close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

proskura

код для вставкиСкачать
Д. В. Проскура
УПРАВЛЕНИЕ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ
РЕГИОНА
Санкт-Петербург
2008
УДК 338.242.2
ББК 65.04
П82
Рецензенты:
Утверждено
редакционно–издательским советом университета
в качестве монографии
Проскура Д. В.
П82 Обеспечение конкурентоспособности региона: Монография
/ Д. В. Проскура. – СПб.: ГУАП, 2008. – 184 с.: ил.
ISBN 978-5-8088-0422-7
В монографии исследуются различные подходы к обеспечению
конкурентоспособности регионов. Основной идеей данной монографии является необходимость разработки системной концепции
управления конкурентоспособностью региона в условиях динамичной внешней среды.
Монография предназначена для широкого круга специалистов,
занимающихся проблемами управления, для студентов и аспирантов экономических специальностей.
УДК 621.396.2
ББК 32.884.1
ISBN 978-5-8088-0422-7
© Д. В. Проскура, 2008
© ГУАП, 2008
Содержание
ВВЕДЕНИЕ....................................................................
ГЛАВА 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ РЕГИОНА.....................
1.1. Анализ современных тенденций развития
российской экономики...........................................
1.2. Понятие и сущность конкурентоспособности
региона................................................................
1.3. Модели выявления и оценки уровня конкурентоспособности региона..............................................
ГЛАВА 2. КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ
РЕГИОНАЛЬНОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ..........
2.1. Теоретические аспекты формирования региональной кластерной политики......................................
2.2. Практическая реализация кластерного подхода
в инновационной сфере Санкт-Петербурга................
2.3. Формирование условий для проактивной и реактивной кластеризации как элемент управления
конкурентоспособностью региона............................
ГЛАВА 3. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ...........................................................
3.1. Региональный маркетинг как основа информационного обеспечения конкурентоспособности региона.....
3.2. Информационный потенциал региона как основа
регионального маркетинга.....................................
3.3. Имидж региона и региональная корпоративная
идентичность как факторы конкурентоспособности
региона................................................................
ГЛАВА 4. МЕНЕДЖЕРИАЛЬНЫЙ ПОДХОД
К УПРАВЛЕНИЮ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ
РЕГИОНА......................................................................
4.1. Понятие и сущность менеджериального подхода
к управлению региональным развитием...................
4.2. Сбалансированная система показателей как
инструмент управления конкурентоспособностью
региона................................................................
Библиографический список..........................................
4
7
7
15
30
53
53
65
85
102
102
118
124
137
137
161
175
3
ВВЕДЕНИЕ
Специфика современных экономических условий обусловлена
углубляющимся системным финансовым кризисом, который повлек за собой отток капитала с российского рынка, сопоставимый с
оттоком, вызванным дефолтом 1998 года. По данным Центрального
банка РФ, чистый отток иностранного капитала из России с июля по
сентябрь 2008 г. составил 16,7 млрд. долларов США. За девять месяцев этого года чистый приток капитала оказался всего 0,8 млрд.
долларов. Для сравнения, за девять месяцев 2007 г. этот показатель
составлял 61,4 млрд. долларов. В сочетании с прочими неблагоприятными тенденциями, такими как падение цен на энергоресурсы
почти в два раза и внутренний кризис финансовой системы, текущую
экономическую ситуацию можно оценить как не слишком благоприятную для развития российской экономики в целом. В сложившихся условиях проблема конкурентоспособности российских регионов,
как основы конкурентоспособности национальной экономики, встает особенно остро.
Специфика российской экономики заключается в существенной
дифференциации регионов по уровню социально-экономического
развития. Несмотря на меры, направленные на выравнивание уровня развития регионов, предпринимаемые федеральными и региональными властями, разрыв между передовыми и депрессивными
регионами продолжает углубляться, что полностью отвечает концепции региональных конкурентных преимуществ в трактовке П.
Кругмана [116].
Изменение условий хозяйствования, в первую очередь усугубляющийся дефицит ликвидности, вызвало обострение конкуренции регионов также за финансовые и инвестиционные ресурсы, необходимые для осуществления ускоренной адаптации регионов к
кризисным условиям хозяйствования. Ситуация, сложившаяся на
мировых фондовых рынках, способствует перераспределению собственности. Не смотря благоприятную экономическую конъюнктуру, способствовавшую росту российской экономики на протяжении
последних лет, относительные конкурентные преимущества в условиях глобального кризиса присущи не всем хозяйствующим субъектам. Объектами региональной конкурентной борьбы в настоящее
время выступают собственность, финансовые потоки и инвестиции,
позиция региона в системе международного разделения труда, трудовые ресурсы и т.п. Обеспечение конкурентоспособности региона во
многом зависит от деятельности региональных властей по созданию
4
благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата,
формированию привлекательного имиджа региона, созданию предпосылок для становления и развития кластеров как основы современных территориально-экономических систем.
Продуманная и целенаправленная экономическая политика,
представляющая собой совокупность функциональных региональных политик (инвестиционной, инновационной, промышленной,
кластерной, информационно-коммуникационной, социальной, экологической и т. п.) отражает набор ключевых принципов, правил и
мер, обеспечивающих развитие ключевых экономических направлений (точек роста) экономики региона. В условиях ограниченности
доступных ресурсов, задачей экономической политики является
реализация приоритетно-селективного подхода к выбору объектов
воздействия регионального управления экономикой. Реализация
приоритетно-селективного подхода требует четкой организации системы целеполагания регионального экономического развития. Выбор целей регионального развития должен быть обусловлен состоянием и уровнем динамики экономического потенциала региона.
Основой экономического потенциала региона выступает реальный сектор экономики и его ресурсный потенциал. Успешное решение проблем социально-экономического развития региона во многом
обусловлено эффективностью структурных преобразований в промышленности и в социальной сфере на основе кластерного подхода
к региональному развитию. Условием реализации кластерной политики региона является обеспеченность ее основных направлений необходимыми инвестиционными ресурсами, организационное и методическое обеспечение.
Существенной проблемой управления региональной конкурентоспособностью выступает необходимость разработки методологии
управления, адекватной поставленным целям и задачам. Современные концепции управления региональной экономикой базируются на
использовании актуальных методов научного менеджмента. Таким
образом, проблема заключается в разработке системной концепции
управления конкурентоспособностью региона в условиях динамичной
внешней среды.
Публикации, посвященные непосредственно проблемам управления конкурентоспособностью региона представлены в основном в зарубежной литературе. Российские исследователи основное внимание
уделяют проблемам оценки конкурентоспособности региона, либо
исследованию отдельных аспектов конкурентоспособности. Имеется
значительное количество публикаций по региональной экономике,
5
однако проблема комплексного управления конкурентоспособностью региона в динамичной внешней среде в научных публикациях
представлена недостаточно. Следовательно, в такой постановке проблема является достаточно новой для российской теории и практики
управления региональной экономикой.
Вопросам управления региональной экономикой и проблемам
реформирования реального сектора экономики региона посвящены
труды таких ученых как И.А. Бланк, В.В. Бузырев, А.А. Горбунов,
Е.А. Гришпун, М.А. Гусаков, Г.В. Гутман, А.Е. Карлик, В.В. Котилко,
В.Н. Лексин, В.П. Полянский, А.И. Попов, В.Е. Рохчин, А.А. Румянцев,
И.И. Сигов, В.Д. Шапиро и др. Проблемы конкурентоспособности рассматривались в работах Р. Акоффа, Г. Алзоева, С. Артоболевкого, Г. Беликова, Ф. Бермана, А. Булатовой, А. Гранберга, Е. Горбашко, И. Ильина, А. Маршалла, П. Кругмана, М. Портера, П. Самуэльсена, Р. Фатхутдинова, К. Шваба, В. Шниппера, Б. Штульберга и др. Обеспечению
конкурентоспособности промышленного сектора региона посвящены
работы В.М. Архипова, В.Я. Горфинкеля, Б. Карлоффа, Г.Б. Клейнера,
М.Н. Крейниной, Дж. О’Шонесси, А.Н. Петрова, и др. Проблемам формирования кластеров и их развития посвящены труды Ю. Бригхема,
Ю. Громыко, К. Дрие, П. Друкера, М. Портера А. Томпсона, Р. Фаллера,
Г. Штейнера и др.
Однако цели и задачи управления конкурентоспособностью региона в, факторы, влияющие на его качество, и методы управления
нуждаются в дальнейшем исследовании и в адаптации к российским
условиям. Неразработанность этих проблем при их высокой важности
для обеспечения стратегической конкурентоспособности российской
экономики, обусловливают актуальность данного исследования.
Монография предназначена для широкого круга специалистов,
занимающихся проблемами управления, для студентов и аспирантов экономических специальностей.
6
ГЛАВА 1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ РЕГИОНА
1.1. Анализ современных тенденций развития
российской экономики
Современная экономическая система развивается по пути глобализации мировой экономики. В условиях изменения типа конкурентного пространства необходимо пересмотреть базовые принципы
обеспечения национальной конкурентоспособности.
Проблема национальной конкурентоспособности носит стратегический характер и неразрывно связана с вопросами национальной
экономической безопасности. Национальные экономические интересы России требуют проведения комплексной реструктуризации
национальной экономики с целью обеспечения развития обрабатывающих производств и сокращения доли добывающих производств
в структуре отечественного производства. Необходимо обеспечить
развитие инфраструктуры до уровня, соответствующего уроню промышленно развитых стран. Национальная экономика нуждается в
инновационном технологическом развитии.
Государственная экономическая политика последних лет неоднократно заявляла вышеперечисленные направления экономического
развития в качестве национальных приоритетов, однако, как показывает опыт последних лет хозяйствования, российская экономика
по прежнему имеет «ресурсно-ориентированный» характер.
Многие специфические черты российской экономики обусловлены
особенностями регионального экономического развития. Безусловно, существуют государства, для которых проблема региональной
экономики и проблема национальной экономики идентичны по содержанию. Для России, напротив, проблемы региональной экономики обладают ярко выраженной спецификой и определяются типом
каждого отдельно взятого региона, его экономико-географическими
параметрами, основными ресурсами, производственной базой, инфраструктурой, местом региона в национальной экономической системе и прочими значимыми факторами.
Для российской экономики, которая, по сути, еще не вышла из
транзитивного состояния, одной из основных задач по-прежнему
выступает формирование условий для динамичного развития рынка. Предстоящее вступление во Всемирную торговую организацию
ставит задачу обеспечения национальной конкурентоспособности
особенно остро. Конкурентоспособность российской экономики –
7
ключевой элемент в числе национальных, а ее обеспечение должно
рассматриваться как важнейшая функция государственного регулирования экономики. С позиций стратегического подхода к управлению, обеспечение конкурентоспособности в долгосрочном периоде
может рассматриваться в качестве одной из ключевых целей, лежащих в основе разработки стратегии развития любого хозяйствующего
субъекта. При этом формируется совокупность теоретических, методологических и практических вопросов, нуждающихся в детальной
углубленной проработке.
Круг этих вопросов в общем виде может быть определен следующим образом.
1. Необходимо идентифицировать сущность понятия «конкурентоспособность региона». В существующих концепциях управления
конкурентоспособностью само понятие «конкурентоспособность»
практически не связывается с регионом, хотя рейтинговые оценки регионов по отдельным показателям распространены довольно
широко. Очевидно, такой подход является недостаточно обоснованным. И этого мнения придерживаются ведущие специалисты в
сфере международной конкуренции. Так, М. Портер в работе [49]
отмечает, что региональная политика имеет большое значение для
обеспечения национальной конкурентоспособности стран, имеющих выраженные региональные диспропорции в экономическом и
социальном развитии. Таким образом, значимость регионального
управления конкурентоспособностью представляется несомненной,
однако прежде следует уточнить, что понимать под конкурентоспособностью региона.
2. В настоящее время отсутствует единый методологический подход к определению уровня конкурентоспособности региона.
В работе [77] предлагается, например, определять некий уровень
«благополучия» региона по аналогии с методикой Всемирного банка,
применяемой для оценки уровня национальной конкурентоспособности. Таким образом, предлагается благополучие региона оценивать
по размеру валового регионального продукта, а также по следующим
параметрам:
– по величине производственных ресурсов (основные фонды и т.д.);
– по величине природных ресурсов;
– по величине человеческих ресурсов (уровень образованности).
Также автор предлагает добавить к названным выше показателям
такую характеристику, как уровень прямых инвестиций в экономику региона с учетом необходимого для воспроизводства объема, в том
числе и в наукоемкое производство.
8
Международные экономические организации, такие как Мировой банк, Мировой экономический форум, оценивают конкурентоспособность экономики страны совокупности критериев, выделяя 12
базовых факторов конкурентоспособности национальной экономики
[137] (рис. 1.1).
При этом под конкурентоспособностью страны понимается совокупность институтов, политики, и факторов, которые определяют уровень производительности страны [137].
Конкурентоспособность экономики страны определяется как
результат взаимодействия перечисленных факторов, особенностей
хозяйственно-политической среды, организационных способностей и
эффективности механизма функционирования экономики, ее хозяйствующих субъектов. По результатам оценки факторов конкурентоспособности рассчитывается индекс глобальной конкурентоспособности. По итогам оценки параметров развития российской экономики,
она в 2008-2009 гг. будет занимать 51-е место среди 134 оцениваемых
Базовые условия
1. Институты
2. Инфраструктура
3.Макроэкономическая
стабильность
4.Здравоохранение и начальное
образование
Усилители эффективности
5.Высшее и дополнительное
образование
6.Эффективность
товарных
рынков
7.Эффективность рынка труда
8.Развитость финансовых рынков
9.Технологическая
восприимчивость
10. Размер рынка
Инновационные и
развивающие факторы
11. Развитость бизнеса
12. Инновации
Ключ
для экономики,
основанной на
факторах
Ключ
для экономики,
основанной на
эффективности
Ключ для
инновационной
экономики
Рис. 1.1. Двенадцать базовых факторов конкурентоспособности
9
национальных экономик и улучшит свое положение на 7 позиций по
сравнению с 2007 г. (58-е место в глобальном рейтинге).
Повышение уровня конкурентоспособности требует расширения
набора конкурентных преимуществ региона. Состояние региональной экономики, социально-экономическая ситуация, складывающаяся в регионах, во многом определяет положение страны в целом.
После кризиса 1998 г. в российской экономике наметились тенденции к стабилизации и к устойчивому экономическому росту. Так,
по итогам 2007 г. прирост валового внутреннего продукта составил
5,0% к уровню 2006 г., инвестиций в основной капитал – 8,2%, валовой продукции промышленности – 4,9% (табл.1.1).
Таблица 1.1
Валовой вну- 19112,8
тренний продукт,
млрд руб.
Индекс промышленного
производства
Продукция
584,0
сельского
хозяйства,
млрдруб.
Грузооборот
404,5
транспорта,
млрд.т-км
в том числе же- 171,0
лезнодорожного
транспорта
Оборот рознич- 1236,2
ной торговли,
млрд руб.
10
108,0
январь-сентябрь
2007г. в % к
январю-сентябрю
2006г.
августу
2007г.
Справочно
сентябрь 2007г.
в%к
сентябрю
2006г.
августу 2008г.
В%к
сентябрю 2007г.
Сентябрь
2008 г.
Январь-сентябрь
2008г. в % к
январю-сентябрю
2007г.
Индексы промышленного производства по субъектам
Российской Федерации (в процентах к предыдущему году)
107,8
106,3
101,4
105,4
102,9
99,8
106,6
111,1
122,8
106,5
100,3
117,9
103,4
100,7
98,8
103,1
101,3
99,1
102,1
100,7
96,2
105,4
105,6
98,8
107,5
114,2
100,4
115,0
116,8
100,3
115,8
Объем платных 362,5
услуг населению, млрд руб.
Внешнетор72,6
говый оборот,
млрд долларов
США
в том числе:
45,6
экспорт товаров
импорт това27,0
ров
Инвестиции в
836,9
основной капитал, млрд руб.
(оценка)
Индекс потребительских цен
Индекс цен производителей
промышленных
товаров
Реальные располагаемые
денежные доходы
Среднемесячная
начисленная
заработная плата одного
работника:
номинальная, 17847
руб.
реальная
106,0
101,3
106,0
105,6
98,7
январь-сентябрь
2007г. в % к
январю-сентябрю
2006г.
августу
2007г.
Справочно
сентябрь 2007г.
в%к
сентябрю
2006г.
августу 2008г.
В%к
сентябрю 2007г.
Сентябрь
2008 г.
Январь-сентябрь
2008г. в % к
январю-сентябрю
2007г.
Продолжение табл. 1.1
107,2
141,97) 95,08) 148,49) 120,07) 103,78) 118,89)
146,6
95,3
152,8
110,2
103,8
109,3
134,5
94,4
141,5
139,3
103,4
138,2
111,8
106,1
113,1
113,7
102,5
121,3
115,0
100,8
114,2
109,4
100,8
108,2
125,7
95,0
127,9
108,8
99,4
109,4
106,9
100,2
107,8
113,4
101,0
110,4
129,4
103,5
128,8
123,9
103,1
125,7
112,5
102,7
112,8
113,3
102,3
116,2
11
Общая численность безработных, млн.
человек
Численность
официально
зарегистрированных безработных, млн.
человек
январь-сентябрь
2007г. в % к
январю-сентябрю
2006г.
августу
2007г.
августу 2008г.
Справочно
сентябрь 2007г.
в%к
сентябрю
2006г.
В%к
сентябрю 2007г.
Сентябрь
2008 г.
Январь-сентябрь
2008г. в % к
январю-сентябрю
2007г.
Окончание табл. 1.1
4,0
94,7
100,8
94,6
86,0
99,9
86,7
1,2
88,2
96,4
89,3
85,4
97,2
88,3
На фоне экономического подъема проявилась ярко выраженная
асимметрия роста производства, доходов населения и конечного
спроса, которая не позволяет однозначно оценить экономическую ситуацию.
На фоне успешных результатов хозяйственной деятельности, отмечавшихся на протяжении последних 7 лет, в 2001–2007 гг., дифференциация российских регионов продолжала углубляться. Различия
по уровню потенциала между российскими регионами характерны
даже для лидирующих регионов. Так, 10 регионов составляют в совокупности 44,6% общероссийского производственного потенциала,
при этом доля Москвы в 3,2 раза выше доли Санкт-Петербурга и в
9 раз выше доли Краснодарского края [22]. При этом большинство существующих различий обусловлено объективными причинами географического и природно-ресурсного происхождения.
Преодоление различий в социально-экономическом развитии регионов во многом зависит от деятельности региональных властей по
формированию благоприятного хозяйственного климата, обуславливающего, наряду с другими факторами инвестиционную привлекательность региона. Наибольшей инвестиционной привлекательностью
обладают регионы, в которых проводится продуманная и целенаправленная экономическая политика. Экономическая политика региона
отражает стремление его органов власти направить ресурсы в ту или
иную отрасль, которую они считает перспективной в отношении эко12
номического роста. При этом следует соблюдать баланс между целями регионального развития и реальным существующим потенциалом
региональных экономик. Стремление стимулировать бизнес к развитию производств в регионах, не обладающих для этого необходимыми
ресурсами, приводит к неэффективному расходованию бюджетных
средств, срыву программ регионального развития, временному оживлению предпринимательской активности вместо стабильного прогресса. Поскольку для поддержки определенных сфер деятельности потребуется перемещение ресурсов из других отраслей, экономическая
политика всегда предполагает развитие одних сфер хозяйства за счет
других. Для выработки действенной экономической политики региональные органы государственной власти должны быть в состоянии не
просто определить отрасли, имеющие перспективы в будущем, они
должны быть готовы к ответу на более важный вопрос: какие сферы
хозяйства должны развиваться или сокращаться быстрее, чем их подталкивают к этому рыночные условия.
Основой экономического потенциала региона выступает реальный сектор экономики, и в первую очередь промышленный комплекс
региона. Успешное решение проблем социально-экономического развития региона во многом обусловлено эффективностью структурных
преобразований в промышленности.
По данным Федеральной службы государственной статистики
[147] в январе-сентябре 2008 г. по сравнению с январем-сентябрем
2007 г. рост основных экономических показателей отмечен в большинстве субъектов Российской Федерации.
Наиболее высокий индекс промышленного производства (более
120,0%) зафиксирован в республиках Адыгея, Дагестан, Брянской
и Калужской областях. Вместе с тем, в девяти субъектах Российской
Федерации отмечается снижение производства.
В большинстве субъектов Российской Федерации в январесентябре 2008 г. по сравнению с январем-сентябрем 2007г. увеличился объем работ по виду деятельности «Строительство». Наибольший
его прирост (более чем на 45,0%) отмечен в Забайкальском крае, Калининградской и Нижегородской областях. При этом объем работ по
этому виду деятельности уменьшился в 19 субъектах Российской Федерации.
Практически во всех субъектах Российской Федерации наблюдался рост оборота розничной торговли (за исключением Чеченской Республики и Республики Хакасия) и объема платных услуг населению
(за исключением республик Ингушетия и Карелия, Магаданской и
Ярославской областей, Чукотского автономного округа).
13
Наибольший прирост объема инвестиций в основной капитал (более, чем на 50,0%) отмечен в Республике Тыва, Забайкальском крае
и Калужской и Курганской областях. Вместе с тем, в 16 субъектах
Российской Федерации отмечается уменьшение объема инвестиций.
В настоящее время экономика России испытывает влияние мирового финансового кризиса, который постепенно распространяется
на все сферы экономики. Несмотря на относительно благоприятную
ситуацию, сложившуюся в российской экономике к моменту явных
проявлений финансового кризиса, запаса экономической прочности
может не хватить для сохранения позитивных трендов, характерных
для быстрорастущей национальной экономики. Замедление темпов
экономического роста наблюдается на протяжении последнего года,
что сказалось на значениях индекса промышленного производства
(рис. 1.2).
Можно отметить следующие противоречивые явления в российской современной экономике:
– отток капитала, наблюдавшийся начиная с августа 2008 г., в
сочетании с высоким уровнем задолженности крупных российских
компаний перед зарубежными финансовыми институтами, привел к возникновению проблем в реальном секторе; наметился спад
промышленного производства. Его основные очаги – экспорто- и
инвестиционно-ориентированные производства: производство проката, стали, минеральных удобрений, цемента, ряда видов инвестиционного оборудования;
Рис. 1.2. Изменение индекса промышленного производства
в 2006–2008 гг. [146]
14
– закрепилась тенденция стагнации инвестиций. Причины – снижение доступности инвестиционных ресурсов, как из-за дефицита
доходов компаний в условиях снижения мировых цен на сырье, так и
из-за остановки банковского кредитования;
– сохраняется довольно интенсивный рост по цепочке «реальная
заработная плата – реальные доходы населения – розничный товарооборот». Ноябрьские сообщения о снижении зарплат и сокращениях
штатов компаний ставят устойчивость такого роста под сомнение;
– сохраняется довольно высокий инфляционный фон, поддерживаемый ослаблением рубля.
В сложившихся условиях возможны два варианта развития ситуации.
В соответствии с оптимистическим вариантом, кризисные проявления на рынках развитых стран углубляться не будут, ситуация
стабилизируется, что приведет к частичному восстановлению глобальных фондовых и сырьевых рынков. Это обеспечит возможности
для дальнейшего развития российской экономики. В соответствии с
пессимистическим вариантом, продолжится дальнейшее развитие
кризиса на рынках развитых стран, что вызовет продолжительную
рецессию ведущих мировых экономик и неизбежно приведет к сокращению доходов сырьевого сектора российской экономики. В этих
условиях развитие экономики регионов России напрямую зависит
от эффективного управления конкурентоспособностью региона. При
этом под воздействием динамики внешней экономической среды
меняется представление о региональных конкурентных преимуществах. Одной из основных проблем становится обеспечение конкурентоспособности региона в изменяющихся условиях хозяйствования.
1.2. Понятие и сущность конкурентоспособности региона
Современное состояние мировой экономической системы обусловливает необходимость формирования целостной концепции управления конкурентоспособностью на региональном уровне.
Степень усиления рыночных позиций на внешних рынках отдельного предприятия все в большей мере смещается от уровня конкурентоспособности продукции (предприятия) к уровням конкурентоспособности государства (региона, отрасли). Устойчивое положение
предприятия на внешних рынках, уровень его инвестиционной привлекательности для стратегических партнеров и степень лояльности
(доверия) потребителей во многом определяются уровнем конкурентоспособности государства (региона, отрасли) как гаранта создания
15
привлекательных условий предпринимательской деятельности и
вложения капитала.
Проанализируем основные проблемы, связанные с исследованием конкурентоспособности региона.
– понятие конкурентоспособности модифицируется в зависимости от целей и задач исследователей; требований субъектов рыночных отношений (потребителей, конкурентов, инвесторов, партнеров)
и масштабов деятельности (внутренние, внешние рынки);
– понятия конкурентоспособности чаще всего ориентированы на
оценку уровня на текущий момент времени без учета факторов, определяющих потенциал роста конкурентоспособности;
– понятия конкурентоспособности не имеют строгой иерархии по
уровням управления (предприятие, отрасль, регион, государство) в
связи с изолированностью исследований и отсутствием понимания
значимости конкурентоспособности субъектов рынка более высоких
уровней управления для низких уровней управления при решении
задач усиления рыночных позиций на внешних рынках;
– понятие конкурентоспособности для отдельных субъектов рынка не соответствует методикам ее оценки, что приводит к несопоставимости параметров и критериев, искажающих реальный уровень
конкурентоспособности.
В целом соглашаясь с автором указанной работы, мы считаем необходимым отметить еще ряд аспектов, значимых для нашего исследования. Для этого необходимо проанализировать подходы к определению понятия «конкуренция» (табл. 1.2)
На основе приведенных определений можно сделать вывод о том,
что конкуренция возникает тогда, когда имеется некое конкурентное пространство, характеризуемое следующими признаками:
––наличие более одного субъекта с совпадающими интересами;
––наличие ограничений, препятствующих одновременной реализации своих интересов всеми вовлеченными субъектами.
Отсюда следуют два вывода:
1. Конкуренция носит субъектный характер.
2. Конкуренция требует от субъекта дополнительных усилий для
реализации собственных интересов в условиях ограниченного доступа к ресурсам.
Конкурентоспособность, в свою очередь, по определению характеризует способность субъекта реализовывать свои интересы в условиях общего конкурентного пространства. Нарастание тенденций
регионализации (региональной интеграции) в мировой экономике
приводит к возрастанию необходимости четкого определения поня16
Таблица 1.2
Определения термина конкуренция
Автор определения
Определение
Большой энциклопедический словарь [5]
Соперничество, соревнование людей, групп,
организаций в достижении сходных целей,
или лучших результатов в определенной
общественной сфере. Конкуренция – существенная черта различных видов деятельности в которых происходит столкновение
интересов (политика, экономика, наука и
т.п.)
Ожегов С.И. [41]
Соперничество, борьба за достижение больших выгод, преимуществ
Азоев Г.Л., Завьялов П.С.,
Экономический процесс взаимодействия,
Лозовский Л.Ш., Поршев взаимосвязи и борьбы между выступающими
А.Г., Райзберг Б.А. [33]
на рынке предприятиями в целях обеспечения лучших возможностей сбыта своей
продукции, удовлетворения разнообразных
потребностей покупателей
Киперман Г.Я. [29]
Процесс взаимодействия, взаимосвязи и
борьбы изготовителей и поставщиков при
реализации продукции, экономическое соперничество между обособленными товаропроизводителями или поставщиками товаров
(услуг) за наиболее выгодные условия сбыта
Макконнел К.Р., Брю С.Л.
Наличие на рынке большего числа незави[52]
симых покупателей и продавцов и возможность для покупателей и продавцов свободно
входить на рынок и покидать его
Маршалл А. [34]
Состязание одного человека с другим, особенно при продаже или покупке чего-либо
Фатхутдинов Р.А. [69]
Процесс управления субъектом своими
конкурентными преимуществами для достижения победы или других целей в борьбе
с конкурентами за удовлетворение объективных или субъективных потребностей в
рамках законодательства либо в естественных условиях
Закон РФ «О конкуренСостязательность хозяйствующих субъектов,
ции»
когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из
них односторонне воздействовать на общие
условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке
17
тия «конкурентоспособность региона». Особую значимость данное
понятие имеет для условий социально-экономического развития России, где отдельные территории (регионы) по своим масштабам превышают размеры государств в Западной Европе.
Рассмотрим существующие подходы к идентификации сущности
конкурентоспособности региона, исходя из предложенного нами подхода к пониманию сущности конкуренции (табл. 1.3).
Таблица 1.3
Подходы к пониманию сущности конкурентоспособности
Автор
Определение
Фатхутдинов
Р.А. [69]
Конкурентоспособность – это процесс управления
субъектом своими конкурентными преимуществами
для достижения победы или других целей в борьбе с
конкурентами за удовлетворение объективных или
субъективных потребностей в рамках законодательства
либо в естественных условиях.
Меркушов В.В.
[35]
Под конкурентоспособностью региона понимается способность региона обеспечивать производство конкурентоспособных товаров и услуг в условиях эффективного
использования существующих факторов производства
(экономического потенциала), задействования существующих и создания новых конкурентных преимуществ, сохранения (повышения) уровня жизни при соблюдении международных экологических стандартов
Шеховцева. Л.С.
[77]
Конкурентоспособность региона – продуктивность
(производительность) использования региональных
ресурсов, и в первую очередь рабочей силы и капитала,
по сравнению с другими регионами, которая результируется в величине валового регионального продукта
(ВРП) на душу населения, а также в его динамике
Селезнев А.З.
[60]
Конкурентоспособность региона – это обусловленное
экономическими, социальными, политическими и
другими факторами положение региона и его отдельных товаропроизводителей на внутреннем и внешнем
рынках, отражаемое через показатели (индикаторы),
адекватно характеризующие такое состояние и его
динамику
Керашев А. А.,
М. К. Тамова М.
К. [26]
Под конкурентоспособностью региона следует понимать его способность реализовать имеющийся в
регионе экономический потенциал (финансовый, производственный, трудовой, инновационный, ресурсносырьевой и др.), обеспечивающий высокий уровень
жизни населения
18
Окончание табл. 1.3
Автор
Определение
Печаткин В. В.,
Салихов С. У.,
Саблина В. А.
[47]
Под конкурентоспособностью региона понимается способность экономики региона стабильно производить и
потреблять товары и услуги в условиях конкуренции с
товарами и услугами производимыми в других регионах, при условии соблюдения экологических стандартов и обеспечения постоянного роста уровня жизни
населения
Смирнов С.Н.,
Симачев Ю.В.,
Засимова Л.С.,
Чулок А.А. [36]
Конкурентоспособность экономики регионов рассматривают как предоставление регионами различных
условий для размещения на своей территории хозяйствующих субъектов (такую конкурентоспособность
регионов можно определить как «борьбу за производителя»). Под абсолютной конкурентоспособностью экономики региона страны следует понимать
совокупность физико-географических и социальноэкономических его характеристик, которые создают
условия для формирования на его территории экономических структур и структур расселения. Относительная конкурентоспособность экономики региона
определяется в ранжированном ряду всех регионов
того же уровня административно-территориальной
иерархии страны
В целом все определения сводятся к следующим подходам.
1. Между конкурентоспособностью региона и уровнем жизни населения существует прямая зависимость.
2. Основой конкурентоспособности региона выступает его экономический потенциал.
При этом только в одном определении упоминается о других субъектах конкурентного пространства, и ни одно определение не дает
представления о том, что является объектом конкуренции.
Таким образом, мы считаем необходимым формирование единой
методологии управления конкурентоспособностью региона. Для этого необходимо уточнить понятийный и методический аппарат, позволяющий производить оценку конкурентоспособности каждого субъекта рынка, с одной стороны, изолированно друг от друга, с другой – в
системе иерархии уровней управления. При этом параметры оценки
уровня конкурентоспособности низшего уровня должны входить как
базовые переменные в параметры оценки высшего уровня иерархии.
Как было отмечено выше, в настоящее время в экономической литературе существует достаточно большое количество определений и
19
способов оценки конкурентоспособности. В самом общем смысле под
конкурентоспособностью понимается способность опережать других,
используя свои преимущества в достижении поставленных целей.
До сих пор в экономической литературе продолжаются дискуссии по выбору базового понятия и базового уровня конкурентоспособности. Вполне естественно, что в иерархии понятий конкурентоспособности базовым является «конкурентоспособность продукции», которая может рассматриваться для различных видов товаров (производственно-технического назначения, потребительского
назначения, услуг, информации и т.п.). В качестве производителей
продукции выступают предприятия, отрасли, регионы, государства,
которые вступают в конкурентную борьбу за потребителей, за рынки
(товарные, отраслевые, территориальные); за факторы производства
(природно-сырьевые, производственно-технологические, трудовые,
финансовые ресурсы); за инвестиции. Базовую основу для уровня
конкурентоспособности продукции составляет уровень предприятия
[7, 11, 20 и др.]. Несмотря на большое количество экономической литературы по региональной экономике [10, 21, 25, 31, 69 и др.], в настоящее время конкурентоспособность региона является наименее
изученным понятием, что, с одной стороны, приводит к отсутствию
единой методики оценки, комплекса показателей и критериев оценки уровня конкурентоспособности; с другой стороны, – к отсутствию
единых подходов в разработке типовых управленческих решений и
мер по повышению текущего уровня конкурентоспособности и потенциального роста.
Конкурентоспособность формируется на различных уровнях: товара (услуги), компании, отрасли (рынка), региона, страны. В связи
с этим следует различать соответственно конкурентоспособность товара, фирмы, отрасли, региона, страны. В общем виде конкурентоспособность означает способность выполнять свои функции (предназначение, миссию) с требуемыми качеством и стоимостью в условиях
конкурентного рынка. Конкурентоспособность может определяться
в сравнении с другими аналогичными объектами, часто лучшими.
Данная характеристика относится к оценочным показателям,
поэтому предполагает наличие субъекта (кто оценивает), объекта
(что оценивается), цели (критерия) оценки. Субъектами оценки могут быть органы государственной власти, организации, инвесторы,
покупатели и т.п. Объектами оценки являются товар, фирма, организация, регион, страна. Критериями (целями) оценки могут быть положение на рынке, темпы развития, возможность расплачиваться за
полученные заемные средства, потребительские свойства по отноше20
нию к цене товара и др. Поэтому данное многогранное понятие может
быть определено в различных аспектах в зависимости от решаемых
задач. Возможны также различные методы оценки конкурентоспособности, построенные на основе статистических показателей, экспертных оценок, рангов.
Сравнительный анализ понятий конкурентоспособности региона, проведенный Ермишиной А.В. [19], позволяет констатировать,
что чаще всего конкурентоспособность региона рассматривают «...
как способность создавать условия на внутренних и внешних рынках» [11, 49, 60] или «... продуктивность (производительность) использования ресурсов» [77].
Однако, по нашему мнению, методологические подходы формулирования понятия конкурентоспособности региона, базирующиеся
на «продуктивности (производительности) использования региональных ресурсов», позволяют только зафиксировать на данный момент
времени уровень использования имеющихся региональных ресурсов
и способность этих ресурсов обеспечивать динамику валового регионального продукта. Вместе с тем скорость изменений в мировой экономике и изменение значимости факторов, оказывающих влияние
на экономический рост (с факторов производства на факторы инновационные), требуют уточнения понятия конкурентоспособности региона, опираясь на три исходных момента:
– из всех видов региональных ресурсов (потенциалов), обеспечивающих экономический рост, наибольшее значение для уровня конкурентоспособности региона в соответствии с тенденциями развития
мировой экономики (гиперконкуренции) имеют инновационные, интеллектуальные и инвестиционные ресурсы;
– наличие и уровень использования имеющихся региональных
ресурсов, наличие способности к росту динамики макроэкономических показателей, а именно способности к наращиванию региональных потенциалов на основе наукоемких, высокотехнологичных производств и производств с высокой добавленной стоимостью;
– скорость наращивания региональных потенциалов должна обеспечивать устойчивые темпы роста ВРП и качество жизни населения
на уровне мировых значений.
Предлагаемая у А.В. Ермишиной иерархия уровней конкурентоспособности субъектов рынка включает:
– базовое понятие (конкурентоспособность продукции) и базовый
уровень (конкурентоспособность предприятия);
– конкурентоспособность носителей технологии – макротехнологии производства продукции (конкурентоспособность отрасли, кла21
стера) и конкурентоспособность носителей ресурсов или нормативноправовых условий формирования конкурентной среды (конкурентоспособность государства (региона).
Мы не вполне согласны с выводами этого автора. Свои определения мы приведем ниже.
Уточнение понятийного аппарата конкурентоспособности, связанное с изменениями практики мировой экономики, базируется на
следующих моментах:
– наличие и уровень использования имеющихся ресурсов должны не только обеспечивать конкурентоспособность на данный момент
времени, но и иметь способность (создавать условия) наращивать потенциал роста конкурентоспособности;
– из всех видов ресурсов наибольшее значение для достижения,
удержания и наращивания потенциала роста конкурентоспособности для всех субъектов рынка имеют инновационные, интеллектуальные и инвестиционные ресурсы;
– скорость наращивания ресурсов (инновационных, интеллектуальных) как потенциала роста конкурентоспособности должна соответствовать скорости, обеспечивающей уровень роста производства
ВВП и качества жизни на уровне мировых значений.
В соответствии с этим, при уточнении понятийного аппарата конкурентоспособности следует определять:
– пороговое значение конкурентоспособности – наличие и эффективность использования освоенных ресурсов (факторов) на уровне,
позволяющем считать субъект рынка конкурентоспособным;
– потенциал роста конкурентоспособности – наличие инновационных ресурсов (технологии, ноу-хау, интеллектуальный потенциал);
– скорость формирования инновационных факторов роста – наличие условий и механизмов (инновационная и предпринимательская привлекательность, риски) для наращивания потенциала роста
конкурентоспособности.
Таким образом, проведенное исследование сущности конкурентоспособности позволило сделать следующие выводы.
Необходимо ввести разграничение экономических категорий
«конкурентоспособность товара» и «конкурентоспособность хозяйственной системы». Когда речь идет о конкурентоспособности товара,
уместно рассматривать объектную модель конкурентоспособности,
оценивая потенциал объекта управления – товара конкурировать
на определенном рынке. В случае с конкурентоспособностью хозяйственной системы мы имеем дело с субъектной конкурентоспособно22
стью, поскольку хозяйственная система как субъект экономических
отношений обеспечивает свой конкурентный потенциал.
Уточним сущность конкурентоспособности хозяйственной системы как экономической категории. Анализ ключевых подходов
к идентификации конкурентоспособности позволил сделать вывод
об отсутствии единого понимания сущности данного явления. Существенные различия в понимании конкурентоспособности хозяйственных систем макро-, мезо- и микроуровня не позволяют выявить
универсальное определение конкурентоспособности, которое должно
отвечать следующем требованиям:
––определение должно отражать относительный характер данной
категории, обусловленный самим условием наличия конкуренции
для определения конкурентоспособности;
––определение должно соответствовать целевой сущности конкуренции;
––определение должно в равной степени отвечать специфике систем макро-, мезо- и микроуровня.
Для субъектной конкурентоспособности мы предлагаем следующее универсальное определение: под конкурентоспособностью хозяйственной системы понимается интегральная характеристика
способности системы конкурировать с другими хозяйственными системами в пределах целевого конкурентного пространства. При этом
под целевым конкурентным пространством понимается территориальное, экономическое или информационное пространство, характеризующееся совокупностью ограниченных ресурсов, являющихся
объектом конкурентной борьбы между хозяйствующими субъектами. В качестве объектов конкуренции могут выступать финансовые,
территориальные, материальные, интеллектуальные, человеческие
и прочие ресурсы.
Существует объективная взаимосвязь конкурентоспособности
систем макро-, мезо- и микроуровня. Конкурентоспособность хозяйствующих субъектов микроуровня напрямую зависит от конкурентоспособности региональной и национальной экономики и наоборот,
конкурентоспособность национальной экономики базируется на конкурентоспособности региональных экономик. Последние выступают
в роли структурообразующих элементов национальной экономики.
В свою очередь конкурентоспособность экономики региона обусловлена конкурентоспособностью территориальных хозяйственных систем – как отраслевых, так и межотраслевых кластеров. Взаимосвязь конкурентоспособности хозяйственных систем разных уровней
отражена на рис. 1.3.
23
24
КСП
пред
КСП
пред
КСП
пред
КСП
пред
КСП
пред
собность кластера
Конкурентоспо-
Рис. 1.3. Взаимосвязь конкурентоспособности хозяйственных
систем разных уровней
КСП
пред
КСП
пред
собность кластера
Конкурентоспо-
Ресурсы – кадры – инфраструктура
КСП
пред
собность кластера
Конкурентоспо-
Конкурентоспособность региона
Национальная конкурентная среда
Ресурсы – кадры – инфраструктура
КСП
пред
собность кластера
собность кластера
КСП
пред
Конкурентоспо-
Конкурентоспо-
Конкурентоспособность региона
ки
Конкурентоспособность национальной экономи-
Глобальная конкурентная среда
Выявленные проблемы управления конкурентоспособностью региона позволили определить совокупность теоретических подходов,
являющихся теоретической основой управления конкурентоспособностью на региональном уровне. Краткая характеристика теорий
и концепций дана в табл. 1.4.
Таблица 1.4
Теории и концепции, являющиеся основой управления
конкурентоспособностью региона
Теория или концепция
Сущность
Вклад в управление конкурентоспособностью региона
Системный подход
Рассматривает объект Конкурентоспособность
управления с позиций региона рассматривается
общей теории систем с системных позиций, с
учетом основных свойств
региональной экономической системы
Теория или концеп- Сущность
Вклад в управление конкуция
рентоспособностью региона
Позволяет использовать
Теория государРассматривает экоосновные методы и инструственного управле- номику региона как
менты государственного
ния экономикой
объект воздействия
управления экономикой
государственного
(формирование региональрегулирования и
ной экономической политиуправления
ки, систему индикативного
планирования, систему
регионального мониторинга) в целях управления
конкурентоспособностью
региона
Позволяет использовать
Теория управления Рассматривает протеории рационального
региональной экоблемы функционитерриториального распреномикой
рования и развития
деления ресурсов и эконоэкономики России
как системы регионов мического взаимодействия
с учетом рационально- на региональном уровне в
го пространственного целях обеспечения конкураспределения эконо- рентоспособности региона
мических ресурсов;
территориальной
и функциональной экономической
дифференциации и
интеграции
25
Окончание табл. 1.4
Теория или концепция
Кластерный подход
Сущность
В рамках теории
региональной экономики, рассматривает
территориальнопроизводственный
принцип структуризации хозяйственных
систем
Теории и концепции Рассматривают
конкурентоспособ- конкурентоспособности
ность как способность
объекта конкурировать с аналогичными
объектами в целевом
пространстве
Теория или концеп- Сущность
ция
Стратегический
Управление на основе
менеджмент
формирования и реализации стратегий,
обеспечивающих достижение поставленных целей
Вклад в управление конкурентоспособностью региона
Позволяет использовать
преимущества кластеров в
целях управления региональной конкурентоспособностью
Позволяют идентифицировать сущность управления
и обеспечения конкурентоспособности региона,
выявить факторы, влияющие на конкурентоспособность
Вклад в управление конкурентоспособностью региона
Обеспечивает стратегическую конкурентоспособность региона на основе
перспективного регионального прогнозирования и
стратегического планирования регионального развития. Позволяет уточнить
систему целей управления
конкурентоспособностью и
сформировать адекватные
стратегии реализации поставленных целей
Концепция устойчи- Управление, направ- Позволяет учесть совокупность экологических
вого развития
ленное на ограничение нынешних темпов проблем и идентифицирует
экологические преимущероста в целях сохранения природного по- ства как конкурентные
тенциала в интересах
будущих поколений
Использование теории Дает возможность разКонцепция менеди методов менеджмен- работать инструментарий
жериального подуправления конкурентохода к государствен- та организации в
управлении террито- способностью, основанный
ному управлению
риальными экономи- на последних достижениях
экономикой
научного менеджмента
ческими системами
26
Система факторов конкурентоспособности должна рассматриваться с позиций идентификации целевого конкурентного пространства. Система факторов представлена на рис. 1.4.
Факторы конкурентоспособности региона
Природноклиматические
факторы
Экономикогеографические
факторы
Политические факторы
Макроэкономические факторы
Региональные экономические факторы
Социальнодемографические
факторы
Инновационные
факторы
Инфраструктурные факторы
Природный сырьевой потенциал
региона
Природно-климатический потенциал
Природоохранные мероприятия
Географическое положение
Близость источников сырья
Близость источников энергии
Транспортные узлы
Близость основных партнеров
Политическая стабильность
Законодательство
Институты власти
Региональная экономическая политика
Макроэкономическая
стабильность
Состояние глобальной экономической системы
Состояние и потенциал реального сектора
Состояние финансовых институтов и рынков
Состояние и потенциал потребительского рынка
Уровень инвестиционной привлекательности экономики региона
Качество и количество трудовых
ресурсов
Уровень жизни населения
Уровень образования
Уровень медицинского обслуживания
Уровень инновационного потенциала
Система поддержки инноваций
Система трансфера технологий
Транспортная инфраструктура
Энергетическая инфраструктура
Информационная инфраструктура
Рис. 1.4. Факторы, влияющие на конкурентоспособность региона
27
Оценка реального уровня конкурентоспособности
Формирование системы целей управления и
идентификация целевого конкурентного пространства
Формирование рамочных условий управления
конкурентоспособностью
Разработка стратегии управления и комплекса
управленческих мер
Реализация управленческого воздействия
Мониторинг состояния конкурентоспособности исходя из
целевых показателей
Корректировка целей, политики управления,
управленческих воздействий
Рис. 1.5. Основные операции процесса управления
конкурентоспособностью региона
Управление конкурентоспособностью на региональном уровне
представляет собой управленческий процесс, включающий стандартный набор операций, представленный на рис. 1.5.
Каждому виду операций соответствует набор методов и инструментов, характерных для управленческих теорий или концепций,
адекватных каждому этапу. Инструментарий методологии управления конкурентоспособностью региона отражен в табл. 1.5.
Таблица 1.5
Инструментарий методологии управления
конкурентоспособностью региона
№
п/п
Название этапа
1
Оценка реального
уровня конкурентоспособности
28
Теоретический
аппарат
Системный подход
Региональная экономика
Теория конкурентных преимуществ
Менеджериальный
подход
Методический аппарат
Факторный анализ конкурентных преимуществ
Использование методологии маркетинга с целью
выявления конкурентной позиции региона
Окончание табл. 1.5
№
п/п
Название этапа
Теоретический
аппарат
Методический аппарат
2
Формирование
системы целей
управления, идентификация целевого конкурентного пространства
Менеджериальный
подход
Стратегическое планирование
Анализ конкурентных
преимуществ и рынков
3
Формирование
рамочных условий управления
конкурентоспособностью
Государственное
управление
Формирование принципов управления, формирование политики
управления конкурентоспособностью
4
Разработка стратегии управления
и детализация
комплекса мер
Государственное
управление
Региональная экономика
Менеджериальный
подход
Использование инструментария государственного регулирования
экономики
Использование технологии индикативного
планирования
Применение методов
стратегического менеджмента для разработки
конкурентной стратегии
5
Реализация
управленческого
воздействия
Менеджериальный
подход
Использование методов современного
менеджмента, включая
инновационный, финансовый, инвестиционный
менеджмент, менеджмент изменений
6
Мониторинг состояния конкурентоспособности
исходя из целевых
показателей
Региональная экономика
Менеджериальный
подход
Использование методологий формирования системы мониторинга, сбора и
обработки информации
на основе современных
информационных технологий
7
Корректировка
целей, политики управления,
управленческих
воздействий
Системный подход
Реализация принципа
обратной связи
29
1.3. Модели выявления и оценки уровня
конкурентоспособности региона
Подход к пониманию сущности управления конкурентоспособностью региона должен базироваться на адекватной оценке текущего уровня конкурентоспособности. Проанализируем существующие
подходы к оценке конкурентоспособности регионов. По мнению Меркушова В.В. [35], анализ конкурентоспособности имеет смысл только при условии сравнения состояний объекта в различные моменты
(интервалы) времени, либо при сравнении исследуемого объекта с
сопоставимыми объектами-конкурентами. При этом под уровнем
конкурентоспособности региона (УКСР) понимается значение интегральной оценки конкурентоспособности исследуемого региона, сопоставленное с интегральной оценкой конкурентоспособности регионаэталона. В качестве эталонного региона наиболее целесообразно
использовать регион (реально существующий или условный), обладающий наилучшими характеристиками конкурентоспособности. В
целом трудно не согласиться с предложенным подходом, но если мы
обратимся к определению региональной конкурентоспособности, которого придерживается указанный автор, то становится очевидным,
что он придерживается ресурсного подхода к оценке УКСР.
Факторы, влияющие на УКСР, отражены в табл.1.6.
Таблица 1.6
Система показателей конкурентоспособности региона
Система показателей экономического потенциала
региона
Численность экономически активного населения, тыс. чел.;
Среднесписочная численность работников,
занятых на малых предприятиях, тыс. чел.
Стоимость основных
фондов отраслей экономики, млн. р.
Площадь сельскохозяйственных угодий и
пашни, тыс. га
30
Система показателей
региональной эффективности
Система показателей конкурентных преимуществ
Пр-во ВРП (ВДС) на 1
Стоимость основных
занятого в экономике фондов, на 1 занятого в
региона, тыс. р./чел.
экономике, тыс. р.
Пр-во ВДС, созданной в
Уровень годности
промышленности, на 1
основных фондов резанятого в промышленгиона, %
ности, тыс. р./чел.
Пр-во ВРП (ВДС) на 1
Объем инвестиций в
рубль стоимости основ- основной капитал, приных фондов региона, р. ходящийся на 1 жителя региона, тыс. р.
Пр-во ВДС, созданной в Удельный вес занятых
промышленности, на 1 на малых предприятирубль стоимости основ- ях в общей численноных фондов промышсти занятых региона,
ленности, р.;
%
Система показателей экономического потенциала
региона
Система показателей
региональной эффективности
Внутренние затраты на
исследования и разработки, тыс. р.
Затраты заработной
платы на 1 рубль ВРП
(ВДС), р.
Система показателей конкурентных преимуществ
Удельный вес занятых на предприятиях
частн. формы собств. в
общей числ. занятых,
%
Система показателей
Система показателей
Система показателей
экономического потенрегиональной эффек- конкурентных преимуциала региона
тивности
ществ
Сальдированный
Производительность
Густота ж/д путей, км
финансовый результат
труда на малых предпутей на 10000 км2
региона, млн. р.
приятиях, р.;
территории
Инвестиции в основной Пр-во ВДС промышленГустота автомобилькапитал, млн. р.
ности, на 1 рубль ПП), ных дорог, км на 1000
р.
км2 территории
Валовой региональный Уровень рентабельности
Среднегодовая уропродукт, млн. р.
реализованной прожайность зерновых
дукции (работ, услуг) культур за последние 5
организаций промышлет, ц/га.
ленности, %.
Для синтеза интегральных показателей экономического потенциала, региональной эффективности, конкурентных преимуществ
и непосредственно уровня конкурентоспособности Меркушов В.В.
предлагает использовать непараметрические методы статистического анализа. В его работе рассматриваются два из них: метод относительных разностей и метод «Паттерн».
Метод относительных разностей предполагает получение оценок
по частным показателям при помощи нормирования по формуле (1).
То есть, превышение значения j-го частного показателя по i-му региону над минимальным значением соотносится с размахом вариации
j-го частного показателя по всей совокупности регионов:
xij - x jmin
.
(1)
tij =
x jmax - x jmin
Значение интегрального коэффициента может быть получено
при помощи средней арифметической простой из частных коэффициентов – см. формула (2). Значения коэффициента Ti будут принадлежать области [0;1]. Ti = 1 может быть достигнуто только в случае,
31
если i-ый регион обладает наилучшими значениями по всем частным
показателям:
n
å tij
Тi =
j=1
n
.
(2)
Метод «Паттерн» позволяет получить оценки по частным показателям при помощи соотнесения фактических значений с наилучшими –см формула (3). (Величина интегрального коэффициента определяется по формуле (2).)
tij =
xij
xmax
.
(3)
Использование метода относительных разностей и метода «Паттерн» предполагает наложение ограничения положительности исходных значений частных показателей.
Для целей определения уровней конкурентоспособности регионов,
на наш взгляд, предпочтительным является использования метода
«Паттерн», поскольку метод относительных разностей обладает свойством, снижающим его информативность, а именно: значение коэффициента tij для региона с наихудшим значением xij будет равно нулю.
В исследовании ГУ ВШЭ (авторы Смирнов С.Н., Симачев Ю.В.,
Засимова Л.С., Чулок А.А. [36]) под абсолютной конкурентоспособностью экономики региона понимается совокупность физикогеографических и социально-экономических его характеристик, которые создают условия для формирования на его территории экономических структур и структур расселения. Относительная конкурентоспособность экономики региона определяется в ранжированном ряду
всех регионов того же уровня административно-территориальной
иерархии страны.
Конкурентоспособность регионов одного и того же уровня
административно-территориальной иерархии при их сопоставлении
между собой означает, что они конкурируют в предоставлении основных условий организации хозяйственной деятельности. Ориентируясь на данные условия, которые носят объективный (природные ресурсы) либо субъективный (институциональные факторы) характер,
субъекты хозяйственной деятельности при прочих равных условиях
выбирают регион с наиболее благоприятным их сочетанием.
Природные ресурсы. Природные ресурсы, использование которых экономически эффективно для хозяйствующих субъектов, яв32
ляются фактором, повышающим при прочих равных условиях конкурентоспособность экономики региона. Например, наличие на территории региона запаса углеводородного сырья при высоких ценах
на него формирует стимулы для прихода в такой регион инвесторов,
заинтересованных в разработке месторождений нефти и газа. Рассмотрим данные о ресурсной обеспеченности регионов и федеральных округов России 1. Очевидно, что по уровню запасов и добычи
угла в РФ безусловно лидирует Сибирский федеральный округ, на
долю которого приходится около 82% от всего российского объема
добычи каменного угля (рис. 1.6). Однако по уровню производства
электроэнергии на первое место уверенно выходит Северо-Западный
федеральный округ (рис. 1.7).
Центральный
федеральный
округ;
0%
Дальне
восточный
федеральный
округ
10%
Северо
Западный
федеральный
округ
5%
Уральский
федеральный
Южный
округ
1% федеральный
округ
2%
Приволжский
федеральный
округ
0%
Сибирский
федеральный
округ
82%
Добыча угля по федеральным округам, 2007
Рис. 1.6. Добыча угля по федеральным округам 2
Проанализировав структуру выработки электроэнергии в СЗФО
(рис. 1.8), мы видим, что с большим отрывом на первом месте находится Ленинградская область – 37% в общем производстве электроэнергии в СЗФО, на втором месте – Мурманская область (18%) и на
третьем – Санкт-Петербург (12%).
1 Здесь и далее основной анализ проводится по регионам Северо-Западного и Приволжского федеральных округов. По остальным округам данные приводятся в обобщенном виде.
2 Здесь и далее таблицы и диаграммы разработаны на основе данных Федеральной
службы государственной статистики: [56].
33
Выработка электоэнергии по федеральным округам,
2007
Дальневосточный
федеральный
округ
21%
Северо
Западный
федеральный
округ
4%
Северо
Западный
федеральный
округ
23%
Южный
федеральный
округ
10%
Сибирский
федеральный
округ
16%
Уральский
федеральный
округ
19%
Приволжский
федеральный
округ
7%
Рис. 1.7. Структура выработки электроэнергии по федеральным округам
Псковская
область
2%
Новгородская
область
1%
г. Санкт
Петербург
12%
Республика
Карелия
4%
Республика
Коми
9%
Архангельская
область
7%
Мурманская
область
18%
Ленинградская
область
37%
Выработка электроэнергии в СевероЗападном
федеральном округе, 2007
Вологодская
область
7%
Калининградская
область
3%
Рис. 1.8. Структура выработки электроэнергии
в Северо-Западном федеральном округе
34
Саратовская
область
21%
Ульяновская Республика
область Башкортостан
13%
2%
Самарская
область
13%
Республика
Марий Эл
1%
Республика
Мордовия
1%
Республика
Татарстан
13%
Пензенская
область
1%
Оренбургская
область
8%
Удмуртская
Республика
2%
Ниже
городская
область
6%
Кировская
область
2%
Чувашская
Республика
2%
Пермский край
15%
Выработка электроэнергии в
Приволжском федеральном округе, 2007
Рис. 1.9. Выработка электроэнергии в Приволжском федеральном округе
Одним из важнейших критериев развития инфраструктуры выступает обеспеченность автомобильными дорогами с твердым покрытием. Среди федеральных округов по этому показателю лидирующее
положение занимает Центральный федеральный округ, за ним с существенным отрывом следуют Приволжский ФО и Южный ФО. В
Северо-Западном федеральном округе положение чуть лучше, чем в
России в целом, но существенно хуже, чем у лидеров (рис. 1.10).
Проанализировав дорожную инфраструктуру Приволжского ФО
(рис. 1.11), мы видим, что средний уровень обеспеченности дорогами
является достаточно высоким, в числе лидеров по этому показателю
Чувашская республика, республика Татарстан и Нижегородская область.
Среди регионов СЗФО по этому критерию абсолютным лидером
выступает Калининградская область, приближающаяся по уровню
развития дорожной инфраструктуры к европейскому уровню, что
во многом объясняется историко-географическими причинами. При
этом очевидным является существенный разрыв между регионами
СЗФО по уровню развития дорожной инфраструктуры (рис. 1.12).
Существенные различия между федеральными округами и регионами РФ отмечаются в распределении населения. Наиболее населенными являются Центральный и Приволжский федеральные
округа – на 1 января 2007 года численность населения ЦФО состав35
36
Ул
ья
но
вс
я
я
ка
ка
я
Рис. 1.11. Обеспеченность дорогами регионов
Приволжского федерального округа
ла
ст
ь
ь
ь
ст
ст
ла
об
об
ь
ь
ст
ь
ь
ст
ст
ла
ла
ка
ай
ла
ла
об
об
об
я
н
ка
ст
кр
ли
н
я
л
та
ли
ла
об
об
я
ая
ка
вс
рс
то
ма
ра
Са
ка
ск
гс
ен
ур
нз
нб
я
ка
ка
дс
вс
ро
ро
уб
уб
ий
сп
ск
Ре
рм
ая
сп
Э
та
ви
рс
до
та
ор
ос
ий
рт
ар
Та
М
М
ко
Ре
ка
ка
ка
ая
Пе
ск
ск
го
Пе
ре
же
Ки
ш
ли
ли
уб
уб
рт
ва
Са
О
Ни
Чу
му
сп
сп
ш
0
Ре
Ре
Ба
ли
ка
уб
ли
сп
уб
Ре
сп
км/ на 1000 км.кв.
Се
Си
би
рс
ки
Да
л
ны
й
ст
й
ок
ру
г
й
ру
ны
ок
оч
ны
г
г
г
ру
ру
ок
ок
й
й
ны
г
г
г
ру
ру
я
ру
ок
ок
ци
ок
й
й
й
ны
ев
о
ль
ль
ьн
фе
де
ра
ф
ед
ер
а
й
ль
ль
ф
ед
ер
а
ны
ны
ль
ль
ф
ед
ер
а
ны
Фе
де
ра
ль
ая
ф
ед
ер
а
й
й
ки
ки
жс
ьс
ол
ал
ив
ск
фе
де
ра
ий
ф
ед
ер
а
ый
ый
дн
й
сс
ны
жн
па
ль
Ю
З
а
ра
Ур
Пр
ве
ро
Це
нт
Ро
0
Уд
Ре
км/ на 1000 м.кв.
250
200
2000
2002
150
2003
100
2004
2005
50
2006
Обеспеченность автомобильными дорогами по Федеральным округам РФ, 2007
Рис 1.10. Обеспеченность автомобильными дорогами
по федеральным округам
300
250
200
2000
2002
150
2003
100
2004
2005
50
2006
Обеспеченность автомобильными дорогами в Привожском федеральном округе, 2007
км/ на 1000 км кв.
450
400
350
300
250
200
150
100
50
0
Р
п
ес
ка
ли
уб
2000
2002
2003
2004
2005
2006
ел
ар
К
я
и
Р
п
ес
ка
ли
уб
А
в
м
то
о
К
а
рх
с
чи
м
н
и
ге
ле
с
ль
Н
ен
я
ка
е
о
и
цк
а
бл
й
ав
ь
ст
н
то
м
о
н
ы
й
уг
кр
о
В
к
дс
го
о
л
о
К
ая
а
ли
о
н
а
бл
н
и
ь
ст
я
ка
дс
а
гр
а
бл
о
ь
ст
а
бл
ь
ст
о
ая
ая
ск
д
ск
а
ан
гр
м
н
и
ур
ен
М
Л
а
бл
о
ь
ст
Н
о
о
вг
ка
дс
ро
я
а
бл
о
ст
П
с
ь
ка
вс
ко
я
бл
о
ас
ть
Обеспеченность автомобильными дорогами в СевероЗападном федеральном округе, 2007
Рис. 1.12. Обеспеченность автомобильными дорогами регионов СЗФО
ляла 37218 тыс. чел, численность населения ПФО составляла 30346
тыс. чел. При этом по всем округам без исключения прослеживается
общая тенденция к замедлению темпов сокращения населения. Тенденция к сокращению населения является устойчивой, за период с
1990 года численность населения в РФ сократилась более чем на 5400
тыс. человек. (табл. 1.7).
Природно-климатические условия в большинстве регионов Российской Федерации неблагоприятны для проживания людей, что отразилось на плотности ее населения. Например, д.г.н. А.Ю. Скопин
отмечает, что в зоне тундры плотность населения составляет 0,1 - 0,2
чел./кв. км, в зоне тайги – 0,02 - 0,3 чел./кв. км, в то время как в
зоне смешанных и широколиственных лесов – 10 - 150 чел./кв. км, в
зоне степей – 5 - 100 чел./кв. км, в предгорьях и низкогорьях Северного Кавказа – 25 чел./кв. км [80]. В условиях плановой экономики
государство имело возможность отчасти купировать неравную конкурентоспособность регионов по природно-климатическим условиям
(например, оргнабором, повышением заработной платы в регионах с
тяжелыми условиями проживания и т.п.). В условиях рыночной экономики подобного рода смягчение может осуществляться в основном
хозяйствующими субъектами, повышающими привлекательность
рабочих мест в районах с неблагоприятными условиями проживания.
37
38
Российская Федерация
Центральный федеральный округ
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
в том числе Ненецкий
автономный округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
г. Санкт-Петербург
Южный федеральный
округ
Приволжский федеральный округ
Субъекты РФ
764
1133
1476
43
1333
940
1686
1037
735
826
4820
22455
32049
792
1249
1576
52
1355
881
1667
1191
753
844
5002
20697
31764
31532
1290
958
1680
923
710
782
4715
22762
729
1043
1369
41
14199
14750
15310
2001
146304
38175
1996
147665 148292
38018 38189
1990
2003
2004
2005
31316
1279
956
1672
906
701
769
4688
22853
722
1030
1350
41
14073
31104
1267
954
1667
890
692
758
4656
22892
715
1016
1333
42
13948
30902
1255
950
1660
880
683
748
4624
22850
709
1005
1318
42
13832
30710
1245
945
1653
873
674
737
4600
22821
703
996
1305
42
13731
Все население
145649 144964 144168 143474
38068
37947
37733
37546
2002
Численность населения по субъектам Российской Федерации
(на 1 января; тысяч человек)
30511
1235
940
1644
864
665
725
4581
22790
698
985
1291
42
13628
142754
37357
2006
30346
1228
937
1638
857
657
714
4571
22777
693
975
1280
42
13550
142221
37218
2007
Таблица 1.7
39
Субъекты РФ
Республика Башкортостан
Республика Марий Эл
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Удмуртская Республика
Чувашская Республика
Пермский край
Кировская область
Нижегородская область
Оренбургская область
Пензенская область
Самарская область
Саратовская область
Ульяновская область
Уральский федеральный
округ
Сибирский федеральный
округ
Дальневосточный федеральный округ
1996
4084
756
949
3761
1613
1344
2944
1609
3711
2218
1546
3307
2737
1470
12606
20883
7360
1990
3941
754
964
3654
1612
1337
3028
1652
3780
2151
1546
3236
2698
1411
12725
21106
8045
2001
6832
20333
4115
739
908
3787
1588
1328
2859
1537
3595
2203
1484
3276
2699
1414
12471
2002
6743
20178
4108
733
897
3782
1578
1320
2837
1518
3555
2190
1466
3254
2682
1396
12418
2003
6680
20031
4102
727
886
3778
1568
1312
2814
1499
3516
2176
1449
3235
2663
1379
12362
2004
6634
19901
4092
722
876
3773
1560
1305
2791
1479
3479
2163
1436
3218
2644
1364
12316
2005
6593
19794
4079
717
866
3769
1553
1299
2770
1461
3445
2150
1423
3201
2626
1351
12279
2006
6547
19677
4063
712
857
3762
1544
1292
2748
1443
3411
2138
1408
3189
2608
1336
12244
2007
6509
19590
4051
707
848
3760
1538
1286
2731
1427
3381
2126
1396
3178
2595
1322
12231
Анализ распределения основных производственных фондов по
субъектам федерации на 2002 -2007 гг. показывает, что по уровню
основных производственных фондов лидирует Центральный федеральный округ, на втором месте находится уральский ФО, Приволжский ФО занимает 3-е место. При этом почти по все округам объемы
основных производственных фондов за последние четыре года показывают высокие темпы роста (табл. 1.8).
Таблица 1.8
Основные фонды по субъектам Российской Федерации
(на конец года; по полной учетной стоимости; миллионов рублей)
Субъекты РФ
2002
2003
2004
2005
2006
Российская Федерация, млрд. р.
Центральный федеральный округ
Северо-Западный
федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
Вологодская область
Калининградская
область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
г. Санкт-Петербург
Южный федеральный округ
Приволжский федеральный округ
Республика Башкортостан
Республика Марий
Эл
26333
32173
34873
41494
47489
6296105
8304173
9280004 11481926 13199939
2629404
3417342
3663691
4134214
4976071
148241
174757
198482
214925
243546
386680
271575
445128
394995
472593
402806
578010
452384
727893
541730
252460
332752
344991
400094
478439
102325
136207
142772
178685
195805
345419
432513
485920
546302
611268
214701
291420
311729
344444
406705
111122
139631
148288
162501
186183
111128
685753
2503418
122694
947245
2991598
129423
1026687
3243964
144880
1111989
3806157
164095
1420407
4140577
5137048
6046752
6438858
7462180
8456510
581436
672147
721830
868425
974675
88400
103379
112068
133723
141867
40
Окончание табл. 1.8
Субъекты РФ
2002
2003
2004
2005
2006
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Удмуртская Республика
Чувашская Республика
Пермский край
Кировская область
Нижегородская
область
Оренбургская область
Пензенская область
Самарская область
Саратовская область
Ульяновская область
Уральский федеральный округ
Сибирский федеральный округ
Дальневосточный
федеральный округ
127103
157478
158416
183836
204886
681153
854943
929381
1090879
1236737
254768
278761
315521
368307
394881
177315
225632
231338
253775
285864
594356
221679
477952
683649
260069
560961
724508
278400
606193
322973
688092
480330
1113976
354452
834981
391209
414641
405888
262655
553402
180559
729525
458337
228396
886148
520351
243758
966882
532388
961938
1056262
556180
315061
1154449
630917
173256
200197
212287
234805
260362
5069686
5812297
6267153
7935967
9209054
3215231
3751440
3988065
4458879
5021477
1482381
1849684
1991989
2214245
2485870
По индексам промышленного производства лидирующее положение занимает ЦФО (114% в 2006 г. по отношению к 2005 г. при среднем по РФ значении в 103,9%) Индекс промышленного производства
в СЗФО составил за то же период 106,3; в Приволжском ФО – 108%
(табл. 1.9).
41
Таблица 1.9
Индексы промышленного производства по субъектам
Российской Федерации (в процентах к предыдущему году)
Субъекты РФ
2002
2003
2004
2005
2006
Российская Федерация
Центральный федеральный округ
Северо-Западный федеральный округ
Республика Карелия
Республика Коми
Архангельская область
в том числе Ненецкий автономный
округ
Вологодская область
Калининградская область
Ленинградская область
Мурманская область
Новгородская область
Псковская область
г. Санкт-Петербург
Южный федеральный округ
Приволжский федеральный округ
Республика Башкортостан
Республика Марий Эл
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Удмуртская Республика
Чувашская Республика
Пермский край
Кировская область
Нижегородская область
Оренбургская область
Пензенская область
Самарская область
Саратовская область
Ульяновская область
Уральский федеральный округ
Сибирский федеральный округ
Дальневосточный федеральный округ
103,1
107,8
113,9
95,5
97,4
110,9
111,9
108,9
114,6
106,7
101,8
102,8
103,8
143,9
108,3
108,9
114,2
110,5
105,3
164,8
142,6
104,0
113,0
109,3
118,7
104,1
117,3
115,4
103,9
114,0
106,3
101,8
105,0
99,1
104,8
105,6
104,2
119,8
96,9
101,1
106,6
129,6
101,8
100,7
100,4
104,1
109,6
99,1
98,7
98,4
98,7
98,4
104,3
108,9
100,3
98,0
101,1
107,2
106,0
105,5
102,1
103,8
104,7
113,3
104,0
111,2
102,7
111,4
103,8
107,7
104,6
113,5
122,1
105,0
107,6
107,8
108,9
100,6
106,4
116,8
117,4
105,7
118,6
106,4
110,3
107,9
104,4
106,5
122,5
122,5
104,3
109,7
103,6
108,5
108,3
106,0
103,7
112,1
113,3
106,1
104,2
106,4
105,2
103,1
101,6
112,7
105,2
108,9
111,2
99,8
107,7
104,3
107,2
106,5
127,4
108,1
100,2
108,3
98,7
109,2
110,2
103,5
106,2
114,4
106,8
104,8
100,5
107,4
100,8
100,3
103,3
104,0
105,9
97,3
110,0
109,8
103,3
103,0
101,8
107,1
166,6
126,4
101,5
101,7
108,2
98,0
114,3
108,0
108,0
117,1
111,3
108,1
101,5
118,9
104,2
108,3
108,9
108,1
115,0
105,0
106,5
104,5
104,9
105,6
104,2
42
Природные ресурсы сами по себе не являются фактором конкурентоспособности экономики регионов. Возможности и экономическая эффективность их разработки определяются существующими
на конкретный момент времени технологическими возможностями,
конъюнктурой мирового и отечественного рынков и т.п. Так, в стране
существует одно из наиболее крупных в мире, но пока еще не разработанное Удоканское медно-рудное месторождение (Каларский район
Читинской области). Оно содержит от 25 до 60% национальных запасов медной руды. Однако транспортно-технологические факторы препятствовали его освоению в период плановой экономики. С переходом к
рынку и появлением негосударственных инвесторов, сдерживающим
фактором разработки этого месторождения стал институциональный
фактор – неурегулированность отношений собственности.
Географическое положение. Географическое положение представляет собой консервативный экономический ресурс любого региона, который может быть лишь в незначительной степени изменен
целенаправленным антропогенным воздействием. Улучшить географическое положение с целью повышения его конкурентоспособности
на рынке условий хозяйственной деятельности возможно в основном
за счет развития транспортной инфраструктуры.
Трудовые ресурсы. Основное значение имеет такая характеристика трудовых ресурсов, как цена. По этому показателю конкурентоспособность регионов Российской Федерации значительно различается.
Институциональные условия. Охватывают достаточно широкий
перечень условий и могут служить важным фактором повышения
либо снижения конкурентоспособности региона в «борьбе» за хозяйствующего субъекта. Сюда относятся региональное законодательство, система региональных налогов, институциональные структуры, занимающиеся вопросами социально-экономического развития
регионов и т.п.
Второй подход к определению конкурентоспособности экономики регионов состоит в том, что регионы предоставляют различные
условия для проживания и социально-экономической деятельности
на их территории населению (условно этот вид конкурентоспособности можно определить как «борьбу за жителя»). Очевидно, что при
прочих равных условиях, выбирая регион своего проживания, население будет оценивать такое сочетание климатических, экономических (трудовая деятельность) и социальных показателей, которые
делают их пребывание на месте постоянного жительства наиболее
комфортным.
43
Экономические и социальные условия характеризуются несколькими показателями, одним из которых является абсолютный и относительный (например, к стоимости жизни, величине прожиточного
минимума в конкретном регионе) размер оплаты труда, определяющий уровень потребления домохозяйств, в которых имеются занятые. Значима также и величина социальных трансфертов (в первую
очередь, относительная) для нетрудоспособных граждан. Еще одним
показателем является уровень развития социальной инфраструктуры (прежде всего, обеспеченности населения жилой площадью).
Характеристикой экономических условий для проживания населения в регионах являются также трансформационные процессы,
реструктуризация экономики регионов. Развитие экспортоориентированных отраслей, появление нового качества столичных функций
обусловили рост спроса на рынке труда в нефтегазодобывающих регионах, г. Москве.
Население имеет возможность оценивать условия своего проживания в регионах, что выражается в миграции. Важны не столько
показатели рождаемости и смертности населения, сколько его миграция. Результирующие показатели последней учитывают не только
уже упомянутые квантифицированные показатели уровня доходов
или наличия рабочих мест, но и латентные для эксперта субъективные факторы, которые рассматриваются домохозяйством при принятии решения о продолжении пребывания в конкретном регионе
или о выезде из него. Особенно отчетливо это проявилось на уровне
федеральных округов: наибольший отток населения наблюдается
из Дальневосточного и Сибирского ФО, которые характеризуются худшими относительно других федеральных округов условиями
для жизни и трудовой деятельности населения. С учетом сказанного
выше, можно предложить следующее определение.
Под абсолютной конкурентоспособностью экономики региона
страны следует понимать совокупность физико-географических и
социально-экономических его характеристик, которые создают условия для формирования на его территории экономических структур
и структур расселения. Относительная конкурентоспособность экономики региона определяется в ранжированном ряду всех регионов
того же уровня административно-территориальной иерархии страны.
В работе Л.С. Шеховцевой [77] предложен подход к оценке уровня конкурентоспособности региона на основе «ромба конкурентоспосбности, предложенного М. Портером [68]. Для оценки факторов формирования конкурентной способности региона в целом и
44
возможности воздействия региональных органов власти на ее составляющие целесообразно использовать модель «национального
ромба», Роль региона в создании конкурентных преимуществ фирм
можно исследовать по четырем взаимосвязанным направлениям
(детерминантам), образующим «региональный ромб»: параметры
факторов (природные ресурсы, квалифицированные кадры, капитал, инфраструктура и др.); условия спроса (уровень дохода, эластичность спроса, требовательность покупателей к качеству товара
и услуг и др.); родственные и поддерживающие отрасли (обеспечивают фирму необходимыми ресурсами, комплектующими, информацией, банковскими, страховыми и другими услугами); стратегии
фирм, их структура и соперничество (создают конкурентную среду
и развивают конкурентные преимущества). В свою очередь каждый
из детерминантов анализируется по составляющим, степени их воздействия на конкурентное преимущество региона, а также необходимости их развития.
Развитие конкурентоспособности региона, как и страны в целом
(по М. Портеру [69]), осуществляется по следующим четырем стадиям
(уровням): конкуренция на основе факторов производства – конкуренция на основе инвестиций – конкуренция на основе нововведений
– конкуренция на основе богатства. Первые три стадии обеспечивают
экономический рост, последняя обусловливает застой и спад.
Конкурентное преимущество региона обеспечивается (см. табл.
1.10):
Таблица 1.10
Формирование конкурентного преимущества региона
на разных стадиях экономического развития [77]
45
− на первой стадии – благодаря факторам производства: природным ресурсам, благоприятным условиям для производства товаров,
квалифицированной рабочей силе (обеспечивается одним детерминантом);
− на второй стадии – на основе агрессивного инвестирования (в
основном национальных фирм) в образование, технологии, лицензии
(обеспечивается тремя детерминантами);
− на третьей стадии – за счет создания новых видов продукции,
производственных процессов, организационных решений и других
инноваций путем действия всех составляющих «ромба»;
− на четвертой стадии – за счет уже созданного богатства и опирается на все детерминанты, которые используются не полностью.
В современных условиях целесообразно сделать упор на стадию
инвестиций с последующим переходом к инновационному развитию. Но уже сегодня существует объективная потребность в инновационной «наполненности» привлекаемых инвестиций. В создании конкурентного преимущества региона немаловажное значение
имеют научные знания, образование – и как факторы развития
производства, и как факторы формирования инновационного потенциала региона.
Для формирования конкурентоспособности региона можно использовать программно-целевой подход (ПЦП). При решении проблемы создания и повышения конкурентоспособности региона ПЦП
может быть представлен следующим образом. Вначале осуществляется структуризация проблемы формирования конкурентоспособности региона и разрабатывается «дерево целей» для двух уровней.
Для управленческих задач необходимо формирование целей в
количественно-временном измерении. Например, глобальная цель
может быть представлена следующим образом: «Повысить конкурентоспособность региона за счет роста ВРП на душу населения в
размере 20% к 2005 году путем обеспечения роста объемов производства в приоритетных наукоемких отраслях промышленности на
30%, транспорта – на 25%, сельского хозяйства – 20% и т.д». Цели
второго уровня можно сформулировать следующим образом: «Увеличить подготовку квалифицированных кадров для приоритетных
отраслей региона на 20% в расчете на душу населения», «Обеспечить прирост прямых инвестиций на 40% на душу населения» и
т.д. Вариант дерева целей представлен на рис. 1.13.
Дерево целей, представленное на рис. 1.13, может быть основой
для построения иерархии целей для каждого конкретного региона
(или групп регионов) с учетом его специфики.
46
Рис. 1.13. Вариант дерева целей
Для оценки значимости детерминантов и факторов развития, их
влияния на формирование конкурентоспособности региона на основе
дерева целей разрабатываются две матрицы: матрица оценки целей
первого уровня и матрица оценки целей второго уровня. Затем подготавливаются анкеты, и производится опрос экспертов, рассчитываются параметры дерева целей и заполняются матрицы. Фрагмент
матрицы оценки целей второго уровня представлен в табл. 1.11. Определение общего коэффициента важности каждой цели второго уровня для достижения главной цели осуществляется путем перемножения соответствующих коэффициентов относительной важности:
Rij = rij ´ ri . Например, общий коэффициент важности образования
будет равен: R11 = r11 ´ r1 = 0,128 ´ 0,275 = 0,0352 . Рассчитанные таким образом и пронормированные общие коэффициенты важности
будут характеризовать оценку влияния каждого фактора на конкурентоспособность региона.
Полученные оценки могут быть использованы для распределения
ресурсов, развития факторов и условий производства, оценки влияния разных факторов и детерминантов на конкурентоспособность
региона, проведения структурной политики, разработки программ
повышения конкурентоспособности региона и его производителей,
47
Таблица 1.11
ранжирования стратегических задач. В более широком плане ПЦП
может служить основой для управления формированием конкурентоспособности региона.
Завершающим этапом программно-целевого подхода является
формирование системы программ на основании дерева целей. На
высшем уровне создание конкурентоспособности региона могут обеспечить следующие программы: «Формирование факторов производства», «Стимулирование спроса», «Развитие комплексов родственных
отраслей», «Формирование благоприятных международных условий
жизнедеятельности», «Совершенствование механизма ОЭЗ» и другие. Эти программы могут быть детализированы в программах более
низкого уровня – например, «Развитие образования», «Привлечение
инвестиций», «Развитие инфраструктуры» и т.д.
Механизмы ПЦП способствуют интеграции и координации всех
уровней, ветвей и органов управления, коммерческих и некоммерческих организаций, их ресурсов, создают условия для получения количественно измеримых результатов управления, т.е. способствуют
повышению эффективности управления созданием конкурентоспособности региона.
Конкурентоспособность региона обеспечивает рост экономики
по пути инновационного развития. Поэтому в современных условиях повышение конкурентоспособности становится одной из главных
стратегических целей экономического развития регионов и страны
в целом.
48
Мы предлагаем использовать подход к оценке конкурентоспособности региона на основе многофакторной модели, где конкурентоспособность рассматривается как функция от ключевых факторов:
КСР = F( ПКФ, ЭГФ, ПФ, МФ, РЭФ, СДФ, ИнФ, ИФ) ,
(4)
где ПКФ – природно-климатические факторы; ЭГФ – экономикогеографические факторы; ПФ – политические факторы; МФ – макроэкономические факторы; РЭФ – региональные экономические
факторы; СДФ – социально-демографические факторы; ИнФ – инновационные факторы; ИФ – инфраструктурные факторы.
Таким образом, необходимо пересмотреть традиционные подходы к оценке конкурентоспособности.
Так, предлагаемая в работе Института социально-экономических
исследований Уфимского научного центра РАН [47] двухфакторная
модель оценки конкурентоспособности региона на основе относительных оценок товарной конкурентоспособности и качества жизни
населения привела к следующим результатам (рис. 1.14).
Рис. 1.14. Оценка уровня конкурентоспособности российских регионов
по двухфакторной модели
49
Предлагаемый нами подход позволяет выявить относительную
конкурентоспособность каждого региона по каждому из ключевых
факторов и сопоставить ее со средним значением по России. Для
проведения оценки потенциала конкурентоспособности была задействована модель, учитывающая по восьми ключевым группам факторов 132 параметра, часть из которых базируется на официальной
статистической отчетности (твердые источники), часть получена на
основе экспертных оценок и обработки результатов анкетирования.
Сравнительная оценка потенциала конкурентоспособности СанктПетербурга дана на рис. 1.15.
иф
инф
пкф
100
80
60
40
20
0
сдф
эгф
пф
РФ
СанктПетербург
мф
рэф
Рис. 1.15. Факторный анализ потенциала конкурентоспособности
Санкт-Петербурга
На основе данных гистограммы видно, что наибольший конкурентный потенциал Санкт-Петербурга связан с его экономикогеографическим положением, уровнем развития региональной экономики, социально-демографической ситуацией и потенциалом инновационного развития. В то же время, очевидно, что в информационной сфере необходимо серьезно подойти к решению существующих
проблем, поскольку по данному фактору уровень потенциала оказался существенно ниже, чем по России в целом.
Можно определить ключевые проблемы регионального развития,
которые отражаются на уровне конкурентоспособности регионов:
––повышение эффективности функционирования реального сектора региональной экономики;
––обеспечение инвестиционной привлекательности на региональном уровне;
––повышение эффективного использования природно-климатического и сырьевого потенциала региона;
––формирование и развитие региональной системы поддержки инновационной деятельности;
50
––развитие технологической и транспортной инфраструктуры, относящейся к региональному ведению;
––повышение качества трудовых ресурсов;
––укрепление кредитно-финансовой системы региона;
––обеспечение устойчивого развития региона, с учетом сложившихся природных, культурных и производственных условий;
––развитие социальной сферы, повышение качества жизни населения.
Эти проблемы выступают в качестве основы для формирования
системы целей управления конкурентоспособностью региона.
Систему целей управления конкурентоспособностью региона составляют три блока взаимосвязанных целей:
––блок глобальных целей отражает необходимость повышения
качества жизни населения, обеспечения устойчивого развития региональной экономической системы, обеспечения вклада региона в
Цели управления конкурентоспособностью региона
Глобальные цели
Повышение
качества
жизни населения
Обеспечение устойчивого развития региональной экономической системы
Обеспечение вклада региона
в конкурентоспособность
национальной экономики и
национальную безопасность
Локальные цели
Обеспечение
конкурентоспособности
региона
на товарных рынках
Геополитические
цели
Выход региона на
международные товарные
рынки
Обеспечение
конкурентоспособности
региона
на
финансовых
рынках
Выход
региона
на международные финансовые
рынки
Обеспечение конкурентоспособности
региона на
инвестиционных рынках
Выход на
международные
инвестиционные
рынки
Обеспечение конкурентоспособности
региона на
ресурсноэнергетических рынках
Обеспечение конкурентоспособности
региона на
инновационных рынках
Выход региона на
международные ресурсные
рынки
Выход региона
на
международные инновационные рынки
.
Рис. 1.16. Региональная система целей управления
конкурентоспособностью
51
конкурентоспособность национальной экономики и национальную
безопасность;
––блок локальных целей отражает необходимость обеспечения
конкурентоспособности региона на товарных, финансовых, инвестиционных, ресурсно-энергетических, инновационных рынках;
––блок геополитических целей отражает стремление к выходу региона на международные товарные, инвестиционные, финансовые,
энергетические инновационные и сырьевые рынки.
Региональная система целей управления конкурентоспособностью отражена на рис. 1.16.
Система управления конкурентоспособностью региона должна
соответствовать поставленным целям. Сочетание регионального и
менеджериального подходов к управлению позволяет выявить основные методы управленческих воздействий.
Предложенная система целей позволяет сосредоточить усилия на
ключевых факторах обеспечения конкурентоспособности. Особую
роль в управлении конкурентоспособности региона в последние годы
играют кластеры, проблемам формирования и развития которых посвящена следующая глава.
52
ГЛАВА 2. КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ
РЕГИОНАЛЬНОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ
2.1. Теоретические аспекты формирования региональной
кластерной политики
Термин «кластер» в настоящее время является одним из наиболее популярных при обсуждении перспектив развития российской
экономики. Кластерный подход декларируется в качестве одной из
базовых парадигм формирования государственной и региональной
экономической политики. При этом совершенно очевидным является отсутствие единого общепринятого определения данного экономического феномена. Встречается некорректное употребление данного
термина, в ряде случаев кластеры отождествляются с отраслями
промышленности, иногда в качестве кластеров рассматриваются
промышленные комплексы регионов. Целью данной статьи является
уточнение экономической сущности кластера, выявление их форм и
видов, характерных для российской экономики, с учетом присущей
ей специфики и идентификация возможности воздействия на процесс формирования кластерных образований на федеральном и региональном уровнях управления.
Рассмотрим основные подходы к определению кластера. Базовое
определение кластера принадлежит М. Портеру. «Кластер или промышленная группа,— это группа соседствующих взаимосвязанных
компаний и связанных с ними организаций, действующих в определённой сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга» [68].
Таким образом, кластер в экономической литературе определяется как индустриальный комплекс, сформированный на базе территориальной концентрации сетей специализированных поставщиков,
основных производителей и потребителей, связанных технологической цепочкой, и выступающих альтернативой отраслевому подходу
[91].
Однако это не единственный подход к трактовке данного феномена. У А.А. Миграняна кластер определяется как сосредоточение
наиболее эффективных и взаимосвязанных видов экономической деятельности, т.е. совокупность взаимосвязанных групп успешно конкурирующих фирм, которые образуют «золотое сечение», в западной
интерпретации «diamond» – бриллиант всей экономической системы
государства и обеспечивают конкурентные позиции на отраслевом,
национальном и мировом рынках [37].
53
Хотя основоположником кластерного подхода является М. Портер, кластерный подход к изучению экономических процессов формирования конкурентоспособности применяется и в ряде других теорий. Е. Лимер [117], И. Толенадо и Д. Солье [141] рассматривали необходимость формирования образований кластерного типа с целью
реализации конкурентных технологических, экспортных и прочих
преимуществ компаний, входящих в их состав. Отличие их подхода
от рассмотренного выше состояло в более узком понимании сущности
кластера. Кластерный подход также характерен для скандинавских
экономистов, в первую очередь шведских и финских специалистов,
что обусловлено спецификой структуры национальной экономики. Для шведской и финской экономики характерно формирование
мощных многоотраслевых кластерных формирований. Примером
подобного кластера, носящего метаотраслевой характер, является
финский лесопромышленный кластер, объединяющий все виды экономической деятелности, связанные с лесным хозяйством, лесозаготовкой и деревообработкой.
Обратимся к концепции Е. Дахмена о «блоках развития» [93], в
соответствии с которой основой конкурентоспособности является
поэтапное развитие экономических блоков, или секторов, при этом
активно развивающийся сектор задает импульс развития связанным
с ним отраслям и секторам, обеспечивая общее прогрессивное развитие и формирование конкурентных преимуществ. Данный подход заслуживает особого внимания при анализе перспектив формирования
региональной экономической политики, основанной на кластерном
подходе, поскольку позволяет сосредоточить стимулирующие воздействия на ключевых секторах («блоках») экономики, обладающих
потенциалом развития и обеспечивающих сопряженный прогресс
для контактирующих сфер экономики.
Также заслуживают внимания теоретические разработки
В. Фельдмана [96], который осуществил значительные эмпирические
исследования процессов формирования кластерных образования в
различных странах, и существенное внимание уделил проблемам
обеспечения конкурентоспособности на основе кластерного подхода.
Одной из основных задач современной российской экономики
является активизация инновационных процессов и в перспективе –
переход к инновационному развитию. В связи с этим нельзя обойти
вопросы, связанные с выделением в качестве самостоятельного явления инновационных кластеров. А.А. Мигранян в работе [37] дает
следующее определение инновационного кластера: «Инновационный
кластер, являясь наиболее эффективной формой достижения высоко54
го уровня конкурентоспособности, представляет собой объединение
различных организаций (промышленных компаний, исследовательских центров, органов государственного управления, общественных
организаций и т.д.), которое позволяет использовать преимущества
двух способов координации экономической системы – внутрифирменной иерархии и рыночного механизма, что дает возможность
более быстро и эффективно распределять новые знания, научные открытия и изобретения».
На юридическом сайте http://www.labex.ru приводится определение инновационного кластера, базирующееся на системном подходе
к идентификации экономической сущности данного явления. Инновационный кластер рассматривается как целостная система новых
продуктов и технологий, взаимосвязанных между собой и сконцентрированных на определенном отрезке времени и в определенном
экономическом пространстве. Таким образом, в соответствии с этим
определением инновационный кластер представляет собой комплекс
производных инноваций, которые делают невозможным расширение
экономики в традиционных направлениях [148].
В свою очередь Н.П. Четырбок [76] отмечает, что инновационная
ориентированность является главной характерной особенностью любого кластера. В этой же работе вводится понятие «инновационнопромышленный кластер».
Опыт США (поддержка и стимулирование образования инновационных кластеров – феномен Силиконовой долины) показывает, что
инновационные (промышленные) кластеры могут формироваться на
уровне региона, где высока концентрация взаимосвязанных отраслей. Преимуществами кластерного подхода на региональном уровне являются следующие аспекты функционирования региональной
экономики.
1. Региональные инновационно-промышленные кластеры имеют
в своей основе сложившуюся устойчивую систему распространения
новых технологий, знаний, продукции, так называемую технологическую сеть, которая опирается на совместную научную базу.
2. Предприятия кластера имеют дополнительные конкурентные
преимущества за счет возможности осуществлять внутреннюю специализацию и стандартизацию, минимизировать затраты на внедрение инноваций.
3. Важной особенностью инновационно-промышленных кластеров является наличие в их структуре гибких предпринимательских
структур — малых предприятий, которые позволяют формировать
инновационные точки роста экономики региона.
55
4. Региональные промышленные кластеры чрезвычайно важны
для развития малого предпринимательства: они обеспечивают малым фирмам высокую степень специализации при обслуживании
конкретной предпринимательской ниши, так как при этом облегчен
доступ к капиталу промышленного предприятия, а также активно
происходит обмен идеями и передача знаний от специалистов к предпринимателям.
На основе рассмотренных подходов к выявлению сущности кластера, определим его основные идентификационные признаки:
1. Производственно-технологическая взаимосвязь компаний,
формирующих кластер.
2. Территориально-производственная общность взаимосвязей.
3. Наличие развитой инфраструктуры, обеспечивающей трансфер знаний и технологий.
4. Гибкость состава и структуры, отсутствие жестких формальных ограничений и барьеров, препятствующих расширению и сужению кластера.
5. Открытость кластера как системы.
Таким образом, кластер – это система взаимосвязанных технологической и территориальной общностью предприятий, организаций, инфраструктурных объектов, финансовых институтов, научноисследовательских, внедренческих и инвестиционных фирм, обеспечивающая оптимально функционирование всех структурных
элементов на основе инновационных продуктов и технологий.
Построение кластера связано с необходимостью объединить в
рамках одной особой зоны производственные бизнес-проекты в конкретной технологической области, фундаментальные разработки и
современные системы проектирования новых продуктов и подготовку производства этих продуктов.
Собственно объединение в рамках единой системы управления
циклов обмена знаниями и технологиями позволит выстроить опорные институциональные структуры будущего кластера, объединяющего в своей организации несколько принципиально новых, сегодня
несуществующих отраслей. Переход же к кластеру связан с организацией процессов технодинамики однотипных технологических
систем в рамках нового, формирующегося в России технопромышленного уклада, на основе преобразования и замещения новыми
технологическими решениями значительных массивов российских
промышленных производств. Эпистемотехнологический подход позволяет расширить представление о кластере, введенное М. Портером. Центральным моментом формирования кластера при нашем
56
подходе является не просто территориально-географическое сближение, резиденциальное объединение производств нескольких разных
отраслей, между которыми возможна синергия и взаимно функциональные отношения (по типу «поставщик-потребитель», «разработка
смежных решений» и т.д.). Задача состоит в том, чтобы довести ряд
принципиально новых лабораторных технологий, действие которых
основано на новых физических принципах и эффектах, до новых систем деятельности и практики. На основе сформировавшихся новых
систем деятельности и практики возможно перевооружение всего
массива отраслей предшествующего техно-промышленного уклада.
С этой точки зрения всякий кластер интегрирует в своём устройстве
несколько разных деятельностных схем [15]:
1. Схему организации полномасштабной производительной системы, объединяющей в своём устройстве фундаментальную практикоориентированную науку (физико-математическую и гуманитарную),
инновационную промышленность и развивающее образование.
2. Схему сферной организации промышленно-производственных
платформ в виде процессов производства, воспроизводства, устойчивого функционирования, развития, захоронения технологий предшествующего технопромышленного уклада, руководства, организации, управления.
3. Схему мультиотраслевой и полисферной организации практики, предполагающую организацию технодинамики и технологической диффузии новых решений не по границам отраслей и переделов,
а в соответствии с принципом инновационной восприимчивости различных групп трансроссийской инновационной инфраструктуры.
4. Схему соорганизации и одновременного использования
знаниево-логистического (постиндустриального) уровня переделов и
модернизируемой промышленной платформы (неоиндустриального
уровня переделов), обеспечивающей формирование приборов нового
поколения.
5. Схему соорганизации прорывного централизованно организуемого ядра и конкурентной рыночной среды, с разной скоростью и на
разных принципах воспринимающей и реализующей технологии и
продукты нового технопромышленного уклада.
6. Схему формирования продукции двойного назначения на основе серийных производств, обеспечивающих проверенное качество изделий.
7. Схему двойного «маркетингового кольца» (от маркетинга продукта к маркетингу нового стиля жизни, и от маркетинга человека,
употребляющего данный продукт и услугу, к маркетингу вещи), обе57
спечивающего маркетинг нового типа приборов и технологических
услуг по их реализации с маркетингом нового стиля жизни в России,
с модой на жизнь в России творческого креативно-мыслящего человека.
8. Схему инвестиционного проектирования и построения
финансово-инжиниринговой компании, обеспечивающей реализацию мегапроектов на основе прослеживания всего альтернативного
набора перспективных проектных продуктов и учёта рисков, а не
дисконтирования финансового потока.
Процесс формирования кластеров носит эвристический характер. По своей сущности кластер является сетевой структурой, формируемой на основе кооперации компаний в процессе создания определенного продукта. При этом необходимо отметить, что масштабы
кластерных образований существенно зависят от специфики стержневого процесса, обеспечивающего создание конечного продукта.
Каждый крупный кластер может представлять собой систему малых кластеров (или протокластеров), которые конкурируют между
собой на ограниченном региональном рынке, но могут объединять
усилия под воздействием внешних факторов, например для выхода
на национальный и международный рынки.
Количество кластерных образований может быть весьма значительным, как и число предприятий, входящих в данную систему. Так,
по результатам опроса руководителей строительных предприятий,
специализирующихся на остеклении фасадов в Санкт-Петербурге,
были выявлены две конкурирующие протокластерные системы,
каждая из которых объединяет до 250 предприятий, участвующих
в процессе создания конечного продукта на разных этапах технологического цикла – от поставщиков материалов и комплектующих
до подрядчиков и группы субподрядчиков, выполняющих монтаж.
Каждая из этих систем формируется вокруг крупной строительномонтажной компании. Таким образом, по всем критериям рассматриваемые образования представляют собой монопрофильные межотраслевые протокластеры, являющиеся элементом строительного
кластера Санкт-Петербурга. В данном случае мы имеем дело с проактивной кластеризацией, инициированной участниками хозяйственной деятельности в целях повышения конкурентоспособности
каждого участника кластера на основе использования преимуществ
синергетического свойства, обеспечиваемых взаимодействием элементов кластерной системы.
Возможно ли вмешательство органов государственного управления в процесс формирования кластеров? И является ли подобное
58
вмешательство целесообразным? Как показывает зарубежный опыт
экономического развития, недостаточно признать факт формирования кластерной структуризации экономики. Если государство располагает возможностями для стимулирования образования кластеров,
обладающих потенциалом экономического развития, которые могут
выступить в роли точек роста, целесообразно задействовать соответствующие экономические механизмы государственного управления.
Кластеры объективно обладают всеми преимуществами, которые
дает экономическая интеграция на основе кооперационных связей.
Проведем анализ кооперационных взаимодействий компаний в
рамках кластера. Основой измерения эффектов кооперации является
выявление основных механизмов, обеспечивающих реализацию кооперационных взаимодействий. Подобное исследование подобных механизмов для совокупности малых предприятий было осуществлено
в работе Егоровой Н.Е. и Маренного М.А. [18]. Мы считаем целесообразным расширить и дополнить перечень выявленных механизмов
с учетом специфики кооперации в рамках кластера.
К их числу относятся следующие:
1. Затратно-распределительный механизм, позволяющий обеспечить оптимальное использование производственного потенциала всех компаний, участвующих в процессе кооперации на основе
субконтрактинга и аутсорсинга. При этом возможно совместное использование информационных и производственных ресурсов в целях
оптимизации затрат всех участников процесса кооперации.
2. Кредитно-кооперационный механизм, позволяющий использовать механизмы взаимного кредитования участников кластера, а
также взаимные гарантии и поручительства в случае устойчивых
долговременных кооперационных связей. В состав кластера могут
входить не только промышленные предприятия, но и финансовые и
инвестиционные компании, в том числе специализированные инвестиционные банки и лизинговые компании.
3. Налогово-оптимизационный механизм. Предполагает использование легитимных (и нелегитимных) методов снижения уровня налогооблагаемой базы. Налоговые проблемы финансового менеджмента компаний, образующих кластер, частично решаются путем
операций, позволяющих использовать схемы, направленные на снижение налогового бремени [3].
4. Инновационный механизм. Предполагает использование
льготного технологического трансфера для участников кластера (в
том числе элементов франчайзинга), а также научно-техническую
кооперацию в процессе НИР и ОКР.
59
5. Информационный механизм. Имеет два аспекта. Маркетинговый механизм дает возможность использовать преимущества известного бренда всем участникам процесса кооперации. Коммуникационный механизм предполагает формирование общего информационного пространства для обеспечения эффективных коммуникаций.
Хотя каждый из описанных выше механизмов обладают некоторой спецификой, с достаточной степенью условности их общую
структуру можно представить в виде упрощенной схемы, представленной на рис. 2.1.
Предприятия-собственники
ресурсов (производственных,
финансовых, интеллектуальных):
Ожидаемый эффект – компенсация затрат на приобретение
или создание ресурса
П1
П2
Пn
Предоставление ресурса
Пользование ресурсом
Плата за пользование
ресурсом
П1
П2
Совместная деятельность
в рамках
производственной кооперации
Совместная
деятельность в
рамках научнотехнической
кооперации
Совместная
деятельность
в рамках информационной коперации
Пn
Предприятия–пользователи.
Ожидаемые эффекты: доступность финансовых ресурсов,
снижение издержек на приобретение ресурсов
Рис. 2.1. Общая схема структуры экономических механизмов
кооперационных взаимодействий интегрированной группы промышленных предприятий (кластера)
60
Измерение кооперационных эффектов, возникающих при реализации данных механизмов, может осуществляться с помощью
системы индикаторов, включающих в себя такие показатели, как
увеличение прибыли, снижение (экономия) издержек, уменьшение
потребности в инвестициях, сокращение времени реализации целей
и т.д. Следует отметить, что часть этих показателей является зависимой. Так, уменьшение времени достижения цели может быть сведено к изменению других индикаторов и охарактеризовано, например,
как получение дополнительного дохода или снижение затрат. Точно
так же уменьшение потребности в инвестициях можно интерпретировать как снижение затрат.
Рассмотрим факторы, способствующие образованию кластерных
структур.
1. Усиление конкуренции, обусловившее формирование устойчивых долгосрочных кооперационных связей;
2. Изменение условий хозяйствования (налоговые, законодательные, политические и прочие изменения), повышающие эффективность функционирования объединений предприятий;
3. Внешнее давление на сектор экономики, требующее объединение усилий с целью успешного противостояния давлению;
4. Появление новых технологий, предопределяющее стихийное
формирование объединения компаний на основе стержневой технологии;
5. Необходимость научно-технической кооперации в высокотехнологичных секторах экономики.
Таким образом, на региональном уровне управления возможно
использовать механизмы, способствующие формированию кластерных образований. В этом случае будет иметь место реактивная кластеризация – формирование кластеров должно стать реакцией региональной экономической системы на изменение условий хозяйствования путем создания предпосылок для их развития в приоритетных
сферах хозяйственной деятельности.
Одним из основных инструментов воздействия на процесс кластеризации должен стать активный инвестиционный маркетинг территорий, направленный на создание максимально благоприятных
инвестиционных условий, способствующих процессу кластерной
структуризации промышленного комплекса региона. Построение
кластеров связано с необходимостью объединить в рамках одной
особой зоны производственные бизнес-проекты в конкретной технологической области, фундаментальные разработки и современные
системы проектирования новых продуктов и подготовку производ61
ства этих продуктов. Это предопределяет использование инвестиционных механизмов управления формирование кластерных структур. Ю.В. Громыко [15] выделяет 4 вида инновационных кластеров
(табл. 2.1).
Таблица 2.1
Типологизация инновационных кластеров
Тип кластера
Характеристика и свойства
Инфраструктурноинновационные
кластеры.
Базируются на технологическом преобразовании
некоторой имеющейся инфраструктурной платформы на основе принципиально новых технологических решений следующего технопромышленного и социокультурного уклада
Связан с созданием на основе принципиально новых физических принципов и эффектов не существующих в настоящий момент инфраструктур.
Такой принципиально новой инфраструктурой
может быть создание лазерного станкостроения, в
которой малогабаритные лазеры могут заменить
функции многих существующих сегодня станков
Является основой формирования
промышленностb по преобразованию существующих типов промышленности. Промышленность
по перевооружению существующей промышленности называется метапромышленностью. Типичным типом ультраструктурного метапромышленного кластера может быть наноэлектронный
кластер
Продвижение к формированию нового технопромышленного уклада предполагает создание
условий для освоения технологий, которые
сегодня в мире формируют передний край технологического развития. Поэтому заимствование
и переосвоение в системе российской промышленности передовых технологических платформ
является обязательным условием её конкурентоспособности
Инновационнопилотный кластер
Ультраструктурный
метапромышленный
кластер
Адаптационнотехнологический
кластер (кластер «заимствования рубежной технологической
платформы»)
Для экономики Санкт-Петербурга наиболее актуальными являются кластеры первого, третьего и четвертого типа. При этом мы считаем, что основой инновационной кластерной политики должен стать
ультраструктурный инновационный метапромышленный кластер.
Инфраструктруно-инновационные и адаптационно-технологические
кластеры могут стать структурными элементами метапромышленного кластера.
62
Со структурной точки зрения выделяют три типа кластеров:
– региональные (регионально ограниченные объединения вокруг
научного или промышленного центра);
– вертикальные (объединения внутри одного производственного
процесса, например, цепочка «поставщик – производитель – сбытовик – клиент»);
– горизонтальные (объединение различных отраслей промышленности в один мегакластер, например, «химический кластер» или на еще
более высоком уровне агрегации «агропромышленный кластер») [76].
Для достижения целей и решения задач инновационной и промышленной политики Санкт-Петербурга необходимо сформировать
кластер регионального типа, с элементами вертикальной и горизонтальной интеграции на принципах научно-технической, производственной и финансовой кооперации, с широким использованием механизмов субконтрактинга.
Концептуальная модель ультраструктурного инновационного метапромышленного кластера представлена на рис. 2.2.
Федеральная инновационная политика
Мировая
Администрация Санкт-Петербурга
Профильные комитеты
Механизмы реализации кластерной политики
Пилотный
Система субконтрактинга
кластер 1
Система информационного обеспечения
Вузы
печения
Малый инновационный
бизнес
Система финансирования
Лаборатории
Система кадрового обес-
Инновационноинфраструктурный кластер
НИИ
Система продвижения
Источники инновационных технологий
инновационно-
технологическая среда
Пилотный
кластер 2
Пилотный
КБ
предприятий
Международный технологический трансфер
кластер N
Адаптационно-технологические и метапромышленные кластеры
Рис. 2.2. Концептуальная модель инновационной кластерной политики
Проблема формирования экономических и административных
механизмов реализации кластерной политики, адекватных постав63
ленным задачам, сопряжена с выявлением специфики формирования кластерных образований в разных сферах деятельности. Ликвидация административных барьеров и ограничений в ряде случаев
является достаточным условием активизации процесса кластеризации. Как правило, конкурентоспособные компании активно создают
долгосрочные устойчивые кооперативные связи с партнерами при
условии отсутствия ограничений на процесс кооперирования.
Формирование кластера предполагает выделение нескольких
сценариев – своеобразных операций, обеспечивающих построение
кластера.
Мы считаем необходимым при построении кластера выделять:
технико-реализационный сценарий, организационно-производственный сценарий, макретинговый сценарий, инвестиционный сценарий, кадровый сценарий, институционально-организационный сценарий.
Технико-реализационный сценарий предполагает получение ответа на вопрос, какой тип технологии может быть создан на основе
фундаментального знания о новом физическом эффекте или новом
физическом принципе. В основе этого сценарии лежат необходимые
способы взаимодействия представителей фундаментальной науки и
разработчиков комплексных технологических решений.
Организационно-производственный сценарий должен обеспечить получение ответа на вопрос, какой тип серийного производства
может и должен быть создан на основе опытно-экспериментальных
образцов продукции.
Маркетинговый сценарий предполагает определение возможного спроса на данное изделие (услугу, технлогию, инфраструктуру),
позиционирование данной группы предприятий на рынке, создание
условий для работы с дилерами в системе маркетинговых сетей, проектирование своеобразного стиля жизни людей, которые создают и
потребляют продукцию нового техно-промышленного уклада.
Инвестиционный сценарий предполагает оценку перспективности проекта по созданию продукта (услуги, технологии, инфраструктуры), определение всего набора организационных проектов и альтернативных вариантов проектов – единиц, включённых в мегапроект,
оценку рисков каждого из проектов и каждого из этапов реализации
отдельного проекта, постоянный анализ устойчивости спроса на результат реализации проекта в зависимости от стоимости продукции.
При создании кластера для реализации инвестиционного сценария
необходимо создание специальной инжиниринговой компании нового типа.
64
Специально разрабатываемый кадровый сценарий предполагает
подготовку людей, которые способны работать в условиях высокой
неопределённости, взаимодействия носителей разнопрофессиональных языков, а также огромной технологической гибкости и перенастройки современного производства.
Наконец, институционально-организационный сценарий предполагает ответ на вопрос, как должен быть организован кластер, как
он должен формироваться и выращиваться.
2.2. Практическая реализация кластерного подхода
в инновационной сфере Санкт-Петербурга
В последнее десятилетие в практике регионального управления
наблюдается актуализация кластерной модели реализации экономической политики, которая рассматривается как один из наиболее эффективных механизмов повышения конкурентоспособности региона
на основе модернизации его производственного сектора, активизации инновационной деятельности, создания условий для осуществления масштабных инвестиционных проектов. Санкт-Петербург,
адаптирующийся к современным экономическим реалиям, вовлечен
в данный процесс, и в его экономическом базисе вполне очевидны
признаки «кластеризации», выражающиеся в попытках создания
ряда отраслевых научно-производственных структур нового типа. К
ним можно отнести концептуально проработанные модели судостроительного кластера, автомобилестроительного кластера.
Наиболее близка к понятию «кластер» модель, использованная
при построении инвестиционно-строительного комплекса СанктПетербурга, что обусловлено спецификой комплекса, субъекты которого (в большинстве) соединяют функции инвестора и застройщика,
а также существованием ряда общественных организаций, сформированных по профессиональному признаку, которые обеспечивают
взаимодействия между субъектами инвестиционно-строительной
сферы, стимулируют информационный обмен, реализуют серию мероприятий по внедрению инноваций в строительстве.
Следует иметь в виду, что указанные модели нельзя оценить как
полностью завершенные, организационно обеспеченные и тем более
стартовавшие с точки зрения реализации. По сути, можно наблюдать:
––фиксацию комплекса условий, необходимых для реализации
кластерного подхода в данных секторах (отраслях) экономики города;
––наличие инициатив по созданию кластеров и поддержку этих
инициатив со стороны правительства города и администрации
Санкт-Петербурга;
65
––наличие тесных взаимодействий между предприятиями этих
отраслей;
––инновационную ориентированность предприятий и их стремление к приращению конкурентных преимуществ на базе производственной и технологической кооперации, достижения баланса интересов, снижения издержек;
––наличие организационных предпосылок к созданию отраслевых
кластеров;
––необходимость предотвращения «распыления» отраслевых ресурсов.
Внедрение кластерного подхода к созданию в Санкт-Петербурге
отраслевых научно-производственных структур требует осуществления ряда последовательных действий, которые могут быть положены
в основу целостной кластерной политики. Такая политика должна
быть направлена на расширение и эффективное использование инновационного потенциала Санкт-Петербурга, его превращения в центр
инновационного развития, стимулирующего качественное преобразование предприятий, отраслей, территориально-производственных
комплексов.
Формирование кластерной политики в Санкт-Петербурге – стратегическая задача. Приступая к ее решению, необходимо четко и
однозначно идентифицировать экономическую сущность кластерной
модели, методы ее использования с позиций инновационности, а также необходимые организационно-экономические условия.
Кластерный подход давно и активно используется в зарубежной
практике в тех случаях, когда решаются проблемы локальной промышленной агломерации и специализации. В его основе лежит известная кластерная модель М. Портера, которая предполагает, что
перспективные конкурентные преимущества территориальных образований создаются не извне, а на внутренних рынках.
Экономическая сущность кластеров может быть описана несколькими способами. В наиболее концентрированном виде она может
быть определена следующим образом: кластер – это группа технологически взаимосвязанных компаний и организаций, связанных с их
деятельностью, учитывающая территориальный признак. Кластеры
обладают рядом ключевых признаков:
– наличием единой цепочки создания ценности;
– четко выраженной инновационной ориентированностью;
– наличием лидирующего (интегрирующего) продукта;
– использованием концепции взаимодействия, трансформирующей современные представления о стратегическом менеджменте.
66
Важнейшим признаком является инновационная ориентированность кластерной модели. Пополнение и эффективная реализация
инновационного потенциала участников кластера и их совокупности, а также обеспечение прироста конкурентных преимуществ на
основе факторов инновационного развития – основная цель кластерной модели хозяйствования.
Дабы обосновать целесообразность внедрения кластерной концепции, необходимо подчеркнуть, что представления о двухзвенном
разделении национальной экономики с выделением макро- и микроэкономики в качестве самостоятельных звеньев, по сути, утрачивает
свое значение. Такое деление имеет значительную погрешность, т. к.
изначально искажает системную сущность экономического базиса
страны, а значит и его способность к формированию синергетического эффекта. В новых хозяйственных условиях структура экономики
становится более сложной. Главным субъектом становятся межэкономические структуры – межотраслевые хозяйственные объединения, осуществляющие стратегическое управление производственнотехнологическими цепями. Главная особенность таких структур – модернизация отношений между их участниками на основе повышения
уровня согласованности их экономических политик. Эволюция представлений о межотраслевых связях привела к кластерной концепции,
развивающей теорию многоуровневой экономики, обосновывая механизм концентрации ресурсов на базе межотраслевых взаимодействий.
Именно межотраслевые взаимодействия должны противостоять инерционному сценарию развития национальной экономики, при котором
придется забыть об устойчивом росте (4-5% в год).
Развитие кластеров как сети независимых производственных
и сервисных фирм, создателей инновационных технологий и иных
типов нововведений, связующих рыночных институтов, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости, можно характеризовать как реальный путь к повышению конкурентоспособности экономического базиса Санкт-Петербурга. Источники роста конкурентоспособности экономики города с позиций
кластерного подхода состоят в следующем.
Во-первых, существуют объективные предпосылки для расширения информационного обмена. Столь актуальное сегодня стремление
к развитию межотраслевых и межрегиональных связей не только
ориентируется на возможность интенсификации информационной
обмена и знаниями за счет IT-технологий, он в значительной мере обусловлен этими технологиями. IT-технологии предоставляют новые
масштабные ресурсы, которые должны быть полностью использова67
ны, если мы ведем речь о повышении эффективности любого из видов
экономической деятельности. Использование этих ресурсов – одна из
задач кластерной модели.
Во-вторых, источник роста конкурентоспособности – это модификация самого процесса конкуренции. Современный этап в развитии
российской экономики вообще и экономики Санкт-Петербурга, как
ее составляющей, правомерно характеризовать как развивающийся
рынок, т. е. рынок, на котором завершен период становления рыночных институтов и механизмов (в частности, механизма конкуренции) и начался процесс поступательного развития (неравномерный,
но вполне очевидный). В условиях развивающегося рынка видоизменяются конкурентные отношения. Часто используется принцип
«превращения конкурента в партнера». При этом не утрачиваются
побудительные стимулы к конкуренции, напротив – они получают
дополнительные возможности для реализации не за счет «распыления» ресурсов, а за счет их концентрации и согласованного, целенаправленного, а значит, эффективного использования [23].
В-третьих, источник роста конкурентоспособности – агрегирование инновационного потенциала участников кластера и расширения возможностей для инновационного развития. Необходимо подчеркнуть, что кластеры, в принципе, создаются там, где
ожидается «прорывное» продвижение в области техники и технологии, т.к. в их рамках необходимо осуществлять масштабное
научно-исследовательское и научно-техническое обслуживание (характерная черта кластеров). Кластеры, кроме того, – полигон для
организационно-управленческих инноваций и совершенствования
системы менеджмента, обеспечивающей практическую реализацию
инноваций других видов. Кластеры в этом смысле являются инновационными системами прикладного значения.
Принципиально важным является следующее. Кластеры, основанные на внедрении принципов концепции взаимодействия, являются реальным воплощением сетевого подхода к управлению
социально-экономическими системами. Правомерность сетевого подхода уже не нуждается в доказательствах. Объединяясь в сеть, реально действующие бизнес-субъекты получают возможности для создания партнерских, взаимовыгодных отношений; возможности для
взаимодействия с органами территориального управления, а значит,
использования мер лоббирования и государственного протекционизма. При этом они полностью сохраняют свою юридическую самостоятельность и способность к проявлению инициативности, свойственной предпринимательскому типу экономического поведения.
68
Кластеры можно рассматривать как «точки роста» внутреннего
рынка. Вслед за первыми появляются новые кластеры, учитывающие опыт предыдущих, развивающие их позитивные качества и на
этой основе усиливающие свои позиции. Этот процесс характеризуется следующим.
1. Производители, входящие в состав смежных и иных отраслей,
стремятся к «вхождению» инновационную деятельность.
2. Осуществляется обмен информацией и быстрое распространение нововведений по каналам связи.
3. Человеческие ресурсы и новаторские идеи образуют новые комбинации.
4. Взаимосвязи внутри кластера создают условия для появления
новых методов конкуренции и поиска новых возможностей.
Кластер базируется на сетевых взаимодействиях, при которых сохраняются конкурентные отношения. В этом состоит основное отличие
кластерной формы от научно-производственных или территориальнопроизводственных комплексов, функционирующих в СанктПетербурге. Участники комплексов объединены едиными целевыми
ориентирами, а их «жесткая» структура не позволяет полностью реализовать стимулирующую роль конкуренции. Кластер максимально
учитывает рыночный механизм. Он может быть эффективен только
тогда, когда создается по инициативе снизу, когда сами предприятия
осознают необходимость объединения в кластер. Кластер, кроме того,
расширяет область внедрения малого и среднего бизнеса. Участвуя в
кластере, малый и средний бизнес получает дополнительные рынки
сбыта своей продукции (работ, услуг), а также новые возможности в
плане позиционирования в городской бизнес-среде.
Применительно к задачам инновационного развития СанктПетербурга особенно важно следующее: кластерная форма приводит к
созданию совокупного инновационного продукта. Объединение в кластер на основе вертикальной интеграции формирует не спонтанную
концентрацию научно-технических и технологических изобретений,
а определенную систему распространения новых знаний и технологий. При этом важнейшим условием трансформации изобретений в
инновации, а инноваций в конкурентные преимущества является
формирование сетевых взаимосвязей между участниками кластера.
Инновационная активность кластеров формируется на основе
межотраслевых связей. Разнообразие и относительная доступность
внутри кластера различных источников технологических знаний и
наличие связей облегчают комбинирование факторов производства
и становятся предпосылками инновационного развития.
69
Основной принцип формирования кластера – концентрация его
участника вокруг предприятия, являющегося инновационным лидером. Реализация данного принципа позволяет не только фиксировать
и всесторонне оценивать инновационный потенциал такого предприятия, но и создавать базу для использования бенчмаркинга, который
направлен на изучение опыта лидеров бизнес-среды и заимствование
научно-технических и технологических инноваций. Бенчмаркинг, используемый в кластерных структурах, становится механизмом диффузии инноваций.
Кроме того, кластерный подход дает возможность использовать в
качестве «стержня» стратегии развития кластера инициативы, выдвинутые лидерами, которые будут реализованы (с высокой степенью гарантированности), т. к. они обеспечены поддержкой со стороны органов регионального управления.
Важно подчеркнуть, что предприятие, лидирующее в инновационной сфере, является в кластерной модели и инвестиционным лидером.
Четко выраженный фактор лидирующего (интегрирующего) продукта
или услуги можно интерпретировать как фактор лидирующего инвестора, «выстраивающего» кластер на основе создаваемых, действующих
и реконструируемых предприятий. Очевидно, что формирование высокоэффективных кластеров может ускориться за счет крупных целевых
инвестиций, реализующих принцип инвестиционного лидерства.
Обобщая, можно выделить следующие основные особенности кластерных систем:
––наличие крупного предприятия-лидера, определяющего инновационную хозяйственную и иную стратегию всей системы;
––территориальная локализация хозяйствующих субъектов –
участников кластерной системы;
––устойчивость хозяйственных связей и рыночных взаимодействий между участниками кластера, а также доминирующее значение этих связей для большинства участников кластерной системы;
––долговременная координация взаимодействий участников системы в рамках ее перспективных производственных, инновационных и иных программ и планов; основных систем управления;
––инновационная ориентированность кластерных систем.
В настоящее время экспертами описаны семь аспектов (во многих
случаях встречающихся в комбинациях), по которым описываются
кластеры. Эти же аспекты составляют основу для формирования индивидуализированных стратегий. Наиболее важные из них:
––географический: построение пространственных кластеров экономической активности, начиная от сугубо местных (например, са70
доводство в Нидерландах) до подлинно глобальных (аэрокосмический);
––горизонтальный: несколько отраслей (секторов) могут входить
в более крупный кластер (например, система мегакластеров в экономике Нидерландов);
––вертикальный: в кластерах могут присутствовать смежные этапы производственного процесса (аналогично понятиям систем ценностей, сетей поставщиков). В этом вертикальном аспекте важно, кто
именно из участников сети является инициатором и конечным воплощением инновационной деятельности в рамках кластера;
––латеральный: разные секторы, которые могут иметь общие возможности, способны обеспечивать экономию за счет эффекта масштаба, что приводит к новым комбинациям (например, формирующийся
сейчас мультимедийный кластер);
––технологический: совокупность отраслей, пользующихся одной
и той же технологией (как, например, биотехнологический кластер);
––фокусный: кластер фирм, сосредоточенных вокруг одного
центра-фирмы, разветвленной сети предприятий, НИИ или учебного
заведения;
––качества предпринимательской сети: здесь существенен не
только вопрос о том, действительно ли участники кластера сотрудничают, но и то, каким образом им удается организационно обеспечить это сотрудничество. Важно подчеркнуть, что сеть – это не
всегда совокупность фирм, в которой автоматически стимулируется обновление. Иногда в сетях, напротив, подавляются инновационные процессы и поощряется защитное поведение. Взаимосвязи
с поставщиками могут стимулировать инновационные процессы,
но они же могут использоваться для перекладывания расходов на
партнеров и ущемления их в финансовом отношении. В последнем
случае сети не оказываются ни стабильными, ни стимулирующими.
Специалистами-экспертами отдается приоритет различным
аспектам из числа представленных. В результате этого формируется
ряд формулировок, раскрывающих экономическое содержание кластеров. Наиболее известные из них определяют кластеры как:
1. Регионально ограниченные формы экономической активности
внутри родственных секторов, обычно привязанные к тем или иным
учреждениям индустрии знаний (НИИ, университетам и т. д.).
2. Вертикальные производственные цепочки; довольно узко определенные секторы, в которых смежные этапы производственного
процесса образуют ядро кластера (например, цепочка «поставщик –
71
сборщик – сбытовик – клиент»). В эту же категорию попадают сети,
формирующиеся вокруг головных фирм.
3. Отрасли промышленности, определенные на высоком уровне
агрегации (например, «химический кластер») или совокупности секторов на еще более высоком уровне агрегации (например, «агропромышленный кластер»).
В принципе, объектом использования кластерной модели может
стать любая цепочка создания ценности, обладающая свойствами инновационности, территориальной локализации и взаимосвязанности
элементов. Характер производимого продукта или услуги не имеет
определяющего значения. Однако в мировой практике наибольшее
распространение получили промышленные кластеры.
Современная политика стимулирования промышленно-инновационной деятельности использует различные подходы к идентификации промышленных кластеров. В большинстве случаев отрасли промышленности, входящие в кластеры, группируются, исходя из степени межотраслевой циркуляции продукции и знаний и включая:
а) потоки технологий, обусловленные приобретением продуктов и
промежуточных товаров в других отраслях, а также взаимодействием между их производителями и пользователями;
б) техническое взаимодействие, выраженное в патентовании,
освоении патентов, использовании научных результатов в нескольких смежных отраслях, а также в совместных исследовательских
проектах;
в) мобильность персонала между сегментами кластера с целью
распространения лучших достижений управления.
В условиях информационно-знаниевой экономики, охватывающей
сегодня все сектора производства, возрастает значение интеллектуальной составляющей кластера. Именно эта составляющая придает
импульс инновационному развитию участников кластерных систем.
Разные признаки, по которым формируются кластеры, привлекают внимание к разным аспектам усиления интеллектуальной составляющей и инновационной деятельности внутри кластеров:
––технологический признак: сохранение и развитие высокой технической квалификации;
––вертикальный, горизонтальный и латеральный признаки: взаимодействие разных действующих лиц в восходящем потоке (тесное
взаимодействие с поставщиками, включая всевозможные учреждения индустрии знаний и специализированные коммерческие службы) и в нисходящих потоках (в частности, взаимодействие со сферой
спроса – розничной торговлей и конечными потребителями);
72
––географический, фокусный и вертикальный признаки, а также
качество сети имеют отношение к распространению знаний и новшеств среди малых и средних предприятий.
Так как не только интеллектуальная составляющая стимулирует
инновационный процесс, но и наоборот – инновационная активность
способствует развитию интеллектуальной деятельности, кластерный
подход может создать основу для создания новых форм объединения
знаний. Это обстоятельство является крайне важным с позиций организационного построения кластерных систем.
При формировании структуры кластеров следует учитывать их
особенности и задачи использования – активизацию инновационных
процессов, пополнение и эффективное использование регионального
инновационного потенциала. Укрупненно такая структура может
иметь следующий вид (рис. 2.3).
Существующие
общественные
организации
Органы государственного и
регионального управления
Организации
поставщики
Предприятие
(производственное
объединение)
Организации
производственно 
технологического
аутсорсинга
Торговые
организации
Сервисные
организации
ЯДРО КЛАСТЕРА
Организации
бизнес
структуры
Общественная
организация 
координатор
кластера
Образовательные
организации
Научноисследовательские и
консалтинговые организации,
инновационные центры
КЛАСТЕР
Рис. 2.3. Укрупненная структура кластера
73
Особенности представленной структуры заключаются в следующем.
1. К числу активных участников кластерной системы относятся
научно-исследовательские и консалтинговые организации, а также
инновационные центры, в задачи которых, помимо основных (поиск
идей, разработка инноваций, подготовка их внедрения и т. п.), входят
задачи по привлечению отдельных инноваторов. В случае если ядром
кластера являются научно-производственные объединения, эти организации должны функционировать на принципах координации и взаимодействия с научно-исследовательскими секторами и КБ, входящими в
НПО.
2. В состав кластера введены образовательные организации, которые
могут включать высшие и средние профессиональные учебные заведения, а также организации дополнительного образования, задачей которых является подготовка, переподготовка и повышение квалификации
специалистов для предприятий и организаций – участников кластера.
Специфика деятельности таких организаций – подготовка специалистов высокой квалификации, способных придать инновационный импульс выполняемых функциональных обязанностей.
3. Функции координации всей кластерной системы могут быть возложены на специально созданную общественную организацию, сформированную по профессиональному признаку. Она должна согласовывать свою деятельность с уже существующими союзами и ассоциациями, осуществляющими информационно-знаниевый обмен.
Применительно к Санкт-Петербургу, обладающему всеми предпосылками для создания ряда кластеров, способных преобразовать инновационный потенциал города, интенсифицировать и модернизировать
инновационные процессы, представляется целесообразным выполнить
масштабное исследование кластерного потенциала, используя количественные, качественные и структурные оценки. Результатом исследования должна стать расстановка приоритетов между секторами экономики города с позиций активизации инновационной деятельности
с использованием кластерной модели. Такие приоритеты могут быть
использованы при формировании и распределении мероприятий по
стимулированию и поддержке инновационно-активных предприятий
и организаций со стороны правительства Санкт-Петербурга и администрации города.
Наибольший эффект может быть получен на основе разработки
целостной кластерной политики городом. Первым шагом в ее формировании должны стать изучение и анализ инициатив, выраженных в появлении признаков «кластеризации» в ряде секторов экономики СанктПетербурга.
74
Следует отметить, что Санкт-Петербург, безусловно, обладает
значительным инновационным потенциалом, позволяющим ему занимать все более заметное место в России, а по некоторым направлениям – и в мире.
Если говорить о производственной составляющей экономики
Санкт-Петербурга, то она характеризуется следующими показателями. Основу промышленности составляют около 650 крупных и средних предприятий, на которых работают около 25% занятых.
Среди этих предприятий насчитывалось 27 создававших передовые производственные технологии в 2006 г. (табл.2.2)
Таблица 2.2
Создание передовых производственных технологий 1
Число
предприятий
Количество созданных
передовых производственных технологий
5
21
1
27
6
54
1
61
Обрабатывающее производство
Научные исследования и разработки
Высшее профессиональное образование
ВСЕГО
Предприятий, использующих в своей деятельности передовые
производственные технологии, насчитывается больше, так же, как и
применяемых технологий (табл. 2.3).
Таблица 2.3
Использование передовых производственных технологий
Обрабатывающее производство
Научные исследования и разработки
Высшее профессиональное образование
Деятельность, связанная с использованием вычислительной
техники и информационных
технологий
Предоставление прочих видов
услуг
ВСЕГО
1
Число предприятий
Количество использованных передовых производственных технологий
123
73
1450
1500
5
26
7
35
4
17
212
3028
Здесь и далее используются данные статистики по Санкт-Петербургу: [40].
75
Сравнение данных показывает, что предприятий, потребляющих
инновации, значительно больше (212), чем производящих их (27).
С одной стороны, отрадным можно считать тот факт, что в городе
большое количество предприятий использует инновационные технологии; с другой – вновь разрабатываемых инноваций пока значительно меньше. Это говорит о том, что уже в ближайшей перспективе
увеличение спроса на инновации приведет к активизации работы
предприятий, создающих их.
Кроме того, инновационная активность оказывает влияние и на
процесс производства конечной продукции. В течение последнего
пятилетнего периода индекс промышленного производства в СанктПетербурге был выше, чем по России и Северо-Западному федеральному округу. Достигнутые темпы роста экономики города указывают
на то, что по итогам 2006 года объем ВРП значительно превысил показатели предшествующего года (на 8,4%). А в 2007 г. темпы роста
экономики составили 108,5%. Динамика ВРП в сравнении с базовым
годом (1998 г.) представлена в табл. 2.4.
Таблица 2.4
Динамика ВРП Санкт-Петербурга (в сравнении с 1998 г.)1
Год
ВРП,
%
1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007
100 106,2 117,4 122,2 144,3 156,5 168,2 176,9 191,7 210,9
По ряду товарных позиций наукоемкая, высокотехнологичная
продукция петербургских предприятий с успехом конкурирует на
международных рынках с продукцией, произведенной в экономически развитых странах. Это информационные технологии, производство машин и оборудования, судостроение, оборонная промышленность и др.[59]. Значительная часть предприятий этих отраслей имеет режим секретности, и в открытом доступе нет полной информации
об их инновационной деятельности. Поэтому в таблице 2.5 приведены численные показатели отраслей, попадающих в открытую информацию.
Индекс промышленного производства в Санкт-Петербурге в
2007 г. составил 110,0% (для сравнения, федеральный индекс промышленного производства составил 106,6%). Машиностроение и
металлургия занимают около 40% в структуре петербургской промышленности. Удержание таких темпов в дальнейшем требует роста
технологических инноваций. Динамика этого процесса за последние
1
76
Таблица составлена нами, на основе данных Петростата.
годы неоднозначна. По некоторым направлениям она положительна,
а по некоторым – наблюдается снижение, хотя и незначительное. В
представленной ниже табл. 2.6 содержатся данные за 2003-2006 гг.
Таблица 2.5
Число организаций, осуществляющих технологические инновации,
по видам экономической деятельности
Число ор- Уровень инноваганизаций ционной активности, %
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды
Связь
Деятельность, связанная с использованием
вычислительной техники и информационных
технологий
Оптовая торговля, включая торговлю через
агентов, кроме торговли автотранспортными
средствами и мотоциклами
Обрабатывающие производства, в том числе:
производство пищевых продуктов, включая
напитки, и табака
текстильное и швейное производства
производство кожи, изделий из кожи и производство обуви
обработка древесины и производство изделий
из дерева
целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность
химическое производство
производство резиновых и пластмассовых
изделий
производство прочих неметаллических продуктов
металлургическое производство и производство готовых металлических изделий
производство машин и оборудования
производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования
производство транспортных средств и оборудования
ВСЕГО
2
6,1
7
6
15,9
13,6
4
1,6
114
16
16,5
16,8
3
3
9,4
27,3
1
5,3
5
7,2
6
2
18,2
7,7
6
15,4
6
8,8
15
39
8,8
27,7
7
17,5
133
12,4
77
Таблица 2.6
Число организаций, осуществляющих технологические инновации,
по видам экономической деятельности, ед.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
2006 г.
Исследования и разработки новых
продуктов, услуг и методов их производства (передачи), новых производственных процессов
28
27
39
59
Производственное проектирование,
дизайн и др. разработки (не связанные с научными исследованиями
и разработками) новых продуктов,
услуг и методов их производства
(передачи), новых производственных процессов
49
49
55
41
Приобретение машин и оборудования, связанных с технологическими
инновациями
52
54
74
92
Приобретение новых технологий,
из них
13
16
15
14
права и патенты, лицензии на использование изобретений, промышленных образцов, полезных моделей
11
11
11
7
Приобретение программных средств
24
29
34
49
Другие виды подготовки производства для выпуска новых продуктов,
внедрения новых услуг или методов
их производства (передачи)
н/д
н/д
н/д
22
Обучение и подготовка персонала,
связанного с инновациями
18
21
26
44
Маркетинговые исследования
18
27
27
20
Прочие технологические инновации
9
10
12
8
Для успешной практической деятельности всех отраслей хозяйства, включая и перечисленные выше, необходимо опираться на факторы, влияющие на развитие современного инновационного производства. Их можно классифицировать по трем направлениям.
1. На уровне города:
––доля экспорта и импорта в ВРП;
78
––объем зарубежных инвестиций;
––приток и отток платежей по обменным технологиям.
2. На уровне отраслей:
––доля экспорта в общем объеме продукции данной отрасли;
––доля зарубежных инвестиций в общем объеме инвестиций в
данную отрасль.
3. На уровне предприятий:
––удельный вес доходов, получаемых предприятием за рубежом;
––интенсивность участия в международных обменах капиталами,
товарами и технологиями через свои филиалы в различных регионах
мира.
Совокупное действие этих факторов позволяет повысить эффективность инновационных предприятий, работающих в городе. Причем здесь прослеживается взаимный интерес города и предприятий.
Он заключается в том, что предприятия, работающие на его территории, получают доступ к ресурсам и большим рынкам сбыта. Город
же заинтересован в работе конкурентоспособных предприятий нового типа, т.к. это позволяет увеличивать количество рабочих мест,
налоговые поступления, приток капитала, качество человеческого
капитала, направления работы учебных заведений и др. Проиллюстрировать это положение можно на примере значительных оборотов
денежных средств, с которых осуществляются налоговые поступления в бюджет, например, в 2006 г. (табл. 2.7).
Таблица 2.7
Инновационная продукция промышленных предприятий, млн руб.
Всего
В том числе
вновь внедренные
или подвергавшиеся
значительным технологическим изменениям в
течение последних лет
подвергавшиеся усовершенствованию в
течение последних
трех лет
Российская, в том
числе:
3099,3
2582,5
516,8
государственная
2045,7
1937,6
516,8
смешанная (без иностранного участия)
128,2
118,6
9,6
частная
925,4
526,3
399,1
Совместная российская и иностранная
3942,9
1366,2
2576,7
ВСЕГО
7042,2
3948,7
3093,5
79
Если рассматривать этот процесс по отраслям, можно отметить,
что инновационная деятельность протекает неоднородно. Наибольший удельный вес инноваций в общем объеме реализуемой продукции наблюдается в производстве машин и оборудования, меньший –
в обрабатывающем производстве. Но есть отрасли, в которых доля
инноваций незначительна или вообще отсутствует (табл. 2.8).
Таблица 2.8
Удельный вес инновационной продукции в общем объеме
отгруженной продукции промышленными предприятиями, %
Отрасли промышленности
Доля инновационной
продукции
Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака
0,0
Целлюлозно-бумажное производство, издательская и
полиграфическая деятельность
0,1
Обрабатывающие производства
6,5
Производство электрооборудования, электронного и
оптического оборудования
10,3
Производство транспортных средств и оборудования
12,7
Производство машин и оборудования
25,4
Кроме того, интересен анализ затрат, осуществляемых промышленными предприятиями на технологические инновации. Ежегодно
они оцениваются в миллиардах рублей. Структура таких затрат на
2006 г. приведена в табл. 2.9.
В конечном итоге, соединение позиций города и инновационно
активных предприятий влияет на повышение конкурентоспособности, как на национальном, так и на мировом рынках. Конкурентоспособность, в свою очередь, зависит от наличия у предприятий товарных предложений, интересных мировому рынку и относящихся
к высокотехнологичным и интеллектуальным продуктам. С учетом
специфики российской экономики и территориального фактора расположения Санкт-Петербурга, следует рассматривать и встраиваемость предприятий в транснациональную цепочку производства. Это
связано с тем, что основой глобализации сегодня становится интернационализация не обмена, а производства. В этой связи показательно выделение групп технологий (2006 г.), по которым петербургские
предприятия могут быть интересны как отечественному, так и глобальному рынку (табл. 2.10).
80
Таблица 2.9
Затраты на технологические инновации
Количество
предприятий
Млн. р.
%к
итогу
Обрабатывающие производства, в том
числе:
114
5260,7
48,0
производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака
16
313,5
2,9
текстильное и швейное производства
3
23,0
0,2
производство кожи, изделий из кожи и
производство обуви
3
2,4
0,0
обработка древесины и производство изделий из дерева
1
0,2
0,0
целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность
5
117,3
1,1
химическое производство
6
29,0
0,3
производство резиновых и пластмассовых
изделий
2
70,4
0,6
производство прочих неметаллических
продуктов
6
865,6
7,9
металлургическое производство и производство готовых металлических изделий
6
1002,2
9,1
производство машин и оборудования
15
559,8
5,1
производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования
39
1694,0
15,4
производство транспортных средств и оборудования
7
479,4
4,4
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды
2
1059,0
9,6
Связь
7
4284,8
39,1
Деятельность, связанная с использованием
вычислительной техники и информационных технологий
6
343,6
3,1
Оптовая торговля, включая торговлю через
агентов, кроме торговли автотранспортными средствами и мотоциклами
4
19,2
0,2
ВСЕГО
133
10967,3 100,0
81
Таблица 2.10
Количество созданных передовых производственных технологий
и степень их новизны, ед.
Всего
Из них
Новые в Новые за Принципистране рубежом ально новые
Проектирование и инжиниринг
7
6
–
1
Производство, обработка и сборка
40
35
–
5
Автоматизированная транспортировка материалов и деталей, а также
осуществление автоматизированных
погрузочно-разгрузочных операций
2
2
–
–
Аппаратура автоматизированного
наблюдения или контроля
5
4
1
–
Связь и управление
6
5
1
–
Интегрирование и контроль
1
–
–
1
ВСЕГО
61
52
2
7
Конкуренция и направленность ее влияния на инновационную
сферу Санкт-Петербурга представляет собой фактор повышения активности инновационной деятельности. Уровень активности следует определять не только активностью генератора, но и целым рядом
других факторов:
––соотношением между активной и инертной составляющими инновационной системы;
––уровнем организованности инновационной системы;
––рациональностью регулирования активности.
Общее количество используемых передовых производственных
технологий, позволяющих петербургским предприятиям повышать
свою конкурентоспособность, приведено в табл. 2.11.
Таблица 2.11
Количество используемых передовых производственных
технологий по группам, ед.
Проектирование и инжиниринг
Производство, обработка и сборка
Автоматизированная транспортировка материалов и деталей, а также осуществление автоматизированных погрузочно-разгрузочных операций
82
Всего
Из них внедренные в 2006 г.
850
1163
12
173
118
2
Аппаратура автоматизированного наблюдения
или контроля
Связь и управление
Производственная информационная система
Интегрирование и контроль
ВСЕГО
Всего
Из них внедренные в 2006 г.
163
45
692
105
43
3028
110
21
16
485
Это требует больших финансовых затрат, которые связаны как
непосредственно с разработкой, так и с внедрением новых технологий. Вместе с тем, отметим, что, как правило, общие затраты предприятий на разработку, внедрение и доведение новых технологий до
заданных требований превышают затраты на технологические инновации (табл. 2.12). Это объясняется тем, что создание новых технологий следует рассматривать как подсистему научно-исследовательской
работы. В последние годы эти затраты неуклонно растут, что позволяет оптимистически оценивать дальнейшие перспективы развития
инновационного комплекса Санкт-Петербурга.
Таблица 2.12
Затраты на выполнение научных исследований
и разработок, млн руб.
2000 г.
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
2006 г.
Внутренние, в том
числе:
8780,1 11988,2 14372,0 18357,7 21717,2 26329,9 31699,9
текущие
8572,2 11683,6 14047,4 17719,6 21111,6 25443,2 30534,0
капитальные
207,9
Внешние
5855,1 10029,6 8326,8 11763,3 14501,3 19910,1 22779,0
ВСЕГО
14635,2 22017,8 22698,8 30121,0 36218,5 46240,0 54478,9
304,6
324,6
638,1
605,6
886,7
1165,9
Еще одна проблема, которую здесь можно заметить, связана с
тем, что сегодня выделяется недостаточно средств для финансирования капитальных затрат на проведение научных исследований и
83
разработок. Это косвенно влияет и еще на одну проблему, связанную
с созданием инновационных технологий. Данные о количестве работающих в этой сфере организаций и динамике их численности представлены в табл. 2.13.
Таблица. 2.13
Число организаций, выполняющих научные исследования
и разработки, ед.
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
2006 г.
Государственные
92
91
93
92
85
84
Предпринимательские
298
284
272
249
237
225
46
44
44
43
43
44
13
13
15
13
16
16
449
432
424
397
381
369
Высшие учебные
заведения
Некоммерческие
организации
ВСЕГО
Из приведенных данных видно, что, несмотря на увеличение
количества инновационных разработок и рост интереса промышленных предприятий к их внедрению, количество организацийразработчиков неуклонно снижается. Причем это снижение происходит как в государственном, так и в негосударственном секторе
экономики. Если же рассматривать, как эта динамика отражается
на количестве занятых в науке и их доле в расчете на количество занятых в хозяйственной деятельности, то здесь также можно обнаружить негативные тенденции (табл. 2.14).
Таблица 2.14
Базовые показатели состояния науки в Санкт-Петербурге
Число работников,
выполняющих научные исследования и
разработки (на конец
года, тыс. чел.), в том
числе
докторов наук
кандидатов наук
84
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
2006 г.
96,7
94,4
92,7
90,0
87,9
85,3
2,8
10,5
2,8
10,2
2,8
10,0
3,0
9,9
2,9
9,5
2,9
9,3
Окончание табл. 2.14
Персонал, занятый
научными исследованиями, в расчете
на 10000 занятых в
экономике, чел.
Среднемесячная
начисленная заработная плата (номинальная) в расчете
на одного работника,
руб.
2001 г.
2002 г.
2003 г.
2004 г.
2005 г.
2006 г.
403
391
385
373
362
349
3695
5435
6468
7931
10134
13033
Данные этой таблицы свидетельствуют о наличии значительного
потенциала научных работников и при этом – о его неукоснительном
снижении (а, косвенно, и старении) в силу отсутствия экономических
стимулов к качественной работе.
В заключение отметим:
1. Санкт-Петербург обладает значительным инновационным потенциалом и довольно развитым инновационным комплексом.
2. Спрос на инновационные технологии сформирован неравномерно и во многом определяется влиянием глобальных процессов на
экономику страны, города, его отраслей хозяйства и их ролью в мировом хозяйстве
3. Согласно результатам анализа официальных материалов Петростата, лидерами по инновационности являются следующие сектора экономики Санкт-Петербурга: обрабатывающие производства,
сфера услуг, в том числе связь и телекоммуникации, а также деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и
информационных технологий.
2.3. Формирование условий для проактивной и реактивной
кластеризации как элемент управления
конкурентоспособностью региона
Между входящими в кластер предприятиями существуют одновременно вертикальные связи (цепи поставок) и горизонтальные
(производство побочных продуктов и услуг, совместное использование специализированных ресурсов, продуктов и технологий и др.).
В большинстве случаев эти связи также порождают возникновение
85
социальных отношений и сетей, от использования которых выигрывают все участники кластера.
Географически близкое расположение способствует формированию взаимосвязей между фирмами, а формирование сетей может
привести к созданию дополнительных ценностей. Площади, на которых располагаются кластеры, могут быть очень различными по
размеру. Некоторые кластеры могут испытывать и эффект масштаба,
превосходя региональные и национальные границы.
Кластеры способны дать весомые преимущества как предприятиям, так и экономике в целом. К наиболее существенным относятся:
––способность увеличить уровень опыта (навыки, компетенции).
Кластеры поощряют взаимное обучение и кооперацию;
––возможности фирм совместно развивать комплиментарные активы для того, чтобы решать задачи, которые не могут быть решены
отдельными предприятиями, конкурирующими друг с другом;
––потенциальный эффект экономии от масштаба, который может
быть реализован путем углубления специализации фирм – участниц
кластеров, а также путем совместных закупок сырья, что позволит
добиться существенных ценовых скидок от поставщиков;
––усиление социальных и других неформальных связей, которое
может привести к появлению новых идей и созданию новых направлений бизнеса;
––улучшение информационных потоков внутри кластера, что позволяет, к примеру, финансовым институтам определить надежных
заемщиков, а менеджерам предприятий – лучших поставщиков
услуг;
––содействие развитию инфраструктуры профессиональных, юридических, финансовых и других услуг.
Формирование кластеров является одним из важнейших драйверов экономического роста в городах и регионах. Однако кластерный
подход является не единственным стимулом регионального экономического развития. Развитие неформальных сетей, формирование интегрированных цепей поставок и улучшение качества рабочей силы
также способствуют повышению региональной конкурентоспособности и экономическому росту.
Рассмотрим факторы, влияющие на успешное развитие кластера.
Весь широкий спектр факторов можно разделить на три группы
[84]:
1. Группа факторов, имеющих критическое значение для успеха.
2. Группа факторов, влияющих на успешное развитие.
3. Группа факторов, способствующих успешному развитию.
86
Критические факторы:
––наличие активно функционирующих кооперационных связей и
сетей;
––высокая инновационная активность, с государственной поддержкой исследований и разработок там, где это уместно;
––высокая квалификация и уникальные компетенции кадров.
Следующие четыре фактора также оказывают сильное влияние
на развитие кластеров, но их наличие не представляется столь очевидным. Это:
––высокий уровень развития инфраструктуры;
––присутствие в кластере крупных фирм;
––сильная предпринимательская культура;
––доступ к финансовым источникам.
Наконец, существуют факторы, которые могут помочь успешному
развитию кластеров при определенных обстоятельствах. Эти факторы не нацелены специально на развитие кластеров и носят дополняющий к группам основных факторов характер.
Следует специально подчеркнуть, что между выделенными факторами и успешным развитием кластеров нет прямой зависимости.
Однако выделенные факторы присутствовали во всех исследованных
успешных кластерах.
Кто должен входить в кластеры?
Прежде всего, это предприятия, на базе которых формируется,
развивается и укрепляется кластер. Кроме них, в большом количестве кластеров важную роль играют учебные заведения. Они выступают как поставщики кадров, но не менее важно их участие в кластере в качестве исследовательских организаций, создающих и распространяющих инновации.
Также участниками кластеров являются финансовые посредники, прежде всего венчурные инвесторы, и сервисные организации,
специально ориентированные на нужды кластеров. Наконец, региональные органы власти, ответственные за экономическое развитие,
также способствуют развитию кластеров путем принятия соответствующих мер поддержки.
Ключевыми аспектами стратегий развития кластеров являются:
––мобилизация (создание пула заинтересованных участников);
––диагностика (идентификация кластера, его сильных и слабых
сторон);
––разработка стратегии совместного развития: определение мер,
которые должны совместно осуществить ключевые участники (стейкхолдеры) для развития кластера;
87
––реализация: практическое выполнение намеченных мер.
Как только предложенные меры начинают реализовываться, к
стратегии добавляется еще один важный элемент – оценка (мониторинг результатов, оценка эффективности и пересмотр намеченных
мероприятий).
Важно подчеркнуть, что эти компоненты не осуществляются в
строгой последовательности – например, первые два – мобилизация
и диагностика – могут быть предприняты в обратном порядке. Различные действия также по своей природе итеративны. Важнейшим
фактором успеха стратегии является разработка интегрированного
подхода к взаимодействию всех фирм и институтов, задействованных в развитии кластера. Через дискуссии и совместную работу могут быть определены внутренние силы и слабости, внешние возможности и угрозы для формирующегося кластера. Кластерная стратегия, на основе этого, также должна определить, где наиболее уместно
государственное вмешательство, на что оно должно быть нацелено и
в какой форме осуществлено.
Кластеры динамично развиваются и имеют четко выраженный
жизненный цикл. Меры государственной поддержки, предпринимаемые на ранних стадиях существования кластера, должны отличаться от мер, наиболее уместных на поздних стадиях. Жизненный цикл
в разных исследованиях описывается разными словами, но можно
четко выделить четыре его стадии:
1. Формирующийся («эмбриональный») кластер – находится на
ранней стадии развития.
2. Сформированный (растущий) кластер – имеет потенциал для
дальнейшего роста.
3. Зрелый кластер – стабильное образование, которое испытывает трудности с поиском путей для дальнейшего роста.
4. Рецессионный («уменьшающийся») кластер – прошел через
пик своего развития и снижает объемы деятельности или сталкивается с серьезными трудностями на рынке. Иногда кластеры на этой
стадии способны к реструктуризации и вхождению в более ранние
стадии жизненного цикла.
Движение по стадиям жизненного цикла может быть отражением жизненного цикла отраслей, производящих продукцию, на которой специализируется конкретный кластер. По мере того, как технология, являющаяся базовой для кластера, становится более зрелой,
кластер все более нуждается в инновациях. Иногда может произойти
качественное изменение, позволяющее изменить формы деятельности, выйти на новые рынки, чтобы избежать рецессии.
88
На разных стадиях развития кластеры нуждаются в различных
мерах государственной поддержки. Так, в формирующихся кластерах правительственные агентства должны поощрять кооперацию, выступая прежде всего как информационные посредники. На поздних
стадиях необходимость в этой функции отпадает. На стадии зрелости
жизненно необходимо способствовать инновационной активности.
При разработке стратегии необходимо учитывать природу кластера, стадию его развития и условия окружающей бизнес-среды, в
частности, специфику того региона, в котором расположены предприятия кластера.
Рассмотрим интегрированный подход к кластерному развитию
(Баден – Вюртемберг). Инновационный толчок 1992 г. был направлен
на развитие инфраструктуры, способствующей созданию кластеров
в высокотехнологичных отраслях (биотехнологии, телекоммуникации, здравоохранение). Политика федеральной земли была направлена на создание инфраструктуры высокой плотности, способствующей становлению кластеров. Основные направления:
––продвижение новых технологий на рынок;
––создание биотехнологических парков, наукоградов, центров информационных технологий;
––создание, в партнерстве с муниципальными властями, центров
трансфера технологий;
––центра поддержки высокотехнологичных старт-апов;
––создание Ассоциации юных предпринимателей (до 20 лет);
––технологическая поддержка малых предприятий;
––совместные исследовательские проекты малых предприятий,
центров трансфера технологий и других участников.
Среди других факторов, успеху Баден-Вюртемберга послужили:
––вертикальные взаимосвязи по ценностной цепи;
––значительные объемы финансирования из регионального бюджета;
––сильные связи в цепях поставок между малыми предприятиями
и крупными компаниями;
––гибкое производство продукции высокого качества, что позволило участникам кластера избежать ценовой конкуренции.
Особое внимание было уделено трансформации предпринимательской культуры, что потребовало:
––развития систем обучения, в том числе дополнительного образования;
––финансирования высокотехнологичных малых предприятий на
льготных условиях;
89
––значительной помощи, в том числе технологической, со стороны
Торгово-промышленной палаты;
––усилий по формированию позитивного образа инновационного
региона.
Таким образом, необходимо признать следующее.
Перечень мер государственного вмешательства может быть достаточно значительным. Однако к конкретным кластерам или к конкретным регионам могут быть применены не все возможные меры.
Меры государственной поддержки могут также изменяться с течением времени. Важно, чтобы господдержка была сфокусирована на
нужды предприятий. Следовательно, менеджеры предприятий, входящих в кластер, должны участвовать в обсуждении и предложении
приемлемых мер господдержки для данного рынка.
Проанализируем показатели, измеряющие развитие кластера.
Оценка развития кластера должна преследовать следующие важнейшие цели:
––правильность направления и выбранных мер господдержки –
их соответствие тем техническим, социальным и экономическим
проблемам, на решение которых они направлены;
––действенность мер государственной поддержки – степень достижения планируемых целей и получения планируемого эффекта (в
количественном выражении);
––эффективность государственной поддержки – соотношение полученных результатов и затрат на их достижение.
Кластеры – многогранное явление, и это необходимо учитывать
при измерениях. Различные подходы могут быть классифицированы применительно к тому, какой из «драйверов развития» кластеров
они позволяют измерять:
––сети и партнерские отношения – измерение социального капитала;
––инновации, исследования и разработки – измерение инновационного и исследовательского потенциала;
––навыки – доступность и квалификация рабочей силы;
––экономическая деятельность предприятий – уровень занятости,
количество предприятий, объем выпуска, прибыль и другие результаты их деятельности.
Измерение активности кластеров должно показывать эффективность и целесообразность государственной поддержки. В этом плане
важно идентифицировать последствия государственной поддержки,
достигнутые результаты и потенциальное влияние мер государственной поддержки на развитие кластера.
90
Выбор того, что измерять и какими показателями, определяется
следующими факторами:
––особенностями (экономической природой) кластера;
––особенностями конкретных мер государственной поддержки;
––общими целями государственной политики.
Набор потенциально возможных индикаторов предложен на рис.
2.4.
Ресурс –
сети и
партнерства
Ресурс –
инновации и
исследования
Ресурс –
человеческий
капитал
Результат – повышение эффективности экономики в целом и
деятельности предприятий
Рис. 2.4. Направления формирования системы мониторинга
Пояснения к рис. 2.4:
1. Партнерства и сети:
– количество заключенных соглашений о партнерстве;
– количество заключенных соглашений о сотрудничестве;
– количество сетевых институтов;
– количество совместных исследовательских проектов;
– развитие социального капитала.
2. Инновации, исследования и разработки:
– количество занятых в исследованиях и разработках;
– объем затрат на исследования и разработки;
– количество предприятий спин-офф;
– количество полученных патентов.
3. Человеческий капитал:
– количество вакансий;
– уровень образования;
– число определенных квалификаций и т. п.
Результирующие показатели отражают повышение экономической активности и уровня жизни населения, а следовательно, отражают рост конкурентоспособности экономики региона.
В работе А. В. Ермишиной [19] для определения характера управляющих воздействий на конкурентоспособность региона рекомендуется использовать анализ кластеров региона. Анализ кластеров
может производиться в различных направлениях: институциональ91
ная организация кластеров, внутренняя мотивация инициирования
и поддержания кластеров, сравнительная конкурентоспособность
участников кластера, стратегический потенциал кластеров.
1. Институциональная организация кластеров.
В ходе кластерного анализа выявляются группы кластеров, характеризующиеся следующими признаками:
––структурированность (наличие организации);
––устойчивость (постоянный состав участников);
––наблюдаемость (для государственной и муниципальной статистики).
2. Внутренняя мотивация инициирования и поддержания кластеров.
Кроме того, для формирования кластеров необходимо учесть мотивацию участников. Здесь возможны следующие основания кластеризации (мотивы):
––производство однородной продукции;
––однородность основных покупателей – крупных государственных или полугосударственных структур;
––обеспечение мобильности труда и капитала внутри кластера;
––другие мотивы
3. Сравнительная конкурентная сила участников кластера.
Фактором, определяющим конкурентную силу кластера, может
быть конкурентная сила его отдельных участников. Здесь возможны
следующие модели:
––кластер с примерно одинаковой конкурентной силой участников;
––кластер, где конкурентная сила центральных участников значительно превосходит конкурентную силу остальных;
––кластер, в котором конкурентная сила периферийных участников намного превосходит конкурентную силу центральных;
––кластер, состоящий из конкурентно слабых участников.
4. Конкурентная сила кластеров.
В качестве критериев оценки стратегического потенциала кластеров могут использоваться следующие:
––темп роста продукции отраслей, в которых заняты центральные
предприятия кластера в сравнении с темпом роста экономики в целом (отраслевой рост);
––темп роста продукции кластера в сравнении с темпом роста отрасли в целом (кластерный рост);
––доля продукции отраслевого кластера в валовом региональном
продукте.
92
Для расчета необходимы статистические показатели в динамике
за 3–5 последних лет:
––темп роста отрасли: объем произведенной продукции данной отрасли по РФ в натуральном выражении, сопоставимых ценах и фактических ценах;
––темп роста экономики в целом: ВВП РФ;
––темп роста доли исследуемых предприятий: объем произведенной продукции центральных предприятий кластера в натуральном
выражении; сопоставимых ценах и фактических ценах;
––доля продукции отраслевого кластера в валовом региональном
продукте: объем произведенной продукции предприятий, (потенциально) составляющих кластер в натуральном выражении; сопоставимых ценах и фактических ценах.
В качестве критериев оценки показателей могут выступать следующие:
––высокий темп отраслевого роста (+) – темп роста отраслей, в
которых заняты центральные предприятия кластера, превышает
темп роста экономики в целом на 5 и более п.п.;
––высокий темп кластерного роста (+) – темп роста доли исследуемых предприятий выше темпа роста отрасли в целом на 5 и более
п.п. (кластерный рост);
––высокая доля в ВРП (+) – доля продукции отраслевого кластера
в валовом региональном продукте превышает 5%.
Эти критерии позволяются выявить восемь типов кластеров
и определить степень их стратегической важности для региона.
В соответствии с этими типами и степенью стратегической важности выбирается комплекс управляющих воздействий с целью поддержки, инициирования или реструктуризации кластеров (табл.
2.15).
Технологии поддержки, инициирования, масштабирования и реструктуризации кластеров разрабатываются в соответствии со спецификой отраслевых кластеров. Результатом управляющих воздействий является повышение индивидуальной конкурентной устойчивости предприятий, составляющих кластер и конкурентной силы
самих кластеров.
На основе проведенного количественного и качественного анализа состояния и потенциала основных секторов экономики СанктПетербурга можно выделить ряд основных организационных мероприятий, обеспечивающих развитие выделенных приоритетных направлений инновационного развития города.
93
Таблица 2.15
Стратегический анализ кластеров
Характеристика типа кластера
Стратегическая важность
для региона
Высокий темп отраслевого Критическая важность
роста в сочетании с высодля региона
ким темпом кластерного
роста и высокой долей в
ВРП (+++)
Низкий темп отраслевого
Критическая важность
роста в сочетании с высодля региона
ким темпом кластерного
роста и высокой долей в
ВРП (-++)
Высокий темп отраслевого Критическая важность
роста в сочетании с низким
для региона
темпом кластерного роста и
высокой долей в ВРП (+-+)
Низкий темп отраслевого
Проблемная важность
роста в сочетании с низким
для региона
темпом кластерного роста и
высокой долей в ВРП (--+)
Высокий темп отраслевого Средняя важность для
роста в сочетании с высорегиона
ким темпом кластерного
роста и низкой долей в ВРП
(++-)
Высокий темп отраслевого Средняя важность для
роста в сочетании с низким
региона
темпом кластерного роста и
низкой долей в ВРП (+--)
Средняя важность для
Низкий темп отраслевого
региона
роста в сочетании с высоким темпом кластерного
роста и низкой долей в ВРП
(-+-)
Низкий темп отраслевого Относительная незначимость для региона
роста в сочетании с низким
темпом кластерного роста и
низкой долей в ВРП (---)
Управляющие воздействия
Активная поддержка
Активная поддержка
Активная поддержка, инициирование кластеров
Реструктуризация
кластера с целью
повышения потенциала его роста
Не мешать
Не мешать
Не мешать
Реструктуризация
предприятий с
целью высвобождения ресурсов
Следует отметить, что такие меры являются общими (типичными) для большинства выделенных направлений, но, вместе с тем,
очень существенны и особенно для специфических подотраслей, таких как, «образование и наука» и «здравоохранение» – в силу осо94
бенностей схем собственности большого числа их ключевых организаций, их целей, прав и обязанностей, механизмов финансирования
и контроля.
Итак, к общим организационным действиям Правительства
Санкт-Петербурга можно отнести:
− Выбор и утверждение приоритетных направлений инновационного развития Санкт-Петербурга.
− Проведение углубленного анализа состояния предприятий (типовых представителей) основных экономических секторов экономики Санкт-Петербурга в разрезе основных видов деятельности (отраслей, подотраслей) с дифференциацией по масштабам организаций.
− Разработка методических рекомендаций по выявлению (идентификации) ключевых инновационных предприятий и оценке приоритетности инновационных проектов.
− Содействие разработке стратегии (политики) кластерного развития Санкт-Петербурга.
− Разработка режима наибольшего благоприятствования инновационным предприятиям приоритетных направлений.
− Реализация мер по первоочередному стимулированию сотрудничества между участниками инновационных процессов (организация конференций, семинаров, рабочих групп, создание специализированных интернет-ресурсов и электронных списков рассылки).
− Формирование в Санкт-Петербурге системы отраслевых и межотраслевых баз данных компетенций предприятий, новых разработок, предложений инвесторов по приоритетным и связанным с ними
направлениям инновационного развития.
− Разработка
комплекса
специализированных
программ
государственно-частного партнерства в рамках выделенных направлений инновационного развития.
− Создание
организационного
административно-рыночного
механизма регулирования инновационной деятельности СанктПетербурга и его организационной структуры.
− Создание системы отраслевых центров экспертиз инновационных предприятий и инициатив в разрезе приоритетных направлений
инновационного развития Санкт-Петербурга.
Для реализации предлагаемых мероприятий целесообразно разработать пакет нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность субъектов инновационной деятельности города.
Основными их них могут быть:
− Режим наибольшего благоприятствования инновационным
предприятиям и кластерам Санкт-Петербурга.
95
− Комплект ОРД, регламентирующей деятельность субъектов региональной инновационной системы Санкт-Петербурга.
Развитие сектора НИОКР выделенных направлений инновационного развития Санкт-Петербурга представляет собой ключевую задачу, обеспечивающую «рождение» новых идей, разработок, проектов,
а, соответственно, определяющую инновационный потенциал ядра
экономики города.
Исходя из этого, можно определить состав основных действий
Правительства города, стимулирующих развитие приоритетных видов деятельности (отраслей, подотраслей):
1. Приоритетное предоставление государственного заказа на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ,
выполненных в целях развития выявленных приоритетных направлений в обоснованных объемах и в реалистичные сроки.
2. Обеспечение первоочередного доступа сотрудников сферы НИОКР предприятий приоритетных направлений развития к системе
баз данных новых разработок, компетенций предприятий и инвестиционных предложений.
3. Содействие первоочередному созданию центров коллективного
доступа к прогрессивным технологиям и оборудованию предприятиям приоритетных направлений инновационного развития города, в
том числе, с помощью процессов кластеризации.
4. Инициация (содействие) проведения совместных научноисследовательских и опытно-конструкторских работ предприятиями
выделенных направлений, научно-исследовательскими и образовательными учреждениями.
5. Поддержка создания технопарков, бизнес-инкубаторов по профилю приоритетных направлений инновационного развития СанктПетербурга.
6. Содействие сертификации по международным стандартам качества.
7. Содействие импорту прогрессивного лабораторного, исследовательского оборудования.
8. Содействие проведению крупномасштабных научных конференций, инновационных выставок, семинаров (в том числе с участием представителей зарубежных организаций).
9. Содействие увеличению размеров заработной платы (доведению
до конкурентности на европейском рыночном уровне) сотрудников
государственных научно-исследовательских и учебных организаций
и уровня их социальной защищенности в рамках выделенных направлений.
96
10. Содействие в получении и реализации международных грантов на выполнение НИОКР по выделенным направлениям.
Недостаток финансовых ресурсов традиционно отмечают руководители инновационных предприятий в качестве одного из важнейших факторов, сдерживающих прогрессивное развитие компаний.
Среди основных мер по содействию инновационному развитию можно выделить:
1.Разработка механизмов и программ совместного государственночастного финансирования ключевых проектов в рамках выделенных
направлений инновационного развития Санкт-Петербурга.
2.Разработка системы налоговых и административных льгот
предприятиям выделенных направлений при разработке и реализации инновационных проектов.
3.Подготовка для федеральных органов власти обоснования целесообразности увеличения размеров оплаты труда работников государственных научно-исследовательских и образовательных учреждений СанктПетербурга, как крупнейшего научно-образовательного центра России.
4.Разработка механизмов предоставления субсидий ключевым
инновационным предприятиям выбранных направлений (в целях
проведения коммерциализации технологий продвижения инновационной продукции на рынок, разработки новых образцов продукции,
оплаты консультационных и образовательных услуг).
5.Предоставление рекомендаций инновационным предприятиям для привлечения заемных средств и гарантий от организаций
финансово-кредитной сферы.
6.Содействие в установлении рациональных размеров тарифов
на энергоносители для предприятий выявленных направлений на
период разработки и реализации инновационных проектов.
7.Субсидирование части затрат предприятий по созданию промышленных образцов и защите интеллектуальной собственности в
РФ и за рубежом.
8.Увеличение прав использования (расходования) внебюджетных средств государственными, научными, образовательными и медицинскими учреждениями в соответствии с целями их развития.
В целом можно отметить основные возможные источники и механизмы финансирования указанных мероприятий за счет (с использованием) бюджетных средств:
––федеральные и ведомственные целевые программы;
––федеральные адресные инвестиционные программы;
––средства Инвестиционного фонда Российской Федерации;
––средства Банка развития и внешнеэкономической деятельности;
97
––средства, выделяемые на создание особых экономических зон и
тенхнопарков;
––средства венчурных фондов;
––средства, выделяемые на реализацию национальных проектов;
––средства программ развития малого предпринимательства;
––средства Фонда регионального развития.
По оценкам европейских экспертов деятельность по продвижению новой продукции связана с наибольшими затратами финансовых ресурсов и времени в инновационном цикле. И, к сожалению,
именно в этой области возможности государственной поддержки инновационных предприятий очень не велики. Основными из них являются следующие:
− приоритетное предоставление государственного заказа на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ,
выполняемых в целях развития выявленных приоритетных направлений инновационного развития, при обоснованных объемах финансирования и реалистичных сроках выполнения;
− обеспечение первоочередного доступа сотрудников сферы НИОКР предприятий приоритетных направлений развития к системе
баз данных новых разработок, компетенций предприятий и инвестиционных предложений;
− содействие первоочередному созданию центров коллективного
доступа к прогрессивным технологиям и оборудованию предприятиям приоритетных направлений инновационного развития города, в
том числе, с помощью процессов кластеризации;
− поддержка создания технопарков, бизнес-инкубаторов по профилю приоритетных направлений инновационного развития СанктПетербурга;
− содействие импорту прогрессивного лабораторного, исследовательского оборудования;
− содействие в получении и реализации международных грантов
на выполнении НИОКР по выделенным направлениям;
− субсидирование части затрат инновационных предприятий по
продвижению программ образования и защите их интеллектуальной
собственности в Российской Федерации и за рубежом;
− содействие продвижению брендов ведущих инновационных
предприятий через системы массовой информации и связей с общественностью;
− субсидирование части затрат, связанных с оплатой услуг по выполнению обязательных требований законодательства, являющихся
необходимыми для экспорта товаров (работ, услуг), в том числе, ра98
бот по сертификации, регистрации или другим формам подтверждения соответствия.
Комплексное и полное удовлетворение потребностей инновационных предприятий в кадрах – лишь часть решения их проблем
персонала. Принципиально важно внедрить в компаниях системы
адаптивного набора, обучения и повышения квалификации сотрудников в соответствии с изменениями их целей и условий функционирования. Это сложная задача, всестороннее решение которой
может быть по-настоящему эффективным лишь при надлежащем
участии в данном процессе Администрации Санкт-Петербурга.
Основные ее действия можно определить следующим образом:
1.Четкая оценка потребности в специалистах и профессиональных требований к ним на предприятиях отраслей (подотраслей),
определяющих основные направления инновационного развития
Санкт-Петербурга, мониторинг потребностей рынка.
2.Содействие в разработке и реализации специализированных
и межотраслевых программ обучения (повышения квалификации)
работников предприятий – партнеров в реализации инновационных
циклов и в кластерах.
3.Содействие первоочередному внедрению систем непрерывного
образования в рамках приоритетных направлений инновационного
развития города.
4.Содействие организации практики и стажировок студентов и
слушателей ведущих бизнес-школ на предприятиях приоритетных
направлений инновационного развития.
5.Формирование городских программ обеспечения кадрами предприятий приоритетных направлений инновационного развития.
6.Содействие привлечению высококвалифицированных работников на приоритетные инновационные предприятия.
7.Организация привлечения руководителей и специалистов
предприятий приоритетных инновационных направлений для оценки качества образования выпускников ведущих ВУЗов и бизнесшкол Санкт-Петербурга.
8.Содействие созданию корпоративных и межотраслевых инновационных бизнес-школ в соответствии с выделенными приоритетными направлениями развития.
9.Развитие практики и повышение эффективности процессов
создания и функционирования выпускных (базовых) кафедр ВУЗов
на инновационных предприятиях выделенных направлений.
10.Контроль осуществления системной подготовки, переподготовки и повышения квалификации персонала предприятий приоритетных направлений инновационного развития.
99
Следует отметить, что некоторые из предлагаемых действий
повторяются в составе различных групп. Это говорит об их особой
важности, значимости для достижения различных целей инновационной политики Санкт-Петербурга. Среди таких действий: меры
по повышению размеров оплаты труда и социальной защищенности
работников государственных организаций НИОКР и образования,
по созданию центров коллективного доступа к прогрессивным технологиям, по содействию в привлечении международных грантов, по
установлению разного рода взаимодействия участников инновационных циклов, их информационного обеспечения и некоторые другие.
Для обеспечения действенной обратной связи и адаптивности процессов реализации инновационной политики необходима разработка, утверждение и реализация методики мониторинга результатов
инновационного развития предприятий Санкт-Петербурга в разрезе
отдельных секторов экономики, отраслей, подотраслей и масштабов
деятельности.
Реализация плана мероприятий направленных на активизацию
инновационного развития Санкт-Петербурга по выявленным приоритетным направлениям (табл. 2.16) может обеспечить достижение
основных показателей прогноза социально-экономического развития
города на период до 2011 и долее до 2020 года (по данным КЭРППиТ
Администрации Санкт-Петербурга).
Таблица 2.16
Основные показатели прогноза
социально-экономического развития Санкт-Петербурга
на 2009-2011 годы
Наименование показателей
Единица измерения
Вариант 1 (инерционный)
Вариант 2 (инновационный)
Численность постоянного населения
тыс. чел.
Валовой региональный продукт
млрд.р.
Инвестиции в основной капитал
млрд.р.
Денежные доходы в
расчете на душу населения в месяц
рублей
2009 – 4 540
2010 – 4 522
2011 – 4 514
2009 – 1 655
2010 – 1 991
2011 – 2 378
2009 – 414
2010 – 479
2011 – 555
2009 – 24 069
2010 – 27 782
2011 – 32 080
2009 – 4 560
2010 – 4 554
2011 – 4 546
2009 – 1 648
2010 – 2 035
2011 – 2 414
2009 – 434
2010 – 520
2011 – 625
2009 – 24 194
2010 – 28 152
2011 – 33 058
100
В случае успешной активизации инновационной деятельности предприятий основных секторов экономики Санкт-Петербурга
возможно достижение основных показателей прогноза социальноэкономического развития города на период до 2020 года.
По результатам прогноза за период 2008-2020 годы среднее абсолютное увеличение занятых в экономике Санкт-Петербурга достигает 2,24 тысяч человек в среднем за год, а темп роста данного показателя составит 1,45% при среднегодовых темпах – 0,16%.
Объем ВРП на душу населения за прогнозируемый период увеличится более, чем в 5 раз. К 2020 году доля машиностроения в объеме
отгруженной продукции обрабатывающих производств увеличится
до 45%. Ожидаемый объем производства промышленной продукции
к 2020 году превысит 2 млрд руб.
101
ГЛАВА 3. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ
РЕГИОНАЛЬНОЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ
3.1. Региональный маркетинг
как основа информационного обеспечения
конкурентоспособности региона
Проблема инвестиционной привлекательности регионов в условиях обострения конкуренции за источники финансовых ресурсов
приобретает особую актуальность. Инвестор нуждается в получении
информации о потенциальных объектах инвестирования для принятия обоснованного инвестиционного решения. Путем углубленного
изучения конъюнктуры инвестиционного рынка, начиная с инвестиционного климата государства и заканчивая оценкой инвестиционной привлекательности отдельного объекта, можно обобщить
данные, характеризующие инвестиционную привлекательность объекта. Традиционная модель анализа инвестиционной привлекательности носит иерархический характер (рис. 3.1).
Исследование инвестиционного климата страны
Оценка и прогнозирование
инвестиционной привлекательности
региона
Оценка и прогнозирование
инвестиционной
привлекательности отрасли
Конкурентные
преимущества региона
Анализ стадии развития
отрасли
Инвестиционный климат
региона
Оценка среднего уровня
доходности и
рискованности инвестиций
в отрасль
Инвестиционный рейтинг
региона
Исследование инвестиционной привлекательности предприятия
Факторный анализ
конкурентоспособности
Оценка
кредитоспособност
и
Оценка перспектив
развития
Оценка экономической эффективности и рискованности конкретного
инвестиционного проекта
Рис. 3.1. Иерархическая декомпозиция уровней формирования
инвестиционной привлекательности
102
Очевидно, что в системе элементов инвестиционного рынка региональный уровень относится ко второму уровню декомпозиции и является мезоуровнем наряду с отраслевым уровнем. В последние годы
получило развитие новое научное направление – маркетинг территорий. В России одним из основателей научной школы маркетинга
территорий является А. Панкрухин. В его работах [45, 46] отражены
основные аспекты, связанные с «рыночным продвижением» территорий, управлением имиджем муниципального образования, формированием благоприятного общественного мнения о территориях и т.п. В
то же время, общий маркетинг территорий в условиях современного
инвестиционного рынка, не позволяет целенаправленно привлекать
инвестиции для реализации конкретных программ развития территорий и осуществления конкретных инвестиционных проектов.
В настоящее время уровень развития российских регионов, и соответственно, уровень стоящих перед ними задач значительно дифференцирован. Несмотря на принятие и реализацию целевых программ, направленных на сглаживание различий в уровне развития
регионов, по-прежнему можно идентифицировать развивающиеся и
депрессивные территории, управление развитием которых должно
учитывать специфику обоснования инвестиционной привлекательности территории для каждого конкретного случая. Таким образом,
необходимо сформировать инструментарий инвестиционного маркетинга территорий. Данный термин не является принципиально
новым – он достаточно часто встречается в научных публикациях, в
учебно-практической литературе, в тематике обучающих семинаров.
На сегодняшний момент наиболее часто под инвестиционным маркетингом понимается одно из направлений общего маркетинга территорий – системная работа местных сообществ по продвижению («продаже») своих территорий на конкретных целевых инвестиционных
рынках. Таким образом, в качестве субъекта инвестиционного маркетинга выступают «местные сообщества» – термин достаточно размытый. Мы полагаем, что при всем множестве субъектов регионального маркетинга, охватывающем представителей власти, бизнеса,
СМИ и т.п., инвестиционный маркетинг региона должен контролироваться администрацией региона в лице соответствующего органа
региональной исполнительной власти. Основная цель – «продажа»
территорий, т.е. формирование хорошо продающегося регионального
«бренда». Таким образом, в настоящее время инвестиционный маркетинг воспринимается как элемент региональной PR-политики. По
нашему мнению, данный подход, при всей его привлекательности, сопряжен с существенными проблемами. Формирование любого брен103
да неизбежно влечет за собой формирование ожиданий потребителей
[97] (в нашем случае инвесторов), связанных с данным брендом (т.е.
конкретным регионом). Даже самая успешная маркетинговая компания по позиционированию и продвижению регионального бренда
не сможет компенсировать ущерб имиджу региона, наносимый несбывшимися ожиданиями инвесторов. Таким образом, мы предлагаем рассматривать региональный маркетинг, прежде всего, с позиций
формирования на региональном уровне оптимальных условий для
функционирования инвестиционных механизмов, используя при
этом все возможности, предоставляемые маркетинговым подходом к
управлению инвестиционной привлекательностью региона.
Динамика внутреннего развития регионов может иметь как положительный, так и отрицательный тренд. Первый характеризуется
размещением в регионе новых отраслей экономики, растущим предложением рабочих мест, привлекательным уровнем жизни и, как следствие, притоком инвестиций, жителей и пприезжих. Но переизбыток
или несоразмерность этих положительных явлений может привести,
с другой стороны, к растущим ценам на недвижимость, перегрузке
инфраструктуры, социальному недовольству. Повышение налогов с
целью преодолеть недостатки ведет еще к большей потере привлекательности территории. Признаками отрицательного развития выступают кризис или стагнация экономики, рост безработицы и дефицита
местных бюджетов, ужесточение кредитной политики банков и т.д.
С внешней стороны на территориальное развитие влияют (как положительно, так и отрицательно) такие силы, как глобальная конкуренция, научно-технический прогресс, региональная политика
государства и другие факторы.
В результате регионы интегрируются в мировую экономику и вынуждены все более конкурировать между собой в борьбе за:
1) инвестиции и квалифицированную рабочую силу;
2) покрытие растущего уровня потребностей населения в качестве коммунальных услуг и качестве жизни.
Территория из простого места проведения экономических акций
становится продавцом товаров и услуг, т.е. равноправным участником рынка. Населенный пункт продается как товар, имеющий свою
стоимость и полезность. Речь идет, таким образом, о маркетинге
регионов (населённых пунктов) как составной части региональной
(экономической) политики. Как наука маркетинг регионов является
пограничной дисциплиной на стыке экономики региона и маркетинга. В работе [1] рассматриваются три основные подхода к пониманию
сущности маркетинга территорий (табл. 3.1).
104
Таблица 3.1
Определение маркетинга региона
Подход к пониманию сущности
маркетинга региона
Сущность подхода
Маркетинг региона как
основа использования маркетингового инструментария в
региональном управлении
Маркетинг региона как функция региональных органов
власти
Применение маркетинговых инструментов, особенно рекламы, продвижения и
спонсорства для повышения известности
и улучшения имиджа территории
Для этого назначают ответственного за
него в администрации или даже образуют
специальное предприятие, которое проводит региональный маркетинг
Маркетинг региона как фило- Требует ориентации на потребности целесофия регионального развивых групп покупателей услуг территории.
тия
Не один отдел администрации или специальное предприятие, а все отвечающие за
судьбу региона должны ориентироваться на потребности клиентов и целевые
группы, а также на создание лучших
по сравнению с другими территориями
конкурентных преимуществ для пользы
клиентов. Затем уже следует разработка
маркетинговых стратегий и их трансляция во внутреннюю и внешнюю среду
региона
Котлер, Хайдер и Рейн в своей работе [114] выделяют следующие
уровни маркетинга (рис. 3.2). Данная модель соответствует пониманию сущности регионального маркетинга как особой философии регионального управления.
Проанализируем с маркетинговых позиций процесс регионального управления. Прежде всего, необходимо выявить систему целей
регионального маркетинга. Система целей представлена на рис. 3.3.
Достижение этих целей позволяет использовать становящиеся
все ограниченнее ресурсы с большей пользой и большей ориентацией
на целевые группы.
Поставленные цели требуют решения следующих задач:
1) Идентификация и согласование основных функций региона,
урегулирование конфликтов интересов групп, представляющих эти
функции;
2) Идентификация целевого конкурентного пространства и как
можно более точная формулировка отдельных признаков, позволяющих оценить конкурентную позицию региона на целевых рынках;
3) Постановка и решение перспективных задач обеспечения региональной конкурентоспособности;
105
Рис. 3.2. Взаимодействие уровней маркетинга регионов
Главные
цели
Цели второго уровня
1. Улучшение/сохранение конкурентоспособности региона
2. Улучшение степени идентификации граждан со своей территорией
проживания
3. Привлечение в регион новых предприятий
4. Повышение уровня известности
региона, в ряде случаев региональный ребрендинг
5. Поддержание конкурентоспособности местных товаропроизводителей
1. Улучшение управления регионом
2. Повышение инвестиционной привлекательности
3. Улучшение регионального имиджа
4. Улучшение инфраструктуры региона
Рис. 3.3. Система целей регионального маркетинга
106
4) Учет интересов граждан и бизнеса как базисная предпосылка
маркетинга региона;
5) Построение единой модели маркетинга городов и других населенных пунктов, расположенных на территории региона, построение
единой системы общего регионального маркетинга.
Рассмотрим основные этапы регионального маркетинга в трактовке, содержащейся в работе [133] (рис. 3.4).
Рис. 3.4. Основные этапы регионального маркетинга
Очевидно, что вторым этапом регионального маркетинга, после
целеполагания, выступает идентификация маркетингового положения региона. Рассмотрим SWOT–анализ инновационных секторов
Санкт-Петербурга с позиций регионального маркетинга.
SWOT–анализ представляет собой универсальный метод качественного анализа условий и состояния объекта с целью последующего принятия принципиальных (стратегических) решений, формирования плана ключевых мероприятий, обеспечивающих их реализацию.
Целью проведения SWOT–анализа инновационных секторов
Санкт-Петербурга является выявление, с одной стороны, благоприят107
ных возможностей и потенциальных угроз во внешней среде, способных оказать существенное воздействие на инновационное развитие
Санкт-Петербурга, а с другой, основных сильных и слабых сторон ведущих инновационных отраслей города. Проведение SWOT-анализа
дает исходную информацию, базу для постановки обоснованных целей инновационного развития Санкт-Петербурга.
Основные принципы SWOT-анализа инновационных секторов:
– системность проведения анализа (системный подход);
– достоверность;
– прозрачность (ясность);
– конструктивность (практическая направленность).
Общая методика проведения SWOT-анализа.
1. Определение целей и объекта проведения анализа.
2. Формирование группы экспертов-участников проведения
SWOT – анализа.
3. Сбор и обобщение статистической информации об инновационных секторах Санкт-Петербурга. Доведение информации до экспертов.
4. Подготовка форм таблиц SWOT-анализа, обеспечивающих системность его проведения.
5. Передача таблиц экспертам и их заполнение. Установление
сроков сдачи заполненных таблиц. Позиционирование возможностей и угроз, сильных и слабых сторон.
6. Формирование сводных таблиц SWOT-анализа.
Объектом SWOT-анализа является инновационная сфера СанктПетербурга, ядром которой является производственный сектор, представленный следующими основными обрабатывающими отраслями
(подотраслями): судостроение, приборостроение, машиностроение
(в том числе энергетическое, сельско-хозяйственное), электротехническая промышленность, химико-фармацевтическая промышленность, производство медицинской техники. Наиболее привлекательными с инновационной точки зрения видами деятельности в сфере
услуг являются: услуги связи и телекоммуникации, транспортные
услуги, образование и наука, торговля, туризм.
Особой инновационностью характеризуются микроэлектроника,
информационные технологии и некоторые другие.
Для подготовки систематизированных таблиц SWOT–анализа
инновационных секторов необходимо выявить состав основных сфер
внешней среды (элементов ее структуры) и состав основных факторов, системно характеризующих внутреннее состояние секторов.
К таким сферам внешней среды относятся:
108
− социально-демографическая ситуация;
− экономика и политика в России и в Санкт-Петербурге;
− система налогообложения;
− региональные и интернациональные контакты;
− рынок ноу-хау (товаров), техники и технологии;
− конъюнктура рынка;
− поставщики;
− покупатели и (или) потребители;
− конкуренты;
− экология;
− система образования;
− финансовая система.
Факторы, позволяющие провести анализ сильных и слабых сторон инновационных секторов:
− история и традиции предприятия;
− товар (ассортимент);
− система управления;
− снабжение, логистика;
− маркетинг и сбыт;
− учет и контроль;
− финансы;
− производство;
− НИОКР;
− информатизация, автоматизация;
− персонал и социальная инфраструктура.
Результаты SWOT-анализа представлены в табл. 3.2 и 3.3.
Более детального анализа заслуживает содержание угроз и слабых сторон, а соответственно, причин, сдерживающих инновационные процессы в выделенных основных отраслях (подотраслях) инновационных секторов Санкт-Петербурга. Как отмечалось, к таким отраслям (подотраслям) относятся судостроение, приборостроение, ряд
подотраслей машиностроения, а также, безусловно, микроэлектроника, информационные технологии и некоторые другие.
На рынке инновационной продукции ярко виден порядок: предложение инновационной продукции, как правило, определяет спрос
на нее. Поэтому финансирование новых разработок лишь в малой
степени идет от частных заказчиков (клиентов). В настоящее время
финансовая поддержка научно-исследовательских разработок – важнейшая задача государственных органов, в том числе решаемая путем создания государственно-рыночного механизма регулирования
и финансирования инновационных процессов, формирования раз109
110
Система налогообложения
Региональные и
интернациональные
контакты
Экономика
и политика
в России
и в СанктПетербурге
Социальнодемографическая
ситуация
Сфера
Таблица 3.2
Рост предложения услуг в области профессиональной переподготовки и повышения
квалификации кадров в регионе
Создание региональных программ подготовки кадров для инновационной экономики
Увеличение темпов экономического роста
СПб., региона, страны
Политическая стабилизация в России
Выполнение работ по созданию эффективной системы управления инновационной
деятельностью в регионе
Развитие системы государственно-частного
партнерства
Создание и развитие особых экономических
зон
Углубление процессов глобализации и
интеграции
Упрощение системы налогообложения
Разработка режима, наибольшего благоприятствования инновационным компаниям
Расширение международного сотрудничества в инновационной сфере
Повышение деловой активности зарубежных фирм – поставщиков прогрессивного
оборудования и разработок
Благоприятные возможности
Сохранение существующей системы налогообложения инновационных компаний в ближайшее
время
Угроза потери финансовой самостоятельности
инновационных предприятий вследствие привлечения иностранного капитала
Усиление конкуренции в случае вступления России в ВТО
Наличие «бюрократических барьеров» в процессах
согласования инвестиционных решений
Сохранение существующих недостатков функционирования действующего механизма регулирования инновационно-инвестиционных процессов на
уровне города
Недостаточность нормативной базы, регулирующей деятельность инновационных предприятий
Недостаток предложения высококвалифицированных специалистов на рынке труда (особенно в
сфере фундаментальных исследований, НИОКР,
производства продукции)
Потенциальные угрозы
Внешние условия, создающие благоприятные возможности
и потенциальные угрозы для основных инновационных секторов Санкт-Петербурга [23]
111
Рынок
ноу-хау
(товаров),
техники и
технологии
Конъюнктура рынка
Благоприятные возможности
Расширение доступа предпринимателей к
зарубежным базам данных ноу-хау
Рост государственной поддержки работ на
стадиях «start-up» и «посевной стадии»
Рост рынка потребления инновационной
продукции
Потенциальные угрозы
Отсутствие роста количества организаций сферы
НИОКР и эффективности их деятельности
Высокая стоимость нововведений на рынке
Отсутствие централизованных баз данных новых
разработок и компетенций предприятий в РФ
Слабая предсказуемость рыночных изменений в
инновационной сфере
Слабая развитость рынка новых технологий
Высокий износ оборудования и технологий у поПоставщики Низкая загрузка производственных мощностей большого количества отечественных ставщиков
поставщиков материалов, комплектующих Относительно невысокое качество поставок отечественными производителями изделий
изделий и оборудования
Недостаточно эффективная интеграция с потребиРост заинтересованности поставщиков в
вертикальной и горизонтальной интеграции телями
Слабая осведомленность о спросе покупателей
Покупатели Рост заинтересованности в инновационном Слабая осведомленность покупателей об инновационной продукции
и (или) поразвитии
Сокращение длительности жизненного цикла
требители
Рост заинтересованности поставщиков в
вертикальной и горизонтальной интеграции изделий, замена изделий в потреблении по моральному износу
Общая тенденция роста благосостояния
Недоверие к инновационным товарам, особенно
граждан и финансово-экономического соотечественного производства
стояния предприятий
Низкая платежеспособность большого числа
отечественных потребителей инновационной продукции
Возможность перехода к конкурентам
Слабая осведомленность о возможностях поставщиков
Сфера
Продолжение табл. 3.2
112
Финансовая
система
Система образования
Экология
Потенциальные угрозы
Возможность появления на рынке новых зарубежных конкурентов, главным образом вследствие
низких входных барьеров
Рост нарушений установленных экологических
требований предпринимателями
Низкая заработная плата преподавателей высших
и средних государственных учебных заведений
Несбалансированность структуры спроса и состава
выпускников учебных заведений
Понижение среднего уровня квалификации преподавателей учебных заведений
Понижение уровня экономической самостоятельности учебных заведений (в т.ч. бизнес-школ)
Недостаточная государственная поддержка
Рост предложения инвестиционных ресурсов Затрудненность процессов получения инвестиций
на финансовых рынках СПб. и России в целом (в т.ч. инвестиционных кредитов)
Недостаток финансовой поддержки инновационРазвитие ГЧП в финансовой сфере
ных предприятий со стороны государства
Реализация Европейских программ подОтсутствие централизованных баз данных о преддержки ГЧП
Развитие системы венчурного финансирова- ложении инвестиций отечественными и зарубежными инвесторами
ния инновационной деятельности
Планируемое увеличение удельных весов
внебюджетных средств, затрат организаций
государственного сектора науки и высшего
образования во внутренних затратах на исследования и разработки
Благоприятные возможности
Государственная поддержка отечественного
производителя, стимулирование экспорта
продукции обрабатывающих производств.
Государственная и международная поддержка разработки и выпуска экологически
чистой продукции и технологий
Высокая потребность в утилизации и переработке отходов
Наличие «ядра» высококвалифицированных преподавателей-исследователей (консультантов)
Реализация Концепции непрерывного образования в СПб. и России в целом
Сфера
Конкуренты
Окончание табл. 3.2
113
Фактор
Сильные стороны
Наличие признанных в мире научных
школ, сотрудничающих с предприятиями
инновационных секторов
Известные бренды, сформировавшийся
имидж крупных компаний инновационного сектора
Широкой ассортиментный ряд продукции
Наличие в ассортименте сопутствующих
товаров и услуг
Снабжение, Долгосрочные деловые связи с основнылогистика
ми поставщиками материалов и оборудования
Система
Развивающаяся автоматизация процесуправления сов управления крупными инновационными предприятиями
Товар
(ассортимент)
История и
традиции
Таблица 3.3
Тенденция снижения объемов и долей инновационной
продукции в общем объеме продукции
Недостаточно развитая сеть послепродажного обслуживания
Недостатки качества инновационных товаров
Отсутствие надлежащей системы стратегического
менеджмента
Недостатки организации управления и производства,
низкая гибкость (адаптивность) управления
Недостатки системы стимулирования персонала
Высокий уровень сменяемости руководящих кадров
Утрата нормативной базы
Неэффективное управление запасами
Сбои поставок (в т.ч. в области качества изделей)
Недостаточная информированность о возможностях
поставщиков
Значительные элементы стихийности в процессах
формирования традиций и корпоративной культуры
компании
Слабые стороны
Сильные и слабые стороны основных инновационных
секторов Санкт-Петербурга
114
Наличие локальных сетей вычислительной (компьютерной) техники
Частичная автоматизация процессов производства и управления
Информатизация,
автоматизация
НИОКР
Производство
Развитие системы бюджетирования на
инновационных предприятиях
Углубление автоматизации процессов
учета и контроля на базе стандартных
програмных продуктов
Наличие значительного производственного потенциала (наличие свободных производственных мощностей, площадей и др.)
Долгосрочные связи с научноисследовательскими организациями,
вузами
Развитые службы НИОКР
Финансы.
Учет и контроль
Сильные стороны
Долгосрочные деловые связи с основными покупателями (потребителями)
Значительные объемы государственных
заказов
Фактор
Маркетинг
и сбыт
Затрудненность и затратоемкость продвижения инновационной продукции на рынок
Относительно невысокая квалификация продавцов и
маркетологов
Неполнота и неэффективность системы маркетинговой информации
Малая доля экспорта в объеме продаж
Отсутствие надлежащего управленческого учета на
большинстве предприятий
Недостаток финансовых ресурсов для инновационного развития
Недостаточно устойчивое финансовое состояние
Высокий износ оборудования и технологий
Недостаточно высокий уровень управления качеством
(в т.ч. сырья и материалов)
Тенденция снижения затрат на исследование и разработки
Слабая реализуемость новых разработок (неэффективное управление инновационным циклом)
Сокращение численности и старение персонала
научно-исследовательского сектора
Низкая результативность научных исследований на
международном рынке
Наличие ошибок в экономической постановке задач,
предшествующей автоматизации
Слабая регламентация обязанностей и информационных связей
Слабые стороны
Продолжение табл. 3.3
115
Сильные стороны
Сформированная устойчивая корпоративная культура
Наличие «ядра» профессионалов высшей
квалификации в области НИОКР, производства, коммерции, управления
Фактор
Персонал и
социальная
инфраструктура
Недостаточно эффективная система стимулирования
персонала за счет средств социальной инфраструктуры
Недостатки системы регулярной переподготовки и
повышения квалификации кадров
Недостаточно высокий уровень квалификации персонала
Сокращения темпов развития корпоративных центров обучения
Структурная несбалансированность должностей и
квалификации работников
Высокий уровень сопротивления нововведениям (изменениям)
Увеличение среднего возраста работников исследовательского сектора
Слабые стороны
Окочание табл. 3.3
витых институтов государственно-частного партнерства, развития
систем венчурного финансирования инноваций.
И, наконец, еще одну причину следует выделить как особо
существенную. Она заключается в слабой государственной поддержке учреждений образования и науки (недостаточный объем
бюджетных ассигнований для развития, низкая зарплата научнопреподавательского состава и др.). Негативные последствия такого положения выражаются в сокращении количества работников
научно-исследовательских секторов вузов, снижении среднего уровня квалификации преподавателей и исследователей, уменьшении
количества и качества новых разработок, в недостатках подготовки
специалистов и руководителей предприятий инновационных секторов Санкт-Петербурга.
Проведенный развернутый SWOT-анализ, основанный на экспертных оценках и изучении статистических данных, позволяет выделить основные возможности и угрозы, а также типичные сильные
и слабые стороны (провести их позиционирование) инновационных
секторов Санкт-Петербурга.
К наиболее значительным в настоящее время благоприятным
возможностям относятся:
− увеличение темпов экономического роста Санкт-Петербурга,
региона, страны;
− государственная поддержка отечественного производителя;
− рост спроса на инновационную продукцию;
− повышение деловой активности зарубежных партнеров (потенциальных участников инновационных процессов);
− рост предприятий на рынке услуг в сфере образования, профессиональной переподготовки и повышения квалификации;
− рост предложения инвестиционных ресурсов на финансовых
рынках Санкт-Петербурга и России.
Среди слабых сторон в существующих условиях выделяются как
наиболее существенные:
− усиление конкуренции на рынке инновационной продукции;
− сокращение времени и слабая предсказуемость длительности
жизненных циклов новых изделий;
− недостаток высококвалифицированных специалистов на рынке труда;
− сокращение количества организаций НИОКР и образования;
− отсутствие централизованных баз данных инновационных
разработок (проектов), компетенций предприятий и инновационных
предложений;
116
− низкие ставки заработной платы и уровня социального обеспечения преподавателей высших и средних учебных заведений, а также научно-исследовательских организаций.
Наиболее важные сильные стороны:
− наличие общепризнанных в мире научно-практических школ
в системе образования Санкт-Петербурга;
− долгосрочные деловые связи основных промышленных предприятий инновационного сектора с партнерами;
− наличие значительного производственного потенциала (в том
числе, наличие свободных производственных мощностей и др.);
− наличие на промышленных предприятиях «ядра» профессионалов высшей квалификации в области НИОКР, производства, коммерции, управления.
И, наконец, наибольшее отрицательное влияние оказывают на
развитие инновационной деятельности в Санкт-Петербурге следующие слабые стороны:
− необоснованно низкий уровень заработной платы и социальной
защищенности сотрудников государственных учреждений сферы научных исследований и образования, что негативно сказывается на:
квалификации преподавателей и выпускников учебных заведений,
квалификации исследовательского персонала; увеличение среднего
возраста и сокращение численности преподавателей и исследователей, сокращение результативности научно-исследовательской деятельности;
− недостатки качества инновационной продукции;
− недостаток финансовых ресурсов промышленных предприятий для разработки и реализации инновационных проектов;
− высокий уровень износа оборудования и технологий;
− недостатки системы регулярной подготовки и повышения квалификации кадров.
Проведенный SWOT-анализ показывает, с одной стороны, значительный потенциал инновационного сектора экономики СанктПетербурга и возможности его наращивания, но, с другой, указывает
на существование негативных тенденций в области инновационной
деятельности. Исследование способов использования сильных сторон для извлечения наибольшего результата из открывающихся возможностей для противостояния угрозам, а также мероприятий по
устранению слабых сторон для достижения тех же целей позволяет
создать базу для формирования набора действий органов государственного управления в интересах развития приоритетных направлений инновационного развития Санкт-Петербурга.
117
3.2. Информационный потенциал региона
как основа регионального маркетинга
Стратегическими направлениями, обязательно присутствующими в плане маркетинга региона, являются:
1. Маркетинг имиджа
2. Маркетинг достопримечательностей
3. Маркетинг инфраструктуры
4. Обеспечение поддержки со стороны граждан, политиков, организаций
5. Реклама
В условиях «новой экономики» необходимо использовать все возможности информационного обмена. При этом следует полностью
пересмотреть традиционное место, роль и функции информационной
деятельности в системе рыночного потенциала региона. Традиционные концепции рыночного потенциала учитывали информационную составляющую как один из элементов третьего или четвертого
уровня декомпозиции. Очевидно, что в ситуации, когда все большее
значение приобретают непроизводственные факторы конкуренции,
информационный потенциал, реализуемый посредством системы
коммуникационной деятельности должен рассматриваться как полноправный элемент второго иерархического уровня пирамиды потенциала конкурентоспособности региона (рис. 3.5).
Конкуренто
способность
региона
Информационный
потенциал
Маркетинг
региона
Производственный
потенциал
региона
Рис. 3.5. Иерархическая пирамида факторов конкурентоспособности
региона: первый уровень декомпозиции
Эффективная экономическая деятельность в настоящее время
основывается на преобразовании информации, которое представляет
118
собой целенаправленный обмен упорядоченными данными (получение и передача сведений) с другими структурами и людьми. Можно
сказать, что информация служит мерой упорядоченности и устойчивости экономической системы [54].
Упрощенно последнюю можно представить как совокупность
воздействий человека на некоторые ресурсы с целью удовлетворения
своих потребностей, в процессе которого многократно происходит
преобразование информации. Современное материальное производство базируется на индустриальных технологиях, которые все
больше требуют расширенного обмена информацией, т.е. зависят от
степени совершенства процессов обработки данных. В целом взаимодействие субъектов производства имеет исключительно информационную сущность.
Присущее рыночной экономике свободное волеизъявление людей
складывается путем анализа разнородной информации (она может
быть искаженной, направленной на изменение потребительского
спроса, устранение конкурентов и т.п.). Следовательно, экономические процессы всегда являются результатом преобразования информации. На них очень сильно влияют условия создания, обработки и
передачи данных.
Окружающая нас реальность в ходе все более активных действий по преобразованию информации превращается в информационную среду, часто называемую киберпространством, или инфосферой [61]. Совокупность средств вычислительной техники и
высокоскоростных коммуникационных каналов дает возможность
инфосфере не только накапливать и распространять информацию,
но и воздействовать на мировую экономику. Преобразование информации становится решающей составляющей, как производства, так
и потребления. Полезность информационного продукта всегда относительна, так как определяется его ценностью для конкретного
пользователя.
Ценность материальных ресурсов имеет пространственную и вещественную сущность, в то время как ценность информационных
ресурсов основана на временной сущности, т.е., как правило, наибольшей величины она достигает в момент возникновения (создания)
и значительно уменьшается в связи с тиражированием. Именно временная их сущность лежит в основе биржевых спекуляций, инвестиционной привлекательности научных разработок, рекламных доходов СМИ и т.д.
В качестве капитала информация может рассматриваться и в
масштабе государства и применительно к частной собственности.
119
Наиболее значимая, на наш взгляд, характеристика информационного потенциала – это способность формировать субъективную
ценность объекта для пользователей информации, менять представление о привлекательности – инвестиционной, территориальной,
культурной и т.п.. Под субъективной ценностью объекта мы понимаем ценность объекта для потребителя, независящую от соотношения
объективных характеристик. Рассмотрим возможные ситуации. Различные варианты соотношения объективной и субъективной ценности и стратегий регионального развития на примере формирования
инвестиционной привлекательности региона можно рассмотреть при
помощи матрицы (разработана на основе модели конкурентных стратегий и представлена в табл. 3.4) [82].
Таблица 3.4
Матрица соотношений объективных параметров и субъективной
ценности объекта (региона) для инвесторов
Объективное качество
Субъективная ценность (привлекательность в глазах инвесторов и т.п.)
Низкое
Высокое Информационный перевес
Поддерживать информационный поток (тактика)
Улучшать качество инвестиционных условий
(стратегия)
Низкое Технико-информационное
отставание
Повышать качество инвестиционных условий
Совершенствовать информационное сопровождение
региона
Повышать уровень управления
Развивать инфраструктуру
Высокое
Технико-информационное опережение
Сохранять достигнутое
конкурентное преимущество
Информационный дефицит
Улучшить связь с пользователями информации
Совершенствовать информационное сопровождение бизнеса , деловой
и культурной жизни
региона
Оптимизировать использование PR-ресурсов
Наиболее тяжелым является положение региона в квадрате 3
«Технико-информационное отставание». Качество инвестиционного
климата объективно и субъективно (в восприятии инвесторов) отстает от условий инвестирования в других регионах. Догнать конкурентов и переломить отношение конкурентов к региону очень не
просто: нужны большие материальные затраты, технические инновации, смена или совершенствование имиджа и многое другое, чего
у бюджетно-дефицитного региона может не хватать. Другой путь –
120
снижение региональных налогов и предоставление льгот инвесторам. При формировании привлекательных условий инвестирования
может усилиться инвестиционное предложение. В итоге регион получает время и ресурсы для постепенного улучшения качества инвестиционного климата в целом.
Таким образом, очевидно, что информационный процесс обеспечивает полноценное функционирование экономики региона и играет
ключевую роль в системе информационного маркетинга.
Необходимость анализа информационного потенциала и его составляющих обусловлена насущным требованием адекватной оценки конкурентоспособности региона, что позволит выявить скрытые
резервы в развитии регионов, а следовательно, увеличить отдачу от
более обоснованного применения передового экономического инструментария.
Одним из первых ввел в научный оборот экономическую категорию «информационный потенциал» применительно к предприятию
и обеспечил ее конкретным функциональным содержанием Э.С. Райкин в работе [53]. Мы полагаем, что в рамках менеджериального
подхода к региональной экономике целесообразно распространить
позитивный опыт корпоративного уровня на региональный уровень
управления. Для этого есть ряд предпосылок, в частности роль информационного потенциала для решения задачи обеспечения конкурентоспособности для хозяйствующих субъектов и регионов является сопоставимой по уровню значимости. Для адекватной идентификации сущностных характеристик информационного потенциала
региона необходимо осознать тот факт, что на региональном уровне
осуществляется непрерывное генерирование информации не только
для внутреннего использования, но и для воздействия на внешнюю
среду региона. Если рассматривать внешнее информационное окружение региона как элемент внешней среды, то следует признать, что
оно формируется, в том числе, и под воздействием информации, поступающей из региона во внешнюю среду. Таким образом, информационный потенциал должен отражать возможность региона осуществлять внутреннюю и внешнюю коммуникативную активность.
Информационный потенциал – это совокупность ресурсов и возможностей региона в реализации деятельности в информационной
сфере. Информационный потенциал характеризуется инструментарием, ресурсами и действиями администрации региона, региональных СМИ, хозяйствующих субъектов, общественных и политических
организаций и прочих субъектов данного региона. Основным инструментарием реализации информационного потенциала выступают ме121
тоды управления системами внутренних и внешних коммуникаций
региона. Ресурсы информационного потенциала подразделяются на
ресурсы внешнего и внутреннего использования и выступают в двух
формах: овеществленной и неовеществленной (рис 3.6).
Информационные ресурсы
Овеществленные
Информационные носители
Информационные продукты
Неовеществленные
Бренд
Имидж
Стратегия
PR
Информационные ноу-хау
Региональная
«корпоративная» культура
Региональная
«корпоративная» идентичность
Рис. 3.6. Информационные ресурсы региона
Развитие информационных технологий привело к становлению
новых условий хозяйствования, формирующихся под влиянием четырех основных факторов: либерализация рынков, мобильность
капитала, глобализация стандартов и новое информационное пространство [2]. Указанные тенденции развития мировой экономической системы привели к обострению конкурентной борьбы на национальных и мировом рынках. В первую очередь этому способствует
либерализация рынков и формирование единого информационного
пространства. Процесс изменений охватывает все сферы экономики
и требует принципиально новых подходов к управлению компаниями, к построению организационной структуры и управлению информационными потоками.
122
В современных условиях информационные технологии обеспечивают реальные конкурентные преимущества использующим их
возможности предприятиям. На региональном уровне прослеживается та же тенденция. Роль информации в региональном управлении постоянно возрастает, что связано с изменениями социальноэкономического характера, появлением новейших достижений в области техники и технологий, результатами научных исследований.
В процессе управления постоянно происходит обмен информацией
(рис. 3.7).
Управление
регионом
Региональный
маркетинг
Внутреннее
информационное пространство
Информационный
процесс
Внешнее информационное пространство
Рис. 3.7. Схема регионального информационного обмена
На региональном уровне управления менеджмент в полной мере
использует объективную и своевременную информацию, собираемую, обрабатываемую, сохраняемую и распространяемую с помощью
современных научных методов и технических средств. Сейчас это –
объективная необходимость, обусловленная, в частности, требованиями рынка адекватно реагировать на возникающие в динамично
развивающейся обстановке проблемы. Нужно не только располагать
своевременной и точной информацией, но уметь осмысливать ее, делать необходимые выводы и результативно воплощать в управленческих решениях. Отсюда необходимость присутствия информацион123
ной составляющей в управлении очевидна, поскольку она является
основой всего управленческого процесса.
3.3. Имидж региона и региональная корпоративная
идентичность как факторы конкурентоспособности региона
Рост внимания к проблеме формирования сильного (способного
оказывать положительное для региона влияние на маркетинговое
окружение) имиджа организации не случаен. Сильный региональный имидж становится необходимым условием достижения регионом стратегической конкурентоспособности. И этому есть вполне разумное объяснение. Во-первых, сильный имидж региона дает эффект
приобретения регионом конкурентных преимуществ, обуславливающих приоритет данного региона при принятии значимых решений.
Во-вторых, сильный имидж повышает лояльность резидентов, а значит, защищает регион от опасности «перетекания» бизнеса, в первую
очередь крупных налогоплательщиков в регионы с более привлекательным имиджем, как в свое время Санкт-Петербург «перетянул» к
себе Газпром. В-третьих, сильный имидж облегчает доступ региона
к ресурсам разного рода: финансовым, информационным, человеческим и т. д.
Осуществляя процесс управления региональным имиджем, необходимо иметь четкие представления о структуре имиджа региона
и особенностях психологических процессов формирования имиджа в
сознании индивидов.
Имидж региона есть целостное восприятие (понимание и оценка)
региона различными группами общественности, формирующееся на
основе хранящейся в их памяти информации о различных сторонах
деятельности организации. В основе данного определения лежит
определение корпоративного имиджа, приведенное в работе М. В. Томиловой [65].
Другими словами, содержание понятия имиджа региона включает две составляющие. Описательную (информационную) составляющую, которая представляет собой образ региона, или совокупность
всех представлений (знаний) о регионе. И составляющую, связанную
с отношением, или оценочную составляющую. Оценочная составляющая существует в силу того, что хранящаяся в памяти информация не воспринимается безразлично, а пробуждает оценки и эмоции,
которые могут обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа организации могут вызывать более или менее
сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением. Люди
124
оценивают организацию через призму своего прошлого опыта, ценностных ориентаций, общепринятых норм и моральных принципов.
Образ и оценка поддаются лишь условному концептуальному
различению. В реальности они неразрывно связаны и образуют единое целое.
Таким образом, имидж региона можно рассматривать как существующую в сознании людей систему представлений (образов) и
оценок, объектом которых она является. В качестве примера можно привести концепцию формирования привлекательного имиджа
Санкт-Петербурга («Петербург – культурная столица России», «Петербург – многофункциональный промышленный и транспортнологистический центр» и т.п.).
Неотъемлемым признаком любой системы является структура.
Структура имиджа региона имеет традиционное иерархическое строение (рис. 3.8). Каждый уровень иерархии оказывает воздействие на
соседний верхний уровень посредством композиции соответствующего вклада (приоритетов) элементов нижнего уровня по отношению
к элементу верхнего уровня. Ранжирование по приоритету обусловлено тем, что элементы одного уровня характеризуются разной степенью важности для различных индивидов. Тот или иной элемент
приобретает большую важность в зависимости от особенностей индивида или в соответствии с обстоятельствами, в которых данный
индивид находится.
Исходя из этих общих соображений, можно перейти к моделированию имиджа организации. В табл. 3.5 приведены различные элементы, составляющие модель. Комбинируя эти элементы, можно получить отклик индивида, представляющий оценку им полного впечатления об организации.
Отметим, что предлагаемая модель основана на принципе интеграции информации, выдвинутом Н. Андерсоном для описания
процесса формирования впечатлений [16]. Общая алгебраическая
модель формирования впечатлений, предложенная Н. Андерсоном,
имеет следующий вид:
Rn =
n
å wk ´ Φ(Sk ) (5)
k=0
где
Rn – реакция индивида, представляющая (для нашего случая)
оценку им полного впечатления о регионе, задаваемом n компонентами (стимулами) Sk (k = 1, ... , n), каждый из которых имеет вес wk
(интерпретируемый как важность или значимость данного стимула
для данного респондента); Ф(Sk) – шкальное значение стимула S.
125
Имидж региона
Внешний имидж
Внутренний имидж
Имидж власти
Социальный имидж
Имидж
предпринимательского
климата
Культурный имидж
Инвестиционный
имидж
Имидж власти
Институциональный
Имидж
товаропроизводителей
имидж
Имидж бизнес-среды
Имидж продукции
Функциональный
имидж
Визуальный имидж
Правовой имидж
Функциональный
имидж
Правовой имидж
Рис. 3.8. Структура имиджа региона
Для применения этой модели необходимы в качестве исходной
информации численные величины сравнительной “благожелательности” к организации по каждому стимулу – шкальные значения
стимулов, а также значения субъективных весов. Отметим, что компонентам предшествуют факторы (см. табл. 3.5), которые и определяют их восприятие. Здесь существенно также и то, что как веса, так и
шкальные значения специфичны для каждого субъекта. Получить
шкальные значения стимулов можно при помощи интервальной
шкалы.
126
Таблица 3.5
Модель имиджа региона
Факторы Компоненты
Оценка компонент
Важность
Значения
... F1i ...
S1
... F2i ...
S2
...
...
Sn
... Fni ...
Элементы структуры
имиджа
Исследование
W1
W2
...
Wn
Приоритеты
Шкалирование
Частные
впечатления
Полное
впечатление
Ф (S1)
Ф (S2)
...
Ф (Sn)
Восприятия
R1
R2
R
...
rn
Представления
Шкала на основе
метода парных
сравнений
Интегративная модель интервалов
Относительная важность стимулов определяется посредством
ранжирования методом парных сравнений. Рассмотрим детально
различные элементы структуры имиджа, определяющие восприятие
организации индивидом.
Структуру имиджа региона составляют представления людей о
нем, которые условно можно разделить на две группы – внешний и
внутренний имидж, каждая из которых включает соответственно 8
и 7 компонентов на третьем уровне декомпозиции. При необходимости можно привести более полную детализацию, с выделением четвертого уровня декомпозиции.
В последнее время все большую актуальность приобретает проблема конструирования и продвижения имиджа территорий, и в
частности имиджа регионов страны. Это обусловлено, в первую очередь, современным уровнем социально-экономического развития,
при котором регионы оказались в зоне конкуренции друг с другом
как за размещение бизнес-активов, так и за человеческий капитал.
Понятие «регион» как объект формирования имиджа характеризуется сложностью и многозначностью и носит межотраслевой характер.
Формирование имиджа региона предполагает учет общности его
культурно-исторических и пространственно-природных условий, полиэтнической и поликонфессиональной структуры его населения, а
также необходимости взаимодействия как с внешней, так и с внутренней его средой.
Итак, в связи с современной тенденцией увеличения конкуренции между регионами России, проблема формирования имиджа регионов приобретает все большую актуальность, привлекая внимание
не только представителей властных элит, но и представителей бизне127
са, деятелей культуры и искусства, исследователей и практиков различных сфер [30].
Отечественная географическая имиджелогия в процессе своего
развития все чаще сталкивалась с постановкой и решением нестандартных задач. Сегодня проблемами географического имиджа занимаются социогеографы и имиджмейкеры многих стран мира. Над
этой темой в наши дни работают такие географы как В.А. Колосов,
В.С. Тикунов, В.А. Евсеев, Д.Н. Замятин, В.Л. Мартынов и другие.
Эти авторы подразумевают под информацией особый вид территориального ресурса и пытаются выяснить характер и степень влияние
его на географическое пространство.
Санкт-Петербург – один из тех регионов России, в имидже которых «архитектурная составляющая» играет решающую роль.
На официальном сайте городской администрации в информации
для гостей города и инвесторов в первую очередь отмечается именно то, что исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним
группы памятников внесены в список всемирного наследия ЮНЕСКО, что Санкт-Петербург – «крупнейший центр мировой и российской культуры, известный своими великолепными архитектурными
ансамблями, дворцами, музеями», что уникальная архитектура города составляет «всемирную славу Санкт-Петербурга», и что именно
поэтому он является одним из наиболее привлекательных туристских центров мира.
Далее отмечается, что «ЮНЕСКО внесла в список всемирного
наследия Исторический центр Санкт-Петербурга, а также системы
ансамблей главного городского пространства Невского проспекта,
Литейной части, Адмиралтейской части, Васильевского острова, Петроградской стороны, островов, реку Неву с ее набережными и берегами, дворцово-парковые ансамбли окрестностей города – Пушкина,
Павловска, Гатчины, Петродворца, Стрельны, Ломоносова, и многое
другое, всего свыше четырех тысяч объектов».
Казалось бы, в этих условиях городская власть должна тщательно заботиться о сохранении и развитии исторического облика города.
На бумаге все так и происходит.
Так, в «Петербургской стратегии сохранения культурного наследия», утвержденной постановлением городского правительства в ноябре 2005 г., отмечается, что «без культурного наследия немыслимы
современная жизнь Санкт-Петербурга и перспективы его развития»,
что «структура исторических ансамблей способствует гармоничному
равновесию в обществе, развитию широкого диапазона деятельности», и что «именно высокие эстетические качества и степень сохран128
ности исторической среды обеспечивают особую инвестиционную
привлекательность Петербурга и его реальную коммерческую ценность, служат залогом благосостояния граждан».
Там же отмечается, что предметами охраны территорий СанктПетербурга как объекта Всемирного наследия являются историческая застройка, панорамы и виды, воспринимаемые с набережных
Большой Невы, видовые точки, с которых наилучшим образом раскрываются наиболее ценные ансамбли; соотношение фоновой застройки с системой доминант (силуэт города); композиционные оси и
направления восприятия доминант. И что «охраняются от застройки
основные направления, с которых воспринимаются архитектурные
высотные доминанты».
Однако, начиная с 2006 г. в Петербурге начали развиваться негативные процессы, ведущие к разрушению его уникального архитектурного облика, и той «небесной линии», о которой говорил академик Д.С. Лихачев.
Весной 2006 года, после того, как в Петербурге была перерегистрирована компания «Сибнефть» (сменившая название на «Газпром
нефть»), Законодательным Собранием была принята целевая программа строительства административно-делового центра для компании «Газпром» в устье реки Охта напротив Смольного собора. Строительство оценивалось в 60 млрд рублей (впоследствии была принята
схема финансирования, по которой 51% средств выделял «Газпром»,
а 49% – городской бюджет), при этом руководители «Газпрома» заявили о намерении сделать главным элементом этого центра 300-метровый небоскреб. Это в два с половиной раза выше колокольни Петропавловского собора, и втрое выше Исаакиевского собора и собора
Смольного монастыря [8].
По оценкам специалистов, информационная прозрачность вместе
с разумной экономической политикой, представляют собой региональный ресурс, который намного ценнее нефти, алмазов и прочего
сырья. Основная цель, на которую направлен информационный маркетинг – использование этого важнейшего ресурса. В России пока
ещё крайне мало примеров, когда региональные и муниципальные
власти всерьёз занимаются проблемой продвижения информации и
поддержания благоприятного имиджа территории. Но на сегодняшний день ситуация такова, что без информации не будет доверия.
Распространение информации о регионе предусматривается по
следующим направлениям:
− через посетителей области по линии органов местного самоуправления;
129
− через посетителей городов области по линии конкретных предприятий и организаций;
− через посещающие регион официальные делегации;
− через проводимые в России и за рубежом выставки, ярмарки,
конференции, другие информационные миссии, в которых область
принимает участие;
− через торговые представительства городов региона и Российской Федерации за рубежом;
− через представительства зарубежных стран в России;
− через российские, зарубежные и международные организации,
туристические фирмы, местные и центральные СМИ и т. д.
Информационный маркетинг территории, как правило, предусматривает регулярные публикации о городах, подготовку специальных
информационных и презентационных документов; распространение
информации о регионе по официальным каналам; проведение семинаров, миссий, презентаций городов, участие (проведение) в ярмарках и выставках и т.д. Большой эффект дают разумные публикации
в средствах массовой информации, имеющих «целевую» аудиторию,
разработка и рассылка профессионально подготовленных презентационных материалов, правдиво рассказывающих о возможностях и
рисках городов, региона в целом. При этом важно, чтобы это были не
«разовые всплески», а хорошо продуманная и подготовленная программа. Для региона необходимо последовательно пройти все этапы
«узнавания и принятия» его во внешней среде.
Работа со СМИ – важный этап информационного маркетинга, и
большинство специалистов отмечают огромную роль средств массовой информации в формировании и поддержании имиджа региона.
Если давать определение СМИ на языке маркетинга города, то средства массовой информации здесь относят к категории лиц влияния
– это «лицо, которое вовлекается на некоторой стадии в принятие решений, обрабатывает информацию и проявляет влияние на решение.
Среди прочих здесь журналисты, в целом средства массовой информации» [14].
Имидж формируется по-разному для различных групп общественности, поскольку желаемое поведение этих групп в отношении
предприятия может различаться. Иначе говоря, одно и то же предприятие может по-разному восприниматься потребителями, инвесторами, госструктурами, местной и международной общественностью.
Например, для широкой национальной общественности предпочтительна гражданская позиция предприятия. Для партнеров важны
надежность и конструктивность. Кроме того, существует представ130
ление персонала о своем предприятии и его руководстве. Таким образом, можно отметить, что предприятие имеет несколько имиджей:
для каждой группы общественности – свой. Синтез представлений о
предприятии, присущих различным группам общественности, создает более общее и емкое представление о предприятии, называемое
его корпоративным имиджем. Предлагаемая структура корпоративного имиджа предприятия представлена на рис. 3.9.
Культурный
имидж
Бизнесимидж
Внутренний
имидж региона
Социальный
имидж
Имидж региона
по мнению госструктур
Рис. 3.9. Структура имиджа региона
Маркетинг имиджа подразумевает создание, развитие и распространение позитивной картины региона уполномоченным рекламным агентством или PR – фирмой. По сравнению с другими направлениями эта стратегия является недорогой, хотя и требующей определенных затрат. Последние, так же, как и эффективность стратегии
в целом зависят от уже сложившегося имиджа и действительного
положения дел в регионе [1].
Можно выделить различные исходные ситуации – позитивный,
слабый, негативный, смешанный, противоречивый, чрезмерно привлекательный имидж. В зависимости от диагностики вида имиджа выбираются мероприятия по его улучшению, которые должны
проводиться комплексно и иметь продолжительный характер, т.к.
имидж трудно создать и также трудно изменить.
Применяемые инструменты: слоганы, визуальные символы, различные акции, имиджевое позиционирование.
131
Реклама и коммуникации, являясь и одной из стратегий, и конкретным инструментом маркетинга регионов, пересекается со всеми
его разделами. Ее роль заключается в распространении и поддержании регионального имиджа среди представителей избранных целевых групп, причем усилия и затраты идут по нарастающей от возможных, потенциальных к вероятным и действительным клиентам.
В распоряжении регионального маркетолога находятся различные инструменты для влияние на целевые группы: СМИ (телевидение, радио, внешняя реклама, региональная пресса, общие и специальные журналы), прямая реклама, региональные стимулы и скидки, спорт, музыка и т.д. Задача заключается в их правильном выборе,
смешивании и применении. Например, газеты по сравнению с журналами гибки, актуальны, хорошо покрывают локальный рынок, но,
с другой стороны, краткосрочны, иногда имеют плохую печать.
Критериями выбора служат привычки целевых групп, свойства
самого канала коммуникации, содержание рекламы и затраты. Далее уже в рамках выбранного инструмента принимается решение о
широте и частоте рекламы в зависимости от соотношения эффективность/затраты.
Пример акций: брошюры, проспекты, представления, праздники, объявления, маркетинг во время событий – Event-marketing. Общим принципом является созвучная реклама всеми важными региональными действующими лицами, чтобы, например сообщения о городе N как привлекательном месте размещения тяжелой индустрии
не противоречили сообщениям об этом же городе как месте отдыха и
туризма.
Логический порядок следования стратегий заключается сначала
в создании инфраструктуры, затем расширении достопримечательностей, аттракционов, обеспечении дружественности жителей и, наконец, в распространении уже сложившегося на этой основе положительного имиджа.
Бизнес-имидж региона складывается из представлений о регионе
как субъекте определенной деятельности. В качестве основных детерминант бизнес-имиджа выступают: правовые условия деятельности,
инвестиционный климат, ресурсный потенциал, кредитная надежность информационная открытость, а также политика, направленная на поддержку деловой активности предприятий, информационная открытость и т.п.
Социальный имидж региона – представления широкой общественности о социальных целях и роли региона в формировании
условий экономической, социальной и культурной жизни общества.
132
Социальный имидж формируется посредством информирования общественности о социальных аспектах деятельности региональных и
муниципальных властей, таких как социальное обеспечение населения, здравоохранение, образование, ЖКХ, поддержка общественных
движений, участие в решении проблем экологии, занятости, здравоохранения и т.д., содействие конкретным лицам.
Имидж региона для госструктур составляют представления о регионе представителей федерального уровня исполнительной и законодательной власти. Параметрами имиджа для госструктур являются:
значимость продукции региона для обеспечения конкурентоспособности национальной экономики, степень участия региона в реализации
приоритетных национальных проектов, соответствие регионального
законодательства федеральному, уровень занятости населения региона, уровень социальной напряженности, открытость региона.
Культурный имидж региона формируется под воздействием представлений о культурной и общественной жизни региона, визуальных
характеристиках, охраняемых природных зонах, архитектурных
памятниках, музеях и т.п.
Внутренний имидж предприятия формируют представления
резидентов о своем регионе. При этом население рассматривается не
только как фактор конкурентоспособности региона, но и как важный источник информации о предприятии для внешних пользователей. Основными детерминантами внутреннего имиджа являются
социальная сфера, культура региона, и социально-психологический
климат (настроение и мнение коллектива, индивидуальное самочувствие и оценка условий жизни и работы личности в коллективе).
Имидж выступает как один из инструментов достижения стратегических целей региона, затрагивающих основные стороны его
деятельности и ориентированных на перспективу. Преимущества позитивного имиджа очевидны. Однако позитивная известность не появляется сама собой и не существует сама по себе. Она требует целенаправленной систематической работы, связанной с превращением
реального имиджа региона в позитивный.
Поскольку инициация и ресурсное обеспечение работ по формированию позитивного имиджа региона зависят, прежде всего, от руководства, то стратегической задачей является сближение «зеркального» имиджа региона с его реальным имиджем, и далее – превращение последнего в позитивный имидж, усиливающий конкурентоспособность региона.
Методика формирования имиджа региона может быть представлена следующей последовательностью шагов:
133
1. Анализ маркетинговой среды и выделение целевых (наиболее
важных) групп общественности.
2. Формирование набора наиболее существенных имиджеобразующих факторов для каждой из целевых групп общественности.
3. Разработка желаемого образа региона (с точки зрения установленных стратегических целей) для каждой целевой группы общественности.
4. Оценка состояния имиджа региона в каждой из целевых групп
общественности.
5. Разработка и реализация плана мероприятий по формированию позитивного имиджа региона в сознании целевых групп.
6. Контроль достигаемых результатов и коррекция (при необходимости) плана.
Одним из важнейших инструментов формирования имиджа региона выступает построение интерактивной системы (комплекса) мониторинга региональных ресурсов, которая должна обеспечивать:
− систематический сбор информации с использованием сети
Интернет;
− хранение и обработку мониторинговых показателей имиджа
региона;
− визуализацию мониторинговых показателей с использованием геоинформационных ресурсов (привязка к картам региона) 1.
Поскольку основным свойством объектов мониторинга является
их динамичность, то построение информационной системы подобного типа в сфере формирования имиджа, которая находится в постоянном развитии и совершенствовании, вполне обусловлено. При
этом очевидны такие характеристики мониторинга, как сфера применения, средства и способы сбора информации, пользователи этой
информации, цели и решаемые задачи и др.
Была определена структура комплекса. В данном случае по всем
параметрам наиболее подходящей является трехуровневая архитектура. Три уровня (с позиции программирования) – это хранение,
обработка и представление информации. Идея заключается в том,
чтобы не смешивать эти три составляющие. Общая структура разрабатываемой системы:
1 уровень – Интернет-сайт – это фактически пользовательский
интерфейс, где осуществляется ввод и отображение информации;
2 уровень представлен серверным приложением, здесь реализуется бизнес-логика системы – обработка информации из баз данных;
1
134
Разработано на основе: [38.]
135
Рис. 3.10. Геоинформационный ресурс «Качество управления российскими регионами»
3 уровень – хранение набора баз данных.
Основной базой данных (БД), на которой основано функционирование всего комплекса, является БД информационных ресурсов
региона. Она может содержать, например, общие данные по предприятиям региона (их название, тип, адрес и др.), элементы реестра
недвижимого имущества (площадь, количество этажей, износ и др.).
Необходимо заметить, что этот набор может неограниченно изменяться – например, можно добавить информацию о кадровом составе, учащихся, финансовые и любые другие параметры, необходимые
для анализа состояния сферы образования. Соответственно будет
увеличиваться набор мониторинговых параметров, и возрастать качество оценки.
Вспомогательная БД содержит геоинформационные параметры.
Для реализации динамического мониторинга БД информационных ресурсов должна иметь динамически изменяемую структуру,
что поддерживается созданным серверным интернет-приложением.
Приложение имеет блочную структуру (состоит из нескольких
блоков). Каждый блок выполняет присущий ему набор функций.
Можно выделить следующие только ключевые блоки: администрирование пользователей, администрирование баз данных, обработка
информации и мониторинг.
Отдельной задачей при разработке системы становится иллюстрация мониторинговых показателей с использованием геоинформационных показателей. Эта система позволяет анализировать состояние имиджа региона в текущий момент, отслеживать динамику
его развития с течением времени и прогнозировать влияние на него
реформ, демографических, социально-экономических и других факторов. Система должна быть построена с использованием «открытой
архитектуры», что позволит расширять имеющуюся базу данных и
набор средств ее анализа и обработки. Пример геоинформационной
привязки по направлению «качество управления российскими регионами» приведен на рис. 3.10.
Таким образом, информационно-аналитический комплекс имеет
большое будущее для применения, как на местом, так и на федеральном уровне.
136
ГЛАВА 4. МЕНЕДЖЕРИАЛЬНЫЙ ПОДХОД
К УПРАВЛЕНИЮ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ
РЕГИОНА
4.1. Понятие и сущность менеджериального подхода
к управлению региональным развитием
Основоположники менеджериального подхода к государственному управлению Дэвид Осборн и Тэд Геблер (США) в своем знаменитом
труде «Перестройка правительства» [127] («Reinventing Government»)
проанализировав недостатки бюрократической модели управления,
подробно изложили желаемые и необходимые преобразования, которые должны произойти на федеральном и местном уровнях.
Преобразования всех уровней государственного управления сосредоточены вокруг десяти основных принципов:
1. Стимулирующее управление: руководить, а не журить.
2. Управление, обращенное к обществу: уполномочивать, а не
служить.
3. Конкурирующее управление: использование конкуренции в
организации государственных услуг.
4. Управление, движимое своей миссией: преобразование организаций, руководствующихся правилами и нормами.
5. Управление, ориентированное на результат: акцент на результат вместо начинаний.
6. Управление, ориентированное на потребителя: первичны потребности потребителя, а не бюрократии.
7. Предприимчивое управление: преумножение вместо расточительства.
8. Предусмотрительное управление: профилактика вместо терапии.
9. Децентрализованное управление: вместо иерархии участие и
работа в команде.
10. Прорыночное управление: постепенные перемены на рыночной основе.
Новый государственный менеджмент ставит акцент на сдельной
работе, поручениях и процессах, в то время как старый подчеркивал
значение функций, исполнения и задач. Строительными блоками
старого государственного управления были бюрократия и иерархия.
Основным строительным блоком для нового государственного менеджмента является мультипрофессиональная команда, члены которой работают вместе с начала и до выполнения определенного за137
дания. Во-вторых, в новом государственном менеджменте полномочия принимать решения делегируются команде, которая выполняет
организационную работу и осуществляет контроль в соответствии с
реализуемым проектом. В-третьих, новый государственный менеджмент определяет экономию и эффективность всецело в терминах
удовлетворения потребителя. В-четвертых, новый государственный
менеджмент менее всего заинтересован в организациях, он основывается на институциональном дизайне и выборе. Новый государственный менеджмент противостоит концепции административного
государства и использует для описания существа государственного
управления понятие «руководство», а не «администрирование» или
«управление/правительство». Изменения в понятийном аппарате
прослеживаются четко: «Правительства в изменяющейся обстановке должны, вероятно, сильнее искать непрямые сохраняющие возможность управления способы восстановления своего неотъемлемого
долга защищать против внешней угрозы и внутреннего распада и достижения своих политических программ; результат мог бы быть описан скорее как «руководство», чем как «управление/правительство».
Будучи «публичной администрацией» в 1970-е гг., став «публичной
политикой и менеджментом» в 1980-е, название дисциплины может
хорошо звучать как «руководство» в 1990-е [94]. Хотя содержание
термина «руководство» в целом ориентирует рассматривать деятельность государственного менеджера как общее управление вверенной
ему областью государственных дел, тем не менее, имеются ряд нюансов в его определениях, которые значимы и с той точки зрения, что
они носят еще ограниченный характер [13].
Таким образом, менеджериальная модель управления развитием
региона создает предпосылки для переоценки возможностей использования программно-целевого подхода к управлению развитием региона и обеспечению его конкурентоспособности. В настоящее время
общепризнанным является мнение, что программно-целевой метод
служит важнейшим инструментом осуществления государственной
социальной и экономической политики развития страны и ее отдельных регионов наряду с методами прогнозирования и индикативного
планирования.
Целевые программы представляют собой увязанные по ресурсам, исполнителям и срокам осуществления комплексы научноисследовательских, опытно-конструкторских, организационнохозяйственных и иных мероприятий, обеспечивающих эффективное
решение конкретных задач в области государственно-федеративного
строительства, научно-технического, экономического, инвестици138
онного, социально-демографического, внешнеэкономического, культурного, экологического и регионального развития Российской Федерации. Их важнейшей особенностью является определение, исходя
из народнохозяйственной значимости, экономической и социальной
целесообразности состава приоритетных направлений развития и
очередности их реализации с учетом возможностей финансирования программных мероприятий на федеральном, региональном или
местном уровнях.
Практика показывает, что целевые программы могут быть эффективно использованы для управления социальными и экономическими процессами в регионах. Программно-целевой метод позволяет
реализовать настоятельную потребность в осуществлении интеграционных процессов в экономике, обусловленную, с одной стороны,
возрастанием сложности, комплексности проблем экономического
развития, требующих для своего решения эффективных межотраслевых, межведомственных, межрегиональных взаимодействий, и,
с другой – высокой степенью отраслевой и территориальной дифференциации развития производительных сил, дополняемой в условиях перехода к рыночной экономике многообразием форм собственности. Данный метод дает возможность достижения целей, предусматривающих коренные сдвиги в развитии экономики и социальной
сферы, переход к новым состояниям экономических систем, которые
не могут быть достигнуты в процессе реализации частных целей развития каких-либо отдельных производственных, инфраструктурных
или иных элементов региональных хозяйственных систем. Для этого необходимо обеспечить интеграцию деятельности либо объединение материальных и финансовых ресурсов независимых субъектовучастников программ.
Для программно-целевого метода характерно то, что он обеспечивает реализацию одновременно двух типов интеграции социальноэкономических и научно-технических процессов: пространственной,
когда требуется объединить усилия субъектов, принадлежащих к
различным отраслям, регионам или формам собственности, и временной, когда требуется добиться четкой последовательности и единства различных этапов (стадий) общего процесса движения к конечной цели, предусмотренной программой.
В отечественной экономической теории программно-целевое
управление нередко рассматривалось только как метод планирования. Однако основное в программно-целевом подходе – это органическое единство четко структурированной содержательной части
программы с формированием и использованием организационного и
139
финансового механизмов ее реализации, контролем реализации (последнее является одновременно и элементом активно функционирующей обратной связи). Применение такого сложного организационнохозяйственного инструмента, как целевая программа, оправдано для
решения далеко не для всех проблем, возникающих при функционировании хозяйственных систем.
Условиями использования программно-целевого подхода являются:
––необходимость кардинального изменения неблагоприятных
пропорций, структуры, тенденций развития экономики и социальной сферы;
––комплексность возникшей социально-экономической, научнотехнической и природно-экологической проблемы, требующей межотраслевой и межрегиональной координации программных мероприятий;
––отсутствие возможностей достижения необходимых целей развития, исходя только из существующего уровня взаимосвязей между
уровнями управления, хозяйствующими субъектами и т.д.;
––необходимость скоординированного использования финансовых
и материальных ресурсов различной ведомственной, отраслевой, региональной и иной принадлежности для достижения особо важной
цели (федеральной, региональной или муниципальной значимости).
Попытки использовать программно-целевой подход в отечественном территориальном планировании имели место еще в 1920–1930 гг.
(план ГОЭЛРО, создание Урало-Кузнецкого комбината, освоение Хибин, строительство лесоэкспортного порта Игарка на Енисее и крупного промышленного центра Комсомольск-на-Амуре и др.). В 1960–
1980-е гг. целевые комплексные программы получили широкое распространение как важнейшие составные части государственных перспективных планов экономического и социального развития. В их составе выделялись научно-технические, экономические, социальные,
региональные, экологические программы, а также программы развития отдельных территориально-производственных комплексов.
В рыночной системе хозяйствования сохраняются общие предпосылки использования программно-целевого подхода: преодоление
целевой ограниченности в решении проблем развития отдельных ведомств и товаропроизводителей; необходимость достижения кардинальных сдвигов в экономической сфере, затрагивающих пространственные аспекты общественного воспроизводства (освоение ресурсов межрайонного значения, взаимодействие регионов при решении
крупных территориальных проблем, строительство объектов произ140
водственной инфраструктуры межрайонного назначения и т.д.); появление ряда новых факторов, обусловленных особенностями переходного периода.
Особая роль целевых программ в рыночной экономике определяется тем, что рынок не всегда позволяет в полной мере мобилизовать
дополнительные финансовые и материальные ресурсы для развития
регионов. Успешно решая задачи использования ресурсов, он довольно плохо справляется с задачами их воспроизводства, требующими
большей продолжительности инвестиционного цикла. Поэтому все,
что связано с приданием экономике поступательной целевой динамики в условиях дискретности крупных народнохозяйственных проблем, естественным образом «ложится» на программы.
Преимущества программно-целевого метода управления экономическим и социальным развитием регионов характеризуются в
целом следующими принципиальными особенностями:
––индикативным характером программ, сроки реализации которых находятся в прямой зависимости от обеспеченности программ
необходимыми материальными и финансовыми ресурсами;
––системным характером основных целей и задач программы по
решению сложных комплексных (межотраслевых и межрегиональных) проблем развития экономики и социальной сферы региона различного таксономического уровня;
––обеспечением единства методологических и методических подходов к решению задач развития регионов различного таксономического уровня;
––способностью концентрировать ограниченные материальные и финансовые ресурсы на решение принципиальных вопросов
социально-экономического развития региона, от которых зависит
поступательное развитие экономики и рост жизненного уровня населения (проведение структурной политики по существу, т.е. в пользу
ускоренного развития отраслей обрабатывающей промышленности,
первоочередная реализация приоритетных инвестиционных проектов развития экономики и социальной сферы, развитие наукоемких
производств, содействие занятости населения и др.);
––возможностью использовать эффект мультипликатора при целевом использовании ограниченных бюджетных ресурсов за счет
дополнительного привлечения внебюджетных средств, собственных
средств заинтересованных государственных и коммерческих предприятий и фирм, банковского кредита и иных привлеченных средств
потенциальных отечественных и иностранных инвесторов. В связи
с этим можно говорить об инициирующем характере целевых про141
грамм, способных привлечь во многих случаях значительные финансовые ресурсы, если намечаемые перспективы развития региона
резко повышают его инвестиционную привлекательность для отечественных и зарубежных инвесторов и гарантируют возврат кредитных ресурсов;
––возможностью сочетать в ходе государственного управления
развитием экономики и социальной сферы на всех территориальноструктурных уровнях программно-целевой метод управления региональным развитием с методами регионального прогнозирования и
индикативного планирования. Это относится как к развитию государственного сектора экономики и тех хозяйственных комплексов,
функционирование которых имеет жизненно важное значение для
национальной безопасности страны – военно-промышленного, агропромышленного, металлургического, топливно-энергетического и
др., так и к приоритетному развитию отдельных регионов страны –
«локомотивов» экономического роста, к государственной поддержке
кризисных, депрессивных и отсталых регионов, регионов с тяжелыми природно-климатическими и транспортными условиями, районов, обладающих особым геополитическим положением или подверженных воздействию природных и техногенных катастроф и аварий
и др.;
––потенциальной возможностью обеспечения общественного контроля при формировании целей и задач программного развития и использовании финансовых ресурсов (экспертиза, формирование межведомственных комиссий по их реализации и др.).
Использование программно-целевого метода на каждом уровне – общегосударственном, региональном, муниципальном – в своей основе определяется характером и территориальным масштабом
возникновения комплексной проблемы, влияющей на воспроизводственный процесс в целом.
Так, для общегосударственного уровня предметом программной
проработки являются проблемы, оказывающие глобальное влияние
на динамику развития экономики страны и связанные с реализацией
регионального разреза государственной промышленной политики:
освоение пионерных районов промышленного развития; вовлечение
в хозяйственный оборот крупных минерально-сырьевых и топливноэнергетических ресурсов; изменение специализации экономики регионов или отдельных зон в ходе структурной перестройки; формирование точек (зон, технополисов, крупных объектов и т.д.) экономического роста, имеющих принципиальное значение для создания эффективной структуры экономики страны (как отраслевой, так и тер142
риториальной); осуществление необходимой санации предприятий,
продукция которых направляется на удовлетворение общегосударственных нужд; создание и развитие объектов зональной, межзональной и магистральной инфрастуктуры; осуществление регионального
разреза государственной научно-технической политики: созданием
и развитием объектов науки и научного обслуживания в регионах,
обеспечивающих реализацию стратегических направлений исследований и крупных комплексных научно-исследовательских межрегиональных программ; реализация государственной социальной политики, имеющей наиболее выраженный территориальный характер,
в первую очередь, в части смягчения региональных диспропорций в
уровне жизни, оказания помощи населению депрессивных регионов;
реализация государственной экологической политики в части проблем общегосударственного, межрегионального значения, а также
наиболее сложных и требующих привлечения значительных ресурсов экологических проблем регионального характера (катастроф техногенного характера и т. д.).
На уровне регионов программного подхода требует решение таких проблем, как осуществление коренных структурных сдвигов в
экономике. В их числе: создание новых, развитие и поддержка существующих прогрессивных производств, объектов производственной
и социальной инфраструктуры, позволяющих реализовать конкурентные преимущества региона; создание благоприятных общеэкономических условий функционирования и развития предприятий в
регионе.
На уровне муниципалитетов предметом программной проработки могут являться:
––проблемы ликвидации диспропорций в развитии производств и
инфраструктуры;
––вопросы содействия развитию малого предпринимательства;
––комплексное совершенствование местной законодательной и
нормативной базы в целях стимулирования предпринимательской
деятельности населения в направлениях, приоритетных для данной
территории, и создания благоприятных условий для привлечения
инвестиций;
––участие в развитии объектов рыночной инфраструктуры местного значения;
––проблемы социальной ориентации – поддержка и развитие социально значимых объектов;
––проблемы содействия занятости населения, включая вопросы переподготовки кадров, преодоления структурной безработицы и др.
143
При этом для решения проблем, подлежащих программной проработке, в первую очередь, должны быть задействованы ресурсы того
уровня, на котором проблема возникла. Ресурсы остальных уровней
должны привлекаться по восходящей или нисходящей линии по
«остаточному» принципу.
В свою очередь, приоритетное развитие производств, инфраструктуры и т.д., обслуживающих общегосударственные потребности,
должно осуществляться на основе средств федерального уровня с привлечением средств субъекта Российской Федерации и муниципальных
образований на принципах долевого участия в создании или развитии
объектов инфраструктуры, потребителями которых они будут.
Следует отметить, что административно-правовые и рыночные
механизмы развития экономики и социальной сферы не являются
взаимоисключающими, о чем свидетельствует опыт программного
регулирования в странах с рыночной экономикой. Отсюда одним из
основных перехода к устойчивому развитию является использование
программно-целевого метода, наряду с реализацией государственной
контрактной системы, являющейся одним из главных инструментов
современной организации рынка.
Механизм управления устойчивым развитием региона на основе
программно-целевого подхода представлен на рис. 4.1.
При таком подходе на первый план выдвигаются не формальные
характеристики программного сектора экономики, такие как общее
число программ и т.д., а заложенная в программном методе потенциальная возможность существенно повысить эффективность государственного управления экономикой. В реальной жизни государственные ассигнования на программы столь незначительны, а управление
их реализацией так далеко от подлинно программных принципов,
что практически отсутствуют позитивные примеры реализации программ в полном объеме.
Необходимо отметить, что встречающаяся в некоторых официальных документах трактовка региональных программ только в качестве инструмента «государственной поддержки регионов» является ограниченной.
Во-первых, регионы сами являются частью государственной системы, так что говорить можно только о поддержке одним уровнем
государства – федеральным – другого, а именно региона (субъекта
Российской Федерации). В отдельных случаях меры федеральной
поддержки распространяются на регионы более низкого таксономического уровня (административный район или их группу, один или
несколько муниципальных образований и др.).
144
Определение целей обеспечения
конкурентоспособности региона
ЦП
ЦП
ЦП
ЦП
технологич ес
кие
политические
экологические
социальные
экономически е
Генеральная цель обеспечения
конкурентосп особности региона
ЦП
Цель
Задачи
Проекты
Механизм реализации
Оценка достижения целей обеспечения
конкурентоспособности региона
Рис. 4.1. Механизм управления конкурентоспособностью региона
на основе программно-целевого подхода
Во-вторых, роль государства в этом процессе вообще не может
быть сведена только к реализации функции «поддержки»: оно выступает, прежде всего, в качестве субъекта-организатора разработки
и реализации региональных программ. Эта информационная и координационная функция государства гораздо важнее, чем финансовая
поддержка, которая может быть оказана сегодня регионам непосредственно из федерального бюджета.
Региональные программы выступают в качестве инструмента,
обеспечивающего скоординированное развитие разных подсистем
(экономической, социально-демографической, экологической).
Считаем необходимым ввести четкое разграничение понятий территориального планирования и регионального программирования.
К сфере территориального планирования относятся процессы текущего и перспективного функционирования регионов и муниципальных образований, подкрепленные соответствующими каналами мо145
билизации ресурсов (т. е. оно выступает, до известной степени, как
территориальный аналог отраслевого планирования).
В программном управлении речь идет о таких проектах, которые в силу своих особенностей не могут быть реализованы автономно коммерческими структурами, региональными государственными
органами и органами местного самоуправления. Конечно, программы разрабатываются и реализуются не только специализированными органами программного управления, но и другими структурами,
в том числе территориальными. В этом случае они выступают как
часть системы территориального управления и направлены на реализацию, в первую очередь, региональных и местных интересов. Разумеется, проблемы согласования инновационной (программной) и
обычной (плановой) составляющих развития региональной экономики будут стоять достаточно остро, поскольку присущее любому программному планированию достижение новых целей всегда означает
перераспределение ресурсов, ограничение, хотя бы относительное
(через пропорции распределения) интересов отдельных участников
регионального воспроизводственного процесса.
Метод программно-целевого управления является одним из главных средств осуществления региональной политики развитых зарубежных стран. Он представляет собой систему централизованных и
децентрализованных среднесрочных и долгосрочных программ развития, активно влияющих на формирование территориальной структуры хозяйства.
Методами регионального программирования осуществляется
воздействие на развитие двух третей территории ФРГ (в основном законе этой страны введено понятие «общественная задача», что в современном понимании соответствует целевой программе), 40% территории Великобритании, 90% территории Норвегии, а также юг
Италии и север Швеции [147].
Наиболее известны крупномасштабные и долгосрочные региональные программы в США. В их числе «Программа долины реки
Теннеси», охватывающая часть территорий семи штатов (программа
действует уже более 60 лет), «Федеральная программа развития района Аппалачских гор», включающая самый большой по территории
«проблемный» регион страны (территории тринадцати штатов площадью 420 тыс. кв. км населением 19 млн. человек).
В 1933 г. специальным актом Конгресса США был создан орган
управления «Программой долины реки Теннесси» – Управление долины реки Теннесси (ТВА), действующее на правах государственной корпорации. Эта корпорация несет полную ответственность за
146
разработку и реализацию программы. ТВА владеет на правах государственной собственности соответствующими основными фондами (8 млрд долларов), осуществляет финансирование мероприятий
программы и располагает, таким образом, действенными рычагами
управления.
Статус государственной корпорации избавляет ТВА от какоголибо ведомственного подчинения и создает значительную самостоятельность в принятии и финансировании программных решений.
ТВА подотчетна только Конгрессу и Президенту США. С самого
начала программа осуществляется в виде многоцелевого комплекса мероприятий по использованию ресурсного потенциала региона:
освоению гидроэнергетических ресурсов и привлечению частного капитала в регион путем установления более низких, чем в других регионах, тарифов на электроэнергию, развитию речного судоходства,
орошаемого земледелия, созданию новых рабочих мест и зон отдыха,
повышению уровня жизни населения.
Главной особенностью этой государственной корпорации является сочетание функции управления региональной программой с
производственной деятельностью. ТВА является крупной производственной организацией с мощной строительной, производственной и
научно-технической базой. Таким образом, деятельность ТВА, как
государственной организации, осуществляется в рамках и на принципах функционирования рыночной экономики. Это показывает,
что между государственным и рыночным секторами экономики нет
принципиальных различий, препятствующих их взаимодействию и
эффективному функционированию.
Для управления программой развития Аппалачей был создан
центральный орган – «Аппалачская региональная комиссия» (АРК),
оформленная как специальное (независимое) ведомство. В состав комиссии входили губернаторы 13 штатов, ежегодно переизбираемые
как временные сопредседатели, и представитель федерального правительства – постоянный сопредседатель (данное построение комиссии было признано наилучшим с точки зрения обеспечения интересов отдельных территорий и страны в целом).
Перед Аппалачской программой стояла задача ликвидировать
изолированность района как основную причину его длительного хозяйственного застоя путем развертывания автодорожного строительства. Сооружение шоссейных дорог занимало главенствующее положение в программе. Кроме того, она содержала ряд подпрограмм по
разным отраслям и сферам территориального хозяйства, включая
здравоохранение, образование, профессионально-техническую под147
готовку рабочей силы и т.д. Работа по составлению программы начиналась с низших территориальных звеньев, какими были специально созданные «местные округа развития». Разработанные ими программы учитывали предложения местных органов власти и содержали обоснование наиболее важных проблем округа, формулировку
целей развития, перечень конкретных проектов, обеспечивающих
достижение этих целей, схемы их финансирования. Подготовленные
в округах планы служили основой программ штатов, составляемых
для территорий, входящих в Аппалачский регион. Проекты, подготовленные штатами, предлагались их губернаторами Аппалачской
региональной комиссии. На основе скорректированных и объединенных планов штатов региональная комиссия составляла общий план
развития всего региона. Решение о выделении федеральных ассигнований по утвержденной программе выносилось на следующий финансовый год Конгрессом. Первоначально центральный орган управления программой – АРК определялся как планово-координационный,
но с 1967 года ей были переданы ассигнования по программе, которые
она распределяла среди участвовавших ведомств. На комиссию (с аппаратом 110 человек) возлагалась вся полнота ответственности за выполнение программных заданий, т.е. были сбалансированы полномочия и ответственность органа управления программой за достижение программных целей. После принятия в 1965 году «Программы
Аппалачей» по требованию отдельных штатов с очагами депрессии
и отсталой экономической структурой хозяйства в период 1966-1978
годов было образовано 8 междуштатных регионов, полностью или
частично охвативших территорию 28 штатов. Вместе с Аппалачским
районом, междуштатные программы регионального развития распространялись на две трети территории США.
Как свидетельствует опыт развитых стран, программно-целевой
метод управления позволяет осуществить эффективное соединение
программных целей с путями их достижения, включая механизмы
государственного и рыночного регулирования. Это, как уже отмечалось выше, является слабым звеном в отечественных теоретических
взглядах и практических подходах к использованию программноцелевого метода.
В условиях современной российской экономки, которую большинство экспертов по-прежнему считают транзитивной (или развивающейся) экономикой региональное программирование становится
важным инструментом управления как на общегосударственном, так
и на уровне регионов и муниципальных образований. Об этом говорит значительное число утвержденных и реализуемых федеральных
148
программ. Кроме того, разработаны и реализуются сотни региональных программ. К настоящему времени создана определенная правовая база, определяющая порядок разработки, рассмотрения, утверждения и реализации региональных программ (РП) на различных
уровнях государственного управления и местного самоуправления.
Развитие законодательного обеспечения социально-экономического
программирования в Российской Федерации происходит с учетом
того, что в условиях рыночной экономики формой удовлетворения
потребностей государства становятся государственные заказы, реализуемые на контрактной (договорной) основе, на закупку и поставку
товаров (продукции), выполнение услуг для государственных нужд.
Последние определяются как потребность страны в продукции, необходимой для решения общенациональных проблем, осуществления
социально-экономических, оборонных, научно-технических, природоохранных и других программ, а также реализации иных задач.
В основу разработки и реализации программ социальноэкономического, научно-технического и природоохранного значения,
решения социально-демографических и национально-культурных
проблем на уровне муниципальных образований должны быть
положены задачи по обеспечению их комплексного социальноэкономического развития и муниципальных нужд. Это – достижение местным населением необходимого уровня жизни, сохранение
или создание благоприятной природной и жизненной среды, достижение в целом устойчивого развития города (или муниципального
образования).
Рассмотрим более детально вопросы правовой обеспеченности
разработки федеральных программных документов, которые относятся к общефедеральному (общероссийскому), межрегиональному
и региональному уровням государственного управления. В данном
контексте термин «региональный» относится исключительно к уровню субъекта Российской Федерации и вопросам его взаимодействия
с Российской Федерацией в целом.
На общефедеральном уровне могут рассматриваться целевые программы, носящие в основном функциональный и отраслевой характер. В большинстве из них в обязательном порядке разрабатываются
вопросы проведения активной региональной экономической и социальной политики, национальной, миграционной и экологической
политики, размещения производства и развития производственнотехнологических связей, развития товарных рынков и др. Вместе с
тем для ряда общефедеральных программ функционального характера присущ четко выраженный территориальный аспект. В их числе
149
Федеральная миграционная программа, программа развития курортов федерального значения, программа развития малых и средних
городов России, программы ликвидации последствий чрезвычайных
ситуаций и природных катастроф и др. Разработка и реализация
рассматриваемых программ обеспечивается всем государственным
аппаратом Российской Федерации.
Для межрегионального уровня, который может быть соотнесен с
уровнем крупного экономического района Российской Федерации или
с компактной группой смежных субъектов Российской Федерации,
на добровольной основе объединивших свои научно-технические разработки, а также трудовые, материально-технические и финансовые
ресурсы для решения крупных межрегиональных проблем, разрабатываются территориальные программы, в ходе реализации которых
решаются вопросы совместного освоения и использования крупномасштабных природных ресурсов, скоординированного развития
научно-производственных
и
производственно-технологических
комплексов со специализацией в общероссийском масштабе, развития государственного сектора экономики, формирования производственной и транспортной инфраструктуры, развития региональных товарных рынков и информационных структур, формирования
промышленно-финансовых групп, повышения уровня жизни населения, подготовки квалифицированных кадров и др. На этой основе
решаются вопросы синхронизации экономического развития регионов, углубления процессов экономической интеграции, сближения
уровней развития регионов в пределах экономического района или
группы субъектов Российской Федерации Разработка и реализация
программ подобного типа не имеют, однако, адекватного уровня государственных структур управления. Эта работа опирается пока на
взаимодействие федеральных и региональных органов исполнительной власти, включая использование территориальных подразделений федеральных министерств и ведомств на местах. Существенную
помощь в организации работы над такими программами в регионах
могут оказать межрегиональные ассоциации экономического взаимодействия, региональные коллегии федеральных органов исполнительной власти, обеспечивающих взаимодействие этих органов с
органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации
и органами местного самоуправления.
Для регионального уровня управления характерен чрезвычайно
широкий спектр программ функционального, отраслевого и комплексного социально-экономического развития. В их числе особое
внимание привлекают целевые программы комплексного социально150
экономического развития (программы по республикам Мордовия,
Чувашия, Адыгея, Дагестан и др., Краснодарскому и Ставропольскому краям, Брянской, Псковской, Ростовской, Челябинской и др. областям), а также программы по социально-экологической реабилитации отдельных регионов и городов (по Самарской и Оренбургской областям, городам Череповец, Чапаевск, Братск и др.). В первом случае
имеет место широкий спектр проблем, подлежащих программной
разработке. Очевидно, что в условиях ограниченного финансирования число реально решаемых проблем территориального развития
резко сужается и сводится к реализации наиболее эффективных и
быстроокупаемых проектов. Анализ показывает, что включение в
одну программу более сотни проектов регионального и общероссийского значения свидетельствует о том, что отбор проблем для программной разработки был выполнен формально. Так, в программе
по Краснодарскому краю предложено для разработки 112 проектов,
Брянской области – 102, Челябинской области – 132, Республике
Ингушетия – 109 проектов. Избыточность числа включенных в программы проектов с учетом различия экономического потенциала
указанных регионов очевидна.
На уровне регионов – субъектов Федерации правовой основой для
реализации программ являются, как правило, соответствующие решения законодательных органов, принимаемые по представлению
губернатора области (главы Правительства, Президента республики).
Ряд регионов успешно использует программный подход для решения
сложных социально-экономических проблем территории.
Распределение целевых региональных программ по уровням территориального управления и масштабам реализации выглядит следующим образом:
1. Региональные программы общефедерального значения, относящиеся к территории нескольких или практически всех крупных
экономических районов России (программы «Малочисленные народы Севера», «Миграции», «Чернобыль» и др.). Эти программы разрабатываются и реализуются в основном на уровне федеральных
органов государственной власти, с привлечением в ряде случаев администраций регионов. Целью этих программ является обеспечение
неотложных федеральных нужд и преодоление крупномасштабных
чрезвычайных ситуаций. Основная ответственность за выполнение
программ ложится на федеральные органы власти.
2. Региональные программы крупного межрайонного значения,
реализуемые на территории одного крупного или двух-трех смежных
экономических районов России (программы «Возрождение Волги»,
151
«Каспий» и др.). Программы разрабатываются и осуществляются
на уровне федеральных органов государственной власти с более активным привлечением администраций субъектов Российской Федерации. Целью этих программ является обеспечение приоритетных
федеральных и государственных (на уровне субъектов Федерации)
нужд и преодоление крупномасштабных чрезвычайных ситуаций.
Основная ответственность за выполнение указанных программ ложится на федеральные и региональные органы государственной власти.
3. Региональные программы развития субъектов Российской
Федерации, реализуемые на территории одного субъекта Федерации (имеется более 30 программ по отдельным субъектам, включая
программы по 12 республикам). Эти программы разрабатываются
и реализуются в основном на уровне администраций субъектов Федерации. Целью программ является обеспечение неотложных государственных (на уровне субъектов Федерации) и федеральных нужд,
преодоление региональных чрезвычайных ситуаций. Основная ответственность за выполнение указанных программ ложится на региональные органы государственной власти при сохранении полной
ответственности за федеральными органами, выполняющими функции государственных заказчиков;
4. Региональные межмуниципальные программы, осуществляемые на территории одного или нескольких экономических подрайонов внутри субъекта Российской Федерации, а также на территории
нескольких муниципальных образований (программы «Кавказские
Минеральные Воды», «Краснодарское водохранилище»). Программы
разрабатываются и реализуются на уровне администраций субъектов Федерации и местных администраций, а в тех случаях, когда решается крупная региональная проблема значительного общероссийского значения, – с участием федеральных органов власти. Целью
программ является обеспечение приоритетных федеральных, государственных (на уровне субъектов Федерации) и муниципальных
нужд, преодоление региональных чрезвычайных ситуаций. Основная ответственность за выполнение указанных программ ложится
на федеральные, региональные и муниципальные органы власти.
5. Региональные (локальные) программы развития муниципальных образований, реализуемые на территории одного муниципального образования (программы по развитию города-курорта Сочи,
сохранению исторической части Санкт-Петербурга, оздоровлению
экологической обстановки городов Череповец, Чапаевск, Нижний
Тагил, Братск и др.). Программы разрабатываются и реализуются
152
на уровне администраций субъектов Федерации и местных администраций. Целью программ является обеспечение неотложных муниципальных, государственных (на уровне субъектов Федерации) и
федеральных нужд, преодоление локальных чрезвычайных ситуаций. Основная ответственность за выполнение указанных программ
ложится на муниципальные, региональные и федеральные органы
власти.
Рассмотренное распределение действующих программ носит не
формальный, а сущностный характер, отражая масштабность решаемых в программах проблем в соответствии с возникающими федеральными, региональными и муниципальными нуждами.
Основные типы целевых региональных программ зависят от многообразия тех региональных ситуаций, которые должны решаться
программно-целевым методом. В связи с этим наибольшее многообразие региональных программ наблюдается на муниципальном
уровне.
Программно-целевой метод выполнения задач региональной экономики позволяет решать стратегические задачи реформирования
региональной экономики, ее структурной перестройки на основе государственной поддержки приоритетных инвестиционных проектов
и с учетом действия мультипликационного эффекта. Содержательная характеристика (типология) ФЦП регионального профиля представляется следующим образом:
1. Федеральные программы социально-экономического развития регионов (ФЦПРР). Данный тип программ носит наиболее массовый характер. По набору поставленных и решаемых в программе
региональных проблем в ней чаще всего рассматриваются вопросы
комплексного социально-экономического развития региона, формирования прогрессивной структуры экономики. В связи с этим, в
данных программах в большинстве случаев приводится очень широкий набор узловых проблем от развития топливно-энергетического
комплекса до социального развития села, что практически делает их
мало реализуемыми или практически нереализуемыми. Так, в число этих проблем обычно включаются проблемы развития крупных
межотраслевых комплексов, ведущих отраслей промышленности и
сельского хозяйства, социальной сферы. В то же время недостаточное внимание уделяется мероприятиям по усилению вклада региона
в обеспечение федеральных государственных нужд и в экономический рост страны.
2. Федеральные программы социально-экономического развития
городов. Данные программы связаны с решением какой-либо феде153
ральной проблемы (например, развитие города-курорта Сочи, рекреационного района Кавказских Минеральных Вод, реконструкция
исторической застройки городов России и др.);
3. Федеральные программы социально-экологической реабилитации регионов (чаще всего уровня субъекта Федерации). Большинство
экологических программ носит непосредственно региональный характер. Они связаны с решением проблем оздоровления окружающей
среды, социально-экологической реабилитации территории, а потому экономический и социально-экологический эффект от реализации этих программ, как и по программам социально-экономического
развития регионов, имеет комплексный характер.
4. Федеральные программы социально-экологической реабилитации городов. Данные программы реализуются по городам, где
сложилась наиболее острая экологическая ситуация, высока степень загрязненности атмосферного воздуха и водных источников,
что ведет к повышенной заболеваемости населения. Вместе с тем, с
учетом приватизации и акционирования большинства предприятийзагрязнителей окружающей среды, ответственность за неблагоприятную экологическую обстановку в городах следует постепенно перекладывать с федерального уровня на уровень компаний, которым
принадлежат данные предприятия и которые обязаны принимать
активное долевое участие в финансировании соответствующих программ. В связи с этим указанные программы должны носить уже не
федеральный, а региональный и даже муниципальный характер;
5. Федеральные программы возрождения народов России. Данные программы в основном связаны с реабилитацией репрессированных или с поддержкой развития экономики и социальной сферы малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. По набору
программных мероприятий они приближаются к типу федеральных
программ социально-экономического развития регионов. В этих программах большее внимание уделяется вопросам развития социальной сферы и сохранения национальных культурных и трудовых навыков.
6. Федеральные программы по решению неотложных вопросов
развития социальной сферы. В их числе «Дети Севера», «Дети Чернобыля», федеральная миграционная программа, программы развития
рекреационных и туристических районов общефедерального значения. Наиболее разнообразно эти программы представлены на муниципальном и региональном уровнях.
7. Федеральные программы по ликвидации последствий аварий,
катастроф и других чрезвычайных ситуаций.
154
8. Федеральные инновационные программы. Эти программы связаны: с разработкой и внедрением новейших научно-технических
разработок в промышленность и сельское хозяйство конкретных территорий района, города (наукограда); с развитием наукоемких производств на основе использования уникальных сырьевых ресурсов
района.
На уровне региональных и муниципальных программ большое
значение придается программам содействия занятости населения.
Программно-целевой метод может рассматриваться, как уже отмечалось выше, в качестве одного из эффективных инструментов
регулирования социально-экономического развития регионов различного масштаба (наряду с региональным прогнозированием и индикативным планированием). Анализ показывает, что на практике
в работе по управлению регионами используются различные типы
региональных программ.
Анализ конкретных итогов работы с региональными программами показал, что, несмотря на правовой вакуум в области регионального программирования, в этом вопросе создан определенный практический задел. Так, в обосновывающих документах к программе
отсутствует указание на возможные территориальные масштабы решения предлагаемой к программной разработке проблемы, однако,
в действительности мероприятия программы намечаются к реализации в пределах всей территории страны, группы крупных экономических районов, одного экономического района, субъекта Российской Федерации, вплоть до территории конкретного муниципального образования. Это имеет самое непосредственное отношение к формированию региональных программ различных территориальных
уровней управления, определяемых по принципу «необходимости и
достаточности» для решения каждой конкретной территориальной
проблемы.
Поэтому чрезвычайно важным представляется формирование на
единой системной основе перечня (состава) программных документов, обеспечивающих выполнение стратегических целей реформирования экономики на различных территориальных уровнях управления.
В настоящее время целостная система региональных программ
еще не разработана. Даже на уровне федеральных целевых программ
развития регионов (ФЦПРР) отсутствует твердое понимание необходимого состава и соподчиненности региональных программ, исходя
из принципиального существа программно-целевого подхода при
решении перспективных задач региональной экономики, а не из ги155
пертрофированной переоценки роли финансового фактора в результате отсутствия четких критериев выделения приоритетных целей
регионального развития стратегического значения, которые финансируются в первую очередь. В связи с этим целесообразно в разделе
региональной программы о составе реализуемых мероприятий дополнительно выделять следующие подразделы: приоритетные для
Российской Федерации направления социально-экономического развития региона (приоритетные проекты федерального значения); направления социально-экономического развития региона, составляющие взаимосвязанные приоритеты федерального и регионального
уровней; направления социально-экономического развития региона,
составляющие приоритеты регионального уровня.
Несмотря на факт наличия широкого спектра проблем, подлежащих программной разработке в каждом регионе, очевидно, что в
условиях ограниченного финансирования число реально решаемых
проблем территориального развития должно быть резко сокращено и
включать наиболее эффективные и быстроокупаемые проекты.
При решении вопроса о составе программных документов, рекомендуемых для различных территориальных уровней управления, сказывается недостаточность существующей законодательноправовой базы разработки и реализации региональных программ.
Следует отметить, что в ряде случаев возможен факт взаимодействия
программ различного правового статуса, разработанных применительно к одному и тому же территориальному объекту. Соответственно среди федеральных целевых программ по уровням государственного управления выделяются следующие типы программ:
I тип – региональные программы общефедерального значения,
реализуемые на территории нескольких или практически всех крупных экономических районов России.
II тип – региональные программы крупного межрегионального
значения, реализуемые на территории одного или двух-трех смежных экономических районов России.
III тип – региональные программы развития субъектов Российской Федерации, реализуемые на территории одного субъекта Федерации.
IV тип – региональные межмуниципальные программы, реализуемые на территории одного или нескольких экономических подрайонов, микрорайонов или нескольких муниципальных образований.
156
V тип – региональные (локальные) программы развития муниципального образования, реализуемые на территории одного образования, города.
Бюджетные источники финансирования различных типов федеральных программ представлены на рис. 4.2.
Федеральный
бюджет
Федеральные целевые
программы
Межрегиональные
целевые программы
Региональный
бюджет
Бюджет
муниципального
образования
Региональные
целевые программы
Региональные
межмуниципальные
целевые программы
Муниципальные
целевые программы
Рис. 4.2. Бюджетные источники финансирования различных типов
федеральных программ
Среди региональных (по субъектам Федерации) целевых программ выделяются следующие типы программ:
I тип – региональные целевые программы социальноэкономического развития субъекта Российской Федерации в целом;
II тип – внутриобластные целевые программы социальноэкономического развития по группам административных районов;
III тип – региональные (локальные) программы уровня муниципального образования, реализуемые на территории одного муниципального образования, города.
Характерно, что многие региональные программы, имеющие федеральный статус, повторяются среди названных выше региональных программ уровня субъекта Федерации. В этом нет никакого
противоречия.
В первом случае региональные программы получают федеральный статус (и соответственно частичное финансирование из федерального бюджета) по конкретной совокупности предлагаемых к
157
решению программных целей и задач, непосредственно влияющих
на структурную региональную политику по стране в целом (речь
идет о государственной поддержке развития ТЭК, АПК, ВПК и др.).
Во втором случае также решаются важные для комплексного развития субъекта Федерации социально-экономические проблемы
структурного реформирования, которые, однако, носят внутриобластной характер и не могут претендовать на общероссийское звучание.
В последнее время в деле успешной реализации и достаточного
финансирования региональных программ возрастающее значение
приобретает частный капитал, который благодаря финансовым,
правовым и другим стимулам со стороны государства привлекается
к решению задач развития «базовых» отраслей или созданию новых
рабочих мест.
Анализ практики разработки и реализации региональных программ показывает, что в числе основных недостатков организации
этой работы в первую очередь выделяются:
––недостаточность обоснования основных положений проекта
программы с точки зрения формулирования стратегических целей и
определения основных задач реализации программы;
––малообоснованное завышение объема бюджетных заявок для
реализации региональной программы, превышающего реальные
возможности финансирования из бюджетных источников;
––отсутствие вариантов по составу мероприятий, рекомендуемых
к реализации, в зависимости от объема реальных финансовых ресурсов (вместо этого используется принцип равного снижения объема
выделяемых средств по всем мероприятиям, что не может дать нормального эффекта);
––отсутствие достаточного контроля за реализацией региональных программ в части выполнения приоритетных проектов федерального, регионального и местного уровней.
Рассмотрим эти вопросы подробнее.
Проведенный анализ ФЦПРР по субъектам Федерации показал,
что практически во всех программах приводится обширный перечень целей и задач регионального развития, охватывающих собой
практически весь спектр вопросов социально-экономического развития – от вопросов преодоления кризисного развития отраслей
народного хозяйства и большинства отраслей промышленности,
сельского хозяйства и транспорта до вопросов развития социальной
сферы и жилищно-коммунального хозяйства, вплоть до возрождения национальных языков и культуры в регионе. Очевидно, что при
158
такой расширительной трактовке основных положений программы
отбор приоритетных проектов для первоочередного финансирования программы становится трудноразрешимой проблемой. Для ее
преодоления целесообразно, по нашему мнению, рассмотреть вопрос и определиться с критериями выделения ФЦП, с тем чтобы
ужесточить требования к программным документам, претендующим на финансирование из федерального бюджета. Для этого необходимо перейти к более жесткому отбору критериев формирования
федеральных программ. В их число следует включить не только
критерии эффективности использования денежных средств и окупаемости инвестиций по приоритетным проектам (как это обычно
практикуется), но и оценку того, в какой степени предлагаемые к
конкурсу проекты соответствуют решению важных народнохозяйственных проблем за счет структурного реформирования экономики
и социальной сферы конкретного региона, обеспечивающего единство экономического пространства России. В результате по каждой
программе определяется какой-то минимум проектов федерального
значения.
Для того чтобы обеспечить равный подход к регионам в части разработки и реализации ФЦПРР, следует организовывать не конкурс
проектов федерального значения, предлагаемых в состав одной конкретной программы, а конкурс проектов федерального значения по
всем программам одного территориального уровня (положим, уровня
субъекта Федерации). Такой подход ведет к достижению более справедливого распределения ограниченных средств федерального бюджета, выделяемых на финансирование программных мероприятий
большого федерального значения.
Для того чтобы обеспечить более справедливое финансирование
региональных программ по отсталым регионам, целесообразно проводить мониторинг их социально-экономического положения, определение сравнительных уровней развития.
Один из возможных подходов к решению этой задачи в региональном аспекте связан с дополнительным учетом геополитического
и социально-экономического положения Российской Федерации, состояния обороноспособности и национальной безопасности, остроты
бюджетного кризиса и социальной ситуации в стране, нарастания
угроз экономической безопасности и неравномерности социальноэкономического развития регионов.
При этом могут быть сформулированы в обобщенном виде следующие стратегические цели регионального социально-экономического
развития России и укрепления ее государственности:
159
поддержание необходимого уровня развития национальной обороны по геостратегическим направлениям и обеспечения безопасности личности, гражданина и государства;
проведение фундаментальных исследований и содействие региональному научно-техническому прогрессу;
развитие общероссийских производственной и транспортной инфраструктур и средств телекоммуникации;
ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций, экологических и техногенных катастроф и стихийных бедствий общефедерального и крупного межрегионального масштаба;
преодоление процесса нарастания чрезмерно глубоких различий
в уровнях социально-экономического развития регионов;
регулирование миграционных процессов в пределах России (с
учетом поэтапного решения проблемы соотечественников в ближнем
зарубежье);
обеспечение развития нормальных федеративных и национальных отношений; проведение научно обоснованной селективной политики в отношении регионов со сложными условиями жизни населения и хозяйствования, требующими специальных методов регулирования.
Выполнение указанных целей федеративного строительства в
России требует приоритетного выделения и финансирования федеральных целевых программ регионального профиля.
Обязательным условием реализации указанных целей выделения и финансирования ФЦП является непременный учет их региональных составляющих. Это относится даже к таким целям, как
обеспечение обороноспособности и национальной безопасности (например, по вопросам социально-экономического развития и оборонного строительства в регионах, занимающих особое геополитическое
положение), проведение фундаментальных исследований (например,
в связи с развитием наукоградов и технополисов).
В общем виде структура региональной целевой программы устойчивого развития представлена на рис. 4.3.
Функции формирования программного раздела целевой программы реализуются в рамках региональной инвестиционной программы.
Кроме регионального программирования в рамках менеджериального подхода приобретают особое значение такие элементы
корпоративного менеджмента как управление достижением целей
обеспечения конкурентоспособности на основе сбалансированной
системы показателей (ССП), что является логическим продолжени160
Концепция:
Цели
Задачи
Организационный
механизм
Правовая поддержка
Модель принятия
инвестиционно
финансовых решений
Экспе ртиза
Региональная целевая программа
Программный блок
Организационная
схема реализации
программы
Проекты
Схема
финансирования
Контроль за
реализацией
Результат реализации региональной
целевой программы
Контроль результата
Рис. 4.3. Структура региональной целевой программы
устойчивого развития
ем программно-целевого метода в управлении региональной экономикой. ССП позволяет осуществить взаимоувязку основных целей и
задач управления конкурентоспособностью региона и обеспечить постоянный контроль достижения поставленных целей. Этой проблеме
посвящен следующий параграф.
4.2. Сбалансированная система показателей
как инструмент управления конкурентоспособностью региона
Системы показателей для правительственных и других общественных организаций постепенно становятся все более популярны.
Обычно систему приходится адаптировать к целям регионального
развития. Нужно показать, что финансовые цели больше не являются главными – один из способов: финансовая проекция меняется на
подобие проекции владельца.
У всех областей применения есть общий знаменатель – ССП является удобным форматом для оценки действий, независимо от того
обсуждаете вы причинно-следственные связи и приоритеты или оцениваете насколько далеко вы продвинулись в достижении цели. Не
существует лучшего способа использования ССП. Тем не менее, прежде чем начать проект, важно понять какая именно часть или аспект
деятельности организации нуждается в такой оценке и кто примет в
161
ней участие. Это поможет определить рамки проекта и то, насколько
велики будут сегменты компании, которые будут в него вовлечены,
кто будет им заниматься и на каких этапах (планирование, контроль,
оценка достижений).
Важным условием успешного проведения проекта ССП является
установление связей между системой показателей и другими средствами контроля. В некоторых случаях функция бюджетов может
быть обеспечена двумя способами. В качестве финансовой цели она
может быть включена в финансовую проекцию ССП. Функцию планирования денежного обращения и необходимой наличности берет
на себя непрерывное прогнозирование, его результаты обновляются
каждый месяц или квартал. В этом случае сохраняется необходимая
функция прогнозирования, но при этом больше не нужно уделять излишнее внимание «выделению средств» из бюджета. Прогнозирование можно даже усовершенствовать, так как способы бюджетирования больше не влияют на результаты.
Системы показателей должны быть согласованы с другими процессами планирования (планом производства, планом рыночной
деятельности и т.д.). Средства контроля управления, основанные на
финансовых показателях, приблизительно одинаковы во всех отраслях. Хотя естественно они отражают специфические особенности
каждой компании.
В настоящее время использование систем показателей требует информационных решений. Количество приложений и продающих их
компаний растет, каждая организация использует ССП по-своему.
Поэтому часто бывает полезно выбрать в начале проекта временное
решение, пока не определено, как будет выглядеть система показателей и кто и как будет ею пользоваться.
Для того, чтобы ССП естественно вошла в структуру стратегического управления региональным развитием, она должна постоянно
обновляться и получать актуальную информацию. Поэтому для администрации региона жизненно важно организовать процедуру и
системы измерения, которые будут собирать эту информацию и передавать сотрудникам и партнерам.
Системы показателей должны рассматриваться как средство для
оценки достижений и сравнения их с обязательствами. Иногда на
корпоративном уровне системы показателей заменяют бюджет, который считается жестко закрепленной, старомодной, бюрократической формой контроля управления. На уровне региона об этом речь
не идет. ССП становятся дополнением к системе региональных бюджетов, дополнительной формой контроля целей и результатов.
162
Чтобы система показателей имела значение, необходимо постоянное обсуждение логики лежащей в ее основе. Если сотрудники получаю расширенный набор стандартов, проявляются все негативные
эффекты традиционного надзора. Но если те же метрики воспринимаются как часть живого диалога о том, что следует делать и как
эффективность соотносится с прогрессом в организации – от таких
показателей будет польза. Для этого чтобы руководство могло вести
такой диалог, оно должно иметь достаточно полное представление о
состоянии региона и понимать, что его ждет в будущем.
Вот почему системы показателей наиболее полезны на уровне
муниципалитетов. Здесь руководство должно обладать необходимо информацией. Ближе к верхнему уровню контроль становится в
основном финансовым, за исключение подразделений администрации, которые стремятся к синергии – им требуется более детальное
рассмотрение эффективности работы отдельных комитетов.
Сочетание традиционного бюджета, систем показателей и прогнозов будет зависеть от: традиций и стратегии региональной администрации, уровня конкурентоспособности региона.
Для того чтобы проект работал, нужно распределить обязанности.
Здесь затрагиваются самые разные аспекты «жизни с системой показателей». Каждый руководитель отдела или комитета региональной
администрации, если его подразделение входит в новую систему контроля, несет ответственность за систему показателей. В течение года
или двух могут осуществляться продвижение и тренинг. Ответственность за эту деятельность несет специальная целевая группа, которая
подчиняется высшему руководству. Данные собирают, оценивают и
устанавливают причинно-следственные связи. Выявляются связи в
стратегической карте нуждающиеся в пересмотре или доработке.
Внедряя и конструируя системы показателей, администрация
региона уделяет основное внимание вопросам, которые считает важными, а логика системы показателей укрепляет стратегическую перспективу. Для того требуется, чтобы:
− выбранные показатели отражали стратегические направления деятельности, которую они должны оценивать (согласованные и
логичные системы показателей);
− система измерений отдавала предпочтение адекватным методам оценки результатов;
− формат работы был понятен населению и представителям
всех сфер деятельности региона;
− системы показателей сопровождались анализом и планом, из
которого было бы понятно, какие действия будут предприниматься
163
по полученным данным и в каком состоянии находятся действия, которые обсуждались ранее;
− существовали стимулы, которые пробуждают интерес к системе показателей;
− существовала обратная связь и желание накапливать опыт,
совершенствовать логику управления конкурентоспособностью и систему показателей.
Стало обычной практикой при внедрении ССП в корпоративном
управлении распространять похожие критерии по всей организации,
чтобы описать то или иное явление. Организации, которые хотят отследить, насколько удовлетворен клиент, обычно везде используют
одинаковые показатели. И есть опасность, что набор метрик, санкционированный сверху, будет восприниматься не как приглашение
обсудить локальные стратегические факторы, а как часть корпоративного контроля. Это отделы начнут создавать свои собственные
стратегические карты, чтобы изобразить заинтересованность.
В сочетании с системой поощрения системы показателей превращаются в единственное мерило успеха. Это также ведет к применению стандартного набора метрик. Приемлемо ли это в региональной
модели ССП? Частично подобный подход может быть использован.
Однако каждая система ССП, разрабатываемая в конкретном регионе, нуждается в региональной привязке, с учетом специфики конкретного региона.
Первые попытки внедрения ССП приводили к тому, что основной
упор делался на создание предварительного набора систем показателей. Функционирование в условиях использования ССП как ключевого метода управления до сих пор исследовано недостаточно.
Как уже подчеркивалось, системы показателей – это инструмент
для контроля над бизнесом и определения видения и стратегии. Таким образом, в результате внедрения ССП пересматривается видение
и стратегия. Вот почему первым шагом становится развитие или подтверждение стратегии.
Для того чтобы систему показателей можно было использовать на
практике, управление данными должно быть понятным, не усложненным. Данные должны фиксироваться, проверятся и выкладываться для всеобщего пользования. Обычно система показателей
представляет собой сочетание уже имеющихся и новых данных, некоторые могут быть неофициальными. Иногда сведения берутся из
внешних источников, таких как исследование рынка или сравнительное тестирование бизнес процессов. Сохранение интереса к системе показателей – это тоже часть проекта.
164
Основоположниками подхода к управлению организации на
основе ССП (Balanced Scorecards, BSC) являются Д. Нортон и Р. Каплан. Однако предложенная ими BSC-модель [109] не является единственной. Ниже рассмотрен ряд альтернативных вариантов, которые
также предназначены для того, чтобы оценить деловую активность и
связать используемые показатели со стратегией организации.
BSC-модель Мейсела
Модель Лоренца Мейсела была предложена в 1992 г. [119]. Она
имеет то же название, что и модель Каплана-Нортона. Мейсел также определяет четыре перспективы, на основе которых должна быть
оценена бизнес-деятельность. Вместо перспективы обучения и роста
Л. Мейсел в своей модели использует перспективу людских ресурсов. В ней оценивают инновации, а также такие факторы, как образование и обучение, развитие продукции и услуг, компетентность и
корпоративная культура. Таким образом, различие между двумя моделями не очень значительно. Причина использования Л. Мейселом
отдельной перспективы людских ресурсов заключается в том, что руководство предприятия или банка должно быть более внимательным
к своему персоналу и оценивать эффективность не только процессов
и систем, но и его сотрудников.
Пирамида эффективности
К. МакНейр, Р. Ланч, К. Кросс в 1990 г. представили модель, которую они назвали «пирамида эффективности» [122]. Как и в других
моделях, которые мы рассматриваем, основной концепцией является
связь клиентоориентированной корпоративной стратегии с финансовыми показателями, дополненными несколькими ключевыми качественными (нефинансовыми) показателями. Традиционная управленческая информация должна исходить только от верхнего уровня.
Пирамида эффективности построена на концепциях глобального
управления качеством, промышленного инжиниринга и учета, основанного на «действиях» (рис. 4.4). Под действиями понимается то, что
выполняется людьми или машинами (оборудованием, механизмами,
компьютерными системами) для удовлетворения потребителя.
Пирамида эффективности на четырех различных ступенях показывает структуру предприятия или банка, обеспечивающую двухсторонние коммуникации и необходимую для принятия решений
на различных уровнях управления. Цели и показатели связывают
стратегию предприятия или банка с его оперативной деятельностью.
Другими словами, цели передаются вниз по организации, в то время
как показатели – собираются снизу вверх. На верхнем уровне руководство предприятия или банка формулирует корпоративное виде165
Рис. 4.4. Пирамида эффективности
ние. На втором уровне – цели подразделений и дивизионов конкретизируются применительно к определенному рынку и финансовым
показателям. Клиенты и акционеры определяют то, что следует оценивать. Третий уровень – фактически не организационный. Скорее
он состоит из ряда направлений в пределах предприятия или банка.
Эти направления межфункциональны и пронизывают несколько
структурных подразделений. Здесь цели и функции ориентированы
на удовлетворение клиента и гибкость производства и являются связующими звеньями между верхними и нижними уровнями пирамиды. Три цели этого уровня показывают драйверы эффективности в
отношении двух рыночных целей и одной финансовой. Кроме того,
на этом уровне определяются такие оперативные цели, как качество,
время поставки, длительность производственного цикла и потери от
брака. Качество и время поставки непосредственно связаны с внешними действиями, а длительность производственного цикла и потери
от брака служат индикаторами внутренних действий предприятия
или банка.
В самой нижней части пирамиды, т.е. в области операций, действия оцениваются ежедневно, еженедельно или ежемесячно. В
верхней части пирамиды преобладают финансовые оценки, периоды
которых существенно больше. По мнению авторов модели, система
показателей должна быть интегрирована таким образом, чтобы оперативные оценки на нижних уровнях были связаны с финансовыми
166
на верхних. Таким образом, эта модель корпоративного управления
способна показать, что лежит в основе финансовых оценок и что ими
управляет.
Модель ЕР2М
К. Адамс и П. Робертс в 1993 г. предложили другую модель, которую назвали ЕР2М («You are what you measure” в журнале Manufacturing Europe”).
ЕР2М – аббревиатура от Effective Progress and Performance Measurement. Согласно Адамсу-Робертсу, важно, прежде всего, то, что
компания делает в следующих четырех направлениях:
− обслуживание клиентов и рынков;
− совершенствование внутренних процессов (рост эффективности и рентабельности);
− управление изменениями и стратегией;
− собственность и свобода действий.
В соответствии с теорией, стратегический менеджмент включает
две последовательные фазы: формулирование стратегии и ее внедрение. Формулирование – это аналитический процесс, который позволяет определить, что делать. Внедрение – с одной стороны организационный процесс, помогающий ответить на вопросы, как делать, и
кто будет делать, с другой стороны – это процесс, способствующий
развитию управленческих способностей и управлению изменениями.
Цель системы заключается не только в том, чтобы обеспечить внедрение стратегии компании, но и в том, чтобы формировать культуру, в
которой постоянные изменения – нормальные явления. Показатели
эффективности должны обеспечить сотрудников, принимающих решения и отвечающих за реализацию стратегии, быстрой обратной
связью.
В заключение отметим, что использование систем стратегического управления позволит более полно представить реальное положение вещей. Это не значит, что финансовые показатели стали менее
важными, это означает, что их необходимо сбалансировать другими
– нефинансовыми. Наиболее перспективной из этих концепций представляется BSC-модель, позволяющая транслировать конкретную
деятельность и стратегию в достаточно полный набор показателей,
которые фактически образуют систему стратегического контроля и
управления.
Дизайн системы BSC должен включать шесть обязательных элементов.
Перспективы (perspectives) – компоненты, при помощи которых
проводится декомпозиция стратегии с целью ее реализации. Обычно
167
используются четыре базовые перспективы, однако их список можно
дополнить в соответствии со спецификой стратегии компании.
Стратегические цели (objectives) определяют, в каких направлениях будет реализовываться стратегия.
Показатели (measures) – это метрики достижений, которые
должны отражать прогресс в движении к стратегической цели. Показатели подразумевают определенные действия, необходимые для
достижения цели, и указывают на то, как стратегия будет реализована на операциональном уровне.
Целевые значения (targets) – количественные выражения уровня, которому должен соответствовать тот или иной показатель.
Причинно-следственные связи (cause and effect linkages) должны
связывать в единую цепочку стратегические цели компании таким
образом, что достижение одной из них обуславливает прогресс в достижении другой (связь по типу «если то»).
Стратегические инициативы (strategic initiatives) – проекты
или программы, которые способствуют достижению стратегических
целей.
Следует отметить, что каждый из шести необходимых элементов
системы BSC обычно формулируется с большей детализацией. Так,
показатели и целевые значения могут задаваться при помощи формул, объектов измерения, источников данных, периодов предоставления отчетности, плановых дат достижения целевых показателей
и т. п. Инициативы также требуют документирования графиков работ, определения ресурсов, потенциальных рисков и преимуществ.
Наконец, функциональные стандарты BSC предписывают графическое представление стратегии компании в виде карт стратегических целей, а также визуальную индикацию текущего состояния
компании (в настоящее время такие возможности имеются в программных приложениях для создания менеджерских панелей показателей).
При достаточно четкой проработанности и структурированности
концепция BSC остается открытой для изменений и нововведений и
позволяет компаниям тем или иным образом адаптировать заложенный в ней инструментарий к своим нуждам. Зарубежные источники
в настоящее время изобилуют примерами построения систем BSC
– как вполне успешными, так и вскрывающими определенные проблемы реализации этой концепции на практике. Российские предприятия только начинают присматриваться к данному инструменту
реализации стратегии, и потому убедиться воочию в ее действенности пока затруднительно. Тем не менее, присмотреться к опыту ком168
паний, которые в настоящее время внедряют BSC для стратегического управления, все же имеет смысл.
Анализируя модели ССП, разработанные для предприятий и
организаций, можно сделать вывод о том, что модель региональной
ССП должна иметь ряд принципиальных отличий.
Западный опыт свидетельствует о том, что концепция BSC оказывается довольно полезной с точки зрения создания общего, разделяемого всеми понимания стратегии и установления связи между
высокоуровневыми целями и задачами конкретных подразделений и
сотрудников. BSC также позволяет сфокусировать усилия на критически важных для реализации стратегии инициативах и проектах.
Система мотивации персонала может выстраиваться на основе заложенных в BSC ключевых показателей эффективности таким образом, чтобы финансовые поощрения распределялись в зависимости от
сбалансированности достигнутых целей. Наконец, по утверждениям
апологетов BSC, эта концепция обеспечивает обратную связь, касающуюся процесса реализации стратегии, и облегчает, таким образом,
своевременный пересмотр стратегических намерений компании.
Многим, однако, эти утверждения кажутся спорными из-за того,
что установить статистически достоверные причинно-следственные
связи между стратегическими целями на практике не удается [126].
Следовательно, при возникновении несоответствия намеченных целевых значений и достигнутых результатов определить причину
неуспеха оказывается весьма проблематично. При анализе ситуации
руководителю необходимо учитывать не только лежащие на поверхности факторы (такие, как нарушение обязательств, форс-мажорные
обстоятельства и т. п.), но и глубинные предположения о рыночной
ситуации, поведении конкурентов и потенциале самой компании,
лежащие в основе любой конкретной системы BSC. Все это требует
интеллектуальных и временных ресурсов, однако для крупных компаний в ближайшем будущем такая работа станет жизненно необходимой.
К недостаткам BSC традиционно относят также трудность выявления адекватных ключевых показателей, внедрение стратегии
«сверху вниз», игнорирование внешних по отношению к фирме условий (конкуренция, политическая конъюнктура, технологический
прогресс и т. п.). Тем не менее, при всех ограничениях, о которых следует помнить, концепция BSC дает в руки руководителю достаточно
эффективный и гибкий инструмент, который можно с одинаковым
успехом использовать как для реализации стратегии компании, так
и для оценки текущих проектов и информационных систем.
169
Когда предприятие создает сбалансированную систему показателей, оно переводит свою стратегию в оперативные цели и показатели. Правильно разработанная ССП должна представлять целостное
изложение стратегии фирмы и четко определять последовательность
причинно-следственных связей между указанными в ней показателями. Стратегические карты позволяют визуально представить взаимосвязи между стратегическими целями, на достижение которых
ориентирована компания, и направлениями деятельности, указанными в ССП.
Стратегическая карта показывает, как множество разнообразных параметров превращаются в инструмент реализации стратегии.
С помощью стратегической карты можно сформулировать и довести
до персонала долгосрочные планы, используя интегрированную систему, состоящую из определенного набора показателей и причинноследственных связей между ними, которые демонстрируют траекторию стратегии.
Идея стратегических карт и заключается в том, чтобы показать
такую тесную взаимозависимость целей компании и измерений сбалансированной системы показателей.
Традиционная сбалансированная система показателей, разрабатываемая для хозяйствующих субъектов, предполагает рассмотрение деятельности компании в проекциях: финансовой составляющей, клиентской составляющей, бизнес-процессов, кадрового потенциала.
Сбалансированная система показателей, разработанная для
целей управления конкурентоспособностью региона, основана на
ключевых стратегических приоритетах развития, что позволяет
проанализировать конкурентоспособность региона в финансовоинвестиционной проекции, производственной проекции (реальный
сектор экономики), маркетинговой проекции (рынки) и социальной
проекции. Модель сбалансированной системы показателей, разработанной для целей управления конкурентоспособностью, приведена
на рис. 4.5.
Для формирования проекций бизнеса необходимо сформировать
адекватные системы показателей по каждому направлению. В диссертации предложены системы ключевых оценочных показателей
(KPI), которые могут одновременно использоваться как для планирования управления конкурентоспособностью, так и для оценки уровня конкурентоспособности региона. Преимущества и недостатки
внедрения сбалансированной системы показателей на региональном
уровне отражены в табл. 4.1.
170
Финансы и инвестиции:
Как обеспечить инвестиционную привлекательность региона
Как обеспечить конкурентоспособность региональных финансовых институтов
Рынки
Как обеспечить конкурентоспособность
региона на внешних и
внутренних рынках
Стратегические приоритеты регионального развития
Реальный сектор
Как обеспечить конкурентоспособность
реального сектора
Социальная сфера
Как обеспечить конкурентоспособность
образовательного сектора
Как обеспечить конкурентоспособность
здравоохранения
Как обеспечить кадровую конкурентоспособность
Рис. 4.5. Сбалансированная система показателей
конкурентоспособности региона
Таблица 4.1
Позитивные и негативные последствия внедрения
сбалансированной системы показателей в региональном управлении
Преимущества
Недостатки
Формирование единой системы взаимо- Сбалансированная система
увязанных индикативных показателей показателей может быть внедрена только после принятия
ее в качестве основной модели
управления на всех уровнях
регионального управления и на
муниципальном уровне
Обеспечение максимальной ориентаПри использовании сбалансироции на достижение стратегических
ванной системы показателей суцелей управления конкурентоспособно- ществуют проблемы установлестью региона
ния уровней ответственности за
определенные участки работы,
в некоторых случая внедрение
данной системы может потребовать пересмотра структуры
администрации региона
171
Окончание табл. 4.1
Преимущества
Сбалансированная система показателей
позволяет достигнуть синергетического
эффекта на управленческом уровне за
счет формирования общего виденья
стратегических приоритетов
Сбалансированная система показателей
позволяет на основе системы коммуникаций, мотивации максимально
вовлечь все субъекты регионального
управления (органы региональной
власти, органы муниципальной власти,
хозяйствующие субъекты, саморегулирующиеся организации, общественные
движения и партии и т.п.) в процесс
обеспечения конкурентоспособности
Сбалансированная система показателей позволяет увязать стратегические
приоритеты и бюджетный процесс
Сбалансированная система показателей позволяет повысить мотивацию
администрации региона, обеспечивая
прозрачность процесса управления
Недостатки
Внедрение сбалансированной
системы показателей требует
существенных временных и
ресурсных затрат
Внедрение сбалансированной
системы показателей, как правило, встречает существенное
сопротивление управленцев на
всех уровнях властной иерархии
Процесс внедрения BSC целесообразно начать с формирования системы оценочных показателей. Эффективное использование системы
оценочных показателей требует организации регулярных процессов
индикативного планирования и мониторинга стратегических и оперативных показателей (рис. 4.6).
На первом этапе необходимо проанализировать существующие
системы показателей. На втором этапе следует осуществить группировку отобранных показателей по стратегическим перспективам, отражающим ключевые направления управления конкурентоспособностью. Этапы 3-6 предполагают построение иерархии целей управления конкурентоспособностью по выбранным направлениям, чтобы
на седьмом этапе сформировать многофакторные модели оценочных
показателей. На восьмом этапе на основе сформированных многофакторных моделей строится стратегическая карта управления конкурентоспособностью региона. Этапы 9-11 предполагают детализацию
стратегической карты по выбранным направлениям и разработку
индикативных планов в форме таблиц индикативных плановых показателей. На тринадцатом этапе предусмотрена обработка инфор172
1. Анализ показателей оценки стратегических перспектив
2. Группировка оценочных показателей по стратегическим
перспективам
3. Рынки
4. Финансы и
инвестиции
5. Реальный сектор
6. Социальная сфера
7. Построение многофакторных моделей показателей стратегических перспектив
и определение показателей оценки направлений деятельности по перспективам
8. Построение стратегической карты управления конкурентоспособностью
региона
9. Составление общей стратегической карты перспектив
конкурентоспособности региона
10. Составление стратегических карт по стратегическим
перспективам региона
11. Составление таблицы контрольных значений индикативных
плановых показателей
14. Мониторинг выполнения
показателя
12. Составление информационных
карточек показателей оценки
15. Анализ результатов и корректировка
13. Контрольные карты
управляющих воздействий и/или
стратегических карт
Рис. 4.6. Организация процесса планирования и мониторинга
оценочных показателей управления конкурентоспособностью региона
173
мации о ходе реализации выбранной стратегии управления конкурентоспособностью на основе обработки данных стратегического и
оперативного мониторинга (этап 12). На четырнадцатом этапе принимаются решения о корректировке управленческих воздействий и
возможном пересмотре стратегических карт и индикативных плановых показателей.
Использование разработанной системной концепции управления
конкурентоспособностью региона, базирующейся на сочетании преимуществ государственного подхода к управлению региональной экономики и совокупности теорий, концепций и методологии менеджериального подхода к управлению конкурентоспособностью региона,
позволяет обеспечить формирование долгосрочных конкурентных
преимуществ на региональном уровне и максимально задействовать
располагаемый потенциал регионального развития.
174
Библиографический список
1. Арженовский И. В. Маркетинг регионов //Режим доступа:
[http://www.marketing.spb.ru].
2. Аузан В., Шпагина М. Новая экономика // Эксперт. 2000. №
20.
3. Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов. М.:
“Олимп-бизнес”, 1997.
4. Бухарт Г. Ретроспективный анализ производительности в государственном секторе // Эффективность государственного управления. Пер. с англ. / Общ. ред. С. А. Братчикова и С. Ю. Глазьева. М.,
1998.
5. Большой энциклопедический словарь, изд.2-е. / Под. ред. А.М.
Прохорова. М.: Научное издательство «Большая российская энциклопедия», СПб.: Норинт, 2000.
6. Васильева З. А. Иерархия понятий конкурентоспособности
субъектов рынка // Маркетинг в России и за рубежом, 2006. № 2.
7. Васильева Н. И. Циклы и ритмы в природе и обществе. Таганрог, 1995.
8. Вишневский Б. Л. Градостроительная политика администрации как главный источник опасности для имиджа Санкт-Петербурга /
Режим доступа: [http://ashpi.asu.ru/image.html].
9. Волновые процессы в общественном развитии. Новосибирск,
1992.
10.Воронов А. Конкуренция в XXI веке // Маркетинг. 2001. № 5.
С. 16—24.
11.Воротников А. Стратегии повышения конкурентоспособности региона // Экономические стратегии. 2001. С. 144—149.
12.Гнилитская Е. В. Эффективность факторов производства
в глобальной конкуренции // Финансовый бизнес. 2004. Ноябрь–
декабрь. С. 52—62.
13.Государственное управление и политика: Учеб. пособие / Под
ред. Л.В. Сморгунова. СПб.: Изд-во СПб ун-та, 2002. 564 с.
14.Григорьев Е. Роль СМИ в формировании и развитии имиджа регионов / Режим доступа: [http://grigoryev.novoemnenie.ru/articles3/5.html]
15.Громыко Ю.В. Что такое кластеры и как их создавать? // Институт региональных инновационных систем. Режим доступа: [http://
www.innosys.spb.ru/?tpl=Print&id=791&folder=100].
16. Даниленко Л. В. Все об имидже: от подходов до рекомендаций// Режим доступа: [http://www.marketologi.ru/lib/danilenko/
all_image.html].
175
17. Дульнев Г. Н. Введение в синергетику. СПб., 1998.
18. Егорова Н. Е., Маренный М.А. Финансовый анализ кооперационных стратегий развития промышленных предприятий в сфере
малого бизнеса // Финансовый менеджмент. 2002. №2.
19. Ермишина А. В. Конкурентоспособность региона: методика
оценки потенциала кластеризации /Стратегическое планирование в
городах и регионах России. Сервер для специалистов по территориальному стратегическому планированию, Санкт-Петербург. Режим
доступа: [http://www.citystrategy.leontief.net/?it=10401 18.09.2005].
20. Златкис В. И. Регулирование финансовых рынков в системе
актуальных реформ в сфере государственного управления // Финансы. 2003. № 12. С. 3—10.
21. Иванец В. К. Макротехнологии и обеспечение конкурентоспособности отечественной промышленности // Промышленность
России. 2000. № 2. С. 25—32.
22. Инвестиционный рейтинг регионов 2006-2007 гг. // Эксперт.
2007. № 42.
23. Исследование
инновационного
потенциала
СанктПетербурга с определением приоритетных направлений развития и
перспектив инновационного развития /Научный отчет. Руководитель д.э.н., проф. А.Е. Карлик. СПб.: СПбГУЭФ, 2008.
24. Ишханов А. В. О необходимости выделения однородных
групп стран при выявлении макроэкономических зависимостей //
Финансы и кредит. 2004. № 9. С. 68—77.
25. Йеннер Т. Отраслевая структура, рыночная стратегия и
успех предприятия // Управление предприятием. 2002. № 3.
26. Керашев А. А., Тамова М. К. Методические основы оценки
конкурентоспособности региона как фактора реализации его конкурентных преимуществ / Режим доступа: [http://www.vestnik.adygnet.
ru/files/2007.2/470/kerashev_2007_2.pdf]
27. Кильдишев Г. С. Многомерные группировки. М.: Статистика, 2000.
28. Климонтович Н. Ю. Без формул о синергетике. Минск,
1986.
29. Князева К. Н. Одиссея научного разума. Синергетическое
видение научного прогресса. М., 1995.
30. Короткин К. Р. Необходимость и особенности формирования
имиджа региона / Режим доступа: [http://ashpi.asu.ru/image.html].
31. Кушлин В. Мировые технологические тенденции и экономическое переустройство России // Экономист. 1998.
176
32. Маевский В. Условия развития высокотехнологичного комплекса // Вопросы экономики. 2003. № 2. С. 26—33.
33. Маркетинг: Словарь / Азоев Г. Л., Завьялов П. С., Лозовский
Л. Ш., Поршнев А. Г., Райзберг Б. А. М.: ОАО “НПО “Экономика”,
2000.
34. Маршалл А. Принципы экономической науки, т. 1. Пер. с
англ. М.: Издательская группа “Прогресс”, 1993.
35. Меркушов В. В. Интегральная оценка конкурентоспособности регионов / Режим доступа [http://sopssecretary.narod.ru/Konferencya/Doclad/Merkushov.doc]
36. Механизмы повышения конкурентоспособности экономики
регионов / Смирнов С.Н., Симачев Ю.В., Засимова Л.С., Чулок А.А.
Препринт WP1/2005/06. М.: ГУ ВШЭ, 2005. 64 с.
37. Мигранян А.А. Теоретические аспекты формирования конкурентоспособных кластеров в странах с переходной экономикой //
Вестник КРСУ, 2002. № 3.
38. Митрофанов Д. В., Лексин А. Ю. Информационная система мониторинга образовательных ресурсов в Интернете: Материалы
науч.-метод. конф. «Интернет и современное общество». Владимир,
2000.
39. Морозова Е. Г. Политический рынок и политический маркетинг: концепции, модели, технологии. М., 1998.
40. Наука и инновации Санкт-Петербурга и Ленинградской области в 2006 году. СПб.: Петростат, 2007.
41. Ожегов С.И., Шведкова Н.Ю. Толковый словарь русского
языка. М.: Азбуковник, 1999. 944 с.
42. Олейник А. В поисках институциональной теории переходного общества // Вопросы экономики. 1997. № 10.
43. Олейник А. Институциональная экономика//Вопросы экономики. 1999. № 1, 2, 3.
44. Островский Г. Конкурентоспособность предприятия как
объект управления // Консультант директора. 2001. № 20. С. 34—36.
45. Панкрухин А.П. Маркетинг территорий: Учеб. пособие. М.:
Изд-во РАГС, 2002.
46. Панкрухин А. П. Муниципальное управление: маркетинг
территорий. М.: Логос, 2002
47. Печаткин В. В., Салихов С. У., Саблина В. А. Рейтинговая
оценка конкурентоспособности регионов России / Режим доступа:
[http://www.anrb.ru/isei/cf2004/d786.htm]
48. Портер М. Конкуренция. М.: Издательский дом «Вильямс»,
2001.
177
49. Портер М. Международная конкуренция / Ред. В. Д. Щетинина. М.: Международные отношения, 1993.
50. Пригожин А. Феномен катастрофы (дилеммы кризисного
управления) // Общественные науки и современность. 1994. № 2.
51. Пригожин И., Стэнгерс И. Порядок из хаоса. М., 1996.
52. Принципы, проблемы и политика. В 2 т.: Пер. с англ. М.: Республика, 1992. 799 с.
53. Райкин Э. С. Стоимостной подход к управлению предприятием: Монография. СПб.: СПбГУЭФ, 2005.
54. Райкин Э. С. Управление конкурентоспособностью. Препринт. СПб.: СПбГУЭФ, 2005.
55. Рей А. Конкурентные стратегии государства и фирм в
экспортно-ориентированном развитии // Вопросы экономики. 2004.
№ 8. С. 46—51.
56. Россия в цифрах. Статистический ежегодник, 2007.
57. Рыбаков Ф. Региональные дифференциации социальноэкономического развития России // Региональная экономика: теория
и практика. 2004. № 12. С. 12—16.
58. Саймон Г. А., Смитбург Д. У., Томпсон В. А. Менеджмент в
организациях. М., 1995.
59. Санкт-Петербург в цифрах: к IX Петербургскому международному экономическому форуму. СПб.: Петростат, 2005.
60. Селезнев А. З. Конкурентные позиции и инфраструктура
рынка России. М.: Юристъ, 1999. 384 с.
61. Сидоров А. Экономические аспекты информационных технологий //Проблемы теории и практики управления, 1992.
62. Сморгунов Л. В. (ред.) Рациональный выбор в политике и
управлении. СПб., 1998.
63. Стиглиц Дж. Ю. Экономика государственного сектора. М,,
ИНФРА-М, 1997.
64. Тевено Л. Множественность способов координации; равновесие и рациональность в сложном мире // Вопросы экономики. 1997.
№ 1.
65. Томилова М. В. Модель имиджа организации // Маркетинг в
России и за рубежом. 1998. № 1.
66. Трубецкой Д. И. Колебания и волны для гуманитариев. Саратов, 1997.
67. Фармер М. Рациональный выбор: теория и практика // ПОЛИС. 1994. № 3.
68. Фатхутдинов Р. А. Оценка конкурентоспособности страны //
Промышленность России. 2000. № 3. С. 62—67.
178
69. Фатхутдинов Р.А. Конкурентоспособность: экономика, стратегия, управление. М.: ИНФРА-М, 2000. 312 с.
70. Фатхутдинов Р.А. Конкурентоспособность как национальная кадровая проблема // Высшее образование в России. 1999. № 2
С. 18–22.
71. Фатхутдинов Р.А. Конкурентоспособность организации в условиях кризиса: экономика, маркетинг, менеджмент. М.:
Издательско-книготорговый ценр “Маркетинг”, 2002.
72. Фатхутдинов Р.А. Стратегический маркетинг. СПб.: Питер,
2002. 448 с.
73. Фатхутдинов Р.А. Стратегический менеджмент: Учебник.
М.: Дело, 2001.
74. Хершберг Э. Глобальная реструктуризация, знание и обучение // Вопросы экономики. 2004. № 8. С. 66—75.
75. Целевые программы развития регионов: рекомендации по
совершенствованию разработки, финансирования и реализации. /
д.э.н. Любовный В.Я., к.г.н. Зайцев И.Ф., к.э.н. Воякина А.Б., к.э.н.
Пчелинцев О.С., д.т.н. Герцберг Л.Я., к.э.н. Шим Г.А. /Московский
общественный научный фонд. Институт макроэкономических исследований. (ГУ ИМЭИ при Минэкономики России)
76. Четырбок Н.П. Кластерная политика как метод активизации инновационных процессов в регионах. Научно-инновационная
политика в регионах Беларуси: Материалы республиканской научнопрактической конференции (Гродно, 19–20 октября 2005 г.). — Мн.:
ГУ «БелИСА», 2005. 100 с.
77. Шеховцева А. Конкурентоспособность региона: факторы и метод создания // Маркетинг в России и за рубежом. 2001. № 4. С. 11—15.
78. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. 239 с.
79. Экономика региона: инновационный путь развития: Сб. документов / Ред. Л. И. Кузнецова. М.: Логос. 2003. 295 с.
80. Экономическая география России. М.: Проспект, 2003. С.
107.
81. Эрроу К. Возможности и пределы рынка как механизма распределения ресурсов // THESIS. 1993. Вып. 1.
82. Юданов А. Стратегические конкурентные преимущества
фирмы и пути их реализации на рынке/ из архивов журнала «Персонал». Режим доступа: [http://www.hrc.ru].
83. Яковлев А.А. Развитие конкуренции и проблемы реструктуризации предприятий // Экономический журнал ВШЭ. 1997. № 1.
С. 75—83.
179
84. A practical guide to cluster development. A Report to the Department of Trade and Industryand the English RDAs by Ecotec Research & Consulting, London, 2004
85. Bogason P., Toonen T. Introduction: Networks in Public Administration // Public Administration. 1998. Vol. 76. № 2.
86. Boltanski L, Thevenot L Les economies de la grandeur. Paris, 1987.
87. Borzel T. Organizing Babylon – on the Different Conceptions of
Policy Networks // Public Administration. 1998a. Vol. 76. № 2.
88. Borzel T. Rediscovering Policy Networks as a Form of Modem
Governance /V Journal of European Public Policy. 1998. Vol. 5. № 2.
89. Boston J., Martin J., Pallet J., Walsh P. Public Management:
The New Zeland Model. Melbourne, New York; Toronto, 1996.
90. Bozeman В., Straussman J. Public Management Strategies:
Guidelines for Managerial Effectiveness. San Francisco, 1991.
91. Cluster specialisation patterns and innovation styles. Den
Haag, 1998. Р. 5.
92. Coombes D. The Place of Public Management in the Modem
European State // Innovations in Public Management Perspective from
East and West Europe / Eds. T. Verheijen and D. Coombes. Cheltenham,
UK, Northampton, MA, USA, 1998.
93. Dahmen E. Entrepreneurial Activity and the Development of Swedish Industry, 1919-1939. Stockholm, 1950; Mattsson L. G. Management of
Strategic Change in a “Markets-as-Networks” Perspective. In the Management of Strategic Change/ Ed. by Fndrew M. Pettigrew. Oxford, N. Y., 1987.
94. Dunsire A. Administrative Theory in the 1980s: A Viewpoint //
Public Administration. 1995. Vol. 73. №1.
95. Ellwood J, Political Science // The State of Public Management/
Ed. by D. Kettl and B. Milward. Baltimore; London, 1996
96. Feldman V. P., Audretsch D.B. Innovation in Cities: Science
based Diversity, Specialization and Localized Competition
97. Feldwik Paul. What is Brand Equity Anyway, and How Do You
Measure It? Journal of the Market Research Society , 1996, Vol. 38, № 2.
98. Frederickson G. Comparing the Reinventing Government with
the New Public Administration // Public Administration Review. 1996.
Vol. 56, № 3.
99. Frederickson G. The Repositioning of American Public Administration // Political Science and Politics. 1999- Vol. 32, № 4.
100.Freeman J. The Political Process. New York, 1955.
101. Gray A., Jenkins B. From Public Administration to Public
Management: Reassessing a Revolution? // Public Administration.
1995. Vol. 73. № 1.
180
102.Hanf K., O’Toole L, Revisiting Old Friends: Networks, Implementation Structures and the management of Inter-Organisational Relations // European Journal of Political Research. Special Issue. Vol. 21.
№1-2.
103.Harmon M. Decisionism and Action: Changing Perspectives in
Organization Theory // International Journal of Public Administration.
1998. Vol. 26. № 6-8.
104.Hindmoor A. The Importance of Being Trusted: Transaction
Costs and Policy Network Theory // Public Administration. 1998. Vol.
76. № 1.
105.Hood C. Beyond the Public Bureaucracy State? Public Administration in the 1990s. London, 1990.
106.Hood C., Jackson M. Administrative Argument. Aldershot,
1991, Jones L, Thompson F. Public Management Institutional Renewal
for Twenty-First Cen-Hiry. Stamford, Con. 1999.
107. Hukanson H., Johanson J. The Network as a Governance Structure: Interfirm Cooperation Beyond Markets and Hierarchies // Organizing Organizations / N. Brunsson, J. Olsen (eds.). Bergen: Fagbokforlaget, 1998.
108.Jordan G., Schubert K. A Preliminary Ordering of Policy Network Labeling // Europian loumal of Political Research. Special issue.
Vol. 21. № 1-2.
109.Kaplan R.S., Norton D.P. The Balanced Scorecard – Measures
then drive Performance // Harvard Business Review. 1992. Vol. 70. N
1. P. 71-79.
110. Kelly R. An Inclusive Democratic Polity, Representative Bureaucracies? And the New I’ublic Management // Public Administrative
Review. 1998. Vol. 58. № 8.
111. Kenis P., Schneider V. Policy Networks and Policy Analysis:
Scrutinizing a New Analytical Toolbox // Policy Network: Empirical
Evidence and Theoretical Considerations / B. Marin, R. Mayntz (eds.).
Frankfurt aM: Campus Verlag, 1991.
112.Knoke D. Political Networks. The Structural Perspective. Cambridge, 1990.
113.Knoke D., Pappi F., Broadbent J., Tsujinaka ¥. Comparing Policy Networks. Labor Poli-lics in the US, Germany, and Japan. Cambridge;
New York, 1996.
114. Kotler P, Haider D., Rein I. Standort-Marketing. Dusseldorf
Econ-Verlag, 1994
115. Kriesi H. Les Democraties Occidentales. Una Approach Compared. Paris: Economica, l<>94.
181
116. Krugman P.R. Obstfeld M. International Economics: Theory
and Policy (7 edition). Addison Wesley, 2005
117. Leamer E.E. Souses of International Comparative Advantage:
Theory and Evidence / Cambridge, MIT Press, 1984.
118.Livet P., Thevenot L. Les categories de 1’action collective, Paris, 1994. Managing Across Levels of Government. Paris: Organisation
for Economic Cooperation and Development, 1997.
119. Maisel L.S. Performance Measurement. The Balanced Scorecard Approach // Journal of Cost Management, 1992.
120.March J. Administrative Practice, Organization Theory, and
Political Philosophy: Rurni-milions on the Reflections of John M. Gaus
// PS. Political Science and Politics. 1997. Vol. 30. Nt>4.
121.Mariotti John L. Smart Things To Know About Brand & Branding. /Capstone Pub, 2001
122.McNair C.J., Lunch R.L., Cross K.F. Do financial and nonfinancial performance measures have to agree? // Management Accounting. 1990. November.
123.Milgrom P., Roberts J. Bargaining coasts, and the organization of economic activity, t’umbtidge, 1990.
124.Milward H., Provan K. Principles for Controlling Agents: The
Political Economy of Network Structure // Journal of Public Administration Research and Theory. 1998. Vol. 8. № 2.
125.Moon M. The Pursuit of Managerial Entrepreneurship: Does Organization Matter? // Public Administration Review. 1999. Vol. 59. № 1.
126.Norreklit Н. The Balance on the Balanced Scorecard – a Critical Analysis of Some of its Assumptions, Management Accounting Research, 11, 2000.
127. Osborne D., Gaebler T, Reinventing Government. How the Entrepreneurial Spirit Is Transforming the Public Sector. New York [etal.],
1992
128.O’Toole L. The Implications for Democracy in a Networked
Bureaucratic World // Journal of Public Administration Research and
Theory, 1997. Vol. 7.
129.Peters G. Governance Without Government? Rethinking Public Administration // Journal of Public Administration: Research and
Theory, 1998. Vol. 8. № 2.
130.Peters G. Models of Governance for the 1990s // The State of
Public Management / Ed. by D. KettI and B. Milward. Baltimore; London, 1996.
131. Peters G., Savoie D. Managing Incoherence: The Coordination
and Empowerment Conundrum// Public Administration Review. 1996.
Vol. 56. № 3.
182
132.Provan K., Sebastian J. Networks within Networks: Service
link Overlap, Organizational Cliques, and Network Effectiveness // The
Academy of Management Journal. 1998. Vol. 41. № 4.
133.Regionenmarketing in Deutschland.- Aktion Munsterland e. V.
Munster. 1995
134.Rhodes R. Understanding Governance. Policy Network, Governance, Reflexivity and Accountability. Buckingham, Philadelphia,
1997.
135.Rhodes R., Marsh D. Policy Network in British Politics. A Critique of Existing Approaches // Policy Network in British Government /
Eds. D. Marsh and R. Rhodes. Oxford,
136.Rosenau J., Czempiel E.-O. (eds.). Governance without Government: Order and Change in World Politics. Cambridge, 1992.
137. Schwab K., Porter M.E. The Global Competitiveness Report
2008-2009. Geneva, Swizerland, 2008.
138.Simon H. Administrative behavior. New York, 1976.
139.Smorgunov L. Rational Choice, Communitarianism, Collectivist Values and Problems of the Effective State // Communitarianism,
Liberalism, and the Quest for Democracy in Post-Communist Societies /
eds. A. Koryushkin, G. Meyer. St. Petersburg, 1999.
140.Terry L Administrative Leadership, Neo-Managerialism, and
the Public Management Movement// Public Administration Review.
1998. Vol. 58. № 2.
141. Tolenado J.A.Propjs des Filires Industrielles. Revue d’Economie Industrielle. V. 6. 1978. .№ 4. P. 149-158; Soulie D. Filieres de
Production et Integration Vertical. Annales des Mines, Janvier 1989. P.
21-28.
142.Toonen T. Networks, Management and Institutions: Public Administration as ‘Normal Science’ // Public Administration. 1998. Vol.
76. № 2.
143.Tosi H. Theories of Organization. Chicago, 1975.
144.Wamsley G., WolfJ. (eds.). Refounding Democratic Public Administration. Modern Paradoxes, Postmodern Challenges. Thousand
Oaks, London; New Delhi, 1996.
145.Williamson O. Markets and Hierarchies: Analysis and Antitrust Implications. New York, 1975.
146.http://www.forecast.ru
147. http://www.gks.ru
148.http://www.labex.ru/page/trm_37.html
183
Учебное издание
Проскура Дмитрий Викторович
УПРАВЛЕНИЕ
КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ
РЕГИОНА
Монография
Под авторской редакцией
Верстальщик А. Н. Колешко
Подписано к печати 28.11.08. Формат 60×84 1/16.
Бумага офсетная. Печать офсетная. Печ. л. 11,9. Уч.-изд. л. 11,5.
Тираж 200 экз. Заказ № 684.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
1 955 Кб
Теги
proskura
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа