close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Lisenko

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное образовательное
учреждение высшего профессионального образования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ
В ПЕРИОД XI – НАЧАЛА XX в.
Материалы научно-теоретической конференции
8 октября 2013 г.
Под редакцией доктора юридических наук,
профессора В. В. Лысенко
Ивангород
2014
УДК 34.01
ББК 67.3
В64
В64 Возникновение и развитие отечественной науки о праве и государстве в период XI – начала XX в.: Материалы науч.-теорет.
конф. Ивангород, 8 окт. 2013 г./ под ред. В. В. Лысенко. – СПб.:
ГУАП, 2014. – 69 с.
ISBN 978-5-8088-0986-4
В сборник включены тезисы докладов и выступлений участников
научно-теоретической конференции «Возникновение и развитие отечественной науки о праве и государстве в период XI – начала XX в.»,
проходившей в Ивангороде 8 октября 2013 г.
УДК 34.01
ББК 67.3
ISBN 978-5-8088-0986-4
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения, 2014
Предисловие
8 октября 2013 г. в Ивангородском гуманитарно-техническом
институте (филиале) Федерального государственного автономного
образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения» состоялась научно-теоретическая
конференция на тему:
«Возникновение и развитие отечественной науки о праве и государстве в период XI – начала XX в.»
В Конференции приняли участие студенты, обучающиеся по направлению «Юриспруденция» и преподаватели ИФ ГУАП.
На открытии конференции с приветственным словом выступил
заведующий кафедрой Государственного права ИФ ГУАП, доктор
юридических наук, профессор, Валерий Владимирович Лысенко.
Изучение истории государства и права является прочным фундаментом успешного изучения современных отраслей права, вооружает юристов XXI в. необходимыми знаниями, которые помогут им в практической деятельности, охране прав граждан, реализации конституционной идеи правового государства в Российской
Федерации.
В рамках Конференции преподавателями и студентами факультета рассматривались и обсуждались вопросы процесса формирования и эволюции институтов государства, механизмов осуществления государственной власти, отдельных отраслей и всей системы
права российского государства. Были освещены политико-правовые взгляды ученых, которые являются основоположниками российской юриспруденции. В сборник включены тезисы докладов и
выступлений участников научно-теоретической конференции.
По итогам проведения Конференции в торжественной обстановке участникам были вручены дипломы.
3
Лысенко В. В.
доктор юридических наук, профессор,
заведующий кафедрой государственного права ИФ ГУАП
ОТКРЫТИЕ КОНФЕРЕНЦИИ И ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО
Вопросы возникновения и развития отечественной науки о праве
и государстве являются одним из основных направлений научных
исследований Заслуженного деятеля науки Российской Федерации,
доктора юридических наук, профессора Кузнецова Эдуарда Вениаминовича. Его труды в области Философии права стали основой для многих дальнейших теоретических и историко-правовых исследований.
Наука представляет собой человеческую деятельность, функцией
которой является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Цель науки заключается в описании и предсказании процессов и явлений действительности на основе
открываемых ею законов.
В последние годы значительно вырос интерес к науке о праве и государстве. Об этом свидетельствуют многочисленные конференции,
научные исследования. Одним из важнейших направлений историкотеоретического анализа государства и права является исследование
механизма возникновения и развития отечественного правоведения.
Русское правоведение имеет свой исторический путь развития. Его
основы были заложены в период возникновения и развития ранне-феодального государства. Отдельные положения нашли своё отражение
в летописях, эпосе, устном народном творчестве, памятниках права и
литературы.
Древняя Русь обладала самобытной и яркой культурой в следствии чего развитие и расцвет русского государства не могли не сказаться на праве и правовых взглядах, среди которых можно обнаружить и естественно-правовые. Из письменных памятниках того времени особо выделяются: «Слово о законе и благодати» Иллариона,
«Повесть временных лет» Нестора, Поучение Владимира Мономаха,
«Русская правда», «Слово о полку Игореве», «Моление Даниила Заточника. В одном из первых политических трактатов Древний Руси
«Слово о законе и благодати» Иллариона центральная идея «благодать», по существу противопоставлялась закону, который рассматривался как формальное предписание, навязанное из вне. Идеи сильной
княжеской власти, способной установить порядок в стране, проводились в «Молении Даниила Заточника». Следует также отметить,
4
что общественной мысли Древний Руси были хорошо известна труды
античных поэтов и философов. Так в сочинениях Иоанна Дамаскина
имеются многочисленные выдержки из Пифагора, Диогена, Сократа,
Платона, Эпикура, Плутарха.
В дальнейшем под влиянием монголо-татарского ига, была подорвана экономика и культура страны. Лишь с падением ига в 1480 г.
и преодолением феодальной раздробленности происходят социально-экономические сдвиги в русском обществе. В 1497 г. был подготовлен единый для всего русского государства Судебник. Позднее
появились и другие правовые кодексы – Судебник 1551 г., Судебник
1589 г., Уложения 1649 г., отразившие создание общенаучной правовой мысли.
Исходные положения доктрины естественного права были восприняты и определенным образом применены к условиям оформления
абсолютной монархии Ф. Прокоповичем (1681–1736), В. Н. Татищева (1686–1750), И. Т. Посошковым (1652–1726), М. В. Ломоносовым
(1711–1765).
Ф. Прокопович (правда воли монаршей) – идейное обоснование
просвещенного абсолютизма; В. Татищев – стремился доказать естественность власти монарха (человек не может управлять свободой).
М. Ломоносов – государству следует руководствоваться естественным
законом. Перед законом все равны.
С XVIII в. начинется развитие естественно-правовых идей в России.
Русской юридической мысли в этот период необходимо было подняться до уровня прогрессивного развития идей западно-европейских
мыслителей. Достаточно вспомнить, что XVII и XVIII века дали миру
таких выдающихся ученых как Гуго Гроций, Гоббс, Локк, Спиноза,
Лейбниц, Монтескье, Руссо, Канта и др.
Узнав, что книга С. Пуфендорфа «Об обязанностях гражданина и
человека» служит руководством при обучении правоведению во многих иностранных академиях, Петр I велел перевести ее на русский
язык.
Однако необходимо подчеркнуть, что основы русского правоведения были заложены университетами, поэтому история развития юридической науки в России, по существу не отделима от истории развития этих университетов.
Непосредственное влияние на развитие правовой науки в России
оказали университеты в Петербурге, Москве, Харькове, Казани.
В 1725 г. была основана Академия наук. Следует заметить, что
первоначально профессорами академического университета являлись
5
в основном иностранцы, читавшие курс права в соответствии с постулатами немецкой юриспруденции.
В 1755 г. был издан указ об учреждении Московского университета, которому суждено было сыграть значительную роль в истории
нашего просвещения. В нем зарождалась наука законоведения. Ее
сторонниками были В. Г. Дельтей, С. Е. Десницкий, И. А. Третьяков.
Главным учебным предметом Дельтея являлось естественное право.
Из его школы вышли С. Е. Десницкий и И. А. Третьяков. Это были
первые русские профессора правоведения.
Современником Десницкого и приверженцем естественно-правовых взглядов был В. Т. Золотицкий. Его работа «Сокращение естественного права», выбранное из разных авторов для пользы Российского общества», написанная в 1764 г. Естественное право – писал
он, – есть знание натуральных законов. Естественное право служит
своего рода мерилом действий людей и законов, создаваемых государством.
Идеи Десницкого о праве были восприняты и другими видными представителями русского правоведения – З. А. Горюшкиным.
В 1811–1816 гг. им было подготовлено «Руководство к познанию Российского законодательства».
В первые годы XIX столетия происходит дальнейшее оживление
в разработке правовой науки. Это, прежде всего, связано с именем
видного русского юриста А. П. Куницына, преподававшего естественное право в Петербургском университете.
Известно, что свою педагогическую деятельность он начал в Александровском лицее в 1811 г.
А. С. Пушкин посвятил ему ряд своих стихов:
«Куницыну дань сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень,
Им чистая лампада возжена…»
Или: «Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын,
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей…»
Являясь последователем Канта, он рассматривал право как часть
нравственной философии. Для отличия от положительных законов
Куницын предлагал правоучение называть естественным, поскольку
оно излагает законы, выводимые из природы разума человеческого.
6
Издание в начале 30х годов XIX в. под руководством М. М. Сперанского. Полного собрания законов и Свода Законов Российской
империи дало новый импульс развитию юридического образования и
науки. В это время кафедры юридических факультетов заполняются
молодыми русскими профессорами, получившими (благодаря Сперанскому) теоретическую подготовку в европейских университетах.
Среди них можно назвать братьев Баршевых, Н. Крылова, И. Платонова, П. Редькина, Н. Иванищева. Еще одним благим делом графа
Сперанского стало открытие в 1835 г. в Петербурге Училища правоведения – первого в России высшего специального учебного заведения
для правоведов.
Вторая четверть XIX в. ознаменовалась бурным ростом и развитием юридической науки. Издаются фундаментальные труды по истории и теории российских законов (В. Лешков, Ф. Морошкин, К. Неволин).
Однако настоящим прорывом в юридической сфере стали реформы 60–70 г. XIX в. и прежде всего судебная 1864 г. Стране понадобилось практически одновременно большое количество юристов
с новым мышлением. И Россия их получила. Об интересе молодежи
к юридической профессии свидетельствует то обстоятельство, что
число студентов юридических факультетов в 1880 г. составляло 22,3
%, в 1885 г. – 33%, а в начале 90-х годов – 40% (т.е. почти каждый
второй студент в России изучал право).
Выпускники юридических факультетов доказали свою высокую
квалификацию во всех сферах юридической службы. Особенно адвокаты. Именно на это поприще пришли наиболее талантливые, образованные демократически мыслящие юристы. Недаром лучших
называли «Гигантами и чародеями слова» (Спасович, Урусов, Александров, Стасов, Андриевский, Плевако, Карабчевский).
Бурное развитие высшей юридической школы не могло не отразиться на развитии юридической науки, непосредственно связанной
с университетами.
Это был период всплеска научной мысли правоведов. Читаемые
ими курсы не уступали европейским, а выпускаемые монографии и
статьи приобретали международное признание. Появляются научные
школы и новые направления: в области теории права, романистики,
цивильного и уголовного права, международного права.
Учеными европейского уровня следует называть теоретиков права Н. М. Коркунова и Б. Н. Чичерина, основателя психологической
школы права Л. И. Петражицкого, основателя историко-сравнительного метода М. М. Ковалевского, государствоведов А. С. Ященко и
7
А. Д. Градовского, историков права В. И. Сергеевича, М. Ф. Владимирского-Будагова, П. Г. Виноградова, цивилистов С. А. Муромцева,
Г. Ф. Шершеневича, криминалиста Н. С. Таганцева, процессуалиста
И. Я. Фойницкого, международника Ф. Ф. Мартенса.
Накануне событий 1917 г. в стране обсуждались вопросы правового государства (Б.А. Кистяковский).
Но вот пришел Октябрь 1917 г., и народ убедили в необходимости и
возможности построить коммунистическое общество, где, по Марксу,
не будет ни государства, ни права. «Старые» юридические факультеты были названы «факультетами ненужных вещей» – наукой о формальностях, бумажках и процедурах. И были просто закрыты или
коренным образом перестраивали свою работу. Старая юридическая
профессура, в большинстве не сочувствовавшая новой власти, эмигрировала.
После падения царизма и Временного правительства и прихода
к власти В. И. Ленина и его сторонников в отечественной юридической науке происходят принципиальные изменения. Она открыто
приобретает классовую направленность, становится непримиримой
к любым немарксистским техникам, имеет откровенно догматический характер. Ряд положений марксистской теории права и государства носит утопический характер (об отмирании государства и права
и неизбежности социалистического государства и права во всем мире
и т.п.).
Но и в этот период в нашей науке появляется немало работ, в которых содержатся концептуальные теоретические обобщения (о построении правового государства в нашей стране, о механизме действия
правовых норм, о правах человека как критерии прогресса государственности).
С ликвидацией современной власти изменились многие подходы
к развитию науки о праве и государстве. Ныне всеобще признанной
является идея плюралистического подхода к анализу конкретных государственно-правовых явлений. Допускается свободное соревнование любых идей, если они не способствуют разжиганию социальной,
расовой, национальной или религиозной розни. В числе актуальных
проблем современной отечественной науки: создание правовых основ
рыночной экономики, совершенствование структур власти, отвечающей требованиям федеративного демократического устройства нашего государства, совершенствование методов борьбы с правонарушителями, укрепление законности.
8
Леошкевич Е. В.
старший преподаватель
кафедры государственного права ИФ ГУАП
КОНСТИТУЦИОННЫЕ ВЗГЛЯДЫ М. Т. ЛОРИС-МЕЛИКОВА
Михаил Тариэлович Лорис–Меликов (1825–1888) был российским военачальником и государственным деятелем; являлся Генералом от кавалерии (17 апреля 1875), Генерал-адъютантом, графом (16 апреля 1878), Членом Государственного совета (11 февраля 1880), Почётным членом Санкт-Петербургской академии наук
(05.12.1880).
В последние месяцы царствования императора Александра II
М. Т. Меликов занимал пост министра внутренних дел с расширенными полномочиями. Данное назначение было связано с тем,
что взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г. привел, к созданию
Верховной распорядительной комиссии, фактически к диктатуре
М. Т. Лорис–Меликова, ставшего ее начальником с неограниченными полномочиями. Популярный генерал, герой русско-турецкой войны 1877–1878 гг., он хорошо понимал, что одними репрессиями укрепить самодержавие невозможно.
Поэтому он проводил, с одной стороны, политику беспощадных
репрессий в отношении участников революционного движения, а
с другой – старался привлечь на свою сторону либеральное дворянство и буржуазию.
28 января 1881 г. М. Т. Лорис–Меликов подал императору Александру II записку с проектом, который вошел в историю как «конституция Лорис–Меликова».
Основными тезисами документа выступали невозможность распространения в России конституционных учреждений и созыва
земского собора, а также необходимость удовлетворить те стремления передовых представителей общества к участию в государственной жизни, в виде особых редакционных комиссий, которые
должны быть составлены частью из наиболее способных чиновников высших государственных установлении, частью же из лиц,
призванных из состава общества: земских деятелей, профессоров,
публицистов и т. п., одним словом, из лиц, более или менее компетентных в рассматриваемых вопросах.
М. Т. Лорис–Меликов полагал, что для выполнения указанных
задач необходимо составить в Петербурге две комиссии: админи9
стративно-хозяйственную и финансовую, по результатам работы
которых законопроекты должны были поступать на обсуждение общей комиссии, которая должна была быть образована, во-первых,
из полного состава подготовительных комиссий, а затем из лиц,
призываемых с мест в качестве экспертов. Все разработанные этой
общей комиссией законопроекты должны были обычным путем
поступать в Государственный совет, причем в его состав приглашалось бы 10–15 выборных лиц, которые должны были играть и тут
роль представителей общественного мнения.
При всей скромности и ограниченности этого проекта он все же
вводил в государственный механизм важный конституционный принцип – принцип народного представительства. Преобразования в Государственном Совете привели бы к зарождению парламента, а сам проект знаменовал возможное зарождение парламентской системы.
Особое совещание, назначенное Александром II, одобрило эту
меру. И Правительственное сообщение было утверждено царем 1
марта 1881 г. Александр II назначил на 4 марта назначено обсуждение конституционного проекта Лорис–Меликова в Совете Министров. По иронии судьбы в этот же день Александр II был убит террористами-народовольцами.
6 марта 1881 г. граф М. Т. Лорис–Меликов писал царю об острой
необходимости учреждения законодательного органа, который позволил бы оздоровить систему государственного управления, перейдя, по словам Лорис–Меликова, от «мертвых донесений» о положении в стране к «живому обмену» информацией между властными структурами и обществом.
На совещании 8 марта 1881 г., конституционный проект
М. Т. Лорис–Меликоване был отвергнут.Наверху первой страницы
доклада Александр III в марте 1881 г. сделал следующую надпись:
«Слава богу, этот преступный и спешный шаг к конституции не был
сделан, и весь этот фантастический проект был отвергнут в Совете
Министров весьма незначительным меньшинством».Впоследствии
доклад был передан для рассмотрения в Особую комиссию, которая
так ни разу и не была созвана. 29 апреля 1881 г. был опубликован
манифест «О незыблемости самодержавия» за авторством K.П Победоносцева и М. Н. Каткова. В связи с этим М. Т. Лорис–Меликов
вынужден был подать в отставку. Д. А. Милютин и А. А. Абаза также самоустранились с должностей военного министра и министра
финансов соответственно.
Последние годы жизни Лорис–Меликов провел за границей и
умер в Ницце.
10
Конституционный проект Лорис–Меликова, оставляя за императором всю полноту власти, предполагал возможность совета и
содействия царю со стороны выборных местных представителей.
В основу преобразований Лорис–Меликов настоятельно предлагал
положить такие принципы как защита прав человека и гражданина, законность, самодержавие, неприкосновенность собственности
и т. д.
Его проект был чрезвычайно скромен по своему характеру; но
нельзя отрицать, что все-таки попытка установить правильный обмен мыслей между обществом и правительством, которая, может
быть, привела бы к образованию, в конце концов, известного представительного учреждения, представительных форм, которые бы,
может быть, и привели к конституционному устройству России
мирным путем.
11
Ладанова О.В.
преподаватель кафедры правоведения ИФ ГУАП
ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ К. Н. ЛЕОНТЬЕВА
Анализ политико-правовых взглядов публициста, философа и
дипломата Константина Николаевича Леонтьева (1831–1891 гг.)
приобретает значение не только в рамках специально-научного исследования. Огромный творческий потенциал духовного наследия
К. Н. Леонтьева еще не нашел должного применения в системе современного гуманитарного знания, в частности, в отечественном
правоведении. В российской и мировой науке отсутствуют комплексные работы, посвященные исследованию взглядов мыслителя на институты государства и права.
Еще в XIX веке К. Н. Леонтьев пришел к заключению, что реконструкция политико-правовых институтов должна производиться в соответствии с культурно-историческими традициями,
способными обеспечить сохранение ценностного ядра любой государственности. Эти размышления как никогда актуальны сегодня,
на фоне все ускоряющихся процессов универсализации и глобализации, влекущих создание все новых государственно-правовых
форм, зачастую не наполненных идейным содержанием.
1. Мировоззрение К. Н. Леонтьева на протяжении его жизни не
было статичным: его взгляды на государство, право, внутреннюю
и внешнюю политику Российской империи, иные проблемы общества подверглись ряду трансформаций. Политико-правовые взгляды философа были обусловлены типологическими особенностями
консервативного мировоззрения, нашедшими свое воплощение
в его эмпиризме, историзме, обосновании приоритета мистического (духовного) над рациональным. Все идеологические построения
К. Н. Леонтьева были направлены на критику либерализма, в частности его политико-правовых конструкций.
Воспитанный в атмосфере почтения к царской семье и веры в незыблемость монархии, К. Н. Леонтьев в студенческие годы позволил себе увлечься либерально-демократическими настроениями
московского общества. В тот недолгий период в его политическом
мировоззрении приоритет был отдан республиканской форме правления. Однако в 60-е годы XIX века К. Н. Леонтьев разочаровался в политико-правовых построениях либерализма, обратив свое
внимание на ценности консерватизма, воплощенные в институте
12
самодержавной монархии. В начале 70-х годов XIX века произошло окончательное формирование ядра политико-правовых представлений философа. В дальнейшем он изменял свое мнение незначительно и лишь по отдельным проблемам. Так, эволюцию претерпели взгляды на Восточный и национальный вопрос, отношение
к феномену «социализм».
2. Органическая теория определила подходы К. Н. Леонтьева
к феномену «государство» – органический характер закономерностей происхождения и развития государственности исполнял роль
механизма, оправдывающего сложившийся порядок вещей. Процесс преобразования государственных институтов К. Н. Леонтьев
рассматривал в контексте классификации этапов развития, данных в разработанной им теории цикличности.
3. В конструкции «государство» философ различал две составляющие: органическую, выработанную самой историей и охватывающую ценностное ядро структуры, и механическую, воплощающую собой изменяющиеся по воле людей государственно-правовые
институты. К. Н. Леонтьев определял сущность государства как
его способность деспотически закреплять имманентно присущую
обществу идею.
4. Подходы мыслителя к анализу формы государства базировались на определении формы как «деспотизма внутренней идеи».
Такое понимание позволило К. Н. Леонтьеву прийти к заключению
о нежизнеспособности на российской почве порождений западной
государственности: демократии, конституции, федерализма, республики в силу отсутствия в подобных конструкциях идейного
структурообразующего начала. Самодержавную монархию, обладающую безусловной легитимностью, К. Н. Леонтьев рассматривал как особую форму государственности, в которой духовная связь
монарха с народом превалировала над юридической составляющей
власти. Философом особо подчеркивалась необходимость корреляции монархии и сословности.
5. Потенциал развития оригинальных начал российской государственности К. Н. Леонтьев связывал с «разрешением» Восточного вопроса и образованием «конфедерации славянских государств»
с новым культурным центром в Царьграде. Одним из первых философ обратил внимание на парадокс трансформации национальноосвободительной борьбы в космополитические, уничтожающие
национальную самобытность результаты, ускоряющие «всеобщую
ассимиляцию нравов». Социализм К. Н. Леонтьев рассматривал
как новый способ «закрепощения лиц»: деспотическая сущность
13
идеи социализма импонировала мыслителю. К. Н. Леонтьев предвидел неизбежность воплощения социализма на российской почве,
поэтому философ размышлял над возможностью реализации идей
социализма в рамках монархической государственности.
6. Право рассматривалось К. Н. Леонтьевым в контексте органической теории, при этом акцент делался на исторической обусловленности права и его соответствии народному духу. Осмысление
философом права носило религиозно-мистический характер, хотя
и содержало некоторые элементы естественно-правового и этатистского типов правопонимания. К. Н. Леонтьев отдавал предпочтение развитию потенциала, хранящегося в отечественном законодательстве, перед заимствованием иностранного опыта.
7. Категорию «свобода» мыслитель рассматривал в двух ее ипостасях: внешней и внутренней. Внутренняя свобода ассоциировалась с добровольным, внутренне осознанным подчинением человека божественному началу, тогда как внешняя сводилась к необходимости подчинения предписаниям, исходящим от человека.
К. Н. Леонтьев выступал «апологетом» неравенства прав, в своей
философии он подчеркивал мысль о необходимости дифференцированного ограничения свободы. Мыслитель считал: необходим баланс свободы в меру ответственности и уровня развития личности,
а не единые для всех абстрактные права человека.
8. Государственно-правовые представления К. Н. Леонтьева
в значительной части базировались на опыте консульской деятельности. Размышления мыслителя о проблемах института консульской юрисдикции, об особенностях реформирования системы местного самоуправления и судопроизводства в Турции обозначили существующие в XIX веке правовые проблемы, заставляя специалистов искать пути их решения.
9. Основную формулу философских построений К. Н. Леонтьева
в политико-правовой плоскости можно выразить следующей фразой -сохранение деспотической объединяющей идеи в российской
государственности. Свою «охранительную» позицию мыслитель
обосновывал очень убедительно: «Что-нибудь одно: или думать
так, как мы думаем, или уж прямо отказаться и от государства вообще, и от национальных форм, если только они хоть сколько-нибудь теснят так называемую личность»
Анализ политико-правовых взглядов К. Н. Леонтьева позволяет
критически взглянуть на некоторые, предлагаемые современными
идеологами государства и права, концепции развития отечественной государственности. Традиционная консервативность мышле14
ния россиянина приводит к тому, что попытки заимствования политических и правовых форм, представляющихся более совершенными по своей конструкции, сталкиваются с их активным неприятием обществом. Особенности национальной правовой культуры,
российского народного правосознания, отмеченные К. Н. Леонтьевым еще в XIX веке, сохраняют свою актуальность и по прошествии
более сотни лет. А это свидетельствует о том, что ценностное ядро
нашей идеократической российской государственности, консолидирующее в себе тот нравственный потенциал, который был создан
народом за всю его историю, еще обладает жизнеспособностью.
15
Маскатулин М. М.
преподаватель кафедры государственного права ИФ ГУАП
ЦИВИЛИСТЫ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX – XX ВВ.
Юридическая наука, если говорить более конкретно, то цивилистика (наука о гражданском праве) объединяет в своей области различных уникальных учёных абсолютно разного периода. В данной
статье хотелось бы уделить особое внимание именно отечественным юристам XIX – XX веков, представителям русской юридической науки. Вот немногие представители русской цивилистики
дореволюционного периода: К. П. Победоносцев, С. А. Муромцев,
Г. Ф. Шершеневич и т. д.
Хотелось бы начать с Константина Петровича Победоносцева
(1827–1907). В русском общественном сознании К. П. Победоносцев воспринимался как государственный деятель и идеолог, но
при этом в тени оставалась другая его роль – роль учёного правоведа. Его современники отмечали высокий уровень как специалиста в области юриспруденции. Сочинения К. П. Победоносцева по
вопросам гражданского права, а также труд в его области «Курс
гражданского права», имели в своё время большое значение для
научной разработки этой дисциплины, да и в настоящее время не
утратили актуальности.
В предисловии к «Курсу гражданского права» Победоносцев дал
характеристику избранному им способу изложения русского гражданского права. Так, он писал: «В изложении главною моею целью
было способствовать полнейшему по возможности разъяснению понятий о главных предметах гражданского права. С этой целью выбрал я сравнительную методу изложения и старался, прежде всего,
в начале каждой статьи указывать на основную идею учреждения,
потом переходил к объяснению учреждения, в отличительных его
чертах, по римскому, французскому и германскому праву. Затем
уже, приготовив в уме слушателя или читателя по возможности
полный и закругленный образ учреждения, приступал я к изложению его по русскому закону, с предварительным очерком его происхождения и исторического развития на нашей почве. Таким образом, по моему расчету, читателю возможно было бы в потребных
случаях судить, в чем русский закон учреждения соответствует
или не соответствует общему его типу, как он выразился в истории,
в экономии и в праве Западной Европы».
16
Благодаря данной книге К. П. Победоносцев создал науку русского гражданского права, и поэтому он может считаться не без
основательно отцом и родоначальником этой науки. Всё, что было
в цивилистике до него – это либо отрывки из иностранных книг,
либо изложение нормативных актов, либо своего рода имплементация общей теории гражданского права в русский закон.
Основная мысль его научных достижений, а конкретнее говоря,
его призыв заключался в том, что методы развития общества необходимо искать в себе самих, а не требовать помочь других за нас это
сделать. И по-прежнему актуальным остаётся тот призыв, с которым
он общался в далёком 1876 г. к будущему императору Александру III:
«Как давно нам надо было понять, что вся наша сила в нас самих, что
ни на одного из так называемых друзей и союзников нельзя нам положиться, что всякий из них готов на нас броситься в ту же минуту,
как только заметит нашу слабость или ошибку. А мы всё к ним льнём,
всё на них глядим, всё от них хотим заимствовать – и не заботимся собирать свою собственную силу и готовить свои собственные средства».
Другим не менее известным цивилистом и политическим деятелем был Муромцев Сергей Андреевич (1850–1910). С. А. Муромцев, оценив значение кризиса в старом направлении германской
юридической мысли, выступил на путь самостоятельного творчества в области установления основных задач и методов изучения
гражданского правоведения. Плодом его явились: «Гражданское
право древнего Рима» (1883) и «Рецепция римского права на Западе» (1885). Он попытался показать рост римского гражданского
права, в связи с приёмами творчества римских юристов.
С. А. Муромцев развивал последовательную схему общих юридических идей и принципов и примерами творчества римских юристов воспитывал в них чувство законности и сознание задач правосудия. Муромцев по своей натуре был юрист-гуманист, поэтому какие-либо экономические процессы отходили на второй план. Для
него важным было психология человека. Особую роль в судебных
заседания, как по уголовным, так и по гражданским делам отводил
присяжным, присутствие которых очень плодотворно сказывается
при разрешении споров.
Также хотелось заострить внимание и на ещё одного отечественного юриста конца XIX века – Шершеневиче Габриэле Феликсовиче (1863–1912). Он был общественным деятелем, цивилистом, профессором Казанского, а затем Московского университета.
Шершеневича интересовали вопросы теории государства и права, русское гражданское право в сравнении с практикой примене17
ния в земельном, торговом, конкурсном, авторском праве, а также
кодификация гражданского права, в частности, Гражданского уложения Российской империи. Стоит отметить, что Габриэль Феликсович был одним из первых, кто в отечественной литературе предпринял попытку охарактеризовать историю развития российской
цивилистики.
Основным критерием разработки теории права для Шершеневича являлось противопоставление естественного права и позитивного права, как некий «несомненный и непостижимый дуализм права».
Важный практический вывод научных исследований Шершеневича заключался в необходимости кодификации гражданского
права как инструмента модернизации социальных отношений через ликвидацию сословного деления, установления правового равенства всех членов общества и преодоления правового дуализма,
разделения власти и собственности, разделения сферы публичного и частного права, создания институтов независимого судебного
контроля над властными структурами.
18
Чабрицкая А. С.
преподаватель кафедры государственного права ИФ ГУАП
ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА
В ТРУДАХ Б. А. КИСТЯКОВСКОГО
Рассматривая различные проблемы правовой науки, которые
достаточно долгое время приковывают к себе внимание многих ученых, все же, продолжают оставаться так до конца и не изученными. Что соответственно порождает довольно большое количество
дискуссий в научном мире, не лишённых интереса. Собственно такую проблематичную характерную черту и имеет теория правового государства. Особое внимание, в юридической науке России, на
теорию правового государства либеральные ученые обратили лишь
в конец 19 – начало 20 века. В это время многие ученые предпринимали попытки создать наиболее идеальную модель государства.
И среди многих деятелей того времени, можно выделить видного представителя того времени – русского правоведа Богдана Александровича Кистяковского (1868–1920). Особенность его творчества выражается, что «Общественно-политические идеи Б. А. Кистяковского, создавшего свой вариант теории правового государства, основаны на философии неокантианства».
Кистяковский Б.А. сформулировал основные характерные признаки свойственные правовому государству, а так же дал его определение.
И так, он отмечал, что: «Правовое государство – высшая форма
государственного бытия, которую выработало человечество как реальный факт» и называл такие признаки, как:
1) Ограниченность.
Считая что, «в правовом государстве власти положены известные пределы, которых она не должна и не может переступать»
Важным фактором, что сдерживающим власть, выступает прежде всего признание властью неприкосновенных и неотъемлемых
прав личности. Такие права являются естественными, и не исходят
от государства. Таким образом, «неотъемлемые права человеческой личности не столько создаются, сколько признаются государством».
2) Подзаконность власти
Б. А. Кистяковский отмечает: «Правовое государство – это не
только государство, ограничивает себя установленными по соб19
ственной воле нормами и выполняет эти нормы. В современном
правовом государстве правят не личности, а общие правила или
правовые нормы. Государство, по сути, должна превратиться в правовое явление, где каждое действие правительственного аппарата,
суда и других органов направляются соответствующим законом,
согласованным с конституционным принципом».
Скворцов В. П. в своей статье отмечает, что «развивая данную
концепцию, Кистяковский указывает на тот факт, что не всякое государство может обладать таковым «достоинством», ибо осуществление законности при общем бесправии есть чистейшая иллюзия.
Объяснением этому служит, прежде всего, то, что при бесправии
личности не только не может процветать законность, но по необходимости будет существовать административный произвол и полицейское насилие».
Следовательно, для достижения вышеизложенных мыслей ученый считал необходимыми следующие юридические средства:
– Неприкосновенность личности;
«Гарантию свободы личности Б. А. Кистяковский видел в такой
организации власти, при которой исключается возможность подавления личности и обеспечивается признание за ней и народом
в целом прерогатив как объекта, так и субъекта власти, т. е. признается ее суверенитет».
– Осуществление права народа на народное представительство;
Народ может выступать не только как объект власти, но и быть
так же ее субъектом. Поскольку, по мнению Кистяковского, именно народное представительство в правовом государстве должно
быть представлено в роли законодательного органа. Выше сказанное подразумевает, что избирательное право «должно быть не
только всеобщим и равным, но и обеспечивать прямое голосование
непосредственно за кандидатов, выдвинутых в представительство
тайным или закрытым способом», а так же «Никакие ограничения
избирательного права недопустимые».
– Солидарность власти и солидарность нации: «Полное единение
государственной власти с народом, то есть полное единство государства как цельной организации осуществимо только в государстве
будущего, только в народном или социалистическом государстве»
– Участие народа в законотворчестве и управлении государством.
Необходимо отметить, что Б. А. Кистяковский считал законодательную власть, а именно парламент, как одну из важнейших
ветвей власти поскольку полагал, что именно через него народ дол20
жен реализовывать всю предоставленную ему власть в управлении
государственными делами, и особое внимание в связи с этим так же
уделял законотворчеству.
Так как предполагал, что граждане должны реализовывать свое
право на участие в управление государственными делами непосредственно через политические партии, и другие общественные организации, которые в виду своей компетенции имели право учувствовать
в правотворчестве. Вследствие этого необходимо чтобы в правовом
государстве было как можно больше разнообразных негосударственных структур. Поскольку считал, что без активного участия и проявления интереса к государственным делам происходящим в стране,
существование правового государства не мыслимо, что подтверждается выдержкой из его трудов: «Организация правового государства
зависит от самодеятельности и народных масс. Без активного отношения к правовому порядку и государственных интересов, исходящая из недр самого народа, правовое государство немыслимо»
Не секрет, что максимальное влияние в правовом государстве
имеют именно средние классы, что так же отмечал Б. А. Кистяковский словами: «Когда правовое государство называют буржуазной,
то этим именем определяют не само государство, а ее экономическую, социальную строение, является итогом правового государства. Термин «правовое государство» служит для определения
юридического характера самого государства данного типа». Необходимо отметить то, преимущество правового государства выражается в примирении интересов наиболее влиятельных общественных групп, и вследствие чего уже оно не служит орудием в руках
какого-либо одного класса. «Современное государство основано на
компромиссе». Вот что пишет Львов С. А., в своей статье комментируя взгляды правоведа «признавая факт борьбы между различными социальными группами, приводящей к разобщению общества и
появлению политических партий, Кистяковский считал, что в современных ему государствах правящей группировке приходится
идти на уступки, а угнетенные слои населения имеют возможность
влиять на вырабатываемые решения и правовые акты. Например,
рабочие участвуют в политической жизни, используя профессиональные союзы, прессу, парламентские фракции. Разумеется, отмечал Кистяковский, это возможно лишь в демократических странах, где власть осуществляется народным представительством, избранным на основе всеобщего избирательного права. Действительно, в буржуазно-демократических государствах правящий класс не
может оставаться у власти, не делая уступок народным массам».
21
Б. А Кистяковский склонялся к такой идеи, чтобы высшие государственные должности занимали люди владеющие крупным капиталом, а что касается людей относящихся к науке, культуре, то
они бы шли к ним на службу.
Следовательно, правовое государство будет таковым только тогда, когда народ достигнет высокого уровня правосознания, а так
же развитого чувства политической ответственности. В своих трудах Б. А Кистяковский не упускает возможности порассуждать о
правосознании российского населения живущих в начале 20 века и
приходит к такому умозаключению, что выражая лишь внешнюю
форму права юридические нормы, не выражают правовых убеждений народа, а следовательно не стимулируют его к уважению и
выполнению закона. И в этом он видел самый большой недостаток
юридических норм, который был вызван кризисом правосознания
общества а значит и приводящий к кризису юриспруденции.
Делая вывод об изложенном, можно отметить, что правовое государство в учении Б. А. Кистяковского выступает, прежде всего,
как абстрактная модель, и чтобы ее воплотить в жизнь необходимо
еще долго работать, в направлении обеспечения «господства политических свобод и демократических убеждений», что в итоге позволит добиться более высокой формы государственности.
Тем не менее, необходимо заметить, что идеи правового государства Б. Кистяковского актуальны и в современной политикоправовой практике. Поскольку многие идеи отражённые трудах
правоведа применяются для построения современного российского
правового государства. Так, к примеру, с принятием Конституции
1993 г. и закреплением в ней таких принципов, что характеризуют
именно правовое государство, как верховенство права, разделение
властей, равенство граждан перед судом и законом, и т. д., возникла цель изменить государство в сторону демократического строя,
и которая бы работала на благо людей и обеспечивала бы их естественные права и свободы.
22
Агеева А., Алексеева К.
студентки 1 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «юриспруденция»
ФОРМИРОВАНИЕ ШКОЛЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ
ГОСУДАРСТВОВЕДОВ (А.С. ЯЩЕНКО, А. Д. ГРАДОВСКИЙ)
Идеи конституционного строя наиболее органично были выражены в программе партии конституционалистов – демократов
(«кадетов»), являвшихся наследниками конституционных идей
XIX века – М.М.Сперанского, А. Д. Градовского, Б.Н.Чичерина.
В основе программы партии кадетов лежала идея эволюционного, реформистского пути развития страны. В основе преобразований
строя были: ликвидация самодержавного строя: реализация принципа разделения властей. В политической жизни России кадеты
стремились занять присущую либералам центристскую позицию.
Программа провозглашала в политической сфере: равенство
всех граждан перед законом, каждому гражданину предполагалось
обеспечить свободу совести и вероисповедания, каждый волен высказывать устно или письменно свои мысли, а равно обнародовать
их распространение путем печати или иным способом.
В сфере обеспечения прав и свобод граждан провозглашалось:
личность и жилище каждого должны быть неприкосновенны.
«Вход в частное жилище, обыск, выемка в нем и вскрытие частной
переписки допускается только в случаях, установленных законом,
и, не иначе как, по постановлению суда».
Партия допускала в своей среде различие мнений по вопросу об
организации народного представительства в виде одной или двух палат, из которых вторая палата должна состоять из народных представителей. Предполагалось, что народное представительство участвует
в осуществлении законодательной власти, в установлении государственной росписи доходов и расходов, и в контроле за законностью и
целесообразностью действий высшей и низшей администрации.
Ни одно постановление, распоряжение, указ, приказ и тому подобный акт, не основанный на постановлении народного представительства, как бы он ни назывался и от кого бы ни исходил, не мог
иметь силы закона.
Политические проекты и свободные дискуссии развивающие
конституционные идеи возродились лишь в постсоветский период,
начавшийся с Перестройки.
23
Вместе с тем, никто из ученых – государствоведов XIX- начала
ХХ веков не уделял федерации и другим государственно-правовым
формам решений национального вопроса столько внимания, сколько А. С. Ященко.
Александр Семенович Ященко (24.02.1877–10.06.1934) – русский юрист, правовед, философ, библиограф.
Родился в семье чиновника. С отличием закончил классическую
гимназию в Ставрополе (1895). Поступил в Московский университет сначала на математический факультет, затем перешёл на юридический.
В 1905 командирован на два года за границу для завершения магистерской диссертации. По возвращении в 1907–1908 читал лекции в Московском университете.
Защитив в декабре1908 диссертацию на степень магистра международного права, в январе 1909 избран приват-доцентом, в сентябре 1909 назначен экстраординарным профессором Юрьевского
университета по кафедре энциклопедии и философии права.
В Юрьеве подготовил докторскую диссертацию, которую защитил в феврале 1913 в Санкт-Петербурге, став с 16 января 1913 г.
экстраординарным профессором Петербургского университета.
Очень трудно не согласиться с ним в том, что решение национального вопроса не имеет универсальной схемы, одинаково пригодной для всех государств и этнических общностей, для устранения всех конфликтов, возникающих на национальной почве.
Позиция А. С. Ященко по вопросу о возможных разновидностях
государственно – правовой организации различных этнических
общностей достаточно демократична и взвешена. Он не настаивает
ни на консервативном унитаризме, ни на непременном отделении
этнических общностей и создания ими своих государств.
А. С. Ященко различал два вида национальных движений или
«стремлений». Объединительные движения выступают против политической разрозненности родственных народов, за их единство,
создание единой политической системы и единого порядка там, где
царит еще «международная анархия».
Для них характерно расширение сферы права и гражданского
порядка, а федерализм выступает одной из наиболее удобных политических форм согласований интересов.
Признавая первую разновидность национализма, А. С. Ященко
решительно отвергает вторую его «модификацию». Одновременно
им отвергаются федерация и территориальная автономия, основанные на децентрализации и служащие государственно – правовыми
24
формами следования от территориально – политической и юридическо1 целостности к полному разъединению.
По мнению А. С. Ященко, именно этим национальная автономия отличается от провинциальной автономии или земского самоуправления, которые организуются на иных принципах и приводят
к совершенно иным результатам. Земское самоуправление связано
с передачей в руки «местных людей» лишь некоторых функций
управления, обращено к общественной инициативе и, способствуя
более правильному функционированию государственного механизма, укрепляет государство.
Завершая рассуждения по национальному вопросу, А. С. Ященко делает вывод о двух возможных способах разрешения исторического конфликта между нацией и государством. На первое место
он выдвигает полное объединение на федеративной основе более
мелких государств; на втором месте – подчинение мелких этнических общностей одной имперской власти, хотя и чуждой им по
национальному признаку, которое характеризуется как «наиболее общий путь истории»; на третье, как наименее желательный и
приемлемый, распад одного государства на несколько новых, если
ранее находившиеся в одной политико-территориальной организации «этносы равны по силам и враждебны по духу».
Градовский, Александр Дмитриевич – выдающийся юрист –
государствовед (1841–1889). Преподавал в Санкт-Петербургском
университете. Образование получил в харьковской второй гимназии и в Харьковском университете. Был редактором «Харьковских
Губернских Ведомостей», потом чиновником особых поручений
при воронежском губернаторе.
В 1866 г. Градовский защитил в Санкт-Петербургском университете диссертацию на степень магистра государственного
права.
Будучи единогласно избран штатным доцентом, Градовский
начал в январе 1867 г. чтение лекций по государственному праву.
Одновременно он был назначен исправляющим должность экстраординарного профессора в императорском Александровском лицее. В 1868 г. Александр Дмитриевич Градовский защитил докторскую диссертацию «История местного управления в России», после
чего был избран ординарным профессором университета. В 1889 г.
Градовский тяжело заболел и был вынужден прекратить преподавательскую деятельность.
18 сентября ему было присвоено звание почётного члена Санкт –
Петербургского университета.
25
После его смерти 6 ноября 1889 созданное им юридическое общество при университете, почтило его память, проведя особое посвящённое ему заседание. Ряд речей, произнесённых на заседании
позже издали отдельной брошюрой (СПб., 1890).
А. Д. Градовский, учениками которого были Н. М. Коркунов и
другие российские государствоведы конца XIX – начала ХХ веков,
иных вариантов развития взаимоотношений этнического и государственного, кроме последнего, не признавал. Он был уверен, что
«жизненность каждого государства соизмеряется умением коренной национальности не только связать с собою подчиненные народности, но и претворить их природные особенности, ассимилировать
племена, вошедшие в ее состав.
Существование местных особенностей, а тем более элементов
чуждой цивилизации, среди известного народа доказывает его несовершенное политическое развитие. Чем больше мы видим в данном государстве местностей и племен, стоящих на особом положении, тем дальше это государство от полного развития своих национальных начал, тем больше препятствий и трудов предстоит ему
преодолеть
А. Д. Градовский, как и впоследствии А. С. Ященко, считал, что
«в государстве, окончательно сформировавшемся, составившем одну национальность, не может быть и речи о провинции, как о политически самостоятельном теле». Вместе с тем, он указывал, что
реальное государственное единство обуславливается, прежде всего,
уничтожением «племенных особенностей, а вместе с тем и племенной вражды, разделявших страну; затем единство законов и прав,
единство политической жизни; словом, государство появляется
с уничтожением всех других эгоистических стремлений пред одной
великой национальною целью».
26
Белов П., Кудрявцев П.
студенты 1 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «Юриспруденция»
РАЗВИТИЕ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ В ПЕРВЫЕ ГОДА
XIX ВЕКА. (А.П. КУНИЦЫН, М. М. СПЕРАНСКИЙ)
Сперанский Михаил Михайлович (1772–1839) – политический
мыслитель, правовед, общественный деятель. Происходил из семьи сельского священника. По сути, Сперанский был ближайшим
советником Александра 1 по вопросам внутренней политики.
Политическая доктрина М. М. Сперанского оригинальна и самобытна, формулируя её, мыслитель опирался на свои глубокие
познания в политически теориях как античных, так и современных ему европейских мыслителей. М. М. Сперанский был первым в России, кто приступил к систематическому обоснованию
либерализма: он разрабатывал не только вопросы текущей политики, но и проблемы общеполитического характера. Взгляды
М. М. Сперанского представляют русский либерализм в процессе
его зарождения.
Наиболее полно идеи Сперанского отражены в записке, предоставленной Александру 1 в 1809 г. – «Введение к уложению государственных законов».
Сперанский признавал, что самодержавие является исторической формой правления, то есть имеющей своё начало и конец.
В этом отношении он сделал шаг вперед по сравнению с В. Н. Татищевым и Н. М. Карамзиным, которые считали самодержавие изначальной и вечной формой власти в России.
Появление государства рассматривает как результат развития
собственности. Он считает, что государство – общественный союз, который возник, чтобы обеспечить «свое каждому». Государство
строится на «1) взаимном признании самостоятельности, 2) собственности». Государство представляет собой союз польз. Польза
является источником права: «Подати собираются не по праву, но
по необходимости и пользе, отнять необходимость и тогда подати
будут несправедливы». Наиболее мощными движущими силами
общества провозглашал собственность и торговлю.
Будучи глубоко религиозным человеком, он совершенно отрицал «мрачную систему чувственного материализма» и воспринимал Бога как верховного законодателя Вселенной.
27
Договорную концепцию государства он допускал как гипотезу,
полагая при этом, что Россия в своем историческом пути прошла
три ступени: в средние века – удельщина, в новое время – абсолютная монархия, а в настоящий период – промышленное состояние,
которое требует конституционного ограничения верховной власти
и предоставления политических и гражданских прав всем подданным (безопасность личности, сохранность собственности и обеспечение гражданских и политических прав). Государством, по Сперанскому, движут и управляют три силы: законодательная, исполнительная и судебная. Начало их и источник – народ, ибо он и есть
не что иное, как нравственные и физические силы людей в отношении общежития. Законодательная власть должна быть вручена
двухпалатной Думе, которая обсуждает и принимает законы, для
чего собирается сессионно, один раз в год. Глава исполнительной
власти – монарх участвует в деятельности Думы, но «никакой новый закон не может быть издан без уважения Думы». Мнение Думы свободно, и поэтому монарх не может «ни уничтожить законов,
ни обезобразить их», так как в своих действиях исполнительная
власть подконтрольна представительному органу. Судебная власть
реализуется судебной системой, включающей суд присяжных и завершающейся высшим судебным органом – Сенатом. Три власти
управляют государством подобно тому, как человек своим организмом: обращаясь к закону, воле и исполнению.
Сперанский предусмотрел и возможность объединения этих
властей для согласного их действия в Государственном Совете, состоящем частично из лиц, назначаемых монархом, а частично из
избранных по избирательному праву. Государственный Совет заседает под председательством царя. Он обладает правом законодательной инициативы, но законы, «коим вводится какая-либо перемена в отношении сил государственных или в отношении частных
лиц между собой», утверждаются непременно и исключительно
Государственной Думой.
Порядок в устроенном таким образом государстве охраняется законами. Одним просвещением и деятельностью просвещенных монахов нельзя достичь политических результатов. Идеал Платона
отвергал, следуя скорее Аристотелю и утверждая, что законы, а не
люди должны управлять государством. В преобразованном государстве возможно наилучшим способом обеспечить права подданным.
М. М. Сперанский признавал феодальный характер самодержавия. Однако феодализм он понимал лишь как систему юридических норм, как определенную форму государственной власти.
28
Сперанский – сторонник конституционной монархии. В записке
«О коренных законах государства» он прямо указывает, что будущим строем должны быть или «ограниченная монархия, или умеренная аристократия», основанные на конституции. Это означает:
«1) что коренные законы государства должны быть творением народа; 2) что коренные законы государства полагают пределы самодержавной воли».
Закон, по мнению М. М. Сперанского, считается не только ограничением власти самодержавия, но и сосредоточением силы государства. Приходит к убеждению, что «самовластие» – признак слабости правительства.
К крепостному праву Сперанский относился отрицательно.
Предлагал осуществить отмену крепостного права в два этапа: вначале ограничиваются крестьянские повинности, подушная подать
заменяется на поземельную и производится личное освобождение
крестьян от помещиков, а затем к крестьянам возвращается «древнее право перехода» (Юрьев день). Землю предполагалось оставить
за помещиками, но с предоставлением крестьянам права ее приобретения.
Проекты Сперанского вызывали резкую критику в адрес реформатора со стороны дворян, которые были недовольны указами о
чиновниках, сокращавшими их привилегии, а в социальных проектах Сперанского усматривали ущемление своих земельных прав.
В итоге Сперанский Александром 1 был отстранен от службы и отправлен в ссылку.
Александр Петрович Куницын (1783–1840) – выдающийся русский юрист.
Формирование мировоззрения А. П. Куницына происходило
в условиях либеральных идей. Разработчики этих идей стремились
к свободе, прогрессу, справедливости. Подобные притязания стали
основополагающими и для А. П. Куницына, что проявилось в видении им перспектив экономического развития России, требовании
реформ землепользования, налогообложения, принятия Конституции, признания естественных прав человека и др.
Главной проблемой для А. П. Куницына было обретение человеком свободного статуса. Поэтому категория свободы в его концепции
имеет многофункциональное значение. Она выступает как главный
источник и условие разумной и совершенной жизни. Разумное и совершенное, в свою очередь, тождественны нравственно-необходимому, т. е. должному порядку. Отсюда стремление А. П. Куницына
дать морально-легальное обоснование государства и права.
29
Договорная теория происхождения государства и права
А. П. Куницына имеет особенности. Придерживаясь в целом общей
схемы, он дополняет ее своими аргументами.
В частности, характеризуя, естественное состояние людей как
состояние всеобщей войны, А. П. Куницин подчеркивает, что главная причина вражды заключается в несовершенстве нравственных
отношений и лишь по мере развития их, формируется стремление
жить в обществе себе подобных. Кроме того, в естественно-правовую теорию А. П. Куницын вносит элементы историзма. Об этом
свидетельствует данная им характеристика различных этапов
общественной организации (оборонительный союз, пастушеское
общество, государственное состояние) и ссылка на исторический
опыт России.
Договорная основа государства, согласно концепции А. П. Куницына, состоит из двух соглашений: на соединение и подданство.
Первый договор создает единое нравственное целое со взаимными
правами и обязанностями его членов. Второй – общую силу, способную обеспечивать безопасность подданных, т.е. верховную суверенную государственную власть. Если первому образованию договаривающиеся вверяют себя полностью, то второму отдают лишь
право обеспечивать безопасность. На основании этого А. П. Куницын строил известный вывод, что люди, объединяясь в государство, соглашаются служить (признаком согласия на соединение
является выполнение общих дел) обществу, но не власти.
Верховная власть, возникающая на основе договора о подданстве, призвана защищать независимость и целостность государства, личные и неимущественные права подданных, а также поддерживать справедливость. Для этого она использует средства,
предусмотренные соглашением. Ограничение в использовании
средств является, по мнению А. П. Куницына, гарантией предотвращения деспотизма.
Идея разделения властей в концепции А. П. Куницына, строится
на распределении полномочий и обосновывается тем, что лицо, которому вверяется верховная власть, не может одновременно выполнять все возложенные на него обязанности, поэтому перепоручает
их другим. Так, по мнению ученого, возникают различные ветви
верховной власти: законодательная, исполнительная, блюстительная. Рассуждая о важности каждой из них, А. П. Куницын отдавал
приоритет законодательной власти, так как считал, что именно она
определяет конкретные средства для достижения общей цели – безопасности граждан и государства.
30
Форма правления, полагал А. П. Куницын, определяется выбором подданных и закрепляется вторым соглашением. Она постоянна и не может быть изменена ни властью, ни подданными, за
исключением случаев, специально предусмотренных договором.
Различая несколько форм правления, русский мыслитель лучшей
считал ту, которая обеспечивает гражданам и государству большую безопасность.
Для России предпочтительна монархия, поскольку, пройдя длительный путь развития, она обрела единственную цель существования – благо граждан. Гарантией сохранения этой цели должно
быть принятие Конституции.
Теория права А. П. Куницына представляет собой философию
естественного права, поскольку мыслитель стремился изучить то
право, каким оно должно быть с точки зрения разумно-свободного
существования. Право в его концепции – понятие собирательное,
включающее как объективное («собрание законов»), так и субъективное («качество лица», «качество действия») право. Но в любом
значении право связано со свободой. Она- источник и условие существования права.
В образовании объективного права, по мнению А. П. Куницына, важную роль играет частная собственность на движимые вещи.
Желание пользоваться ею заставляет людей вырабатывать правила
частного характера, необходимость ее защиты – договариваться о
правилах публичного свойства. Отсюда деление на частное и публичное право. Разграничивая сферу их регулирования, А. П. Куницын в то же время обращал внимание на тесную связь между ними. Защита частного права, подчеркивал он, невозможна без применения («приложения») публичных норм.
31
Веремейчик Е., Кузьмина Г. ,
студенты 1 курса ИФ ГУАП,
направления 030900.62 «юриспруденция»
ВКЛАД В ЮРИДИЧЕСКУЮ НАУКУ
ИВАНА ЯКОВЛЕВИЧА ФОЙНИЦКОГО
Иван Яковлевич Фойницкий известный российский криминалист, ординарный профессор, товарищ обер-прокурора Уголовного
кассационного департамента Правительствующего сената.
Родился 29 августа 1847 г. в Гомельском уезде Могилевской губернии. Учился в черниговской и могилевской гимназиях. Окончил в 1868 г. юридический факультет Императорского СанктПетербургского университета. Оставленный при университете
для подготовки к профессорскому званию, с 1868 по 1871 год
И. Я. Фойницкий читал курс уголовного права в Аудиторском училище. В 1873 г. открыл в Санкт-Петербургском университете два
курса: общий, уголовного права, для студентов административного разряда, и специальный, по тюрьмоведению, для всех студентов юридического факультета. В 1873 году читал курс уголовного
судопроизводства в Императорском училище правоведения и курс
энциклопедии права в Императорском Александровском лицее;
Для учреждённого в 1877 г. юридического общества при СанктПетербургском университете, Иван Яковлевич Фойницкий составил проект устава. В трудах этого общества Иван Яковлевич
принимал постоянное участие, неоднократно занимал в обществе
должности секретаря совета, члена совета, товарища председателя
и председателя уголовного отделения. По его почину, при обществе, перед международными пенитенциарными конгрессами Петербургскими и Парижскими были образованы комиссии, председателем которых он был, и которые представили конгрессам свои
труды. Был приглашен Министерством юстиции к участию в издании свода статистических сведений по делам уголовным. Все эти
занятия он вскоре оставил, приняв в 1876 году должность товарища обер-прокурора Уголовного кассационного департамента Правительствующего сената.
В 1881 году получил степень доктора уголовного права за диссертацию: «Ссылка на Западе в ее историческом развитии и современном состоянии» и утверждён профессором по кафедре уголовного права в Санкт-Петербургском университете; С мая 1896 г. состо32
ял в звании заслуженного ординарного профессора. С 20 декабря
1897 г. утверждён в должности декана юридического факультета.
С июня 1901 г., за выслугой тридцати лет, стал профессором вне
штата, но фактически продолжал занимать кафедру уголовного
права и процесса до начала 1913 г., когда его место занял по назначению его бывший ученик, профессор Томского университета
Н. Н. Розин. Иван Яковлевич Фойницкий объявил тогда о параллельным с ним курсе уголовного судопроизводства и читал его до
дня смерти.
Иван Яковлевич Фойницкий – автор многих работ по уголовному, уголовно-процессуальному, а также пенитенциарному праву. Его труды неоднократно переиздавались еще при жизни. Так,
«Курс уголовного права. Часть Особенная» выдержал пять изданий, «Курс уголовного судопроизводства» был издан четыре раза.
Следует отметить, что «Курс уголовного судопроизводства» является своего рода энциклопедией для процессуалистов по истории
законодательства и развития научной мысли.
А так Ивану Яковлевичу Фойницкому принадлежит Книга, написанная в 1871 г., которая является классическим исследованием по вопросу Мошенничество по русскому праву. Исследование
богато историческим и сравнительно-юридическим материалом и
теоретическими построениями. В двух частях книги рассмотрен
исторический анализ, предмет мошенничества, мошенничество по
праву зарубежных стран, русскому праву и другие аспекты.
Иван Яковлевич Фойницкий является для процессуалистов
именем хрестоматийным. Его богатое научное наследие проникнуто демократическими идеалами и принципами. В работах Фойницкого – стройная система взглядов на такой порядок судопроизводства, в котором уважается личность. Он писал: «Задача уголовного
правосудия состоит не в наказании во что бы то ни стало, а в наказании только виновного. Осуждение невиновного противоречит ему
столько же и даже более, чем оправдание виновного. Чем надежнее
поэтому ограждена невиновность, тем более обеспечены интересы
правосудия». Это до сих пор актуальная задача, которая решается
в ходе постоянного поиска оптимальных процедур судопроизводства.
33
Воронкова К. Иванова Н.,
студентки 1 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «Юриспруденция»
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРАВОВЫХ ВЗГЛЯДОВ
В РОССИИ В РАННЕФЕОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД
Формирование и развитие древнерусской политико-правовой
идеологии проходило в условиях становления феодального общества и возникновения государственности, осложненных внешней
опасностью. Важными факторами были образование к 882 г. государства – Киевской Руси и принятие в 988 г. христианства.
Развивающиеся социальные противоречия, порой выливавшиеся в восстания городских низов Киева во второй половине XI – начале XII в., необходимость отражения внешней угрозы со стороны
кочевников и упрочения независимости государства, гегемонию
над которым пыталась установить Византия, были главными источниками, питавшими основное содержание политической идеологии того времени. Идеи независимости Русского государства, его
единства, сильной княжеской власти становятся ведущими в политической литературе Киевской Руси. В дальнейшем по мере упрочения феодальных отношений, развития процессов феодальной раздробленности и усиления внешней опасности все более настойчиво
начинают пропагандироваться идеи единения всех русских земель
(сначала вокруг Киева, а затем Москвы) и смягчения социальных
противоречий путем умерения эксплуатации и угнетения.
Зарождение древнерусской политической идеологии связано
с летописями, появившимися в первой половине XI в. Опираясь
на устные сказания, летописцы пытались восстановить историческое прошлое и объяснить настоящее Руси. В середине XI в. появляется первое чисто политическое произведение – «Слово о законе
и благодати» киевского митрополита Иллариона, стремившегося
теоретически обосновать независимость Киевского государства от
Византии и идею сильной княжеской власти. В «Слове» излагается
выдержанная в религиозном духе фантастическая концепция всемирной истории, которая делится на два периода – Ветхого завета
и Нового завета. Период Ветхого завета – период бого избранности
одного, иудейского народа, период подчинения закону. Сменивший его период Нового завета – период благодати, когда христианство стало достоянием всех народов, принявших его свободно и до34
бровольно. Русский народ приобщился к христианству по собственному почину, а не под влиянием Византии. Тем самым он вошел
в равноправную семью народов и не нуждается ни в чьей опеке. Илларион восхваляет князя Владимира Святославича (Крестителя),
могучее и независимое Киевское государство, обосновывает главенство киевского князя над всеми остальными русскими князьями.
Линия, намеченная Илларионом, получила отражение в последующих летописях, послуживших основой для «Повести временных лет» (начало XII в.), созданной, предположительно, монахом
Киево-Печерского монастыря Нестором. Если Илларион в «Слове»
стремился дать теоретическое обоснование независимости Русского государства и сильной княжеской власти, то Нестор в «Повести»
дает их историческое обоснование.
Излагая историю славянских племен, описывая основание Киева и возникновение Киевского государства, автор «Повести» стремится опровергнуть византийскую идею о возникновении Киевского государства в результате крещения Руси под влиянием Византии. В летописи утверждается, что киевские князья происходят от
варяжского князя Рюрика, который якобы был призван славянами для управления ими и установления порядка на русской земле.
С Рюрика и начинается русская государственность, и его наследники – киевские князья по праву являются старшими среди всех
русских князей.
Эти рассуждения летописца были использованы в XVIII–XIX
вв. для создания «норманнской теории» происхождения Русского государства. Необоснованность этой теории показывал еще
М.В. Ломоносов. Но нужно иметь в виду, что сам автор «Повести
временных лет» стремился опровергнуть византийскую идею «несамостоятельности» Русского государства варяжской трактовкой
«несамостоятельности». Этим решались насущные политические
задачи: отвергались притязания Византии на гегемонию над Киевской Русью, повышалось значение власти киевских князей, подчеркивались их старшинство и недопустимость усобиц между князьями в условиях наметившейся в это время тенденции к феодальной раздробленности.
В «Повести» прямо осуждаются княжеские усобицы, ослабляющие Русь перед лицом внешнего врага. Князья-братья призываются к единению и подчинению старшему брату – киевскому князю.
Касаясь самого способа добиться решения этих задач, следует заметить, что в раннем средневековье Западной Европы идея о том, что
правящая династия происходит от могущественных иностранных
35
правителей, была довольно широко распространена. Она способствовала усилению власти монархов в условиях феодальной раздробленности. Этому же ходу рассуждений и следовал автор «Повести», обращаясь к варягам (норманнам), чьи походы оставили
заметный след в истории Западной Европы.
Наметившаяся к XII в. тенденция к феодальной раздробленности
вызывала все большее беспокойство передовых политических деятелей. Оно нашло отражение в «Поучении» князя Владимира Мономаха своим сыновьям. Усилиями Владимира временно возродилось
начавшееся клониться к упадку величие Киевской Руси, были приостановлены процессы, ведущие к ее раздробленности, несколько
сглажены острые социальные противоречия. Эти обстоятельства
и нашли отражение в его «Поучении» – завещании сыновьям быть
мудрыми князьями, продолжать политику укрепления и единения
Русского государства, умиротворения внутренних раздоров в нем.
Мудрый князь, по «Поучению», должен заботиться о мире в своем
княжестве. Для этого нужно не забывать об «убогих», не позволять
«сильным» погубить простого человека, быть милостивым в суде.
Мудрый князь должен быть верен своему слову, клятве, данной братьям (другим князьям), и избегать усобиц. Особенно должен он заботиться о военном могуществе своего государства, быть храбрым воином и ни в чем не давать себе «упокоя». Социальные (забота об «убогих») и политические (избегать усобиц, усиливать военную мощь)
мотивы «Поучения» Владимира Мономаха нашли отклик в последующем развитии политической и правовой идеологии.
Характерно, что в «Русскую Правду» (XI–XIII вв.) – памятник
права раннего феодального общества, отразивший и закрепивший
становление феодальных отношений, социальной дифференциации, феодального землевладения и феодальной зависимости – в период правления Владимира Мономаха вводятся статьи, ограничивающие сроки взимания процентов по денежным долгам, и сокращаются проценты по долгам, уплачиваемым натурой (медом,
житом). Запрещается и бить смерда без вины. Значение этих статей
не следует переоценивать. Они были лишь откликом на конкретную политическую ситуацию и сыграли временную роль как попытка смягчить нарастающие социальные антагонизмы. «Русская
Правда» как кодекс раннего феодального права закрепила эксплуатацию холопов, закупов и других категорий населения, попавших
в феодальную зависимость. Но появление этих статей отражало
требования угнетенных масс, их стремление если и не к освобождению от эксплуатации, то, по крайней мере, к ее ограничению.
36
Вторая половина XII – первая половина XIII вв. (время, предшествовавшее татаро-монгольскому нашествию) характеризуются феодальной раздробленностью Руси и углублением феодальной
эксплуатации. В политической литературе усиливаются призывы
к единению всех сил русской земли, идеи борьбы против феодальной раздробленности, ослаблявшей Русское государство, и боярского засилия. Громадный след в русской политической идеологии
оставило «Слово о полку Игореве», написанное неизвестным автором после неудачного похода новгород-северского князя Игоря
Святославича против половцев в 1185 г.
Основная патриотическая идея «Слова» – идея единства земли
русской, кровной связи всех ее частей, общности интересов перед
лицом внешней угрозы. Автор, сопоставляя славное прошлое Руси
с ее тяжелым настоящим, видит главную причину всех бед в княжеских усобицах. В «Слове» резко осуждаются корыстные раздоры
между князьями-братьями: «Ибо стали брат брату (говорить): «Это
мое! А то тоже мое». Княжеская корысть – «малое». За ним князья
забыли о «великом» – величии и независимости Руси: «И начали
сами себе крамолу ковать, а поганые на Русскую землю со всех сторон приходили с победами». От имени киевского князя Святослава
автор «Слова» обращается ко всем русским князьям со страстным
призывом забыть о раздорах, объединиться и совместно выступить
за землю русскую. В этом он видит великую и насущную национальную задачу. Созвучие требованиям времени, ясность, убедительность и последовательность проведения основной идеи определили значение «Слова» в истории передовой русской политической
мысли, влияние на ее развитие в XIII–XV вв.
Логика единства земли русской, пронизывающая «Слово о полку Игореве», должна была привести и привела к исторически в то
время оправданной идее единовластия, сильной княжеской власти.
Эта идея, рассматриваемая главным образом в плане внутриполитических и социальных отношений, выражена в другом произведении литературы XII–XIII вв. – «Молении Даниила Заточника».
Автор «Моления» находится в заточении и обращается к князю
(в первой дошедшей до нас редакции произведения – к основателю
Москвы Юрию Долгорукому, во второй – к переяславскому князю
Ярославу Всеволодичу) с просьбой защитить его от притеснений и
освободить из заточения. Беды Даниила и всех «сирот» – от произвола, чинимого боярами, княжескими слугами, богачами. Все свои
надежды на личное освобождение и установление порядка в государстве он связывает с сильной княжеской властью: «Яко же дуб
37
крепится множеством корней, тако и град наш, твоею державою».
Установление единовластия князя – основная идея произведения.
«Орел птица – царь над всеми птицами, – пишет автор, – а осетр
над рыбами, а лев над зверьми, а ты, княже, над переяславцами».
Единовластие князя, по мнению Даниила, – единственное средство
возвеличения государства, установления твердого порядка и избавления простых людей от бедствий. Даниил рисует образ мудрого и
решительного князя, советующегося с образованными и умными
людьми хотя и незнатного происхождения, избегающего феодальных усобиц и заботящегося о благосостоянии своих подданных, защищающего их от произвола.
Идеализация мудрого единовластного князя, князя – избавителя от всех бед созвучна широко распространившимся позже «царистским иллюзиям» русского крестьянства.
38
Гусарова С., Тарелко Л.,
студентки 1 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «Юриспруденция»
РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ
XIX ВЕКА. (В. ЛЕШКОВ, Ф. МОРОШКИН, К. НЕВОЛИН)
Русская юридическая литература
появилась только в XIX веке
Давид Рене
Следует отметить, что в период подготовки и проведения либеральных реформ 1860–70-х гг. в России значительно возрос интерес к истории права, а историко-правовая наука получила свое
окончательное оформление. Именно В. Лешков, Ф.Морошкин,
К.Неволин в большей степени занимались изучением истории права.
Фёдор Лукич Морошкин (1804, с. Васисино Калязинского уезда Тверской губернии – 17 декабря 1857, Москва) – профессор Московского университета, известный юрист переводчик основного
труда А. М. Ф. Рейца – «История российских государственных и
гражданских законов», снабдившего его библиографическим предисловием и обширными примечаниями. Серьёзный юрист, обладавший точным знанием юридических фактов в области истории
и догмы русского права и давший ряд ценных для своего времени
трудов по их освещению Ф. Л. Морошкин как в этих трудах, так и
в других своих печатных проявляет постоянное стремление к философскому обобщению исторических явлений и извлечению из
уроков истории поучений общественно-политического характера.
Ф. Л. Морошкин убеждённый защитник свободной юридической
науки, просвещения и гуманных начал правосудия, одним из источников которого он признает право естественное. Его указания
на творческую роль «общего здравого юридического чувства и совести судьи», на воспитательное значение судебной практики и
изучения обычного права также должны быть отмечены как положительные заслуги профессора, привлекавшие к нему многочисленных слушателей и создавшие ему вместе с его трудами почётное
место среди русских учёных-юристов.
Василий Николаевич Лешков (1810–1881) являлся профессиональным историком-юристом славянофильского направления,
профессором Московского университета. В. Н. Лешков с теоретическим обоснованием углублялся в проблемы общинного быта
39
Древней Руси. Он усматривал гармонию в отношениях земли и
государства. Основанием этого являлось то, что области передавали князьям ту лишь власть над всею русскою землею, которую
сами имели в своих пределах. Вотчинное право князей, по мнению В. Н. Лешкова, стало устанавливаться на Руси только после
монголо-татарского нашествия. Однако общинный быт продолжал
сохранять свое значение, ибо способность «составлять общины, и
постоянно держаться общинного устройства, порешая все при посредстве общины» есть «отличительное свойство нашего народа,
сообщившее особенность его истории». Пристальное внимание
В.Н.Лешкова к истории народа, а не только государства, благоприятно сказывалось на развитии отечественной историографии.
Константин Алексеевич Неволин (1 июля 1806 – 6 октября
1855), в своей выдающейся «Энциклопедии законоведения» 1839–
1840 гг., говоря о законодательной деятельности в Древней Руси,
подчеркивал, что «постановления власти общественной, коими
учреждался закон, могли исходить от великого князя русского, от
удельных князей и начальства вольных городов». Причем первый
не мог этого делать без согласия с удельными князьями, а те в свою
очередь не могли действовать без согласия дружины. Взаимные отношения между князьями определялись посредством договоров. То
же касалось и отношений между князем и вольными городами.
К. А. Неволин, издавший в это время капитальную «Историю
российских гражданских законов», отметился и небольшим исследованием «О преемстве великокняжеского Киевского престола».
Признавая родовое старейшинство великих князей до последней
четверти XII века, он замечал, что это не исключало в реальности и
другие формы при замещении князьями столов: завещание; избрание народом; выдающиеся качества, а не физическое старшинство;
отчинное право; право сильного. Множество начал в правилах наследования свидетельствовало об отсутствии твердой государственной власти на Руси, считал К. А. Неволин. Равенство между князьями приводило к их взаимной борьбе, добыванию столов, изгойству.
Причем великий князь, который плохо исполнял свои обязанности
по отношению к младшим, также изгонялся.
40
Дадашова Э., Козлова Е.,
студентки 1 курса ИФ ГУАП,
направления 030900.62 «Юриспруденция»
ВКЛАД Б.А.КИСТЯКОВСКОГО В ТЕОРИЮ ПРАВА
Богдан (Фёдор) Александрович Кистяковский (4 (16) ноября 1868, Киев – 16 апреля 1920) – правовед, философ и социолог. Родился в Киеве в семье профессора Киевского университета,
юриста, криминалиста и руководителя украинского национального движения Александра Фёдоровича Кистяковского. Женой
Б. А. Кистяковского была Мария Вильямовна Кистяковская
(1869 – 25.02.1932) – литератор, внучка православного философа
О.М.Новицкого. У Кистяковского Б.А. было два сына: Георгий
(Джорж) Богданович Кистяковский (1900–1982) – американский
доктор физики и химии, один из руководителей Манхетенского
проекта, советник Эйзенхауэра по науке, Александр Богданович
Кистяковский (1904–1983) – видный украинский биолог, ориентолог, доктор биологических наук, профессор.
В 1895 г. Б.А.Кистяковский выехал за границу: обучался в Берлинском университете, Сорбонне, Страсбургском университете .
В 1901–1902 гг. занимался по юриспруденции в Гейдельбергском
университете. Часто выезжал за границу для продолжения обучения и в дальнейшем. Жил в Петербурге, Киеве, Москве. Публиковался в журналах, участвовал в создании «Союза освобождения».
В начале XX века отошёл от марксизма.
Кистяковский Б.А. полагал, что право следует интерпретировать следующим образом:
Государственно-организационное или государственно-повелительное понятие права. Право – есть то, что государство приказывает считать правом. Законы государства – совокупность норм,
исполнение которых вынуждается, защищается и гарантируется
государством.
Социологическое понятие права. Право – этот термин не имеет
четкого определения («социальная солидарность», «замиренная
среда» и подобные определения). Законы государства составляются на основе складывающихся правовых отношений; учитываются
и внутригосударственные и международные прецеденты.
Психологическое понятие права. Право – ощущение законности. Законы государства – закрепленная совокупность тех психи41
ческих переживаний долга или обязанности, которые обладают императивно-атрибутивным характером.
Нормативное понятие права. Право – то, что обязан делать. Законы государства – совокупность норм, заключающих в себе идеи
о должном, которые определяют внешние отношения людей между
собой. Юридико-догматическое и юридико-политическое понятие
права.
В рамках этих интерпретаций право понимается, как систематизация правовых явлений для решения чисто практических задач
догматической юриспруденции.
В июле 1918 г. во время Ярославского мятежа сгорела типография, где находилась рукопись его книги «Право и науки о праве»,
которую учёный считал главным трудом жизни.
42
Камилжанова Д.
студентка 4 курса ИФ ГУАП
специальности «юриспруденция» 030501.65
УЧЕНИЕ В.М.ГЕССЕНА О ГОСУДАРСТВЕ
«Государство в своей деятельности связно
и ограничено только правом, стоит под
правом, а не вне и над ним».
В. Гессен
В.М.Гессен придерживался концепции естественного права и
выступал за создание представительной демократии с системой
сдержек и противовесов и принципами верховенства закона и правового государства. Он сыграл важную роль в распространении идеи
конституционной, представительной формы правления в Российской Империи – конституционной монархии. В. М. Гессен являлся одним из наиболее крупных теоретиков школы «возрожденного
естественного права» в России. Вместе с тем В. М. Гессен опроверг
распространенный тезис о наличии сущностных различий во взглядах на право естественно-правовой доктрины и ее «могильщиком».
Он показал, что историческое мировоззрение не противоречит идее
естественного права, но наполняет его новым содержанием, идеей
развития. Возрожденное естественное право В. М. Гессен трактовал
как возрождение естественного права в его новой форме – эволюционного или исторического естественного права. Идейным противником естественного права Гессен считал теорию позитивного
права, в рамках которой наука права становится искусством, приспосабливающим право к ведению гражданских исков, к запросам
и требованиям практической жизни, значение института права
существенно умаляется, а само положительное право не подлежит
реформированию.
В развернувшийся в государственно-правовой науки дореволюционного времени полемике по вопросу о соотношении правового и
конституционного государства В. М. Гессен выступал сторонником
отождествления данных понятий. В его учении правовое и конституционное государства характеризовались аналогичными признаками, выражали сущность одного и того же государственного порядка.
В своих работах о государстве В. М. Гессен выявил и сформулировал следующие основополагающие признаки и условия правового государства: обособление властей, верховенство закона,
43
гражданство и вытекающее из него закрепление прав человека и
их гарантий, парламентаризм. Гарантиями прав государствовед
признавал институты административной юстиции и ответственности министров. Под обособлением властей Гессен понимал отделение правительственной и судебной властей от законодательной
власти; последняя признавалась верховной властью, воля которой
определяла организацию и деятельность других властей и именовалась законом. Для того чтобы законодательная власть стояла выше
всех других властей государства, необходимо, чтобы орган законодательной власти, по своему происхождению и составу, стоял вне
бюрократического механизма управления и над ним. В представительном государстве бюрократия служит народу, а не народ бюрократии.
Самый способ осуществления начала обособления властей находится в прямой зависимости от формы правления конституционного государства.
Наиболее последовательно и стройно начало обособления властей осуществляется республиканским строем. В непосредственных Республиках законодательная власть принадлежит народному
собранию, т.е. собранию полноправных граждан государства; в республиках представительных – народному представительству или
парламенту. Правительственная власть принадлежит либо президенту, осуществляющему ее чрез посредство своих министров,
либо правительственной коллегии, члены которой распределяют
между собою отдельные отрасли управления.
В отличие от разделения властей, предложенную Шарлем Монтескье, правовая конструкция обособления властей, по мысли Гессена, не нарушала единства государственной власти.
Правовым государством, говорит Гессен, называется то, которое
признает обязательным для себя, как правительства, создаваемые
им же, как законодателем, юридические нормы. Правовое государство в своей деятельности, в осуществлении правительственных и
судебных функций связано и ограничено правом, стоит под правом,
а не вне и над ним. Законодательствуя, государство свободно; оно
не связано положительным, обычным и законодательным правом.
Нет вечных обычаев и законов. Положительное право не ставит никаких границ законодательному творчеству государства. По самому существу своему законодательная власть не может быть ограничена законом.
Наоборот, то же государство, в лице своей правительственной
власти, правящее, а не законодательствующее государство, огра44
ничено действующим положительным правом. Издавая закон, государство связывает и обязывает им не только подчиненных ему
индивидов, но вместе с тем посредственно или непосредственно, и
самое себя.
Отличительным свойством правового государства является подзаконность правительственной и судебной власти; такая подзаконность необходимо предполагает обособление властей – отделение
правительственной власти от законодательной и судебной от той
и другой.
Вообще, как в республиках, так, равным образом, и в конституционных монархиях, обособление правительственной власти от
законодательной является необходимым условием подзаконности
правительственной власти. А так как существо правового государства заключается именно в подчиненности праву, в подзаконности
правительственной власти, то, очевидно, обособление властей является необходимым предположением правового государства.
Гессен одним из первых российских правоведов дал теоретическое обоснование понятию «закон», разделил понятия «закон» и
«правительственное распоряжение». Он определял закон как высшую в государстве юридическую норму, отличную от правительственного распоряжения по происхождению и по юридической
силе. Преимущественную силу закона ученый усматривал в квалификационной устойчивости законодательных норм, означающей,
что никакой закон не может быть отменен, изменен, приостановлен или истолкован иначе, как законом. Правительственное распоряжение же являлось по его трактовке юридически действенным
лишь в меру своего соответствия закону.
В. М. Гессен являлся основоположником новой для российской
политико-правовой мысли начала ХХ в. теории подданства (гражданства). Разграничив понятия «подданство» и «гражданство»
с точки зрения международного и государственного права. Он пришел к выводу, что в условиях абсолютной монархии подвластный
является только подданным, тогда как в конституционных государствах отношения субъекта прав и государственной власти носят двоякий характер, т.е. будучи субъектом публичных прав и
обязанностей, подвластный является гражданином, а поскольку
он принадлежит к данному государстве и подчиняется нормам создаваемого им права, он остается также и подданным.
Кроме того, ученый говорил, что: «Народное представительство
должно иметь право и возможность решающим образом влиять на
политику правительственной власти, определять ее направление,
45
ставить ей цели. Зависимость правительственной власти от законодательной должна быть не только юридической, но и политической. Такая зависимость всегда и везде существовала и существует
в правовом государстве».
В абсолютном государстве индивид – объект власти; в государстве конституционном – субъект прав. Там он подданный; здесь –
гражданин; как гражданин, каждый индивид является правовым
субъектом, субъектом публичных обязанностей и прав.
Субъективные публичные права индивида современною теорией
сводятся к трем категориям.
Прежде всего, так называемые, права свободы. Правовое государство признает за индивидом определенную сферу свободы сферу,
за пределы которой вмешательство государственной власти не имеет и не может иметь места. Обязанности «невмешательства» государственной власти соответствует право на такое невмешательство
индивида; право это, как всякое субъективное право, защищается
судебным, или судебно-административным иском; наличностью
правопритязания фактическая свобода превращается в право свободы. Отдельные проявления этого права бесконечно разнообразны
и многочисленны: все, что не запрещено индивиду, ему дозволено;
и наоборот, все, что не дозволено власти, ей запрещено.
Вторую категорию субъективных публичных прав образуют,
так называемые, положительные публичные права индивида.
К этой категории относятся все вообще права индивида на положительные действия государства в его интересах – права на услуги
государственной власти. Типичным примером подобного права является право на судебную защиту, право иска.
Наконец, к третьей категории субъективных публичных прав
относятся политические права, права на осуществление государственной власти, на участие в образовании государственной воли.
Наиболее важным политическим правом является, конечно, избирательное право – право избирать членов и быть избираемым членом представительных собраний.
Только в правовом государстве субъективное публичное право
аналогично субъективному частному праву.
Кроме определений о правовом государстве, ученый так же
предложил свою классификацию органов государства, посредствам
которых оно осуществляет свою волю. Он делил государственные
органы на:
1. Органы верховной неограниченной власти и органы властей
подзаконных (правительственной и судебной властей);
46
2. Непосредственные (непосредственно осуществляющие волю
государства, подчинявшиеся только ему и не от какой другой власти не зависящие) и посредственные (не выражающие волю государства, подчиняющиеся требованиям непосредственны органов и
находящихся под их контролем);
3. Самостоятельные и несамостоятельные;
4. Индивидуальные и коллективные.
Подытоживая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что
В. М. Гессен считал правовым государством, о котором он говорил,
что в его основе организации правового государства лежит начало
обособления властей. Этим началом определяется, с одной стороны, господство законодательной власти, и, с другой, подзаконность
властей правительственной и судебной. Благодаря подзаконности
этих властей, отношение между индивидом и государством является правоотношением, отношением гражданства. Государство, в лице своей правительственной власти, является правовым субъектом;
и точно также правовым субъектом является гражданин. Субъективные публичные права гражданина обеспечиваются системой
Юридических гарантий, осуществляющих на практике идею правового государства.
Начало обособления властей остается чуждым государственному строю абсолютных монархий. Последовательное и полное осуществление этого начала возможно не иначе, как в условиях конституционного государственного строя.
Только конституционное государство является государством
правовым.
47
Кочнев Б., Пельд К.
студенты 1 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «юриспруденция»
ИСТОРИК ПРАВА РОССИИ М. Ф. ВЛАДИМИРСКИЙ-БУДАНОВ
Право – один из видов регуляторов общественных отношений;
в многотысячелетней истории юриспруденции не раз доказывалось, что в вопросах о праве следует избегать универсальных определений; общепризнанного определения права не существует и
в современной науке.Представляется историк русского права Михаил Флегонтович Владимирский-Буданов. Михаил Флегонтович
родился в семье сельского священника 15 мая 1838 г. в селе Бороздино Веневского уезда Тульской губернии.М. Ф. ВладимирскийБуданов учился в Тульской духовной семинарии, потом в Киевской
духовной академии и в университете св.Владимира по историкофилологическому факультету. В 1864 г. он окончил курс в университете и в том же году поступил на педагогические курсы, открытые при киевских гимназиях по мысли Н. И. Пирогова. В 1869 г.
Владимирский-Буданов защитил диссертацию на степень магистра
и получил годичную командировку за границу и по России. В следующем году он начал в Ярославском юридическом лицее чтение
общего курса по истории русского права, в который включил западнорусское право. В 1875 г. Михаил Флегонтович перешел в Киевский университет на кафедру истории русского права. С 1882 г.
он был главным редактором в киевской временной комиссии для
разбора древних актов, а с 1887 г. председателем исторического
общества Нестора летописца.Главнейшими трудами и изданиями
Владимирского-Буданова являются:
– «Немецкое право в Польше и в Литве» (1868 г.)
– «Хрестоматия по истории русского права» (три выпуска 1872–
1889 гг.) – «Государство и народное образование в России с XYII
века» (1874 г.)
– «Об обязательности народного образования в России» (1876 г.)
– «Обзор истории русского права» (1888 г.)
– «Черты семейного права Западной России» (1890 г.)
– «Формы крестьянского землевладения в литовско-русском государстве XYI века» (1892 г.)Михаил Флегонтович ВладимирскийБуданов среди буржуазных историков русского государства и права второй половины XIX – начала XX веков занимал видное место.
48
Своими оригинальными трудами он приобрел широкую известность
и являлся признанным авторитетом в дореволюционной историкоюридической науке. Начало научно-педагогической деятельности
В.-Буданова относится к тому периоду, когда под давлением народа
были проведены реформы, явившиеся первым шагом по пути превращения России в буржуазную монархию. Революционная ситуация, сложившая накануне отмены крепостного права, появление
революционного класса – пролетариата свидетельствовали о нарастающей угрозе самодержавия, приближали время ликвидации
господства помещиков и капиталистов в нашей стране. Буржуазные историки отстаивали теорию надклассовости самодержавия,
которая изображала весь ход русской истории как результат «мудрой» политики государства. Таких же взглядов на общий процесс
исторического развития России и роль самодержавия в этом процессе придерживался и В.-Буданов.Особенно много внимания Владимирский-Буданов уделял изучению общественно-политического
строя и права Западной России. Первое свое исследование «Немецкое право в Польше и Литве» он посвящает выяснению влияния
так называемого «магдебургского права» на развитие городов ЮгоЗападной России. За эту работу, в которой В.-Буданов приводит
к выводу, что немецкое право способствовало основной причиной
упадка городов Галицко-Волынской Руси, он удостоился степени
магистра и уваровской премии. В 1870 г. В.-Буданов одновременно
с чтением курсов лекций в Ярославском лицее составляет хрестоматию по своему предмету. Изданная в трех выпусках эта хрестоматия долгое время служила пособием для изучения важнейших
исторических памятников. После защиты докторской диссертации
Михаил Флегонтович получает кафедру истории русского права
в Киевском университете. Он собирает неизданные законодательные материалы, и на их основе пишет ряд монографий по истории
права Украины, Белоруссии и Литвы.Однако наиболее ценным для
историко – юридичекой науки является его «Обзор истории русского права», изданный в 1886 г. Это первый учебник, в котором
подробно освящается история всех отраслей русского права с древних времен и до XIX века, причем каждый раз, когда идет речь о
спорном вопросе, В.-Буданов приводит взгляды других историков
и подвергает их критической оценке. «Обзор истории русского права» представляет собой итог исследований автора, в нем полно и последовательно изложена его концепция.Владимирский – Буданов
является основателем «земской теории» происхождения Русского государства. Особенности «земского государства», в отличие от
49
других типов государства, В.-Буданов видит в том, что основанием
его служат территориальные отношения, что государство этого типа «есть союз общин: старшая община правит другими общинами».
В характеристике государственного строя России В.-Буданов исходит из того, что уже в «земском периоде» существовали три власти:
князь, боярская дума и вече, – и что все эти власти, неразрывно
связанные между собой, выражали интересы всего народа. Главная
задача историка сводится к доказательству того, что власть в Киевском государстве носила народный характер, что все три органа
власти остаются неизменными до XIII-XIY веков. В.-Буданов считал, что самодержавная власть существует в зачаточном состоянии
уже в далекой древности. Не исчезают в московскую эпоху и две
власти – боярская московская дума становится приемником боярской думы Древней Руси, а взамен вече появляются земские соборы. М. Ф. Владимирский –Буданов – историк права буржуазно-либеральной школы. Политические взгляды В.-Буданова – это апология монархии и робкие пожелания, чтобы в интересах «единения
с народом» она возродила древние представительные учреждения.
50
Михайлова У., Севумян А.
студенты 1 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «юриспруденция»
ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Н.С.ТАГАНЦЕВА
Николай Степанович Таганцев 03 марта 1843 – 22 марта 1923.
Известный русский юрист, криминалист, государственный деятель. Он родился 3 марта 1843 г. в Пензе в семье Степана Степановича Таганцева,происходившего из мещан и, как говорилось в ту
пору, «приписавшегося» в купцы третьей гильдии. Детские годы
провел в Пензе, в 1852–1859 гг. учился в местной гимназии.
Некоторое время в одном классе с Н. Таганцевым учился Д. Каракозов, повешенный в 1866 г. за покушение на жизнь императора
Александра II. Вспоминая о присутствии в качестве частного лица
на этой казни, Н. С. Таганцев писал: «С тех пор, может быть, пошла
моя ненависть к смертной казни, началась моя неустанная борьба
с этим чудищем, издевательством над Богом данною человеку жизнью».
Окончив гимназию с серебряной медалью («хорошо» – по немецкому языку), Н. С. Таганцев поступает на юридический факультет
Санкт-Петербургского университета, по окончании которого, после
защиты кандидатской диссертации (1862 г.), по рекомендации профессора А. П. Чебышева-Дмитриева его оставляют для подготовки
к профессорскому званию по кафедре уголовного права. Далее-командировка за границу, где около двух лет он совершенствует свои
научные знания главным образом в Гейдельберге (Германия) у профессора Миттермайера.
В 60-е годы Н. С. Таганцев постоянно сотрудничает в «Журнале Министерства юстиции» и «Судебном вестнике», где помещает
ряд статей: «О новейшей литературе в Германии по вопросу о суде
присяжных», «О вознаграждении за вред и убытки, причиняемые
преступлением», «О гражданском истце».
В 1867 г. Н. С. Таганцев защищает магистерскую диссертацию
«О повторении преступлений». С этого же года он – экстраординарный профессор Училища правоведения, а с 1868 г. занимает такую
же должность в Александровском лицее, затем становится приватдоцентом и позднее доцентом Санкт-Петербургского университета.
1870 г. – год защиты диссертации на тему «О преступлениях против жизни по русскому праву» и получения степени док51
тора уголовного права; с 1871 г. Н. С. Таганцев-профессор СанктПетербургского университета. Его лекции неизменно вызывали
большой интерес. Их отличали богатство содержания, тщательное
аргументирование выдвигаемых положений, ясность изложения.
В 1873–1878 гг. Н. С. Таганцев – редактор «Журнала гражданского и уголовного права». В 1874–1880 гг. им осуществлен огромный труд- вышли в свет три тома «Курса русского уголовного права», посвященные учению о преступлении. В 1887–1892 гг. опубликованы «Лекции по русскому уголовному праву» (4 выпуска).
Работы Н. С. Таганцева не имели аналогов не только в отечественной, но и в мировой уголовно- правовой литературе. Каждая научная проблема рассматривалась автором всесторонне, тщательному,
детальному анализу подвергались теории и концепции криминалистов Европы. В трудах В. С. Таганцева наука уголовного права
предстает перед изучающими ее как общее достояние человечества.
Н. С. Таганцев был убежденным противником смертной казни. Еще в 1870 г. в приложении к докторской диссертации в виде
комментария к законопроекту он сформулировал свое отношение
к смертной казни, которая «бесповоротно осуждена голосом науки
как мера, противоречащая и началам религии, и чувству справедливости и не удовлетворяющая тем требованиям, которые ставит
теория уголовного права по отношению к наказанию».
27 июня 1906 г. Н. С. Таганцев выступил в Государственном совете с проектом Закона об отмене смертной казни. Закон не был
принят.
В 1913 г.вышел в свет подготовленный им сборник «Смертная
казнь». Над этой проблемой ученый продолжал работать и в последующие годы.
Н. С. Таганцев умер 22 марта 1923 г. в Петрограде.
52
Михельсон А., Школина У.
студентки 1 курса ИФ ГУАП,
направления 030900.62 «юриспруденция»
ВЫДАЮЩИЕСЯ ВЫПУСКНИКИ
ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТОВ УНИВЕРСИТЕТОВ
РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
Многовековая история юриспруденции сформулировала общие
требования к юридической профессии, личности юриста и выдвинула целый ряд персоналий, чей вклад в развитие права является
абсолютной ценностью. Знание имен, биографий и работ известных
юристов – обязательное требование высшего юридического профессионального образования.
В России, где до судебной реформы не было ни школы, ни практики адвокатуры, с введением в действие судебных уставов появились замечательные ораторы, ученые-юристы, такие как В. Д. Спасович, А. И. Урусов, В. А. Александров, Ф. И. Плевако, Д. В. Стасов и многие другие.
Спасович Владимир Данилович родился 16 января 1829 г.
В 1849 г. по окончании юридического факультета Петербургского университета работал чиновником в Палате уголовного суда.
Одаренный юрист, известный своими теоретическими работами
в области уголовного права и уголовного процесса, гражданского
и международного права, он также известен как литератор, публицист и критик. Спасович является автором одного из лучших в свое
время учебников русского уголовного права, после опубликования,
которого ему была присуждена степень доктора прав. Появление
учебника Спасовича вызвало большие нападки реакционной профессуры, которая подвергла жестокой критике прогрессивные
положения, выдвинутые в нем. Эти яростные нападки привели
к тому, что в 1864 г. по распоряжению Александра II учебник был
запрещен, а Спасович, избранный к этому времени ординарным
профессором Казанского университета, к исполнению служебных
обязанностей допущен не был. Был очень требователен к себе и
коллегам по работе. Речи свои отрабатывал в мельчайших подробностях. Они поражают силой чеканного слова, богатством языка и
глубиной мысли, умелым использованием сравнений. В его речах
никогда не встретишь напыщенных фраз, стиль их прост, доходчив. Касаясь ораторского творчества Спасовича, следует отметить,
53
что из замечательной плеяды дореволюционных адвокатов никто так умело и широко не пользовался научными знаниями, как
Спасович. Отдав адвокатской деятельности 40 лет своей жизни,
Спасович всегда сочетал эту работу с литературной и научной деятельностью. Большим вкладом в науку является разработанная им
теория судебно-уголовных доказательств, теория взлома, большое
количество работ по вопросам, посвященным разбору творчества
русских и западных писателей – Пушкина, Лермонтова, Мицкевича, Сенкевича, Байрона, Гете, Шиллера, Шекспира. Литературные труды В. Д. Спасовича свидетельствуют о большом таланте и
многогранности его интересов. Деятельность этого замечательного
юриста оставила яркий след в истории дореволюционной русской
адвокатуры.
Урусов Александр Иванович родился в Москве 2 апреля 1843 г.
В 1861 г. он благополучно окончил московскую гимназию. Поступил на юридический факультет Московского университета, но за
участие в студенческих волнениях был отчислен из него с первого
же курса. В 1862 г. вновь сдает экзамены и проходит по конкурсу
в тот же университет. Урусов в одинаковой мере известен как талантливый защитник, так и обвинитель. Урусов – талантливый
судебный оратор. Литературный стиль его речей безупречен. Ум
его живой, острый, восприимчивый. Оратор умеет и охотно идет на
острую полемику с противниками. Урусов много уделял внимания
внешней отделке речи и не всегда заботился о фундаментальной
подготовке дела. Он добивался блестящих успехов по делам, которые давали материал для воздействия на чувства слушателей. Там,
где требовался глубокий анализ, он не всегда был на высоте. Литературный стиль его речей был всегда образцовым, отличался простотой изложения, последовательностью и ясностью. В своих речах
А. И. Урусов иногда позволял некоторые вольности с фактическим
материалом, с их обрисовкой, за что его неоднократно упрекали его
же коллеги. Пользовался большой известностью не только в Петербурге и Москве, но и на периферии. Приглашался для участия
в процессах, слушающихся за границей.
Петр Акимович Александров (1836 год, Орловская губерния – 11
марта 1893 г., Санкт-Петербург) – русский юрист, прокурор, выдающийся адвокат и судебный оратор. В августе 1855 г. он приехал
в Санкт-Петербург и поступил на юридический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета, который окончил
в 1860 г. со степенью кандидата прав. В конце 1871 г. Пётр Акимович переводится в Санкт-Петербург товарищем прокурора судебной
54
палаты, в 1872–1873 гг. занимает должность прокурора судебной
палаты. После отставки Пётр Акимович поступил в адвокатуру и
стал присяжным поверенным. В качестве присяжного поверенного
он участвовал во многих громких делах: дело 193-х, дело Веры Засулич и в ряде других, где проявилось его ораторское искусство и
принесли ему известность.
Федор Никифорович Плевако 13 апреля 1842 г. Весной 1859 г.
он окончил гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. Вскоре после введения Судебных уставов
1864 г. вступил в адвокатуру и состоял присяжным поверенным
при Московской судебной палате. Всегда тщательно готовился
к делу, хорошо знал все его обстоятельства, умел глубоко анализировать доказательства и показать суду внутренний смысл тех или
иных явлений. Речи его отличались большой психологической глубиной, доходчивостью и простотой. В судебных речах он не ограничивался освещением только юридической стороны рассматриваемого дела. В ряде судебных выступлений Ф. Н. Плевако затрагивал
социальные вопросы, которые находились в поле зрения и волновали общественность.
Ф. Н. Плевако – наиболее колоритная фигура среди крупнейших дореволюционных адвокатов.
Дмитрий Васильевич Стасов (1828–1918) – знаменитый адвокат и музыкальный деятель. В 1847 г. он окончил Императорское училище правоведения в Петербурге. По окончании училища
с 1847 г. служил чиновником Герольдии Правительствующего сената. В 1861 г. Стасов оставил государственную службу и занялся
частной адвокатской деятельностью. С вводом в действие Судебных
уставов 1864 г., он одним из первых записался в присяжные поверенные. Стасов выступал в качестве защитника в ряде крупнейших
политических процессов над революционерами-народовольцами.
Стасов был заметной фигурой в русской музыкальной жизни середины 19 века. В дни празднования 50-летия Судебных уставов
1864 г. от имени сословия ему поднесли золотой знак присяжного
поверенного, единственный во всей России, и, образовали капитал
его имени в поддержку адвокатуры. Таким образом, вклад в развитие юридической науки положенный видными юристами – практиками, выдающимися судебными ораторами чрезвычайно велик
особенно в наше время, когда происходит переосмысление всего
исторического и правового наследия. Так же личность каждого
деятеля – эталон преданности своему делу, современным юристам
стоит знать и брать с них пример.
55
Никашкин А.
студент 4 курса ИФ ГУАП,
специальности «юриспруденция» 030501.65
ИСТОРИЯ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ
АДВОКАТУРЫ В ПЕРИОД XIX – XX ВВ.
В истории государства Российского условно можно выделить несколько основных этапов возникновения и формирования института судебных представителей.
Первоначально, институт представителя, или, как он тогда назывался, пособника, был зафиксирован в Псковской судной грамоте, ст. 58 которой предусматривала представление интересов женщин («жонок»), детей, монахов (чернецов), а также старых или
глухих людей.
Второй этап дальнейшего развития института наемных поверенных относится к временам Судебников и Уложений царя Алексея
Михайловича. В частности, Судебник 1550 г. предусматривал обязанность суда до начала процесса установить: «кто за ними стряпчие и поручники». После этого в развитии данного правового института в России наступает застой. Это связано с тем, что в периоды
от Петра I до Николая I все правители России были категорически
против введения института адвокатуры, который уже достаточно
широко был распространен в Западной Европе. Достаточно вспомнить слова Екатерины Великой, которая написала в одном из своих
писем: «Адвокаты и прокураторы у меня не законодательствуют и
никогда законодательствовать не будут, пока я жива, а после меня
будут следовать моим началам».
Третий этап формирования института судебного поручительства связан с 1832 годом, когда законодательно было закреплено
правило о том, что функции судебного представительства могли
оказывать в коммерческом суде только те лица, которые зарегистрированы в таком судебном органе в качестве судебного стряпчего. И только Великая судебная реформа 1864 г. смогла пробить
первую брешь в стене, закрывающей доступ адвокатуры в судебное производство.
Одной из самых значительных и последовательных буржуазных реформ 60-х годов XIX века в России была судебная реформа
1864 г. При этом в стране провозглашалось отделение суда от органов законодательной и административной власти, закрытое со56
словное судопроизводство заменялось судом присяжных, основанным на принципах гласности.
Утверждалась независимость и несменяемость судей; реорганизовывалась прокуратура, впервые в истории России была учреждена адвокатура. С появлением этого института в уголовное судопроизводство вводился необходимый для раскрытия истины элемент
состязательности. Профессиональная адвокатура, организованная
на основе Судебных уставов 1864 г., явилась абсолютно новым для
России учреждением и по своему содержанию, и по форме. К работе были привлечены прогрессивно мыслящие, профессиональные
юристы, многие из которых оставили выгодную государственную
службу. В числе выдающихся адвокатов России того периода были
такие юристы, как: Владимир Данилович Спасович, Андреевский
Сергей Аркадьевич, Федор Никифорович Плевако, Александр Иванович Урусов, Анатолий Фёдорович Кони и другие. Русские адвокаты объединялись в самоуправляющиеся организации, придерживающиеся буквы и духа закона. Для населения были открыты
юридические консультации. Предусматривались также меры для
того, чтобы без защиты не оставались подсудимые и участвующие
в судебных тяжбах граждане, не имеющие средств для оплаты адвокатского гонорара.
Адвокаты приобретали статус одновременно правозаступника и
поверенного своего клиента. Адвокаты подразделялись на две категории – присяжных поверенных и частных поверенных. Надзор за
деятельностью присяжных поверенных был возложен на избираемый ими совет присяжных поверенных при судебной палате.
Высший надзор за их деятельностью осуществлялся судебной
палатой и Правительствующим сенатом. От кандидатов на звание присяжного поверенного, в соответствии с Судебным уставом, требовалось высшее юридическое образование, возраст не
менее 25 лет, пять лет судебной практики в качестве чиновника
судебного ведомства или помощника присяжного поверенного и
вступление в корпорацию адвокатов в установленном порядке.
Порядок вступления в присяжную адвокатуру состоял из двух
этапов: принятия и приписки. Принятие в адвокатуру зависело
от совета, на основании решения которого кандидат мог быть зачислен в адвокатуру. Приписка носила формальный характер:
она осуществлялась судебной палатой на основании определения
совета о принятии данного лица в число присяжных поверенных.
Законодательство регламентировало также права, обязанности и
ответственность присяжных поверенных. Автономность, относи57
тельная независимость от государственных властей, выборность
и подотчетность советов присяжных поверенных перед членами
адвокатской корпорации, самостоятельное нормативное регулирование деятельности корпорации – этим, по крайней мере, в первое время, отличалась адвокатура от многих других учреждений
царской России.
При составлении «Положения о присяжных поверенных» был
учтен опыт западноевропейских стран. Так, отчасти был воспринят
немецко-австрийский тип адвокатуры, особенность которого состояла в соединении в одних руках функций правозаступничества
и судебного представительства. Однако профессор Е. В. Васьковский, который считал необходимым разделение этих двух функций адвокатской деятельности, писал, что при таком положении
«адвокат из ученого эксперта и судебного оратора, каким он был
в качестве чистого правозаступника, становится практическим
дельцом, маклером по юридической части, имеющим тем больше
успеха в публике, чем больше сметливости, юркости и даже неразборчивости в средствах он проявит при устройстве материальных
интересов своих клиентов».
Организационное же устройство российской адвокатуры во многом напоминало французское – внутреннее самоуправление, система дисциплинарных взысканий и порядок дисциплинарного производства. Однако в практике организации деятельности адвокатуры было воплощено далеко не все из предусмотренного судебным
уставом. Присяжная адвокатура, например, не имела надлежащих
гарантий свободы слова, серьезно ограничивались ее процессуальные права. Участие защитника в предварительном следствии не
допускалось, поэтому ознакомиться с делом адвокат имел возможность лишь перед началом судебного разбирательства или же после
составления обвинительного акта.
Таким образом, присяжная адвокатура в России в момент ее возникновения представляла собой корпорацию лиц свободной профессии – сословие так называемых присяжных поверенных, объединенных на основе внутреннего самоуправления в виде выборных
органов – советов присяжных поверенных. Они находились под
внешним надзором высших судебных органов. Помимо защиты по
уголовным делам (в том числе по назначению суда) и представительства сторон в гражданском процессе, на адвокатуру налагалась
обязанность оказания юридической помощи населению, включая
бесплатные консультации для бедных. Однако судебная реформа
одной из первых была подвергнута коренному пересмотру.
58
К концу 80-х годов прошлого века из Судебных уставов 1864 г.
были исключены многие демократические институты, изменено
судопроизводство по государственным преступлениям, резко сокращен круг дел, подлежащих рассмотрению судом присяжных.
Устройство адвокатуры также претерпело большие изменения и
ограничения со стороны властей. Так, например, было приостановлено образование новых советов присяжных поверенных и их отделений, установлен строгий контроль существующих. Была предпринята попытка подчинить адвокатов непосредственно надзору
Министерства юстиции, что фактически лишило бы их независимости. Инициатива адвокатов, шедшая вразрез с официальной линией правительства, неизменно пресекалась. В 1890 г. начала действовать правительственная Комиссия «для пересмотра существующих о поверенных по судебным делам узаконений», что фактически означало шаг в сторону проведения контрреформ. Адвокатура
потеряла ряд своих демократических привилегий, а также своих
лучших представителей.
59
Орлов Н.
студента 1 курса ИФ ГУАП,
направления 030900.62 «юриспруденция»
ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Л.И.ПЕТРАЖИЦКОГО
Возникновение психологических концепций права было связано
с процессом становления психологии как самостоятельной отрасли
знаний. Интерес обществоведов к проблемам психологической науки заметно возрос на рубеже XIX–XX вв., когда в ней возобладали
экспериментальные методы исследований и начали складываться
крупные научные школы, разошедшиеся в трактовке психики человека (рефлексология, бихевиоризм, фрейдизм и др.). Воспринятые социологами и юристами, идеи этих школ положили начало
формированию новых направлений в общественно-политической
мысли.
Оригинальную психологическую теорию права выдвинул Лев
Иосифович Петражицкий (1867–1931) – профессор юридического
факультета Петербургского университета, депутат I Государственной думы от партии кадетов. Его взгляды наиболее полно изложены
в книге «Теория права и государства в связи с теорией нравственности» (1907 г.). После Октябрьской революции он переехал в Польшу и возглавил кафедру социологии Варшавского университета.
В своей теории Л. И. Петражицкий исходил из того, что право
коренится в психике индивида. Юрист поступит ошибочно, утверждал он, если станет отыскивать правовой феномен «где-то
в пространстве над или между людьми, в «социальной среде» и
т.п., между тем как этот феномен происходит у него самого, в голове, в его же психике, и только там». Так, интерпретация права
с позиции психологии индивида, считал Петражицкий, позволяет
поставить юридическую науку на почву достоверных знаний, полученных путем самонаблюдения (методом интроспекции) либо наблюдений за поступками других лиц.
Источником права, по убеждению теоретика, выступают эмоции человека. Свою концепцию Петражицкий называл «эмоциональная теория» и противопоставлял ее иным психологическим
трактовкам права, исходившим из таких понятий, как воля или
коллективные переживания в сознании индивидов. Ведь, эмоции
служат главным побудительным («моторным») элементом психики. Именно они заставляют людей совершать поступки.
60
Л. И. Петражицкий различал два вида эмоций, определяющих
отношения между людьми: моральные и правовые. Моральные эмоции являются односторонними и связанными с осознанием человеком своей обязанности, или долга. Нормы морали – это внутренние
императивы. Если мы подаем из чувства долга милостыню, приводил пример Петражицкий, то у нас не возникает представлений,
что нищий вправе требовать какие-то деньги. Совершенно иное
дело – правовые эмоции. Чувство долга (обязанности) сопровождается в них представлением о правомочиях других лиц, и наоборот.
«Наше право есть не что иное, как закрепленный за нами, принадлежащий нам – как наше добро – долг другого лица». Правовые
эмоции являются двусторонними, а возникающие из них правовые
нормы носят атрибутивно-императивный (предоставительно-обязывающий) характер.
Теория Петражицкого безгранично расширяла понятие права.
Он считал правовыми любые эмоциональные переживания, связанные с представлениями о взаимных правах и обязанностях.
Так, Петражицкий относил к правовым нормам правила различных игр, в том числе детских, правила вежливости, этикета и т.п.
В его сочинениях специально оговаривалось, что правовые нормы
создаются не путем согласования эмоций участников общественных отношений, а каждым индивидом в отдельности: «Переживания, которые имеются в психике лишь одного индивида и не встречают признания со стороны других, не перестают быть правом». На
этом основании Петражицкий допускал существование правовых
отношений с неодушевленными предметами, животными и нереальными субъектами, такими, как бог или дьявол.
Данные высказывания вызвали резкую критику в отечественной литературе. Юристы нередко обращали внимание на абсурдность отдельных выражений Петражицкого, не замечая, что за
ними стоит теоретическая проблема. В свою очередь, Петражицкий стремился найти универсальную формулу права, которая охватывала бы различные типы правопонимания, известные истории
(включая договоры с богом и дьяволом в правовых системах прошлого). Его концепция явилась одной из первых попыток проследить формирование юридических норм в правосознании.
Как указывал Петражицкий, многочисленные правовые нормы,
создаваемые индивидами, неизбежно вступают в противоречия
друг с другом. На ранних этапах истории способом их обеспечения
выступало самоуправство, т.е. защита нарушенного права самим
индивидом или группой близких ему лиц. С развитием культуры
61
правовая защита и репрессия упорядочиваются: возникает система фиксированных юридических норм в форме обычаев и законов,
появляются учреждения общественной власти (суд, органы исполнения наказаний и т. п.). Монополизируя функции принуждения,
государственная власть способствует «определенности права».
В современных государствах наряду с официально признанным
правом существует, по его мнению, так же и множество систем интуитивного права, как, например, право зажиточных слоев, мещанское
право, крестьянское, пролетарское, право преступных организаций.
Психологическая теория в этом отношении приближалась к идеям
правового плюрализма, однако право социальных классов и групп
в ней было истолковано индивидуалистически. «Интуитивных прав
столько, сколько индивидов», – подчеркивал Петражицкий.
Соотношение интуитивного и официального права, по теории
Петражицкого, в каждой стране зависит от уровня развития культуры, состояния народной психики. Россия является «царством
интуитивного права по преимуществу». В ее состав входят народы,
стоящие на разных ступенях развития, с множеством национальных правовых систем и религий. К тому же, как полагал ученый,
российское законодательство находится в неудовлетворительном
состоянии, а его применение сплошь и рядом подменяется официальным действием интуитивно-правовых убеждений. Петражицкий выступал за проведение в стране унификации позитивного
права, создание полного свода российских законов. Передовое законодательство, по его словам, ускоряет развитие менее культурных слоев общества.
Одновременно Петражицкий подчеркивал недопустимость возведения интуитивного права даже наиболее образованных социальных классов в масштаб для оценки действующих законов. Реформы законодательства, как он полагал, необходимо проводить
на основе научных знаний. В связи с этим им выдвигался проект
создания особой научной дисциплины – политики права. С точки
зрения Петражицкого философия права распадается на две самостоятельные науки: теорию права и политику права. Теория права
должна быть позитивной наукой, без каких-либо элементов идеализма и метафизики. Политика права как прикладная дисциплина
призвана соединить знания о праве с общественным идеалом, т.е.
представить научное решение проблемы, составлявшей содержание прежних естественно-правовых учений.
Петражицкий не оставил подробных рекомендаций относительно практического осуществления политики права. Свою задачу он
62
видел в том, чтобы наметить отправные принципы новой юридической науки, обосновать ее необходимость. Вполне ясно ему было
одно: главенствующее положение в правовой политике государства
должны занимать не принудительные меры, а механизмы воспитательного и мотивационного воздействия на поведение людей. Лишь
с помощью таких механизмов официальное право способно направить развитие народной психики к общему благу.
Учение Петражицкого пользовалось большой популярностью
среди сторонников партии кадетов. Под влиянием его идей происходило формирование взглядов многих представителей немарксистского социализма в России того времени (Г. Д. Гурвич,
П. А. Сорокин и др.). Сближению психологической концепции
права с марксизмом способствовал М. А. Рейснер, один из первых
советских правоведов. Восприятие марксистами учения Петражицкого о воспитательной роли права облегчалось тем, что в документах российской социал-демократии и в Конституции РСФСР
1918 г. социализм определялся как безгосударственный строй (с
утверждением сталинизма и теории советского социалистического
государства последователи Рейснера были подвергнуты идеологическому шельмованию за пропаганду надклассовой этики).
Правовая доктрина Петражицкого привлекла внимание социологов к проблемам нормативной природы и структуры правосознания, стимулировала исследования в области юридической психологии.
63
Хачатурянц В.
студент 3 курса ИФ ГУАП
направления 030900.62 «юриспруденция»
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Г. В. ПЛЕХАНОВА
Георгий Валентинович Плеханов (1856–1918) был выдающимся
марксистским мыслителем конца XIX – начала XX в.
Из обширного философского наследия Плеханова выделим то,
что характеризует его как оригинального мыслителя и продолжателя марксистского учения. Одной из особенностей философского творчества Плеханова является то, что он развивал марксизм
в борьбе с теми, кто, по его мнению, фальсифицирует и ревизует
это учение.
Определяя статус исторического материализма в системе общественных наук, он отождествляет его с общесоциологической теорией марксизма.
Исторический материализм Плеханов рассматривал как общую
методологию для всех общественных наук, подразумевая под этим
использование тех принципов, на которые опирается учение Маркса.
Анализируя ход общественного развития, Плеханов отстаивал
марксистский тезис о решающей роли производительных сил,
являющихся основой общественных отношений и одновременно
движущими силами исторического процесса. Кроме того, производительные силы выступают как формирующая сила, влияя на изменение производительных отношений.
Противоречивый характер исторического процесса, обусловленный характером развития способа производства, требовал более детального анализа сути этих противоречий и их разрешения.
В решении этой проблемы на общем теоретическом уровне Плеханову принадлежит несомненная заслуга. Он следующим образом характеризует последовательность проявления противоречий
в общественном развитии: «Всякая данная совокупность отношений производства прочна лишь в том и до тех пор, пока она соответствует состоянию общественных производительных сил; когда исчезает это соответствие, уничтожаются и данные отношения
производства – данная экономическая структура, – уступая место
новой совокупности отношений. Разумеется, всякая данная экономическая структура не сразу перестает соответствовать состоянию
общественных производительных сил: это целый процесс, совер64
шающийся, смотря по обстоятельствам, с большею или меньшею
быстротою. Оружием для устранения отжившей экономической
структуры служит политический «фактор». Изменения происходят не стихийно и не сами по себе, а являются итогом деятельности
людей, классовой борьбы.
Плеханов подверг критике взгляды сторонников экономического материализма, утверждавших, что общественное развитие совершается в рамках одних производительных сил. В таких работах,
как «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», «К
вопросу о развитии монистического взгляда на историю» Плеханов убедительно раскрывает огромную роль активной, творческой
деятельности людей в деле ускорения исторического процесса. Не
только базис, но в свою очередь производственные отношения и
надстройка оказывают большое влияние на ход человеческой истории.
Плеханов уделял внимание взаимодействию объективных условий и объективного фактора. Критикуя идейных противников за
то, что они приписывали марксизму фатализм, он подчеркивал,
что изменения, происходящие в обществе, осуществляются не автоматически, и не в малой степени под воздействием субъективного фактора, выступающего в лице класса, политической партии,
отдельных личностей.
Анализ диалектики взаимодействия объективных условий и
субъективного фактора, а также базиса и надстройки Плехановым
содействовал развитию марксистской философии, так как в его
трудах исследовались механизмы влияния экономического базиса
на надстройку.
В своих сочинениях мыслителю удалось внести вклад в освещение проблем общественного сознания. Плеханов показывает зависимость форм общественного сознания от общественного бытия и
в то же время обращает внимание на их относительную самостоятельность. Ему удалось продемонстрировать зависимость правового, морального и эстетического сознания от экономического положения его носителей. Он показывает, что политика, мораль, право
и искусство выражают интересы классов.
В труде «К вопросу о роли личности в истории» Плехановым был
дан образец материалистического решения проблемы роли выдающихся людей в истории общества. При этом он подчеркивал, что
личности становятся великими тогда, когда они в своих действиях выражают объективную необходимость, имеющую место в ходе
истории.
65
Существенное место в трудах Плеханова занимает анализ социально-классовой структуры общества, классовой борьбы и социальной революции.
Согласно Плеханову, «понять различие классовых интересов –
значит понять ход исторического развития». Наряду с классовыми
интересами существуют интересы общества. «В исторической жизни каждого класса… бывает период, когда его «частный» интерес
есть также интерес поступательного движения и тем самым интерес всего общества». Совпадение интересов и формирование общего интереса происходит, согласно Плеханову, в период борьбы за
кардинальные прогрессивные преобразования в обществе.
Вкладом Плеханова в философию является анализ классового характера общественной идеологии. Именно интересы класса
определяют и формируют его идеологию. «Каждый класс, – отмечает Плеханов, – всегда прекрасно, хотя и бессознательно, приспосабливает к своим экономическим нуждам свои «идеалы». Но это
приспособление может произойти различным образом, и почему
оно совершается так, а не иначе, это объясняется не положением
данного класса, взятого в отдельности, а всеми частностями отношения этого класса к его антагонисту (или к его антагонистам).
С появлением классов противоречие становится не только двигающим, но и формирующим началом».
Противоречивым является подход Плеханова к анализу социальной революции. В начале своей деятельности он придерживался марксистского положения о социальной революции как законе
исторического развития. В дальнейшем точка зрения Плеханова на
движущие силы революции и условия ее осуществления изменяются. Теоретически допуская необходимость социальной революции,
по существу Плеханов выступал за примирение классовых интересов. Применительно к России он абсолютизировал необходимость
созревания объективных предпосылок, т. е. уровня экономического развития, недооценивал решимость рабочего класса и крестьянства к социальным изменениям, отводя им пассивную роль, и возводил на роль гегемона стихийного исторического процесса буржуазию.
Подытоживая, можно сказать, что, несмотря на некоторые расхождения с классической марксистской теорией, Плеханов рассматривается историками отечественной философии как один из крупнейших продолжателей и пропагандистов марксизма в России.
66
Содержание
Предисловие.............................................................................
Лысенко В.В. Открытие конференции и приветственное слово..........
Леошкевич Е. В. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ВЗГЛЯДЫ
М. Т. ЛОРИС-МЕЛИКОВА..........................................................
Ладанова О.В. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ
К. Н. ЛЕОНТЬЕВА.....................................................................
Маскатулин М. М. ЦИВИЛИСТЫ РОССИИ НА РУБЕЖЕ
XIX – XX ВВ.............................................................................
Чабрицкая А. С. ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА
В ТРУДАХ Б. А. КИСТЯКОВСКОГО.............................................
Агеева А., Алексеева К. ФОРМИРОВАНИЕ ШКОЛЫ
ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ГОСУДАРСТВОВЕДОВ (А.С. ЯЩЕНКО,
А. Д. ГРАДОВСКИЙ)..................................................................
Белов П., Кудрявцев П. РАЗВИТИЕ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ
В ПЕРВЫЕ ГОДА XIX ВЕКА. (А.П. КУНИЦЫН,
М. М. СПЕРАНСКИЙ)................................................................
Веремейчик Е., Кузьмина Г. ВКЛАД В ЮРИДИЧЕСКУЮ НАУКУ
ИВАНА ЯКОВЛЕВИЧА ФОЙНИЦКОГО.......................................
Воронкова К. Иванова Н. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРАВОВЫХ
ВЗГЛЯДОВ В РОССИИ В РАННЕФЕОДАЛЬНЫЙ ПЕРИОД.............
Гусарова С., Тарелко Л. РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ
ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА. (В. ЛЕШКОВ,
Ф. МОРОШКИН, К. НЕВОЛИН)..................................................
Дадашова Э., Козлова Е. ВКЛАД Б.А.КИСТЯКОВСКОГО
В ТЕОРИЮ ПРАВА....................................................................
Камилжанова Д. УЧЕНИЕ В.М.ГЕССЕНА О ГОСУДАРСТВЕ...........
Кочнев Б., Пельд К. ИСТОРИК ПРАВА РОССИИ
М. Ф. ВЛАДИМИРСКИЙ-БУДАНОВ............................................
Михайлова У., Севумян А. ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ
Н.С.ТАГАНЦЕВА......................................................................
Михельсон А., Школина У. ВЫДАЮЩИЕСЯ ВЫПУСКНИКИ
ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТОВ УНИВЕРСИТЕТОВ
РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА...................................
Никашкин А. ИСТОРИЯ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ
АДВОКАТУРЫ В ПЕРИОД XIX – XX ВВ......................................
Орлов Н. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ
Л. И. ПЕТРАЖИЦКОГО.............................................................
Хачатурянц В. ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ
Г. В. ПЛЕХАНОВА. ...................................................................
3
4
9
12
16
19
23
27
32
34
39
41
43
48
51
53
56
60
64
67
Научное издание
ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ
О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ
В ПЕРИОД XI – НАЧАЛА XX в.
Материалы научно-теоретической конференции
8 октября 2013 г.
Под редакцией доктора юридических наук,
профессора В. В. Лысенко
Публикуется в авторской редакции.
Компьютерная верстка А. Н. Колешко
Сдано в набор 09.12.2014. Подписано к печати 29.12.14. Формат 60 × 84 1/16.
Бумага офсетная. Усл. печ. л. 20,1. Уч.-изд. л. 21,35.
Тираж 100 экз. Заказ № 699.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
691 Кб
Теги
lisenko
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа