close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Serbin 0A637301B3

код для вставкиСкачать
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ
Министерство образования и науки российской федерации
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
Санкт-Петербургский государственный университет
аэрокосмического приборостроения
МОЛОДЕЖНЫЙ СОВЕТ ПРИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ
ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ
МОЛОДЕЖНЫЙ СОЮЗ ЮРИСТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
РОЛЬ И ЗАДАЧИ
ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
В ПОВЫШЕНИИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ
АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
Материалы межвузовской
научно-практической конференции
19 ноября 2010 года
Санкт-Петербург
2010
УДК 32
ББК 66.7
P68
Роль и задачи политических партий в повышении электоральной активности молодежи: материалы межвузовской научнопрактической конференции. Санкт-Петербург, 19 ноября 2010 года /
под ред. Н. В. Шубиной, В. М. Боера, М. В. Сербина. – СПб.: ГУАП,
2010. – 118 с.
ISBN 978-5-8088-0586-6
В сборник включены тезисы докладов и выступлений участников
Межвузовской научно-практической конференции «Роль и задачи политических партий в повышении электоральной активности молодежи» проходившей в Санкт-Петербурге 19 ноября 2010 года.
УДК
ББК
Редакционная коллегия:
В.М. Боер, доктор юридических наук, профессор, академик МАН
ВГ, заслуженный юрист Российской Федерации;
Н.В. Шубина, кандидат политических наук, доцент, секретарь
Санкт-Петербургской избирательной комиссии
М.В. Сербин, кандидат юридических наук, доцент, вице-президент
Молодежного союза юристов Российской Федерации, член РАЮН;
Х.Х. Лойт, доктор юридических наук, профессор, академик, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации;
Н.Г. Янгол, доктор юридических наук, профессор, академик МААН и МАНЭБ, заслуженный юрист Российской Федерации;
Ф.Ю. Сафин, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.
ISBN 978-5-8088-0586-6 © Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения (ГУАП), 2010
Шубина Н.В.
Секретарь Санкт-Петербургской избирательной комиссии,
кандидат политических наук, доцент
Сербин М.В.
Вице-президент Молодежного Союза Юристов России,
кандидат юридических наук, доцент, заместитель заведующего
кафедрой гражданского права ГУАП
Роль политических партий в избирательном процессе
Российской Федерации
Конституция Российской Федерации 1993 года закрепила принципы идеологического многообразия и многопартийности, а также
предоставила гражданам возможность принимать участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих
представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления.
Анализ изменений избирательного законодательства и законодательства о политических партиях в 1993 – 2007 годах позволяет сделать вывод, что всплески законотворческой активности совпадают
с периодами подготовки очередных парламентских выборов. Это не
удивительно – от результатов выборов депутатов Государственной
Думы Федерального Собрания Российской Федерации (далее – Государственная Дума) напрямую зависит судьба партийных организаций и их влияние на жизнь государства.
Выборы Государственной Думы первого-четвертого созывов проводились по смешанной системе: 225 депутатских мандатов распределялись между избирательными объединениями (блоками) пропорционально количеству поданных за них голосов избирателей, 225 депутатов избирались по одномандатным избирательным округам.
По данным ЦИК России накануне избирательной кампании 1993
года правом участия в выборах обладало 91 общероссийское общественное объединение, среди которых было 35 партий и движений,
а также 56 общественно-политических объединений. О своем участии в выборах заявили 35 избирательных объединений и блоков,
к участию в избирательной кампании были допущены 5 политических партий, 4 политических движения и 4 избирательных блока.
Только 8 из них преодолели 5-процентный барьер, депутатские
мандаты по общефедеральному избирательному округу были рас3
пределены следующим образом: ЛДПР – 59, «Выбор России» – 40,
КПРФ – 32, политическое движение «Женщины России» и Аграрная партия России – по 21, «Блок: Явлинский–Болдырев–Лукин»
– 20, Партия Российского Единства и Согласия – 18, Демократическая партия России – 14.
В период подготовки к выборам в Государственную Думу второго
созыва роль политических партий в избирательном процессе была
слегка ограничена – право выдвижения списков кандидатов предоставлено любому общероссийскому общественному объединению,
устав которого предусматривал участие в выборах в органы государственной власти посредством выдвижения кандидатов. Тем самым было увеличено число потенциальных участников выборов.
По данным Министерства юстиции число зарегистрированных
на федеральном уровне политических партий превысило восемь десятков, а правом участвовать в выборах обладали 258 общественных
объединений и 15 профессиональных союзов. О своем намерении
участвовать в парламентских выборах заявили 111 общественных
объединений, из них 40 участвовали в выборах самостоятельно, а
71 – в составе 29 избирательных блоков. В избирательный бюллетень были включены названия 25 избирательных объединений и 18
избирательных блоков, однако заградительный барьер смогли преодолеть только четыре из них. КПРФ получил 99 мандатов, ЛДПР
– 50, «Наш дом – Россия» – 45, «Яблоко» – 31. Лишь 15 участников
выборов набрали более миллиона голосов (1,5%), а 16 объединений и
блоков из числа проигравших не набрали даже тех 200 тысяч голосов, которые они представили на регистрацию в виде подписей избирателей.
В июле 1998 года, накануне выборов в Государственную Думу
третьего созыва были приняты поправки к Закону «Об общественных объединениях», в соответствии с которыми непартийные общественные организации были лишены права на участие в парламентских выборах. В результате правом на участие в выборах в 1999 году обладали 139 общероссийских политических общественных объединений. Центральной избирательной комиссией Российской Федерации были зарегистрированы списки кандидатов, выдвинутые
26 избирательными объединениями и избирательными блоками,
только шесть из них набрали более 5% голосов избирателей: КПРФ
(67 мандатов), «Единство» (64 мандата), «Отечество-Вся Россия» (37
мандатов), «Союз Правых Сил» (24 мандата), «Блок Жириновского»
(17 мандатов), «Яблоко» (16 мандатов).
4
В июле 2001 года был принят Федеральный закон «О политических партиях», который закрепил понятие политической партии
как общественного объединения, созданного в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества. Законом были установлены достаточно жесткие требования к политическим партиям: установлены запрет на деятельность региональных
и межрегиональных политических партий и минимальная численность членов партии при ее регистрации (не менее 10 тысяч человек). Это привело к тому, что в выборах депутатов Государственной
Думы четвертого созыва могли принимать участие 44 политические
партии и 20 общероссийских общественных объединений (только в
составе избирательных блоков). В бюллетень для голосования были внесены наименования 23 избирательных объединений. По итогам выборов 2003 года депутатские мандаты по федеральному избирательному округу получили: «Единая Россия» – 120 мандатов,
КПРФ – 40, ЛДПР – 36, «Родина» – 29.
Наиболее значительные изменения в избирательное законодательство были внесены в 2005–2007 годах: ужесточение требований к численному составу политических партий: в пять раз увеличилось минимальное число членов партии (с 10 до 50 тысяч), а
также требования к численности региональных отделений (партия должна иметь не менее чем в половине субъектов РФ отделения численностью не менее 500 человек, а в остальных региональных отделениях численность должна быть не менее 250 человек);
запрет на создание избирательных блоков на выборах всех уровней;
отказ от учета протестного волеизъявления – отмена порога явки избирателей и исключение графы «Против всех»; переход к избранию всего состава Государственной Думы по пропорциональной системе; предоставление политическим партиям монопольного права на участие в выборах в Государственную Думу. Выборы в
Государственную Думу пятого созыва состоялись 2 декабря 2007
г., ЦИК России были зарегистрированы списки кандидатов, выдвинутые 11 политическими партиями. Из них в парламенте на
сегодняшний день представлены четыре: «Единая Россия» – 315,
КПРФ – 57, ЛДПР – 40, «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь» – 38.
Краткий анализ электоральной истории 1993 – 2007 годов и изменений в законодательстве позволяет сделать вывод, что роль политических партий в избирательном процессе постоянно повышается, а число политический партий неуклонно сокращается.
5
Согласно информации, представленной министерством юстиции
российской федерации, по состоянию на 01 января 2010 г. только 7
политических партий отвечают требованиям пункта 2 статьи 36 федерального закона «О политических партиях»: всероссийская политическая партия «Единая Россия», политическая партия «Коммунистическая партия Российской Федерации», политическая партия
«Либерально-Демократическая Партия России», российская объединенная демократическая партия «Яблоко», политическая партия
«Патриоты России», политическая партия «Справедливая Россия»,
всероссийская политическая партия «правое дело».
Основные направления развития политической системы нашей
страны ежегодно задаются в Послании Президента Российской Федерации к Федеральному Собранию Российской Федерации.
В 2009 году парламентское большинство поддержало ряд законодательных инициатив Д.А.Медведева: в Государственной Думе шестого созыва получат представительство избиратели, голосовавшие
за партии, набравшие от 5 до 7 процентов голосов; определен алгоритм поэтапного снижения минимального количества членов организации, требуемых для регистрации новой политической партии;
партии получили право выдвигать кандидатов на должности руководителей субъектов Федерации, а также гарантии равного освещения их деятельности в государственных средствах массовой информации.
Особое внимание уделено политической системе в Послании
Президента России от 12 ноября 2009 г.: «Политическое многообразие нашего общества определяет и структуру нашей многопартийной системы. Сегодня мы можем сказать: многопартийная система
в Российской Федерации в целом сложилась. Она стала стабильно
функционирующим, общенациональным политическим институтом, важнейшим инструментом, обеспечивающим фундаментальные права и свободы нашего народа, в том числе и его исключительное право на власть.
Политические партии, которые сегодня действуют в нашей стране, прошли испытание временем. Они окрепли в борьбе за голоса избирателей, завоевали их доверие, стали по-настоящему массовыми.
Располагают они и организационной структурой, кадровым, интеллектуальным потенциалом – всем, что необходимо для работы во
всероссийском масштабе. Их программы отражают весь спектр существующих в обществе политических взглядов».
6
Мамукаев А.Г.
Преподаватель юридического факультета ГУАП
ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО МОЛОДЕЖИ И
ТОЛКОВАНИЕ ПРАВОВЫХ АКТОВ
Большое значение в настоящее время имеет отношение молодежи к процессу выборов на данной стадии развития российской государственности.
Век информационных технологий открыл возможность государственным деятелям напрямую, без посредников, помощников
и официальных представителей, общаться с населением страны.
Радио и телевидение стали в последнее время мощным фактором,
влияющим на формирование как общественного мнения в целом,
так и мнения граждан в отдельности. Информационные технологии оказали большое влияние на развитие всех слоев общества, а в
особенности на развитие молодежи. Изменения в социальной сфере привели к изменению понимания незыблемых истин для общества и молодежи, их переосмысления. «Содержание ценностных понятий, таких как свобода, равенство, справедливость исторически
меняется. Раз принципы «аккумулируют» в себе некие ценностные
начала, то меняется и их содержание. Поэтому есть смысл говорить
о трансформации понимания принципов …, а также трансформации их толкования.»1 Данное явление оперативно нашло отражение как в Конституции России, так и иных законодательных актах
не только в России, но и в зарубежных странах.
Демократизация общества привела к изменению толкования
принципов права. У будущих поколений появляется возможность
самостоятельно выбирать своих представителей путем демократических выборов. Возможность, которой не было при любом другом
режиме государства. Есть мнение, что это связанно с исторически
сложившимся обособлении народа от государства, так Н.А. Власенко в работе «Язык Права», говоря об отношении российской нации
к государству, пишет : «это (отношение) связано с особенностями
национального мышления, нежеланием связывать государственноправовое устройство с «духом» нации, с особенностями националь-
1 Якубова М.М. Принципы избирательного права в России: вопросы толкования. М. 2008г. с.2.
7
ного пути развития. Нет сомнения в том, что это достаточно самостоятельный вопрос, нуждающийся в специальном исследовании»1.
В настоящее время для большинства молодежи процесс и принципы выборов, будь то выборы локального характера либо выборы
в государственную думу, остаются неизвестными. У современной
молодежи нет ясного понимания механизмов, по которым проходят выборы. Здесь, в качестве примера, можно привести данные социологичского исследования, проведенного интернет порталом ����
gendersoc.ru, судя по которым, «среди достаточно информированных о
деятельности президента и его администрации население в возрасте 18-30 лет составляет 2,5%. Подобным образом обстоит дело и в
области информированности о деятельности Правительства (0,6%,
6,3%, 3,8% соответственно) и других органов государственной власти (данные на 2009 год). 2 Данные факты говорят о невысоком интересе молодежи по проблеме электоральной политики государства.
Большое количество информации, которую демократический строй
государства привнес в повседневную жизнь граждан, необходимо
тщательно анализировать и передавать ее молодым поколениям.
Постепенное изменение общественных норм, а так же расширение потока информации, изменение системы выборов – необходимо
тщательно проанализировать с учетом всех норм права, а так же придать им правильное толкование. По средствам телевидения и радио
информировать молодежь о политико-правовой реалии современного
общества, учитывая достижения юридической науки в сфере толкования, а так же весь опыт, накопленный обществом в процессе развития. Необходимо выработать различные стратегии, при которой
молодежь будет правильно проинформирована. Для этого необходимо придать правильное толкование законодательным процессам,
сделать их понятными для молодежи. Право на свободу выражения
мысли и получение и распространение информации необходимо перевести на новый уровень, при котором молодежь будет принимать
непосредственное участие в делах государства. «Выполнение организациями, осуществляющими выпуск средств массовой информации,
такой социальной функции как информационное обеспечение выборов и референдумов, в Российской Федерации как демократическом
правовом государстве призвано способствовать осознанному волеизъ1 Власенко Н.А. Язык права. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, АО ”Норма-плюс”, 1997г. с 3.
2 www.gendersoc.ru.
8
явлению граждан, гласности выборов референдумов.»1 Вышесказанное реально только в случае правильного толкования норм избирательного права, объяснения его функций, принципов работы.
Тяпкина И. В.
доцент кафедры информационного права и правоведения ГУАП,
кандидат юридических наук
ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПАССИВНОСТЬ МОЛОДЕЖИ:
ПРИЧИНЫ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ
Активность молодежи, формирование ее гражданской и жизненной позиции, желание участвовать в принятии государственных
решений – это залог национальной безопасности. Однако, практика проведения выборов различных уровней показывает, что активность молодого избирателя в последнее время снижается. Существует множество факторов, влияющих на электоральное отчуждение
молодых избирателей: психологические, исторические, социальные, экономические, другие. В российской политической традиции
их принято объединять в три основные группы: правовой нигилизм, недоверие к власти, негативная социальная адаптация. Таким образом, становится очевидной актуальность выработки комплекса мер по формированию политико-правовой культуры молодежи, преодолению ее электоральной пассивности, выстраиванию
диалога между молодым поколением и органами государственной
власти. Необходимо прививать новые общественные ценности молодым избирателям не манипулированием, а «открытым разговором»
на добровольных началах. Возросшая масштабность общественной
жизни, ее сложность, объем информации требуют новых технологий коммуникации, где принцип двусторонней симметричной коммуникации более чем актуален.
Говоря о «политической активности», следует отметить, что она
может быть двух видов: участие в политической деятельности (членство в политической партии, ведение агитации, собственная политическая карьера) и участие в политическом процессе (явка на выборы
1 Избирательное право и избирательный процесс в решениях Конституционного Суда Российской Федерации. Центральная избирательная комиссия 2008 г. Том1
2000-2007 год. Стр. 451.
9
и осознанное голосование)1. Последнее в рамках настоящей публикации и будет обозначено как электоральное поведение.
В современной российской практике не сложилось общепринятого
определения электорального поведения. Приведем несколько определений электорального поведения, наиболее часто цитируемых. Так,
В. Л. Римский, заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ,
предлагает следующее определение данного понятия: «система взаимосвязанных реакций, действий или бездействий граждан, осуществляемых с целью приспособления к условиям проведения политических выборов»2. В социологическом словаре, электоральное поведение трактуется как «изменение в численности и удельном весе голосов, отданных партиям и кандидатам на выборах (на референдумах
– поданных за и против выдвинутых предложений), по сравнению с
предшествующими выборами или референдумами, а так же изменение в численности и удельном весе (по отношению к зарегистрировавшимся избирателям) абсентеистов (избирателей, не принявших участия в голосовании) и опустивших незаполненные или неправильно
заполненные, а значит, недействительные бюллетени»3. Более общий
подход демонстрирует Ф. Н. Ильясов, известный российский специалист в сфере политического маркетинга, который под поведением
электората понимает «участие (неучастие) субъекта в выборах в органы государственной власти, а так же голосование за определенного
кандидата (партию)»4.
При анализе проблем электорального поведения исследователи чаще всего исходят из концепции политического участия, которое понимается как «осознание человеком его гражданского долга,
гражданской ответственности, социальной идентичности с официальной группой и права оказывать влияние на ход политических событий, поддержку тем или иным политическим силам и лидерам, используя имеющиеся в его распоряжении возможности и ресурсы»5.
Выделяют два вида политического участия: конвенциональное (осу1 Кострова Е. Молодежное парламентское движение как одна из форм молодежного самоуправления // О выборах. 2008. № 4. С. 10.
2 Римский В. Л. Клиентелизм как фактор электорального поведения российских граждан // Решение есть всегда. М.: Фонд ИНДЕМ, 2001. С. 13.
3 Социологический словарь. М.: Инфра-Норма, 2010. С. 589.
4 Ильясов Ф. Н. Политический маркетинг. Искусство и наука побеждать на выборах. М., 2000. С. 24.
5 Политическая социология: Учебник для вызов / Под ред. Ж. Т. Тощенко. М.,
2002. С. 292.
10
ществляемое в рамках закона) и неконвенциональное (выходящее за
рамки закона). В качестве важнейшего вида конвенционального участия признаются электоральное поведение, которое согласно данной
концепции является как раз той возможностью и ресурсом, с помощью которого человеку удается оказывать влияние на ход политических событий в государстве.
При изучении электорального поведения рассматривается также
такое явление как электоральная установка, которая, в свою очередь, разделяется на общую и частную. Электоральная установка
есть разновидность социальной установки, понимаемая как «готовность вести себя заданным образом в определенной социальной ситуации, в заданном общественном контексте»1. Из чего можно сформулировать определение электоральной установки, как готовности
избирателя принимать (не принимать) участие в выборах и голосовать за определенного кандидата.
Под общей электоральной установкой понимается готовность избирателя принять (не принять) участие в выборах (голосовании).
Общая электоральная установка измеряется электоральной активностью, то есть долей населения, собирающегося принять (не принять) участие в голосовании. Частную электоральную установку
вышеупомянутый Ф.Н. Ильясов определяет как «готовность избирателей проголосовать «за» или «против» определенного кандидата (партию)»2. В структуру частной электоральной установки входят: знания, оценки, чувства, убеждения избирателя, относящиеся
к конкретному политическому лидеру (партии).
В качестве моделей электорального поведения определяют «совокупности параметров, в соответствии с которыми избиратели будут
делиться на относительно гомогенные группы (причем не все параметры в равной степени важны для определения специфики конкретной группы). При этом, суть модели заключается в определении веса факторов, в разной степени влияющих на поведение избирателей определенной группы, а также в механизмах принятия решения (иначе – в совокупности факторов, отличающих одну группу
избирателей от другой)».
1 Ильясов Ф. Н. Политический маркетинг. Искусство и наука побеждать на выборах. М., 2000. С. 39.
2 Ильясов Ф. Н. Политический маркетинг. Искусство и наука побеждать на выборах. М., 2000. С. 47.
11
Существует общая классификация моделей электорального поведения, представленная в автореферате российского политолога
В. Г. Зарубина1. Данная классификация включает в себя:
• «активистскую» модель, согласно которой избиратели принимают участие в голосовании всех уровней и подразделяются на два типа:
«последовательные активисты» (отличающиеся наличием интереса к
предвыборной кампании и имеющие положительную оценку значимости результатов голосов) и «непоследовательные активисты» (которые отличаются тем, что не проявляют интереса к предвыборным кампаниям и не считают результаты голосования важным для себя);
• модель «колеблющихся предпочтений», согласно которой электорат в одних выборах принимает участие, а в других не принимает
и характеризуется параметрами последовательности и непоследовательности, представленными в «активистской» модели;
• «абсентеистскую» модель, в которой избиратель не принимает
участие в голосовании. Выделяются также «последовательные абсентеисты», характеризующиеся отсутствием интереса к предвыборной кампании и имеющие отрицательную оценку значимости
результатов голосования; а также «непоследовательные абсентеисты», характеризующиеся наличием интереса к предвыборной кампании и имеющие положительную оценку важности результатов
голосования для себя.
Большинство политологов и специалистов по социальной психологии, анализируя электоральное поведение такой специфичной части населения как молодежь, выделяют его четыре типа:
• традиционный тип (конформист). Мотивы политической активности: пример родителей, привычка, стремление быть «как все»;
• протестный тип. Мотивы политической активности: недовольство сложившейся ситуацией, юношеский максимализм, стремление привлечь к себе внимание;
• рациональный тип. Мотивы электоральной активности: желание изменить ситуацию к лучшему, осознание собственной ответственности за принятые решения;
• апатичный («никакой») тип. Характеризуется «активной политической пассивностью», уверенностью в том, что все равно ничего не получится2.
1 Зарубин В. Г. Элективное действие. Формирование корпуса российских избирателей. Автореферат. СПб, 1998. С. 32.
2 Кострова Е. Молодежное парламентское движение как одна из форм молодежного самоуправления // О выборах. 2008. № 4. С. 10.
12
К сожалению, последний тип вышеприведенной классификации
продолжает лидировать в российской действительности. Политика
для молодежи – не самая важная сфера деятельности. Ее больше
интересует личная жизни и профессиональная самореализация.
Причем, эта ситуация с электоральной пассивностью приняла «характер эпидемии, стала неуправляемой»1.
Существует множество факторов, влияющих на электоральное
отчуждение молодых избирателей: психологические, исторические,
социальные, экономические, другие. В российской политической
традиции их принято объединять в три основные группы:
• правовой нигилизм;
• недоверие к власти;
• негативная социальная адаптация.
Нигилизм (от лат. Nihil – ничто, ничего) – это отрицание исторических и культурных ценностей, моральных и нравственных норм
и устоев общества. В данном случае правовой нигилизм подразумевает под собой отрицание исторических предпосылок, авторитета
закона и вообще права, как такового. Однако, «свято место пусто не
бывает», и право подменяется на различные иные формы квазимировоззрения субкультурной направленности, включая различного
рода течения, секты и т.п.
Следующая группа факторов, отрицательно влияющих на электоральную активность – это недоверие к власти. Если правовой нигилизм – есть отношение к праву в целом, то недоверие к власти
выражается в недоверии к отдельным властным структурам, конкретным должностным лицам, государственным и муниципальным учреждениям. Данное недоверие может переходить в крайние
формы, когда наибольшее количество голосов на выборах получает
кандидат «против всех» (в то время, когда такая графа еще присутствовала в избирательных бюллетенях в России), также следствием
данного отношения населения является тотальное игнорирование
гражданами выборов.
Третья группа факторов – негативная социальная адаптация.
Пожалуй, это основная группа, так как человек, социальная адаптация которого прошла положительно, не ищет возможности обвинить в своих неудачах представителей власти или правовой режим
1 Тепляшин И. В. Электорально-правовая активность молодежи и становление
российской правовой государственности. Материалы межрегиональной научнопрактической конференции. Красноярск. 26-27 октября. Красноярск, 2007. С. 46.
13
государства. Социальная адаптация напрямую связана с процессом
социализации личности. Она показывает, насколько личность готова к жизнедеятельности, насколько она способна встраиваться в
окружающую социальную среду, ставить перед собой цели, искать
пути их достижения, отметать девиантные методы поведения, разбивать путь к цели на отдельные задачи. Социальная адаптация
наглядно иллюстрирует то, насколько процесс социализации личности в данном, конкретном обществе отработан и реально помогает человеку, обретая индивидуальность, оставаться частью общей
структуры. Не выпадать из нее, переживая фрустрации, депрессии
и становясь постепенно асоциальной, а напротив, налаживать социальные связи, постоянно обучаться, черпая информацию из окружающего мира, делать правильные выводы.
Одной из самых значительных причин появления вышеперечисленных групп факторов, является конфликт двух типов морали.
«Переходный период», в котором сейчас находится Россия, опасен,
в первую очередь, тем, что к сформировавшейся в советскую эпоху
моральным и нравственным ценностям, добавились ценности современного, «буржуазного» мира. Данный конфликт вызывает фрустрации у молодого поколения, когда жить по моральным принципам, по
которым жили родители и родители родителей уже нельзя, но жить
по принципам, которые «без купюр» привносит в нашу жизнь хлынувший с запада поток информации, еще не стало нормой.
Подменяя духовное богатство и высокую нравственность погоней
за сиюминутной выгодой, вкупе с крайним цинизмом и недоверием ко всему окружающему, западная культура вносит такие изменения в сознание молодых людей, которые очень сильно влияют на
их последующее поведение. Негативная социальная адаптация, заставляет их делать следующие выводы: те нормы, по которым живут их родители – не есть нечто непогрешимое. Существуют новые
нормы, которые черпаются в чистом виде из американского, европейского кинематографа, средств массовой информации, которые
не адаптированы под российскую действительность. Получается
смена одного неработающего набора ценностей другим. Лишь единицы, способные выработать на основе этого неконтролируемого потока информации свое собственное видение. Однако, они довольно
часто сталкиваются с непониманием сверстников.
Исходя из вышеизложенного, становится очевидной актуальность
выработки комплекса мер по формированию политико-правовой
культуры молодежи, преодолению ее электоральной пассивности,
выстраиванию диалога между молодым поколением и органами го14
сударственной власти. Необходимо прививать ценности не манипулированием, а «открытым разговором» на добровольных началах.
Двусторонние отношения способствуют легитимации власти, ее
социальному признанию. Власть не может рассчитывать на длительное существование и эффективную деятельность, полагаясь
только на принуждение. Необходимо добровольное согласие большинства законопослушного населения. А молодое поколение, как
никакое другое, является особой социально-демографической группой населения, важнейшим «социальным и избирательным ресурсом общества»1.
Опыт построения специальных программ, направленных на правовое воспитание молодежи, формирования правовой культуры, повышения электоральной активности в российской практике пока
невелик. Основное требование к молодежной политике в ситуации,
когда необходимо преодолеть электоральную пассивность, – это отказ от давления. Манипуляция, в данном случае, будет иметь ряд
негативных последствий, которые помешают достижению конечных целей. Правовое воспитание же способствует формированию
правовых потребностей, интересов, установок, ценностных ориентаций, что в значительной мере предопределит выбор соответствующих действий и поступков. Правовая потребность активизирует
субъекта, побуждает его оценивать правовую действительность, систематически обращать внимание на правовые явления и предметы, которые так или иначе способствуют его удовлетворению. Совершенно очевидно, что конечная цель воспитания – превращение
смысла и ценностей демократически-правовой государственности
через их рефлексию, одобрение и принятие гражданином во внутренние регуляторы его поведения. Просто знание людьми законов,
устройства государства, судопроизводства – еще не гарант гражданственности действий этих людей в политико-правовой сфере.
В этой связи, важно отметить, что М. Кошелюк разработал свой
алгоритм создания программы, способствующей преодолению электоральной пассивности в условиях российской действительности.
Выглядит данный алгоритм следующим образом:
• создание базового насыщения информационного пространства
темой выборов (независимо от кампаний конкретных кандидатов,
партий);
1 Юрьева А. В. Правовая пассивность участия молодежи в выборах: причины и
пути преодоления. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Красноярск. 26-27 октября. Красноярск, 2007. С. 103.
15
• предложение смыслового контекста предстоящих выборов;
• обеспечение активного вовлечения влиятельных структур, лидеров общественного мнения и общественных организаций в кампанию в качестве «резонаторов»;
• вовлечение в кампанию собственной активности средств массовой информации;
• активизация народного обсуждения темы выборов1.
Центральным звеном этого алгоритма является тот
содержательно-смысловой стержень, вокруг которого выстраивается вся стратегия предвыборной кампании. Простые призывы активно участвовать молодежи в выборах, не подкрепленные кропотливой работой по повышению электоральной культуры, не принесут
желаемых результатов. Коммуникация должна носить двусторонний характер. По такому признаку уже выбираются конкретные
инструменты взаимодействия органов власти и общественности, реализуются выбранные программы и мероприятия.
Подводя итог, стоит отметить, что исследование темы электорального поведения вообще, и молодежной аудитории в частности, имеет
большое значение в рамках развития нашего государства. Отношение
граждан к процессу выборов, как лакмусовая бумага, помогает определить степень приверженности населения демократическим ценностям. Таким образом, диагностика существующего политического и
демократического климата в стране, попытки повлиять на его функционирование, несомненно, внесут свой вклад в обеспечение реального
соблюдения избирательных стандартов в Российской Федерации.
Георга-Копулос А. А.
к.ю.н., доцент кафедры международного права
юридического факультета СПбГУАП
ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС И
РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
НА МЕСТНОМ УРОВНЕ
В настоящее время правовой статус политических объединений и
их роль на местном (муниципальном) уровне определяются в основном следующей нормативно-правовой базой: Федеральным законом от
1 Александрова Т., Кошелюк М. Как преодолеть электоральное отчуждение //
Лаборатория рекламы. 2002. № 3. С. 13.
16
26.11.1996 № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы
местного самоуправления»1, Федеральным законом от 12.06.2002 №
67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»2, Федеральным
законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации
местного самоуправления в Российской Федерации»3, Федеральным
законом от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях»4, законами субъектов Российской Федерации, среди которых можно выделить
такие акты парламентов субъектов северо-западного региона России,
как Закон Санкт-Петербурга 29.10.2008 «О выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований
Санкт-Петербурга»5, Закон Архангельской Области №268-13-ОЗ от
08.11.2006 «О выборах в органы местного самоуправления в Архангельской области»6. Анализируя данные нормативно-правовые акты,
следует отметить, что благодаря высокому уровню разработанности
указанных законов, как на федеральном уровне, так и на региональном, нормативно-правовая база, регламентирующая непосредственно процедуру местных выборов создана, и в дальнейшем нуждается
лишь в небольшой корректировке в зависимости от особенностей того
или иного региона, что является задачей региональных парламентов.
Однако проблематика деятельности партий в период между местными выборами, в частности по повышению активности электората, особенно молодежи, полномочий местных отделений партий, а также защита интересов потенциальных избирателей – жителей конкретного
1 Федеральный закон «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»
// «Российская газета», № 232, 04.12.1996.
2 Федеральный закон от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» //
Российская газета, № 106, 15.06.2002.
3 Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Российская газета, №
202, 08.10.2003.
4 Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях» // Российская газета, № 133, 14.07.2001.
5 Закон Санкт-Петербурга 29.10.2008 «О выборах депутатов муниципальных советов внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга» // Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга, № 44, 17.11.2008.
6 Закон Архангельской Области №268-13-ОЗ от 08.11.2006 «О выборах в органы
местного самоуправления в Архангельской области» // Ведомости Архангельского
областного Собрания депутатов четвертого созыва, № 13, 2006.
17
муниципального образования, остается урегулированной достаточно
слабой, а поэтому вызывает особый интерес.
Данный интерес, прежде всего, обусловлен тем, что во многом активность электората в той или иной избирательной кампании в первую очередь зависит от активности самих партий в период между выборами. Действующими нормативно-правовыми актами, прежде всего п. 3 ст. 3 Федерального закона 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях», предусмотрено право политических партий создавать
местные и первичные отделения, правовой статус которых должен
определяться уставом соответствующей партии. Федеральный законодатель оставил данный вопрос на саморегулирование самим политическим объединениям: правомочия местных и первичных организаций партий, перечень и объем их прав делегируются политической партией местным и первичным отделениям исходя из п. 1 ст. 26
указанного Федерального закона. Из данного перечня полномочий,
которые могут формировать основные функции местных и партийных отделений, по своей важности на муниципальном уровне можно
выделить: пропаганду о своей деятельности, право участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления, право защищать свои права и представлять законные интересы своих членов. Данные правомочия, на наш взгляд,
являются принципиально важными для деятельности партии на муниципальном уровне, а ненадлежащая реализация этих видов деятельности политической партии в период между муниципальными
выборами напрямую сказывается на эффективности работы органов
государственной и муниципальной власти в пределах муниципального образования и, как следствие влияют на отношение электората к
избирательному процессу и политическим партиям в целом. На примере Санкт-Петербурга и работы местных и первичных отделений
основных Российских партий можно убедиться о том, что в нашем
регионе все политические партии серьезно и с пониманием относятся
Однако в ряде регионов Северо-Западного Федерального Округа большинство политических партий не уделяет достаточного внимания
надлежащей организации деятельности своих местных и первичных
отделений, или же вообще игнорирует муниципальный уровень избирателей в период между выборами и вспоминает о нем лишь в период непосредственно перед очередными выборами. Проанализировав
такие случаи в СЗФО, мы можем сделать выводы о причинах тех или
иных результатов муниципальных выборов в прошлом и предсказать
определенные тенденции в предстоящих предвыборных кампаниях.
18
Прежде всего, следует обратить внимание на уровень регламентирования деятельности местных и первичных организаций, и как
следствие их организационно-правовые возможности и полномочия.
В Уставе Партии «Единая Россия» данной проблематике посвящены разделы 14,15 и 161. Данные разделы Устава «Единой России» весьма подробно регламентируют деятельность местных и первичных организаций партии, предусматривая, что местные отделения обладают
статусом юридического лица и создаются на основании решения региональных отделений, в то время как первичные организации партии
не наделяются статусом юрлица и создаются по инициативе органа
местного отделения – Местного политического совета. Устав «Единой
России» устанавливает четкую структуру данных подразделений партии. Однако вопросы целей и задач местных и первичных отделений в
Уставе, по сути, не урегулированы. Практически не затронуты вопросы основных направлений деятельности местных и первичных отделений. Здесь можно выделить лишь раздел 16 Устава партии, в котором
предусмотрен порядок взаимодействия депутатов местных органов
власти, являющимися представителями местных и первичных организаций. Таким образом, все важнейшие вопросы функционирования
местных и первичных отделений оставлены Уставом без внимания и в
основном регулируются решениями и внутренними актами центральных исполнительных органов «Единой России» и органов региональных отделений. Если на примере крупных городов, таких как СанктПетербург данная концепция не вызывает сомнений прежде всего благодаря высокой квалификации работников аппаратов региональных,
местных и первичных партийных организаций, то в большинстве регионов в небольших населенных пунктах, где уровень правовой культуры и самосознания у населения достаточно низок, и, как следствие,
невысока квалификация аппаратных партийных работников, данная
концепция при определенных обстоятельствах может вызвать неожиданные результаты, что будет проанализировано ниже.
Устав КПРФ вопросам регламентирования деятельности местных отделений посвящает ��������������������������������������
V�������������������������������������
раздел, особенно подробно регулирующий полномочия комитета и бюро местного отделения партии, одновременно ставя перед ними конкретные задачи и цели2. Следует
признать, что Устав КПРФ не только конкретизирует вышеуказанные вопросы, но и в принципе является исчерпывающим докумен1
2
См.: www.ER.ru
См.: www.kprf.ru
19
том по данной проблематике. Здесь, безусловно, важную роль играет тот факт, что руководство данной партии уделяет большое внимание вопросам формирования местных отделений, понимая важность этого направления работы с электоратом. Причем Уставом и
другими документами конкретизируются основные направления
работы с избирателями в период между выборами. Однако в большинстве случаев, несмотря на высокий уровень организационноправового обеспечения деятельности местных отделений партий,
большой партийный опыт работы у руководства партии, по причине
ряда объективных и субъективных факторов данной партии не удается реализовать закрепленные в учредительных документах тенденции и направления.
Основополагающие документы ЛДПР и «Справедливой России»
в отношении деятельности местных отделений партий разработаны
на слабом уровне, инициатива в этом вопросе отдана практически
всецело региональным отделениям, что во многом объясняет низкие результаты на муниципальных выборах этих партий.
Таким образом, из основных партий России, можно выделить два
успешных подхода к формированию нормативной партийной базы,
регламентирующей деятельность местных и первичных партийных
организаций. Подход КПРФ заключается в подробном регламентировании не только организационных и правовых основ деятельности местных отделений, но и четкое и подробное формулирование
политических задач, стоящих перед отделением и основных направлений работы с электоратом в межвыборный период. Как показывают результаты муниципальных выборов последних лет, данный подход во многом себя оправдывает. Подход «Единой России»
заключается в установлении организационных основ деятельности
местных и первичных отделений и прядка их взаимодействия между собой и вышестоящими партийными органами. Все вопросы,
связанные со сферой деятельности партийных органов этого уровня
отданы в компетенцию региональных отделений. Данный подход
полностью оправдывает себя в крупных городах, но зачастую вызывает противоречивые результаты в регионах на муниципальных
выборах в небольших городах.
Причины таких результатов могут быть в том, что в отличие от
крупных городов, партийные активы региональных, местных и первичных организаций в так называемых «периферийных» городах не
имеют такой высокой правовой, управленческой и партийной подготовки, как партийные активы «Единой России» в мегаполисах. В
20
качестве примера можно привести результаты муниципальных выборов ЗАТО Мирный в 2009 году. В период между выборами 2005 и
2009 года, местное отделение Единой России вело достаточно слабую работу по защите интересов избирателей на местах, практически не вело деятельность по формированию активного электората.
Как результат, в местный совет депутатов были избраны 4 кандидата от «Единой России» и 17 кандидатов самовыдвиженцев1. При
этом, все кандидаты самовыдвиженцы являлись представителями оппозиционного мэру города (член партии Единая Россия) блока, сформированного офицерами и военнослужащими войсковых
частей космодрома «Плесецк». Население данного города – 27000
человек, количество избирателей 19 000 человек2. Общая численность военнослужащих не превышает 3500 человек. Явка избирателей составила 51%. Таким образом, электорат военнослужащих
не мог обеспечить самовыдвиженцам такого высокого итогового результата. Так называемой «оппозиции» удалось использовать именно промахи партийной работы «Единой России» на местном уровне, в течение продолжительного периода перед выборами, работая с
электоратом, в том числе с молодежью.
Выше приведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что
для достижения регулярного высокого результата на местных выборах, и впоследствии на выборах более высокого уровня, принципиальное значение имеет именно работа местных и первичных
партийных организаций. Как показывает практика, более эффективной является модель с созданием подробно регламентирующей
нормативной партийной базой, предусматривающей не только организационный и правовой статус отделений партии на местном
уровне, но и четкие функции местного партийного актива, основные направления его работы. Особую важность при этом имеют подробные инструкции по работе с электоратом в период между выборами. Кроме того, актуальным представляется внесение изменений
в соответствующие федеральные законы, четко определяющие правовой и организационный статус местных и первичных отделений
политических партий, и закрепляющие за ними роль организаций
по защите и реализации прав граждан. Это в интересах как всех политических партий, так и самого электората, поскольку у избира1
Решение ТИК Мирного от 02.03.2009 // Вестник Космодрома 03.03.2009.
Данные ТИК Мирного от 01.03.2009 // Протокол Мирнинской ТИК от
01.03.2009
2
21
телей появятся дополнительные возможности защиты своих прав
через местные и первичные отделения политических партий.
Глущенко П.П.
доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА УЧАСТИЕ
В УПРАВЛЕНИИ ДЕЛАМИ ГОСУДАРСТВА И
МЕХАНИЗМ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ
Согласно содержания ст. 32 Конституции РФ «Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей».
Они данное право могут реализовать посредством участия в выборов, избирая достойных граждан либо предложив избрать себя в
органы государственной власти, органы местного самоуправления
либо поступит на государственную службу, «принять участие в отправлении правосудия».
Указанное право покоится на содержании ч.1 ст.3 Конституции РФ гласящей о том, что «… единственным источником власти
в Российской Федерации является ее многонациональный народ»,
то есть весь народ – граждане России, за исключением закрепленным ч.3 ст.32 Конституции РФ положением, согласно которому «Не
имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные
судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения
свободы по приговору суда».
Итак, абсолютно все достигшие определенного возраста (не менее 18-ти лет) кроме тех двух категорий указанных в ч.3 ст.32 Конституции России граждан, входят в понятие «многонациональный
народ» и являются составной частью «единственного источника
власти», а как на самом деле. В настоящее время результаты любых
выборов уже не особо нуждаются в представителях «единственного источника власти», ибо не имеет значения сколько граждан участвовало в выборной кампании, право граждан голосовать против
всех изъято. Ст. 5 Федерального закона о выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
2007 г. в нарушение ч.3 ст.32 Конституции РФ ограничены участвовать в выборах граждане имеющие не снятые административные
взыскания.
22
Согласуется ли это с Конституцией РФ? Нет, противоречит ст.16,
гласящей о том, что «Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя
Российской Федерации… и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией». Ст. 3 изменена в
нарушение указанной ст.16 Конституции. Согласно п.1 ст.135 Конституции РФ «Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской
Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием».
Однако, ст. 3 из первой главы, ст. 32 из второй главы Конституции
РФ и обе пересмотрены, существенно изменены.
Конституционный Суд России, гарант Конституции Российской
Федерации, прав и свобод человека и гражданина – Президент России не взирая на содержание ст. ст. 125, 80 Конституции России, отступлений от ст. 16 и 135 Конституции России не заметили.
Ст. 141 Уголовного Кодекса России предусматривает уголовную
ответственность за «воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий». Представленные выше отступления от содержания ст. ст. 3 и 32 вполне могут
быть квалифицированы по ст. 141 УК РФ. К великому сожалению
допускаются и иные отступления от избирательного законодательства, нарушающие права, свободы и законные интересы субъектов
избирательных правоотношений.
Что же представляет собой механизм обеспечения реализации
прав, свобод и законных интересов участников избирательных кампаний и насколько он эффективен, доступен для использования с
тем, чтобы их можно было защитить, восстановить. Принято под механизмом реализации и защиты любых прав, свобод и законных интересов граждан, в том числе и санкционированных избирательными нормами, понимать совокупность правовых методов (убеждение,
принуждение, обжалование, контроль и надзор), средств (возбуждение административного либо уголовного расследования, обоснованное применение мер юридической ответственности (дисциплинарной, материальной, административной, уголовной, гражданскоправовой, муниципально-правовой, конституционно-правовой),
способов (административно-правового, гражданско-правового,
уголовно-правового, конституционно-правового и международноправового).
23
Демидов А.А.
председатель правления МОО «Информация для всех»
ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ
ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ СРЕДСТВ
МЕДИАОБРАЗОВАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ РЕКЛАМЫ
В ПОВЫШЕНИИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
МОЛОДЕЖИ
В ноябре 2009 года в Санкт-Петербургском государственном
университете аэрокосмического приборостроения прошла научнопрактическая конференция «О состоянии и проблемах электоральной активности молодежи в избирательных кампаниях». Автор статьи год назад в своем докладе «Комплексное использование этики,
традиций, религии и права в формировании активной избирательной позиции молодежи» остановился на проблемах борьбы с правовым нигилизмом, необходимости системного применения всех существующих регуляторов социальных отношений в формировании
современной и привлекательной для молодежи избирательной политики, активного использования в этом процессе средств социальной рекламы, медиаобразования, инструментария новых информационных технологий при сохранении и развитии традиционных
российских устоев.
Пользуясь случаем, хочу поблагодарить организаторов – СанктПетербургскую избирательную комиссию, Юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения, Комитет по молодежной политике и
взаимодействию с общественными организациями Правительства
Санкт-Петербурга и Молодежный союз юристов Российской Федерации за содействие в правильной постановке проблемы на дальнейшее.
Можно с известной долей уверенности говорить о том, что именно эта инициатива была услышана в руководстве ВПП «Единая Россия». Совет по вопросам качества общего образования в Российской
Федерации при Президиуме Генерального совета Всероссийской политической партии «Единая Россия» весной 2010 года рассмотрел
вопрос о развития медиаобразования в России.
15 апреля 2010 года в МГУ прошло заседание Совета по вопросам
качества общего образования, которое вел его председатель, ректор МГУ, академик В.А.Садовничий. С ключевым докладом по теме
24
«Повышение качества образования, духовно-нравственное воспитание детей и подростков: социальная ответственность СМИ» выступил главный редактор «Учительской газеты» П.Г.Положевец. На
заседании выступили – Председатель комитета Госдумы по образованию Г.А.Балыхин, декан факультета журналистики МГУ, профессор Е.Л.Вартанова, профессор Я.Н.Засурский, президент Ассоциации медиапедагогики России, руководитель проекта «Медиаобразование» МОО «Информация для всех» и другие эксперты.
В своем выступлении А.В.Федоров, подчеркнув необходимость
включения элементов медиаобразования в госстандарты нового поколения для высшей и средней школы, рассказал о практической
деятельности Ассоциации медиапедагогики России, Таганрогского государственного педагогического института, МОО «Информация для всех» и других партнеров по созданию интернет-порталов
с электронными библиотеками по медиаобразованию http://edu.of/
ru/medialibrary и http://www.mediagram.ru, изданию одноименного журнала http://www.ifap.ru/projects/mediamag.htm, тиражированию и распространению компакт-диска «Медиаобразование. Медиапедагогика. Медиажурналистика. Медиаобразование в формировании региональной образовательной, воспитательной и молодежной
политики» http://www.ifap.ru/projects/publish/book068.htm
По итогам своей работы Совет по вопросам качества общего образования в Российской Федерации при Президиуме Генерального совета Всероссийской политической партии «Единая Россия» принял
Решение «Повышение качества образования, духовно-нравственное
воспитание детей и подростков: социальная ответственность СМИ»
(протокол № 5-1 от 15.04.2010 г.), где, в частности, рекомендовано
«предложить Министерству образования и науки Российской Федерации: при разработке федерального государственного образовательного стандарта общего образования учесть необходимость
включения в него требований, предъявляемых к результатам и
средствам обучения в области медиаобразования и медиаграмотности; включить в примерные образовательные программы по направлениям подготовки и специальностям педагогического профиля специальные курсы по медиаобразованию».
К сожалению информации о том, что другие политические партии России проводили что-то подобное в открытых источниках не
найдено и сказать об их позиции в отношении развития медиаобразования и его использования для повышения электоральной активности молодежи сказать невозможно.
25
Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что правящая партия обозначила приоритеты в части использования медиаобразования для общей и высшей школы. Подробно о подходах
к реализации этого направления можно ознакомиться в материале «Синергия медиаобразования: от молодежной научной школы до
позиции правящей партии» http://edu.of.ru/attach/17/76818.PDF
Исходя из этого, можно определить и перспективные направления работы политических партий по использованию средств медиаобразования в повышении электоральной активности молодежи.
Первым и главным посылом можно обозначить следующее. Медиаобразование, как и избирательное право, является и частью
основных прав каждого гражданина на свободу самовыражения, и,
одновременно, инструментом поддержки демократии.
Медиаобразование (media education) в современном мире рассматривается как процесс развития личности с помощью и на материале
средств массовой коммуникации (медиа) с целью формирования культуры общения с медиа, творческих, коммуникативных способностей,
критического мышления, умений полноценного восприятия, интерпретации, анализа и оценки медиатекстов, обучения различным формам самовыражения при помощи медиатехники. Приобретенные в результате этого процесса навыки называются медиаграмотностью.
Если предметом является повышение электоральной активности
молодежи с использованием медиаобразования, т.е. фактически –
формирование политической культуры детей и молодежи, то стоит
говорить о медиаобразовании как и о средстве, и о способе, и о механизме прикладной политологии и партийного строительства.
В материалах Венской 1999 года конференции ЮНЕСКО
Education for the Media and the Digital Age было заявлено, что медиаобразование связано со всеми видами медиа (печатными и графическими, звуковыми, экранными и т.д.) и различными технологиями; оно дает возможность людям понять, как массовая коммуникация используется в их социумах, овладеть способностями использования медиа в коммуникации с другими людьми; обеспечивает
человеку знание того, как:
1. анализировать, критически осмысливать и создавать медиатексты;
2. определять источники медиатекстов, их политические, социальные, коммерческие и/или культурные интересы, их контекст;
3. интерпретировать медиатексты и ценности, распространяемые медиа;
26
4. отбирать соответствующие медиа для создания и распространения своих собственных медиатекстов и обретения заинтересованной в них аудитории;
5. получить возможность свободного доступа к медиа, как для
восприятия, так и для продукции.
Фактически это готовый алгоритм для определения перспективных направлений работы и политических партий и всех заинтересованных структур, в том числе и молодежных и школьных парламентов, и молодежных движений, для использования
средств медиаобразования в повышении электоральной активности молодежи.
Говоря о вопросах использования средств социальной рекламы
в повышении электоральной активности молодежи можно и нужно рассматривать создание и распространение социальной реклама
(социальной информации), как вид социально значимой деятельности, направленной на изменение моделей общественного поведения
и привлечение внимания к проблемам общества.
Если в т.н. цивилизованных странах социальную рекламу отличают от государственной и политической рекламы, то в рамках действующего законодательства Российской Федерации ее «подают»,
как часть коммерческой рекламы.
Именно в связи с этим представляется целесообразным говорить
об использовании социальной рекламы и социальной информации,
как перспективного направления работы политических партий в
деле повышения электоральной активности молодежи, но не политической деятельности, связанной непосредственно с организацией
и проведением избирательных кампаний.
Ярким примером подобного подхода является опыт организации
и проведения Национального конкурса социальной рекламы «Новое поколение России» http://nprussia.ru/main.html.
Рассмотрим одно из положений идеологии Конкурса.
«Спектр социальной проблематики дает возможность детям и
молодежи уже сегодня проголосовать своим творчеством за доброе,
созидательное будущее нашей страны. Такова позитивная социальная реклама – она ждет от каждого творца решения, нового нравственного взгляда на существующие социальные проблемы, требует личного примера, воспитания собственной гражданской ответственности и образцового поведения. Важнейшей задачей Конкурса
является искоренение безразличия, безответственности, потребительства, агрессивности и безнравственности мышления».
27
Представляется, что данный подход непосредственно связан с
повышением электоральной активности молодежи и может стать
одним из механизмов активизации формально неполитической деятельности, осуществляемой во вполне политических целях.
Председатель Отдела Московского Патриархата по взаимоотнощениям Церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин в приветствии руководству Национального совета социальной информации
по поводу организации Конкурса говорит «Убежден в важности и
значимости этого форума…Отрадно, что конкурс призван способствовать не только профессиональному росту авторов работ, но и их
нравственному воспитанию, формированию позитивного взгляда
на мир и ответственной социально-ориентированной гражданской
позиции http://nprussia.ru/docs/Patriarhiya_podderzhka.pdf.
Данный подход может и должен иметь и свои интерес и свои точки приложения при разработке перспективных направлений работы политических партий в повышении электоральной активности
молодежи.
Смольяков А.А.
к.ю.н., доцент кафедры «Конституционного (государственного)
права» юридического факультета ГУАП
ПРАВОВОЕ ОБУЧЕНИЕ УЧАСТНИКОВ
ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА,
КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
Избирательный процесс в Российской Федерации находится в
стадии серьезного реформирования, имеющего целью приближение
к мировым стандартам организации и проведения выборов. Отменен избирательный залог – в политической борьбе экономические
механизмы должны быть задействованы как можно меньше. Увеличился срок полномочий депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации до 5 лет, Президента
Российской Федерации – до 6 лет, что предполагает в дальнейшем
очень серьезную конкуренцию за места в высшем законодательном
органе России. Растет роль применения автоматизации и компьютеризации на всех стадиях избирательного процесса, Государственная автоматизированная система «Выборы» зарекомендовала себя
как ведущее средство сбора, централизованного учета и оперативной обработки данных об избирателях, кандидатах, ходе и резуль28
татах выборов различного уровня. Повсеместное распространение
пропорциональной избирательной системы требует применение специальных формул, отражающих распределение депутатских мандатов в зависимости от количества голосов избирателей.
С учетом данных обстоятельств избирательный процесс становится все более сложным и техничным, требующим специальных
правовых знаний. Ситуация осложняется тем, что лица, имеющие
высшее юридическое образование, особенно специализировавшиеся в сфере конституционного права в силу различных причин не
могут принимать активного участия в проведении избирательных
кампаний на выборах различного уровня, в том числе и в качестве
членов участковых избирательных комиссий, наблюдателей, представителей политических партий. Сложилась парадоксальная ситуация – количество профессиональных участников чрезвычайно
сложных избирательных правоотношений очень мало, напротив,
большинство наблюдателей, членов избирательных комиссий и,
соответственно, избирателей, не имеет не только юридического образования, но и элементарных правовых навыков работы с избирательным законодательством. Данная тенденция распространяется
даже на избирательные комиссии субъектов Российской Федерации.
Методические рекомендации о порядке формирования территориальных избирательных комиссий, избирательных комиссий муниципальных образований, окружных и участковых избирательных комиссий1 в п. 1.1.5. рекомендуют учитывать целесообразность
назначения в состав избирательных комиссий лиц, имеющих высшее юридическое образование или ученую степень в области права.
Таким образом, при формальном отказе от требования к обязательности высшего юридического образования членов избирательных
комиссий, именно правовые познания остаются приоритетными
для членов избирательных комиссий.
Разумеется, правовые знания необходимы и для других участников избирательного процесса, в первую очередь, для представителей политических партий и наблюдателей. Все возрастающая
роль политических партий на выборах всех уровней требует от
них четкой, слаженной, оперативной работы, создания правового
поля как в деятельности свой политической партии в период из1 Утверждены Постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 24
мая 2006 года № 176/1131-4.
29
бирательной кампании, так и в контактах с избирателями, членами избирательных комиссий. Наконец, элементарное знание избирательного права необходимы и избирателям, которые должны
иметь представление о своих избирательных правах, в особенности, о возможности досрочного голосования, голосования вне помещения для голосования и вне избирательного участка по месту
жительства.
Оптимальным способом формирования данных правовых знаний и навыков практического поведения в сфере избирательного
права является правовое обучение, под которым понимается усвоение специальных знаний и формирование практических навыков
в области избирательного права и процесса у непрофессиональных
участников избирательного процесса.
Такое обучение имеет ряд характерных особенностей:
1) Учет возраста обучаемых, поскольку данные лица по большей
части являются совершеннолетними. Особенности обучения взрослых, выдвигаемые дидактикой, а именно – сложность восприятия
большого объема новых знаний, необходимость соотнесения новых
знаний с уже имеющимися, сочетание словесно-абстрактных методов подачи материала с образными, необходимость высокой мотивации к обучению позволяют построить процесс обучения наиболее
эффективно.
2) Кратковременность обучения предполагает усвоение новых
знаний в короткие сроки, поэтому методическому работнику, производящему обучение, следует систематизировать подачу материала, дать ориентиры в законодательстве, не перегружать обучаемых
теоретическими положениями.
3) Высокое практическое значение правового обучения заключается в том, что у обучаемых должна присутствовать высокая степень мотивации к получению знаний, которые они в скором времени смогут применить в ходе избирательного процесса.
4) Фрагментарность правовых знаний выражается в получении только тех сведений, которые будут непосредственно касаться
субъекта во время его участия в избирательном процессе, например, для избирателя излишни будут знания о порядке подсчета голосов. Таким образом, для каждой категории обучаемых устанавливается круг вопросов, на которые нужно обратить особое внимание. Но и даже среди этих вопросов далеко не все могут быть
рассмотрены в рамках обучения, большинство из них обучаемые
должны усвоить самостоятельно. Задача обучения – лишь сориен30
тировать лицо в массиве избирательного законодательства, дать
первоначальные сведения, касающиеся его роли и статуса в избирательном процессе.
5) Самостоятельность обучения предполагает активное участие
лиц в получении правовых знаний, самостоятельное ознакомление с нормативными источниками, самоконтроль, и в дальнейшем
– самостоятельное применение полученных знаний в конкретных
практических ситуациях.
Избиратели – самый многочисленный блок участников избирательного процесса, по сути – все совершеннолетние граждане России различного социального статуса, проживающие в различных
климатических, демографических, культурных, экономических
условиях. Поэтому неоднородность и большое число избирателей
определяет особенности их правового обучения.
Технологии обучения должны предполагать массовый охват
электората, однородные (стандартизированные) сведения должны
быть сообщены миллионам людей (данное обстоятельство предъявляет высокие требования еще и к обучающему, который не должен
в процессе обучения допустить ошибки).
Смысл информации должен быть доступным людям разного возраста и социального положения, обучающие материалы не должны
содержать специальные термины, не понятные лицу без юридического образования и соответствующей подготовки, формулировки
информирующих текстов должны быть краткими, емкими, без возможности двойственного прочтения, конкретными, содержащими
указание на определенные даты и определенные выборы.
Обучение должно быть периодическим и системным, нельзя
ограничиваться единичным предоставлением информации путем
публикации в СМИ, необходимо использовать адресные методы работы с конкретной аудиторией (студентами, пенсионерами, военнослужащими, интеллигенцией, работниками промышленности и
транспорта).
Обучение должно происходить в каждую избирательную кампанию, проходящую на данной территории. Основные усилия по
обучению избирателей должны предпринимать территориальные
и участковые избирательные комиссии, которым следует привлекать преподавателей и студентов юридических вузов, представителей СМИ.
Особое внимание следует обратить на нестандартные способы голосования на выборах (по открепительному удостоверению, вне по31
мещения для голосования, досрочно), разъяснить избирателям порядок и условия их осуществления.
Необходимо учитывать уровень правового нигилизма в обществе, а также абсентеизм на выборах, необходимо разъяснять, что
право избирать – это почетное политическое право, за которое отдельные категории лиц (женщины, чернокожие) в западных странах активно боролись.
Правовое обучение участников избирательного процесса является одним из эффективных факторов повышения электоральной активности и руководство политических партий и общественных объединений, привлекая к этому процессу профессиональные
кадры, повышает не только общий правовой уровень политикогражданской культуры социума, но и приобретает сильное оружие
для достижения собственных конкретных целей.
Рубан В.В.
мировой судья судебного участка Терского района
Мурманской области. Аспирант юридического факультета ГУАП
ВОПРОСЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА
КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА
В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ)
ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Участие коренных малочисленных народов Севера в политической жизни страны посредством их представительства в законодательных (представительных) органах государственной власти
субъектов РФ обеспечивает им возможность оказывать влияние
на законодательное урегулирование проблем, сложившихся в экономической, социальной, культурной сферах жизни данных народов.
Как отмечает В.А. Кряжков, коренные малочисленные народы
как часть российского народа – «естественные участники политического процесса», которым должны быть предоставлены предпочтения в политической сфере.1
1 См.: Кряжков В.А. Участие коренных малочисленных народов в политическом
волеобразовании (Государственно-правовые вопросы) // Государство и право. 2000.
№ 1. С. 20, 22.
32
Политические права коренных малочисленных народов Севера в
области представительства в законодательных (представительных)
органах государственной власти субъектов РФ претерпели ряд изменений. Так, в первоначальной редакции Федерального закона «О
гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» от 30.04.1999 г. № 82-ФЗ.1 закреплялось достаточно важное условие реализации коренными малочисленными народами политических прав. Статья 13 содержала следующее положение: «В
целях наиболее последовательного решения вопросов социально –
экономического и культурного развития малочисленных народов,
защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов законами субъектов Российской
Федерации могут устанавливаться квоты представительства малочисленных народов в законодательных (представительных) органах субъектов Российской Федерации и представительных органах
местного самоуправления».
Однако в связи с принятием Федерального закона «О внесении
изменений в законодательные акты РФ и признании утратившими
силу некоторых законодательных актов РФ в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» и «Об общих принципах организации
местного самоуправления в РФ» от 22.08.2004 г. № 122-ФЗ2 данная
статья была отменена.
Как верно отмечает О.Н. Булаков, учитывая, что федеральный
законодатель в 2004 г. убрал из Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» возможность установления квот представительства малочисленных народов в представительных органах субъектов и местного
самоуправления, субъекты РФ могут использовать бикамерализм
для наиболее последовательного решения вопросов социальноэкономического и культурного развития малочисленных народов, защиты их исконной среды обитания, традиционного образа жизни, хозяйствования и промыслов. Одна из форма скрытого бикамерализма при однопалатном парламенте существует в
Ханты-Мансийском автономном округе: образование в парламенте
1
2
Собрание законодательства РФ, 03.05.1999, № 18, ст. 2208.
Собрание законодательства РФ, 30.08.2004, № 35. ст. 3607.
33
Ханты-Мансийского автономного округа Ассамблеи представителей коренных малочисленных народов Севера, председатель которой является заместителем Председателя Думы.1
Отмена права на представительство малочисленных народов
в законодательных (представительных) органах субъектов Российской Федерации и представительных органах местного самоуправления (квоты представительства) можно назвать «шагом назад» в развитии правового статуса коренных малочисленных народов. До принятия Федерального закона от 22.08.2004 г.
№ 122-ФЗ данное право считалось одной из основных гарантий
участия коренных малочисленных народов в политической сфере. Так, 17 декабря 2001 года Комитетом по делам национальностей Государственной Думы Федерального Собрания РФ был проведен свой Круглый стол на тему «Представительство народов в
органах государственной власти и органах местного самоуправления». Участниками Круглого стола было признано, что для
многонациональной России наиболее приемлемым механизмом
формирования федеральных органов государственной власти,
органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления должен стать принцип пропорционального
представительства с выделением определенной представительной квоты для каждого из народов, проживающих на территории
субъекта РФ или муниципального образования.2 Однако данный
механизм формирования органов власти и органов местного самоуправления не только не нашел своего дальнейшего законодательного закрепления, но и был отменен, что, можно полагать,
неблагоприятно скажется на дальнейшем развитии коренных
малочисленных народов,3 тогда как положительный опыт в реа-
1 См.: Булаков О.Н. Бикамеральная структура парламента (практика и проблемы законотворчества) // Конституционное и муниципальное право, 2006, № 9. С.
10, 12. См.также: Медвецкий О.М. Двухпалатные парламенты России: современность и перспективы // Государственная власть и местное самоуправление, 2006,
№ 3. С. 21-23.
2 См.: Тодышев М. Коренные малочисленные народы Севера и избирательная
система в Российской Федерации // Сборник материалов Международного круглого
стола «Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока и система парламентаризма в Российской Федерации: реальность и перспективы», 12-13
марта 2003 г. М. С. 149.
3 См.: например: Тишков А. Законы тундры и страны // Северные просторы,
2004-2005 гг. С. 23.
34
лизации данного права нашел в прошлом свое отражение в законодательстве ряда субъектов РФ.1
Как отмечает Ю.Д. Дубровин, на региональном уровне осуществление этнопредставительства затруднено уже в силу отсутствия в
системе представительных органов субъектов Федерации вторых
палат. И это при том, что в регионах проживают представители многих российских этносов. Но Российская Федерация обладает своей
исторической особенностью. Она сложилась из народов, которые исконно проживали на территориях, вошедших в состав Российского
государства. Не имея своего гарантированного этнопредставительства на всех уровнях, они тем самым не могут реализовать в полном
объеме свой национальный суверенитет.2
В то же время отмена квоты представительства не лишила полностью коренных малочисленных народов права на участие в деятельности органов государственной власти.
Реализация данного права коренными малочисленными народами Севера может осуществляться в различных формах, посредством представительства в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта РФ, представительства в исполнительных органах государственной власти субъекта РФ, представительства при главе субъекта РФ и исполнительных органах
местного самоуправления.3
В настоящее время в субъектах РФ существуют различные формы представительства коренных малочисленных народов Севера
в законодательных (представительных) органах государственной
власти субъектов РФ. Так, например Магаданской областной Думой было принято Постановление № 369 от 21.04.2006 года «О поло-
1 См.: например: Кряжков В. Ассамблея представителей коренных малочисленных народов Севера в составе Думы Ханты-Мансийского автономного округа //
Сборник материалов Международного круглого стола «Коренные малочисленные
народы Севера, Сибири и Дальнего Востока и система парламентаризма в Российской Федерации: реальность и перспективы», 12-13 марта 2003 г. М. С. 158-163.; Тодышев М. Указ.соч. С. 150-153; Кряжков В.А. Участие коренных малочисленных
народов в политическом волеобразовании (государственно-правовоые вопросы) //
Государство и право, 2000, № 1, С. 20-21.
2 См.: Дубровин Ю.Д. Проблемы этнопредставительства в полиэтническом государстве (на примере Российской Федерации) // Государственная власть и местное
самоуправление, 2009, № 2. С.15.
3 См., например: Ныркова Т.Ю. Избирательная система субъектов Российской
Федерации: некоторые актуальные проблемы // Конституционное и муниципальное право, 2009, № 5. С. 13-19.
35
жении «Об уполномоченном представителе коренных малочисленных народов Севера, проживающих на территории Магаданской области, в Магаданской областной Думе».1 В Сахалинской области, в
соответствии с Законом Сахалинской области «О представителе коренных малочисленных народов Севера при Сахалинской областной Думе» № 463 от 31.12.2003 г.2 Постановлением Думы ХантыМансийского автономного округа – Югры № 2251 от 22.04.2005 г.
было утверждено Положение «Об Ассамблее представителей коренных малочисленных народов севера Думы Ханты-Мансийского автономного округа – Югры».3
Таким образом, в целях обеспечения реализации коренными малочисленными народами Севера политических прав представляется необходимым на федеральном уровне выработать общие принципы построения единой системы организации представительства
коренных малочисленных народов Севера в законодательных (представительных) органах государственной власти субъекта РФ и органах местного самоуправления. Субъектам РФ необходимо законодательно закрепить систему представительства коренных малочисленных народов в законодательных (представительных), наделив
их необходимыми полномочиями в решении вопросов, затрагивающих права и законные интересы коренных малочисленных народов
Севера.
Сербин М.В.
Вице-президент Молодежного союза юристов России,
к.ю.н., доцент
ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН
В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(НА ПРИМЕРЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА)
Значимость и ценность субъективных избирательных прав для
индивида и общества заключается не только и не столько в самом
1
Магаданская правда, № 48 (19569), 03.05.2006.
Губернские ведомости № 2 (1938), 08.01.2004; Закон Сахалинской области «О
внесении изменений в статью 5 Закона Сахалинской области «О представителе коренных малочисленных народов Севера при Сахалинской областной Думе» № 68-ЗО
от 14.10.2005 г. // Губернские ведомости, № 199 (2424), 25.10.2005.
3 Собрание законодательства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры,
апрель 2005 г., № 4, ст. 352.
2
36
их провозглашении и закреплении, сколько в гарантированной специальными институтами и механизмами возможности их свободной реализации, защиты и восстановления в случаях нарушений.
Однако реализация этой возможности в Российской Федерации на
современном этапе осложняется во многом отсутствием сложившихся традиций правового регулирования и правоприменительной
практики в этой сфере1.
Масштаб и особый цинизм нарушений избирательных прав
граждан в субъектах Российской Федерации шокирует не только
непосредственных участников избирательного процесса (кандидатов и избирателей),но и экспертов, юристов и других специалистов в
области избирательного права и процесса.
В данной статье нельзя не упомянуть о последней избирательной
кампании, которая прошла в Санкт-Петербурге в весной 2009 г. в
108 муниципальных образованиях. Так, по сравнению с тремя листами замечаний ЦИК РФ о неготовности целого ряда избирательных комиссий муниципальных образований к муниципальным выборам 2004 года, в состоявшихся выборах по данному вопросу выявлены только отдельные замечания, которые оперативно исправлялись.
На этапе регистрации кандидатов, в горизбирком поступило
около 250 жалоб. Это значительно меньше, чем во время муниципальных выборов 2003-2004 г.г., а в процентах от числа кандидатов,
представивших свои документы, немногим более 2% – существенно
меньше, чем в некоторых регионах России.
Несмотря на то, что в некоторых СМИ проскальзывала мысль о
том, что муниципальная власть по предметам своего ведения никоим образом не сравнима с органами государственной власти, психологическая напряженность на проходящих муниципальных выборах была достаточно высока.
По мнению председателя горизбиркома А.В. Гнетова 200 сегодняшних жалоб на 108 организующих выборы ИКМО – это, примерно, по две жалобе на одну избирательную комиссию. Но при желании даже и эти цифры можно было бы «драматизировать», если бы
1 Постановление Конституционного Суда РФ от 11.06.2002 № 10-П «По делу о
проверке конституционности положений пункта I статьи 64, пункта 11 статьи 32,
пунктов 8 и 9 статьи 35, пунктов 2 и 3 статьи 59 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и
Тульского областного суда» // С3 РФ.2002. №25. Ст. 2515.
37
отсутствовали механизмы, позволяющие разрешать эти жалобы,
или как принято говорить в избирательном праве – разрешать избирательные споры.
По мнению горизбиркома, правовые механизмы для разрешения
споров существуют. Есть избирательная комиссия субъекта РФ,
есть Центральная избирательная комиссия России, которые должны рассмотреть обращения и жалобы в период выборов не позднее,
чем за 10 дней. Есть судебная система. Мало кто обращает внимание на быстроту ее реакции. По закону в период выборов поданные
жалобы должны быть рассмотрены не позднее 5 дней. А если учесть
наличие дополнительных процессуальных возможностей – опрос
свидетелей под протокол, заключения экспертов и специалистов,
заслушиваемые и предъявляемые в суде и т.д., то это явно более эффективная и быстродействующая система по сравнению с системой
избирательных комиссий.
Более того, Санкт-Петербургская избирательная комиссия не
может вызвать свидетелей на свое заседание, она их может только
пригласить. И даже если свидетели пришли, но путаются в своих
показаниях или противоречат друг другу, то избирательный спор
может быть не разрешен. Избирательным комиссиям не дано право
проводить оперативно-розыскные мероприятия, например, с целью
установить – были ли вывешены списки и карты избирательных
округов в ИКМО или нет, а если нет – то по чьей вине – по вине комиссии или по вине недобросовестных граждан, которые их регулярно срывали и т. п.
Все эти действия может инициировать суд. Избирательные комиссии в указанных случаях невозможности разрешения избирательного спора направляют жалобы в правоохранительные органы,
например, в органы прокуратуры, в ОВД.
По данным, которыми располагала Санкт-Петербургская избирательная комиссия, из более чем 600 избирательных объединений,
имеющих право выдвигать кандидатов на эти муниципальные выборы, выдвинули кандидатов в подавляющем большинстве только
парламентские партии.
Именно поэтому можно предполагать, что описание «драматизма» идущего избирательного процесса исходит преимущественно от
отдельных представителей этих партий – и это, по мнению членов
горизбиркома удивительно. Удивление вызвано тем, что разработка
и издание избирательных законов, регулирование механизма выборов – исключительная компетенция парламентариев.
38
Узкие места в избирательном законодательстве нужно преодолевать правовым путем, но не во время выборов. Достаточно, по мнению некоторых, исключить из избирательного законодательства, например, норму о сборе подписей избирателей, включить норму о регистрации кандидатов без проверки предоставляемых документов и
т.п. – и сразу станет меньше предметов избирательных споров.
Примечательно еще и то, в Санкт-Петербурге прошла не одна, а
108 отдельных независимых избирательных кампаний в одном временном промежутке, но на разных территориях. И проводят их независимые избирательные комиссии. Это означает, что в избирательном процессе отсутствует «единая управленческая вертикаль»,
которая всегда имеет место на федеральных или региональных выборах. И указанное положение дел, к сожалению, позволяет выправлять лишь уже допущенные ИКМО ошибки в избирательном
процессе.
Однако по факту, состоявшиеся в Санкт-Петербурге 1 марта муниципальные выборы были сопряжены с массовым нарушением
конституционных прав граждан.
Даже на фоне ставших, увы, привычными безнаказанных нарушений избирательного законодательства и применения «административного ресурса» избирательная кампания в Петербурге выделялась циничностью и вызывающим характером нарушений.
Уже в начале избирательной кампании в массовом порядке отказывали в регистрации кандидатам, которые выдвигались как самовыдвиженцы и от «неправильных партий».
Отказы в регистрации на основе якобы неправильно собранных
подписей получили более пятисот кандидатов.
В день голосования в Московском, Кировском, Курортном, Приморском, Адмиралтейском районах были зафиксированы и документально подтверждены «вбросы» избирательных бюллетеней
(причем вбрасывалось одинаковое количество бюллетеней – 200,
что доказывает организованный и координируемый в городском
масштабе характер нарушений).
Наконец, после выборов в муниципальных округах «Морской»,
«Гавань», «Прометей», «Гражданка», «Васильевский», «Малая Охта», «Оккервиль» результаты голосования были сфальсифицированы в пользу «нужных» кандидатов (протоколы, составленные после
окончания подсчета голосов, содержат данные об итогах голосования, отличающиеся от окончательных результатов). По итогам выборов в суды подано более 250 заявлений и жалоб.
39
Масштаб, наглость и цинизм этих нарушений разрушают сам
институт выборов как одну из главных основ государственности,
подрывают уважение к праву, усиливают отчуждение граждан от
государства, препятствуют созданию гражданского общества.
Нарушения на прошедших 1 марта 2009 года муниципальных
выборах обсуждали на заседании Консультативного совета при
Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге. Основной
темой дискуссии стала «Защита избирательных прав граждан при
участии в местном самоуправлении».
В работе секции приняли участие представители СанктПетербургской избирательной комиссии, депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, представители Прокуратуры, Администрации Санкт-Петербурга, совета муниципальных образований.
Основой для предметного разговора стали обращения граждан с
жалобами на различные нарушения в ходе избирательной кампании, который поступили в адрес омбудсмена. Большая часть из них
связана с подтасовкой результатов голосования и вбросом бюллетеней. Кроме того, были выявлены факты подмены протоколов с итогами голосования.
Участники встречи были единодушны во мнении, что безнаказанность – главная причина роста числа нарушений. Систематические нарушения на выборах подрывают в гражданах убежденность в объективности и значимости данной процедуры. Самый говорящий показатель – постоянно снижающаяся явка избирателей.
Между тем, несоблюдение выборного законодательства влечет за собой уголовную ответственность. Однако на практике жесткие нормы закона, увы, пока не применяются. Общество заинтересовано в
том, чтобы нарушителей закона наказывали по всей его строгости.
Только так возможно остановить бесконечный процесс нарушений.
Необходимо также законодательно четко отрегулировать процедуру хранения бюллетеней после голосования. В настоящее время
этот процесс не утвержден и, по сути, никто не несет за сохранность
персональной ответственности. Таким образом, создается широкое
поле деятельности для возможных фальсификаций и подтасовок.
Кроме того, правозащитники предложили переносить рассмотрения судебных исков не по месту нарушения, а в соседние районы. По
их мнению, это позволит ослабить административный ресурс.
40
Иванов Д.В.
аспирант кафедры теории государства и права
юридического факультета ГУАП
ЛИШЕНЕЦ КАК ОБЪЕКТ СОВЕТСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ
В 1920–1940-е ГОДЫ
Известно, что в основе советской системы представительства были Советы разного уровня. Между тем при всей очевидности декларирования «народного» характера Советов в 20–40-е годы высшим
руководством страны явно позиционировалась их классовая институциональность. Как справедливо замечал А.Добкин, в эти годы
они по-прежнему оставались классовым институтом в том отношении, что в них не допускались эксплуататоры и лица, не занимающиеся общественно-полезным трудом, а голоса городского населения имели перевес над голосами сельского1.
Еще сравнительно задолго до введения в действие Конституции
РСФСР (1918г.), где в ст.65 перечислялись категории граждан, лишенных избирательных прав (лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли; частные торговцы, торговые и коммерческие посредники и др.)2, определилась более широкая группа «лишенцев» под общим названием «социально-чуждые» или
«социально-опасные элементы» и т.п. Так, в «Известиях ЦИК (впоследствии – ВЦИК – Д.И.) с конца октября 1917 года и далее постоянно упоминалось о «погромщиках», «черносотенных агитаторах»,
«врагах народа», «бывших людях» и других, к которым причислялись все «контрреволюционные негодяи»3.
Хотя В.Хрисанфов и А.Аграшенков считают, что эти ограничения носили временный характер (очевидно имея ввиду отсутствие
данной нормы в Конституциях СССР 1924 и 1936 гг. – Д.И.), утверждая при этом об их исключительности применения лишь для эксплу-
1 Добкин А.И. Лишенцы // Звенья. Исторический альманах. Вып. 2. М.-СПб.,
1992. С.601-603.
2 Хрестоматия по истории отечественного государства и права: форма государственного единства в отечественной истории XX века / сост. О.И.Чистяков,
Г.А.Кутьина. М., 2009. С.32.
3
Из истории ВЧК (197-1921 гг.). Сборник документов. М., 1958.
С.8,18,19,46,47,54,70,79,87.
41
ататоров1, на практике же, по точному замечанию Ш.Фицпатрик,
именно с 20-х годов в советской России устанавливается целостная
система классово-дискриминационного законодательства по полицейскому контролю всего избирательного процесса и где институт
«лишенства» носил завуалированный характер2.
Между тем, сама процессуалистика «лишенства» несла в себе еще долговременную репрессивную составляющую, что весьма
объективно отмечали в своих работах отечественные и зарубежные
историки права3. Политические социальные и психологические
аспекты «лишенства» в советской России исследовались и специалистами других гуманитарных направлений, например, историками Н.Лебиной, Т.Смирновой, В.Измозиком и другими, которые рассматривали его в контексте своеобразной социальной мести большевизма бывшим правящим классам и группам4.
Действительно, быть лишенцем в прошлом и настоящем для властей становилось знаковым сигналом для принятия ограничительных и репрессивных мер даже по отношению к лицам, безоговорочно признающим правящий большевистский режим и практику его
государственного управления. Так, к примеру, совершенно секретный циркуляр ОГПУ при СНК СССР № 115/СОУ от 3 апреля 1931 года требовал выявлять и учитывать не только «бывших полицейских,
жандармов и тюремщиков, но и земских начальников, прокуроров,
судебных работников бывшей царской юстиции, чинов и должностных лиц, бывших белых правительств…»5. В констатирующей части
1 Хрисанфов В.И., Аграшенков А.В., История государства и права России 1917–
1990 гг. Учебное пособие для студентов юридических факультетов университетов.
СПб., 1996. С.19.
2 Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город / Пер. с англ. М., 2001. С.143.
3 Курицын В.М. Переход к НЭПу и революционная законностью. М.,1972; Соломон П. Советская юстиция при Сталине / Пер. с англ. М., 1998; Кудрявцев В.Н., Трусов А.И. Политическая юстиция в СССР. СПб., 2002; Мозохин О.Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов государственной безопасности (1918-1953).
Монография. М., 2006 и др.
4 Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 19201930 годы. СПб., 1999; Смирнова Т.М. «Бывшие люди» Советской России: Стратегии
выживания и пути интеграции. 1917-1936 годы. М., 2003; Историография сталинизма. Сборник статей / Под ред. Н.А.Симония. М., 2007; Измозик В.С., Лебина Н.Б.
Петербург советский: «новый человек» в старом пространстве. 1920-1930-е годы.
(Социально-архитектурное микроисторическое исследование). СПб., 2010 и др.
5 Иванов В.А. Органы государственной безопасности и массовые репрессии на
Северо-Западе в 30-50-е годы (историко-правовой обзор репрессивной документалистики). СПб., 1996. С.33–34.
42
этого ведомственного документа отмечалось, что благодаря попустительству органов ГПУ на местах эти подучетники повсеместно проникли во все государственные учреждения, проводя там разложенческую работу.
В другом документе, «Персональном списке №1» Управления
НКВД СССР по Ленинградской области, на арестованных и их семей
по операции «Бывшие люди» от 27 февраля 1935 года», практически каждому (всего – 249 чел. – Д.И.) отмечалось, что он «лишенец».
При этом, вовсе не детализировался временной период лишения лица его избирательных прав1. В начале декабря 1946 года в совместном приказе МВД СССР и МГБ СССР «О работе органов МВД – МГБ
по репатриированным советским гражданам» вновь подчеркивалось, что некоторые из них являются социально-чуждыми элементами, беспрепятственно принимаются в члены ВКП(б) и ВЛКСМ,
поступают в учебные заведения, занимаются исследовательской работой и др.»2.
Таким образом, «лишенец» не только в 1920-е, но и в 1940-е годы был реальным объектом советского государственного контроля и рассматривался классово-дискриминационным законодательством этого периода не только как «социально-чуждый», но и как
социально-опасный» элемент. Отсутствие в советских конституциях (после 1918 г. – Д.И.) перечня лиц, лишенных избирательных
прав вовсе не означало, что исчезли все другие рукотворные обстоятельства для ограничения иных прав и возможностей гражданина.
И хотя в конце 1950-х годов среди правоведов усиленно насаждался
тезис о том, что советскому государству чуждо чувство мести3, в реальности избирательные права были решающим элементом избирательной сегрегации неблагонадежных граждан государства, мощным инструментом властвования.
В этом плане вопрос об избирательных правах в советской России в исследуемый период следует все же рассматривать в контексте
классово-бюрократического противостояния, в рамках тоталитарного, а не демократического управления, как одно из большевист1 Иванов В.А. Операция «Бывшие люди»: Ленинград, 1935 год (Персональный
список №1) / Из глубины времен. 1997. №8. С.46-71.
2 Маркитан А.В. Нормативно-правовое регулирование процедурной фильтрации советских граждан в ПФЛ НКВД СССР в Ленинградской области в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период // История государства и права.
2006. №10. С.32-33.
3 Амнистия и помилование в СССР. М., 1959. С.4.
43
ских дарствований и новых привилегий. Ибо во всем мы можем видеть проявления несправедливости, а целесообразности, насаждаемой чрезмерным насилием и принуждением.
Особенно драматично вся схема тотального государственного насилия в сфере избирательного права проявилась на Северо-Западе
РСФСР в 1920-е-1940-е годы.
К масштабной кампании по лишению избирательных прав, определенной властями категорий населения в Ленинграде и области
приступили с конца 1927 года, после образования исполнительных
комитетов окружных и районных Советов, при которых были созданы комиссии (или столы) по лишению избирательных прав. Организаторы подобных комиссий во всеуслышание утверждали, что
«в условиях трудной классовой борьбы данные органы действуют в
классовых интересах»1.
Массовое лишение избирательных прав коснулось в этот период и всех административно высланных из Северо-Западного региона. Уже во второй половине мая 1928 года ОГПУ при СНК СССР
своим циркуляром № 135/АОУ разъясняло решение Секретариата
Президиума ВЦИК от 7 марта 1928 года о том, что эта категория «
выселенцев» «…лишается на все время высылки активных и пассивных избирательных прав»2. Включение в этот процесс органов
ГПУ на местах было не случайным. Практически повсеместно акции по лишению прав граждан, особенно в сельских районах, совпадали с компаниями по коллективизации, раскулачиванию и
индивидуальному обложению. Нарушения и прямые беззакония
со стороны властей и населения при их проведении обязаны были отслеживать органы ГПУ. К, примеру, уполномоченный ОГПУ
по Ленинградскому округу С.Мудров в начале марта 1930 года информировал все властные инстанции в Ленинграде и округе о том,
что при проверке только в одном Котельском районе Ленинградского округа дел на 583 семей «лишенцев» его подчиненные нашли
обоснованными решения к лишению прав только на 100 семейств.
Уполномоченный окружного ГПУ предлагал ликвидировать лишенческие комиссии, а рассмотрение данного вопроса возложить
на уже созданные в связи с коллективизацией и раскулачиванием
1 Ленинградский областной государственный архив в Выборге (далее – ЛОГАВ).
Ф.Р-4727. Оп.3 Ед.хр. 30. Л.3.
2 Архив Управления ФСБ РФ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области
(далее – АУФСБ РФ СПб и области). Ф.8. Оп.39. П.5. Л.143.
44
Тройки в составе секретаря РК ВКП (б), председателя РИК и участкового уполномоченного1.
Не смотря на многочисленные отступления от требований инструкций и ведомственных указаний, деятельность различных «выселенческих» и «лишенческих» комиссий лишь набирала обороты
в раскручивании репрессий. Только за 1928–1929 годы в одном Ленинградском округе были лишены избирательных прав 14863 чел.2.
В последующие годы (1930–1935) по далеко неполным сведениям в
22 районах Ленинградской области еще 12313 чел. лишились избирательных прав, а многие оказались за пределами региона3. В ходе
предвыборной кампании по выборам в местные Советы в 1934 году
избирательных прав были лишены почти 4 тыс. чел.4.
Опасения быть лишенными избирательных прав, а следовательно оказаться в числе преследуемых властями, вынуждали граждан предпринимать надлежащие с их точки зрения меры по обезопасиванию своего положения. К, примеру, в Ленинграде, несмотря
на действие с 11 октября 1945 года Положения о выборах в Верховный Совет Союза ССР, при составлении списков избирателей, многие граждане не обнаружили своих имен и обратились с исками и
жалобами в судебные органы города. Оказалось, что жители Ленинграда были не одиноки в установлении «справедливости и порядка»
в избирательных правах. В вышедшем 24 октября 1945 года распоряжении НКЮ СССР № Д-31 констатировались аналогичные случаи и в других районах РСФСР, а также напоминалось судебным
инстанциям на местах о существующей инструкции НКЮ СССР «О
порядке рассмотрения народными судами жалоб на неправильности в списках избирателей» от 5 мая 1938 года5.
В многочисленных жалобах граждан по этому вопросу доминировала опасность «оказаться вне закона», носить печать «социально – опасного элемента», чужака и т.п. Подобные настроения охватывали в том числе и тех граждан, кто ранее подвергался массовым
репрессиям, ссылкам и высылкам, но были восстановлены в правах. Во второй половине 1945 года Президиум Верховного Совета
1
ЛОГАВ. Ф.Р-3162. Оп.3. Ед.хр.30. Лл.50, 50 об.
Там же. Оп.1. Ед.хр.396. Л.23.
3 Там же. Р-3820. Оп.1. Ед.хр.28. Лл.145,146,147,148,149.
4 Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (далее – ЦГА СПб).
Ф.7384. Оп.13. Ед.хр.56. Л.46.
5 ЛОГАВ. Ф.Р-4375. Оп.1. Ед.хр.47. Лл.16,17.
2
45
СССР в буквальном смысле оказался «заваленным» жалобами и
обращениями репрессированных ранее граждан. В этой обстановке им были приняты 1 и 3 декабря 1945 года два постановления, в
которых разъяснялось, что «Граждане СССР, переселенные в военное время из одних районов СССР в другие – немцы, калмыки, карачаевцы, балкарцы, чеченцы, ингуши, крымские татары, а равно
и другие спецпереселенцы должны были вносится в списки избирателей на общих основаниях»1.
Учетное дело в советской России, учеты вообще, их систематизация всегда были в крайне неорганизованном состоянии. Это общеизвестная истина. В полной мере эта проблема относилась и к лишенным избирательных прав. Так, на заседании Мобилизационной
тройки Ленинградского ОК ВКП (б) при рассмотрении вопроса «О
призыве и использовании при мобилизации тылоополченцев» 13
мая 1931 года прямо отмечалось «совершенно недопустимое состояние учета по Ленинградской области лиц, лишенных избирательных прав2.
С точки зрения властей такой учет «лишенцев» был крайне необходим не только с позиций их мобилизационных предписаний,
сколько в интересах сохранения «классовой чистоты» советских
государственно – партийных структур. По сложившейся до осени
1931 года практике все государственные органы и учреждения требовали от работающих в них (поступающих на работу и службу –
Д.И.) справки для подтверждения даваемых ими сведений о наличии у них избирательных прав. Такие сведения представляли сами
граждане при заполнении анкет, под свою личную ответственность.
Проведенные летом – осенью проверки достоверности этих сведений
в ряде госучреждений Москвы, Харькова, Ленинграда и других городов выявили массовые эпизоды ложных сведений о наличии таких прав. Изучив это, Президиум ВЦИК 30 октября 1931 года запретил требовать от граждан предоставления подобных справок и
обязал производить необходимые проверки соответствующим кадровым аппаратам.
В свою очередь Прокуратура РСФСР своим циркуляром № 147 от
24 ноября 1931 года «Об ответственности за дачу ложных сведений
об избирательных правах» напоминала органам РКМ и прокурату1
ЛОГАВ. Ф.Р-4375. Оп.1. Ед.хр.47. Лл.24,25.
Центральный государственный архив историко-политических документов
Санкт-Петербурга (далее – ЦГАИПД СПб). Ф.24. Оп.1а. Ед.хр.16. Лл.233,234.
2
46
рам на местах, что в случае вскрывшихся обстоятельств дачи такого рода сведений, следует возбуждать уголовное преследование по
ст. 187 УК РСФСР (ред. 1926 г.), а в случае фактического участия в
выборах в Советы – также и по ст.91 УК. Республиканская прокуратура разъясняла порядок действий этих органов по ситуации, когда
кто либо, не имея избирательных прав, все же проник в госаппарат
или общественную организацию в целях получения материальных
выгод. По отношению к такому лицу они обязаны были применять
ст. 169 УК, санкции которой предусматривали лишение свободы1.
Восстановление в избирательных правах рассматривалось как
милость советского государства. Например, бывшие земельные владельцы (помещики, крупные арендаторы и др.) могли быть восстановлены в избирательных правах согласно ст. 9 Инструкции ВЦИК
от 8 февраля 1926 года, если они в течении не менее 5 лет занимались общественно – полезным трудом и доказали свою лояльность
к советской власти2. Так, президиум Ленинградского облисполкома восстановил избирательные права «лишенцу» бывшему князю
М.Вяземскому3. Крестьяне, лишенные этих прав, пытались как
всегда разрешить проблему через сходы, стихийные собрания, через жалостливую «челобитную». В январе 1930 года Ленинградский
ОК ВКП (б) предупреждал районные комитеты о том, что сельские
и районные избирательные комиссии завалены заявлениями о восстановлении в избирательных правах, и, что крестьяне – лишенцы
чтобы добиться голоса проводят нелегальные собрания и собирают
подписи бедняков4. Путаница и стихийность, а подчас круговая порука позитивно воздействовали на процесс восстановления избирательных прав у лишившихся их. В Ленинградской области неразбериха в этом деле зашла так далеко, что на конец декабря 1930
года ни облисполком, ни обком партии не имели ни каких данных
о количестве лиц лишенных избирательных прав по области. Областной адмотдел имел сведения только по 1929 году, где числилось
46 630 «лишенцев». По другим данным на 1 апреля 1930 года в области (без Ленинграда – Д.И.) было учтено всего 28 246 «лишенцев»,
1 Отдел специальных фондов Информационного Центра ГУВД по СанктПетербургу и Ленинградской области (далее – ОСФ ИЦ ГУВД СПб и области). Ф.1.
Оп.1. Д.24. Л.13.
2 СУ РСФСР. 1926. №8. Ст.59.
3 ЛОГАВ. Ф.2459. Оп.1. Ед.хр.351. Лл.1,2,3,4.
4 ЦГАИПД СПб. Ф.24. Оп.1в. Ед.хр.292. Л.39.
47
число которых к 1 июля этого же года снизилось до 17 489 чел.1.
Областной Исполнительный комитет объяснял это стремительное
снижение числа «лишенцев» масштабным пересмотром на местах
их заявлений.
В то же время отмечались многочисленные факты индивидуальных и коллективных протестов бедняцких слоев, недовольных
восстановлением избирательных прав вчерашним «лишенцам». В
одной из справок в ОК ВКП(б) от 27 декабря 1930 года прямо цитировалось одно из таких недовольств: «мы их выявляем, а высшие
органы восстанавливают, а после чего восстановленные кулаки начинают притеснять бедноту во всех отношениях»2. Подобная практика местных органов власти осуждалась и корректировалась постановлением Президиума ЦИК Союза ССР от 3 июля 1931 года «О
порядке восстановления в гражданских правах выселенных кулаков», в котором предусматривалось возвращение им избирательных
прав лишь по истечении 5 лет со дня выселения3.
Однако торопиться с этим никто не собирался. В циркуляре ОГПУ при СНК СССР № 43 от 9 июня 1934 года «О порядке восстановления спецпереселенцев в гражданских правах» давалось указание
«не производить массового восстановления спецпереселенцев в гражданских правах, а осуществлять это в порядке повседневной работы по мере выявления лучшей лояльной части спецпереселенцев»4.
Аналогичные рекомендации давались и в отношении детей трудопоселенцев. В Циркуляре НКВД СССР №20 от 14 октября 1934 года, развивающего основные положения постановления ЦИК СССР
от 27 сентября 1934 года «Об изменениях и дополнениях к инструкции о выборах в Советы» и постановления ВЦИК РСФСР от 1 октября 1934 года «Об утверждении Инструкции о выборах в Совет на
съезды Советов РСФСР» рекомендовалось одновременно учитывать
фактор лояльности к советской власти как самих детей репрессированных, так и их родителей5. Скорее соблюдением этих требований
можно было объяснить то обстоятельство, что на территории Ленинградской области крайне медленно происходила процедура восстановления этих категорий в лишенных избирательных правах.
1
2
3
4
5
48
ЦГАИПД СПб. Ф.24. Оп.1в. Ед.хр.292. Л.43.
Там же. Л.44.
СЗ СССР. 1931. №44. Ст.298.
АУФСБ РФ СПб и области. Ф.8. Оп.39. П.21. Л.105.
Там же. П.22. Л.109.
Вместе с тем бывших «лишенцев» подстерегала и другая опасность. Если до марта 1935 года в режимных местностях (к которым
относился Ленинград и 100 км. полоса вокруг его – Д.И.) паспорта
выдавались и «лишенцам», в соответствии с пунктом «д» ст.2, раздела ���������������������������������������������������������
II�������������������������������������������������������
Инструкции СНК СССР от 14 января 1933 года №43, то постановлением СНК Союза ССР от 16 февраля 1935 года №440 этот
пункт инструкции по отношению к ним был отменен. Органам милиции ставилась задача прекратить выдачу паспортов «лишенцам»,
произвести обор у них ранее выданных паспортов с одновременным
удалением последних из Ленинграда и режимной местности вокруг
него1. Кстати, советовалось все эти акции «производить постепенно, не превращая этого в одновременную массовую кампанию»2.
Уже в мае 1935 года бюро Ленинградского ОК ВКП(б) специально рассмотрело вопрос «Об усилении паспортного режима в
г.Ленинграде и режимных районах Ленинградской области», на котором было высказано неудовольствие темпами и масштабами выселения лиц, лишенных избирательных прав. Президиуму Облисполкома и Ленсовета ставилась задача по производству ускоренной
проверки «правильности восстановления в этих правах бывших лишенцев в Ленинграде и режимных районах области»3.
Усилие государственного контроля в 1920-е-1940-е годы осуществлялось не только в отношении «лишенцев», но и за всем тем, что
было связанно с выборами в органы власти, избирательной дисциплиной, процедурой и т.п. Это следовало делать, с точки зрения властей еще и потому, что в рамках избирательных кампаний нередко
обнаруживались и пресекались попытки сопротивленческих актов
со стороны избирателей, недовольных правящим большевистским
режимом.
Так, на перевыборы в Ленсовет в 1934г. в избирательные участки
должны были придти 1 519 410 жителей города. Однако 8% из них
проигнорировали выборы, «поломав», в частности, все прогнозы
районных и городской избирательных комиссий в отношении явки
избирателей. В них были убеждены, что наибольший процент неявки на выборы дадут так называемые неорганизованные группы населения (полагали что это будет в пределах 10-12% – Д.И.). Выборы
же показали, что менее ответственными и дисциплинированными
1
2
3
ОСФ ИЦ ГУВД СПб и области. Ф.2 Оп.1 Д.21. Л.16.
Там же. Лл.14,15.
ЦГАИПД СПб. Ф.24. Оп.2в. Ед.хр.2499. Л.24.
49
в этот период оказались организованные группы (рабочие, служащие и др.)1.
Оказалось, что большинство рабочих Ленинграда, участвующих в предвыборных собраниях открыто проявляли недовольство
деятельностью избранных ими ранее депутатов и др. Действительно, как констатировал и сам Ленсовет, на январь 1935 года по избирательным округам города было выполнено только 16,5% всех
наказов избирателей2. Инженер одного из Ленинградских заводов
Карташев говорил: «Противно слушать, когда об СССР говорят как
о самой демократической, самой свободной стране в мире. В СССР
управляют 170 млн. массой только методами террора»3. Член комиссии 38-го избирательного участка Выборгского-Приморского
округа г.Ленинграда Александров, которому в июне 1938 г. было поручено вручить избирателям 300 извещений о месте голосования,
все эти извещения выбросил в городскую канализацию4. 25 июня
на стене дома №67 по Б.Пушкарской в г.Ленинграде были обнаружены надписи «Долой выборы», «Долой Сталина»5. В декабре 1939
года, в ходе подготовки к выборам в местные Советы депутатов трудящихся г.Ленинграда, некоторые избиратели в разных районах
города открыто высказывали свое негативное отношение к советской избирательной системе. Так, избиратель Плинер ответила агитатору, что у нее большие расхождения с ВКП(б) по национальному вопросу. Избиратель Гер заявил, что если он и будет голосовать,
то только по инерции. Избиратель Эрон вызывающе бросил фразу:
«Я такими вещами не интересуюсь». Избиратель Афанасьева прямо
заявила, что она не будет голосовать, так как по ее мнению, она голосовала ранее за Угарова, а он оказался врагом народа. Избиратель
Галкин рассуждал открыто: «Зачем мне голосовать? Я их не знаю и
знать не хочу»6.
Несмотря на предпринимаемые властями меры по предотвращению нарушений выборного процесса, такие факты в 1920-е-1940-е
годы были обычным явлением. После выборов в этот период в урнах
и на избирательных участках нередко находили умышленно ис-
1
2
3
4
5
6
50
ЦГА СПб. Ф.7384. Оп.13. Ед.хр.56. Лл.41,44,45.
Там же. Ф.960. Оп.3. Ед.хр.1. Лл.1,2,3.
ЦГАИПД СПб. Ф.24. Оп.2в. Ед.хр. 2499. Л.24.
АУФСБ РФ СПб и области. Ф.12. Оп.58. П.18. Л.15.
Там же. Л.11.
Там же. Лл.57,58.
порченные бюллетени, рукописные анонимные записки с прямыми
угрозами в адрес властей, карикатурные рисунки на советских руководителей, вульгарные стишки и похабные частушки о советской
политической системе и жизни, листовки антисоветского содержания и др.
Так, в декабре 1939 года на пункте голосования №41 (Родильный
дом им. В.Ф.Снегирева – Д.И.) при вскрытии урны была обнаружена
листовка следующего содержания: «Товарищи члены избирательной комиссии! Попробуйте на минутку вылезти из своего дурацкого
положения и будьте откровенны сами с собой. И я ручаюсь, у Вас
появится одна мысль «На что мы убиваем время, какую комедию
мы ломаем. И к тому же гнусная комедия, которая сжирает миллионы рублей, в то время как наши братья гниют в окопах (это происходило в период советско-финляндской войны – Д.И.), а их семьи
получают нищенское пособие и буквально голодают. Где справедливость? Где свобода слова? Где написанные блага советского народа?
Где депутаты, «верные сыны народа», рекомендованные нам партией и правительством: Ежов, Угаров, Заковский и прочие? А теперь,
посмотрите друг другу в глаза и поймите, если сможете, правду»1.
Руководство Управления НКВД СССР по Ленинградской области
обещало найти анонима и сурово наказать, а значит и «поразить его
в правах», сделать «лишенцем» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Лишенец был пленником советской системы, опасным для нее объектом, по отношению к которому следовало принимать самые решительные меры государственного контроля, где элементы чрезмерного насилия были ключевыми и определяющими.
Боер В.В.
Преподаватель кафедры информационного права и правоведения
ЮРИДИЧЕСКИЙ СТАТУС ДЕПУТАТА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО
(ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО) ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В науке конституционного права понятие депутат (от лат. �����
deputatus��������������������������������������������������������
– «уполномоченный, посланный») обозначает лицо, избранное населением в состав представительного органа государственной
власти или местного самоуправления и призванное участвовать в
1
АУФСБ РФ СПб и области. Ф.12. Оп.58. П.18. Л.59.
51
осуществлении полномочий данного органа, а также представлять
интересы своих избирателей, всего народа1.
Термин «статус» определяется в праве как оформленное нормативным актом положение (отсюда – правовое положение) органа,
организации, объединения, должностного лица, личности (гражданина). Статус характеризует их природу, место в системе общественных отношений и субъектов права, важнейшие права и обязанности, формы (порядок) их реализации и принимаемые при этом
акты или совершаемые действия2.
Исходя из сказанного, следует согласиться с А. В. Зиновьевым,
рассматривающим понятие «статус депутата» как обусловленное
социально-политической сущностью конституционного общества
фактическое положение депутата, определяемое правовыми и иными социальными нормами, обеспечиваемое соответствующими гарантиями3.
Депутат приобретает свой статус с момента избрания в законодательные органы власти. Рассмотрим более подробно данный институт.
Законодательные органы субъектов Российской Федерации –
составной элемент системы органов государственной власти на региональном уровне. Они действуют на основании общеобязательных правил, установленных в форме законов и иных нормативноправовых актов. Будучи сформированными путем избрания населением определенного количества депутатов, законодательные органы одновременно являются и представительными органами. Этим
определяются две основополагающие функции: представлять народ
и принимать законы4. Таким образом, законодательные (представительные) органы власти наделены правом выступать от имени народа, выражать его волю в законодательных актах и добиваться проведения ее в жизнь.
Такая двойственность природы этих властных структур отразилась в их наименовании. В Конституции Российской Федерации
употребляется различная терминология в отношении органов законодательной власти субъектов федерации. Так, в ч. 2 ст. 66 они име1 Конституционное право: энциклопедический словарь / Рук. авт. кол. и отв.
ред. С. А. Авакьян. М., 2001. С. 191.
2 Там же. С. 559.
3 Зиновьев А. В. Статус народного депутата в СССР (проблемы теории и практики): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Л., 1987. С. 11.
4 Авакьян С. А. Федеральное собрание – Парламент России. М., 1999. С. 90.
52
нуются законодательными (представительными) органами. Аналогичный термин используется в ст. 104, где перечисляются субъекты права законодательной инициативы, и в ст. 134, где называются субъекты, имеющие право вносить предложения о поправках и
пересмотре положений Конституции Российской Федерации. В ч. 3
ст. 66 используется термин «законодательный орган автономной области, автономного округа», а в ст. 77, ч. 2 ст. 95 и ч. 2 ст. 97 – «представительный орган государственной власти». И, наконец, в ст. 125,
когда речь идет о праве запроса в Конституционный суд Российской
Федерации для дачи толкования Конституции Российской Федерации, вводится термин «органы законодательной власти субъектов
Российской Федерации». Он же используется в ст. 136, где говорится об одобрении поправок к гл. 3–8 Конституции Российской Федерации.
Кроме того, двойное наименование структур, относящихся к этой
ветви власти, четко закреплено в основополагающем нормативном
акте, всесторонне регламентирующем базовые принципы построения всей системы законодательных и исполнительных органов государственной власти в субъектах Российской Федерации, – Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999 г.1
Как обоснованно отмечает В.А. Лебедев, при характеристике выборного органа субъекта Российской Федерации Конституция РФ
не разделяет термины «законодательный» и «представительный».
Она определяет их, не разграничивая содержательной стороны и
функциональной направленности в деятельности рассматриваемого органа2.
Такой же подход наблюдается и в законодательных актах субъектов Российской Федерации, закрепляющих статус органов государственной власти. В большинстве уставов краев и областей воспроизводится конституционная формула, используемая в ч. 2 ст.
66 Конституции Российской Федерации для обозначения выборного органа государственной власти, – «законодательный (представительный) орган».
1 СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005 (с изм. от 29 июля 2000 г., 8 февраля 2001 г., 7 мая
2002 г., 24 июля 2002 г., 11 декабря 2002 г.).
2 Лебедев В. А. Проблемы организации и деятельности законодательной и исполнительной власти в субъектах Российской Федерации. М., 2000. С. 112.
53
В Уставе Санкт-Петербурга использована формулировка: «постоянно действующий высший и единственный законодательный орган государственной власти Санкт-Петербурга»1. В данном случае
термин несет самостоятельную смысловую нагрузку. Законодатель
использует его для обозначения выборного органа государственной
власти. Термин «законодательный» применительно к характеристике органа государственной власти дает возможность показать
его функциональное назначение. Выборный орган субъекта Российской Федерации создается для выполнения одной из ключевых
функций – принятия законов. В принимаемых актах он должен отражать потребности избирателей субъекта Российской Федерации,
быть представителем их интересов при решении наиболее важных
вопросов жизни региона.
Одним из основных признаков законодательного органа является его выборность, другим – осуществление представительным
органом законодательной функции. Эти две отличительные черты
позволяют именовать выборный орган парламентом. Типичные характеристики любого парламента – выборность, представительный
характер, принадлежность законодательной власти – наиболее полно раскрываются в конституционном статусе законодательных органов субъектов федерации. К тому же любой парламент действует
в системе разделения властей, является профессиональным, работает на постоянной основе при неукоснительном соблюдении парламентских процедур2.
В юридической литературе нет единой точки зрения по вопросу
о сущности профессиональной работы депутатов в структуре органа
законодательной (представительной) власти субъекта Российской
Федерации. В частности, И. В. Гранкин предлагает отказаться от
принципа безусловного участия всего депутатского корпуса в парламентской деятельности на профессиональной основе: «Желательно предоставить возможность каждому депутату самостоятельно
решать вопрос о форме своего участия в работе парламента с учетом интересов избирателей и загруженности непосредственно депутатскими полномочиями. Это позволит многим из них продолжить
трудовую деятельность, которой они занимались до избрания»3. В
1 Устав г. Санкт-Петербурга, принятый Законодательным собранием СанктПетербурга 14 января 1998 г.
2 Лебедев В. А. Проблемы организации и деятельности законодательной и исполнительной власти в субъектах Российской Федерации. С. 112–113.
3 Гранкин И. В. Парламент России. М., 1999. С. 123.
54
то же время С. А. Авакьян абсолютно верно, с нашей точки зрения,
аргументирует, что это предложение нереально относительно депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской
Федерации, поскольку оно полностью ломает модель парламентаризма, избранную в России для федерального уровня1. Мы полагаем, что позиция этого автора представляется тем более обоснованной, поскольку данная модель традиционно сложилась и к настоящему моменту имеет место на уровне подавляющего большинства
субъектов Российской Федерации.
По мнению В.А. Лебедева, анализ уставов большинства субъектов Российской Федерации свидетельствует о том, что законодательные органы этих субъектов парламентами не именуются, хотя очевидно, что задачи и функции у них аналогичны парламентским.
Основное отличие от общенациональных парламентов заключается в том, что не все депутаты представительных органов краев и
областей работают на постоянной основе. Лишь часть из них получает вознаграждение за работу в представительном органе, осуществляя свою деятельность парламентария на постоянной основе2.
Законодательные (представительные) органы государственной
власти субъектов Российской Федерации станут полноценными
парламентскими структурами, отвечающими современным общемировым тенденциям формирования правовых институтов, лишь
в случае, когда в каждом из них будут иметь место такие базовые
условия их эффективного функционирования, как профессиональная работа депутатов на постоянной оплачиваемой основе,
четкое определение их правового статуса, сроков деятельности,
компетенции, полномочий, круга задач, форм, методов и стиля работы, а также строго регламентированный порядок законотворческой процедуры и взаимоотношения с другими государственными
органами.
После уяснения категории «депутат» и краткой характеристики законодательных (представительных) органов государственной
власти субъектов Российской Федерации в сравнительно-правовом
аспекте логично перейти к теоретическому обоснованию научной
категории «конституционно-правовой статус депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации».
1
2
Авакьян С. А. Федеральное собрание – Парламент России. С. 28.
Лебедев В. А. Указ. соч. С. 113.
55
Конституционно-правовой статус – емкое понятие, включающее
нормы не только конституции, но и других источников конституционного права. Этот статус более разносторонен и богат по содержанию, учитывает родовые признаки субъекта, и поэтому ему не свойственны однотипность и унификация1.
В науке конституционного права статус – это теоретическая конструкция, соединяющая нормативные характеристики, теоретические представления и реальную практику реализации правовых
установлений2.
В принятых в Российской Федерации за последние годы нормативных правовых актах, устанавливающих статус отдельных субъектов права, статус обычно понимается как совокупность прав, гарантий их реализации, обязанностей, ответственности субъекта
права. Примерно такая же юридическая конструкция была заложена в содержании статуса субъектов права в Федеральном законе «О
статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 5 июля 1999 г. № 133-ФЗ3 (с изм. от 12 февраля, 4 августа 2001 г., 9 и 25
июля 2002 г., 10 января 2003 г.), а также в законах субъектов Российской Федерации о статусе депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ. Анализ
законодательства ряда субъектов РФ показывает, что законодатели
определяют статус субъекта права (применительно к депутату) в целом аналогично федеральному законодателю.
В любом своем проявлении конституционно-правовой статус обладает качествами устойчивости, относительного постоянства, внутренней согласованности и системообразующей значимости4.
Носителями конституционно-правового статуса являются субъекты конституционного права5. К этим субъектам относятся социальные и национальные общности (народ, социальные слои, нации,
1 Богданова Н. А. Категория статуса в конституционном праве // Вестник МГУ.
Сер. II. Право. 1998. № 3. С. 4–5.
2 Там же. С. 5–7.
3 СЗ РФ. 1999. № 28. Ст. 3466.
4 Богданова Н. А. Указ. соч. С. 5.
5 Основин В. С. Советские государственно-правовые отношения. М., 1965; Морозова Л. А. Конституционное регулирование в СССР. М., 1985; Лучин В. О. Конституционные нормы и правоотношения. М., 1997; Бойцов В. Я. Система субъектов
советского государственного права. Уфа, 1972; Миронов О. О. Субъекты советского государственного права. Саратов, 1975; Губенко Р. Г. Советский народ – субъект
конституционных правоотношений // Советское государство и право. 1980. № 10.
56
народности, этнические группы), государство в целом, его составные части (государства, государственные образования – субъекты
Федерации, административно-территориальные единицы), государственные органы и должностные лица, органы местного самоуправления, человек и гражданин, функциональные и территориальные
объединения и общности (коллективы).
Особое значение в этой связи имеет рассмотрение проблем, связанных с определением особенностей правового статуса депутата законодательного (представительного) органа государственной власти
субъекта Российской Федерации.
Правовой статус депутатов законодательных (представительных)
органов государственной власти субъектов РФ определяется основными законами (уставами) этих субъектов РФ, законами о статусе
депутатов, регламентами законодательных (представительных) органов, законами о выборах, о политических партиях и иных общественных объединениях, а также иными нормативно-правовыми
актами. Все они входят в отрасль конституционного права, имеющую различные уровни регулирования1. Содержание правового
статуса депутата законодательного (представительного) органа государственной власти охватывает широкий круг (систему) общественных отношений.
Представляется возможным согласиться с мнением А. А. Безуглова о том, что правовой статус парламентария (депутата) может
рассматриваться как единая целостная система, представляющая
собой совокупность взаимосвязанных компонентов или своего рода
подсистем2.
Однако необходимо сразу же оговориться, что в период существования советской системы государственной власти почти все авторы, исследовавшие правовое положение депутатов, выделяли в
нем только два элемента: права и обязанности депутатов. На наш
взгляд, такой подход был слишком упрощенным, а потому не всегда
верно отражал объективно существующие связи. В самом деле, полномочия депутата нельзя рассматривать только как его права, например, по отношению к представительному органу государственной власти, поскольку те же самые действия депутата по отношению к избирателям могут выступать как его обязанности.
1 Миронов О. О. Конституционный статус депутатов парламентов // Журнал
российского права. 1997. № 4. С. 137–138.
2 Безуглов А. А. Конституционное право России. М., 2000. Т. 2. С. 635.
57
В начале 90-х годов появились работы, в которых делались попытки классифицировать права и обязанности депутатов применительно к различным формам их деятельности: правовое положение
депутатов на сессии, в постоянной комиссии, в избирательном округе и т. п.1
Такой подход имеет преимущества при изложении опыта работы, однако при научном исследовании он вызывал ряд сложностей,
связанных с неизбежным в данном случае повторением. Например,
о том, что депутат может внести предложения по повестке дня, следовало бы говорить применительно ко всем формам коллегиальной
депутатской деятельности (на сессии, в постоянной комиссии, исполкоме, депутатской группе). Подобные классификации не охватывали такие элементы правового статуса, как, например, возникновение, прекращение и срок действия депутатского мандата.
С учетом отмеченных недостатков представляется целесообразным при научном исследовании правового статуса депутатов определять его структуру, выявляя такие микроструктурные правовые институты, в основе которых лежат внутренние связи ролевого, функционального характера. Это возможно потому, что каждая
норма поведения, как и вся их совокупность, выражая смысл человеческой деятельности, имеет определенное назначение. При этом
какая-то цель может быть достигнута с помощью не одной, а нескольких норм поведения, предназначенных для достижения определенного результата, органически связанных между собой единством задания.
По нашему мнению, статус депутата должен быть закреплен законом. В противном случае, речь может идти лишь об общественном статусе. Права и обязанности, составляющие юридический статус, регламентируются исключительно законом, поскольку именно
закон предусматривает не только права и обязанности, но и устанавливает ответственность за их невыполнение либо ненадлежащее
выполнение, а также регламентирует сроки их осуществления.
1 Богданова Н. А. Статус народного депутата: новые нормы и практика // Вестник МГУ. Сер. II. Право. 1990. № 6; Авакьян С. А. Депутат: статус и деятельность.
М., 1991.
58
Ахмедова Л.А.
студентка 5 курса юридического факультета ГУАП
ПОВЫШЕНИЕ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ МНОГОПАРТИЙНОСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Молодежь современной России – предмет особого внимания российского общества и государства.
Сложившаяся на сегодня ситуация в сфере развития молодого
поколения неоднозначна. С одной стороны, современную российскую молодежь отличает рост самостоятельности, практичности и
мобильности, ответственности за свою судьбу, резкое повышение
заинтересованности в получении качественного образования и профессиональной подготовки, влияющей на дальнейшее трудоустройство и карьеру. Молодые люди стремятся к интеграции в международное молодежное сообщество, в общемировые экономические, политические и гуманитарные процессы1.
С другой стороны, молодым людям присущ низкий уровень интереса и участия в событиях политической жизни.
Существует несколько возможных критериев для оценки политической активности молодежи.
Критерий необходимости привлечения молодежи к участию в политической жизни общества:
• критерий участия в выборах
• критерий значимости выборов
• критерий недоверия к институту выборов
Большинство молодежи пассивно в своих политических устремлениях. Однако, каждое демократическое общество заинтересовано
в активной гражданской позиции своих членов и, особенно, молодежи, как стратегического ресурса общества. Решение стоящей перед
Россией задачи построения гражданского общества невозможно без
активного вовлечения молодежи в общественную жизнь.
На сегодняшний день в молодежной среде можно наблюдать две
диаметрально противоположные тенденции. С одной стороны, это
стремление участвовать, и очень активно, в политической жизни страны. С другой, это апатия ко всем политическим процессам,
1
Молодежь: будущее России / Отв. ред. Ильинский И.М..М.: Наука, 2004. С.
129.
59
происходящим в России. Можно выделить две основные причины,
определяющие отсутствие у молодежи устойчивых и серьезных мотивов для участия в выборах.
Первая причина. Нужно признать, что политические партии
только начинают приходить к пониманию необходимости вовлечения молодежи в управление государством. Только на последних выборах серьезно заговорили о молодежных программах, о необходимости включения в списки представителей молодежи.
Вторая причина – это формирование гражданской позиции. Это
не только проблема социализации молодежи, но и проблема устойчивости традиций в семье, в обществе, в государстве.
Принципиальное изменение отношения молодежи к политике,
к институту выборов возможно лишь тогда, когда сама молодежь
почувствует себя реальным участником и субъектом трансформационных процессов в нашей стране. Руководство современных российских партий отчетливо осознают, что расширение участия молодежи в политическом, экономическом и культурном развитии страны являются первым и необходимым шагом на пути формирования
стабильного гражданского общества в стране. Это способ формирования взаимоотношений между молодыми людьми, обществом и
властью. Кроме того, это создает возможности для принятия молодыми людьми на себя ответственности за развитие своей страны и
общества в целом.
Каждая политическая партия приходит на определенном этапе к
открытию для себя значимости молодежной политики по-разному,
однако существуют три причины, которые делают молодежную политику универсальной политической технологией. Среди этих причин следует отметить: значительный электоральный потенциал молодежи; привлекательный образ молодежи как субъекта будущего;
специфический характер политической мобилизации молодежи1.
Важность работы партий с молодежью состоит, прежде всего, в
том, что она представляет собой один из самых многочисленных,
но и наиболее проблемных сегментов электорального поля. Последние 3-4 года все ведущие российские партии стали формировать
действенную, а не номинальную молодежную политику, с целью не
только привлечь молодежь в качестве пассивного участника политического процесса, а создать для нее условия политической само1
175.
60
Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М.: Голос, 2001. С.172-
реализации и реального вхождения во власть. Партии для молодежи все больше становятся не только институтами политической социализации, но и каналами карьерного роста и своеобразными социальными лифтами.
В наибольшей степени, роль современных партий значима при
формировании политических предпочтений молодежи и ее электоральных ориентаций.
На сегодняшний день российские партии в своей молодежной политике основное внимание отводят работе в нескольких направлениях:
• участвуют в организации и проведении специальных политических проектов связанных с повышением уровня политической
культуры молодежи с помощью программ «социализации подростков», организация политических курсов и семинаров для молодежи, проведение деловых игр («детские выборы», «молодежная мэрия», «молодежный парламент»). В рамках этих же проектов в вузах возникают «неполитические» студенческие организации. Политические флешмобы и прочие публичные акции все больше входят
во «взрослый» партийный репертуар. Цель этих проектов двоякая:
во-первых, возбудить интерес молодых людей к политике вообще и,
во-вторых, сформировать у них начала политической идентичности. И, в конечном счете, побудить их к сознательному участию в
политической и партийной жизни;
• создают условия для включения молодежи в избирательный
процесс, в том числе включая в избирательные списки кандидатов;
• создают собственные молодежные организации или взаимодействуют уже с существующими.
В этом направлении российские партии пошли несколькими путями. Часть партий обзавелась собственными молодежными организациями (например: «КПРФ» – «Союз коммунистической молодежи Российской Федерации», «Справедливая Россия» – «Молодые
социалисты России», «ЛДПР» – «Время молодых», «Единая Россия»
– «Молодая Гвардия Единой России»), другие партии стали взаимодействовать с самостоятельными молодежными организациями.
Изучение политических позиций молодежи показывает, что
молодежь в стране постепенно приобретает гражданскую ответственность. Отсюда возрастает роль глобальных государственноориентированных моделей воздействия на молодежь.
Современная российская молодежь неоднородна как по характеру политического участия, так и по его содержанию. С одной сто61
роны, мы имеем группу молодежи, которая уже имеет сложившиеся политические взгляды и убеждения. Эта группа, не будучи многочисленной, отличается самостоятельностью суждений (причем,
не только в политической плоскости). Она менее склонна быть ведомой, наоборот, скорее представляет собой кадровый резерв для
«взрослой партийной элиты». С другой стороны, более многочисленную группу составляют те, кто голосует в тех случаях, когда той
или иной политической силе удается действительно сильно задеть
их интересы, каким-то образом побудить их к участию в выборах1.
Этому может способствовать появление яркого партийного лидера,
который увлекает молодежь своим нестандартным имиджем и поведением. Растянутое по времени переходное состояние молодых
людей к «взрослости» характеризуется различием их социального
опыта, поведенческих стереотипов и, соответственно, гражданской
ответственности, различием степени конформизма и нонконформизма, устойчивости формирования референтных групп. Отсюда
значим фактор дифференциации политических технологий на те из
них, которые действенны для всей молодежи, и те, которые предназначены для отдельных ее сегментов.
Российские политические партии всех без исключения идеологических направлений в последнее время обращают все более пристальное внимание на молодых активистов и потенциальных соратников из числа входящего во взрослую жизнь поколения. Превращение этого явления в устойчивых и значимый процесс предполагает определение поведения политических партий в отношении молодежной политики как одной из первостепенных стратегических
вопросов, выработку и реализацию целого комплекса политических
молодежных технологий. Направить политическую активность молодежи в созидательное, а не в разрушительное русло, организовать
мягкое и органичное вхождение молодежи в политику – вот задача,
которая стоит сегодня перед российскими политическими партиями.
1 Российская молодежь: проблемы и решения.//п.ред. Шереги Ф.Э. М.: Центр
социального прогнозирования, 2005. С. 97-102.
62
Антонов Я. В.
студент юридического факультета СЗАГС,
лауреат-призер конкурсов ЦИК РФ и Ленинградской областной
избирательной комиссии на лучшую работу по вопросам
избирательного права и избирательного процесса
МНОГОПАРТИЙНАЯ (МНОГОПОЛЯРНАЯ)
ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА, КАК ФАКТОР УВЕЛИЧЕНИЯ
ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
Молодежь (то есть электорат в возрасте от 18 до 30 лет) – это одна
из наиболее активных и одновременно непредсказуемых социальных групп, в том числе и в политическом смысле. По сравнению,
допустим с населением «зрелого возраста» (30 – 45 лет) молодежь
представляет собой, наверное, наиболее непредсказуемый для политических партий объект агитационного воздействия. Связано это
в первую очередь с тем, что психология молодых людей изменчива,
и поэтому вместе с ценностно-ориентационной установкой меняются и их интересы и потребности. Проследить все это бывает достаточно сложно, а зачастую и почти невозможно, особенно принимая
в виду тот факт, что молодежь достаточно неоднородна и поляризована. Для одних, предположим, важнее получить знания и навыки, которые помогут им в дальнейшем «прорубить» окно в жизнь,
другим важнее удовлетворить сиюминутные потребности и думать
о завтрашнем дне лишь завтра, третьим нужно и то и другое, правда в значительно меньшем количестве, чем первым и вторым, а четвертым не нужно вообще ничего. Для такого «молодого» населения
характерен политический абсентеизм. На этом, однако, дифференциация молодежи не заканчивается. Можно выделить, например
студенческое население и население работающее, а также население неопределившееся (например, те, кто вернулись после армии,
но не решили, стоит ли им идти учиться, работать и пр.). Существует также та часть молодежи, которая определила свое направление
деятельности в полукриминальной сфере (о сфере криминала говорить не стоит): это тоже электорат, имеющий свои специфические
потребности и в некотором смысле предвыборные ожидания, которые будучи учтенными, позволят партии или партиям привлечь
этот контингент на свою сторону.
Более того, молодежь, помимо своей неустойчивости, неоднородности и изменчивости отличает и неоднозначное отношение к
63
политике вообще и к выборам и выборному процессу в частности.
Одни считают, что все места в Парламенте поделены заранее и поэтому голосование не имеет смысла, другие считают, что, места,
хотя и не поделены, но в выборах главное не то, как проголосуют,
а то, как подсчитают. Подсчитают, разумеется, так, как это нужно тем, кто находится у власти. Третьи могут считать, например,
что его голос ничего не решит и в связи с этим они не находят у себя времени на такую бесполезную вещь, как голосование. И, наконец, последняя категория, это социально и политически активный
электорат, то есть те, для кого выборы имеют немалое значение.
Причины, по которым они голосуют, могут быть разные, начиная
от того, что берут пример с родителей и, заканчивая самостоятельным осознанием важности и значимости института выборов для
современного государства, ведь именно посредством выборов производится избрание тех людей, которые будут управлять государством, принимать законы и решения, затрагивающие каждого
гражданина. И какими будут эти решения и законы зависит сейчас от отданного за того или иного кандидата голоса, пускай и всего одного. Ведь из таких единичных голосов и складывается окончательный результат.
В виду неоднородности интересов и стремлений молодых людей
получить их голоса проблематично, особенно одной партии.
Любая партия для выражения воли своего электората должна
иметь определенную идеологию. Идеология не допускает противоречий, поэтому невозможно в рамках одной партии учесть интересы всей или хотя бы большей части общества, ибо партия тогда теряет единство своей структуры, свою идею, на основании которой она привлекает электорат. Фактически партия становится
своего рода феодальным государством, где каждая идея, противоречащая идее другой, представляет собой своеобразный феод
со своими сторонниками, которому противостоят все остальные
феоды.
Для привлечения молодежи к участию в выборах, повышения
электоральной активности представляется необходимым сформировать такую политическую партийную систему, которая бы позволила учитывать неоднородные интересы молодежи. Это предполагает реформирование, в частности нормативно-правовой базы. Особенно реформа должна коснуться вопроса системы подсчета голосов
при распределении мандатов на выборах в Государственную Думу
и порядка создания и регистрации политических партий, систе64
мы ограничений и требований к ним. В основном здесь речь идет о
Федеральном законе от 18.05.2005 № 51-ФЗ «О выборах депутатов
Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и Федеральном законе от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях».
Однако, присутствие на политической арене множества относительно небольших политических партий может создать нестабильность всей политической системы страны. Разумеется, для обеспечения стабильности политической системы разрозненность в среде
политических партий недопустима. Поэтому наиболее оправданным решением проблемы повышения электоральной активности
молодежи в этом смысле может являться формирование политической системы из двух основных политических партий и множества
дополнительных, которые бы обеспечивали учет интересов не только молодежи, но и других слоев населения.
Говоря об объективной оправданности именно такого решения,
во-первых, следует отразить точку зрения знаменитого немецкого
философа Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. Он, формулируя
три закона диалектики считал, что развитие возможно лишь при
наличии двух противоборствующих начал и само противоречие,
возникающее между ними, будет основой, «двигателем» всякого
развития1.
Нам думается, что данная позиция, которая, между прочим, является общепризнанной, отражает главную необходимость формирования двух основных политических партий.
Во-вторых, говоря о необходимости формирования, помимо двух
основных политических партий, множества дополнительных партий, стоит отметить, что некоторые зарубежные страны достаточно
давно восприняли эту идею и реализовали ее на практике.
Например, Великобритания перешла к многопартийной системе еще в 50 годах 17 века2 и в настоящее время их Парламент выгодно отличает стабильность, оперативность принятия решений и
многовековые традиции законотворчества. Так две базовые партии
Великобритании Тори и Виги окончательно оформились в 1654 году. Чуть позже, в 1701 году был принят знаменитый Акт «Об устроении», закреплявший всю полноту власти за Палатой Общин, а не за
1
Большая Советская энциклопедия//http://bse.sci-lib.com/article008967.html
Крашенникова Н.А., Жидкова О.А. История государства и права зарубежных
стран в 2 томах: т. 2. – М.: Норма, 2003. С. 21.
2
65
монархом, как это было раньше 1. Основу же ему положил Билль о
правах, принятый в 1689 году 2.
В качестве ремарки считаем необходимым также отразить введение имущественного ценза на участие в выборах в Великобритании
Актом «Об обеспечении свободы Парламентов путем дальнейшего установления условий членства для заседания в Палате Общин»
1710 года. Фактически с этого момента члены Палаты Общин избирались только те, которые обладали определенной имущественной
состоятельностью, а, следовательно, баллотировались не для того,
чтобы «зарабатывать деньги», а для того, чтобы защищать интересы своих избирателей в частности и всего народа в целом 3. В данном
случае проявляется не столько оппозиционность и противопоставление «богатых и бедных», сколько элитарная целесообразность законотворческого процесса.
В этом ключе, Великобритания могла бы стать хорошим примером для трансформации политической системы Российской.
Достойным примером могли бы послужить и Соединенные Штаты Америки, поскольку на их политической арене уже более ста лет
господствуют две основные политические партии4. Фактически в
США такой переход был осуществлен с момента избрания кандидата оппозиционной партии Республиканцев – Авраама Линкольна –
президентом в 1854 году.
В-третьих, считаем необходимым привести исторический пример. В драматургическом произведении Эжена Скриба, основанном
на реальном историческом материале, «Стакан воды» Лорд Боленброг задает вопрос герцогине Мальборо: «Почему капитану Мэшему
присвоено было гвардейское звание без согласия оппозиции?». Считаем, что данный отрывок в комментариях не нуждается.
Таким образом, все приведенные доводы позволяют говорить не
только об успехе многопартийности в рамках общемирового опыта,
1 См. например Акт об устроении 1701 года: Дмитревский Н. П. Законодательство английской революции, 1640-1660 гг. – М. – Л., 1946. – С. 347-350
2 См. например Билль о правах 1689 года: Дмитревский Н. П. Законодательство
английской революции, 1640-1660 гг. – М. – Л., 1946. – С. 338-340.
3 См. например Акт об обеспечении свободы Парламентов путем дальнейшего
установления условий членства для заседания в Палате Общин 1710 года: К.И. Батыр, Е.В. Поликарпова Хрестоматия по Всеобщей истории государства и права в 2
томах: т. 2. М.: Юристъ, 1996. С. 38-39.
4 Мишин А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран:
Учебник для вузов. 14-е изд., перераб. и доп. М.: Юстицинформ, 2008. // http://www.
consultant.ru/online/base/?req=doc;base=CMB;n=16174
66
но и о ее успехе в повышении электоральной активности молодежи.
Особенно актуально это для Российской Федерации.
Онопко Е.С.
студентка юридического факультета ГУАП
МОЛОДЕЖНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ
И ФРАНЦИИ, ИХ ЛИДЕРЫ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Политика – явление социальное, она возникает только в обществе, которое представляет собой взаимодействие индивидов, наделенных сознанием и волей . Ядром этой системы является проблема
завоевания , удержания и использования государственной власти
. На сегодняшний день молодежные политические движения представляют собой особую форму политической активности ,и исторически являются носителем социальных изменений. Молодежные
движения в целом являются способом практического существования политики.
Участие молодежи в политике практически всегда носит однонаправленный характер : власть выступает организующим и контролирующим началом деятельности молодежи ,а молодежь в свою
очередь является ресурсом власти ,объектом ее воздействия для достижения определенных политических целей .Особую значимость в
России молодежный фактор получил с начала 2000-х годов , именно
в период с 2004 по 2005 год наблюдается всплеск создания молодежных политических организаций ,и движений различной направленности. Во Франции же ситуация более статичная , все это происходит из-за довольно закрытой политической системы и богатыми
традициями политической конфронтации между «правыми»и «левыми», что в свою очередь разделяет общество на два лагеря .Такая
обстановка не позволяет молодежным политическим движениям
долгое время находиться в автономном политическом развитии ,так
как они традиционно связаны с левой оппозицией.
В настоящее время в России стоит выделить следующие молодежные политические движения:
- «Идущие Вместе» (существует с 13.07.2001г.)
- «Наши» (существует с 15.04.2005г.)
- «Молодежное единство» (существует с 9.09.2000г.)
- «Российский Союз Молодежи» (существует с 31.06.1990)
67
«Российский
Коммунистический
Союз
Молодежи»
(РКСМ),(существует с 2.10.1995 г.)
- «Россия Молодая» (существует с 26.04.2005 г.)
- «Молодежный центр ЛДПР» (существует с февраля 2004 г.)
- «Молодежное Правозащитное Движение»(МПД),(существует с
апреля 1999г)
- Молодежное «Яблоко»(существует с мая 2005 г.)
- «Молодежный Союз Правых Сил» (МСПС)
- «Молодые социалисты России»
- «Молодая гвардия Единой России»
И это еще далеко не весь перечень молодежных движений участвующих в политической жизни России. За последние 15 лет интерес молодежи к политике существенно вырос, с одной стороны это
объясняется желанием изменить действительность, с другой – желание войти в так называемый «круг политической элиты», который уже несколько лет пользуется огромной популярностью в умах
молодежи. Именно поэтому она не делает осознанный выбор в том,
какой политической силе отдать свое предпочтение и что этот выбор
изменит непосредственно в стратегическом плане. Все это происходит из-за того, что спектр политических предпочтений в современном российском обществе характеризуется многообразием политических устремлений. Прежняя идеологическая система , основанная на коммунистических ценностях ,сменилась пестрой мозаикой
течений ,партий ,движений ,которые пропагандируют различные
идеалы ,которые зачастую являются спорными.
Крушение коммунистической идеологии как официальной государственной идеологии и основанного на ней политического режима резко качнуло спектр политических настроений населения вправо – к ценностям либерализма.
Однако в современном российском обществе практически не
оказалось ни экономических (развитой конкурентный рынок ),ни
социальных(наличие многочисленного среднего класса ), ни политических ( в лице правового государства, гарантирующего права и
свободы личности ),ни историко- психологических (отсутствие традиции суверенитета личности и ее автономности) предпосылок для
широкого распространения идеологии либерализма. Кроме того, не
совсем удачный начальный этап реформ ,в течение которого проходило усвоение либеральных ценностей ,породил возвратные движения ,снизил интерес к идеологии либерализма. Именно из-за отсутствия четких концепций в сознании молодежи возникает мно68
жество сомнений о необходимости существования многочисленных
партий, направленность которых носит в себе лишь апеллирование
к настроениям масс, поэтому у молодежи формируется биполярная идеологическая система с крайними полюсами «либерализм»и
«коммунизм».Существенную роль в этом играет и невостребованность центристских ориентаций в обществе.
Отсутствие среднего класса делает малоперспективным в ближайшее время возможность преодоления биполярной идеологической системы. Социальная база большинства идеологий за исключением левых ориентаций пока лишь формируется. Современные
политические партии не уделяют должного внимания идеологической работе среди населения , созданию программ, отличных от
программ других партий.
На данный момент в России зарегистрировано более двух тысяч
молодежных и детских общественных объединений разного уровня. Все ведущие политические партии имеют молодежные структуры, так называемые молодежные «крылья».В то же время опросы
общественного мнения показывают , что молодежь плохо информирована о наличии деятельности существующих молодежных организациях .Таким образом можно задать вопрос :какова же основная
функция молодежных политических организаций?
Ответ на поставленный вопрос содержится в программных документах молодежных организаций.
Проблема привлечения молодежи к участию в политических
процессах – одна из наиболее дискуссионных в сфере политологов
и политтехнологов. Исследователи, изучающие вопросы политического участия молодежи в современном российском обществе ,едины во мнении ,что изменение направления политической активности молодого поколения во многом было обусловлено заинтересованностью власти в молодежи.
Во Франции же ситуация отличается абсолютной противоположностью. Молодежные политические движения имеют давнюю
историю. Как и во многих других странах ,наиболее сильным движением в отношении политических преобразований является студенчество. События в Париже вызвали волну студенческого протеста по всему миру ,в данном случае речь идет о студенческих протестах против законов и реформ ,которые всколыхнули Францию в
двадцатом веке.
На сегодняшний день на политической арене Франции можно
выделить несколько партий ,пользующихся наибольшей популярностью:
69
- Французская социалистическая партия (ФСП), начала свою деятельность с 1971 года.
- Объединение в поддержку республики (ОРП),существует с 1958
года.
- Союз за французскую демократию (СФД),существует с 1993 года.
- Демократическая сила (действует с 1995 года)
Все эти партии, безусловно, заинтересованы в юных сторонниках ,но политические предпочтения молодежи вполне конкретны
,поэтому привлечение в ряды активистов происходит не от отдельно
взятой партии ,а по средствам молодежной политики .(Ярким примером является первая национальная программа правительства
поддержки молодежи от 11 до 30 лет «Желание действовать».Она
оказывала поддержку молодежи в проявлении инициативы ,предпринимательства итп).
В настоящее время во Франции действует около 25 партий различной идеологической направленности, не смотря на это реальное
влияние на политическую жизнь оказывают всего лишь 3-4 политических партий. В каждой из них существует так называемый молодежный актив ,который в будущем практически в полном составе войдет в партийную структуру. Стоит отметить ,что деятельность
молодежи не ограничивается рамками существующих партий. Молодежные политические движения носят достаточно яркий реформистский характер ,что формирует с одной стороны тех кто склонен
к глобализации существующих проблем, а с другой – тех кто намерен решать их лишь на внутрегосударственном уровне . Вот почему
многие молодежные партии объединяются и входят уже в европейскую партию (таким примером служит знаменитая партия «зеленых»)
В настоящее время молодежные партии во Франции представляют собой достаточно пеструю систему ,состоящую из трех блоков:
1.Молодежные политические движения традиционной направленности.
2.Молодежные
политические
движения
национального
характера(например сохранение культуры французского языка )
3.Молодежные политические движения глобального характера (например направленные на сохранение условий окружающей среды).
Примерами таких партий служат: «Французское народное движение», «Молодые зеленые», «Французское народное движение»,
«Национальный фронт» и др.
70
В целом спектр идеологических устремлений России и Франции
очень раздроблен ,подвижен, но пожалуй всегда наиболее актуальным и важным для государств элементом является эффективная
молодежная политика .
Будян А.К.
студентка юридического факультета ГУАП
РАЗВИТИЕ МОЛОДЕЖНОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Демократические преобразования в мире и в нашей стране привели к принципиально новой роли граждан в государственной и общественной жизни, что предполагает активное их участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через представителей, путем реализации всего комплекса политических прав.
Новая роль молодого гражданина как активного носителя политических, прежде всего, избирательных прав требует определенных знаний и навыков, осознания своей роли и ответственности за
реализацию своих политических прав, активную гражданскую позицию, т.е. развитой правовой и политической культуры избирателя. В этой связи развитие правовой культуры избирателя -насущная задача любого демократического правового государства и его
гражданского общества. Чрезвычайно актуальна она и для российского государства.1
Одним из важнейших направлений в деятельности по правовому
воспитанию избирателей и повышению их правовой культуры является работа с молодежью. Необходимо отметить недостаточность
гражданской активности и негативное отношение к формированию
институтов государственной власти и местного самоуправления
значительной части молодежи, несмотря на предоставленные им
Конституцией РФ права.
Нельзя не отметить работу ЦИК России и системы избирательных комиссий, а также высших должностных лиц, законодательных органов ряда субъектов Российской Федерации в преодолении
сложившейся негативной ситуации.
1 Артамонова Н. В. Развитие правовой культуры избирателей в России:
Конституционно-правовой аспект: Автореф. дис….: М., 2008, С.3
71
В последнее время все актуальнее становится комплекс мер по
повышению правовой культуры избирателей, совершенствованию
системы правового обучения участников избирательного процесса, ежегодно проводимый ЦИК РФ и избирательными комиссиями субъектов, в целях обеспечения конституционных прав и свобод
граждан в Российской Федерации.
Для разрешения вышеуказанных проблем необходимо формирование действенных структур по защите прав и законных интересов
молодежи. Значительным шагом в этом направлении стало создание общественных консультативно-совещательных структур молодежи, к которым относятся различные формы молодежного парламентаризма, активно развивающегося в нашей стране. Молодежный парламентаризм представляет собой систему представительства прав и законных интересов молодежи как особой социальной
группы, основанной на создании и функционировании при органах
государственной власти или в установленном ими порядке специальной общественной консультативно-совещательной структуры
молодежи, а также иных общественных институтов участия молодых граждан в жизни государства1.
Основные задачи молодежного парламентаризма – это, прежде
всего,
• развитие правовой и политической культуры молодых граждан;
• формирование активной патриотической гражданской позиции молодежи, консолидация ее для участия в разработке и реализации государственных программ;
• представление и защита интересов молодежи в органах государственной власти и местного самоуправления;
• обеспечение эффективного сотрудничества представителей молодежи с органами государственной власти и местного самоуправления;
• создание системы формирования кадрового потенциала для органов законодательной, исполнительной власти субъектов и органов местного самоуправления.
Развивая молодежное парламентское движение, Россия может
опираться и на международный опыт. В странах с развитой демократией подобные структуры начали создавать уже с 40-х годов ХХ
1 Приложение к инструктивному письму Министерства образования Российской Федерации от 24.04.2003 №2
72
века. Они предоставляют молодым людям возможность вести диалог с властью по вопросам молодежной политики, а также занимаются разработкой и реализацией социальных и благотворительных
проектов, нацеленных на защиту прав молодежи, эффективную социализацию молодых людей, более активное участие молодежи в
политической жизни страны.
21 мая 2003 года Конгрессом местных и региональных властей
Европы была принята Европейская хартия об участии молодежи в
общественной жизни на местном и региональном уровнях. В ней декларируется право молодых людей так же, как представителей других возрастных и социальных групп, участвовать во всех формах
жизни общества. В Хартии подчеркивается, что государствам необходимо создавать возможности для активного участия молодежи в
общественных делах, кроме прав у молодых людей должны быть и
средства, пространство для реализации своих инициатив, государственные структуры должны поддерживать социально значимые и
способствующие укреплению демократического гражданского общества проекты молодежных организаций и отдельных молодых
граждан. Кроме того, Хартия регламентирует деятельность молодежных органов самоуправления (молодежных советов, парламентов, форумов), акцентируя внимание на том, что их состав должен
максимально полно отражать структуру населения конкретной территории.
В нашей стране на федеральном уровне молодежный парламентаризм осуществляется несколькими органами.
В 2001 году как совещательный и консультативный орган при Государственной Думе была создана Общественная молодежная палата при Государственной Думе Федерального Собрания Российской
Федерации, основной целью которой является содействие деятельности Государственной Думы в области законодательного регулирования прав и законных интересов молодежи.
Согласно положению, утвержденному Государственной Думой 4
июля 2001 года, молодежная палата образовывалась на добровольной основе в составе депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, представителей органов законодательной и исполнительной власти, представителей общероссийских и межрегиональных молодежных общественных объединений, профсоюзов и молодежных парламентов субъектов РФ.
В 2005 году Государственная Дума утвердила новое положение
об Общественной молодежной палате, в соответствии с которым в
73
состав Молодежной палаты входят только по одному представителю от Общественных молодежных палат (Молодежных парламентов), официально созданных при Законодательных органах государственной власти Российской Федерации. Кроме того, был регламентирован возрастной ценз молодых людей – членов Общественной молодежной палаты – до 30 лет.
В 2004 году сформирована Молодежная парламентская ассамблея при Совете Федерации Федерального Собрания РФ, которая
действует на основании Положения «О Совете по взаимодействию
СФ ФС РФ с молодежными парламентами субъектов РФ, молодежными общественными объединениями РФ (Молодежной парламентской ассамблее)», утвержденном Постановлением СФ ФС РФ от
8 августа 2004 года № 286-СФ.
Молодежная ассамблея является постоянно действующим совещательным органом при Совете Федерации ФС РФ.
Также в России осуществляет свою деятельность Молодежная
Общественная Палата (МОП) – негосударственная общественная организация, призванная объединить молодежных лидеров
в возрасте от 18 до 35 лет, представляющих различные сегменты гражданского общества. Ее основная задача – отражение позиции молодежи по вопросам государственной политики, формулирование молодежной проблематики, представляющей общественный интерес, и деятельность, направленная на решение
этих проблем.
МОП позиционирует себя как институт гражданского общества,
созданный в качестве альтернативы уличной молодежной политике, и видит своей задачей расширение форм легального участия молодежи в деятельности государственных и представительных органов власти.
В результате сложившейся объективной потребности объединения в рамках одной организации, опыта работы команды молодых
лидеров из разных регионов России по развитию молодежного парламентского движения на территории России в начале 2005 года
создан Центр развития молодежного парламентаризма.
В качестве приоритетного направления работы Центр определяет продвижение на территории России основных положений и
принципов Европейской хартии об участии молодежи в жизни муниципальных и региональных образований. Проект реализуется
совместно с Национальным Советом молодежных и детских организаций России при поддержке Совета Европы.
74
Необходимо отметить тот факт, что, несмотря на то, что в России с 1995 года стали создаваться молодежные парламенты на региональном и муниципальном уровнях и в настоящее время данный
процесс развивается во многих субъектах Федерации, полноценное
функционирование наблюдается не во многих из них. Данная проблема говорит не о бесперспективности идеи молодежного парламентаризма, а о недостатках ее реализации.
Осознание ценности молодежного парламентаризма как механизма развития правовой культуры молодых избирателей требует
унификации статуса молодежных парламентов и совершенствования их деятельности.
Учитывая опыт развития молодежного парламентаризма в Российской Федерации, прежде всего региональный, можно выделить
следующие основные формы молодежных парламентов:
1. Молодежные парламенты, созданные при органах законодательной (представительной) власти. Молодежные парламенты создаются законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Федерации и действуют на основании положения, утвержденного постановлением данного органа. По своему статусу молодежный парламент является общественным совещательным (консультативным) органом. Он в определенной мере
участвует в разработке нормативных правовых актов в сфере государственной молодежной политики, осуществляет взаимодействие
с соответствующими комитетами, комиссиями, депутатами органа
законодательной власти.
Приведенная организационная модель молодежного парламента
предполагает, как правило, избрание членов молодежного парламента от максимально возможного количества территорий, образовательных учреждений, молодежных общественных объединений
и т.д. Принятие регламента молодежного парламента, в котором
определяется порядок его работы, осуществляется самостоятельно
молодежным парламентом. В структуре молодежного парламента
формируются комитеты, комиссии и другие рабочие органы, перечень и состав которых определяется регламентом и иными внутренними актами молодежного парламента.
2. Молодежные парламенты, созданные при органах исполнительной власти (в отдельных случаях наряду с молодежными правительствами). Практически молодежные парламентские структуры создаются при главе администрации субъекта РФ, мэре города,
исполнительном органе по молодежной политике. Но само понятие
75
«молодежный парламент» подразумевает представительную природу данной структуры. Это, в свою очередь, делает целесообразным
организацию взаимодействия молодежных парламентов с органами законодательной власти. При органах исполнительной власти,
прежде всего высшем исполнительном органе субъекта Федерации
или непосредственно при высшем должностном лице (руководителе
высшего исполнительного органа) субъекта Федерации представляется целесообразным формирование молодежного правительства.
Данная взаимосвязь обеспечивает хорошую практику будущих потенциальных управленцев и может быть полезна в деятельности
государственных (муниципальных) органов, способна обеспечить
большую взаимосвязь данных органов с гражданским обществом
в части такого недостаточно представленного в органах власти его
сегмента, как молодежь. Молодежное правительство целесообразно учреждать постановлением высшего должностного лица либо
высшего исполнительного органа субъекта РФ, которое определит
основные формы его участия в работе органов исполнительной власти. Существует три основных способа комплектации молодежного
правительства: открытый конкурс, выборы и назначение. Выборы
более характерны для молодежных парламентов, открытый конкурс – как для молодежных парламентов, так и для молодежных
правительств. Назначение же характерно именно для молодежных
правительств.
3. Молодежный парламент – региональная (муниципальная)
программа по работе с молодежью, реализуемая органами государственной власти субъекта Федерации с участием одного или нескольких молодежных общественных объединений. Данная модель
не всегда предполагает формирование молодежного парламента как
четко организованной структуры. Речь идет о функционировании
молодежного парламентаризма в качестве одного из методов работы органов власти с общественными объединениями. Помимо заседаний молодежного парламента, работы его внутренних структур
(комитетов и т.д.), используются такие формы, как общественные
молодежные приемные, организация мониторингов в молодежной
среде, создание теле- и радиопередач, ведение рубрик на страницах
периодической печати, организация клубов, диспутов, рекламных
кампаний и т.п. Целью соответствующих программ выступает формирование возможностей для молодежи участвовать в общественнополитической жизни, в процессе принятия и реализации управленческих решений, контроля за их исполнением.
76
Унификацию статуса молодежных парламентов, равно как и совершенствование их деятельности, может обеспечить принятие закона субъекта Федерации о молодежных консультативных (совещательных) органах в соответствующем субъекте РФ. В таких законах
целесообразно установить цели, задачи, принципы и компетенцию
молодежных парламентов, равно как и молодежных правительств,
при законодательных и соответственно исполнительных региональных и муниципальных органах. Во многих субъектах такой закон
уже существует. Представляется необходимым также принятие на
федеральном уровне закона об основах молодежного парламентаризма в Российской Федерации, который регламентировал бы порядок формирования и осуществления деятельности молодежных
парламентов.
Совершенно очевидно, что энергию представителей молодого поколения необходимо консолидировать и направить в позитивное
русло. В противном случае, когда подобные порывы загнаны внутрь,
это может привести к радикализации молодежи, опасным и непредсказуемым последствиям.
Преемственность исторического курса России возможно сохранить только при активном вовлечении молодого поколения в легальные формы участия в политической жизни страны. Для этого
необходимо поощрять и развивать любые формы самоорганизации
общества, которые не противоречат базовым ценностям Российского государства. Именно энергия молодости может придать новый
импульс политическим и экономическим реформам, окончательно
обозначив поворот от общества с ограниченной ответственностью
государства перед гражданами и граждан перед государством к обществу социального прогресса и гражданского согласия.
Семенов И.
студент юридического факультета ГУАП
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ,
ПРЕПЯТСТВУЮЩИЕ ПОВЫШЕНИЮ
ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
Каждая страна имеет свои проблемы, каждая демократия имеет
свои приоритеты. В одной стране на первое место ставится стабильность, в другой – равное представительство интересов всех социаль77
ных групп, в третьей – связи между избирателями и избираемыми.
Избирательные системы всегда отражают эти задачи, что неизбежно сказывается на содержании избирательных кампаний.
В данном случае, уместно выражение: «Не существует совершенной избирательной системы, как и совершенной демократии».
Молодежь сегодня в основном является наблюдателем политических процессов в обществе и ее роль, как избирателя сложна и ответственна. Она предполагает самостоятельный и осознанный выбор, требующий наличия определенной политической культуры.
Поэтому необходима выработка механизмов вовлечения молодежи в политику, поскольку знание, понимание, изучение
избирательно-правовых основ привлекает внимание молодых людей к политическим процессам, которые происходят в стране.
Но прежде, чем осуществлять подобные цели, необходимо создать
доступную, отвечающую новому времени законодательную базу, способную вместить в себя лучшие стороны современного избирательного течения и усовершенствованного механизма его реализации.
Одним из главных требований к избирательному законодательству (как к законодательству, которое адресовано широкому кругу
субъектов, большинство из которых не имеет юридического образования) – стать максимально понятным и удобным в применении.
При этом важна не только понятность отдельных норм. Важно, чтобы в законе можно было легко ориентироваться, находить нужные
нормы, видеть связь между различными нормами.
Затрагивая лишь некоторые, наиболее значимые, проблемы современного Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», можно обозначить следующее.
Несмотря на наличие специальной главы, посвященной референдуму (гл. 2, содержащая статьи 12–15), Федеральный закон «Об
основных гарантиях …» содержит еще четыре статьи, посвященные
исключительно референдуму (ст.36, 42, 55 и 73), а также отдельные
пункты, касающиеся референдума, которые помещены в другие
статьи (например, п. 21 и 22 ст. 38, п.8.1 ст. 48, п. 2 ст. 57, п. 9 ст. 63,
п. 8 ст. 70, п. 4 ст. 77).
Поэтому, одним из требований к устранению подобных казусов
в тексте закона и последующего облегчения его восприятия может
послужить следующее:
– разместить нормы именно по тем статьям, главам и разделам, к
которым они относятся;
78
– большие по объему статьи и пункты стараться сократить, либо
разбить на отдельные статьи. К примеру, статья 68 ФЗ «Об основных
гарантиях …» под названием «Порядок подсчета голосов избирателей, участников референдума и составления протокола об итогах
голосования участковой комиссией» содержит в себе 36 пунктов, из
которых 4 разбиты на подпункты и/или абзацы). В общей массе –
это 4097 слов, 33 633 знака. Более того, сам пункт 32 этой же 68 статьи состоит из 5 абзацев, 676 слов, 5588 знаков.
Впечатляющим также является не разбитый на абзацы и подпункты: пункт 16 статьи 17, состоящий из 327 слов, 2607 знаков.
Но рекордное место в этом списке занимают подпункт «а» пункта 4 статьи 18: 279 слов и подпункт «ж» пункта 8 статьи 76 – 183
слова.
Стоит подчеркнуть, что провозглашение Российской Федерации демократическим государством предполагает активное участие
граждан в управлении государством, в частности, через институты
представительной демократии. В связи с этим повышается роль политических партий как выразителей политических интересов народа нашего государства. На практике эта роль выразилась в признании политических партий в качестве единственного вида общественных объединений, которые обладают правом выдвигать кандидатов (списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти (п. 1 ст. 36 Федерального
закона «О политических партиях»).
Нельзя не отметить, что воспитание молодежи всегда было неотъемлемой частью программы любой партии. И во многом роль политической партии на арене государства способствует привлечению
молодежи к участию жизни страны, даже через непосредственное
исполнение их права на голосование.
Но, на мой взгляд, возвращаясь к проблеме совершенствования
избирательной системы нашей страны, введение пропорциональной
системы выборов всего состава Государственной Думы Федерального Собрания РФ не соответствует положениям ст. 32 Конституции
РФ (в части непосредственного участия в выборах, в той числе индивидуального пассивного избирательного права).
Выборы как средство выявления воли граждан предназначены
не для политических партий, а для народа, отдельных избирателей,
а при поставленном вопросе – молодых людей, которые реализуют
свое право индивидуально, согласно своим представлениям о достоинствах и недостатках кандидатов в депутаты.
79
Нисколько не умаляя роль политических партий, все же стоит
акцентировать внимание на том, что они являются по большей части лишь промежуточным механизмом опосредования воли населения, воли молодого электората.
Безусловно, политические партии могут выступать в качестве
дополнительного инструмента влияния на волю молодого избирателя, но электорат вовсе не обязан голосовать за партийные списки,
особенно когда отменена в избирательных бюллетенях графа «Против всех».
Также, признавая необходимость рефор­мирования избирательной системы и укрепления партийной сис­темы в России, необходимо, на мой взгляд, вернуть право населению субъектов РФ непосредственно избирать руководителя региона.
Подводя итоги, следует отметить, что, если мы хотим понастоящему заинтересовать молодого избирателя, повысить его явку на выборы, необходимо прорабатывать более доступный, прозрачный механизм избирательной системы, который позволит решить проблемы избирательного законодательства Российской Федерации, препятствующие повышению электоральной активности
молодежи.
Кузнецова М.В.
студентка юридического факультета ГУАП
СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
РАЗВИТИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
Молодой электорат – это базис, на основании которого возможно
проведение реформаторского курса жизни страны.
Партийная ориентация молодого избирателей даже с учетом того, что лишь несколько процентов из их числа являются членами
партий, оказывают весьма большое влияние на характер электорального волеизъявления.
Поэтому, одной из первостепенных задач в сохранении и увеличении численности потенциального молодого электората является
разработка и реализация системы правовых, экономических и организационных мер, способных переломить политическое и психологическое состояние той части указанного электората, которую еще
возможно превратить в реальный электоральный ресурс.
80
При этом необходимо отметить, что Концепция развития правовой культуры избирателей в Российской Федерации должна исходить не из того, что партии формируют волю народа или даже
выражают ее, а из того, что они лишь содействуют такому выражению.
Партии – механизм институализации политического участия
граждан, а не центры формирования позиции избирателей.
Именно посредством содействия участию граждан в политической жизни и управлении делами государства партии будут выполнять свое основное предназначение – являться связующим звеном
между избирателями и государством, выполняя при этом основные
функции:
1. Представительная функция. Ее осуществление состоит в выражении интересов определенных групп населения путем участия
в выборах органов государственной власти и местного самоуправления, а также в отборе политических деятелей в качестве кандидатов в выборные органы власти.
2. Функция социализации. Выполнение данной функции обеспечивает стимулирование активного участия граждан в политической жизни.
3. Коммуникативная функция правовой культуры избирателей
состоит в том, что правовая культура избирателей служит важной
основой для социального взаимодействия, установления и поддержания контактов между субъектами избирательных правоотношений, передачи необходимой информации, совместного осуществления и защиты избирательных прав.
4. Воспитательная функция, в рамках которой происходит развитие правовой культуры избирателей.
Последнее находится в прямопропорциональной зависимости
от политических партий и молодого электората, где политические
партии – это тот аспект, на котором строится современное состояние правовой и политической культуры российского молодого электорального общества.
Таким образом, существует прямая зависимость от действующей
в стране системы правового воспитания и образования к требованиям уровня правовых знаний и внимания молодого электората.
Для повышения правовой, социально-политической культуры и
электоральной активности молодежи, прежде всего, избирательными комиссиями во взаимосвязи с политическими партиями необходимо реализовывать как можно больше мероприятий связанных с:
81
1) разработкой методических материалов по вопросам избирательного права и избирательного процесса для учащихся образовательных учреждений;
2) проведением познавательных и открытых уроков, мастер –
классов по избирательному праву, по истории избирательной системы;
3) обеспечением возможности участия школьников в мероприятиях избирательных комиссий города в рамках повышения правовой культуры молодых и будущих избирателей (конкурсах, олимпиадах, викторинах).
Здесь необходимо особо отметить, что мероприятия по работе
с молодежью, направленные на развитие молодежного интереса к
процессу организации и проведения выборов, участие молодежи в
работе избирательных комиссий всех уровней, повышение уровня
доверия к выборам и референдумам, должны проводиться с детьми
намного раньше достижения ими 18-летнего возраста – начиная со
школьной скамьи.
В контексте обозначенной проблематики, следует также упомянуть об остроте сложившихся в молодежной среде проблем, решение которых должны стать для политических партий и избирательных комиссий принципами.
Первый принцип – приоритетность государственной молодежной
политики. Это принцип долгосрочного инвестирования в молодежную политику в целом и в первую очередь в ее социальную составляющую.
Второй принцип – необходимость учета последствий процесса
социального расслоения в молодежной среде при формировании государственной молодежной политики. Это означает, что через систему государственного регулирования необходимо создавать более
или менее равные стартовые возможности для представителей различных групп российской молодежи.
Третий принцип – выделение в государственной молодежной политике тех ее (главных) направлений, которые государство в состоянии профинансировать из бюджетных или внебюджетных средств
(федеральный и региональный уровни). Это означает, что федеральный бюджет в части государственной молодежной политики, как и
иные составляющие федерального бюджета, должен выполняться
как норма законодательства.
Четвертый принцип – разграничение полномочий федеральных, региональных и местных органов власти в функциях, источ82
никах финансирования и ответственности в разработке и реализации молодежной политики. Это означает, что молодежная государственная политика в ее стратегическом видении должна разрабатываться на федеральном уровне с учетом особенностей исторического, социально-экономического развития и уровня продвижения
различных субъектов Федерации (типов субъектов) по пути демократических преобразований.
В целом роль партий позитивно влияет на развитие правовой
культуры избирателей. Они реализуют свои функции, увеличивают знания граждан об избирательном праве, укрепляют их доверие
к избирательной системе и государственной системе в целом, активизируют правомерное участие граждан в управлении делами государства. Вместе с тем, став результатом развития институтов гражданского общества и правовой культуры избирателей, данные изменения ведут к подлинному народовластию. При этом партии эффективно содействуют выражению воли народа, а участие государства
в партийном строительстве не является определяющим.
Подводя итоги, можно констатировать тот факт, что программы,
реализуемые под эгидой как самих политических партий, так и избирательных комиссий, направленные на повышение уровня правовой культуры молодого избирателя, приносят свои результаты.
Конечно, не стоит с полной уверенностью заявлять о полной победе
над абсентеизмом и нигилизмом в молодой электоральной среде, но
свидетельствовать о ее снижении необходимо.
Четайкина С.
студентка юридического факультета СПбГУ
УЧАСТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
В НАДЕЛЕНИИ ГРАЖДАНИНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОЛНОМОЧИЯМИ ВЫСШЕГО ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА
СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Участие политических партий в наделении гражданина РФ полномочиями высшего должностного лица в соответствии с положениями Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» представляет собой один из аспектов реализации ст.32 Конституции Российской Федерации, гарантирующей гражданам право на участие в
83
управлении делами государства. Он представляет собой закрепление определенного порядка, механизма реализации права влиять
на принятие политических решений на региональном уровне.
Порядок реализации этого права посредством привлечения к
процедуре наделения полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ политических партий можно назвать расширением способов участия граждан в осуществлении государственной
власть. Политические партии в этом случае обеспечивают обратную
связь между гражданами и государством в целях контроля за осуществлением политической власти и своевременного реагирования
на изменения государственной политики. Характер деятельности
политических партий имеет двойственную природу: с одной стороны, они выражают интересы гражданского общества, с другой,
включены в систему властных отношений, в частности, имеют реальную возможность участвовать в формировании органов государственной власти.
Через политическую партию гражданин имеет возможность (хотя бы косвенную) участвовать в формировании государственного
органа и тем самым реализовывать индивидуальные права, составляющие содержание принципа народного суверенитета. Посредничество политических партий имеет определенные минусы, связанные с коллективным принятием решений, однако несмотря на это
выступает демократическим и в некоторых случаях основным способом повлиять на осуществление государственной власти. Ст. 32
Конституции отражает переход с общего, коллективного на индивидуальный уровень отражения принципа народного суверенитета. Участие политических партий в формировании исполнительной
власти – весьма яркий и довольно специфичный пример механизма
такого перехода, формы реализации ст.32 Конституции
Таким образом, посредством привлечения политический партий
к наделению полномочиями высшего должностного лица субъекта
РФ, существенно расширена возможность влияния граждан на формирование органа исполнительной власти в сравнении с федеральным уровнем, где механизм назначения Председателя Правительства не предполагает возможности участия политических партий.
Однако такое влияние в действительности может быть обеспечено только при существовании реальной многопартийности на уровне
соответствующего субъекта РФ. Политическая партия должна действительно выражать интересы большинства избирателей субъекта
РФ, а не представлять собой закрытый политический клуб, облада84
ющий фактической монополией в региональной политике. Практика от региона к региону различна. О степени участия политических
партий в представлении кандидатур на должность высшего должностного лица субъекта делать выводы нужно, исходя из количества мандатов в представительном органе субъекта РФ. Например, в
Новосибирской области и «Единая Россия», и КПРФ и «Справедливая Россия» имеют примерно равные шансы на представительство в
региональном парламенте – разрыв парламентского большинства и
оппозиции там не столь велик. Однако не во всех субъектах ситуация обстоит подобным образом, и приведенный пример – скорее исключение из общей тенденции.
Оценивая роль партии в формировании органов государственной
власти субъектов РФ нужно упомянуть также проблему последующей «политической» зависимости высшего должностного лица от
выдвинувшей его партии. Допустимый в рамках конституционного принципа разделения властей контроль законодательного органа над наделением полномочиями высшего должностного лица может перейти к дисбалансу во взаимоотношениях законодательной
и исполнительной власти и фактически поставить исполнительную
власть в излишнюю зависимость от законодательной. Кроме того, в более общем виде участие в наделении полномочиями высшего должностного лица может повлечь фактическое вмешательство
партий в деятельность государственных органов. Такое вмешательство формально запрещено Федеральным законом «О политических
партиях». Однако этот формальный запрет едва ли способен предотвратить ситуацию политической (а стало быть, фактической) зависимости.
Например, руководство Нижегородского отделения «Единой России» обвинило губернатора Валерия Шанцева в нарушении партийной дисциплины. Поводом явилось то, что на муниципальных выборах он поддержал самовыдвиженцев, а не официальных кандидатов от «Единой России». В соответствии с уставом партия поддерживает лишь прошедших внутрипартийный отбор кандидатов, и действия губернатора противоречат партийной линии. В приведенном
примере очевидна попытка партии оказать влияние на гражданина, наделенного полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ.
Кроме того, существует и «обратная зависимость» между партией и гражданином, реализующим с ее помощью свое право на участие в управлении делами государства. Поскольку механизм, вклю85
чающий партии в процесс формирования власти на разных уровнях: и законодательной и исполнительной власти, и субъектов и
Федерации в целом, он является дополнительным рычагом воздействия на власть, возникает соблазн «подергать» за разные рычаги.
Есть граждане, чьи отношения с политическими партиями носят
исключительно деловой характер, кто преданность партийным идеалам предпочитает хранить только до той поры, пока партия способна обеспечить реализацию его интересов. Например, в Кировской области был, гражданин, долгое время состоявший в «Единой
России», был исключен за несоблюдение партийного устава. Он не
просто не поддержал на выборах в представителя своей политической партии, а баллотировался самовыдвиженцем. Проиграв в 2004
году губернаторские выборы, через год он предоставил избирателям
возможность вновь проголосовать за него, баллотируясь в законодательный орган кандидатом от Либерально-демократической партии
России.
Подводя итог изложенному выше, отметим, что:
1. Участие политических партий в наделении гражданина Российской Федерации полномочиями высшего должностного лица
субъекта РФ является одной из форм реализации конституционного права на участие в управлении делами государства, составляющее содержание принципа народного суверенитета.
2. Специфика реализации этого права в данном случае состоит в
том, что оно реализуется гражданином не напрямую, а посредством
специального института, призванного обеспечить обратную связь
между гражданским обществом и государством.
3. Поскольку на федеральном уровне не предусмотрено подобной
возможности влияния на исполнительную власть, данный механизм можно считать существенным расширением способов участия
граждан в формировании органов власти на региональном уровне.
4. Однако этому механизму присущ ряд недостатков:
Он не исключает последующего влияния политической партии
на высшее должностное лицо;
Он может привести к дисбалансу законодательной и исполнительной власти, поскольку политическая партия в данном случае
как раз и выступает связующим звеном между региональным парламентом и главой высшего исполнительного органа субъекта.
86
Петренко М.А.
студентка юридического факультета ГУАП
ЭЛЕКТРОННОЕ ГОЛОСОВАНИЕ КАК СПОСОБ ПОВЫШЕНИЯ
ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
Информационные технологии шагают вперед семимильными
шагами. При помощи Интернета и мобильной связи можно совершать покупки, следить за состоянием банковского счета, наблюдать
за улицами в отдаленных городах. Естественным шагом было бы
и выполнение своего гражданского долга – голосования – посредством Всемирной сети и мобильных технологий.
В современном Российском обществе особую озабоченность вызывают тенденции к пассивной позиции среди молодежи, проявление крайних форм правового нигилизма, нежелание принимать
хоть какое-нибудь участие в жизни общества. Эти проблемы наиболее ярко проявляются в выражении своей позиции на общественных выборах.
Проводимые из года в год социологические исследования свидетельствуют о том, что недоверие молодежи к органам власти и уровень ее аполитичности по-прежнему высоки. Что касается электоральной культуры, то среди молодежи преобладают следующие модели поведения:
1. «На выборы не хожу, потому что не верю!»
2. «На выборы не хожу, потому что мой голос ничего не изменит!»
3. «На выборы не хожу, потому что мне это не интересно!».
Между тем, это очень серьезная проблема! Вовлечением молодежи в процесс принятия решений и активного участия в общественной жизни не только через реализацию активного избирательного
права, но и работая, получая новые знания и компетенции в различных направлениях деятельности в ходе избирательной кампании необходимо преодолеть «барьер недоверия» к власти, добиться
осознания и понимания значимости выборов как демократического
института, а также, что является самым важным, ощущения собственной значимости и значимости своего голоса.
Принципиальное изменение отношения молодежи к политике, к
институту выборов, возможно лишь тогда, когда сама молодежь почувствует себя реальным участником и субъектом трансформационных процессов в нашей стране.
87
Как известно, фундаментальным фактором политического поведения является доверие. Это относится как к межличностному доверию, так и к доверию к политическим институтам. Социологические исследования показывают, что 54% молодых избирателей не
доверяют никому или только самым близким людям! Более того, в
молодежной среде доминируют установки, что политика – это грязное дело (65% респондентов). На вопрос «Изменят ли предстоящие
выборы Вашу жизнь!» 35% затрудняются с ответом, а 44% респондентов и вовсе не верят в позитивные перемены!
Призывы активно участвовать в выборах, не подкрепленные
кропотливой работой по повышению электоральной культуры населения, никогда не принесут результата! Необходимо систематически «вооружать» молодых избирателей основами электоральной
культуры, знаниями в области избирательного законодательства,
оказывать помощь в выработке электорального стиля мышления,
повышать их активность и заинтересованность в результатах выборов и вовлекать в общественно-политическую деятельность. Успешность таких действий отметил и председатель ЦИК РФ Владимир
Чуров на семинаре для международных наблюдателей и консультантов на выборах в органы государственной власти он заявил, что
«тенденции проведения выборов показывают, что молодежь становится все более политически активной. На региональных выборах 2008 года в России в некоторых регионах число голосующих
в возрасте 18-25 лет составило треть от общего количества голосующих».
Упрочить социально – ответственное поведение молодежи и изменить отношение к политическим и гражданским институтам
можно при помощи различных мотиваций. Это может быть мода призванная компенсировать отсутствующий у молодежи фактор гражданской ответственности, способная раскручивать активность молодежи на выборах так же, как, например, новый ночной
клуб или брэнд одежды. Но не следует забывать, что в использовании способа есть и отрицательный момент, а именно молодежь используется на выборах в качестве объекта манипулирования: ее вовлекают в избирательный процесс при помощи различных уловок,
а затем забывают до следующего избирательного цикла. В итоге в
сознании молодежи оседает негативная эмоциональная установка
«тебя использовали». А такая установка абсолютно недопустима, так как ведется непрерывная и планомерная работа по выработке у молодых избира88
телей установки на сознательное и добровольное участие в избирательном процессе, формировании активной гражданской позиции,
повышению электоральной культуры.
На мой взгляд, вдохновлять современных молодых людей чувством собственной уникальности и социальной ответственности
можно используя креатив, нестандартные инновационные подходы и методологии, вовлечение. Игра и идеология – вот то, что стоит брать за основу разработки комплекса мер, направленных на повышение правовой культуры и электоральной активности молодого
поколения. Решать проблему аполитичности нужно раз и навсегда
опираясь на статистические данные, полученные в ходе проводимых социологических исследований, создавать на их основе креативные подходы и технологии. Самые простые и действенные меры
по решению данной проблемы озвучил Президент РФ Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию. Сюда можно отнести и использование новых форм средств массовой информации, в частности Интернет. Молодежь необходимо обучать и просвещать постоянно! Причем необходима оптимальная комбинация из традиционных методов обучения и новых, инновационных образовательных
методик. Для того, чтобы заинтересовать молодежь в избирательном процессе проводятся молодежные форумы, создаются молодежные объединения. Взять хотя бы социальные сети, ведь там зарегистрированы миллионы избирателей! Почему бы не направить
туда активность по повышению правовой и политической культуры? Политически активная молодежь, имеющая ярко выраженную
гражданскую позицию, создает группы по интересам в сетях «Одноклассники» и «Вконтакте», демонстрируя свою заинтересованность элеторальным процессом, создавая порой целые виртуальные
штабы, избирательные комиссии и политические партии, работает
даже сообщество «Избирком» (community.livejournal.com/izbircom),
инициатором создания которого выступил Владимир Чуров, глава ЦИК. Но не стоит забывать о том, что как раз эта часть является просто активными пользователями сети Интернет. А как можно
помочь им проявить активную жизненную позицию, стать в глазах
друзей и знакомых «продвинутым юзером», да еще и с пользой для
государства и избирательного процесса в частности? Ответ прост:
электронное голосование. Так сказать, «не отходя от кассы».
Тем более, опросы в разных странах показали, что интерес к голосованию с помощью сети Интернет напрямую зависит от уровня
образования человека и его возраста, и совсем не зависит от полити89
ческих взглядов и уровня дохода. При этом основные два фактора
(возраст и образование) повторяют общую картину по пользователям Всемирной сети.
Думаю, многих молодых людей заинтересовал бы вариант голосования из любого места пребывания посредством SMS с номером
кандидата. Уже давно с помощью такой формы мы можем голосовать, например, за любимого исполнителя на радио и любимых героев телешоу. Каких-либо серьезных проблем при таком народном
волеизъявлении не обнаружено. Более того, уже сейчас некоторые
операторы дают возможность абонентам получать информацию о ходе выборов в режиме реального времени благодаря SMS-запросам.
Голосование с помощью мобильного телефона является одним
из направлений развития электронного голосования с использованием различных технических средств избирателя в нашей стране.
Опрос подразумевает использование специальной программы (Javaприложения), загружаемой на личный мобильный телефон избирателя. Мне лично доводилось бывать в деревнях, где нет электричества и стационарных телефонных операторов, зато с сопки принимается сигнал одного из сотовых операторов из райцентра. Мобильный телефон также наилучшим образом подходит для опроса граждан, находящихся за рубежом (если речь идет о стране, имеющей
поддержку того же стандарта сотовой связи).
Недостатков в этом способе голосования тоже много. К примеру,
очень часто мобильные телефоны используются вовсе не теми, на
кого зарегистрированы. Кроме того, для запуска присланной программы необходим некий минимум ресурсов, присутствующий далеко не у каждого владельца. Для решения этой проблемы в рамках
проводившихся экспериментов были предусмотрены дополнительные мобильные телефоны с уже установленным ПО, выдающиеся
гражданам вместе с индивидуальным пин-кодом прямо на избирательном участке.
Также у нас в рамках эксперимента тестируется возможность голосования с помощью так называемой социальной карты, которая
хоть и не позволяет проголосовать прямо из дома, но обеспечивает
возможность выбора через специальные терминалы (информационные киоски) как на избирательных участках, так и в любых других
точках.
В Эстонии, например, нечто подобное существует с 2002 года.
Там активно внедряются так называемые ID-карты – внутригосударственный удостоверяющий личность документ, обязательный
90
для достигших 15-летнего возраста граждан Эстонии и иностранцев, находящихся в Эстонии на основании вида на жительство.
На ID-карточку наносится фамилия, имя, пол, гражданство, дата
рождения, фото, подпись владельца, дата выдачи, срок действия и
номер документа. Помимо множества защитных элементов, у карточки есть зона для считывания и чип, в который внесены визуально представленные на карточке данные, а также два сертификата
(длинные комбинации цифр) для идентификации личности и цифровой подписи.
Для того чтобы принять участие в выборах, гражданину Эстонии требовались всего лишь компьютер с интернетом, ID-карта и
специальный кард-ридер.
С определенной точки зрения это наиболее защищенный вариант электронного голосования. Но и он не без минусов. Отдельные
регионы РФ уже начали программы по внедрению социальных
карт. Так, например, в Нижневартовске социальные карты выдаются в обязательном порядке всем дееспособным гражданам старше 18 лет. Однако подобные попытки обычно не имеют под собой
единой технологической базы, то есть проводятся с использованием
различных стандартов. В будущем это потребует либо поддержать
все внедренные проекты в рамках общероссийской системы электронного голосования, либо провести переоформление социальных
карт (привести проекты к единому «знаменателю»). Не очень подходит этот вариант волеизъявления и для граждан, временно находящихся за границей.
В наибольшей степени внедрению прогрессивных новых технологий препятствует то, что по сравнению с шуршащими бумажками компьютерные системы гораздо менее понятны простому обывателю (а ведь именно простые обыватели – основная движущая сила
современного демократического процесса, и именно на их соблазнение направлены усилия политиков). В самом деле – на бумаге все
видно, а что там происходит внутри компьютера– решительно никому не понятно, кроме загадочных красноглазых программистов.
С другой стороны, что происходит внутри избиркома – тоже никому
не понятно, включая программистов, но это хоть в принципе можно себе представить. А вот как именно учел ваш драгоценный голос
автомат для голосования – тайна, покрытая мраком. Кто защитит
простого избирателя, если бездушный автомат подтвердит ему, что
голос отдан за Петю, и на самом деле ехидно засчитает его за Васю,
а государственная избирательная комиссия, опекаемая Васей же,
91
подтвердит, что все в порядке? Как ни крути, а единственный человек, которому избиратель может доверять при совершении акта голосования – он сам, и у него должна быть возможность собственноручно и достоверно проверить правильность учета его голоса. Системы, которые позволяют осуществлять такую проверку, обозначаются аббревиатурой E2E – от «end-to-end auditable voting systems».
К числу основных способов нарушения честности выборов со стороны их организаторов относятся «мертвые души» (вброс бюллетеней) и «уничтожение улик» (игнорирование неугодных голосов).
При бумажном голосовании наблюдатели на протяжении всей процедуры должны внимательно «следить за руками» организаторов.
В электронном варианте все проще: достаточно просто публиковать
списки всех проголосовавших после подведения итогов выборов
(разумеется, без указания, кто за кого голосовал). Каждый избиратель может свериться со списками и проверить, совпадает ли факт
его посещения избирательного участка с тем, что по этому поводу
думает избирательный комитет. И в случае обнаружения несоответствия – бить в набат.
Сложнее противодействовать подмене результатов голосования.
Каждый избиратель должен иметь возможность проверить, что его
голос учтен правильно, но при этом не должна нарушаться анонимность, которая является важнейшим свойством демократической
процедуры голосования. Благодаря ей правящий режим не может
узнать, кто голосовал против него и преследовать своих противников, и, кроме того, мнение уже проголосовавших граждан не влияет
на решение еще не определившихся. Мешает анонимность и продаже голосов (впрочем, тут одной анонимности мало: в Мексике, например, были выявлены случаи продажи голосов, когда в качестве
доказательства предъявлялся снимок заполненного бюллетеня
мобильным телефоном).
Лишь с первого взгляда кажется, что при наличии такого количества персональных устройств на руках у россиян система электронного голосования будет элементарной. В реальности избирательный процесс, регламентируемый законодательством, накладывает массу условий.
Голосовать имеют право не все граждане, а только те, кто достиг
совершеннолетия и считается дееспособным. Никто не может голосовать дважды. Кроме того, процесс волеизъявления должен быть
анонимным и достаточно открытым для наблюдения и перепроверки полученного результата. Все это требует включения в разработ92
ку системы электронного голосования таких параметров, как идентификация пользователя (гражданина), деперсонификация собранных голосов, защита информации и т.п.
К сожалению, при электронном голосовании нередко оказывается, что как раз те методы, которые обеспечивают защиту от мошенничества, зачастую ставят под угрозу анонимность. Тем не менее решить эту проблему можно. Для этого нужно заранее составить, раздать по избирательным участкам и опубликовать в Интернете списки уникальных кодов, которые будут случайным образом выдаваться на экран избирательного автомата сразу после
голосования. В простейшем случае код может состоять из номера
участка и числа от 1 до N – количества приписанных к участку избирателей. Гражданин, желающий контролировать процесс, записывает или запоминает свой код. По окончании голосования в списке кодов в Интернете появляется информация о сделанном выборе. Она не нарушает анонимности голосования, поскольку никто,
кроме самого избирателя, не знает, какой ему достался код. Зато
он сам может убедиться, что лично его голос учтен правильно, а
видя результаты голосования под другими кодами, проверить, что
не было мошенничества при подсчете голосов. Наконец, сверив
число отданных голосов с числом зарегистрировавшихся избирателей, можно убедиться в отсутствии «мертвых душ». А вот продавать голоса при такой системе трудно: свой код избиратель видит
только на экране и ему нечего предъявить в качестве доказательства сделанного выбора потенциальному скупщику голосов. Ведь
даже сами коды известны заранее, неизвестно только, кому какой
достанется.
Остается только обеспечить анонимность голосования для самих организаторов. Ведь если автомату нужно предъявлять электронное удостоверение личности, то нет гарантии, что он не сохранит его номер в своих недрах и не свяжет его впоследствии с
результатом голосования. Для этого нужно разделить процесс аутентификации избирателя и собственно голосования. В условиях
избирательного пункта это можно осуществить, если установить
несколько аппаратов для голосования. Тогда удостоверение личности сверяется со списками допущенных к голосованию при входе,
а затем избиратель может выбрать любой из автоматов, которым
уже не нужно предъявлять паспорт. Но в таком случае важно исключить возможность повторного голосования. Делается это чисто
механическим путем – выход из кабинки для голосования возмо93
жен только с другой стороны, на улицу (или в буфет). Повторно же
зайти в избирательный пункт с тем же самым паспортом уже не
получится.
Подобная система обеспечивает надежность, безопасность и
анонимность электронного голосования и не требует никаких бумажных документов: все данные, необходимые для подтверждения результатов, публикуются в электронном виде. Но она требует
наличия выделенных избирательных пунктов, а не наскоро переоборудованного спортзала в соседней школе.
Разработать столь же безупречную систему для голосования непосредственно через Интернет гораздо труднее. Самой очевидной
и, надо сказать, не самой большой проблемой являются вездесущие хакеры, которые в случае внедрения систем электронного голосования могут получить массу предложений о солидной прибавке к пенсии. Современные алгоритмы шифрования достаточно надежны для передачи данных по открытым каналам связи, но все
таки немало способов атаки: например, перехват паролей и ключей шифрования с помощью троянских программ или просто перегрузки систем голосования с целью срыва избирательного процесса. Тем не менее большинство таких проблем может быть решено при грамотном подходе к разработке аппаратных и программных систем, что доказывается успешной работой интернет-банков,
где требования к безопасности столь же высоки. К сожалению, на
практике многие применяемые системы электронного голосования не отличаются особой надежностью (трудно сказать, по некомпетентности или умышленно), о чем неоднократно предупреждали
эксперты в области безопасности.
Но даже при успешном решении других проблем защиты данных и аутентификации избирателя при дистанционном голосовании остается проблема утраты анонимности избирателей перед государством. Следует помнить, что у него есть средства для
оперативно-розыскной деятельности, которые делают любую
интернет-анонимность весьма условной. И уж чего вовсе не может
интернет-голосование – это исключить возможность продажи голосов. Ведь избиратель может голосовать из любого места – хоть
из штаб-квартиры правящей партии, при выходе из которой ему
вручат небольшой, но ценный подарок.
Например, в Швейцарии, стране с прямой демократией, были
запущены пилотные программы электронного голосования через
Интернет. Перед референдумом каждый избиратель может, предъ94
явив паспорт, взять в ближайшем почтовом отделении карточку
для электронного голосования, содержащую уникальный номер и
секретный код, скрытый под непрозрачным защитным слоем.
На сайте электронного голосования кантона Женева (https://
www.geneve.ch/ge-vote/) необходимо ввести номер карточки, поставить галочки напротив нужных вариантов референдума, соскрести с карточки защитный слой, ввести секретный код и получить электронное подтверждение голоса, которое в дальнейшем
может быть проверено в администрации кантона.
На этом же сайте можно свериться со сводной таблицей рекомендаций к голосованию от разных зарегистрированных швейцарских политических партий. Данная система не может препятствовать продаже голоса – возможно, поэтому карточка является
одноразовой и перед каждым голосованием за ней надо ходить на
почту. Правда, сделать это можно в любое время.
Наконец, одно из главных достоинств голосования по Интернету – отсутствие необходимости приходить на избирательный участок – может само по себе обернуться крупным недостатком. Голосование подразумевает некоторую гражданскую ответственность.
О том, что бывает, когда барьер участия в голосовании слишком
низок, можно было судить по интернет-конференции с Владимиром Путиным, организованной поисковым интернет-порталом
«Яндекс», вопросы на которую отбирались общим голосованием.
Тогда представители президентской администрации с удивлением
обнаружили, что больше всего российская интернет-аудитория,
как это ни удивительно, интересуется точными датами пробуждения демона Ктулху и начала патрулирования российских границ
гигантскими человекоподобными боевыми роботами. Люди голосовали за эти вопросы к президенту так же, как за удачные шутки
на развлекательных сайтах. Возможно, если бы им пришлось подняться с дивана и дойти до избирательного участка, они за это время подумали бы о более важных жизненных вопросах.
Применение электронных машин для голосования при проведении выборов и референдумов специалисты обсуждают не первое
десятилетие. В Бразилии, Венесуэле, США сегодня широко используют такую технику. Пионером же в этом деле стала Индия,
где машины для электронного голосования применяются с 1989
года. Однако в большинстве стран только в 1990−х годах начались
систематические исследования в этой области. Например, Канада,
Бельгия, Испания, еще некоторые страны занимаются тестовыми
95
пилотными проектами в регионах. В целом в Европе электронные
машины применяют большей частью для голосования на местном
уровне, на школьных выборах, в качестве альтернативного способа или при досрочном голосовании.
Результатом исследований и экспериментов в Бельгии, Великобритании, Дании, Германии, Ирландии, Италии так же стали
выводы о недостаточной безопасности, надежности, прозрачности
голосования с помощью электронных машин. Отмечены и другие
недостатки их применения: высокие затраты на хранение и транспортировку устройств, зависимость работы избирательных участков от электропитания, необходимость специальной подготовки членов комиссии и обучения избирателей, недоработки в программном обеспечении.
Однако имеются и неоспоримые преимущества:
• значительное ускорение подведения итогов голосования;
• облегчение труда избирательных комиссий, снижение рисков
от ошибок, связанных с усталостью;
• использование многоязычных интерфейсов;
• удобства для избирателей с ограниченными физическими возможностями (например, незрячим избирателям предоставляется
аудиоинтерфейс через наушники);
• применение достоверных технологий, надежных решений и
стандартов, возможность их распространения на другие области
общественных услуг, где используется компьютер.
В нашей стране эксперименты по внедрению электронного голосования в целом проходят удачно. От избирателей, членов избирательных комиссий, отечественных и зарубежных наблюдателей,
политических партий были получены рекомендации, суть которых сводилась к следующему:
• избиратель должен иметь возможность выбора между двумя
способами голосования: с использованием бумажного бюллетеня
или при помощи электронного устройства;
• избиратель должен иметь возможность убедиться, что его голос правильно учтен средствами электронного голосования;
• избиратель должен иметь возможность убедиться, что тайна
его волеизъявления при электронном голосовании обеспечивается;
• должна быть обеспечена возможность проверки результатов
подсчета голосов при электронном голосовании.
96
Радует, что уже сейчас примерно 30% от общего числа избирателей на экспериментальных участках предпочитают электронный способ голосования, причем это люди различных возрастных
категорий.
Поэтому сегодня не подвергается сомнению необходимость продолжения работы над системами электронного голосования. По
мнению специалистов по избирательным технологиям, вопрос не в
том, нужно ли электронное голосование, а в том, как подготовить
и оптимально внедрить его в практику.
Современная политическая ситуация не отличается особой
стабильностью. Это повод каждому молодому человеку, студенту
в особенности, решительно подумать о своей активной политической позиции. Именно она будет способствовать формированию и
развитию достойных личностных качеств, позволит держать руку на пульсе общественной жизни и поможет при необходимости
должным образом отстоять собственные интересы.
Чтобы претендовать на достойное место и сейчас, и в будущем,
каждому молодому человеку необходимо овладеть умением аналитически оценивать любую ситуацию, которая в конечном счете
окажется все-таки политической. Культивирование в себе политической активности, как средства достижения цели – это задача непростая и в то же время крайне необходимая, особенно для человека, начинающего свой жизненный путь.
Малахов И.Н.
член Молодежного Совета при СПбИК
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ КАК МОТИВАЦИЯ УЧАСТИЯ
В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ГРАЖДАН
Психологический императив – Элементарная психологическая
модель, возникающая внутри сознания человека, характеризующаяся дальнейшим развитием и в конечном итоге приводящая к действию либо бездействию.
Влияние на формирование психологического императива необходимо проводить на самых ранних этапах его развития, в связи, с
чем можно спрогнозировать его результат.
Псих. императив-----Установка------Намерения------Действие (бездействие).
97
Пирамида Маслоу
Результаты психологического императива:
Действие
1) Идти за всеми
2) Проявление самостоятельности (присуще молодежи получившей возможность участвовать в выборах).
3) Уверенность в том что, вследствие отданного голоса происходит кардинальный сдвиг процесса.
4) Нравится кандидат (постоянно голосую за него).
5) Приказной порядок.
6) «Старая закалка».
7) Всеми известная ситуация в Германии в избирательной системе которой нет порога явки вообще (пришло 3 человека на выборы
– выборы состоялись) =« 82-85% явка на выборы.
Бездействие
1) 1 голос ничего не решит ( Не учитывая тот факт что таких «1
голосов»
Делается десятки тысяч ).
2) Отсутствие интереса к любой политической деятельности.
3) Уверенность в том что результат выборов известен заранее.
Психологический императив:
• Общий 20% (% – исходя из принципа Парето)
Данный вид императива создается у всех слоев населения и напрямую зависит от идейности и патриотического настроя граждан,
но в основном, наиболее присущ гражданам с достаточно высоким
социальным положением.
• Частный 80% ( % граждан )
98
Возникает у различных слоев населения :
Повозрастная стратификация(молодежь, средний возраст, пожилой),
концепция классов.
Данный вид императива зарождается от:
1. Деньги
2. Подарки
3. Грамоты (при голосовании впервые )
4. Книжка избирателя (в которой будут фиксироваться вся история гражданина в избирательных процессах, от голосования на выборах школьного самоуправления до выборов президента РФ, данные меры в свою очередь заложат императив с наиболее раннего возраста).
По классовые императивы:
Более полувека назад, Ллойд Уорнер разработал свою концепцию классов. Сегодня она пополнилась еще одним слоем и в окончательном виде представляет семипунктовую шкалу.
Верхний – высший класс включает «аристократов по крови в течение многих поколений скопивших несметные богатства. Их отличают особый образ жизни, великосветские манеры, безупречный
вкус и поведение. Это класс весьма немногочислен, и побуждающие
императивы в числе и делать выбор, в основном носят благородный
характер.
Нижний – высший класс состоит главным образом из «новых богатых», еще не успевших создать мощные родовые кланы, захватившие высшие посты в промышленности, бизнесе, политике. Типичные представители – профессиональный футболист или эстрадная
звезда, получающие десятки миллионов, но в роду, у которых нет
«аристократов по крови». Немногочислен, ходят на выборы в основном для расширения границ общественной жизни, часто ангажированы.
Верхний – средний класс состоит из мелкой буржуазии и высокооплачиваемых профессионалов, как-то крупные адвокаты, известные врачи, актеры или телекомментаторы. Образ жизни приближается к великосветскому, но позволить себе фешенебельную
виллу на самых дорогих курортах мира или редкую коллекцию художественных раритетов они еще не могут. Голосует данный класс
в основном дома в кругу равных себе, и характеризуется минимальной явкой на избирательные участки. Установки у представителей
данного класса в основном ограничиваются работой.
99
Средний – средний класс представляет самую массовую прослойку развитого индустриального общества. Он включает всех хорошо
оплачиваемых служащих, среднеоплачиваемых профессионалов,
одним словом, людей интеллектуальных профессий, в том числе
преподавателей, учителей, врачей и менеджеров среднего звена. Это
костяк информационного общества и сферы обслуживания. На выборы, представители данного класса, ходят неохотно т.к. заняты в
основном продвижением по карьерной лестнице.
Нижний – средний класс составляли низшие служащие и квалифицированные рабочие, которые по характеру и содержанию своего труда тяготеют скорее не к физическому, а к умственному труду.
Отличительная черта – приличествующий образ жизни. Голосуют
охотно и во многом заполняют избирательные участки, их отличает
недовольство условиями труда и вера в лучшее будущее.
Верхний – низший класс, включает средне – и малоквалифицированных рабочих, занятых в массовом производстве, на местных
фабриках, живущих в относительном достатке, но манерой поведения существенно отличающихся от высшего и среднего класса. Отличительные черты: невысокое образование (обычно полное и неполное среднее, средне специальное), пассивный досуг (просмотр телевизора, игра в карты или домино), примитивные развлечении, часто чрезмерное употребление спиртного и нелитературной лексики.
Голосуют особенно охотно т.к. хронически недовольны условиями
труда на производстве, данный класс особо внушаем и вследствие
этого является «золотой жилой» для дающих огромный прейскурант обещаний.
Нижний – низший класс составляют обитатели подвалов, чердаков, трущоб и прочих мало пригодных для жизни мест. Они не
имеют никакого либо начальное образование, чаще всего перебиваются случайными заработками либо попрошайничеством, постоянно ощущают комплекс неполноценности вследствие беспросветной
бедности и постоянных унижений. Их принято называть «социальным дном», или андерклассом. Чаще всего их ряду рекрутируются
из хронических алкоголиков, бывших заключенных, бомжей и т.д.
Данные избиратели, обладающие удостоверением личности, попросту продают свои голоса скупщикам.
Наиболее приемлемый императивом на данный момент я считаю.
Интрига – краткосрочный психологический императив.
Когда победитель заранее известен избиратели обходят участки
стороной.
100
Ситуация во Франции 2002год когда случилось немыслимое и
ультраправый Ле Пенн потеснил умеренного Жоспен, появилась
интрига которая молниеносно создала императив у граждан и избирательные участки стали ломится от желающих проголосовать.
Выборы это спектакль который нельзя лишить интриги, иначе
на него никто не придет и следовательно чем боле аура страстей вокруг него тем больше на нем будет людей.
Еремеева А.П.
студентка юридического факультета ГУАП
КАДРОВЫЙ РЕЗЕРВ КАК ФАКТОР ОМОЛОЖЕНИЯ
ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
История XX и начала XXI века доказывает – человечество перешло в новый этап своего развития, когда главным фактором успеха становятся не ресурсы, не «средства производства», как когда-то
учил марксизм, а умелое управление ими.
Поэтому ключевым элементом развития становится приращение
человеческого капитала, масштабное использование творческого потенциала нации, который в конечном итоге выведет Россию в мировые лидеры. Так уж получилось, что столетиями в России человек,
его судьба и возможности для самореализации оставались за кадром при реализации масштабных государственных задач. Таланты пробивались через тернии непонимания, не получали должного
общественного признания, а порой и просто приносились в жертву
великим планам. Сегодня руководство страны предлагает принципиально иной подход.
«Кадры решают все». Истина эта не нова, но есть в ней одна погрешность. За сухим словом «кадры» стоят конкретные человеческие судьбы, амбиции и устремления, надежды и политические
пристрастия. Уровень интеллекта и инициативности, наконец. И
поэтому столь важно в ХХI веке эффективно работать с людьми,
создавать условия для их самореализации, мобилизовать и направлять их энергию во благо для страны.
Раскрытие творческого потенциала человека и создание комфортных условий для этого – залог успеха и развития России. Построение инновационной экономики, повышение качества жизни,
победа в глобальной конкуренции – все это невозможно без высокопрофессиональных, талантливых, ярких людей с активной жизнен101
ной позицией. Людей, предлагающих новый взгляд на проблемы,
обладающих стратегическим мышлением и способностью выйти за
рамки традиционных подходов, неся при этом энергию созидания,
а не разрушения.
Реализация масштабных планов требует качественно иного подхода к кадровой политике. Это означает отказ от «сватовства и кумовства, личной преданности и угодничества», а также повышенное
внимание, выявление и признание тех, кто не только профессионален в своей сфере, но и обладает активной гражданской позицией.
Поиск, отбор, изучение, оценка, подготовка и выдвижение специалистов из состава кадрового резерва – одно из основных звеньев
в формировании состава управленческих кадров. От правильной
постановки работы с кадровым резервом зависит в значительной
степени, какие кадры станут у руля государственного управления
не только завтра, но и в отдаленной перспективе.
Эффективное использование института резерва кадров позволит
реализовать важнейший принцип работы с кадрами – принцип сочетания в руководстве опытных и молодых работников.
Что же означает понятие, категория «кадровый резерв». Слово
«резерв» (от лат. reseryo – сберегаю) означает: 1) запас чего-либо на
случай надобности; 2) источник, откуда черпаются новые средства,
силы.
По отношению к аппарату государственной власти под кадровым
резервом понимается специально сформированная на основе индивидуального отбора и комплексной оценки группа перспективных
работников, обладающих необходимыми для выдвижения профессиональными, деловыми, личностными и морально-этическими качествами, положительно проявивших себя на занимаемых должностях, прошедших необходимую подготовку и предназначенных для
замещения определенных должностей .
В условиях нынешней кризисной кадровой ситуации, причем даже в бизнесе, не говоря уже о дефиците на государственных должностях работников, в том числе руководящих кадров, обладающих
необходимыми профессиональными, деловыми и нравственными
качествами, – работа с кадровым резервом, предназначенным для
выдвижения в федеральные и региональные структуры государственной службы, приобретает особую актуальность. Формирование и оптимальное использование кадрового резерва рассматриваются как одно из приоритетных направлений государственной кадровой политики, как один из механизмов ее реализации.
102
Кадровый резерв рассматривается как один из источников формирования нового поколения управленческих кадров, в том числе
«первых» руководителей органов государственной власти, в условиях, когда кардинальным образом изменились требования к уровню
и содержанию их профессионализма, компетентности, к личностным качествам, практическим навыкам и умениям.
Без подготовки высокопрофессионального, морально нравственного и надежного резерва кадров этой проблемы не решить
Наличие подготовленного кадрового резерва является непременным условием практического осуществления курса на развитие социально ориентированной рыночной экономики, демократизацию
управления, внедрение инноваций в государственную службу, рациональное использование ее кадрового потенциала.
В настоящее время сложилась благоприятная ситуация для активного использования института резерва кадров как одной из первоочередных и эффективных мер повышения качества персонала
государственной службы.
Прежде всего, сняты ранее действовавшие ограничения по социальному положению, партийной, национальной принадлежности,
полу и т. д. Основополагающим при формировании кадрового резерва является конституционный принцип равного права доступа
граждан к управлению страной без какой-либо дискриминации по
признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, имущественного и должностного положения, места жительства, убеждений, принадлежности к общественным объединениям. Таким образом, существенно расширяется
социальная база, внутренние и внешние источники формирования
кадрового резерва. Поиск подходящих для выдвижения на государственные должности кандидатур возможен во всех социальных слоях общества без каких-либо ограничений как в государственных,
так и в негосударственных, предпринимательских структурах. Потенциальным кандидатом для включения в состав кадрового резерва может быть любой гражданин России, имеющий соответствующее образование, практический опыт, профессиональные, деловые,
личностные и морально-этические качества, необходимые для исполнения ответственной государственной должности.
При формировании кадрового резерва важнейшая задача состоит в том, чтобы обеспечить надежное выявление наиболее перспективных специалистов, обладающих качествами, которые более всего необходимы для профессиональной руководящей деятельности.
103
Для успешного решения этой задачи необходимо прежде всего использовать научно обоснованные и приемлемые на практике критерии и методы оценки кадров.
И в первую очередь стоит обратить внимание на образование.
Для того чтобы создать действительно качественный кадровый резерв, нужно обеспечить молодежи «глобальное» обучение, при чем
не только в России, но и за границей для получения опыта и прохождения практики, привлечения новых идей и различных взглядов. Но тут встает главный вопрос, а кто будет заниматься этим обеспечением? Навряд ли государство станет выделять огромное количество денежных средств на развитие данной системы, а если даже
и станет, то возникает риск, что те, которые будут обучаться за рубежом не вернуться обратно. Ведь ни для кого не секрет, что последнее
время уровень образования в сегодняшней России несколько ухудшился по сравнению с Советским Союзом, а те специалисты и талантливые молодые люди с большим потенциалом, которые выпускаются из современных ВУЗов скорее пытаются уехать за границу,
в связи с тем, что там их труд более высоко оплачиваем, нежели чем
у нас. Поэтому еще одним признаком, по которому следует отбирать
кандидатов для кадрового резерва – это патриотизм.
Создание резерва кадров носит партийную окраску, поскольку
основным «заказчиком» выступает партия. Партия берет людей из
резерва, очень активно, далее в исполнительный аппарат партии,
в политические структуры и, следовательно кандидат оказывается
на выборной должности, при чем для этого совсем не обязательно
вступать в партию.
В свою очередь руководство современных российских партий
отчетливо осознает, что расширение участия молодежи в политическом, экономическом и культурном развитии страны являются
первым и необходимым шагом на пути формирования стабильного
гражданского общества в стране. Это способ формирования взаимоотношений между молодыми людьми, обществом и властью, кроме
того, это создает возможности для принятия молодыми людьми на
себя ответственности за развитие свой страны и общества в целом. С
бурным развитием политических процессов в России, с изменением
мировоззрения молодежи обусловленного появлением новых задач
и приоритетов в молодежной политике на государственном уровне появляется объективная потребность в дальнейшем развитии и
«омоложении « кадрового резерва.
104
Лобанова М.
студентка юридического факультета ГУАП
ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ МНОГОПАРТИЙНОСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Все более остро встает вопрос о дееспособности российской политической системы, сформированной в последнее десятилетие.
Сторонники называют ее «суверенной демократией», противники
– «управляемой демократией» и «авторитарным режимом». Составной частью этой системы являются политические партии, которые,
однако, не пользуются значительным авторитетом. Только этим
можно объяснить тот факт, что обвальное сокращение их количества в последние годы было воспринято обществом с полным безразличием. Если в 1999 году в России были зарегистрированы 139
партий, то в 2004-м их осталось 48, в 2005-м – 36, в 2008-м, когда
российская экономика вступила в кризис, – 14. Число партий за десятилетие уменьшилось в десять раз, но никаких серьезных протестов по этому поводу со стороны россиян не последовало. Подобное
поведение можно было бы объяснить общей пассивностью граждан,
но такая точка зрения представляется поверхностной, ибо, когда
россиян что-то по-настоящему «задевает», они реагируют эмоционально и решительно.
Однако на этом преобразования не завершились. С конца 2008-го
и на протяжении всего 2009-го, три партии – «Гражданская сила»,
Демократическая партия России и Союз правых сил (СПС) – объединились в новую правоцентристскую партию «Правое дело»; партия социальной справедливости и Российская экологическая партия «Зеленые» присоединяются к «Справедливой России»; Аграрная партия России – к «Единой России»; Российская партия мира и
единства – к партии «Патриоты России». Партия «Народный союз»
трансформировалась в движение. После всех этих слияний и преобразований количество партий сократится до семи.
Таким образом, к 2010 году российская партийная система официально «минимизирована» практически до предела. В ней представлены четыре парламентские партии, прошедшие в Государственную Думу на выборах 2007 года: «партия власти» «Единая
Россия», левоцентристская «Справедливая Россия», популистская
Либерально-демократическая партия (ЛДПР) и левая Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ). Из них только
105
КПРФ можно отнести к оппозиции: ЛДПР и «Справедливая Россия» вполне лояльны по отношению к Кремлю.
«Единая Россия» доминирует в партийной системе – она является партией чиновников, в состав которой входят не только свыше двух третей депутатов Государственной Думы, но и большинство губернаторов, а также многие администраторы более низкого
звена. «Справедливая Россия» после своего создания в 2006 году,
хотя и дозировано, но все же критиковала «Единую Россию», пытаясь предстать более эффективной опорой Путина, чем «единороссы». Однако после того, как Путин в ходе избирательной кампании
возглавил список «Единой России», она практически превратилась
в спарринг-партнера «партии власти», претендовавшего лишь на
преодоление 7% барьера (что, в конце концов, и произошло). ЛДПР
была основана еще в 1990 году и в полной мере использовала протестные настроения, вызванные экономическим спадом и моральным кризисом первой половины 1990-х годов. Это ярко выраженная
«лидерская партия», перспективы которой связаны с личной судьбой ее вождя Владимира Жириновского, поддерживаемого двумя
группами избирателей: желающими продемонстрировать свое неприятие элиты, и молодежью, голосующей за лидера ЛДПР как за
самого эпатажного, яркого политика. Причем, несмотря на резкую
критику элиты, Жириновский после 1993 года успешно сотрудничает с Кремлем, проявляя почти безграничную способность договариваться.
КПРФ, с момента своего основания в 1993 году бессменно возглавляемая Геннадием Зюгановым, несмотря на этот факт, не может считаться «лидерской партией». Это идейная преемница КПСС,
которую в основном поддерживают ностальгирующие по СССР пожилые избиратели. В связи с этим любые попытки по реформированию («социал-демократизации») КПРФ и даже смена ее названия
выглядят практически невозможными – их не поддержат ни партийный актив, ни электорат. Более того, в последнее время в партии усиливаются откровенно сталинистские тенденции, что устраивает ее актив и в то же время выгодно власти, так как локализует
влияние КПРФ, делает партию еще более архаичной, затрудняя ее
возможную апелляцию к городским средним слоям и молодежи. Но
такая ортодоксальная партия не может рассчитывать на масштабный успех; неоднократные поражения на парламентских и президентских выборах привели к тому, что даже самые стойкие сторонники партии утрачивают надежду на ее приход к власти. Кроме
106
того, КПРФ, несмотря на искреннюю оппозиционность, действует
в рамках политической системы, поэтому она не только чувствует
границы возможной критики власти, но и отказывается от сотрудничества с радикальной внесистемной оппозицией, находящейся за
пределами официального партийного спектра.
Кроме парламентских партий, в рамках партийной системы
действуют левые либералы (Российская демократическая партия
«Яблоко») и правые либералы (партия «Правое дело»). «Яблоко»
имеет длительную историю: движение с таким названием, ставшее
предшественником партии, было основано еще в 1993 году. «Правое
дело», как отмечалось выше, основано лишь в 2008 году, однако его
предшественниками был целый ряд праволиберальных организаций: «Выбор России», «Демократический выбор России», Союз Правых Сил. На выборах 2003-го и 2007 годов либералы потерпели поражение, причем в 2007 году оно было особенно разгромным – две
партии в сумме получили менее 3% голосов при 7% избирательном
барьере. Они крайне слабо представлены в информационном пространстве, а официальные СМИ и значительная часть общества возлагают на них ответственность за социально-экономические проблемы 1990-х годов. (Несмотря на то, что «Яблоко» неизменно находилось в оппозиции, оно также воспринимается как часть либерального политического сообщества и, следовательно, несет свою
долю ответственности за чужие решения.) Фактически речь идет о
путях сохранения этих организаций в качестве партий, что в создавшейся ситуации было возможно только при условии отказа от
радикальной оппозиционности. Процесс объединения трех партий
в «Правое дело» патронировался Кремлем, причем две партии из
трех, участвовавших в нем, состояли из клиентов нынешней власти, которые действовали против СПС во время выборов 2007 года.
Доминирование «Единой России» в партийной системе не вызывает сомнений, причем оно даже усилилось после реформы избирательного законодательства 2004 года – отмены смешанной системы
на выборах в Государственную Думу и перехода к пропорциональному избранию. Первоначально казалось, что эта реформа невыгодна «Единой России»: ведь на выборах 2003 года партия получила
37,57% голосов избирателей, и лишь из-за вступления в состав ее
фракции абсолютного большинства депутатов, избранных по одномандатным округам, она смогла получить более двух третей мест
в парламенте (конституционное большинство). Однако целый ряд
факторов способствовал тому, что партия на выборах 2007 года за107
ручилась поддержкой 64,3% избирателей, что, с учетом эффекта
мультипликатора (часть партий не преодолела избирательный барьер, и их голоса были перераспределены между прошедшими в Думу), позволило «Единой России» сохранить конституционное большинство и даже увеличить численность своей фракции.
Во-первых, это фактор Путина: впервые в российской истории
президент, причем чрезвычайно популярный, возглавил избирательный список партии, что резко повысило ее рейтинг и полностью консолидировало вокруг нее всю систему исполнительной власти. Разделения административного ресурса, на которое надеялась
«Справедливая Россия», не произошло.
Во-вторых, это запрет на участие в выборах избирательных блоков: инновационных политических проектов, формировавшихся
накануне выборов и часто выдвигавших яркие лозунги и популярных лидеров. Такими блоками были праволиберальный СПС в 1999
году и левонационалистическая «Родина» в 2003 году – лишь позднее они трансформировались в партии. Блоки могли преподнести
электоральные сюрпризы и оттянуть на себя часть голосов.
В-третьих, это резкое сокращение участников избирательного процесса, которое способствовало уменьшению количества конкурентов «Единой России» в центристской части политического
спектра. При этом речь идет как о ликвидации многочисленных
партий, так и об отказе регистрировать новые партийные проекты. Такой отказ получили, в частности, оппозиционные партии:
либеральный Российский народно-демократический союз бывшего
премьер-министра Михаила Касьянова и националистическая «Великая Россия» одного из бывших лидеров «Родины», депутата Государственной Думы четвертого созыва Андрея Савельева. Если в
1995 году в выборах приняли участие 43 избирательных списка, то
в 1999-м – 28, в 2003-м – 23, а в 2007-м – всего 11.
Ключевую роль в сокращении количества партий сыграли внесенные в законодательство поправки, устанавливающие минимальную численность их членов. Вначале, в 2001 году, она была определена в 10 тысяч человек, а в 2004-м резко повышена до 50 тысяч.
Если к десятитысячному уровню значительная часть партий смогла
адаптироваться, то после пятикратного увеличения «порога» их количество стало быстро сокращаться. Этому способствовало и резкое
ужесточение правоприменительной практики – контроля над численностью партий со стороны регистрационных органов, представления которых о ликвидации партий неизменно удовлетворялись
108
судами. При этом такое сокращение не вызвало особых протестов
ни со стороны населения, ни со стороны абсолютного большинства
партий. Известно лишь два случая серьезных попыток ликвидируемых партий отстоять свое право на существование. Первую такую
попытку предприняла леворадикальная Российская коммунистическая рабочая партия – Российская партия коммунистов (РКРПРПК), безуспешно оспаривавшая норму о пятидесятитысячном пороге в Конституционном суде. Вторую попытку инициировала либеральная Республиканская партия России (РПР), обратившаяся в
Европейский суд по правам человека. В обоих случаях речь шла о
серьезных оппозиционных партиях, имеющих реальных сторонников, собственную идеологию и опыт участия в избирательных кампаниях.
У большинства же партий, подвергнутых «селекции», не было
стимулов для борьбы за существование. Многие из них действовали лишь номинально; в российских СМИ такие партии называли
«диванными»: имеется в виду не слишком обоснованное мнение о
том, что их активисты могли бы уместиться на одном диване. Региональные организации часто «формировались» из людей, которые не
имели представления о том, что являются членами партии, – для
регистрации использовались лишь их документы. Некоторые партии, созданные в 1990-е годы, перестали быть нужными даже для
их лидеров, но продолжали существовать на бумаге. Отметим, что
и реально действовавшие партии были недостаточно авторитетны
среди россиян. Часто их деятельность оживлялась лишь накануне избирательных кампаний. Партии недостаточно укоренились в
российском обществе, они воспринимались избирателями как преимущественно бесполезные структуры, не связанные с их непосредственными интересами.
Добавим к этому и слабую традицию многопартийности, подкошенную многими десятилетиями существования в СССР единственной партии. Последняя легальная оппозиция коммунистам –
социал-демократы (меньшевики) – вынуждена была перейти на нелегальное положение в 1922 году, а возможность для создания новых легальных партий появилась лишь в 1990 году, после отмены
статьи 6 Конституции СССР, согласно которой КПСС являлась руководящей и направляющей силой советского общества.
Кроме того, российское общество в своем большинстве настроено
вполне утилитарно, в нем отсутствует традиция восприятия права
на самовыражение, в том числе политическое, как неотъемлемого.
109
Любые права воспринимаются в российском обществе с точки зрения общественной пользы; такое отношение уходит корнями еще в
досоветские времена с присущим им общинным укладом крестьянской жизни, в который не вписывался бесполезный для общества
«бездельник». Избыток партий воспринимается как повышение
«нагрузки» на общество, которое должно оплачивать – хотя бы и
опосредованно – работу партийных функционеров.
Со всеми этими факторами связаны и общественные настроения,
которые неблагоприятны для малых партий, даже реально действующих и имеющих тысячи активных сторонников. По данным опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного
мнения (ВЦИОМ) в 2005 году, однопартийную систему выбирают
25% россиян. Еще 29% поддерживают «малопартийную» систему,
состоящую из двух или трех крупных партий, сменяющихся у власти; 17% высказываются за систему из нескольких малочисленных
«кадровых» партий, включающих только политически убежденных людей. Пятая часть респондентов (20%) устойчиво полагает,
что стране вообще «нужны не партии, а настоящие лидеры, вожди».
49% опрошенных считают, что «следует оставить только крупные партии, имеющие отделения по всей стране и численность членов не менее 50 тысяч человек каждая». 37%, напротив, уверены,
что «следует обеспечить возможность участвовать в политической
жизни всем партиям, включая небольшие, для наилучшего отражения интересов всех групп граждан». Сторонников первой точки
зрения больше во всех возрастных группах, за исключением молодежи 18-24 лет, где небольшой перевес (45% против 40%) получил
второй тезис.
Опрос ВЦИОМ в 2006 году показал, что, по мнению 32% россиян,
многопартийность в России успешно развивается, а 26% убеждены,
что настоящей многопартийности как не было, так и нет]. Новый
опрос, проведенный ВЦИОМ в сентябре 2008 года, дал следующие
результаты: более половины россиян (57%) считают, что в России
есть только одна сильная партия – «Единая Россия», а остальные
заметной роли не играют. (Два года назад такое мнение выражали
42% наших сограждан.) По мнению 15%, в нашей стране сформировалась реальная многопартийность. Каждый десятый (10%) выражает противоположное мнение. Еще 17% затруднились с ответом.
Каждый третий (30%) считает, что многопартийность и сильные политические партии вообще не нужны России. 38%, напротив, по110
лагают, что без многопартийной системы невозможно построить современное общество. 32% затруднились с ответом. По сравнению с
2006 годом на 10% – с 48% до 38% – снизилась доля тех, кто считает политические партии необходимым элементом российского общества.
Таким образом, как представляется, государственная политика
и общественные настроения в современной России создают не слишком много возможностей для свободного развития партийной системы – эта сфера будет и далее подвергаться жесткому регулированию. Вопрос только в степени жесткости.
В соответствии с внесенными в закон «О политических партиях»
поправками с 1 января 2010 года минимальную численность членов
партии будет снижена с 50 тысяч до 45 тысяч, в том числе с 500 до
450 членов – минимальная численность региональных отделений,
которые должны быть более чем в половине субъектов РФ. Принятые поправки были внесены в Госдуму в рамках реализации положений послания Федеральному собранию, прочитанного президентом Дмитрием Медведевым 5 ноября 2008 года. Документ принят
Госдумой 15 апреля и одобрен Советом федерации 22 апреля 2009
года.
Становление многопартийности в стране идет трудно и противоречиво. Она пока далека еще от тех цивилизованных рамок, о которых мечтают знатоки и ревнители западной демократии. Чаще всего бывает так, что партии возникают, регистрируются, порой даже
исчезают, но никто не знает, кто за ними стоит, кто их поддерживает. И в этом – главная беда многих группировок, претендующих на
право называться партиями.
Но ясно одно – возрождение России требует не просто взаимодействия партий, но и взаимодействия просто политических сил. Они
должны сотрудничать друг с другом на разумных условиях.
111
Попова Е.
студентка юридического факультета ГУАП
УЧАСТИЕ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ
ПРОЦЕССЕ: ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЫБОР
И ПРАВОВОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ
Пусть всеобщее голосование имеет свои темные стороны, но все-таки
это единственный способ разумного правления, ибо представляет собой
мощь, превосходящую грубую силу. – В. Гюго
Снижение политической активности молодежи в последнее десятилетие свидетельствует об ослаблении ее влияния в политической сфере
по сравнению с другими возрастными группами, хотя избирательное
право в России имеют около 25 млн. молодых людей в возрасте от 18 до
29 лет, а это составляет 23% от числа всех избирателей РФ. Представители молодого поколения демонстрируют более низкие показатели политической активности во всех формах: электоральном участии, организационной и протестной деятельности. Молодежь сегодня в большинстве своем является наблюдателем политических процессов в обществе.
Причиной этого является недостаточно эффективная государственная
молодежная политика. Необходима выработка механизмов воздействия
на молодежь для ее активного участия в политической жизни страны.
Формированию мнения о политике как сфере, далекой от интересов
молодежи, способствуют представления о низких профессиональных
и моральных качествах тех, кто сегодня находится во властных структурах, и разочарование молодых избирателей ходом и результатом политических процессов, происходящих в РФ за последнее десятилетие.
Более 40% молодых россиян объясняют свою пассивность тем, что им
«сейчас не до гражданской активности, так как важней всего выжить,
завершить учебу, найти работу».
Анализируя данные по участию молодежи в избирательных кампаниях в 1991 – 2001 гг., можно сделать вывод о том, что молодежь в большей степени, чем представители других возрастов, оказывала поддержку политическим партиям, лидерам, движениям, ориентировавшимся
на ценности рыночной экономики и расширение политических свобод.
В то же время к середине 90-х годов выявилось недоверие молодежи ко
всем традиционным формам политического процесса и стремление оказывать поддержку политическим лидерам, никак не связанным с политической властью. Можно проследить новую тенденцию по результатам опроса относительно голосования молодежи – молодые избиратели
112
в большей степени, чем представители старших возрастов, склонны доверять «новым» лидерам. Молодежь дистанцируется от традиционных
политических лидеров. Это свидетельствует о разочаровании ходом и
результатами политических процессов, проходивших в России в 90-е
годы XX в. Треть молодежи политикой вообще не интересуется, и более
половины за политической информацией не следят, хотя иногда обсуждают политические события. В оценке молодежью политической ситуации в стране еще недавно преобладали пессимистические настроения.
Сегодня они сменяются более нейтральными и позитивными. По мнению россиян, молодежные организации являются всего лишь инструментом, позволяющим влиять на молодежь, которая рассматривается
как объект воздействия государства и (в меньшей степени) различных
политических сил. Результаты социологических исследований дают
основание утверждать, что все действующие в России партии включают
в свой состав не более 1% от численности молодежи. Политические партии сегодня не уделяют большого внимания политико-воспитательной
работе среди населения. Они не имеют достаточного опыта в работе среди населения. Только в период избирательных кампаний их деятельность активизируется с целью привлечь на свою сторону как можно
больше сторонников и одержать победу на выборах. Членство молодежи в политических партиях (в % к общему числу) определяется низким уровнем доверия к политическим партиям в молодежной среде. По
данным общероссийских исследований, в 2005 г. состояли в профсоюзе
14,7% молодых людей, в клубах по интересам участвовали 4,5% опрошенных, в молодежных организациях – 4,4%, в молодежных объединениях – 3,9%, органах местного управления – 1,9%, экологических организациях – 0,7%. Более половины опрошенной молодежи – 51,4% не
участвовали ни в каких организациях.
В современной России преобладающая часть молодежи является политически пассивной группой. Большинство молодых людей не состоят в политических объединениях, политических партиях и профсоюзах (в последних – формальное членство). Политические партии не имеют четко сформулированной молодежной политики. В последние годы
в большинстве исследований отмечается снижение уровня социальнополитической активности и участия российской молодежи, концентрация на личных проблемах, отказ от активной роли в делах общества, невысокий уровень доверия молодых людей практически ко всем институтам политико-правовой системы российского общества.
Выборы рассматриваются молодыми людьми преимущественно под
углом зрения их жизненного положения. Большая часть молодежи го113
това принять идею активного участия в выборах при условии улучшения своей жизненной ситуации, поэтому реализация такой возможности связана с осуществлением конкретных социальных проектов, которые ориентированы на молодежь, т.е. необходимо создание условий по
активизации молодежного электората.
Политическому участию противостоит такой тип политического поведения, как абсентеизм. Абсентеизм является формой электорального
поведения значительного числа граждан современных стран. В зависимости от ранга выборов на избирательные участки не приходят, по оценкам исследователей, от 35 до 80% внесенных в списки избирателей.
Политические установки молодых россиян несут в себе отпечаток
противоречий политической жизни страны и отражают борьбу различных политических сил. Так, согласно данным Российского независимого института социальных и национальных проблем, в 1999 г. сторонниками «самостоятельного русского пути развития» себя назвали 15,2%
молодых россиян, «центристами» – 18,1%, приверженцами радикальных рыночных реформ – 7,6%, социал-демократии 6,29%, коммунистической идеологии – 5%. А 45,2% российской молодежи чужда какаялибо идеология.
Политические ориентации молодежи тесно связаны с ее социальноэкономическим положением. Относительно благополучная молодежь
тяготеет к рыночным и либеральным ценностям, менее благополучная
– к национально-патриотическим, неблагополучная – к социалистическим. По сравнению с более старшими возрастными группами менее
выражены предпочтения молодежи в отношении современных идейнополитических течений. По своим социально-политическим ориентациям современная молодежь в значительной части поддерживает демократию и рынок.
Российские юристы-исследователи выделяют следующие пути, какими рядовой российский гражданин может повлиять на развитие событий в стране:
- участие в выборах в органы государственной власти различного
уровня;
- участие в местном самоуправлении;
- добросовестное исполнение своих гражданских и профессиональных обязанностей;
- исполнение законов;
- участие в различных политических организациях (партиях, движениях);
- участие в деятельности профсоюзов;
114
- участие в акциях протеста (митинги, демонстрации, забастовки, голодовки);
- обращения в СМИ (на телевидение, в печать).
Из этого можно сделать вывод, что молодежь признает электоральное участие в качестве основного канала влияния на власть. При этом
демонстрирует низкую вовлеченность в другие формы политического
участия, которые требуют большей активности. Низкое доверие к политическим партиям, их слабость и отсутствие эффективных механизмов
взаимодействия с органами государственной власти являются одной
из причин, по которым молодые люди не стремятся в них вступать. По
официальным данным, участие в политических организациях признают менее 7% молодых россиян.
Общий уровень интереса к выборам дифференцирован – молодое поколение по сравнению со старшими возрастными группами (50 – 60 лет)
в три раза реже следит за информацией о политической жизни. Среди
молодежи весьма высокий процент тех, кто политикой не интересуется
вообще. Отстраненность от избирательного процесса приводит к тому,
что ее интересы в законодательных органах представляют другие возрастные группы. Завоевание такой значительной социальной силы на
свою сторону приобретает для политических сил актуальность в борьбе
за власть. Молодежь современной России негативно настроена ко всем
властным структурам, отрицательно воспринимает развитие политической ситуации в стране, не видит для себя возможностей влиять на политический процесс, поэтому пассивна и аполитична.
С нашей точки зрения, назрела крайняя необходимость критической
переоценки нынешней молодежной политики в стране, и прежде всего с
целью вовлечения (интеграции) подрастающего поколения в социальнополитические процессы формирования в России гражданского общества с социально-правовой государственностью. Для этого недостаточно
ограничиваться констатацией очевидного факта отстраненности молодежи от участия в избирательном процессе. Важно всесторонне и объективно изучить реальное положение молодежи в обществе, ее социальный статус и жизненные устремления. Молодое, инновационное по
своей природе, поколение во многом определяет будущее любой страны.
Формирование политической культуры российской молодежи является
неотъемлемой частью становления гражданского общества и правового
государства в современных условиях.
115
Содержание
Шубина Н.В., Сербин М.В. Роль политических партий
в избирательном процессе
Российской Федерации...........................................
3
Мамукаев А.Г. ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО МОЛОДЕЖИ И
ТОЛКОВАНИЕ ПРАВОВЫХ АКТОВ......................................
7
Тяпкина И. В. ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПАССИВНОСТЬ
МОЛОДЕЖИ:ПРИЧИНЫ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ...........
9
Георга-Копулос А. А. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЙ
СТАТУС И РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
НА МЕСТНОМ УРОВНЕ.......................................................
16
Глущенко П.П. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН
НА УЧАСТИЕ В УПРАВЛЕНИИ ДЕЛАМИ ГОСУДАРСТВА
И МЕХАНИЗМ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ.....................
22
Демидов А.А. ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ
ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ СРЕДСТВ
МЕДИАОБРАЗОВАНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ РЕКЛАМЫ
В ПОВЫШЕНИИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
МОЛОДЕЖИ.......................................................................
24
Смольяков А.А. ПРАВОВОЕ ОБУЧЕНИЕ УЧАСТНИКОВ
ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА, КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ
ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ........................................
28
Рубан В.В. ВОПРОСЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА КОРЕННЫХ
МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ) ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ........
32
Сербин М.В. ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ
ПРАВ ГРАЖДАН В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(НА ПРИМЕРЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА)..................................
36
Иванов Д.В. ЛИШЕНЕЦ КАК ОБЪЕКТ СОВЕТСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ В 1920–1940-е ГОДЫ.........
41
Боер В.В. ЮРИДИЧЕСКИЙ СТАТУС ДЕПУТАТА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО) ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ.....................................................................
51
Ахмедова Л.А. ПОВЫШЕНИЕ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ
АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ
МНОГОПАРТИЙНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ..........
116
59
Антонов Я. В. МНОГОПАРТИЙНАЯ (МНОГОПОЛЯРНАЯ)
ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА, КАК ФАКТОР УВЕЛИЧЕНИЯ
ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ.....................
63
Онопко Е.С. МОЛОДЕЖНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
В РОССИИ И ФРАНЦИИ, ИХ ЛИДЕРЫ И ОСНОВНЫЕ
НАПРАВЛЕНИЯ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ..................................
67
Будян А.К. РАЗВИТИЕ МОЛОДЕЖНОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.............................................
71
Семенов И. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ, ПРЕПЯТСТВУЮЩИЕ
ПОВЫШЕНИЮ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
МОЛОДЕЖИ.......................................................................
77
Кузнецова М.В. СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
РАЗВИТИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ...
80
Четайкина С. УЧАСТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
В НАДЕЛЕНИИ ГРАЖДАНИНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОЛНОМОЧИЯМИ ВЫСШЕГО ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА
СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ..............................
83
Петренко М.А. ЭЛЕКТРОННОЕ ГОЛОСОВАНИЕ КАК СПОСОБ
ПОВЫШЕНИЯ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ
МОЛОДЕЖИ.......................................................................
87
Малахов И.Н. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ИМПЕРАТИВ КАК
МОТИВАЦИЯ УЧАСТИЯ В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ
ГРАЖДАН. ........................................................................
97
Еремеева А.П. КАДРОВЫЙ РЕЗЕРВ КАК ФАКТОР
ОМОЛОЖЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ.....................................................................
101
Лобанова М. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ МНОГОПАРТИЙНОСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.............................................
105
Попова Е. УЧАСТИЕ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ
В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ: ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ,
ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЫБОР И ПРАВОВОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ...... 112
117
Научное издание
РОЛЬ И ЗАДАЧИ
ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ
В ПОВЫШЕНИИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ
АКТИВНОСТИ МОЛОДЕЖИ
Материалы межвузовской
научно-практической конференции
19 ноября 2010 года
Ответственные за выпуск Н.В. Шубина, М.В. Сербин
Материалы публикуются в авторской редакции
Верстальщик А. Н. Колешко
Сдано в набор . Подписано к печати . Формат 60×84 1/16.
Бумага офсетная. Усл. печ. л. 6,85. Тираж 2000 экз. (1-й завод – 200 экз.).
Заказ № 610.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
916 Кб
Теги
0a637301b3, serbia
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа