close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

deletikapsihfil

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
САНКТПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ:
ЭТИКА, ПСИХОЛОГИЯ,
ФИЛОСОФИЯ
Хрестоматия
СанктПетербург
2004
УДК 17
ББК 87.75
К68
Авторсоставитель С. Н. Коробкова
К68 Деловое общение: этика, психология, философия: Хрестоматия /
СПбГУАП. СПб., 2004. 162 с. ISBN 5808801265
В хрестоматии приведены журнальные статьи, отрывки из книг,
освещающие нравственные проблемы в сфере деловых отноше
ний, психологические дилеммы в организации управления и при
нятии решений, а также философское осмысление некоторых ас
пектов экономической деятельности.
Предназначена для самостоятельной работы студентов, изуча
ющих дисциплину «Этика делового общения».
Рецензенты:
кафедра экономической теории и истории СПбГУАП;
доктор экономических наук профессор И. П. Павлова
Утверждено
редакционноиздательским советом университета
в качестве хрестоматии
ISBN 5808801265
2
©
ГОУ ВПО “СанктПетербургский
государственный университет
аэрокосмического приборостроения”,
2004
ПРЕДИСЛОВИЕ
Традиционно, говоря о деловой этике, имеют в виду эконо
мическую этику, или этику бизнеса. С одной стороны, вопрос об
этике бизнеса неновый. Везде, где есть рыночная экономика,
неизбежно возникает проблема нравственного регулирования
рыночных, конкурентных отношений, ибо правового регулиро
вания на практике оказывается явно недостаточно. С другой
стороны, по мере развития общества, вновь и вновь возникает
вопрос о формах отношений в новых экономических условиях.
Так, для российского общества актуальной является, вопер
вых, проблема формирования бизнесотношений в принципе, а
вовторых, проблема развития бизнеса в «информационном об
ществе». Необходим глубокий, философский анализ.
Основная моральная дилемма, которую необходимо решить
деловому человеку, осуществляя свою профессиональную дея
тельность – прибыль и общественно одобряемые способы ее
получения. Совершенно понятно то, что от эффективности (при
быльности) деятельности фирмы, предприятия, корпорации
зависит как успешность экономического развития общества в
целом, так и социальный уровень жизни отдельно взятого чело
века. Однако все ли способы хороши для «добывания» денег? И
каковы мотивы людей, «делающих» бизнес? Это дискуссион
ные вопросы.
Так, например, Ш. Бодлер и К. Маркс рассматривали бизнес
как институционализированный эгоизм, поскольку в бизнесе
люди преследуют исключительно «личный интерес». Эгоизм
расценивается как отрицательное нравственное качество, и биз
нес и участники бизнеса в этом случае становятся заведомо амо
ральными. Тем не менее в мировой этической традиции «лич
ный интерес» синонимичен «здравому смыслу», «благоразумию»
и в большинстве случаев получает статус добродетели, проявля
ющейся в предусмотрительности (Платон: «Познай самого себя
и ты познаешь мир»; Аристотель: «Поступай так, как хотел бы,
чтобы поступали с тобой»; христианская этика: «Возлюби ближ
него своего как самого себя» и др.). За этой традицией стоит
отношение к человеку как к существу по природе своей нрав
ственному; вера в то, что он распорядится данными ему приро
дой качествами не во вред себе и обществу. Именно такая кон
цепция человека положена в основу теории «экономической
демократии» А. Смита. Противопоставив ее «меркантилизму»,
А. Смит считал заведомо моральной ситуацию, когда каждый
3
человек получает возможность преследовать на рынке личный
интерес. Многие современные исследователи склонны считать,
что рыночная экономика – уникальный механизм, позволяю
щий с помощью конкуренции превратить личный эгоистичес
кий интерес человека в общественное благо.
Традиционное мнение заключается в том, что основной мо
ральный постулат бизнеса – социальная ответственность. Одна
ко от бизнеса можно требовать лишь оптимальной социальной
ответственности – бизнес разрушается как завышенными мо
ральными требованиями, так и заниженными.
Суть современной этической проблематики может быть вы
ражена формулировкой Г. Форда: «Если предприниматель хо
чет получить максимальную прибыль и не думает об услугах
обществу, то в таком случае его дело не есть предприятие и к
нему не приложимы никакие деловые принципы. Тогда весь
вопрос сводится лишь к тому, чтобы сорвать все, что можно и
пока можно». Устоявшийся бизнес не может быть иным как
только социально ответственным, ибо в конечном итоге благо
получие предпринимателя, производящего товар или услугу
зависит от того, какую (насколько ценную) пользу он приносит
потребителю, т. е. обществу.
Предлагаемое издание должно стимулировать размышления
о нравственных, этикоэкономических, этикопрофессиональ
ных проблемах на современном историческом этапе. Содержа
щиеся в хрестоматии материалы носят, по большей части, дис
куссионный характер. Студентам предлагается высказать свое
мнение по тому или иному вопросу посредством написания эссе.
Эссе (франц. essai – опыт, набросок) – жанр философской, ли
тературнокритической, историкобиографической, публицис
тической прозы, сочетающий подчеркнуто индивидуальную
позицию автора с непринужденным, часто парадоксальным
изложением, ориентированным на разговорную речь (БСЭ, 1995).
Темы для эссе содержатся в конце каждой статьи и сформули
рованы достаточно свободно, что должно способствовать разви
тию творческого потенциала студента.
Хрестоматия состоит из четырех разделов, расположенных
по принципу «от общего к частному» (от общих вопросов мора
ли: понятие морали, нравственные типы личности и др. – к
частным проблемам: этические проблемы информатизации,
управления и др.). Каждый раздел сопровождается аннотацией
(курсив), где в сжатом виде изложена проблематика данного
4
раздела. Такие аннотации помогают выделить центральные
идеи. Основные понятия, вынесенные в предметный указатель,
также помогут лучше ориентироваться в вопросах этики дело
вого общения. Именной указатель содержит пояснения к име
нам, встречающимся в статьях. Знакомство с новыми именами
расширит кругозор и эрудицию студентов. В конце хрестома
тии предложены темы для самостоятельного изучения тем сту
дентам, которые хотят глубже постичь теорию и практику де
лового общения с целью формирования своих профессиональ
ных качеств.
Авторсоставитель желает удачи всем, кто видит залог своего
успеха в овладении знанием, ибо как говорил Сократ: «Есть
только одно благо – знание и только одно зло – невежество».
5
Раздел
1
ОБЩИЕ ЭТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
Этика – это философская наука о морали. Мораль, нрав
ственность – совокупность норм, регулирующих межличнос
тные отношения. Моральный облик человека – это совокуп
ность личных качеств человека, позволяющих ему совершать
поступки определенного типа (вести себя определенным обра
зом). На основе этих поступков мы делаем вывод о социальной
значимости и ценности человека.
Нравственные нормы отвечают какимлибо потребностям
общества. Они вырабатываются обществом стихийно на основе
культурных традиций и обычаев и, по сути, являются ограниче
нием человеческого произвола в интересах самого же человека.
Человек нравственен, культурен, если он осознал необходимость
поступать в соответствии с требованиями морали, т. е. нрав
ственные нормы и ценности, свойственные конкретному исто
рическому моменту стали его личным убеждением.
Нравственные требования формулируются в виде норм од
нотипного поведения в типичных обстоятельствах. Они усва
иваются главным образом в процессе воспитания путем мно
гократного повторения и в процессе межличностного общения
методом «проб и ошибок».
Нормы общечеловеческой нравственности являются осно
вой универсальной этики. Без универсальной этики невозмож
на разработка прикладной этики, цель которой – регламен
тация конкретной деятельности человека, например научной,
творческой, экономической и т. п.
²
²
²
С. Н. Коробкова
Понятие морали
Объектом нашего внимания является мораль как явление
культуры и общественной жизни. Она имеет достаточно слож
ную, многогранную структуру. С одной стороны, мораль высту
пает как форма общественного сознания, с другой – как способ
6
регуляции совместной деятельности людей. Как форма мораль
отражает отношение индивидов и различных социальных об
щностей к ходу исторического развития, к обществу, оценку
ими человеческой деятельности. Наряду с нравственным обще
ственным сознанием существуют такие его формы как полити
ческое сознание, правовое сознание и т. п., т. е. общественное
сознание фиксирует определенное отражение, познание и пре
образование человеком социальной сферы бытия. Как способ
регламентации человеческих взаимоотношений мораль имеет
многогранную структуру.
В качестве своих элементов мораль содержит нравственное со
знание, нравственную деятельность и нравственные отношения.
Понятие нравственного сознания
Нравственное сознание отражает отношение между личностя
ми и те позиции, с которых человек оценивает свое собственное
“Я”. Нравственное сознание является необходимым фактором про
гресса человеческого общества. Нравственное сознание как форма
общественного сознания выражается посредством установления и
следования обычаям, традициям. Как индивидуальное ценност
ное мировосприятие нравственное сознание выражается в нали
чии убеждений, ясных мотивов своей активности.
Нравственное сознание может выступать в виде: 1) личност
ных форм моральных требований (описываются с помощью род
ственных понятий “самооценка”, “самосознание”); 2) общеобя
зательных форм моральных требований (описываются с помо
щью понятий “нравственная норма”, “нравственный принцип”,
“нравственные категории” и 3) моральных требований, обра
щенных к социальной действительности (описываются с помо
щью понятий “общественный идеал”, “справедливость”).
I. Самооценка – это такое рефлексивное отношение человека
к самому себе, когда его “Я” выступает объектом и субъектом
нравственных оценок. В моральном сознании такое отношение
выражается в формировании таких понятий, как совестливость,
стыд, гордость, достоинство и т. п. Самооценка характеризует
способность человека в суждениях о себе становиться на точку
зрения других людей. Самосознание характеризует способность
человека свободно (без внешнего принуждения) соблюдать нрав
ственные нормы.
В качестве примера проявления нравственного самосознания
можно привести отрывок из произведения Антуана де Сент
7
Экзюпери “Маленький принц”. Как известно, сюжет строится
на том, что Маленький принц решил посетить ближайшие к
нему астероиды “поучиться чемунибудь”. В одной из глав идет
речь о посещении Маленьким принцем планеты, где жил пья
ница: “Когда он явился на эту планету, пьяница молча сидел и
смотрел на выстроившиеся перед ним полчища бутылок – пус
тых и полных.
– Что это ты делаешь? – спросил Маленький принц.
– Пью, – мрачно ответил пьяница.
– Зачем?
– Чтобы забыть.
– О чем забыть? – спросил Маленький принц, ему стало жаль
пьяницу.
– Хочу забыть, что мне совестно, – признался пьяница и
повесил голову.
– Отчего тебе совестно? – спросил Маленький принц, ему
очень хотелось помочь бедняге.
Совестно пить! – объяснил пьяница, и больше от него нельзя
было добиться ни слова”.
Именно совесть является основой личной оценки собственно
го положение и роли в обществе. Совесть – продукт коллектив
ной жизни. Человек, имеющий совесть, понимает, что его жизнь
не может быть построена на принципах удовлетворения исклю
чительно личных потребностей – он понимает, что многочис
ленными нитями связан с другими людьми и не может действо
вать в ущерб другим. Самооценка предполагает личную созна
тельность и личную ответственность, способность и желание
организовывать свою деятельность, учитывая общественные
интересы и потребности.
II. Безличные формы нравственных требований реализуются
в рамках нравственного сознания посредством следования мораль
ным нормам; моральным принципам; моральным категориям.
О. Г. Дробницкий, один из исследователей морали, характе
ризует норму как “застывшую мысль”, которая может быть за
писана и воспроизведена мысленно или словесно всякий раз,
когда создается ситуация, требующая совершения действия или
воздержания от него. Каждая нравственная норма воспроизво
дит некоторый обычай поступать определенным образом и при
нуждает индивидов следовать этому обычаю. Наиболее простая
форма словесного выражения нравственной нормы – “все долж
ны (не должны) поступать такто”.
8
Отрывок из того же самого произведения Экзюпери может
служить художественной иллюстрацией того, как возникает и
закрепляется в сознании определенная норма. Один из эпизо
дов философской сказки французского писателя посвящен бесе
де Маленького принца с Лисом о дружбе. У Маленького принца
на планете была роза, о которой он вынужден был заботиться,
чтобы она не погибла. Об этом он рассказывает Лису: “Ведь это
ее...я поливал каждый день. Ее...накрывал стеклянным колпа
ком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра. Для нее убивал
гусениц, только двух или трех оставил, чтобы вывелись бабоч
ки. Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислуши
вался к ней, даже когда она умолкала...
– Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдавал ей все
свои дни.
– Потому что я отдавал ей все свои дни... – повторил Малень
кий принц, чтобы лучше запомнить.
– Люди забыли эту истину, – сказал Лис, – но ты не забы
вай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе
за твою розу.
– Я в ответе за мою розу... – повторил Маленький принц,
чтобы лучше запомнить”.
Если в первом случае чувство ответственности носит лич
ностный характер (человек испытывает угрызения совести),
то во втором – ответственность носит всеобщий характер: все
должны всегда выполнять взятые на себя обязательства (в
данном случае большинство нарушает эту норму). Нравствен
ная норма возникает изза необходимости регулировать ка
киелибо отношения и закрепляется путем многократного
повторения.
Следующий этап формирования морального сознания – нрав
ственные качества (смелость, трудолюбие, сдержанность). С
одной стороны, это достойная черта характера (конкретно вы
раженная идея добра); с другой – образ должного, каким чело
веку надлежит быть. Соответственно, в человеке заложено стрем
ление к совершенствованию. Пределом этого процесса может
быть достижение нравственного идеала. Нравственный идеал
является воплощением высших ценностей общества. Однако
специфика идеала заключается в том, что, будучи некоторой
перспективной целью, он не может служить конкретным руко
водством в обыденном поведении по причине своей оторванно
сти от реальных жизненных обстоятельств и обыденных по
9
требностей. Промежуточным звеном на пути к идеалу являются
нравственные принципы.
Моральный принцип – общее основание для осуществле
ния выбора. С одной стороны, моральный принцип фиксиру
ет “назначение” человека, с другой – определяет желаемый
образ действия в любой ситуации. Примером нравственного
принципа может быть принцип гуманизма, патриотизма,
утилитаризма, нигилизма и т. п. Если обратиться для пояс
нения этого элемента морали к художественнообразным фор
мам, то вспомним, что в “сказке для взрослых” Экзюпери
постулируется такой принцип: “Встал поутру, умылся, при
вел себя в порядок – и сразу же приведи в порядок свою
планету”. А необходимость следования такому принципу зак
лючается в следующем: “На планете Маленького принца, как
и на любой другой планете, растут травы полезные и вред
ные. А значит, есть там хорошие семена хороших, полезных
трав и вредные семена дурной, сорной травы. ... И вот на пла
нете Маленького принца есть ужасные, зловредные семена...
Это семена баобабов. Почва планеты заражена ими. А если ба
обаб не распознать вовремя, потом от него уже не избавишь
ся. Он завладеет всей планетой. Он пронижет ее насквозь
своими корнями. И если планета маленькая, а баобабов мно
го, они разорвут ее на клочки. ... Непременно надо каждый
день выпалывать баобабы... Это очень скучная работа, но со
всем нетрудная. ... Берегитесь баобабов!”. Мораль такова: не
будьте безучастными к происходящему в окружающем вас
мире – это касается и вас самих: вы зависите от него и он
зависит вас (здесь в качестве идеального принципа выдвига
ется принцип патриотизма). Как стать патриотом? Каждый
раз, когда приходиться совершать какойлибо выбор, посту
пайте так, чтобы это было полезно для вашей семьи, вашего
дома, вашего города, вашей страны (“выпалывайте баобабы”)
– это и есть направление деятельности, которое придает мо
ральный принцип.
Нравственные категории – следующий элемент, конструи
рующий моральное сознание. Это наиболее общие понятия,
оценивающие и регулирующие поведение. К ним относятся
понятия добра, зла, счастья, любви, чести и т. п. Любой посту
пок человека или его состояние в какойто момент времени,
осознанно или неосознанно, характеризуется категориально. Мы
говорим о добром человеке, о влюбленных людях, о бесчестном
поступке и т. п.
10
Итак, нравственное сознание конструируется такими элемен
тами как самосознание, нравственные нормы, нравственные
принципы, нравственные качества, нравственный идеал, нрав
ственные категории.
В современной науке принято различать два уровня нрав
ственного сознания: 1) обыденнопрактический (реальные нра
вы общества, нормы поведения и ценностные ориентации, свой
ственные данной социальноэкономической формации) – это
область наличного: “то, что есть”; 2) теоретический (формиро
вание нравственного идеала) – это область абстрактного дол
женствования: “то, что должно быть”.
Нравственное сознание определяет нравственный стержень
личности. Человек, лишенный этого стержня и подчиняющий
ся лишь внешним обстоятельствам в социальной среде, оказы
вается человеком “без лица”, в этическом отношении – непол
ноценной личностью, в обыденном восприятии – беспринцип
ный, бесхарактерный человек.
III. Требования морали обращены не только к индивиду, но
и к социальной действительности, т. е. к некоему коллективно
му сознанию. Коллективное сознание должно вырабатывать об
щественный идеал, в основе которого лежит принцип справед
ливости. В каждом обществе справедливость обретает свои фор
мы, но в самом общем смысле этот принцип означает должный
образ вещей (от греч. dich дике – обычай; от лат. justitia – спра
ведливость, законность). Таким образом, осуществление обще
ственного идеала подразумевает обеспечение некоторого обще
ственного порядка, который способствовал бы осуществлению
нравственных требований, предъявленных отдельному челове
ку. Отсутствие порядка в обществе, аномия, которая выражает
ся в социальной дезорганизации, нарушении или резком изме
нении различных социальных структур, обострении политичес
ких и гражданских кризисов, провоцирует нравственный бес
предел, неустойчивость, а иногда и разрушение сложившейся
иерархии ценностей. Тогда мы говорим, что общество амораль
но, имея в виду отсутствие идеологии и четких нравственных
ориентиров.
Нравственная деятельность
Моральная деятельность включает два элемента: поступок и
поведение. Поступок определяется как деятельность, основан
ная на представлении о нравственных нормах, а поведение –
11
как совокупность поступков, реализующих основные нравствен
ные принципы. Таким образом, нравственные нормы находят
свое выражение в конкретных поступках, а нравственные цен
ности корректируют поведение в целом. Личность проявляет
себя для общества через поступки. Именно по тому, как человек
демонстрирует себя во вне (поступает), мы составляет о нем
мнение и фиксируем для себя нравственный тип личности (его
ценностные ориентации). Гегель писал: “Ряд поступков субъек
та и есть он сам”.
Человеческие поступки являются в полном смысле нравствен
ными тогда, когда они совершаются не в результате внешнего
принуждения и не под влиянием сугубо личного интереса, а из
непосредственного побуждения делать добро людям свободно и
бескорыстно; т. е. свобода должна трактоваться не отрицатель
но (свобода от чегото, близкая к произволу), а положительно
(свобода для осуществления чегото). Такая положительная сво
бода действия понимается как волеизъявление, основанное на
рациональном понимании законов функционирования общества.
В этом смысле Гегель утверждал, что “свобода есть познанная
необходимость”. Другими словами, данная формула может быть
выражена следующим постулатом: я хочу так поступать, пото
му что я должен так поступать.
Свобода как основа нравственного поведения (нравственного
сознания) индивида проявляется в трех аспектах:
– как мера реальной свободы, зависящая от степени позна
ния законов природы и общества (чем больше человек знает об
окружающем мире, тем меньше он от него зависит, тем выше
степень его свободы);
– как зависимость личной свободы от меры его духовного
развития, гражданской зрелости, сознательности, его ценно
стной ориентации, т. е. от общего уровня культуры (чем выше
уровень культуры человека, чем богаче он в духовном плане,
тем свободнее он в выражении своих интересов, взглядов,
ценностей и т. п.);
– как практическая способность свободного выбора опреде
ленного поведения, т. е. как способность волеизъявления (чем
чаще человек поступает по собственной воле, тем выше степень
его свободы).
Кроме права поступать свободно человек имеет нравствен
ные обязательства, налагаемые на него моралью в данном обще
стве. Нет прав без обязанностей, точно так же как нет обязан
12
ностей без прав. Гегель отмечал, что “дурной человек – тот, кто
следует своим склонностям и забывает свои обязанности”.
Свобода – атрибут социальной жизни и предполагает разви
тое чувство ответственности за результаты ее реализации. Мо
ральная ответственность подразумевает требование к челове
ку самому оценивать свои действия и корректировать свое пове
дение посредством самооценки своих поступков уже имеющих
место в прошлом или выбираемых на будущее. И здесь наблюда
ется интересная закономерность: чем выше уровень нравствен
ной свободы человека (чем совершеннее он в духовном плане,
чем больше у него возможностей морального выбора), тем выше
мера его личной ответственности за последствия поступка. От
ветственность определяет степень соответствия результатов по
ступка содержанию моральных норм.
Нравственные отношения
Нравственные отношения суть отношение человека к челове
ку. Данная форма отношений пронизывает все остальные взаи
модействия людей. Данный элемент морали имеет большое зна
чение в рамках профессиональной этики (этики предпринима
тельства, этики сферы услуг).
Отношения людей являются показателем уровня развитос
ти общества. К. Маркс, в частности, говорил, что о цивилизо
ванности того или иного общества можно судить по тому,
каково отношение в нем к женщине. В настоящее время кри
терием прогрессивности является степень гуманизации обще
ства. Тогда, когда для каждого человека высшей ценностью
становиться другой человек, мы можем говорить о духовнос
ти в данном обществе. Таким образом, ближайшей перспек
тивой нравственного прогресса общества является выработ
ка, так называемой, “доминанты на другое лицо”. Идеолог
данной концепции А. А. Ухтомский писал: “Эта доминанта
заключается в том, чтобы уметь подходить к встречным лю
дям по возможности без абстракции, по возможности уметь
слышать каждого человека, взять его во всей его конкретно
сти независимо от теорий, предубеждений и предвзятостей”.
Проблема состоит в том, что человек постоянно находится
между своей теоретической абстракцией, своими представ
лениями о действительности и реальной действительностью,
реальными людьми. Задача заключается в приобретении спо
собности предпочесть доминанты (интересы) другого челове
13
ка своим, суметь проникнуть в его “скорлупу”, встать на его
точку зрения. Это – идеальные представления, трудно осуще
ствимые. Тем не менее, как уже отмечалось, на каждом этапе
своего развития человечество формирует некий идеал, кото
рый в принципе недостижим, но регламентирует существую
щие отношения и является вектором, направляющим инди
видуальную деятельность. В современном контексте гуманизм
означает преодоление индивидуализма. Только тогда, когда
преодолевается “самоупор” на себя (А. А. Чутомский), чело
век способен подлинно понять, постичь другого человека и,
соответственно, строить с ним нравственные социальные от
ношения. Ухтомский отмечал: с того момента как человеку
открывается другое лицо, он обретает собственное Лицо, о
нем говорят как о личности.
Мораль относится к наиболее значимым формам обществен
ного сознания. В обществе она выполняет следующие функции:
регулятивную – мораль регулирует отношения между людь
ми, обеспечивает управление общественными отношениями;
воспитательную – посредством воспитания нравственный
опыт передается из поколения в поколение, формируя нацио
нальный тип личности и обеспечивая сохранение культурной
традиции;
познавательную – моральный облик является основной со
ставляющей личности и включает в себя представления челове
ка о цели и смысле жизни, понимание человеком своего долга и
необходимых нравственных качеств;
мировоззренческую – мораль является частью общих взгля
дов личности на содержание и характер социальных отноше
ний; мораль способствует решению проблем общественной жиз
ни, помогает формированию идеала и осознанию происходя
щих социальных процессов.
Темы для эссе
²
Моральную силу невозможно создать параграфами зако
на (К. Маркс).
²
Нравственность учит не тому, как стать счастливым, а
тому, как стать достойным счастья (И. Кант).
² Признак истинного достоинства человека в том, что даже
завистники вынуждены его хвалить (Ф. Ларошфуко).
²
Дурной человек следует своим склонностям и изза них
забывает свои обязанности (Г. В. Ф. Гегель).
14
И. Л. Зеленкова, Е. В. Беляева
Нравственные типы личности
Печатается по: Зеленкова И. Л., Беляева Е. В.
Этика. Минск, 1997.
В культурологии XX века не раз предпринимались попыт
ки строить не столько классификации, сколько типологии.
Как О. Шпенглер выделял архетипы различных культур (Шпен
глер О. Закат Европы. М., 1993), а К. Юнг – психологические
типы (Юнг К. Психологические типы. М., 1992), такой же ме
тод можно применить и к исследованию нравственных процес
сов. Преимущество подобного подхода заключается в том, что
он стремится учесть все многообразие нравственного, не зада
вая однопланового критерия в анализе. Предлагаемые типы
нравственности и соответствующие им типы нравственной лич
ности не совпадают с исторической последовательностью, в
каждую эпоху есть представители всех типов сразу. Они не имеют
прямой связи с социальной средой, хотя большие социальные
группы часто разделяют единый моральный стереотип. Хочет
ся разграничить нравственные типы личности не по внешним
морали критериям (историческим периодам, социальному про
исхождению, связи с идеологией), а по ее собственным сущнос
тным признакам. Логика самой морали приводит к тому, что
типы оказываются такими, а не иными. Хотя их разграничение
не является строгим в научном смысле. <...>
В описании каждого нравственного типа личности мы по
стараемся показать: 1) общий смысл его моральных взглядов,
2) господствующую моральную ценность, 3) присутствие спе
цифических признаков морали, их неповторимое сочетание,
4) жизненную судьбу людей такого типа. <...>
“Потребительский” тип. ...Он широко распространен, его
логика понятна даже ребенку. Мораль в его представлении –
это установление в обществе, которое позволяет индивиду дос
тигать счастья. Она полезна и во многом приятна. Как в прими
тивной схеме воспитания: веди себя хорошо – получишь кон
фетку. Бескорыстие морального мотива является для такого
мышления еще непосильно сложной идеей. Человек этого типа
надеется найти в морали средство получения той или иной
жизненной “конфетки”. Вот почему он и назван условно “по
требительским типом”. Такой человек считает, что польза яв
15
ляется основным, а главное – единственным, мотивом поведе
ния. Значит и моральные поступки – одна из разновидностей
полезных. Они должны вести к цели, к успеху, приобретению
всяких благ и, в конечном счете, к счастью. Стремление к сча
стью представляет главную ценность для этого типа нравствен
ной личности.
Ориентация “потребителя” закономерно является индивиду
алистической. Каждый стремится к счастью поодиночке, и толь
ко потом, поскольку мне неуютно блаженствовать одному, я
начинаю размышлять и заботиться о счастье других людей. Если
я достиг успехов в жизни, мне хочется поделиться своим рецеп
том с другими людьми – пусть им тоже будет хорошо. [Типич
ный пример тому – творчество Д. Карнеги и другие пособия
типа “Как заработать миллион”, “Как выйти замуж”]. Общий
принцип морали таков: стремись к своему счастью в той мере,
в какой это не мешает ближнему стремиться к его счастью.
Если последнее ограничение отсутствует, то бесконтрольное
личное процветание превращается в аморальное хапужничество
и агрессию по отношению к людям.
Искомое счастье понимается “потребителем” как достиже
ние: денег, славы, власти, благополучия семьи и т. п. А все это
– ценности социальные. Да, потребительский тип хочет приоб
рести как можно больше для себя, но только в обществе и бла
годаря его содействию эти мечты могут сбыться. Вот почему
такой человек может быть общественно полезным, приятным в
общении, прекрасным семьянином. Кроме того, поскольку все
го этого надо еще добиться, то этот тип деятелен, активен. А
значит от него могут исходить и светлые идеи, и прогрессивные
преобразования. Для деятельного человека на первый план в
морали выдвигаются не мотивы, а поступки. Сложная мораль
ная мотивация, как указывалось выше, здесь не нужна. Реши
тельность его основана на убежденности в своей правоте.
Какому же источнику моральных правил доверяет такая
личность? В первую очередь – самому себе. Применение же
общих соображений зависит от ситуации, в которую я попал. И
это второй источник нравственности. А поскольку ситуации
бесконечно разнообразны, то и правила морали не вечны, а весь
ма относительны. На практике такой релятивизм может дока
титься до полной безнравственности. Когда всякие нормы по
рядочности, забываются, ситуация и личная выгода позволяют
мне с легкостью попирать права других.
16
Конечно, людям с другим типом нравственной организации
потребительский образец может представляться и “мещанским”,
и “деляческим”, и “хищным”. В ответ на эти обвинения “потре
битель” может предъявить свои собственно моральные заслуги.
Пусть идеалы не столь возвышенны, зато они воплощены в жизнь;
пусть мы не очень бескорыстны, но жизнь наша налажена и в
асоциальные крайности мы не впадаем; пусть мы несколько
эгоистичны, зато заботимся о нуждах человека и не терзаем его
невыполнимыми требованиями.
За этими ценностными ориентациями просматривается об
раз активного человека, предпринимателя по роду деятельнос
ти, буржуа по социальной принадлежности, прагматика по сти
лю мысли, жизнелюба по мироощущению. Его можно обнару
жить во все времена. Главной нравственной ценностью людей
потребительского типа является счастье, мотивом – польза,
ориентациями – индивидуализм, релятивизм, социальность и
активность.
“Конформистский” тип. ...Главная ценность конформистс
кого типа – это чувство общности с социальной средой. Будь то
родная деревня, нация, класс или просто круг знакомых, имен
но социальная группа является для такой личности источни
ком нравственных норм и представлений. Если в окружении
укоренились высокие требования к поведению, человек вырас
тает прекрасно воспитанным. Может быть, даже с излишней
строгостью. <...>
Мало того, что личность здесь социально ориентирована, ее
устремления носят коллективистский характер, а не индиви
дуалистический, как у “потребителя”. Личному счастью пред
почитается всеобщее согласие, приспособление к господствую
щим ценностям считается лучшим путем нравственного совер
шенствования, а главный мотив поведения – быть, как все. А
потому, раз последующие поколения поступают, как и преды
дущие, складываются мощные традиции, которые придают ус
тойчивость нравам.
“Конформистский” тип нравственной личности в равной сте
пени может сложиться и в среде дворянства, и в среде крестьян
ства, и в любой другой среде. В плане сознания эта личность
пассивна, ибо все нормы выработаны давнымдавно. Но при
внутренней пассивности критерием нравственности здесь явля
ются поступки. Поведение предписано обычаем, грань между
моральным и привычным может почти стираться. Поведение
17
приличное становится синонимом хорошего, а нравственная
непохожесть изгоняется. Если “потребительский” тип наивно
верит, что все люди одинаковы, то “конформистский” хочет,
чтобы все были одинаковы – похожи на него. Отсюда – нетер
пимость к другим моральным системам, но достаточная снисхо
дительность к нарушителю внутри своей среды. Если только он
нарушает правила, но не отвергает сами нормы. Грешник мо
жет раскаяться и вновь будет принят “в лоно”. <...>
Итак, основная нравственная ценность конформистского типа
– это коллективное счастье. Такая социальная ориентация пред
полагает любовь к традициям, приспособление к ним, желание
поступать “как все”, ориентацию на дела в сочетании с непоко
лебимой верой в основы нравственности.
“Аристократический” тип. Название говорит само за себя.
Аристократизм первоначально считался достоинством, переда
ваемым по наследству. И раз ты от рождения принадлежишь к
сословию, которое выше других, то честь его нельзя ронять.
Знать может обеднеть, попасть в опалу, быть свергнута револю
цией, но чувство своей “особости”, которая не зависит от пере
менчивости земной судьбы, остается.
Чувство собственного достоинства, которое нельзя отнять
– вот отличительная черта нравственного аристократизма. Оно,
как известно, встречалось у венецианского гондольера или раз
бойника не реже, чем у напудренного придворного или рыцаря.
Такими “аристократами” могут оказаться и люди артистичес
кого мира. Принадлежа искусству, они всегда чувствуют себя
вознесенными над простыми смертными. Ими могут быть уче
ные или философы, горцы и даже нищие. В этих кругах каж
дый должен быть личностью, и достаточно яркой. Такой чело
век отвечает за свои поступки не перед общественным мнением,
а только перед самим собой.
Мораль особых социальных групп противостоит обыден
ным нравам своей эпохи. А нравственная личность аристок
ратического типа противостоит любым общественным услов
ностям и правилам, если они не в согласии с ее совестью.
Такой индивид неизбежно асоциален. Нет, он не обязательно
будет разбойником или даже просто нарушителем порядка.
Но его мораль будет странной, непохожей. Его моралью. Ес
тественно, что в своей основе такая ориентация индивидуа
листична. Из всех специфических черт морали аристократи
ческий тип воплощает (и выпячивает) все то, что связано с
18
автономией нравственной личности, самозаконодательством
воли, свободой выбора.
Свобода – вот основная нравственная ценность этого типа.
Потому отсутствие счастья или привычного социального поло
жения не могут сломить человека с аристократическим духом.
Была бы возможность оставаться самим собой. Свобода по отно
шению к внешним условиям делает “аристократа” несколько
равнодушным к нравам окружающей среды. Если социальная
среда и кажется этому типу недостаточно нравственной, он не
стремится преодолеть ее косность, а предоставляет самой себе,
пока она не посягает на его личную свободу. Это пассивный в
поведенческом отношении тип. Он обожает свой внутренний
моральный мир и действует сообразно своим убеждениям, не
интересуясь практическими последствиями...
Внутренний голос совести является надежным источником
нравственных правил. Но не следует забывать, что он может
вводить в заблуждение. “Аристократ” полон духовных пережи
ваний и устремлений, но их источник кажется ему иррацио
нальным. Так нравственность делается сродни искусству, для
нее тоже надо быть особо одаренным, творческим человеком.
Итак, главная нравственная ценность аристократического
типа – это свобода быть самим собой, для этого он индивиду
алистично сосредоточен на внутреннем мире, мотивах пове
дения, чистоте идеалов, следует духовным традициям. По
этому же при общей асоциальной ориентации он пассивен по
отношению к общественной среде, толерантен, а иногда и
равнодушен.
“Героический” тип. Герой, по определению, всегда борется
с обстоятельствами. Это могут быть исторические события,
люди, идеи. Факт тот, что в глазах героя они являются недо
статочно нравственными и он хочет эти обстоятельства пре
образовать. Как и “аристократ”, “герой” выделяется на фоне
социального окружения. Но противостоит ему не пассивно, а
активно и наступательно. Он не желает примириться с ми
ром, каков он есть. И не потому, что задеты его личные инте
ресы. “Потребитель” тоже может быть прекрасным борцом за
справедливость, если он сам обижен и надеется получить от
этой справедливости некоторую пользу для себя. “Герой”
противостоит всему тому, что не выдержало сравнения с иде
алом, с идеей абсолютного добра. А поскольку в мире почти
ничто не совершенно, то, начав борьбу с какойнибудь част
19
ной несправедливостью, приходится потом сражаться со всем
миром. Но “героя” это не смущает. <...>
Идея играет в нравственном сознании героического типа
личности ведущую роль. Это вообще идейный человек. В отли
чие от всех предшествующих, где теории привлекались как бы
задним числом для обоснования интуитивно занятой жизнен
ной позиции. Здесь же рациональная аргументация является
ведущим мотивом поведения. И этим мотивам придается чрез
вычайное значение. Конечно, “герой” – человек действия, но
нравственный смысл для него несут не столько события, сколь
ко их объяснение. И врагом морали окажется всякий, кто дела
ет то же, что и сам “герой”, но по другим мотивам. Терпимость
– не героическая добродетель.
Какого же рода идеи очаровывают нравственное сознание
“героя”? В первую очередь – это поиск справедливости. Спра
ведливость – основная моральная ценность этого типа нрав
ственной личности. Счастье и смысл жизни постигаются в борь
бе за нее, и свобода личности состоит в том, чтобы поставить
себя (добровольно!) на службу этой Идее. Как бы ни понимал
каждый конкретный человек, в чем состоит справедливость,
ясно, что это понятие относится не столько к внутреннему миру
личности, сколько к общественным взаимосвязям. Потому лич
ности героического типа – это люди социально ориентирован
ные. Мысль о служении обществу встречается здесь обязатель
но. Но, в отличие от “конформиста”, “герой” интересуется не
текущими, а перспективными задачами. Он стремится к тому
обществу, которое должно быть в соответствии с идеалом спра
ведливости.
Разницу между сущим и должным “герой” ощущает очень
остро, потому люди этого типа обладают чрезвычайно разви
тым чувством долга. А если понимать, что напряженное дол
женствование – это сущностная черта морали, то понятно, что
специфику нравственности данный тип воплощает с наиболь
шей силой. Это “самый моральный” тип. (Иногда даже гипер
моральный, когда человек забывает, что кроме нравственных
ценностей есть и другие, вовсе не безнравственные ценности).
Человеку долга все остальные кажутся недостаточно совершен
ными. <...>
Идея “героя” всегда возвышенная и благородная. Но конк
ретных теорий справедливости много, и горе, если одна окажет
ся примитивной, не учитывающей сложность и многогранность
20
мира. Тогда “герой” окажется фанатиком от морали и на деле
будет разрушать те основания нравственности, которые соби
рался поддерживать.
Однако личное благородство людей этого типа не вызывает
сомнений. Если они заблуждаются, то заблуждаются искрен
не. <...>
Героический тип личности встречается не только среди со
циальных реформаторов, иначе таких людей было бы немного.
Как говорится, “в жизни всегда есть место подвигу”. Самые
простые поступки обычного человека могут осуществляться на
основе сложных мотивов и высоких ценностей.
Итак, героический тип нравственной личности главной цен
ностью полагает справедливость, занимает активную и соци
ально заинтересованную жизненную позицию, обращает вни
мание на рациональные мотивы поведения и их идейное обеспе
чение, в целом имеет высоко моральную ориентацию.
“Религиозный” тип. ...Главная нравственная ценность “ре
лигиозного” типа нравственной личности – смысл жизни. Все
нормы, принципы, идеалы – вторичны. Это частности по срав
нению с чувством своей неслучайности в мире, в бытии в целом.
Чувство гармонии Божьего творения, где каждая былинка име
ет свое назначение, переходит здесь в учение о предназначении
человека. Учения могут быть самые разные: христианские и
буддийские, ортодоксальные или лично изобретенные. Все они
находят источник нравственности вне человека и общества. Она
оказывается укорененной в закономерностях более фундамен
тальных, чем земные. Называются ли они Богом, законом кар
мы, законом Космоса или иначе, не имеет существенного значе
ния. Выходя мыслью и чувством за пределы только человечес
кого, личности такого типа выходят и за пределы только мо
рального. Обычная нравственность здесь сама собой разумеется,
но “мораль для людей” считается ограниченной и в общемто
несовершенной. Если “герой” считает мир несовершенным, он
стремится преобразовать его. “Верующий” же считает мир не
исправимым и стремится сам выйти за его пределы. Отрешенно
стью от земных правил жизни люди религиозного типа раздра
жают всех остальных, поскольку их действия не имеют видимо
го резона. Мотивом поведения выступает сильное моральное
чувство, сродни любви. Недаром любовь предлагается христи
анством как универсальный способ отношения к миру. Это ред
кий и сложный мотив. Излишне говорить, что рациональное
21
обоснование поступков не играет здесь особой роли. Аргументы
подбираются в свете общей линии, которая может выглядеть со
стороны как догма. Однако против догматичности верховного
идеала говорит его жизненность и жизнеспособность. Словно
личность земная получает от верховного идеала всякий раз кон
кретный совет. “Верующий” скажет, что нравственные реше
ния даются путем откровения или озарения. Как и “аристокра
ту”, ему слышится внутренний голос, голос совести. Но он знает
источник этого голоса. <...>
Естественно, что тот, кто способен увидеть “подобие Бо
жье” в самом последнем человечишке, обладает поистине без
граничной терпимостью к слабостям людским и в области
мысли, и в области поступков. Это не презрительная терпи
мость “аристократа” и уж, конечно, не равнодушие. Это по
нимание относительности всякой человеческой истины, а
потому и относительности заблуждения; понимание того, что
злые поступки происходят в основном от слабости, а злые
мысли – от глупости» а не от природного зла. Для “верующе
го” врагов нет, “низших” нет, “чужих” нет. У него обострено
чувство морального равенства всех людей и единства челове
ческого рода. А это один из самых существенных признаков
морального воззрения на мир.
Итак, религиозный тип личности исповедует мораль, где
ведущей ценностью является смысл жизни, мотивом – любовь
к человеку и чувство высшего единства с людьми и миром. Это
внесоциальная, но активная личность, чье мировоззрение вы
ходит за пределы чисто морального и руководствуется пережи
ванием ценностей самого высокого порядка.
В заключение следует еще раз напомнить о признаках, по
ложенных в основу описания основных нравственных типов
личности. Это высшие моральные ценности: смысл жизни,
свобода, счастье, справедливость. Это возможные источники
морального закона: общество, Бог или сама личность. Это
значимость мотивов или поступков, идей или чувств, про
стых норм или высоких идеалов. Это приверженность долгу
или привычке, индивидуализму или коллективизму, соци
альной или внесоциальной ориентации. Это активная или
пассивная жизненная позиция, нетерпимая или толерантная,
прагматическая или специфически моральная. Комбинации
этих признаков отражают многообразное ... строение самой
нравственности.
22
Темы для эссе
²
Глупо делить людей на плохих и хороших. Люди либо
очаровательны, либо скучны (О. Уайльд).
²
Труднее быть в течение недели порядочным человеком,
чем героем в течение пятнадцати минут (Ж. Ренар).
² Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязать
ся, иные – торговать, а самые счастливые – смотреть (Пифагор).
²
Люди делятся на праведников, которые считают себя
грешниками, и грешников, которые считают себя праведника
ми (Б. Паскаль).
Н. А. Бердяев
Человек и машина
Печатается по: Бердяев Н. А.
Философия творчества, культуры и искусства. М., 1994.
Не будет преувеличением сказать, что вопрос о технике стал
вопросом о судьбе человека и судьбе культуры. В век маловерия,
в век ослабления не только старой религиозной веры, но и гума
нистической веры XIX века единственной сильной верой совре
менного цивилизованного человека остается вера в технику, в
ее мощь и ее бесконечное развитие. Техника есть последняя
любовь человека, и он готов изменить свой образ под влиянием
предмета своей любви. И все, что происходит с миром, питает
эту новую веру человека. Человек жаждет чуда для веры и ему
казалось, что чудеса прекратились. И вот техника производит
настоящее чудо. Проблема техники очень тревожна для хрис
тианского сознания и она не была еще христианами осмыслена.
Два отношения существуют у христиан к технике, и оба недо
статочны. Большинство считают технику религиозно нейтраль
ной и безразличной. Техника есть дело инженеров. Она дает
усовершенствования жизни, которыми пользуются и христиа
не. Техника умножает блага жизни. Но эта социальная область,
не затрагивающая никак сознания и совести христианина, не
ставит никакой духовной проблемы. Христианское же мень
шинство переживает технику апокалиптически, испытывает
ужас перед ее возрастающей мощью над человеческой жизнью,
готово видеть в ней торжество духа антихриста, зверя, выходя
щего из бездны. Злоупотребление апокалипсисом особенно свой
23
ственно русским православным. Все, что не нравится, все, что
разрушает привычное, легко объясняется торжеством антихри
ста и приближением конца мира. Это есть ленивое решение
вопроса. В основании его лежит аффект страха. Впрочем, пер
вое решение в смысле нейтральности тоже ленивое, оно просто
не видит проблемы.
Технику можно понимать в более широком и в более узком
смысле. Тесhnе (техне) значит и индустрия, и искусство. Тесhnаха
значит фабриковать, создавать с искусством. Мы говорим не
только о технике экономической, промышленной, военной, тех
нике, связанной с передвижением и комфортом жизни, но и о
технике мышления, стихосложения, живописи, танца, права,
даже о технике духовной жизни, мистического пути. Так, на
пример, йога есть своеобразная духовная техника. Техника по
всюду учит достигать наибольшего результата при наименьшей
трате сил. И такова особенно техника нашего технического,
экономического века. Но в нем достижения количества заменя
ют постижения качества, свойственные техникумастеру ста
рых культур. ... Но, бесспорно техника всегда есть средство,
орудие, а не цель. Не может быть технических целей жизни,
могут быть лишь технические средства, цели же жизни всегда
лежат в другой области, в области духа. Средства жизни очень
часто подменяют цели жизни, они могут так много занимать
места в человеческой жизни, что цели жизни окончательно и
даже совсем исчезают из сознания человека. И в нашу техничес
кую эпоху это происходит в грандиозных размерах. Конечно,
техника для ученого, делающего научные открытия, для инже
нера, делающего изобретения, может стать главным содержа
нием и целью жизни. В этом случае техника, как познание и
изобретение, получает духовный смысл и относится к жизни
духа. Но подмена целей жизни техническими средствами мо
жет означать умаление и угашение духа, и так это и происхо
дит. Техническое орудие по природе своей гетерогенно челове
ку, духу и смыслу. С этим связана роковая роль господства тех
ники в человеческой жизни. Одно из определений человека как
hоmо fаbег – существо, изготовляющее орудие, которое так рас
пространено в истории цивилизации, уже свидетельствует о
подмене целей жизни средствами жизни. Человек, бесспорно,
инженер, но он изобрел инженерное искусство для целей, лежа
щих за его пределами. ... Бесспорно, экономика есть необходи
мое условие жизни, без экономического базиса невозможна ум
24
ственная и духовная жизнь человека, невозможна никакая иде
ология. Но цель и смысл человеческой жизнь лежит совсем не в
этом необходимом базисе жизни. То, что является наиболее силь
ным по своей безотлагательности и необходимости, совсем не
является от этого наиболее ценным. То же, что стоит выше всего
в иерархии ценностей, совсем не является наиболее сильным.
Можно было бы сказать, что наиболее сильной в нашем мире
является грубая материя, но она же и наименее ценна, наиме
нее же сильным в нашем грешном мире представляется Бог. Он
был распят миром, но Он же является верховной ценностью.
Техника обладает такой силой в нашем мире совсем не потому,
что она является верховной ценностью. <... >
В чем главная опасность, которую несет с собою машина для
человека, опасность уже вполне обнаружившаяся? Я не думаю,
чтобы это была опасность главным образом для духа и духовной
жизни. Машина и техника наносят страшные поражения ду
шевной жизни человека, и прежде всего жизни эмоциональ
ной, человеческим чувствам. Душевноэмоциональная стихия
угасает в современной цивилизации. Так можно сказать, что
старая культура была опасна для человеческого тела. Она остав
ляла его в небрежении, часто его изнеживала и расслабляла.
Машинная, техническая цивилизация опасна прежде всего для
души. Сердце с трудом выносит прикосновение холодного ме
талла, оно не может жить в металлической среде. Для нашей
эпохи характерны процессы разрушения сердца как ядра души.
... Техника наносит страшные удары гуманизму, гуманистичес
кому миросозерцанию, гуманистическому идеалу человека и
культуры. Машина по природе своей антигуманистична. Тех
ническое понимание науки совершенно противоположно гума
нистическому пониманию науки и вступает в конфликт с гума
нистическим пониманием полноты человечности. Это все тот
же вопрос об отношении к душе. Техника менее опасна для
духа, хотя это на первый взгляд может удивить. В действитель
ности можно сказать, что мы живем в эпоху техники и духа –
не в эпоху душевности. Религиозный смысл современной техни
ки именно в том, что она все ставит под знак духовного вопро
са, а потому может привести и к одухотворению. Она требует
напряжения духовности.
Техника перестает быть нейтральной, она давно уже не ней
тральна, не безразлична для духа и вопросов духа. Да и ничто
в конце концов не может быть нейтральным, нейтральным мог
25
ло чтото казаться лишь до известного времени и лишь на по
верхностный взгляд. Техника убийственно действует на душу,
но она вместе с тем вызывает сильную реакцию духа. Если душа,
предоставленная себе, оказалась слабой и беззащитной перед
возрастающей властью техники, то дух может оказаться доста
точно сильным. Техника делает человека космиургом. По срав
нению с орудиями, которые современная техника дает в руки
человека, прежние его орудия кажутся игрушечными. Это осо
бенно видно на технике войны. Разрушительная сила прежних
орудий войны была очень ограничена, все было очень локализо
вано. Старыми пушками, ружьями и саблями нельзя было ис
требить большой массы человечества, уничтожить большие го
рода подвергнуть опасности самое существование культуры!
Между тем как новая техника эту возможность дает. И во всем
техника дает в руки человека страшную силу, которая может
стать истребительной. Скоро мирные ученые смогут произво
дить потрясения не только исторического, но и космического
характера. Небольшая кучка людей, обладающая секретом тех
нических изобретений, сможет тиранически держать в своей
власти все человечество. Это вполне можно себе представить. ...
Но когда человеку дается сила, которой он может управлять
миром и может истребить значительную часть человечества и
культуры, тогда все делается зависящим от духовного и нрав
ственного состояния человека, от того, во имя чего он будет
употреблять эту силу, какого он духа. Вопрос техники неизбеж
но делается духовным вопросом, в конце концов религиозным
вопросом. От этого зависит судьба человечества. Чудеса техни
ки, всегда двойственной по своей природе, требуют небывалого
напряжения духовности, неизмеримо большего, чем прежние
культурные эпохи. Духовность человека не может уже быть
органическирастительной. И мы стоим перед требованием но
вого героизма, и внутреннего, и внешнего. Героизм человека,
связанный в прошлом с войной, кончается, его уже почти не
было в последней войне. Но техника требует от человека нового
героизма, и мы постоянно читаем и слышим о его проявлениях.
Таков героизм ученых, которые принуждены выйти из своих
кабинетов и лабораторий, полет в стратосферу или опускание
на дно океана требует, конечно, настоящего героизма. Героизма
требуют все смелые полеты аэропланов, борьба с воздушными
бурями. Проявления человеческого героизма начинают связы
ваться со сферами космическими. Но силы духа требует техни
26
ка прежде всего для того, чтобы человек не был ею порабощен
и уничтожен. В известном смысле можно сказать, что речь идет
о жизни и смерти. Иногда представляется такая страшная уто
пия. Настанет время, когда будут совершенные машины, кото
рыми человек мог бы управлять миром, но человека больше не
будет. Машины сами будут действовать в совершенстве и дости
гать максимальных результатов. Последние люди сами превра
тятся в машины, но затем и они исчезнут за ненадобностью и
невозможностью для них органического дыхания и кровообра
щения. ... Природа будет покорена технике. Новая действи
тельность, созданная техникой, останется в космической жиз
ни. Но человека не будет, не будет органической жизни. Этот
страшный кошмар иногда снится. От напряжения силы духа
зависит, избежит ли человек этой участи. Исключительная власть
технизации и машинизации влечет именно к этому пределу, к
небытию в техническом совершенстве. Невозможно допустить
автономию техники, предоставить ей полную свободу действия,
она должна быть подчинена духу и духовным ценностям жиз
ни, как, впрочем, и все. Но дух человеческий справится с гран
диозной задачей в том лишь случае, если он не будет изолиро
ван и не будет опираться лишь на себя, если он будет соединен
с Богом. Только тогда сохранится в человеке образ и подобие
Божие, т. е. сохранится человек.
Темы для эссе
²
Чтобы научить людей истинным наслаждениям, надо
отнять у них ложные блага (Л. Вовенарг).
²
Высшая наука – быть мудрым; высшая мудрость – быть
добрым (Сенека).
²
Истинное величие состоит в том, чтобы сочетать в себе
бренность человеческую с божественной безмятежностью (Сене
ка).
²
Кто успевает в науках, но отстает в нравственности, тот
более отстает, нежели успевает (Античный афоризм).
27
Раздел
2
К ПРОБЛЕМЕ СООТНОШЕНИЯ ЭКОНОМИКИ
И НРАВСТВЕННОСТИ
Исследование этики бизнеса как категории можно свести к
двум вопросам: 1) что такое этика в ее прикладном, экономи
ческом значении; существует ли экономическая этика как
самостоятельная область знания или же это приложение норм
универсальной этики к рыночным условиям; и 2) какова роль
этики в экономических отношениях. Сегодня бизнесэтика
трактуется в двух аспектах.
Первый – бизнесэтика рассматривается как мораль де
лового сообщества. В основе морали лежат традиции пред
приимчивости и определенные правила отношений между уча
стниками рынка. Эти правила воспринимаются как нормы
поведения, следование которым носит добровольный харак
тер, а не только как законы, за неисполнение которых бу
дет наказание.
Второй аспект бизнесэтики носит прикладной характер и
связан с изучением реальной практики ведения бизнеса. Этика
здесь понимается как нормальный для данного сообщества (ре
гиона, страны, города и т. д.) порядок ведения дел. Основной
постулат такого подхода к деловой этике связан с философс
кой трактовкой понятия “норма”, согласно которой есть по
нятие “нормы” как идеала, к которому надо стремиться, а
есть “норма” как нормальный ход дел, отличный от идеально
го порядка. В самом узком смысле этика выражается в том,
как участники рынка договариваются друг с другом и как они
исполняют договоренности (на Западе достаточно контрак
та, на Востоке – личных договоренностей).
Необходимость этики (при действующих законах) вызвана
тем, что любой закон несовершенен и его можно обойти. Эти
ка выступает дополнительным регулятором бизнеса, гаран
тирующим, прежде всего участникам рынка, определенные
рамки и порядок поведения. Важно отметить, что неэтичное
поведение, как правило, совпадает с понятием незаконной эко
номической деятельности. В некоторых случаях, например в
новых секторах бизнеса, этика как регулятор опережает дей
ствующее законодательство или замещает отсутствующие
законы (это характерно для интернетбизнеса).
28
Итак, бизнесэтика как прикладная наука является акту
альной темой исследования на современном этапе. На насто
ящий момент выделяют три плоскости для аналитической
деятельности:
этика бизнессообщества в целом;
этика как ответственность бизнеса перед обществом;
этика как отношения между работником и работодателем.
²
²
²
П. Маршалл
Экономика, позиции и нравственность
Печатается по: Этика российского рынка.
Антология. М., 1992.
Мало кто согласится признать, что экономическое развитие
сводится всего лишь к наличию соответствующих личных качеств.
В то же время, однако, становится все более очевидным, что любое
обсуждение вопросов экономического развития, не затрагиваю
щее проблематики личных позиций и поведения, является, в луч
шем случае, односторонним, а скорее всего, просто бесполезным.
Любое изменение в сторону децентрализованного принятия эко
номических решений и использования рыночных механизмов
потребует людей, которые смогут взять на себя новые экономичес
кие роли и успешно справиться с ними. Часть этого процесса прой
дет почти автоматически, так как многие ухватятся за возможно
сти, которых они давно искали, но которые были ограничены.
Однако изменения, связанные с предпринимательством, незави
симым управлением, самодисциплиной в работе, требуют опреде
ленных умений и навыков и, помимо них, – нравственности.
Это можно проиллюстрировать на примере важнейшего для
бесперебойного функционирования рынка понятия «кредит», ко
торое означает практику предоставления займов, а также количе
ство денег, которое может быть одолжено определенному лицу
или предприятию. Поанглийски слово «кредит», означает также
«доверие». Эти два смысла тесно связаны. Человеку, который по
казал себя достойным доверия, можно предоставить кредит. Это
означает, что доверие лежит в основе расширения рынков. Если
люди не смогут доверять другим людям и не сумеют показать, что
и сами они достойны доверия, то не будет заключаться никаких
29
сделок, кроме тех, где деньги и товары тут же выкладываются на
бочку, что с неизбежностью ограничивает эти сделки краткосроч
ными целями...
Сообщения, полученные от многих наблюдателей ... показыва
ют, что личностные факторы – главный барьер на пути экономи
ческой реформы. Поэтому личностные изменения сами по себе
могут служить важными факторами такой реформы. Этот аспект
проблемы коренится, по существу, в том, что после десятилетий
командной экономики у советских граждан или не хватает, или
вообще нет опыта непосредственной ответственности за экономи
ческую жизнь. От них требовалось исполнять приказы, исходя
щие от начальства. Но в рыночной экономике «приказы» исходят
непосредственно из обстановки на текущий момент – что нынче в
недостатке, что в избытке, какое сырье доступно, какие людские
и материальные ресурсы в наличии, какова будет цена по сравне
нию с ценами других производителей. Мы должны уметь прини
мать эти сигналы. Мы должны также уметь на них отвечать –
делать расчеты, принимать решения и затем действовать в соот
ветствии с ними. Также мы должны принимать сигналы, поступа
ющие от потребительского рынка.
В этой ситуации личностная переориентировка не только
предполагает приобретение новых навыков, но и предъявляет
новые нравственные требования...
Перечислим некоторые ценности, которые жизненно необходимы
для развития процветающей экономики в стране... Ценности, кото
рые мы предлагаем, можно разделить на четыре класса: 1) порядоч
ность, 2) свобода, 3) творческий подход и 4) ответственность.
1) Порядочность – это, кроме всего прочего, основательность
и надежность. На человека порядочного можно положиться: он
при любых обстоятельствах поступит так, как должно. Его на
правленность определяется внутренними убеждениями, а не
обстоятельствами данной минуты. Порядочность также вклю
чает в себя правдивость, то есть делает возможным верить тому,
что мы говорим, так как мы выполняем свои обещания. Это
позволяет другим принимать далеко идущие экономические
решения, основанные не только на том, что мы сделали, но и на
том, что мы обещали сделать в будущем. Порядочность также
подразумевает честность – мы берем себе только то, что принад
лежит нам, и нам можно без опаски доверить то, что принадле
жит другим. Это позволяет и нам, и другим направлять энер
гию не столько на защиту собственности, сколько на плодо
творное ее использование. И, наконец, порядочность включает
30
в себя самодисциплину. Мы будем хорошо работать и без над
смотрщика. Это позволяет нам принять ответственность на себя
или возложить ее на другого, не дожидаясь приказа сверху.
2) Свободу мало получить, надо еще научиться при ней жить.
Исполнять чужие приказы, может быть, и проще, но свобода оз
начает, что мы выбираем себе дорогу сами. Чтобы понять, какая
же это дорога, мы должны уметь здраво судить. Нужно к тому же
ощущать свое право на выбор, то есть осознавать, что мы действи
тельно можем принимать решения, оправданные решения, кото
рые повлияют и на нашу собственную жизнь, и на жизнь других
людей. Это означает воспринимать мир не как нечто угрожаю
щее, а как источник возможностей, как чтото, что мы можем
изменить. Свобода требует готовности к переменам, осознания того,
что наше нынешнее положение не вечно, и цепляться за него не
следует, причем меняться будет не только плохое, но и то, чем мы
дорожим, в чем находим утешение. Свобода требует готовности
встретить будущее лицом к лицу, вместе со всем, что оно с собой
несет. Если будущее принесет нам неудачу, мы, если мы действи
тельно свободны, не падем духом, а начнем все сначала.
3) Если свобода требует готовности к изменениям и знания,
что мы можем совершать изменения, творческий подход озна
чает, что мы способны вообразить возможность изменения. Это
требует типа мышления, характерного для игры: нужно выду
мывать чтото новое, перебирать варианты, воображать, как
люди будут работать и в какие отношения вступать, решать,
как достичь тех же результатов другими средствами, распозна
вать своевременно, где и в чем есть нужда и представлять, как
нужно соединить различные вещи, чтобы эту нужду удовлетво
рить. Настоящий предприниматель берет самые разные вещи и
соединяет их друг с другом. Это – творческий акт.
4) Ответственность в экономической жизни проявляется в
разных направлениях, но все они формируются вокруг некоторого
центра, а именно того, что мы не должны убегать от последствий
ситуации, в которой мы находимся – в особенности от послед
ствий наших собственных действий. Это означает, что мы не дол
жны винить когото другого за то, что произошло, или же сидеть
и ждать, что ктото придет и разрешит наши проблемы, однако
точно также означает, что мы не должны брать на себя ответ
ственность вместо других людей. Значит, мы не должны очернять
их достижения, как бы мы их (или они нас) не превосходили, или
принижать их всего лишь потому, что они имеют больше (или
меньше) нас. Наконец, это означает, что мы должны не полагать
31
ся на то, что социальные проблемы будут решены властями, а
пытаться решать их самостоятельно. Мы должны предпринимать
всевозможные действия, чтоб поддержать общество и, в частно
сти, стараться удовлетворять нужды тех, кто беден.
²
²
²
²
Темы для эссе
Свобода для... и свобода от...
Творческий беспорядок или креативность1 как норма?
Ответственность – наш ответ рынку.
Я, мои идеи и конкуренция.
Н. Н. Зарубина
Без протестантской этики:
проблема социокультурной легитимизации
предпринимательства в модернизирующихся обществах
Печатается по: Вопросы философии. 2001. № 10.
Постсоветские реформы в России, ориентированные на форми
рование рыночной экономики, сопровождались поисками адек
ватной духовной основы для капиталистического хозяйства, при
сущего ему типа предпринимательства и его статуса в обществе.
Хотя эти поиски были отнюдь не интенсивными, нередко явно
негативистскими (“хватит нам всякой идеологии”), они быстро
вывели исследователей к старой идее “избирательного сродства”
между протестантизмом как образцом реформированной религии
и капитализмом. Стремление выделить в капиталистической ори
ентации ценностное содержание, дающее санкцию на благую
деятельность предпринимателя, вызвало в начале 90х гг. вол
ну “веберовского ренессанса”2 (пик которого на Западе пришел
ся на 80е годы) в российской общественной мысли.
1
Креативность (от лат. creatio – созидание, сотворение), творческая, созида
тельная, новаторская деятельность.
2
«Веберовский ренессанс» – новый период реконструкции идей Макса Вебера.
М. Вебер (1864–1920) – немецкий социолог, философ и историк. Главной идеей
теории Вебера является идея рациональности, нашедшей свое «специфически запад
ное» выражение в современном обществе с его рациональной религией (протестан
тизм), рациональным правом, управлением (бюрократия), денежным обращением и
т. д., обеспечивающими возможность последовательно рационального поведения в
хозяйственной сфере, позволяя добиться здесь предельной экономической эффектив
ности (капитализм). Одна из основных работ Вебера «Протестантская этика и дух
капитализма».
32
Однако в обращении к наследию М. Вебера прослеживается
некоторая односторонность: в центре внимания находится воп
рос о мотивации и стимулировании активности предпринима
теля западного капиталистического типа, то есть присущего
ему внутреннего самооправдания страсти к накоплению и на
живе. Большей частью в стороне остался вопрос о социальном
признании полезности, допустимости и приемлемых границ его
активности и оправданности его успеха, то есть нравственной
легитимизации 3 на уровне общества в целом. А этот аспект
развития предпринимательства не менее важен, поскольку его
мотивация и субъективное самооправдание перед Богом, допол
няемое в ходе экономических реформ формальным, юридичес
ким узакониванием тех или иных видов деятельности, еще не
обеспечивает признания большинством правомерности успехов
активного меньшинства, не делает “новых” хозяев полноцен
ными в социокультурном смысле членами общества.
Цель данной статьи – исследовать проблемы нравственной ле
гимитизации предпринимательства как социального института и
выяснить перспективы ее решения в постсоветской России.
В трудах М. Вебера в его теории рационализма как формиро
вания целостной, логически и телеологически согласованной и
упорядоченной картины мира, лежащей в основе деятельности
людей и устроения общества, содержится описание механизма
индивидуальной мотивации и самооправдания предпринима
тельской деятельности в контексте протестантской этики. <...>
Специфика и уникальность протестантской рационализации
состоит в том, что она была сквозной во всех сферах жизни,
предполагала подчинение любого измерения жизненного пове
дения – не только собственно хозяйствования, но и межлично
стных отношений, политических пристрастий, эстетических
вкусов и даже религиозных ожиданий и нравственного самосо
вершенствования – принципам строжайшей калькуляции, све
дения баланса прихода (успеха, выгоды, пользы) как свидетель
ства богоизбранности и расхода (неудачи, убытка, вреда) как
знака погибели. <...>
3
Легитимация (лат. legitimus) – признание или подтверждение законности
государственной власти, какоголибо социального института, полномочий, опи
рающиеся на принятые в данном обществе ценности. Основой легитимации могут
быть традиции и обычаи, конституционные нормы, демократические выборы,
референдум.
33
Протестантская рациональность “избранных” успешных пред
принимателей диктовала им распространение сугубо утилитар
ных принципов на все стороны жизни, в том числе и отношение
к людям как источнику наживы (“из скота добывают сало, из
людей – деньги”). Если до европейской Реформации утилитар
нопрактические отношения регулировались с помощью соци
альных и этических норм, то Вебер показал, что именно проте
стантская этика создала предпосылки, для того чтобы утили
тарнопрактические отношения превратились в регулятор со
циальных и нравственных, допуская отношение к человеку как
к средству ... превращение капитала в универсальный крите
рий человеческих отношений. <...>
Вебер говорит об универсальности принципа рациональной
мирской деятельности: “не труд, как таковой, а лишь рацио
нальная деятельность в своей профессии угодна Богу”. С его
точки зрения, предпринимателя и рабочегопротестанта не толь
ко разделяет разница в их доходах и отношении к средствам
производства, но что самое главное, их объединяет рациональ
ная деятельность, в качестве которого признано и предприни
мательство, и любой другой профессиональный труд: “отноше
ние к труду как к призванию стало для современного рабочего
столь же характерным, как и аналогичное отношение предпри
нимателя к наживе”. ...
При этом Вебер не заостряет внимание на том, что рацио
нальность бесконечной наживы ради себя самой допускала со
вершенно этически иррациональные деяния по отношению к
тем, кто выпадал из круга “избранных”: именно в контексте
протестантизма на Западе начинало формироваться предельно
жесткое отношение к слабым, неудачникам, бедным. По сути
дела, все эти “отверженные” оказались за рамками протестант
ской этики и во второй половине XIX в. пополнили ряды ак
тивных противников капитализма....
Ведь реально для значительной части населения как самих
стран Западной Европы, так и их восточных колоний самодос
таточнорациональная нажива восходящей буржуазии оберну
лась ужасающей нищетой, “работными домами”, а затем – по
степенным осознанием несправедливости социального устрой
ства и становлением социалистической идеологии.
Значит, проблема нравственного оправдания предприниматель
ства как социального института перед обществом в целом, а не
внутри отдельной его структурной составляющей, остается и на
34
протестантском Западе. Подтверждением этому являются кризи
сы легитимности предпринимательства – массовые антикапита
листические кампании, не обязательно прямо связанные с социа
листической и коммунистической идеологией, а носящие харак
тер всеобщего осуждения его деятельности как деструктивной для
социальных, культурных и моральных устоев общества.
Примером кризиса нравственной легитимности в эпоху ста
новления крупного, монополизированного промышленного пред
принимательства может послужить антимонопольная кампа
ния в США в последней трети XIX в.
Поскольку протестантизм составляет основу американской
культуры, этот кризис свидетельствует о локальной значимос
ти протестантской “сквозной рационализации”, о слабости “уни
версальных” ценностей бесконечной наживы за рамками опре
деленных структурных социокультурных ниш. Кризис легитим
ности монополистического капитализма в США выразился в
бурном всплеске антимонопольного движения, которое охвати
ло все слои общества. Пафос этого движения был выражен в
работе известного в то время публициста Г. Ллойда “Богатство
против общества”, посвященной разоблачению жесткости и
несправедливости крупного монополистического предпринима
тельства, которое противоречило базовым принципам устрое
ния американского общества – в первую очередь свободе конку
ренции и равенству стартовых возможностей.
Для выхода из этого и подобных кризисов было необходимо
решать проблемы легитимизации предпринимательской деятель
ности как института на уровне всего общества, что потребовало
новых форм идеологии и культуры. Формой социальной леги
тимизации крупного промышленного капитализма стала идео
логема “служения бизнеса обществу”. Одним из ее создателей
был Э. Карнеги, сталелитейный магнат, контролировавший
фактически все восточное побережье США. В своей самой изве
стной работе “Евангелие богатства” (1889) он утверждал, что
крупное предпринимательство приносит большую пользу всему
обществу, не только создавая рабочие места и перераспределяя
часть прибылей в виде зарплаты, но и через благотворитель
ность, вкладывая средства в учреждения культуры и социаль
ной защиты (сам Э. Карнеги пожертвовал на благотворитель
ные нужды в общей сложности 350 млн. дол.).
Существовала и другая точка зрения на социальное служе
ние предпринимательства, усматривавшая его в экономической
35
деятельности как основанной на достижительных ориентаци
ях, отвечающих интересам общества в целом.
Одним из первых сторонников такого взгляда на социальную
роль бизнеса был Г. Форд. В книге “Моя жизнь, мои достиже
ния” он утверждал, что эффективное производство само по себе
является благом, поскольку позволяет понизить цены, повы
сить заработную плату (что выгодно самим бизнесменам, по
скольку повышает платежеспособный спрос). Эффективное про
мышленное развитие способно создать условия для решения
социальных проблем: “Основанная на служении промышлен
ность делает излишней всякую благотворительность”. Харак
терно, что западное общество, имеющее духовный опыт про
тестантской этики, весьма позитивно приняло идею общепо
лезности частной, основанной на достижении индивидуальной
прибыли, предпринимательской деятельности, идею филант
ропии 4, приносящей не только благо обществу, но – в той или
иной форме – и прибыль самому благотворителю – через повы
шение его авторитета и рост доверия к фирме.
Кроме того, утверждение предпринимательства среди соци
альных институтов западного общества было сопряжено с раз
витием целого ряда его структурных компонентов, в первую
очередь национального государства, формального права, граж
данского общества. <...>
Тем не менее, опыт современного развития вновь и вновь
выявляет недостаточную легитимизацию института капитали
стического предпринимательства в рамках самого Запада, по
скольку становление мировой экономической системы требует
его легитимизации и в других регионах, вошедших в систему
сначала в парадигме5 колониализма, затем в парадигме модер
низации. В этой связи весьма примечательны итоги освоения
веберовского наследия на Востоке, раскрывающие проблему
развития современного высокотехнологичного производства и
товарного изобилия в социокультурной среде, радикально от
личной от протестантского Запада.
4
Филантропия (от греч. phileo – люблю и anthropos – человек) – то же, что
благотворительность.
5
Парадигма (от греч. paradeigma – пример, образец), в философии, социоло
гии – исходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их реше
ния, методов исследования, господствующих в течение определенного историчес
кого периода в научном сообществе. Смена парадигм представляет собой научную
революцию.
36
Незападные типы рационализации не отрицают мотивацию
предпринимательства интенсивного хозяйственного развития,
но делают его лишь частично интегрированным в систему нрав
ственно легитимных форм деятельности. Хозяйственная дея
тельность и предпринимательство в рассмотренных Вебером
восточных обществах (Индии и Китае) подчиняются ценностям
более высокого ранга (религиозным, политическим, солидарис
тским), а их собственные принципы регуляции (практическая
рациональность) занимают локальные ниши в социокультур
ной системе. Сами предприниматели и активные субъекты хо
зяйства оказываются “на периферии” социокультурной систе
мы, занимают второстепенные позиции, подчиняясь высшим
духовным этическим идеалам. В Индии период жизни, в тече
ние которого человек обязан следовать артхе и реализовывать
себя в качестве домохозяина и семьянина, предшествовал пери
оду отшельничества, сосредоточенности на конечном спиритуа
листическом спасении. В Китае все хозяйственноорганизаци
онные формы деятельности подчинялись принципам служилой
иерархии и этикета и рассматривались как управленческие, а
не предпринимательские, и многочисленные конфуцианские
трактаты предписывали нравственные и иерархические огра
ничения на эту деятельность, но вполне допускали ее и призна
вали ее нравственный характер в рамках отведенной социокуль
турной ниши.
В России многовековая история купечества и торговопро
мышленной деятельности других сословий, включая духовен
ство, свидетельствовала о наличии развитой и устойчивой
практической рациональности как мотивации предпринима
тельства. <...>
Уже в середине XIX в. отчетливо проявился интерес россий
ского купечества к благотворительности и меценатству, кото
рый следует объяснять не просто “филантропической традици
ей”, а стремлением проявить себя в наиболее престижных сфе
рах деятельности, связанных с высокими нравственными и ду
ховными ценностями, придать, таким образом, сугубо частным
доходам смысл общественно значимых. Это была попытка через
этику служения легитимизировать предпринимательскую дея
тельность на уровне всего общества, а не локальной социальной
ниши. В конце XIX в. среди передовых представителей россий
ского торговопромышленного класса начала распространяться
концепция хозяйственной деятельности как формы социально
37
го служения предпринимательства. Одним из самых ярких ее
сторонников был П. П. Рябушинский, утверждавший: “Рабо
тая как частные люди, – потому что на этом зиждется наша
деятельность, – творя свое частное дело, мы в то же время тво
рим дело и государственного строительства”. Предприниматель
ство стало отходить от увлечений коллекционированием произ
ведений искусств и предметов старины, все больше сосредото
чиваясь на техническом переоснащении предприятий и реаль
ной деятельности. Среди предпринимателей было распростра
нено убеждение, что они не только способствуют устроению
материальной жизни, но и творят безусловное благо для наро
да, давая ему работу и возможность прокормить себя и семью:
говорили о крупном фабриканте, употребляли формулировку
“около него кормится ... столькото человек”. В сознании пред
ставителей делового мира не они наживались трудом рабочих, а
рабочие пользовались их трудами.
Однако в сознании народа и большинства интеллигенции
деятельность предпринимательства продолжала оставаться в
целом эгоистической и враждебной интересам основной массы
населения, и самое главное – не оправданной никакими ценно
стями. Даже филантропические начинания часто не получали
поддержки и одобрения, поскольку за ними видели (и не без
основания) тот или иной корыстный интерес. Этот факт особен
но показателен, так как свидетельствует о том, в русской куль
туре, в отличие от американской и вообще западной, оправда
ние частной выгоды какимилибо общеполезными ее следстви
ями, или, напротив, возможными извлечения частной выгоды
из филантропического или патриотического деяния оценивает
ся негативно, как подмена высокого этического стандарта низ
ким утилитарным. Наметившиеся тенденции нравственной ле
гитимизации предпринимательства в России не успели завер
шиться к началу революционных событий 1917 г., что и яви
лось одной из глубинных социокультурных причин решитель
ного натиска народа на класс, принимаемый однозначно как
эксплуататорский и паразитический, и его практически полно
го уничтожения. <...>
Процесс догоняющей модернизации, в который включались
в XX в. страны Востока, а в самом его конце и постсоветская
Россия, обострил вопрос о социокультурной легитимности но
вых форм предпринимательства. Однако его решению в прове
дении “реформ”, как правило, не уделяют должного внимания.
38
В этот период господствуют представления о необходимости
ускорения развития как за счет заимствования западных сте
реотипов и интенсификации имеющегося хозяйственно социо
культурного потенциала, так и разрушения “традиционных
препятствий” активности личности. <...>
Проблема модернизирующегося общества состоит не столько
в отсутствии активных субъектов обновления, не в слабости
достижительных ориентации, индивидуализма, предпринима
тельской идеологии, как часто жалуются реформаторы, – они
есть, поскольку идут реформы, – но 1) в неприятии обществом
новых форм деятельности, их осуждении как разрушительных
для нравственности, культуры, социальности; 2) в неинтегри
рованности новых видов деятельности в социокультурную сис
тему; 3) в ограниченности их легитимности рамками иной сис
темы ценностей, не усвоенной обществом, или узкой локальной
структурной ниши, более или менее жестко противостоящей
обществу – сословия (подобно описанному нами выше российс
кому дореволюционному купечеству), касты, этнорелигиозного
меньшинства. <...>
Возникают противоречия между эндогенными и заимство
ванными ценностями, институтами, которые отражают фунда
ментальное противоречие любой модернизации – между импе
ративом обновления и необходимостью сохранения единства и
самобытности общества. Морально несанкционированная пред
принимательская активность и обогащение этнорелигиозных
меньшинств порождает всплески национальной и религиозной
вражды, провоцирует тяжелые конфликты. <...>
Если новые формы предпринимательской деятельности, раз
вивающиеся вне сложившейся системы ценностей и социальных
отношений, не получают оправдания (остаются нелигитимны
ми) в течение длительного времени, они постепенно становятся
деструктивными для общества. Эта тенденция чревата и опас
ностью нестабильности, неустойчивости самого курса реформ,
встречающего многочисленных противников среди тех слоев
общества, которые не сумели преуспеть и не видят убедительны
объяснений для извлечения горсткой нуворишей сверхприбы
лей из страданий большинства.
Где выход из “тупика легитимности”? Может быть, решению
проблемы послужит глубокая вестернизация незападных об
ществ, основанная не только на демонстрационном эффекте, но
и на заимствовании базовых социокультурных ценностей, кар
39
тин мира и поведенческих норм и стереотипов? Опыт модерни
зации Востока, да и России тоже, свидетельствует о том, что ...
внутреннее содержание культуры, присущие ей специфические
картины мира и формы рационализации бытия заимствованию
практически не поддаются.
Может ли сама по себе идея необходимости модернизации
служить средством легитимизации новых видов хозяйственной
деятельности и предпринимательского успеха? Такая возмож
ность очень ограничена вследствие того, что модернизация яв
ляется противоречивым процессом и, как правило, в обществе
нет консенсуса по вопросу необходимости реформ, а также по
их конкретным направлениям и формам. Необходима некая более
общая, универсальная (иногда ее называют “рамочной”) идея,
объясняющая и оправдывающая модернизацию общества, а
также структуры подчиненные ей, более конкретные принци
пы, легитимизирующие и деятельность активных субъектов
модернизации. По общему признанию, именно эндогенное куль
турное наследие и устоявшаяся структура ценностей и соци
альных отношений играет достаточную легитимизирующую и
интегрирующую роль.
Легитимизация новых видов хозяйственной и предпринима
тельской деятельности достигается различными путями и при
нимает разные формы. Вопервых, это идеи, вводящие нетради
ционную успешную деятельность в контекст духовной жизни
общества, подчеркивающие ее подчинение высшим нравствен
ным и религиозным ценностям и принципам устроения само
бытной цивилизации – индийской, буддийской, исламской,
конфуцианской и т. д. Так, ... главную задачу исламской эко
номической мысли видят в определении “этического кода” му
сульманской деятельности, с тем чтобы им руководствовались
все участники рынка. При этом сторонники “исламской эконо
мики” не выступают против модернизации и техникоэкономи
ческого прогресса, как таковых, – они лишь против отступле
ний от норм ислама, которые могут быть сопряжены с совре
менным развитием.
“Буддийская экономика” исходит из приоритета буддийс
ких ценностей. ... На сферу экономической деятельности долж
ны распространяться базовые ценности буддизма – ненасилие,
простота, самосовершенствование.
Исследователи утверждают, что буддизм стимулирует воз
никновение экономического рационализма особого рода, отлич
40
ного от западного. Отличие состоит в том, что рациональная
хозяйственная деятельность в буддийских обществах связана
не с развитием индивидуализма, а с альтруизмом, коллективиз
мом и солидарностью. Хозяйственный успех в этом ценностном
коде оказывается приемлемым, если только он достигнут спра
ведливым и честным путем и не является инструментом эксплу
атации, не нарушает единства и гармонии общества и не отвле
кает человека от более значимых религиозных и нравственных
целей, а напротив, способствует наращиванию общего благосо
стояния, укреплению солидарности и традиционной духовнос
ти: “Политика экономического равенства ликвидирует в чело
веке инстинкт приобретения и обеспечивает всему обществу
возможность посвятить время медитации, ведущей к нирване”.
Вовторых, легитимизации новых форм деятельности и ин
теграции модернизирующегося общества способствует их под
чинению, хотя бы на уровне идеологии, принятым в обществе
структурам идентичности. <...>
На макроуровне такая легитимизация обычно связана с ут
верждением общезначимости, ценности для общества в целом и
для государства какоголибо конкретного вида деятельности или
современной хозяйственной активности вообще. Так было с
“индийским экономическим национализмом”, провозгласившим
хозяйственный успех служением делу национальноосвободи
тельной борьбы, поскольку экономическая независимость мыс
лилась ведущими деятелями Индийского национального конг
ресса важнейшей предпосылкой и условием политической де
колонизации. <...>
Втретьих, легитимизация успешной деятельности и интег
рация модернизирующегося общества обеспечиваются с помо
щью самобытной хозяйственной культуры. Она предполагает
прежде всего высокую трудовую и профессиональную этику,
ценности которой распространяются на все сословия и классы
независимо от их отношений к модернизации. Самобытная хо
зяйственная рачительность является одним из основных факто
ров развития и прогресса, тогда как развитие материальной
сферы, основанное на эксплуатации людей или природных ре
сурсов, на биржевой игре или иных видах спекуляции, на лю
бых других нарушениях высших духовноэтических принципов
невозможно признать социально оправданным. Так, ... теоре
тики “буддийской экономики” наделяют труд религиозной зна
чимостью – он выполняет троякую функцию: дает человеку
41
шанс совершенствовать его способности; предоставляет ему воз
можность преодолеть свой эгоцентризм с помощью участия в
коллективном труде; и, наконец, именно труд является источ
ником необходимых для жизни товаров, продуктов и услуг.
Лишение человека работы, с точки зрения буддийских эконо
мистов, пагубно не только потому, что лишает его источников
средств существования, но и потому, что человек теряет воз
можность совершенствоваться и дисциплинироваться с помо
щью регулярных и систематических занятий. Согласно высшим
целям “буддийского пути”, развитие экономики ориентирова
но на совершенствование человеческого характера, основным
инструментом которого является труд. ... Современное разви
тие буддийской идеологии идет по пути оправдания современ
ных видов предпринимательства и новых экономических ролей
в бизнесе и индустриальном производстве с помощью традици
онных понятий и ценностей. <...>
Во многих культурах существуют более или менее жесткие
запреты на какиелибо действия или на потребление опреде
ленных товаров: запрет на ростовщичество, на “спекуляцию”,
на умерщвление живого, на ритуально нечистые профессии, на
употребление алкоголя, свинины или говядины и т. п. Подоб
ные запреты выполняют интегративную функцию и способствуют
поддержанию знаковой идентичности, хотя и снижают диффе
ренциацию и мотивацию хозяйственной активности. Для того
чтобы баланс дифференциации и интеграции в процессе струк
турной модернизации общества был сохранен, отмена традици
онных запретов обязательно должна сопровождаться приняти
ем новых принципов легитимности, так запретные профессии и
предметы потребления “легализуются” через реформацию тра
диционных религий.
Вчетвертых, интеграция модернизирующегося общества и
легитимизация “нового предпринимательского класса” основы
вается на устойчивой срединной культуре, в рамках которой
происходит снятие антиномичных ценностных ориентации, ан
тагонистичных стереотипов и норм поведения, экстремальных
форм социальной деятельности. На уровне срединной культуры
неприемлемы авантюризм, ... неразборчивость в средствах, де
монстративная роскошь, равно как и полная пассивность, праз
дность, а также принятие нищеты как неизбежности. Мелкое и
среднее предпринимательство обычно как раз и исповедует эти
принципы, составляя и костяк среднего класса, и важный ком
42
понент социальной базы срединной культуры. О важности ус
тойчивой срединной культуры для развития предприниматель
ства рыночного и инновационного типа свидетельствует опыт
Японии, где приверженность традиционным ценностям долга
и ответственности, нормам поведения, основанным на глубоком
чувстве иерархии; коллективизму, проникнутому равенством и
солидарностью, самобытному образу и стилю жизни способство
вала формированию органичного модернизационного синтеза.
Кризис легитимности постсоветского российского предпри
нимательства связан с гипермотивацией достижительности,
индивидуализма, богатства, культивируемой средствами массо
вой информации в начале 90х гг. одновременно с дискредита
цией традиционных норм солидарности, гуманизма, равенства
(“Люблю богатых!” – называлась статья в “Московском комсо
мольце” тех лет, доказывавшая нравственное превосходство
богатых над бедными). ... Естественно, что новое предпринима
тельство, зарождавшееся и развивающееся в этой питательной
среде, изначально оказалось агрессивным, склонным к авантю
ризму, не стесненным моральными ограничениями в погоне за
наживой... Срединная культура, традиционно слабая в России,
была глубоко подорвана. Предпринимательство, собственность
и богатство оказались тесно связаны с нарушением моральных
норм и закона. Сказанное подтверждается данными социологи
ческих опросов, показывающими такие особенности современ
ного российского среднего класса, как устойчивый правовой
нигилизм6, готовность к нарушению моральных норм ради до
стижения успеха и материального благополучия, а также тре
вожную тенденцию пополнения среднего (да и высшего) класса
за счет криминализированных групп населения, которые “тру
дятся” в сфере теневой и криминальной экономики.
Возможности выхода из кризиса и формирование нравствен
ной легитимности постсоветского предпринимательства в Рос
сии связаны с восстановлением деформированной ценностной
системы, утверждением норм нравственности на уровне обще
ства в целом, формированием ясных представлений о целях и
перспективах развития страны и путях их достижения, нако
нец, с установлением в обществе консенсуса по этим проблемам.
6
Нигилизм (от лат. nihil – ничто) – отрицание общепринятых ценностей:
идеалов, моральных норм, культуры, форм общественной жизни. Получает осо
бое распространение в кризисные эпохи общественноисторического развития.
43
Темы для эссе
²
Возможен ли европейский рынок на восточном базаре?
²
Малое и среднее предпринимательство как «локомотив
истории».
² Православная идеология: тормоз экономики или залог ее
этичности?
²
Рационализм, рыночная экономика и русский характер.
А. Д. Кузьмичев
История «вождей» русской экономики, или несколько слов
в защиту отечественных предпринимателей
Печатается по: ЭКО. 2001. № 7.
Вряд ли преуспевающие предприниматели или солидные
менеджеры известных компаний, рассуждая о причинах эконо
мических чудес (или о приближающемся крахе западной циви
лизации, или о миссии своих фирм), думают о том, что их име
на войдут в Историю. Вот и самый богатый человек планеты
начала XXI века Билл Гейтс, уже вошедший в историю, сооб
щая в сети Интернет о том, что «... по мере того как дух пред
принимательства охватывает новые регионы планеты, а прави
тельства все большего числа стран осознают необходимость под
держивать в экономике свободные рыночные отношения, рас
тет и число предприимчивых людей, в том числе в Восточной
Европе, Китае и многих других регионах», почемуто забывает
упомянуть матушку Россию. Неужели мы опять в стороне, на
обочине прогресса? Вовсе нет. Просто в нашей стране деловой
человек на протяжении многих веков был как бы виртуальным:
присутствие свое в обществе и государстве он обозначал не успе
хом на поприще конкуренции, а на ниве меценатства, благотво
рительности, в советское время – верности раз и навсегда выб
ранной линии. И литература воспитывала обывателейроссиян
на достойных подражания примерах – деяниях самодержцев
или полководцев. Труд предпринимателя, менеджера не воспе
вался: «Бригадир – в колхозе командир» – вот и вся недолга.
«Одни только усердные действия...» Но вот простой пример,
только одно хрестоматийное событие – война 1812 г. Казалось бы,
знакомо и основательно изучено. Однако даже исследователям
войны 1812 г. практически неизвестно имя одного из героев этой
44
победоносной для России эпопеи. И не просто героя, не только
обладателя усыпанной бриллиантами медали «За усердие», меда
ли 1812 г. с андреевской лентой и медали купеческой, коей на
граждались все, пожертвовавшие на войну не менее десятой части
своего капитала. О нем граф А. Е. Татищев, генералкригскомис
сар российской армии, ведавший снабжением всех войск, писал:
«Одни только усердные действия Варгина на пользу казны и дали
мне возможность преодолеть все трудности в заготовке вещей с
1808 по 1815 годы и, что всего важнее, заготовить их по прежним
ценам, какие только нужда самой казны и истощение способов
государственных могли назначить... Сравнение цен, утвержден
ных правительством, с обыкновенными биржевыми ценами пока
зывает, что казна в смутные годы приобрела от трудов и усердия
Варгина многие миллионы».
Серпуховской купеческий сын Василий Варгин долгое время
оставался загадкой для современников. Никто не мог понять,
каким образом он мог так оперативно поставлять обмундирова
ние русской армии по низким ценам и не разориться, наживая
при этом большие деньги. Секретом Варгина было, с одной сто
роны, открытие полотняных фабрик в Костроме, Вяземах, Пе
реяславле и Москве и, с другой стороны, создание сети контор
по всей стране для заказов и закупки. Доверие к его имени было
так велико, что все дела велись по запискам и счетам без вексе
лей. Однако несвоевременная оплата за поставки, воровство и
растрата чиновников (то за его счет покупали товары, которые
он якобы должен был поставить, хотя это не было оговорено
контрактами, то порча его грузов) привели династию Варгиных
к краху. Вскоре после постройки на свои средства по проекту
выдающегося московского архитектора И. Бове Петровского
(нынешний Малый) театра, открывшего в 1824 г. свой первый
сезон, после серии доносов повелением Николая I практически
все его недвижимое имущество, включая театр, расходы на ко
торый составили миллион рублей, перешло государству. Сам
Варгин 3 января 1830 г. был взят под стражу и заключен в
Петропавловскую крепость. С 1834 г. после ссылки в Выборг он
вновь стал жить в Москве, обремененный казенными и частны
ми взысканиями. Стараниями друзей и высоких покровителей
лишь к 1858 г., менее чем за год до его кончины, дело Варгина
было пересмотрено: его подпиской обязали не искать в казне
должных ему денег, которые по позднейшему расчету ведомства
государственного контроля составили сумму в 33800000 руб.
45
Так государство, используя капитал династии Варгиных,
когда это было необходимо, сэкономив многие миллионы
«народных» денег, через дворцовые интриги и подлоги факти
чески поставило вне российского общества героя войны 1812 г.
и Почетного гражданина России. Практически бесправное об
щество не смогло защитить делового человека. Действовав
шие нормы и обычаи вынуждали предпринимателей приспо
сабливаться к нормам и методам проведения экономической
политики. Эти нормы – «мздоимство», «лихоимство» и «зло
стное вымогательство» (определение В. Радаева) и поныне
живут в России.
Заметим, что приспособление предпринимателей к экономи
ческой политике государства не менее «успешно» проходило и
в Советской России. Ю. Ларин в работе «Частный капитал в
СССР» (находилась до последнего времени в спецхране) указы
вает на срастание частного капитала и бюрократии. «Это явле
ние, – отмечает он, – было распространено чрезвычайно широ
ко. Можно было бы привести сотни примеров того, как различ
ные ответственные и не очень ответственные деятели, коммер
ческие директора и другие деятели заводов, различных хозяй
ственных объединений, железных дорог, торговых организаций
– государственных и кооперативных – организовывали парал
лельные лавки, параллельные магазины, параллельные обще
ства, параллельные фирмы, которые и начинали якобы зани
маться поставками и подрядами на государственные органы и
всякими сделками с ними. Но все это выполняли путем прямой
передачи в порядке злоупотреблений создаваемым ими част
ным учреждениям тех средств, которые находились в их распо
ряжении по службе в советских учреждениях».
«Весьма противоестественно купцу быть лениву». Однако
этот «купчишка», овладевая законами рынка, постепенно пере
нимал западные образцы поведения. В России еще с середины
XVIII столетия оформилось и распространилось само понятие
«совершенного купца» – идеал нравственного хозяйствования,
переводились французские и немецкие книги, рисовавшие ев
ропейский идеал «совершенного» негоцианта. В сочинениях
самих российских купцов второй половины XVIII века описы
вался новый тип идеального предпринимателя, обеспечиваю
щего процветание порядочностью, добронравием и строгостью
к себе. Крупный торговец из Архангельска А. Фомин писал, что
такому купцу следует быть трудолюбиву, ласкову, обходитель
46
ну, учтиву, честну, скромну... умеющу говорить красно и поря
дочно и словом вкрадывающемуся... в людей. Надобно, чтоб
бодрость и предприимчивость было его удел; осторожность и
быстрота мыслей – его счастие, а довольная опытность и осмот
рительность – его подпора. Весьма противоестественно купцу
быть лениву или тратить время в излишних забавах. А самым
главным Фомин считал «честность и непоколебимое держание
своего слова».
«Великому организатору промышленности». От нецерков
ного мужского имени Второй пошла именитая фамилия Второв,
гремевшая по всей стране в начале XX века: фамилию знали в
Иркутске, Верхнеудинске, Чите’, Сретенске, ТроицкоСавске,
Томске, Барнауле, Бийске, Новониколаевске, Камне и Екате
ринбурге. Второвские «пассажи» по Транссибирской магистра
ли стоят и поныне. Перебравшись в первопрестольную, Н. А.
Второв выстроил на Варварке огромный «Деловой двор», начал
прибирать к рукам текстильные московские предприятия, объе
динив крупнейшие ситценабивные фабрики Альберта Гюбнера,
Даниловскую и Коншинскую; приобрел ряд кредитных учреж
дений.
В 1911 г. Н. А. Второв вошел в финансовую группу Рябушин
ского, став одним из влиятельных пайщиков, а затем – руково
дителем Сибирского торгового банка. В 1915 г. на фронте стала
ощущаться острая нехватка снарядов. Мощностей казенных
заводов явно было мало. Для производства гранат требовался
металл, которого не хватало катастрофически. И тогда Нико
лай Александрович решился на строительство металлургичес
кого завода. В архивах сохранился прелюбопытнейший доку
мент того времени «Устав Товарищества на паях Электросталь».
На титульном листе поблекшего от времени документа значатся
следующие слова: «На подлинном написано: Государь Импера
тор устав сей рассматривать и ВЫСОЧАЙШЕ утвердить соизво
лил в Царской Ставке, в пятый день сентября 1916 года. Под
писал: Управляющий делами Совета Министров И. Ладыженс
кий». Параграф первый устава гласил: «Для приобретения и
эксплуатации устраиваемого Н А. Второвым в Московской гу
бернии, Богородском уезде, Шебановской волости завода для
изготовления специальных высших сортов стали, для разработ
ки залежей полезных ископаемых и для торговли металлами,
учреждается Товарищество на паях под наименованием «Това
рищество на паях “Электросталь”».
47
Вместе с заводом возвели и два первых каменных здания –
гостиницу для специалистов и игорный дом. Видимо, никто не
мог предугадать, как повернутся события в совсем не далеком
будущем, что готовит «грядущий день». К 1917 г. Н. А. Второв
совместно с Рябушинским и немецкой фирмой «Вогау» проекти
ровал ряд важнейших объединений промышленных и банковских
предприятий. Но... Шел уже ноябрь 1917 г. Первая плавка была
осуществлена 17 ноября; за шесть месяцев до убийства Второва.
Его ежегодный доход составлял 150 миллионов рублей!
Н. А. Второв был убит при загадочных обстоятельствах в мае
1918 г. Его похороны, с разрешения советской власти, – как
образно отмечает электронная газета подмосковного города
«Электросталь» – были последним собранием буржуазии. Рабо
чие несли венок с надписью: «Великому организатору промыш
ленности». Прощались с Николаем Александровичем в его особ
няке на Арбате, в СпасоПесковском переулке, построенном по
проекту архитектора Шехтеля. С двадцатых годов в этом доме
разместилось посольство США. Пятидесятидвухлетнего Нико
лая Александровича похоронили рядом с отцом, на кладбище
Скорбященского монастыря. Нет больше того монастыря, нет и
кладбища; сегодня на этом месте Московский станкоинстру
ментальный институт.
Темы для эссе
²
Не деньги красят человека, а человек деньги.
²
Бедный богатый русский человек.
²
Зачем предпринимателю деньги или как правильно рас
порядиться финансами.
²
Особенности национального предпринимательства или
бизнес порусски.
А. А. Свердлова
Меценатство в России как социальное явление
Печатается по: Социологические
исследования. 1999. № 7.
О российских предпринимателяхмеценатах, их роли в со
здании национальной культуры оказании финансовой поддер
жки художникам, писателям, музыкантам, беднейшим слоям
населения написано немало. Изучением данного феномена за
48
нимались историки искусствоведы, культурологи. Но интере
сен этот объект и для социологического исследования; типоло
гия меценатов как субъектов общественно полезной деятельно
сти, социальных связей на макро и микроуровнях; взаимодей
ствие меценатства (благотворительности) с такими социальны
ми институтами как культура, религия, экономика, идеология;
социальные предпосылки появления и развертывания деятель
ности группы российских меценатов, их социальные функции,
– что и стало предметом нашего исследования. <...>
Меценатство как вид общественно полезных действий явля
лось частью более широкого понятия – благотворительных за
нятий, – целенаправленной деятельности на пользу другим.
Толкование слова “благотворительность” предполагает комплекс
действий по оказанию “...материальной помощи нуждающим
ся как отдельными лицами, так и организациями. Причем, бла
готворительность может быть направлена на поощрение и раз
витие какихлибо общественно значимых форм деятельности...
“. К ним относят финансирование социальной помощи населе
нию; создание приютов, выплата пособий и т. д., а также вос
становление памятников архитектуры, поддержку дарований,
просветительскую деятельность и многое другое.
Один из видов благотворительности в сфере культуры обыч
но характеризуется как меценатство. Слово “меценат”, гово
рится в БСЭ, произошло от имени римского государственного
деятеля, приближенного императора Августа и покровителя
деятелей науки и искусства Мецената Гай Цильния (VIII в. до
н. э.). Меценатство имело различные направления, вызывалось
неоднозначными причинами. Вследствие этого, оценка деятель
ности меценатов требует учета ряда социальных составляющих,
среди которых социальноэкономические предпосылки роста
благосостояния предпринимателей, как следствие возникнове
ния финансовой базы благотворительности.
Общественный строй в России конца XIX в. создал своеоб
разные социальные условия, поставил новые задачи в духовной
и культурной сферах жизни общества. Активную роль в эконо
мике стала играть буржуазия. Развернулось строительство же
лезных дорог, промышленных предприятий, способствовавших
модернизации России. В то же время, основные рычаги госу
дарственного аппарата находились у дворянской бюрократи
ческой элиты, самодержавия. Социальная роль новых экономи
чески активных групп росла, особенно после реформы 1861 г.
49
Но общественное положение отечественного “капиталистабур
жуа” второй половины XIX в. было довольно противоречивым,
а социальный статус неоднозначен.
Индикатором высокого или низкого социального статуса раз
личных социальных институтов выступало общественное мне
ние, в частности ценностные ориентации представителей соци
альных групп общества. Типы недалеких и корыстолюбивых
героев пьес А. Н. Островского, отразившего нравы замоскворец
кого купечества 30–40х годов, спустя несколько десятилетий
определяли скептическое отношение общества к предпринима
телям. Позицию дворянства отразил экономист И. Х. Озеров:
“Подальше от промышленности – это де дело нечистое и недо
стойное каждого интеллигента. Лучше сидеть играть в карты,
попивать при этом и ругать правительство, вот настоящее заня
тие мыслящего интеллигента!”
Нельзя не учесть и того, что в России православие с древней
ших времен не одобряло стремления к богатству, наживе. В
предпринимательской среде была распространена благотвори
тельность. Руководители крупных промышленных предприя
тий были заинтересованы в квалифицированном персонале,
способном овладеть новейшим оборудованием, современными
приемами капиталистического хозяйства, чтобы выдержать
конкуренцию. Поэтому они были заинтересованы в развитии
образования, в частности профессионального, осуществляли
финансовую поддержку школ, училищ, институтов и универси
тетов. Многие компании регулярно перечисляли крупные фи
нансовые средства на образовательные нужды.
Мемуарист и предприниматель из богатых купцов П. А. Бу
рышкин в книге “Москва купеческая” упоминал, что, являясь
владельцами банков, предприятий, недвижимости, меценаты в
предпринимательстве руководствовались прежде всего интере
сами дела. Хозяйская точка зрения далеко не всегда совпадала
с точкой зрения “служащих” даже таких крупных, как дирек
торараспорядители. Вместе с тем, не будучи ни перед кем от
ветственными, “хозяева” гораздо легче и шире шли на финансо
во невыгодные мероприятия, как оборудование фабричных боль
ниц, школ или просветительных заведений. Предпосылкой раз
вития благотворительности служило влияние религиозных идей
в купеческой среде. Руководствуясь православной этикой, бур
жуа жертвовали крупные суммы на строительство монастырей
и храмов. Церковные постулаты способствовали стремлению
50
отечественных предпринимателей “пособить сирым и убогим”,
выделять средства на ночлежные дома, приюты, богадельни и
др. Купцыстарообрядцы охотнее жертвовали средства на «мир
ские» цели.
Свою роль играл невысокий социальный статус представите
лей российской буржуазии. Не имея официального статуса,
предприниматели стремились проявить себя в областях, пользо
вавшихся общественным престижем. Отцы и деды многих бога
тых промышленников второй половины XIX в. были крестья
нами. Народные обычаи, традиции, привычки, мышление были
им ближе, чем выходцам из дворянских семей, что явилось осо
бенностью социальнокультурного сознания российских пред
принимателей. Оно определило желание многих представите
лей буржуазии служить процветанию российской культуры.
Важную роль в данном контексте играл общий подъем рос
сийской культуры во второй половине XIX – начале XX вв.
Искусство этих лет наполнено активным поиском новых форм и
способов выражения взглядов на мир художниками различных
направлений. Разорение дворянских фамилий приводило к тому,
что их имущество распродавалось за бесценок. Выдающиеся
произведения русского искусства, богатейшие книжные собра
ния шли с молотка. В связи с этим, коллекционирование и
собирательство становилось популярным в конце XIX – начале
XX вв. Публицист С. Я. Елпатьевский, знавший нижегородское
купечество конца XIX в., писал: “На начинавшие пустеть дво
рянские кресла садился купец. Его сыновья учились не только
в гимназиях, но и в дворянском институте..., дочери поступали
в институт благородных девиц, рядом с не очень грамотными
отцами в жизни их сыновья – доктора, адвокаты, инженеры...
Как в былые недавние времена, в 40–50х годах слово «купец»,
“купчишка” звучало презрительно в дворянских усадьбах, так
теперь купец с высоты своего капитала, с высоты своего расту
щего значения полупрезрительно смотрел на барина, на опус
кавшееся все ниже и ниже дворянство... “
Социальные условия способствовали формированию лич
ностей российских меценатов как объектов социальных взаи
мосвязей. Индивидуальность отечественных меценатов про
являлась в избирательном восприятии тех или иных соци
альных установок окружавшей их социальной среды, а также
в сознательном выборе доминирующих и менее приоритет
ных идей, исходя из социального опыта, развития духовных
51
и материальных потребностей личности. Для ряда купечес
ких семей меценатство и благотворительность становились
обязательной статьей расходов.
Темпы развития меценатства и благотворительности как со
циального явления во второй половине ХIХ – начале XX столе
тия определялись объективными и субъективными предпосыл
ками. К объективным относятся ряд процессов в этот период
времени в российском обществе, определивших направления
деятельности наиболее ярких представителей класса буржуа
зии и дворянства в России.
К социальноэкономическим предпосылкам можно отнести
проведение экономических реформ, благоприятно сказавшихся
на финансовом положении купеческих династий. Они сформи
ровали капиталы, впоследствии служившие источником благо
творительных вложений в социальную сферу, культуру.
К социальнокультурным предпосылкам на макроуровне мож
но отнести культурный подъем, появление новых направлений
в различных областях искусства. На микроуровне к этим пред
посылкам можно отнести влияние культуры на формирование
личностей меценатов, а также их близость к народной культу
ре, традициям, обычаям, привычкам, образу мышления отцов и
дедов.
К социальнорелигиозным предпосылкам можно отнести тот
факт, что многие из купеческих династий являлись старооб
рядцами, имели устойчивые связи с этой общиной.
Христианские постулаты как старообрядцев, так и “новой”
церкви играли большую роль в семейных традициях российс
ких купцов, особенно первых поколений. Ряд известных меце
натов вряд ли можно охарактеризовать как верующих (напри
мер, С. Т. Морозова). Тем не менее семьи, родители будущих
меценатов наложили отпечаток на эту сторону их сознания,
поведения.
К социальнополитическим предпосылкам, на наш взгляд,
можно отнести некоторые послабления цензуры в период прав
ления Александра II, возможность относительно свободно (в
сравнении с 1825–1855 гг.) выражать свои взгляды, в том
числе в области театрального искусства и художественного
творчества.
К субъективным показателям явления меценатства и благо
творительности отнесем личностные характеристики российс
ких предпринимателей, определившие направления их соци
52
альной деятельности, а также ее масштабы. Российские меце
наты и благотворители – люди уникальной судьбы, которые
избрали для себя дело культурного и социального созидания,
служения возвышенным целям, отдельным людям и обществу в
целом. Многие из российских предпринимателеймеценатов
олицетворяют лучшие стороны человеческой личности. Они
чувствовали острее, чем современники, потребности общества,
отдавали талант, ум, энергию, душу общественно полезному делу.
Как любое социальное явление меценатство выполняло конк
ретные функции.
1) Коммуникативная функция. Культурные учреждения,
созданные меценатами, организации просветительских мероп
риятий способствовали сближению высокой и массовой (на
родной) культуры в России в изучаемое время. Меценатство
выступало в роли проводника между этими двумя структур
ными составляющими культуры как социального института,
способствовало сближению этих двух аспектов – высокой и
народной – отечественной культуры. Разделив понятие куль
туры на три составляющие: производители культурных цен
ностей, распространители, потребители культуры, – отече
ственных меценатов можно отнести ко второй части связую
щего звена между “производителем” и “потребителем” куль
туры. Они содействовали сохранению произведений российс
кой и зарубежной культуры для потомков, кроссгенерацион
ной культурной коммуникации.
2) Функции формировании социального сознания членов
российского общества. Музеи, галереи, театры, выставки, со
зданные при финансовой поддержке меценатов, влияли на
социальнокультурный облик россиян в конце XIX – начале
XX столетий, способствовали формированию и определению
социального сознания людей, их ценностных ориентации, го
товности к восприятию инноваций в различных сферах жиз
ни общества.
3) Функция “социальной памяти”. Театральный Музей А. А. Бах
рушина, Третьяковская галерея, МХАТ существует и в настоя
щее время. Спектакли, поставленные во МХАТе, экспозиции,
организуемые в художественной галерее и музее, способствуют
приобщению современной публики к российской и зарубежной
культуре, духовным и культурным ценностям прошлого и на
стоящего. Благодаря усилиям меценатов многие памятники
истории и культуры сохранены для потомков.
53
Изучение проблем меценатства и благотворительности, исходя из
новой (по сравнению с советским периодом истории) политической и
экономической ситуации в России, актуально с точки зрения воспри
ятия опыта российских просветителей прошлого и начала нынешне
го столетия в плане поиска финансовой базы для осуществляемых
культурных начинаний. В настоящее время, когда российское обще
ство переживает период не только финансового, но духовного кризи
са, сохранение культурного наследия во всех его проявлениях стоит
особенно остро. Ценностные ориентации россиян определяют готов
ность (или не готовность) социума к восприятию передовых экономи
ческих, политических, идеологических национальных идей, способ
ствуют (или противодействуют) консолидации и объединению обще
ства. <...>
²
²
²
²
Темы для эссе
Хочу быть меценатом!
Спонсор или меценат?
Богатым можешь ты не быть, но меценатом быть обязан.
О «широкой» русской душе.
Э. Фромм
Рыночная ориентация
Печатается по: Фромм Э. Психоанализ
и этика. М., 1993.
Рыночная ориентация преимущественно развилась и выкри
сталлизовалась в современную эпоху. Чтобы понять ее природу,
следует принять во внимание экономическую функцию рынка
в современном обществе не только с точки зрения аналогии с
данным типом характера, но и как основу и главное условие
развития этого типа характера у современного человека.
Товарообмен – один из наиболее древних экономических
механизмов. Однако традиционный локальный рынок суще
ственным образом отличался от современного капиталистичес
кого рынка. Торговля на местном рынке давала людям возмож
ность встречаться с целью обмена предметами потребления.
Товаропроизводители и покупатели знакомились; они состав
ляли довольно небольшие группы; спрос был более или менее
известен, так что товаропроизводители могли производить то
вара ровно столько, чтобы удовлетворить этот спрос.
54
Современный рынок, напротив, не только не представляет
собой места встречи товаропроизводителей и покупателей, но
характеризуется абстрактным и обезличенным спросом. Товар
производится для этого рынка, а не для известного круга поку
пателей; решения принимаются на основе законов спроса и
предложения, которые определяют, будет ли товар продан и по
какой цене. Потребительная стоимость товара, к примеру
пары туфель, не имеет значения; если предложение больше, чем
спрос, – это означает экономическую смерть товара; он переста
ет производиться. Каждый день этого рынка – это “судный
день”, коль скоро речь идет о меновой стоимости товаров.
Читатель может возразить, что приведенное здесь описание
рынка крайне упрощенно. Товаропроизводитель старается выя
вить спрос заранее и даже установить контроль над ним на
монопольных условиях. Тем не менее регулирующая функция
рынка была и остается господствующей в деле влияния на фор
мирование социального характера среднего городского класса,
а через него и на все общество в целом. Рыночная концепция
стоимости, преимущество меновой стоимости над потребитель
ной, вызывает тенденцию с этих же позиций относиться и к
людям, особенно к самому себе. Ориентацию характера, для
которого свойственно глубинное отношение к себе и к другим
людям как к товару, ценность которого определяется меновой
стоимостью, я буду называть рыночной ориентацией.
В наше время рыночная ориентация чрезвычайно быстро
прогрессирует вместе с развитием нового рынка, “рынка лич
ностей” – феномен последних десятилетий. Чиновники и ком
мерсанты, администраторы и врачи, ученые, юристы и арти
сты – все выходят на рынок. Разумеется, их правовой статус
и экономическое положение различны: одни из них свободны
и зарабатывают, оказывая разного рода услуги или выполняя
определенные виды работ, другие – ходят на службу и полу
чают жалованье. Но все в равной мере в своем материальном
благополучии зависят от тех лиц, ктолибо нуждается в их
услугах, либо у кого (на чьих предприятиях и в чьих учреж
дениях) они работают.
Принцип оценки одинаков и для рынка товаров, и для рын
ка личностей: на одном на продажу предлагаются товары, на
другом – личности. Ценность в обоих случаях выступает как
меновая, для которой потребительная стоимость хотя и необхо
димое, но все же недостаточное условие. Разумеется, наша эко
55
номическая система не могла бы эффективно функционировать,
если бы люди не обладали высокими профессиональными каче
ствами, а были бы наделены только приятными личными свой
ствами. Даже умение подойти к больному и прекрасно оборудо
ванный офис на Паркавеню не принесут успеха ньюйоркско
му доктору, если у него не будет хотя бы необходимого миниму
ма профессиональных знаний и навыков. Без умения квалифи
цированно печатать не удержалась бы даже самая привлека
тельная секретарша. Однако, если задаться вопросом, каков
относительный вес квалификации и личностных качеств как
условий успеха, мы увидим, что лишь в исключительных случа
ях успех преобладающим образом зависит от квалификации, а
также некоторых других качеств, таких как честность, благо
пристойность и прямота. Хотя пропорция между квалифика
цией и личностными качествами, с одной стороны, и “личнос
тью” – с другой, как предпосылками успеха и варьируется, тем
не менее “фактор личности” всегда играет решающую роль. Успех
в большой мере зависит от того, насколько хорошо человеку
удается продать себя на рынке; а это зависит от того, насколько
он окажется приветливым, элегантно одетым, будет ли он “бодр”,
“крепок”, “агрессивен”, “надежен”, “честолюбив”. Далее, важ
но, из какой он семьи, к какому клубу принадлежит, знает ли
нужных людей. Однако требуемый тип личности в определен
ной степени зависит от сферы деятельности. Так, биржевой
маклер, продавец, секретарь, железнодорожный служащий,
профессор колледжа, управляющий отелем – все представляют
собой разные типы личностей, однако все они, несмотря на их
различия, должны удовлетворять одному условию: они должны
иметь спрос.
Тот факт, что для достижения успеха недостаточно иметь
высокую квалификацию и соответствующие технические сред
ства, но надо в чемто “превосходить других”, чтобы оказаться
конкурентоспособным, формирует у человека определенное от
ношение к самому себе. Если бы для осуществления жизненных
целей человеку было бы достаточно полагаться только на зна
ния и умения, то самоуважение было бы пропорционально спо
собностям, то есть потребительной стоимости. Однако, поскольку
успех в большой степени зависит от умения продать себя, по
стольку человек ощущает себя товаром или одновременно и
продавцом, и товаром. Человек более не заинтересован ни в соб
ственной жизни, ни в собственном счастье, он озабочен только
56
тем, чтобы не утратить способность продаваться. Он испытыва
ет чувства сродни тем, которые мог бы испытывать какойлибо
товар, например чемодан на прилавке магазина, если бы этот
чемодан мог чувствовать и думать. Каждый чемодан постарался
бы выглядеть как можно “привлекательней” и как можно доро
же, чем его соперники, чтобы получить более высокую цену.
Чемодан, проданный по самой дорогой цене, будет ликовать,
поскольку для него это будет означать, что он оказался самым
“стоящим”. А непроданный чемодан будет грустным и печаль
ным и страдающим от сознания своей никчемности. Такая же
печальная участь может постигнуть и любой чемодан, который
хоть и прекрасно выглядит и полезен, но вышел из моды.
Подобно чемодану, человек должен быть в моде на рынке
личностей, а чтобы быть в моде, он должен знать, какого
рода личности пользуются наибольшим спросом. Это знание
складывается (передается по наследству) в процессе всей сис
темы образования, начиная с детского сада и кончая коллед
жем, а также внедряется в сознание в семье. Однако приобре
тенного на этих ранних ступенях знания оказывается недо
статочно; оно дает представление только об общих качествах
– умении адаптироваться, честолюбии, восприимчивости к
изменению ожиданий со стороны других людей. Более конк
ретные модели поведения для достижения успеха человек
получает из других источников. Иллюстрированные журна
лы, газеты, рекламные ролики рисуют картины и рассказы
вают о жизни преуспевающих людей. Красочные рекламные
объявления выполняют ту же функцию. Какойнибудь преус
певающий бизнесмен или мэр города, изображенный на рек
ламном объявлении портного, – вот образец того, как нужно
выглядеть и каким нужно быть, если желаешь сделать “боль
шие деньги” на современном рынке личностей.
Но самым важным средством в формировании желаемого типа
личности для среднего человека является кино. Молодая де
вушка старается во всем походить и даже превзойти высокооп
лачиваемую кинозвезду: в мимике, в прическе, в жестах, видя
в этом многообещающий путь к успеху. Молодой человек также
старается походить на героев экрана. Средний человек практи
чески никак не соприкасается в своей жизни с жизнью боль
шинства преуспевающих людей, но совсем другое дело – его
отношение к кинозвездам. Разумеется, он и с ними не встреча
ется в своей жизни, но он может вновь и вновь встречаться с
57
ними на экране, может писать им и получать от них их фото с
автографами. В отличие от тех времен, когда актер был суще
ством социально презираемым, но, несмотря на это, всетаки
нес людям высокий дух великих поэтов, наши кинозвезды не
несут людям великих идей; их функция – служить связующим
звеном для среднего человека с миром “великих”. Даже если
этот человек и не надеется достичь той же высоты успеха или
славы, он тем не менее может стараться ориентироваться на
них; они – его святые и олицетворяют для него нормы жизни.
Поскольку современный человек ощущает себя одновремен
но и товаром и продавцом, его самоуважение зависит от усло
вий, которые он не может контролировать. Если он добивается
успеха, то осознает себя достойной личностью, если же нет, то
считает себя неудачником или даже ничтожеством. Причем
степень неуверенности в себе с трудом поддается корректиров
ке. Если человек чувствует, что его ценность зависит напрямую
не от человеческих качеств, но от успеха на конкурентном рын
ке с постоянно меняющейся конъюнктурой, его самоуважение
будет неизбежно колебаться и нуждаться в постоянном под
тверждении со стороны других людей. Поэтому человек вынуж
ден непрерывно и неустанно бороться за успех, и любое препят
ствие на этом пути представляет серьезную угрозу для его чув
ства самоуважения, порождая, в случае отрицательного резуль
тата, чувства беспомощности, несостоятельности и неполноцен
ности. Если же ценность человека определяется превратностя
ми рынка, то чувства собственного достоинства и гордости по
пираются.
Но дело не только в самоуважении и самооценке, но и в само
идентификации, в ощущении своей независимости. Как мы вско
ре увидим, у зрелых и продуктивных личностей чувство само
идентификации возникает в результате понимания, что чело
век сам – источник своих сил; это самочувствие кратко можно
передать словами: “Я есть то, что я делаю”. При рыночной
ориентации человек рассматривает свои силы и возможности
как товар, отчужденный от него. Человек и его силы не состав
ляют более единого целого, ибо последние не принадлежат ему,
так как для него теперь имеет значение не процесс самореали
зации с помощью этих сил, но выгодная их продажа. Теперь его
силы становятся отчужденными, отторгнутыми от него, пре
вращаясь в предмет использования и оценки со стороны дру
гих; тем самым его чувство самоидентификации так же колеб
58
лется, как и чувство самоуважения; оно зависит от той суммы
ролей, которые человеку приходится играть, – “Я таков, ка
ким вы хотите меня видеть”.
Ибсен в “Пер Гюнте” выразил это состояние так: Пер Гюнт,
пытаясь найти себя, обнаруживает, что он подобен луковице, в
которой много слоев, по нет сердцевины. Поскольку человеку
невозможно жить вне самоидентификации, он должен самоут
верждаться, опираясь на мнение о нем других, а не на собствен
ные силы. Его престиж, статус, успех, факт, что его знают как
такогото и такогото, – все это заменяет его подлинное чувство
самоидентификации. Такое положение делает его крайне зави
симым от того, как смотрят на него другие, и заставляет его
играть именно ту роль, в которой он пользуется наибольшим
успехом. Если я и мои силы существуем порознь, тогда, безус
ловно, мое “я” утверждается ценой, которую мне дают.
Отношение к другим ничем не отличается от отношения к
себе. Другие так же воспринимаются как товар; да они и сами
выступают не такими, каковы они сами по себе, а предъявляют
лишь ту свою часть, на которую есть товарный спрос. Различия
между людьми сводятся лишь к незначительным количествен
ным оценкам большей или меньшей привлекательности, успеш
ности и соответственно ценности. Этот процесс аналогичен ана
лизу товаров на рынке. И пара туфель, и произведение живопи
си могут быть выражены в (или сведены к) меновой стоимости,
в цене; так, несколько пар туфель “равны” одной картине. Так
же и различия между людьми сводятся к общему критерию –
их цене на рынке. Их уникальность не только ничего не стоит,
но фактически даже становится балластом. Значение слова “осо
бенный” в этом контексте становится весьма двусмысленным.
Вместо того чтобы служить обозначением для громадных дости
жений человека – в результате максимального развития им сво
ей индивидуальности, – оно становится почти синонимом чуда
коватости, странности, подозрительности. Слово “равный”
тоже меняет свое содержание. Идея, что все люди созданы рав
ными, подразумевает, что все имеют одинаковое неотъемлемое
право быть целью самой по себе, а не средством. Сегодня же
равенство понимается как эквивалент взаимообмена, что пагуб
но для развития индивидуальности. Равенство, вместо того что
бы быть условием развития индивидуальности каждого челове
ка, стало означать угасание индивидуальности, стало характе
ристикой “безликости” человека рыночной ориентации. Равен
59
ство прежде сочленялось с различием, но теперь стало синони
мом “безразличия” – отсутствия всяких различий, полной ни
велировки – и поистине безразличие – вот что характеризует
человеческие отношения в современном мире к другим, равно
как и к себе.
Всеми этими требованиями необходимо окрашиваются чело
веческие взаимоотношения. Когда пренебрегают человеческой
индивидуальностью, отношения между людьми с необходимос
тью становятся поверхностными, неглубокими, ибо ведь люди
взаимодействуют уже не как личности, но как взаимозаменяе
мые товары. Люди не позволяют себе либо просто не в состоя
нии относиться друг к другу как к имеющим в себе нечто уни
кальное, “особенное”. Однако рынок создает своеобразный вид
товарищества. Каждый включен в одну и ту же конкурентную
битву, разделяет те же стремления к успеху; все встречаются с
одинаковыми или аналогичными условиями рынка (по край
ней мере они так думают). Каждый хорошо представляет, что
чувствует другой, поскольку все они в одной лодке: каждый сам
по себе, боится неудачи и жаждет улыбки судьбы; никого не
щадят, но ни от кого и не ждут пощады в этой борьбе.
Поверхностный характер отношений внушает многим иллю
зорную надежду, что глубину и силу чувств они могут найти в
любви. Но любовь к себе и любовь к другому нераздельны; для
любой культуры любовные отношения есть лишь более сильное
проявление связей и отношений, превалирующих в этой куль
туре. Так что не стоит питать иллюзию, будто от одиночества,
к которому человек приговорен этим рыночным типом ориента
ции, можно вылечиться любовью.
Рыночной ориентацией охвачена не только сфера чувств, но
и сфера мышления. Мышление предполагает функцию быстро
ты реакции, быстроты овладения ситуациями, чтобы успешно
ориентироваться в них. Существующая система образования
направлена на развитие смышлености, сообразительности, рас
судка, а не разума. <...>Для этого рода мышления гораздо су
щественнее применение категорий сравнения и количественно
го измерения, чем тщательный анализ данного явления. Все
проблемы одинаково интересны, так что нет особого смысла в
относительной оценке их значимости. Само знание становится
товаром. И здесь тоже человек отчуждается от своей силы, сво
ей способности; мышление и знание становятся просто инстру
ментом получения результата. Психология, познание челове
60
ком самого себя, в традиции западной мысли считавшиеся усло
виями, необходимыми для добродетельного и здорового образа
жизни, счастья, сегодня выродились в инструмент для манипу
лирования другими и собой на рынке научных идей, в полити
ческой пропаганде, рекламе и т. д.
Несомненно, что этот тип мышления имеет огромное влия
ние на образование в целом. Начиная со школы и вплоть до
аспирантуры цель обучения состоит в том, чтобы приобретать
как можно больше информации, причем наиболее полезной для
ориентации в рыночной ситуации. Студенты вынуждены по
глощать такое количество информации, что у них едва хватает
времени и сил, чтобы думать. Не интерес к изучаемому предме
ту, не заинтересованность в познании, как таковом, а повыше
ние размера меновой стоимости, обеспеченное знанием, – глав
ное побуждение к получению образования. Сегодня наблюдает
ся огромный подъем, энтузиазм в получении образования, но
одновременно наблюдается и скептическое или пренебрежитель
ное отношение к неправедно утверждаемым непрактичности и
бесполезности мышления, которое целиком поглощено “исклю
чительно” познанием истины и которое на рынке не имеет ни
какой меновой стоимости.
<...> Между тем рыночная ориентация не развивает каких
либо качеств, потенциально заложенных в человеке. <...> При
этой ориентации у человека на каждый момент времени разви
ваются именно те качества, которые могут быть проданы на
рынке с наибольшим успехом. Не какаято постоянная домини
рующая черта в характере человека – но пустота, которая мак
симально быстро может быть заполнена любым из требуемых на
данный момент качеств. Однако это даже не черта в собствен
ном смысле слова; это только роль, претендующая быть каче
ством, чертой, быстро уступающая место другой роли, если пос
ледняя более желательна. К примеру, порой в качестве желае
мой черты оказывается респектабельность. Продавцы в опреде
ленных сферах торгового бизнеса должны производить на пуб
лику впечатление своей добросовестностью, спокойствием и
рассудительностью, а также респектабельностью, что было под
линным качеством многих бизнесменов XIX века. Сегодня су
ществует спрос на людей, которые внушают доверие, поскольку
они выглядят так, будто действительно обладают этим каче
ством; то, что человек продает на рынке личностей, – это его
способность играть свою роль, а что за человек скрывается за
61
этой ролью, не имеет значения и никого не интересует. Да он и
сам не заинтересован в том, чтобы быть действительно правди
вым и искренним, а только в том, что эти качества могут дать
ему на рынке.
Предпосылкой рыночной ориентации является пустота, от
сутствие какихлибо определенных качеств, которые не могли
бы подвергаться изменениям, поскольку любая постоянная,
устойчивая черта характера в один прекрасный день может
вступить в конфликт с требованиями рынка. Разумеется, не все
роли можно приспособить к особенностям характера человека;
ну тогда с ними надо разделаться – не с ролями, конечно, а с
особенностями характера. Личность с рыночной ориентацией
должна быть свободна и еще раз свободна от всяких индивиду
альных особенностей. <...>
Тот, кто хочет теперь преуспеть в какомнибудь деле, дол
жен стать членом большой организации, где проявится его глав
ное качество – способность играть требуемую роль.
Деперсонализация, пустота, бессмысленность жизни, авто
матизированность приводят к росту неудовлетворенности, к
потребности поиска новых, более адекватных способов жизни,
а также норм, которые вели бы человека к истинно человечес
ким целям. Продуктивной ориентацией, ... отмечен тот тип
характера, для которого рост и развитие всех потенций челове
ка являются той целью, которой подчинены все его усилия.
²
²
рост?
²
²
62
Темы для эссе
Цена – ценность, стоимость – значимость.
Неумолимый рост желаний: означает ли это духовный
Истина – абстракция, а деньги – реальность.
Человек и его «рыночное» лицо.
Раздел
3
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭТИКА
Международного свода этических принципов экономической
деятельности в условиях рынка не существует. Эксперты
объясняют это тем, что каждая страна обладает своей куль
турой бизнеса. Кроме того, этика не налагает обязательств:
правила везде декларируются, но не везде исполняются. Одна
ко неэтичное поведение в развитых странах грозит компании
тем, что с ней не захотят иметь дело партнеры, могут воз
никнуть трудности с работой на новых рынках или сотруд
ничестве с властями. “Неэтичность” может служить основа
нием для дискриминации интересов компании, даже если при
чины дискриминации вовсе не этического свойства.
Между собой компании строят отношения тоже исходя их
общих правил игры. В случае возникновения споров считается
хорошим тоном досудебное урегулирование конфликтов. В боль
шинстве компаний корпоративная культура вылилась в свод
правил взаимоотношений между работниками разных уровней
подчинения, что признается внутренней этикой компании.
Сегодня доминирует теория личной ценности каждого ра
ботника, согласно которой работник в соответствующих ус
ловиях при определенной доле свободы может реализовать свой
профессиональный потенциал для компании.
Социальный аспект бизнесэтики связан с ответственнос
тью за решения и поступки. Речь идет о влиянии на рынок
труда. Кроме того, они влияют на стиль потребления, явля
ются заказчиками системы подготовки квалифицированных
кадров. Также социальный аспект связан с защитой окружаю
щей среды и интересов потребителей.
²
²
²
Е. Д. Малинин
О социальной ответственности предпринимателей
Печатается по: ЭКО. 2000. № 11.
Капитализм, олицетворяющий собой рыночную экономику,
изначально был объектом жесткой критики, которая с течени
63
ем времени принимала все более массовый характер. Так, в на
чале XX века журналисты буквально объявили крестовый по
ход против крупного бизнеса, шокируя общественность скан
дальными разоблачениями безнравственности деловых кругов.
Это вызвало волну государственных регуляций. Другая волна
государственных регуляций последовала за Великой депресси
ей 30х годов и затем повторилась в 60х и 70х годах, когда
движения за гражданские права и за права потребителей вме
нили корпорациям ответственность за расширяющийся пере
чень социальных проблем. В 80–90х годах идея о том, что биз
нес несет ответственность за социальное содержание своей дея
тельности, становится господствующей.
В 1899 г. Эндрю Карнеги, основатель «Ю. С. стил корпо
рейшн», опубликовал книгу «Евангелие богатства», которая
положила начало широкому обсуждению проблемы социальной
ответственности бизнеса, его добровольному отклику на насущ
ные социальные проблемы общества.
Позиция Э. Карнеги основывалась на двух принципах: бла
готворительность и эффективное управление собственностью.
В соответствии с первым принципом общество ожидает от
бизнеса вложения ресурсов на решение наиболее острых соци
альных проблем, оказание помощи наиболее нуждающимся в
ней или на обслуживание общественных потребностей (напри
мер, создание публичных библиотек, материальную поддержку
университетов и пр.). Сам Э. Карнеги активно реализовывал
этот принцип на практике, направляя многие миллионы дол
ларов на благотворительные цели и общественные нужды. В
общей сложности он вложил более 350 млн дол. (огромные деньги
по тем временам) в различные социальные программы и постро
ил более 2000 публичных библиотек.
Второй принцип – управление собственностью – также име
ет глубокую нравственную основу. Он требует, чтобы бизнесме
ны рассматривали себя лишь как уполномоченных обществом
управляющих своей собственностью. Э. Карнеги считал, что
богатые владеют своими деньгами «по доверенности» общества.
Следовательно, они должны их использовать в интересах обще
ства, для приумножения общественного богатства посредством
расчетливого вложения ресурсов.
На первых порах идеи Э. Карнеги были встречены предста
вителями большого бизнеса без энтузиазма: компании если и
делали чтото для решения социальных проблем, то только под
64
давлением закона и рабочего движения. Однако в 1936 г. Ро
берт Вуд, глава крупной торговой компании США «Сирс», в
годовом отчете своей компании с гордостью приписывал своему
управлению «ту широкую социальную ответственность, кото
рая не может быть представлена математически, но все же име
ет первостепенное значение». Это публичное заявление видного
представителя большого бизнеса положило начало новому взгля
ду на социальную ответственность предпринимателей.
В силу объективных закономерностей общественного разви
тия в 60–70е и особенно в 80–90е годы сформулированные Э.
Карнеги принципы благотворительности и эффективного уп
равления собственностью в интересах общества широко распро
странились в сфере крупного бизнеса. Все больше и больше за
падных компаний начинали признавать, что сила порождает
ответственность. И если бизнес не примет на себя некоторые
социальные обязательства добровольно, то общественность и
государство заставят его сделать это. Но в этом случае компания
«потеряет свое лицо». «Собственность обязывает. Пользование
ею должно одновременно служить благу всего общества» – так
записано в статье 14й Конституции ФРГ, и об этом знает прак
тически каждый немец.
Однако такой подход разделяется не всеми. Так, Милтон
Фридмен, интеллектуальный лидер современной неоклассичес
кой доктрины, той самой, что легла в основу российских ре
форм, считает, что «существует одна и только одна социальная
ответственность бизнеса: использовать свои ресурсы и энергию
в действиях; ведущих к увеличению прибыли, пока это осуще
ствляется в пределах правил игры». М. Фридмен утверждает,
что руководители корпораций вообще не должны отвлекаться
на изучение, оценку и разрешение каких бы то ни было соци
альных проблем общества, а заниматься только своим прямым
делом – организацией производства товаров и услуг. Что же
касается социальных проблем, то это дело самих заинтересован
ных лиц, государства и общественности.
М. Фридмен приветствует сокращение финансирования го
сударственных и особенно частных социальных программ, ко
торые, по его мнению, только расхолаживают работников и
отрицательно сказываются на производительности труда. Он
призывает дать людям большую свободу принимать собствен
ные экономические решения без государственного контроля и
поддержки.
65
Позиция М. Фридмена выпадает из общего потока мнений и
является объектом массовой критики. По мнению специалис
тов, подавляющее большинство представителей деловых кругов
считают, что и государство, и бизнес в одинаковой мере несут
ответственность за свои действия перед обществом. Как два
наиболее мощных института в стране они просто обязаны зани
маться проблемами общественной значимости. И корпорации,
и государство зависят от общества, поэтому длительное игнори
рование ими социальных проблем неизбежно окажется для них
разрушительным. Американский специалист по управлению
Кейт Дэвис утверждает, что существует «железный закон от
ветственности», суть которого состоит в том, что в долгосроч
ной перспективе те, кто должным образом не использует имею
щуюся у них власть, неизбежно лишатся этой власти.
Добровольное использование компанией части получаемой
прибыли на общественные нужды выступает важнейшим пока
зателем ее социальной ответственности. На Западе благотвори
тельность, спонсорство, меценатство распространены очень
широко. Без этого невозможно завоевать и сохранить доброе
имя на рынке. В США, где особенно пекутся о соблюдении пра
вил «честной игры» в бизнесе, моральный аспект благотвори
тельности едва ли не перевешивает обретаемые при этом нало
говые льготы. Предоставление денег на социальные нужды, воз
вращение их обществу конкретным и адресным путем порожда
ет устойчивые представления о восстановлении социальной спра
ведливости, уменьшает пропасть между богатыми и бедными,
способствует поддержанию баланса сил и если не устраняет, то
хотя бы ослабляет социальные конфликты. Поэтому моральный
аспект благотворительности чрезвычайно важен.
Социальная ответственность бизнесмена, разумеется, не огра
ничивается лишь благотворительностью. Она многогранна и рас
пространяется на наемный персонал, партнеров по бизнесу, соци
альное развитие региона, на общество в целом. Содержание соци
альной ответственности изменялось параллельно с эволюцией об
щественного сознания и переоценкой западным обществом тех
ценностей, которые раньше казались незыблемыми. Это касается
прежде всего прибыли. В странах с рыночной экономикой со вре
менем стала ощущаться зыбкость абсолютизации прибыли как
единственной цели бизнеса. Тем, кто в прибыли видит не средство
улучшения качества жизни для всех, а самоцель, материализую
щуюся в личном обогащении, дают понять, что их судьба зависит
66
не столько от них самих, сколько от всех. Тем самым преодолева
ется узколобость группового эгоизма.
Популярным является прогноз западногерманского писате
ля Зигфрида Ленца, который говорил, что «патента на веч
ность не дано, и отнюдь не требуется слишком большой фанта
зии, чтобы представить Землю безжизненной, покрытой пы
лью, овеваемой холодными ветрами. Надгробный камень над
этой эпохой стоило бы снабдить надписью: “Каждый хотел луч
шего – для себя”».
Современные руководители компаний понимают, что бизнес
не может процветать в вакууме, и благополучие компании не
разрывно связано с социальным благополучием общества, час
тью которого она является. Прогресс возможен лишь в случае,
если компания и общество будут двигаться по пути благополу
чия вместе. Видный предприниматель Казуо Инамори пишет:
«Начиная предприятие, следует задать себе вопрос: “Я делаю
это только для своей собственной выгоды или на пользу обще
ства?” Прибыль, сама по себе, не является злом. Однако получе
ние прибыли за счет убытков партнеров, поставщиков или кли
ентов, нельзя назвать добродетелью». Таков образ мышления
цивилизованного предпринимателя.
Пристальное внимание широкой общественности к вопросам
социальной ответственности бизнеса вызвало к жизни появле
ние эталонных моделей социально ответственных корпораций.
И, право же, здесь есть чему поучиться. Так, Кристофер Стоун
в своей книге «Культура корпорации» рисует такой образ соци
ально ответственной корпорации.
Корпорация как гражданское лицо:
– заботится о соблюдении законов (даже если имеется воз
можность их обойти при высокой прибыльности);
– содействует, законотворчеству, добровольно предоставляя
имеющуюся информацию о дополнительных мерах, необходи
мых в данной отрасли;
– соблюдает фундаментальные нормы общественной морали,
не прибегает к обману, взяточничеству и т. п.
Корпорация как производитель:
– ориентируется на производство безопасных и надежных
товаров по справедливым ценам.
Корпорация как работодатель:
– заботится о безопасности производства;
– заботится о хорошем эмоциональном состоянии и матери
альном положении своих работников;
67
– не допускает дискриминации.
Корпорация как субъект управления ресурсами заботится об:
– эффективном использовании ресурсов;
– эстетике занимаемого земельного участка.
Корпорация как объект инвестирования:
– защищает интересы инвесторов;
– полностью и правдиво предоставляет информацию о своем
экономическом положении.
Корпорация как конкурент:
– не принимает участия в нечестной конкуренции, с одной
стороны, и необоснованном ограничении конкуренции – с
другой.
Корпорация как участник социального развития:
– стимулирует нововведения и реагирует на внедрение новой
продукции и технологии;
– не забывает, что ее деятельность оказывает воздействие на
качество жизни территории и признает связанную с этим от
ветственность.
Разумеется, далеко не все компании удовлетворяют этим
требованиям. Но главное здесь, как нам представляется, сам
факт наличия эталонной модели социально ответственной кор
порации, способной обеспечить совпадение частных и обществен
ных интересов и содействовать социальной гармонии в обще
стве. Такая модель выступает образцом для подражания в биз
несе и основой для публичной критики компаний в случае их
социально безответственной деятельности.
Передовые компании действуют с открытым забралом. «Лицо»
компании – это ее миссия – документ, отражающий в концен
трированном виде философию компании: общую цель, ценнос
ти и принципы функционирования. Она определяет направле
ние и характер коллективных и индивидуальных действий,
систему ограничений в поведении персонала и усиливает его
мотивацию. Формулирование миссии – это ответы на вопросы:
ради чего существует компания, к чему и как она стремится?
Миссия информирует общество о том, чего следует ожидать от
компании и что компания ожидает от своих членов.
Миссия компании лежит в основе как стратегического, так и
операционного (текущего) планирования. Формулирование мис
сии повышает социальную ответственность компании, так как
ее деятельность становится более прозрачной и доступной для
социального аудита.
68
В качестве иллюстрации приведем в кратком изложении
миссию компании «Форд».
Миссия. Наша миссия – непрерывно повышать качество про
изводимых нами продуктов и услуг с тем, чтобы полнее удов
летворять потребности наших покупателей, позволяющих нам
преуспевать в бизнесе, и обеспечивать разумную отдачу нашим
акционерам – собственникам нашего бизнеса.
Наши ценности. Каким образом мы достигаем своей цели –
столь же важно для нас, как и сама цель. Основой успеха ком
пании выступают следующие ценности.
Люди. Люди – это источник нашей силы. Они обеспечивают
наш корпоративный интеллект, определяют нашу репутацию и
жизнеспособность.
Общая вовлеченность и совместная работа в команде – ко
ренные наши ценности.
Продукция. Продукция есть результат наших усилий, и она
должна наилучшим образом удовлетворять потребности наших
потребителей во всем мире. Как выглядит наша продукция, так
выглядим и мы.
Прибыль. Прибыль рассматривается нами конечным измере
нием того, насколько эффективно мы обеспечиваем своих по
требителей высококачественной продукцией для удовлетворе
ния их потребностей.
Наши ведущие принципы. Качество во главе угла. Чтобы до
стигнуть безукоризненного удовлетворения потребностей наших
покупателей, качество нашей продукции и услуг должно быть
для нас приоритетом номер один.
Покупатели – это центр всего, что мы делаем. Вся наша ра
бота должна строиться с мыслью о наших покупателях с тем,
чтобы обеспечивать их более качественной продукцией и услу
гами по сравнению с нашими конкурентами.
Непрерывное совершенствование всех сторон нашей деятель
ности является условием достижения нашего успеха. Мы долж
ны стремиться к превосходству во всем: в продукции, ее безо
пасности и полезности, в обслуживании, человеческих отноше
ниях, конкурентоспособности и прибыльности.
Вовлечение работников в дела и планы компании становится
нашим образом жизни. Мы – одна команда. Мы должны отно
ситься друг к другу с доверием и уважением.
Честность не терпит компромисса. Поведение нашей компа
нии во всем мире должно быть социально ответственным и
69
пользоваться уважением за честность и позитивный вклад в
решение проблем общества.
В настоящее время практика обнародования своей миссии
стала нормой для большинства компаний, которые соревнуют
ся между собой за право выглядеть в глазах широкой обще
ственности наилучшим образом.
Современные методы управления компанией предполагают
решение производственных задач через решение социальных
вопросов. Отношения между руководством и персоналом при
нимают все более партнерский и социально ответственный ха
рактер. Большое внимание уделяется поведению высшего звена
управления, которое оказывает сильнейшее влияние на форми
рование культуры организации. Через то, что говорят, а глав
ное, как ведут себя старшие администраторы, формируются
нормы поведения, которые распространяются сверху вниз по
всей компании со всеми вытекающими из этого практическими
последствиями. Приведем впечатляющий эпизод из практики
известного американского менеджера Ли Якокки.
Ли Якокка возглавил корпорацию «Крайслер» буквально
накануне ее банкротства. Собственно, он и был приглашен, что
бы спасти положение. Необходимы были какието срочные нео
рдинарные меры. «Я начал, – пишет он, – с сокращения своего
собственного жалованья до символического одного доллара в
год. Смысл руководства заключается в том, чтобы показывать
пример. Когда вы попадаете в положение руководителя, люди
следят за каждым вашим шагом. Я не имею в виду вторжение в
вашу интимную, сугубо личную жизнь, хотя иногда и это слу
чается. Но когда лидер говорит, люди его слушают. А когда
лидер действует, люди внимательно наблюдают за его действи
ями. Поэтому ему приходится осторожно выбирать каждое свое
слово и каждый свой практический шаг.
Я принял решение о сокращении своего жалованья до одного
доллара в год вовсе не для того, чтобы изобразить себя велико
мучеником. Я сделал это потому, что мне следовало: разделить
судьбу всех работающих в компании».
Как и следовало ожидать, отказ от зарплаты произвел боль
шое положительное впечатление на всех работников компании.
Руководитель дал всем понять не на словах, а на деле, что ком
пания способна выжить лишь в том случае, если каждый пой
дет на какието личные ограничения. «Я обнаружил, – пишет
далее Ли Якокка, – что люди готовы пойти на большие жертвы,
70
если все остальные разделяют их судьбу. Когда жестокие испы
тания ложатся в равной мере на всех, можно горы свернуть. Но
как только выясняется, что коекто увиливает или не тянет
свою часть ноши, все идет прахом.
Я называю это равенством жертв. Когда я начал приносить
свою жертву, то увидел, что другие делают все, что необходи
мо. И только поэтому корпорация “Крайслер” выбралась из
трясины”.
В условиях цивилизованного предпринимательства полити
ка равенства жертв не является редкостью. Она широко распро
странена в японских корпорациях. Когда компания находится
в затруднительном финансовом положении, высшее звено руко
водства первым идет на снижение своей заработной платы, по
давая тем самым пример всем остальным работникам. И наобо
рот, в случае успешной работы компании происходит «компен
сация жертв» персонала, начиная с нижнего звена. Тем самым
людям дают понять, что компания является организацией, в
которой все ее члены в одинаковой мере разделяют как успех,
так и неудачи.
Экономика современного постиндустриального общества
требует хорошо образованного работника, ориентированного
на пожизненное обучение. Это область, где решение экономи
ческих задач совпадает с потребностями социального разви
тия. Поэтому дорогостоящие образовательные и обучающие
программы в большинстве высокоразвитых в технологичес
ком отношении стран играют большую роль в социализации
персонала. <...>
По нашему мнению, главным признаком социально ориенти
рованной экономики является формирование так называемого
среднего класса как арифметического большинства населения.
К нему относятся врачи, юристы, государственные служащие,
научные работники, учителя, квалифицированные рабочие,
мелкие предприниматели, фермеры, пенсионеры – то есть ос
новная масса среднеобеспеченного населения, являющегося глав
ным потребителем, наиболее массовым собственником и инвес
тором.
Причем средний класс – не среднестатистическая величи
на, как это нередко считают, а социальноэкономическое
понятие, выражающее социально достаточный уровень бла
госостояния семьи. В основе отнесения семей к среднему классу
лежит так называемый потребительский бюджет умеренного
71
комфорта. При характеристике благосостояния этого класса
берется в расчет не только уровень доходов, но и обеспечива
емый ими определенный материальный достаток: собствен
ный благоустроенный дом или просторная квартира, автомо
биль (часто не один) с гаражом, ежегодный престижный от
дых (как правило, путешествие), семейный врач, стоящее
немалых денег обучение детей в университете, приличный
счет в банке и т. п.
По данным американских специалистов, в США к среднему
классу относится около 52% населения, к высшему классу –
более 17%. В совокупности доля населения высокой и средней
обеспеченности составляет 69%. Если бы капитализм продол
жал оставаться хищническим, то такие успехи в социальном
развитии были бы невозможны.
В 1991 г. в США была опубликована книга Питера Костен
баума «Лидерство: скрытая от других сторона величия». Ав
тор много лет работал консультантом по воспитанию руково
дящих кадров в компаниях «Форд», «ХьюлеттПаккард»,
«ИБМ». Разрабатывая нравственный контекст хозяйственно
го руководства, он выдвигает на обсуждение вопрос об учреж
дении Нобелевской премии в области предпринимательства.
По его мнению, премию следует присуждать тем коммерчес
ким организациям, которые на практике доказали, что их
экономическая эффективность является прямым результатом
социально ответственного поведения. Присуждение премии
должно показать, что именно социальная ответственность
наполняет предпринимательство смыслом, что именно соци
ально ответственное поведение открывает дорогу к прибыли.
Не вдаваясь в дискуссию на эту тему, отметим настойчивое
стремление специалистов внести в область социальной ответ
ственности предпринимательства элемент соревнования компа
ний. Для оценки деловой репутации американских компаний
влиятельный в деловых кругах журнал «Форчун» с 1983 г. и по
сей день проводит опросы экспертов. В качестве экспертов ре
дакция журнала привлекает свыше 10 тыс. ведущих предпри
нимателей, менеджеров, квалифицированных специалистов. Им
предлагается оценить по 10балльной шкале крупнейшие ком
пании США, вошедшие в ежегодно публикуемые журналом
«Форчун» списки 500 крупнейших промышленных корпора
ций и 500 крупнейших корпораций, функционирующих в сфе
ре услуг.
72
Деловая репутация компаний оценивается по восьми крите
риям:
– качество управления;
– качество производимых товаров и услуг;
– финансовое состояние;
– эффективность использования активов компании;
– умение привлекать талантливых людей, способствовать их
развитию;
– привлекательность для инвесторов как объекта долгосроч
ных капиталовложений;
– способность к инновациям;
– социальная и экологическая ответственность.
Результаты оценки затем предаются широкой гласности, и
это формирует общественную репутацию компаний, которые
ею очень дорожат. Ведь прибыль в цивилизованной рыночной
экономике – это награда общества за достойное служение его
интересам.
²
²
²
²
Темы для эссе
За все в ответе государство.
Социальная политика корпорации.
На чьем балансе малоимущие?
Кто поможет бюджетным организациям?
Г. Форд
Крупное предприятие и сила денег
Печатается по: Форд Г. Сегодня
и завтра. М., 1992.
<...> В течение целых столетий, с замечательной обдуманно
стью, несколько наследственных групп финансистов распоря
жалось значительной частью мирового запаса золота, – не всем
им, конечно, а той его частью, которая была необходима для
господства над промышленностью. Это имело место, в особенно
сти, в Европе, где финансисты могли диктовать и мир и войну.
Сила финансистов заключается не в золоте, ибо само по себе
золото не имеет никакой силы; влияние финансистов зависит
от того, что они властвуют над человеческими представления
ми о золоте. Опасность состоит не в том, что золото порабощает
людей, а в том, что людей порабощает определенная идея о
73
золоте. Власть денег действительно существует – не власть над
человечеством посредством денег, а власть над деньгами, при
надлежащая группе биржевых дельцов. Некогда это действи
тельно обозначало власть над человечеством посредством денег.
Но в настоящее время, по мере роста промышленности, деньги
постепенно отступают на задний план и занимают подобающее
им значение винтиков в колесе, а не самого колеса.
Это не значит, что деньги и прибыли не нужны в предприя
тии. Предприятие должно вестись с прибылью, в противном
случае оно погибнет.
Мотив только лишь прибыли, хотя и считается прочным и
практическим, на самом деле вовсе не практичен, ибо, как мы уже
говорили, целью его является повышение цен для потребителя и
уменьшение заработной платы. Вследствие этого, он постоянно
суживает рынок сбыта и в конце концов удушает сам себя. Этим и
объясняются многие трудности, испытываемые за границей.
Заграничная промышленность в значительной степени зави
сит от профессиональных финансистов, и люди, управляющие
ведением производства, имеют мало влияния на его ход. Никто
не стремится к тому, чтобы рабочий мог покупать производи
мые им вещи.
Такое положение вещей вовсе не является неизбежным. Наши
предприятия во всех почти частях света доказали, что в этом
нет необходимости. Я не сомневаюсь, что рабочие Фордовских
предприятий Соединенных Штатов владеют большим числом
автомобилей, чем то, каким владеет весь мир, кроме Америки.
Это обстоятельство не случайно, и оно объясняется отнюдь не
естественными богатствами Соединенных Штатов. Механичес
кую силу можно создать в изобилии почти повсюду: Великоб
ритания располагает массой угля и водяной силой, континен
тальные страны имеют уголь или водяную силу, или и то и
другое. Они располагали бы и обильным количеством сырья,
если бы были сломаны искусственные барьеры, воздвигнутые
финансистами. Но в настоящее время сырье далеко не является
таким важным фактором, каким оно было когдато. С каждым
днем мы научаемся тратить все меньше и меньше сырья, увели
чивая его прочность. Недалек тот день, когда сталь и железо
будут исчисляться не тоннами, а степенью своей прочности.
Это является одним из наиболее важных наших достижений;
кроме того, мы научаемся перерабатывать и снова пускать в ход
значительную часть сырья, уже сослужившего свою службу. <...>
74
Правильное ведение дел заключается в том, чтобы сообразо
ваться с благосостоянием тех и оказывать услуги тем, которые с
самого начала верили в мощь промышленности, то есть публи
ке. Если издержки производства можно уменьшить, то пусть
выгоды от этого перейдут к публике. Если повышаются прибы
ли, то пусть публика участвует в прибылях, платя за товары
более низкие цены. Если можно улучшить товар, то пусть он
будет улучшен, чего бы это ни стоило, потому что капитал пред
приятию доставила публика. Такова правильная деловая поли
тика: она в то же время наиболее выгодна, ибо лучшим компа
ньоном для предприятия является тот народ, который оно об
служивает. Содействие публики гораздо более надежно, более
продолжительно и более выгодно, чем помощь, получаемая от
богатого деньгами компаньона.
Наилучшим способом защиты народа от власти денег являет
ся промышленная система, покоящаяся на сильном и здоровом
основании благодаря тому, что она оказывает полезные услуги
обществу.
Организация промышленности, исходящая из принципа наи
лучшего обслуживания народа, не мешает извлечению выгод,
как это воображают некоторые. Применение к нашей экономи
ческой жизни правильных принципов не уменьшит, а увеличит
богатство. Мир в целом гораздо беднее, чем он должен был бы
быть, только потому, что он стремился лишь «получать» и не
понял практической важности закона обслуживания публики
и увеличения предприятия.
Строители всегда желают строить, булочники всегда желают
печь хлеб, предприниматели–производить, железные дороги–
перевозить людей и товары, рабочие–работать, купцы – прода
вать, домашние хозяйки – покупать. Почему же иногда все эти
операции как будто приостанавливаются? Только потому, что,
когда дела идут хорошо, некоторые люди говорят: «Наступило
время урвать побольше. Публика желает получить то, что мы
можем продать; воспользуемся моментом и взвинтим цены.
Потребители желают покупать и заплатят больше».
Такой образ действий столь же преступен, сколь преступно
извлечение выгод из войны. Но он порождается невежеством.
Некоторая часть промышленных предпринимателей так мало
понимает основные законы, управляющие человеческим благо
состоянием, что времена промышленного оживления кажутся
им наиболее удобным моментом для наживы. По их мнению, в
75
такие эпохи наивысшая деловая мудрость заключается в том,
чтобы наживаться, пока можно.
Темы для эссе
²
Как обернуть доходы потребителей в доходы предприни
мателя.
² «Делай деньги!».
² Бремя и радость денег.
² Чем больше отдаешь, тем больше имеешь.
Г. Форд
Справедливы ли прибыли?
Печатается по: Форд Г. Сегодня
и завтра. М., 1997.
За последний год Фордовские предприятия выплатили не
посредственно двести пятьдесят миллионов долларов заработ
ной платы. В связи с покупками, сделанными нашими завода
ми, было выплачено, вероятно, около пятисот миллионов дол
ларов заработной платы; склады и посредники уплатили зара
ботной платы около двухсот пятидесяти миллионов. Таким об
разом, за последний год компания истратила на заработную
плату около одного миллиарда долларов.
В течение около двадцати лет мы выработали миллион авто
мобилей, – миллионный автомобиль был произведен 10 декаб
ря 1915 года. К 28 мая 1921 года мы выработали пять милли
онов автомобилей, к четвертому июня 1924 года – десять мил
лионов автомобилей. С тех пор наша фирма производила в год
свыше двух миллионов автомобилей.
В 1922 году мы покупали втрое больше, чем производили
сами. В настоящее время мы покупаем только вдвое больше,
чем производим. Мы повысили минимальную заработную пла
ту от пяти до шести долларов в день. В то же время наши авто
мобили продаются на 40 % дешевле, чем в 1914 году, когда
средняя заработная плата на наших предприятиях составляла
2 доллара 40 центов в день. Автомобили непрерывно понижа
лись в цене, между тем как все прочие товары повышались.
Дорожный автомобиль, очень сложный механизм, построенный
с величайшей тщательностью и из лучшего материала, ныне
продается по цене двадцать центов за фунт, то есть фунт его
стоит меньше, чем фунт бифштекса.
76
Прибыли Фордовеких предприятий, за исключением срав
нительно ничтожных сумм, перешли обратно в капитал пред
приятия. Публика, покупая наши товары, в то же время созда
вала нашу промышленность. Публика поддерживала ее не пу
тем приобретения акций или облигаций, а путем покупки тех
товаров, которые мы производим и предлагаем на продажу. Мы
всегда продавали наши изделия по цене, более высокой, чем
издержки производства, хотя часто мы снижали цены до такой
степени, что прибыль почти исчезала, и нам приходилось изоб
ретать способы дальнейшего понижения издержек, дабы обес
печить себе прибыль.
Каждый год приносил прибыль. Почти вся сумма этой при
были ежегодно возвращалась обратно в предприятие, и давала
нам возможность еще более понизить издержки производства и
увеличить заработную плату. Эти добавочные суммы, вложен
ные в дело, не были истрачены на приобретение зданий, земли
и машин. Мы не считаем общественные деньги, возвращенные
предприятию, таким вложением капитала, которое должно
приносить проценты. Эти деньги – деньги публики, и потому
публика, доверяющая качеству нашего продукта и платящая
нам деньги, имеет право получить вознаграждение за свое дове
рие. Мы не имеем права требовать с публики проценты на ее
собственные деньги.
Но есть прибыли и прибыли. Прибыль может глупо фиксиро
ваться и столь же глупо тратиться. В таком случае источник
прибылей разрушается, и сами они исчезают. Предприятие,
получающее слишком большую прибыль, погибает почти так
же быстро, как и то, которое работает в убыток.
Как бы ни был полезен производимый товар, его производ
ство прекращается, если он производится и продается в убы
ток. Ни качество товаров, ни качество услуг не может попра
вить той экономической ошибки, которую совершают при про
даже в убыток. Прибыль – существенный элемент жизненности
предприятия. По мере того как растет предприятие, уменьша
ются издержки производства. Мастерская, работающая мало,
обходится дороже, чем мастерская, работающая много. Обязан
ность каждого промышленного администратора заключается в
том, чтобы делать товары доступными и дешевыми для покупа
теля и таким образом расширять продукцию. Усиление нацио
нального спроса должно сопровождаться понижением цен соот
ветственно понижению издержек. Держать цены на высоком
77
уровне – это значит облагать народ более высоким налогом, чем
какой бы могло назначить любое правительство. При хорошем
ведении дела дивиденды уплачиваются в форме высокой зара
ботной платы, низких цен и расширения производства; только
очень плохой предприниматель воспользуется оживлением на
ционального спроса как удобным случаем для того, чтобы нало
жить более тяжелое бремя на дух предприимчивости.
Это положение должно было бы быть самоочевидным. Тот, кто
быстро обогащается, не может остаться богатым; начать дело только
для того, чтобы обогатиться, – это значит зря тратить силы. Прав
да, в Америке существует такой тип предприятий, единственной
целью которого является личное обогащение того или другого че
ловека. Но предприятие, существующее ради обогащения одного
человека или одной семьи и теряющее всякий смысл, когда эта
цель достигнута, покоится на зыбком основании. Жадность обыч
но настолько ухудшает качество товара и услуг и назначает на
столько произвольные цены, что дело замирает задолго до того,
как оно успело создать состояние предпринимателю.
Некоторые промышленные организации должны получать при
были для того, чтобы удовлетворить требования людей, вложив
ших в дело свой капитал, но не принимающих участия в его веде
нии. Такие люди – присвоители дивидендов, не связанные с де
лом. Суммы, переходящие к ним, не укрепляют предприятие, а
наоборот, отрываются от него и в результате только увеличивают
количество бездельников. Конечно, многие виды безделья вполне
законны. В Америке миллионы детей посещают школу; их досуг и
воспитание возможны только благодаря тому, что за них работа
ют взрослые мужчины. Тоже можно сказать и относительно пре
старелых и больных. Но немало и такой праздности, которая ни
чем не оправдывается и догорая, оплачивается работающими людь
ми. Предприятие должно платить каждому связанному с ним че
ловеку и за все то, что оно употребляет; оно должно оплачивать
административные таланты, производительную способность, под
собный труд; но оно должно платить также и публике, которая
его поддерживает. Предприятие, не доставляющее прибылей по
купателю товаров равно как и продавцу товаров, не есть хорошее
предприятие. Если от покупки товара покупатель не получил боль
ше выгод, чем от сохранения своих денег в собственном кармане,
то это значит, что дело поставлено неправильно. В результате сдел
ки и покупатель и продавец должны обогатиться, в противном
случае равновесие нарушается. Если таких нарушений нако
78
пится слишком много, вся мировая экономика опрокинется.
Нам нужно еще научиться той истине, что всякая сделка, не
приносящая выгоды обеим сторонам, является по своей приро
де антисоциальной. <...>
Темы для эссе
²
Богатство равно талант плюс справедливость.
² Что делать с прибылью?
²
Интересы предприятия и интересы публики – что пред
почесть?
²
Жадность растет соответственно росту богатства (Ювенал).
Д. Паккард
Ответственность перед обществом
Печатается по: Паккард Д.
Завоевание пространства. СПб., 1997.
Я очень хорошо помню 1930е годы депрессии в Пуэбло, штат
Колорадо. Хотя никто из наших соседей особенно богатым не
был, рядом жили семьи, не имевшие буквально никакого дохо
да. Те, кому посчастливилось иметь средства для содержания
собственных семей, охотно и добровольно делились с неимущи
ми пищей, одеждой и кровом. Это личное наблюдение оставило
у меня непреходящее убеждение важности проявления заботы
и участия к людям.
В число целевых установок «ХьюлеттПаккард» мы с Бил
лом Хьюлеттом сознательно ввели ответственность компании
за выступление в роли доброго корпоративного гражданина.
Ответственность перед обществом, в котором компания рабо
тает, сейчас осознается повсеместно и принята на вооружение
всем американским бизнесом. Но так было не всегда. Я помню
одну конференцию, в которой принимал участие в конце 1940
х годов, где были люди из множества отраслей промышленнос
ти и организаций. Мы начали разговор о том, несет ли бизнес
ответственность, помимо предоставления некоторой доли при
были своим акционерам. Я выразил точку зрения нашей компа
нии о необходимости ответственности перед наемными работ
никами, покупателями, поставщиками, а в конечном итоге и
ответственности за благополучие общества в широком смысле
слова. Я был удивлен и огорчен тем, что большинство присут
79
ствовавших со мной не согласилось. Они видели свою ответ
ственность лишь в создании прибыли держателям акций.
Оглядываясь назад, я понимаю, что удивляться было нечему.
В первое десятилетие двадцатого столетия прибыль была един
ственной целью бизнесмена. Труд считался товаром, который
можно продавать и покупать на рынке.
Сегодня «ХьюлеттПаккард» работает в отличающихся друг
от друга сообществах во многих частях мира. Говоря с нашими
людьми, мы не устаем подчеркивать, что существование компа
нии в этих сообществах должно способствовать их расцвету.
Это означает восприимчивость к нуждам и интересам общества;
это означает использование наивысших этических стандартов
во всех наших взаимоотношениях как с отдельными личностя
ми, так и с группами граждан; это означает повышенную требо
вательность к защите окружающей среды и строительству на
столько привлекательных с архитектурной точки зрения заво
дов и конторских зданий, чтобы данное общество могло ими
гордиться; это означает необходимость вкладывать талант, энер
гию, время и наши финансы в общественные программы. <...>
²
²
²
²
Темы для эссе
Чем больше ответственности, тем меньше дела.
В рыночной экономике – каждый за себя.
Все на благо общественности!
Лицо корпорации – лицо общества – лицо страны.
Д. А. Александров
Системная благотворительность: инвестиции в человека
Печатается по: TopManager. 2001.
№ 5 (10).
Опыт американских филантропов показывает, что благотво
рительная деятельность требует приложения таких же менед
жерских и предпринимательских талантов, как и обретение
капитала, и подчиняется тем же общим социальноэкономичес
ким законам, что и всякая свободная предпринимательская
деятельность.
Основы. Благотворительность, в основе которой лежат круп
ные суммы и агентами которой выступают специально для это
го предназначенные учреждения – в дальнейшем в этой статье
80
она будет называться “большой”, или “системной” благотвори
тельностью, – в разных странах имеет свою историю и специ
фическую культуру, на появление которой влияет множество
факторов. Часто принято говорить о влиянии протестантизма
на культуру благотворительности и на филантропию в целом,
но этот фактор не является определяющим.
Америка, в которой особенно развита крупная системная
благотворительность, с организацией огромных фондов, специ
ально созданных для управления этими благотворительными
финансами, представляет собой своего рода исключение среди
других стран, преимущественно протестантских по своей куль
туре. Даже при беглом сравнении видно, что в Европе протес
тантские страны не развивают частную системную благотвори
тельность в таких масштабах, как США. Если религиозная эти
ка сказывается на общем отношении к проблемам милосердия и
благотворительности отдельных людей, не обладающих боль
шими средствами, но готовых отдать свои деньги с гуманными
целями, то на появлении системной благотворительности она
сказывается незначительно. В целом Европа отличается от США
не столько религиозной этикой, сколько другими исторически
ми традициями. В частности, семейные финансы там имеют
более долгую историю и укоренены в традициях. Как заметил
один из адвокатов, работающих одновременно в Америке и
Европе, европейские бизнесмены, в отличие от американских,
при планировании финансов думают на много поколений впе
ред. Тем самым, в Европе менее склонны отдавать все свои день
ги на благотворительные цели, чаще стараясь оставить, все деньги
в семье, даже при отсутствии прямых наследников. Важны здесь
и многие другие факторы, в частности, и скорость экономичес
кого развития. В США, опыту которых и посвящена но преиму
ществу эта статья, к концу XIX века аккумуляция капитала
происходила стремительно, чего не было в Европе. <...>
Есть и другие факторы, влияющие на традиции. Например,
если в Америке в конце XIX века баснословно богатые амери
канцы считали своим долгом основать новый университет на
пустом месте, который получал в конце концов имя своего осно
вателя (к примеру, Университет Дюка или Университет Ван
дербильта), то в Англии мы не увидим новых университетов,
основанных на частные деньги. Приглядевшись более внима
тельно к тому, как устроен знаменитый Кембриджский универ
ситет, мы увидим в нем колледжи, основанные в исторически
81
недавнее время на частные деньги и носящие имена своих бла
готворителей. Этот пример хорошо показывает, что в Европе
благотворителям часто кажется более престижным присоеди
ниться к какомулибо традиционно знаменитому учреждению,
чем создавать свое новое.
В этом смысле среди американских предпринимателей кон
ца XIX века царил дух американских пионеров, осваивавших
территории, основывавших города, открывавших новые про
странства, отнимавших их у индейцев и заселявших их белыми
поселенцами. Эти предприниматели, создававшие новые пред
приятия на пустом месте, также относились к созданию новых
университетов, музеев, библиотек и благотворительных фондов.
Этот дух индивидуального предпринимательства, заметно при
сутствующий в большой благотворительности, в наиболее яр
кой форме выражен в США, а не в других странах. Поэтому
имеет смысл обратиться к американской истории, чтобы уви
деть подробности того, как предпринимательский импульс ре
ализовывался в благотворительной деятельности.
Пионеры благотворительности. Наиболее знаменитыми бла
готворителями конца XIX – начала XX века в Америке – имена
их известны всем – были Эндрю Карнеги и Джон Рокфеллер.
Однако история большой благотворительности в то время не
ограничивается этими именами. С самого начала в США можно
выделить три стратегии большой благотворительности: накоп
ление ценностей с последующей их передачей в общественное
пользование, основание функциональных просветительных уч
реждений и основание благотворительных фондов.
Первая стратегия приводила к возникновению обществен
ных музеев и библиотек. Богатеи Америки собирали коллекции
картин или старинных книг и потом передавали их обществу
под управлением специальных попечителей. Наиболее яркий
пример такого рода – железнодорожный магнат Хантингтон,
который, можно сказать, построил всю Южную Калифорнию.
Он был баснословно богат и часть своей жизни посвятил собира
нию живописи и повсеместной скупке старинных книг, посколь
ку считал, что Америке не хватает английского культурного
наследия времен Шекспира и ранее. В результате сложилась
одна из лучших в мире и заведомо лучшая в Америке библиоте
ка старинных английских изданий. Библиотека эта вместе с
музеем находится в специально построенном здании в центре
огромной усадьбы около ЛосАнджелеса и доступна публике.
82
Вторая – основание университетов и публичных библиотек,
то есть просветительных учреждений, которые сразу находятся
в управлении людей, поставленных ими заведовать. Так по
явился на свет знаменитый Стенфордский университет, полное
название которого – Университет Лиланда Стенфордамладше
го. У строителя железных дорог в Северной Калифорнии Ли
ланда Стенфорда и его жены был единственный сын, трагичес
ки погибший в студенческом возрасте. Решив, что лучшее, что
они могут сделать в память сына, это основать хороший универ
ситет, чета Стенфордов отправилась на восточное побережье в
старинные классические университеты Америки, в частности в
Гарвард, чтобы посоветоваться, как можно это сделать. При
встрече с ректором Гарварда они спросили его: “Сколько необ
ходимо денег, для того чтобы построить университет размером
с Гарвардским, начинив его полностью аудиториями, оборудо
ванием и снабдив его преподавателями?” Несколько ошелом
ленный ректор после раздумья назвал огромную по тем време
нам сумму, и в комнате раздался возглас жены Стенфорда: “Мы
можем это сделать, Лиланд, мы это можем!” Так и случилось.
Недалеко от СанФранциско, в том районе, который теперь вок
руг Стенфорда стал знаменитой Кремниевой долиной – цент
ром информационнотехнологического развития, был построен
университет, ставший в конечном итоге одним из крупнейших
и самых знаменитых университетов Америки.
Параллельно со школами, колледжами, университетами,
библиотеками и музеями, основанными на частные деньги, ста
ли появляться специальные организации для управления день
гами в благотворительных целях. Механизм был тот же самый,
что и при основании музея, – создание “благотворительных
трастов”, в которых группа попечителей распоряжалась день
гами. Вначале обычно это были небольшие деньги и локальные
цели. Первый благотворительный фонд создал сразу после вой
ны Севера и Юга Джордж Пибоди, бизнесменянки, до этого
основавший ряд музеев. Его фонд был направлен на улучшение
образования на американском Юге. Историки считают, что
именно под влиянием примера Пибоди Джон Рокфеллер в 1902
году выделил специальные деньги для создания аналогичного
фонда. В этом направлении и стала развиваться системная бла
готворительность.
С самого начала большая благотворительность оказывается
полем, в котором возможна конкуренция предпринимателей.
83
Пусть их бизнесы охватывали разные сегменты рынка – они
конкурировали в пространстве предпринимательского прести
жа: кто круче – банкир Вандербильт или основатель нефтяной
компании Рокфеллер, кто из них всех наиболее выдающийся
предприниматель? Таким же полем конкуренции стала область
благотворительности. Конечно, между собой конкурировали и
основатели университетов – кто даст на университет больше,
чей университет будет лучше: Вандербильта, Дюка или Рокфел
лера? Тот же дух соревнования за успех перешел в сферу созда
ния фондов.
Вначале появились узконаправленные фонды: это и Рокфел
леровская санитарная комиссия, предназначенная для борьбы
с болезнями на американском Юге, и фонд Карнеги по улучше
нию преподавания. В итоге самим предпринимателям стало ясно,
что правильнее было бы создавать большие фонды с единым
менеджментом, нежели множить специализированные фонды.
Точно так же как логика бизнеса приводила их к созданию
крупных холдингов или трастов, так и здесь, в области благо
творительности, они стали создавать крупные корпорации с
диверсифицированными интересами. Недаром главный фонд
Карнеги, основанный в 1911 году, назывался “Корпорация Кар
неги в НьюЙорке”.
Одним из интереснейших фондов того времени, который сле
довало бы исторически поместить впереди “Корпорации Карне
ги”, был фонд Рассела Сейджа, основанный вдовой крупного
американского финансиста, Оливией Сейдж. Жена презирала
своего мужа, который был, возможно, не очень чистоплотным
бизнесменом, семейная жизнь их была тяжелой, а когда в 1907
году Оливия унаследовала все деньги мужа, она, решив никогда
ими не пользоваться, создала специальный фонд для помощи
бедным. Он был сочетанием формы бизнесорганизации с дея
тельностью социальной направленности. Развитие фондов шло
в атмосфере конкуренции между их основателями, вышедшими
на новый рынок – рынок благотворительности, где возврат
инвестиций происходил в символической форме престижа. Кар
неги и Рокфеллер, несомненно, соревновались в том, чьи деньги
будут более успешно потрачены.
Филантропия и общество. Одной из основных идей Эндрю
Карнеги было создание нового научного учреждения, которое
он был готов передать в ведение государству. Беда была в
том, что выделяемые для этого финансы оказались в бондах
84
свежеиспеченного монополиста – Американского стального
треста (US Steel Trust). В ситуации, когда политики Амери
ки боролись с засильем монополий в жизни страны, прави
тельство понимало, что будет очень трудно принять дар Кар
неги так, чтобы это не было символическим одобрением но
вой монополии. Чтобы не обидеть Карнеги и принять пра
вильное решение, его пригласили на завтрак с президентом в
Белом доме, после которого было решено, что Институт Кар
неги станет исключительно частным и правительство к нему
не будет иметь никакого отношения.
Это было действительно важное историческое событие – пре
цедент, образец, по которому далее строится традиция. Прими
правительство этот дар Карнеги, возможно, последующие фи
лантропы были бы более склонны создавать учреждения совме
стного управления, выделяя лишь средства и предоставляя воз
можность федеральному правительству на их деньги строить
национальное достояние под федеральным управлением. В тот
момент история пошла другим путем, и соответственно, такой
традиции не сложилось.
Надо сказать, что подобно тому, как общество и политики
того времени критиковали самих американских магнатов, они
критиковали и их фонды. Первая волна критики была попули
стской и вся состояла в том, что фонды – это просто вложение
нечестно нажитых денег, которые теперь обеспокоенные совес
тью магнаты возвращают в общество, но при этом возвращают
их таким образом, что разрушают саму американскую демокра
тию. Ведь вместо того чтобы отдать их народу, они создают
новые корпорации, которые будут управлять этими деньгами!
Сенатор Уолш, возглавлявший одно время комиссию сената
США по промышленным отношениям, все время твердил, что
филантропические организации являются манипуляторами об
щественного порядка, что они – лишь маска, за которой скры
ваются промышленные интересы магнатов. Возглавляемая им
комиссия вызывала на ковер и Рокфеллера, и Карнеги, и быв
шего сенатора Гуггенхайма, основавшего свой фонд, пытаясь
как бы остановить процесс развития системной благотворитель
ности. По словам Уолша, благотворительные тресты представ
ляли угрозу обществу, позволяя благодаря огромным деньгам
влиять на общественное мнение и общественные представления
совершенно неправомочно, вне демократических институтов
Америки.
85
Благотворительность как приложение предпринимательс
кого таланта. Отчасти сенатор был прав – фонды оказывали
большое влияние на общество и были выразителями интересов
их основателей. Но как показывает история, это лишь пошло на
пользу США и другим странам, в которых действовали амери
канские фонды. Именно инициатива фондов и выделенные ими
деньги обеспечили огромные санитарные изменения в Америке
и других странах: улучшение здоровья населения на юге США,
борьба с малярией, брюшным тифом и желтой лихорадкой –
заслуги фондов Рокфеллера.
Другой важный аспект деятельности фондов был в том,
что они не просто облегчали жизнь городской бедноты или
разрешали городские проблемы путем вложения денег в улуч
шение жизни – они развили исследования, которые вскрыли
множество проблем в городской жизни. Современные формы
общественного опроса и социологических исследований, как
мы их знаем, были созданы благодаря поддержке американ
ских фондов.
Фонды, особенно корпорация Карнеги, также сыграли ог
ромную роль в поддержке мирного процесса после Первой ми
ровой войны и создании послевоенного мирового порядка, ко
торый вырабатывался медленно и с трудом. Хотя национальные
правительства готовы были участвовать в этих процессах, как
со всякими правительствами и бюрократическими организаци
ями, достигнуть общих решений по финансированию тех или
иных инициатив было очень трудно. Фонды сыграли здесь ог
ромную роль, подставляя плечо новым инициативам или созда
вая их сами. Фонды стали мощной стратегией организации
благотворительности еще и потому, что позволяли своим осно
вателям если и не всегда прямо управлять их деятельностью,
то, по крайней мере, направлять ее в ту или иную сторону. С
музеями и университетами это было невозможно, и потому фон
ды оказались более привлекательны для крупных промышлен
ников и финансистов.
Собиратель живописи при жизни может наслаждаться са
мим процессом коллекционирования и красотой своего собра
ния – это служит своего рода отдыхом от того бизнеса, которым
он занимался ранее, как это было с Хантингтоном. Создатель
университета сразу отдает его в распоряжение профессоров и
совета попечителей, который будет избирать ректора. И даже
если основатель будет председателем совета попечителей, его
86
или ее возможность руководить университетом очень ограниче
на. Так, вдова Стенфорда прожила долгую жизнь и всячески
пыталась руководить “своим” университетом, но ей это не уда
валось, кроме редких случаев. Например, однажды она доби
лась увольнения профессора, упорно высказывавшего публично
политические взгляды, которые были ей неприятны. Это спро
воцировало общенациональный скандал с протестами против
насилия капиталистов над свободой образования. То, что имен
но этот скандал был столь знаменит, показывает, что во всех
остальных случаях в частных университетах их основатели или
их потомки никогда не вмешивались в жизнь университета до
такой степени. В результате для таких благотворителей саморе
ализация в области бизнеса находилась в одной части их жиз
ни, а благотворительность, связанная с передачей нажитого
богатства обществу, – в другой.
Не то было с фондами, и в этом отношении Рокфеллер и
Карнеги задали тон и стиль управления. В частности, Карнеги
был председателем “Корпорации Карнеги” со времени основа
ния до дня своей смерти. И именно в области того, на какие
международные проекты давать деньги, Карнеги принимал ре
шения сам, конечно, вместе с советниками, которые у него ра
ботали. Рокфеллерстарший сам не всегда глубоко вникал в де
ятельность своих фондов, но тем не менее некоторое время пред
седателем совета фонда был его сын Джон Рокфеллермладший.
По крайней мере, именно предприниматели следили за тем, кто
будет главным менеджером фонда, тщательно подбирая управ
ленцев и советников, так же как они делали это в своих про
мышленнофинансовых корпорациях. <...>
Первый фонд в России. Российские предприниматели были
известны своими благотворительными традициями, но в боль
шинстве случаев это были деньги, вкладываемые ими непосред
ственно в какиелибо благотворительные организации или ху
дожественные мероприятия. Это были театры, приюты, боль
ницы или, наконец, учебные заведения. На деньги московского
золотопромышленника А. Л. Шанявского был основан в Моск
ве народный университет его имени, а на деньги, собранные от
частных жертвователей В. М. Бехтеревым в Петербурге, был
создан Психоневрологический институт, фактически ставший
еще одним университетом в городе. Однако интересен другой
пример. В России в самом начале века параллельно с деятельно
стью Карнеги и Рокфеллера в Америке был создан благотвори
87
тельный фонд, поощрявший развитие науки и техники. По
инициативе московского купца и предпринимателя Христофо
ра Семеновича Леденцова для управления его завещанным ка
питалом – 2 миллиона рублей, что было огромной суммой в
1907 году, – было создано специальное Общество содействия
успехам практических наук и практических применений име
ни Леденцова. Члены общества выбирали совет, который на
значал экспертные комиссии, распределявшие деньги, получа
емые обществом по процентам с капитала: 90 % доходов от
капитала шли по уставу на цели общества и 10 % – на органи
зационные расходы общества. Леденцов сам обратился с такой
идеей к московским ученым первый раз в 1903 году, и до его
смерти в 1907 году они вместе успели разработать концепцию
такого общества. В 1911 году в нем было 8 экспертных комис
сий, которые раздавали деньги на различные исследования.
Множество крупных русских ученых, в том числе и Иван Пет
рович Павлов, получали деньги на исследования.
Таким образом, в России есть своя традиция работы фондов.
Интересно, что это общество работало точно также, как позднее
работали американские фонды: в общество подавались заявки,
которые рассматривались экспертными комиссиями, выбира
лись достойные заявки на утверждение, передавались совету
общества, и тот подписывал выдачу грантов.
Гуггенхайм и Макартур: вера в возможности человека. Эпоха
Карнеги и Рокфеллера заложила основы системы благотвори
тельных фондов, и система эта просуществовала в том виде, как
описано выше, почти до наших дней. За это время возникло
множество американских фондов, в том числе и такие знамени
тые, как фонд Гуггенхайма и фонд Макартуров, известные в
России, – фонд Гуггенхайма сейчас работает с Эрмитажем, а
фонд Макартуров имеет московский офис. Оба эти фонда инте
ресны как примеры того, почему богатые люди дают деньги на
системную благотворительность и как поразному они направ
ляют деятельность этих фондов при жизни и потом и после
своей смерти.
В основе учреждения фонда Гуггенхайма лежала та же глубо
ко личная мотивация, как и в случае со Стенфордским универ
ситетом, – у сенатора Саймона Гуггенхайма умер сын, только
что окончивший школу, и семья, разбитая горем, решила уве
ковечить память сына, в честь которого и был назван фонд,
основанный в 1925 году. Важно при этом то, что у Гуггенхайма
88
отца были совершенно специфические идеи по поводу того, на
что должны идти деньги. Гугтенхайм хотел, чтобы деньги его
фонда служили развитию и распространению знания, понима
нию окружающего мира и пониманию красоты – формулиров
ку “appreciation of beauty” можно понять и как “признатель
ность за красоту” искусства и окружающего мира, ту красоту,
которой не успел насладиться его сын. По мнению сенатора,
этим целям в наибольшей степени соответствовала поддержка
ученых и художников, которые могли бы, благодаря своему
творческому потенциалу, каждый сам по себе, самостоятельно
развивать то или иное направление науки или искусства.
Здесь налицо, с одной стороны, идея поддержки культуры в
целом, особенно художественной культуры, а с другой стороны
– уверенность в том, что такая художественная культура созда
ется отдельными людьми, в которых силен интеллектуальный
и творческий дух, а не учреждениями, в которых эти люди
могут работать или выставляться. Именно поэтому среди дея
тельности фонда Гуггенхайма важнейшее место занимают сти
пендии для профессионалов во всех областях – от физики до
живописи.
Если внимательнее взглянуть на фонд Гуггенхайма, то ста
нет понятно, что движет этой организацией. Даже если его
менеджеры не говорят об этом прямо, они все равно так расска
зывают о своей работе, что слушатель понимает – они заняты
своего рода инвестиционным бизнесом. По сути, фонд занима
ется инвестициями в культурную сферу таким образом, чтобы
успехи тех людей, которые получили стипендии, возвращали
фонду эти вложения – конечно, не деньгами, а славой, репута
цией и общим ощущением, что деньги потрачены не зря. Ме
неджеры фонда всегда переживают, тем ли ученым и художни
кам дали они деньги, и каждого успешного стипендиата, кото
рый прославился после того, как получил стипендию Гугген
хайма, они записывают на свой счет.
Джон Дональд Макартур, основавший свой фонд, имел несколь
ко иное представление о благотворительности, и фонд Джона Д. и
Кэтрин Т. Макартур соответственно получил другое направление.
Джон Макартур сделал состояние в области страхового и девело
перского бизнесов. Его деятельность в области бизнеса началась
всерьез в 1928 году, когда ему было 30 лет, и на скопленные день
ги он купил небольшую страховую компанию. К моменту смерти
в 1978 году он был одним из трех самых богатых людей Америки
89
того времени. В разное время он был собственником 12 страховых
компании. В 63 года он обратился к торговле недвижимостью и
городскому развитию девелопменту – во Флориде, владел множе
ством строительных компаний, торговых центров и самыми раз
нообразными бизнесами из разных областей: отелям и, телевизи
онными станциями, банками.
Кэтрин Макартур сама была замечательным менеджером и
участвовала во всей предпринимательской деятельности как
главный финансист. С самого начала их совместной жизни она
занималась бухгалтерией, в то время как Джон управлял разви
тием бизнеса. Именно ей принадлежали многие разработки в
управлении финансами страховых компаний мужа. Когда в 1978
году Джон скончался и возник фонд Макартуров, она стала
одним из членов совета директоров.
Джон Макартур никак не предписывал задачи основанному
им фонду. Напротив, ему не нравились попытки бизнесменов
диктовать благотворительным фондам то, чем они должны за
ниматься. Когда фонд возник в 1978 году, совет директоров
сформулировал направления деятельности, постаравшись опре
делить те проблемные области, в которых сфокусированная
программа грантов – иными словами, прицельные инвестиции
– могла бы принести заметную пользу. С того момента совет
директоров и менеджеры фонда все время стараются развивать
новые программы и искать новые области приложения усилий,
где фонд мог бы внести изменения в жизнь людей. В настоящее
время фонд Макартуров – один из 10 крупнейших фондов Аме
рики с активами в $4 млрд. Он распределяет гранты не менее
чем на $ 150 млн ежегодно. Две крупнейшие программы, по
которым осуществляется распределение средств – это програм
ма «Глобальная безопасность и устойчивое развитие», которую
мы знаем в России: решение проблем безопасности, охраны
природы, национальных меньшинств и т. п.; и программа «Раз
витие человека и сообществ» (Human and Community
Development): борьба с неравенством за счет расширения воз
можностей людей участвовать в экономической жизни, укреп
ление местных сообществ и их ресурсов, забота о детях и воз
можностях их развития. Это инвестиции в человека – в воз
можности людей самим бороться с трудностями и несправедли
востями жизни.
Фонд Гуггенхайма и фонд Макартуров дает примеры разных
стратегий их основателей. Одни организаторы большого бизне
90
са стремятся к тому, чтобы фонды реализовывали их собствен
ные идеи, в том числе после их смерти, руками экспертов и
менеджеров. Другие доверяют все дело с самого начала менед
жерам и экспертам, специализирующимся на работе в большой
благотворительности. <...>
HiTechблаготворители. Новое поколение американских
филантроповмультимиллионеров, предпринимателей, вырос
ших на высокотехнологическом бизнесе, так называемых хай
текблаготворителей, вывело системную благотворительность на
новый этап развития.
Особенность этого поколения с его особыми стратегиями состо
ит в том, что они сделали деньги в достаточно молодом возрасте в
очень короткие сроки. Кремниевая долина в Калифорнии и при
город Сиэтла Редмонд, где находится компания Microsoft, запол
нены миллионерами, которыми еще нет сорока. Многие из них
уходят из той сферы деятельности, в которой они сделали свои
миллионы, решив, что сделали все, что могли в этой области, и
теперь должны найти себя в другой. Известен случай, когда про
граммист, ставший миллионером в фирме Microsoft, бросил про
граммирование и поступил в медицинскую школу, сказав, что
решил все программистские задачи, которые хотел. Он заработал
деньги, которых ему хватает для жизни, и теперь он хочет найти
какуюто новую область, в которой будет полезен людям, где смо
жет самореализоваться другим путем.
Так или иначе, молодые бизнесмены, сколотив огромный
капитал на взрыве высокотехнологичного бизнеса, существу
ют в культуре системной благотворительности, в которой все
крупные предприниматели создавали фонды для того, чтобы
управлять своими деньгами в благотворительных целях. И,
естественно, молодые благотворители в бизнесе hitech – не
исключение. Они также дают огромные деньги разным благо
творительным организациям, в том числе и тем, которые они
учреждают сами. Важное отличие от ситуации предыдущих
десятилетий, поразившее Америку, в том, что эти люди с
большими деньгами молоды и энергичны. Они пришли в бла
готворительность не на закате лет, когда их основным делом
было бы создание благотворительных стратегий и организа
ций, которые после их смерти выполняли бы поставленные
задачи. Эти люди сами готовы управлять своей благотвори
тельностью. В известном смысле мы возвращаемся на этом
этапе к эпохе великих филантропов Рокфеллера и Карнеги,
91
когда последний сам управлял своей благотворительной кор
порацией.
Надо сказать, что эта эпоха новых больших денег в благотво
рительности также характеризуется новым острым соревнова
нием между филантропами в области того, кто из них создаст
наиболее успешные программы. В этом смысле очень характер
ны отношения Тэда Тернера и Билла Гейтса. Когда Тернер при
нял решение о выплате части американского долга ООН, он
прямо говорил журналистам о том, что на новых богатых людях
Америки лежит ответственность за решение множества между
народных и американских проблем, которые они могли бы ре
шить своими деньгами. Американские журналисты восприня
ли это замечание однозначно – Тернер, не называя имен, ука
зывает на новых молодых hitechпредпринимателей, в первую
очередь на Билла Гейтса.
Билл Гейтс, конечно, ответил на этот вызов, брошенный ему
не только Тернером, но и журналистским сообществом, которое
охотно подхватило эту идею. Он не просто стал давать деньги
на благотворительность, но создал свой собственный огромный
фонд. Он носит название “Фонд Билла и Мелинды Гейтс” и
является крупнейшим фондом в мире, распределяющим гиган
тские суммы. Естественным образом основные стратегические
решения этого фонда принимаются в узком кругу людей, кото
рые управляют фондом. В этот круг входит сам Билл Гейтс, его
жена Мелинда, и два сопрезидента фонда: отец Гейтса – Билл
Гейтсстарший, и Пэтти Стоунсайфер, бывшая коллега Гейтса
по Microsoft.
Пэтти Стоунсайфер работала в Microsoft с 1988 но 1997
год, а в возрасте сорока лет и будучи мультимиллионером
ушла с поста старшего вицепрезидента компании, чтобы за
ниматься чемто новым и проводить время со своими двумя
сыновьями. “Я оставила замечательную работу по одной при
чине – из нее ушла страсть. Мое эго и чувство возбуждения
были удовлетворены, но у меня уже больше не было страсти в
отношении тех проблем, с которыми я сталкивалась каждый
день. Я была как жонглер, управляя проектами, бюджетами
и людьми, и моя единственная задача была – не уронить
шары”, – говорила Пэтти, и ей можно верить. Как только
возникло новое дело, потребовавшее новой страсти, она вер
нулась в большой бизнес – бизнес благотворительности. Дру
жеские отношения с Гейтсом сохранились, и когда он решил
92
создать свой мегафонд, то обратился к ней, как, к классному
профессиональному менеджеру.
Фонд Гейтса – очень яркий пример, когда крупнейший пред
приниматель сохраняет за собой полную возможность опреде
лять все стратегии своего фонда. Но другие современные моло
дые доноры стремятся действовать таким же образом, и сейчас
мы входим в новую эпоху благотворительности, и мы даже еще
не знаем, чем она будет характеризоваться. Возможно, новые
фонды потеряют характер сугубо благотворительных организа
ций и станут похожи на бизнескорпорации, подобные тем, в
которых работают их основатели. Возможно, некоторые новые
филантропы, подобно Карнеги, оставят свой бизнес и обратятся
целиком к филантропической деятельности, применив в этой
сфере все те навыки и стратегии бизнеса, которые они реализо
вывали раньше, и это безусловно всколыхнет устоявшуюся сис
тему. О том, что будет, гадают современные исследователи, ко
торые проводят исследования, собирая информацию и проводя
интервью с новыми благотворителями. Ясно одно: вспышка
богатства на основе высоких технологий на много лет вперед
закладывает новые тенденции развития системной благотвори
тельности.
Российская благотворительность: зарубежные инвести
ции. Как уже говорилось, в благотворительности, так же как
в предпринимательстве, действуют простые законы: необхо
димо получить максимальную прибыль от вложенных денег.
Просто в благотворительности эта прибыль нематериальна и
не имеет никакого отношения к бизнесу благотворителя. Как
известно, наибольший возврат обеспечивают новые рынки,
чем отчасти объясняется высокое внимание благотворителей
к России.
Примером здесь может служить известный благотворитель
Джордж Сорос. Его благотворительность совершенно искрен
няя: он действительно хочет вложить часть своих денег в разви
тие науки, образования и культуры в Восточной Европе и в
бывших странах СССР просто для того, чтобы эти области чело
веческой жизни процветали в постсоветском пространстве. Воп
рос только в том, почему он выбирает эти страны для того,
чтобы с таким усердием и настойчивостью вкладывать деньги в
науку и культуру? К этому есть много причин. Сам Джордж
Сорос родом из Венгрии, и судьбы всего региона близки ему уже
по этой причине. И история большой благотворительности по
93
казывает, что такие личные и даже романтические причины
надо принимать всерьез и не искать попусту за ними надуман
ных тайных целей. Предприниматели и финансисты такого
масштаба часто сочетают жесткость и идеализм – эти обе сторо
ны помогают друг другу. Но помимо личных есть и очевидные
социальные причины. Одна из них состоит в том, что выделен
ные деньги на науку или образование в России возвращаются
сторицей – не деньгами, конечно, а научными достижениями,
успехами профессоров и студентов в образовании, наконец, доб
рым словом. Если в Америке, для того чтобы оставить заметный
след на поле благотворительности, нужны миллиарды, то в тех
странах, где благотворительность еще не развита, достичь тех
же или даже больших результатов можно меньшими деньгами,
появившись в этой области первым. Здесь также действует ме
ханизм, полностью аналогичный экономическому. В одних об
ластях мира, для того чтобы поддержать научное развитие или
образовательные учреждения, нужно вложить очень много де
нег, поскольку велика конкуренция и стоимость продукта, вклю
чающая зарплаты профессоров, ренты, технологическое обеспе
чение. В других областях работа профессоров стоит может быть,
и не так дорого, а образование очень ценится, однако же обра
зование это неразвито до такой степени, что вкладывать в него
можно до бесконечности, не видя ощутимых результатов. В этом
плане Россия является прекрасным местом до благотворитель
ности, где филантропы могут увидеть замечательные результа
ты всех болееменее разумные вложений, которые они делают.
Это один из факторов, которым Россия привлекательна для
международных благотворительных организаций. При этом
проблематика зарубежной благотворительности в России ана
логична проблематике привлечения инвестиций. С одной сто
роны, некоторые инвесторы или же благотворительные органи
зации не решаются войти в Россию и начать вкладывать в нее
деньги, поскольку не понимают правил игры и боятся перемен
тех правил, которые есть, а другие, напротив, стараются быть
первыми, и, несмотря на все возможны риски, стараются оста
вить свой след.
В данном случае это будет след людей, которые хотят создать
чтото новое или поддержать тех, кто создаст чтото новое на их
деньги, то, что, может, останется на века в области искусства,
науки или социальной жизни, и с благодарностью будет нести
на себе память и имя дарителей.
94
Российская благотворительность: внутренние инвестиции.
Если в США благотворительность стоит на пороге новой эпохи,
российская благотворительность находится еще в самом начале
своего развития. Россия находится там же, где была Америка в
эпоху, когда Карнеги и Рокфеллер еще не основали свои фонды.
Карнеги необычайно ревностно заботился о развитии школ и
библиотек, особенно в тех регионах, которые были интересны
ему в промышленном отношении, где он проводил железные
дороги и строил металлургические компании, добывал уголь.
Теми же чертами по преимуществу характеризуется благотво
рительность крупных корпораций в нашей стране. Нефтяные
магнаты заботятся о социальных условиях в самых разных от
ношениях в тех регионах, в развитии которых они заинтересо
ваны. Это естественный процесс как развития благотворитель
ности, так и развития бизнеса.
На этом фоне есть только начатки организованной благотво
рительности в виде корпоративных фондов. К примеру, фонд
имени Вернадского содержится на деньги Газпрома, однако это
не является значимой деятельностью в масштабах этой круп
нейшей газовой компании. Наиболее интересный пример в со
временной России – это, конечно, фонд Владимира Потанина.
Это первый в России классический фонд большой благотвори
тельности, который на наших глазах начинает свою работу,
вырабатывает свои собственные стратегии и практики и учится
технологиям филантропии: как организовывать конкурсы, как
создавать и осуществлять программы.
Понятно, что развитие благотворительности в России бу
дет тесно связано с новым частным богатством и будет иметь
выраженные индивидуальные черты. У нас много людей, пре
успевших в бизнесе и уже имеющих крупные состояния, и
многие из них очень молоды. Поэтому от них можно ожидать
– в том числе и при создании фондов – такого же отношения
к благотворительности, какое было у раннего Карнега или же
у современных американских благотворителей, получивших
деньги в области высоких технологий. Эти люди если и будут
создавать благотворительные фонды, то станут внимательно
следить за тем, как они управляются, а на стратегическом
уровне будут управлять ими сами. Это тоже будет естествен
ный этап развития, и его надо будет только приветствовать.
Надежды на развитие системной благотворительности в Рос
сии есть именно потому, что у нас немало людей, которые обла
95
дают крупными состояниями и являются сильными предпри
нимателями и талантливыми менеджерами. Крупная систем
ная благотворительность – это не дело коллективных образова
ний, таких как корпорации или общества. Большая благотво
рительность – дело отдельных больших людей, сделавших имя
и деньги в предпринимательстве.
Именно с этим принципом связано то, что система личных
фондов развита в Америке больше, чем в Европе. В Европе
часто капиталы более размыты в виде совместного владения
многими людьми относительно небольшими пакетами акций.
Решения же о передаче капиталов новому благотворительно
му фонду для вложения денег в науку, образование, медици
ну или искусство более склонны принять отдельные люди,
обладающие состояниями, нежели группы людей, каждый из
которых владеет частью этого состояния. Даже если группы
людей будут выдавать деньги на благотворительные цели, они
естественным образом – не потому, что эти люди хуже дру
гих, а потому, что такова динамика групповых решений –
будут отдавать деньги на более надежные, проверенные цели,
на гораздо менее рисковые стратегии. Только отдельные люди,
которые принимают решения за себя и свои собственные сред
ства, могут принимать свободные решения, открывающие
новые области деятельности.
В отношении современных миллионеров и миллиардеров из
области высокотехнологичного бизнеса исследователи употреб
ляют выражение “венчурный благотворитель”. Это выражение
верно и для Карнеги, и для Рокфеллера, и для молодых пред
принимателей Кремниевой долины в настоящее время. И мож
но надеяться на то, что в России с ее быстрой аккумуляцией
капитала в частных руках тоже появятся такие же венчурные
благотворители, которые откроют для себя и для общества в
целом новые области и направления благотворительной деятель
ности в сфере социальной помощи и политики, поддержки ву
зов, развития искусства, науки и медицины.
²
²
²
²
96
Темы для эссе
Америка – «законодатель моды» в бизнесе?!
Когда я буду состоятельным человеком, то ...
Во что стоит вкладывать деньги в России.
«Выгодна» ли благотворительность в России?
Дж. Карр
Этика принятия решений
Печатается по: Этика российского рынка.
Антология. М., 1992.
Контракты. В бизнесе участвуют отдельные люди и органи
зации, которые взаимодействуют друг с другом ради достиже
ния тех или иных общих целей и таким образом производят
готовые к продаже продукты или услуги. Сердцем каждой дело
вой сделки является контракт, иначе говоря, взаимообязываю
щее соглашение между производителем этих товаров или услуг
(продавцом) и тем, кто их приобретает (покупателем). В основе
любого контракта лежит предположение, что стороны, заклю
чившие контракт, в точности выполнят вытекающие из него
обязательства. Любые иные действия участников не только
привели бы к аннулированию контракта, но и породили бы
между ними взаимное недоверие.
Для сегодняшней крайне усложненной и высококонкурент
ной деловой среды характерно существование бесконечного
множества предпринимательских групп, заботящихся о своих
собственных интересах и отличающихся друг от друга своими
целями, способами действий и культурными особенностями. Но
все эти международные корпорации и группы объединяет спо
собность функционировать в рамках всемирного рынка на базе
сложнейшей системы взаимообязывающих соглашений. Такие
соглашения бывают двух видов: документированные и недоку
ментированные, причем из них только первые подлежат юри
дической защите.
Помимо юридической защиты, существует и иной, этичес
кий механизм охраны и соблюдения контрактов. Однако цели
и результаты обращения к закону или этике могут и не со
впасть друг с другом. Например, в Соединенных Штатах суще
ствует прекрасно разработанная система права, применение
которой подкреплено многими тысячами судебных решений.
Рассмотрим теперь гипотетический пример химической компа
нии, загрязняющей отходами производства близлежащее озе
ро, снабжающее окрестных жителей питьевой водой. Вместо
того, чтобы оплатить расходы по очистке озера, фирма предпо
читает потратить значительную сумму денег на судебный про
цесс, в результате которого она надеется избежать этих расхо
97
дов. Если суд решит дело в пользу компании, то с нее будет
снята всякая ответственность за загрязнение водоема. Будучи
юридически корректным, такое решение тем не менее было бы
этически порочным, поскольку единственным морально ответ
ственным образом действий фирмы было бы участие в очистке
озера.
Моральный закон поведения. В число этических мотивов,
побуждающих участников контракта выполнять вытекающие
из него обязательства, входят такие факторы, как нравствен
ный закон поведения, стремление не допустить ухудшения соб
ственной репутации и личная честность. Как отмечает философ
Артур Холмс, из того, что люди... живут в общем для всех них
мире, совместно действуют и имеют общие потребности, ... вы
текает исключительная важность нравственных ценностей как
разумных ориентиров благополучной жизни. Все мы хотели бы
жить в таком мире, обитатели которого действовали бы на базе
четко определенного набора этических принципов, включаю
щего такие ценности, как непричинение вреда себе подобным,
уважение чужих прав, правдивость, справедливость, законо
послушание, верность своим обещаниям и обязательствам. <...>
Доверие и понимание крайне важны во всем, что связано со
взаимными обязательствами. В Новом Завете Иисус рассказы
вает притчу о царе, одолжившем на основе соглашения деньги
своему слуге. Когда царь предложил слуге вернуть долг, тот
воззвал к его милосердию, ссылаясь на свою неспособность вып
латить деньги. Царь внял этим мольбам и простил слуге его
долг. После этого тот же слуга встретился с другим человеком,
который сам был должен ему деньги. Этот должник стал про
сить своего заимодавца войти в его обстоятельства, не позволя
ющие ему отдать долг, то есть сделать то, о чем последний сам
просил своего повелителя. Однако слуга, в противоположность
царю, не снизошел к мольбам своего должника и отправил его
в тюрьму. Когда царь узнал о случившемся, он вызвал к себе
слугу и бросил его в темницу. Хотя соглашение между царем и
его слугой предписывало выплату долга, царь поверил словам
слуги и простил ему долг.
Возьмем теперь пример из современности: пусть некий Гри
горий хочет продать свой подержанный автомобиль своему при
ятелю Алексею. Григорий знает, что из двигателя его машины
течет масло и что ремонт обойдется в изрядную сумму. Алексей
знаком с Григорием несколько лет и привык доверять ему, к
98
тому же он остро нуждается в автомобиле. Он спрашивает сво
его приятеля, нет ли в его машине какихлибо неисправностей.
Григорий встает перед моральной дилеммой: честный ответ
может привести к расстройству сделки, а обман разрушит то
созданное годами дружеских отношений доверие, которое пи
тает к нему Алексей. Если Григорий в своем поведении исходит
из общепринятых норм этики, он не обманет своего партнера и
поэтому не поставит под удар это доверие.
Но если имеются противоречащие друг другу стандарты мо
рали, какой же из них должен браться за основу суждений об
этичности или неэтичности человеческих решений и кто будет
судьей? Десять Заповедей предлагают универсальный кодекс
поведения, из которого вытекает, что Григорий должен посту
пать честно независимо от того, в какой стране он проживает и
к какой культуре принадлежит.
Репутация. Одна из причин, по которым участники кон
тракта относятся с уважением к своим обязательствам, состоит
в том, что для них сохранение хорошей репутации оказывается
куда важнее любых краткосрочных преимуществ, вытекающих
из несоблюдения заключенного соглашения. Возьмем гипотети
ческий случай. Иван назначен директором по международному
маркетингу большого лесообрабатывающего предприятия. Рань
ше как планы выпуска готовой продукции, так и размеры га
рантированной оплаты ее поставок устанавливались государ
ственными органами. Однако недавно предприятие было при
ватизировано и теперь оно само отвечает за продажу и марке
тинг своих продуктов. Ивану известно, что одна западная
фирма заинтересована в размещении в России большого зака
за и сейчас изучает возможности нескольких потенциальных
поставщиков. Он пытается убедить руководство своего предпри
ятия снизить цены на продукцию ради получения контракта,
однако успеха не добивается. Тогда он прибегает к другой так
тике – дает распоряжение отделу сбыта сообщить западной
фирме, что его компания планирует повысить цены на свою
продукцию и что покупателям лучше поторопиться с заклю
чением контракта. Иван прекрасно знает, что руководство
его компании не планирует никакого повышения цен, но при
казывает отделу сбыта не делиться этой информацией с по
тенциальными клиентами.
Получение западного заказа вне всякого сомнения было бы в
высшей степени выгодно как самому Ивану, так и его предпри
99
ятию. Но какими могли бы оказаться долговременные послед
ствия этой сделки, если бы в конце концов покупатель обнару
жил, что все разговоры о предстоящем повышении цен были
лишь способом добиться контракта и ничем иным? Если бы
правда выплыла на поверхность еще до момента продажи дре
весины, первоначальный контракт был бы как минимум анну
лирован. Кроме того, не осталось бы практически никаких
шансов на любые будущие сделки с этой фирмой, что серьезно
уменьшило бы ценность Ивана для его собственных работодате
лей. Реальные интересы как самого Ивана, так и его компании
состоят как раз в обратном – в честных переговорах с западной
фирмой, поскольку без доверия к партнеру и уверенности в его
надежности невозможны устойчивые коммерческие связи, столь
ценимые в деловом мире. На деле честность и прямота не толь
ко помогают сохранить совесть незапятнаной, но вполне разум
ны и с чисто экономической точки зрения. Даже если Иван
говорит правду в интересах своего экономического благостосто
яния, он тем не менее поступает правильно и с точки зрения
этики.
Принцип справедливости. В Новом Завете Иисус учит нас:
«во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так посту
пайте и вы с ними». Чтобы эта библейская концепция справед
ливого поведения могла работать на деле, людям надо уважать
как себя, так и других. Этот принцип применим к обеим сторо
нам в контракте – как к продавцу, так и к покупателю. Вспом
ним пример с Григорием, желающим продать свою машину.
Очевидно, что Алексей, ожидающий от своего друга честного
поведения, строит свои ожидания от сделки на своем доверии к
продавцу. Если бы тот не упомянул об утечке масла, Алексей
впоследствии счел бы себя обманутым. С другой стороны, Гри
горий смотрит на все это дело с другой колокольни: он хочет
продать свой автомобиль и в то же время знает о нем нечто, что
может расстроить сделку. В зависимости от своих представле
ний о честной игре, Григорий может не злоупотребить доверием
Алексея, но может и обмануть его.
Короче говоря, личная этика побуждает людей к выполне
нию взятых на себя обязательств. Просвещенный личный инте
рес работает именно потому, что в каждом контракте скрыто
содержатся этические ограничители и противовесы: это обще
принятые нормы поведения, опасения за возможную потерю
репутации (а со временем и денег) и принцип справедливости.
100
Требования к контрактам. Действие контракта обеспечива
ется прежде всего наличием трех вещей: связи, информации и
доверия. Покупатель и продавец зачастую не обладают возмож
ностью личного общения, обмениваясь информацией с помо
щью переписки, телефона, телефакса или телекса, либо дей
ствуя через посредников. Все участники сделки должны иметь
доступ ко всей относящейся к ней информации. Для успеха
любого делового соглашения чрезвычайно существенна доступ
ность для всех его контрагентов любых фактических данных,
включая и цены.
Рассмотрим следующий пример, иллюстрирующий торгов
лю фруктами и овощами в Северной Америке. Допустим, в шесть
часов утра торговый представитель Брайан уже сидит за своим
рабочим столом в калифорнийском городе Салинас в ожидании
телефонных звонков от различных фирм из западной части
Соединенных Штатов и Канады, заинтересованных в покупке
салаталатука. Звонит телефон, Брайан снимает трубку и при
нимает заказ от нового клиента, с которым ему еще не приходи
лось иметь дела. Андре, его абонент, звонит из Монреаля, сто
лицы канадской провинции Квебек. Это крупный закупщик
свежих овощей и фруктов, желающий получить три автофурго
на салата, которые должны прибыть к началу большой празд
ничной рекламной кампании.
Брайан принимает заказ и обещает перезвонить своему клиен
ту после проверки его платежеспособности. После этого он зво
нит в обслуживающее его фирму агенство по проверке креди
тоспособности, располагающее информацией о компании Анд
ре, включая ее финансовое положение и степень ее аккуратно
сти в оплате счетов. Получив заверения в том, что сделка с
Андре вполне оправдана с точки зрения делового риска, Брай
ан звонит ему в Монреаль и назначает определенную цену. Тем
временем канадская фирма успевает проверить цены на салат у
других поставщиков; кроме этого, она обращается в то же фи
нансовое агенство, наводя там справки о кредитоспособности
компании Брайана. Теперь покупатель и продавец взаимно уве
рены в деловой надежности друг друга и в состоянии догово
риться о цене на поставляемый товар. Согласно их договоренно
сти, Андре обязан произвести оплату товара в течение тридца
ти суток со дня отправки. Хотя ни один из участников сделки
не подписал ни одного документа, устное соглашение между
ними тем не менее вступает в силу.
101
Брайан отдает все необходимые распоряжения, и четырьмя
днями позже заказанная партия салата прибывает в Монреаль.
После разгрузки Андре обнаруживает, что часть овощей попор
чена. Он сразу же звонит Брайну, чтобы известить того о воз
никшем осложнении. После этого Андре обращается в государ
ственную санитарную инспекцию и получает от нее официаль
ное заключение о порче продукта. Затем он посылает это зак
лючение по телефаксу Брайану, который в телефонной беседе
соглашается компенсировать Андре его потери.
Этот пример иллюстрирует важные элементы недокументи
рованного контракта: хорошая связь (телефон и телефакс), дос
тупность рыночной информации (включая цены на товар и
кредитоспособность участников сделки) и взаимное доверие.
Доверие в данном случае оказывается самым важным ингреди
ентом этой триады, поскольку без него соглашение с самого
начала не могло бы состояться.
Если рассмотреть этот же пример в несколько иной перспек
тиве, можно прийти к выводу, что подобная ситуация допуска
ет три возможных исхода:
1. Ни одна из сторон не доверяет другой – контракт между
ними невозможен;
2. Одна из сторон доверяет другой, а другая нет – заключить
контракт попрежнему не удастся;
3. Обе стороны доверяют друг другу – контракт заключа
ется.
Итак, только третья возможность, характеризуемая взаим
ным доверием сторон, приводит к заключению контракта. В
этом случае выигрывают обе стороны – такая ситуация называ
ется «взаимовыигрышной» моделью бизнеса...
Мотивы заключения деловых контрактов. ... В рыночной
экономике обогащение часто рассматривается как важнейшая
цель человеческих усилий. Напротив, Адам Смит утверждал,
что материальные интересы являются всего лишь одним из пу
тей к добропорядочной жизни, высшим проявлением которой
служит совершенство человеческих чувств. Поэтому, хотя само
по себе достижение или приобретение богатства и способно стать
для когото совершенно естественной целью, следует отметить,
что личное состояние может быть благом и для общества, если
в основе его получения лежат достойным образом мотивирован
ные человеческие действия. Например, умножение богатства
может привести к созданию новых рабочих мест и появлению
102
дополнительных источников налогов, которые можно напра
вить на финансирование образования, дорожного строительства,
парков и других общественных потребностей.
Верно, конечно, что никакой рынок не сможет существовать
долго, если одни его участники приобретают богатство за счет
других, беднеющих в итоге своих рыночных операций. Пред
приниматели и предприятия не станут по собственной воле
долгое время конкурировать друг с другом, если они знают, что
в итоге этой конкуренции процветание придет лишь к немно
гим, уделом же большинства будут неудачи.
Модели принятия решений. ...Было бы нереалистично пред
полагать, что деловые решения принимаются прежде всего на
базе соображений общественного блага – бизнес прежде всего
заинтересован в собственной выгоде. Но этика (в том смысле,
который придается этому понятию концепцией группового при
нятия деловых решений) все же продолжает оставаться наилуч
шим арбитром или «невидимой рукой» (если использовать из
вестное выражение Адама Смита) деловой активности, удержи
вающей его на правильном пути. Итак, мы вновь видим, что
рациональный экономический личный интерес в долговремен
ной перспективе предписывает соблюдение определенных эти
ческих норм, например правдивости. <...>
Деловые решения часто принимаются на основе критерия
доставления наибольшему числу людей наибольших благ. Анг
лийский философ и экономист середины прошлого столетия
Джон Стюарт Милль, чьи взгляды были очень близки этой ути
литаристской7 теории принятия решений, писал, что действия
справедливы в той мере, в какой они способствуют достижению
счастья, и настолько достойны осуждения, насколько они при
водят к обратным результатам. Поэтому моральным долгом тех,
кто отвечает за принятие решений, является выбор таких дей
ствий, которые кажутся приносящими максимальное удовлет
ворение наибольшему числу людей.
В экономике подобный процесс принятия решения называ
ется анализом «издержек и приобретений» – имеется в виду,
что оцениваются все сильные и слабые стороны предлагаемых
7
Утилитаризм (лат. utilitas – польза) – этическая теория, признающая по
лезность поступка полным критерием его нравственности. Основной принцип:
обеспечение наибольшего счастья наибольшего числа людей посредством удовлет
ворения их частных интересов.
103
способов действий, в результате чего выбирается именно тот,
который удовлетворяет большинству оценочных критериев. У
такого процесса принятия решений есть немало преимуществ:
все решения могут быть сведены к учету затрат и прибылей в их
денежном выражении – он понятен буквально каждому – и,
наконец, нет оснований усомниться в его адекватности.
Возьмем такой пример: пусть Александр работает гдето в
России директором большого автосборочного завода, бамперы
для которого уже давно поставляет другое российское предпри
ятие. Александр получает предложение от японской фирмы,
готовой взять на себя все поставки бамперов по значительно
уменьшенным ценам. Принятие этого предложения означает
неизбежное закрытие в близком будущем российского завода по
производству бамперов и, как следствие, потерю многих рабо
чих мест. Все же Александр, взвесив все издержки и преимуще
ства, связанные с принятием японского предложения, делает
выбор в его пользу, поскольку это позволит его заводу добиться
заметного снижения производственных расходов. В отсутствие
любых представлений о всеобщей справедливости, предписыва
ющей честное и справедливое отношение ко всем без исключе
ния людям, этот утилитаристский подход к принятию реше
ний очень распространен и широко признан.
Сопоставим теперь позицию Александра с притчей Иисуса о
пастухе, узнавшем о потере одной из сотни своих овец – он
сразу же оставляет все стадо и отправляется на ее поиски. Вер
нувшись домой, пастух говорит друзьям и соседям: «Порадуй
тесь со мною, я нашел мою пропавшую овцу» (Евангелие от
Луки, 15:47).
Иисус поведал и другую притчу – об отце, разделившем меж
ду двумя сыновьями причитающуюся им часть своего имения.
Старший сын остался дома и работал вместе с отцом, младший
же ушел в другую страну и прожил там все свое имущество, а
потом вернулся домой и стал просить отца о прощении. Отец
простил младшего сына, но когда его старший сын, оставшийся
верным родителю и сберегший унаследованное имущество, уз
нал о снисходительности отца, он рассердился и спросил об ее
причинах. На это отец ответил:
«Брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Еван
гелие от Луки, 15:1832).
Эти две притчи напоминают о том, что принятие решений на
основе скрупулезного подсчета издержек и преимуществ всех воз
104
можных альтернатив и последующего выбора максимально при
быльного варианта отнюдь не всегда является наилучшей страте
гией. Утилитаризм игнорирует многие важные факторы: ценность
личности, беспристрастность, общую для всех справедливость.
Приведенные притчи Иисуса о потерянной овце и о блуд
ном сыне ясно показывают, что ценность человеческой лич
ности должна быть важным фактором принятия решений.
Отец был вовсе не обязан с радостью пускать в свой дом не
верного сына, растратившего многолетние плоды трудов ро
дителя. Однако отец простил младшего сына и дал ему то же
место в своем сердце, что и его страшему брату. Такая душев
ная щедрость рождается любовью, а не анализом издержек и
прибылей.
Ценности. В основе устойчивых и глубоких деловых и лич
ных связей лежат четыре ценности: благоразумие, забота, спра
ведливость и моральные принципы. Благоразумие предполага
ет как обладание идеалами, так и готовность пойти на такие
уступки и компромиссы, которые способствуют реальному при
ближению к этим идеалам. Отсюда, однако, не следует, что
цель оправдывает средства. Примером делового благоразумия
может быть, скажем, внесение нужных изменений по ходу раз
работки нового продукта, поскольку в данном случае именно в
этом и проявляется готовность к компромиссам.
Понятие заботы относится к взаимным обязанностям и обя
зательствам членов сообщества. Обязанность бизнеса состоит в
поставке на рынок качественных и надежных товаров и услуг –
на это и должны быть нацелены деловые решения. Предполо
жим, что владелец пекарни и булочной продает хлеб, выпечен
ный, согласно его рекламе, из муки высшего сорта без всяких
добавок, тогда как на самом деле в тесто добавляются наполни
тели. Свои явно неэтичные действия он объясняет тем, что для
него это единственный путь накопить средства, необходимые
для покупки нового оборудования. Такая практика игнорирует
понятие заботы.
Справедливость – это равное и непредвзятое отношение к
каждому. К примеру, кадровая политика фирмы не должна
акцентировать внимание на таких особенностях работника, как
его раса или половая принадлежность, выделяя или же, наобо
рот, дискриминируя его по этим признакам.
Моральное понимание проистекает преимущественно из куль
туры и религии. Например, если ложь в данной культуре обще
105
принята, ее носителям будет трудно установить с представите
лями других культур отношения доверия и вступить с ними в
деловые соглашения. Религиозность, основанная на благоразу
мии, заботе и справедливости, способствует развитию таких
моральных принципов, которые помогают заниматься предпри
нимательством как в своей стране, так и за рубежом.
Рассмотрим напоследок еще один воображаемый пример.
Предположим, некий москвич по имени Михаил заключает с
владельцем типографии контракт на печатание пятитысячного
тиража некой книги за определенную цену. В ходе выполнения
этого заказа в типографии ломается печатный станок, так что
значительная часть тиража временно остается неотпечатанной
и поступает к заказчику с месячным запозданием. За время
этой задержки сильно подскакивает цена бумаги. Владелец
типографии предлагает Михаилу пересмотреть ранее согласо
ванную цену всего тиража. Должен ли Михаил платить боль
шую сумму, чем та, о которой они первоначально договори
лись? С чисто юридической точки зрения он, вероятно, никак
не обязан этого делать. В то же время Михаил, рассуждая праг
матически, может и согласиться на пересмотр первоначальной
цены, особенно если хозяин типографии никак не виноват в
поломке станка и если сам Михаил хотел бы иметь с ним дело и
в дальнейшем.
Итак, международный бизнес ведет свои дела под воздействием
самых различных культур и жизненных философий, соединяя
посредством сделок великое множество групп, обладающих свои
ми собственными целями и действующих согласно своим собствен
ным установкам. Ключевыми механизмами таких связей являют
ся контрактные обязательства. Контракты бывают двух родов:
документированные и недокументированные. Документированные
контракты могут защищаться юридическими способами, в то вре
мя как соблюдение недокументированных соглашений зависит
только от моральных принципов партнеров.
Бизнес можно рассматривать как систему контрактных обя
зательств, выполнение которых повышает статус и благосостоя
ние заключающих их сторон – это так называемая модель «вза
имного выигрыша. Этический механизм соблюдения контрак
тов требует для своей работы: 1) верности общепринятому ко
дексу поведения, 2) понимания того, что верность взятым на
себя обязательствам наилучшим образом обеспечивает долговре
менные интересы каждого предпринимателя, и 3) усвоения
106
принципа справедливости. Выполнение деловых соглашений
немыслимо без соблюдения хотя бы одного из этих условий.
По мере ускорения динамики международной торговли чес
тность и верность своим принципам и обязательствам будут де
латься все более важными факторами во взаимоотношениях
между людьми и фирмами, в каких бы странах и культурах они
ни действовали. Оптимальные деловые решения будут учиты
вать не только издержки и прибыли, но и многие другие факто
ры, включая любовь, справедливость и уважение к человечес
кой личности.
²
²
²
²
Темы для эссе
Теория бизнеса – это теория личного интереса.
Процветание – удел немногих, неудачи – удел большинства.
Рассуждения о цивилизованном бизнесе.
Взаимный выигрыш: миф и реальность.
Д. Паккард
Вера в людей
Печатается по: Паккард Д. Завоевание
пространства. СПб., 1997.
Если организация хочет добиться максимальной эффективнос
ти и успеха, она должна удовлетворять целому ряду требований.
Одно из них состоит в том, чтобы на каждый пост были назначены
самые способные сотрудники. Должна быть задействована непре
рывно функционирующая и постоянно обновляемая образователь
ная программа, что особенно важно для технического бизнеса, где
велика скорость прогресса. Техника, вполне уместная сегодня,
станет устаревшей в будущем, поэтому каждый член организации
должен постоянно находить новые и более эффективные пути
выполнения собственной работы.
Другое требование – на всех уровнях следует поощрять высо
кую степень энтузиазма; в частности, люди, занимающие высо
кие посты в управлении, не имеют права полагаться только на
свой энтузиазм, они обязаны возбуждать энтузиазм и среди сво
их помощников. Места слабой заинтересованности и равноду
шию быть не должно.
Мы с Биллом Хьюлеттом с самого начала верили в людей и
не сомневались, что люди хотят хорошо выполнять работу и
107
что их должно радовать то, чем они занимаются в «Хьюлетт
Паккард». Мы старались дать нашим людям возможность ис
пытывать чувство истинного удовлетворения своей работой.
С этим тесно переплетается и наша уверенность в том, что с
вниманием и уважением необходимо относиться к каждому
отдельному человеку, что достижения каждого не должны ос
таться незамеченными. И для Билла, и для меня всегда было
важно создавать окружающим такие условия, в которых у лю
дей есть шанс реализовать свой потенциал, проявиться наилуч
шим образом и быть уверенными в том, что их достижения
будут вознаграждены.
В нашей компании важен каждый отдельный человек, важ
на любая выполняемая работа. В областях высоких технологий,
где мы действуем, незаметная деталь зачастую определяет грань
между качественным изделием и таким, которое хорошим не
назовешь. Вот почему мы убеждаем наших людей в необходимо
сти выполнять каждое конкретное дело наилучшим образом.
Мне запомнился один давний случай. Я ходил по механическо
му цеху в сопровождении его начальника, и мы ненадолго оста
новились понаблюдать за тем, как один из станочников поли
ровал форму для пластмассового литья. Он доводил ее уже до
вольно долго и как раз заканчивал работу, когда мы останови
лись. Я машинально протянул руку и дотронулся до изделия
пальцем. Работник прикрикнул: «Не прикасайтесь к моей фор
ме!» Начальник цеха быстро спросил: «Вам известно, кто это?»,
на что станочник ответил: «Это мне безразлично!» Он был абсо
лютно прав, и я это подтвердил. Он занимался важным делом и
гордился выполненной работой.
То, как организация строит свою структуру, оказывает воз
действие на мотивацию поведения и производственные показа
тели каждого ее члена. Существуют организации военного типа,
в которых высший руководитель отдает приказ, поступающий
по нисходящей, пока не достигает конкретного лица в самом
низу, и это лицо выполняет его без вопросов и возражений.
Именно такого типа организации мы для «ХьюлеттПаккард»
не желали... и не желаем. Мы чувствуем, что наших целевых
установок можно вернее достичь с помощью людей, которые их
понимают и поддерживают, которые проявляют гибкость в ра
боте, направленной на общие цели, причем выбирают методы,
которые сами считают наилучшими и для своего конкретного
дела, и для своей организации.
108
Тесные взаимоотношения между сотрудниками «Хьюлетт
Паккард» привели к созданию такой формы соучастия в управ
лении, которая поддерживает индивидуальную свободу и ини
циативу, одновременно способствуя сохранению общности цели
и стремления к бригадной работе. В первые годы все мы работа
ли над одними и теми же проблемами. Мы уговаривали делить
ся идеями и реализовывать их вместе с нами всюду, где только
могли. Это в конечном итоге приводило к тому, что каждый
работающий у нас по найму человек чувствовал себя членом
одной команды.
По мере роста компании больше было нельзя полагаться только
на веру в то, что у нас одна команда. Однако мы всячески ста
рались подчеркивать ее важность и укреплять ее. Это было од
ной из причин того, почему мы никак не выделяли подразделе
ния и группы, отличившиеся особенно хорошей работой. По
той же причине дополнительные доходы, такие как доля при
были, обеспечивались не избранным лицам или группам лиц, а
всему списочному составу наемных работников. Настоятельно
необходимо всегда поддерживать сильное ощущение полезнос
ти и сопричастности в каждой структурной ячейке компании;
это ощущение должно быть осознанным и уважаемым как кра
еугольный камень здания успеха «ХьюлеттПаккард».
Когда размах нашей деятельности был сравнительно неболь
шим, нам приходилось нанимать лучших из тех, кого удавалось
найти, обучать их и надеяться, что они справятся с работой.
Мы хотели, чтобы наши люди разделяли поставленные нами
цели получения прибыли и привнесения полезного вклада. Со
своей стороны мы ощущали ответственность за предоставление
им максимально благоприятных возможностей и гарантии тру
да. Так у нас родилось тогда еще сырое, но важное решение: мы
не желаем быть тем, что называется «нанял и прогнал», т. е.
компанией, которая находит крупные краткосрочные контрак
ты, эксплуатирует на протяжении времени выполнения кон
тракта много людей, а затем предлагает им отправляться на все
четыре стороны. Такая манера – зачастую самый быстрый и
наиболее эффективный способ выполнения какойто большой
работы. Но мы с Биллом так работать не желали. Нам хотелось
заняться бизнесом надолго, создать компанию вокруг стабиль
ной и преданной нам группы сотрудников.
Мы были очень близки с нашими наемными работниками.
Мы хорошо разбирались в сути выполняемых ими работ, были
109
в курсе многого в их личной жизни. Мы также учились распоз
навать, у кого из наших людей есть потенциал руководителя,
хотя эта наука иногда давалась нам трудно. Однажды мы выд
винули одного хорошего рабочего в руководители механическо
го цеха. Через несколько дней он зашел ко мне и сказал, что ему
нагрубили и он хочет, чтобы я пришел в цех и напомнил его
людям, что он – босс. «Если это должен сделать я,– ответил я
ему, – то вы не заслужили звания их босса».
Другой случай, тоже касающийся тесного общения с наши
ми сотрудниками, был связан с одним наемным работником,
который заболел туберкулезом и ему потребовался двухлетний
отпуск. Это серьезно отразилось на благосостоянии его семьи, и
хотя мы оказывали ей коекакую финансовую помощь, но твер
до решили для себя, что впредь подобное не должно повторять
ся. Исходя из этого, мы внедрили программу медицинского стра
хования для защиты наших наемных работников и их семей. В
конце 1940х годов благодеяния такого типа были совершенно
неизвестны.
Наша с Биллом заинтересованность в благополучии наемных
работников «ХьюлеттПаккард», которую разделяли и наши
семьи, нашла отражение в практической деятельности и ста
новлении обычаев на самой ранней стадии дела. Сразу же после
Второй мировой войны численность нашего штата уменьши
лась, но к 1950 году снова возросла примерно до 200 человек. В
то время моя жена Люсиль занялась приобретением свадебных
подарков для каждого вступавшего в брак работника и детских
одеялец для семей, где появлялись новорожденные. Это продол
жалось в течение десяти лет или около того, пока затея жены не
стала жертвой быстрого роста и децентрализации компании.
Люсиль была настоящим зачинателем многих традиций,
которые способствовали созданию семейной атмосферы в «Хью
леттПаккард» и помогли возникновению чувства принадлеж
ности каждого работника к нашему молодому предприятию.
И она, и Флора Хьюлетт постоянно работали на благо компа
нии. Как я говорил выше, Люсиль исполняла обязанности
секретаря и бухгалтера в течение нескольких первых лет на
шей работы. Она отдавала этому делу не только время и энер
гию, но также создала определенный взгляд на вещи и вне
дрила дух заботливого отношения к людям, постепенно став
ший жизненно важной составляющей отношения ко всему,
чем мы занимались.
110
Рост компании сказывался также на размахе и характере
организуемых компанией пикников. Мы с Биллом считали
пикники важной частью пути к успеху «ХьюлеттПаккард», и
в первое время устраивали ежегодный пикник гденибудь по
близости от ПалоАльто для работавших у нас людей и их се
мей. Это было большое событие, которое во многом планирова
лось и осуществлялось самими нашими работниками. Меню
состояло из ньюйоркских бифштексов, гамбургеров, мексикан
ских бобов, зеленого салата, французских хлебцев с чесноком и
пива. Продукты и пиво закупала компания. Стало традицией,
что работники механического цеха поджаривали на углях биф
штексы и гамбургеры, а другие подразделения несли ответствен
ность каждый за свою часть меню. Мы с Биллом и другими
руководящими работниками подавали пищу, что давало воз
можность общаться с рабочими и их семьями.
В начале 1950х годов компания купила участок земли, на
зывавшийся Литтл Вейзин, в стране калифорнийских мамонто
вых деревьев примерно в часе езды на автомобиле от ПалоАль
то. Часть этого участка была превращена в зону отдыха, доста
точную для устройства пикников на две тысячи человек и даже
больше. Мы предоставили нашим сотрудникам возможность
выезжать туда вместе с семьями в оборудованный для ночлега
кемпинг. Он пользовался такой популярностью, что позднее
мы решили реализовать эту идею в других местах, где жили и
работали сотрудники «ХьюлеттПаккард». В Колорадо мы ку
пили немного земли в Скалистых горах близ парка Эстес, а в
Массачусетсе – на морском побережье. В Шотландии мы приоб
рели небольшое озеро, славившееся хорошей рыбалкой (и воз
можностью увидеть Лохнесское чудовище), а в Южной Герма
нии – землю, пригодную для катания на лыжах.
Как только появлялось новое подразделение, учреждалось и
проведение его пикников. Мы с Биллом и другими руководите
лями старались уделять им как можно больше внимания, пото
му что это давало возможность познакомиться и обменяться
шутками со многими, работавшими у нас по найму людьми,
как в Соединенных Штатах, так и в Европе. К концу 1960х
годов компания настолько разрослась, что стало трудно про
должать эту традицию, а нынче для нас это, конечно, и вовсе
невозможно. Но ежегодные пикники продолжают организовы
ваться в местах расположения предприятий «ХьюлеттПаккард»
повсюду в мире.
111
Долевое участие. Основным принципом политики «Хьюлетт
Паккард» по отношению к человеческой личности стала кон
цепция долевого участия – в ответственности за определение и
достижение целей, в собственности компании посредством пла
новой продажи активов, в прибылях и даже в несении бремени
возникающих время от времени спадов деловой активности
компании.
Наши программы доходности отражают эту концепцию до
левого участия. В различных частях мира они неодинаковы,
потому что в каждой стране существует своя организация по
лучения доходов, определяемая местными законами и тради
циями.
В Соединенных Штатах и многих других странах наемные
работники принимают участие в реализации плановой прода
жи активов и в распределении наличных доходов. В США рабо
тающие по найму более шести месяцев имеют право на долю
прибыли и ежегодно получают определенную сумму, рассчиты
ваемую исходя из заработанных компанией денег до обложения
налогами. В течение многих лет эта выплата поднималась до
9,9% и не опускалась ниже 4,1% заработной платы. Поскольку
компания всегда была прибыльной, программа этих выплат не
прерывалась с тех пор, как мы ввели ее в 1950е годы.
Другой пример долевого участия, хотя и совершенно иного
характера, относится к 1970 году. В связи со спадом в экономи
ке США заказы поступали к нам с несколько меньшей интен
сивностью, чем требовалось для того, чтобы загрузить наши
производственные мощности. Мы оказались перед лицом перс
пективы 10%ного сокращения рабочей силы. Однако вместо
сокращения мы попробовали другой путь. Мы пошли на уста
новление графика, в котором в течение двух недель было девять
рабочих дней, – 10%ное сокращение рабочего времени при
соответственно 10%ном уменьшении оплаты труда. Это рас
пространялось абсолютно на все наши заводы в США, не ис
ключая руководящий состав и корпоративный штат. В конце
шестимесячного спада интенсивность поступления заказов сно
ва возросла и все вернулись к нормальному режиму работы.
Некоторые говорили, что им даже понравились долгие уикэнды,
несмотря на то, что пришлось немного подтянуть пояса. Поло
жительный результат этой программы состоял в том, что каж
дый взял на себя долю бремени спада, стоящим людям не при
шлось скитаться в поисках работы, и мы сохранили нашу высо
112
коквалифицированную рабочую силу до того времени, когда
бизнес пошел лучше.
Я должен подчеркнуть, что эта программа являлась ответ
ной мерой на временную ситуацию, которая не могла продол
жаться больше двух лет. Решение было рассчитано на краткос
рочный период и не должно рассматриваться как некое ново
введение, призванное во что бы то ни стало удерживать наших
людей. <...>
Быстрые изменения в технологии поставили людей перед
необходимостью получения образования и повышения квали
фикации. Многие из наших корпоративноспонсорских про
грамм посвящены сугубо техническим дисциплинам, тогда как
другие ориентированы на повышение общеобразовательного
уровня. Как корпорация мы ежегодно расходуем около 200
миллионов долларов на образовательные курсы для наших ра
ботников. А расходы, связанные с освобождением людей от ра
боты и предоставлением им возможности обучаться на стороне,
добавляют к этой сумме еще 300 миллионов долларов или около
того. Часть этих денег направляется на оплату обучения в кол
леджах, чаще всего для получения более высокого ученого зва
ния.
Для некоторых образование представляется никчемной жер
твой; для других – это перспективные возможности роста. К
счастью, последнее в «ХьюлеттПаккард» преобладает. Боль
шинство наших людей осознает важность образования и само
совершенствования не только для того, чтобы сделать карьеру,
но также из желания внести заметный вклад в прогресс компа
нии.
Итак, с самого начала образования компании мы с Биллом
строили дело на доверии к нашим людям и вере в них. Мы
ожидали от них открытости и честности в ведении дел и были
уверены, что они будут с готовностью принимать на себя ответ
ственность за свои действия.
Еще начиная карьеру, я столкнулся с некоторыми фактами,
которые могут подорвать доверие компании к своим сотрудни
кам. В конце 1930х годов в Скенектади «Дженерал Электрик»,
где я работал, уделяла очень большое внимание охране завода.
Я уверен, что и другие компании не отставали. Особенно «Дже
нерал Электрик» усердствовала в обеспечении контроля за мес
тами хранения переносного оборудования, инструмента и дета
лей, заботясь о том, чтобы наемные рабочие ничего не крали.
113
Встречая столь явно демонстрируемое недоверие, наемные ра
ботники стремились подтверждать его справедливость, при
любом удобном случае унося с предприятия все, что только под
вернется под руку. Малопомалу оборудование, инструмент и
детали расползались по всему городу; были они и на чердаке
того дома, где я жил с несколькими сослуживцами. По суще
ству, у нас было такое количество оборудования, что, когда мы
его включали, тускнело освещение по всей улице.
Ирония состояла в том, что это оборудование и детали ис
пользовались «владельцами» из числа работников «Дженерал
Электрик» для реализации задумок, связанных с основной ра
ботой, или как повышающее квалификацию хобби – и то и
другое, вероятно, повышало их профессионализм.
Когда «ХьюлеттПаккард» разворачивала свою деятельность,
память о виденном в «Дженерал Электрик» была еще свежа, и
я определил, что наши места хранения деталей и складские
помещения всегда должны быть открыты. Иногда случалось,
что ктото нарушал установленный порядок, и спустя несколь
ко лет это привело к инциденту. Билл Хьюлетт, проходя мимо
склада, задержался, решив захватить с собой микроскоп. Най
дя секцию оборудования запертой, он сломал замок и оставил
записку с требованием не запирать дверь.
Оставляя склады и места хранения деталей открытыми, мы
получили двойную выгоду. С практической точки зрения про
стой доступ к деталям и инструменту способствовал тому, что
конструкторы изделий и те, кто хотел поработать дома или
выехав на уикэнд над новыми идеями, могли заниматься этим,
не испрашивая особого разрешения. Второй, менее заметный,
но важный результат – открытые хранилища и склады были
символом доверия, доверия, которое является стержнем мето
дов ведения дел в компании «ХьюлеттПаккард».
Наша политика открытых складов не изменилась. Хотя дос
туп к складам готовой продукции ограничен, лабораторные
склады (сравнительно небольшие запасники наших лучших
деталей и оборудования) продолжают оставаться в основном
открытыми.
Гибкий график работы. Возможно, наиболее известным ши
рокой общественности примером доверия в «ХьюлеттПаккард»
является программа компании по установлению гибких графи
ков работы. Ее реализация началась на нашем заводе в герман
ском городе Беблингене в 1967 году, и мы были первой компа
114
нией, использовавшей ее в Соединенных Штатах. Теперь она
широко применяется во всех подразделениях «ХьюлеттПак
кард» и во всех отраслях промышленности. В рамках этой про
граммы «ХьюлеттПаккард» любой работающий может прихо
дить на работу сколь угодно рано, но не позднее 9 часов утра, и
уходить, отработав нормированное количество часов. Это не
приемлемо для некоторых видов работ, но в большинстве случа
ев реализация такой программы возможна.
По моему мнению, гибкость – первооснова уважения и дове
рия к людям. Ее принятие говорит о том, что мы с пониманием
относимся к личной жизни наших людей и верим, что они вме
сте со своими непосредственными руководителями и членами
бригады в состоянии спланировать время работы так, чтобы это
было удобно всем вместе и каждому в отдельности.
Терпимое отношение к различным нуждам отдельных лич
ностей – еще один элемент пути к успеху «ХьюлеттПаккард».
Бывают такие ситуации, когда у людей возникают личные про
блемы, временно оказывающие влияние на их производствен
ные показатели и отношение к делу; в таких случаях важно,
чтобы люди, попавшие в затруднительное положение, ощуща
ли чуткое к себе отношение и понимание, вплоть до разреше
ния свалившихся на них неприятностей.
Многие компании отказываются повторно принимать на ра
боту людей, которые уволились по собственному желанию. За
долгие годы у нас бывало немало случаев, когда люди уходили,
потому что гдето в другом месте были более благоприятные
условия. Мы всегда придерживались точки зрения, что если
они не работали на прямого конкурента и имеют хорошие отзы
вы о своей работе в другом месте, то можно только приветство
вать их возвращение. Они знают компанию, их нет необходи
мости переучивать, и, главное, они приобретали к этому време
ни дополнительный опыт. Несколько лет назад «ХьюлеттПак
кард» оставил один из наших высших исполнительных дирек
торов, полагая, что на новом месте его ожидают более широкие
возможности. Позднее он вернулся и, хотя отсутствовал не один
год, быстро вошел в курс дел и продолжал восхождение по уп
равленческой лестнице нашей компании, пока не отправился
на пенсию.
Некоторые, оставив компанию, успешно начинали собствен
ное дело. Таких предпринимателей было не меньше дюжины, и
в их компаниях в общей сложности сейчас работает более соро
115
ка тысяч человек. Можем ли мы огорчаться их уходом? Наобо
рот, мы с Биллом с пониманием и уважением относимся к их
предпринимательскому духу, испытываем удовольствие и гор
димся тем, что они работали вместе с нами и так хорошо посту
пили. Нам также льстит, что при создании своих компаний
они руководствуются многими нашими управленческими прин
ципами и применяют на практике то, что определило путь к
успеху «ХьюлеттПаккард».
Темы для эссе
² «Тварь ли я дрожащая или право имею?»: рассуждения о
взаимоотношениях руководства и подчиненных.
²
Чем заинтересовать работника?
²
Плюсы и минусы «текучки кадров».
²
Размышления о том, как создать работоспособный кол
лектив.
П. Лабар
Миф о корпоративной культуре
Печатается по: Искусство управления.
2001. № 5.
Один из самых благородных лозунгов в современном мире
бизнеса: «Каждый имеет право на осмысленную работу». Толь
ко тот, кто отдает себе полный отчет в своих действиях, спосо
бен занять устойчивые позиции на рынке. И даже сегодня, ког
да охота за талантами сменилась прощальными вечеринками
попавших под сокращение штатов, немногие руководители ста
нут оспаривать жизненную необходимость поиска, приема на
работу и развития лучших людей. Попросите любого директора
назвать самые ценные активы его компании, и он без колеба
ния ответит – наши сотрудники. Спросите его об основном ис
точнике конкурентного преимущества и вы, скорее всего, услы
шите – наша уникальная корпоративная культура.
Эти разговоры страшно раздражают Маркуса Бакингема. Не
то чтобы он не согласен с подобными утверждениями – всетаки
как руководитель Galiup Organization он более пятнадцати лет
посвятил исследованиям связи между качеством персонала,
производительностью и финансовыми результатами компаний.
Просто Бакингем считает, что все эти рассуждения не более чем
116
пустые слова. «Не правда ли, очень забавно. Все директора в
один голос твердят, что корпоративная культура – главный
источник конкурентного преимущества их фирмы. И в то же
время лишь очень немногие из них имеют ясное представление
о ее сильных сторонах. Просто удивительно, как неумело ис
пользуют руководители возможности своих сотрудников».
Довольно дерзкие мысли, не так ли? Однако Бакингему от
лично удается убедить в них окружающих. Он написал две
книги, ставшие бестселлерами «First, Break all the rules: What
the World’s Greatest Managers Do Differently» (Simon & Schuster,
1999), в соавторстве с Куртом Коффманом, и «Now Discover your
Strength» (The Free Press, 2001), в соавторстве с Дональдом
Клифтоном. Кроме того, Бакингем сыграл важную роль в ста
новлении консалтинговой службы Galiup, услугами которой
пользуются сейчас более тысячи корпоративных клиентов, в
том числе компании Best Buy, Disney, Fidelity Investment, Toyota
и Wells Fargo.
Задача, которую он ставит перед собой, благородна, хоть и
не нова: свести воедино ожидания работников и стремление
компании к результатам. Вот только методику его никак нельзя
назвать старой. Под руководством Бакингема в Galiup была
предпринята попытка выработать на основе гигантского масси
ва данных – результата тридцатилетних исследований отноше
ния сотрудников компаний к своим обязанностям – практичес
кие рекомендации по повышению производительного труда.
Прежде всего команда Бакингема проанализировала более
миллиона опросов, проведенных Galiup среди работников ком
паний по всему миру. Людям задавались совершенно разные
вопросы, но цели интервью оставались неизменными: выяснить,
в какой обстановке лучше всего работать. Бакингем определил
двенадцать ключевых показателей (в Galiup этот список полу
чил название Q12), по которым можно судить о силе того или
иного подразделения компании.
Если вы хотите построить успешную компанию, прежде все
го попросите своих сотрудников ответить на двенадцать про
стых вопросов об их повседневной работе.
1. Знаю ли я, чего ожидают от меня на работе?
2. Есть ли у меня материалы и инструменты, необходимые
для правильного выполнения поставленных передо мной задач?
3. Есть ли у меня возможность каждый день делать то, в чем
я наиболее компетентен?
117
4. Получал ли я за последние семь дней поощрения или дру
гие формы признания за хорошо сделанную работу?
5. Заботится ли обо мне мой непосредственный руководитель?
6. Есть ли в организации ктото, кто способствует моему
профессиональному развитию?
7. Прислушиваются ли на работе к моему мнению?
8. Ясны ли мне цели компании? Насколько важна моя рабо
та для достижения этих целей?
9. Стремятся ли мои сотрудники качественно выполнять работу?
10. Есть ли у меня на работе хороший друг?
11. Говорил ли ктонибудь со мной за последние шесть меся
цев о моем профессиональном росте?
12. Были ли у меня возможности научиться чемуто новому
или вырасти профессионально за последний год?
Далее команда Бакингема провела сложные расчеты, при
званные установить связь между ответами респондентов на эти
двенадцать вопросов и бизнесрезультатами их компаний. Выя
вилась очевидная зависимость между настроениями людей и
производительностью труда. Компании, попавшие в первую
четверть лучших по результатам Q12, наполовину чаще имеют
более стабильный состав, на 56% чаще – большее число посто
янных покупателей, на 38% чаще – более высокую производи
тельность труда и на 27% чаще – большую прибыль, чем ос
тальные компании.
А затем Бакингем и его коллеги сделали открытие, потряс
шее даже их самих. Разброс значений показателей Q12 среди
подразделений внутри компаний оказался даже выше, чем сре
ди разных организаций. Другими словами, в структуре каждой
из двухсот проанализированных фирм нашлись как высокопро
изводительные, так и малоэффективные группы работников.
Вывод: корпоративная культура – это миф! В каждой организа
ции одновременно существует множество культур, сильные и
слабые стороны которых зависят от локальных условий.
«Потрясающе! – удивляется Бакингем. – Лишь немногие
руководители смогли указать, какие подразделения их компа
ний работают продуктивно, а какие – нет. Они не знали силь
ных и слабых сторон своей корпоративной культуры, не знали,
как колеблется ее эффективность и почему».
И это только один из ошеломляющих выводов Бакингема.
«Главной задачей руководителей компаний в ближайшие двад
цать лет, – утверждает Бакингем, – будет эффективное использо
118
вание потенциала своих сотрудников. И речь идет вовсе не об
«организационном развитии» или дизайне рабочих мест. Все
упирается в психологию. Как сделать так, чтобы сегодня каж
дый сотрудник работал еще более качественно, еще более сосре
доточенно и еще более продуктивно, чем вчера».
Мы попросили Маркуса Бакингема рассказать о проведен
ных исследованиях и изложить те рекомендации, которые он и
его группа вывели на их основе.
Рекомендация №1. Измеряйте только то, что действительно
имеет значение.
Управление компанией основано на числовых показателях,
поэтому руководители любят цифры. Но показатели, которыми
они оперируют в процессе работы с людьми, как правило, не
точны.
Директора компаний, с которыми мы работали, как прави
ло, были зациклены на двух вопросах. «Как меняется наша
средняя производительность?» и «Как мы выглядим по сравне
нию с конкурентами?» Оба этих вопроса только уводят нас в
сторону от того, что действительно важно. Ведь средние значе
ния скрывают тот факт, что внутри каждой компании есть как
весьма эффективные, так и крайне неэффективные группы ра
ботников. А от этого разброса зависит очень многое.
Можно разделить всех работников на три категории: те, кто
предан компании и продуктивен, те, кто просто проводит вре
мя на рабочем месте, и те, кто чемто недоволен и активно рас
пространяет свое недовольство. В компаниях Соединенных
Штатов соотношение между этими категориями таково: первая
– 26%, вторая – 55% и третья – 19%.
В сущности, задача руководителя в том, чтобы улучшить это
соотношение в пользу первой категории. Но проблема, как уже
говорилось, вот в чем; лишь немногие из опрошенных руково
дителей оказались в состоянии указать, какие подразделения
их компаний работают продуктивно, а какие – нет. Они были
не в состоянии оценить, как меняются настроения коллективов
внутри корпорации.
Именно в этом им и может помочь методика Q12. Проводите
каждые шесть месяцев опросы среди сотрудников компании, и
вы получите наглядное представление о том, какие подразделе
ния работают над повышением своей производительности, а
какие – нет. <...>
119
Рекомендация №2. Не пытайтесь изменить людей. Лучше по
могите им полностью раскрыть свои сильные стороны.
Руководители не переносят отклонений от среднего. Это их
главный враг. Отклонения в уровне обслуживания – это очень
плохо. Отклонения в качестве продукции – никуда не годится.
Поэтому руководители стремятся сделать процессы предсказуе
мыми, рутинными, стандартными. Устранив отклонения, мож
но сделать сложные задачи немного менее сложными.
Но в каждой компании есть ресурс, который активно сопро
тивляется любым попыткам свести все к единому знаменателю.
Это люди. Человеческий фактор – одна из неустранимых слож
ностей, неизменно присутствующих в каждой компании. Вы
обречены на неудачу, если попытаетесь заставить людей быть
похожими друг на друга. Поведение людей нельзя привести к
единому стандарту. А ведь к этому стремятся очень многие ру
ководители. Решению именно этой задачи – стандартизации
человеческого поведения – посвящены большинство тренингов
и курсов развития лидерских качеств. Как можно быстро со
здать внутри компании однородную культуру? Очень просто:
заставьте менеджеров среднего звена вести себя одинаково.
Этот подход не только неверен с точки зрения психологии,
но и абсолютно неэффективен. Он призывает к борьбе с приро
дой человека, а каждый, кто пытается с ней бороться, обречен
на поражение. Лучшие менеджеры даже и не ввязываются в эту
схватку. Мы опросили более 80 000 руководителей из 400 ком
паний – тех, кому удается добиваться блестящих результатов
от своих подчиненных. Все эти менеджеры следуют одним и
тем же принципам. Люди не меняются, а если меняются, то не
очень сильно, поэтому не стоит терять время на то, чтобы пере
делать их. Не пытайтесь вложить в них то, чего, на ваш взгляд,
им не хватает. Лучше постарайтесь вытащить наружу то, что в
них уже заложено. Чтобы добиться высоких результатов, раз
вивайте сильные стороны своих подчиненных – не тратьте силы
на борьбу с их слабостями.
Я проиллюстрирую этот принцип на примере своей компа
нии. Нашему старшему вицепрезиденту по маркетингу Ларри
Эмонду совершенно неведомо чувство сопереживания. Повиди
мому, оно было ампутировано сразу после рождения. Кроме того,
он никудышный «воспитатель»: он не получает никаких поло
жительных эмоций, наблюдая за ростом своих подчиненных. Я
мог бы потратить уйму сил, пытаясь переделать Ларри. Я мог
120
бы долго объяснять ему, почему наспех составленное сообще
ние, которое он отправил по электронной почте, испортило
настроение нескольким сотрудникам. Но он все равно ничего
бы не понял.
Вы можете подумать, что Ларри обречен быть посредствен
ным менеджером. Но это вовсе не так. Его достоинства – уве
ренность в себе и способность мыслить стратегически. Для дос
тижения результатов ему нужно сопереживать. Его сотрудники
понимают, что способствует их росту уже тем, что постоянно
думают какую роль они могут сыграть в его планах.
Подход Ларри кажется очевидным, зачем в нем чтото ме
нять? Однако в большинстве организаций Ларри пришлось бы
встретиться с вежливым молодым человеком из отдела кадров,
который после очередного опроса сотрудников сказал бы – Лар
ри, тебе следует вести более открытый диалог со своими подчи
ненными. Он бы посоветовал ему снизить напряжение. А как
насчет того, чтобы его повысить?!
Если вы точно знаете, чего должен добиться Ларри не стоит
требовать от него таких же качеств и такого и поведения, что и от
других менеджеров. Лучше еще раз вспомните о том, что каждый
человек уникален по своей природе, и не тратьте время и деньги,
пытаясь доказать, что это не так. Если вы хотите построить кон
курентоспособную организацию, помогите свои сотрудникам пол
ностью раскрыться в том, что он делают хорошо.
Рекомендация №3. Вы не самый полезный для компании чело
век. (Хотите верьте – хотите нет, но больше всего пользы
организации приносят менеджеры среднего звена.)
<...> Результаты исследования показывают, что больше все
го производительность сотрудника зависит от того, какие у него
отношения с непосредственным руководителем.
Не имеет никакого значения, работаете ли вы в «одной из ста
лучших компаний», в «самой уважаемой в мире фирме» или в
«организации, которая славится своей заботой о сотрудниках».
Без прочных отношений со своим непосредственным руководи
телем, который ставит четкие цели, хорошо знает своего подчи
ненного, доверяет ему и заботится о его развитии, ваши шансы
сделать успешную карьеру в организации невелики.
Возможно, все это покажется вам совершенно очевидным. Но
действительно ли мы ценим роль руководителя среднего звена?
Руководители среднего звена первыми попадают под сокраще
ние штатов. В лучшем случае мы расцениваем их как возмож
121
ных кандидатов на то, чтобы со временем взяться за действи
тельно достойную задачу.
Так как же всетаки поступают хорошие менеджеры? Они ни
на шаг не отступают от простого принципа: «Максимального
прогресса человек может добиться в том, что у него получается
лучше всего». Вспомните мой предыдущий совет. Хорошие ме
неджеры знают, что каждый человек уникален. И вместо того
чтобы пытаться выравнять всех по одной мерке, они, наоборот,
помогают им ярче проявить свою индивидуальность. Они так
же помогают людям выявлять и развивать свои сильные сторо
ны, учат их не бояться быть самими собой.
Рекомендация №4. Не ищите сторонней помощи. Решение ва
ших проблем скрыто внутри вашей организации.
Талантливый работник напоминает усилитель. Чем больше
внимания вы ему уделяете, чем больше энергии вкладываете,
тем лучше будет отдача. Именно поэтому хорошие руководите
ли неустанно отслеживают, изучают и распространяют опыт
своих лучших сотрудников.
<...> В закоулках каждой крупной организации есть сотни и
даже тысячи блестящих менеджеров, работающих вдали от све
та прожекторов. Если вам удастся их найти и привлечь к ним
внимание, они покажут компании дорогу в будущее.
<...> Чтобы использовать сильные стороны своих собственных
компаний, нужно научиться находить лучшие практики, исполь
зуемые внутри компании, и лучших менеджеров. Например, та
ких людей, как Ральф Гонзалес, которому было поручено вернуть
к жизни угасающий магазин Best Buy в одном из городов штата
Флорида. Первым делом он дал магазину новое имя, «Револю
ция», написал декларацию «Революции» и создал проектные ко
манды, облачив их в военную униформу. Он вывешивал результа
ты на стене в комнате отдыха и праздновал каждое, даже самое
маленькое достижение. Чтобы подчеркнуть тот факт, что совер
шенство витает повсюду, он вручил всем сотрудникам по свистку
и обязал их громко свистеть всякий раз, когда они замечают, что
ктото – коллега или начальник – делает чтото «революцион
ное». Сегодня свистки звучат громче, чем акустическая система
магазина, а магазин этот по всем показателям – рост продаж, рост
прибыли, удовлетворение покупателей, преданность сотрудников
– стал одним из лучших в сети.
Но вот что действительно произвело на меня впечатление. В
большинстве компаний моментально бы взяли удачную методи
122
ку, например свистки Ральфа, и сказали бы «Прекрасная фор
ма работы с персоналом. Давайте выдадим свистки всем нашим
сотрудникам во всех магазинах сети». Но в Best Buy поступили
гораздо умнее. Там догадались извлечь уроки из методики Ральфа
и распространить их по всей сети – именно уроки, а не саму
методику.
Рекомендация №5. Не стоит думать, что все хотят занять
ваше место, или что лучшие сотрудники стремятся к повы
шению в должности с позиции, в которой они достигли совер
шенства.
Традиционный подход к развитию лидерских качеств и ка
рьерного продвижения основан на двух мифах.
Миф первый: «Талант – большая редкость». Неверно. Каж
дый из нас посвоему талантлив. Большая редкость, на самом
деле, – совпадение способностей сотрудника и роли, которую
он выполняет.
Миф второй: «Некоторые задачи настолько просты, что их
выполнение вообще не требует таланта». Опять неверно. Мы
постоянно слышим разговоры о наделении большими полномо
чиями тех работников, которые напрямую общаются с клиен
тами, но если вы посмотрите на ситуацию поближе, то сразу
заметите жесткую иерархию. Система оплаты труда, а также
титулы и перспективы роста – наследие этой иерархии.
Мы говорим, что хотим построить организации мирового клас
са. Но до тех пор, пока мы не станем стремиться к этим стандар
там на каждом рабочем месте, все это останется не более чем пус
тыми словами. Тут и там сотрудники, которые чаще всех общают
ся с клиентами – швейцары в отелях, люди, занятые телефонным
маркетингом, – пользуются наименьшим уважением и получают
мизерную зарплату. Мы полагаем, что подобной работой может
заниматься любой и при наличии выбора никто не захочет брать
ся за нее. В результате работа, связанная с тесным общением с
клиентами, считается непрестижной, что приводит к снижению
показателей на корпоративном уровне.
Мы опросили три тысячи уборщиков крупной гостиничной
сети. Оказывается, что лучших из них совсем не утомляет моно
тонная уборка комнат. Наоборот, работа воодушевляет их. Она
требует аккуратности и творческого подхода – выполняя ее,
они каждый день добиваются ощутимых результатов.
К сожалению, единственный способ вознаградить работни
ка, плотно взаимодействующего с клиентами, – повысить его в
123
должности, то есть переместить с той позиции, на которой он
проявляет себя наилучшим образом. Мы превращаем хороших
уборщиков в бригадиров, виртуозных складских работников в
продавцов, а менеджеров переводим на следующую ступеньку
карьерной лестницы.
Каждый руководитель должен понять для себя, что такое
совершенство на каждом рабочем месте, и вознаграждать мате
риально тех людей, которые стремятся к совершенству, присва
ивать им звания, наделять престижем. Сделать так, чтобы че
ловек мог расти, занимаясь тем делом, которое у него получает
ся лучше всего.
Удовольствие от работы – это одна из производных самопоз
нания. И этот факт возвращает нас к главной задаче любого
руководителя. Что вы делаете для того, чтобы поставить талан
ты ваших сотрудников на службу вашим клиентам? Культура,
построенная на использовании сильных сторон каждого сотруд
ника, замечательна тем, что ее невозможно скопировать. А пре
имущество, которое невозможно скопировать, – это преимуще
ство на века.
²
²
²
²
Темы для эссе
Корпоративная культура – это...
Образ идеальной корпорации (фирмы).
Проблема тщеславия и корпоративная культура.
Патернализм8 или строгая субординация9 – что лучше?
8
Патернализм (от лат. paternus – отцовский; pater – отец) – покровитель
ство, опека старшего по отношению к младшим, подопечным. В развитых зару
бежных государствах патернализмом в трудовых отношениях называют систему
дополнительных льгот и выплат на предприятиях за счет предпринимателей.
Направлен на закрепление кадров, на смягчение трудовых конфликтов.
9
Субординация (от лат. cub – под и ordinatio – приведение в порядок) –
система строгого подчинения, например одного человека другому в соответствии с
должностными обязанностями.
124
Раздел
4
ЭТИКО<ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
В ИНФОРМАЦИОННУЮ ЭПОХУ
Вопросы этики, связанные с цифровыми технологиями ста
новятся актуальными в 90е годы и связаны с развитием
сети Интернет и баз данных. Здесь выделяют три аспекта
проблемы. Первый касается работы сотрудников внутри
компании. В последние годы проблемой является сманива
ние информированных сотрудников из одной компании в
другую, что осуждается на словах, а на деле активно прак
тикуется.
Второй аспект связан с темой виртуальной занятости,
когда работодатель не видит своего работника в лицо и не
может контролировать качество, добросовестность рабо
ты и пути движения предоставленной информации.
Третий аспект касается каналов распространения ин
формации и неограниченного доступа к ней посредством гло
бальной сети. Интернет, как одна из глобальных сетей, вы
ступает в роли механизма быстрой передачи информации.
От традиционных средств связи (письма, факс, телефон)
его отличает не только оперативность, но и анонимность
пользователей, и широкая аудитория потенциальных потре
бителей информации. Изза этого любой несанкционирован
ный доступ к данным, например о финансовом положении в
компании или о ее стратегическом плане развития, пред
ставляет реальную угрозу для собственников или топме
неджеров.
В связи с интенсивным развитием информационных тех
нологий важным становится вопрос защиты информации.
Основную дилемму можно сформулировать следующим об
разом: вовлеченность в информационное развитие – залог
успеха делового человека; в то же время как участник ин
формационных коммуникаций он может стать жертвой
новых технологий или виновником некорректного их приме
нения. Решение вопроса лежит в плоскости нравственности
и права.
²
²
²
125
Б. Гейтс
Управляйте, опираясь на факты
Печатается по: Гейтс Б. Бизнес
со скоростью мысли. М., 2001.
Я твердо верю в одну простую вещь: самый надежный способ
выделить свою компанию среди конкурентов, оторваться от тол
пы преследователей – это хорошо организовать работу с информа
цией. Именно то, как вы собираете, организуете и используете
информацию, определяет, победите вы или проиграете. Число
конкурентов растет. Растет объем информации о них, а также о
рынке, который теперь становится глобальным. И победят те ком
пании, которые смогут внедрить у себя «электронную нервную
систему» высшего класса – ту, что обеспечивает бесперебойное
движение информации ради интенсивного постоянного развития
интеллекта компании.
Я предвижу ваши возражения. Нет, скажете вы, главное для
успеха – построить эффективные рабочие процессы! Обеспечить
качество! Создать у потребителей положительный образ торговой
марки и завоевать значительную долю рынка! Наладить тесные
взаимоотношения с клиентами! Ну конечно, отвечаю я, все это
нужно для того, чтобы стать лидером. Если ваша компания рабо
тает через пеньколоду, если вы не заботитесь о качестве, если не
предпринимаете серьезных усилий по рекламе своей торговой
марки и если обслуживание клиентов у вас налажено плохо – вам
ничто не поможет. Неправильная стратегия провалится в любом
случае, как бы хорошо ни была организованна работа с информа
цией. А плохое исполнение погубит самую хорошую стратегию.
Если вы сделаете слишком много ошибок, то прогорите.
Однако какими бы достоинствами вы не обладали – умными
сотрудниками, замечательными продуктами, хорошим отношени
ем клиентов, солидным счетом в банке сегодня вам необходимо
еще и обеспечить в компании быстрое движение полезной инфор
мации, которое поможет лучше организовать рабочие процессы,
повысить качество продукции и эффективность деятельности. У
большинства компаний есть хорошие сотрудники. Большинство
компаний хотят правильно работать со своими клиентами. В не
драх большинства организаций имеются полезные данные, кото
рые могли бы очень пригодиться их сотрудникам. Информацион
ные потоки – это кровеносная система вашей компании; они по
зволяют вам добиться максимальной отдачи от сотрудников и по
126
лучить необходимые сведения от клиентов. Проверьте, достаточно ли
у вас информации, чтобы ответить на следующие вопросы:
Что думают клиенты о ваших продуктах? Какие новые возмож
ности хотят в них видеть? Решений каких проблем ждут от вас?
С какими проблемами сталкиваются ваши дистрибьюторы и
реселлеры в ходе сбыта вашей продукции или при работе с вашей
компанией?
В каких областях вашего бизнеса вы уступаете конкурентам и
почему?
Если потребности ваших клиентов изменяться, станете ли вы
разрабатывать новые возможности?
На какие недавно возникшие рынки вам нужно выйти?
«Электронная нервная система» не гарантирует правильных
ответов на эти вопросы. Зато она избавит вас от бремени старых
бумажных вопросов, и у вас высвободится время, чтобы над этими
вопросами задуматься. Она даст вам данные, чтобы вы могли на
чать думать немедленно, она своевременно обеспечит вас инфор
мацией о тенденциях развития бизнеса. Наконец, «электронная
нервная система» позволит фактам и идеям быстро всплывать на
уровень высшего руководства из самых глубин вашей организа
ции, от людей, обладающих информацией, связанной с этими
вопросами, – кстати, весьма вероятно, что они знают и многие из
ответов. И самое главное – «электронная нервная система» позво
лит вам делать все это быстро.
Примечание составителя: В концепции Б. Гейтса «Электрон
ная нервная система» включает в себя цифровые процессы, объе
диняющие все направления деятельности компании, включая ин
теллектуальную работу. С помощью компьютерных инструментов
интеллектуальные работники получают доступ к финансовым,
производственным и другим базовым операциям компании, а так
же к обратной связи с клиентами. В результате они получают
возможность оперативно откликаться на события и адаптироваться
к изменяющейся ситуации. Постоянно обеспечиваемая доступность
точной информации превращает стратегическое мышление из от
дельного, автономного вида деятельности в непрерывный процесс,
интегрированный с повседневным функционированием бизнеса.
²
²
²
²
Темы для эссе
Главная ценность XXI века.
Сколько стоит информация?
Что мне надо знать или зачем искать информацию?
Жизнь в виртуальной реальности.
127
Е. Смирнов, Л. Павлов
Информационно<коммерческая безопасность предприятия
Печатается по: Информационные
ресурсы России. 1997. № 1.
В современных условиях перед предприятиями и органи
зациями остро встает задача сохранения как материальных
ценностей, так и информации, в том числе и сведений, со
ставляющих коммерческую или государственную тайну. В
настоящее время большинство руководителей предприятий и
организаций принимают меры по защите важной для них
информации.
Однако практика показывает, что эти действия не всегда
носят системный характер, направлены на ликвидацию только
отдельных угроз, оставляя бреши в обороне.
Одной из причин такого положения дел является незнание
или неумелое использование основных принципов и практичес
ких подходов к решению проблем информационной безопасно
сти предприятия, в новых рыночных условиях возникает масса
проблем, связанных с обеспечением безопасности не только
физических и юридических лиц, их имущественной собствен
ности, но и, предпринимательской (коммерческой) информа
ции. Для защиты предпринимательских информационных по
токов от различного рода посягательств используются как пра
вовые, так и специальные меры, а в необходимых случаях ком
плексное их применение. <...>
Общие вопросы защиты предпринимательской информации.
Предпринимательская (коммерческая) деятельность тесно вза
имосвязана с получением, накоплением, хранением, обработ
кой и использованием разнообразных информационных пото
ков. Возникает вопрос: вся ли эта информация подлежит защи
те или только отдельные ее группы? Если же для защиты выде
ляется только определенная группа информации, то по каким
критериям (свойствам)?
Отвечая на поставленные вопросы, следует подчеркнуть: за
щите подлежит не вся информация, только та, которая пред
ставляет ценность для предпринимателя. При определении цен
ности предпринимательской информации необходимо руковод
ствоваться такими критериями (свойствами), как полезность,
своевременность и достоверность поступивших сведений.
128
Полезность информации состоит в том, что она создает субъек
ту выгодные условия для принятия оперативного решения и
получения эффективного результата. В свою очередь, полезность
информации зависит от своевременного доведения до субъекта
предпринимательства. Например, изза несвоевременного по
ступления полезных по своему содержанию сведений упускает
ся возможность заключить выгодную сделку. Результат – время
упущено, информация теряет свою полезность. Критерии по
лезности и своевременности взаимосвязаны с критерием досто
верности оцениваемой информации. Недостоверные сведения
сводят к нулевому эффекту своевременность и кажущуюся их
полезность для субъекта предпринимательства. При этом сам
факт (например, желание конкретного лица заключить договор
куплипродажи) может существовать реально, тогда как сведе
ния о нем содержат искаженное представление. Причины воз
никновения недостоверных сведений различны: неправильное
восприятие (в силу заблуждения, недостаточного опыта или
профессиональных знаний) источником факта или умышлен
ное, с определенной целью, искажение о нем сведений. Как
правило, сведения, представляющие интерес для предприни
мателя, а также источник их поступления должны подвергать
ся перепроверке. Можно сослаться еще и на такой критерий,
как полнота информации. Однако вести речь о том, насколько
полна информация о конкретном объекте (факте) и где ее гра
ницы, довольно затруднительно и к тому же малоэффективно.
В предпринимательской деятельности этот критерий особой роли
не играет. В итоге, субъект оценки предпринимательской ин
формации, ее владелец (собственник) на основании совокупно
сти перечисленных критериев определяет ценность поступив
ших сведений для своей хозяйственной деятельности и прини
мает по ним оперативное решение. Это нашло свое отражение в
перечне сведений, составляющих коммерческую тайну, кото
рый определяется руководителем предприятия, статьи 28 Зако
на РСФСР “О предприятиях и предпринимательской деятель
ности”.
Определение сведений, составляющих коммерческую тай
ну, представляет собой одно из центральных звеньев в систе
ме мер, осуществляемых предприятием по защите своей ин
формационной безопасности. Неправильное или несвоевремен
ное выделение предмета защиты существенно снижает эффек
тивность этой системы либо вообще сводит ее на нет. К таким
129
сведениям в принципе может быть отнесена любая деловая
информация, кроме ограничений, перечисленных в постанов
лении Правительства Российской Федерации от 5 декабря 1991
года № 35 “О перечне сведений, которые не могут составлять
коммерческую тайну».
Кстати, в зарубежной экономической литературе предпри
нимательская информация рассматривается не в качестве сред
ства достижения положительного результата, а прежде всего
условия, способствующего или препятствующего его наступле
нию. Особо подчеркивается наличие стоимостного фактора пред
принимательской информации, которая может выступать в
качестве предмета куплипродажи. Например, отдельные ве
домства командноадминистративной системы достаточно про
фессионально учитывали и использовали фактор стоимости
информации в своих интересах. Определение стоимости тех или
иных сведений требует дифференцированного подхода.
В одних случаях дешевле обойдется метод собственных проб
и ошибок, в других же целесообразнее получить (купить) ин
формацию о том, как избежать подобных ошибок, а в третьих,
как сохранить ценную информацию от доступа посторонних
лиц, чтобы не потерять ее стоимость, а следовательно, ожидае
мую от нее результативность. Факт утечки информации напря
мую связан с падением ее ценности для лица, из владения кото
рого она вышла. Если подвести итог краткому анализу, то мож
но убедиться, что субъекты предпринимательства, формы и
направления их деятельности далеко не равнозначны, а следо
вательно, и информационные потоки, циркулирующие в этих
сферах, не равноценны. Так, государственные предприятия,
занимающиеся предпринимательской деятельностью, могут
обладать сведениями, определяемыми как государственные или
служебные секреты. Информация государственных режимных
предприятий (учреждений), в зависимости от степени важнос
ти (ценности), подразделяется на сведения, составляющие:
– государственную тайну;
– военную тайну;
– служебную тайну;
– иные сведения, не составляющие тайны, но представляю
щие интерес для иностранных спецслужб.
Наряду с «режимными» мерами безопасность государствен
ных секретов обеспечивается также нормами уголовного за
кона. Под защиту специальных органов государства может
130
быть взята предпринимательская информация, оцененная как
особо важная не только для ее частного собственника, но и
государства, когда не исключено, что к ней может проявить
интерес иностранная спецслужба. Вопрос о подобной защите
должен решаться на договорной основе между предпринима
телем и органом федеральной безопасности с обозначением
пределов и функций профессиональной деятельности после
дних. Что касается основной массы предпринимательской
информации, то она подобной уголовноправовой, оператив
носледовательской и режимной защитой не обладает и не
пользуется.
Коммерческая тайна – форма обеспечения безопасности наи
более важной коммерческой информации, предлагающая огра
ничение ее распространения. С правовой точки зрения, ком
мерческая тайна предприятия представляет собой средство за
щиты против недобросовестной конкуренции в рамках реали
зации права на интеллектуальную собственность – это обще
признанное в мире положение.
В гражданском законодательстве предпринята попытка уза
конить предпринимательскую (коммерческую) информацию в
качестве защищаемой.
Статья 139 части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации называется «Служебная и коммерческая тайна» и
гласит, что:
1. «Информация составляет служебную или коммерческую
тайну в случае, когда информация имеет действительную или
потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности
ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном
основании, и обладатель информации принимает меры к охра
не ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут состав
лять служебную или коммерческую тайну, определяются зако
ном и иными правовыми актами».
2. «Информация, составляющая служебную или коммерчес
кую тайну, защищается способами, предусмотренными настоя
щим Кодексом и другими законами. Лица, незаконными мето
дами получившие информацию, которая составляет служебную
или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные
убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, раз
гласивших служебную или коммерческую тайну вопреки трудо
вому договору, в том числе контракту, и на контрагентов, сде
лавших это вопреки гражданскоправовому договору».
131
По существу в пункте 1 вышеизложенной статьи законода
тель дал определение понятию «коммерческая тайна». В насто
ящее время предприятия и предприниматели лишены реаль
ной дееспособности в деле обеспечения сохранности важной для
них деловой и торговой информации, так как все существую
щие законодательные акты лишь декларируют право на ком
мерческую тайну, не определяя механизмов и процедур его прак
тической реализации.
Угрозы утечки конфиденциальной информации. Разработку
мероприятий по сохранению коммерческой тайны предприя
тия следует осуществлять, соблюдая принцип комплексного
перекрытия возможных каналов утечки информации и обеспе
чения равнозначной надежности защиты всех ее носителей.
Угрозы сохранности коммерческой тайны могут быть внешни
ми и внутренними. Внешние угрозы возникают вследствие не
посредственной деятельности недобросовестных конкурентов,
преступных элементов, изза неумелой постановки взаимоотно
шений фирмы с представителями государственных структур,
общественных организаций, средств массовой информации, а
внутренние – инициируются персоналом предприятия.
Действия извне могут быть направлены на пассивные носи
тели информации и выражаться, например, в следующем: по
пытки похищения документов или снятия копий с документов,
дискет, снятие информации, возникающей в тракте передачи в
процессе коммуникаций, уничтожение информации или повреж
дение ее носителей; случайное или преднамеренное доведение
до сведения конкурентов документов или материалов, содержа
щих вашу коммерческую тайну.
Действия извне могут быть также направлены на персонал
компании и выражаться в форме подкупа, угроз, шантажа,
выведывания с целью получения информации, составляющей
коммерческую тайну, или предполагать переманивание веду
щих специалистов на конкурирующую фирму и т. п.
Внутренние угрозы представляют наибольшую опасность для
вновь сформированных и не устоявшихся коллективов, где не
успели сложиться традиции поддержания высокой репутации
предприятия, однако внимание своевременному вскрытию этих
угроз должно уделяться повсеместно. Не исключена вероятность
того, что отдельные сотрудники с высоким уровнем самооценки
изза неудовлетворенности своих амбиций (уровнем зарплаты,
отношениями с руководством, коллегами и пр.) могут предпри
132
нимать меры по инициативной выдаче коммерческой информа
ции конкурентам, а также попытаться уничтожить важную
информацию или пассивные носители (например, внести ком
пьютерный вирус). По оценкам психологов, до 25% всех служа
щих фирм, стремясь зарабатывать средства любыми способами
и любой ценой, зачастую в ущерб интересам своей фирмы, ожи
дают удобного случая для разглашения коммерческих секретов,
их продажи.
Правовые основы защиты информации внутри предприятия.
Создавая различные технические и организационные системы
защиты информации, необходимо помнить, что без создания
правовых основ вашей деятельности в области защиты конфи
денциальной информации они окажутся неэффективными. Так
как закона о защите коммерческой тайны в настоящее время не
существует, приходится основываться на различных статьях
многих законодательных актов. Так, например, статьи 6 и 7
Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных
правах» определяют объекты интеллектуальной собственности,
а в разделе V (ст. ст. 48–50) данного Закона говорится о возме
щении ущерба, причиненного вследствие недобросовестной кон
куренции. В статье 10 Закона РСФСР «О конкуренции и огра
ничении монополистической деятельности на товарных рын
ках» и статье 15 Федерального закона Российской Федерации
«О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» опреде
лены формы недобросовестной конкуренции. Уже одно это пе
речисление говорит о необходимости иметь в качестве помощ
ника опытного юриста (особенно, если учесть еще вопросы, свя
занные с авторским и патентным правом).
Так как всякая деятельность любого предприятия должна
быть юридически оформлена, одной из первоочередных задач
по защите коммерческой тайны предприятия является разра
ботка соответствующих нормативных документов, регламенти
рующих деятельность всех звеньев предприятия в этом направ
лении. И прежде всего необходимо зарегистрировать право на
коммерческую тайну в Уставе предприятия. Так, в соответствии
с примерным уставом федерального государственного унитар
ного предприятия, утвержденного распоряжением Мингосиму
щества России от 16. 02. 00 г. № 188р, предприятие может
осуществлять лишь те виды деятельности, которые предусмот
рены в его Уставе. Примерное содержание такого дополнения в
Устав должно быть следующим: «Состав и объем сведений, со
133
ставляющих служебную или коммерческую тайну, а также по
рядок их защиты определяются руководителем предприятия, и
он имеет право требовать от сотрудников предприятия соблю
дения установленных правил ее сохранности. Сотрудники пред
приятия обязаны обеспечить сохранность служебной или ком
мерческой тайны, а также информации, охраняемой патент
ным, лицензионным и авторскими правами».
Такое положение, закрепленное в Уставе, будет основой
для всех последующих шагов по организации защиты ком
мерческой информации фирмы. Необходимо разработать «Пе
речень сведений, составляющих служебную или коммерчес
кую тайну предприятия, и основные требования к сотрудни
кам по ее защите», а также «Перечень сведений, которые не
должны разглашаться посторонним лицам в целях личной
безопасности сотрудников фирмы». Оба эти документа необ
ходимо официальным приказом или распоряжением под рас
писку довести до сотрудников фирмы. Первый документ –
прямая основа для возникновения юридической ответствен
ности в соответствии с гражданским законодательством. Вто
рой нужен в связи с тем, что некоторую информацию трудно
отнести к коммерческой тайне, но сохранять ее весьма важно
(например, место нахождения руководителя фирмы в конк
ретное время, планируемые совещания, переговоры, сведения
о личной жизни сотрудников и т. п.). Перечисление такой
информации, которая имеет специфику в каждом конкрет
ном случае, имеет прежде всего характер дисциплинирующе
го воздействия на сотрудников. Следующим необходимым
документом является «Договоробязательство о сохранении
коммерческой тайны и другой служебной информации», ко
торый необходимо подготовить и предложить подписать каж
дому сотруднику. Это может быть как отдельный документ,
так и специальный раздел в контракте о найме на работу.
Естественно, что, как и любая другая работа, обязанности по
защите коммерческой тайны (соблюдению конфиденциаль
ности) должны соответствующим образом оплачиваться – это
положение также желательно отразить в контракте. Зару
бежная практика предусматривает после подписания вруче
ние второго экземпляра договора сотруднику фирмы. Вместе
с тем следует учитывать, что использование договоров о не
разглашении служебной или коммерческой тайны – вовсе не
самостоятельная мера по ее защите. Предложив сотруднику
134
подписать договоробязательство, руководство фирмы предуп
реждает сотрудника, что в дело вступает целая система ме
роприятий по защите информации: правовых, организацион
ных, технических. Договор закладывает правовую основу тому,
чтобы пресечь возможные противоправные действия.
Весьма принципиальным представляется также отражение
вопросов защиты коммерческой тайны в контракте, заключае
мом с руководителем предприятия при его назначении на дол
жность.
Данное положение нашло свое отражение в примерном кон
тракте с руководителем федерального государственного унитар
ного предприятия, утвержденном распоряжением Мингосиму
щества России от 16. 02. 00 г. №189р. Руководителю предпри
ятия предоставлены исключительные права в определении со
става и объема сведений, составляющих коммерческую тайну
предприятия, а также порядок ее защиты. Вместе с тем на него
возложены и обязанности о неразглашении сведений, составля
ющих служебную или коммерческую тайну, ставших известны
ми ему в связи с исполнением должностных обязанностей. По
этому в контракте руководителя предприятия целесообразно
отразить следующее:
– вопервых, необходимо обязать его строго хранить коммер
ческую тайну предприятия и не использовать ее для занятия
любой деятельностью в ущерб предприятию;
– вовторых, следует подчеркнуть, что руководитель пред
приятия несет персональную ответственность за создание необ
ходимых условий для обеспечения сохранности коммерческой
тайны предприятия;
– втретьих, как и члены трудового коллектива, руководи
тель предприятия должен быть предупрежден, что нарушение
им требований в части организации защиты коммерческой тай
ны и порядка ее защиты может повлечь расторжение контрак
та, а также уголовную, административную, гражданскоправо
вую и иную ответственность в соответствии с действующим за
конодательством.
Наличие вышеперечисленных документов даст возможность
говорить о наличии на предприятии юридически закрепленно
го порядка защиты коммерческой информации, это также даст
возможность принимать на себя юридически обеспеченные обя
зательства по сохранению коммерческой тайны заказчика, от
нося ее к закрытой информации. При этом необходимо в дого
135
ворах с заказчиком четко и однозначно указывать сведения,
относящиеся к защищаемой информации.
Меры по предотвращению утечки информации. Основным
фактором, способствующим защите информации, остаются пока
режимные, т. е. специальные меры, направленные на предотв
ращение утечки конкретных сведений.
Принятие специальных мер, направленных на защиту кон
фиденциальной информации, зависит прежде всего от владель
ца (владельцев) информации; складывающейся конкурентной
обстановки; ценности, которую представляет производственная
или коммерческая информация, и других факторов.
Безусловно, хранить секрет его владельцу, если он больше
никому неизвестен, не представляет большой сложности и зат
рат на его охрану. Он сам не должен допустить к нему третьих
лиц. Носитель информации (документ, дискета, предмет) дол
жен иметь соответствующее место хранения (не письменный
стол, а сейф или другое недоступное для других лиц место).
Несколько усложняется охрана этих сведений, когда о ее
наличии становится известно заинтересованным лицам. Возни
кает необходимость ограничивать доступ посторонних лиц к
месту хранения секретных материалов.
Предприятия, фирмы, объединения, где имеется не один
владелец информации, а несколько, к тому же работают сотруд
ники, не допущенные к производственным (коммерческим) сек
ретам, представляют собой более сложный объект защиты. Воз
никает вопрос о необходимости обеспечения внешней и внут
ренней безопасности структурных объединений предпринима
тельства. Для его решения можно использовать частные пред
принимательские фирмы, частные службы безопасности (т. е.
которые функционируют самостоятельно, принимая заказы от
клиентов), собственные службы безопасности.
Качественное же исполнение заказа негосударственными де
тективными службами во многом зависит от тех условий, кото
рые создаются им органами власти. Например, СанктПетер
бургская мэрия своим решением запретила на территории горо
да деятельность частных предпринимательских фирм, которые
занимались также оказанием услуг по защите коммерческой
тайны. Осуществление этих частных функций вменяется госу
дарственным правоохранительным органам. И это несмотря на
то, что частное предпринимательство, как показывает зарубеж
ный опыт, охраняет частное детективное общество. Государ
136
ственным же правоохранительным органам, при всем их жела
нии и возможностях, с этой задачей в полном объеме не спра
виться. Это один вопрос.
Второй касается изучения самой частной фирмы перед тем,
как обратиться к ней за помощью. Почему? Имеются данные,
что некоторые частные детективные образования вместо того,
чтобы действовать в соответствии со своим уставом, занимают
ся вымогательством, шантажом представителей других пред
принимательских фирм. В принципе здесь идет обоюдная про
верка заказчика и клиента перед тем, как заключить договор.
Игнорирование этого подхода может привести к серьезным
ошибкам. Специальные меры, которые осуществляются при
защите информации, можно подразделить на внешние и внут
ренние.
К внешним мероприятиям относятся следующие: изучение
партнеров, клиентов, с которыми приходится вести хозяйствен
ную, коммерческую деятельность, собирать информацию об их
надежности, платежеспособности и другие данные. При необ
ходимости производится изучение связей сотрудников частной
фирмы. Выясняются лица, проявляющие интерес к фирме, ее
деятельности, сотрудникам (не относятся ли они к конкуриру
ющей фирме или к преступной группе). В случае установления,
что эти лица допустили какиелибо противозаконные действия,
необходимо информировать соответствующий правоохранитель
ный орган. Тем самым пресекается преступная деятельность и,
в том числе, интерес к частной фирме. По возможности жела
тельно установить, в чем суть этого интереса и кому понадоби
лась та или иная информация.
В ходе осуществления внутренних мероприятий по обеспече
нию безопасности решаются следующие вопросы: подбор, про
верка лиц, желающих поступить на работу в частное предпри
ятие. Изучаются их анкетные данные, поведение по месту жи
тельства и прежней работы, личные и деловые качества, поло
жительные и отрицательные стороны изучаемого лица, меж
личностные отношения, выясняется, имелись ли судимость,
административные задержания, связь с преступным миром.
Дополнительно может проводиться тестирование лица для вы
яснения моральных или других качеств. Обращается внимание
на возможную работу в конкурирующей фирме и причины ухо
да. После этого делается вывод о пригодности кандидата к ра
боте в данной фирме. На этом этапе изучения сотрудника инте
137
рес к нему не заканчивается. Периодически или в зависимости
от поведения продолжают изучаться и анализироваться его
поступки, затрагивающие интерес (секреты) фирмы. Не исклю
чено, что конкурент может специально направить своих людей
для устройства на работу в интересующее его предприятие с
целью получения о нем ценных сведений.
Как показывает зарубежная практика работы частных фирм,
утечка информации зачастую происходит по инициативе их же
сотрудников. В мотивационной основе совершаемых поступков
лежит корысть (получить значительную сумму денег) или месть
(не исключая заодно и материальную выгоду), например, со
стороны уволенного работника, имевшего доступ к предприни
мательской информации. В этой связи целесообразно обращать
внимание на лиц, которые в процессе хозяйственной или иной
деятельности проявляют необоснованный интерес к информа
ционным хранилищам, предполагаемым сделкам и партнерам.
При возникновении серьезных подозрений о недобросовестнос
ти сотрудника по отношению к предприятию, фирме предпоч
тительнее с ним расстаться.
Компьютеризация предпринимательских структур, накопле
ние с ее помощью различной информации привлекает как кон
курентов, так и преступников. Зачастую лица, желающие вос
пользоваться этой информацией, находятся среди обслуживаю
щего персонала, а это уже проблема внутренней безопасности.
Задача службы безопасности – своевременно выявить среди об
служивающего персонала тех сотрудников, которые вынашива
ют намерения использовать имеющееся в их распоряжении све
дения для продажи другим лицам или использовать в своих
личных целях для получения выгоды. Помимо действия в инте
ресах конкурента могут совершиться и действия, преследуемые
по закону: мошенничество, саботаж, повреждение ЭВМ. Если
исходить из зарубежного опыта, то с волной компьютерных
преступлений, пока для нас новых и не в полном объеме урегу
лированных на законодательном уровне, нам придется столк
нуться в недалеком будущем. Субъектами этих преступлений,
как правило, являются высокообразованные специалисты, име
ющие доступ к секретным программам, шифрам, кодам. В бан
ковских системах, например, совершается мошенничество (сни
маются деньги со счетов клиентов вымышленным лицом, зани
маются спекуляцией, используя банковский капитал, на ва
лютных биржах, оплачиваются собственные счета и т. д.). Раз
138
витию данного вида преступлений способствует также и то, что
фирмы и банки не стремятся оглашать факты компьютерных
краж, чтобы не отпугнуть клиентов. Преступники, зная такое
положение, шантажируют владельцев банков, угрожают рас
крыть секретные коды и шифры, что может приводить к колос
сальным расходам для их замены...
Крупные зарубежные и состоятельные фирмы вводят в свой
штат дополнительную должность – сотрудника, занимающегося
противодействием хищению ценной информации. Другие же фир
мы постоянно или периодически пользуются услугами частных
служб, специализирующихся на сыске и охране. Штатная числен
ность этих служб насчитывает десятки тысяч сотрудников. Тен
денция роста их рядов не сокращается. В действиях частных служб
и полиции возникают противоречия, но их пытаются уладить с
помощью закона или на паритетной основе. <...>
Подводя итоги, следует отметить, что защита специальными
мерами ценной информации должна осуществляться как про
тив конкурентов, так и против преступных элементов, пытаю
щихся овладеть ею. Меры защиты зависят от тех способов и
приемов, которые применяют похитители. Использование для
защиты секретов частных фирм самых сложных электронных
устройств позволяет только сдерживать их утечку, но не оста
навливать этот вид деятельности, получивший в мировой прак
тике название промышленный (коммерческий) шпионаж; в эко
номической литературе, исследующей развитие предпринима
тельской деятельности, обращается внимание на поддержание
этики честной коммерческой деятельности. Однако рыночно
конкурентная деятельность немыслима, как показывает зару
бежная практика, без экономического, производственного, на
учнотехнического и других видов шпионажа. Самый благопри
ятный общественноэкономический климат для развития пред
принимательства не сможет предотвратить банкротства, если в
результате удачной шпионской акции будут похищены секрет
ные для фирмы (компании) сведения. Шпионаж – это тень
рыночноконкурентной деятельности, двигатель для одних фирм
и тормоз для других.
²
²
²
²
Темы для эссе
Этический портрет владельца секретной информации.
Кто в ответе за утечку информации?
«Все тайное становится явным».
Этический кодекс или правовые нормы – что эффективнее?
139
Приведенные ниже статьи даются на английском языке.
Эти статьи напечатаны в зарубежных журналах и поднимают
этические проблемы электронной коммерции (Ebusiness). XXI
век – информационная эпоха – поставил на повестку дня вопро
сы, связанные с хранением, передачей и защитой информации.
Разумно организованные потоки различной информации позво
ляют радикально усовершенствовать бизнеспроцессы и успешно
конкурировать в мире «высокоскоростного бизнеса» (Б. Гейтс).
Эффективное развитие информационных технологий (IT) порож
дает следующие проблемы: а) доступ к информации деликатно
го содержания (часто используется для организации недобросове
стной конкуренции); б) доступ к информации личного характе
ра (нарушается тайна личной жизни); в) доступ к коммерчес
кой информации (коммерческое и интеллектуальное воровство
и т. д.); г) потенциальная достижимость секретной информа
ции (несанкционированный доступ к государственной тайне);
д) использование информационных технологий для противоза
конной и аморальной деятельности (распространение порногра
фии в коммерческих целях, налаживание каналов наркосбыта и
др.). По мнению зарубежных исследователей, решение подобных
проблем лежит в двух плоскостях: создание системы защиты
информации (на техническом, правовом и этическом уровнях) и
обеспечение системы контроля за использованием и распростра
нением информации (определение сторон ответственности и
наделение их конкретными функциями).
A question of ethics
Печатается по: Wilder Clinton, Soat John.
Information Week, 02/19/2001 Issue 825.
Doing business online brings into sharp focus ethical questions
about privacy, employee monitoring, and sharing data in supply
chains. Are IT professionals prepared to respond?
One afternoon last fall, lockheed martin corp. senior financial
analyst Susan Waterschoot opened an Email attachment and knew
immediately that she was looking at information she wasn’t supposed
to see. In a template from a Lockheed Martin competitor that should
have been blank, the competitor had mistakenly included proprietary
rate calculations for a federal government contract on which
Lockheed Martin was a subcontractor.
140
Waterschoot, who also acts as database administrator in the
company’s radar systems unit in Syracuse, N. Y., immediately
alerted her boss and the unit’s legal counsel. But there was one
other department that had to be notifiedand fast. Waterschoot
knew that if the document was still on the company’s Microsoft
Mail server after 5 p. m., it would be backed up overnight and
archived on tape, making it potentially recoverable by other
employees. Furthermore, the server is shared by the prime
contractor, Lockheed Martin, and other subcontractors, exposing
the confidential data to even more potential competitors.
Waterschoot and the legal counsel worked with their colleagues in
IT to remove the document from the server and back it up onto a
diskette, which they returned to the competitor. “I just tried to do
the right thing,” she says.
As Ebusiness moves more and more business processes and
transactions online, Waterschoot’s experience is a telling example
of how information technology, and the people who manage it, are
at the forefront of decisions with ethical implications. The debate
over ethical standards in business isn’t new. What is new, or at
least more apparent than ever, is IT’s central role in some of the
most important businessethic issues of the day: privacy, the
ownership of personal data, and the obligations created by extended
Ebusiness partnerships. How have these controversies affected IT
managers and others involved with technology? What ethical issues,
if any, are business executives grappling with in connection with
cuttingedge IT? And where do IT people go for guidance on ethically
ambiguous situations? Far from selfevident, the answers may be
critical to the development of the trust and integrity needed to
succeed at Ecommerce and online business.
Changes in technology and business processes can outpace
companies’ ability to consider their ethical implications or to train
employees to deal with them. Few companies have formal programs
like Lockheed Martin’s, which requires its 140,000 employees to
complete one hour of ethics training every year. “It’s traditionally
been seen as an addon’ethics is nice, but let’s get back to work,’”
says David Gebler, a principal at the Working Values Group in
Boston, a consulting firm that’s developed ethics training programs
for Chase Manhattan Bank, Procter & Gamble, Prudential, Raytheon,
and other companies. “You have to bring ethics into your business
context. And Ebusiness raises ethical issues that may have existed
before, but not in such stark reality.”
141
One IT manager considers the quality of his work to have ethical
implications. “The impact of the decisions I make on our company
is scary,” says Frank Gillman, director of technology at Allen Matkins
Leck Gamble & Mallory LLP, a large law firm in Los Angeles.
Gillman says his decisions on anything from an outsourcing partner
to a WAN vendor could be critical to the firm’s ability to operate
and compete effectively. And that’s an ethical burden in itself. “IT
people need professional training on more than just how to work on
computers,” Gillman says. “We don’t do enough in that area. I
wish we could do more.”
Many IT and business managers seem to take their cues about
ethical conduct from the companies they work for. In an
InformationWeek Research survey of 250 IT and business
professionals, only 54% say they have a personal code for evaluating
the ethical and moral implications of business decisions. Of those
who do, 67% say it’s based on their company’s code of conduct;
only personal experience polled higher (70%). An eyeopening 93%
of all respondents say they agree with all aspects of their company’s
ethical code, and 96% say their company adheres to its code.
“I’m pretty shielded from those [ethical] questions by our human
resources department,” says James Underwood, manager of IS at
Canon Information Systems Inc. He’s alluding to collecting Internet
firewall log data that reveals which Web sites employees visit. The
HR department “is responsible for what’s ethical and legal as far as
what they do with that information, and I’m happy to let them do
that,” Underwood says. “The question of whether they use it in an
ethical manner is up to them.”
A pragmatic view, to be sure, but is it a sound one? “IT people
are the ones responsible for configuring technologies and systems
that have ethical implications,” says R. Edward Freeman, business
administration professor and director of the Olsson Center for
Applied Ethics at the University of Virginia’s Darden School of
Business, and coeditor of the Blackwell Encyclopedic Dictionary
Of Business Ethics (Blackwell, 1998). “They have to be more than
the mechanics who keep it running. They need to understand that
ethics is at the center of what they do.”
At a law firm where Frank Gillman formerly worked, one IT
employee clearly didn’t understand that. The worker sold company
owned disk drives for money to support his cocaine habit. Theft
and drug use are bad enough, but that’s not what horrified Gillman.
To cover his tracks, the employee seriously compromised the firm’s
142
IT integrity by removing the system’s datamirroring capability,
giving the system the appearance of having the added memory
provided by the missing drives. “Can you imagine what would have
happened if the system crashed?” Gillman says.
In large part to address potential ITrelated liabilities, both
inside and outside a company, a growing number of businesses
have highlevel ethics executives or chief privacy officers to enforce
company standards. “Our goal is to raise awareness, to be proactive
and preventive rather than punitive,” says Tracy Carter Dougherty,
Lockheed Martin’s director of ethics communication and training,
part of a corporatelevel office of ethics and business conduct that
reports to the chief operating officer and CEO. Lockheed Martin
recently disciplined an employee who Emailed a chain letter to
friends in the companyand brought down a server that affected an
entire business area. “When you hit that ‘Send’ key, there’s no
getting it back,” says Dougherty. “You always have to be very
mindful of the risks, and we depend on IT to tell us where the new
risks are likely to be.”
One new area of risk has to do with the use of handheld devices
such as cell phones or personal digital assistants while driving,
which has been cited as a factor in a growing number of traffic
accidents (see story, p. 46). Mike Vleisides, senior manager of
application development at Aventis Pharmaceuticals Inc. in
Parsippany, N. J., spearheaded a “pulloffthehighway” policy for
the company’s 3,500 field sales reps seeking to download data while
in their vehicleswhich Vleisides says constitutes about 90% of
their working hours. “Our company would rather have our sales
people pull over and spend 30 seconds using the devices safely than
risk accident, injury, or worse using them while attempting to
drive,” he says.
Another area of risk, perhaps the riskiest, has to do with collecting
personal data. In the InformationWeek Research survey, 80% of
respondents say their companies collect customer data. Yet only
60% say their companies have a publicly displayed policy on the
privacy of customer data they collect. Just 6% of those surveyed
say their companies sell data to third parties, though the percentage
jumps to 11% among companies with revenue of $1 billion or
more. Healthcare companies, which collect what may be the most
sensitive customer data, have the highest percentage (9%) of
companies selling data among five industries surveyed. Overall,
95% of respondents say their companies always adhere to their
143
privacy policies, and virtually everyone says their customers know
when specific types of data are being collected.
“We will treat customer information in a way that our customers
expect it to be treated,” says Robert Beason, outgoing CIO of the
Southern Co., a $23 billion gas and utility holding company in
Atlanta. Beason says the company has turned down thirdparty
offers to buy some of the data within its 7terabyte data warehouse
of information on 4 million customers. “It’s for our internal use,
and we’re not going to sell information in the open marketplace
without written approval from customers,” he says. “There has to
be a business ethic that goes along with that.”
But what role should IT people play in determining that ethic?
Like scientists, IT professionals are often accused of being more
interested in results than ramifications. “When your job is building
the bestperforming database you can, you don’t always think about
the ethical implications of how that data will be used,” says Ed
Altman, a former CIO at MetroGoldwynMayer Studios Inc. and
now director of business development at integrator and staffing
firm Metro Information Services. “The very people helping to create
the [data privacy] problem don’t realize how bad it is.”
Yes they do, says Kathy Komer, presidentelect of the
International DB2 User Group, a worldwide organization of users
of IBM’s enterprise relational database. Or at least they’re aware of
the controversy. “I don’t see anyone who takes managing databases
lightly,” says Komer, a database administrator for a large
Northeastern company. But the user group has no written ethical
policy concerning data collection, nor does it advise companies on
ethical considerations in dealing with personal data, Komer says.
For consumers, the line between welltargeted marketing and
privacy invasion has always been a fine one. Some argue the consumer
privacy issue, when compared with the actual capabilities of online
marketing technology today, is overblown. It’s rarely possible and
almost never costeffective to segment customer data to the
individual level. In the InformationWeek survey, 65% respondents
say they segment customer data by product line, 46% by region,
41% by frequency of purchases, and 33% by profitability. “All this
fuss about privacy policies is the political correctness of the 21st
century,” says admitted contrarian Peter Fader, professor of
marketing at the University of Pennsylvania’s Wharton School of
Business. “Let the market dictate what’s good and bad. As technology
advances, consumers also get smarter and more skeptical.”
144
Most everyone in Ebusiness agrees that questionable ethical
moves that compromise customer privacy for shortterm marketing
gain are bad for business in the long run. “Online business is entering
a more mature phase, and the issue of who the customer trusts
becomes more of a competitive differentiator,” says IBM chief privacy
officer Harriet Pearson.
Lands’ End Inc. believes that its renowned customer loyalty
depends heavily on trust, and the apparel retailer has one of the
industry’s strictest online privacy policies. The company doesn’t
send Email promotions to its customers except by request and
never sells or trades online customer data.
Lands’ End’s security audits include not only hacking tests on
its firewalls, but ethical tests of IT and business employees in
situations where data security could be compromised. “We test to
make sure they make data available only to those who should see
it,” says Linda Severson, director of business systems. “You have
to have tests that continually challenge your security and privacy
processes. Ethics has to become more of a way of life, not a one
time policy posting.”
Trust between workers and employers is another key issue putting
IT managers in the midst of ethical decisions. Most companies
forbid employees using company computers to access Web sites
with material that is pornographic, violent, or haterelated. Dow
Chemical Corp. fired 50 employees last year at a Freeport, Texas,
facility for violating that rule. In the InformationWeek survey,
more than half of the companies monitor their employees’ use of
the Web (62%) and Email (54%). Among companies larger than
$1 billion, those figures jump to 77% and 70%. And consistent
with respondents’ overwhelming agreement with their corporate
policies, most IT people believe such monitoring is ethical.
“Speaking for myself, I think employees’ Webusage logs should
be available,” says Dave Austin, humanresources IS specialist at
manufacturer Leggett & Platt Inc. in Carthage, Mo. “If an employee
is doing a poor job and the manager can see that person has visited
eBay 85 times in the past week, the manager should be able to say
that’s not acceptable and must stop. And that should be explained
to every employee up front.” But Austin also says reasonable personal
use of the Net should be allowed, given the fact that many devote
long hours and weekend time to their jobs.
Another question is, who should this data be available to? Canon
Information Systems’ Underwood says he’s been approached by
145
department managers seeking a peek at the Websurfing habits of
certain employees. “I said, ‘We have the information but you need
to go to HR to get it.‘”
When accounting firm Clifton Gunderson LLP in Peoria, Ill.,
started generating monthly reports on Website usage for its HR
department, chief technology officer Matthew Camden, who studied
business ethics while in graduate school at Loyola University, says
he realized the technology manager producing the reports might be
tempted to warn people whose names appeared on the list. “I said,
‘You may see people on the list who sit next to you, but you can’t
do anything about it,’” Camden recalls. IT people need help in
determining the proper ethical responses to ambiguous situations,
he says, and IT and business managers need to provide that guidance.
“It’s not enough to have a rule; you have to do what you can to
make people follow it.”
Because of IT professionals’ access to sensitive data, they must
often do more than ensure compliance with company policy. At the
Allen Matkins law firm, an IT employee cleaning up logs in the
firm’s contactmanagement application noticed something amiss.
In a space for comments and notes usually left blank, one attorney,
unaware it was a shared application, had keyed in two creditcard
numbers, a savingsaccount personal ID number, and the access
code for his home security system. Director of technology Gillman
told the employee to notify the attorney immediately.
Call it CYA ethics . “Whenever there’s a leak of information, one
of the fingers of suspicion will be pointed at IT,” Gillman says.
“The more you act like you can be trusted, the less you’ll be targeted.”
Guarding data privacy takes on even more significance when
supplychain partners share information online outside company
walls, as Lockheed Martin’s Waterschoot knows. In industries such
as automotive, hightech manufacturing, aerospace and defense,
and many others, collaborators on one project can often be
competitors on another. “You need to make darn sure that the
information being exchanged online is the right information,” says
ethics director Dougherty.
More suppliers are designing key components for competitors
and sharing those designs online, says Michael Bauer, a partner in
CSC Consulting’s manufacturing practice and coauthor of ESupply
Chain (BerrettKoehler Publishers, 2000). “I hear a lot of emphasis
on shortening cycle times and finding tools for security, but I
haven’t seen a lot of awareness or programs about the responsibilities
146
of partners in an electronic supply chain,” Bauer says. “The problem
is human beingsnot because they’re malicious, but because they
can be careless or ignorant about ethical implications. “
That may be the key: Most IT managers and executives agree
there needs to be more training in ethics, especially now that IT has
taken a central role in doing business. Indeed, thinking of business
and ethics, or IT and ethics, as opposing forces may be a false
dichotomy. “The whole idea of positioning ethics and profits as a
tradeoff is like asking me if I want a heart or a lung,” says University
of Virginia’s Freeman. “Well, I’m partial to both of them. “
The Upshot
IT is at the center of important ethical issues:
• Most companies today monitor Email and Web use, but who
should have access to that data?
• How involved should IT be in setting policies on collecting and
selling personal data?
• Many managers take ethical cues from their companies’ policies,
but should companies provide training in ethics?
²
Темы для эссе
Размышления на заданную тему.
The ethics of data
Печатаеся по: Colkin Eileen.
Information Week, 05/14/2001 Issue 837.
As the debate over data privacy grows, many IT professionals
who manage the information find themselves in the middle of the
controversy.
Steve Hoberman works for one of the largest process—
manufacturing companies on the East Coast. Hoberman is a data
architect in the company’s IS division. He generates reports for the
company’s marketing and sales executives based on information in its
data warehouse. He considers himself an expert in database design
and has a master’s degree in IT from Carnegie Mellon University.
You might think Hoberman would know all there is to know about
his company’s data policies, or at least he’d be generally aware of what
the company does with its data. But ask him whether his company
sells data to third parties. “No,” he answers right off, but then,
thinking about it, “I guess I don’t know for sure.” Does he care? “Not
147
really,” he says. “I’m an enabler. I solve people’s problems. “ Hoberman
says he translates management’s need to interpret data into a tool
executives can use to help the business. “Beyond that point,” he says,
“I don’t care.”
As an IT professional, Hoberman isn’t unusual in his lack of
awareness of his company’s data policies, nor is he unusual in his
insistence that he doesn’t need to know those policies. As the debate
over data privacy grows louder and more acrimonious, IT
professionals increasingly find themselves in the middle of the
controversy, whether they know it or not—and a disturbing number
don’t know it. IT is what makes the collection, manipulation, and
dissemination of data possible. And while data has been collected
and sold since the invention of the abacus, the furious pace at
which that industry has grown over the past 10 years can be laid
directly at the feet of the technology industry.
What do professionals in the “data industry”—data marketers
and vendors of database and datamining technology—think of the
ethical implications, if any, of what they do? What about IT
professionals who specialize in data storage and management? Many
data marketers equate their ethical obligations with following the
letter of the law. As for datatechnology vendors, by and large they
feel removed from the issue. Many IT professionals, even some
directly involved in creating marketing databases, profess an
ignorancewilled or not—of any implications to what they do outside
their immediate business obligations.
The data industry has come under harsh review. There is a raft
of federal and local laws under consideration to control the collection,
sale, and use of data. American companies have yet to match the
tougher privacy regulations already in place in Europe, while
personal and classaction litigation against businesses over data
privacy issues is increasing. Privacy advocates, educators, and
industry observers say it’s time for the data industry, and the IT
community in general, to embrace the issue and drop the duckand
cover mentality that pervades the controversy. “This whole area is
a minefield,” says Brian Staff, marketing VP at database supplier
Informix Corp., which was recently acquired by IBM.
Earlier this year, N2H2 Inc. learned about the politics of the privacy
debate the hard way. The Seattle company, which provides 40% of the
Internet filtering software used in U. S. schools, decided last year to
enter a new business: the sale of aggregated data. In a partnership
with marketing powerhouse Roper Starch Worldwide, N2H2 began
148
marketing the data, called Class Clicks, that its filtering tools collected
on the Website usage trends of elementary and highschool students.
The data contained no names or personal information and complied
with the new federal Children’s Online Privacy Protection Act.
Yet N2H2’s new line of business brought such loud howls of
protest from online privacy advocates that the company scrapped
the effort in February. “We went above and beyond the call to make
sure there was no way to trace anything back to a school or an
individual,” says Ken Collins, N2H2’s director of analytic services.
“It was all aggregated data, but it still triggered a bunch of flags
in public perception. It was a confusing and chaotic mess.”
There’s no doubt that data marketers feel under scrutiny. “If we
don’t get it right, and we allow abuses to happen, the whole industry
will pay the price for years,” says Paul Gustafson, VP of business
development and product management for IQCommerce Corp., which
builds the IT behind online promotions for companies such as
Unilever and Johnson & Johnson. “There’s an awful lot at stake,
and we’re a long way away from having all the answers.”
Many companies in the consumerinformation business describe
ethical business practices primarily in terms of complying with
existing laws, such as the 31yearold Fair Credit Reporting Act or
the recently ratified Gramm Leach Bliley Act that regulates consumer
financial data. “We try to balance how we use information while
complying with laws and regulations and doing things in an ethical
manner,” says Rich Crutchfield, executive VP at Equifax Corp. in
Atlanta, the world’s largest provider of credit data.
“There’s a tremendous amount of federal, state, and contract
law out there dealing with privacy,” says David Lee, an executive
VP at ChoicePoint Inc., which compiles publicrecord information
for insurance carriers, the FBI, and the U. S. Marshals, among
other customers. “We view ourselves almost as a regulated industry.”
At ChoicePoint, chief privacy officer Michael de Janes is also the
company’s general counsel.
Clearly, business and government leaders aren’t satisfied with
how data privacy has been handled so far. The growth of a
management position known as the chief privacy officer is an attempt
by companies—across many industries, not just those in the data
business—to indemnify themselves against potential liability over
data issues, both internal and external.
As well they should. Along with the privacy laws already on the
books, there are 50 bills pending in Congress concerning privacy
and more in state and local governments.
149
Data marketers are keenly aware of the growing momentum
behind those legislative efforts, and what it might mean for their
industry. “We want to avoid heavyhanded regulation with
unintended consequences,” says John Ford, chief privacy officer at
Equifax. “Why use a vise grip when a pair of tweezers will do?”
One of the most controversial of the new privacy laws is the
Health Insurance Portability and Accountability Act. Former
President Clinton signed the bill into law in 1996, but Congress
never devised specific rules governing medical data, so that onerous
task was deferred to the Department of Health and Human Services.
The department released 1,500 pages of rules in December (available
at www. hhs. gov/ocr/regtext. html), Congress ratified them last
month, and companies have two years to comply.
Patients are promised the ability to access their medical records;
previously, that was allowed in only 28 states. Also, they can make
changes to inaccuracies in their medical files. Healthcare entities
covered under HIPAA must receive written consent from patients
to use their medical data. Healthcare companies must also hire a
privacy officer and train employees in how to handle the sensitive
data. Those who misuse data face up to 10 years in prison and
$250,000 in fines.
HIPAA won’t affect some datacollection methods. Medical
Marketing Service in Wood Dale, Ill., and A. Caldwell List Co. in
Atlanta aren’t using official records or underthetable schemes to
gather the information they sell to data marketers. They get it
voluntarily from ailment sufferers who respond to directmail or
online questionnaires that promise coupons, discounts, and samples
in exchange for a bevy of personal data. “We not only get ailment
information, but also data on college degrees, income, age, hobbies,
address and phone number, if they have an American Express or
Visa card, and whether they plan to travel or buy [specific] things
in the next six months,” says Tori Weathersby, senior sales executive
at A. Caldwell. For the millions who respond, they’re informed of
the marketing possibilities on the questionnaires.
HIPAA also doesn’t cover dotcoms, so when an individual fills
out a healthcare assessment on a medical Web site, that information
is fair game for any marketing efforts. “There’s a false sense of
security that consumers and patients would have at an Ehealth
dotcom,” says Paul Tang, chief medical information officer at the
Palo Alto Medical Foundation, a healthcare provider and medical
research group in northern California. Tang is also chairman of the
150
public policy committee of the American Medical Informatics
Association. “A critical point is that they’re not doing anything
that’s currently illegal. So it’s really a ‘consumer beware’ situation,”
he says.
Data marketers realize they have a publicperception problem.
The Direct Marketing Association represents 5,000 consumer
marketing and datacollection companies. Pat Faley, VP of ethics
and consumer affairs for the association and the former VP of
public responsibility at American Express, heads a staff of 10 who
focus on consumerprotection and privacy issues. The association
has specific privacy guidelines that its members must follow or
they can be kicked out of the group—and last year, it did just that
to three members, including Columbia University’s Graduate School
of Business, that refused to certify their adherence to the guidelines.
“They felt it was not the appropriate role for a trade association,
but we obviously disagree,” Faley says. “Any company that violates
their customers’ privacy gives the entire industry a black eye.”
A common refrain among technology providers and the companies
collecting and mining data is that ethical, privacyrespecting
practices simply make good business sense. “Poor privacy practices
harm relationships,” says Rachael Shanahan, chief privacy officer
at Unica Corp., a supplier of customerrelationship management
software. “Any company that doesn’t understand the value of the
customer relationship won’t be around for very long.”
But most databasetechnology vendors don’t believe it’s their
place to dictate how their customers can or can’t use their products.
“We’re like the companies that make the metal that goes into guns—
one step removed,” says Informix’s Staff. “It’s hard to see how we
could impose any controls on how [Informix technology] is used. “
Oracle’s head database developer, Ken Jacobs, admits he has
conflicting feelings when his dinner is interrupted by a telemarketer—
who has perhaps culled his name from an Oracle database. “I sometimes
ask myself, ‘Do I really want to help these people?’” he says with a
laugh. But Jacobs, the databaseindustry leader’s VP of product strategy
for server technologies, says he doesn’t know how Oracle could enforce
any edicts on how its products are used, or not sell to a customer it
considered unethical. “I don’t think we’d be in a position to do that,”
he says. “Would the hardware people not sell them hardware? Or the
electric company not sell them electricity?”
Far from apologizing for what they do, many in the data industry
say they perform a valuable function for society. “One of the key
151
things that fuels our economy is easy access to credit information,”
says Equifax’s Crutchfield. “You can buy a car in an hour because
the auto company can see [your credit data] instantly.”
Businessintelligence software vendor Business Objects SA tries
to convince companies that aren’t in the information business that
they’re passing up a potentially large source of revenue by not
analyzing and selling data they collect. “We ran a seminar session
called ‘You’re Sitting On A Gold Mine And Don’t Know It,’” says
David Kellogg, senior VP of marketing at Business Objects.
Another vendor touts the capability of its products to go beyond
the generally accepted norm of aggregationcategorizing data by
demographic details without referencing specific names—as a
competitive advantage. “Marketers can indeed target personally
identifiable individuals, going beyond aggregation,” says Paul
Rodwick, VP of market development and strategy at E. piphany
Inc. “Companies want a deep relationship with their customers,
and technologies like ours help prevent spam because marketers
can do finer segmentation and market to people who are actually
interested in what they’re selling.”
That all makes sense to at least one IT professional. “To me,
there’s nothing bad here,” says database designer Hoberman. “I
don’t see anything wrong with collecting all this information about
us. I live for information. The more information you have, the
better. It’s all good stuff.”
Are there guidelines or an ethical code to help database experts
sort out their responsibilities? Should there be? Some senior IT
managers say database professionals don’t bear much responsibility
at all. “I never really thought about [usage of data] from the database
administrator’s position,” says Lou Saviano, director of IT services
and infrastructure development at Osram Sylvania, the Danvers,
Mass., division of Osram GmbH. “A database administrator would
never make the decision on how the data is used. That would be a
sales and marketing call.”
That also goes for outside consultants who create databases for
clients, says Trey Johnson, a datawarehouse architect for Encore
Development, an Ebusiness consulting firm in Jacksonville, Fla.
“We’re just building tools,” Johnson says. “The customers are
ultimately responsible for how they’re using these tools. “ Johnson
admits it’s possible that Encore would create a tool that would
collect data at a fairly personal level, but the responsibility for how
that technology is used “falls squarely on the shoulders of the
152
companies that use these tools,” he says. “That’s where privacy
starts and ends.”
Tang, of the Palo Alto Medical Foundation, has a different view—
that IT professionals should go beyond creating the tools and take
an active role in building their companies’ privacy policies. Not
only has Palo Alto implemented strict policies for users of patient
medical data, it’s also adopted policies for how the IT department
handles such information. “Every time you make a purchase or
upgrade of a system, you should consider the security features
built in and make sure they’re sufficient to handle privacy
regulations, governed either by professional ethics or law,” he says.
“I don’t think that’s been at the top of mind for any industry,
including health care. We live in a new world, and this should be
a key component of any new system.”
The ethical “duties” of a database administrator revolve around
maintaining the integrity, security, reliability, and availability of
a company’s data, says Bill Burke, director of information services,
strategic operations, at supplychain software vendor i2 Technologies
Inc. That means preventing information about a consumer’s credit
history or an employee’s humanresources records from becoming
corrupted, that no “inadvertent or malicious damage” is done to
the data, Burke says. Making such data secure, both from access by
outside hackers and inappropriate use by internal employees, is
also part of a database administrator’s ethical responsibility. “You
have the salary of everyone from the janitor to the CEO on file,”
Burke says.
A mitigating factor is that database professionals have limited
control over the operation of other parts of the companies they
work for, says Kimberly Floss, who recently left a job as a database
administrator for the Leo Burnett advertising agency in Chicago.
For example, responsibility for data integrity, while primarily the
database administrator’s, also lies with the organizations that
operate the applications that supply data to the company’s database
and even with the thirdparty application providers that supply
that software. But database administrators have to be knowledgeable
about those systems as well as their own, Floss says. “The
responsibility of the DBA, in my view, has increased.”
When it comes to data privacy and the changes that IT is bringing,
the industry hasn’t done enough to raise ethical questions, says
David Ozar, director of the Center for Ethics at Loyola University
in Chicago. The speed at which things are changing is no excuse.
153
Ozar compares it with human genome research, where technology
may be outstripping the ethical debate, but there’s at least an active
discussion about it in the professional and academic community.
“There was a selfconscious effort to say ‘Let’s talk about the
fundamental questions here,’” Ozar says. “I don’t think IT has
anything comparable.”
The problem is that many IT people don’t know very much about
the privacy debate. “You find that there’s a general lack of
understanding about privacy, about the laws and regulations,” says
Larry Ponemon, president of Guardent Inc., a Waltham, Mass.,
security service provider. Before Guardent, Ponemon was a partner
with PricewaterhouseCoopers, where he established the consulting
firm’s ethics and corporatecompliance practice. He’s considered
one of the leading experts on privacy. “[IT professionals] will say
things like ‘We know our company has a privacy policy, but I don’t
know where it is. ‘ They don’t understand how it affects their
business processes,” Ponemon says.
That’s dangerous, says Ira Rothken, principal of the Rothken
Law Firm in San Francisco. Rothken is a lead counsel in a class
action lawsuit in California against online data marketer
DoubleClick Inc. in a privacy—invasion dispute over the use of
cookies, the Internet device many Web sites use to keep track of
visitors. While Rothken says IT executives aren’t likely to be cited
in a dataprivacy lawsuit unless they’ve done something criminal,
they should understand the legal environment. “An IT person would
be acting below the standard of care not to know the laws and
regulations in their area,” he says.
Where do IT professionals find training in ethics? Not in college—
at least not yet. Database designer Hoberman says he never once
discussed ethics during his time at Carnegie Mellon. “I don’t really
mention the word ethics . I talk about privacy and security,” says
Daniel Norris, a professor of management information systems at
Iowa State University who specializes in teaching database
management and computer security. The subject of ethics comes up
only in relation to security, he says, and the students themselves
never bring it up. “If it won’t help them on the job, they don’t want
to talk about it,” he says.
Norris says there’s a push at Iowa State to integrate ethics into
the curriculum and that the school has created an ethics center. As
far as the computerscience department is concerned, “it’s going to
be a slow process,” he says.
154
But not if Doris Lidke can help it. Lidke is a professor of computer
and information sciences at Towson University in Towson, Md.
She’s also a member of the Accreditation Board of Engineering and
Technology, which accredits computerscience departments across
the country.
Lidke recently headed a task force to explore the possibility of
creating a computerscience curriculum that specializes in very
large systems, to prepare graduates to work with, say, airtraffic
control systems. The task force was made up of equal parts academics
and business executives, the latter from companies such as Boeing
Co. and Citibank as well as a large phone company and a large
computer manufacturer. In developing a list of potential subjects
for such a curriculum, Lidke and her colleagues were surprised to
see one nontechnology topic score as high in terms of priorities as
userinterface and systems integration. “We were quite surprised
that [ethics] was one of the things that absolutely had to be in the
curriculum,” she says. This summer, the Accreditation Board of
Engineering and Technology will add a new subject to its list of
mandatory courses: one credit hour of ethics study.
²
Темы для эссе
Размышления на заданную тему.
155
ТЕМЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ
1. История этикета.
2. Международные нормы делового общения.
3. Мотивы поведения и стимулы.
4. Культура речи и манера поведения.
5. Нормы языкового общения. Искусство речи.
6. Как развить способность к общению и взаимопонима
нию.
7. Личностные характеристики делового человека.
8. Психографологическая характеристика личности.
9. Как сделать карьеру.
10. Как вести себя при устройстве на работу.
11. Об умении держать себя в обществе.
12. Искусство самопрезентации.
13. Этикосоциальные факторы эффективного производства.
14. Психология и этика управления.
15. Правила составления деловой корреспонденции.
16. Функции электронной почты в деловой коммуникации.
Неформальные этикетные нормы электронного общения.
17. Информационная этика.
18. Защита интеллектуальной собственности.
19. Протокольные вопросы приема делегации.
20. Этикосоциальные причины успеха крупных корпораций
(на примере компаний «Крайслер», «Форд», «Хьюлетт Пак
кард», «Microsoft», «Jonson&Jonson» и др.).
156
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
альтруизм 41
модернизация 40
аристократический тип 18
моральное чувство 21
благоразумие 105
моральные принципы 10, 105
мотивация, этические мотивы 3, 16,
благотворителихайтек 91
благотворительность 35–37, 49, 50,
52, 64, 66, 87, 93, 95
благотворительность системная 81,
83, 88, 91, 96
благотворительный фонд 83, 88
33
мошенничество 138
нормы 8, 11, 16, 21, 46, 70, 100
нравственные, моральные нормы 7,
8, 9, 12
героический тип 19, 21
нравственное сознание 7, 11
доверие 29, 61, 69, 77, 98, 102, 113
нравственные категории 10
догоняющая модернизация 38
нравственные отношения 13
забота 90, 105
образовательная программа 107
защита информации 133
ориентация достижительная 36
индивидуализм 14, 17, 41, 43
ориентация продуктивная 62
интеллект 69, 126
ориентация рыночная 54, 55, 61, 62
интеллектуальная собственность 131,
ориентация ценностная 17
133
информационная безопасность 129
информационные потоки 128,
карьера, карьерное продвижение 121,
123
ответственность 8, 9, 13, 31, 64, 65,
79, 113, 135
ответственность моральная 13
ответственность социальная 4, 65,
66, 68, 72
коллективизм 41, 43
патернализм 124
коммерческая тайна 131
поведение 10, 11, 13, 17, 69, 72, 120
коммерческая ценность 131
полезные услуги 75
контракт 97, 101, 106, 109, 134, 135
порядочность 30, 46
конформистский тип 17, 18
поступок 11, 12, 16
концепция долевого участия 112
потребительский тип 15
корпоративная культура 116, 117, 118
профессиональная этика 41
корпоративный гражданин 79
религиозный тип 21, 22
корысть 138
репутация 73, 99
купец 51
самоидентификация 58
легитимность, нравственная легити
мизация 33, 35, 38, 40, 41
самооценка 7
лидер, лидерские качества 70, 120,
123, 126
свобода 12, 13, 19, 20, 31
личный интерес 3, 100, 103
месть 138
меценатство 37, 49, 52, 53, 66
самосознание 7
совесть 8, 100
социокультурная система 37
справедливость 11, 20, 21, 98, 100, 105
срединная культура 42, 43
модель «взаимных выигрышей» 100
157
средний класс 42, 71
субординация 124
талант, талант предпринимательс
кий 80, 86, 123, 124
филантропия 36, 84
ценности 12, 16, 22, 30, 40, 59, 69,
98, 105, 128
человеческий фактор 120
талантливый работник 122
честность 30, 56, 69
творческий подход 31
шпионаж 139
традиции 14, 17, 51, 81, 132
электронная нервная система 127
удовольствие 124
энтузиазм 61, 107
управление собственностью 64
этика 3, 6, 28, 34, 63, 81, 100, 103
утечка информации 132, 138
этический стандарт 38, 80
фактор личности 56
этический код 40
158
ИМЕННОЙ СЛОВАРЬ<СПРАВОЧНИК
Аристотель (384–322 до н. э.) – древ
негреческий философ.
Бакингем Маркус (р. 1961) – совре
менный бизнесмен, руководитель Galiup
Organization.
Бахрушин Алексей Александрович
(1865–1929) – российский театральный
деятель, коллекционер. На основе своих
коллекций создал частный литературно
театральный музей.
Бердяев Николай Александрович
(1874– 1948) – русский философидеалист.
Бехтерев Владимир Михайлович
(1857–1927) – российский невролог, пси
хиатр и психолог, основатель научной
школы.
Бодлер Шарль (1821–1867) – фран
цузский поэт; участник Революции 1848;
предшественник французского символизма.
Бурышкин Павел Афанасьевич (1877–
1953) – общественный деятель, потомствен
ный московский купец, мемуарист.
Вандербильт (1843–1910) – американ
ский банкир.
Вовенарг Люк (1715 – 1747) – фран
цузский писательморалист.
Второв Николай Александрович
(1866–1918) – российский финансовый де
ятель, предприниматель, основатель мос
ковского промышленного банка (1916).
Гегель Георг Вильгельм Фридрих (1770–
1831) – немецкий философ.
Гейтс Билл (р. 1955) – современный
бизнесмен, основатель компании Microsoft.
Гуггенхайм Саймон (р. 1883) – аме
риканский сенатор.
Гюбнер Альберт (1827–1905) – немец
кий книготорговец.
Дробницкий Олег Григорьевич (1933–
1973) – советский философ, теоретик в
области этики.
Дэвис Кейт (р. 1959) – американский
специалист по управлению.
Елпатьевский Сергей Яковлевич
(1854–1933) – русский писатель, ме
муарист.
Ибсен Генрик (1828–1906) – норвеж
ский драматург.
Инамори Казуо (р. 1932) – современ
ный японский пнредприниматель, основа
тель и председатель компаний Куосега и
DDI Corporation.
Кант Иммануил (1724–1804) – не
мецкий философ.
Карнеги Дейл (1888–1955) – амери
канский писательпублицист, педагогпси
холог.
Карнеги Эндрю (1835–1919) – амери
канский промышленник (сталелитейное
дело), известный своей благотворительной
деятельностью, основатель «Ю. С. стил
корпорейшн».
Костенбаум Питер (р. 1947) – ди
ректор Института философии бизнеса США.
Ларин Юрий Михайлович (1882–
1932) – русский экономист и государствен
ный деятель.
Ларошфуко Франсуа (1613–1680) –
французский писательморалист.
Леденцов Христофор Семенович
(1842–1907) – московский купец, пред
приниматель и меценат
Ленц Зигфрид (р. 1926) – немецкий
писатель.
Ли Якокка (р. 1924) – американский
менеджер высшего звена, один из руково
дителей корпорации «Крайслер».
Макартур Джон Дональд (р. 1963) –
современный американский менеджер выс
шего звена.
Маркс Карл Генрих (1818–1883) –
немецкий мыслитель, основатель научно
го коммунизма.
Меценат Гай Цильний (между 74 и
64 – 8 до н. э.) – в Древнем Риме прибли
женный императора Августа, выполнявший
его дипломатические, политические, а так
же частные поручения. Его покровитель
ство поэтам сделало имя Мецената нари
цательным.
Озеров Илларион Христофорович
(1869–1942) – русский экономист и пе
дагог.
Островский Александр Николаевич
(1823–1886) – русский драматург, член
корреспондент Петербургской АН.
159
Павлов Иван Петрович (1849–1936)
– российский физиолог, создатель учения
о высшей нервной деятельности.
Паккард Давид (р. 1918) – предпри
ниматель, соучредитель компании Hewlett
Packard, крупнейшего мирового произво
дителя компьютерной и измерительной тех
ники.
Паскаль Блез (1623–1662) – француз
ский религиозный мыслитель.
Пифагор (6 в. до н. э.) – древнегречес
кий философ, религиозный и политичес
кий деятель, основатель пифагореизма, ма
тематик.
Платон (428/427–348/347 до н. э.) –
древнегреческий философидеалист, ученик
Сократа.
Рассел Сейдж (1868–1907) – амери
канский финансист.
Ренар Жюль (1864–1910) – француз
ский писатель.
Рокфеллер Джон (1839–1937) – круп
ный американский промышленник, осно
ватель финансовой группы «Рокфеллеры»,
ядром которой являлась нефтяная компа
ния «Стандард ойл компани (НьюДжер
си)».
Рябушинский Павел Павлович (1871–
1924) – российский промышленник, бан
кир.
Сенека Луций Анней (ок. 4 до н. э. –
65 н. э.) – философ, представитель римс
кого стоицизма (Стоики), воспитатель им
ператора Нерона.
Смит Адам (1723–1790) – английс
кий экономист и философ, один из круп
нейших представителей классической по
литэкономии.
Сорос Джордж (р. 1930) – современ
ный бизнесмен, известен своей широкой
благотворительной деятельностью.
Стенфорд Лиланд (1824–1900) – ме
ценат, основатель Стенфордского универ
ситета в США.
Стоун Кристофер (1942–1995) – со
временный американский юрист и экофи
лософ.
160
Тернер Тэд (р. 1938) – американский
предприниматель в области спутниково
кабельного телевидения. Владеет развле
кательной станцией «Тернер бродкастинг
систем» (ТиБиЭс).
Уайльд Оскар (1854–1900) – англий
ский писатель.
Ухтомский Алексей Алексеевич
(1875–1942) – русский физиолог, фило
соф, автор теории доминанты.
Форд Генри (1863–1947) – американс
кий промышленник, один из основателей
автомобильной промышленности США; в
1903 основал автомобильную компанию
«Форд мотор», ставшую одной из круп
нейших в мире.
Фридмен Милтон (р. 1912) – амери
канский экономист (Чикагская школа),
Нобелевский лауреат 1976 г.
Фромм Эрих (1900–1980) – немецко
американский психолог и философ.
Хантингтон Элсуорт (1876–1947) –
американский географ, сторонник геопо
литики; железнодорожный магнат .
Холмс Артур (1890–1965) – англий
ский геолог и петрограф, один из пионе
ров радиогеологии; философ.
Хьюлетт Билл (р. 1913) – американ
ский инженер, специалист в области элек
торники, а также предприниматель, соуч
редитель и почетный директор в отставке
компании HewlettPackard.
Шанявский Аександр Львович (1837–
1905) – московский золотопромышленник.
Шехтель Федор Осипович (1859–1926)
– архитектор.
Шпенглер Освальд (1880–1936) – не
мецкий философ, историк.
Экзюпери Антуан де Сент (1900–
1944) – французский писательморалист,
гуманист.
Юнг Карл Густав (1875–1961) –
швейцарский психолог и философ, ос
нователь «аналитической психологии».
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие ..................................................................
3
Раздел 1. ОБЩИЕ ЭТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ........
6
Понятие морали .....................................................
6
Нравственные типы личности ................................. 15
Человек и машина .................................................. 23
Раздел 2. К ПРОБЛЕМЕ СООТНОШЕНИЯ ЭКОНОМИКИ
И НРАВСТВЕННОСТИ ..................................... 28
Экономика, позиции и нравственность ................... 29
Без протестантской этики: проблема социокультур
ной легитимизации предпринимательства
в модернизирующихся обществах ........................... 32
История «вождей» русской экономики, или несколько
слов в защиту отечественных предпринимателей ..... 44
Меценатство в России как социальное явление ........ 48
Рыночная ориентация ............................................ 54
Раздел 3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭТИКА .............................. 63
О социальной ответственности предпринимателей ... 63
Крупное предприятие и сила денег ......................... 73
Справедливы ли прибыли? ..................................... 76
Ответственность перед обществом ........................... 79
Системная благотворительность: инвестиции
в человека .............................................................. 80
Этика принятия решений ....................................... 97
Вера в людей ......................................................... 107
Миф о корпоративной культуре .............................. 116
Раздел 4. ЭТИКОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
В ИНФОРМАЦИОННУЮ ЭПОХУ ..................... 125
Управляйте, опираясь на факты ................................. 126
Информационнокоммерческая безопасность
предприятия .......................................................... 128
A question of ethics ................................................. 140
The ethics of data .................................................... 147
Темы для самостоятельного изучения .............................. 156
Предметный указатель ................................................... 157
Именной словарьсправочник .......................................... 159
161
Учебное издание
Авторсоставитель
Коробкова Светлана Николаевна
ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ:
ЭТИКА, ПСИХОЛОГИЯ,
ФИЛОСОФИЯ
Хрестоматия
Редактор А. В. Подчепаева
Компьютерная верстка А. Н. Колешко
Сдано в набор 30.04.04. Подписано к печати 16.09.04. Формат 60´84 1/16.
Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 9,4. Усл. кр.отт. 9,52. Уч. изд. л. 10,1.
Тираж 100 экз. Заказ №
Редакционноиздательский отдел
Отдел электронных публикаций и библиографии библиотеки
Отдел оперативной полиграфии
СПбГУАП
190000, СанктПетербург, ул. Б. Морская, 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
24
Размер файла
399 Кб
Теги
deletikapsihfil
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа