close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

KOLESNIKOVPISKAREVPrishibilovich

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
Санкт-Петербургский государственный университет
аэрокосмического приборостроения
А. М. Колесников,
Д. В. Пискарёв,
Т. Б. Пришибилович
Формирование механизма
стратегического планирования
развития инвестиционного
процесса в регионе
Монография
Санкт-Петербург
2011
УДК 330.3
ББК 659(2)-94
К60
Рецензенты:
доктор экономических наук, профессор кафедры управления экономики
и социальной сферы СПБ ГУ экономики и финансов Е. В. Песоцкая;
заведующий кафедрой экономической теории и предпринимательства
доктор экономических наук, профессор Санкт-Петербургского
государственного университета аэрокосмического прибооростроения
Утверждено
редакционно-издательским советом университета
в качестве монографии
Колесников, А. М.
К60 Формирование механизма стратегического планирования развития инвестиционного процесса в регионе: Монография/А. М. Колесников, Д. В. Пискарёв, Т. Б. Пришибилович. – СПб.: ГУАП,
2011. – 140 с.
ISBN 978-5-8088-0652-8
В современных условиях мирового финансового кризиса значительное
внимание уделяется вопросам стратегического планирования. В монографии в результате анализа влияния существующей системы стратегического
планирования на инвестиции Северо-Западного федерального округа предложен механизм стратегического планирования и оценки инвестиционных
процессов в регионе, показаны эффективные пути решения этой проблемы.
УДК 330.3
ББК 659(2)-94
ISBN 978-5-8088-0652-8
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения (ГУАП), 2011
© А. М. Колесников, Д. В. Пискарёв,
Т. Б. Пришибилович, 2011
Введение
Достижение экономических, финансовых и социальных результатов, эффективности инвестирования в обновление и модернизацию основных фондов, в ценные бумаги в условиях нестабильного состояния внешней среды в существенной степени зависит
от стратегического планирования, реализация технологических
процедур которого направлена на противодействие негативным
факторам и содействие положительным факторам влияния макросреды. Вместе с этим стратегическое планирование предоставляет
возможность субъекту планирования инвестиционного развития
административно-территориального образования на ресурсообеспеченной основе достигать намеченных экономических и иных
результатов инвестирования.
Соблюдая свою целевую ориентацию на достижение с помощью
инвестиционного процесса максимально возможной результативности и эффективности, стратегическое планирование с присущей
ему функциональной предназначенностью ставит в зависимость
экономические, финансовые и социальные результаты инвестиционного процесса административно-территориального образования
от инвестиционной привлекательности, инвестиционного климата
и инвестиционного потенциала, открывающими возможности для
привлечения внешних финансовых ресурсов, использования внутренних инвестиций, в свою очередь, зависящих от прибыльности
инвестиций региона, его основных видов экономической деятельности, хозяйствующих субъектов.
Создание рационального механизма формирования и осуществления стратегических планов развития инвестиционных процессов на основе установления среднесрочных прогнозных социально-экономических и инвестиционных оценок, взаимодействия функций управления для определения состояния процессов
инвестирования посредством использования технологических
процедур стратегического планирования, соблюдения принципов
системности, целостности региона как единого административнотерриториального образования, транспарентности протекания
регионального процесса инвестирования, соблюдения пропорциональности между внешними и внутренними инвестициями, постадийного осуществления стратегического планирования инвестиционного развития административно-территориального образования
выступает одним из основных условий научной обоснованности
достижения целевых ориентиров стратегического планирования,
3
рационализации взаимодействия элементов механизма реализации стратегического плана развития инвестиционных процессов
в регионе.
Актуальность решения научных проблем определения влияния
объемов инвестиционных вложений на социально-экономическое
развитие субъекта федерации, влияние системы планирования на
симметричность объемов инвестиций регионов федерального округа, обеспечение контроля и регулирования пропорций объемов инвестирования в региональное хозяйство возрастает в условиях нестабильной внешней среды, имеющихся диспропорций в структуре
распределения денежной массы при занижении объема денежной
базы по отношению к объему валютных резервов и недофинансировании социальных и инвестиционных расходов государственного бюджета, отсутствия рационального механизма стратегического планирования инвестиционного развития административнотерриториальных образований.
Необходимость рационализации элементного взаимодействия
системы стратегического планирования развития инвестиционных процессов, механизма эффективного осуществления стратегического плана проектного и фондового инвестирования субъекта федерации вызвана особенностями текущего и долгосрочного
планирования финансово-инвестиционного развитиия регионов,
несбалансированностью всех видов привлекаемых ресурсов для
эффективной инвестиционной деятельности регионального хозяйства, требующих принятия комплекса мер с целевой ориентацией
на постоянный рост экономических, финансовых и социальных результатов инвестиционной деятельности, устранение влияния негативных факторов внешней среды.
Теоретические и методические положения стратегического планирования развития инвестиционного процесса административнотерриториального образования, предусматривающие эффективно
функционирующую систему стратегического планирования развития регионального инвестиционного процесса, базирующуюся
на определении роста инвестиционной привлекательности, инвестиционного климата и потенциала региона, установлении состава
источников финансирования проектных и фондовых инвестиций,
влияния факторов неустойчивой внешней среды в экономической
литературе разработаны недостаточно. Назрели условия для разработки теоретических подходов к формированию механизмов реализации стратегических планов финансово-инвестиционного развития региона, рациональное взаимодействие элементов которых
4
обеспечивается посредством создания органа управления инвестиционным процессом, стимулирования инвестиционной и инновационной деятельности за счет средств инвестиционного фонда, регионального бюджета развития, предоставления необходимых условий
для стратегической целевой ориентации регионального хозяйства
на достижение максимально возможных экономических, финансовых и социальных результатов, эффективности инвестирования.
Актуальность научного исследования, практическая потребность народного хозяйства, административно-территориальных образований, хозяйствующих субъектов в исследованиях по формированию систем и механизмов осуществления стратегического планирования развития инвестиционного процесса в регионе, установлению влияния объемов инвестиций на социально-экономическое
развитие административно-территориального образования определили цель, задачи и предмет исследования.
Научные проблемы стратегического управления финансовоинвестиционным и социально-экономическим развитием административно-территориальных образований, их отраслевых и инфраструктурных составляющих, хозяйствующих субъектов в перспективном периоде времени стала предметом фундаментальных исследований таких многих иностранных ученых как И. Х. Ансофф,
Р. Базелл, А. А. Бейсенбаев, Р. Браун, К. Боумен, Л. Граттан,
М. Дейл, Д. Кэмпбел, А. А. Томпсон, А. Дж. Стрикленд, Б. Хьюстон,
М. Хаммер, К. Уолш, Роберт Дж. Хэкстром. Среди современных
российских ученых-экономистов проблемам управления инвестиционным развитием национальной экономики, регионов, отраслей,
хозяйствующих субъектов большое внимание уделили В. Н. Аньшин, И. А. Бланк, А. А. Гейдт, А. А. Горбунов, Ю. М. Дьяконов,
А. Д. Евменов, П. В. Забелин, Д. С. Зверев, Н. П. Космин, Н. В. Фёдоров, В. Л. Кураков, А. Н. Петров, В. Е. Рохчин, А. В. Ложникова,
А. А. Голубев, В. В. Ковалев, В. А. Чернов, Д. В. Шопенко.
Главная цель научного исследования состоит в разработке теоретических и методических положений создания эффективно
функционирующих механизмов осуществления стратегических
планов инвестиционного развития региона.
В соответствии с поставленной целью в исследовании сформулированы и обоснованы следующие задачи:
• развить теоретико-методологические положения, установить и
исследовать особенности создания системы стратегического планирования развития инвестиционных процессов в административнотерриториальном образовании;
5
• разработать методические подходы к формированию механизмов реализации стратегических планов инвестирования в регионе;
• осуществить анализ влияния системы стратегического планирования на симметричность объемов инвестиций административнотерриториальных образований федерального округа;
• определить влияние изменений объемов внутренних и внешних инвестиций на социально-экономическое развитие региона;
• сформировать и обосновать методические подходы к разработке
целевых ориентиров стратегического планирования и определению
оценок развития инвестиционных процессов в административнотерриториальном образовании;
• рационализировать взаимодействие элементов механизма создания и реализации стратегических планов перспективного развития инвестиционных процессов региона.
Предметом исследования являются теоретические и методические проблемы создания механизма стратегического планирования
развития инвестиционного процесса региона.
Объектом исследования выступают регионы, инвестирующие
средства в основной капитал и фондовые инструменты, механизм и
система управления инвестиционным процессом региона.
Методологической основой научного исследования поставленных проблем явились российские и зарубежные научные работы
в области стратегического планирования инвестирования в основной капитал, деятельности и развития регионов, повышения эффективности использования всех видов ресурсов хозяйствующих
субъектов, законы Российской Федерации «Об инвестиционной
деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме
капитальных вложений», «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».
В исследовании нашли применение и такие общенаучные методы, как анализ и синтез, методы прогностического, оптимального,
аналитического моделирования, системного и реинжинирингового
подходов.
Выполненные в научном исследовании результаты базируются
на достигнутом уровне экономической науки, нашедшем свое отражение в трудах российских и зарубежных ученых-экономистов.
В работе использованы результаты исследований и практической
деятельности авторов, статистические данные об объемах проектного инвестирования в регионах, федеральных округах, основные
теоретические положения и выводы современной экономической
науки.
6
Научная новизна результатов научного исследования, выполненного авторами, заключается в том, что:
• развиты теоретико-методологические положения определения
и особенности формирования системы стратегического планирования развития инвестиционных процессов в административнотерриториальном образовании в условиях изменений внешней
среды, уровней инвестиционной привлекательности, инвестиционного потенциала, целевой ориентации на максимальный объем
привлекаемых и внутренних инвестиций, их эффективного использования;
• разработаны и обоснованы методологические подходы к формированию эффективно функционирующих механизмов реализации
стратегических планов инвестиционного развития региона с целью
контроля, регулирования и оптимизации пропорций объемов инвестирования в региональное хозяйство, реализация стратегической целевой ориентации регионального хозяйства на достижение
наибольших экономических, финансовых, социальных результатов, эффективности инвестирования;
• предложены комплексные меры, направленные на постоянный рост экономических результатов инвестиционной и производственно-хозяйственной деятельности, устранения влияния негативных факторов внешней среды, исходя из установления неустойчивых тенденций инвестиционного развития регионов федерального округа, поэтапного формирования системы стратегического
планирования с определением промежуточных инвестиционных
потенциалов и эффективности их использования;
• определено и обосновано влияние объемов инвестиционных
вложений на социально-экономическое развитие административнотерриториального образования и исходя из этого предложен дифференцированный подход к каждому из регионов по приведению в сбалансированное состояние объемов инвестиций и экономические,
финансовые, социальные результаты, эффективность инвестиционной и экономической деятельности по формированию и реализации
стратегических планов развития региональных хозяйств;
• сформированы методические подходы к целевой ориентации
стратегического планирования, оценке результатов и эффективности инвестиционных процессов в регионе, заключающиеся в определении и обосновании достижения в перспективном периоде времени обобщающего показателя инвестиционной привлекательности административно-территориального образования, в рационализации соотношения валового накопления капитала на одного
7
занятого и степени физического износа основных фондов, определении прогнозных оценок объемов финансирования инвестиционных проектов региона;
• разработаны методические положения рационализации функционирования механизма осуществления стратегических планов
развития инвестиционных процессов на основе активизации взаимодействия функций планирования, программирования, регулирования, организации учета и контроля, создания региональной
организационной структуры, обеспечивающей приоритетный выбор экономически и социально значимого варианта инвестиционного развития административно-территориального образования.
Практическая значимость результатов научного исследования
заключается в том, что предлагаемые в нем решения методических задач направлены на формирование эффективно функционирующих механизмов реализации стратегических планов развития
региональных инвестиционных процессов, повышения объемов и
уровней эффективности, инвестиционной привлекательности, инвестиционного потенциала.
На практическое использование направлены результаты анализа влияния объемов инвестиционных вложений на социальноэкономическое развитие субъекта федерации, стратегическое
планирование инвестиционного развития региона, на достижение
наибольших объемов инвестиций и их экономических результатов
в средне-, долгосрочном периоде времени.
Работа сформирована таким образом, чтобы в наиболее доступной и рациональной форме отразить актуальные и малоисследованные проблемы по планированию инвестиционного процесса на
основе соблюдения логической последовательности изложения материала, установления причинно-следственной взаимосвязи, взаимодействия факторов и элементов исследуемых проблем и объектов. Цели и задачи исследования определили последовательность
изложения и объем.
В первой главе «Теоретико-методологические положения и особенности стратегического планирования инвестиционных процессов в регионе» раскрываются теоретические положения и особенности формирования системы стратегического планирования развития региональных инвестиционных процессов, методологические
подходы к формированию механизмов реализации стратегических
планов инвестирования в регионе.
Вторая глава «Анализ влияния системы стратегического планирования и объемов инвестиций на социально-экономическое
8
развитие региона» включила анализ влияния системы стратегического планирования на симметричность объемов инвестиций административно-территориальных образований в СевероЗападном федеральном округе, а также объемов инвестиционных
вложений на социально-экономическое развитие региона.
В третьей главе «Методические подходы к формированию целевых ориентиров и созданию механизма стратегического планирования развития инвестиционных процессов в регионе» предложены
методические подходы к формированию целевых ориентиров стратегического планирования и оценки результативности инвестиционных процессов, механизмов разработки и реализации стратегических планов развития инвестиционных процессов в регионе.
9
Глава 1. Теоретико-методологические положения
и особенности стратегического планирования
инвестиционных процессов в регионе
1.1. Теоретико-методологические положения и особенности
формирования системы стратегического планирования развития
инвестиционных процессов в регионе
В соответствии с федеральным законом «Об инвестиционной
деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме
капитальных вложений» под инвестициями понимаются денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, имущественные и
иные права, имеющие денежную оценку и вкладываемые в объекты предпринимательской деятельности в целях получения прибыли и/или достижения иного полезного эффекта [114].
Зарубежные экономисты определяют понятие «инвестиции»
по-разному, однако к основным определениям можно отнести такие: затраты на производство и накопление средств производства,
увеличение материальных запасов; процесс использования финансовых ресурсов в форме долгосрочных вложений капитала; вложения капитала с целью последующего его увеличения [128].
Отличия этих определений в том, что по закону Российской Федерации инвестиции не ограничены в сроках вложения капитала и
получения прибыли, а экономисты промышленно развитых стран
отмечают долгосрочный период вложений и отождествляют инвестиции с процессом финансирования или текущими затратами
производства и накопления запасов.
На формирование стратегических планов в сфере инвестиционной деятельности, на наш взгляд, оказывают влияние несколько
методологических подходов, использование которых позволяет
создать эффективную систему планирования. Прежде всего, это
комплексный подход, который применительно к исследуемой сфере определяет инвестиции как комплекс денежных средств, целевых банковских вкладов, паев, акций, других ценных бумаг.
Кроме того, в инвестиционный комплекс входят технологические линии, машины, оборудование, имущество, имущественные права, патенты, лицензии и другие интеллектуально-инновационные ценности, вкладываемые в процессы экономической и
иной деятельности с целью получения перспективного экономического и/или иного эффекта. Такое определение является, на наш
10
взгляд, наиболее семантически адекватным и предложено автором
исходя из анализа точек зрения ряда ученых-экономистов, которые
указывают на: возможность вложения капитала в промышленные
сферы деятельности, сельское хозяйство, транспорт без отражения
сервисно-инновационных и других видов деятельности; на возможность получения не только прибыли, дохода, или социального эффекта, но и на экологические, научно-технические и иные эффекты
с долгосрочным периодом их окупаемости.
На наш взгляд, сроки окупаемости инвестиций согласовываются с такими периодами стратегического планирования инвестиционной деятельности, как краткосрочные – 3 года, среднесрочные –
10–12 лет и долгосрочные – 20–25 лет. Однако в настоящее время
одной из целей государственной стратегической политики является сокращение сроков окупаемости инвестиций, в том числе и за
счет рационализации амортизационных отчислений.
На уровне хозяйствующего субъекта к краткосрочному периоду
окупаемости инвестиций можно отнести трехлетний, к среднесрочному – четырехлетний, к долгосрочному – пятилетний. В некоторых
регионах, например в Санкт-Петербурге, на этом уровне управления
к долгосрочным стратегическим планам относят пятилетние.
В рамках комплексного подхода инвестиции могут различаться
по таким признакам, как форма вложений, виды собственности.
Так, по форме вложений инвестиции разделяются на: реальные – вложения средств в основные производственные фонды и
соответствующие по объему оборотные средства и финансовые –
вложения в акции, облигации, другие ценные бумаги, банковские
депозиты, активы других хозяйствующих субъектов с целью увеличения финансового капитала и/или получения дивидендов.
В некоторых литературных источниках выделяются интеллектуальные инвестиции как вложения в научно-исследовательские и
опытно-конструкторские разработки [49, 74].
По видам собственности инвестиции можно отнести к государственным, муниципальным, частным, иностранным и смешанным.
В научной литературе муниципальные инвестиции не участвуют в
классификациях, хотя в большинстве регионов муниципальная
собственность представляет собой весьма существенный сектор
экономики.
В соответствии с системой национальных счетов все инвестиции
разделяются на два вида: финансовые; нефинансовые или капиталообразующие. В процессе капиталообразования и инвестирования
финансовые инвестиции преобразуются в нефинансовые.
11
Системный методологический подход к формированию стратегических планов инвестирования предназначен для характеристики внешней и внутренней среды региона, определения элементного состава системы управления инвестиционной деятельностью.
Так, к внутренним инвестициям относятся те, у которых источники располагаются в самом регионе (средства государственного и муниципальных бюджетов, предприятий, организаций, учреждений,
населения). К внешним инвестициям можно отнести те капитальные вложения, которые осуществляются из федерального бюджета в соответствии со статьями расходов и целевыми федеральными
программами, а также иностранные инвестиции (прямые, портфельные и прочие).
Таким образом, системный подход позволяет выделить: входные внешние инвестиционные потоки, привлекаемые в административно-территориальные образования; входные внутренние
потоки; выходные инвестиционные потоки, к которым, например, относятся инвестиции, вкладываемые в другие регионы.
В состав системы управления инвестиционной деятельностью
входят органы государственного и муниципального управления,
разрабатывающие стратегическую инвестиционную политику,
планы инвестиционных вложений, осуществляющие такие функции, как государственный учет, контроль, регулирование, нормирование, организация, координирование инвестиционной деятельности, прогнозирование, программирование и планирование инвестиционной деятельности.
Процессный методологический подход применительно к системе планирования инвестиционных вложений характеризует ее,
как процесс преобразования инвестиционных ресурсов в капитальные вложения. На наш взгляд, следует разделить инвестиционные
ресурсы по признаку наиболее вероятного использования в процессе инвестиционной деятельности на реальные и потенциальные.
Так, к реальным инвестициям следует отнести накапливаемые
средства в течение определенного периода времени и предназначенные для обновления основных фондов – приращения национального богатства с максимальной вероятностью, допустимой для
экономических систем, 92 %. Потенциальные инвестиционные
ресурсы – это сбережения граждан как внутренние, так и внешние, часть прибыли отечественных и иностранных хозяйствующих
субъектов.
Программно-целевой методологический подход необходим
для формирования стратегических целей, реализации целевых
12
программ и стратегических планов инвестиционной деятельности,
обеспечивающих создание объектов реального и финансового инвестирования на основе внутренних и внешних финансовых источников с целью достижения более устойчивого социально-экологоэкономического состояния территории и повышения качества жизни граждан в целом и всех их социальных слоев и групп.
С помощью программно-целевого подхода формируется региональный инвестиционный портфель, включающий перечень направлений и приоритетных инвестиционных вложений в различных сферах деятельности на территории Российской Федерации,
ожидаемые результаты инвестиционной деятельности на средне-,
долгосрочный периоды времени [5, 21, 70].
Региональный инвестиционный портфель, на наш взгляд, должен обеспечивать:
• высокую степень реализуемости инвестиционной политики на
основе непрерывности текущего, средне- и долгосрочного планирования;
• необходимый объем текущих инвестиционных расходов потенциальных ресурсов (внешних и внутренних);
• симметричные степени доходности инвестиций во всех отраслях национальной экономики, видах деятельности и степени риска;
• равномерное развитие территориальных процессов в каждом
субъекте Российской Федерации;
• управляемость инвестиционной деятельности в регионе на
основе сбалансированности всех видов привлекаемых ресурсов
(инвестиционных, трудовых, материальных, информационнотехнологических, недвижимости).
Основным принципом формирования регионального инвестиционного портфеля и осуществления инвестиционной деятельности
является принцип симметричности, который выражается необходимостью формирования и поддержания рациональных пропорций между: видами инвестиционных вложений, финансовыми источниками, направлениями их использования; инвестиционными
вложениями и всеми остальными видами ресурсов; инвестиционными вложениями и ожидаемыми, планируемыми результатами социального, экологического, экономического, научно-технического
характера; между инвестиционными вложениями и уровнем качества жизни граждан в субъектах Российской Федерации.
Инвестиционная деятельность в рыночных условиях осуществляется с помощью рынка капиталов, который включает государ13
ственный, муниципальный, частный, смешанный секторы с той
или иной степенью государственного регулирования таких компонентов этого рынка, как: спрос на инвестиционные вложения; предложение инвестиций; уровень конкурентной борьбы, зависящий от
конъюнктуры рынка; цена инвестиций, определяемая уровнем доходности и риска капитальных вложений.
Рынок капиталов состоит из рынков объектов реального инвестирования, финансового и инновационного инвестирования.
Изучение возможностей и угроз выхода на региональный инвестиционный рынок необходимо начинать с решения задачи определения конъюнктуры регионального рынка капиталов, поскольку
принятие решений в условиях неопределенности может: привести
к неадекватности этих решений существующим и будущим состояниям этого рынка в регионе, увеличить риски и соответственно
снизить не только доходы, но и другие результаты и эффекты от
инвестиционной деятельности, а в худшем случае – к потере капитала [10, 21].
Процессный подход к формированию системы стратегического
планирования объемов инвестирования предполагает использование такой последовательности решения задач изучения (диагностики) состояния рынка и предвидения его будущих состояний, как:
• оценка и прогнозирование макроэкономических показателей,
отражающих динамику социально-эколого-экономических и инвестиционных процессов;
• установление и прогнозирование инвестиционной привлекательности региона и хозяйствующих субъектов по элементам инвестиционных вложений, сегментам рынка капитала, его компонентам.
Нормативный подход базируется на нормативных методах
прогнозирования будущих состояний с помощью интуитивных методов экспертных оценок. Выбор будущих нормативных состояний
на региональном уровне определяется с помощью сравнительного
анализа состояний подобных территорий, к которым относятся федеральные округа, а внутри них – соседние субъекты Российской
Федерации. Следовательно, таких норм будет две: средние и лучшие по России и по региону.
Окончательное решение о привлечении инвестиционных потоков на территорию субъекта Российской Федерации зависит от
результатов проведенного анализа инвестиционной привлекательности исследуемого хозяйствующего субъекта и всего региона в
целом.
14
В научной литературе существует несколько определений инвестиционной привлекательности: условия инвестирования, факторы инвестирования, инвестиционный климат, инвестиционная активность [5, 17, 36].
Так, например, к условиям инвестирования следует отнести
сложившиеся прогнозы, существующие возможности достаточного
прироста капитала с целью компенсировать отказ от текущего потребления прибыли, снизить экономические риски и инфляцию.
Факторами, способствующими созданию эффективно функционирующей системы инвестиционной деятельности в регионах,
могут выступать: достаточная степень экономической свободы,
определяемая низкой степенью государственного регулирования
деятельности хозяйствующего субъекта, регионального хозяйства; высокий инвестиционный потенциал; развитая институциональная составляющая.
Инвестиционный потенциал как характеристика потенциальных источников привлечения инвестиций, возможностей и создания благоприятных условий в сочетании со степенью экономической свободы в стране и в каждом субъекте Российской Федерации,
с федеральными и территориальными экономическими и инвестиционными направлениями развития проявляется в инвестиционной активности.
Институционально-социологический методологический подход к системе планирования инвестиций характеризует наличие в
социально-экономическом пространстве региона необходимых институтов. Ряд авторов считают, что содержание, характер и направленность региональных институтов в данном подходе определяются экономическими критериями развития [48, 49]. Поэтому формирование и реализация инвестиционной политики, как считают
авторы, зависят от экономической политики, что, на наш взгляд,
верно лишь отчасти, поскольку в период поддержания устойчивого развития, кроме экономических создаются также социальные и
экологические стимулы развития регионов.
В мировой практике существует разнообразное множество институтов инвестиционного развития, наиболее распространенные
именуются базисными. Например, ими выступают японские институты развития, в основе которых находится государственное
монопольное право на использование финансовых источников в
виде сбережений граждан, а также добровольные займы. Китайские институты развития основаны на непосредственном доступе к
кредитам эмиссионного центра – Народного банка Китая. Этот ин15
ститут существует в виде таких политических китайских инвестиционных банков, как Государственный банк развития, Экспортноимпортный банк и Банк развития сельского хозяйства.
В более широком трактовании под институтами развития понимаются не только государственные органы управления, но и региональные, а также такие финансовые институты, как:
• коммерческие банки, инвестиционные банки и ипотечные банки;
• небанковские кредитно-финансовые институты (ломбарды,
кредитные товарищества, кредитные союзы, общества взаимного
кредита, страховые общества, частные пенсионные фонды, финансовые компании);
• инвестиционные институты (инвестиционные компании и
фонды, дилеры и брокеры).
Источниками инвестиционной деятельности, как правило, являются: инвестиционные ассигнования из государственных бюджетов – федерального и субъекта Российской Федерации, бюджетов муниципальных образований (местных), из соответствующих
внебюджетных фондов; иностранные инвестиции; заемные финансовые средства инвесторов – банковские и бюджетные кредиты, облигационные займы; привлеченные финансовые средства
инвестора от продажи акций; паевые и иные взносы членов трудового коллектива, граждан, юридических лиц; денежные средства,
аккумулируемые объединениями – союзами предпринимателей,
предприятий в установленном порядке; собственные финансовые
ресурсы и внутрихозяйственные резервы инвестора – прибыль,
амортизационные отчисления, денежные накопления, сбережения
граждан и юридических лиц, средства в виде возмещения потерь
от обстоятельств непреодолимой силы, выплачиваемые органами
страхования. Каждый из этих источников образует входной инвестиционный поток [1, 16, 57].
Объемы инвестиций в каждом входном потоке свидетельствуют об уровне инвестиционной привлекательности региона,
которая представляет собой объективные предпосылки для осуществления инвестиционных вложений и количественно выражается в объемах капитальных вложений, которые могут быть
привлечены в регион, исходя из имманентно присущих субъектам
Российской Федерации инвестиционных потенциалов и уровня некоммерческих инвестиционных рисков. Таким образом, инвестиционный потенциал можно отождествить с возможностями, а риски – с угрозами.
16
Уровень инвестиционной привлекательности может быть представлен аддитивным показателем, суммирующим разнонаправленное влияние показателей инвестиционного потенциала и инвестиционных рисков. Если каждому показателю присвоить соответствующий удельный вес, то получим интегральный показатель.
Инвестиционный потенциал также является аддитивным
показателем, который может включать, например, такие оценки частных потенциалов, как ресурсно-сырьевой, производственный, потребительский, инфраструктурный, трудовой, институциональный, финансовый, инновационный.
В соответствии с нашими представлениями необходимо использовать разделение макросреды на конкретные составляющие и
определить инвестиционный потенциал в зависимости от состояния
политико-правовой, экономической, социально-демографической,
культурной, научно-технической и природной среды. Тогда все указанные потенциалы составят части экономического, кроме инновационного, который является долей научно-технического потенциала.
Политико-правовой потенциал можно охарактеризовать с помощью степени рациональности соответствующей законодательной
базы, а социально-демографический – посредством коэффициентов
внешней и внутренней миграции, темпов естественного прироста
(убыли) населения, степени обеспеченности учреждениями здравоохранения и уровня заболеваемости. В состав культурного потенциала могут войти уровень образования граждан, степень обеспеченности культурно-развлекательными, спортивно-оздоровительными,
рекреационными, культурно-образовательными, просветительными учреждениями. Природный потенциал определяется интенсивностью дальнейшего загрязнения природной среды и необходимостью вложения средств в природоохранную деятельность.
Степень некоммерческого инвестиционного риска представляет
собой вероятность потери доходов и инвестиций и является угрозой
в таких средах, как политико-правовая, экономическая, социальнодемографическая, культурная, научно-техническая, природная.
Инвестиционная привлекательность, на наш взгляд, состоит
в определении симметричности между: потенциалами и угрозами
в каждой среде; потенциалами всех сред в каждом субъекте Российской Федерации; всеми видами угроз в каждом субъекте Российской Федерации.
Изучение инвестиционной привлекательности регионов можно осуществлять в соответствии с обоснованными позициями. Системная позиция определяет место региона в общем перечне оцени17
ваемых территорий по всему комплексу показателей выделенных
макросред. Комплексная позиция позволяет оценить привлекательность отдельных отраслей экономики, сфер деятельности, отличающихся динамикой социально-экономического и финансовоинвестиционного развития, потребляемыми инвестиционными
ресурсами, рентабельностью производства и продукции каждой из
отраслей. Потребности в изготовлении продукции каждой отрасли и ее рентабельность должны быть направлены на установление
приоритетов в развитии отраслей, расположенных на территории
региона [17, 70, 84].
Общая оценка инвестиционной привлекательности отраслей
определяется с учетом таких факторов, как уровень инфляции,
ставка рефинансирования, инвестиционные риски.
В настоящее время не существует единой методики определения
инвестиционной привлекательности отрасли. Однако существуют
методики ее определения. Краткосрочная, укрупненная и перспективная дифференцированная. Так, краткосрочная, недолговременная оценка инвестиционной привлекательности отраслей, которую
можно назвать экспресс-оценкой, в качестве основного показателя
выделяет рентабельность активов, рассчитываемую отношением
прибыли от реализации продукции к общей сумме активов.
В качестве анализируемой информации методика использует
статистические данные, законодательные акты по регулированию
инвестиционной деятельности, результаты региональных опросов
и исследований, публикации в печати.
Определение рейтингов включает такие этапы, как: выбор и обоснование экспертами набора показателей, характеризующих состояние инвестиционных процессов в регионе и отраслей и сфер деятельности; определение экспертами весовых коэффициентов для каждого идентификатора или группы в целом в соответствии с экспертно
определенным вкладом каждого идентификатора в степень инвестиционной привлекательности региона; установление итоговой оценки инвестиционной привлекательности каждого региона в целом
как интегральной; ранжирование распределения административнотерриториальных образований по мере убывания инвестиционной
привлекательности от наивысшего ранга до последнего.
Такая методика, как нам представляется, является достаточно удобной в ситуации применения ее в адаптированном виде для
экспресс-анализа.
Инвестиционный климат, на наш взгляд, можно выразить обобщенной характеристикой совокупности социальных, экономиче18
ских, организационных, правовых, политических, социокультурных предпосылок, предопределяющих привлекательность и целесообразность инвестирования в ту или иную хозяйственную систему – экономику отраслей, регионов [32, 54, 94].
Существует несколько методических подходов к оценке инвестиционного климата. Один из них базируется на оценке динамики валового внутреннего продукта (ВВП), национального дохода и
объемов производства промышленной продукции, пропорций потребления и накопления капитала, хода приватизационных процессов, состояния законодательного регулирования инвестиционной деятельности, развития отдельных инвестиционных рынков,
в том числе фондового и денежного. Этот методический подход исходит из того, что только оптимальная норма накопления может
обеспечить долгосрочное стабильное непрерывное развитие экономики, а опережающие темпы роста ВВП по сравнению с темпами
роста реальных инвестиций могут свидетельствовать об эффективности инвестиционной деятельности и повышении отдачи капитальных вложений в отраслях производственной сферы.
Использование методического подхода к оценке ВРП позволило
некоторым исследователям выявить причины снижения инвестиционной активности регионов в последние годы, заключающиеся
в отмене значительной части инвестиционных налоговых льгот;
отсутствии механизмов межотраслевого перелива капитала и возникновения структурных изменений инвестиционного роста, выражающихся в высоком накоплении и доходном экспортоориентированном секторе экономики при дефиците накоплений в других
сферах; вхождении экономики в период исчерпания доступных ресурсов восстановительного роста [55, 92, 117].
Как нам представляется, существует еще одна причина, заключающаяся в отсутствии как эффективных рыночных, так и государственных механизмов перемещения капитала по территории одного
региона и создания единого инвестиционного пространства, позволяющего создать однородное социально-экономическое пространство.
Эти причины привели к тому, что возник временной разрыв
между снижением восстановительных темпов развития экономики
регионов и началом качественно нового роста инвестиционной деятельности.
Методологический факторный подход основывается на подборе факторов, влияющих на инвестиционный климат. К таким
показателям относятся те, которые направлены на численное установление экономического потенциала, общих условий хозяйство19
вания, степени зрелости (развития) рыночной среды, сложившейся
политической ситуации, социальных и социокультурных состояний, организационно-правовых, финансовых условий.
Указанный методологический подход обладает такими достоинствами, как: возможность учета взаимодействия многих факторов
ресурсного вида; использование статистических данных; дифференциация различных уровней управления национальной экономикой; обеспечение максимальной эффективности использования
финансовых источников проектного инвестирования.
В то же время факторный методологический подход к системе
стратегического планирования инвестиционных вложений обладает и такими недостатками, как: отсутствие оценки инвестиционного риска; инвестиции рассматриваются в производственную сферу
и в основной капитал как один показатель; не ставится различия
между такими понятиями, как инвестиционный климат и инвестиционный потенциал.
Рисковые методологические подходы к формированию системы
стратегического планирования развития инвестиционных процессов
в регионе в качестве составляющих инвестиционного климата рассматривают инвестиционный риск и инвестиционный потенциал.
К факторам риска, отрицательно влияющим на оценку инвестиционного климата, относятся: низкий уровень надежности российской
банковской системы для вкладчиков как потенциальных инвесторов; недостаточная легитимность значительной части российского
капитала; структурные диспропорции (ассиметрии) в торговом балансе страны и регионов в доходной части (от экспорта сырья) и в
расходной (на импорт готовой продукции); сохранение высоких объемов утечки инвестиционных капиталов из страны [40, 116].
Однако указанные выше методологические подходы к созданию
системы стратегического планирования развития процесса инвестирования в регионе являются не единственными и возможно
применение других, которые должны создаваться на общих требованиях, а именно: проводить дифференцированные оценки инвестиционного климата на федеральном, региональном и локальном
уровнях управления; учитывать совокупное влияние различных
факторов на установление инвестиционного климата; не определять инвестиционный климат народного хозяйства как совокупность инвестиционных климатов отраслей и регионов, так как
общий инвестиционный климат не является суммарной оценкой
или средней величиной климатов в регионах и отраслях; включать
определение понятия «инвестиционный климат» в задачи инсти20
туциональных органов; рассчитывать риск при любом изменении
условий проектного инвестирования.
Инвестиционный климат отличается чрезвычайным динамизмом
и постоянно изменяется в ту или иную сторону, поэтому сложные
методики его определения для отечественных условий могут быть
неприменимы по причине отсутствия: надежных, своевременных
статистических данных, характеризующих различные факторы возможностей и риска; экономико-математических моделей выявления
влияния факторов и силы этого влияния на конечные результаты –
объемы инвестиционных вложений, инвестиционный потенциал,
риски. Кроме того, существует сложность решения задачи определения уровня установившегося инвестиционного климата, что может
привести к отсутствию результативности и запаздыванию управленческих решений в области проектного инвестирования.
Целесообразно использовать методику оценки инвестиционного
климата (методику экспресс-анализа или экспресс-диагностики),
базирующуюся на статистических данных, которые являются надежными и доступными. При этом экспертные оценки следует применять при определении весовых значений каждого оценочного показателя.
Таким образом, рационально функционирующая система стратегического планирования развития инвестиционных процессов
в регионе должна базироваться на методологических подходах к
определению инвестиционной привлекательности региона, инвестиционного климата, инвестиционного потенциала, учитывающих возможности привлечения внешних инвестиционных потоков
и использования внутренних, обусловленных уровнем прибыльности инвестиций в отрасли, на территории субъекта федерации,
дефлятором цен, уровнем развития ресурсных рынков и влиянием
внешней среды федерального уровня, включающей политический,
экономический, социально-демографический, научно-технический
и природный факторы.
1.2. Методологические подходы
к формированию механизмов реализации стратегических
инвестиционных региональных планов
Инвестиционный процесс представляет собой совокупное движение инвестиционных потоков различных видов, форм, уровней
управления. Осуществление инвестиционного процесса кроме сло21
жившихся необходимых условий предполагает наличие механизмов трансформации инвестиционных ресурсов и инвестиционного
потенциала в объекты инвестиционной деятельности. В рыночных
условиях социально-экономического развития административнотерриториальных образований существуют такие группы механизмов, как государственные, муниципальные и рыночные [8, 31].
Стратегическое планирование привлечения и последующего роста объемов инвестиций в различные сферы деятельности в субъектах Российской Федерации в существующих условиях долгосрочного социально-эколого-экономического развития народного
хозяйства и в перспективе осуществляется государственными, муниципальными и локальными органами управления.
Однако на государственную, муниципальную и рыночную системы управления оказывают существенное влияние факторы политической среды, под которыми и понимается государственный
механизм, со своим нормативно-правовым регламентированием,
стимулирующий или препятствующий, создающий определенные
границы для инвестиционной деятельности всех хозяйствующих
субъектов в каждом регионе независимо от их организационноправового статуса.
Цель создания и функционирования государственного механизма стратегического планирования развития инвестирования состоит в контроле, определении и регулировании пропорций инвестиционных вложений в те или иные отрасли регионального хозяйства. Основой государственного нормативно-правового механизма
регламентирования инвестиционной деятельности является законодательство. В 1991 году были приняты законы «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» № 1488-1 от 26.06.91 и «Об иностранных инвестициях в РСФСР» № 1545-1 от 04.07.91.
В настоящее время нормативно-правовую базу регулирования инвестиционной деятельности составляют такие основные
федеральные законы, как «Об инвестиционных фондах» № 156ФЗ от 29.11.2001 г., «О финансовой аренде (лизинге)» № 164-ФЗ
от 29.10.98 г., «О соглашениях о разделе продукции» № 225-ФЗ
от 30.12.95 г., а также постановление правительства Российской
Федерации «Об инвестиционном фонде Российской Федерации»
№ 694 от 23.11.2005 г.
Кроме федеральных законов и постановлений правительства
Российской Федерации нормативно-законодательная база создается на уровне субъектов Российской Федерации в пределах своего
ведения и совместного с федеральным уровнем управления ведени22
ем, к которым в Северо-Западном федеральном округе относятся
Республики Карелия и Коми, Архангельская область и Ненецкий
автономный округ, Вологодская, Ленинградская, Мурманская,
Калининградская, Новгородская, Псковская области и СанктПетербург.
Уровень управления проектным инвестированием со стороны
федерального округа отсутствует и не имеет соответствующей
нормативно-правовой базы, что, на наш взгляд, является весьма существенной проблемой, решение которой возможно лишь с
помощью создания региональных органов управления, исходя из
того, что вышестоящий уровень управления – федеральный – выполняет необходимые задачи и функции для успешного развития
социально-эколого-экономических инвестиционных процессов.
При этом нижестоящий уровень управления должен создавать самостоятельно орган, основной функцией которого является координирование деятельности субъектов управления и стратегического планирования развития регионов.
В настоящее время федеральным органом исполнительной власти, который формирует государственную инвестиционную политику и осуществляет механизм нормативно-правового регулирования инвестиционной деятельности, является Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации.
В субъектах Российской Федерации, например в Санкт-Петербурге, аналогичные проблемы и задачи решает Комитет по инвестициям и стратегическим проектам, который осуществляет свою деятельность во взаимодействии с такими структурами управления,
как Комитеты экономического развития, промышленной политики и торговли, энергетики и инженерного обеспечения, финансов,
по транспорту, строительству, природопользованию, охране окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, науки
и высшей школы.
В научной литературе есть большое количество определений, отражающих суть государственного регулирования инвестиционной
деятельности [35, 56], но эти сущностные определения неконкретны в своем содержательном раскрытии. Однако можно выделить
ряд таких основополагающих заключений, а именно: инвестиционная деятельность представляет собой сферу экономики региона
наряду с производством продукции, оказанием услуг; кроме того,
она осуществляется с целью получения прибыли; государственное
регулирование направлено на активизацию деятельности профессиональных инвесторов.
23
В противоположном случае осуществляемую физическими лицами инвестиционную деятельность, заключающуюся во вложении своих средств в ценные бумаги, и подобную деятельность, не
направленную на получение прибыли (на достижение полезного эффекта в социальной, природной, культурной, научно-технической
сферах), можно именовать индивидуальной, непрофессиональной.
Приоритетными в государственном регулировании выступают правовая и экономическая формы воздействия, что вполне соответствует нормативно-правовому (организационнораспорядительному) и экономическому механизмам. Эти механизмы взаимосвязаны, поскольку законодательные акты и постановления исполнительных органов власти являются основой
для функционирования экономического механизма, к которому
относятся стратегические планы и текущие мероприятия по: дифференцированию или унифицированию налоговых ставок и льгот;
предоставлению финансовой помощи – дотаций, субсидий, субвенций, бюджетных средств – для развития отдельных сфер деятельности, отраслей, производств, территорий; срокам и нормам
амортизационных отчислений и их использованию; выдаче преференций пользования землей, какими-либо природными ресурсами;
информационному обеспечению инвестиционной деятельности,
включающему рейтинги привлекательности субъектов и объектов
инвестиционной деятельности; переоценке основных фондов в соответствии с дефлятором цен на промышленные изделия; разработке и финансированию целевых инвестиционных проектов и программ федерального и регионального уровня управления, а также
совместных российско-иностранных программ и проектов; формированию государственного заказа и размещению средств федерального или регионального бюджета; ограничению поставок зарубежных морально и физически устаревших технологий, оборудования,
конструкций, материалов, механизмов; выпуску облигационных,
целевых займов под гарантии государства; продолжению временно
приостановленных инвестиционных процессов вложения средств
в законсервированные стройки и другие объекты государственной
собственности; предоставлению концессий профессиональным отечественным и зарубежным инвесторам по итогам торгов, аукционов, конкурсов.
О перспективе развития экономического механизма стимулирования инвестиционной деятельности свидетельствует тот
факт, что согласно Бюджетному кодексу Российской Федерации
в административно-территориальных образованиях могут быть
24
сформированы бюджеты развития, включающие часть расходов
бюджетов, обеспечивающих инвестиционную и инновационную
деятельность [42].
Государственные бюджетные ассигнования на инвестиционные
вложения в объекты капитального строительства, на наш взгляд,
должны включаться в стратегические планы, долгосрочные целевые программы на основе соответствующих элементных взаимодействий нормативно-правового механизма.
Так, в апреле 2007 г. законодательно было закреплено Положение о выделении федеральных инвестиций из государственного
бюджета только на основе стратегических планов адресной инвестиционной программы, порядок формирования и реализации которой устанавливается Правительством Российской Федерации.
С помощью нормативно-правового механизма стало возможно,
исходя из соответствующего постановления Правительства Российской Федерации № 694 от 23.11.2005 года, создание Инвестиционного фонда. Положение об этом фонде содержит формы, условия и
виды предоставления государственной поддержки за счет средств
Инвестиционного фонда тех стратегических планов и проектов, которые имеют общегосударственное значение и осуществляются на
условиях государственно-частного партнерства.
Наиболее значимыми положениями Инвестиционного фонда
служат те, которые определяют такие формы государственной
поддержки, как направление средств в уставные капиталы юридических лиц, предоставление государственных гарантий под
инвестиционные проекты, софинансирование инвестиционных
проектов на договорных условиях с оформлением прав собственности. Такие формы государственной поддержки следует применять
для тех административно-территориальных образований, которые
находятся в сложной социально-эколого-экономической ситуации
и отличаются низкой инвестиционной привлекательностью.
Таким образом предоставление государственной поддержки за
счет средств федерального Инвестиционного фонда происходит в
форме вовлечения в процесс обновления и модернизации основного капитала в качестве инвестора государственных органов федерального уровня управления. При этом функция государственного
регулирования инвестиционной деятельности сохраняется, а государственные инвестиции при этом не являются альтернативными
по сравнению с частными инвестициями.
Поэтому идея создания Инвестиционного фонда, как нам представляется, должна получить свое распространение на регио25
нальном уровне. Использование инвестиционных фондов позволит
сформировать стратегические планы и реализовать их с целью
создания нормальных условий для вложения частных отечественных и иностранных инвестиций. Под указанными условиями в
первую очередь следует понимать создание таких объектов промышленной и социальной инфраструктуры, как дороги, электросети, инженерные коммуникации, средства связи, транспортноэкспедиционное обслуживание. Такие проекты повышают инвестиционные возможности и снижают риски.
В научной литературе отмечается, что сокращению рисков
для иностранных инвесторов способствует разработка таких
нормативно-правовых актов, которые сближают условия инвестирования для иностранных и отечественных инвесторов на основе
единого подхода к регулированию конкретного вида правоотношений [1, 48].
Унификация форм государственного регулирования делает инвестиционную деятельность более транспарентной и исключает
дифференциацию механизмов регулирования в зависимости от видов инвестиций и инвестиционной деятельности. Это относится к
нормативно-правовым (организационно-распорядительным) механизмам, а экономические механизмы, включающие, например, налоговое стимулирование, должны остаться различными, отражающими виды инвестиций и инвестиционной деятельности.
Организационный механизм государственного регулирования, как составная часть организационно-распорядительного механизма, должен включать организацию процессов отбора и экспертизы инвестиционных проектов, государственного контроля
соблюдения требований законодательства (инвестиционного и
антимонопольного) и лицензирования в необходимых случаях.
Дифференциация в противоположность унификации создаваемого механизма может быть использована в зависимости от степени
участия в инвестиционных проектах и программах. Так, в соответствии с прямым участием государственных органов в инвестиционной деятельности в качестве инвестора, степени приоритетности
развития определенных, таких перспективных видов и сфер деятельности, как, например, лизинговая деятельность, используются различные экономические механизмы.
В настоящее время к приоритетным видам относится лизинговая деятельность, рассматриваемая как финансовый лизинг, для
которого разработаны планы государственного протекционизма
в таких сферах деятельности, как создание и внедрение наукоем26
ких технологий, оборудования, предоставление инвестиционных
кредитов для реализации лизинговых проектов лизингополучателем в сельскохозяйственной отрасли, права погашения платежей
непосредственно продукцией сельского хозяйства. Данный механизм содержится с Федеральном законе № 164-ФЗ от 29.10.1998 г.
«О лизинге» и в Налоговом кодексе Российской Федерации.
Особое внимание, как нам представляется, следует уделять такому экономическому механизму, как инвестиционные фонды, которые могут принимать акционерную и паевую формы.
Акционерный инвестиционный фонд представляет собой открытое акционерное общество, исключительным видом деятельности
которого является инвестирование в ценные бумаги и иные объекты на основании лицензии.
Паевой инвестиционный фонд выступает как обособленный финансовый комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании. Доля в праве собственности в этом фонде удостоверяется ценной бумагой, выданной
управляющей компанией, а сам фонд представляет собой целевое
имущество, используемое в процессе инвестиционной деятельности.
Создание инвестиционных фондов в регионах, по нашему мнению, является перспективным направлением социально-экологоэкономического развития, основанного на инвестиционных вложениях в те сферы, отрасли, предприятия, которые находятся в наихудшей социально-экономической и финансово-инвестиционной
ситуации и вызывают кроме социальной напряженности в регионе низкое качество жизни граждан.
Динамика и объемы формирования инвестиционных ресурсов
как основы для инвестиционной деятельности зависят от экономических механизмов привлечения инвестиционных средств. В промышленно развитых странах деятельность таких механизмов направлена на достижение одной из таких целей, как: аккумулирование как можно большего количества сбережений граждан через
банки; максимальная поддержка инвестиционной деятельности с
помощью государственных инвестиционных банков, функционирующих как институты развития; создание предпосылок и условий
для развития фондового рынка [48, 70].
Экономический механизм, эффективно действующий с целью
аккумулирования сбережений, наиболее распространен в Федеративной Республике Германии, Южной Корее и в Японии, где крупные банки взаимодействуют с индивидуальными производственными предприятиями и корпоративными объединениями, создавая
27
финансово-промышленные группы. В этом случае деятельность
механизма направлена на трансформацию аккумулируемых сбережений в инвестиции.
Трансформация сбережений, в свою очередь, обеспечивает высокий уровень накопления и концентрации финансовых ресурсов
в тех отраслях, которые являются своеобразными интенсификаторами и поддерживают высокие темпы расширенного воспроизводства. Важным условием действия такого экономического механизма является возможность выбора приоритетов социальноэкономического развития тех или иных отраслей, сфер деятельности в региональном хозяйстве.
Более долгосрочным, устойчивым и результативным является
экономический механизм, ориентированный на кредитование государственными инвестиционными банками хозяйствующих субъектов, исходя из рентабельности инвестиций. Создание такого механизма возможно в тех странах, где банковская система сопровождается развитием фондового рынка, венчурного финансирования,
а также государственным механизмом поддержки долгосрочных и
высокорисковых инвестиций.
В то же время недостатками этого механизма является рост
транзакционных издержек, наличие больших объемов капитала,
необходимость создания значительного числа специализированных институтов оценки и страхования рисков, аудита заемщиков,
обеспечения необходимой информационной инфраструктуры и
нормативно-правового механизма [8, 79].
Для применения экономического механизма в регионах пока не
созданы основные институты, обеспечивающие средне-, долгосрочное кредитование инвестиционных проектов предприятий производственной сферы, не отличающихся высокой доходностью, так
как государственные органы управления не являются гарантами
при осуществлении рисковых инвестиционных проектов.
Целевая ориентация экономического механизма на развитие
фондового рынка еще не стала фактором превращения большинства сбережений в инвестиции, поскольку развитие рынка ценных
бумаг только начинает проявляться в качестве одной из приоритетных целей государственной инвестиционной политики.
Поддержка основных направлений экономического роста государственными инвестиционными банками как институтами развития, на наш взгляд, недостаточное, несмотря на то, что такая целевая направленность механизма обладает преимуществами: целевое
кредитование осуществляется под низкий процент для инвестици28
онных проектов в те отрасли, сферы деятельности, регионы, которые выбраны государственными органами управления в качестве
приоритетных для национальной экономики. Такие государственные инвестиционные банки должны наделяться монопольными
правами или доступом к неограниченным кредитам эмиссионного
центра и могут быть действенными в тех случаях, когда банки и
фондовый рынок находятся на стадии становления и среднесрочного развития, как например, в Японии, Китае, Индонезии, Бразилии и России.
К основному недостатку имеющихся вариантов экономического
механизма можно отнести: необходимость больших объемов сбережений граждан, создающих ресурсы фондового рынка; неустойчивость фондового рынка; высокие риски и недостаточная защищенность вложений граждан. В настоящее время крупные инвесторы
могут влиять на динамику цен, рыночное равновесие в тех или
иных сферах, на дестабилизацию фондового рынка с целью получения сверхприбылей.
Внедрению конкретного варианта экономического механизма
и обеспечения устойчивого социально-экономического развития
экономики и рынка инвестиций, на наш взгляд, может способствовать тип инвестиционной государственной политики. В настоящее
время наибольшее распространение получили несколько типов инвестиционной политики, влияющей на направленность действия
экономического механизма стимулирования инвестиционных процессов. Одним из таких типов выступает американская инвестиционная политика, построение экономического механизма которой
основано на налоговых стимулах для коллективно-долевых инвесторов, последовательной либеральной макроэкономической политике, стабилизации цен и процентных ставках, главенствующей
роли фондовой биржи как механизма рыночного контроля распределения инвестиционных ресурсов [128].
Банки в этом типе инвестиционной политики выполняют второстепенные задачи, поскольку необходимое условие такой политики –
высокая степень развитости рынка ценных бумаг. Государственный
экономический механизм при этом стимулирует в основном инвестиции, направляемые в объекты инфраструктурного комплекса и
в исключительных случаях становится элементом общеэкономической стратегии. Основной задачей органов государственного управления является координация инвестиционных процессов, сбор, анализ и распространение информации высокой степени надежности о
состоянии экономики и составление достоверных прогнозов.
29
Американский тип инвестиционной политики обеспечивает распределение ресурсов лишь при высокой степени активности экономических субъектов, их незамедлительной и адекватной реакции
на стимулирующие меры государственного механизма. Однако
этот тип политики не содержит стимула к накоплению сбережений
и существенному увеличению объемов накоплений.
В настоящее время на территории Российской Федерации для
такой политики, как американская, и соответствующего ей экономического механизма, не существует адекватных условий.
Японский тип государственной инвестиционной политики
своей основной задачей считает государственное финансирование
частных инвестиционных проектов. Основа такой инвестиционной
политики – создание механизмов стимулирования партнерских отношений между государственными и частными инвесторами. Первой функцией, которую выполняет при этом государство, выступает контроль деятельности банковской сферы.
Стратегические планы инвестиционного развития в Японии нацелены на мобилизацию сбережений граждан, предоставлении этих
средств на льготных условиях корпорациям в обмен на сотрудничество и соблюдение взятых на себя обязательств. Координирование
вложений в инфраструктуру и деятельность конкретных частных
организационно-правовых структур, которая осуществляется организуемыми государством консультативными советами, выступает основной функцией управления. Такая политика базируется
на высокой степени развития частного сектора в экономике и действенном экономическом государственном механизме, позволяет
мобилизовать имеющиеся свободные средства в виде инвестиционных ресурсов с целью вложения в эффективные инвестиционные
проекты.
Однако в регионах японскую инвестиционную политику в настоящее время реализовать невозможно, поскольку отсутствуют отлаженные государственные механизмы и развитый частный сектор,
не определены приоритетные направления инвестиционных вложений и не разработаны соответствующие стратегические планы.
Тайваньская инвестиционная политика сочетает в себе элементы американского и японского типов. Государственные механизмы координирования направлены на согласование деятельности
частных инвесторов, на создание необходимой инфраструктуры,
стимулирование вложений в повышение квалификации персонала. Тайваньская инвестиционная политика основана на том, что
частные инвесторы сами изучают рынок инвестиций и определяют
30
потенциал инвестиционных проектов, к которым относятся крупные многоуровневые компании с вертикальной и горизонтальной
интеграцией сети поставщиков.
Государственные механизмы регулирования нацелены на активную поддержку инвестиционной деятельности крупных корпораций, финансирование научно-исследовательских и опытноконструкторских разработок, агентств и бюро по техническому
обслуживанию производств, обеспечению равного доступа к инновациям, равноправного участия в разработке новых видов продукции, услуг и соответствующих инвестиционных планов [8, 35].
Тайваньским государственным механизмом регулирования, координирования и организации инвестиционной деятельности для
инвесторов разработан так называемый экспертный тест, прохождение которого дает право на получение льготных кредитов в государственных банках Тайваня.
Российская экономика, также как и тайваньская, ориентирована на экспорт в большинстве регионов. Однако при усилении
функций контроля и координирования государственная инвестиционная политика может быть направлена на ассиметричные капитальные вложения, в основном в отрасли (виды экономической
деятельности) добывающей промышленности.
Таким образом, формирование эффективно функционирующих
механизмов реализации стратегических инвестиционных планов
региона с целью контроля, определения и регулирования пропорций объемов инвестирования в региональное хозяйство возможно
на основе: создания органа управления проектным инвестированием субъекта федерации и нормативной базы финансирования
проектного и фондового инвестирования; стимулирования инвестиционной и инновационной деятельности из средств инвестиционного фонда, регионального бюджета развития; финансового
лизинга, направленного на создание и внедрение наукоемких технологий, техники; создания региональных институтов, обеспечивающих средне-, долгосрочное кредитование инвестиционных
проектов с невысокой доходностью; налогового стимулирования
коллективно-долевых инвесторов; создания условий для реализации стратегической целевой ориентации регионального хозяйства,
его структурных составляющих и предприятий на достижение наибольших экономических, финансовых, социальных результатов и
эффективности инвестирования, соответствующих инвестиционным процессам административно-территориальных образований
промышленно развитых стран.
31
Глава 2. Анализ влияния системы
стратегического планирования
и объемов инвестиций на социальноэкономическое развитие региона
2.1. Анализ влияния системы стратегического планирования
на симметричность объемов инвестиций регионов
Северо-Западного федерального округа
Степень рациональности построения системы стратегического
планирования инвестиционной деятельности в каждом субъекте Российской Федерации, в том числе и находящихся в СевероЗападном федеральном округе, проявляется в характеристиках
входных, промежуточных и выходных объемов инвестирования.
Под входными объемами инвестиций следует понимать финансовые средства, поступающие в регионы из различных источников.
Так, к первой характеристике входных средств инвестирования
в 2000–2005 гг. отнесем стадию цикла, которую можно рассчитать
(табл. 2.1) исходя из динамики физического объема инвестиций в
основной капитал (рис. 2.1).
Таблица 2.1
Фазы цикла и тенденции объемов инвестиций, входящих
в субъекты федерации Северо-Западного федерального округа
в 2000–2005 гг.
Наименование Трехлетние средние величины Сколь- Место Характе- Наличие
субъекта
темпов изменения,
зящая субъ- ристика тенден%
средняя екта
фазы
ции
СевероЗападный
федеральный
округ
Республика
Карелия
Республика
Коми
Архангельская область
Ненецкий
автономный
округ
32
114,5 121,9 114,9 116,7 113,18
6
Рост → Отсутстагна- ствует
ция
130,3 108,9 108,5 105,5 106,9
8
Спад
127,7 100,9 105,1 118,8 123,9
3
143,5 123,8 117,2
116,3
5
Спад →
>>
рост
Спад
Присутствует
100,7 126,0
2
307,97 148,8 122
110
>>
>>
>>
Окончание табл. 2.1
Наименование Трехлетние средние величины Сколь- Место Характе- Наличие
субъекта
темпов изменения,
зящая субъ- ристика тенден%
средняя екта
фазы
ции
Вологодская
область
Калининградская
область
Ленинградская область
113,2 119,4 149,6 148,4 140,9
130
1
126,9 133,5 127,9 118,9
4
113,1 127,2 116,9 123,9 110,9
7
Мурманская 112,8 110,8 102,3 112,3 110,8
область
Новгородская 97,2 121,3 101,5 126,3 118,9
область
7
Псковская
область
СанктПетербург
9
108,3 120,4 114,5 110,6
116,4 134,8 117
98
111,7 109,1
4
7
Рост → Отсутстагна- ствует
ция
Стагнация
>>
Рост →
стагнация
Спад →
рост
Рост →
спад →
рост
Рост →
спад
Рост →
спад
>>
>>
>>
>>
>>
Примечание. Таблица составлена на основе данных Федеральной службы государственной статистики [50, 100].
Как свидетельствует представленная на рис. 2.1 динамика изменения физических объемов инвестиций, а также их интерпретация и тенденции, только в трех субъектах Российской Федерации
Северо-Западного федерального округа наблюдалась явно выраженная тенденция к падению темпов роста инвестиций, поступающих в Республику Карелия, в Архангельскую область и Ненецкий
автономный округ. Следовательно, в этих трех субъектах федерации стратегическое планирование инвестиционного развития не
ориентировано на абсолютное приращение объемов инвестиций
финансовых средств, направляемых в экономику.
Другие субъекты федерации не имели четко выраженных тенденций инвестиционного развития. Однако их можно разделить
на группы по направлению изменений: от спада переход к фазе
роста – к этой группе относятся Республика Коми и Мурманская
область; от роста переход к стагнации осуществляется на территории Северо-Западного федерального округа, в Вологодской,
Ленинградской областях; от роста к спаду переходили темпы из33
34
Рис. 2.1. Динамика изменения физического объема инвестиций
в основной капитал субъектов федерации Северо-Западного
федерального округа в 2000–2005 гг., %
менения физического объема инвестиций в Псковской области и
Санкт-Петербурге; в состоянии нестабильной стагнации находились входные объемы инвестиций в Калининградской и Новгородской областях, в которых на основе полученных средних арифметических величин за каждые три года по методу скользящих средних происходили изменения темпов в пределах ±4-5 % (Калининградская область). В Новгородской области такие изменения более
существенные и находились в пределах ±27 %.
По темпам ежегодного изменения за период 2000–2005 гг. первое место (140,9 %) занимала Вологодская область, поэтому переход от фазы роста физического объема инвестиций к стагнации
свидетельствовал о стабильности входных объемов инвестиций потоков и насыщении территориальных рынков капиталов.
На втором и третьем местах располагались Ненецкий автономный округ (126 %) и Республика Коми (123,95), которые изменялись в прямо противоположные стороны. Для Ненецкого округа
ожидается дальнейший спад темпов роста инвестиций, а для Республики Коми – наоборот, планируется увеличение.
Четвертое место занимали Калининградская и Новгородская области с одинаковыми средними темпами в 118,9 %. Архангельская
область находилась на пятом месте (116,3 %) с незначительным отрывом от четвертой позиции.
Седьмое место принадлежало Ленинградской и Мурманской областям (110,8 – 110,9 %), находящимся в разнонаправленных процессах от роста к стагнации и от спада к росту. Следует отметить,
что системы стратегического среднесрочного (трехлетнего) планирования привлечения инвестиций на территорию этих областей
также отличались по своей направленности.
Седьмое место также занимал Санкт-Петербург, в котором планирование привлечения инвестиций не может быть названо ориентированным на дальнейшее развитие процессов мегаполиса,
так как темпы роста физического объема инвестиций ниже уровня инфляции, что снижало реальную стоимость инвестиций. Еще
меньше темпы роста физического объема инвестиций (106,9 %) в
Республике Карелия – восьмое место и Псковской области (98 %).
Следовательно, в Псковской области, занявшей последнее девятое
место, судя по официальной статистической отчетности [50, 101],
отсутствовала система стратегического планирования долгосрочного социально-экономического и финансово-инвестиционного
развития области и привлечения для этого необходимых средств
инвестирования.
35
Позиция всего Северо-Западного федерального округа аналогична шестой позиции с темпами ежегодного роста, равными
113,18 %, т. е. позиции с примерно равными темпам инфляции или
немного превышающими ее уровень. Эти темпы подтверждают вывод о существующем экономическом и инвестиционном состоянии
федерального округа и дальнейшей стагнации.
Однако планирование стагнации не может быть отнесено к стратегическому виду, поскольку стратегическими являются только цели развития, а стратегическое планирование
должно быть ориентировано на постоянный рост результатов
производственно-хозяйственной, экономической, природоохранной, научно-технической, социально-инфраструктурной и иной
деятельности и их инвестиционное обеспечение.
Если оценить по пятибалльной шкале степень рациональности
построения системы стратегического планирования по таким показателям, как темпы ежегодного роста объемов инвестиций, перспективные возможности перехода к стабильной фазе роста, то полученные экспертные оценки можно представить в виде табл. 2.2.
Таблица 2.2
Оценка степени рациональности построения системы
стратегического планирования объемов инвестиций
для ряда регионов Северо-Западного федерального округа, балл
Наименование Экспертная оценка
субъекта
темпов фазы средфедерации
роста
няя
Республика
Карелия
Республика
Коми
Архангельская
область
Ненецкий АО
Вологодская
область
Калининградская область
2
2
4
5
4
2
4
5
2
4
4
3
Наименование
субъекта
2
Ленинградская область
4,5 Мурманская область
Экспертная оценка
темпов фазы средроста
няя
2
3
2,5
2
5
3,5
4
3
3,5
3 Псковская область
4,5 Санкт-Петербург
1
2
2
2
1,5
2
3,5 Северо-Западный федеральный округ
3
3
3
3
Новгородская область
Примечание. Таблица составлена автором и экспертами Санкт-Петербургского
государственного университета экономики и финансов.
Как видно из табл. 2.2, наилучшую оценку в 4,5 балла получили Республика Коми и Вологодская область, в результате чего они
составляли позицию субъектов-лидеров. Во вторую группу с оцен36
кой в 3,5 балла входили Калининградская, Мурманская и Новгородская области. Это позиция субъектов федерации, где степень
рациональности построения системы стратегического планирования была выше средней. В третью группу входят Архангельская
область, Ненецкий автономный округ, позиция которых являлась
средней – 3 балла – и определяла позицию всего Северо-Западного
федерального округа.
Немного ниже средней позиции с оценкой в 2,5 балла находилась система стратегического планирования инвестиций в Ленинградской области. Санкт-Петербург и Республика Карелия входят
в группу субъектов федерации, степень рациональности формирования систем стратегического планирования в которых экспертно
оценена двумя баллами. И практически исследуемая система отсутствовала в Псковской области (1,5 балла).
В последнее десятилетие стратегическая политика в сфере инвестиционной деятельности в большинстве субъектов нацелена на
привлечение в экономику иностранных инвестиций (табл. 2.3).
Таблица 2.3
Динамика доли иностранных инвестиций в основной капитал
регионов Северо-Западного федерального округа в 2000 и 2005 годах, %
Наименование
федерального округа
и субъекта федерации
2000 г.
2005 г.
Объем инвестиций Доля, Объем инвестиций Доля,
%
%
Млн
Млн
Млн
Млн
долл.
руб.
долл.
руб.
США
США
Северо-Западный
федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий АО
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
1714,25 42856,13 36,7 2541,54 104098 22,4
22,21
53,97
39,0
0
19,9
19,14
305,58
44
49,48
1,08
1159,89
555,25
1349,25
34,5
0
500
478,6
7639,45
1100
1236,9
27
29000
8,7
7,9
0,3
0
5,8
10,5
39,7
15,3
25,9
1,1
80,8
65,86
104,93
513,75
461,6
405,38
55,22
128,94
18,52
100,36
0,99
1147,59
2236
47948
19397,7
16614
12928,7
2258,4
10536,8
882,7
8373
274,9
42515
15,16
95
42,7
77,4
21,1
9,3
13,45
4,7
66,3
4,9
27,6
Примечание. Для расчета объемов инвестиций в рублях были использованы
курсы американского доллара: в 2000 г. – 25 рублей, в 2005 г. – 30 рублей. (Таблица
составлена автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики [50, 100]).
37
Как видно из табл. 2.3, в 2000 г. доля иностранных инвестиций в
экономику субъектов Российской Федерации на территории СевероЗападного федерального округа изменялась от 0 % в Ненецком автономном округе до 80,8 % в Санкт-Петербурге. Исходя из теории
финансово-экономического анализа, соотношение собственных и
заемных средств характеризует степень автономности и независимости от внешних источников финансирования. Санкт-Петербург в
2000 г. находился в такой ситуации, когда коэффициент автономии
составлял 0,2 при нормативном значении, равном 0,5, что означает
одинаковые доли собственных и заемных финансовых средств.
К такой наиболее оптимальной величине приближалась доля
иностранных инвестиций в их общем объеме в Ленинградской области и во всем Северо-Западном федеральном округе. В Новгородской области эта доля составляла 25,9 %, в Калининградской
области – 10,5 %, в Республиках Карелия, Коми и Вологодской области доля иностранных инвестиций находилась в пределах от 8,7
до 5,8 %, в Псковской области – 1,1 %, а в Архангельской области
доля иностранных инвестиций была ниже 1 %.
Однако, через пять лет социально-экономическая и финансовоинвестиционная ситуация в субъектах федерации и соответственно во всем Северо-Западном федеральном округе изменилась (см.
табл. 2.3). Так, в целом зависимость от иностранных инвестиций
уменьшилась от 36,7 до 22,4 %, т. е. на 14,3 процентных пункта
или в 1,6 раза.
Наиболее существенно изменились входные объемы иностранных инвестиций в региональную экономику Ненецкого автономного округа (от 0 до 77,4 %) и Республики Коми – от 7,9 до 95 %.
Выше среднего, нормативного уровня, равного 50 %, находилась
доля иностранных инвестиций в региональную экономику Новгородской области – 66,3 %, что в 2,6 раза было выше, чем в 2000 г.
Кроме того, доля иностранных инвестиций в их общем объеме
увеличилась в таких субъектах Российской Федерации, как Республика Карелия, с 8,7 до 15,16 % или в 1,74 раза, в Архангельской
области – с 0,3 до 42,7 % (в 142 раза), в Псковской области – с 1,1
до 4,9 % (в 4,45 раза).
Изменились позиции и остальных административно-территориальных образований, в которых уменьшились доли иностранных
инвестиций. К ним относятся Калининградская, Ленинградская,
Мурманская области и Санкт-Петербург, в которых уменьшение
доли составило соответственно: 1,2; 26,24; 10,6; 53,2 процентных
пункта, или уменьшение было равно в 1,13; 2,95; 3,26; 2,93 раза.
38
Следует заметить, что наиболее оптимальное сочетание долей
инвестиций иностранных и отечественных в 2005 г. наблюдалось в
Архангельской области – 42,7 %.
Оценить степень рациональности построения системы стратегического планирования развития процесса привлечения иностранных инвестиций можно с помощью расчета индекса физических
объемов инвестиций в основной капитал (табл. 2.4).
Таблица 2.4
Динамика индексов физических объемов инвестиций
в основной капитал и иностранных инвестиций в экономику
регионов федерации Северо-Западного федерального округа
в период 2000–2005 гг. (проценты к предыдущему году)
Наименование региона и
субъекта
2001/
2000
2002/
2001
Северо-Западный федеральный округ:
инвестиций всего
144,1 118,4
иностранных
104,36 89,1
Республика Карелия:
инвестиций всего
130,7
110
иностранных
187,7
49
Республика Коми:
инвестиций всего
126,9 101,7
иностранных
142,3
139
Архангельская область
инвестиций всего
144,3 157,5
иностранных
129,5 539,4
Ненецкий автономный округ:
инвестиций всего
182,6 202,5
иностранных
0
1159,5
Вологодская область:
инвестиций всего
120,2 134,7
иностранных
148,5 106,8
Калининградская область:
инвестиций всего
125,6 134,8
иностранных
128,3 194,4
Ленинградская область:
инвестиций всего
167,7
87,4
иностранных
107
45,4
Мурманская область:
инвестиций всего
148,5
93,4
иностранных
28,1
163,8
Годы
2003/ 2004/
2002 2003
2005/
2004
Средний
индекс
143,2 124,4 131,2
564 152,8 120,9
132,26
206,2
108,6 137,6 107,3
170 117,4 183,1
118,84
141,4
115,2 135,6 146,4
84,3
81
219,3
125,16
133,2
120,2 114,1 138,5
86 113,9 241,1
139,4
222
121,4
73,4
95,4 130,9
23 1405,4
146,6
665,3
131,2 236 141,9
907 3867,7 39
152,8
1013,8
177 144,1 122,7
117,1 1107 121,7
140,8
333,7
176,2 137,9 114,3
161,6 67,1 218,3
136,7
120
132,1 112,3 126,7
106,8 69,2 196,8
122,6
113
39
Окончание табл. 2.4
Наименование региона и
субъекта
Новгородская область:
инвестиций всего
иностранных
Псковская область:
инвестиций всего
иностранных
Санкт-Петербург:
инвестиций всего
иностранных
2001/
2000
2002/
2001
Годы
2003/ 2004/
2002 2003
2005/
2004
Средний
индекс
166,9
101,3
62,9
123
179,2
345,2
143,7
191
130,1
166
114,1
479
112,3
76,2
179,1 105,2
158,1 184,6
95,4
79,7
121,2
195,5
148,1
101
143
75,2
146,9 101,1 136,5
79 141,6 143,9
135,1
108,1
98
69
Примечание. Все данные рассчитаны автором на основе данных Федеральной
службы государственной статистики [100, 102] без учета поправочных коэффициентов на дефляторы цен и долларов США с целью сравнительного анализа.
Как видно из динамики изменений физических объемов инвестиций в основной капитал, в целом по Северо-Западному федеральному округу средний индекс роста иностранных инвестиций
(206,2 %) в год в 1,56 раза выше, чем общий индекс роста иностранных инвестиций (132,26 %). Такая же ситуация наблюдалась в таких субъектах, как Республики Карелия и Коми, Архангельская,
Вологодская, Калининградская, Новгородская и Псковская области. Самый большой ежегодный рост иностранных инвестиций в
2001 – 2005 гг. был отмечен в Вологодской области – 1013,8 %, что
в 6,6 раза больше темпов роста всего общего объема инвестиций, и
в Ненецком автономной округе – 665,3 % по сравнению с 146,6 %,
что в 4,54 раза выше средних темпов роста общего физического
объема инвестиций [100, 101].
Меньшие отклонения между ежегодными темпами роста исследуемых объемов входящих инвестиций на территории Архангельской области, 222 и 139,4 %, т. е. в 1,6 раза, Республики Карелия – 141,4 и 118,84 % (1,19 раза), Республики Коми – 133,2 %
и 125,16 % (1,06 раза), Калининградской области – 333,7 % и
140,8 % (2,37 раза), Новгородской области – 166 % и 130,1 % (1,28
раза), Псковской области – 195,5 % и 121,2 % (1,61 раза).
В Ленинградской, Мурманской областях и Санкт-Петербурге,
наоборот, средние ежегодные темпы роста входного объема иностранных инвестиций меньше, чем всего объема инвестиций, соответственно на 16,7 процентных пункта, 9,6 и 27 процентных
пункта.
40
В целом в Северо-Западном федеральном округе наблюдалась
тенденция к росту объемов иностранных инвестиций по 181,24 %
в год (табл. 2.5). На эту тенденцию повлияли фазы и темпы роста
в Ненецком автономном округе (790,15), в Мурманской области
(141 %), в Санкт-Петербурге (128,2 %). Несмотря на переход входного иностранного объема инвестиций в Вологодской области из
фазы роста в фазу стагнации, сокращение темпов роста инвестиций
в 1627,2 % до 1604,5 % не могло существенно повлиять на экономическую и инвестиционную ситуацию в регионе.
Таблица 2.5
Фазы цикла и тенденции входных иностранных инвестиций
в регионах Северо-Западного федерального округа в 2000–2005 гг.
Наименование
субъекта
СевероЗападный федеральный округ
Республика
Карелия
Республика
Коми
Архангельская
область
Ненецкий автономный округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская
область
Мурманская область
Новгородская
область
Псковская область
Санкт-Петербург
Трехлетние средние
величины темпов
изменения, %
Сколь- Место Характери- Наличие
зящая субъ- стика фазы тенденсредняя екта
ции
252,5 268,6 279,2 181,24
5
135,6 112,1 156,8
156,9
7
121,9 101,4 128,2
158
7
>>
>>
201,6
4
Спад
Присутствует
790,1
2
Рост
>>
387,4 1627,2 1604,5 1115,8
1
146,6 472,8 448,6
372,4
3
Рост→
Отсутстагнация ствует
Рост→спад
>>
104,7
91,4
155,7
7
Спад→рост
99,6
113,3 124,3
141,0
8
Рост
189,8 179,1 201,7
170
6
237,8 139,6 140,8
140,4
8
85,1
128,2
9
251,6 246,4
411
147
418,6 500,6
98,6
149
121,5
Рост
Присутствует
Спад→рост Отсутствует
>>
Присутствует
Спад→рост Отсутствует
Спад
Присутствует
Рост
>>
Примечание. Таблица составлена автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики [100, 101].
41
Оценку степени рациональности (табл. 2.6) построения системы стратегического планирования иностранных инвестиций,
привлекаемых в субъект федерации, проведем по таким показателям, как: темпы ежегодного роста объема инвестиций, нахождение в фазе роста, доля иностранных инвестиций в 2005 году.
Таблица 2.6
Оценка степени рациональности построения системы
стратегического планирования входного объема иностранных
инвестиций регионов Северо-Западного федерального округа, баллы
Наименование
субъекта федерации
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
Северо-Западный регион
Оценка
темпов фазы доли иностранных средняя
роста
инвестиций
4
4
4
5
5
5
3
3
4
3
2
4
4
4
2
5
3
2
4
5
4
2
5
5
2
1
5
3
3
1
2
1
4
1
3
3
3,3
3
3,7
4,3
3,7
2,7
3
3
4
2
3,3
4
Примечание. Таблица составлена автором на основе оценок экспертов СанктПетербургского государственного университета экономики и финансов.
Определение каждого показателя проводились с помощью экспертных методов по пятибалльной шкале. При этом следует обратить внимание на то, что последний показатель оценивался так: если
значение доли иностранных инвестиций находится в интервале от
40 до 60 %, т. е. 50±10 %, то присваивается 5 баллов; если 50±20 %,
то 4 балла; если 50±30 %, то 3 балла; если 50±40 %, то 2 балла; если
меньше, то 1 балл; если больше, присваивается также 1 балл.
Как видно из рис. 2.2, шкала оценок представлена в виде сочетания одинаковых долей иностранных и собственных российских
инвестиций.
Балльные оценки (см. табл. 2.6), полученные как средние величины из трех показателей, позволяют выделить группы субъектов
федерации. В первую группу, отличающуюся наилучшим уровнем
стратегического планирования входных объемов иностранных ин42
š¹ÄÄÔ Рис. 2.2. Шкала балльной оценки доли иностранных инвестиций
вестиций, вошли Ненецкий автономный округ (4,3 балла) и Новгородская область (4 балла), которые существенно повлияли на позицию Северо-Западного федерального округа.
Во вторую группу со средней оценкой 3, 3,3 и 3,7 балла вошли
Республики Карелия и Коми, Архангельская, Вологодская и Мурманская области и Санкт-Петербург.
В третью группу, в которой практически отсутствовало стратегическое планирование привлечения иностранных инвестиций,
вошли Калининградская и Псковская области.
Применяя принцип симметричности стратегического планирования входных объемов инвестиций, направляемых в основные
фонды субъектов, сопоставим данные табл. 2.2 и 2.6. К группе регионов с симметрично развивающимися входными объемами инвестиционных вложений – общими и иностранными – относились Архангельская (3; 3,7) и Мурманская (3,5; 3) области. Ко второй группе относились субъекты федерации, в которых система стратегического планирования входного общего объема инвестиций построена
и функционировала лучше, чем подобная система планирования
объема иностранных инвестиций, – это Республика Коми (4,5; 3),
Вологодская (4,5; 3,7) и Калининградская (3,5; 2,7) области.
Третью группу регионов составляли большинство административно-территориальных образований и Северо-Западный федеральный округ, в которых система планирования привлечения иностранных инвестиций функционировала лучше. К третьей группе
относились такие регионы, как Республика Карелия (2; 3,3), Ненецкий автономный округ (3; 4,3), Ленинградская (2,5; 3), Новгородская (3,5; 4), Псковская (1,5; 2) области, Санкт-Петербург (2;
3,3) и весь Северо-Западный федеральный округ в целом (3; 4).
Общая оценка рациональности построения системы стратегического планирования того и другого объема инвестиционных вложений в целом определена как средняя из всех пяти экспертных
оценок. Самая высокая оценка принадлежала Вологодской области
(4 балла), средние оценки от 3 до 3,8 баллов получили Республика Коми (3,6 балла), Архангельская (3,4 балла), Калининградская
(3 балла), Мурманская (3,2 балла), Новгородская (3,8 балла) обла43
сти, Ненецкий автономный округ (3,8 балла) и Северо-Западный федеральный округ в целом (3,6 балла). Одинаковую, но более худшую
позицию с оценкой в 2,8 балла занимали такие административнотерриториальные образования, как Республика Карелия, Ленинградская область и Санкт-Петербург. И четвертую, самую худшую,
группу представляла только Псковская область (1,8 балла).
Результатом той или иной степени рациональности формирования и реализации стратегических планов обеспечения территориальных потребностей в инвестициях, на наш взгляд, может служить
динамика доли рынка инвестиций, представленная на рис. 2.3.
Как видно из рис. 2.3, где по оси абсцисс указана доля рынка инвестиций, занимаемая регионами, а по оси ординат представлены темпы изменения этой доли, максимальная доля рынка как в 2004 г.,
так и в 2005 г. принадлежала Санкт-Петербургу – 31,8 и 33,1 %, соответственно, и темпы роста этой доли в 2005 г. были равны 109,7 %
по сравнению с 89,8 % в 2004 г. по отношению к 2003 г.
Темпы изменения рынка капиталов, %
230
210
190
170
150
130
110
90
70
0
5
10
Республика Карелия
Ненецкий автономный округ
Ленинградская область
Псковская область
15
20
Доля рынка, %
Республика Коми
Вологодская область
Мурманская область
Санкт-Петербург
25
30
35
Архангельская область
Калининградская область
Новгородская область
Рис. 2.3. График распределения административнотерриториальных образований Северо-Западного федерального округа
по доле рынка инвестиций в общей сумме по федеральному округу
и темпам изменения этой доли в 2004 и 2005 гг.
44
Кроме Санкт-Петербурга, увеличили долю рынка такие регионы,
как: Республика Коми с 9,7 до 10,8 % с темпами роста в 131,5 %;
Архангельская область с 9,2 до 9,7 % с соответствующим темпом
роста 118,4 %; Новгородская область с 2,5 до 2,7 % и с темпами
роста, равными 132,5 % [100, 108].
Прежняя доля рынка, равная 4,6 %, осталась у Ненецкого автономного округа, несмотря на увеличение темпов роста с 83,9 до
115,5 % в 2005 г.
Остальные административно-территориальные образования
снизили долю рынка капиталов, что может свидетельствовать о
снижении уровня инвестиционной привлекательности Республики
Карелия с 3,9 до 3,2 %, темпы роста рынка капиталов снизились с
123 до 97,1 %, Калининградской области с 5,6 до 5,2 % (темпы роста снизились с 122,7 до 105,6 %), Ленинградской области с 19,3 до
16,8 % с существенным снижением темпов роста с 121 до 96,8 %.
В Мурманской области, несмотря на увеличение темпов роста
инвестиций с 104,6 до 113,2 %, доля рынка уменьшилась с 4,2 до
4,0 %. Противоположная ситуация наблюдалась в Вологодской области, темпы привлечения инвестиций в которую уменьшились с
210 до 118,8 %, а занимаемая доля рынка инвестиций увеличилась
с 12 до 13,1 %.
Доля рынка капиталов, занимаемая Псковской областью, несмотря на ее самую низкую долю и одни из самых высоких темпов снижения объемов инвестиций, уменьшилась с 1,7 до 1,2 % (увеличение темпов снижения происходило в пределах от 93,3 до 84,6 %).
Такое изменение позиций регионов Северо-Западного федерального округа в 2005 году по сравнению с 2004 г.(см. рис. 2.3) позволяет сделать выводы о том, что изменение доли рынка может
происходить даже при положительном результате – ее увеличении не вследствие внедрения территориальных стратегических планов по привлечению инвестиций как отечественных,
так и иностранных, а по причине снижения доли других субъектов федерации.
Поэтому, в соответствии с нашими представлениями, регионы
следует разделить на группы по признаку «степень рациональности
формирования и реализации стратегических инвестиционных планов». Этот признак отражает такие факторные признаки, как темпы изменения доли рынка и непосредственно саму долю рынка.
В первую группу регионов, отличающихся высокой степенью
результативности стратегических инвестиционных планов, вошли
Республика Коми, Архангельская область, Ненецкий автономный
45
округ (сохранил позицию на рынке с ростом темпов рынка капиталов), Мурманская область, в которой произошло незначительное
на 0,2 процентных пункта уменьшение доли рынка, но темпы роста объемов инвестиций свидетельствуют о наличии активного элементного взаимодействия системы планирования. В эту же группу
вошли Новгородская область и Санкт-Петербург, всего таких регионов в Северо-Западном федеральном округе шесть.
Остальные пять административно-территориальных образований – Республика Карелия, Вологодская, Калининградская, Ленинградская и Псковская области составили вторую группу (см.
рис. 2.3), в которой система стратегического планирования инвестиционных потоков была построена нерационально, что не отвечает необходимым требованиям современного этапа социальноэкономического и финансово-инвестиционного развития и его стратегической ориентации на достижение высоких экономических и
финансовых результатов.
Кроме представленного анализа доли рынка капиталов, о его инвестиционной привлекательности можно судить по обобщающему
показателю конкурентного статуса региона (КПК) на рынке
капиталов, который можно рассчитать по формуле
Èôàêò - Èmin Èôàêò ÎÑôàêò
(2.1)
ÊÏÊ =
,
È
È
È
ÎÑ
max
min
max
max
где Ифакт, Иmin, Иmax – соответственно, фактический, минимальный и максимальный объемы инвестиций (капиталовложений),
тыс. руб.; ОС факт и ОСmax – оценка существующей и рациональной (наилучшей) стратегии планирования и реализации инвестиционных планов.
Из формулы (2.1) видно, что конкурентный статус регионов к
региональному рынку инвестиций может быть адаптирован посредством таких факторов, как: объемы инвестиций; наличие стратегических инвестиционных планов; инвестиционного потенциала
административно-территориального образования.
Для более адекватного определения конкурентного уровня территории на региональном инвестиционном рынке на основе сложившегося инвестиционного потенциала целесообразно воспользоваться таким показателем, как инвестиции в основной капитал
на душу населения [50, 55].
Динамика объемов инвестиций в основной капитал в течение
2000–2005 гг. представлена на рис. 2.4, на котором выделены такие
величины этого показателя, как: максимальная, принадлежащая
46
47
Российская Федерация
Ненецкий автономный округ – максимальная величина
Псковская область – минимальная величина
Северо-Западный федеральный округ
Рис. 2.4. Распределение позиций регионов Северо-Западного федерального округа в 2000–2005 гг.
по размерам инвестиций (руб.) в основной капитал на душу населения
350000
411043
511159
Республика Коми,
Республика Коми,
Архангельская,
Архангельская,
300000
Ленинградская области,
Ленинградская области
342760
Санкт-Петербург
Республика Коми,
250000
391310
Архангельская,
Республика Коми,
Ленинградская области,
200000
Архангельская,
Санкт-Петербург
Ленинградская области
170906
150000
Республика Коми,
Ленинградская область
93146
100000 Ленинградская область,
Республики Коми,
34019
Карелия
25741
20530
14211
50000
11893
8180
24694
19502
15124
12129
7949
10308
7706
3597
4104
3106
7457
7957
0
Годы
2000
2001
2002
2003
2004
2005
400000
450000
500000
550000
ИДН, руб.
Ненецкому автономному округу; минимальная, которая наблюдается в Псковской области; федеральная, отражающая среднюю по
Российской Федерации инвестиционную обеспеченность на душу
населения; региональная, характеризующая позицию СевероЗападного федерального округа.
Как видно из рис. 2.4, позиция Северо-Западного федерального округа была более высокая, чем у народного хозяйства в целом.
Отметим, что в течение исследуемого периода разрыв между объемами инвестиций на душу населения (ИДН) между минимальной
величиной, средней по народному хозяйству, средней по СевероЗападному федеральному округу и минимальной постоянно увеличивался.
Если в 2000 г. минимальный объем инвестиций на душу населения в Псковской области составлял 3106 рублей, а максимальный – в Ненецком автономном округе – 93146 руб., т. е. соотношение 1:30, то в 2005 г. эти величины были соответственно равны
7706 руб. и 511159 руб., а соотношение составляло 1:66,3. Следовательно, разрыв увеличился в 2,2 раза.
Однако соотношения между средними величинами по России,
Северо-Западному федеральному округу и минимальной величиной в Северо-Западном федеральном округе – в Псковской области, оставались (см. рис. 2.4), примерно одинаковыми. В 2000 г.
пропорции минимального объема инвестиций на душу населения
и среднего по Северо-Западному федеральному округу составили 3106 руб.: 8180 руб. или 1:2,6; в 2001 г. – 3597:11893 (1:3,3);
в 2002 г. – 4104:14211 (1:3,46); в 2003 г. – 7457:20530 (1:2,75);
в 2004 г. – 7957:25741 (1:3,24); в 2005 г. – 7706:34019 (1:4,4).
Позиции субъектов федерации (см. рис. 2.4) по объему инвестиций на душу населения располагаются между средней величиной
по федеральному округу и максимальным значением, соответствующим Ненецкому автономному округу, это – Республики Коми и
Карелия, а также Ленинградская область в 2000 году. Последующие годы с 2001 по 2005 гг. Республика Коми и Ленинградская область сохраняли свои лидирующие позиции, с 2002 года к ним присоединилась и Архангельская область [100, 101].
Санкт-Петербург занимал позицию выше средней по СевероЗападному федеральному округу только в течение 2002 и 2003 гг.
Рис. 2.4 наглядно свидетельствует о том, что даже те регионы,
которые занимают позицию выше среднего объема инвестиций на
душу населения в Северо-Западном федеральном округе, обладали
значительным инвестиционным потенциалом, под которым пони48
маются возможности к привлечению дополнительных объемов инвестиций.
Инвестиционный потенциал представляет собой разность между тем объемом инвестиций, который может быть достигнут в планируемом периоде времени, и существующим в настоящее время
в исследуемом субъекте федерации. Если же имеется фактическая величина, фиксированная в статистической отчетности, то
другая, планируемая, может варьировать в некоторых границах.
Поэтому выбираемые конечные объемы инвестиционных вложений в экономику субъекта федерации могут иметь несколько
вариантов.
Так, например, к первому виду инвестиционного потенциала
можно отнести тот, который рассчитывается как разность между
объемами инвестиций в основной капитал – максимальными, наблюдавшимися в исследуемом году, и фактическими, существующими в регионе, для которого проводился расчет.
Ко второму виду отнесем потенциал, который рассчитали как
разность, определяемую аналогично первому виду, только в качестве сравниваемой величины будет служить объем инвестиций
на душу населения в среднем по Северо-Западному федеральному
округу.
К третьему виду инвестиционного потенциала принадлежит тот,
который определяется разницей между средним объемом инвестиций на душу населения страны и объемом инвестиций в исследуемом административно-территориальном образовании, находящемся в составе Северо-Западного федерального округа.
В обобщенном виде расчеты инвестиционного потенциала можно представить формулой
(2.2)
ÈÏôàêòij = ÈÄÁ j – ÈÄi , где ÈÏôàêòij – инвестиционный потенциал на душу населения i-го
субъекта федерации, найденный на основе сравнения с j-м объемом
инвестиций на душу населения; ÈÄÁ j – инвестиции на душу населения в сравниваемом (базовом) субъекте федерации, руб.; ÈÄi –
объем инвестиций в основной капитал на душу населения в i-м регионе, руб.
Расчеты инвестиционного потенциала на душу населения в
2000–2005 гг. по всем субъектам федерации, находящимся в составе Северо-Западного федерального округа, произведены исходя из
максимальной величины, наблюдавшейся в Ненецком автономном
округе (табл. 2.7).
49
Таблица 2.7
Инвестиционный потенциал регионов Северо-Западного
федерального округа, определяемый на основе максимальной
величины инвестиций в основной капитал на душу населения, руб.
Наименование
субъекта федерации
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный
округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
2000 г. 2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
84966 159013 328549 390513 365569 477140
84409 159375 329967 397019 371843 490102
76868 149969 321192 385895 356866 460217
85557 159791 325012 389441 366405 476309
0
0
0
0
0
0
86511
88375
21283
85432
86473
90040
85556
162862
164902
151656
159228
159631
167309
159597
331820
334653
325865
331648
335569
338656
326485
396556
396651
381164
396146
397985
403586
386976
356837
370466
349919
374417
378345
383353
366821
461836
485444
463630
489559
492292
503453
477582
Примечание. Таблица составлена автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики [100, 101].
Как видно из табл. 2.7, в 2000 году инвестиционный потенциал
на территории Северо-Западного федерального округа предоставляет возможность разделить все субъекты федерации на группы.
В первую группу включили те регионы, у которых возможный
объем инвестиций колебался от 84 тыс. руб. на душу населения до
90 тыс. руб. – это большинство регионов: Республика Карелия, Архангельская, Вологодская, Калининградская, Мурманская, Новгородская, Псковская области и Санкт-Петербург.
Во вторую группу входила лишь Республика Коми, у которой
инвестиционный потенциал ниже на 9-17 %, и составляла 76,9 тыс.
руб. Самый маленький инвестиционный потенциал наблюдался у
Ленинградской области – 21,3 тыс. руб., что на 76-75 % меньше
максимального потенциала.
В 2005 году ситуация существенно не изменилась, поскольку
инвестиционный потенциал всех субъектов федерации оказался в
интервале от 460 тыс. руб. до 503,45 тыс. руб., т. е. диапазон колебаний составлял 9,4 %. Полученные результаты объясняются
слишком большим разрывом между максимальным фактическим
объемом инвестиций на душу населения.
50
Второй вид инвестиционного потенциала был рассчитан относительно объемов инвестиций на душу населения в Северо-Западном
федеральном округе (табл. 2.8). Данные табл. 2.8 свидетельствуют
о том, что динамика инвестиционного потенциала в этом варианте
расчетов разделила субъекты также на соответствующие группы.
Таблица 2.8
Инвестиционный потенциал регионов Северо-Западного
федерального округа, рассчитанный на основе средней
суммы инвестиций в основной капитал на душу населения
по федеральному округу, руб.
Наименование
субъекта федерации
2000 г.
2001 г.
2002 г.
Северо-Западный
0
0
0
федеральный
округ
Республика
–557
362
1418
Карелия
Республика Коми –8098 –9044
–7357
Архангельская
591
778
–3537
область
Ненецкий авто–84966 –159013 –328549
номный округ
Вологодская
1545
3849
3271
область
Калининградская
3409
5889
6104
область
Ленинградская
–3249 –7357
–2684
область
Мурманская
466
215
3099
область
Новгородская
1507
618
7020
область
Псковская область 5074
8296
10107
Санкт-Петербург
590
584
–2064
2003 г.
2004 г.
2005 г.
0
0
0
6506
6274
12962
–4618
–1072
–8703
836
–16923
–831
–390513 –365569 –477140
6043
–8732
–15304
6138
4897
8304
–9349
–15650 –13510
5633
8848
12419
7472
12776
15152
13073
–3537
17784
1252
26313
442
Примечание. Таблица рассчитана автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики [100, 101, 108].
В первую группу включили те субъекты федерации, у которых
на протяжении анализируемого периода имелся инвестиционный
потенциал – это Калининградская, Мурманская, Новгородская,
Псковская области.
51
Во вторую группу вошли регионы, в которых стабильно отсутствовал инвестиционный потенциал. К таким регионам относились
Республика Коми, Ненецкий автономный округ, Ленинградская
область.
В третью группу вошли оставшиеся субъекты, отличающиеся
нестабильностью динамики и отсутствием тенденции к инвестиционному росту. Это – Архангельская, Вологодская области и СанктПетербург.
Четвертую группу составляла Республика Карелия, в которой
прослеживается тенденция к наращиваю инвестиционного потенциала.
Третий вид потенциала, рассчитанный относительно общероссийских объемов инвестиций на душу населения, представлен в
табл. 2.9, в соответствии с которой Северо-Западный федеральный
округ не обладал таким потенциалом, как и Республика Коми, Архангельская область, Ненецкий автономный округ, Ленинградская
область.
Таблица 2.9
Инвестиционный потенциал регионов Северо-Западного
федерального округа, рассчитанный на основе средней
суммы инвестиций в основной капитал на душу населения в целом
по народному хозяйству, руб.
Наименование
субъекта федерации
2000 г.
Российская Феде0
рация
Северо-Западный
–231
федеральный округ
Республика Каре–788
лия
Республика Коми –8329
Архангельская
360
область
Ненецкий автоном- –85197
ный округ
Вологодская об1314
ласть
Калининградская
3178
область
Ленинградская
–3480
область
52
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
0
0
0
0
0
–1585
–2082
–5406
–6239
–9325
–1223
–664
1100
35
3637
–10629
–807
–9439
–5619
–10024 –14942 –26248
–6478 –5403 –10156
–160598 –330631 –359919 –371808 –486465
2264
1189
637
–14971 –24629
4304
4022
732
–1342
–8942
–4766
–1021
–14755 –21889 –22835
Окончание табл. 2.9
Наименование
субъекта федерации
2000 г.
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
235
–1370
1017
227
2609
3094
1276
–967
4938
2066
6537
5827
4843
359
6711
1001
8025
–4146
7667
–8943
11545
–4987
16988
–8883
Примечание. Таблица рассчитана автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики [50, 100].
Вологодская, Калининградская области и Санкт-Петербург в
2000– 2001 гг. обладали потенциалом данного вида, но в последующем его объем в значительной мере был потреблен. В республике Карелия произошел обратный процесс, если в первые три года
инвестиционный потенциал отсутствовал, то во втором периоде он
появился.
В Мурманской и Новгородской областях инвестиционный потенциал отсутствовал лишь в 2001 г., а в остальные годы прослеживалась тенденция к его развитию.
И только Псковская область в течение 2000–2005 гг. отличалась
стабильностью своего потенциала.
Таким образом, можно сделать следующие выводы:
• количественные значения максимальной и минимальной величины объемов инвестиций на душу населения, необходимые для
определения обобщающего показателя конкурентного уровня на
рынке инвестиций, для каждого региона должны быть свои, дифференцированные, если по всем характеристикам динамики, величине потенциала, темпом роста инвестиций на душу населения
субъект не входит ни в одну группу;
• система стратегического планирования инвестиционной деятельности должна быть построена в виде поэтапного процесса, в
котором на каждом этапе определяется промежуточный потенциал
и ставятся соответствующие цели по его использованию на основе
дополнительного привлечения инвестиций;
• при определении конкурентного уровня субъектов федерации
для каждого из них, или для выделенных групп регионов, находящихся в одинаковой экономической и финансовой ситуации, выявляется свой конкурент, который не должен существенно отличаться в течение краткосрочного этапа стратегического планирования.
При этом на каждом из этапов определяется основной конкурент,
53
относительно позиции которого рассчитывается обобщающий показатель конкурентного уровня региона.
На основе разработанных методических положений сформируем первую группу регионов, для которых на первом этапе стратегического планирования входных объемов инвестиций в качестве
максимальной величины объема инвестиций на душу населения
используем среднюю величину инвестиций в народном хозяйстве в
2005 г., равную 24694 руб. В эту группу (см. табл. 2.9) можно включить Республику Карелию, Мурманскую, Новгородскую и Псковскую области. Для расчетов обобщающего показателя конкурентного уровня субъектов федерации в этой группе приняли в качестве
минимального объема инвестиций на душу населения величину,
равную 7706 руб. в 2005 г. в Псковской области.
Расчеты произведем по формуле (2.1), исходя из имеющихся
статистических данных:
для Республики Карелия –
21057 - 7706 21057 2,8
ÊÏÊ1 =
= 0,79 · 0,85 · 0,56 = 0,376;
24694 - 7706 24694 5
для Мурманской области –
21600 - 7706 21600 3,2
ÊÏÊ8 =
= 0,82 · 0,87 · 0,64 = 0,457;
24694 - 7706 24694 5
для Новгородской области –
18867 - 7706 18867 3,8
ÊÏÊ9 =
= 0,66 · 0,76 · 0,76 = 0,38;
24694 - 7706 24694 5
для Псковской области –
7706 - 7706 7706 1,8
ÊÏÊ10 =
= 0.
24694 - 7706 24694 5
Как видно из расчетов, наибольший конкурентный уровень на
региональном рынке инвестиций (0,457) в этой группе регионов
принадлежал Мурманской области. Республика Карелия и Новгородская область обладали одинаковым обобщающим показателем,
равным 0,38. Псковская область не обладала конкурентным статусом вообще.
Во вторую группу административно-территориальных образований включили такие регионы, как Калининградская область и
Санкт-Петербург, для которых в качестве максимальной величины
объемов инвестиций на душу населения приняли значение показателя в Северо-Западном федеральном округе, равное 34019 руб., а
54
за минимальную величину приняли показатель по народному хозяйству, который в первой группе расценивался как максимальная
величина, равная 34694 руб.
Такая методика определения минимальной величины в группе
регионов, обладающих более низким потенциалом, чем в группе
субъектов федерации с более высоким потенциалом, не позволяет
субъектам федерации перейти в худшую группу и составить им
высокую конкуренцию с точки зрения инвестиционного развития
региона.
Так, обобщающий показатель конкурентного уровня составил:
для Калининградской области –
25715 - 24694 25715 3
ÊÏÊ6 =
= 0,05 · 0,76 · 0,6 = 0,023;
34019 - 24694 34019 5
для Санкт-Петербурга –
33577 - 24694 33577 2,8
ÊÏÊ11 =
= 0,42 · 0,99 · 0,56 = 0,23.
34019 - 24694 34019 5
В результате можно сделать вывод, что конкурентный уровень
Санкт-Петербурга в десять раз выше, чем Калининградской
области. Это означает, что Калининградская область могла составить вполне реальную и существенную конкуренцию на рынке
капиталов субъектам, вошедшим в первую группу, но не СанктПетербургу, несмотря на то, что эти субъекты находятся в
одной группе (второй).
И, наконец, в третью группу были отнесены такие субъекты
федерации, позиция которых превышает по величине инвестиций
на душу населения среднерегиональный уровень. В третью группу
вошли оставшиеся регионы – Республика Коми, Архангельская область, Ненецкий автономный округ, Вологодская и Ленинградская
области, для которых минимальное значение показателя равно
34019 руб., что соответствовало уровню по Северо-Западному федеральному округу. Максимальное значение инвестиций на душу
населения, равное 511159 руб., отражало наилучшую позицию Ненецкого автономного округа, лидирующего в народном хозяйстве.
Обобщающий показатель конкурентного уровня для третьей
группы регионов определен для:
Республики Коми –
50942 - 34019 50942 3,6
ÊÏÊ2 =
= 0,035 · 0,1 · 0,72 = 0,0025;
511159 - 34019 511159 5
55
Архангельской области –
34850 - 34019 34850 3,4
ÊÏÊ3 =
= 0,002 · 0,068 · 0,68 = 0,0001;
511159 - 34019 511159 5
Ненецкого автономного округа –
511159 - 34019 511159 3,8
ÊÏÊ4 =
= 1 · 1 · 0,76 = 0,76;
511159 - 34019 511159 5
Вологодской области –
49323 - 34019 49323 4
ÊÏÊ5 =
= 0,032 · 0,096 · 0,8 = 0,002;
511159 - 34019 511159 5
Ленинградской области –
47529 - 34019 47529 2,8
ÊÏÊ7 =
= 0,028 · 0,093 · 0,576 = 0,0015.
511159 - 34019 511159 5
Произведенные расчеты позволяют сделать следующие выводы.
Уровень конкурентоспособности субъекта Российской Федерации зависит от: фактических объемов инвестиций на душу
населения, вкладываемых в экономику; наличия стратегических инвестиционных планов; инвестиционного потенциала
группы регионов.
Однако наиболее существенное влияние на обобщающий показатель конкурентоспособности оказывает величина инвестиционного
потенциала, размах его вариации от максимальной до минимальной величины объема инвестиций на душу населения, поскольку с
этим потенциалом соотносится отклонение фактических величин
показателя от минимальной границы. Это означает, что в расчетах
используется величина, обратно пропорциональная инвестиционному потенциалу, и чем больше эта величина, тем выше конкурентная позиция субъекта федерации в группе регионов [36, 48, 65].
Поэтому, чем меньше инвестиционный потенциал, тем предпочтительнее позиция региона по сравнению с другими в процессах инвестиционной деятельности, привлечения дополнительных
входных объемов инвестиций. В результате можно сделать вывод
о том, что позиция наименее конкурентоспособных субъектов федерации будет лишь ухудшаться в перспективе, если не изменить
концепцию, стратегию и планы инвестиционной деятельности
по привлечению инвестиций. Об этом свидетельствует соотношение оценки степени рациональности существующих стратегических инвестиционных планов к максимально возможной экспертной оценке в 5 баллов. Так, например, Псковская область, не
обладающая в Северо-Западном федеральном округе низким кон56
курентным уровнем, отличалась наименьшей оценкой степени рациональности формирования и реализации стратегических планов
привлечения инвестиционных средств.
Таким образом, расчеты наглядно продемонстрировали неравномерность распределения входных инвестиционных средств
по регионам Северо-Западного федерального округа. Даже в группах, выделенных по степени близости потенциалов, наименьшим
возможным отклонениям от граничных величин в народном хозяйстве, в группе субъектов федерации, проявляется недостаток
стратегического планирования в регионах. Особенно этот недостаток проявлялся в третьей группе, где конкурентный уровень Архангельской области стремится к нулю, а Ненецкого автономного
округа – к единице, и только недостатки системы стратегического
планирования привели к уменьшению этого статуса на 24 %.
Поэтому итоговый вывод состоит в отсутствии в органах
управления, в том числе и органах стратегического планирования, механизмов, задачами которых является: мониторинг состояния объемов инвестирования в соседние субъекты федерации,
на всю территорию федерального округа; анализ уровня конкурентоспособности региона в группе, по сравнению со средними уровнями конкурентоспособности в других региональных группах; прогнозирование влияния факторов на уровень конкурентоспособности субъекта федерации на рынке инвестиций, а также прогноз
динамики уровня конкурентоспособности на средне-, долгосрочный период времени.
Подтверждением данному выводу может служить проведенный
анализ соотношения реальной суммы инвестиций в основной капитал к рассчитанному потенциалу (табл. 2.10). Для определения
реальной величины инвестиций была произведена корректировка
объемов инвестиций на каждый следующий год, исходя не из расчетных темпов роста, а на основе статистических данных определения индекса физического объема инвестиций в основной капитал
по формуле
ОИi + 1 = ОИi Ji + 1,
(2.3)
где ОИi,i + 1 – объемы инвестиций в экономику региона в i-м и i + 1
годах, тыс. руб.; Ji + 1 – индекс физического объема инвестиций в
i + 1 году; i – предыдущий год; i + 1 – настоящий год.
Отклонения скорректированной или реальной величины инвестиций от фактической достаточно заметные, что объясняется дефлятором цен на рынке инвестиций.
57
Таблица 2.10
Степень равномерности фактической величины инвестиций
в основной капитал и потенциальной на душу населения
в субъектах федерации с показателями выше среднего уровня
по Северо-Западному федеральному округу в 2000–2005 гг.
Наименование
субъекта федерации
Соотношение инвестиций к потенциалу инвестиций в основной капитал на душу населения
2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г.
1-я группа – стабильно развивающиеся:
Ненецкий автономный округ 1:0
1:0
1:0
Республика Коми
1:5,7 1:8,2 1:15,9
Ленинградская область
1:8
1:8,9 1:20,3
2-я группа – развивающиеся в последние годы:
Архангельская область
–
–
1:19,3
3-я группа – нестабильные регионы:
Санкт-Петербург
–
–
1:21
4-я группа – депрессивные регионы:
Республика Карелия
1:10,7
–
–
1:0
1:0
1:0
1:16,3 1:11,4 1:10
1:13,8 1:9,4 1:10,8
1:19
1:15,7 1:14,7
1:17
–
–
–
–
–
Примечание. Таблица составлена автором на основе данных Федеральной службы государственной статистики [100, 102].
Как видно из табл. 2.10, к первой группе субъектов федерации
к стабильно развивающимся относились Ненецкий автономный
округ, Республика Коми и Ленинградская область. Архангельская
область развивалась в последние годы, причем, к достоинствам
системы стратегического планирования инвестиционной деятельности следует отнести непрерывное снижение инвестиционного потенциала по отношению к объему инвестиций.
Если в 2002 г. потенциал был в 1,93 раза больше входных инвестиционных средств, то в 2005 г. он был выше в 14,7 раза. В Республике Коми и Ленинградской области динамика соотношений примерно однотипная, с 2000 года в течение нескольких лет инвестиционный потенциал увеличивался по отношению к инвестициям
как фактическому объему, а затем стал уменьшаться в Республике
Коми, начиная с 2004 г., в Ленинградской области – с 2003 г.
В табл. 2.10 также включены регионы, отнесенные по методике
расчета обобщающего показателя конкурентного уровня, к третьей
группе относится Санкт-Петербург как нестабильно развивающийся с точки зрения привлечения инвестиций в обновление основных
фондов.
58
Санкт-Петербург отличается от других регионов также одним из
самых высоких различий между фактическими объемами инвестиций и инвестиционным потенциалом – в 21 раз в 2002 г.
К депрессивным регионам принадлежала Республика Карелия,
у которой в первый год анализируемого периода потенциал превышал фактические инвестиционные вложения в 10,7 раза.
Таким образом, результаты анализа влияния системы планирования на симметричность объемов инвестиций регионов в
Северо-Западном федеральном округе, свидетельствующие о том,
что субъекты федерации: не имели устойчивых тенденций инвестиционного развития, находясь в состоянии экономической стагнации; придерживаются стратегической ориентации на привлечение в региональное хозяйство иностранных инвестиций, объемы привлечения которых имеют устойчивую тенденцию к росту;
связывают изменения долей регионального рынка капиталов не с
увеличением объемов привлекаемых инвестиций, а со снижением
доли рынка капиталов других административно-территориальных
образований; формируют систему стратегического планирования
инвестиционной деятельности в виде поэтапного процесса с определением всех промежуточных инвестиционных потенциалов и
их использования; лишены принципа равномерности распределения внешних инвестиционных средств в федеральном округе; не
определяют прогнозные оценки влияния факторов макро-, микросред на уровень конкурентоспособности регионального хозяйства в
среднесрочном периоде времени, требуют принятия комплекса мер
в процессе стратегического планирования с целевой ориентацией
на постоянный рост результатов производственно-хозяйственной,
инвестиционной деятельности, устранение влияния негативных
факторов внешней среды.
2.2. Влияние объемов инвестиционных вложений
на социально-экономическое развитие региона
К основным показателям макроэкономической деятельности
регионального хозяйства относятся: среднегодовая численность
занятых в экономике, среднедушевые месячные денежные доходы
населения, потребительские месячные расходы в среднем на душу
населения, среднемесячная начисленная заработная плата работников хозяйствующих субъектов в месяц; валовой региональный
продукт; стоимость основных фондов в региональной экономике
(по полной учетной стоимости); объем отгруженных товаров соб59
ственного производства, выполненных работ и услуг; стоимостной
объем продукции сельского хозяйства; ввод в действие общей площади жилых домов; оборот розничной торговли; сальдированный
финансовый результат (прибыль минус убыток) деятельности предприятий; инвестиции в основной капитал [50, 55, 117].
Если инвестиции в основной капитал рассматривать в качестве
затратного показателя, то остальные могут быть представлены
в виде результативных. Однако для проведения анализа следует
привести эти показатели к сопоставимому виду. Поскольку инвестиционные вложения направлены в первую очередь на изменение
объема основного капитала и вместе с ними численности трудовых
ресурсов, то используем в процессе анализа среднегодовую численность занятых в экономике. В свою очередь, на основе аналитической зависимости эндогенного роста экономики регионов определим валовой региональный продукт (ВРП), выступающий результатом эффективного использования основных фондов (ОФ) и численности занятых в экономике в среднем в год (ЧЗЭ):
ВРП = f(ОФ, ЧЗЭ).
(2.4)
В этой связи, на наш взгляд, следует выделить два их показателя: валовой региональный продукт (обобщающий показатель),
или валовой выпуск продукции, выполненных работ и оказанных
услуг (ВРП); среднегодовую стоимость основных фондов в экономике региона, среднегодовую численность занятых в экономике.
В свою очередь, такой показатель, как среднегодовая численность
занятых в региональной экономике зависит от количества рабочих
мест, созданных с помощью инвестиционных вложений в обновление и модернизацию основных фондов.
В табл. 2.11 представлены рассчитанные авторами удельные показатели, приведенные на одного занятого в экономике в среднем
в месяц.
Как видно из табл. 2.11, кроме удельных показателей, приходящихся на одного работающего в числителе каждой графы, в знаменателе указывается доля по отношению к валовому региональному продукту на одного занятого в экономике в среднем в течение месяца.
Исходя из того, что валовой региональный продукт – это обобщающий показатель результативности экономической деятельности, отражающий объем производства товаров для конечного
пользования, определяемый как разница между выпуском и промежуточным потреблением, можно представить экономическую
сущность этого показателя в виде валовой добавленной стоимости,
60
61
Российская
Федерация
СевероЗападный
федеральный
округ
Республика
Карелия
Республика
Коми
Архангельская область
Ненецкий
автономный
округ
Название
территории
22458
100
22499
100
18222
100
30356
100
23608
100
134107
100
51,4
46,67
55,1
49,26
54,4
49,84
55,5
47,94
54,1
46,34
54,8
65,95
10697
58,7
14082
46,4
11725
49,7
28592
21,3
10634
47,4
11851
52,7
3649
20,0
8846
29,1
7932
33,6
67587
50,4
4505
20,1
5977
26,6
615831 14479,3
281,7
79,5
1217119 29013,2
334,1
95,6
752093 16992,9
265,5
72
2036354 128589
126,5
95,9
705,8
1,35
799
2,6
891
3,8
845,4
0,63
621239 16999,5 18648
230,5
75,7
8,3
613576 18254,6 1091,6
227,3
81,1
4,85
2189
9,7
2840,7
12,6
6884,4 1168,3
37,8
6,4
11980,2 3996
39,5
13,2
7457
3217
31,6
13,6
6438 26755,4
4,8
20
8784,7
39,1
8340
37,1
2592
14,2
4375,5
14,4
1777
7,5
15493,4
11,6
4025
17,9
2949,5
13,1
Доля среднеСреднемесячные показатели на одного человека, занятого в экономике, руб./мес.
годовой чис- Валовой
НомиИнве- ОсновОбъем
Объем
Оборот
Объем
Сальдиленности эко- региональная стиции
ные
отгрупророзничработ,
рованный
номически нальный начислен- в основ- фонды в женных дукции ной тор- выпол- финансовый
активного продукт / ная за- ной ка- экономи- това- сельского говли / ненных
результат
населения /
доля
работная питал / ке / доля ров /
хозяйдоля
в строи- (прибыль –
занятого
к ВРП
плата / доля к к ВРП
доля
ства /
к ВРП тельстве / убыток) орв экономике,
доля
ВРП
к ВРП
доля
доля
ганизаций /
%
к ВРП
к ВРП
к ВРП
доля к ВРП
Основные приведенные социально-экономические показатели
деятельности субъектов Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе в 2005 г.
Таблица 2.11
62
53,4
48,83
55,2
47,4
54,7
44,69
60,5
51,32
52,3
46,87
51,3
46,07
56,1
52,87
26814
100
15068
100
23994
100
26523
100
16184
100
10140
100
22933
100
10667
39,8
9720
64,5
10215
42,6
15162
57,2
8908
55
6973
68,8
13033
56,8
8342
31,1
5588
37,1
9374
39,1
3742
14,1
3716
23
1373
13,5
5386
23,5
660548
205,3
399922
221,2
741654
257,6
772642
242,8
517684
266,6
430422
353,17
458174
166,5
31708
2316
4880,4
118,3
8,6
18,2
15240,3 1561,3 6813,5
101,1
10,4
45,2
22447,8 3452
7088,1
93,6
14,4
29,5
17921,3
301
8532
67,6
1,13
32,2
15965,3 2058,2 5924,7
98,6
12,7
36,6
6836,1 2209,6 6993,5
67,4
21,8
69
14877,8
0
10043,4
64,9
0
43,8
2755
10,3
1787
11,9
3084
12,9
1773
6,7
1730
10,7
969,3
9,6
3503
15,3
7334
27,4
1983
13,2
4553,5
19
2721
10,3
2047
12,6
171,8
1,7
2153,5
9,4
Доля среднеСреднемесячные показатели на одного человека, занятого в экономике, руб./мес.
годовой чис- Валовой
НомиИнве- ОсновОбъем
Объем
Оборот
Объем
Сальдиленности эко- региональная стиции
ные
отгрупророзничработ,
рованный
номически нальный начислен- в основ- фонды в женных дукции ной тор- выпол- финансовый
активного продукт / ная за- ной ка- экономи- това- сельского говли / ненных
результат
населения /
доля
работная питал / ке / доля ров /
хозяйдоля
в строи- (прибыль –
занятого
к ВРП
плата / доля к к ВРП
доля
ства /
к ВРП тельстве / убыток) орв экономике,
доля
ВРП
к ВРП
доля
доля
ганизаций /
%
к ВРП
к ВРП
к ВРП
доля к ВРП
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной службы государственной статистики [100, 102].
Вологодская
область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская
область
Новгородская
область
Псковская
область
СанктПетербург
Название
территории
Окончание табл. 2.11
которая создана живым трудом и не включает ту стоимость, которая называется овеществленной и переносится на стоимость вновь
созданного товара.
Особенностью ВРП является то, что в его общую сумму добавленных стоимостей в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и иных производственных и сервисных сферах не включается добавленная стоимость по таким нерыночным коллективным
услугам, как оборона, государственное управление и другие услуги, оказываемые государственными учреждениями народному хозяйству в целом. В целом валовой региональный продукт отражает
результативность труда в рыночной сфере или в рыночном секторе
региональной экономики.
Так, в среднем по России в месяц экономическая результативность на одного работающего в 2005 г. составляла (графа 3,
табл. 2.11) 22458 рублей. В Северо-Западном федеральном округе
этот показатель был равен 22499 рублей, что на 0,18 % выше, чем
по стране. Самая высокая результативность труда в Ненецком автономном округе – 134107 руб., что в 5,96 раза выше, чем в целом по
Северо-Западному федеральному округу и в 13,23 раза больше, чем
в Псковской области, которая отличается минимальной результативностью труда, равной 10140 руб.
Таким образом, места субъектов или ранги по объему ВРП распределились так: первое место – Ненецкий ОА, второе – Республика
Коми – 30356 руб., третье – Вологодская и Мурманская области –
26814 и 26523 руб., соответственно, четвертое место у Архангельской и Ленинградской областей – 23608 и 23994 руб., пятое у СанктПетербурга – 22993 руб., Северо-Западный федеральный округ так
же, как и Российская Федерация в целом, занимают шестую позицию, ниже расположились Республика Карелия – седьмое место в
18222 руб., Новгородская область – восьмое место с 16184 руб., девятое место у Калининградской области – 15063 руб., и последнее,
десятое место занимает Псковская область – 10140 руб.
Для определения отклонения ВРП от его среднеарифметического значения по Северо-Западному федеральному округу используем формулу среднего линейного отклонения ( σ ), руб.:
n
σ=
å (x - xi )
1
(2.5)
,
n
где x и xi – соответственно, средняя величина по динамическому ряду, руб. и значение i-го показателя ВРП в каждом субъекте,
63
руб.; n – количество регионов в Северо-Западном федеральном
округе.
Рассчитанное отклонение составило 17367,9 руб. Три линейных
отклонения составили 52103,6 руб., что позволило проверить правило отнесения значения ВРП Ненецкого автономного округа к совокупности регионов, составляющей федеральный округ как единое инвестиционное и экономическое пространство.
Так, если значение какого-либо показателя превышает среднюю величину на три линейных отклонения, то этот показатель
не должен включаться в единое пространство. В данном случае
ВРП Ненецкого автономного округа, равное 134107 руб., превышает 83735,3 (31631,73 + 52103,6) руб. Поэтому при рассмотрении шкалы оценок можно исключить значение 134107 руб., тогда
верхняя граница интервала ВРП составит 30356 руб., а нижняя –
10140 руб.
Используя пятибалльную шкалу оценок, рассчитаем интервал,
равный 4044 руб. Тогда результативность труда, определяемая размерами валового регионального продукта, может быть оценена по
пятибалльной системе. Так, один балл соответствует оценке позиции Псковской области, двумя баллами можно определить позицию
Республики Карелия, Калининградской и Новгородской областей,
четырьмя баллами – Архангельской и Ленинградской областей,
Санкт-Петербурга. Позиция Северо-Западного федерального округа и всей России в целом согласно предлагаемой шкале оценивается четырьмя баллами. Лидирующую позицию, отмечаемую пятью
баллами, занимают Республика Коми, Вологодская и Мурманская
области.
Следующий экономический показатель, подлежащий исследованию, это среднегодовая стоимость основных фондов в региональной экономике, созданных с помощью инвестиционных вложений
формула (2.4). Этот показатель также установлен в расчете на одного человека, занятого в экономике в течение года. Самый большой
стоимостной объем основных фондов в 2005 г. наблюдался в Ненецком автономном округе – 2036354 руб., самый низкий – в Калининградской области – 399922 руб. Разница между наибольшим и минимальным объемом основных фондов указанных выше регионов
составляет 5,09 раза. Это свидетельствует о том, что фондовооруженность в Ненецком автономном округе на 1 занятого в экономике в 5 раз больше, чем в Калининградской области.
Применяя методические положения определения среднего линейного отклонения, рассчитаем среднюю фондовооруженность
64
по Северо-Западному федеральному округу, равную 782 тыс. руб.,
среднее линейное отклонение – 248,3 тыс. руб. и три средних линейных отклонения, составляющие 744,9 тыс. руб.
Тогда, границы колебаний фондовооруженности в СевероЗападном федеральном округе не должны превышать значения 782
± 744,9 тыс. руб. (минимальной в размере 37,1 тыс. руб. и максимальной величины, равной 1526,9 тыс. руб.). В этом случае Ненецкий автономный округ также не входит к границы данной совокупности, так как его фондовооруженность составляла 2036,35 тыс.
руб. Оставшиеся регионы разделим также по пятибалльной шкале
на пять позиций, исходя из максимальной границы в 1217,1 тыс.
руб. в Республике Коми и минимальной в размере 399,92 тыс. руб.
в Калининградской области, расчетной величины интервала, равного 164 тыс. руб.
Позиции субъектов федерации по этому показателю распределились следующим образом: лидирующая позиция, оцениваемая пятью баллами, принадлежала Республике Коми, среднюю
позицию в три балла занимали Архангельская, Ленинградская и
Мурманская области, худшая позиция с двумя баллами принадлежала Республике Карелия и Вологодской области. Самая низкая
фондовооруженность наблюдалась в Калининградской, Новгородской, Псковской областях и Санкт-Петербурге – один балл. Позиция Северо-Западного федерального округа и России в целом ниже
средней и оценивается двумя баллами (табл. 2.12).
В табл. 2.11 в знаменателе приведена доля показателя по отношению к величине ВРП. Для данного показателя знаменатель
показывает, во сколько раз фондовооруженность превышает ее
результаты – объем ВРП, и вместе с этим позволяет использовать
принцип симметричности. На наш взгляд, чем меньше разница
между фондовооруженностью и результативностью труда, тем рациональнее (эффективнее) используются основные фонды.
Так, например, на 100 руб. ВРП приходился максимум 353,7
руб. стоимости основных фондов в Псковской области и минимум
126,5 руб. в Ненецком автономной округе, что может быть представлено как фондоотдача, величина обратная фондоёмкости. По
пятибалльной шкале присвоим максимальной фондоёмкости – минимальной фондоотдаче в Псковской области – один балл, а минимальной фондоёмкости – пять баллов – Ненецкому автономному
округу (см. табл. 2.12).
Остальные субъекты Российской Федерации были ранжированы в следующем порядке: пять баллов получили Санкт-Петербург,
65
четыре балла – Вологодская область, три балла – Калининградская, Ленинградская и Мурманская области, два балла – Республика Карелия, Архангельская и Новгородская области, и, кроме
Псковской области, худшее использование основных фондов наблюдалось в 2005 году в Республике Коми, что оценивалось одним
баллом (см. табл. 2.12).
Таблица 2.12
Позиции административно-территориальных образований
по показателям валового регионального продукта,
фондовооруженности и фондоотдаче, баллы
Наименование
субъекта федерации
Северо-Западный федеральный
округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
Валовой
Основные фонды
региов экономике
нальный
ФондоФондопродукт вооруженность
отдача
Сумма
баллов
4
2
3
9
2
5
4
–
5
2
4
5
2
1
4
2
5
3
–
2
1
3
3
1
1
1
2
1
2
5
4
3
3
3
2
1
5
6
11
9
5
11
6
10
11
5
3
10
Примечание. Таблица составлена авторами.
Эти данные позволяют сделать выводы о том, что симметричная позиция наблюдалась у таких регионов, как Республика Карелия и Псковская область, где объемы ВРП на одного занятого в
региональном хозяйстве соответствовали уровням фондовооруженности и фондоотдачи. В Ленинградской и Мурманской областях
при средних уровнях фондоемкости результативность труда была
выше, особенно в Мурманской области. Аналогичная ситуация наблюдалась и в Вологодской области, где при низком уровне фондовооруженности достигались высокие показатели фондоотдачи и
ВРП. Противоположная ситуация сложилась в Санкт-Петербурге,
где низкий уровень фондовооруженности сопровождался высокой
фондоотдачей и достаточно высоким показателем ВРП. В Респу66
блике Коми асимметричность состояла в том, что высокому уровню
фондовооруженности соответствовала низкая фондоотдача, несмотря на значительную величину ВРП.
Сравнение позиций Архангельской, Новгородской и Калининградской областей позволяет судить о том, что на величину ВРП
наибольшее влияние оказывала фондовооруженность труда по
сравнению с фондоотдачей [88, 91].
Следовательно, все субъекты Российской Федерации СевероЗападного федерального округа следует разделить на группы по
стратегическим направлениям роста стоимости основных фондов с целью повышения результативности труда. В первой группе – в Санкт-Петербурге – необходимо сформировать стратегические планы повышения фондовооруженности. В эту же группу
следует включить и Вологодскую область.
Во вторую группу регионов должны войти те административнотерриториальные образования, для которых необходимо разработать планы повышения фондоотдачи. Такими регионами могут выступать Республика Коми, Архангельская область.
В Калининградской и Новгородской областях, составляющих
третью группу субъектов Российской Федерации, стратегические
планы социально-экономического и финансово-инвестиционного
развития должны быть ориентированы на увеличение фондовооруженности.
Ленинградская и Мурманская области, входящие в четвертую
группу регионов, должны разработать стратегические планы, ориентированные на повышение как фондовооруженности, так и фондоотдачи, несмотря на высокое значение результативности труда.
В этой связи отметим, если вышеуказанные четыре группы развиваются асимметрично, то к пятой группе регионов следует отнести Псковскую область и Республику Карелию, находящиеся в
состоянии симметричной стагнации. Для этих административнотерриториальных образований стратегические планы должны
быть разработаны с указанием приоритетности привлечения инвестиций в основные фонды.
Численность занятых в региональном хозяйстве как показатель, влияющий на величину ВРП в регионе, не является основным
показателем, поскольку ВРП рассчитан на одного занятого в экономике. Учитывая то, что инвестиции оказывают влияние на уровень занятости населения, авторами рассчитана доля населения,
занятого в региональной экономике. Сравнение долей экономически активного населения и занятых в региональной экономике,
67
свидетельствует о том, что наибольшей долей экономически активного населения обладала Мурманская область – 60,5 % от общей
среднегодовой численности населения, наименьшей – Псковская
область – 51,3 %. Кроме того, состояние населения в Псковской области отражало общероссийскую ситуацию – 51,4 % экономически
активного населения, в Северо-Западном федеральном округе доля
экономически активного населения превышала 55,1 %.
Наибольшая доля занятых в региональной экономике по отношению ко всей численности населения наблюдалась в Ненецком
автономном округе – 65,95 %, наименьшая – в Ленинградской области – 44,69 %. Разница между долями, составляющими экономически активное население и занятыми в экономике, свидетельствует о том, что во всех субъектах Российской Федерации, кроме
Ненецкого автономного округа, наблюдался соответствующий уровень безработицы.
Так, самый высокий уровень безработицы – в Ленинградской
области, равный 10,01 %, самый низкий – в Санкт-Петербурге –
3,23 %. Уровень безработицы соответствует уровню инвестиционных вложений в экономику региона и требует дополнительного исследования, исходя из величины инвестиций в основной капитал
на одного занятого в региональной экономике и доле этих инвестиций по отношению в ВРП.
Подтверждением этому может служить состояние регионального хозяйства Ненецкого автономного округа, где инвестиции в
основной капитал (см. табл. 2.11) были равны 67587 руб. в месяц на
одного человека занятого в экономике, безработица как таковая отсутствовала, а доля привлеченных работников составляла при полной занятости местного населения 11,15 %. По отношению к ВРП
доля инвестиций в основной капитал в автономном округе также
являлась максимальной – 50,4 %. Минимальная сумма инвестиций наблюдалась в Псковской области – 1373 руб. в месяц на одного занятого в региональной экономике, и доля этих инвестиций от
ВРП была минимальной – 13,5 %.
Определим шкалы оценок по пятибалльной системе для долей
экономически активного населения, занятых в экономике, уровня
безработицы, величины инвестиционных вложений, удельного веса
инвестиционных вложений в составе ВРП и оценим сложившуюся
ситуацию в каждом регионе, расположенном в Северо-Западном
федеральном округе.
Так, максимальная величина (верхняя граница изменения доли
экономически активного населения) составила 60,5 %, а минималь68
ная – 51,3 %, величина доверительного интервала равна 1,9 %.
Для доли экономически активного населения размах вариации
изменялся в пределах от 35,95 до 44,69 %, с интервалом в 4,4 %.
Для уровня безработицы максимальная величина равна 10,01 %,
минимальная – 0 %, принимаемая в Ненецком автономном округе,
с доверительным интервалом 2 %.
Максимальная величина инвестиционных вложений может быть
определена исходя из расчета средней величины и трех линейных
отклонений x ± 3σ. Средняя величина инвестиционных вложений
составила 11412,27 руб., линейное отклонение 10213,63 руб., три
линейных отклонения 30641 руб., максимальная величина инвестиций равна 11412,27 + 31641 = 42053,27 руб.
Следовательно, Ненецкий автономный округ не входил в региональное инвестиционное пространство. Размах вариации
определим по величинам инвестиций в Ленинградской области –
9374 руб., составляющим максимальную величину, и в Псковской
области – 1373, представляющей собой минимальную величину,
доверительный интервал равен 1600,2 руб.
Доля инвестиционных вложений по отношению к величине ВРП
изменяется в пределах от 50,4 % в Ненецком автономно округе до
13,5 % в Псковской области, величина доверительного интервала
равна 7,4 %.
Полученные данные распределения субъектов федерации по
каждому из указанных показателей представлены в табл. 2.13.
Как видно из табл. 2.13, наибольшая социальная нагрузка наблюдается в тех субъектах федерации, где доля экономически активного
населения наименьшая. Эти регионы представляли Новгородская и
Псковская области. Меньшая, но достаточно высокая нагрузка на
работающих в региональной экономике – в Республике Карелия,
Архангельской, Вологодской и Калининградской областях. В Ненецком автономном округе достаточно большое количество экономически неактивного населения, но такая демографическая ситуация компенсируется привлечением на работу из других регионов,
поэтому в этом регионе – максимальная доля занятых трудом.
В Мурманской области существовала наименьшая социальная
нагрузка на работающих, поскольку в этом административнотерриториальном образовании проживает в основном экономически активное население, а пенсионеры уезжают в более климатически благоприятные регионы страны.
Исходя из величины инвестиционных вложений, а также из
доли занятых в экономике, можно сделать вывод о том, что в Ле69
нинградской области наблюдается наихудшая ситуация, поскольку при высоком уровне инвестиционных вложений, 5 баллов, существует значительный уровень безработицы, оцениваемый одним
баллом. В Республике Коми и Архангельской области доля занятых в региональной экономике также низкая (один балл и существенный уровень безработицы, оцениваемый в два балла).
Таблица 2.13
Распределение субъектов Российской Федерации
по занимаемой позиции инвестирования, баллы
Наименование
Доля эко- Доля за- Уровень Величина
Доля
Сумма
субъекта федерации номически нятых в безрабо- инвести- инвести- баллов
активного эконотицы
ционных ционных
населения мике
вложений вложений
Северо-Западный
федеральный округ
Республика
Карелия
Республика Коми
Архангельская
область
Ненецкий автономный округ
Вологодская
область
Калининградская
область
Ленинградская
область
Мурманская
область
Новгородская
область
Псковская область
Санкт-Петербург
3
2
3
3
2
13
2
2
3
2
1
10
3
2
1
1
2
2
5
5
2
3
13
13
2
5
5
–
5
17
2
2
3
5
3
15
3
1
2
3
4
13
2
1
1
5
4
13
5
2
1
2
1
11
1
1
3
2
2
9
1
3
1
3
3
4
1
3
1
2
7
15
Примечание. Таблица составлена авторами.
В Вологодской области ситуация при высоком уровне инвестиционных вложений и низкой численности экономически активного и занятого в региональной хозяйстве населения по два балла,
средний уровень безработицы – 3 балла. Также средний уровень
безработицы при невысокой величине инвестиций и в Республике
Карелия, в Новгородской и Псковской областях.
70
В Санкт-Петербурге при среднем уровне экономически активного и занятого населения инвестиционные вложения сопровождались низким уровнем безработицы. В этой связи можно сделать вывод о том, что величина инвестиционных вложений несущественно
влияет на создание рабочих мест в большинстве регионов, поскольку инвестиционные вложения не имели конкретно выраженных
тенденций к росту, являются долго-, среднесрочными и не приводят к созданию рабочих мест в краткосрочной перспективе.
Поэтому стратегические планы инвестиционных вложений в
региональные объекты инфраструктуры, основные фонды должны быть ориентированы на различную по своей длительности
перспективу.
Однако сравнение объемов инвестиционных вложений и валового регионального продукта (см. табл. 2.12 и 2.13) показало,
что в Республиках Карелия, Коми, Вологодской, Новгородской и
Псковской областях эти показатели находились в пропорциональной зависимости, т. е. высокий уровень инвестиционных вложений
соответствовал наибольшей величине ВРП, а низкий уровень – минимальному значению. В Архангельской, Ленинградской и Калининградской областях величина инвестиционных вложений не сопровождалась адекватным ростом ВРП и приводила к выводу о нерациональной структуре вложений и, соответственно, отраслевого
развития вследствие отсутствия должной научной обоснованности
стратегических планов.
Мурманской области присуща наибольшая степень асимметричности между объемами ВРП – 5 баллов и инвестиционными вложениями – 2 балла, что свидетельствует о сложившихся
тенденциях снижения темпов развития этого административнотерриториального образования.
В Санкт-Петербурге объем ВРП превышал уровень инвестиционных вложений, что, с одной стороны, свидетельствует о высокой
экономической результативности труда, а, с другой – о необходимости разработки стратегических планов по дальнейшему последовательному и равномерному привлечению инвестиционных потоков в наиболее перспективные отрасли.
Структура и направления экономического развития регионов
была проанализирована с помощью данных, представленных в
табл. 2.11 и характеризующих степень развития промышленности,
сельского хозяйства, строительства и розничной торговли.
Сравнение долей промышленных товаров в объеме ВРП показало, что в целом Северо-Западный федеральный округ по сравнению
71
с народным хозяйством ориентирован на производство промышленных товаров 81,1 % и 75,7 %, соответственно, от общего объема ВРП, а вот производство сельскохозяйственной продукции в
1,7 раза меньше, объемы строительства, наоборот, превышают
общероссийский уровень в 1,3 раза. Объем розничной торговли в
регионе всего на 2 процентных пункта ниже, чем в национальной
экономике.
Из всех регионов, расположенных на территории СевероЗападного федерального округа, на дальнейшее промышленное
развитие нацелены Вологодская, Новгородская, Ленинградская
области, Республика Коми, Ненецкий автономный округ, в которых доля отгруженных промышленных товаров превышала средний показатель отгруженных товаров по Северо-Западному федеральному округу.
По объему сельскохозяйственной продукции в общей величине
ВРП лидирующую позицию занимала Псковская область – 21,8 %.
Средняя позиция принадлежала Ленинградской, Новгородской и
Калининградской областям с долями 14,4, 12,7 и 10,4 % соответственно. В Вологодской области доля сельскохозяйственной продукции занимала 8,6 %. В Республиках Карелия, Коми, Архангельской и Мурманской областях, Ненецком автономной округе
производство такой продукции было ниже общего уровня по всему
Северо-Западному федеральному округу, который отставал от народного хозяйства в 1,7 раза.
Самый высокий уровень строительства наблюдался в Ненецком автономном округе и Санкт-Петербурге, соответственно 20
и 15,3 % от ВРП. Выше среднего уровня по федеральному округу
(12,6 %) производились строительные работы в Архангельской области, Республике Коми и Ленинградской области. Самая низкая
доля строительства в Республике Карелия – 6,4 % от ВРП и в Мурманской области – 6,7 %.
О сервисной составляющей ВРП можно судить по обороту розничной торговли, который был по отношению к другим максимальным в Псковской области – 69 %, а минимальным – в Ненецком автономном округе – 4,8 %. Ниже среднего по региону (37,1 %) уровень развития торговли в Вологодской – 18,2 %, Ленинградской –
29,5 %, Архангельской – 31,6 %, Мурманской – 32,2 % областях.
В пропорции 1:0,67 развивалась сервисная составляющая
Санкт-Петербурга, неудовлетворительные сервисные пропорции
были у Ненецкого автономного округа 1:0,05 и Вологодской области 1:0,15. Самая лучшая пропорциональность в стагнирующей
72
Псковской области 1:1. И, если за среднее соотношение принять
сервисную пропорциональность по народному хозяйству 1:0,52, то
к сервисному типу экономики приближались Республика Карелия
и Мурманская область. При этом Санкт-Петербург и Псковская область по сервисной составляющей в ВРП занимали лидирующие
позиции.
О перспективах дальнейшего развития в отраслях, находящихся в регионах, можно судить по сальдированному финансовому результату (см. табл. 2.11). В 2005 г. все хозяйствующие субъекты в
регионах были прибыльными и в среднем такая прибыль составляла по административно-территориальному образованию 13,1 руб.
на 100 рублей ВРП. Однако по народному хозяйству уровень прибыльности был выше на 4,8 руб. или в 1,4 раза. Такая тенденция
свидетельствовала об отсутствии в большинстве субъектов стратегических планов по достижению намечаемых экономических результатов, а следовательно, и необходимого уровня инвестиционного климата, привлечению инвестиций [49, 71, 119].
О благоприятной производственно-хозяйственной деятельности,
инвестиционном климате можно судить по уровню прибыльности
предприятий в Вологодской и Ленинградской областях. И если за
максимальную величину принять 27,4 руб. в Вологодской области,
а за минимальную – 1,7 руб. в Псковской области, то по пятибалльной шкале с интервалом в 5,14 руб. все регионы получали следующие балльные оценки.
Наиболее привлекательную позицию в 5 баллов занимала Вологодская область, менее привлекательную – Ленинградская область – 4 балла, также как и территория всего народного хозяйства
в целом. Среднюю позицию в 3 балла занимал Северо-Западный
федеральный округ и его регионы – Республики Карелия и Коми,
Калининградская и Новгородская области. Худшая позиция, оцениваемая двумя баллами, у Архангельской, Мурманской областей,
в Ненецком автономном округе и Санкт-Петербурге, а самая худшая, непривлекательная позиция у такого региона-аутсайдера,
как Псковская область.
На наш взгляд, проведенный анализ несколько противоречит
сложившимся объемам инвестиционных вложений и иллюстрирует отсутствие какой-либо целенаправленной политики дальнейшего социально-экономического развития административнотерриториальных образований, привлечения инвестиций.
Уровень социального развития характеризуется, прежде всего, размерами заработной платы (см. табл. 2.11). Так, например,
73
в Северо-Западном федеральном округе размер ежемесячной номинальной начисленной заработной платы на одного занятого в
экономике в 2005 году превышал общероссийскую норму на 5,3
процентных пункта, или на 1217 рублей. Наибольшая заработная
плата в размере 28592 руб. выплачивалась в Ненецком автономном
округе, наименьшая – 6973 руб. наблюдалась в Псковской области.
Выше среднего по федеральному округу уровень заработной платы
был в Республике Коми, Мурманской области и Санкт-Петербурге.
Во всех остальных регионах этот уровень оплаты труда ниже.
О резервах повышения заработной платы в административнотерриториальных образованиях можно судить по доле заработной
платы в ВРП. В целом по народному хозяйству эта доля в 2005 г. составляла 47,4 %, в Северо-Западном федеральном округе – 52,7 %.
Выше этого уровня заработная плата в Республике Карелия –
58,7 %, Калининградской– 64,5 %, Мурманской– 57,2 %, Новгородской– 55 %, Псковской– 68,8 % областях и Санкт-Петербурге –
56,8 %.
Следовательно, в этих субъектах федерации в краткосрочной
перспективе увеличение доли заработной платы в ВРП может быть
обусловлено лишь повышением объема ВРП.
Поскольку в состав ВРП, кроме заработной платы, входит прибыль, то, с точки зрения инвесторов, те регионы, в которых доля
прибыли меньше, чем доля средней заработной платы, наименее
инвестиционно привлекательны. Наиболее привлекательны такие
субъекты федерации, как: Ненецкий автономный округ, в котором
доля заработной платы равна 21,3 %, что в 2,5 раза ниже, чем во
всем Северо-Западном федеральном округе; Вологодская область с
39,8 % заработной платы в ВРП, Республика Коми с 46,4 % и Архангельская область – с 49,7 % заработной платы.
Отметим в этой связи то, что резервы повышения заработной
платы и улучшение социально-экономических условий жизни
граждан зависят от доли заработной платы в объеме валового регионального продукта и размеров этого продукта. При этом указанные идентификаторы формируют уровень инвестиционной привлекательности региона.
В ближайшей перспективе, в соответствии с нашими представлениями, должно сохраниться существующее положение регионов
исходя из принципа рефлекторности объемов инвестиционных
средств. Те субъекты федерации, которые имеют высокий уровень
инвестиционной привлекательности при неизменных тенденциях
получения ВРП и доли заработной платы, таковыми и останутся, а
74
занимающие худшую позицию без разработки и реализации стратегических планов, кардинально изменяющих их позиции, останутся в худшей финансово-инвестиционной ситуации.
Таким образом, влияние объемов инвестиционных вложений
на социально-экономическое развитие субъекта федерации проявляется в изменениях числа экономически активного населения
и занятых в региональном хозяйстве, номинальной начисленной
заработной платы, среднегодовой стоимости основных фондов, оборота розничной торговли, объема работ, выполненных в строительстве, валового регионального продукта в целом и приходящегося
на одного человека, занятого в экономике, фондовооружённости и
фондоотдачи, требующих: дифференцированного подхода к каждому административно-территориальному образованию по приведению в сбалансированное состояние объемов инвестиций, направляемых в обновление и модернизацию основных фондов, в ценные
бумаги, и экономических, финансовых, социальных результатов,
эффективности производственно-хозяйственной и инвестиционной
деятельности; формирования и реализации региональных стратегических планов, определяющих максимально возможное достижение результативности и эффективности ограниченных объемов
инвестирования.
75
Глава 3. Методические подходы к формированию
целевых ориентиров и созданию механизма
стратегического планирования развития
инвестиционных процессов в регионе
3.1. Методические подходы к формированию целевых ориентиров
стратегического планирования и оценки инвестиционных
процессов в регионе
Методический подход к формированию целевых ориентиров результативности стратегического планирования проектного инвестирования, на наш взгляд, можно выразить посредством определения обобщающего показателя привлекательности рынка капиталов (ПИР) в каждом субъекте Российской Федерации по формуле
ПИР = K1 ТР + K2 ОР + K3 ВО – K4 ОУ,
(3.1)
где ТР – тенденции или перспективы роста объемов инвестиций,
балл; ОР – ожидаемая рентабельность инвестиционных вложений,
балл; ВО – возможности привлечения инвестиционных средств,
балл; ОУ – ожидаемые угрозы для инвесторов, балл; K1, K2, K3,
K4 – весовые коэффициенты значимости составляющих показателей, равные в сумме единице.
Таким образом, инвестиционное положение административнотерриториального образования следует рассматривать с различных
точек зрения. К первой можно отнести перспективы роста объемов
инвестиций и, следовательно, выявление основных факторов, влияющих на возможности увеличения размеров инвестиций. Вторая
точка зрения заключается в нахождении ожидаемой рентабельности инвестиций и также выявлении факторов, влияющих на
рентабельность инвестиционных вложений. Третья точка зрения
отражает возможности привлечения инвестиций из различных
источников в зависимости от существующей и ожидаемой структуры поступления инвестиционных средств, а также от величины
сложившихся инвестиционных потенциалов. И, наконец, четвертая точка зрения заключается в определении и оценке вероятности
угроз, которые могут возникнуть в процессе привлечения финансовых средств в основной капитал региона.
На наш взгляд, средне-, долгосрочное развитие инвестиционных
процессов в субъектах Российской Федерации Северо-Западного
федерального округа связаны с проблемой моделирования инвестиционных расходов. Динамика капитала (основных фондов) свя76
зана с понятием инвестиционных вложений и валовым накоплением капитала. Размеры этих показателей являются результатом
принятия обоснованных управленческих решений на уровне как
хозяйствующих субъектов, так и региональных органов управления в процессе разработки и реализации стратегических планов
социально-экономического развития. Выявление факторов, влияющих на динамику объемов инвестиционных вложений, процесс
формирования и внедрения инвестиционных планов с целью изменения инвестиционных расходов, также является одной из проблем, требующей своего решения [17, 21, 47].
В основу формируемой модели инвестиционных расходов, на
наш взгляд, следует заложить ряд допущений. Первое допущение
состоит в том, что условия, в которых происходят процессы инвестирования, не изменяются в течение определенного периода.
При этом внешняя среда федерального уровня управления, включающая нормативно-правовые регламентации, экономические,
демографические, культурные, научно-технические и природоохранные, остается неизменной, индифферентной по отношению к
региональному уровню управления, поскольку отсутствуют федеральные стратегические целевые программы и планы по финансированию мероприятий, ориентированных на изменение количественных и качественных показателей этих сред. В этом случае динамика изменения объемов инвестиционных вложений определяется ежегодными темпами их прироста (табл. 3.1). Темпы прироста
инвестиций (см. табл. 3.1) позволяют прогнозировать объемы привлечения инвестиций, рассчитывать ориентиры результативности
дальнейшего экономического развития.
Прогноз, рассчитанный по методу средней арифметической величины, исходя из статистических пятилетних данных [ 100], показывает, что наиболее высокие темпы привлечения инвестиций ожидались в Вологодской области (154,1 %), самые низкие – в Псковской
области – 123,0 % (см. табл. 3.1). Прогноз, полученный методом
скользящей средней, показал, что максимальные среднегодовые
темпы роста объемов инвестиций ожидались в Вологодской области
(163,7 %), а минимальные – в Псковской области (112,2 %).
Однако привлечение инвестиционных средств на территории
субъектов федерации происходит в условиях изменения цен, о чем
свидетельствует динамика индекса цен производителей промышленных товаров, представленная в табл. 3.1. Прогноз среднегодового роста цен был определен с помощью среднеарифметической
величины и скользящей средней.
77
78
цен
инвестиций
цен
инвестиций
цен
2004 г.
инвестиций
цен
2005 г.
Инвестиций
Цен
D
118
128,6 101,2 103,0
116,6 121,7
137
103,2 147,9 127,9 126,6 114,4 12,2
109,6 104,7 138,8 127,3 108,2 107,4 119,9 111,6 8,3
D
1373
5.4
118,7 18,6
117,7 112,3
1133 18,8
Вологод­ская 121,2 106,5 136
об­ласть
132,7 132,4 122,4 238
139,9 143,1 100,7 154,1
120,4 33,7 163,7
115,6 48,1
Архангель- 146,5 89,3 159,7 130,5 121,7 105,9 115,3 116,5 140 109,5 136,6 110,3 26,3 131,2 110,9 203
ская об­ласть
Ненецкий
183,5 64,6 200,6 149,4 119,9 97,6 95
123,7 130,6 115,4 145,9 110,1 35,8 128
114,2 13,8
автономный
округ
110
119,5 117,4 144,5 113,7 125,4 118,9 132,2 109,3 133,4 114,8 18,6 132,1
108,4 110,9
132
–
Цен
126,6 117,1 9,5
Инвестиций
скользящей
Прогноз по средней величине
арифметической
145.4
инвестиций
2003 г.
СевероЗападный
федеральный округ
Республика
Карелия
Республика
Коми
цен
2002 г.
129,7 108,3 117,7 117,7 124,7 112,5 128,9 128,8 126,6 113,4 125,5 116,1 9,4
инвестиций
2001 г.
Российская
Федерация
Наимено­вание
субъекта
Прогнозы темпов изменения объемов инвестиций в основной капитал
на душу населения и индексов цен производителей
промышленных товаров по сравнению с предыдущим годогодом, %
Таблица 3.1
79
цен
цен
инвестиций
цен
Инвестиций
D
149
119,9 143,9 ПОД
147,9 107,9 101,8
109,8 137,1 107,4 135,9
111,0 24,9 130,8
112,2
109
21,8
112,2 0
117,2 17,6
116,6 7,9
112,4 17,8
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной службы государственной статистики [50, 100,
102].
СанктПетербург
115,9 7,1
114,2 96,8
108,2 123,0
116,2 15,6 134,8
124,5
128,8 145,5 113,7 131,8
118,7 5,7
110,8 26,5 130,2
D
109,1 27,3
Цен
скользящей
Инвестиций
106,6 34,7 136,4
Цен
Новгород169
116,2 63,8 110,5 181,6 112
99,3
ская область
Псковская 115,8 119 114,1 122
181,7 116,1 106,7
область
123,4 111,2 141,3
инвестиций
Прогноз по средней величине
арифметической
117,3 114,8 111,9 137,3
109
цен
2005 г.
127Д 127,9 109,1 124,4
177,5 107,6 144,8
инвестиций
2004 г.
128,5 134,1 126,5 113,4
108
цен
2003 г.
Мурманская 151,4 102,1 95
об­ласть
135
инвестиций
2002 г.
105,9 176,9 108,4 138,5
125,8 97,2
инвестиций
2001 г.
Ленинград- 168,4 110,5 88
ская область
Калининградская
область
Наимено­вание
субъекта
Окончание табл. 3.1
Прогнозные оценки свидетельствуют о том, что в первом варианте расчетов лидировала Вологодская область, где ожидаемый рост
цен 120,4 %, а во втором варианте – Республика Коми (118,7 %).
Минимальный рост цен ожидается по первому варианту расчетов
в Калининградской области (106,6 %), по второму варианту расчетов – в Санкт-Петербурге и Калининградской области, 109 и
109,1 %, соответственно.
Использование вариантов расчетов способствует выбору одного
из двух вариантов расчетов – оптимистического или пессимистического. Первый отражает наибольший ожидаемый темп роста объемов инвестиций и наименьший рост цен на промышленные товары.
Второй – наоборот, при меньшей величине темпов роста объемы
инвестиций корректируются на большую величину индекса роста
цен производителей промышленных товаров. Разница между ожидаемыми темпами роста объемов инвестиций и индексов цен представлена в табл. 3.1 в графах под знаком Δ. Тогда максимальный
прирост реальных объемов инвестиций ожидался в Ненецком автономном округе (35,8 %) и Вологодской области (48,1 %), минимальный – в Псковской области (7,1 и 0 %).
Однако по пессимистическому сценарию в Северо-Западном федеральном округе в целом прирост объемов инвестиций составил:
17,3 % (132,1 – 114,8); в Республике Карелия – 5,4 % (117,7 –
112,3); в Республике Коми – 20,3 % (131,2 – 110,9); в Архангельской области – 20,3 % (131,2 – 110,9); в Ненецком автономном
округе – 13,8 % (128 – 114,2); в Вологодской области – 33,7 %
(154,1 – 120,4); в Калининградской области – 27,3 % (136,4 – 109,1);
в Ленинградской области – 17,8 % (130,2 – 112,4); в Мурманской
области – 5,7 % (124,4 – 118,7); в Новгородской области – 14,6 %
(131,8 – 117,2); в Псковской области минус 3,7 % (112,2 – 115,9);
в Санкт-Петербурге – 19,8 % (130,8 – 111).
По величинам прогноза можно сделать вывод о том, что наибольший ожидаемый прирост объема инвестиций будет наблюдатся в Вологодской области (33,7 %), а снижение объемов – в Псковской области (минус 3,7 %). Приняв данные величины за верхнюю
и нижнюю границы размаха варьирования, а интервал равным
7,6 %, мы провели оценку перспектив инвестиционного развития
в баллах для каждой территории. Наивысшую, в 5 баллов, следует
присудить Вологодской и Калининградской областям, четыре балла – Республике Коми, Архангельской области и Санкт-Петербургу,
средняя позиция, оцениваемая тремя баллами, у Ненецкого автономного округа, Ленинградской и Новгородской областей и Северо80
Западного федерального округа в целом, два балла – это позиция
Республики Карелия и Мурманской области и худшая позиция,
оцениваемая одним баллом, у Псковской области.
С точки зрения рациональности построения системы стратегического планирования развития социально-экономических и финансово-инвестиционного процессов в наилучшей ситуации в среднесрочном периоде времени находятся только пять регионов СевероЗападного федерального округа – Вологодская, Калининградская,
Архангельская области, Республика Коми и Санкт-Петербург. Эти
субъекты федерации обладают перспективами дальнейшего стратегического развития. В состоянии стагнации находились Ненецкий
автономный округ, Ленинградская и Новгородская области, система стратегического планирования в этих субъектах Российской
Федерации требует рационализации элементного взаимодействия.
В депрессивном состоянии по полученным среднесрочным прогнозам будут находиться Республика Карелия и Мурманская область, в которых отсутствует действенная система стратегического
планирования дальнейшего социально-экономического, культурного, научно-технического, природоохранного и иного развития.
И, наконец, Псковская область находится в том инвестиционном
состоянии, которое для локального уровня можно назвать условием выживания, и какие-либо реальные перспективы по изменению
этого состояния не предвидятся на ближайшую краткосрочную
перспективу.
Среднесрочный рост объемов инвестиций может быть определен
исходя из планов обновления и модернизации основных фондов,
которые, в свою очередь, зависят от степени износа основных фондов [10, 21, 48].
На рис. 3.1 представлена матрица соотношения валового накопления капитала на одного занятого в экономике и степени износа
основных фондов в 2005 г. Так, наибольшая степень износа основных фондов 50,1 % наблюдалась в Вологодской области и 49,4 %
в Республике Коми, наименьшая – в Республике Карелия (26 %) и
Калининградской области (31,5 %).
Оценку степени износа проведем по пятибалльной системе, взяв
за размах вариации 25 %, а интервал в 5 %. Тогда пятью баллами оценим худшую, с точки зрения степени изношенности фондов,
ситуацию, поскольку чем выше степень износа, тем больше вероятность привлечения инвестиций с целью реализации стратегических планов обновления основных фондов. Такую пятибалльную
оценку получила Вологодская область и Республика Коми, че81
тырьмя баллами оценим позицию Архангельской и Мурманской
областей, тремя баллами – Ненецкого автономного округа, Ленинградской, Новгородской и Псковской областей, Санкт-Петербурга.
Позиция Калининградской области соответствовала двум баллам,
Республики Карелия – одному баллу. Сложившееся инвестиционное положение всего Северо-Западного федерального округа может
быть оценено четырьмя баллами.
В наиболее идентичном состоянии по валовому накоплению капитала и степени износа основных фондов находились весь СевероЗападный федеральный округ и Санкт-Петербург (рис. 3.1). К аналогичному состоянию приближается позиция Калининградской
области. В остальных субъектах федерации отсутствовала какаялибо близость к указанным идентификаторам.
Особенно своей асимметричностью отличалось состояние Ненецкого автономного округа, в котором при самой высокой величине
валового накопления капитала 660,36 тыс. руб. на одного занятого
в экономике степень износа основных фондов являлось средней и
равна 38,3 %, так как средняя арифметическая величина составляет 38,05 %. Псковская область также отличалась прямо противоположной Ненецкому автономному округу позицией, поскольку при
средней степени износа основных фондов 37,9 % валовое накопление капитала составляет 18,12 тыс. руб., что в 36,44 раза меньше,
чем в Ненецком автономной округе.
Оценку перспектив роста объемов инвестиций проведем по
найденным прогнозным оценкам ожидаемого роста объемов инвестиций и степени износа основных фондов и определим среднюю
оценку. Вологодская область получила пять баллов, Республика
Коми – 4,5 балла, Калининградская область, Санкт-Петербург и
весь Северо-Западный федеральный округ – 3,5 балла, Архангельская область – 4 балла, Ненецкий автономный округ, Ленинградская, Мурманская и Новгородская области – по 3 балла, Республика Карелия – 1,5 балла, Псковская область – 2 балла.
Следующий показатель, входящий в состав формулы (3.1) и
определяющий привлекательность инвестиционного рынка в субъектах федерации, представляет собой ожидаемую рентабельность
инвестиций.
На рис. 3.2 автором проиллюстрировано соотношение доли инвестиций в основной капитал такой отрасли (экономического вида
деятельности) как добыча полезных ископаемых и рентабельность
активов предприятий этой отрасли, а также рентабельность проданных товаров.
82
83
0
10
20
30
50
0
Республика Карелия
Ненецкий автономный округа
Ленинградская область
Псковская область
Архангельская оласть
Калининградская область
Новгородская область
600
660,36; 38,3
Санкт-Петербург
Мурманская область
Вологодская область
Республика Коми
200
300
400
500
Валовое накопление капитала на одного занятого в экономике в 2004 г., тыс. руб.
Северо-Западный федеральный округ
100
40,33; 26
47,34; 31,5
75,47; 50,1
77,66; 49,4
58,71; 44
35,9; 42,9
29,07; 40,2 56,93; 41,5
40
53,14; 39,8
95,82; 36,3
18,12; 37,9
60
700
Рис. 3.1. Матрица соотношения валового накопления капитала на одного занятого в экономике в 2004 г.,
и степени износа основных фондов на конец 2005 г.
Степень износа основных фондов в 2005 г., %
84
Рис. 3.2. Соотношение доли инвестиций в основной капитал отрасли по добыче полезных ископаемых
и рентабельности активов ее хозяйствующих субъектов, рентабельности проданных товаров, %
Как видно из рис. 3.2, наибольшей величиной рентабельности
активов обладали Новгородская область (70,2 %) и Республика Карелия (61,9 %). Наименьшей – Ленинградская область (–1,1 %),
что свидетельствовало об убыточности этой отрасли на данной
территории. В Вологодской области этот показатель равен 2,3 %.
Рентабельность проданных товаров отрасли по добыче полезных
ископаемых была максимальной в Республике Карелия (87,45) и
Калининградской области (83,4 %), минимальная рентабельность
товаров – в Ленинградской (5,1 %) и Вологодской области (7,8 %).
Однако инвестиции в активы предприятий Ленинградской и Вологодской областей невелики и составляют 0,2 и 0,03 %, соответственно. Невысокая доля вложений в добычу полезных ископаемых была
присуща Новгородской области и Санкт-Петербургу (0,02 %).
Максимальная доля инвестиционных вложений в добычу полезных ископаемых наблюдается в Ненецком автономном округе
(83,5 % от всего объема инвестиций). Однако рентабельность активов отрасли по добыче полезных ископаемых составляла 4,7 % при
рентабельности товаров в 39,1 %. В Архангельской области сложилась аналогичная ситуация с уровнем рентабельности активов и товаров при невысоком уровне инвестиционных вложений.
В Республике Карелия, где самая высокая рентабельность товаров и вторая по величине рентабельность активов, доля инвестиций
в добычу полезных ископаемых составляла 18,6 %. В Калининградской области, отличающейся высоким уровнем рентабельности товаров 83,4 % и в 2,7 раза меньшей рентабельностью активов (30,4 %),
доля инвестиций в отрасль по добыче полезных ископаемых составляла 12,3 %. В целом по Северо-Западному федеральному округу
доля инвестиционных вложений в основные фонды отрасли по добыче полезных ископаемых составляла 10,7 % при рентабельности
активов хозяйствующих субъектов в 13,5 % и товаров в 36,3 %.
В этой связи, на наш взгляд, следует сделать вывод о том, что
на добыче полезных ископаемых специализировалась с высокой
долей инвестиционных вложений Архангельская область и Ненецкий автономный округ, а со средней долей вложений – Республика
Коми (26,8 %) и Мурманская область (31,2 %). Рентабельность
активов и товаров была немного выше в Мурманской области.
На рис. 3.3 проиллюстрировано соотношение доли инвестиций в
основной капитал обрабатывающих производств и рентабельность
активов, товаров, проданных обрабатывающими предприятиями.
Так, самая высокая рентабельность активов и товаров обрабатывающих производств наблюдалась в Мурманской области 22 и 42,3 %
85
86
Рис. 3.3. Соотношение доли инвестиций в основной капитал обрабатывающих производств
и рентабельности активов ее хозяйствующих субъектов, рентабельности проданных товаров, %
соответственно и в Вологодской области (22,9 и 34,5 %). Наименьшие указанные показатели наблюдались в Республике Карелия,
где рентабельность активов была равна 1,6 %, а товаров – 5,8 %,
в Псковской области (2 и 3 %), в Калининградской области (2,4 и
2,8 %).
Максимальная доля инвестиционных вложений в обрабатывающую промышленность в 2005 г. принадлежит Новгородской
(40,2 %) и Вологодской областям (39,6 %). Минимальная доля инвестиционных вложений – в Ненецком автономном округе составляет 0,06 %. В среднем по Северо-Западному федеральному округу доля инвестиционных вложений в обрабатывающую промышленность была равна 21,5 % при рентабельности активов, равной
11,4 %, товаров – 16,7 %.
В итоге следует отметить, что средний уровень специализации
в инвестиционных вложениях обрабатывающей промышленности
наблюдался в Псковской (21,7 %), в Калининградской (23,2 %) и в
Ленинградской областях – 32 %.
Вологодская и Новгородская области отличались высоким уровнем специализации в обрабатывающих производствах, составляющих 39,6 и 40,2 % соответственно. И только один регион – Вологодская область – могла характеризоваться высокой степенью
идентичности инвестиционных вложений и рентабельности товаров среди областей с высокой и средней степенью специализации в
обрабатывающих отраслях промышленности.
Соотношение между долями инвестиций в производство, распределением электроэнергии, газа и воды и уровнем рентабельности
активов и товаров в этих отраслях демонстрирует нерентабельность
предприятий этой отрасли для Республики Коми, Ленинградской и
Псковской областей, а в Калининградской и Мурманской областях
нерентабельно используются активы хозяйствующих субъектов по
производству и распределению электроэнергии, газа и воды, несмотря на рентабельность произведенной продукции и услуг, которая
составляет всего 0,1 % и 1,4 % соответственно в Калининградской
и Мурманской областях (рис. 3.4).
Наибольшей рентабельностью активов предприятий по производству и распределению электроэнергии, газа и воды характеризуется Ненецкий автономный округ (14,9 %) при рентабельности
товаров, равной 3,3 %.
Новгородская область отличается от других регионов самой
высокой рентабельностью производства и распределения электроэнергии, газа и воды (10,1 %) при среднерегиональном уровне рен87
88
Рис. 3.4. Соотношение доли инвестиций в основной капитал отрасли производства и распределения
электроэнергии, газа и воды, рентабельности активов ее хозяйствующих субъектов,
рентабельности товаров, %
табельности продукции, равной 2,7 %. Рентабельность активов в
Новгородской области, равная 2,4 %, также была выше средней по
региону на один процентный пункт [100, 101].
Максимальные инвестиционные вложения в производство и
распределение электроэнергии, газа и воды в Калининградской
области (22 % от всего объема инвестиций), минимальный объем
инвестиций (0,23 %) в Ненецком автономном округе, а средние
по региону инвестиционные вложения были равны 6,6 %, следовательно, высоким уровнем специализации по производству и распределению электроэнергии, газа и воды в этой отрасли (экономического вида деятельности) обладала лишь Калининградская
область, средний уровень специализации – у Санкт-Петербурга
(8,3 %), в Ленинградской области – 8,1 %, в Новгородской – 8,8 %,
в Мурманской – 10,7 % и в Псковской области – 12 %.
Наибольшей идентичностью экономических параметров инвестиционного развития производства и распределения электроэнергии, газа и воды обладает Республика Карелия, где инвестиционные
вложения составляли 4,1 % при рентабельности активов в 4,8 % и
рентабельности продукции, равной 5,6 %. Аналогичная ситуация
наблюдалась в Вологодской области 2,6 % при 3,8 и 4,6 % рентабельности активов и продукции.
Наименьшая идентичность экономических идентификаторов
инвестиционного развития и отдачи от инвестиций наблюдалась в
Калининградской, Псковской, Мурманской и Ленинградской областях, что свидетельствует об отсутствии целевой направленности
стратегических планов на достижение высоких показателей инвестиционного развития этих отраслей и повышение эффективности
инвестиционных вложений.
Ожидаемую рентабельность инвестиций, на наш взгляд, можно
определить на основе проведенного анализа при условии, что пропорции вложения инвестиций в условиях стратегического планирования на среднесрочный период времени останутся прежними,
как и уровень рентабельности. В расчетах взвешенной рентабельности используем долю инвестиционных вложений в отрасль (вид
экономической деятельности) – табл. 3.2.
Взвешенная рентабельность (%) определялась по формуле
ВРi = ДИВi РАОi, (3.2)
где ВРi – взвешенная рентабельность по i-му производству; ДИВi –
доля инвестиций в предприятиях i-го производства; РАОi – рентабельность активов предприятий i-го производства.
89
Для расчета взвешенной рентабельности из рентабельности активов и продукции выбрана рентабельность активов, которая характеризует степень использования инвестиций и основных фондов, более адекватно отражает позицию конкретного предприятия
на рынке не только в исследуемый период, но и в средне-, долгосрочном периодах времени.
Таблица 3.2
Суммарная рентабельность отраслей производственной сферы,
взвешенная по доле инвестиционных вложений, %
Наименование
субъекта федерации
Северо-Западный
федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный округ
Вологодская область
Калининградская
область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
Взвешенная рентабельность
Суммардобычи по- обрабаты- производства и рас- ная ренлезных исвающих пределения электроэ- табельность
копаемых производств нергии, газа и воды
1,44
2,45
0,0924
3,9824
11,51
2,76
2,03
0,31
0,72
0,36
0,1968
–0,006
0,0108
12,0168
3,474
2,4008
3,92
0,0021
0,0343
3,9564
0,00069
3,74
9,07
0,56
0,0988
0,022
9,169
4,322
0,0102
3,65
–0,081
3,5792
4,24
1,40
2,01
6,35
–0,1284
0,2112
6,1216
7,9612
0
0,0048
0,43
1,31
–0,096
0,1826
0,334
1,4974
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной
службы государственной статистики [100, 101].
Данные табл. 3.2 свидетельствуют о том, что наибольшей рентабельностью обладали предприятия анализируемых производств
промышленности в Республике Карелия (12,02 %), а наименьшей –
в Псковской области (0,334 %).
Перевод в пятибалльную систему оценки взвешенной рентабельности проведем на основе разделения размаха вариации от 12,02 до
0,334 % с интервалом в 2,4 %. Наивысший пятибалльный уровень
рентабельности принадлежал Республике Карелии, четырехбалль90
ный уровень – в Вологодской и Новгородской областях, средний
трехбалльный уровень – только в Мурманской области, два балла
характеризуют взвешенный уровень рентабельности активов в Республике Коми, Ненецком автономном округе, Калининградской
и Ленинградской областях, во всем Северо-Западном федеральном
округе, и один балл (худшая позиция) – в Архангельской и Псковской областях, а также в Санкт-Петербурге.
Такая оценка отражает нерациональное использование имеющихся активов, которая отрицательно влияет на привлечение финансовых средств для обновления и модернизации основных фондов.
В целях установления уровня возможности привлечения финансовых средств для проектного инвестирования автор исходит из
тенденции эндогенного роста, адаптированной к инвестиционным
процессам. Сложившиеся тенденции эндогенного роста состоят в
допущении некоторой экономической замкнутости региона и возможности привлечения лишь внутренних финансовых источников
для проектного и программного инвестирования.
Следовательно, в процесс принятия стратегических планов по
достижению эффективного проектного и программного инвестирования вовлекались не только органы государственной системы
управления, но и предприятия как участники рыночных отношений и граждане, проживающие на территории субъекта федерации.
Однако весьма существенным допущением является наличие закрытой региональной экономики с совершенным типом конкуренции на рынках капиталов, товаров и услуг. Кроме того, эти рынки
должны быть равновесными. Это означает, что равновесие на рынке капиталов приводит к тому, что сбережения граждан в оптимистическом варианте становятся эндогенными инвестициями.
В сложившейся тенденции эндогенного роста предприятия в
явной форме не присутствуют в модели привлечения инвестиций.
Основным функционалом модели является положительная зависимость между показателями экономического роста и объемами инвестиционных вложений.
В формализованном виде модель может быть представлена в
виде разницы (руб.):
ВРП = ОПН – ОИВ, (3.3)
где ВРП – валовой региональный продукт, ОПН – объемы потребления (расходов граждан), ОИВ – объемы инвестиционных вложений.
91
Объемы средне-, долгосрочных инвестиционных вложений зависят не только от размеров валового регионального продукта, но
и расходов граждан, которые, в свою очередь, зависят от номинальной начисленной заработной платы. При этом формируемая модель
предполагает оптимистический вариант перспективного финансовоинвестиционного и социально-экономического развития региона, в
соответствии с которым вся полученная прибыль направляется на
развитие организационно-правовых структур региона.
Доля прибыли может быть рассчитана на основе данных, представленных в табл. 2.11, где в знаменателе указаны доли ВРП (100 %) и
заработной платы. Поскольку расчеты служат для создания методических положений формирования целевых ориентиров результативности инвестиций и являются укрупненными, а также отражают общую концепцию средне-, долгосрочных инвестиционных процессов,
то в качестве очередного допущения примем одинаковые дефляторы
ВРП и номинальной начисленной заработной платы.
Тогда доля прибыли в среднем по Северо-Западному федеральному округу составила 52,6 % (табл. 3.3). Наибольшими возможностями привлечения эндогенных инвестиций обладали Ненецкий
автономный округ, наименьшими – Псковская область. Размах
вариации доли прибыли составлял от 78,7 до 31,2 %, а интервал
равен 9,5 %.
Распределение субъектов федерации по доле прибыли, как ожидаемой доли перспективных инвестиционных вложений, представлено данными табл. 3.3, в соответствии с которыми возможно распределение субъектов федерации по балльной оценке номинальных объемов инвестиционных вложений в стоимостном выражении. Такие выводы и оценки сделаны на основе расчетов разницы
между ВРП и номинальной начисленной заработной платой. Так,
в Северо-Западном федеральном округе эта величина составила
10648 руб. на одного занятого в экономике округа, в Ненецком автономном округе максимальная величина была равна 105515 руб.,
в Псковской области минимальная величина достигла 3167 руб.
На основе этих данных можно сделать вывод о том, что наибольшими возможностями привлечения инвестиций отличается Ненецкий автономный округ, на втором месте находится Вологодская
область, на третьем – Республика Коми и Ленинградская область,
на четвертом – Архангельская область, на пятом – Мурманская
область, на шестом – Санкт-Петербург, на седьмом – Республика
Карелия и Новгородская область, восьмое место принадлежит Калининградской и Псковской областям.
92
Таблица 3.3
Распределение оценок привлечения номинальных инвестиционных
эндогенных объемов средств по регионам Северо-Западного
федерального округа
Наименование
субъекта федерации
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
Доля
Оценка, Объем Оценка, Средняя
прибыли, балл
прибыбалл
оценка,
%
ли, руб.
балл
52,6
3
10648
3
3
47,3
53,6
50,3
78,7
60,2
35,5
57,4
47,3
45
31,2
43,2
2
3
3
5
4
1
3
2
2
1
2
7528
16274
11883
105515
16147
5348
13779
11361
7276
3167
9900
2
5
4
5
5
1
5
4
2
1
3
2
4
3,5
5
4,5
1
4
3
2
1
2,5
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной
службы государственной статистики [50, 100].
Возможность использования эндогенных инвестиций подтверждается динамикой структуры инвестиций в основной капитал по
видам основных фондов (рис. 3.5). Так, из данных рис. 3.5 следует сделать вывод о том, что самая низкая доля инвестиционных
вложений в регионах, направлена в жилищное строительство.
Особенно это проявляется в Мурманской области, в то время
как самая высокая доля инвестиционных вложений наблюдалась
в Новгородской области в 2005 г. и Псковской области в 2004 г.
(13,9 %).
Судя по динамике величины этой доли в Северо-Западном федеральном округе за 2004–2005 гг., она уменьшилась на 0,2 процентных пункта, что свидетельствует о стагнации инвестиционного процесса. В Республике Карелия, Псковской области и
Санкт-Петербурге снижалась доля инвестиционных вложений в
жилищное строительство. В таких субъектах федерации, как Архангельская, Вологодская области, Ненецкий автономный округ
незначительное сокращение доли являлось следствием стагнации,
также как и некоторое ее увеличение в Республике Коми, Мурманской области. Лишь в Калининградской, Ленинградской и Новго93
94
Рис. 3.5. Динамика структуры инвестиций в основной капитал по видам основных фондов
в 2004–2005 гг. в регионах Северо-Западного федерального округа, %
родской областях рост доли инвестирования был более одного процентного пункта.
Однако эндогенный рост инвестиций не может быть единственной составляющей в процессе обновления и модернизации основного капитала. На наш взгляд, привлечение иностранных инвестиций в экономику субъектов федерации в средне-, долгосрочном
периодах времени не потеряют свою актуальность. К наиболее
вероятным возможностям, кроме сохранения темпов роста инвестиционных вложений (табл. 3.4) относится изменение структуры
иностранных инвестиций в обновление и модернизацию основных
фондов предприятий.
Таблица 3.4
Динамика темпов изменения инвестиций в основной капитал
предприятий / с участием иностранного капитала, %
Наименование субъекта
федерации
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный
округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
Годы
Средняя Оценка,
2001/ 2002/ 2003/ 2004/ 2005/ скользя- балл
щая
2000 2001 2002 2003 2004
131,2 132,5 159,2 112,8 136,2 131,2
1
176,7 49,2 127,7 206,1 105,8 132,1
177,2 68 303,9 55,4 108,4 119
112,4 308,8 118,3 63,1 171,5 142,3
486 666,7 118,6 41,9 227,4 199
1
1
2
5
228,9 339,8 129,2 237,9 117,1 165,7
83 337,4 64,5 313,8 40,4 133,5
3
1
82,9 86,2 124,1 158 236
67
302 179,4 75,3 215,9
153,5 96 249,5 108,5 127,6
1691
44 376,2 170,3 95,7
135,5 116,5 174,3 98,7 119,1
5
4
2
5
1
184,1
173,3
136
196,2
120,7
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной
службы государственной статистики [50, 100].
Как видно из таблицы, динамика инвестиций в основной капитал хозяйствующих субъектов с участием иностранного капитала
ни в одном из субъектов федерации, а также в Северо-Западном
федеральном округе не имела конкретно выраженной тенденции,
поскольку в некоторых регионах наблюдался значительный рост
объемов инвестиций и снижение их до 40,4 %.
95
Прогнозные оценки индекса инвестиций по методу скользящей средней показали, что максимальный рост инвестиционных
вложений ожидается в Ненецком автономном округе (199 %), а
минимальный – в Республике Коми (119 %). Таким образом, размах вариации равен 80 % с интервалом 16 %, а распределение позиций субъектов федерации в соответствии с пятибалльной системой оценок приведено в табл. 3.4. По прогнозам лучшие возможности увеличения темпов привлечения иностранных инвестиций
сохранятся в среднесрочном периоде времени в Ненецком автономном округе, Ленинградской и Псковской областях, худшие – в
Республиках Карелия и Коми, Калининградской области и СанктПетербурге.
Рассматривая динамику структуры иностранных инвестиций в
основные фонды (рис. 3.6), можно определить значения и перспективы изменения таких составляющих, как прямые, портфельные и
прочие инвестиции. В большинстве субъектов федерации преобладали в период 2000–2005 гг. прочие инвестиции, не подпадающие
под определение прямых и портфельных инвестиций.
Прямые – это инвестиции, сделанные юридическими и физическими лицами, полностью владеющими предприятием, или контролирующими не менее 10 % акций или уставного капитала.
Портфельные инвестиции выражаются во вложениях в акции,
паи, облигации, векселя и другие ценные бумаги, которые составляют менее 10 % уставного капитала предприятия [27, 47, 93].
Прочие инвестиции могут быть представлены в кредитах, кредитах правительств иностранных государств под гарантии правительства Российской Федерации, кредитах международных финансовых организаций, банковских вкладах.
Стратегическое планирование объемов инвестиционных вложений, их результативность и эффективность непосредственно связаны с видами инвестиций, которые можно классифицировать по признаку «степень влияния (вовлеченности)» инвесторов в процесс стратегического планирования деятельности предприятий. При этом виды инвестиций можно классифицировать
по степени влияния (прямые инвестиции), степени воздействия
(портфельные инвестиции). Не оказывающие влияния инвестиции называются прочими инвестициями.
Поэтому вывод о различной длительности и перспективах взаимодействия иностранных инвесторов как экзогенных управляющих с отечественными предприятиями имеет под собой объективную и экономически значимую основу.
96
97
Рис. 3.6. Динамика структуры иностранных инвестиций в экономику Северо-Западного
федерального округа и субъектов Российской Федерации в 2000–2005 гг., % (см. окончание)
98
Рис. 3.6. Окончание
Таким образом, о перспективах социально-экономического развития регионов можно судить по структуре иностранных инвестиций, отражающей степень вовлеченности иностранного капитала
в процессы стратегического планирования и продолжительности
инвестиционного процесса. Чем больше прямых и портфельных
инвестиций, тем более увеличиваются, на наш взгляд, возможности разработки и реализации стратегических планов, достижения экономических, финансовых результатов в долгосрочном периоде времени в условиях влияния негативных факторов макро- и
микросред.
Наибольшая доля прямых инвестиций ожидалась в среднесрочный период в Псковской области (85,1 % от всего объема инвестиций), наименьшая – в Вологодской области (5,33 %). По доле портфельных инвестиций лидирующую позицию занимала Республика
Коми (7 %), а в Ненецком автономном округе портфельные инвестиции вообще отсутствовали (табл. 3.5).
Таблица 3.5
Распределение субъектов федерации по величине ожидаемой доли
прямых и портфельных иностранных инвестиций в основной капитал
российских предприятий Северо-Западного федерального округа
Наименование
субъекта федерации
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Ненецкий автономный
округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
Санкт-Петербург
Прямые инвестиции
Портфельные инве- Средняя
стиции
оценка,
балл
Ожидаемая Оценка
Ожидае- Оценка
доля, % позиции, мая доля, позиции,
балл
%
балл
21,3
2
1,95
2
2
25,13
13,15
16,63
18,45
2
1
1
1
3
7
3,74
0
3
5
3
0
2,5
3
2
0,5
5,33
25,9
67,7
27,2
54
85,1
14,24
1
2
4
2
4
5
1
2,07
2,8
0,006
0,95
0,15
1,15
2,11
2
2
1
1
1
1
2
1,5
2
2,5
1,5
2,5
3
1,5
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной
службы государственной статистики [100, 101].
99
По доле долгосрочных иностранных инвестиционных вложений
первое место занимала Республика Коми и Псковская область, на
втором месте с оценкой в 2,5 балла находилась Республика Карелия, Ленинградская и Новгородская области, на третьем месте с
двумя баллами – Архангельская и Калининградская области. Четвертое место разделяли Вологодская, Мурманская области и СанктПетербург – по 1,5 балла, и замыкает этот ряд Ненецкий автономный округ – пятое место с 0,5 балла.
Аддитивная средняя оценка возможности привлечения иностранных инвестиций как положительной динамики (см. табл. 3.4), так и
участия иностранного капитала (см. табл. 3.5), исходя из стратегических целей и планов долгосрочного развития, равна значениям привлечения иностранного капитала, расположенных в следующем порядке по мере убывания аддитивной оценки: Псковская область заняла первое место с 4 баллами, Ленинградская область – 3,75 балла,
Ненецкий автономный округ и Мурманская область – 2,75 балла, Вологодская и Новгородская области – по 2,25 балла, Республика Коми
и Архангельская область – по 2 балла, Калининградская область и
Северо-Западный федеральный округ в целом оценены в 1,5 балла.
И Санкт-Петербург занимал последнее место с оценкой в 1,25 балла.
Совокупная возможность привлечения эндогенных и экзогенных
инвестиционных средств также определена как средняя величина
на основе полученных автором оценок (см. табл. 3.3) и вышеприведенных аддитивных оценок: Ненецкий автономный округ получил
максимальную оценку 3,875 балла, Калининградская область –
минимальную – 1,25 балла. Остальные субъекты по своей позиции
привлечения внешних и внутренних инвестиций распределились
следующим образом: Республика Карелия (3,75 балла), Вологодская область (3,375 балла), Ленинградская область (3,25 балла),
Республика Коми (3 балла), Мурманская область (2,875 балла), Архангельская область (2,75 балла), Псковская область (2,5 балла),
Северо-Западный федеральный округ в целом (2,25 балла), Новгородская область (2,125 балла), Санкт-Петербург (1,875 балла).
И наконец последний, четвертый показатель, вошедший в формулу (3.1), – ожидаемые угрозы, возникающие в процессе инвестиционной деятельности в регионах, требует рассмотрения динамики
распределения инвестиций в основной капитал по источникам финансирования (рис. 3.7). Составим прогнозы изменения доли таких
представленных источников, как собственные средства хозяйствующих субъектов, кредиты банков, средства федерального бюджета, бюджет региона, прочие средства (табл. 3.6).
100
101
Рис. 3.7. Динамика распределения инвестиций в основной капитал по источникам финансирования, %
(см. окончание)
102
Рис. 3.7. Окончание
Таблица 3.6
Прогнозные оценки распределения регионов по доле источников
финансирования инвестиционных проектов предприятий в 2009 г.
Наименование
субъекта федерации
Северо-Западный
федеральный
округ
Республика
Карелия
Республика Коми
Архангельская
область
Ненецкий автономный округ
Вологодская
область
Калининградская область
Ленинградская
область
Мурманская
область
Новгородская
область
Псковская
область
Санкт-Петербург
Собственные
Кредиты
Бюджетные
Прочие средсредства
банков
средства
ства
Доля, Оценка, Доля, Оценка, Доля, Оценка, Доля, Оценка,
%
балл
%
балл
%
балл
%
балл
45,5
3
8,75
2
13,7
3
32,1
3
40,6
2
19,7
5
14,35
3
25,3
3
40,4
36,7
2
1
5,7
5,5
2
2
4,86
6,06
1
1
49
52
5
5
31,9
1
5,6
2
2,88
1
52,4
5
46,6
3
8,1
2
6
1
39,3
4
42,4
2
20,5
5
15,2
3
22
1
52,1
4
6,5
2
8,6
2
32,6
3
62
5
4,7
1
11,4
2
21,9
1
50
4
3,3
1
8,1
2
38,5
3
49,4
3
2
1
26,6
5
22
1
44,8
3
10,7
3
25
5
17,7
1
Примечание. Таблица составлена авторами на основе данных Федеральной
службы государственной статистики [100, 101].
Как видно из табл. 3.6, по среднесрочным прогнозным оценкам,
определенным методом скользящей средней, наибольшая доля
собственных средств инвестирования (62 %) ожидалась в Мурманской области, а наименьшая – в Ненецком автономном округе
(31,9 %). Поскольку собственные инвестиции – это полученная от
производственно-хозяйственной деятельности прибыль, можно
утверждать, что в Ненецком автономном округе осуществлялось
очень интенсивное привлечение других источников инвестиций.
Данные табл. 3.6 свидетельствуют о значительной величине
прочих средств, равных 52,4 %, являющихся иностранными ин103
вестициями. Если использовать понятие финансовой автономии
как независимости от внешних источников финансирования (например, инвестиционных вложений), то Мурманская область будет находиться в наиболее независимом состоянии по сравнению со
всеми остальными субъектами федерации в среднесрочном периоде
времени. Ненецкий автономный округ и Архангельская область,
наоборот, станут финансово зависимы от иностранных и других источников так же, как и Республика Коми.
Кредиты банков получили наибольшее распространение в Калининградской области и Республике Карелия. Государственная
поддержка и финансирование из государственного консолидированного бюджета направлены на развитие инвестиционных процессов в Псковской области и Санкт-Петербурге, где доля собственного инвестирования составляла 26,6 % и 25 %, соответственно.
Минимальная доля средств инвестирования из государственного
консолидированного бюджета ожидается в Ненецком автономном
округе, в Архангельской области, Республике Коми и Вологодской
области, следовательно, доли бюджетного финансирования вложений средств в обновление и модернизацию основных фондов из
других источников, российских и иностранных, находятся в обратно пропорциональной зависимости. Примерно такая же обратно пропорциональная зависимость в Архангельской и Вологодской
областях, Республике Коми и Ненецком автономном округе наблюдается между кредитами банков и средствами из российских и иностранных частных финансовых источников.
Из проведенного анализа, осуществленных прогнозов и оценок
рыночной позиции, ожидаемой в регионах, можно сделать вывод
о зависимости долгосрочного развития от бюджетных и прочих
средств. Установленная оценка степени зависимости определена
как средняя арифметическая из оценок доли бюджетных средств
и доли прочих средств (см. табл. 3.6). При этом наименьшая зависимость для Мурманской области – 1,5 балла, несколько большая у
Вологодской, Ленинградской и Новгородской областях – 2,5 балла.
У всех остальных регионов Северо-Западного федерального округа
это средняя степень зависимости, равная 3 баллам.
Определим ожидаемую величину комплексного показателя
инвестиционной привлекательности (ПИР) региона, исходя из
предлагаемых экспертных весовых коэффициентов значимости
К1 = 0,3, К2 = 0,35, К3 = 0,15, К4 = 0,2:
Северо-Западный федеральный округ ПИР = 0,3·3,5 + 0,35·2 +
+ 0,15·2,25 + 0,2·3 = 2,69 балла;
104
Республика Карелия ПИР = 0,3·1,5 + 0,35·5 + 0,15·3,75 + 0,2·3 =
= 3,36 балла;
Республика Коми ПИР = 0,3·4,5 + 0,35·2 + 0,15·3 + 0,2·3 =
= 3,1 балла;
Архангельская область ПИР = 0,3·4 + 0,35·1 + 0,15·2,75 + 0,2·3 =
= 2,56 балла;
Ненецкий автономный округ ПИР = 0,3·3 + 0,35·2 + 0,15·3,875 +
+ 0,2·3 = 2,78 балла;
Вологодская область ПИР = 0,3·5 + 0,35·4 + 0,15·3,375 + 0,2·2,5 =
= 3,9 балла;
Калининградская область ПИР = 0,3·3,5 + 0,35·2 + 0,15·1,25 +
+ 0,2·2 = 2,34 балла;
Ленинградская область ПИР = 0,3·3 + 0,35·2 + 0,15·3,25 +
+ 0,2·2,5 = 2,59 балла;
Мурманская область ПИР = 0,3·3 + 0,35·3 + 0,15·2,875 + 0,2·1,5 =
= 2,68 балла;
Новгородская область ПИР = 0,3·3 + 0,35·4 + 0,15·2,125 +
+ 0,2·2,5 = 3,12 балла;
Псковская область ПИР = 0,3·2 + 0,35·1 + 0,15·2,5 + 0,2·3 =
= 1,93 балла;
Санкт-Петербург ПИР = 0,3·3,5 + 0,35·1 + 0,15·1,875 + 0,2·3 =
= 2,28 балла.
Таким образом, по уровню инвестиционной привлекательности
в среднесрочном периоде первое место заняла Вологодская область,
последнее, одиннадцатое место – Псковская область. Разница между первым и последним местом – два раза (3,9:1,93). На втором
месте – Республика Карелия, на третьем – Новгородская область,
Республика Коми – на четвертом месте, Ненецкий автономный
округ – на пятом месте, шестое место заняла Мурманская область,
седьмое – Ленинградская область, восьмое – Архангельская область, девятое – Калининградская область, десятое – предпоследнее место – занимал Санкт-Петербург.
Результаты проведенного исследования могут быть использованы в экспресс-анализе или при диагностировании состояния субъектов с целью рационализации взаимодействия элементов системы
стратегического планирования не только в каждом регионе, но и в
федеральном округе в целом.
Таким образом, формирование целевых ориентиров стратегического планирования, оценки результативности и эффективности
осуществляемых инвестиционных процессов в регионе возможно
на основе: установления обобщающего показателя привлекатель105
ности регионального рынка капиталов, создания модели инвестиционных расходов, прогнозных объемов привлекаемых инвестиций; рационализации соотношения валового накопления капитала на одного занятого в региональной экономике и степени физического износа основных фондов, доли инвестиций в обновление
и модернизацию основных фондов обрабатывающих производств,
а также отраслей производства и распределения электроэнергии, газа, воды и рентабельности активов, товаров предприятий
административно-территориального образования; определения
оценок привлечения номинальных объемов привлекаемых средств
по регионам; результатов анализа динамики темпов изменения
размеров инвестиций в основной капитал субъектов хозяйствования с участием иностранных инвестиций, изменений структуры
иностранных инвестиций в обновление и модернизацию основных
фондов; ожидаемой доли прямых и портфельных инвестиций, прогнозных оценок источников финансирования региональных инвестиционных проектов.
3.2. Методические положения формирования механизмов
разработки и реализации стратегических планов развития
инвестиционных процессов в регионе
Общая схема стратегического планирования регионального инвестиционного развития представляет собой неразрывное единство
таких стратегических функций, как учет, планирование, контроль.
Причем функция планирования должна базироваться на прогнозировании будущих состояний социально-экономических процессов
и объемов инвестиционных средств. Кроме того, стратегическое
планирование должно предваряться программированием – процессом формирования комплексных, укрупненных мероприятий по
сбалансированному развитию региональных процессов, в том числе и инвестиционных [23, 61, 87].
Следовательно, методические положения должны включать исследование функций управления, предваряющих процесс формирования стратегических планов, как прогнозирование и программирование, и завершающих этот процесс. Так, к завершающим процесс
стратегического планирования функциям стратегического управления следует отнести учет и контроль. Однако ни предваряющие,
ни завершающие функции не могут быть реализованы без функций
организации, регулирования, руководства, координирования.
106
Учет представляет собой процесс сбора информации о результатах выполнения стратегических планов реализации инвестиций.
Контроль при этом выражается в приведении объемов инвестиционных средств в сбалансированное состояние с размерами обновления и модернизации основных фондов.
Регулирование – это процесс, который непосредственно относится к внедрению и реализации принципа соразмерности между
поступающими объемами инвестиционных средств, между составляющими внутри каждой инвестиции как на территории субъекта
федерации, так и во всем федеральном округе.
Организация – это процесс разработки и внедрения организационного механизма создания и внедрения стратегических планов, с
помощью которого создаются нормативно-правовые условия для
привлечения и использования инвестиций, регламенты прохождения соответствующей информации об отчетных и планируемых показателях, разрабатываются организационные структуры управления как внутри субъектов федерации, так и в федеральном округе в целом, определяются права и обязанности этих структур и их
подразделений.
Руководство в механизме разработки и реализации стратегических планов – это процесс подбора квалифицированных управленческих кадров, занимающихся функциями стратегического управления.
Координирование может быть выражено как процесс организации информационных взаимодействий в функциях учета, контроля, прогнозирования, программирования, планирования, контроля и руководства между различными органами управления в одном
субъекте федерации и между этими органами, находящимися в
различных регионах.
Нормирование представляет собой процесс разработки прогнозов, которые базируются на экспертных, интуитивных прогнозах
будущих конечных состояний как социально-экономических, так
и инвестиционных процессов в регионе, с одной стороны, и ориентируются на достижения других регионов в исследуемых процессах, которые можно назвать нормами. К ним должна стремиться
система стратегического планирования, с другой стороны.
Все перечисленные функции стратегического управления позволяют создать для решения таких комплексов задач, как: диагностика состояния инвестиционных процессов; разработка стратегических планов; реализация стратегических планов; контроль и
регулирование процессов реализации стратегических планов.
107
Важной задачей выступает, таким образом, разработка организационных механизмов реализации стратегических планов,
которые бы согласовывали стратегические цели инвестиционного
развития во всех регионах на территории федерального округа и согласовали стратегические инвестиционные цели с текущими целями социально-экономического развития территорий.
В состав организационного механизма реализации стратегических планов входит совокупность нормативно-правовых актов,
принципов, форм и методов целенаправленного управленческого
воздействия на процесс привлечения и использования инвестиционных средств, позволяющих реализовать социально-экономическую
политику субъектов федерации в долгосрочном периоде времени.
Формирование и реализация организационного механизма
внедрения стратегических планов инвестиционного обеспечения
социально-экономического развития региона должны строиться на
группе основных принципов, приведенных в работах [59, 86, 127].
Принцип системности необходим для того, чтобы рассматривать систему, как состоящую из таких подсистем (элементов), как
регионы; во-вторых, территорию каждого субъекта федерации и
происходящие на нем процессы представлять как систему, функционирующую в условиях нестабильной внешней среды более
высокого уровня. Такой системный принцип соответствует разделению инвестиционных объемов для обновления и модернизации
основных фондов на входные, промежуточные, внешние и внутренние. Эти объемы инвестиций внутри системы взаимодействуют с
социально-экономическими, научно-техническими, культурными,
нормативно-правовыми, природоохранными элементами.
Комплексный принцип обусловливает создание целевых программ, ориентированных на рационализацию объемов инвестирования и их элементов. Кроме того, комплексный принцип предполагает создание стратегических планов, входящих в состав целипрограммы и являющихся средствами реализации инвестиционных программ по направлениям деятельности.
Принцип партисипативности, называемый в научной литературе принципом участия, партнерства, для данного механизма
подразумевает также несколько возможных вариантов использования: в разработке и реализации стратегических планов для региона
должны участвовать не только органы управления этого субъекта
федерации, но и соответствующих органов других субъектов федерации с целью равномерного, сбалансированного развития процессов.
В привлечении объемов инвестиционных средств должны участво108
вать федеральные органы управления с целью создания однородного
социального, экономического, культурного и иного пространства на
основе развития инвестиционных процессов посредством использования финансовых средств из федерального бюджета. В разработке
планов инвестиционного обеспечения территориальных процессов
необходимо участие органов общественного самоуправления, общественных организаций, а также корпоративных объединений.
Принцип целостности необходим для того, чтобы рассматривать регион как целостное образование, в котором изменение динамики, тенденций развития источников финансирования, объемов
финансирования одного процесса, отрасли, сферы деятельности
приводит к изменению прямо или опосредованно всех процессов,
происходящих в регионе. Этот принцип применим для региона
как для целостного образования – домена, который должен обладать согласованными стратегическими планами социальноэкономического, природоохранного, научно-технического, культурного, нормативно-правового развития.
Принцип согласованности подразумевает согласование результатов выполнения текущих инвестиционных планов с перспективными стратегическими планами и критериями их достижения на
средне-, долгосрочный периоды, поскольку результаты реализации текущих планов являются ограничениями для перспективных
стратегических планов.
Принцип непрерывности необходимо использовать с целью своевременной корректировки инвестиционных планов, включения
новых мероприятий после того, как выполнены предусмотренные
в предыдущем периоде времени.
Принцип итеративности является необходимым для формирования инвестиционных планов и создания системы стратегического планирования, который предусматривает создание нескольких
планов, последовательно улучшающих первоначальные итерации.
Принцип вариативности исходит из необходимой адекватности вариантов стратегических планов выбранным сценариям перспективного социально-экономического, научно-технического,
культурного, природоохранного и иного развития территории каждого субъекта в границах Северо-Западного федерального округа
как целостного домена. Такие сценарии, как оптимистический,
пессимистический и нормальный, в свою очередь, предполагают
разработку таких вариантов, как наилучший, наихудший, индифферентный к изменениям условий внешней среды по отношению к
данному региону.
109
Принцип масштабности, используемый для административнотерриториальных систем стратегического планирования, поскольку
этот принцип предусматривает наличие резервов времени в процессах: разработки стратегических планов развития различных субъектов; согласования этих планов на региональном уровне; получения
текущих мониторинговых и отчетных данных; корректировки планов и ожидаемых результатов реализации стратегических программ
инвестиционных вложений в различные отрасли; составления новых итераций старых планов; создания модифицированных стратегических вариантов плана в случае изменения сценария развития
региональных процессов и условий неустойчивой внешней среды.
Принцип транспарентности стратегических инвестиционных
планов и самого процесса формирования стратегических планов
инвестиционных вложений в различные сферы деятельности, отрасли экономики дополняет принцип партисипативности, поскольку понятие транспарентности (прозрачности) шире и предполагает
достаточно широкое обсуждение проблем и вариантов с контактными аудиториями, не участвующими в процессе инвестирования, но
потенциально могущими стать миноритарными инвесторами. Это
население регионов, имеющее накопления денежных средств и являющееся потенциальными инвесторами.
Принцип симметричности предполагает динамично изменяющуюся пропорциональность между эндогенными и экзогенными
инвестиционными объемами денежных средств, желаемыми результатами социально-экономического и иного развития региона
и объемами инвестиционных вложений, между рентабельностью
использования инвестиций и привлекаемыми объемами инвестиционных вложений, между различными источниками финансирования: государственными бюджетами, частными, собственными,
кредитами банков; между внутренними региональными объемами
инвестиций, направляемых в различные регионы, сферы деятельности, отрасли, исходя из сформированных и реализуемых стратегий регионального социально-экономического развития.
Принцип эффективности или рентабельности инвестиций является одним из основных при планировании результативности инвестиционных вложений. На уровне субъекта федерации этот принцип наиболее сложен в своей реализации, поскольку в экономически
эффективные сферы деятельности отрасли и регионы приток входных инвестиционных потоков осуществляется на основе рыночного
регулирования, практически без участия государственных органов
стратегического планирования и является рефлекторным.
110
Однако существуют как сферы деятельности, отрасли, подотрасли и регионы, которые являются экономически непривлекательными для предпринимательства. Поэтому уровень инвестиционной
конкурентоспособности этих территорий очень низок [32, 51, 107].
Принцип симметричности и необходимость реализации федеральной государственной цели повышения уровня качества жизни
населения, его благосостояния, снижения уровня бедности требует
привлечения значительных объемов инвестиционных вложений
и, следовательно, создания механизмов привлечения инвестиций
в эти отрасли, которые, как правило, являются социально значимыми, но находятся в худшей ситуации по сравнению с соседними
регионами.
Отметим в этой связи то, что необходима иллюстрация взаимосвязи доли инвестиций в основной капитал по отраслям, производящим продукцию, (П) и отраслям, оказывающим услуги (У) по
каждому субъекту федерации и Северо-Западному федеральному
округу (рис. 3.8).
Наибольшей асимметрией своего социально-экономического
развития, судя по пропорции долей ВРП, производимой отраслями производственной сферы и сферой услуг отличается Ненецкий
автономный округ, в котором инвестиции в производственные отрасли были в шесть раз больше, чем в объекты инфраструктуры
85,5:14,2 % от общего объема инвестиций, соответственно.
Доли ВРП составили пропорцию 85,3:13,5 % или 6,3:1 %. Также
несимметрично развивалась Вологодская область, в которой инвестиционные вложения в производственные отрасли были в 1,2 раза
меньше, чем в сферу услуг, а ВРП – в 2,6 раза выше. Аналогичная
ситуация в Ленинградской области, где инвестиций в производственные отрасли меньше в 1,14 раза, а ВРП больше в 1,48 раза.
В Мурманской области доля вложений в промышленное производство в 1,8 раза была выше, чем в инфраструктуру. Она сопровождается равноценными объемами ВРП 47,3 и 46,5 %. В СанктПетербурге наблюдалась относительная симметричность, поскольку высокая доля вложений в промышленное производство сопровождалась и соответствующими объемами ВРП (71,58 и 59,1 %), а
вложения в инфраструктуру равны 28,4 % при доле ВРП, равной
34,7 %. Наиболее симметрично развивались эти мегаотрасли в Архангельской, Мурманской и Новгородской областях, в которых
доля инвестиций соответствует доле ВРП (см. рис. 3.8).
Таким образом, система стратегического планирования при
ее нерациональном построении приводит к таким видам асимме111
112
Рис. 3.8. Взаимосвязь доли инвестиций в основной капитал и отраслевой структуры
валового регионального продукта, %
Примечание. П – доля отраслей, производящих продукцию; У – доля отраслей, производящих услуги.
тричности, как: между объемами инвестиционных вложений и
величинами ВРП в одной мегаотрасли; между объемами инвестиционных вложений в обе мегаотрасли; между объемами вложений
и ВРП в обеих мегаотраслях.
Функционирование системы стратегического планирования
объемов инвестиционных средств в обновление и модернизацию
основных фондов можно представить в виде нескольких стадий,
позволяющих на основе применения перечисленных выше принципов устранить в течение средне-, долгосрочного периода времени
ту или иную асимметричность, а также снизить ее степень в регионе [90, 105, 109].
Первая стадия состоит в решении определенного перечня задач. Такими задачами выступают: диагностика состояния региона
в целом по сравнению с другими; анализ ретроспективных позиций
субъектов федерации по сравнению с другими регионами; определение тенденций изменения основных показателей, характеризующих исследуемые внутренние процессы; выявление факторов,
которые оказывают наиболее существенное влияние на динамику
внутренних процессов; установление взаимосвязей и взаимозависимостей процессов внутри субъекта федерации.
На второй стадии функционирования системы стратегического планирования объемов инвестиций целесообразно: рассчитать исследовательские или статистические прогнозы дальнейшего
развития инвестиционных процессов, исходя из выявленных тенденций в ретроспективе; провести выбор нейтрального, наилучшего и наихудшего прогноза на ближайшую перспективу (один год) и
среднесрочного (три года) прогноза и в зависимости от параллельно
рассчитанных прогнозов установить изменения прогнозного фона.
Третья стадия функционирования системы стратегического
планирования объемов средств инвестирования состоит в разработке государственных целевых программ и стратегических планов социально-эколого-экономического, культурного, научнотехнического развития каждого региона по стратегическому видению органов управления в каждом субъекте федерации.
На четвертой стадии функционирования системы стратегического планирования определяются необходимые объемы
ресурсного обеспечения программ и планов социально-экологоэкономического развития, в том числе и инвестиционного обеспечения, проводится сравнительный анализ наиболее вероятно ожидаемых объемов инвестиционных вложений как внешних, так и
внутренних с требуемыми объемами инвестирования.
113
На пятой стадии разрабатываются с учетом предложенных
принципов стратегические инвестиционные программы и планы в
каждом регионе.
На шестой стадии производится: согласование стратегических
программ и планов социально-экономического развития каждого
субъекта федерации; согласовываются аналогичные программы и
планы ресурсного обеспечения стратегической социально-экологоэкономической направленности развития внутри региона; публикуются проекты социально-эколого-экономического развития
региона и его инвестиционного обеспечения в средствах массовой
информации с целью широкого обсуждения; стратегические цели
доводятся до всех заинтересованных сторон – органов законодательной ветви власти, крупных индивидуальных и корпоративных
хозяйствующих субъектов, а также до других участников инвестиционных процессов с целью определения приоритетных направлений развития инвестиционных процессов, привлечения потенциальных инвесторов, разработки проекта и рекомендаций по формированию механизмов привлечения инвестиций, их эффективного
использования на территории каждого региона.
Седьмая стадия функционирования системы стратегического
планирования развития инвестиционных процессов в регионе заключается, на наш взгляд, в разработке окончательного базового
варианта стратегической социально-эколого-экономической и инвестиционной ориентации на достижение наиболее вероятных результатов вложения денежных средств.
Восьмая стадия состоит в реализации стратегий проведения
мониторинга сложившихся экономических, финансовых и иных
тенденций во внешней среде, а также во внутренней среде с целью
наблюдения за привлечением инвестиционных средств, их рационального распределения и эффективности использования.
Девятая стадия выражается в проведении экспресс-диагностики состояния исследуемых процессов, корректировке стратегических планов и разработке новых функциональных (частных)
стратегий, исходя из результатов мониторинга и экспресс-диагностики состояния каждого субъекта федерации.
Важной задачей формирования механизмов реализации и контроля выбранного базового стратегического варианта социальноэколого-экономической и инвестиционного развития региона является создание организационной структуры, обеспечивающей
согласование территориального экономического, финансового и
социального приоритетов их реализации, ожидаемых оценок про114
гноза, достижения наибольших результатов инвестирования,
перераспределение инвестиционных, трудовых и иных ресурсов в
границах исследуемого региона.
Такая управленческая структура может представлять собой
хозяйствующий субъект в виде создаваемой некоммерческой организации. Этот управленческий орган может представлять собой
межрегиональный координационный совет, бюджет которого формируется за счет пропорциональных долей финансовых средств из
бюджетов регионов федерального округа [17, 21, 70].
Формы участия в этом межрегиональном координационном совете для каждого из административно-территориальных образований могут быть разнообразные. Так, например, Законодательское
собрание и правительство Санкт-Петербурга направляют в координационный совет своих представителей, которые координируют ход разработки как собственных стратегических программ и
планов, так и участвуют в разработке программ, проектов и стратегий регионального финансово-инвестиционного и социальноэкономического развития с точки зрения соблюдения принципа
равномерности развития внутрирегиональных территорий и мегаотраслей (промышленности и инфраструктуры), достижения
высокого качества жизни граждан и сохранения окружающей среды, привлечения дополнительных инвестиционных вложений для
ускоренного обновления и модернизации основных фондов, повышения эффективности производств и продукции.
Основными функциями межрегионального координационного
совета должны быть прогнозирование изменений внешней среды,
выявление общего для всех субъектов федерального округа прогнозного фона, выработка рекомендаций по формированию и внедрению общих нормативно-правовых, социальных, культурных,
инвестиционных условий развития.
Осуществление контроля и регулирования процессов привлечения и распределения инвестиций и других видов ресурсов, необходимых для развития регионов, формирование текущих мер
государственной поддержки стратегического социально-экологоэкономического и инвестиционного развития всех регионов федерального округа также является функцией создаваемого межрегионального координационного совета.
В предпринимательских структурах следует также выделить
представителей, участвующих в выработке предложений по совершенствованию организационно-распорядительного и экономического механизмов привлечения потенциальных инвесторов, увели115
чению инвестиционных вложений в обновление и модернизацию
основных фондов, расширению производства, созданию условий
для повышения результатов производственно-хозяйственной деятельности. Хозяйствующие субъекты как таковые могут принимать участие в экономически выгодных для них инвестиционных
проектах, программах, реализации и финансировании отдельных
стратегических планов и конкретных мероприятий, в том числе социальной, природоохранной, научно-инновационной, культурнообразовательной направленности [72, 87, 119].
Участниками деятельности межрегионального координационного совета должны стать представители муниципальных
органов общественного самоуправления, которые выражают интересы граждан, малого предпринимательства на территории
муниципального образования и могут осуществлять некоторые
задачи мониторинга состояния социальной, экономической, природной сред, выбирать и обосновывать приоритетные программы
и стратегические планы улучшения качества жизни граждан и
соответствующих инвестиционных вложений.
Структура межрегионального координационного совета может состоять из таких подразделений, как: научно-методический
центр, разрабатывающий региональную социально-экономикоэкологическую и инвестиционную направленность развития регионов, предлагает методики разработки таких направлений
развития для органов управления в регионах; информационноаналитический центр, включающий информационные базы данных, осуществляющий функции сбора характеристик мониторинговых наблюдений, выявление динамики и тенденций развития
инвестиционных процессов, прогнозирование, выявление отклонений фактического состояния процессов, в том числе и инвестиционных, от запланированного; координационный центр, который
будет осуществлять на основе полученных аналитических данных
экспертную оценку степени сложности сложившейся ситуации,
уровня развития территориальных процессов, их эффективности,
разрабатывать варианты размещения производств, перераспределения ресурсов, в том числе инвестиционных и трудовых в текущем
периоде, давать рекомендации по целесообразности продолжения
выбранных стратегических программ и планов и формированию
новых, изменению действующих механизмов реализации региональных стратегий (рис. 3.9).
На уровне каждого из регионов, на наш взгляд, целесообразно
спроецировать предлагаемую организационную структуру и создать:
116
¥¾¿É¾¼ÁÇƹÄÕÆÔÂ
ÌÉÇ»¾ÆÕÌÈɹ»Ä¾ÆÁØ
• научно-методические комиссии и отраслевые рабочие группы в составе комитетов правительства административно-территориальных образований, обосновывающих использование той или
иной модели социального, экономического, природоохранного, инвестиционного и иных видов развития региона, адаптирующих эти
модели региона, муниципального образования, прогнозирующих
развитие, обосновывающих выбор стратегических ориентиров достижения намечаемых результатов;
• информационно-аналитический отдел, решающий задачи по
созданию информационной базы верифицированных данных, информационной поддержки вырабатываемых вариантов стратегических программ и планов финансово-инвестиционного развития на
основе прогнозных оценок, данных мониторинга;
• исполнительный отдел по реализации стратегии развития при
правительстве региона, создаваемый с целью координации функционирования структурных подразделений, например, комитетов
правительства в процессе реализации стратегических направлений
развития в каждой сфере, отрасли, на территории каждого муниципального образования.
£ÇÇɽÁƹÏÁÇÆÆÔÂÊÇ»¾Ë
£ÇÇɽÁƹÏÁÇÆÆÔÂϾÆËÉ
¦¹ÌÐÆÇžËǽÁоÊÃÁÂ
ϾÆËÉ
¬ÉÇ»¾ÆÕÌÈɹ»Ä¾ÆÁØ
Ê̺ӾÃËÇÅ;½¾É¹ÏÁÁ
¨É¹»Á˾ÄÕÊË»Ç ¡ÆÍÇÉŹÏÁÇÆÆÇ
¹Æ¹ÄÁËÁоÊÃÁÂϾÆËÉ
§ºÒ¾ÊË»¾ÆÆÔÂ
ÊÇ»¾Ë
£ÇÅÁ˾ËÔ
¦¹ÌÐÆÇ
žËǽÁ
оÊÃÁ¾
ÃÇÅÁÊÊÁÁ
Рис. 3.9. Взаимодействие органов формирования
и реализации регионального финансово-инвестиционного развития
117
Кроме того, целесообразно создать Общественный совет, аналогичный общественной палате при губернаторе, в задачи которого входит участие в процессе выработки сценариев развития
административно-территориального образования, внесение предложений по приоритетным стратегическим планам развития
отраслей, сфер деятельности, повышению качества жизни граждан в регионе, внесение корректировок и поправок в проекты стратегических программ и планов, количественных и качественных
ориентиров их достижения. Общественный совет следует создавать из представителей крупного, малого, среднего предпринимательства, общественных организаций, научных, культурнообразовательных и иных учреждений, а также представителей органов общественного самоуправления (см. рис. 3.9).
Привлечение к участию в Общественном совете предпринимателей, общественности, некоммерческих учреждений, муниципальных органов общественного самоуправления, на наш взгляд,
выступает важным условием разработки и реализации стратегии
социально-эколого-экономического и финансово-инвестиционного
развития.
Опыт взаимодействия органов управления на уровне региона и
хозяйствующих субъектов, в том числе и объединений хозяйствующих структур, муниципальными органами управления должен накапливаться в течение ряда лет (5–10 лет). В большинстве регионов
между государственными органами управления, участниками рыночных взаимоотношений и контактными аудиториями созданы
достаточно прочные основы сотрудничества по решению проблем
долгосрочного развития.
Однако, на наш взгляд, важно регламентировать процессы
информационно-коммуникативных взаимоотношений на основе
организационного механизма разработки и реализации стратегических инвестиционных планов. При этом основными документами могут стать договоры о сотрудничестве, трехсторонние
соглашения, регламенты формирования основных направлений
развития рынка капиталов, регламенты заседаний и прохождения
документов в межрегиональном координационном совете, в органах
государственного и общественного управления и самоуправления,
в отраслевых научно-методических комиссиях и рабочих группах
при соответствующих Комитетах правительств, в исполнительном
и информационно-аналитическом отделах, в Общественном совете.
Периодичность заседаний регионального координационного
центра при координационном совете соответствующего федераль118
ного округа должны быть не менее двух раз в год и не более шести раз при условии непрерывной работы научно-методического и
информационно-аналитических центров.
На уровне регионов постоянно действующими должны быть
информационно-аналитический центр и исполнительный отдел.
Научно-методические комиссии и отраслевые рабочие группы могут быть представлены периодически собираемыми временными
творческими коллективами, которые осуществляют свою деятельность на договорной основе.
Организационный механизм финансово-инвестиционного развития представляет собой сложную структуру с большим количеством информационных связей, требующих регламентации на
межрегиональном и уровне регионов федерального округа.
Таким образом, методические положения формирования научно обоснованных стратегических инвестиционных планов позволяют снизить степень асимметричности социально-экологоэкономического развития регионов федерального округа. Реализация таких планов может быть осуществлена с помощью двухуровневой системы стратегического планирования, контроля, учета и
регулирования инвестиционных процессов.
Экономическим механизмом реализации регионального финансово-инвестиционного развития должен стать, как нам представляется, Региональный инвестиционный фонд, создаваемый
всеми субъектами федерации. Деятельность этого фонда должна
стать составной частью общего регионального процесса стратегического планирования финансово-инвестиционного развития. Для
этого необходимо определить основную цель создания регионального инвестиционного фонда, объемы инвестиционной деятельности,
источники финансирования, состав конкретных мероприятий по достижению основной цели в среднесрочном периоде времени, а также
факторы, способствующие осуществлению деятельности фонда.
Основным в экономическом механизме должен стать такой,
например, документ, как «Последовательность, цели, задачи и
результаты стратегического планирования инвестиционной деятельности», который может быть построен исходя из: диагностики
состояния социально-эколого-экономического развития каждого
региона, инвестиционного обеспечения средне-, долгосрочного развития регионального хозяйства; сильных и слабых сторон, угроз и
возможностей дальнейших инвестиционных вложений в каждом
административно-территориальном образовании; интересов и потребностей каждого субъекта федерации.
119
Основными принципами функционирования Регионального инвестиционного фонда должны быть стратегическая ориентированность, целевая направленность, адаптивность и инновационность.
Стратегическая ориентированность подразумевает согласование развития регионального инвестиционного фонда с деятельностью Координационного совета федерального округа и необходимостью реализации стратегической ориентации на равномерное,
пропорциональное социально-экономи–ческое развитие каждого
субъекта федерации на основе адекватной и целенаправленной инвестиционной политики.
Целевая направленность предполагает изыскание и использование возможностей таких направлений деятельности фонда,
которые являются доходными и позволяют перераспределять полученные средства в низкодоходные, но социально-, экологически
значимые проекты и виды деятельности. Такая направленность
базируется на результатах маркетинговых исследований, которые
могут осуществляться совместно с научно-методическим центром
(см. рис. 3.9).
Принцип адаптивности направлен на перераспределение инвестиционных вложений, исходя из результатов маркетинговых исследований и потребностей каждого региона.
Принцип инновационности может рассматриваться как необходимость: аккумулирования средств на инновационные технологии, производство новых товаров, приобретение новых технологий,
проведение научных исследований и опытно-конструкторских разработок; разработки инновационных технологий управления, создания информационных баз данных, проведения маркетинговых
исследований и обработки полученных данных.
Региональный инвестиционный фонд может в перспективе
трансформироваться в Региональный фонд развития. Кроме того,
создание Регионального инвестиционного банка может иметь
функциональную предназначенность кредитной организации, отличающейся: наличием долгосрочной стратегии, оценок прогноза,
высокого уровня надежности, больших объемов капитала; высоким
рейтингом, адаптивностью и гибкостью при изменении внутренних приоритетов и потребностей, внешних условий; направленностью главной цели – обеспечить выравнивание позиций субъектов федерации в региональных социально-эколого-экономических
процессах.
Таким образом, создание рационального механизма формирования и осуществления стратегических планов развития инвести120
ционных процессов в текущем и перспективном периодах времени
возможно на основе: установления прогнозных оценок будущих
состояний социально-экономических процессов и динамики изменений объемов инвестиций в региональное хозяйство; взаимодействия функций планирования, программирования, регулирования, координирования, организации, учета и контроля для
решения задач измерения состояния процессов инвестирования,
использования технологических процедур стратегического планирования и функций системы управления; соблюдения принципов
системности, целостности региона как единого административнотерриториального образования, согласованности, непрерывности,
вариативности, транспарентности осуществления регионального процесса инвестирования, соблюдения пропорциональности
между внешними и внутренними инвестиционными вложениями
в основной капитал и ценные бумаги; постадийного осуществления стратегического планирования инвестиционного развития
административно-территориального образования; создания региональной организационной структуры, обеспечивающей согласование экономического, финансового и социального приоритетов реализации варианта инвестиционного развития региона.
121
Заключение
Раскрытие и критический анализ теоретических положений и
особенностей формирования системы стратегического планирования развития инвестиционных процессов в административнотерриториальном образовании, создание методологических подходов к формированию механизмов реализации стратегических планов инвестиционного развития региона, результаты анализа влияния системы стратегического планирования на симметричность
объемов инвестиций регионов Северо-Западного федерального
округа, а также объемов инвестиционных вложений на социальноэкономическое развитие административно-территориального образования, формирование целевых ориентиров стратегического планирования и оценки инвестиционных процессов, разработка методических положений формирования механизмов формирования и
осуществления стратегических планов развития инвестиционных
процессов в регионе позволили авторам в научном исследовании
сделать следующие выводы:
• в состав системы управления инвестиционной деятельностью
входят органы государственного и муниципального управления,
разрабатывающие стратегическую инвестиционную политику,
планы инвестиционных вложений, осуществляющие такие функции, как государственный учет, контроль, регулирование, нормирование, организацию, координирование, прогнозирование, программирование и планирование инвестиционной деятельности;
• программно-целевой методологический подход необходим для
формирования стратегических целей, реализации целевых программ и стратегических планов инвестиционной деятельности,
обеспечивающих создание объектов реального и финансового инвестирования на основе внутренних и внешних финансовых источников с целью достижения более устойчивого социально-экологоэкономического состояния территории и повышения качества жизни граждан;
• региональный инвестиционный портфель должен обеспечивать: высокую степень реализуемости инвестиционной политики
на основе непрерывности текущего, средне- и долгосрочного инвестиционного планирования; необходимый объем текущих инвестиционных расходов в соответствии с объемом потенциальных
инвестиционных ресурсов (внешних и внутренних); симметричные
степени доходности инвестиций во всех отраслях национальной
экономики, видах деятельности и при разной степени риска; рав122
номерное развитие территориальных процессов в каждом субъекте
Российской Федерации; управляемость инвестиционной деятельностью в регионе на основе сбалансированности всех видов привлекаемых ресурсов (инвестиционных, трудовых, материальных,
информационно-технологических, недвижимости);
• основным принципом формирования регионального инвестиционного портфеля и осуществления инвестиционной деятельности
является принцип симметричности, который выражается необходимостью формирования и поддержания рациональных пропорций
между видами инвестиционных вложений, финансовыми источниками, направлениями их использования, инвестиционными вложениями и всеми остальными видами ресурсов, инвестиционными
вложениями и ожидаемыми, планируемыми результатами социального, экологического, экономического, научно-технического
характера, между инвестиционными вложениями и уровнем качества жизни граждан в субъектах Российской Федерации;
• процессный подход к формированию системы стратегического
планирования объемов инвестирования предполагает использование такой последовательности решения задач изучения (диагностики) состояния рынка и предвидения его будущих состояний,
как: оценка и прогнозирование макроэкономических показателей,
отражающих динамику социально-эколого-экономических и инвестиционных процессов; установление и прогнозирование инвестиционной привлекательности региона и хозяйствующих субъектов
по элементам инвестиционных вложений, сегментам рынка капитала, его компонентам;
• факторами, способствующими созданию эффективно функционирующей системы инвестиционной деятельности в регионах,
могут выступать: достаточная степень экономической свободы,
определяемая низкой степенью государственного регулирования
деятельности хозяйствующего субъекта, регионального хозяйства;
высокий инвестиционный потенциал; развитая институциональная составляющая;
• объемы инвестиций в каждом входном потоке свидетельствуют об уровне инвестиционной привлекательности региона, которая
представляет собой объективные предпосылки для осуществления
инвестиционных вложений и количественно выражается в объемах
капитальных вложений, которые могут быть привлечены в регион,
исходя из имманентно присущих субъектам Российской Федерации инвестиционных потенциалов и уровня некоммерческих инвестиционных рисков;
123
• определение рейтингов включает такие этапы, как: выбор и
обоснование экспертами набора показателей, характеризующих
состояние инвестиционных процессов в регионе и отраслей и сфер
деятельности; определение экспертами весовых коэффициентов
для каждого идентификатора или их однородной группы в соответствии с экспертно определенным вкладом каждого идентификатора
в степень инвестиционной привлекательности региона; установление итоговой оценки инвестиционной привлекательности каждого
региона в целом как интегральной; ранжирование распределения
административно-территориальных образований по мере убывания инвестиционной привлекательности от наивысшего ранга до
последнего;
• методические подходы к созданию системы стратегического
планирования инвестиционного развития региона должны создаваться на общих требованиях: проводить дифференцированные
оценки инвестиционного климата на федеральном, региональном
и локальном уровнях управления; учитывать совокупное влияние
различных факторов на установление инвестиционного климата;
не определять инвестиционный климат народного хозяйства как
совокупность инвестиционных климатов отраслей и регионов, так
как общий инвестиционный климат не является суммарной оценкой или средней величиной климатов в регионах и отраслях; включать определение понятия «инвестиционный климат» в задачи институциональных органов; рассчитывать риск при любом изменении условий проектного инвестирования;
• рационально функционирующая система стратегического планирования развития инвестиционных процессов в регионе должна
базироваться на методологических подходах к определению инвестиционной привлекательности региона, инвестиционного климата,
инвестиционного потенциала, учитывающих возможности привлечения внешних инвестиционных потоков и использования внутренних, обусловленных уровнем прибыльности инвестиций в отрасли,
на территории субъекта федерации, дефлятором цен, уровнем развития ресурсных рынков и влиянием внешней среды федерального
уровня, включающей политический, экономический, социальнодемографический, научно-технический и природный факторы;
• уровень управления проектным инвестированием со стороны федерального округа отсутствует и не имеет соответствующей
нормативно-правовой базы, что является весьма существенной
проблемой, решение которой возможно лишь с помощью создания
региональных органов управления, исходя из того, что вышестоя124
щий уровень управления – федеральный – выполняет необходимые
задачи и функции для успешного развития социально-экологоэкономических инвестиционных процессов;
• организационно-распорядительный и законодательный механизмы, как инструменты государственного регулирования инвестиционной деятельности, взаимосвязаны, поскольку законодательные
акты и постановления исполнительных органов власти являются
основой для функционирования экономического механизма, к которому относятся стратегические планы и текущие мероприятия
по: дифференцированию или унифицированию налоговых ставок
и льгот; предоставлению финансовой помощи – дотаций, субсидий, субвенций, бюджетных средств на развитие отдельных сфер
деятельности, отраслей, производств, территорий; срокам и нормам
начисления амортизационных отчислений и их использованию; выдаче преференций пользования землей, какими-либо природными
ресурсами; информационному обеспечению инвестиционной деятельности, включающему рейтинги привлекательности субъектов и
объектов инвестиционной деятельности; переоценке основных фондов в соответствии с дефлятором цен на промышленные изделия;
разработке и финансированию целевых инвестиционных проектов и
программ федерального и регионального уровня управления, а также совместных российско-иностранных программ и проектов;
• наиболее значимыми положениями Инвестиционного фонда
служат те, которые определяют такие формы государственной поддержки, как направление средств в уставные капиталы юридических лиц, предоставление государственных гарантий под инвестиционные проекты, софинансирование инвестиционных проектов
на договорных условиях с оформлением прав собственности;
• организационный механизм государственного регулирования
как составная часть организационно-распорядительного механизма должен включать организацию процессов: отбора и экспертизы
инвестиционных проектов, государственного контроля соблюдения требований законодательства (инвестиционного и антимонопольного), лицензирования в необходимых случаях;
• создание инвестиционных фондов в регионах является перспективным направлением социально-эколого-экономического
развития, основанного на инвестиционных вложениях в те сферы,
отрасли, предприятия, которые находятся в наихудшей социальноэкономической и финансово-инвестиционной ситуации и вызывают кроме социальной напряженности в регионе низкое качество
жизни граждан;
125
• целевая ориентация экономического механизма на развитие
фондового рынка еще не стала фактором превращения большинства сбережений в инвестиции, поскольку развитие рынка ценных
бумаг только начинает проявляться в качестве одной из приоритетных целей государственной инвестиционной политики;
• формирование эффективно функционирующих механизмов
реализации стратегических инвестиционных планов региона с целью контроля, определения и регулирования пропорций объемов
инвестирования в региональное хозяйство возможно на основе:
создания органа управления проектным инвестированием субъекта федерации и нормативной базы финансирования проектного
и фондового инвестирования; стимулирования инвестиционной и
инновационной деятельности из средств инвестиционного фонда,
регионального бюджета развития; финансового лизинга, направленного на создание и внедрение наукоемких технологий, техники; создания региональных институтов, обеспечивающих средне-,
долгосрочное кредитование инвестиционных проектов с невысокой
доходностью; налогового стимулирования коллективно-долевых
инвесторов; создания условий для реализации стратегической целевой ориентации регионального хозяйства, его структурных составляющих и предприятий на достижение наибольших экономических, финансовых, социальных результатов и эффективности
инвестирования, соответствующих инвестиционным процессам
административно-территориальных образований промышленно
развитых стран;
• планирование стагнации не может быть отнесено к стратегическому виду, поскольку стратегическими являются только цели развития, а стратегическое планирование должно быть ориентировано
на постоянный рост результатов производственно-хозяйственной,
экономической, природоохранной, научно-технической, социально-инфраструктурной и иной деятельности и их инвестиционное
обеспечение;
• изменение доли рынка может происходить даже при положительном результате: ее увеличении не вследствие внедрения территориальных стратегических планов по привлечению инвестиций
как отечественных, так и иностранных, а по причине снижения
доли других субъектов федерации;
• количественные значения максимальной и минимальной величины объемов инвестиций на душу населения, необходимые
для определения обобщающего показателя конкурентного уровня
на рынке инвестиций; для каждого региона эти значения долж126
ны быть свои, дифференцированные, если по всем характеристикам динамики, величине потенциала, темпом роста инвестиций на
душу населения субъект не входит ни в одну группу;
• система стратегического планирования инвестиционной деятельности должна быть построена в виде поэтапного процесса, в
котором на каждом этапе определяется промежуточный потенциал
и ставятся соответствующие цели по его использованию на основе
дополнительного привлечения инвестиций;
• при определении конкурентного уровня субъектов федерации
для каждого из них, или для выделенных групп регионов, находящихся в одинаковой экономической и финансовой ситуации, выявляется свой конкурент, который не должен существенно отличаться в течение краткосрочного этапа стратегического планирования,
при этом на каждом из этапов определяется основной конкурент,
относительно позиции которого рассчитывается обобщающий показатель конкурентного уровня региона;
• результаты анализа влияния системы планирования на симметричность объемов инвестиций регионов в Северо-Западном федеральном округе, свидетельствующие о том, что субъекты федерации: не имеют устойчивых тенденций инвестиционного развития,
находясь в состоянии экономической стагнации; придерживаются
стратегической ориентации на привлечение в региональное хозяйство иностранных инвестиций, объемы привлечения которых
имеет устойчивую тенденцию к росту; связывают изменения долей
регионального рынка капиталов не с увеличением объемов привлекаемых инвестиций, а со снижением доли рынка капиталов других
административно-территориальных образований; формируют систему стратегического планирования инвестиционной деятельности в виде поэтапного процесса с определением всех промежуточных инвестиционных потенциалов и их использования; лишены
принципа равномерности распределения внешних инвестиционных
средств в федеральном округе; не определяют прогнозные оценки
влияния факторов макро-, микросред на уровень конкурентоспособности регионального хозяйства в среднесрочном периоде времени, требуют принятия комплекса мер в процессе стратегического
планирования с целевой ориентацией на постоянный рост результатов производственно-хозяйственной, инвестиционной деятельности, устранение влияния негативных факторов внешней среды;
• влияние объемов инвестиционных вложений на социальноэкономическое развитие субъекта федерации проявляется в изменениях числа экономически активного населения и занятого в
127
региональном хозяйстве, номинальной начисленной заработной
плате, среднегодовой стоимости основных фондов, оборота розничной торговли, объема работ, выполненных в строительстве, валового регионального продукта в целом и приходящегося на одного
человека, занятого в экономике, фондовооружённости и фондоотдачи, требующих дифференцированного подхода к каждому
административно-территориальному образованию по приведению
в сбалансированное состояние объемов инвестиций, направляемых
в обновление и модернизацию основных фондов, в ценные бумаги,
и экономических, финансовых, социальных результатов, эффективности производственно-хозяйственной и инвестиционной деятельности; формирования и реализации региональных стратегических планов, определяющих максимально возможное достижение
результативности и эффективности ограниченных объемов инвестирования;
• формирование целевых ориентиров стратегического планирования, оценки результативности и эффективности осуществляемых инвестиционных процессов в регионе возможно на основе:
установления обобщающего показателя привлекательности регионального рынка капиталов, создания модели инвестиционных
расходов, прогнозных объемов привлекаемых инвестиций; рационализации соотношения валового накопления капитала на одного
занятого в региональной экономике и степени физического износа
основных фондов, доли инвестиций в обновление и модернизацию
основных фондов обрабатывающих производств, а также отраслей производства и распределения электроэнергии, газа и воды и
рентабельности активов, товаров предприятий административнотерриториального образования; определения оценок привлечения
номинальных объемов привлекаемых средств по регионам; результатов анализа динамики темпов изменения размеров инвестиций в
основной капитал субъектов хозяйствования с участием иностранных инвестиций, изменений структуры иностранных инвестиций
в обновление и модернизацию основных фондов; ожидаемой доли
прямых и портфельных инвестиций, прогнозных оценок источников финансирования региональных инвестиционных проектов;
• в состав организационного механизма реализации стратегических планов входит совокупность нормативно-правовых актов,
принципов, форм и методов целенаправленного управленческого
воздействия на процесс привлечения и использования инвестиционных средств, позволяющих реализовать социально-экономическую
политику субъектов федерации в долгосрочном периоде времени;
128
• принцип симметричности предполагает динамично изменяющуюся пропорциональность между эндогенными и экзогенными
инвестиционными объемами денежных средств, желаемыми результатами социально-экономического и иного развития региона
и объемами инвестиционных вложений, между рентабельностью
использования инвестиций и привлекаемыми объемами инвестиционных вложений, между различными источниками финансирования – государственными бюджетами, частными, собственными,
кредитами банков; между внутренними региональными объемами
инвестиций, направляемых в различные регионы, сферы деятельности, отрасли, исходя из сформированных и реализуемых стратегий регионального социально-экономического развития;
• система стратегического планирования при ее нерациональном построении приводит к асимметричности между объемами инвестиционных вложений и величинами ВРП в одной мегаотрасли,
между объемами инвестиционных вложений в обе мегаотрасли,
между объемами вложений и ВРП в обеих мегаотраслях;
• важной задачей формирования механизмов реализации и контроля выбранного базового стратегического варианта социальноэколого-экономической и инвестиционного развития региона является создание организационной структуры, обеспечивающей
согласование территориального экономического, финансового и
социального приоритетов их реализации, ожидаемых оценок прогноза, достижения наибольших результатов инвестирования, перераспределение инвестиционных, трудовых и иных ресурсов в границах исследуемого региона;
• участниками деятельности межрегионального координационного совета должны стать представители муниципальных органов общественного самоуправления, которые выражают интересы
граждан, малого предпринимательства на территории муниципального образования, и могут осуществлять некоторые задачи
мониторинга состояния социальной, экономической, природной
сред, выбирать и обосновывать приоритетные программы и стратегические планы улучшения качества жизни граждан и соответствующих инвестиционных вложений;
• на уровне каждого из регионов, на наш взгляд, целесообразно спроецировать предлагаемую организационную структуру и
создать: научно-методические комиссии и отраслевые рабочие
группы в составе комитетов правительства административнотерриториальных образований, обосновывающих использование
той или иной модели социального, экономического, природоохран129
ного, инвестиционного и иных видов развития региона, адаптирующих эти модели региона, муниципального образования, прогнозирующих развитие, обосновывающих выбор стратегических ориентиров достижения намечаемых результатов; информационноаналитический отдел, решающий задачи по созданию информационной базы верифицированных данных, информационной
поддержки вырабатываемых вариантов стратегических программ
и планов финансово-инвестиционного развития на основе прогнозных оценок, данных мониторинга; исполнительный отдел по реализации стратегии развития при правительстве региона, создаваемый
с целью координации функционирования структурных подразделений, например, комитетов правительства в процессе реализации
стратегических направлений развития в каждой сфере, отрасли, на
территории каждого муниципального образования.
130
Литература
1. Абдуллаев Ф. Р., Раевский С. В. Инвестиционная деятельность институциональных инвесторов в регионе. М.: Экономика, 2007.
2. Акмаева Р. И. Стратегическое планирование и стратегический менеджмент. М.: Финансы и статистика, 2006.
3. Актуальные проблемы управления крупным городом и территориальными сообществами: Сб. научн. статей. СПб.: СЗАГС, 2003.
4. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. СПб.: Питерком, 1999.
5. Ариничева О. В. Создание системы проектного инвестирования в регионе // Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы деятельности
хозяйствующих субъектов современной России». Вып. 8. СПб.: Диалог,
2007.
6. Бабкина Л. Н. Проблемы территориального управления // Межвузовский сборник «Экономика и управление производством». Вып. 13.
СПб.: СЗГТУ, 2003. С. 189–191.
7. Бабкина Л. Н., Ковалев В. В. Формирование методических основ совершенствования региональной промышленной политики // Материалы
международной научно-практической конференции «Механизм деятельности хозяйственных организаций в рыночных условиях». Иркутск: Байкальский гос. ун-т экономики и права, 2005. С. 112–116.
8. Бабко А. Т. Организационные факторы механизма формирования
системы управления предпринимательской структурой // Межвузовский
сборник научных трудов «Проблемы деятельности хозяйствующих субъектов современной России». Вып. 5. СПб.: Диалог, 2006. С. 145–150.
9. Баймуратов У., Оразов Е. О долгосрочном комплексном прогнозе //
Экономика и статистика. Агентство Республики Казахстан по статистике.
2000. № 2. С. 2–8.
10. Бардасова Э. В. Проблемы управления инвестиционной деятельностью в сфере жилищного строительства субъекта Российской Федерации.
М., СПб.: Межрегион. ин-т экономики и права, 2006.
11. Басовский Л. Н. Прогнозирование и планирование в условиях рынка. М.: Инфра-М, 2006.
12. Бейсенбаева Н. Формирование условий для экономического роста //
Транзитная экономика. 2003. № 6.
13. Беленький А. Г., Федосеева И. Н. Прогнозирование состояния динамических сложных систем в условиях неопределенности. М.: ВЦ РАН,
1999.
14. Бискультанов К. М. Направления и условия стратегического планирования развития промышленных предприятий // Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы деятельности хозяйствующих субъектов
современной России». СПб.: Нестор, 2004. С. 9–11.
15. Бискультанов К. М. Система стратегического планирования развития промышленного предприятия: особенности функционирования, направления рационализации. СПб.: Издательский дом «Герда», 2005.
131
16. Бланк И. А. Управление активами. М.: Ника-центр, 2000.
17. Бородушко И. В. Стратегическое планирование и контроллинг.
СПб.: Питер, 2006.
18. Боумен К. Основы стратегического менеджмента / Под ред. Л. Г. Зайцева, М. И. Соколовой. М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1997.
19. Будагов А. С. Особенности и рационализация элементного взаимодействия системы управления инновационными и инвестиционными процессами регионов: Препринт. СПб.: Диалог, 2008.
20. Будагов А. С. Сущность управления текущим функционированием и
перспективным развитием социально-экономических систем / Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы деятельности хозяйствующих
субъектов современной России». Вып. 5. СПб.: Диалог, 2006. С. 221–224.
21. Валов И. И., Вахтина М. А., Иванов И. В. Формирование и реализация инвестиционных резервов на региональном уровне. СПб.: СПбГУЭФ,
2004.
22. Виханский О. С. Стратегическое управление. М.: Гардарика, 2003.
23. Владимирова Л. П. Прогнозирование и планирование в условиях
рынка: Учеб. пос. М.: Дашков и К°, 2006.
24. Волосов А. И., Стефанков К. В. Направления формирования инвестиционной региональной политики // Вестник Российской академии
естественных наук (Санкт-Петербург). 2006. № 11/2.
25. Гвардин С. В. Слияния и поглощения: эффективная стратегия для
России. СПб.: Питер, 2007.
26. Гейдт А. А. Стратегическая ориентация инфраструктурного комплекса на повышение темпов экономического роста: Препринт. СПб.: Нестор, 2003.
27. Геращенко Т. Н. Инновационная стратегическая ориентация промышленного производства / Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы деятельности хозяйствующих субъектов современной России».
Вып. 6. СПб.: Диалог, 2007.
28. Голубев А. А. Классификация базовых корпоративных стратегий //
Межвузовский сборник научных трудов «Вопросы совершенствования
социально-экономических отношений в условиях рынка». М.: Вуз и школа, 2003. С. 80–85.
29. Голубев А. А. Разработка стратегического плана корпорации. СПб.:
Нестор, 2003.
30. Голубев Г. М. Механизм стратегического управления развитием
проектного инвестирования в регионе: Препринт. СПб.: Нестор, 2003.
31. Голубев Г. М. Создание механизма и системы стратегического
управления инвестированием в основные фонды региона. Монография.
СПб.: Диалог, 2006.
32. Голубев Г. М. Стратегическое управление инвестированием в основной капитал региона. Монография. СПб.: Издательский дом «Герда», 2005.
33. Гончаров Р. В., Куганов В. Г. Форма предприятия при повышении
конкурентоспособности в современных условиях // Сб. науч. статей «На132
ука высшей школы – Санкт-Петербургу». СПб.: ИМЦ «НВШ-СПб», 2006.
С. 36–39.
34. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. СПб.: Макет,
1995.
35. Гританс Я. Корпоративные отношения: правовое регулирование
организационных форм. М.: Волтерс клувер, 2005.
36. Гусаков М. А., Волосов А. И., Рогова Е. М., Стефанков К. В. Инновационное инвестирование регионального развития // Экономика СевероЗапада: проблемы и перспективы развития. 2005. № 4 (26).
37. Дельман О. А. Глобализация конкурентных отношений хозяйствующих субъектов на рынке нефтепродуктов // Вестник Чувашского университета. 2006. № 5. С. 359–363.
38. Джоффери К., Лайкер. Dao Toyota. 14 принципов менеджмента ведущей компании мира. М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.
39. Дойль П. Менеджмент: стратегия и тактика. СПб.: Питер, 1999.
40. Дубров А. М., Мхитарян В. С., Трошин Л. И. Многомерные статистические методы. М.: Финансы и статистика, 2000.
41. Евменов А. Д. Теоретические аспекты региональной политики //
Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы управления развитием социально-экономических систем». Вып. 18. СПб.: СПб ГУ КиТ, 2004.
С. 3–9.
42. Ершов Е. А. Предприятие (бизнес) в современном экономикоправовом обороте. М.: Статус, 2006.
43. Еськов А. Н. Реализация корпоративной стратегии // Сборник научных трудов. Часть III / Под ред. д-ра экон. наук, проф. А. Е. Карлика.
СПб.: СПб ГУЭФ, 2006. С. 37–42.
44. Ефимов В. Потенциал энергосбережения // Экономист. 2000. № 5.
45. Забелин П. В., Моисеева Н. К. Основы стратегического управления:
Учебное пособие. М.:. Информационно-внедренческий центр «Маркетинг», 1998.
46. Зверев Д. С. Стратегическое управление развитием проектного инвестирования предприятий торговли: Монография. СПб.: Диалог, 2005.
47. Зиядуллаев А. Экономика стран содружества в условиях глобализации // Вопросы экономики. 2002. № 3.
48. Инвестиции / Под ред. Г. П. Подшиваленко. М.: КНОРУС, 2008.
49. Инвестиции / Под ред. М. В. Чиненова. М.: КНОРУС, 2007.
50. Инвестиции в России. 2007: Стат. сб. / Росстат, 2007.
51. Инвестиционный менеджмент / Под ред. В. В. Мищенко. Барнаул:
Алтайский ун-т, 2006.
52. Индикаторы устойчивого развития для Санкт-Петербурга / Под
руководством Объединенного научного совета «Экология и природные ресурсы» Санкт-Петербургского научного центра РАН. Научный руководитель – А. И. Чистобаев. СПб., 2001.
53. Ихданов Ж. Стратегическое планирование и его актуальные проблемы // Аль Пари. № 1. 1998. – С. 5 – 7.
133
54. Какова Л. О. Стратегическое управление производственным процессом // Сб. науч. статей «Наука высшей школы – Санкт-Петербургу». СПб.:
ИМЦ «НВШ-СПб», 2006. С. 205–209.
55. Каплан Р., Нортон Д. Система сбалансированных показателей. М.:
Изд. дом «Вильямс», 2005.
56. Клемято Д. П. Регулирование и прогнозирование эффективности
деятельности интегрированных финансово-инвестиционных структур.
СПб.: ИСЭП РАН, 1998.
57. Космин Н. П. Управление развитием проектного инвестирования в
регионе. СПб.: Диалог, 2006.
58. Косоруков О. А. Методы количественного анализа в бизнесе: Учебник. М.: Инфра-М, 2005.
59. Кох В. Основные принципы по разработке стратегических программ
социально-экономического развития. 2003. № 6.
60. Кочетков Г. Б., Сулян В. Б. Корпорация. Американская модель.
СПб.: Питер, 2005.
61. Кроливецкий Э. Н. Программирование и планирование социальноэкономического развития народного хозяйства. Препринт. СПб.: Диалог,
2006.
62. Кроливецкий Э. Н. Стратегическое управление развитием региона.
СПб.: СПбГУКиТ, 2000.
63. Кузык Б. Н., Кушлин В. И. Прогнозирование и стратегическое планирование социально-экономического развития. М.: Экономика, 2006.
64. Кузык Б. Н., Яковец Ю. В. Россия – 2005: стратегия инновационного
прорыва. М.: Экономика, 2005.
65. Куралбаев А. Социальная сфера в условиях трансформации экономической системы // Транзитная экономика. 2003. № 5.
66. Кэмпбел Д., Стоун Хаус Дж., Хьюстон Б. Стратегический менеджмент: Учебник / Пер. с англ. Н. И. Алмазовой. М.: ООО «Издательство
Проспект», 2003.
67. Лапыгин Ю. Н., Прохорова Н. Г. Управление затратами на предприятии: планирование и прогнозирование, анализ и минимизация затрат.
М.: Эксмо, 2007.
68. Ластовка И. В. Системное представление о стратегическом управлении / Материалы Всероссийского научно-практического форума молодых ученых и специалистов «Конкурентоспособность – основа стратегического развития России». СПб.: СПб ГУЭФ, 2003. С. 165–167.
69. Лебланк Р. Совет директоров – взгляд изнутри. Принципы формирования, управления, анализ эффективности. М.: Альпина Бизнес Букс,
2007.
70. Лейк Невилл. Практикум по стратегическому планированию. М.:
Поколение, 2006.
71. Липатов А. А. Влияние инвестиционной политики на инновационные изменения в российской экономике // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. № 33 (73):
134
Аспирантские тетради. Ч. 1 (Общественные и гуманитарные науки): научный журнал. СПб., 2008.
72. Лучко М. Л. Этика бизнеса – фактор успеха. М.: Эксмо, 2006.
73. Мазур И. И., Шапиро В. Д. Корпоративный менеджмент. М.:
Омега-Л, 2005.
74. Маркелова С. Н. Оценка инвестиционных проектов с лизингом оборудования // Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы деятельности хозяйствующих субъектов современной России». Вып. 8. СПб.: Диалог, 2007.
75. Махашев А. А. Стратегическое развитие национальной экономики в
условиях глобализации. Препринт. СПб.: Нестор, 2003.
76. Мелехин Ю. В. Рынок сбережений. М.: Экономика и финансы,
2002.
77. Менеджмент: Учебное пособие для вузов / Под ред. В. И. Подлесных. СПб.: Издательский дом «Бизнес-пресса», 2002.
78. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов. Офиц. изд. 2-я ред. М.: Экономика, 2000.
79. Моделирование социо-эколого-экономической системы региона /
Под ред. В. И. Гурмана, Е. В. Рюминой. М.: Наука, 2003.
80. Нагиев А. Г. Стратегия повышения эффективности использования
основных производственных фондов // Вестник чувашского университета:
2005. № 3.
81. Нам О. А. Принципы формирования стратегий социальноэкономического развития регионов // Проблемы деятельности хозяйствующих субъектов современной России: Межвузовский сборник научных
трудов. Вып. 7. СПб.: Диалог, 2007.
82. Нам О. А. Сценарные модели стратегии социально-экологоэкономического развития региона // Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы управления развитием социально-экономических систем».
Вып. 19. СПб.: СПбГУКиТ, 2007.
83. Олве Н-Г., Петри К-Й., Рой Ж., Рой С. Баланс между стратегией и
контролем. СПб.: Питер, 2005.
84. Пасек Ненанд, Торайли Дэниел. Развивающиеся рынки. Уроки
успешной деятельности и перспективы развития различных рынков. М.:
Олимп-Бизнес, 2006.
85. Пейли М. Успешный бизнес-план. От стратегических целей к плану
действий на один год. М.: Эксмо, 2007.
86. Переладов С. Д. Принципы и социальная направленность формирования инвестиционной стратегии предприятий инженерного сектора
жилищно-коммунальной сферы. СПб.: СПб ГУКиТ, 2003.
87. Петров А. Н., Демидова Л. Г. Стратегическое планирование и управление: Учеб. пос. Часть 2. СПб.: СПбГУЭФ, 1999.
88. Пискарёв Д. В. Методологические подходы к формированию механизмов реализации стратегических инвестиционных региональных планов // Вестник Чувашского университета. 2008. № 4.
135
89. Пискарёв Д. В. Стадии функционирования и создания организационной структуры реализации стратегического планирования инвестиционного развития региона // Межвузовский сборник научных трудов
«Вестник института экономики и управления Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения». Вып. 2 (25). СПб.: СПб
ГУ КиТ, 2008.
90. Пискарёв Д. В. Сущность и роль процесса, механизма инвестирования в основной капитал региона / Межвузовский сборник научных трудов
«Проблемы деятельности хозяйствующих субъектов современной России». Вып. 9. СПб.: Диалог, 2008.
91. Пискарёв Д. В. Функции и принципы формирования механизма
разработки и осуществления стратегического планирования регионального инвестиционного развития // Межвузовский сборник научных трудов
«Вестник института экономики и управления Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения». Вып. 2 (25). СПб.: СПб
ГУ КиТ, 2008.
92. Подъяпольская И. В. Комплексный экономический анализ хозяйственной деятельности. Омск: ОГИС, 2002.
93. Полярус А. В., Табурчак А. П. Интеграция предприятий как объективное условия повышение эффективности их работы на рынке / Материалы всероссийской научно-практической конференции «Экономикопсихологические аспекты инновационного развития и обеспечения конкурентоспособности». СПб.: СПб ГУЭФ, 2001. С. 76–79.
94. Попов С. А. Стратегическое управление. М.: Инфра-М, 1999.
95. Портер М. Конкуренция. М.: Дело, 1999.
96. Проблемы переходной экономики // Сборник научных трудов сотрудников кафедры «Экономика предприятия и производственного менеджмента». Часть II / Под ред. проф. А. Е. Карлика. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов, 2001.
97. Проблемы переходной экономики // Сборник научных трудов сотрудников кафедры «Экономика предприятия и производственного менеджмента. Часть III / Под ред. проф. А. Е. Карлика. СПб.: СПбГУЭФ,
2001.
98. Проблемы устойчивого экономического развития в условиях глобализации. В 2 т. / Отв. ред. М.В. Кенжегузин. Том 1. Алматы: ИЭ МОН РК,
2003.
99. Промышленность России. 2005: Стат. сб. / Росстат. М., 2006.
100. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2007:
Стат. сб. / Росстат. М., 2007.
101. Российский статистический ежегодник. 2007. Стат. сб. / Росстат.
М., 2007.
102. Россия в цифрах. 2007: Кратк. стат. сб. / Росстат. М., 2007.
103. Рюмина Е. В. Анализ эколого-экономических взаимодействий. М.:
Наука, 2000.
104. Сагиндиков Е. Н. Стратегическое планирование и особенности развития отраслей социальной сферы региона. Алматы, 2001.
136
105. Сансызбаев С. Н. Стратегическая ориентация на социально-экономический рост региона. СПб.: СПбГУЭФ, 2000.
106. Смирнова О. А. Стратегия управления обслуживанием и эксплуатацией жилищного фонда города. Монография. СПб.: Нестор, 2003.
107. Степанов Д. Н. Эффективное управление: команда, иерархия,
единовластие. М.: Речь, 2005.
108. Страны и регионы 2005. Статистический справочник Всемирного
банка. М.: Весь мир, 2006.
109. Стратегия. Как создать и использовать эффективную стратегию.
2-е изд. Р. Кох. СПб.: Питер, 2003.
110. Томпсон А. А., Стрикленд А. Дж. Стратегический менеджмент. Искусство разработки и реализации стратегии: Учеб. для вузов. М.: Банки и
биржи, ЮНИТИ, 1998.
111. Трояновский В. М. Математическое моделирование в менеджменте: Учеб. пос. М.: РДЛ, 2002.
112. Уоллес Р. Л. Стратегические альянсы в бизнесе. М.: Добрая книга,
2005.
113. Фатхутдинов Р. А. Стратегический менеджмент. М.: ЗАО Бизнес
школа «Интел-Синтез», 1999.
114. Федеральный закон № 39-ФЗ от 25.02.99 г. «Об инвестиционной
деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».
115. Федоров Н. В. Система стратегического планирования и прогнозирования социально-экономического развития регионов Российской Федерации. СПб.: СПб ГУЭФ, 2002.
116. Федосеев В. В., Гармаш А. Н., Дайитбегов Д. М. и др. Экономикоматематические методы и прикладные модели / Под ред. В. В. Федосеева.
М.: ЮНИТИ, 1999.
117. Хеммер Х. Р. Экономические проблемы развивающихся стран.
Мюнхен, 2002.
118. Хэйвуд Дж. Б. Аутосортинг. В поисках конкурентных преимуществ. – М.: Альбина Паблишер, 2002.
119. Чадин С. Международные финансовые рынки: аспекты глобализации // Аналитический банковский журнал. 2002. № 11.
120. Черемных О. С., Черемных С. В. Стратегический корпоративный
реинжиниринг: процессно-стоимостной подход к управлению бизнесом.
М.: Финансы и статистика, 2005.
121. Шатрова Е. В., Ахметханов А. А. Использование метода интеграционных изменений в системе взаимодействия промышленной корпорации с деловой средой // Сборник научных трудов. Часть III / Под ред. д-ра
экон. наук, проф. А. Е. Карлика. СПб.: СПб ГУЭФ, 2006. С. 3–9.
122. Шумилова З. А. Экономический анализ: Учеб.-метод. компл. Новосибирск: СиБАГС, 2001.
123. Щербик Е. Анализ взаимосвязи доходов бюджета и деятельности
предприятий отраслей специализации региона // Транзитная экономика.
2003. № 1.
137
124. Яковлев А. Е., Дельман О. А. Развитие вертикальной интеграции
в нефтяной промышленности и методы ее оценки // Вестник Чувашского
университета. 2006. № 5. С. 475–480.
125. Ялунер Е. В. Концептуальные подходы к стратегическому планированию перспективного развития социально-экономических систем //
Межвузовский сборник научных трудов «Проблемы управления развитием социально-экономических систем». Вып. 21. СПб.: СПб ГУКиТ, 2006.
С. 319–324.
126. Nasi J. Strategic thinking as doctrine / Arenas of strategic thinking /
Ed. by Nasi J. Helsinki: Foundation for econ. education, 1991. P. 26–64.
127. Pavitt K. What we know about the strategic management of
technology / California management rev. Berkeley, 1990. Vol. 32, № 3. P. 17–
26.
128. Root, Franllin R. International trade and investment. Cincinnati, Oh.
etc., South-Western publ. Co. 1990, VIII.
138
Содержание
Введение.................................................................................... Глава 1. Теоретико-методологические положения и особенности
стратегического планирования инвестиционных процессов в регионе.
1.1. Теоретико-методологические положения и особенности
формирования системы стратегического планирования развития
инвестиционных процессов в регионе.......................................... 1.2. Методологические подходы к формированию механизмов
реализации стратегических инвестиционных региональных
планов.................................................................................... Глава 2. Анализ влияния системы стратегического планирования и
объемов инвестиций на социально-экономическое развитие региона.. 2.1. Анализ влияния системы стратегического планирования
на симметричность объемов инвестиций регионов Северо-Западного
федерального округа................................................................. 2.2. Влияние объемов инвестиционных вложений на социальноэкономическое развитие региона................................................ Глава 3. Методические подходы к формированию целевых
ориентиров и созданию механизма стратегического планирования
развития инвестиционных процессов в регионе............................... 3.1. Методические подходы к формированию целевых ориентиров
стратегического планирования и оценки инвестиционных
процессов в регионе.................................................................. 3.2. Методические положения формирования механизмов
разработки и реализации стратегических планов развития
инвестиционных процессов в регионе.......................................... Заключение............................................................................... Литература................................................................................ 3
10
10
21
32
32
59
76
76
106
122
131
139
Научное издание
Колесников Александр Михайлович
Пискарёв Дмитрий Владимирович
Пришибилович Татьяна Борисовна
Формирование механизма
стратегического планирования
развития инвестиционного
процесса в регионе
Монография
Редактор Л. А. Яковлева
Верстальщик С. Б. Мацапура
Сдано в набор 13.09.11. Подписано к печати 11.10.11.
Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная. Усл. печ. л. 8,13.
Уч.-изд. л. 8,19. Тираж 1000 экз. (1 завод – 100экз.) Заказ № 456.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
4 343 Кб
Теги
kolesnikovpiskarevprishibilovich
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа