участников от правовых и административных решений и мер в области реализации таможенной
политики.
Источники:
1. Таможенный кодекс ЕАЭС [Эл. ресурс] / Режим доступа: http://tkeaes.ru/
razdel-1/glava-5/st-38-tk-eaes (дата обращения 02.04.2018).
2. Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1994 года (ГАТТ 1994) [Эл. ресурс] / Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/902339370 (дата обращения
02.04.2018).
3. Генеральное соглашение по тарифам и торговле от 30 октября 1947 года (ГАТТ
1947) [Эл. ресурс] / Режим доступа: http://base.garant.ru/2560614/ (дата обращения
02.04.2018).
4. Приказ ФТС РФ № 280 от 16 февраля 2016 года «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках применения системы управления
рисками» [Эл. ресурс] / Режим доступа: http://www.milestonetrans.ru/wp-content/
uploads/2016/03/Prikaz-FTS-Rossii-po-riskam----280-ot-16-fevralya-2016-g..pdf (дата
обращения 02.04.2018).
61
5. Быркова Е. Корректировка таможенной стоимости глазами участника ВЭД: как это работает [Эл. ресурс] / Режим доступа: http://xn--b1ae2adf4f.xn-p1ai/article/42768-dopolnitelynye-ppovepki-po-kts-glazami-uchastnika-ved-kak-etopabotaet.html (дата обращения 02.04.2018).
ПУСУРМАНОВ Г. В.
доцент кафедры гражданского права юридического факультета ГУАП
ПРАВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПЕРЕСТРАХОВАНИЯ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В настоящее время в сфере перестраховочной деятельности можно выделить ряд основных законодательных проблем, создающих
препятствия для нормального функционирования рынка перестрахования и способных оказать негативное воздействие на его развитие в нашей стране.
Прежде всего, следует подчеркнуть, что источники правового регулирования перестраховочной деятельности в Российской Федерации весьма ограничены. Перестрахование регулируется только статей 13 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и статьей 967
Гражданского кодекса Российской Федерации.
В этой связи следует отметить, что перестраховочная деятельность в современном мире полностью основывается на обычаях делового оборота, выработанных на протяжении нескольких столетий (к середине XIX века возникли первые специализировавшиеся
на этом виде деятельности перестраховочные компании: Кёльнское
перестраховочное общество (1846 г.), Мюнхенское перестраховочное общество (1880 г.), а также Швейцарское перестраховочное общество (1863 г.), корпорация Ллойд (1871 г.), Русское общество перестрахования (1895г.)). Однако до настоящего времени не существует
международных соглашений, в целом регулирующих перестраховочные отношения.
В п. 1 ст. 13 Закона об организации страхового дела дается определение перестрахования – «деятельность по страхованию одним
страховщиком (перестраховщиком) имущественных интересов другого страховщика (перестрахователя), связанных с принятым последним по договору страхования (основному договору) обязательством по страховой выплате». В п. 1 ст. 967 ГК РФ, по существу,
сформулировано аналогичное определение: «Риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован
62
полностью или частично у другого страховщика (страховщиков) по
заключенному с последним договору перестрахования». В данных
законодательных положениях используются тождественные термины «риск выплаты страхового возмещения» и «обязательство по
страховой выплате», которые признаются как страховой случай и
от которого производится страхование в рамках перестраховочной
сделки, что противоречит сущности перестрахования, закрепленному в международных обычаях делового оборота, а также принятому в этой области бизнеса глоссарию.
Во всем мире под перестрахованием понимается повторное страхование страховщиком застрахованных им рисков, то есть распределение страховых рисков между перестрахователем и перестраховщиком. При таком понимании сохраняется единство объекта страхования и перестрахования, страховых рисков, от которых по перестраховочным сделкам предоставляется защита перестрахователю
по основному договору страхования за уплату последним перестраховщику перестраховочной премии.
Вследствие неверного законодательного определения перестрахования по неправильному пути идет и судебная практика. В настоящее время суды зачастую не удовлетворяют исковые требования
перестрахователям к перестраховщикам, которые отказали в перестраховочной выплате по тем основаниям, что перестрахователь
произвел урегулирование страхового случая по основному договору
страхования уже после истечения срока его действия. Их решения
основываются на непризнании страховым случаем по договору перестрахования страховой выплаты, произведенной перестрахователем по истечении срока действия перестраховочного договора. Но
случаи, когда перестрахователь (страховщик по основному договору) при всем желании не в состоянии был успеть произвести страховую выплату в пределах срока действия основного договора страхования, весьма многочисленны – это и трудные страховые события,
когда по ним месяцами, а то и годами ведется расследование, проводятся сложные экспертизы, работают государственные комиссии
(например, в случае крушения самолетов, гибели судов, при техногенных катастрофах и т.д.), и страховые случаи, произошедшие на
последней фазе действия страхования, и спорные случаи, по которым страхователь вынужден судиться со страховщиком.
Более того, в последнее время на основе формально-буквального
толкования формулировки п. 1 ст. 967 ГК РФ стали все чаще появляться сомнения и у представителей налоговых органов в возможности вообще существования в нашей стране договоров облигатор63
ного (обязательного) перестрахования (которые заключаются на
срок, как правило, не менее года), так как, во-первых, они касаются
множества договоров страхования, в то время как в указанной норме речь идет лишь об одном таком договоре, а во-вторых, они, как
правило, заключаются заранее, когда еще нет тех застрахованных
рисков, которые по ним должны защищаться, – подпадающие под
их действие основные договоры страхования будут заключаться позже – в период действия уже заключенного договора перестрахования. Собственно, облигаторное перестрахование и существует как
раз для того, чтобы страховщик, уже обладая перестраховочной защитой, мог спокойно страховать объекты, объем ответственности
по которым значительно превосходит его собственное удержание.
Данное обстоятельство не только создает препятствия для развития национального перестраховочного рынка, так как способствует снижению уровня договорной дисциплины, обеспечивает благоприятные условия для невыполнения своих обязательств недобросовестными перестраховщиками, влечет налоговые санкции за
действия в строгом соответствии с обычаями делового оборота, но
и существенно затрудняет осуществление международных перестраховочных операций. Наши иностранные партнеры и клиенты
не понимают существа требований российского законодательства
и воспринимают всякое отступление от сложившихся на международном рынке правил оформления перестраховочных сделок как
дополнительный риск для себя.
Также следует повергнуть критике и содержание п. 2 ст. 967 ГК
РФ, который фактически, хотя и через диспозитивную норму закона, распространяет на сделки перестрахования действие норм законодательства, регулирующих страхование предпринимательского
риска (замечу, что в законодательстве ведущих в сфере перестраховочной деятельности государств, например Германии и Швейцарии, а на их долю приходится около трети объемов мирового перестрахования, в законах о договорах страхования есть специальные
нормы о неприменении этих законодательных актов к перестраховочным операциям). Это приводит к тому, что приходится либо
существенно утяжелять договоры перестрахования оговорками об
исключении применения конкретных норм главы 48 «Страхование» ГК РФ, либо рисковать чрезвычайно неприятными последствиями для участников сделки.
Так, если договоры страхования в основном вступают в силу
с момента уплаты страхователем страховой премии, то договоры перестрахования, напротив, начинают действовать с момента их за64
ключения, независимо от того, уплачена премия перестраховщику или нет. Когда это обстоятельство в договоре отражено недостаточно развернуто и понятно для всех, то стороны сделки рискуют
нарваться на серьезные налоговые последствия – перестраховщик
сформировал страховые резервы и вывел их из-под текущего налогообложения по еще не оплаченному договору перестрахования, а
перестрахователь может не получить перестраховую выплату, если
страховое событие произойдет до того момента, когда он уплатит перестраховочную премию принимающей стороне.
Зачастую не соответствует требованиям российского законодательства и форма договоров перестрахования, заключаемых с зарубежными перестраховочными брокерами. По обычаю делового
оборота подтверждением факта перестрахования в таких случаях
являются выдаваемые перестрахователям перестраховочными брокерами за своей подписью ковер-ноты. Российские суды, отталкиваясь от положений ст. 940 ГК РФ о форме договора страхования, не
признают данные ковер-ноты достаточным подтверждением факта
заключения договора перестрахования.
Принимаемые перестраховочным сообществом меры по совершенствованию договорно-правового регулирования перестраховочных сделок, к сожалению, не могут исправить в полной мере некорректность российского законодательства о перестраховании.
Решение этой проблемы в принципе возможно лишь путем изменения редакций ст. 967 ГК РФ и ст. 13 Закона об организации
страхового дела. Необходимо в данных статьях отразить суть договора перестрахования через юридически точное закрепление обязательств сторон: «По договору перестрахования одна сторона (перестраховщик) за обусловленную договором плату (перестраховочную
премию) обязуется выплатить другой стороне (перестрахователю)
причитающуюся на долю ответственности перестраховщика часть
страхового возмещения при наступлении страхового случая по
основному договору страхования либо совокупности таких договоров, которые заключены или будут заключены перестрахователем
в период действия договора перестрахования». Предлагаемая редакция будет в полной мере охватывать и распространяться на все виды
перестрахования: факультативного, облигаторного, факультативно-облигаторного или облигаторно-факультативного.
Кроме того, следует изменить на прямо противоположное правило содержание п. 2 ст. 967 ГК РФ и указать, что нормы главы 48
«Страхование» ГК РФ применяются к договору перестрахования
только в том случае, если это предусмотрено этим договором.
65
Предлагаемые изменения, на наш взгляд, решат первостепенную
задачу единообразного понимания и применения правовых норм о
перестраховании не только юристами, но и налоговыми работниками и иными сотрудниками контролирующих органов.
На втором этапе следует решить вопрос о преобразовании гражданско-правового института страхования, включающего в себя
неотъемлемой частью и перестрахование, в самостоятельную отрасль права. В настоящее время по экспертным оценкам сфера страхования регулируется более 500 законодательных и подзаконных
актов гражданского, налогового, финансового, банковского права,
права социального обеспечения. К этому следует добавить, что российское страховое законодательство также не отражает общепризнанные принципы и нормы международного права и обычаи делового оборота, сложившиеся в сфере перестрахования. Все это свидетельствует в пользу принятия нового кодифицированного законодательства в области страхования и, соответственно, перестрахования.
Обращаясь к законодательству развитых зарубежных стран,
нужно отметить, что примером кодификации страхового законодательства может служить Французская Республика. Во Франции,
где совокупность правовых актов, регулирующих страховую деятельность, также стала слишком многочисленной и разнообразной, провели кодификацию законодательных документов, сведя их
в три кодекса: Кодекс социального страхования, применяющийся
к страхованию от несчастных случаев на рабочем месте (производстве), профессиональных заболеваний, медицинскому страхованию
и к системе выплат семейных пособий; Кодекс взаимного страхования, применяющийся к обществам взаимного страхования; Страховой кодекс, действующий в отношении страховых компаний на
территории Франции, не подпадающих под действие кодексов социального и взаимного страхования[2]. В Федеративной Республике
Германии проведена кодификация пенсионного страхования, где
с 1 января 1975 года действует Социальный кодекс, посвященный
данным вопросам[5, с. 41]. Наряду с данным кодифицированным
правовым актом, в Германии действуют Закон о страховом договоре, Закон о страховом надзоре и Закон об обязательном страховании, которые образуют основную законодательную базу для немецкого страхового частного права.
Следует сказать, что идея осуществить кодификацию страхового законодательства не нова. Еще в 2000 году высказывались мнения о необходимости такой кодификации, в частности, Президент
66
Ассоциации страхового права К. Турбина писала о необходимости
систематизации источников страхового права и на этой основе принятия Кодекса о страховании[4]. Аналогичного мнения придерживается и Т.М. Рассолова: «Уже давно пора было бы приступить к задаче разработки проекта страхового кодекса Российской Федерации
… Страховой кодекс Российской Федерации может включать в себя
четыре части, а именно: 1) общие положения; 2) правовое регулирование форм и видов страхования; 3) механизм правового регулирования отдельных видов страховых отношений; 4) порядок лицензирования и прекращения страховой деятельности в Российской Федерации»[3].
Со своей стороны, мной была предложена структура будущего
Кодекса о страховании, изложенной в научной статье «Актуальные
вопросы правового регулирования страховой деятельности в Российской Федерации» и опубликованной в сборнике: Актуальные
проблемы юридической науки и высшего образования в современных условиях: в 2-х т. Т. 1: сборник научных статей по материалам
международной научно-практической конференции 23 ноября 2016
г.»[1].
Источники:
1. Актуальные проблемы юридической науки и высшего образования в современных условиях: в 2-х т. Т. 1: Сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции 23 ноября 2016 г. СПб.: АНО ВО «СЮА»,
2016. С. 180–184.
2. Обзор страхового законодательства зарубежных стран // Страховое право: электрон. портал. URL: htth: isfic.info›enshur/shahov13.htm (дата обращения:
11.10.2016).
3. Рассолова Т. М. Проблемы правового регулирования страховых отношений //
Юридическая и правовая работа в страховании. 2009. № 3.
4. Страховой кодекс как комплексный источник страхового права // Страхование сегодня: электрон. портал. URL: http://www.insur-info.ru/press/48448/ (дата обращения: 11.10.2016).
5. Шпилев Д. А. Социальные гарантии в правовых системах России и Германии.
Нижний Новгород: НИСОЦ, 2009. С. 54.
67
ГОРОДИНЕЦ Ф. М.
профессор кафедры уголовного права и таможенных расследований
юридического факультета ГУАП, профессор, доктор юридических наук
ДЕФОРМАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ
И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
Деформация (лат. – искажение) – изменение национального самосознания, угрожающее развитию и целостности этнической общности, возникает под воздействием разрушения этнической среды,
дезорганизации этноса как педагогической системы и дезадаптации этнофоров, в том числе эндогамной семьи и локальных кругов
общения. Мы, вслед за Б. В. Зейгарник и Б. С. Братусем считаем,
что деформация личности – это, прежде всего деформация его сознания и не столько его поверхностного слоя – системы значений,
сколько его глубинного слоя – совокупности смысловых образований. Деформацию личности в психологии одни рассматривают как
изменение ее психического склада (Божович Л. И., Котов Д. П. и
др.), другие – как деградацию отношений личности (Мясищев В.
Н.), третьи – как развитие свойств и качеств личности, направленное противоположно требованиям и социальным нормам (Ковалев
А. Г.), четвертые – как изменение сознания человека, нарушение его
смысловых образований (Зейгарник Б. В., Братусь Б. С. и др.), пятые – как зеркало отражающее проблемы современной жизни (Баженов А. В., Гомонов Н. Д., Сафин Ф. Ю.).
Национальное самосознание как развивается, так и деформируется на трех уровнях: осознание взаимоотношений между этносами, внутриэтнических связей и межличностных отношений между
этнофорами различных народов. Первый, наиболее часто встречающийся, отражает противопоставление этнических установок национальной элиты и не затрагивает или почти не затрагивает самосознание всего этноса. Второй, показывает меру внутриэтнической
конкуренции различных субэтнических группировок. Последний
уровень свидетельствует о степени охвата конфронтационным настроением (чувством враждебности) членов этнической общности.
Проблемы предупреждения профессиональной деформации населения подробно рассмотрены в диссертации С. П. Безносова и диссертант основное внимание сосредоточивает на изучении процессов
предупреждения деформации национального самосознания и выявлении степени влияния национальных чувств на деформацию
личности.
68
Национальные чувства предметно направлены. Многообразие
их проявлений обусловлено многообразием национальной жизни.
Они могут проявиться в виде реакции на ущемление национального суверенитета, загрязнение национальной природной среды, на
ограничение использования родного языка, дискриминацию в отношении экономических интересов, политических или гражданских прав и т. д. В разном сочетании эти причины присутствуют во
всех наблюдаемых в мире национальных конфликтах, и они свидетельствуют о потере чувства самоуважения, национального благородства, лежащего в основе национального самосознания, и гипертрофированности национальных амбиций. Благородство в национальных отношениях так же важно, как и в отношениях между
людьми. Оно свидетельствует о великодушии, способности прощать
обиды, возвышенности мыслей и намерений, содействующих процессам созидания и предупреждающие разрушение национального
благосостояния. В таком виде благородство превращается в национальное достоинство, связанное не столько с самооценкой, сколько с оценкой других народов. В этом плане оно служит показателем
зрелости национального самосознания или свидетельствует о мере
его деформации. Чем критичнее отношение к самооценке этого чувства и выше терпимость к оценке других, тем более развито у народа чувство национального благородства.
Прояснить всю поставленную многоплановую проблему в целом
не представляется возможным. Мы ограничились анализом становления одного из компонентов этничности – чувства причастности человека к этнической общности. Национальные чувства воспитываются, формируются, однако, исследования этого процесса,
как у нас, так и за рубежом пока отсутствуют. Значимость изучения процесса формирования национальных чувств усиливается
тем, что как отмечалось выше, эмоциональные оценки в национальном самосознании превалируют над рациональными (И. Апине, А. О. Бороноев, Л. М. Дробижева, М. М. Кучуков, Б. Э. Нольде).
В качестве рабочей гипотезы было выдвинуто предположение, что
чувство причастности человека к определенному этносу является
источником, как развития национального самосознания, так и его
деформации. Национальные различия фиксируются, прежде всего,
в национальных чувствах и всякий этнический автостереотип – это
эмоционально окрашенное представление о своей этнической общности, которое в зависимости от обстоятельств, может трансформироваться. В основу гипотезы положена концепция Б. И. Додонова о
том, что психологическая сущность эмоций двойственна: они про69
являются в оценках других ценностей и сами выступают в качестве
ценностей. Само-ценность эмоций, в частности, проявляется в приверженности к исторической памяти, воспоминаниям. Воспоминание – это эмоционально окрашенное воспроизведение в памяти народа или человека событий его жизни, которые имеют для него особое значение. Характерной чертой воспоминания является то, что
оно сближает прошлое с настоящим и является базой для прогноза вероятного будущего (Р. Аткинсон, А. М. Вейн, Л. И. Беккер, В.
Я. Ляудис, А. С. Прангишвили). К изучению принимались только
те воспоминания, которые стали ценностью для народа, закрепили
пережитые в прошлом отношения и позволяют перенести их в будущее, т. е. то, что стало фактом национальной истории. Непосредственным побуждением к воспоминаниям является чаще всего доставляемое ими удовольствие или возбуждение воспоминаниями
чувства национальной гордости.
Объектом исследования явились студенты Санкт-Петербургских
вузов в возрасте 18–21 год, русские по национальности, у которых
предварительно с целью установления связи эмоциональных типов
личности с активностью их воспоминания, по тест анкете Б. И. Додонова, была определена их общая эмоциональная направленность.
(Процедура исследования предусматривала после определения общей эмоциональной направленности анализ воспоминаний исторического прошлого). Студентам были заданы вопросы, которые
в определенной мере отражали жизненные реакции: Какие факты
национальной истории вызывают у Вас чувство гордости? Какие
факты прошлого Вам неприятно вспоминать? Назовите имена деятелей национальной культуры, которые наиболее часто Вам вспоминаются? Какие события национальной жизни Вы вспоминаете
с удовольствием? Какие национальные традиции Вы соблюдаете и
почему? Ответ составляется письменно. В нем предлагалось изложить причину своего отношения к наиболее типичным для русской
культурной традиции событиям, о которых шла речь в ответах.
Проводилось дополнительное контрольное интервьюирование. Ответы студентов сопоставлялись с типом их эмоциональной направленности и показателями экстраверсии – интроверсии по Г. Дж. Айзенку. Затем ответы оценивались экспертами из числа ассистентов
и аспирантов кафедры с помощью специально разработанной шкалы оценок. Опрошенные отметили наметившийся возврат к традиционным формам культурного самовыражения, как в обрядовой
сфере, так и в бытовом поведении. В ответах получил отражение государственно-политизированный характер исторических представ70
лений (воспоминаний) у русских. Персоны государственных деятелей упоминались почти втрое чаще, чем деятели культуры, причем
персоны деятелей советского периода упоминались значительно чаще, чем деятели дореволюционной России. В обрядовой сфере чаще
упоминались национально-государственные праздники и события,
чем народные, бытовые. Позитивный и негативный ряд воспоминаний событий истории (гордость – стыд) так же имел преобладание
в сторону государственно-политических, а не культурных событий.
Вспоминались чаще победы и поражения в военных битвах, кардинальные события прошлого (опричнина и крепостное право, реформы М. Сперанского и П. Столыпина и т. д.). Примечательно, что
присоединение к России других народов, в том числе и насильственным путем, не вызвали у опрашиваемых никаких эмоций: этими
событиями не гордились и их не стыдились. Проблемы присоединения народов вообще не вспоминались до тех пор, пока интервьюеры
специально не обращали на эти события внимания опрашиваемых.
Получило подтверждение мнение С. А. Арутюнова, Л. М. Дробижевой, Э. С. Маркаряна и других этнологов, что одностороннее воспроизведение политических событий может служить индикатором деформации национального самосознания.
Помимо выявления причин деформации исторической памяти,
исследование подтвердило выводы Б. И. Додонова, что воспоминания формируют личность (в том числе ее национальное самосознание) посредством заимствования образцов поведения в прошлом
опыте. Служа удовлетворению потребности людей в положительных эмоциях, они, как правило, обращаются к позитивным примерам национальной истории, которые являются образцом для подражания у народа. Исследование установило, что воспроизведение
прошлого может осуществляться по-разному. Во-первых, неполное
и неточное воспроизведение, во-вторых, полная и точная репродукция и, в-третьих – реконструктивное воспроизведение, в ходе которого восстанавливался утраченный образ. В воспитании участвуют
все способы, но при восстановлении в исторической памяти утраченного образа, последний остается в памяти надолго, превращаясь
в устойчивую черту личности.
Деформации национального самосознания, как показали исследования, обнаруживаются уже в юношеском возрасте. Ермолаева Е.
М. установила, что по мере «взросления» респондентов тенденция
к поляризации ответных стилей у представителей всех этнических
групп, возрастает противостояние в оценках национальных черт
своего народа и других. Очевидно, что в этом возрасте закладыва71
ются основы не только дружбы (И. С. Кон), но и негативного отношения к другим народам. Сегодня она проявляется в отношениях
к лицам так называемой «кавказской национальности». 41% петербургских старшеклассников (9–11 классы) при опросе, проведенном в марте 1992 г. учеными научно-исследовательского института
комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, считают, что большинство, приехавших из Кавказа, представителей аборигенных там народов являются спекулянтами и жуликами (66% опрошенных), потенциальными
преступниками (65%), обогащающимися за счет жителей Петербурга (64%), обостряют жилищную проблему (40%), занимают рабочие
места жителей (24%). При опросе (повторном) в рамках программы
«Общественное мнение» в августе 1993 г. – 44,4% школьников старших классов испытывали антипатию к азербайджанцам и сильную
к ним неприязнь, в то время как симпатизируют им лишь 9,2%.
О пренебрежительном и даже враждебном отношении к представителям другой нации свидетельствуют исследования зарубежных
авторов. Наблюдение Б. Ласкера среди подростков показывают, какое пагубное и разрушительное влияние оказывает на пробуждение
национального самосознания у подростков восприятие искаженного мнения о нации, которой он принадлежит. Автор пишет, что подростки часто третируют сверстников другой национальности, навешивая на них обидные, презрительные клички, воспринятые им от
взрослых. В процессе общения ребенок получает весьма специфическую информацию о своей национальности, крайне предвзятое
мнение о ней. Б. Ласкер делает вывод о том, что у человека, который
пришел к осознанию своей национальной принадлежности через
восприятие ненависти, заниженной оценки его национальных черт,
унижено чувство собственного достоинства со всеми вытекающими
из этого факта последствиями, приводящими к образованию чувства ненависти к своим обидчикам или стремлению освободиться
от унизительного чувства, связанного с национальной или расовой
принадлежностью. Последнее культивирует в сознании национальный нигилизм.
В не меньшей степени деформация национального самосознания
обнаруживается у этнофоров пожилого возраста, являющейся преобладающей социальной группой в числе носителей национальных
традиций, обычаев, ритуалов и т. п. Указанный социальный слой
может состоять из различных внутриэтнических групп со сложной системой взаимодействия, различными ценностными ориентациями и собственными взглядами на этническую картину мира,
72
но объединяемыми сходными и даже общими автостереотипами.
Мы опросили 200 человек русских – ветеранов силовых структур
СССР, проживающих в Вильнюсе и имеющих двойное гражданство, на предмет их отношения к самоназванию народа, которое, как
известно, является ядром национального самосознания. Им были
предложены карточки, на которых было зафиксировано два возможных самоназвания: русский и россиянин. Было предложено
подчеркнуть выбор. 91% опрошенных ветеранов (194 чел.) подчеркнули самоназвание «русский», в то время как первокурсники вузов
Санкт-Петербурга (450 чел.) в отношении к самоназванию народа
распределились почти поровну (230 человек выбрали самоназвание
«русский», 220 – «россияне») причем девушки избирали самоназвание «россиянка» в два раза чаще чем юноши, что, на наш взгляд,
свидетельствует о большей адаптации их национального самосознания в реальных условиях.
Деформация опирается на механизмы не направленного влияния среды, посредством которой воспринимается информация.
Влияние среды свойственно чувству принадлежности к «своему»,
к общему «Мы». Чем сильнее выражено это чувство, тем меньше
необходима сила доказательств. С другой стороны, чем больше доказывается новая информация, тем менее она воспринимается как
истина. Сила доказательства тут не в суждениях, а в практике. А
она свидетельствует, что чем выше внушаемость, тем глубже искажения в самосознании, вплоть до восприятия абсурда. Но абсурд
легко выявляется в реальном деле. Т. М. Ярошевский отмечает, что
сознательная регуляция поведения основывается на человеческом
опыте, осуществляется в символической форме и носит системный
характер, что позволяет преодолевать деформации сознания.
Деформации в процессе формирования национального самосознания вносит урбанизация национальных регионов. Она может
быть экстенсивной и интенсивной, которые по-разному деформируют национальное самосознание. Экстенсивная урбанизация, постепенно расширяя межнациональные контакты, согласует формирование сознания горожанина с развитием этнической культуры в новой поселенческой структуре. Но замедленное развитие городской инфраструктуры порождает напряженность, вызванную
отставанием от поселений других народов. Интенсивная урбанизация ведет к отставанию процессов этнизации, что побуждает напряжение между автохтонным населением и приезжими иной национальности, которые нередко составляют большинство горожан.
В Казани, например, каждый третий житель состоит в смешанном
73
браке или происходит от него, создавая смешанную, не татарскую
и не русскую культуру. Но в Набережных Челнах межэтническая
напряженность выше, чем в Казани. Постоянно меняющийся мир
горожанина отрывает многие национальные корни, заставляя человека жить в разных культурах, приспосабливаясь, но, так и не
включаясь в них. Его этнические связи становятся спорадическими. Они то собирают индивидов в единую общность, то изолируют
друг от друга, затрудняя этнизацию личности. Уровень культуры
межэтнического общения, как показывают исследования этнологов, выше там, где городские этнические мезоструктуры являются
непосредственными восприемниками сельских этнических групп и
не потеряли с ними связи. Там, где городская и сельская культура
взаимно питают друг друга, как у северных вепсов, например, процесс народного воспитания гармонизируется и становится более эффективным.
С другой стороны, в России тринадцать народов, живущих на
своей земле компактно (от 80 до 90,7% всего народонаселения),
в современных условиях отходят от распространенных в прошлом
межнациональных контактов и сосредоточиваются на внутриэтнических контактах. Это порождает внутринациональные конфликты, вызванные искусственным обособлением, создающим предубеждения (негативные гетеростереотипы) в национальном самосознании. Подмена этноэволюционных процессов национальным обособлением не способствует развитию этнической культуры, несмотря
на широкое рекламирование этнографической атрибутики. Гальванизация этнической символики не безобидна. К примеру, стремление этнографов Литвы восстановить символику Великого княжества Литовского в Виленском крае вызвало негативную реакцию
у польского большинства, исконно населяющего этот регион. Или
вот создание в казачьих станицах сторожевых вышек на границе
с Адыгеей, как памятных знаков этнической истории, спровоцировало у адыгейской молодежи стремление их разрушить. Попытки
искусственно ассимилировать ливов в Латвии привели к усиленной
демонстрации их национальной атрибутики, а марш бывших эсэсовских легионеров спровоцировал ответную реакцию в республике и за ее границами. Возрождение национального самосознания
нуждается в очищении его от деформирующих мифов, иллюзий,
устаревших стереотипов и т. д.
Для преодоления деформации национального самосознания россиян перспективны поиски ответа на вопрос, почему национальное самосознание, в котором историей заложены творческая актив74
ность этнофоров, стремление патриотического служения своему народу, основания нравственного начала, тем не менее, сбивается на
ущербные проявления? Эти поиски будут успешны лишь тогда, когда мы признаем принцип взаимозависимости народов, больших и
малых, их право быть хозяевами на родной земле, оценим неповторимое своеобразие каждой этнической культуры. Признание такового принципа ставит задачу формирования у каждого человека
любой национальности чувства взаимной ответственности за судьбу
всех и каждого народов мира. Принцип взаимной ответственности
в отношениях между народами существует на протяжении нескольких веков – с тех пор, как возникли нации. Он изучался в работах
У. Мак-Дауголла, В. Ф. Малиновского, Д. Н. Овсянико-Куликовского, В. С. Соловьева, Г. П. Федотова, И. А. Ильина и др. «Различие
между народами, – писал В. Ф. Малиновский, – не делает различия между человеками. Дружба заглушает глас народной ненависти и, истребляя предрассуждения, возвращает человека к природе». В наше время к исследованию данного принципа и его влияния
на преодоление деформаций в народном воспитании обратился К.
Н. Хабибулин.
Источники:
1. Арутюнов С.А. Народы и культуры. Развитие и взаимодействие. – М.: Наука. 1989.
2. Арутюнов С.А. Билингвизм и букультурализм // Советская этнография. 1978.
№ 2. –С.3 -14.
3. Баженов А.В., Гомонов Н.Д, Сафин Ф.Ю., Детерминация и превенция девиантного поведения несовершеннолетних в России: монография / – СПб.: ГУАП,
2010. -192 с.
4. Бороноев А.О., Смирнов П.И. Россия и русские. Характер народа и судьбы
страны. – СПб.: Лениздат. 1992. -144с.
5. Боер В.М., Городинец Ф.М., Григонис Э.П. и др. Правовое государств: реальность, мечты, будущее. СПб, 1999.
6. Городинец Ф.М., Корсикова Н.А., Сагайдак А.Ю. Криминологичекий анализ
противодействия торговле людьми: особенности деятельности органов внутренних
дел России. Монография СПб: ООО «Р.КОПИ». 2016.
7. Городинец Ф.М., Самарин Н.Ю., Спицнадель В.Б. Формирование ответственности у осужденных. СПб. 1998.
8. Деформация правосознания граждан России. (Проблемы теории и практики);
Дис. канд. юрид. наук: 12.00.01. – Н.Новгород. 2000.
9. Дробижева Л.М. Многообразие культурной жизни народов СССР. М.: Мысль.
1987.
10. Кон И.С. Этнография детства. Традиционные формы воспитания детей и подростков у народов Восточной и Юго-восточной Азии. М.: Педагогика. 1983.
11. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. – Л.: Наука. 1960.
75
ВОЛНИЦКАЯ С. С.
доцент кафедры государственного права юридического факультета ГУАП,
кандидат юридических наук;
ВОЛНИЦКИЙ В. Г.
преподаватель кафедры государственного права юридического
факультета ГУАП
КЛАССИФИКАЦИЯ И СУЩНОСТЬ ПРИНЦИПОВ
АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРОЦЕССА
Административный процесс, являясь составной частью управленческой деятельности, базируется на общих принципах государственного управления.
Вместе с тем эти общие принципы управления находят свое специфическое выражение в административном процессе. При определении системы принципов точки зрения ученых кардинально не
расходятся, однако каждый из формулирует и обосновывает свою
классификацию принципов. Так, В. Д. Сорокин к принципам административного процесса относит следующие: законность, заинтересованность масс в осуществлении и результатах административного
процесса, быстрота процесса, охрана интересов государства и личности в процессе, гласность процесса, материальная истина, равенство сторон, национальный язык, самостоятельность в принятии
решения, ответственность компетентных органов и лиц за ненадлежащее ведение процесса1.
Д. М. Овсянко выделяет следующие принципы административного процесса: законность, объективность, равенство сторон перед
законом, ведение дел на национальном языке, право пользоваться
услугами адвоката, гласность, экономичность процесса, ответственность должностных лиц за правильность разрешения дел, право
обжалования решений2.
С точки зрения Ю. М. Козлова к принципам административной
юрисдикции относятся: законность, компетентность, процессуальное равенство сторон, охрана интересов государства и личности, достижение материальной истины, доступность, гласность, экономичность, состязательность3.
По мнению А. П. Коренева, к основным принципам административного процесса, которые объективно отражают его свойства и
раскрывают его сущность, относятся:
76
– законность;
– объективность (материальная истина);
– равенство человека и гражданина перед законом и органом,
разрешающим дело;
– гласность административного процесса;
– ведение дела на национальном языке;
– экономичность и эффективность процесса;
– ответственность за нарушение правил процесса и за принятый
акт (решение)4.
Принцип законности административного процесса основан на
требованиях Конституции Российской Федерации. Его сущность
состоит в том, что применение норм материального права или иная
форма реализации во всех случаях должны быть законными. Нормы реализуются в строгом соответствии с порядком, предписанным
административно-процессуальными нормами, то есть в административном процессе законность выступает качестве требования строго соблюдать определенный порядок претворения в жизнь правил
материальных норм административного и других отраслей права.
В соответствии со ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу
об административном правонарушении иначе как на основаниях и
в порядке, установленном законом. При применении мер административного принуждения не допускаются решения и действия, унижающие человеческое достоинство.
Законность предполагает также охрану прав и законных интересов участников административного процесса. В случае нарушения
прав и законных интересов того или иного участника административного процесса последний может обжаловать незаконные действия должностных лиц органов исполнительной власти в суд.
Кроме судебного существует административный порядок обжалования неправомерных действий (решений) государственных органов исполнительной власти, органов местного самоуправления,
учреждений, предприятий и их объединений, должностных лиц и
других субъектов управления5.
Принцип объективности (материальной истины) означает всестороннее и объективное исследование всех обстоятельств дела. Для
установления истины важно не ограничиваться заявлениями участников административного процесса, а проверять документы, подтверждающие факты, показания свидетелей и достоверность их показаний. Этот принцип обязывает субъекта управления при рассмо77
трении дела использовать все имеющиеся в его распоряжении доказательства, относящиеся к делу, учесть и правильно их оценить.
В случае необходимости следует истребовать нужные документы, провести проверки, экспертизы и принять другие меры для объективного разрешения дела. Законодательство обязывает правоприменителя внимательно разобраться в существе дела, полностью
исключить односторонний, а также предвзятый подход к оценке
фактов.
Принцип материальной истины особенно важен потому, что применение права субъектами управления сопряжено не только с установлением и анализом фактов и обстоятельств, но и с воздействием на эти факты и обстоятельства в процессе применения правовых
норм. Так, сотрудник Государственной инспекции безопасности дорожного движения, налагая на правонарушителя штраф на месте,
не только применяет соответствующую административно-правовую норму, но и непосредственно воздействует на виновного, то есть
он в одном лице является «следователем», «судьей» и «органом», исполняющим наказание.
Сущность принципа равенства человека и гражданина перед законом и органом, разрешающим дело, состоит в закреплении определенного административно-правового статуса, согласно которому
каждый человек и гражданин независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также
других обстоятельств равен перед законом и органом, который разрешает то или иное управленческое дело. (статья 1.4. КоАП РФ).
Данный принцип предполагает состязательность сторон административного процесса.
Юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых
форм, подчиненности, а также других обстоятельств.
Особые условия применения мер обеспечения производства по
делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих
определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации
и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.
Особые условия применения мер административной ответственности в отношении являющихся субъектами малого и средне78
го предпринимательства лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридических лиц, а также руководителей и иных работников указанных
юридических лиц, совершивших административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или
административно-хозяйственных функций.
Кроме того, этот принцип предполагает необходимость оказания
правовой помощи участнику административного процесса, если он
в ней нуждается, и вместе с тем обязанность органа, разрешающего
дело, следить за тем, чтобы участники административного процесса надлежащим образом использовали предоставленные им права и
возложенные на них обязанности.
Принцип гласности административного процесса заключается в публичности процесса и его доступности гражданам. Процесс
ведется, как правило, открыто, за исключением случаев, когда это
противоречит интересам охраны государственной, военной, коммерческой или иной охраняемой законом тайны, а также в случаях,
если этого требуют интересы обеспечения безопасности участвующих в деле лиц (статья 24.3 КоАП РФ).
Решение о закрытом рассмотрении дела об административном
правонарушении выносится судьей, органом, должностным лицом,
рассматривающими дело, в виде определения.
Лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, и граждане, присутствующие при открытом
рассмотрении дела об административном правонарушении, имеют
право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи
фиксировать ход рассмотрения дела об административном правонарушении. Фотосъемка, видеозапись, трансляция открытого рассмотрения дела об административном правонарушении по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» допускаются с разрешения судьи, органа, должностного лица,
рассматривающих дело об административном правонарушении.
Действия граждан, присутствующих при рассмотрении дела и
осуществляющих разрешенные судьей, органом, должностным лицом, рассматривающими соответствующее дело, фотосъемку, видеозапись, трансляцию открытого рассмотрения дела об административном правонарушении по радио, телевидению и в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”, не должны мешать надлежащему порядку рассмотрения дела об административном правонарушении. Эти действия могут быть ограничены судьей, органом,
должностным лицом, рассматривающими дело об административ79
ном правонарушении, во времени и должны осуществляться с учетом мнения участников производства по делам об административных
правонарушениях и на местах, определенных судьей, органом, должностным лицом, рассматривающими соответствующее дело.
Участникам процесса предоставляется возможность беспрепятственно пользоваться процессуальными правами, знакомиться
с материалами дела, документами, представлять доказательства.
К участию в административном процессе могут привлекаться представители общественности, прессы. Многие решения оглашаются
публично.
В целях повышения воспитательной и предупредительной роли
производства по делам об административных правонарушениях такие дела могут рассматриваться непосредственно в трудовых коллективах, по месту учебы или жительства нарушителя.
Принцип ведения дела на национальном языке означает, что процесс ведется на русском языке или на языке республики в составе
федерации, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения данной местности. Лица, не владеющие
языком, на котором ведется процесс, могут давать пояснения, заявлять ходатайства на родном языке через переводчика (ст. 25.10. КоАП РФ). Соблюдение этого принципа особенно важно для иностранных граждан, участвующих в тои или ином виде административного производства.
В качестве переводчика может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, владеющее языками или навыками сурдоперевода (осуществляющее сурдоперевод
или тифлосурдоперевод), необходимыми для перевода или сурдоперевода при производстве по делу об административном правонарушении.
Переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом,
в производстве которых находится дело об административном правонарушении.
Переводчик обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, выполнить полно и точно порученный
ему перевод и удостоверить верность перевода своей подписью.
Важно отметить, что переводчик предупреждается об административной ответственности за выполнение заведомо неправильного
перевода. А за отказ или за уклонение от исполнения обязанностей
переводчик несет административную ответственность, предусмотренную Кодексом.
80
Принцип экономичности и эффективности процесса направлен
на обеспечение такой организации процесса, которая не требовала
бы больших материальных затрат и вместе с тем обеспечивала бы
быстроту процесса без излишнего обременения участников процесса. Экономичность и эффективность процесса во многом способствуют установленные законодательством точные сроки, в течение которых должно быть рассмотрено и разрешено то или иное управленческое дело, исполнено принятое по делу решение.
Так, статья 29.6 КоАП РФ устанавливает разные сроки рассмотрения дел об административных правонарушениях в зависимости
от категорий дел.
По общему правилу, дело об административном правонарушении рассматривается в пятнадцатидневный срок со дня получения
органом, должностным лицом, правомочными рассматривать дело,
протокола об административном правонарушении и других материалов дела либо материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств,
имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств
фото- и киносъемки, видеозаписи.
Однако КоАП РФ предусматривает и другие сроки. Так, дело об
административном правонарушении рассматривается в двухмесячный срок со дня получения судьей, правомочным рассматривать дело, протокола об административном правонарушении и других материалов дела.
Дела о нарушениях избирательных прав граждан и участия их в референдумах рассматриваются в пятидневный срок со дня получения
судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела. При этом продление указанного срока не допускается.
Дело об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест либо административное выдворение, рассматривается в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов дела, а в отношении лица, подвергнутого административному задержанию, – не
позднее 48 часов с момента его задержания.
Дела об административных правонарушениях за незаконную реализацию входных билетов на матчи чемпионата мира по футболу
рассматриваются в десятидневный срок со дня получения судьей
протокола об административном правонарушении и других материалов дела. Продление указанного срока здесь тоже не допускается.
Принцип ответственности за нарушение правил процесса и за
принятый акт (решение). Согласно этому принципу должностные
81
лица, виновные в нарушении правил процесса или принятии незаконного акта (решения), несут дисциплинарную или уголовную ответственность.
К сказанному следует добавить принцип презумпции невиновности, содержащийся в статье 1.5 КоАП РФ, который закрепляет положение о том, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
Такое лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного
лица, рассмотревших дело.
Кроме того, лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных КоАП РФ или законами субъектов
Российской Федерации (административные правонарушения в области благоустройства территории, совершенные с использованием
транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации
этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото– и киносъемки, видеозаписи, или средствами
фото– и киносъемки, видеозаписи).
В литературе имеются и другие точки зрения на классификацию
принципов административного процесса. Так, Н. Г. Салищева выделяет следующие принципы: заинтересованности масс, быстроты
процесса, охраны интересов государства и личности в процессе, материальной истины, равенства сторон, гласности процесса, национального языка, самостоятельности в принятии решения, двуступенчатости процесса, ответственности компетентных органов и лиц
за ненадлежащее ведение процесса6.
Отсюда можно сделать о том, что творческая мысль ученых не
стоит на месте и дискуссия по вопросу классификации принципов
административного процесса далеко не окончена и еще будет продолжаться долгие годы.
1 См.: Сорокин В. Д. Административно-процессуальное право: учебник. 2-е изд.,
перераб. и доп. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Прсесс», 2008. С. 225.
2 См.: Овсянко Д. М. Административное право. М.: Юристъ, 1996. С. 121.
3 См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право
Российской Федерации. М.: Зерцало, 1997. С. 326.
82
4 См.: Коренев А. П. Административное право России: учебник. Ч. 1. М.: МЮИ
МВД России, 1996. С. 214–216.
5 См.: подробнее: Беляков П. Защита прав граждан на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления // Законность. 2014. № 4. С. 11–
16.
6 См.: Салищева Н. Г. Административный процесс в СССР. М.: Юрид. лит., 1964.
С. 47.
аспирант юридического факультета ГУАП
ВОЛКОВА А. Е.
ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ, КАК ОСНОВНОЙ ВИД
ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Дисциплинарная ответственность государственных служащих и
должностных лиц признается достаточно эффективным средством
для укрепления законности в аппарате государственного управления. Дисциплинарная ответственность, которая наступает за неисполнение или недолжное исполнение служебных обязанностей,
призвана обеспечивать дисциплину в рамках служебного подчинения. Названный вид ответственности заключается в том, что администрация применяет в установленном законом порядке дисциплинарное взыскание к служащему, который совершил дисциплинарный проступок.
Дисциплинарная ответственность, являясь внутриколлективной, стала одной из самых распространенных видов ответственности, которые применяются в сфере государственного управления. Ее отличает от других видов юридической ответственности
тот факт, что применяемые меры дисциплинарной ответственности
к нарушителям дисциплины накладываются уполномоченными
должностными лицами организаций, в которых они служат. Другие виды юридической ответственности, такие как, например, административная или уголовная, применяются надведомственными
органами (полицией, инспекцией, судом и т. д.), т. е. органами, с которыми служащий не связан по работе или службе отношениями
подчинения.
Правовой основой рассматриваемого вида ответственности являются: федеральные законы Российской Федерации, законы субъектов Российской Федерации, Трудовой кодекс Российской Федерации, правила и должностные инструкции, дисциплинарные уставы
специальные положения о дисциплине, правила внутреннего распорядка, коллективные договоры и т. п.
83
Отметим, что с начала 90 годов стало активно реформироваться
дисциплинарное законодательство. Утверждаются новые нормативные акты, связанные с дисциплиной – это Дисциплинарный устав таможенной службы, Положение о дисциплинарной ответственности
глав администрации. Совершенствуются нормы о дисциплинарной
ответственности государственных служащих (см. ст. 47–52 Федерального Закона о службе в органах внутренних дел РФ). В 2001 году принимается Трудовой кодекс Российской Федерации, который закрепил
нормы о дисциплинарной ответственности (работодатель имеет право
накладывать на служащего дисциплинарное взыскание). Все названные нормативные акты призваны регулировать такие категории, как:
дисциплинарные проступки, определение лиц, уполномоченных налагать дисциплинарное взыскание, виды взыскания, порядок привлечения служащих к данному виду ответственности.
На практике при применении дисциплинарной ответственности
на основании нормативных правовых актов, нередко обнаруживаются в них противоречия. Поэтому в научной литературе часто поднимается вопрос об урегулировании этих разногласий, и сосредоточить в едином нормативно-правовом акте все регулирующие нормы.
В этом документе отразятся общие для всех условия и процедура
применения дисциплинарной ответственности к государственным
служащим и должностным лицам.
Основанием для применения дисциплинарной ответственности
к государственному служащему является совершение дисциплинарного проступка, т. е. нарушение дисциплины, которое не влечет
за собой уголовной ответственности.
В п. 1 ст. 57 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ»
определено, что дисциплинарный проступок – это неисполнение
или ненадлежащее исполнение гражданским служащим по его вине возложенных на него служебных обязанностей.
В научной литературе это понятие рассматривают в широком
смысле и в узком смысле слова. Во-первых, «дисциплинарный проступок» – это нарушение дисциплины труда, во-вторых, это нарушение полномочий, которые определены по каждой должности на
государственной службе.
Теперь, объединив данные выше определения, мы можем охарактеризовать дисциплинарный проступок. Итак, дисциплинарный проступок – это противоправное, виновное нарушение обязанностей (действие или бездействие), вытекающее из служебного (трудового) правоотношения, и которое влечет за собой дисциплинарную ответственность.
84
Дисциплинарный проступок в государственном управлении направлен на общественные отношения, которые складываются внутри коллектива во время реализации определенного вида государственной деятельности.
Непосредственным объектом того или иного дисциплинарного проступка обычно становятся конкретные полномочия, т. е. их неосуществление или превышение, или обязанности – их ненадлежащее
исполнение или неисполнение вовсе. Противоправность этого проступка государственных служащих заключается в нарушении установленных правил поведения, приказов и распоряжений администрации.
Важным условием, чтобы признать неправомерность поведения
государственных служащих, которая выражается в дисциплинарном проступке, стоит считать неисполнение или ненадлежащее исполнение именно должностных обязанностей, которые вытекают из
данного государственного правоотношения. В связи с этим необходимо точно знать конкретные обязанности каждого государственного служащего.
Должностное лицо и государственный служащий, который не
является должностным лицом – это субъектом дисциплинарной ответственности.
Пресечение неправомерной деятельности государственных служащих имеет важнейшее значение, так как неотвратимое немедленное реагирование на дисциплинарные проступки в системе государственного управления чувств, как безнаказанность, неуязвимость, которые побуждают в последствие совершать наиболее опасное правонарушение – должностное преступление.
Отсутствие установленного перечня дисциплинарных проступков государственных служащих является важной особенностью
оснований к наступлению дисциплинарной ответственности государственных служащих. Большинство ученых считает, что невозможно закрепить полный перечень дисциплинарных проступков.
Некоторые из них предлагали закрепить составы наиболее существенных дисциплинарных проступков государственных служащих,
но подобные предложения не стали принципиально новыми, так
как в отношении гражданских служащих, служащих таможенных
органов, военнослужащих, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ уже нормативно определены перечни грубых дисциплинарных проступков, которые можно признать сформулированными составами проступков.
Юридическая литература разделяет дисциплинарную ответственность на общую, т. е. по типовым правилам, и специальную дис85
циплинарную ответственность, т. е. по остальным нормативно-правовым актам.
Общая дисциплинарная ответственность регулируется Трудовым кодексом РФ и типовыми правилами внутреннего трудового
распорядка. Она распространяется на всех работников, за исключением тех, для кого предусмотрена специальная ответственность.
Специальная дисциплинарная ответственность отличается от
общей:
1) мерами воздействия;
2) конкретным перечнем служебных деяний, входящих в понятие дисциплинарного проступка;
3) порядком применения дисциплинарных взысканий и рассмотрения;
4) определением объема дисциплинарной власти различных
должностных лиц;
5) кругом лиц, на которых она распространяется и которыми
применяется.
Специальная дисциплинарная ответственность может налагаться:
1) в порядке подчиненности;
– по уставам о дисциплине;
– по специальным положениям и правилам
Для отдельных категорий должностных лиц установлена повышенная специальная дисциплинарная ответственность, а также
специальные процедуры. Связано это с тем, что характер их труда
специфичен и совершаемые ими правонарушения имеют более опасные последствия.
Дисциплинарные проступки неотвратимо влекут за собой дисциплинарные взыскания, которые налагаются уполномоченными
на то лицами. Дисциплинарные взыскания – это меры воздействия,
которые закреплены в нормативно-правовых актах и налагаются компетентными, специально уполномоченными на то субъектами линейной власти на служащих, которые совершили проступок,
связанный с исполнением служебных обязанностей или совершили
иные деяния, которые влияют на их особый правовой статус. Необходимо соблюдать соответствие дисциплинарного взыскания, степени вины и тяжести совершенного деяния. Для определения вида
взыскания нужно принимать во внимание следующее: обстоятельства, при которых был совершен проступок; характер проступка;
прежнее поведение сотрудника, который совершил проступок; отношение этого сотрудника к службе; признание им своей вины; активное участие в ликвидации последствий и др.
86
В соответствии со ст. 57 ФЗ «О государственной гражданской
службе Российской Федерации» за совершение дисциплинарного
проступка, то есть за неисполнение или недолжное исполнение государственными служащими их профессиональных должностных
обязанностей, на провинившегося представителем нанимателя могут быть наложены дисциплинарные взыскания такие, как:
1) замечание;
2) выговор;
3) предупреждение о неполном должностном соответствии;
4) увольнение.
Для каждого работника увольнение является самой строгой мерой дисциплинарного взыскания. Государственные служащие являются особой категорией работников, так как их профессиональная деятельность представляет собой реализацию функций государства, управления, осуществление государственно-властных
полномочий. В связи с этим порядок применения мер дисциплинарной ответственности закреплен и общим трудовым законодательством, и специальным законодательством о государственной службе,
таким, как ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», где,
например, в ст. 37 установлен по каким основаниям представитель
нанимателя может уволить государственного гражданского служащего.
Отметим, что на практике в сфере государственного управления
нормативно закреплены и на федеральном уровне, и в законодательстве субъектов Федерации некоторые иные виды дисциплинарных взысканий. Например, так в ст. 417 Федерального закона от 17
января 1992 года «О прокуратуре РФ» предусмотрены такие дисциплинарные взыскания, как понижение в классном чине, лишение
нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры РФ».
Процедура, которая именуется в административном праве как
«дисциплинарное производство», «административный процесс» начинается с установления факта дисциплинарного проступка.
Дисциплинарное производство характеризуется следующими
стадиям:
1. обнаружение дисциплинарного проступка и его расследование;
2. рассмотрение материалов и принятие решения;
3. исполнение решения о наложении дисциплинарного взыскания;
4. обжалование вынесенного решения по делу (приказа государственного органа, которым объявлено взыскание);
87
5. прекращение дисциплинарного дела в связи с окончанием срока действия дисциплинарного взыскания или досрочным его снятием.
В отношении дисциплинарного взыскания существуют три условия, при которых дисциплинарное взыскание считается снятым:
1) истек год с момента наложения взыскания;
2) в течение этого периода служащему не будет объявлено новое
взыскание;
3) издан приказ о его снятии.
Служебная проверка в соответствии со ст. 59 ФЗ «О государственной гражданской службе» в отношении совершенного дисциплинарного проступка, может проводиться по письменному заявлению гражданского служащего или по решению представителя нанимателя.
На основании действующих нормативных правовых актов о государственной службе, служебную проверку должна быть проведена не позднее чем в течение одного месяца со дня принятия решения о необходимости ее проведении. При проведении подобных
проверок усилия проверяющих обычно сводятся к сбору документов, которые являются основным источником доказательств, они,
как правило, а также заключение (итоговый документ) подшиваются в специальную папку. Эти документы являются документацией длительного хранения. Помимо этого, заключение приобщается
к личному делу проверяемого лица – государственного служащего.
На основании полученных при проверке доказательств формулируются выводы и предложения в отношении виновного лица, а также в части устранения причин и условий, которые способствуют нарушениям служебной дисциплины в органах, на деятельность которых распространяется законодательство о государственной службе.
Итоги проведенной служебной проверки отображаются в специальном документе – заключение. В российском законодательстве не
сформулированы определенные требования к этому документу, но
можно говорить о том, что требования законности, объективности и
своевременности положены в основу его содержания. Обычно, этот
документ по своей структуре аналогичен процессуальным документам, таким как постановление по делу об административном правонарушении. Заключение содержит вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную части, однако в юридическом плане
носит рекомендательный характер.
Проверяемое лицо обладает определенными правами, они аналогичны правам, которые имеют участники уголовного, гражданского
88
или административного процесса. Т. е. государственный служащий,
в отношении которого проводится проверка, имеет право ознакомиться с материалами проверки, он может представлять доказательства,
заявлять ходатайства и т. д. кроме того, данное лицо имеет важнейшее
право подать административную либо судебную жалобу в соответствии с российским законодательством, если считает, что в отношении
его было вынесено незаконное или несправедливое решение.
Действующее законодательство наиболее полно регулирует порядок обжалования военнослужащими неправомерных действий
и решений органов военного управления и соответствующих должностных лиц по вопросам военной службы.
Для некоторых групп государственных служащих предусмотрена ответственность по специальным уставам о дисциплине. Дисциплинарный устав имеется в вооруженных силах, в таможенной
службе, во всех транспортных органах, в органах юстиции и т. д.
Связано это с тем, что для этих групп служащих соблюдение трудовой дисциплины крайне важно, потому что нарушения ее могут
повлечь особенно тяжелые последствия.
Порядок применения дисциплинарной ответственности может
быть закреплен в специальных положениях. Так, Положение, утвержденное Указом Президента РФ от 7 августа 1992 г. регулирует
дисциплинарную ответственность глав администрации.
Вопрос, связанный с проблемой эффективности применения мер
дисциплинарной ответственности, на сегодняшний день остается
открытым. Это связано и с правовым регулированием дисциплинарных отношений, и с учетом дисциплинарных проступков. На
данный вопрос так же влияет распространенность правонарушений
в отдельных структурах государственного направления.
Ни в регионах, ни по стране в целом нет системы учета применения дисциплинарной ответственности. Учет происходит только
в отдельных ведомствах, что является недостаточным, так как подобный фрагментарный учет не позволяет достоверно оценить эффективность определенных видов взысканий, и как результат, не
может положительно повлиять на действие всего механизма дисциплинарной ответственности, ответить на вопросы: какие меры ответственности дают максимально возможную гарантию того, что
дисциплинарные нарушения не подвергнутся рецидивам; и как общественное мнение осуществляет расстановку различных мер дисциплинарного воздействия по их значимости и силе воздействия.
Итак, проанализировав механизм действия дисциплинарной
ответственности государственных должностных лиц и служащих
89
в Российской Федерации, и сравнив его с механизмом действия дисциплинарной ответственностью в некоторых иностранных государствах, мы можем сделать вывод, что для повышения эффективности
дисциплинарной ответственности в настоящее время необходимо:
1) совершенствовать законодательство о дисциплинарной ответственности, соотнести его с другими нормативно-правовыми актами, ликвидировать между ними противоречия;
2) законодательное разграничение служебных и трудовых отношений с последующим четким определением о приоритете специальных нормативно-правовых актов, регулирующих систему государственного управления над общими нормами трудового права;
3) изучать эффективность мер дисциплинарной ответственности
в сфере государственно управления – в отдельных структурах госуправления, в регионах и по стране в целом.
Источники:
1. Федеральный закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних
дел РФ».
2. ФЗ «О государственной гражданской службе РФ». М., 2012.
3. Носова Ю. Б. Дисциплинарная ответственность государственных гражданских служащих РФ / ВГУ. Воронеж, 2011.
4. Прусаков Ю. М., Калмыков Ю. Н., Завгородная Л. В. Конституционно-правовые основы юридической ответственности государственных должностных лиц и государственных служащих: Учебное пособие. Ростов-на-Дону: СКАГС, 2009.
ВИЛИЧКО П. В.
магистрант юридического факультета ГУАП
ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
АЛИМЕНТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ЧЛЕНОВ СЕМЬИ
Регулирование алиментных обязательств членов семьи происходит в сфере взаимоотношений родителей и детей, супругов и бывших супругов, а также других членов семьи. Рассмотрим такой вид
обязательств, как алиментные обязательства супругов.
Исходя из ст. 40, 42 Семейного кодекса Российской Федерации:
«супруги и лица, вступающие в брак, вправе определить в брачном
договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию»[1].
Особенно важным аспектом является тот факт, что алиментные
отношения между супругами наступают в момент государственной
регистрации брака. Может показаться, что «обязанность по взаимному содержанию» (из брачного договора) и «уплата алиментов»
90
разнятся, однако в действительности они отождествляются между
собой. Т. И. Нестерова и Т. А. Сапожникова основательно подметили, что алиментные обязательства супругов обусловлены их общей
обязанностью – материально поддерживать друга[4]. Это обязательство рассматривается только как справедливая и объективная денежная выплата.
Рассмотрим пункт 2 части 2 статьи 89 и пункт 1 части 1 статьи 90
Семейного кодекса Российской Федерации, которые говорят о том,
что правом на алименты обладает жена (бывшая жена) во время беременности и в течение трех лет со дня рождения ребенка. Отметим,
что Т. В. Шершень видит в этом существенное нарушение такого
принципа между супругами, как равенство, и поэтому предлагает
дать такое же право мужу, осуществляющему уход за ребенком, пока тот не достигнет возраста трех лет.
Возможно, в этом случае нет нарушения из-за того, что вышеуказанными положениями статей Семейного кодекса отмечается важность защиты прав и легальных интересов специального субъекта,
иными словами прав и интересов женщины, находящейся в положении, а также в послеродовой период.
Особое внимание уделим тому факту, что по брачному договору
существенные условия обязательств по выплате алиментов и порядок уплаты не регулируются нормами Семейного кодекса Российской Федерации, что, по мнению С. Ю. Чашкова является серьезным упущением законодательства[5].
Е. П. Титаренко, О. Н. Низамиева видят путь решения данной
проблемы в заключении соглашения об уплате алиментов, в силу
того, что правовое регулирование и все существенные условия закреплены в статьях Семейного кодекса Российской Федерации.
Особое значение приобретает выделение особенности брачного
договора и вышеупомянутого соглашения об уплате алиментов.
При рассмотрении субъектов данных отношений можно отметить, что брачный договор заключается между супругами и лицами, которые вступают в брак, а в соглашении об уплате алиментов –
супруги и бывшие супруги.
В Справке Пермского краевого суда от 10 марта 2008 года «По вопросам применения законодательства об алиментных обязательствах» содержатся следующие разъяснения с примерами из практики
рассмотрения дел.
В пользу нетрудоспособной бывшей супруги решением мирового
судьи были взысканы алименты с Д., все происходило на судебном
участке Свердловского районного суда в городе Пермь.
91
Следует отметить, что при принятии решения об удовлетворении искового требования, весомым аргументом являлся тот факт,
что при выплатах ежедневного материального содержания, суммы
в 150 рублей недостаточно для проживания.
Данное исковое заявление было приятно и рассмотрено только
по причине отсутствия между истцом и ответчиком нотариально
удостоверенного соглашения по уплате алиментов. При этом если
бы данное соглашение существовало, то истец одновременно с требованием взыскания алиментов, смог бы поставить в судебном порядке вопрос о растяжении соглашения по уплате алиментов, оно
было бы принято к рассмотрению мировым судьей [6].
Очень важно отметить как минусы, так и плюсы брачного договора. Основной причиной заключения данного вида договора, является четкая упорядоченность материальных отношений между
супругом и супругой. Один из них может оставить за собой право
владения на что либо, вне зависимости приобретения имущества до
брака или же после развода. При этом возможна полная передача
всего имущества, нажитого до брака другому супругу при выполнении каких-либо условий, определенных и прописанных в договоре.
Однако многие граждане Российской Федерации все же отказываются от заключения такого рода договора, поскольку он является
достаточно дорогостоящим из-за составления грамотным адвокатом.
Заключается соглашение об уплате алиментов с целью материального обеспечения, при условии нетрудоспособности и экономической нужды одного из супругов [2]. В то время как брачный договор не зависит от нуждаемости и нетрудоспособности одного из супругов.
При этом всем законодательно не запрещено оказывать добровольную материальную поддержку лицам, которые трудоспособны.
Таким образом, мы можем сделать вывод, что брачный договор и
соглашение об уплате алиментов разным способом регулируют алиментные обязательства между супругами. В брачном договоре данные обязательства гораздо шире, чем в соглашении.
Отметим, что в брачный договор можно включить помимо существенных условий и то, что супруг будет выплачивать ежемесячные
пособия супруге или оплачивать повышение квалификации и тому
подобное.
Источники:
1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от
29.12.2017) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
92
2. Фомин В. А., Ралько В. В., Репин Н. В., Дударев А. В. Нотариат: учебник. М.:
Юстиция, 2016.
3. Дзюбровская Л. В. Соглашение об уплате алиментов – самостоятельный семейно-правовой институт // Семейное и жилищное право. 2012. № 6. С. 13.
4. Нестерова Т. И., Сапожникова Т. А. Алиментные обязательства супругов и
бывших супругов // Семейное и жилищное право. 2015. № 1. С. 22–26.
5. Чашкова С. Ю. Применение категорий «добросовестность» и «разумность»
при регулировании имущественных отношений супругов // Законы России: опыт,
анализ, практика. 2010. № 9. С. 47–53.
6. Справка Пермского краевого суда по вопросам применения законодательства
об алиментных обязательствах от 10 марта 2008 года [Электронный ресурс] // Электрон. дан. – Режим доступа: официальный сайт Пермского краевого суда: http://
oblsud.perm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=206 (Дата обращения:
04.12.17 г.).
аспирант юридического факультета ГУАП
ГЛУМОВА А. Ю.
ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕГЛАМЕНТИРУЮЩЕГО
ПРАВОВОЙ СТАТУС НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
Конституция Российской Федерации провозглашает: человек,
его права и свободы являются высшей ценностью, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина-обязанность государства1.
Надзор за исполнением законов несовершеннолетними регулируют: Конституция Российской Федерации, федеральные законы,
нормативно-правовые акты, нормативно-правовые акты субъектов
Российской Федерации, Конвенция о правах ребенка 1989 г., Трудовой кодекс Российской Федерации и иные нормативно-правовые
акты.
Прокурорский надзор за исполнением законов о несовершеннолетних – это часть надзорной функции органов прокуратуры по защите прав и свобод. В первую очередь это прокурорский надзор за
соблюдением законов, гарантирующих право на образование и охрану здоровья, жилище и труд, обеспечением защиты прав несовершеннолетних в семье, иных сферах общественных отношений2.
Предметом прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних является соблюдение прав и свобод человека и
гражданина, которым считается несовершеннолетний.
Органы прокуратуры играют значимую роль в защите прав и
свобод несовершеннолетних, потому что осуществляют функцию
надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних
в целях обеспечения законности и правопорядка в обществе.
93
Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» не
закрепляет самостоятельную отрасль надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних. Отсутствие данного предмета
надзора влечет отсутствие единообразия в организации работы органов прокуратуры.
Надзор органов прокуратуры за исполнением законодательства
о несовершеннолетних включает в себя: соблюдение прав несовершеннолетних в различных областях государственной, экономической, социальной, семейной жизни со стороны соответствующих органов, учреждений, организаций и предприятий; соблюдение прав
и свобод несовершеннолетних при расследовании и судебном рассмотрении дел о совершенных несовершеннолетними преступлениях или защите их интересов; соблюдение прав несовершеннолетних
со стороны родителей или лиц, которые выступают в качестве опекуна; выявление причин, по которым несовершеннолетние совершают преступления или незаконные действия совершаются против
них. Спецификой надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних является то, что особое значение уделяется созданию высокого уровня защиты прав и интересов несовершеннолетних3.
Прокурорские проверки проводятся в связи с сигналами о нарушениях законов, к таким относятся: заявления, жалобы, материалы уголовных дел, статистические данные о росте преступности,
отчеты организаций, сигналы СМИ и др. Проверки осуществляются в комиссии по делам несовершеннолетних регулярно, независимо от сигналов о нарушениях законов. Функция предупреждения
преступлений не выявлена в Федеральном законе «О прокуратуре
РФ», она как бы пронизывает все направления сложной и многогранной деятельности прокуратуры, что соответствует самой сути
этого государственно-правового института, призванного обеспечивать законность и правопорядок, противодействовать любым правонарушениям4.
Так, например, Гатчинской городской прокуратурой выявлены
многочисленные нарушения прав несовершеннолетних при организации летнего отдыха, в деятельности ГБДОУ «Детский сад № 56
комбинированного вида Кировского района Санкт-Петербурга» и
СПБ ГБУЗ «Детский санаторий «Спартак», такие как нарушения
закона в сфере пожарной безопасности и защиты прав несовершеннолетних5.
Волховской городской прокуратурой проведена проверка исполнения требований трудового законодательства при трудоустройстве
94
школьников на период летних каникул, в ходе, которой выявлены
нарушения.
В частности, установлено, что заключенные ООО «Жилищное
хозяйство» и МБУ «Дорожное хозяйство и благоустройство» срочные трудовые договоры с несовершеннолетними не содержат в себе
обязательные для включения условия о режиме рабочего времени и
отдыха, об обязательном социальном страховании, а также обстоятельства, послужившие основанием для заключения срочных трудовых договоров.
В связи с изложенным Волховской городской прокуратурой в отношении директора МБУ «Дорожное хозяйство и благоустройство» и генерального директора ООО «Жилищное хозяйство» возбуждены дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях (нарушение трудового законодательства и иных
нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), также руководителям предприятий внесены представления об
устранении нарушений закона и привлечении виновных в их допущении лиц к дисциплинарной ответственности6.
Прокуратурой города Сосновый Бор установлены нарушения
требований охраны труда при трудоустройстве несовершеннолетнего жителя города, 1998 года рождения. Проверкой установлено,
что с 25.05.2016 на автомойке «Автобаня» в интересах индивидуального предпринимателя Сафина Р. Ш. осуществляет трудовую деятельность несовершеннолетний Т., однако медицинская справка
о прохождении медицинского осмотра отсутствует. Согласно положениям Трудового кодекса Российской Федерации, обязательному
предварительному медицинскому осмотру при заключении трудового договора подлежат лица, не достигшие возраста восемнадцати лет. По результатам проверки прокурором города Сосновый Бор
возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 5.27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушение государственных нормативных требований охраны труда, содержащихся в федеральных
законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации), в отношении индивидуального предпринимателя и направлено в Государственную инспекцию труда Ленинградской области для
рассмотрения.
Наиболее часто права несовершеннолетних нарушаются при
трудоустройстве на работу. В ходе проверок установлено, что юридическими лицами в отношении принятых подростков не обеспече95
но соблюдение трудового законодательства Российской Федерации
и допускались нарушения требований ст. 22, 57, 212, 217, 225 ТК
РФ, выразившееся в следующем: в заключенных срочных трудовых договорах не указывались сведения о режиме работы и отдыха,
начале и окончании рабочего дня, об условиях оплаты труда, как
следствие нарушение ст. 57 Трудового Кодекса Российской Федерации; не издавался приказ о проведении вводного инструктажа по
охране труда при приеме на работу несовершеннолетних, в журнале инструктажей отсутствовали подписи подростков о проведении
с ними вводного инструктажа по охране труда при приеме на работу, что является нарушением; отсутствовал журнал проведения
инструктажа на рабочем месте, подписи подростков о проведении
с ними данного инструктажа, что является нарушением. Нередко
при приеме несовершеннолетних на работу работодатели не включают в трудовые договоры обязательные условия труда подростков,
не заводят трудовые книжки, не оформляют страховые свидетельства государственного пенсионного страхования работникам, трудоустроенным впервые7.
Проблема трудоустройства несовершеннолетних связана, в первую очередь, со слабой осведомленностью детей об их трудовых правах и возможностях. Зачастую, при трудоустройстве, они не знают
о том, что для реализации права на труд нужен трудовой договор, и
только при этом условии можно рассчитывать на трудовой стаж, на
охрану интересов работников трудовым законодательством, на возможность получить помощь при обращении в те или иные компетентные инстанции. Особенности трудоустройства лиц в возрасте до
восемнадцати лет определяются трудовым законодательством, коллективным договором или соглашением.
Работодателю необходимо иметь в виду, что испытание при приеме на работу лицам, не достигшим возраста восемнадцати лет, не
устанавливается. Трудовым кодексом Российской Федерации определен возраст, с которого граждане принимаются на работу – 16
лет. Существует возможность приема на работу с 15 лет лиц, получивших общее образование либо оставивших в соответствии с федеральным законом общеобразовательное учреждение8. Допускается
применение труда лиц, достигших 14 лет. При этом обязательными
условиями для заключения трудового договора с данной категорией
являются: письменное согласие одного из родителей (опекуна, попечителя) и органа опеки и попечительства; работа не должна мешать
учебе; работа должна быть легкой и не причинять вреда здоровью
подростка.
96
Важной гарантией, установленной в сфере охраны труда несовершеннолетних действующим законодательством, является проведение обязательного предварительного и ежегодного медицинских
осмотров. Предварительный медицинский осмотр преследует цель
определить соответствие предлагаемой работы для несовершеннолетнего.
При использовании труда несовершеннолетнего работника работодателю необходимо определить характер предполагаемых работ,
так как трудовое законодательство строго регламентирует работы,
на которых не может быть применен труд лиц в возрасте до восемнадцати лет, и вводит соответствующие ограничения.
Не разрешается привлекать несовершеннолетних к работам, связанным с подъемом и перемещением тяжестей вручную, в случае
превышения установленных Норм предельно допустимых нагрузок
для лиц моложе восемнадцати лет при подъеме и перемещении тяжестей вручную.
Кроме того, для несовершеннолетних работников предусмотрены гарантии, касающиеся рабочего времени и времени отдыха. Работников, не достигших 18-летнего возраста, запрещено привлекать
к сверхурочным работам, к работам в ночное время, в выходные и
нерабочие праздничные дни, направлять их в служебные командировки, даже если работник дал на это согласие.
За нарушение вышеуказанных требований закона предусмотрена
административная ответственность по статье 5.27 Кодекса Российской
Федерации об административных правонарушениях (нарушение законодательства о труде и об охране труда), а также наложение административного штрафа в установленных законодательством размерах.
Однако данная мера ответственности работодателя при дальнейшем
игнорировании требований законодательства о труде может повлечь
для него лишение права замещать определенные законом должности,
занимать должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, управлять юридическим лицом, поскольку нарушение законодательства о труде и об охране труда должностным лицом,
ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное
административное нарушение, образует состав административного
правонарушения, за совершение которого предусмотрено наказание
в виде дисквалификации, без альтернативы.
Для единообразия в осуществлении работы органов прокуратуры по надзору за соблюдением законодательства о несовершенно97
летних необходима самостоятельная отрасль прокурорского надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних.
Таким образом, можно сделать вывод, что прокуратурой регулярно проводятся прокурорские проверки в сфере трудоустройства
несовершеннолетних, постоянно осуществляются проверки комиссии по делам несовершеннолетних, а соблюдение прав несовершеннолетних является приоритетной задачей органов прокуратуры.
1 Конституция Российской Федерации: текст с изм. и доп. на 2014 г. М.: Эксмо,
2014. С. 3.
2 Прокурорский надзор за исполнением законов о несовершеннолетних /
Т. А. Васильева и др.; под общ. ред. В. И. Рохлина. 2-е изд., испр. СПб., 2005. С. 3.
3 Сунчугашева К. Е. Прокурорский надзор за соблюдением законодательства о
несовершеннолетних // Science Time. 2014. Вып. 11(11). С. 368.
4 Калпинская О. Е. Организация работы органов прокуратуры по предупреждению преступности несовершеннолетних // Вестник Новгород. гос. ун-та им. Я. Мудрого. 2012. № 69. Т. 2. С. 51–55.
5 http://prokuratura-lenobl.ru/news/9453-gatchinskoy-gorodskoy-prokuraturoyvyyavleny-mnogochislenny-narusheniya-prav-nesovershennoletnih-pri-organizaciiletnego-otdyha.
6 http://prokuratura-lenobl.ru/news/9422.
7 http://www.prokuratura.ur.ru/main.php?id=333.
8 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. №1997-ФЗ // СЗ
РФ. 2002. № 1. Ст. 3.
ДАДАШОВА Э. Г.
магистрант юридического факультета ГУАП
СООТНОШЕНИЕ И ВЗАИМОСВЯЗЬ ПОНЯТИЙ
«СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»
И «ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА»
Термины «субъект преступления» и «личность преступника»
представляют собой сложные и многогранные понятия, которые
относятся непосредственно к лицу, совершившему преступное деяние. Однако, при этом они обладают индивидуальным содержанием
характерных черт, с помощью которых возможно увидеть их существенное отличие друг от друга.
Актуальность рассматриваемой темы состоит в том, что проблема успешного предупреждения преступлений в России на сегодняшний день вызывает затруднения в своём разрешении. Человеческий фактор играет главную роль в совершении деяний преступного характера. По этой причине особое внимание должно уделяться
изучению субъекта преступления и личности преступного лица, а
также вопросу их соотношения и отождествления.
98
Понятие «субъект преступления» содержит конкретные законодательные признаки, при отсутствии которых не будет состава преступления и основания для привлечения лица к уголовной ответственности, а понятие «личность преступника» является носителем самых различных свойств, признаков и качеств лица, совершившего
преступление, поэтому подмена рассматриваемых понятий в составе
преступления, по мнению В. Г. Павлова, недопустима и является грубейшей ошибкой, как с точки зрения теории, так и методологии, хотя
проблема как таковая имеет право на существование»1. «Субъектом
преступления по уголовному праву признаётся лицо, совершившее
запрещённое уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность. Субъект преступления – это один из элементов состава преступления, без которого уголовная ответственность невозможна»2.
Так, субъект преступления – это совокупность тех признаков лица, совершившего преступное деяние, без которых в полной мере не
может быть конкретного состава преступления. В статьях Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ) содержатся характерные признаки субъекта конкретного преступления. К ним относятся такие признаки как возраст лица
и его вменяемость, но субъект преступления может обладать также
иными, дополнительными признаками. Указанное сужение круга
преступных лиц, способных нести уголовную ответственность, в теории уголовного права получило название «специальный субъект
преступления»3.
Исследование проблемы специального субъекта преступления,
в частности, субъектов должностных преступлений и лиц, совершивших повторное преступное деяние, вызывают наибольшие затруднения в правоприменительной практике.
Решением указанной проблемы может стать принятие Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «По внесению изменений и дополнений в общее понятие специального субъекта преступления», которое в свою очередь будет являться обязательным для деятельности судей.
Одной из причин совершения преступления является сама асоциально ориентированная личность. Отсюда возникает необходимость всестороннего изучения лиц, совершающих преступления.
Наряду с понятием субъекта преступления в уголовном праве и
криминологии используется понятие личности преступника.
«Личность преступника есть совокупность интегрированных
в ней социально значимых негативных свойств, образовавших99
ся в процессе многообразных и систематических взаимодействий
с другими людьми»4.
Признаки личности преступника нельзя сводить на один уровень с признаками субъекта преступления. Признаки личности
преступного лица (социально-психологические и биологические)
не могут входить в конструкцию состава преступления. Изучением
понятия личность преступника занимается наука криминология.
Вспомогательным методом изучения выступают естественные и социальные науки, таких как медицина, в том числе генетика, биология и др. Следует отметить, что к признакам личности преступника
относятся:
– социальный статус личности, то есть его возраст, пол, семейное
положение, работа и др.;
– социальные функции личности, а именно его проявление как
личности в семье, на работе, в общении с друзьями и др.;
– нравственно-психологическая характеристика личности, то
есть оценка личности (например, случайный преступник, профессиональный преступник).
Признаки, относящиеся к личности преступного лица, также
имеют уголовно-правое значение. В отдельных случаях они могут
влиять на индивидуальность наказания либо на освобождение от
него. Личность виновного лица может учитываться при определении вида и размера наказания (ст. 60 УК РФ)5, при обстоятельствах,
смягчающих и отягчающих наказание (ст. 61–64 УК РФ)6, в качестве решения вопроса об условно досрочном освобождении и во многих других случаях. Из вышесказанного следует, что роль понятия
личности преступника в вынесении приговора суда довольно велика, а во многих случаях даже является ключевой. Именно поэтому
необходимо глубокое изучение понятия личности преступника для
того, чтобы законодательно отразить его дополнительные критерии
необходимые для разрешения проблемы предотвращения как можно большего количества преступлений.
Уголовное право всегда исходило из того, что «субъект преступления» и «личность преступника» не тождественные понятия.
Субъект преступления – это минимальная совокупность признаков, которых в полной мере достаточно для состава преступления.
Личность преступника – это совокупность всех социально-политических и психологических свойств и черт, которые образуют индивидуальный облик человека, совершившего преступление. Установление и субъекта и характеристика его личности имеет большое
значение для определения причин и условий совершения престу100
плений, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Понятия «субъект преступления» и «личность
преступника» выполняют в уголовном праве различные функции:
первое – образуют условие уголовной ответственности, второе – являются важным аспектом ее индивидуализации.
Взаимосвязь понятий субъекта преступления и личности преступника безусловно существует. И субъект преступного деяния, и
личность преступника, в любом случае, две составляющие категории преступного лица.
1 Лоханский С. С. Соотношение понятий «субъект преступления» и «личность
преступника» // Вопросы современной юриспруденции: сб. ст. по матер. XIV междунар. науч.-практ. конф. Новосибирск: СибАК, 2012.
2 Журавлёв М. П. (и др.) Уголовное право России. Часть Общая и Особенная:
учебник / под ред. А. И. Рарога, М.: Проспект, 2013. С. 115.
3 Винокуров В. Квалификация соучастия в преступлениях со специальным
субъектом // Уголовное право. 2010. № 2. С. 5.
4 Антонян Ю. М., Эминов В. Е. Личность преступника. Криминолого-психологическое исследование: монография. М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2015. С. 9.
5 См.: Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от
19.02.2018) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
6 См.: там же.
аспирант юридического факультета ГУАП
ДЗАГНИДЗЕ Г. М.
МЕХАНИЗМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Многообразие и хаотичность рыночных отношений в России и
постоянно изменяющиеся условия перераспределения различной
собственности, по сути, сводятся к одному общему стремлению всех
субъектов собственности к извлечению из нее максимальной прибыли. В мировой экономике не только недвижимая, но и интеллектуальная собственность используется как законное средство монополизации рынка. В настоящее время рыночный механизм экономически развитых стран мира всестороннее стимулирует создание
разнообразных и полезных для общества новаций в сфере высоких
технологий, то есть интеллектуальную собственность.
Интеллектуальная собственность во многом не отвечает требованиям экономического содержания собственности. Достаточно
отметить, что такие продукты интеллектуальной собственности,
как знания, информация, могут присваиваться не отчуждаясь. Однако интеллектуальная собственность, включая в себя продукты
101
интеллектуальной̆ деятельности людей, представленные на материальном носителе, может распространяться в неограниченном количестве. В этом процессе возникают определенные экономические
отношения, требующие правового оформления, количественного
измерения и оценки.
За последние два десятилетия резко выросла и продолжает увеличиваться доля интеллектуального труда во всем объеме товаров
и услуг, вовлеченных в международный̆ оборот. Быстрыми темпами развиваются передовые наукоемкие отрасли – Интернет, персональные ЭВМ и их программное обеспечение, телекоммуникационное оборудование, продукция биотехнологии и фармакологии. Новые разработки подняли на значительно более высокий уровень и
традиционные отрасли[1].
Создание, охрана, оценка и передача интеллектуальной собственности – вот те составляющие, на которые, по нашему мнению,
должны обратить внимание не только творческая интеллигенция,
но и государство, и бизнес России для поднятия рыночной экономики на цивилизованный уровень. Ведь наряду с несметными богатствами недр для нашего государства интеллектуальная собственность
играет и будет играть главную роль в стратегии интеграции в мировое сообщество. Однако в России уровень использования интеллектуальной собственности в рыночной экономике далек от совершенства, хотя ее значение в этом вопросе трудно переоценить. Повышение роли интеллектуальной собственности в развитии нашего
государства и ее интеграции в мировые рыночные отношения сдерживается рядом проблем[1]:
1. Нарушение авторских и других прав собственников интеллектуального продукта, и защита интеллектуальной собственности.
Решение этой проблемы очень важно, как для решения экономических задач России, так и для развития взаимоотношений России со
странами Запада.
2. Второй проблемой в сфере интеллектуальной̆ собственности
является низкий̆ социальный статус собственников интеллектуального продукта – ученых, инженеров, технологов, писателей и
других собственников интеллектуального продукта. Создатели такого продукта зачастую не заинтересованы в его использовании на
территории России, так как он, с одной стороны, оценивается очень
низко, а с другой стороны, если и используется, то с нарушением
имущественных и неимущественных прав.
3. Правовая и экономическая безграмотность населения в сфере
интеллектуальной собственности. Достаточно сказать, что в стране
102
с большим интеллектуальным потенциалом до сих пор не развернута сеть образовательных учреждений для подготовки так необходимых для страны специалистов в области промышленной собственности и авторского права.
4. Низкий уровень использования в производстве интеллектуальных высокоэффективных разработок и технологий. Причины
здесь две. Одна связана с незавершенностью в производственном
отношении указанных разработок. Другая, более веская причина,
связана с отсутствием в государстве специализированных фирм и
организаций по продвижению интеллектуального продукта в производство и на рынок, то есть маркетинговых компаний интеллектуальной собственности.
Однако даже при наличии перечисленных проблем в Российской
Федерации не прекращается процесс уникальных открытий в фундаментальной науке, технике, медицине и других сферах деятельности. В последние годы на рынке интеллектуальной собственности
начали происходить значительные изменения: появляются специализированные общественные и хозяйственные организации, работающие как посредники в сфере продвижения интеллектуальной
собственности на рынке и оценки этого вида активов.
Нематериальные активы, основу которых составляет интеллектуальная собственность, начинают играть существенную роль
в собственности предприятий и организаций. Некоторые государственные организации, в частности Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, проводят
большую организационную работу по возрождению высокого государственного статуса интеллектуальной собственности в стране.
Для ускорения введения интеллектуальной собственности в экономический оборот роль государства не должна сводиться только
к решению вопроса о принадлежности прав собственности. Конечная цель государственных интересов в этом направлении должна
состоять и в развитии гражданско-правовых отношений, связанных с использованием и передачей прав на объекты интеллектуальной собственности, защитой интересов ее субъектов, а также в создании условий для бизнеса в интеллектуальной сфере[6].
В условиях рыночного хозяйствования большая часть интеллектуальных продуктов как товар становится объектом имущественных отношений, но этот товар имеет свою специфику, которая заключается в следующем:
1) объекты интеллектуальной собственности имеют индивидуальные особенности и содержат ранее не известную информацию;
103
2) интеллектуальный товар может быть неоднократно использован;
3) интеллектуальный товар не исчезает в процессе многократного использования;
4) преобладающая часть продуктов интеллектуальной собственности является предметом общественного использования;
5) объекты интеллектуальной собственности, включенные в товар, состоят из материальной части и нематериальной части, которая является объектом правовой защиты;
6) интеллектуальный̆ продукт зачастую характеризуется гораздо меньшими затратами на тиражирование готового продукта по
сравнению с затратами на его разработку;
7) интеллектуальный̆ продукт производится в условиях повышенного риска, что связано с быстрой сменой потребительских запросов общества.
Современный рынок интеллектуальной̆ собственности можно
охарактеризовать как нарождающийся. Со стороны предпринимателей возрастает спрос на использование интеллектуальной̆ собственности в различных сферах и различных экономико-правовых ситуациях с целью получения дохода. Как правило, в практике предприятия интеллектуальная собственность может реализоваться в двух основных формах: в качестве вклада в уставный фонд
предприятия или в хозяйственной деятельности предприятия в качестве нематериальных активов. В условиях создания рынка интеллектуальной собственности необходимо учитывать не только ее специфический характер как товара, но и специфику оценки этого специфического товара. Оценка научно-технических нематериальных
активов, представляющих собой патенты на изобретение, полезные
модели, программные продукты, ноу-хау, лицензии и т. д., становится все более важной в деятельности предприятий. Она требуется
в следующих случаях:
1) когда предприятие приобретает объекты интеллектуальной
собственности как у физических, так и у юридических лиц;
2) когда осуществляется оценка рыночной стоимости предприятия (оценка бизнеса);
3) при разработке инновационных проектов, а также в целом ряде других случаев.
Поскольку объекты интеллектуальной собственности могут рассматриваться как объекты гражданского оборота, то они могут быть
объектами оценивания. Однако для целей бизнеса, бухгалтерского
учета и иных целей, как правило, оцениваются не сами объекты ин104
теллектуальной собственности, а интеллектуальные права на них,
причем оценка прав интеллектуальной собственности зависит от целей ее предполагаемого использования и многих других факторов.
Сложность оценки объектов интеллектуальной собственности в первую очередь обусловлена трудностями количественного определения
результатов коммерческого использования такого объекта оценки,
находящегося на той или иной стадии разработки, промышленного
освоения или использования. Как свидетельствует практика, в Российской Федерации из охраняемых объектов промышленной собственности лишь небольшая часть доведена до промышленного использования и позволяет компенсировать затраты на их разработку[7].
В России существует множество методик по оценке стоимости
патентов, секретов производства и технологий, других объектов интеллектуальной собственности, которые заимствованы из-за рубежа. В то же время для ряда объектов интеллектуальной собственности, таких как ноу-хау, товарный знак, гудвилл, строго обоснованную оценку стоимости провести достаточно сложно. Проблемы
возникают в связи с недостатком объективной информации о состоянии конъюнктуры соответствующих сегментов рынка при прогнозировании конкурентоспособности объекта и моделировании
его жизненного цикла. При этом все расчеты необходимо вести не
применительно к гипотетическим программам использования конкретного объекта интеллектуальной собственности, а исходя из реальных, практически осуществимых программ и планов.
Использование интеллектуальной собственности в уставном капитале позволяет предприятию и авторам – создателям интеллектуальной собственности получить следующие практические преимущества:
1) сформировать значительный по размерам уставный капитал
без отвлечения денежных средств и обеспечить доступ к банковским кредитам и инвестициям (интеллектуальную собственность
можно использовать наравне с другим имуществом предприятия
в качестве объекта залога при получении кредитов);
2) амортизировать интеллектуальную собственность и заместить
ее реальными денежными средствами, капитализировать интеллектуальную собственность;
3) автором и предприятиям – владельцам интеллектуальной собственности участвовать в качестве учредителей при организации дочерних и самостоятельных фирм без отвлечения денежных средств.
Использование интеллектуальной собственности в хозяйственной деятельности предприятия, фирмы позволяет:
105
1) документально подтвердить интеллектуальные права собственности и поставить их на баланс предприятия. Это дает возможность производить амортизацию интеллектуальной собственности образовывать соответствующие фонды амортизационных
отчислений за счет себестоимости продукции;
2) получить дополнительные доходы за передачу исключительных прав на использование объектов интеллектуальной собственности и обосновывать стоимость продукции инновационной деятельности предприятия в зависимости от объема передаваемых
прав на ее использование.
Кроме этого, документальное подтверждение интеллектуальных
прав и прав на использование интеллектуальной собственности, а
также получение официальных охранных документов позволяет
обеспечить реальный контроль над долей̆ рынка и возможность законного преследования недобросовестных конкурентов и нарушителей исключительных прав на объекты интеллектуальной̆ собственности[4].
Резюмируя, можно сделать определенные выводы:
1. В современных условиях становления рыночной экономики
в Российской Федерации наряду с недвижимой и движимой собственностью большое значение приобретает интеллектуальная собственность.
2. Введение интеллектуальной собственности в рыночные отношения сдерживается рядом проблем макроэкономического характера, а также особенностями переходных процессов в российской
экономике. Основными проблемами являются:
– нарушение авторских и других прав собственников интеллектуального продукта (российских и зарубежных);
– низкий социальный статус собственников интеллектуального
продукта;
– низкий уровень развития производства;
– экономическая и правовая безграмотность населения в сфере
интеллектуальной собственности;
– отсутствие в высшей школе специальных образовательных
программ по интеллектуальной̆ собственности;
– отсутствие критериев и системы оценки различных объектов
интеллектуальной собственности как товара.
3. Для успешного введения интеллектуальной собственности
в рыночные отношения необходимы проведение в Российской Федерации целенаправленных законодательных и социально ориентированных мер, направленных на придание субъектам интеллек106
туальной собственности повышенного правового и экономического
статуса, и создание системы образовательных программ для всех
уровней образования.
Источники:
1. Москвин В. Н. Интеллектуальная собственность: проблемы и перспективы использования в рыночных условиях // Управление собственностью. 2011. № 7(82).
2. Павлов А. Ю., Сенченко C. А., Тычинский А. В. Основные подходы к решению
проблемы коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности // Известия Южного федерального ун-та. 2013. № 6(143).
3. Белов В. Г., Денисов Г. И. Из мирового опыта защиты интеллектуальной собственности // Российский экономический журнал. 1997. № 6.
4. Москвин В. Н., Кузьминых В. Н. Имущественный менеджмент: учеб. пособие
/ под ред. В. Н. Москвина / СГГА. Новосибирск, 2000.
5. Попова Н. В. Анализ отечественного и зарубежного опыта управления структурными преобразованиями экономики промышленного сектора // Инженерный
Вестник Дона. 2011. № 4.
6. Мамедов Г. Экономика промышленной собственности как наука // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2011. № 5.
7. Бакина Т. В. Определение и смысловая интерпретация интеллектуального капитала // Наука и экономика. 2013. № 1(17).
магистрант юридического факультета ГУАП
ЕГОРОВ П. П.
СПОРЫ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
И ИХ ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
Споры в сфере предпринимательской деятельности и конфликтогенные ситуации – неотъемлемые составляющие экономических
процессов, протекающих в той или иной стране и в мире в целом.
Если говорить о спорах, то они характеризуются высокой степенью
социального напряжения, в них рельефно проявляются воля и мотивация участников экономических отношений. Отечественный и
зарубежный опыт убедительно показывают, что наиболее эффективное разрешение любых споров в сфере предпринимательской деятельности, возможно, только тогда, когда они переводятся в правовую плоскость. По этому поводу академик B. C. Нерсесянц, глубоко
верно отмечал, что путем разрешения споров в правовом демократическом государстве является их юридизация. По мнению ученого, проблема разрешения споров в сфере предпринимательской деятельности в общем виде может быть охарактеризована как правовая
трансформация конфликтов, их преобразование в соответствующий правовой спор (юридический конфликт, который уже по определению разрешим в силу наличия надлежащего правопорядка
107
(внутри государственного и международного), необходимых правовых норм, процедур, институтов и гарантий[7]). В полной мере слова цитированного автора применимы и к экономическому конфликту. Этот конфликт лишь тогда имеет перспективы урегулирования,
когда он имеет юридическое оформление, находится в правовом поле. В этом случае появляются основания для применения мер государственного, в том числе административного принуждения уполномоченными на то государственными органами и, прежде всего,
применительно к теме настоящего исследования органами исполнительной. Разрешение юридического конфликта – это то или иное
положительное действие (решение) самих субъектов конфликта либо третьей стороны, прекращающее противоборство мирными средствами, либо путем согласования интересов противоборствующих
сторон, либо путем императивного предписания соответствующего органа[4]. При этом, как справедливо отмечает А. В. Дмитриев,
силовые средства, когда они применяются правоохранительными
органами в рамках и в соответствии с законом, зачастую, бывают,
необходимы для прекращения конфликта, а также для наказания
виновных. Важно, делает далее оговорку цитируемый автор, чтобы
они не превращались в орудие произвола и не нарушали прав граждан[5]. Такой риск, нельзя не признать, действительно, он существует.
Следует сказать, что в советский период, когда в нашей стране доминирующее положение занимала государственная собственность и господствовала административно-командная система
управления экономикой, применительно к существовавшим тогда формам хозяйственной жизни также существовала потребность
урегулирования экономических конфликтов или в терминологии
тех лет – хозяйственных споров. Причем решались эти споры, главным образом, пусть и специализированными, но административными органами, т. е. во внесудебном порядке, по крайней мере, для государственных предприятий, а таких, как известно, было абсолютное большинство.
Разрешение хозяйственных (экономических) споров в условиях административно-командной системы управления экономикой.
В советский период государственного строительства, когда господствующей формой собственности была собственность государственная, а рынка в общепринятом понимании не существовало, почва
для экономических конфликтов была весьма ограничена. Советское
государство, не признававшее принципа разделения властей, безраздельно господствуя в сфере экономики, занималось и разрешением
108
хозяйственных споров между предприятиями общественного сектора, не иначе как в системе государственного управления. Поэтому,
используя метод исторического правоведения, хотелось бы рассмотреть механизм разрешения хозяйственных споров в советском государстве.
Важной вехой на пути развития административно-правового регулирования хозяйственных споров в советский период государственного строительства стало издание Постановления Совета Министров Союза ССР от 17 августа 1960 г. № 892 «Об утверждении Положения о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР»
[2].
Следует сказать, что уже в начале 90-х гг. XX в. в России, ориентируясь на зарубежный опыт, также пошли по пути использования
различных альтернативных судебному способов разрешения экономических конфликтов и споров. Правда, все они носили медиативный характер и ориентировались на участие в разрешении спора того или иного посредника, причем на основе цивилистических
подходов. Так, в ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 7 июля 1993 г. «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» среди задач,
выполняемых торгово-промышленными палатами, специально закреплялась такая их задача как содействие урегулированию споров, возникающих между предприятиями, предпринимателями.
Таким образом, создание условий для эффективного разрешения
экономических споров является одной их важных функций Торгово-промышленной палаты РФ, закрепленной как законом, так и ее
уставом. В 2006 г. в целях содействия мирному (внесудебному) урегулированию коммерческих, т.е. экономических споров при Торгово-промышленной палате РФ была образована Коллегия посредников по проведению примирительных процедур. В качестве самостоятельного структурного подразделения российской Торговопромышленной палаты создан Центр арбитража и посредничества,
формирующий ее политику в области рассмотрения экономических
споров, организующим развитие и обеспечивающим текущую деятельность органов, образованных при Палате, по мирному урегулированию и арбитражному разрешению этих споров.
Кроме того, также в начале 90-х гг. XX в. в России стали развиваться третейские суды, которые также задумывались как одна из альтернатив судебному порядку разрешения экономических
споров. Постановлением Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 г.
№ 3115-1 было утверждено Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров[2]. В ст. 1 данного поло109
жения устанавливалось, что оно применяется при передаче на рассмотрение третейских судов споров, вытекающих из гражданских
правоотношений и подведомственных арбитражному суду. Третейский суд мог создаваться сторонами для рассмотрения конкретного
спора. Также предусматривалось создание постоянно действующих
третейских судов. Их могли создавать торгово-промышленные палаты, иные органы, биржи, объединения, а также предприятия, учреждения и организации. В дальнейшем деятельность третейских
судов стала строиться на основании Федерального закона от 24 июня 2002 г. «О третейских судах в Российской Федерации»[1]. По признанию бывшего заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, авторитетного специалиста в области разрешения экономических споров В. В. Витрянского, третейское разбирательство
прижилось и динамично развивается, подтверждением чему является ожидаемое появление нового закона о третейских судах[3].
Еще одной альтернативой судебному разрешению экономических споров является процедура медиации.
Источники:
1. Федеральный закон от 24 июня 2002 г. «О третейских судах в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3029.
2. Постановление Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 г. № 3115-1 «Об утверждении Временного положения о третейском суде для разрешения экономических
споров» // ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 30. Ст. 1790.
3. Витрянский В. Главное, чтобы применение медиации вошло у бизнеса в привычку [Электронный ресурс]. – URL: http://mediation.tpprf.ru/ru/news/ (дата обращения 25.04.2018).
4. Гунибский М. Ш. Юридическая конфликтология. М., 2015. С. 101.
5. Дмитриев А. В. Конфликтология. М., 2013. С. 292.
6. Постановление Совета Министров Союза ССР от 17 августа 1960 г. № 892 «Об
утверждении Положения о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР» // Собрание постановлений Правительства СССР. 1960. № 15. Ст. 127.
7. Юридический конфликт: процедуры разрешения (Юридическая конфликтология. Ч. III). М., 1995. С. 50.
КРЫМСКАЯ Ю. С.
магистрант юридического факультета ГУАП
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА
ПЕРЕВОЗКИ ПАССАЖИРА АВТОМОБИЛЬНЫМ
ТРАНСПОРТОМ
Автомобильный транспорт как один из видов наземного транспорта в наше время получил наибольшее распространение и занимает ведущее положение в перевозках пассажиров. Доступность,
110
мобильность, комфортабельность, автономность движения автомобильных транспортных средств по сравнению с иными видами
транспорта, обусловливают их высокую конкурентоспособность.
Не случайно доля автомобильного транспорта общего пользования
в общем объеме пассажирских перевозок составляет более 60%[6].
В силу действующего гражданского законодательства перевозка пассажиров осуществляется на основании договора перевозки,
по которому перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт
назначения, а пассажир обязуется уплатить установленную плату
за проезд, а при сдаче багажа и за провоз багажа[1]. Перевозка пассажиров автомобильным транспортом признается деятельностью,
осуществление которой может повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, здоровью граждан, в связи с чем
к субъекту, осуществляющему данный вид деятельности, закон
предъявляет повышенные требования[7]. Вместе с тем организация перевозок требует усовершенствования, в том числе правовыми средствами. Правовое регулирование организации перевозок
должно соответствовать существу общественных отношений, складывающихся между участниками транспортного процесса, и предусматривать механизмы стимулирования сотрудничества и самоорганизации. Недооцененность гражданско-правового договора как
регулятора отношений, складывающихся в процессе организации
и осуществления перевозки пассажиров автомобильным транспортом, нередко приводит к ошибкам в выборе наиболее приемлемых
средств правового регулирования отношений как между перевозчиками и пассажирами, так и между владельцами транспортных инфраструктур.
К числу проблемных вопросов в сфере пассажирских автоперевозок, нашедших отражение в материалах правоприменительной
практики, в частности, относятся: отсутствие четко прописанных
правил организации и осуществления междугородних (межмуниципальных) перевозок; отсутствие прозрачной системы тендеров на
получение маршрутов; отсутствие понятного механизма получения
бюджетных субсидий за перевозку льготной категории граждан
для перевозчиков негосударственной формы собственности; недостаточное урегулирование использования такого вида пассажирского транспорта, как легковое и маршрутное такси. Особо следует
выделить проблемы, связанные с организацией автотранспортных
перевозок.
Возникающие в связи с организацией предоставления транспортных услуг населению правоотношения включают в себя две
111
группы общественных отношений: во-первых, гражданско-правовые отношения, основанные на договоре перевозки между перевозчиками и пассажирами; во-вторых, административно-правовые,
основанные на административных предписаниях органов власти
и местного самоуправления. В настоящее время решение вопросов
транспортного обслуживания населения относится к компетенции
субъектов РФ и органов местного самоуправления[3]. В то же время соответствующие полномочия на государственном уровне законодательно не определены. В условиях правовой неопределенности
уполномоченные органы принимают нормативные правовые акты,
устанавливающие механизмы административного регулирования
рынка регулярных перевозок, которые нередко опротестовываются как противоречащие принципам свободной конкуренции[9].
При этом, учитывая особую социальную значимость пассажирских
перевозок, следует отметить, что деятельность пассажирского автомобильного транспорта должна основываться на минимальных
«транспортных стандартах», гарантируемых государством. Такие
стандарты должны включать систему показателей, характеризующих уровень доступности транспортных услуг, их качество, критерии оценки деятельности перевозчика[8]. В этой связи очевидна необходимость скорейшего принятия Федерального закона «Об общих
принципах организации транспортного обслуживания населения
на маршрутах регулярного сообщения в Российской Федерации».
Еще одной проблемой в сфере перевозок пассажиров автомобильным транспортом, не имеющей однозначного решения в правоприменительной практике, являются споры частных перевозчиков с государством и органами власти субъектов РФ о компенсации льготного проезда, предоставляемой отдельной категории граждан[4]. Многочисленные дела, связанные с требованиями перевозчиков компенсации выпадающих доходов, а также расхождения
в позиции судов разного уровня при рассмотрении и разрешении
дел данной категории свидетельствуют о необходимости совершенствования существующих методик расчета компенсации перевозчикам с учетом доли каждого отдельного маршрута в общем объеме
перевозок. В этой связи целесообразна разработка на федеральном
уровне соответствующих методических рекомендаций, единых для
всех перевозчиков независимо от формы собственности.
Достаточно распространенной проблемой в сфере пассажирских
перевозок является перевозка, осуществляемая таким видом автомобильного транспорта, как такси. Перевозка пассажиров и багажа
легковым такси осуществляется на основании публичного договора
112
фрахтования, заключаемого в устной форме[2]. Однако нежелание
фрахтовщика нести ответственность по такому обязательству побуждает перевозчиков изобретать иные варианты возможного взаимодействия. В связи с выстраиванием участниками данных правоотношений сложных гражданско-правовых конструкций у пассажира такси в случае необходимости защиты своих прав и законных
интересов возникают определенные сложности, в том числе с определением надлежащего ответчика по делу.
В качестве общей проблемы правового регулирования в сфере
пассажирских перевозок следует отметить разрозненность транспортного законодательства в нашей стране. В этой связи целесообразно принятие основополагающего кодификационного акта, соединяющего в себе нормы, регулирующие правила перевозки на отдельных видах транспорта. Вместе с тем вопрос о необходимости
разработки Транспортного кодекса РФ или Кодекса транспортных
перевозок РФ остается дискуссионным и требует дополнительного
исследования[10].
Источники:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 года
№ 14-ФЗ (редакция от 05.12.2017 года).
2. Федеральный закон от 08.11.2007 года № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» (редакция от 03.07.2016
года).
3. Закон Приморского края от 03.06.2014 года № 427-КЗ «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты Приморского края по вопросам транспортного
обслуживания населения».
4. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.04.2015 года №
АПЛ15-142.
5. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта (кн.
4). М.: Статут, 2003.
6. Лернер Б. Е. Гражданско-правовые договоры как средства самоорганизации
пассажирских перевозок на автомобильном транспорте: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2013.
7. Зарапина Л. В. Правовое регулирование перевозки пассажиров автомобильным транспортом в междугородном сообщении: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
Волгоград, 2005.
8. Ахундов Р. А. Правовое регулирование пассажирских перевозок автомобильным транспортом в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.,
2005.
9. Кукушкин П. П., Мирошниченко М. Н. Обращение транспортных прокуроров
в суды с заявлениями в защиту прав субъектов предпринимательской деятельности // Законность. 2017. № 6.
10. Стрельникова И. А. Проблемы правового регулирования транспортной деятельности // Современное право. 2012. № 1.
113
ЛЕОНТЬЕВА Е. А.
магистрант юридического факультета ГУАП
КОГДА ЕСТЬ ЧТО ДЕЛИТЬ: ЗАКОННЫЙ РЕЖИМ
ИМУЩЕСТВА СУПРУГОВ
В наши дни около половины брачных союзов распадается в первые годы супружеской жизни, а это подразумевает каждый третий
брак в России. Досадным становиться тот факт, что следственнопричинной связью непримиримых разногласий и расторжения брака как итог следует – неминуемый раздел «микромира» супругов,
их совместно нажитой собственности, общего имущества.
Увы, далеко не каждая семья способна выдержать атмосферу экзамена «климатом совместного проживания» и исполнения семейных обязанностей. Можно смело предположить, что полученные
знания о правовом (законном) режиме имущественных отношений
между супругами способны не только ослабить разногласия, свести к минимуму затраты сторон на процедуру раздела имущества,
сконцентрировать внимание на грамотной реализации статей закона в реальной жизни, но и сохранить брак, избежав многих конфликтных ситуаций, ведущих в последствии, к разделу совместно
нажитого имущества.
Согласно Законодательству нашей страны, имущественные права
супругов регулируются нормами Семейного и Гражданского права
Российской Федерации. Насколько известно, имущественные права
супругов представляют собой совокупность определенных взаимоотношений и ответственности супругов, по поводу распоряжения собственностью, которая была приобретена ими в период брака.
Начнём с того, что ст. 256 Гражданского Кодекса РФ и глава 7
Семейного Кодекса Российской Федерации – это основные нормативные акты, которые устанавливают и регулируют порядок осуществления супругами их семейных прав и обязанностей, а также
обеспечивают возможность применения, мер защиты прав семьи
в современной жизни супругов. В первую очередь, законный режим
имущества супругов заключается в установлении законодательством, равноправия при владении и распоряжении общей собственностью супругами, а также обдуманным соблюдением каждой стороной обязанности воздерживаться от ущемления прав друг друга.
Важно отметить, что данный режим будет иметь силу только, в случае, когда между супругами не заключен брачный договор или соглашение о разделе общего имущества между супругами.
114
Следует иметь в виду, что под источниками первоначальных
оснований совместной собственности супругов подразумеваются:
момент приобретения имущества (создания); источник приобретения (создания); назначение имущества. Статья 34 Семейного Кодекса РФ конкретизирует источники и условия, при соблюдении которых имущество будет считаться общей собственностью для супругов. Итак, к общему имуществу супругов Российское законодательство, относит доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской деятельности, а также результаты интеллектуальной
деятельности. В этот список включены пенсии, пособия, иные денежные выплаты, полученные супругами, не имеющие совокупность определённого целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности, вследствие увечья, либо иного повреждения
здоровья, и другие). В составе общей собственности супругов так
же следует учитывать движимые или недвижимые вещи, ценные
бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, приобретенные
супругами за счет общих доходов семьи, и любое другое нажитое
супругами в период брака имущество независимо от того, на имя
какого супруга оно приобретено и кем из супругов внесены денежные средства. Если один из супругов, во время брачных отношений
осуществлял ведение домашнего хозяйства, занимался воспитанием детей, осуществлял уход за ними, либо по каким-то другим уважительным причинам (инвалидность, невозможность трудоустройства, болезнь и т. д.) он не мог иметь самостоятельный доход, то право на общее имущество супругов ему принадлежит так же по праву.
Собственность каждого из супругов решением Суда может быть так
же признана совместной, если будет установлено, что в период брачных отношений супруги, за счет общих средств (или средств одного из супругов) произвели вложения, значительно преумножившие
стоимость данной собственности. В этом случае обязательно будет
учитываться стоимость собственности до и после произведенных
в неё вложений.
Необходимо чётко понимать, что собственность или имущество
супругов, полученные ими до вступления в брак, а также полученные во время брака по договору дарения, по наследованию, а также
приобретение собственности по условию приватизации, включая
предметы индивидуального пользования кроме предметов роскоши, согласно действующему законодательству, к общему совместному имуществу супругов относить не следует.
115
Согласно пп. 2 и 5 ст. 38 Семейного Кодекса РФ, вещи, приобретенные супругами для осуществления воспитания и ухода за детьми во время брачных отношений, включая одежду, обувь, школьные вещи, книги и игрушки, а также денежные депозиты, оформленные на имя общих несовершеннолетних детей, так же не входят в список общей совместной собственности.
В жизни каждой пары, обремененной узами брака, рано или
поздно встает вопрос о приобретении недвижимого имущества, а
точнее на чье имя его приобрести и как обезопасить себя от «непредсказуемого» будущего. Вариантов собственно не так уж и много:
супруги могут приобрести недвижимость в долевую собственность
при этом доли могут быть как равными, так и нет; в общую совместную собственность (без выделения долей) и в долевую собственность
на супругов и их детей. Приобретя недвижимость, как в общую совместную собственность, так и в долевую на практике возникает вопрос как ей пользоваться, а именно: подключать различные услуги,
представлять интересы в газовых, электрослужбах, организациях,
предоставляющих телекоммуникационные услуги и услуги Интернет, а также кто может заключать договора об оказании услуг,
участвовать в собраниях собственников, сдавать в наем или аренду?
При общей совместной собственности данные действия совершает супруг на чье имя приобретено имущество, а при долевой собственности везде нужны оба собственника. Альтернативой решения
данного вопроса может служить нотариально оформленная доверенность на требуемые действия. Так же доверенность может послужить альтернативой, если супруги желают распорядиться (продать/подарить/сдать в аренду) имуществом целиком при невозможности одновременного подписания договора.
Согласно ст. 35 Семейного кодекса РФ, если брачным договором
или соглашением о разделе общей совместной собственности не установлен режим раздельной собственности, то для совершения сделки
по распоряжению имуществом, обязательным требованием является наличие согласия другого супруга на совершение такой сделки.
При этом неважно долевая собственность у супругов или нет. При
долевой собственности, доля супруга все равно считается общей. Супруги, имея в долевой собственности недвижимое имущество, приобретенное в браке, не имеют права дарить или продавать свои доли,
друг другу. Данный вариант возможен только при наличии заключенного брачного договора, которым установлен раздельный режим
собственности. При совместной собственности, не долевой, отчуждение части имущества невозможно пока доли каждого супруга не
116
будут выделены. Для сделок с ипотекой и оформления нотариально удостоверенного договора отчуждения, согласие супруга должно
быть обязательно нотариальным.
Можно с уверенностью утверждать, что сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению их общим имуществом, будет
признана судом недействительной по причине отсутствия такового
согласия, но только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке имела намерения действовать
вопреки действующему законодательству, заведомо зная о несогласии супруга на совершение данной сделки. Обманутый супруг, чье
нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной
в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.
Исходя из всего вышесказанного, можно заключить, что режим
совместной собственности является законным режимом в отношении общей собственности супругов, и действует без участия какихлибо дополнительных условий. Помимо сказанного выше, осведомлённость супругов о своих правах и обязанностях помогут обеспечить гибкость и прочность в урегулировании имущественными отношениями между собой.
Источники:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от
13.07.2015) // СЗ РФ. 1994. № 32.
2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от
30.12.2015) // СЗ РФ. 1996. № 1.
3. Нестерова Т. И. Раздел общих обязательств (долгов) супругов // Семейное и
жилищное право. 2013. № 2.
4. Хакимзянова М. Т. Правовое регулирование общей собственности // Молодой
ученый. 2017. № 42.
5. Чефранова Е. А., Чашкова С. Ю. Применение семейного законодательства в нотариальной практике: науч.-практ. пособие. М., 2014.
6. Чашкова С. Ю. Институт согласия на совершение сделки в свете изменений
гражданского законодательства: учеб. пособие. М., 2014.
7. Шаина М. А. О проблематике долевой собственности супругов // Адвокат.
2015. № 7.
117
ПЕТРОСЯН Е. Л.
магистрант юридического факультета ГУАП
ЮРИДИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ «РОДСТВО»
В СОВРЕМЕННОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ
Понимание категории «родство» в российской правовой доктрине сводится в основном к «происхождению одного лица от другого
или от общего предка», при этом под происхождением понимается
«кровная или генетическая связь», либо «родство» определяется
просто как «кровная связь между людьми»1.
Однако появление вспомогательных репродуктивных технологий ставит под сомнение действующую концепцию родства. В процессе вспомогательной репродукции могут использоваться биологические материалы не только людей, желающих стать родителями,
но и иных лиц. Зачастую лица, записанные в качестве родителей
такого ребенка, вообще не имеют с ним биологического или генетического родства.
Поэтому ребенок, по крайней мере гипотетически, может иметь
пять возможных родителей, а именно: мужчина и женщина, которые
применяют методы вспомогательной репродукции для рождения ребенка, мужчина и женщина – доноры, а также суррогатная мать. Кроме того, суррогатная мать может состоять в браке, и тогда еще возможным родителем становится ее муж на основе презумпции отцовства.
Трудности возникают также в связи с тем, что «родство» является термином, который обозначает потомственные отношения, преемственную связь между родителями и детьми. Правовая категория «родство» заключает в себе не только юридический, но, прежде
всего, естественно-биологический аспект. При этом ряд ученых считают, что последний преобладает над юридическим и предшествует
ему. В то же время родство – это юридический факт, который влечет
возникновение юридических правоотношений. Дихотомия между
этими двумя аспектами вносит определенные трудности в понимание концепции родства и происхождения ребенка.
До XIX в. в странах Европы, России и ряде других стран главным при определении происхождения выступал юридический аспект, признавались только законнорожденные дети. В конце 70-х
гг. XIX в. в Европе, а позднее и в России начался процесс, при котором законно и незаконнорожденные дети приравнивались в правах,
и на первый план стал выходить естественно-биологический аспект,
что, в свою очередь, сопровождалось бурной критикой.
118
Реформа концепции родства, начавшаяся в конце 70-х гг. XIX в.
в Европе, распространила практически во всем мире такой принцип
установления родства, как необходимость наличия генетической
или биологической связи, т.е. родства кровного. При этом кровное
родство в законодательстве часто ставилось выше других семейноправовых ценностей, таких, как мир в семье, ее стабильность и другие2.
Однако прогрессивная по тем временам концепция быстро столкнулась с новыми трудностями. Появление вспомогательных репродуктивных технологий поставило под сомнение принцип необходимости наличия биологического родства или, как его еще называют испанские ученые, «принцип биологической истины», который
приводил бы к установлению отцовства или материнства лиц – доноров половых гамет.
В концепции родства фактически был сформулирован новый
принцип, согласно которому в ряде случаев формальный элемент
должен стоять выше биологического и законными должны признаваться родители, которые заключили соглашение о применении методов вспомогательной репродукции с целью рождения ребенка.
Возможность и необходимость определения новой формы родства, наряду с биологическим, обсуждается в семейно-правовой
литературе различных стран. Так, итальянский профессор Трабуцы из Падуи предложил ввести категорию гражданского родства.
Это предложение, однако, не увенчалось успехом, в связи с тем, что
профессором была предложена очень широкая и неоднозначная для
толкования категория.
В России ученые предлагали ввести понятие социального родства, основанного на системе общественных связей, однако данная категория также является слишком широкой и не отражает сущность
новой формы3.
Стоит отметить, что в правовых доктринах ряда стран, в том числе и России, главный вопрос о том, что в данном случае должно
преобладать, генетическое родство или соглашение о применении
вспомогательных репродуктивных технологий, остается нерешенным. Таким образом, эти принципы развиваются параллель, но как
никогда актуально стоит вопрос о том, кого мы понимаем уже под
юридическими терминами «родитель», «отец» или «мать». Какие
юридические критерии должны лечь в основу их определения?
Опыт сравнительного правоведения показывает, что не существует одного критерия для определения тонкой сущности таких понятий, как «родство» и «родитель».
119
На наш взгляд, необходимо выделить по крайней мере четыре
критерия, которые можно положить в основу новой концепции родства в отношении родителей и детей:
1) генетическая связь;
2) критерий выражения воли, направленной на совершение действий по зачатию и рождению ребенка;
3) законность применения вспомогательных репродуктивных
технологий;
4) критерий наилучших интересов ребенка.
При этом в определенных ситуациях одни критерии должны
преобладать над другими, а в ряде случаев они должны сочетаться
и рассматриваться в совокупности, чтобы принять наиболее разумное и справедливое решение.
Генетическая связь родителей и ребенка – это традиционный
критерий для установления родства, который уходит своими корнями в прошлое. Конечно, раньше невозможно было установить генетическое родство наверняка, поэтому закон связывал с материнством факт рождения женщиной ребенка и презюмировал отцовство ее мужа. В других случаях требовались доказательства сожития
и ведения общего хозяйства с матерью ребенка. В настоящее время
генетическая экспертиза может установить генетическое родство со
значительно большей степенью точности.
Критерий генетической связи не может использоваться при определении родства в отношении детей, рожденных при помощи вспомогательных репродуктивных технологий, за исключением случаев, когда используются генетические материалы мужчины и женщины, применяющих данные технологии с целью рождения общего ребенка4.
Сложные этические и юридические проблемы возникают и тогда,
когда необходимо установить материнство ребенка, имеющего генетическую связь с женщиной, которая предоставила свои клетки для
оплодотворения, и биологическую связь с другой женщиной, которая вынашивала его девять месяцев и впоследствии рожала (так
называемое гестационное родство). Какой вид связи, генетический
или гестационный, является более предпочтительным? В законодательстве ряда стран этот вопрос решается по-разному. В Российской
Федерации на основании п. 4 ст. 51 Семейного Кодекса Российской
Федерации, обусловливающего передачу ребенка предполагаемым
родителям согласием суррогатной матери, можно сделать вывод о
приоритете гестационного родства5. В отдельных штатах США, где
разрешено применение суррогатного материнства, приоритет отда120
ется, напротив, родству генетическому. Так, в штате Калифорния
суд постановил, что родителями ребенка являются только супруги,
заключившие договор с суррогатной матерью о рождении ребенка,
и вынес постановление о принудительном исполнении договора о
суррогатном материнстве.
При этом, на наш взгляд, основным критерием при установлении
происхождения ребенка, рожденного с помощью вспомогательной
репродукции, должна выступать не генетическая или гестационная связь, а воля предполагаемых родителей, направленная на рождение ребенка, как победа принципа волюнтаризма над биологическим фактором. Американские законы и правоприменительная
практика называют этот критерий также «намерение произвести
потомство».
Согласно этой точке зрения, появляется еще один вид родства,
основанного на намерении иметь ребенка. Родителями ребенка будут признаваться мужчина и женщина, которые дали свое согласие
на применение вспомогательных репродуктивных технологий с целью рождения ребенка. Так, действие этого критерия проявляется
в п. 3 ст. 52 Семейного кодекса РФ: мужчина, давший свое согласие на оплодотворение его жены донорской спермой, не может впоследствии оспорить свое отцовство, ссылаясь на отсутствие генетической связи между ним и родившимся ребенком. Аналогичное
правило распространяется и на супругов, использующих метод суррогатного материнства, после внесения записи о родителях в книгу
регистрации актов гражданского состояния.
Нельзя обойти вниманием и критерий законности применения
вспомогательной репродуктивной технологии. Для поддержания
правопорядка и контроля в сфере репродуктивных технологий необходимо, чтобы они применялись строго в соответствии с законодательством.
Очевидно, что принудительное изъятие половых гамет и эксплуатация женщин в сфере суррогатного материнства запрещены. Если
в результате подобных действий рождается ребенок, то его происхождение не может быть установлено ни на основании генетического
критерия, ни на основании соглашения о применении методов вспомогательной репродукции, которое может быть заключено, например, медицинской организацией и лицами, желающими стать родителями6.
Речь может идти и об осуществлении подобной деятельности медицинской организацией без лицензии, в результате чего такая организация становится субъектом, неправомочным заключать согла121
шение о применении методов вспомогательной репродукции. Данная сфера договорных отношений не может регулироваться только
в рамках гражданского права, поскольку появляется на свет ребенок и необходимо руководствоваться прежде всего его интересами.
Ряд ученых предлагают выработать четкую систему, какие репродуктивные технологии должны признаваться законными, какие морально предосудительными, но допустимыми законом, а какие должны быть запрещены. По этому пути идет семейное право
Европы, в большинстве стран которой действует правило, что, если
суррогатное материнство осуществляется незаконно, матерью признается женщина, родившая ребенка, а не женщина, имеющая намерение стать матерью7.
Очевидно, что при установлении происхождения ребенка необходимо учитывать и его интересы. Однако критерий наилучших интересов ребенка не может применяться по делам об установлении его
происхождения так же эффективно, как и по делам о порядке осуществления родительских прав, об определении места жительства
ребенка и по другим спорам о детях.
Ряд зарубежных авторов предлагают также использовать и другие критерии, например, взаимную привязанность родителей и ребенка, а также критерий принятия ребенка в семью по аналогии
с усыновлением.
Так, например, ученые Чили утверждают, что устанавливать
родство необходимо не только на основании традиционного критерия генетической связи, но и учитывая факт взаимной привязанности и любви родителей и ребенка. Однако данный критерий является достаточно субъективным и неопределенным, чтобы эффективно применяться в юриспруденции в случае возникновения спора.
Кроме того, ряд ученых предполагают, что при установлении происхождения детей возможно применять по аналогии закона нормы
об усыновлении, когда родительское правоотношение устанавливается на основании факта принятия ребенка в семью, а не на основании генетического родства. Речь идет прежде всего о том, чтобы
дать мужчине и женщине, желающим стать родителями ребенка,
предпочтение в установлении отцовства и материнства перед донорами половых клеток.
Другие ученые полагают, что возможность применения такой аналогии должна быть ограничена, поскольку главная цель и
смысл института усыновления – это устроить ребенка, лишившегося попечения родителей, в семью, а не желание усыновителей иметь
ребенка.
122
Таким образом, понятие «родство» в современных правовых реалиях является многоаспектным, что требует выработки и законодательного закрепления отдельной системы критериев для его установления.
1 Популярный юридический энциклопедический словарь / под ред. О. Е. Кутафина, В. А. Туманова, И. В. Шмарова. М., 2015.
2 Трегубова А. Е. Основы зарубежного семейного права. М., 2014. С. 121–123.
3 Елисеева А. А. О совершенствовании семейного законодательства в области
правового регулирования личных неимущественных отношений // Журнал российского права. 2012. № 3.
4 Кавелин А. Е. Права семейственные // Журнал гражданского права. СПб.,
2016.
5 См.: Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (ред.
от 01.05.2017). М., 2017. С. 34–35.
6 Канонерина В. А. Категория «родство» в зарубежном праве. М., 2014.
7 Ильина О. Ю. Концепция совершенствования семейного законодательства
как инструмент гармонизации частных и публичных интересов // Семейное право.
2014. № 6. С. 81–85.
магистрант юридического факультета ГУАП
ФИЛИМОНОВ Д. С.
ОСОБЕННОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
ПО ВОЛЕ СУПРУГОВ
Право общей совместной собственности по воле супругов в соответствии с действующим законодательством, может прекратиться
в следующих случаях. В качестве оснований прекращения законного режима общности (режима совместной собственности) можно
выделить, во-первых, прекращение брака – смерть, объявление супруга умершим или развод и, во-вторых, заключением супругами
брачного договора, устанавливающего другой правовой режим имущества супругов.
Основанием прекращения права общей собственности по взаимному согласию супругов, прямо предусмотренными семейным законодательством, являются соглашение о разделе общего имущества
супругов (п. 2 ст. 38 СК РФ) и брачный договор (ст. 41 СК РФ), устанавливающий режим долевой и раздельной собственности на отдельные виды нажитого имущества. Выдача нотариусом свидетельства о паве на долю в общем имуществе супругов по письменному
заявлению супругов предусмотрена ст. 74 Основ законодательства
РФ о нотариате. Более того, ст. 254 ГК РФ супруги вправе заключить соглашение об определении долей. Ввиду того, что два послед123
них основания прекращения права совместной собственности супругов семейным законодательством не предусмотрены.
Согласно положениям ст. 74 Основ законодательства РФ о нотариате по совместному письменному заявлению супругов выдает одному из них или обоим супругам свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе, если супруги не закрепляют
своим соглашением за каждым из них конкретные предметы, а желают лишь определить свою долю в общем имуществе. Следует отметить, что ст. 74 Основ законодательства РФ о нотариате не содержит упоминания о каком-либо соглашении между супругами; закон оперирует такой категорией как «совместное письменное заявление супругов». Однако заявление и соглашение имеют различную
правовую природу и не могут подменять друг друга. В связи, с чем
Е. А. Чефранова характеризует свидетельство оправе собственности
на долю в общем имуществе супругов как «правообразующий документ, в котором находят закрепленные договоренности, достигнутые супругами по поводу их прав на нажитое в браке имущество»1.
Однако свидетельства, выдаваемые нотариусом, являются публичным документом, подтверждающим право на имущество.
Законодатель предоставил супругам возможность прекратить
право общей совместной собственности посредством заключения
соглашения (будь то соглашение о разделе, соглашение об определении долей или брачный договор). Полагаем, что выдача нотариусом указанного свидетельства о праве собственности по общему
заявлению супругов была актуальна в период существования исключительно их совместной собственности, когда единственно возможным был режим совместной собственности, который супруги не
вправе были изменить соглашением. Выявленная коллизия вполне
объяснима тем, что Основы законодательства РФ о нотариате были
приняты в 1993 г., т. е. существенно ранее принятия действующих
Семейного и Гражданского кодексов РФ, определяющих порядок
прекращения права общей совместной собственности супругов.
Долгое время не утихают споры о возможности прекращения
права собственности совместной собственности супругов путем заключения соглашения об определении долей в праве собственности
на основании п. 5 ст. 244 ГК РФ. Некоторые авторы придерживаются точки зрения о том, прекращение права общей совместной собственности супругов путем заключения соглашения об определении долей на основании п. 5 ст. 244 ГК РФ недопустимо. Так, в соответствии с п. 4 СК РФ гражданское законодательство применяется к имущественным отношениям супругов, не урегулированным
124
семейным законодательством. В соответствии со ст. 33, 42 СК РФ
законный режим имущества супругов – режим совместной собственности – может быть изменен брачным договором и, в частности,
супруги вправе изменить режим совместной собственности, установив режим долевой собственности на совместное имущество путем
заключения брачного договора2.
Н. В. Артемьева утверждает, что поскольку СК РФ не содержит
норм, предоставляющих возможность заключения соглашения об
определении долей по гражданскому законодательству, постольку
нормы ГК РФ об установлении долевой собственности на общее имущество путем заключения соглашения неприменимы к имуществу
супругов3. Равным образом В. П. Мозолин полагает, что СК РФ урегулировал механизм установления долевой собственности на совместное имущество супругов путем заключения брачного договора4.
Среди особенностей прекращения права совместной собственности супругов можно выделить трансформацию вещных прав супругов в обязательственные права супруга-участника коммерческой
организации. Так, ст. 34 СК РФ установлено, что приобретенные за
счет общих доходов супругов ценные бумаги, вклады, доли в капитале коммерческой организации являются их общим имуществом.
Тем не менее, доходы супругов, составляющие общую собственность супругов, передаются, как правило, одним из супругов в качестве вклада в капитал коммерческой организации либо оплату
акций и, таким образом, становятся собственностью юридического лица. В этом случае супруг-участник приобретает обязательственный права (п. 2 ст. 48 ГК РФ)5. Если исходить из того, что доля
в уставном капитале свидетельствует о наличии у участника совокупности имущественных и обязательственных прав, то можно утверждать, что при внесении имущества супругов в счет уплаты доли в уставном капитале коммерческой организации прекращается
право совместной собственности супругов на это имущество, а возникает некий набор определенных прав по отношению к обществу,
образующих общее имущество.
Итак, подводя анализ оснований прекращения права общей совместной собственности супругов, можно выделить следующие базисные основания квалификации прекращения общей совместной
собственности супругов: по воле супругов.
Право общей совместной собственности супругов в соответствии
с действующим законодательством может прекратиться в случаях:
– заключения брачного договора;
– заключения соглашения о разделе;
125
– заключения соглашения об определении долей;
– внесения имущества супругов в счет уплаты доли в уставном
капитале коммерческой организации;
– выдачи нотариусом свидетельства о праве на долю в общем
имуществе по письменному заявлению супругов.
Источники:
1. Чефранова Е. А. Сделки, заключенные между супругами // Юрист. 2005. №
1. С. 39.
2. Латрий К. Свобода заключения брачных договоров: различные имущественные выгоды и особые условия в брачных договорах // Нотариальный вестник. 2012.
№ 1. С. 14.
3. Артемьева Н. В. Совместная собственность супругов: актуальные вопросы
правового регулирования и практика применения // Бюллетень нотариальной практики. 2003. № 6. С. 2.
4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей
(постатейный) / под общ. ред. В. П. Мозолина. М.: БЕК, 2006. С. 95.
5. Федорова О. А. О приобретении имущества в долевую собственность // Закон.
2008. № 4. С. 189.
БЕЛЕВЦОВА Ю. А.
магистрант юридического факультета ГУАП
ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РАСТОРЖЕНИЯ БРАКА
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Юридические последствия или как их еще принято называть
правовые последствия занимают свое почётное место и распространяют действия с момента вступления в силу решения суда,
если брак расторгается в судебном порядке, или же с момента выдачи свидетельства о расторжении брака и соответствующей записи в книгу записи актов гражданского состояния, если расторжения брака осуществлялось через органы ЗАГС. Данные действия
служат предпосылкой для прекращения всех семейно-правовых
отношений супругов. Существует две категории правовых последствий. К первой категории относятся правоотношения, прекращающиеся сразу после развода, ко второй же категории относятся отношения, которые могут быть сохранены по желанию супруга или
в силу нормы установленной законом. Например, супруга по своему желанию вправе сохранить брачную фамилию согласно статье
32 Семейного кодекса РФ. Что касается правоотношений, которые
могут быть сохранены в силу нормы установленной в законе, то ярким примером является право на получение содержания от бывшего супруга нуждающимся нетрудоспособным супругом, если он
126
стал нетрудоспособным до расторжения брака или в течении года
с момента расторжения брака. Данная норма закреплена статьей
90 Семейного кодекса РФ.
Расторжение брака влечет за собой передел общей собственности супругов. Данная норма закреплена в статьях 38, 39 Семейного кодекса РФ и устанавливает единство доли супругов, но согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998
г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении
дел о расторжении брака», при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии
с п.2 статьи 39 Семейного кодекса РФ может в отдельных случаях
отступить от начала равенства долей супругов[2]. К таким случаям
относятся: интересы несовершеннолетних детей; заслуживающие
внимания интересы одного из супругов, а именно случаи, когда супруг без уважительной причины не получает доходов, или супруг
расходовал общее имущество супругов в ущерб интересов семьи,
или, когда супругу по состояния здоровья, либо же по каким-либо
независящим от него обстоятельствам, не может осуществлять трудовую деятельность и получать за счет нее доход.
Суд обязан привести в своем решении мотивы отступления от равенства долей общего имущества супругов.
Однако, на практике возникают некоторые противоречия и проблемы.
Одной из наиболее распространенных проблем является раздел
имущества, приобретенного в период брака, но на средства, принадлежащие одному из супругов до брака. Касаемо этого аспекта законодатель устанавливает, что данное имущество принадлежит тому
супругу, которому до брака принадлежали потраченные денежные
средства. Однако, при возникновении спора, данному супругу будет
необходимо доказать факт наличия этих денежных средств и их последующая затрата на приобретение спорного имущества. Что касается доказательств, то ими могут служить договоры займа, расписки о получении денежных средств и т.д. Также немаловажным
фактором является предоставление документов о снятии данных
денежных средств непосредственно перед оплатой и т.д. В свою очередь, в связи с расторжением брака, прекращает своё действие при
расторжении брака и норма статьи 35 Семейного кодекса РФ, которая касается презумпции согласия супруга на совершение сделки
по распоряжению общим имуществом другим супругом.
Еще одной немаловажной проблемой данного вопроса является
определение долей в совместной собственности супругов.
127
Согласно законодательству, как было указанно выше, суд в праве отступить от начала равенства долей супругов в нескольких случаях.
Во-первых, с целью защиты интересов несовершеннолетних детей. Супругу, с которым будут проживать несовершеннолетние дети, может быть присуждено более половины совместно нажитого
имущества. Однако в содержании статьи 39 Семейного кодекса РФ
прямо не указанно, что такой раздел имущества возможен лишь
при наличии у супругов общих детей, отсюда вытекает проблемный
аспект, поскольку, исходя из формулировки статьи, большую долю
может получить супруг, имеющий несовершеннолетних детей от
прошлого брака.
Во-вторых, если один из супругов не получает доход по неуважительным причинам или расходует общее имущество в ущерб интересов семьи. На основании статьи 34 Семейного кодекса РФ можно
говорить о том, что не получением дохода по неуважительной причине не является обстоятельства, при которых один из супругов
осуществляет уход за ребенком или другим членом семьи, нуждающимся в уходе, а также если он вел домашнее хозяйство, или не
имел заработка по причине того, что по месту его жительства отсутствует возможность получить работу по специальности[1].
Проанализировав статьи 34 и 39 Семейного кодекса РФ невольно
возникает вопрос, как на практике доказать факт ведения домашнего хозяйства одним из супругов. Очевидно, что супруги состоя
в браке, оба, так или иначе участвуют в ведении семейного хозяйства. Таким образом, можно говорить о том, что норма, закрепленная
в статье 39 Семейного кодекса РФ логична по своему содержанию,
но требует корректировки, поскольку на практике почти не применима по причинам, указанным выше.
Правовые последствия расторжения брака также предусматривают утрату и других прав супругов. К ним относятся: право на наследование по закону в случае смерти супруга; право на пенсионное
обеспечение в связи с потерей супруга по установленным законом
основаниям и др.
Но стоит отметить, что расторжение брака не влечет за собой прекращения правоотношений между родителями и детьми.
Подводя итог вышесказанному можно прийти к следующим выводам. Правовые последствия расторжения брака начинают свое
действие с момента вступления в силу решения суда или же с момента записи в книге записи актов гражданского состояния. Данная норма закреплена законодательно, в основном в Семейном ко128
дексе РФ. Однако, формулировки закрепляющие данную норму нуждаются в дополнении и корректировке, поскольку закон в данной
редакции на практике порождает некоторое количество проблемных аспектов. Данные пробелы в законодательстве, на мой взгляд,
необходимо решить в ближайшее время, дабы устранить практические проблемы, мешающие нормальному функционированию данной системы.
Источники:
1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (в редакции от 29.12.17) // Справочно-правовая система КонсультантПлюс. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_8982/ (дата обращения-05.05.2018).
2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 05.11.1998 г. № 15
// Справочно-правовая система КонсультантПлюс. Режим доступа: http://www.
consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207109/ (дата обращения 05.05.2018 года).
3. Алексеева О. Г. Комментарий к семейному кодексу Российской Федерации /
О. Г. Алексеева, Л. В. Заец, Л. М. Звягенцева. М.: Проспект, 2018.
4. Слепко Г. Е., Стражевич Ю. Н. Правовое регулирование имущественных отношений супругов. М.: Международный юрид. ин-т, 2015.
5. Шмидт Е. Правовые последствия расторжения брака с участием иностранных граждан в Российской Федерации // Вопросы юриспруденции. 2015. С. 71–72.
магистрант юридического факультета ГУАП.
БЛУДОВА А. И.
ЭМАНСИПАЦИЯ, КАК ЭЛЕМЕНТ ВОЗРАСТНОЙ
ДЕЕСПОСОБНОСТИ
В соответствии с законом, дееспособность гражданина определяют, «способность гражданина своими действиями приобретать и
осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские
обязанности и исполнять их» (ст. 21 ГК РФ).
Дееспособность связана с совершением гражданином волевых
действий, что предполагает достижение определенного уровня психической зрелости. Закон в качестве критерия достижения гражданином возможности собственными действиями приобретать для себя права и нести обязанности предусматривает возраст. В соответствии с п. 1 ст. 21 ГК РФ полная дееспособность гражданина возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по
достижении восемнадцатилетнего возраста. Однако в соответствии
с законом Российской Федерации из этого правила допускаются два
исключения: в случае вступления в брак гражданина, не достиг129
шего восемнадцати лет, если ему в установленном законом порядке
снижен брачный возраст, и, во-вторых, эмансипация (ст. 27 ГК РФ).
Согласно абз. 1 п. 2 ст. 13 СК РФ при наличии уважительных
причин органы местного самоуправления вправе разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста 16 лет, по их просьбе. Снижение брачного возраста производится органами местной администрации по месту жительства лиц, вступающих в брак. Отказ в снижении брачного возраста может быть обжалован в суд. Кроме того,
согласно абз. 2 п. 2 ст. 13 СК РФ порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет, могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации.
Если брачный возраст был снижен, и брак зарегистрирован, несовершеннолетний приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме (п. 2 ст. 21 ГК РФ, п. 2 ст. 13 СК РФ). Приобретение гражданской дееспособности носит необратимый характер, то есть,
при расторжении брака до 18 лет, лицо не утратит полной дееспособности. Однако в случае признания брака недействительным, суд
может вынести решение об утрате несовершеннолетним супругом
полной дееспособности. Основания для признания брака недействительным определены ст. ст. 12–14, п. 3 ст. 15 и п. 1 ст. 27 СК РФ: отсутствие взаимного добровольного согласия на вступление в брак,
недостижение брачного возраста, если он не был снижен в установленном порядке, близкое родство, отношения усыновления, недееспособность одного из супругов при вступлении в брак, нерасторгнутый предыдущий брак, брак с лицом, скрывшим наличие у него
ВИЧ-инфекции или венерического заболевания, фиктивный брак.
Признание брака недействительным влечет за собой устранение
всех правовых последствий, связанных с регистрацией брака. Таким образом, несовершеннолетний супруг должен быть возвращен
в то правовое состояние, в котором он пребывал до регистрации брака. Момент, с которого несовершеннолетний супруг утратит дееспособность может быть определен судом либо с даты регистрации недействительного брака, либо с момента вынесения решения суда,
либо с любого иного момента в указанном промежутке времени.
В соответствии со ст. 27 ГК РФ, эмансипация – это объявление
несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, в случае, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту или с согласия
родителей, усыновителя или попечителя занимается предпринимательской деятельностью, полностью дееспособным. Эмансипация совершается по решению органа опеки и попечительства при
130
наличии согласия обоих родителей либо суда, если родители либо
один из них не согласны. Цель эмансипации заключается в придании несовершеннолетнему полноценного гражданско-правового
статуса. Необходимость этого действительно существует, поскольку в соответствии со ст. 26 ГК РФ несовершеннолетний гражданин
в возрасте от 14 до 18 лет может совершать основную массу крупных
сделок лишь с письменного согласия своих родителей, усыновителя или попечителя. Занятие предпринимательской деятельностью
дает возможность несовершеннолетнему совершать крупные сделки и самостоятельно распоряжаться вырученной прибылью, что позволяет ему самореализоваться, достичь высокого социального статуса. Еще одним положительным аспектом эмансипации является
формирование правового сознания, поскольку сама эмансипация
свидетельствует о достижении несовершеннолетним высокого уровня психологической и правовой зрелости. Результатом этого становится способность несовершеннолетнего отдавать отчет своим действиям и нести за них ответственностью.
Однако не стоит забывать также о том, что несовершеннолетний – это, в первую очередь, ребенок. Он не всегда будет таким же
твердым в своих действиях и решениях, не всегда способен правильно оценить сложившуюся ситуацию, элемент инфантильности попрежнему будет присутствовать в его поступках, пока он не наберет
достаточно жизненного опыта. Все это может привести к существенным финансовым потерям, особенно в сфере предпринимательской деятельности.
Кроме того, становясь эмансипированным, несовершеннолетний
утрачивает прежние права и приобретает новые. Так, например,
в соответствии с ст. 81 СК РФ, несовершеннолетний в возрасте до 18
лет имеет право на получение алиментов от своих родителей. При
получении статуса эмансипированного, он утрачивает данное право и приобретает обязанность по выплате алиментов своим нетрудоспособным родителям.
Далее, весьма сложным представляется определение уровня психологической зрелости несовершеннолетнего. В законодательстве
отсутствуют четко обозначенные критерии, в соответствии с которыми суд способен установить способность несовершеннолетнего самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность.
Таким образом, полная дееспособность у несовершеннолетнего
гражданина может возникнуть при наличии оснований, предусмотренных законом. Основания и условия эмансипации несовершеннолетних установлены ст. 27 ГК РФ. Однако в институте эманси131
пации есть свои плюсы и минусы. В особенности следует обратить
внимание законодателя на психологическое состояние несовершеннолетнего, как основной критерий эмансипации, а также уровень
правового сознания. Следует урегулировать еще множество вопросов для более эффективного применения института эмансипации.
Источники:
1. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть I. Официальный текст:
текст Кодекса приводится по состоянию на 20.02.2018. М.: Эксмо, 2018.
2. Грашмановский Д. Ю. Некоторые теоретические проблемы в применении
эмансипации в Российской Федерации // Вестник Челябинского гос. ун-та. 2009.
№ 14.
3. Худойкина Т. В. Правовое воспитание, как основной фактор предупреждения
юридических конфликтов // Глобальный научный потенциал. 2015 № 11(56).
БОРИСОВ Д. И.
магистрант юридического факультета ГУАП
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И КЛАССИФИКАЦИЯ
НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый
обязан платить законно установленные налоги и сборы (Статья 57
Конституции РФ)1.
Налоговое преступление – это виновное общественно опасное деяние (действие или бездействие) в сфере налогообложения, за совершение которого Уголовным кодексом РФ (УК) предусмотрено наказание. Уголовная ответственность за совершение налоговых преступлений является самым тяжелым видом ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах.
Уголовная ответственность установлена за следующие налоговые преступления:
– Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или)
физического лица – плательщика страховых взносов от уплаты
страховых взносов (Ст. 198 УК РФ)2.
– Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией – плательщиком страховых взносов (Ст. 199 УК РФ).
– Неисполнение обязанностей налогового агента (Ст. 199.1 УК
РФ).
– Сокрытие денежных средств либо имущества организации или
индивидуального предпринимателя, за счет которых должно про132
изводиться взыскание налогов, сборов, страховых взносов (Ст. 199.2
УК РФ).
– Уклонение страхователя – физического лица от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний
в государственный внебюджетный фонд (Ст. 199.3 УК РФ).
– Уклонение страхователя-организации от уплаты страховых
взносов на обязательное социальное страхование от несчастных
случаев на производстве и профессиональных заболеваний в государственный внебюджетный фонд (Ст. 199.4 УК РФ).
Под уклонением от уплаты, ответственность за которое предусмотрены ст. 198, 199, 199.1, 199.3 и 199.4 УК РФ, следует понимать
умышленные деяния, направленные на их неуплату в крупном или
особо крупном размере, повлекшие полное или частичное непоступление соответствующих денежных средств в бюджетную систему
Российской Федерации³.
Под сокрытием денежных средств либо имущества организации
или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно
производиться взыскание налогов и (или) сборов понимают деяние,
направленное на воспрепятствование принудительному взысканию
недоимки по налогам и сборам в крупном размере.
Величины крупного и особо крупного размера различны. Они
указаны в каждой из перечисленных статей в разделе «Примечание».
Способами, посредством которых могут быть совершены предусмотренные данными статьями деяния, могут быть как умышленное
включение заведомо ложных сведений в декларации и иные, представляемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, отчетные документы, так и бездействие, выразившееся в непредоставлении предусмотренных российским законодательством
отчетных документов.
Под включением в налоговую декларацию или в иные документы, представление которых в соответствии с законодательством
Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным,
заведомо ложных сведений, понимается умышленное указание
в них несоответствующих действительности данных о налоговой
базе, объекте налогообложения, наличии и/или величине налоговых льгот и вычетов, а также любой другой информации, влияющей на исчисление и уплату налогов, и сборов и приведшей к полному или частичному непоступлению соответствующих денежных
средств в бюджетную систему Российской Федерации.
133
В соответствии со статьей 15 УК РФ преступления делятся на
следующие категории:
– небольшой тяжести – умышленные и неосторожные деяния,
за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное
настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.
– средней тяжести – умышленные деяния, за совершение которых
максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не
превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за
совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.
– тяжкие преступления – умышленные деяния, за совершение
которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим
Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.
– особо тяжкие преступления – умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание
в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.
Таким образом можно увидеть, что законодатель определил
большую часть налоговых преступления как относящиеся к категориям небольшой и средней тяжести. При этом к преступлениям
средней тяжести суд может отнести составы преступлений, соответствующие ч. 2 ст. 199, ч. 2 ст. 199.1, ч. 2 ст. 199.2 и ч. 2 ст. 199.4 УК
РФ. А к категории тяжких преступлений только составы, соответствующие ч. 2 ст. 199, ч. 2 ст. 199.1 и ч. 2 ст. 199.2 УК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:
а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;
б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
в) десять лет после совершения тяжкого преступления;
г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.
Таким образом за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов и
(или) страховых взносов к уголовной ответственности можно привлечь:
– в течение двух лет после совершения преступления в соответствии со ст. 198, ч. 1 ст. 199, ч. 1 ст. 199.1 и ч. 1 ст. 199.4 УК РФ;
– в течение шести лет после совершения преступления в соответствии с ч. 2 ст. 199.4 УК РФ;
– в течение десяти лет после совершения преступления в соответствии с ч. 2 ст. 199, ч. 2 ст. 199.1 и ч. 2 ст. 199.2 УК РФ.
134
1 Конституция Российской Федерации. М., 2018.
2 Уголовный Кодекс Российской Федерации. М.: Эксмо, 2017.
3 Пленум Верховного суда РФ, Постановление от 28 декабря 2006 г. № 64 «О пра-
ктике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления».
магистрант юридического факультета ГУАП
ГАШКОВА А. Э.
ВЫСЕЛЕНИЕ НАНИМАТЕЛЕЙ ИЗ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ
ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ
Выселение нанимателей из специализированного жилья регулирует статья 103 ЖК РФ. Нормы статьи имеют по факту одно значение для всех фактов выселения из специализированных помещений, вне зависимости от их типа. Специализированные жилые
помещения подлежат использованию по договору найма, но предоставляются отдельным категориям граждан (военнослужащим, инвалидам и т. д.).
В тех случаях, когда договор найма такого жилого помещения
расторгнут с нанимателем, наниматель обязан освободить жилое
помещение добровольно. Если наниматели, после расторжения договора не желают освободить жилье в добровольном порядке, то для
их выселения необходимо получить решение суда о выселении их
без предоставления нового жилья. ЖК РФ предусматривает возможность исключительно судебного порядка выселения в таких
случаях.
Значительно проще решается вопрос с выселением из жилья –
предмета коммерческого найма, так как в таком случае нет необходимости получать решение суда, наймодатель (арендодатель) имеет
возможность обратиться в органы милиции для получения содействия в выселении своих нанимателей. Подобные нарушения происходят часто в отношении жилых помещений любого из всех видов
жилого фонда. В таких случаях, принято во внимание то, что собственник жилья вправе сам решать вопрос, кого и на каких условиях
он поселит в своем жилом помещении.
Действовавшее ранее жилищное законодательство в недостаточной степени защищало интересы собственника, в частности, зарегистрировано немало случаев, когда граждане покупали квартиры,
узнав, впоследствии, что им продали жилье с зарегистрированной
в нем семьей прежнего собственника, как правило, в этих случаях
135
договор купли-продажи помещения признавался в судебном порядке недействительным.
Выселение из специализированных жилых также помещений
возможно без предоставления иного жилья либо с предоставлением оного.
В случаях, когда бывшие наниматели отказываются в добровольном порядке освободить специализированное жилье, у наймодателя возникает основание обратиться в суд с иском о выселении
без предоставления другого жилого помещения. Когда нанимателями выступают граждане, перечисленные в статье 103 ЖК РФ, наймодатель имеет право требовать их выселения по суду, но с предоставлением в обязательном порядке иного жилого помещения.
Основаниями прекращения жилищных правоотношений по договору найма специализированного жилья являются, по факту те
же, что и для прекращения правоотношений по договору найма
«обычного» жилья. За исключением того, что решения о выселении
из специализированного жилья, как правило, требуют более веских
доказательств, тщательного разбирательства, а также, производятся при наличии нескольких причин для выселения, например, нецелевого использования и бесхозяйственного обращения в совокупности и т.д.
Подводя итог, следует отметить дополнительные особенности
специализированного жилья, из которого также не могут быть выселены:
– члены семьи военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел, органов уголовно-исполнительной системы, органов федеральной службы безопасности, государственной противопожарной службы, таможенных органов, а также, погибших или пропавших без вести в ходе исполнения обязанностей военной службы или
иных служебных обязанностей;
– пенсионеры по старости;
– члены семьи работника, которому предоставлено служебное
жилое помещение и который умер;
– инвалиды I или II групп, инвалидность которых наступила
вследствие трудового увечья по вине работодателя;
– инвалиды I или II групп, инвалидность которых – следствие
профессионального заболевания в связи с исполнением трудовых
обязанностей;
– инвалиды из числа военнослужащих, вследствие ранения,
контузии или увечья, полученных при исполнении военной службы;
136
– дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.
Однако, следует отметить, что каждое отдельное судебное разбирательство по прекращению жилищных правоотношений требует
индивидуального подхода, подробного изучения представленных
доказательств, фактов и показаний свидетелей.
Кроме того, каждое судебное разбирательство принимает во внимание не только ЖК РФ, но и ряд подзаконных актов и законодательство субъектов Федерации. Также в судах учитываются характеристики личности граждан, проживающих в спорных жилых помещениях, их образ жизни, и ряд иных косвенных факторов, которые каким-либо образом могут повлиять на вынесение того или
иного судебного решения.
Источники:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 №
51-ФЗ (ред. от 29.07.2017).
2. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ (ред. от
29.07.2017).
3. Свердлык Г. А. Жилищное правоотношение // Жилищное право. 2008. № 2.
С. 3–13.
4. Шипунова Е. А. Договор найма специализированного жилого помещения //
Жилищное право. 2008. № 11. С. 60–68.
магистрант юридического факультета ГУАП
ГИРИК А. Г.
КРАТКИЙ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ
РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА ФРАНЧАЙЗИНГА
В США И В РОССИИ
Рыночные отношения на сегодняшний день являются одной из
важнейших составляющих современной экономики. Одним из механизмов регулирования таких отношений выступает договор коммерческой концессии, более известный как договор франчайзинга.
Само слово «franchise» изначально появилось еще в средних веках во Франции. Термин обозначал определенные привилегии, которые даровались королем своим вассалам. К таким привилегиям
могли относиться права на прокладку дороги или на охоту в королевских лесах[1, с. 15]. Однако наибольшее развитее франчайзинг
получил все-таки в Америке.
Законодательство США определяет франшизу как любое длительное коммерческое соглашение, любым образом названное, ко137
торое устанавливает в устной или письменной форме условия договора, условия представительства и обязанности продавца франшизы.
Практика применения договора франчайзинга в США обширна. Рассмотрим некоторые особенности регулирования данного договора. В Соединенных Штатах контроль осуществляется на двух
уровнях – федеральном и на уровне штатов. На федеральном уровне
этим занимается Федеральная торговая комиссия – специальный
орган, уполномоченный принимать решения (в форме нормативных
актов), позволяющие регулировать договор франчайзинга[2, с. 451].
На уровне штатов приняты собственные регулирующие законы,
с учетом особенностей законодательства каждого штата. Если такой закон не принят, то используются правила Федеральной торговой комиссии. Кроме того, в США принято достаточное количество
отраслевых законов, таких как Закон «Об автомобильном диллерском франчайзинге» 1956 г., Закон «О франшизных инвестициях»
1970 г., Закон «О нефтесбытовой рыночной практике» 1978 г. и др.
Особенностью американского договора франчайзинга является
также и поэтапность его заключения. Заключение делится на стадии. В первой, преддоговорной стадии, происходит обязательное
раскрытие информации со стороны продавца франшизы. Эта информация должна содержать в себе финансовую отчетность франшизы, действующих франчайзи, объём доходов и т. д. Франчайзи
обязан ознакомиться с предоставленной информацией до заключения договора. Данная стадия позволяет избежать заведомо невыгодных сделок.
Главной стадией выступает собственно заключение договора
франшизы. Характерной особенностью является то, что сторонам
договора дается максимальная свобода в отношении существенных
условий договора. Законодательство позволяет заключать договор
франшизы не только в письменной, но и в устной форме. Срок договора также может быть любым, в том числе и неопределенным, на
усмотрение сторон. Такая же свобода дается сторонам и в определении прав и обязанностей[3, с. 41].
Теперь рассмотрим особенности регулирования франчайзинга в Российской Федерации. Первым делом следует отметить, что
рассматриваемый договор в российском законодательстве получил
другое название. Гражданский Кодекс РФ закрепляет договор коммерческой концессии.
Согласно главе 54 ГК РФ договор коммерческой концессии является соглашением, по которому одна сторона (правообладатель)
138
предоставляет другой стороне(пользователю) за вознаграждение
на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих
правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности
на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).
Существенные условия договора – передача комплекса исключительных прав правообладателя и условие о вознаграждении со стороны франчайзи.
Особенностью российского франчайзинга выступает то, что факт
заключения договора необходимо регистрировать в Федеральной
службе по интеллектуальной собственности. Кроме того, в отличие
от вольностей в заключении договора франчайзинга в США, Гражданский Кодекс РФ четко систематизирует положения относительно прав и обязанностей сторон договора коммерческой концессии, формы его заключения, изменений и прекращения франчайзинга и т. д.[4, с. 149].
Перечислим еще некоторые особенности договора коммерческой
концессии. Стоить отметить, что сторонами договора могут быть
лишь лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью.
И даже сам комплекс прав передается со строго определенной целью – осуществление предпринимательской деятельности. Также
законодательство обязывает правообладателя оказывать пользователю техническое и консультативное содействие.
Подведем итог данного краткого сравнительного анализа. В каждой из стран есть свои особенности регулирования договора франчайзинга. О том какая из систем более практична можно спорить.
Однако, субъективно, российский вариант представляется более «надежным», с учетом того, что контроль франшизы является
исключительной компетенцией федерации, а законодательство достаточно строго регламентирует порядок заключения договора, а
также права и обязанности сторон. Учитывая тот факт, что договор
коммерческой концессии все больше набирает популярность, он нуждается в особом регулировании со стороны законодателя.
Источники:
1. Бородина Ж. Н. Правовое регулирование коммерческой концессии (франчайзинга): Дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Бородина Жанна Николаевна; Институт экономики, управления и права. Казань, 2004. С. 15.
2. Безбах В. В., Пучинский В. К. Гражданское и торговое право зарубежных
стран: Учебное пособие. М.: МЦФЭР, 2004. С. 451.
139
3. Галиакбаров А. И. Правовое регулирование франчайзинга в зарубежных странах // Правозащитник. 2014. № 3. С. 41.
4. Белова Д. А. Роль международного законодательства в области охраны прав
владельцев товарных знаков. Муром: МИ ВлГУ, 2004. С. 149.
5. Круглякова А. О. Договор франчайзинга в праве Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки: сравнительно-правовой анализ // Труды молодых исследователей по сравнительному праву: Специальный выпуск. 2012. С. 50.
6. Еремин А. А. Франчайзинг и договор коммерческой концессии: теория и практика применения: Дисс. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Саратовская государственная юридическая академия. Саратов, 2015. С. 37.
ДЕНИСОВА Т. А.
магистрант юридического факультета ГУАП
ПРАВОВОЙ СТАТУС ДОМЕННЫХ ИМЕН
При электронной торговли через информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет» продавцы размещают свои коммерческие предложения на сайтах, имеющих уникальный адрес − доменное имя. Оно играет огромную роль, так как индивидуализирует
каждого участника электронного рынка.
На сегодняшний день существует 46 регистраторов, оформляющих доменные имена. Помимо платы за регистрацию, держатели
доменов должны ежегодно вносить плату за пользование доменным
именем, которая может достигать 10 000 долларов. В случае, если
такая оплата не производится, доменное имя высвобождается и может быть зарегистрировано на другого участника. При этом может
возникнуть ситуация, когда покупатель приобретает домен, в котором содержится название компании с аналогичной коммерческой
деятельностью. Такая ситуация порождает ряд правовых проблем,
а именно споры, связанные с нарушением прав на товарный знак.
По вопросам, связанным с правовым статусом доменных имен,
мнения юристов разделились.
Одни считают, что доменное имя тождественно понятию товарного знака. Статья 1477 ГК РФ определяет товарный знак как обозначение, служащее для индивидуализации товаров, работ, услуг,
реализуемых или предоставляемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями. А в статье 1482 ГК РФ
указано, что в качестве товарного знака может быть зарегистрировано «слово». Доменное имя как раз-таки выступает средством индивидуализации предлагаемых товаров и услуг и имеет словесную
форму. Но к словесным товарным знакам предъявляются жесткие
требования, обозначенные в статье 1483 ГК РФ, в то время как к на140
званию доменного имени практически нет требований, за исключением соответствия нормам морали.
Также мнение первой группы юристов подкреплено многочисленной судебной практикой, в которой судьи принимали решения
в пользу компаний, чьи права на товарный знак были нарушены.
Другая половина юристов утверждает, что доменное имя выступает в качестве неопределенного законодателем вида исключительного права. Однако не имеет смысла выделять доменное имя как отдельный вид исключительного права, так как оно находит яркое отражение в качестве товарного знака.
Большим значением для решения правового статуса стало включение доменного имени в статью 1484 ГК РФ, а именно, исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товара, путем размещения товарного знака в доменном имени.
Однако не все доменные имена могут быть товарными знаками,
чтобы избежать большинства спорных вопросов, необходимо предусмотреть регистрацию доменных имен коммерческих фирм, которые осуществляют торговую деятельность через информационнотелекоммуникационную сеть, исполнительным органом власти по
интеллектуальной собственности в Государственном реестре товарных знаков и закрепить данное предложение отдельным пунктом
в статье 1480 ГК РФ. Как это было до 2001 года, когда в Российской
Федерации был только один регистратор Российский научно-исследовательский Институт развития общественных сетей (РОСНИИРОС). Это поможет установить более тщательный отбор слов и словосочетаний в качестве доменного имени и предотвратить такое явление, как захват доменных имен, содержащих название известных организаций, с целью перепродажи.
Источники:
1 Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, третья и
четвертая по состоянию на 20 февраля 2018 года + Сравнительная таблица изменений. СПб.: Проспект, 2018.
2. Электронная коммерция: учебное пособие для вузов / И. Т. Балабанов. СПб.:
ПИТЕР, 2001.
141
КОВАЛЕНКО А. С.
магистрант юридического факультета ГУАП
ПОНЯТИЕ ХИЩЕНИЯ И ЕГО ФОРМ
В ИСТОРИИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ
Как и все в мире, уголовное законодательство развивалось, проходило определённые этапы становления. До 1845 года на территории России не имелось уголовного кодекса. Сам уголовный закон
представлял собой свод правил, который периодически претерпевал изменения, которые в него вносил то или ной правитель, под
влиянием духа времени, а также современников, которые имели не
всегда адекватный взгляд на положение вещей.
15 августа 1845 года императором России – Николаем I было подписано «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных»1,
которое условно можно считать первым «Уголовным Кодексом Российской Империи», который вступил в законную силу с 1 мая 1846
года. Особенная часть Уложения состояла из 12 разделов, включавших 2224 статьи. Оно предусматривало следующие категории преступлений и проступков: религиозные, государственные, против
порядка управления, государственной и общественной службы, постановлений о повинностях, против доходов и имущества казны,
общественного благоустройства и благочиния, сословной организации общества, жизни, здоровья, свободы и чести личности, против
семьи и собственности.
В указанном уложении имелась отдельный раздел, который носил название «О преступлениях и проступках против собственности частных лиц»2, указанный раздел содержал в себе свод глав, которые собирали в себе все возможные на тот момент правоотношения между «частными» лицами. С точки зрения магистерской работы нам интересна всего одна глава указанного раздела. Глава 3
имеет название «О похищении чужого имущества».
Первый «уголовный кодекс» имеется отличную от «настоящего»
кодекса структуру. Так в «первом» кодексе глава делиться на отделения, а отделения на статьи. При этом статьи не имеют отдельных
пунктов, а также названий, однако имеют точно указанную диспозицию.
Первый «уголовный кодекс» являлся прорывом, не имел ранее
ни чего подобного, его особенностью в сравнении с более ранними
нормативными актами было выделение общей части как элемента
структуры кодифицированного акта.
142
«Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» действовало фактически до 1917 г., полностью определяя функционирование института уголовного права в самодержавной России3.
Современный уголовный кодекс, действующий с изменениями я
дополнения, с 1996 года, с точки зрения практики выглядит значительно удобнее. В виду того что Уложение было первое в своем роде, в нем пытались собраться все возможные преступления по максимуму, с попытками предугадать поверенные преступников. При
этом в каждом из трех разделов имеются и рассматриваются смежные составы преступлений. В «настоящем» кодексе данные виды
преступлений четко разделены диспозицией, и наступившими последствиями. Грабеж от кражи различается «открытостью», при
этой разбой– это наличие «тяжести» здоровью. Так же в современных реалии перестало рассматриваться такое обстоятельство, как
совершение противоправных действий в церкви. При этом за данный вид преступления рассматривается самое суровое наказание,
которое возможно для данной «статьи». В Царской России религия
ставилась на первый план, а преступление против нее рассматривались как «особо тяжкие».
В современном же мире рассматривается обязательный факт,
как материальный ущерб, причиненный данными видами преступлений. Без данного обязательного признака, современный уголовный кодекс не образует состава преступления, предусмотренного ст.
158, 161, 161 УК РФ4.
Однако, при рассмотрении «первого» Уголовного Кодекса Российской Империи, и сравнении его в Уголовным Кодексом Российской Федерации выявлено, что одна из квалификаций разбоя, «потерянная» с годами и в настоящее время может быть актуальной, а
именно разбой со смертельный исходом, без прямого умысла, или
с покушением на убийство. В настоящее время данный вид преступления, при указанных обстоятельствах рассматривается как дополнительный состав преступления.
В остальном, данное Уложение является значительным шагом
в развитии и продвижении уголовного законодательства.
1 Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. СПБ: Тип. 2 отд-ния
собств. е. и. в. канцелярии, 1845.
2 История уголовного права России: Учебное пособие. М.: Юстиция, 2018.
3 Там же.
4 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от
19.02.2018, с изм. от 25.04.2018).
143
ПИРГУНОВА А. А.
магистрант юридического факультета ГУАП
ОХРАНА НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ ПРАВ ЛИЧНОСТИ:
ПРОБЛЕМА РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСКОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
В условиях формирования социально-правового государства,
возвышения значимости гражданского общества особенное значение приобретает правовое регулирование защиты личных неимущественных прав граждан.
Охрана чести, достоинства и деловой репутации граждан осуществляется не только на национальном уровне каждого государства, но и на международном уровне при помощи международных
конвенций и соглашений, а именно: Всеобщей Декларацией прав
человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948
года; Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, принятой в Риме 4 ноября 1950 года и четырнадцатью протоколами
к ней; Международным пактом об экономических, социальных и
культурных правах, принятым Генеральной Ассамблеей ООН 16
декабря 1966 года и Международным пактом о гражданских и политических правах, принятым Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года и др.
Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 24.02.2005
№ 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства
граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»
разъяснил, что «при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только
нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского
кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального
закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о
защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека,
выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10),
имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации»1. Указанное обстоятельство
дает основание утверждать, что положения о человеке и его нема144
териальных благах являются первичными и наделяются качеством
высшей ценности.
В нашем государстве, которое является государством-правопреемником прав и обязанностей, вытекающих из международных договоров, охрана чести, достоинства и деловой репутации
гарантированы конституционным, административным, гражданским и уголовным законодательством, которое позволяет
восстановить нарушенное право. Такие закрепленные правовые
способы защиты личных неимущественных прав являются неотъемлемым элементом правового государства. Л. О. Красавчикова отмечает, что несмотря на некоторое несоответствие российского законодательства международным пактам, в настоящее
время «созданы благоприятные условия для привидения российского законодательства в полное соответствие с ее международными обязательствами»2.
По мнению автора статьи, в российском законодательстве существует проблема толкования терминологии в области обеспечения
прав на защиту чести и достоинства личности. Это связано с тем,
что честь и достоинство по своей природе являются моральными
категориями, из-за чего возникают разногласия в определении их
сущности, как в науке, так и в законодательстве.
Для выявления данных проблем и отражения их в настоящей
статье, на наш взгляд необходимо для начала обратиться к нормам
конституционного права, закрепляющим систему личных прав
в целом. Так в Конституции РФ закреплен ряд личных прав человека: право на жизнь, достоинство, свободу, личную неприкосновенность, защиту чести и доброго имени и т. д. Согласно ст. 55 Основного Закона «перечисление в Конституции Российской Федерации
основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или
умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина»3. Согласно статьям Конституции РФ честь и достоинство
являются разными понятиями, так честь рассматривается в форме
общественного признания личности человека, а достоинство в осознании личности присущей ей ценности.
Особую роль в правовом регулировании и охране личных неимущественных прав играет гражданское право. Как говорит Е. А. Суханов «регулирование личных прав нормами гражданского права
непосредственно связанно с охраной частной (личной) сферы отдельных лиц»4. Того же мнения придерживается В. А. Сидоров, говоря
о том, что «честь не переставая быть категорией этики, живущей по
своим собственным законам, стала в то же время и общественно зна145
чимым благом личности, получившим правовое признание и ставшим, таким образом, субъективным правом»5.
Данные высказывания позволяют сделать вывод о том, что честь
и достоинство в гражданско-правовом смысле воспринимаются как
субъективные личные неимущественные права, в которых проявляется индивидуальность личности, оцениваемая обществом, а значит их социальная ценность. Это действительно так, по смыслу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации понятие «порочащие честь и достоинство сведения» относится непосредственно
к гражданину, отражает объективную оценку гражданина окружающими и его самооценку.
Помимо чести и достоинства к нематериальным благам Гражданский кодекс РФ относит деловую репутацию и доброе имя (ч.
1 ст. 150 ГК РФ). Перечисленные в данной статье нематериальные
блага принадлежат гражданину от рождения или в силу закона,
они неотчуждаемы и непередаваемы.
Стоит отметить, что, говоря о защите нематериальных благ, законодатель упоминает лишь о чести, достоинстве и деловой репутации, что, по нашему мнению, отрицательно сказывается на защите доброго имени в судебном порядке. Это упущение является проблемой, поэтому мы считаем, что существует необходимость дать
четкое законодательное определение всем формам нематериальных
благ, включая доброе имя.
Зачастую в теории и практике происходит отождествление понятий чести и достоинства, а также рассмотрение достоинства, как
составной части понятия чести, хотя, как мы говорили ранее, согласно Конституции РФ, данные понятия имеют разную правовую
природу. Предлагаем не отождествлять понятия чести и достоинства под совокупностью высоких моральных качеств, а рассматривать
их с точки зрения оценки обществом и человеком того или иного поступка. То есть, понятие чести определять соответствием правилам
поведения, выработанным обществом, а понятие достоинства связывать с возможностью человека оценивать свои поступки и действовать согласно установленным обществом нормам.
Так же к основной из проблем можно отнести некорректное использование понятий «унижений» и «умаление» относительно чести и достоинства. М. В. Поликарпов считает, что «понятие «умаление» должно применяться по отношению к понятию «достоинство», а понятие «унижение» – к понятию «честь». Достоинство можно умалить, но не унизить. Напротив, термин «унижение» нужно
применять к понятию чести, поскольку он связан с занижением
146
нравственных и правовых принципов, а также этнических, моральных ценностей того или иного общества»6. С данной точкой
зрения нельзя не согласиться, поэтому считаем, что правоприменители должны разграничивать использование понятий «унижение» и «умаление».
Что касается деловой репутации, то это понятие существенно
отличается от понятий чести, достоинства и доброго имени. Понятие деловое репутации в отличии от остальных нематериальных
благ помимо личности может относиться к юридическому лицу.
Е. В. Михалевич определяет деловую репутацию «как приобретенную каким-либо физическим или юридическим лицом стороннюю
или личную оценку положительных качеств, достоинств, относящихся к его профессиональной деятельности, общественной работе, навыков, умения распорядиться своим опытом, приобретенным
в процессе реализации своих деловых качеств»7.
Обобщая все вышесказанное, мы можем сделать вывод о том,
что честь, достоинство, деловая репутация и доброе имя представляют собой широкие, богатые по содержанию и глубоко диалектические по своей природе категории. «В теории гражданского права честь определяется как общественная оценка личности,
мера социальных, духовных качеств гражданина, объективное
общественное свойство»8. Как верно отмечает Н. К. Рудый, «понятия чести и достоинства основываются на признании самоценности каждой человеческой личности независимо от ее социального положения и всегда рассматриваются со знаком “плюс”»9.
Таким образом, честь и достоинство личности рассматривается
как высшая ценность морально-этического характера неразрывно связанная с правом.
По нашему мнению, формулировка легальных определений нематериальных благ, а именно чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени, могла бы дать общее представление о данных
категориях гражданам, которые не имеют возможности обратиться к доктрине, благодаря чему появиться возможность определить,
были ли объектом посягательств именно эти нематериальные блага,
и решить вопрос о целесообразности обращения в суд за защитой, а
судам, в свою очередь, облегчило бы возможность правоприменения
норм, регулирующих соответствующую категорию дел.
Подводя итог ко всему вышесказанному, мы приходим к выводу
о том, что современное российское гражданское законодательство
нуждается в закреплении понятий чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени.
147
1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной
практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 4.
2 Красавчикова Л. О. Понятие и система личных неимущественных прав граждан (физических лиц) в гражданском праве РФ. Екатеринбург, 1994. С. 12.
3 Конституция Российской Федерации М., 2018.
4 Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. Вещественное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е. А. Суханов. (авт. главы – А. Е. Шерстобитов); 2-е изд.
М., 2011. С. 884.
5 Сидоров В. А. Право на защиту чести и достоинства: соотношение права и морали: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 173.
6 См.: Поликарпов М. В. Некоторые пробелы гражданского законодательства,
регулирующего охрану чести, достоинства и деловой репутации // Современное
право. 2015. № 11. С. 41.
7 Михалевич Е. В. Деловая репутация: субъекты гражданских правоотношений, имеющие право на ее защиту// Юрист. 2012. № 4. С. 34.
8 См.: Сахапов Ю. З. Деловая репутация субъектов предпринимательской деятельности в системе объектов гражданских прав и особенности ее гражданско-правовой защиты: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 12.
9 См.: Рудый Н. К. Правовая характеристика чести, достоинства и репутации //
Юрист. 2008. № 3. С. 9.
СВИСТУНОВА О. М.
магистрант юридического факультета ГУАП
НУЖНА ЛИ ТАЙНА УСЫНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКОМУ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ?
На сегодняшнее время жизнеустройство детей оставшихся без
попечения родителей, является одной из обсуждаемых тем. Семейный Кодекс Российской Федерации ст. 54 (далее – СК РФ) закрепляет в качестве основополагающего право ребёнка жить и воспитываться в семье. Одной из форм устройства детей оставшихся без
попечения родителей является усыновление[8, с. 109].
Это положение нашло отражение в п. 1 ст. 124 СК РФ: усыновление (удочерение) является приоритетной формой устройства детей,
оставшихся без попечения родителей. Оно позволяет с максимальной эффективностью обеспечить интересы ребёнка. Усыновлённый
ребёнок по своим неимущественным правам и обязанностям приравнивается к кровным детям.
В соответствии со ст.7 Конвенции о правах ребенка, принятой 20
ноября 1989 г. на 44-ой сессии Генеральной ассамблеи каждый ребёнок имеет право знать своих родителей, с оговоркой «насколько
это возможно». Аналогичное положение закреплено в п. 2 ст. 54 СК
РФ. Очевидно, речь идёт об объективной невозможности знать своих родителей.
148
В случае с усыновлением ребенка тайна усыновления охраняется
нормами закона. Так гражданское процессуальное законодательстве, закрепляет, что дела об усыновлении рассматриваются в закрытом судебном заседании (ст. 273 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Участвующие в деле лица предупреждаются о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении.
Нужно ли сохранять тайное усыновление в Российской Федерации?
За сохранения тайны усыновление выступают люди, которые собираются усыновить ребенка 50 процентов из них хотят, чтобы усыновление сохранялось тайным. Основная опасность для приемных
родителей состоит в том, что ребенок увидит своих биологических
родителей. Семья, счастливая которая у них уже существует может
оказаться под угрозой[7, с. 95].
Если говорить об интересах не только приемных родителях, но и
ребенка я бы предложила следующее. Когда ребенок достигнет своего совершеннолетия, он смог бы иметь право на получение информации о своих биологических родителях. Сейчас этого нет в законодательстве России. Но как, показывает практика многие усыновленные дети уже после достижения совершеннолетия желают получить информацию о своих биологических родителях. Некоторые из
них хотят понять свою наследственность, чтобы защитить свое здоровье. Но органы опеки и попечительства, загса им отказывают на
основании закона. Потому что у нас существует статья 155 Уголовного кодекса, которая предусматривает наказание за разглашение
тайны усыновления.
Как мне кажется, нужно внести поправки в семейное законодательство. При условии, что ребенок знает, что он является усыновленным. Когда родители уже сами раскрыли тайну усыновления,
тогда по достижению совершеннолетия своего он имеет право узнать информацию о своих биологических родителях, если он этого
пожелает.
В обществе безусловно нужно прививать культуру усыновления.
Но если такие изменения закона ограничат хотя бы на десять процентов, даже на один процент количество усыновителей, такие изменения не нужны. Потому что даже если одного ребенка не усыновят по причине что будет отменена тайна усыновления, то этот закон не стоит того.
В Заключение Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей от 1 февраля 2012 г № 3.6-6/82 на проект Фе149
дерального закона № 604029-5 было сказано, что если факт усыновления уже не составляет тайну, то есть усыновленное лицо, достигшее совершеннолетия, знает, что усыновители не являются его
настоящими родителями, и желает получить после смерти усыновителя сведения об его усыновлении, то сохранения тайны его усыновления не предоставляется целесообразным. Вместе с тем, Комитет считает, что предлагаемое законопроектом положение требует
дополнительного обсуждения.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации. М., 2018.
2. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН
20.11.1989). (ратифицирована Постановлением ВС СССР 13.06.1990 № 1559-1) //
СПС Консультант Плюс.
3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября
2002 года № 138– ФЗ// СПС Консультант Плюс.
4. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223– ФЗ//
СПС Консультант Плюс
5. Уголовный кодекс Российской Федерации: официальный текст. Принят Государственной Думой Российской Федерации 24 мая 1996 г. (действ. ред.).
6. Заключение Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и
детей от 1 февраля 2012 № 3.6-6/82 на проект Федерального закона № 604029-5 «О
внесении изменений в отдельные законодательные акты о регулирования государственной регистрации актов гражданского состояния» //СПС Консультант Плюс.
7. Захарова Ж. А. Социально-педагогическое сопровождение воспитание приемного ребенка в замещающей семье. Кострома: Авантитул, 2009.
8. Семейное право: учебник / Б. М. Гонгало, П. В. Крашенинников, Л. Ю. Михеева и др.; под ред. П. В. Крашенинникова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2016.
СИЗОВА А. Н.
магистрант юридического факультета ГУАП
ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ
Впервые термин «ювенальная юстиция» был введен в правовой оборот Российской Федерации в сентябре 1995 года. А именно
в Указе Президента Российской Федерации от 14 сентября 1995 года
№ 942 «Об утверждении Основных направлений государственной
социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национального плана действий в интересах детей)», в котором было предусмотрено «создание системы
ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи
и несовершеннолетних», «создание правовой базы по профилактике
безнадзорности и правонарушений подростков»[2].
Термин «ювенальная юстиция» является международным, обозначающий специализированную систему правосудия в отношении
150
несовершеннолетних. Этот термин в последнее время все чаще используют те российские юристы, которые выступают за создание
специализированных судов по делам несовершеннолетних, ссылаясь на опыт зарубежных стран и международные стандарты в области права.
Термин «ювенальная юстиция» происходит от латинского слова
«juvenalis» («ювеналий»), что в переводе означает неполовозрелый,
по имени римской богине юности – Юноны[6, с. 150].
Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. считают, что «юстиция» – это система судебных учреждений, а также сфера их деятельности[5,
с. 701]. Следовательно, под юстицией можно понимать отправление
правосудия, то есть деятельность присущую судам. Однако в официальной юридической терминологии не ограничивается употребление слова «юстиция» исключительно в отношении судов и судебной деятельности. Практически во всех государствах есть министерства юстиции, которые не входят в судебную систему и представляют собой органы государственного управления.
В Минимальных стандартных правилах Организации Объединенных Наций, касающейся отправления правосудия в отношении
несовершеннолетних (Пекинские правила) оригинальная английская версия – Juvenile Justice – на русский язык переводится как
«Как правосудие в отношении несовершеннолетних», то есть как
особая система правосудия, где центральное звено – это суд, который тесно взаимодействует с социальными службами как до того,
как подросток окажется в суде, так и после судебного решения[1].
При этом не имеет значения, идет ли речь о защите прав подростка
или о его осуждении за правонарушение. Главное правило – это на
всех этапах правосудия обеспечить и защитить права и интересы
несовершеннолетнего.
Ювенальная юстиция представляет собой комплекс концепций
и схем влияния на подростков, массу конкретно-практических ситуаций воздействия на человека, семью, первичные группы (непосредственное окружение подростка), а также социальные институты.
Поэтому в статье 2 проекта Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции» под системой ювенальной юстиции понимается совокупность государственных органов, органов местного
самоуправления, государственных и муниципальных учреждений,
должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, сво151
бод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего). В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы,
проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные
на профилактику и реабилитацию ребенка (несовершеннолетнего)
[3].
Профессор Мельникова Э. Б. указывает, что ювенальная юстиция – это, прежде всего правосудие и центральным его звеном является суд. Все остальные органы – юридические и неюридические –
не могут подняться над судом, руководить им, они должны осознавать свое «подчиненное» положение. Посягательства других органов на компетенцию суда по делам несовершеннолетних заканчивались плачевно и для правосудия, и для несовершеннолетних.[4,
с. 57].
Таким образом, под «ювенальной юстицией» можно понимать
систему правосудия в отношении несовершеннолетних, главным
звеном которой является суд по делам несовершеннолетних, объединяющий вокруг себя разные службы правоохранительных органов, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности
и правонарушений несовершеннолетних, а также общественных
правоохранительных органов.
Несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально
пораженной, а также наименее социально защищенной категорией
населения, которая нуждается в обеспечении специальной повышенной правовой защиты.
Специфика преступности несовершеннолетних зависит от особенностей их социально-психологического развития недостаточного уровня социализации, физической и психической незрелости,
подверженности влиянию со стороны взрослых и неформальных
лидеров среди подростков. По сравнению со взрослым, несовершеннолетний обладает неполной дееспособностью, ограниченной свободой в передвижении, хранении и распоряжении своим имуществом.
Особенности несовершеннолетнего возраста определяют обязательное участие в осуществлении правосудия для несовершеннолетних специалистов в области психологии и педагогики, медицины, психиатрии и ряда других отраслей науки, а также особые требования к судьям, специализирующимся по делам несовершеннолетних, что является одним из принципиальных отличий ювенального суда от общеуголовного.
Важнейшей особенностью ювенального правосудия является то,
что оно рассматривает ребенка не как объект репрессий, а как субъ152
ект реабилитации. В связи с этим ювенальная юстиция предусматривает особые меры по отношению к несовершеннолетнему, в том
числе и прямо установленные законодательством, с тем, чтобы судебное решение, будучи вынесенным в отношении ребенка, зачастую не понимающего смысла содеянного и самого судебного решения, не оказало бы негативного влияния на процесс социализации
и тем самым не содействовало росту преступности.
Источники:
1. Минимальные стандартные правила Организации объединенных наций, касающейся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские
правила) (Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года).
2. Указ Президента Российской Федерации от 14 сентября 1995 года № 942 «Об
утверждении Основных направлений государственной социальной политики по
улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национального плана действий в интересах детей)» // СЗ РФ. 1995. № 38. Ст. 3669.
3. Проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции» //
https://www.oprf.ru/.
4. Мельникова Э. Б. Ювенальная юстиция. М.: Дело, 2016.
5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Мир и образование, 2016.
6. Рабец А. М. Ювенальное право Российской Федерации. М.: Юрайт, 2016.
7. Толстой В. С. Ювенальное право: Учебное пособие. М.: Квант Медиа, 2015.
магистрант юридического факультета ГУАП
ТОПАЛ Д. Г.
ПРОБЛЕМА ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ
ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
Защита деловой репутации является частью правовой системы
Российской Федерации. В условиях глобализации деловая репутация гражданина и юридического лица приобретает особое значение
для рыночной экономики, поскольку с помощью черного пиара ведется экономическая или политическая борьба, в результате которой деловая репутация может быть уничтожена.
Согласно п. 2 ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации[1] (далее – ГК РФ), нематериальные блага защищаются в соответствии с гражданским кодексом и другими законами в случаях
и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав
(статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального
блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. Деловая репутация представляет собой нема153
териальное благо, которая защищается в порядке, установленном
статьей 152 ГК РФ.
ГК РФ не определяет понятие «деловая репутация». Однако
в письме Центрального банка РФ от 30.05.2005 №92-Т упоминается, что «деловая репутация кредитной организации – это качественная оценка участниками гражданского оборота деятельности
кредитной организации, а также действий ее реальных владельцев,
аффилированных лиц, дочерних и зависимых организаций»[2].
В результате чего, делаем вывод, что деловая репутация – это некая
качественная оценка третьих лиц, складывающаяся об юридическом лице в процессе его профессиональной деятельности.
В соответствии с п. 2 и п. 4 ст. 152 ГК РФ сведения, порочащие
деловую репутацию юридического лица и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же
средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные
сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также
опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации. Ответственными лицами будут являться автор и редакция
СМИ, а в случаях, когда отсутствует автор, ответственным является редакция СМИ или представитель СМИ, в последнем случае,
если СМИ создано без образования юридического лица.
Право на защиту деловой репутации юридического лица возможно, если соблюдены все три условия. Во-первых, если указанные сведения об юридическом лице распространены посредство
публикации, трансляции и т. п. и об этом стало известно неопределенному кругу лиц. Во-вторых, если данные сведения порочат
деловую репутацию организации, то есть сведения содержащие совершение неэтичного поведения, доказывающие о нарушении лицом действующего законодательства. В-третьих, порочащие сведения не соответствуют действительности, то есть утверждаемые
факты и события не имеют места в реальности. В результате утраты хотя бы одного условия, защита юридического лица не может
осуществиться.
До 2013 года, юридические лица вправе были требовать компенсацию морального вреда, но на сегодняшний день, такие требования могут предъявлять только физические лица. Однако вместо
этого, юридические лица имеют вправо требовать компенсацию нематериально (репутационного) вреда при соблюдении двух условий.
Во-первых, репутация была сформирована до причинения вреда.
Во-вторых, юридическое лицо претерпевало неблагоприятные по154
следствия, после распространения спорных сведений. Несмотря на
выполнение всех условий, чаще всего судебные решения выносятся в пользу ответчиков. Одна из проблем состоит в том, что обязательным условием в данном споре является идентификация истца,
т. е. следует доказать, что именно действия третьего лица приводят
диффамации деловой репутации данной конкретной организации.
Например, по телевидению на Первом канале был показан сюжет,
где съемочная команда обнаружила в одном из магазинов г. Москвы
просроченные продукты. В свою очередь, магазин потребовал опровержение и компенсацию морального вреда, поскольку посчитал,
что сведения недостоверны и порочат его репутацию[3]. Суд в иске
полностью отказал, так как решил, что в передаче не содержится
информация, способствующая идентификации юридического лица, поскольку логотип магазина был заштрихован.
По этому же делу выявилась еще одна проблема. Истец, в качестве недостоверной, порочащей информации, приложил к делу протоколы-результаты повторной проверки компетентных органов. Однако суд не рассмотрел их как факт доказательства, поскольку протоколы не относятся к оспариваемым событиям, так как существовала возможность и вероятность, что продукты были другими.
Трудность также заключается в том, что информация, распространенная через СМИ, не признается порочащей сведения деловой
репутации, если добыта из официального источника. Таким образом, на предмет соответствия действительности исследуются только сведения, а сообщение о факте может как полностью, так и частично соответствовать действительности.
Нельзя не отметить, что на сегодняшний день Интернет становится ресурсом для распространения дискредитирующих сведений
в отношении развитых и популярных компаний, с целью причинить урон имиджу и репутации компании. Часто такие сведения
распространяются анонимными лицами, где заказчиками выступают конкуренты, с целью ведения недобросовестной конкуренции,
подрыва доверия добросовестных конкурентов. Во всяком случае,
даже при условии возмещения всех убытков юридическому лицу,
нет вероятности того, что в будущем репутация, имидж компании
восстановится в глазах потребителей в результате распространения
порочащих сведений.
Источники:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая). М., 2018.
155
2. «Об организации управления правовым риском и риском потери деловой репутации в кредитных организациях и банковских группах»: Письмо Банка России
от 30.06.2005 №92-Т (с изм. от 12.10.2016) // Вестник Банка России. 2005. № 34.
3. Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа от 22.11.2013 по делу № Ф05-14721/2013 [Электронный ресурс].– URL: http://
rospravosudie.com.
4. Гражданское право: Учебник: В 2 т. / С. С. Алексеев, О. Г. Алексеева, К. П. Беляев и др.; под ред. Б. М. Гонгало. М.: Статут, 2016. Т. 1.
5. Защита деловой репутации в случае ее диффамации или неправомерного использования (в сфере коммерческих отношений): научно-практическое пособие /
под общ. ред. М. А. Рожковой. М.: Статут, 2015.
6. Михалевич Е. В. Деловая репутация: субъекты гражданских правоотношений, имеющие права на ее защиту // Юрист. 2012. № 4. С. 34–42.
ЧУМАК А. Ю.
магистрант юридического факультета ГУАП
УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ
Получение взятки является одним из древнейших форм проявлений коррупции, её элементом, которое получило широкое распространение. Российский учёный В. И. Ширяев говорил: «Как только
появились носители власти, облечённые особыми полномочиями,
так одновременно с этим появилось и взяточничество». Получение
взятки, как общественно опасное деяние, было закреплено в российском уголовном праве в период феодальной раздробленности.
Лицо, характеризующее собой взяточника, в то время называлось
посульник. Положение о запрете принимать «тайные посулы» было
закреплено в Новгородской и Псковской судных грамотах, далее –
в Судебнике 1497 года был закреплён запрет на прошение, суление
и принятие посулов, но наказания за эти деяния не было установлено. А уже в Судебнике 1550 года, в ст. 3, 4, 5, 8, 9, 10, 11, 32, 39, 42,
53, 74 устанавливается наказание за получение взятки. В Соборном
Уложении 1649 года ответственность за получение взятки в основном применялась в области правосудия.
С начала 18 века, государство, укрепив свои позиции в центре и
на местах, занялось расширением территорий, развитием институтов государства (армия, флот, налоговая система и т. д.). Начаты реформы в области государственного устройства. Для этого создаются
неизвестные по прежнему старомосковскому аппарату управления
органы власти, закладывается крепкий, с жестко централизацией,
фундамент системы государственных органов1.
Пётр I ввёл в русское законодательство термин «лихоимство»,
то есть получение любого рода взяток и незаконные поборы с насе156
ления. Чиновникам запрещалось иметь любое другое вознаграждение за свой труд, кроме жалования. Также, наряду с получением
взятки Пётр I ввёл ответственность за дачу взятки.
Общие положения об ответственности за получение взятки были изложены в указе от 25 августа 1713 года «О пресечении грабительств в народных сборах, о платеже всех податей вместе на четыре срока и о способах взыскания недоимок». Указ перечислял сферы, где «неправду» искоренять следует. В основном это были военные и налоговые сферы.
В продолжение указа от 25 августа 1713 года, было принято еще
раз значительных актов. Например, указ от 17 марта 1714 года «О
должности фискалов», который устанавливал ответственность за
получение взятки путем покровительства и попустительства. Этим
указом учреждались должности, осуществляющие надзорные и
оперативно-розыскные функции. Им поручались «безгласные» или
скрытые дела, а также дела, по которым некому подавать жалобу.
Артикул Воинский 1715 года был первым нормативным актом,
регулирующим вопросы уголовной ответственности за получение
взятки в период Петра I. Артикул 183 устанавливал ответственность за получение взятки за правомерные действия, ответственность за получение взятки за неправомерные действия, предусматривались в Артикуле 184. За совершение данных преступлений
к виновному лицу применялись смертная казнь, конфискация имущества или телесные наказания2.
А в период правления Екатерины II был издан ряд указов, которые усилили ответственность за получение взятки в связи со значительным ростом данного преступления.
В результате появился указ от 18 июля 1762 года «О удержании
судей и чиновников от лихоимства»3. Указ можно назвать концепцией развития правосудия и борьбы с коррупцией на период правления Екатерины II.
Ряд положений законодательства о получении взятки периода
правления Екатерины II нашли своё отражение в Уставе Благочиния или Полицейском от 8 апреля 1782 года4. Данный законодательный акт, как известно, являлся результатом реорганизации
полицейских учреждений. На полицию возлагалось предупреждение и выявление уже совершенных преступлений, проведения дознания и передача преступников в суд. в уставе Благочиния вводились и требования служебного поведения. В частности, ст. 37
главы 2 «Г» устава Благочиния напоминала служащим управы об
отправлении дел своего ведомства безденежно, то есть «не требуя
157
никакой заплаты за дело». Далее он предусматривал положения о
воздержании от взяток, «ибо ослепляют глаза и развращают ум и
сердце, устам же налагают узду». Им же устанавливался запрет –
требовать, брать и взять плату, подарок, посул или иной подкуп ли
взяток». Норма распространялась не только на государственных
служащих, но и на должностных лиц, исполнявших обязанности
лиходателей как за получение взятки, так и обещании таковой.
Надо заметить, что несмотря на узкую, специальную направленность Устава благочиния как закона, регламентировавшего полицейские проступки по родам и степеням, общие положения нравственного характера, к которым относились нормы о воздержании
от взяток, распространялись на всех должностных лиц без исключения.
Резюмируя сказанное, нужно подчеркнуть, что Екатерина II внесла особый вклад в развитие учения о получении взятки и о взяточничестве в целом. Благодаря узаконением Екатерины II юридическая сущность получения взятки приобрела отчетливость и завершенность. Укрепив и усовершенствовав систему государственных
органов управления, Екатерина II возвела безвозмездность служебной деятельности по отношению к частным лицам в краеугольный
принцип государственной службы.
Успешной была деятельность кодификационной комиссии под
руководством М. М. Сперанского, которая составила Свод законов
Российской империи, изданный в 1832 году. Корыстным злоупотреблениям должностных лиц была посвящена глава 6 «О лихоимстве». Она включала в себя 9 статей, из которых первая описывала непосредственно составы лихоимства, а остальные 8 дополняли её.
Под «взятками», согласно статье 311 Свода законов, понимались
«всякого рода подарки, делаемые Чиновникам для ослабления силы закона». Как видим, сообразно нормам Соборного уложения
1649 года, указа от 23 августа 1713 года и ряда других узаконений,
Свод законов, правда, в весьма обработанном и систематизированном виде, преследовал взяточничество, сопряженное с незаконными деяниями чиновников, то есть действия, нарушающие обязанности по службе5.
Краткий анализ принятых указов, позволяет сделать вывод,
что ответственность за получение взятки по законодательству
Российской Империи находила свое отражение преимущественно
в отдельных указах. Необходимость систематизации этих указов
объясняет неоднократные попытки разработки проектов уголовных законов.
158
1 См.: Будатаров С. М. Развитие уголовного законодательства России об ответственности за взяточничество: Монография. Изд.: ТГПУ, 2005. С. 21.
2 См.: Российское законодательство 10–20 веков. М., 1985. Т. 2. С. 305.
3 См.: Дурманов Н. Взяточничество по русскому дореволюционному праву. М.:
Юрид. изд-во НКЮ Союза ССР, 1937. С. 141.
4 См.: Алимпнев С. А. Ответственность за получение взятки в России: исторический, криминологический и уголовно-правовой аспекты: монография. Екатеринбург: УЮИ МВД России, 2010. С. 54.
5 См.: Свод законов Российской империи, повелением Государя Императора Николая Первого составленный. Законы Уголовные. СПб., 1915. С. 107.
магистрант юридического факультета ГУАП
ШАКАРЯНЦ Д. Р.
СЕМЕЙНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСВЕННОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ
Семья как социальный институт, есть один из самых важных
показателей принципов культуры и воспитания личности. Вопросы
в семейном праве всегда рассматривается как охрана и защиты прав
ребенка. Забота о детях, воспитание их развитие является обязанностью семьи [1, с. 18].
Проблематика, связанная с ответственностью родителей, в семейном праве считается одной из самых трудных и дискутируемых
в науке семейного права. Семейно-правовой ответственности присущи общие черты юридической ответственности. В правовой науке позицию о самостоятельности семейно-правовой ответственности занимают Е. А. Казанцева, А. М. Нечаева, Ю. Ф. Беспалов. На
этот счет имеются различные точки зрения. Одна из них высказана
Ю. Ф. Беспаловым заключается в том, что, все неблагоприятные последствия представляют собой ответственность[2, с. 236]. А другая
точка зрения, выраженная А. М. Нечаевой состоит в том, что семейно-правовая ответственность состоит в наступлении для бывшего
обладателя прав неблагоприятных последствий, которые сочетаются с дополнительным обременением [4, с. 152].
Сегодня в Российской Федерации насчитывается почти 670 000
детей сирот, половина из которых остались сиротами по вине своих
родителей, которых лишили родительских прав. Стоит выделить,
что лишение родительских прав-это высшая мера ответственности
и к ней прибегают, когда родители чересчур злоупотребляют своими правами или не исполняют своих родительских обязанностей[2,
с. 236].
Хотелось бы отметить, что лишение родительских прав носит
индивидуальный характер, то есть в конкретной ситуации необхо159
димо оценивать поступки в семье в целом. Ещё одной характерной
чертой особенностью является то, что лишение родительских прав
является результатом осознанного поведения.
Таким образом лишение родительских прав влечет за собой прекращение всех прав, основанных на факте родства с ребенком. Обязанности родителей после лишения их родительских прав также
прекращаются, за исключением одной – обязанности предоставлять содержание ребенку. Однако не стоит забывать, что лишение
родительских прав выполняет функцию не только наказания родителей, но и служит для защиты интересов детей и устранения угрозы для их жизни.
Помимо, лишение родительских прав законодательства предусматривает также возможность ограничение родительских прав,
которое применяется в том случае, когда нет важных причин для
лишения родительских прав. Ограничение в родительских правах
в зависимости от обстоятельств, выступает как мера защиты интересов детей, так и мерой ответственности родителей, если существует опасность оставления ребенка с родителями (одним из них) имеется угроза для жизни и здоровья ребенка, основанием стоит считать: болезнь родители, недееспособность, психическое расстройство. Главный критерий данного вида ограничения родительских
прав является наличие опасной обстановки для ребенка[4, с. 152].
Подводя итог, если смотреть статистику за прошлые годы, можно заметить тенденцию к снижению числа лишения родительских
прав. Нужно и дальше делать все возможное, чтобы детей сирот
в нашей стране стало как можно меньше. Часто можно заметить жестокое обращение родителей по отношению к своим детям. Подобное поведение родителей может нанести не только физические, но и
нравственные страдания для ребенка, а также негативно влияет на
его будущее. Методы и средства воспитания следует выбирать с учетом нравственных начал. Если сейчас не уделять этому внимания,
то наша страна окажется слабой и беспомощной, погрязнет в пьянстве и наркотиках. Для того чтобы предотвратить последствия надо уже сейчас заняться выздоровлением общества, и каждый человек должен начать этот путь с самого себя. Для решения проблемы с изъятием детей из семей стоит вернуть российские традиции,
в которых «ребенок и семья неразделимы». Особое внимание должно уделяться профилактическим мерам, целью которых является
предупреждение нарушения прав детей родителями. Нужно совершенствовать применения юридической ответственности, административного, уголовного Законодательства Российской Федерации
160
включая Семейный кодекс Российской Федерации, необходимо разработать меры основаны на поддержке, а не на контроле за семьей.
Источники:
1. Звенигородская Н. Ф. Понятие и характеристика ответственности по семейно-правовым договорам: общее и частное // Семейное и жилищное право. 2009. №
6. С. 10–16.
2. Беспалов Ю. Ф. Основания и порядок лишения родительских прав // Рос.
юстиция. 2000. № 12. С. 26–27.
3. Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. СПб., 2013. C. 96.
4. Нечаева А. М. Семейный Кодекс – путь к переменам // Рос. юстиция. 2015. №
3. С. 14–18.
магистрант юридического факультета ГУАП
ШВАРЕВА А. А.
ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ
АДВОКАТА В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ
Прежде чем рассмотреть проблемы участия адвоката в гражданском и арбитражном процессе, предлагаем определить понятие защитника и его правовой статус, который закреплен на законодательном уровне.
Так, в федеральном законе № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», в рамках статьи 2-й указано, что: «Адвокат это физическое лицо, которое получило в установленном порядке статус адвоката, а, следовательно, право исполнять адвокатскую
деятельность»[1].
Иными словами, в качестве адвоката законодатель подразумевает независимого советника, который осуществляет свою деятельность в правовом поле.
Но, не смотря на законодательное закрепление статуса адвоката,
на практике встречаются случаи, когда юридическую помощь оказывают другие лица – правозащитники.
В качестве основного отличия между адвокатом и правозащитником является именно тот факт, что правозащитник не обладает
статусом адвоката, однако, учитывая род своей деятельности, и наличия специальных познаний такие лица могут быть представителями иных лиц в судах, на основании выданной на их имя нотариально заверенной доверенности.
Так как в действующем законодательстве об адвокатской деятельности указывается на ряд существенных особенностей в право161
вом статусе адвоката, постараемся к краткой формулировке их отразить, поскольку понимание процесса оказания квалифицированной юридической помощи со стороны адвоката, дает возможность
развитию правого государства[7].
В законе устанавливается роль адвоката в процессе оказания юридической помощи, закрепляются высокие требования к претендентам
на приобретение статуса адвоката, а также определены основания прекращения этого статуса. В совокупности все указанные моменты напрямую воздействуют на повышение качества оказания юридической
помощи, что способствует развитию адвокатской деятельности.
Таким образом, адвокатом может выступать дееспособное лицо,
имеющее высшее юридическое образование, определенный стаж
работы по специальности, не имеющее судимости, с присвоенным
юридическим статусом адвоката, после успешной сдачи квалификационного экзамена. Присвоенный статус адвоката не имеет срока
действия, и не зависит от возраста. Однако статус может быть прекращен в случаях грубого нарушения со стороны адвоката при осуществлении своих обязанностей.
Гражданским кодексом РФ (гл. 39) предусмотрен в настоящее время порядок оказания услуг правового характера, но полностью гл. 39
к адвокатам не применима, т.к. деятельность адвокатов при исполнении ими профессиональных функций не имеет цели извлечения прибыли, т.е. не носит характер предпринимательской деятельности [3].
Адвокат – это независимый советник по правовым вопросам. Однако, следует отличать понятия адвокат и правозащитник. Основное отличие состоит в том, что правозащитники не обладают статусом адвоката, но в силу своей деятельности могут представлять
интересы в судах. Так можно определить ряд особенностей, относящихся к адвокатам: во-первых, это лицо, имеющее высшее юридическое образование, во – вторых, получившее в установленном порядке статус адвоката [9, c. 7].
Активность оказания квалифицированной юридической помощи предполагает, что адвокат обязан не просто собирать и использовать профессионально значимую информацию в связи с поручением
доверителя и в его интересах, а именно действовать – всегда, когда
это может быть полезно для выполнения поручения. При пассивном
поведении адвоката в любых видах процесса, в любой ситуации, где
он мог бы в рамках конкретного поручения оказать помощь своему
доверителю, интересы доверителя не реализуются [8, c. 153].
Полномочия адвоката перечислены в ст. 6 Закона об адвокатуре
и включают в себя права адвоката, закрепленные в ч. 3 указанной
162
статьи, перечень которых носит открытый характер, и обязанности адвоката, сформулированные в ч. 4 ст. 3 в виде запретов. Вместе с тем перечисленные в ст. 6 полномочия адвоката носят общий
характер, могут быть реализованы при выполнении любого поручения. Другие, дополнительные полномочия адвоката могут быть
предусмотрены отраслевыми нормативными правовыми актами
в целях эффективного осуществления своих прав и обязанностей
как защитника или представителя.
Права и обязанности адвоката достаточно разнообразны; они
касаются осуществления различных видов адвокатской деятельности, закреплены как в Законе об адвокатуре, так и в отраслевых
нормативных правовых актах. Возможный единый перечень прав и
обязанностей адвоката, даже при условии их возможной систематизации, был бы весьма объемен, поэтому научный интерес представляет, прежде всего, вопрос о классификации прав и обязанностей.
Права и обязанности адвоката можно разделить на две группы:
корпоративные (принадлежащие адвокату как члену адвокатской
корпорации) и профессиональные (реализуемые в целях исполнения поручения). Примером корпоративных прав адвоката является выбор формы адвокатского образования, корпоративных обязанностей – исполнять решения органов адвокатских палат, принятых
в пределах их компетенции. Примером профессиональных прав является собирание сведений, необходимых для оказания юридической помощи, профессиональный обязанностей – запрет занимать
по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.
Во-первых, сообразно дифференцировать деятельность адвоката
на две базовые составляющие: организационно-обеспечительную и
оказание квалифицированной юридической помощи.
Во-вторых, в зависимости от вида юридической помощи права и
обязанности можно разделить на общие (предусмотренные Законом
об адвокатуре для оказания любых видов юридической помощи) и
специальные, или отраслевые (предусмотренные законодательством, прежде всего отраслевым для конкретной сферы общественных отношений – уголовного судопроизводства, конституционного
судопроизводства и т. д.).
При участии адвоката в гражданском и арбитражном процессе
существуют некоторые различия, с помощью которых проводится
разграничение правового статуса защитника.
В качестве первого различия следует назвать основания допуска
защитника гражданского и арбитражного процесса. Так в рамках
163
гражданского процесса основание для допуска защитника является
его ордер, который предоставляется в суде. В арбитражном процессе два основания: ордер и доверенность[6].
Во-вторых, в рамках арбитражного процесса адвокат может подавать заявления и ходатайства в электронном виде, в гражданском
процессе такая форма подачи искового заявления и ходатайств отсутствует, существует только письменная форма.
В-третьих, различны сроки проведения гражданского и арбитражного процесса.
Следует учитывать, что в арбитражном процессе защитник выступает в качестве представителя и совершает действия от имени
доверителя. Такая регламентация адвокатских полномочий обусловлена имеющимися основаниями допуска в арбитражный процесс – по основанию доверенности.
По своей сути в данном случае имеется в виду, что в качестве защитника не обязательно участие лица, имеющего статус адвоката. Доверенность должна быть нотариально оформленной, а у лица по возможности должно быть соответствующее образование (юридическое).
Данная проблема связана также с делами, в которых имеются
сведения, содержащие государственную тайну. В данном случае
прослеживается коллизия правовых норм: во-первых, с одной стороны соблюдается право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, по выбору защитника со стороны гражданина, а во-вторых, если права граждан защищает лицо, которое
не имеет статуса адвоката, то оно не может быть допущено к материалам, содержащих государственную тайну.
Для решения этой проблемы, необходимо внеси соответствующие изменения в законодательство, где прописать, что в рамках рассмотрения арбитражным судом, дел, связанных с государственной
тайной, защиту прав граждан должно осуществлять только лицо,
имеющее статус адвоката. Такое положение следует сделать в виде
примечания к статье о допуске защитника в арбитражный процесс.
Таким образом, проблемы правового статуса адвоката в гражданском и арбитражном процессе связаны с недостатками правового регулирования участия и оснований допуска защитника в рамках исследуемых процессов.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации. М., 2018.
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002
№138-ФЗ (в дейст. ред.). // СПС Консультант плюс.
164
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть 1) от 30 ноября 1994 г. №
51-ФЗ (в ред. от 29.07.2017) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
4. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от
08.03.2015 № 21-ФЗ (ред. от 05.12.2017) // СЗ РФ. 2015. № 10. Ст. 1391.
5. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 23.
Ст. 2102.
6. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 (ред. от
01.07.2014) «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.
garant.ru/12125165/
7. Адвокатское право: Учеб.-практ. пособие / под ред. Л. Ю. Грудцына. М., 2009.
8. Пилипенко Ю. С. Научно-практический комментарий к Кодексу профессиональной этики адвоката. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Федеральная палата адвокатов РФ, 2013.
9. Поташник И. М. Основы правозащитной деятельности адвокатуры в условиях судебно-правовой реформы в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд.
юрид. наук. М., 2013.
магистрант юридического факультета ГУАП
САМАРКИН И. М.
ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ НЕДВИЖИМОСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Недвижимость является одной из весомых категорий гражданского права, а сделки, связанные с недвижимостью, относятся к числу самых востребованных.
К числу объектов, выступающих в роли жилых помещений, выступают квартиры, дома дачи, строения, комнаты, отдельно стоящие здания.
По договору купли-продажи жилого помещения продавец обязуется передать жилое помещение в собственность другой стороне
покупателю, а покупатель обязуется принять жилое помещение и
уплатить за него определенную денежную сумму. Покупателю при
продаже жилого дома и другой жилой недвижимости с передачей
права собственности одновременно на недвижимость и передаются
права на ту часть земельного участка, которая занята этим объектом и необходима для ее использования. Договор купли-продажи
жилого помещения заключается путем составления одного документа в письменной форме, подписанного сторонами. Несоблюдение
формы договора влечет недействительность1.
Наиболее частыми являются многосторонние договоры, для
которых характерным признаком является необходимость волеизъявления двух и более сторон – участников договорного процесса.
165
Как общая схема вся процедура, до подписания договора куплипродажи должна быть соблюдена на предмет многих факторов, которые в дальнейшем могут стать причиной конфликтной ситуации
и рассмотрению ее в судебном порядке. К числу важных доминирующих показателей для осуществления сделки и исключения вероятности признания ее недействительной относятся:
1. Сверка документов обеих сторон. Для продавца обязательным
считается наличие всех технической документации на недвижимость и документ, подтверждающий право собственности на имущество.
2. Технический паспорт и кадастровый, в котором отображаются все проведенные (санкционированные) перепланировки продаваемого помещения.
3. Выписки из ЕГРН, которая предоставляет сведения о продавце, право его вступления в данное владение, наличие судебных тяжб
в отношении данного лица; из лицевого счета (если объектом продажи является квартира), в ней отражается наличие непогашенных
долговых обязательствах по коммунальным платежам; из архива,
содержит данные о прописанных и выписанных из дома или квартиры людях.
4. Справка, выданной налоговой инспекцией об отсутствии или
наличии долгов по выплате обязательных налогов и сборов продавцом.
5. Справки о вменяемости продавца. Такие документы гарантируют, что сделка проводится в здравой памяти и продавец, не признан невменяемым.
Договор купли-продажи жилого помещения считается заключенным с момента регистрации перехода права собственности. Если
совершена в надлежащей форме сделка купли-продажи, но одна из
сторон уклоняется от ее регистрации, по требованию другой стороны суд вправе вынести решение о регистрации договора куплипродажи. При этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от регистрации сделки, обязана возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации.
При отсутствии условия о цене жилого помещения согласованной сторонами и отраженного письменно, договор о его продаже
считается незаключенным. Правовая природа договора купли-продажи является возмездной, взаимной, консенсуальной2.
Так, государственные и муниципальные унитарные предприятия вправе продавать жилые помещения только с разрешения собственника, от имени которого выступает соответствующий комитет
166
по управлению государственным имуществом. Учреждение может
отчуждать только то недвижимое имущество, которое приобретено
за счет доходов от разрешенной уставом деятельности и учтено на
отдельном балансе (п. 2 ст. 298 Гражданского кодекса Российской
Федерации). Для совершения сделки с жилым помещением, находящейся в совместной собственности супругов, когда продавцом выступает один из супругов, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга на продажу недвижимости.
При отсутствии такого согласия сделка может быть признана недействительной в судебном порядке по требованию супруга, не участвовавшего в ее заключении (п. 3 ст. 35 Семейного Кодекса Российской
Федерации)3.
В договоре купли-продажи должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить, какое жилое помещение подлежит передаче, в том числе данные, определяющие расположение
недвижимости на соответствующем земельном участке или в составе другого недвижимого имущества и необходимо указать их месторасположение, адрес, назначение, год постройки, площадь, в том
числе жилую, этажность и другие характеристики.
В случаях, когда установлена цена жилого помещения на единицу ее площади или иного показателя ее размера, общая цена такого
недвижимого имущества, подлежащая уплате, определяется исходя из фактического размера, переданного покупателю недвижимого
имущества.
Договор заключается в простой письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.
Если жилое помещение находится в общей собственности, то
другие собственники имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается. Если сособственники откажутся от покупки или в течение одного месяца со дня извещения не приобретут продаваемую долю (жилое помещение), продавец вправе продать жилое помещение любому лицу.
Если при продаже жилого помещения произошло нарушение
преимущественного права покупки другого собственника, то любой
участник общей собственности вправе потребовать в судебном порядке в течение трех месяцев перевода на него прав и обязанностей
покупателя (ст. 250 Гражданского Кодекса Российской Федерации).
Существуют проблемы уклонения от государственной регистрации прав при продаже объектов недвижимости. Причины уклонения государственной регистрации. Несмотря на то, что ныне действующий порядок государственной регистрации прав на недвижи167
мость, установленный Федеральным законом «О государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» существует уже более десяти лет, интерес к проблемам государственной
регистрации не ослабевает и по сей день.
1 П. 7 гл. 30, гл. 32 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая)
от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ. Принята Государственной Думой 22 декабря 1995 г.
2 Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. II: Обязательственное право
/ Отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. С. 273–274.
3 П. 3 ст. 35 СК РФ // Рос. газета. 1996. 27 января.
ЕФИМЕНКО С. Д.
магистрант юридического факультета ГУАП
ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА:
ПРОБЛЕМАТИКА ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Ограничение дееспособности гражданина – специальная юридическая мера (санкция). Данная мера не применяется в отношении
малолетних ввиду отсутствия у них дееспособности, а также возможности осуществления в отношении данной категории граждан
их законными представителями фактической власти. Согласно ст.
21 Гражданского кодекса (далее ГК) гражданин признается дееспособным, если он своими действиями приобретать и осуществлять
гражданские права, создает для себя гражданские обязанности и
исполнять их (гражданская дееспособность).
На основании ст. 30 ГК РФ в соответствии с ч. 1 ст. 281 ГПК Дело об ограничении гражданина в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами
может быть возбуждено на основании заявления:
– членов его семьи
– органа опеки и попечительства
– медицинской организации, оказывающей психиатрическую
помощь.
В случаях, когда дело возбуждено по заявлению органам опеки и
попечительства или психиатрического или неврологического учреждения, члены семьи гражданина, в отношении которого решается
вопрос об ограничении в дееспособности, также принимают участие в рассмотрении дела. Если члены семьи гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, возражают против ограничения его дееспособности, суд дол168
жен тщательно проверить обоснованность их доводов ст. 220 ГПК
РФ. Несмотря на это нужно учитывать, что возражения кого-либо
из членов семьи против рассмотрения дела, начавшийся по заявлению уполномоченных лиц, не являются основанием для прекращения производства по делу. Прекращение производства по делу
в связи с отказом заявителя от своего требования не служит препятствием для возбуждения впоследствии этим же заявителем дела
об ограничении дееспособности того же гражданина в случае, если
последний продолжает злоупотреблять спиртными напитками или
наркотическими средствами и после прекращения производства по
делу. Другие лица, перечисленные в ч. 1 ст. 281 ГПК РФ, при отказе
заявителя от своего требования вправе обратиться в суд с заявлением об ограничении дееспособности того же гражданина по тем же
основаниям.
В гл. 6 ГПК РФ сказано, по данной категории дел в качестве доказательств злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, дающими основание для ограничения дееспособности гражданина, могут быть использованы любые средства доказывания. Это могут быть свидетельские показания, справки из
медицинских учреждений (например, наркологических диспансеров), акты работодателя об отстранении лица от работы в связи с появлением в нетрезвом состоянии либо в состоянии наркотического
опьянения, акты полиции, доказательства увольнения по названным основаниям, документы о доходах семьи и количестве ее членов, а также другие материалы, подтверждающие факты злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами
и характеризующие материальное положение семьи. Помимо этого,
суд может назначить судебно-психиатрическую экспертизу с привлечением к ее проведению врачей-наркологов.
Для вынесения решения об ограничении дееспособности гражданина при рассмотрении дела суд должен установить в совокупности
следующие факты: гражданин злоупотребляет спиртными напитками или наркотическими средствами и ставит ли, тем самым, в затруднительное материальное положение свою семью.
Юридические последствия такого решения выражаются в запрете ограниченному в дееспособности гражданину совершать без согласия попечителя следующие действия: продавать, дарить, завещать, обменивать, покупать имущество, а также совершать и другие сделки по распоряжению имуществом, за исключением мелких
бытовых[2]. Согласно ст. 176 ГК РФ сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ог169
раниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления
спиртными напитками или наркотическими средствами, может
быть признана судом недействительной по иску попечителя. В течение трех дней со дня вступления решения в законную силу суд
высылает копию решения органу опеки и попечительства по месту
жительства лица, признанного ограниченно дееспособным. Указанное решение служат основанием для назначения гражданину попечителя органом опеки и попечительства.
В 2006 г. в Государственную Думу был внесен проект Федерального закона «О внесении изменения в статью 30 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором предлагалось расширить перечень оснований за счет так называемой лудомании (склонности к азартным играм)[3]. В пояснительной записке
к Законопроекту отмечалось, что болезнь, квалифицированная под
названием «лудомания» и включена в список заболеваний Всемирной организации здравоохранения. Ограничение гражданина в дееспособности: сравнительно-правовой анализ преобладающих в его
жизни, что ведет к снижению социальных, профессиональных, материальных и семейных ценностей. Правительство РФ не поддержало данный законопроект указав, что предложенная формулировка основания ограничения дееспособности «склонность к азартным
играм» несет правовую неопределенность, поскольку само понятие
«склонность к азартным играм» является состоянием, а не действием, которое не может привести к ухудшению материального положения семьи. Следовательно, подобная формулировка не будет способствовать стабильной единообразной практике в защите интересов граждан. Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно указывал на то, что неопределенность содержания правовой
нормы не может обеспечить ее единообразное понимание, порождает противоречивую правоприменительную практику, ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод, может привести
к произволу и, следовательно, к нарушению принципов равенства, а
также верховенства закона. Присоединяясь к критике формулировки законопроекта, следует отметить, что в Международной классификации болезней МКБ-10 различают склонность к азартным
играм и патологическую зависимость от азартных игр[4]. Данный
факт следует учитывать при анализе фактических обстоятельств
с учетом сложившейся судебной практики, поскольку последняя
редакция ст. 30 ГК РФ не ставит возможность ограничения дееспособности гражданина в зависимость от признания его хроническим
алкоголиком или наркоманом. Противники расширения оснований
170
ограничения дееспособности склонностью к азартным играм также
отмечают, что в настоящее время отсутствуют медицинские cредства, cпособные подтвердить наличие у гражданина склонности
к азартным играм, и расширение перечня оснований за счет указанного основания, наличие которого невозможно достоверно установить, может привести к произволу и породить противоречивую
правоприменительную практику.
Данный анализ показывает, что пристрастие к азартным играм,
как и употребление спиртными напитками или наркотическими
средствами, также ставит семью гражданина в тяжелое материальное положение. Безусловно, рассматриваемое дополнение оснований ограничения в дееспособности является весьма актуальным и
своевременным. Однако в полной мере оно не решило тех проблем,
ради которых данная норма исторически существовала.
Как уже отмечалось раннее, данные нормы направлены на защиту интересов семьи гражданина, имеющего склонность к спиртным напиткам, наркотическим средствам или к азартным играм.
Однако вопрос остается открытым по отношению к самому гражданину. Как должен поступать гражданин не имеющей семьи? Если
он одинок, то он может проматывать собственные средства в азартных играх, употребляя алкоголь или наркотики, теряя себя как
личность. Также отмечается, что данные проблемы могут не только
привести гражданина к тяжелому материальному положению, но и
к расточительству, и к безрассудным тратам. Получается, что действующая норма ст. 30 ГК РФ не предусматривается для граждан,
не имеющих семьи, что приводит их к нищете, которая противоречит принципам социально ориентированного правового государства, провозглашенным Конституцией РФ.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации. М., 2017.
2. Ершов В. Юридические основания ограничения дееспособности совершеннолетнего гражданина и признания его недееспособным // Российский бухгалтер.
2008. № 4. С. 13.
3. Проект Федерального закона № 345445-4 «О внесении изменения в статью 30
части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД
ФС РФ, текст по состоянию на 09.10.2006).
4. Международная классификация болезней 10-го пересмотра
5. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) 30 ноября 1994 года №
51-ФЗ с последующими изменениями.
6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002
№ 138-ФЗ (ред. от 29.12.2017).
171
МАКАРОВА Т. А.
магистрант юридического факультета ГУАП
ЖИЛОЕ ПОМЕЩЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
Как подчеркивается в юридической литературе, «недвижимость, являясь объектом гражданских прав, играет значимую роль
в процессе экономического развития страны»[3, с. 126]. Под недвижимостью (недвижимым имуществом, недвижимыми вещами) ст.
130 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)
понимает объекты гражданских прав, которые нельзя переместить
в пространстве без причинения вреда. В числе таких объектов закон
называет здания. Жилые помещения выступают составными частями зданий.
Как отмечает Е. В. Горячева, объектом права собственности на
жилое помещение является жилище, т. е. отдельная жилая единица, предназначенная и используемая для постоянного проживания,
отвечающая установленным техническим, санитарным и другим
обязательным требованиям. Указанный исследователь подразделяет жилые помещения на квартиры, индивидуальные жилые дома
и комнаты [1, с. 171] (что соответствует ст. 16 Жилищного кодекса
Российской Федерации – далее ЖК РФ).
В ст. 289 ГК РФ квартира названа объектом собственности, но ее
содержание не раскрыто. Такое определение содержится в п. 3 ст. 16
ЖК РФ. Под квартирой понимается обособленное структурно помещение в многоквартирном доме, которое обеспечивает возможность
на прямой доступ к общим помещениям в данном доме и включает
в себя одну либо несколько комнат, а также помещения вспомогательного характера, предназначенные для удовлетворения жильцами своих бытовых и прочих нужд, которые связаны с их проживанием в данном помещении.
Ключевым в приведенном определении следует назвать указание
на обеспечение через квартиру прямого доступа к общим помещениям многоквартирного дома. Иначе говоря, неотъемлемым признаком квартиры выступает отдельный вход, обеспечивающий указанную связь.
В современной литературе многие авторы, рассматривая квартиру как объект прав, обращают внимание на сложность такого объекта, входящего в состав дома. Так, в отношении жилого дома как
объекта прав П. В. Крашенинников отмечает, что «многоквартирный дом может быть объектом правоотношений, например объек172
том договора купли-продажи, но только в тех случаях, когда он не
заселен и когда не сформированы (не выделены в натуре) такие объекты, как помещения (жилые и нежилые). После этого объектами
гражданского, жилищного права становятся помещения со всеми
вытекающими правовыми последствиями»[4, с. 33].
Другим видом жилища является индивидуальный жилой дом,
который представляет собой индивидуально-определенное здание,
состоящее из комнат, а также вспомогательных помещений, предназначающихся для удовлетворения жильцами своих бытовых и
прочих нужд, которые связаны с их проживанием в данном здании
(п. 2 ст. 16 ЖК РФ).
Российское законодательство называет видом жилого дома его
часть, а видом квартиры – ее часть. Части квартир, по мысли отечественного законодателя, необходимо различать с комнатами и частями жилого дома, которые закон определяет в качестве отдельных видов жилых помещений (ст. 16 ЖК РФ). Впрочем, если частью
квартиры является одна комната, то в данной ситуации часть квартиры равнозначна комнате. Если же частью квартиры выступают
две и более комнаты или же комната в сочетании со вспомогательными помещениями, то в такой ситуации часть квартиры становится тождественной части жилого дома.
Комнатой считается часть жилого дома либо квартиры, которая
имеет своим предназначением использование как место непосредственного проживания жильцов в жилом доме или же квартире (п. 4
ст. 16 ЖК РФ). Законодательство РФ рассматривает комнату в качестве самостоятельной разновидности объектов и гражданских, и
жилищных правоотношений.
В исследовательской литературе на основе анализа ст. 130 ГК РФ
и ст. 15 ЖК РФ выделяются следующие признаки жилых помещений: «изолированность, прочную связь с землей и невозможность
перемещения без несоразмерного ущерба для назначения, функциональное назначение –пригодность для постоянного проживания и
соответствие установленным правилам»[5, с. 226].
Как отмечает Т.И. Зайцева, «общая площадь жилого помещения
состоит из суммы площади всех частей такого помещения, включая
площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд,
связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением
балконов, лоджий, веранд и террас»[2, с. 333].
Жилой дом и жилое помещение (квартира, комната) выступают
объектами налогообложения по правилам гл. 32 Налогового кодек173
са Российской Федерации (налог на имущество физических лиц).
В соответствии с новыми правилами, введёнными в действие с 1 января 2015 года, налог на имущество физических лиц исчисляется
по кадастровой стоимости недвижимого объекта (п. 3 ст. 5 Закона №
284-ФЗ предусматривает обязательный переход всех регионов России на исчисление вышеуказанного налога по кадастровой стоимости соответствующего имущества до 1 января 2020 года), которая
в свою очередь определяется исходя из средней цены на квадратный
метр (если это, например, квартира) в том регионе, а также года постройки дома. В отличие от инвентаризационной стоимости (по которой налог исчислялся ранее), кадастровая стоимость существенно
выше неё и более приближена к рыночной.
Кадастровую стоимость жилого помещения можно узнать несколькими способами:
– зайти в раздел «Справочная информация по объектам недвижимости в режиме «online» на сайте Росреестра;
– посмотреть в кадастровом паспорте на жилое помещение;
– обратиться с заявлением в Росреестр по установленному образцу и в назначенный день получить справку о кадастровой стоимости
жилого помещения.
Основным ограничением права собственности на жилые помещения выступает их использование строго по целевому назначению,
т. е. в целях личного проживания собственника либо проживания
членов его семьи. Также следует отметить обязанность собственника по несению бремени содержания этого помещения, а если речь
идет о квартире, то и бремени содержания общего имущества соответствующего дома, где находится квартира.
Собственник жилья должен поддерживать его в надлежащем состоянии, бесхозяйственное обращение с ним недопустимо. Собственник должен не нарушать права и законные интересы соседей,
Правила содержания общего имущества собственников помещений
в многоквартирном доме, а также Правила пользования жилыми
помещениями. Несоблюдение данных ограничений может повлечь
за собой административную (статьи 7.21, 7.22 КоАП РФ) и гражданско-правовую ответственность (в порядке ст. 293 ГК РФ).
Таким образом, под жилым помещением понимается отдельная
жилая единица, предназначенная и используемая для постоянного
проживания, отвечающая установленным техническим, санитарным и другим обязательным требованиям. Общая площадь жилого помещения равняется сумме площадей всех частей данного помещения. Жилые помещения выступают объектами налогообложе174
ния по правилам гл. 32 НК РФ, налог на них исчисляется по кадастровой стоимости. Содержание триады правомочий собственника
жилого помещения «владение – пользование – распоряжение» сопряжено с рядом ограничений.
Источники:
1. Горячева Е. В. Объекты права собственности на жилые помещения: доктринальные и законодательные подходы в Казахстане и России // Власть Закона. 2015.
№ 2. С. 171–182.
2. Зайцева Т. И. Настольная книга нотариуса: В 4 т. / под ред. И. Г. Медведева.
3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2015. Т. 3: Семейное и наследственное право в нотариальной практике.
3. Иншакова А. О., Тымчук Ю. А. Обязательное нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью как гарант стабильности ее гражданского оборота // Вестник
ВолГУ. Серия 5, Юриспруденция. 2016. № 2(31). С. 125–133.
4. Крашенинников П. В. Жилищное право. 9-е изд., перераб. и доп. М.: Статут,
2016.
5. Подрабинок Е. М. Правовой режим апартаментов как объектов гражданских
прав // Пятый Пермский конгресс ученых-юристов (г. Пермь, 24–25 октября 2014
г.): избранные материалы / Г. В. Абшилава, В. В. Акинфиева, А. Б. Афанасьев и др.;
отв. ред. В. Г. Голубцов, О. А. Кузнецова. М.: Статут, 2015. С. 221–229.
магистрант юридического факультета ГУАП
ЧИРЦЕВА В. В.
ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ЗАКУПОК
ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫМИ ОБРАЗОВАНИЯМИ
ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД
Федеральный закон от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон) закрепил механизм проведения закупок товаров, работ,
услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд,
направленный на реализацию основных задач публично-правовых образований и преследующий в качестве одной из основных
целей предотвращение злоупотреблений уполномоченных государственных органов.
Согласно ч. 2 ст. 114 Закона с 1 января 2016 г. вступили в силу положения ст. 16 – 18 данного Закона, устанавливающие обязанность
заказчика составлять, утверждать и обосновывать план закупок.
Заказчики, в соответствии с планами закупок, обязаны составлять
планы-графики (ч. 2 ст. 21 Закона № 44-ФЗ), а информация о ценах
на товары включается в единую информационную систему (п. 16 ч.
3 ст. 4 Закона). Это делается в целях оказания помощи заказчикам
175
в определении и обосновании начальных (максимальных) цен контрактов (НМЦК) с применением анализа рынка1.
Согласно ч. 1 ст. 21 Закона закупки, не включенные в планыграфики, будут под запретом. Кроме того, с указанной даты будут
расширены функции единой информационной системы. С 1 января 2017 года данная система выполняет функции по осуществлению
контроля за соответствием: информации об объеме финансового
обеспечения согласно планам закупок; информации, которая включена в планы-графики; информации, содержащейся в извещениях
и документации о закупках, – информации в планах-графиках; информации в протоколах определения поставщиков; информации об
условиях проекта контракта, который направляется в форме электронного документа участнику закупки, – информации в протоколе
определения поставщика; информации о контракте, который включен в реестр контрактов. Таким образом, следует сказать, что Закон
детально регламентирует процесс закупок для государственных и
муниципальных нужд с момента от публикации извещения и до заключения контракта2.
К достоинствам также следует отнести введение единой схемы
закупок, которая позволяет бороться с коррупцией в данной сфере.
Проявляется это в том, что на всей территории Российской Федерации субъекты закупочной деятельности осуществляют свою работу
по единым правилам. Любой из способов определения поставщиков
(конкурс, аукцион, запрос котировок и др.), согласно ст. 24 Закона,
проводится абсолютно одинаково. Еще одним преимуществом Закона является введение штрафных санкций в отношении поставщика и заказчика. Заказчик теперь имеет право расторгнуть контракт
в одностороннем порядке, также и поставщик имеет аналогичное
право расторгнуть контракт, но только в случае, если заказчик ненадлежащим образом исполняет свои обязательства.
Впервые законодателем были введены антидемпинговые меры
в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. Зачастую недобросовестные поставщики с целью выигрыша искусственно занижали цену. Подобные действия приводили к тому, что
сроки государственных заказов срывались, ухудшалось качество
товаров (работ, услуг), расторгались контракты. В целях решения
данной проблемы законодателем был предложен ряд мер.
Например, если НМЦК составляет более 15 млн руб. и участник
закупки, с которым заключается контракт, предложил цену контракта на 25% и более ниже НМЦК, то контракт заключается только после предоставления данным участником обеспечения испол176
нения контракта в размере, который в 1,5 раза превышает размер
обеспечения исполнения контракта, указанный в документации о
проведении конкурса или аукциона, но не менее чем в размере аванса (если контрактом предусмотрена выплата аванса). То есть если
НМЦК превышает 15 млн руб., то участник закупки при подписании контракта обязан предоставить полуторакратное обеспечение
исполнения контракта. В свою очередь, если НМЦК составляет 15
млн руб. и менее и участник закупки, с которым заключается контракт, предложил цену контракта на 25% и более ниже НМЦК, то
контракт заключается только после предоставления данным участником обеспечения исполнения контракта в размере, который в 1,5
раза превышает размер обеспечения исполнения контракта, указанный в документации о проведении конкурса или аукциона, или
информации, подтверждающей добросовестность такого участника
на дату подачи заявки. Таким образом, если НМЦК до 15 млн руб.,
участник закупки при подписании контракта может предоставить
на выбор: полуторакратное обеспечение исполнения контракта; документы, подтверждающие его добросовестность3.
Законом введено понятие «информация, подтверждающая добросовестность», под ним понимается информация о выполнении,
без штрафов и неустоек, ранее трех контрактов и более в течение одного года до подачи заявки. Однако при заключении контракта цена
одного из ранее заключенных контрактов должна составлять 20% и
более от цены, по которой участником закупки предложено заключить контракт. В случае непредставления достоверной информации
это влечет отклонение заявки в случае проведения конкурса, или
приводит к признанию участника уклонившимся от подписания
контракта – в случае проведения аукциона. Отметим, что в Законе
была существенно изменена концепция включения субъектов в реестр недобросовестных поставщиков. Так, если ранее в реестр включались сведения о названии компании, месте нахождения, ИНН налогоплательщика, то сейчас – весь состав участников, открывших
данную организацию. Таким образом, Закон позволил ужесточить
требования к участникам, прибегающим к демпингу.
Казалось бы, подобные меры должны помочь в решении ряда
проблем, возникающих при закупках товаров для государственных
и муниципальных нужд. Однако нельзя с уверенностью сказать,
что это позволило кардинальным образом изменить ситуацию в положительную сторону. Безусловно, участники, имеющие достаточно высокий уровень квалификации и опыта, скорее всего, не станут рисковать своей репутацией ради победы путем снижения це177
ны контракта. Однако многие недобросовестные субъекты и сегодня
продолжают прибегать к демпингу. Данный процесс стал для них
лишь более дорогостоящим. Из вышесказанного следует, что введения одних только антидемпинговых мер недостаточно. Для решения данной проблемы необходима целая совокупность факторов, а
именно: антидемпинговые меры, обеспечение заявки, обеспечение
исполнения контракта, штрафы и пени, а также отсутствие аванса.
Лишь применение этих мер в комплексе позволит исключить участие в конкурсе нежелательных поставщиков.
В заключение стоит отметить наличие проблемы обоснованности использования аукциона как формы определения поставщиков
для осуществления закупок для обеспечения государственных и
муниципальных нужд. В настоящее время законодатель закрепляет два способа проведения торгов: аукцион и конкурс. В случае конкурсного определения поставщика победителем признается участник закупки, который предложил наилучшие условия исполнения контракта, а в случае аукциона – наименьшую цену контракта. Таким образом, последний способ определения поставщика, на
наш взгляд, противоречит принципу стимулирования инноваций,
поскольку наименьшая цена контракта не должна быть первоочередной целью для закупок высокотехнологичной и инновационной
продукции4.
Таким образом, целесообразно исключить аукцион из способов
определения поставщиков в процессе осуществления закупок для
обеспечения государственных и муниципальных нужд. Считаем,
что приоритетным способом определения поставщиков для обеспечения государственных и муниципальных нужд должен стать конкурс, поскольку при его проведении возможно предусмотреть дополнительные требования и в случае выявления в процессе победителя сделать основной акцент на качестве предлагаемых товаров
(работ, услуг).
1 Абросимова О. В. Некоторые проблемы правового регулирования закупок для
государственных и муниципальных нужд // Вестник Самарской гуманитарной
академии. Серия: Право. 2014. № 2(16). С. 64–66.
2 Закон Российской Федерации «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 5
апреля 2013 № 44 // Рос. газета. 2013. № 80.
3 Сакалова Р. М. Планирование закупок для государственных и муниципальных нужд: анализ нового законодательства // Молодой ученый. 2014. № 1. С. 251–
254.
4 Архалович О. В. Принципы контрактной системы в сфере закупок // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. № 3(25). С. 123–127.
178
СОДЕРЖАНИЕ
Состав организационного комитета.................................... Кузнецов Э. В. О ПРЕПОДАВАНИИ ТЕОРИИ ПРАВА
И ГОСУДАРСТВА В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ.................... 3
5
Сидоренко В. П. БОЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЙСК НКВД
СССР НА ЛЕНИНГРАДСКОМ НАПРАВЛЕНИИ.................. 12
Ковбенко Н. Д. ОРГАНЫ СУДЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА:
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОВАЯ БАЗА............................. 20
Дрижирук Т. Ю., Цмай В. В. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
ТАМОЖЕННОГО КОНТРОЛЯ В ЗАЩИТЕ ИНТЕРЕСОВ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ............................................ 25
Баженов А. В. ОБЪЯСНЕНИЕ ФЕНОМЕНА ПРЕСТУПНОГО
ПОВЕДЕНИЯ В РАЗВИТИИ КЛИНИЧЕСКОЙ
КРИМИНОЛОГИИ........................................................... 34
Пиддубривная А. Ю. ПЕРСПЕКТИВЫ ТРЕТЕЙСКОГО
РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.......... 39
Сергеева Е. И. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ
ЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ МЕСТНОГО
САМОУПРАВЛЕНИЯ....................................................... 42
Привалов К. В. ТЕНЕВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ПРОЦЕССЕ БАНКРОТСТВА
ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ..................................................... 44
Старин Б. С. ЭВОЛЮЦИЯ ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫХ
ПРОЦЕССОВ СОВРЕМЕННОГО МИРА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ
НА СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ
СИСТЕМ......................................................................... 50
Баданов С. Н. ПРОБЛЕМЫ РАССТАНОВКИ И КОРРЕКТИРОВКИ ТАМОЖЕННОЙ СТОИМОСТИ И ТАМОЖЕННОТАРИФНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В ТАМОЖЕННОМ ДЕЛЕ.. 56
Пусурманов Г. В. ПРАВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ПЕРЕСТРАХОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ........ 62
Городинец Ф. М. ДЕФОРМАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО
САМОСОЗНАНИЯ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.................... 68
Волницкая С. С., Волницкий В. Г. КЛАССИФИКАЦИЯ
И СУЩНОСТЬ ПРИНЦИПОВ АДМИНИСТРАТИВНОГО
ПРОЦЕССА..................................................................... 76
179
Волкова А. Е. ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ, КАК ОСНОВНОЙ
ВИД ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ...................... 83
Виличко П. В. ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АЛИМЕНТНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ЧЛЕНОВ
СЕМЬИ........................................................................... 90
Глумова А. Ю. ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕГЛАМЕНТИРУЮЩЕГО
ПРАВОВОЙ СТАТУС НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ................ 93
Дадашова Э. Г. СООТНОШЕНИЕ И ВЗАИМОСВЯЗЬ
ПОНЯТИЙ «СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»
И «ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА»..................................... 98
Дзагнидзе Г. М. МЕХАНИЗМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ......................... 101
Егоров П. П. СПОРЫ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИХ ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ....... 107
Крымская Ю. С. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА ПЕРЕВОЗКИ ПАССАЖИРА
АВТОМОБИЛЬНЫМ ТРАНСПОРТОМ................................ 110
Леонтьева Е. А. КОГДА ЕСТЬ ЧТО ДЕЛИТЬ: ЗАКОННЫЙ
РЕЖИМ ИМУЩЕСТВА СУПРУГОВ................................... 114
Петросян Е. Л. ЮРИДИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ «РОДСТВО»
В СОВРЕМЕННОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ............................. 118
Филимонов Д. С. ОСОБЕННОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА
СОБСТВЕННОСТИ ПО ВОЛЕ СУПРУГОВ............................ 123
Белевцова Ю. А. ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
РАСТОРЖЕНИЯ БРАКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ..... 126
Блудова А. И. ЭМАНСИПАЦИЯ, КАК ЭЛЕМЕНТ
ВОЗРАСТНОЙ ДЕЕСПОСОБНОСТИ................................... 129
Борисов Д. И. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И
КЛАССИФИКАЦИЯ НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ......... 132
Гашкова А. Э. ВЫСЕЛЕНИЕ НАНИМАТЕЛЕЙ ИЗ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ............... 135
Гирик А. Г. КРАТКИЙ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ
АНАЛИЗ РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА
ФРАНЧАЙЗИНГА В США И В РОССИИ............................. 137
Денисова Т. А. ПРАВОВОЙ СТАТУС ДОМЕННЫХ ИМЕН...... 140
180
Коваленко А. С. ПОНЯТИЕ ХИЩЕНИЯ И ЕГО ФОРМ
В ИСТОРИИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
РОССИИ......................................................................... 142
Пиргунова А. А. ОХРАНА НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ ПРАВ
ЛИЧНОСТИ: ПРОБЛЕМА РОССИЙСКОГО
ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА.......................... 144
Свистунова О. М. НУЖНА ЛИ ТАЙНА УСЫНОВЛЕНИЯ
РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ?........................... 148
Сизова А. Н. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ
ЮСТИЦИИ..................................................................... 150
Топал Д. Г. ПРОБЛЕМА ЗАЩИТЫ ДЕЛОВОЙ
РЕПУТАЦИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА............................. 153
Чумак А. Ю. УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ЗА ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ................................................ 156
Шакарянц Д. Р. СЕМЕЙНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСВЕННОСТЬ
РОДИТЕЛЕЙ.................................................................. 159
Шварева А. А. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОГО
ПОЛОЖЕНИЯ АДВОКАТА В ГРАЖДАНСКОМ И
АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ........................................... 161
Самаркин И. М. ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ
НЕДВИЖИМОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ............. 165
Ефименко С. Д. ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ
ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА: ПРОБЛЕМАТИКА
ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ.................................................... 168
Макарова Т. А. ЖИЛОЕ ПОМЕЩЕНИЕ КАК ОБЪЕКТ
ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ............................................... 172
Чирцева В. В. ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
ЗАКУПОК ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫМИ ОБРАЗОВАНИЯМИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ
НУЖД............................................................................ 175
181
Научное издание
Межвузовская
научно-практическая конференция,
посвященная Научной сессии ГУАП
ПРАВО И ЗАКОННОСТЬ
В XXI ВЕКЕ
18 апреля 2018 г.
Публикуется в авторской редакции.
Компьютерная верстка А. Н. Колешко
Подписано к печати 02.11.18. Формат 60 × 84 1/16.
Усл. печ. л. 10,1. Тираж 100 экз. Заказ № 477.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
4 307 Кб
Теги
0c91cb41d2, confyur
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа