close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Tyapkina Konst pravo na sred vyssh prof obraz v Rossii

код для вставкиСкачать
Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
И. В. Тяпкина
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
НА СРЕДНЕЕ И ВЫСШЕЕ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ:
ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ
И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
Санкт-Петербург
2008
УДК 342
ББК 67.400
Т99
Рецензенты:
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист Российской Федерации В. М. Боер;
доктор юридических наук, профессор,
заслуженный юрист Российской Федерации Н. Г. Янгол
Утверждено редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания
Тяпкина И. В.
Т99 Конституционное право человека на среднее и высшее профессиональное образование в России: история возникновения
и правовое регулирование / И. В. Тяпкина. – СПб.: ГУАП,
2008. – 88 с.
ISBN� 978-5-8088-0306-0
�����������������
В работе рассматриваются вопросы зарождения и развития кон­
ституционного права человека на среднее и высшее профессиональное образование в России. В частности, исследуется понятие и содержание конституционного права на образование в средних и высших
профессиональных учебных заведениях и его место в системе основных прав и свобод человека. Особое место уделено законодательному
регулированию права на профессиональное образование на современном этапе.
Работа носит историко-теоретический характер, предваряя рассмотрение других проблем данного направления, связанных с реализацией права на профессиональное образование в средних и высших
профессиональных учебных заведениях в России.
Работа предназначена для студентов, слушателей и преподавателей юридических дисциплин, а также для практических работников, в том числе специалистов в области среднего и высшего профессионального образования.
ISBN 978-5-8088-0306-0
УДК 342
ББК 67.400
© ГУАП, 2008
© И. В. Тяпкина, 2008
Содержание
Введение........................................................................... 4
Глава 1. Эволюция правовой возможности человека обучаться
в образовательных учреждениях.............................. 7
Глава 2. Понятие и содержание конституционного права на
образование в средних и высших профессиональных
учебных заведениях и его место в системе основных
прав и свобод человека............................................ 35
Глава 3. Законодательное регулирование права на среднее
и высшее профессиональное образование на современном этапе......................................................... 54
Заключение...................................................................... 74
Библиографический список................................................. 75
ВВЕДЕНИЕ
Конституционное право на среднее и высшее профессиональное
образование является одним из основных прав человека и гражданина, закрепленных в Конституции Российской Федерации. В соответствии с частью 1 статьи 1 Закона Российской Федерации «Об образовании» Российская Федерация провозглашает сферу образования приоритетной. Право на образование в федеральном законодательстве основывается на таких принципах, как гуманистический
характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей,
жизни и здоровья человека, свободного развития личности; воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека; любви к окружающей природе, Родине, семье;
единство федерального культурного и образовательного пространства; общедоступность образования и др.
Право на среднее и высшее профессиональное образование – одно
из наиболее существенных конституционных прав человека, создающее предпосылки для развития личности и общества в целом. Согласно статье 43 Конституции Российской Федерации гарантируется общедоступность и бесплатность среднего профессионального
образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно
получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении.
Коренные изменения, происходящие на современном этапе в российском обществе, выдвигают на первый план проблему приоритета общечеловеческих ценностей – признание неотъемлемых прав
и свобод человека, а также ответственность государства не только
за их формальное закрепление в российском законодательстве, но
и за создание условий их реальной реализации, охраны и защиты.
Всестороннее развитие человека становится не только высшей целью, но и основным источником формирования нового порядка
в российском обществе. В связи с этим, всестороннее изучение проблемы прав человека, в том числе и права на среднее и высшее профессиональное образование, является важной задачей как в теоретическом, так и в практическом плане.
Закон Российской Федерации «Об образовании» (в ред. от 10 июля 1992 г.
№ 3266, с изм. и доп.) // Российская газета. 2007. 25 июля.
Конституция Российской Федерации. 12 декабря 1993 года // Российская газета. 2006. 15 июля.
В современной научной юридической литературе достаточно высока степень изученности вопроса, касающегося правового статуса
личности, а также защиты прав и свобод человека и гражданина.
Данному вопросу посвящены теоретические исследования таких
ученых, как С. С. Алексеев, М. В. Баглай, А. А. Безуглов, Л. Л. Беломестных, Б. Н. Габричидзе, Н. В. Витрук, Л. Д. Воеводин, Р. В. Енгибарян, А. В. Зиновьев, Е. И. Козлова, А. Н. Кокотов, Е. И. Колюшин, М. И. Кукушкин, О. Е. Кутафин, В. В. Лазарев, Е. А. Лукашева, Н. И. Матузов, М. Б. Смоленский, Э. В. Тадевосян, С. М. Шахрай,
В. И. Червонюк, А. Г. Черняковский, В. Е. Чиркин, Б. С. Эбзеев и др.
В работах перечисленных авторов достаточно полно представлены
проблемы анализа и классификации прав и свобод человека и гражданина, рассмотрены вопросы структуры правового статуса личности. Следует отметить, что социально-экономическим и культурным правам уделено значительное внимание. В проводимых исследованиях на основе глубокого анализа выявлены основные черты
и свойства прав и свобод, разработана методика анализа и выработаны общие методологические подходы к исследованию прав человека. Однако многие вопросы, связанные с правами человека
и гражданина, подразумеваются авторами теоретических трудов
как очевидные и поэтому не находят детального рассмотрения. Право на среднее и высшее профессиональное образование присутствует в этом перечне прав человека, но специальных, углубленных исследований в данном направлении не проводилось. При этом важно
отметить, что до сих пор понятие и содержание права на среднее
и высшее профессиональное образование не подвергалось самостоятельному научному исследованию, поэтому этот вопрос требует дополнительного теоретического осмысления.
Проблема содержания и развития конституционного права на
среднее и высшее профессиональное образование требует дальнейшего изучения. В частности, анализ научной литературы, посвященной данному праву, свидетельствует о том, что значительная ее
часть ориентирована лишь на рассмотрение вопросов развития законодательства, регулирующего образовательные правоотношения.
В этой связи следует отметить монографические исследования таких авторов, как Ю. А. Бочарова, В. М. Сырых, Ю. П. Черепанова,
В. И. Шкатулла, которые уделяют большое внимание анализу правоприменительной практики в системе образования, проводят систематизацию нормативных актов, регулирующих образовательные правоотношения, исследуют вопросы перспективного развития
среднего и высшего профессионального образования.
Права и свободы человека и гражданина проходят последовательные стадии развития: от провозглашения права в качестве естественного к его позитивному закреплению, и далее – от формального, декларативного закрепления права в законе к реальному воплощению в жизнь, именно тогда право становится фактом социальной действительности.
Право на профессиональное образование в объективном смысле
представлено нормативно-правовыми актами, в комплексе образующими массив образовательного законодательства. Право на профессиональное образование в субъективном смысле складывается
из предусмотренных нормами объективного права поведенческих
установок, закрепляющих юридически значимые возможности человека и гражданина в практической реализации своего права на
образование в средних и высших профессиональных учебных заведениях. При этом реализация данных возможностей непосредственным образом зависит от поведенческой активности самого человека
и гражданина и оптимальных условий, созданных самим государством в этой сфере.
Конституционное право на среднее и высшее профессиональное
образование относится к социально-экономическим и культурным
правам человека и гражданина. Социальный аспект права на образование заключается в вопросе о платности или бесплатности его
получения, в предоставлении государством социальных гарантий
его получения. Экономический аспект права на образование заключается в том, что его реализация является важнейшим фактором
научно-технического и экономического роста государства, который
может быть обеспечен только высокообразованными гражданами.
Культурный аспект права на образование выражается в том, что образование является необходимой предпосылкой духовного развития каждого человека, его благополучия и культуры.
В качестве информационной базы в работе использовались: нормативные правовые акты Российской Федерации, а также нормативные правовые акты Союза ССР, сохраняющие свою юридическую силу на территории Российской Федерации, в части не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательству Российской Федерации; международно-правовые договоры
и соглашения; научные работы по конституционному праву, теории
государства и права, а также публикации в периодической печати
и информационные ресурсы Internet�
���������.
Глава 1. ЭВОЛЮЦИЯ ПРАВОВОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
ОБУЧАТЬСЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ
Само явление «образование» является одновременно и правовой,
и философской категорией, развитие которой целесообразно рассмотреть в историческом аспекте.
«... Кажется, ни по одному вопросу нашей внутренней истории
не существует такой резкой разницы во мнениях, как по вопросу
о роли школы и образования в древней Руси. Тогда как одни считают существование школ до Петра редким исключением, другие, наоборот, покрывают всю допетровскую Русь целой сетью церковноприходских училищ», – указывает профессор В. А. Рязановский
в своем «Обзоре русской культуры». Точка зрения самого Рязанов­
ского на этот важный для понимания уровня культуры средневековой Руси такова: «... всеобщей грамотности в Московской Руси далеко не было, но здесь существовала довольно широкая культурная
среда, главным образом городская и монастырская, которая питала
развитие религиозной и политической мысли, прогресс литературы
и блестящее развитие искусства».
Свое мнение о том, что в средневековой Руси вопреки мнению историков западнической ориентации существовала «широкая культурная среда» (широкая, конечно, для того времени) профессор Рязановский подкрепляет следующими вескими доказательствами:
«... Если по вычислениям профессора В. О. Ключевского за два
века татарского ига к середине XV в. было создано до 180 новых монастырей, то это составляло вместе со старыми до 200 монастырей.
Таким образом, во второй половине XV в. Московская Русь имела
в качестве пунктов просвещения до двухсот монастырей, да не менее того городов и духовенство (городское и сельское). Через два
века, к середине XVII в. указанное число монастырей и городов возросло. Часть из них имела постоянно организованные школы, некоторые – школы повышенного типа. Из этих школ вышло много церковных деятелей, писателей и художников, еще больше просто грамотных людей».
На наш взгляд, нет оснований быть настроенными оптимистически в отношении просвещения древней Руси: здесь не хватало системы в организации образования, постановка дела образования
Рязановский В. А. Обзор русской культуры: В 2 т. Нью-Йорк, 1947–1948. Т. 1.
С. 308.
Рязановский В. А. Указ. соч. С. 309.
зависела, главным образом, от частной инициативы, большинство
школ носило элементарный характер и обслуживало преимущественно городское население. По крайней мере, с конца XV в. началось возрастание грамотности на Руси. Оно продолжалось с перерывами (во время детства Ивана IV и Смутного Времени) в течение XVI
и XVII вв.
В конце пятнадцатого и в начале шестнадцатого столетия положение с образованием в городах было значительно лучше, чем в эпоху, наступившую после борьбы боярских родов, которой была наполнена несчастная юность Иоанна Грозного. Об этом можно узнать
из постановлений знаменитого Стоглавого Собора, состоявшегося
в 1551 году. В постановлениях Стоглавого Собора отмечается, что
священникам учиться негде. «А прежде сего училища бывали
в Российском царствовании на Москве и в Великом Новгороде и по
иным градам, многие грамоте писали и чести учили, потому тогда
и грамоте гораздо было».
Комментируя эту часть постановлений Стоглавого Собора, профессор Рязановский пишет: «... Таким образом, приведенное указание Стоглавого Собора необходимо относить к просветительской
деятельности Ивана III, продолженной Василием III (1534 г.), когда
приглашались на Русь иностранные архитекторы, мастера и иные
специалисты, когда Варфоломей Готан печатал для Ивана III русские книги, Иван III собирал библиотеку и т. п., Василий III продолжал мероприятия отца».
Образование как передача знаний и опыта в целях эстетического, культурного и нравственного формирования личности зародилось на базе церкви и первоначально развивалось в рамках церковно-приходских школ. Впервые образование как правовая категория
приобрело нормативную регламентацию в главах 25 и 26 «Стоглава» (1551 г.), сборника постановлений церковно-земского Собора
в Москве. Проблема грамотности, особенно среди духовенства, стояла весьма остро. В связи с этим, Собор постановляет «избрать добрых духовных священников, имущих в сердцах страх божий...
и грамоте бы и писать горазды» и у этих священников устроить
в домах «училища», чтобы православные христиане передавали им
на обучение грамоте, письму и церковному пению своих детей. От
Соловьев С. М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989. С. 298.
Рязановский В. А. Указ соч. С. 386.
Российское законодательство X–���������������������������������������������
XX�������������������������������������������
вв. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления русского централизованного государства. М., 1985. С. 291.
ветственность за нравственную безопасность учеников и за качество обучения, равно как обязанность обучить их грамоте в объеме
собственных знаний, возлагалась на священников. Стоглав также
предусматривает оплату обучения детей их родителям «по их достоинству» и содержит первые указания на разработку и утверждение
государством образовательных стандартов; предусматривается обучение по книгам, которые «соборная святая церковь приемлет».
Древняя педагогика считала необходимым на первый раз показывать себя с той стороны, которая приохотила бы учеников к учению и в то же время вселила бы им в сердца чувство ответственности за леность и нерадение в учебе.
В «Стоглаве» было установлено, что училища должны быть только в домах у священников, получивших от своего епископа разрешение на заведение школы. Важное свидетельство можно найти
в «Азбуковнике» о том, насколько было возможно получить образование людям разных сословий. Читая поучения юношам и наставления их родителям, можно найти пожелание последним отдавать
своих детей в школы всем без исключения, будь родители простые
хлебопашцы: «Сего ради глаголю и глаголя не престану и людям
благочестивым во услышание, всякого чина и сана, славным и худородным, богатым и убогим, даже последним земледельцам, да свои
дети на таковые славословия всесильного Бога и благоразумное
учение ведут, не оскорбляйтеся убо ниже печаль си имеют о невежествующих и грубородных отроков, но и сих удобь отдавайте».
Конечно, это было только благое пожелание, и не у каждого, далеко
не у каждого, существовала такая возможность, но совершенно
ясно, что иных препон не было, образование не было чьей бы то ни
было привилегией, и учиться в таких школах могли все дети из разных сословий. День ученика был подробно разобран и описан «Азбуковником», и дети наизусть разучивали этот распорядок дня, тренируясь заодно в чтении.
Училища в Московской Руси были не только в городах, но и в селах. Мартиниан Белозерский учился в деревне около Кирилловского монастыря. Святые Александр Свирский и Зосима Соловецкий
учились в школе, которая была в деревне. Святой Антоний Сийский
учился тоже в селе. По одному этому можно судить насколько ложно утверждение Д. С. Мережковского, что Россия спала восемь веков до А. С. Пушкина. Средневековая Русь любила книгу. И книг
Карамзин Н. М. История государства российского: 12 томов в 3 кн. М���������
., 2005.
Кн�����������������������
. 1. �����������������
������������������
. I–III. С.
��������
213.
в ней, правда, совершенно другого характера, чем в средневековой
Европе, было не малое число. Так, когда в 1382 году при приближении рати Тохтамыша, по свидетельству летописца, москвичи снесли книги в Соборы, то книг было столько, что груды их лежали почти до сводов церкви. Но и соборы их не спасли, книги были все уничтожены ворвавшимися татарами.
Катастрофическое действие татарских нашествий мы сможем
понять, если вспомним, что все древние русские рукописи, которые
мы имеем – это только рукописи из Пскова и Новгорода, куда не доходили татары. В результате татарских нашествий, а не в результате того, что средневековая Русь духовно спала, уменьшилось число
грамотных, число образованных людей. Только в XIV веке Русь немного оправляется от смертоносного действия на ее культуру нашествия татар. Недаром нашествие татар было воспринято на Руси
как землетрясение, как невиданная в истории катастрофа. И дей­
ствительно, города были разрушены, от великолепных церквей остались руины, от сел – кучи пепла и трупы.
Постепенно создаются новые центры просвещения. Самый значительный из них Москва. В Москве создаются библиотеки, государственные архивы, в которых работают летописцы и переводчики. Библиотека Великого Князя Московского, в первой половине
XVI столетия имела до 800 древнейших рукописей, среди которых
были в подлинниках сочинения Цицерона, Юлия Цезаря, Своды
Законов Византии и Рима.
«В эпоху допетровскую, – пишет С. Ф. Платонов в «Лекциях по
русской истории», – отношение к рукописям в грамотных слоях
московского общества было самым внимательным, потому что в то
время рукопись заменяла книгу, была источником и знаний и эстетических наслаждений, и составляла ценные предметы обладания;
рукописи постоянно переписывались с большой тщательностью
и часто жертвовались перед смертью владельцами «по душе»: жертвователь за свой дар просит монастырь или церковь о вечном поминовении своей души».
Но вот пришла совершенная Петром I революция и рукописи перестали ценить и беречь. «В XVII веке рукопись очень ценилась тог См.: Глущенко П. П., Шейко В. В. История становления образования в средневековой России периода реформ Петра I�������������������������������������������
��������������������������������������������
// Образовательное право и качество юридического образования: Материалы международ. межвуз. науч.-практ. конф. СПб.,
2004. С. 164–165.
См.: Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. Петроград, 1917. С. 237.
Там же. С. 237–238.
10
дашним культурным классом, – указывает Платонов, – а теперь
в XVIII веке это класс уступил место новым культурным слоям, которые к рукописным источникам старины относилось презрительно, как к старому негодному хламу. Духовенство также перестало
понимать историческую и духовную ценность своих богатых рукописных собраний и относились к ним небрежно. Обилие рукописей,
перешедших из XVII века в XVIII век, способствовало тому, что их
не ценили».
В своем ценном обширном «Обзоре русской культуры» пишет:
«... В XV–����������������������������������������������������
XVII������������������������������������������������
вв. мы видим на Руси выдающихся и просвещенных
лиц в разных областях культурной жизни страны. Таковы, например, в XV в. Иван III, юрист В. Гусев (автор Судебника), купец А. Никитин, совершивший и описавший путешествие за три моря, монахи Нил Сорский, Иосиф Волоцкой, Епифаний Премудрый, художники Андрей Рублев и Дионисий, скульптор Амвросий и другие.
В XVI в. жили такие образованные люди, как Иван IV, Вассиан Косой, митрополит Макарий, Андрей Курбский, думные дьяки Андрей и Василий Щелкаловы, а также талантливые художники – живописец Феодосий Дионисиев, архитекторы Барма и Посник и другие. В XVII в. мы видим таких просвещенных деятелей, как цари
Алексей и Федор, патриархи Филарет и Никон, митрополит Дмитрий Ростовский, бояре – Ордын-Нащокин, Матвеев, Хитрово, Ртищев, дьяки Грибоедов, Тимофеев, монахи Симеон Полоцкий, Епифаний Славинецкий, Сильвестр Медведев, художники-живописцы
П. Чирин, С. Ушаков, архитекторы – Семен Петров (Коломенский
дворец), замечательный резчик – инок Исайя и др.».
Во второй половине XV в. были заложены основы большого рус­
ского государства – Московского царства, которое развилось в XVI в.
и достигло громадных размеров в XVII в. Для управления этим огромным государством требовалось большое количество всевозможных служащих в многочисленных центральных приказах, местных
воеводствах, судах и так далее. И такое количество грамотных людей находилось. Иначе бы Московское государство не могло выполнять тех сложных задач, которые ему беспрерывно ставила непрерывная напряженная борьба за национальную независимость.
«Вообще, XVII век, – указывает в своей брошюре «Исторический
путь России» П. Е. Ковалевский, – недооценен в его культурном
значении. Хотя в Москве не было до 1682 года высшей школы и от
Платонов С. Ф. Указ. соч. С. 239.
Рязановский В. А. Указ. соч. С. 483.
11
сутствовали до приезда киевлян государственные училища, частных школ было много. По подсчетам академика А. И. Соболевского,
грамотны: все монахи, 70 процентов землевладельцев, 70 процентов
купцов. Грамотность считалась обычным делом и хвалилась ученость, а не элементарные знания. Азбука выдерживала за четыре
года (1847–51 гг.) три издания, а учебный псалтырь за тот же срок
даже 9 изданий. Симеон Полоцкий и другие ученые люди составляли библиотеки, которые благодаря трудам святителя Феодосия Черниговского, основывались даже в небольших городах и селах».
О значительном уровне образования свидетельствует количество
дошедших до нас рукописей, которое исключительно велико. До
нас дошло до 130 000 разного рода рукописей. Некоторые рукописи
XI века имеются в 30 экземплярах, XII века – до сотни, а дальше –
сотни и даже тысячи экземпляров.
Во времена Петра I и благодаря только его усилиям возникла
система профессионального образования. В 1701 году были созданы
навигацкая, пушкарская, госпитальная, приказная и другие школы, находившиеся в ведении соответствующих государственных
органов. Кроме того, к 1722 году в разных городах России были открыты 42 так называемые «цифирные школы», обеспечивавшие начальное обучение математике. Гуманитарное образование обеспечивалось духовными школами, преподавателей для которых готовила Славяно-греко-латинская академия. Всего в России к 1725 году
было около 50 епархиальных школ. Правда, позже количество
учеников в цифирных школах резко сократилось в связи с открытием епархиальных школ, куда перешли почти все дети священников
и дьяконов, и нежеланием «посадских людей» (купечества и ремесленников) отдавать своих детей в цифирные школы (их предпочитали обучать ремеслу). Поэтому основным контингентом цифирных
школ стали солдатские дети и дети приказных, а часть школ пришлось закрыть. Уже после смерти Петра I, в 1732 году, возникли
гарнизонные школы, дававшие не только начальное военное, но
и начальное математическое и инженерное образование. Часть духовных («архиерейских») школ расширили свой курс за счет «средних» и «высших» классов и стали именоваться «семинариями».
В них, кроме грамоты, изучались грамматика, риторика, философия и богословие. Петр I мечтал о создании единой внесословной
системы образования. На деле созданная им система оказалась и не
12
Ковалевский П. Е. Исторический путь России. Париж, 1946. С. 93.
См.: Карамзин Н. М. Указ. соч. С. 398.
единой (профессиональная школа – духовная школа), и не внесословной. Не ставилась и задача общего образования, оно давалось
попутно, как часть и условие профессионального образования. Но
эта система сыграла гигантскую роль в развитии российского образования, «вписав» его в европейскую систему образования. Кроме
того, именно при Петре I, в 1714 году, образование было объявлено
обязательным для детей всех сословий (кроме крестьян). Петру I мы
обязаны введением гражданской азбуки, которой пользуемся и сейчас, и первыми переводами на русский язык западноевропейских
учебников, прежде всего, по предметам естественным, математическим и техническим: астрономия, фортификация и т. д.
Любимым детищем Петра I была Академия наук. При ней был учрежден первый российский университет в Санкт-Петербурге, а при
университете – гимназия. Вся эта система, созданная Петром, начала
действовать уже после его смерти – в 1726 году. Профессуру приглашали в основном из Германии – среди профессоров были знаменито­
сти европейского уровня, например математики Бернулли и Эйлер.
Студентов в университете было сначала очень мало. В основном это
были дети дворян или живших в России иностранцев; однако уже
вскоре введены стипендии и особые места для «казеннокоштных»
студентов (учившихся за счет государства). Среди казеннокоштных
студентов были разночинцы и даже крестьяне (например, М. В. Ломоносов). В гимназии также учились дети солдат, мастеровых и кре­
стьян, однако они обычно ограничивались низшими (младшими)
классами. В 1755 году аналогичный университет с двумя гимназиями при нем (для дворян и для разночинцев) был открыт в Москве.
Курс дворянской гимназии включал русский язык, латынь, арифметику, геометрию, географию, краткую философию и иностранные
языки; в гимназии для разночинцев учили главным образом искусствам, музыке, пению, живописи, преподавали и технические науки.
Образовательная система России складывалась постепенно, светские учебные заведения стали создаваться во второй половине
XVII века. В 1654 году при Аптекарском приказе открылась лекарская школа, где обучалось около 30 чел. Ученики считались принятыми на службу, получали жалование и находились в полном подчинении приказа. В 1681 году при Приказе печатного дела была основана Типографская школа, численность которой быстро росла
См.: Ключевский В. О. Курс русской истории // Сочинения: В 9 т. М., 1987.
Т. 7. С. 326.
См.: Карамзин Н. М. Указ. соч. С. 407.
13
и через несколько лет достигла 200 чел. Были в Москве и другие
профессиональные школы с небольшой численностью учеников.
В петровскую эпоху стали создаваться новые учебные заведения,
прежде всего, военной направленности. После возвращения из своего первого путешествия по Европе Петр I�������������������������
��������������������������
решил открыть в Преображенском полку военную школу. Учебное подразделение было образовано в составе бомбардирской роты, где обучалось 48 штатных
учеников-кадет. В 1698 году начались планомерные занятия по математике, артиллерии и фортификации. Теория подкреплялась
практической службой кадет и обязательными стрельбами. Срок
обучения установлен не был, а зависел от усвоения учениками своих будущих должностных обязанностей.
Петр I принимал непосредственное участие в создании и развитии учебного подразделения Преображенского полка, командиром
(полковником) которого являлся. Он лично следил за ходом преподавания наук в бомбардирской роте, поощрял лучших учеников,
присутствовал на экзаменах и стрельбах. Непосредственное руководство школой было получено «от бомбардир капитану» Г. Г. Скорнякову-Писареву. Согласно именному приказу Петра I от 31 октября
1701 года в бомбардирскую роту Преображенского полка могли добровольно поступать в солдаты «всяких чинов люди».
14 января 1701 года Петр I издал указ об учреждении в Москве
Школы математических и навигационных наук. До 1706 года эта
школа находилась в ведении Оружейной палаты, а затем была подчинена Приказу морского флота и Адмиралтейской канцелярии.
В школу принимали сыновей «дворянских, дьячих, подьячих, из
домов боярских и других чинов» в возрасте от 12 до 20 лет. Штатная
численность школы доходила до 500 чел. Учащиеся состоятельных
родителей содержались за собственный счет, а все остальные получали от казны «кормовые деньги». Размещалась эта школа в Сухаревой башне недалеко от Сретенских ворот.
Для преподавания в школе основных дисциплин из Англии был
приглашен профессор А. Д. Фарварсон, который вскоре стал ее директором. Некоторые занятия с учениками проводили офицеры русской армии и флота. Среди учителей школы следует назвать известного русского математика Л. Ф. Магницкого, издавшего в 1703 году
учебник «Арифметика, сиречь наука числительная». Учащиеся
См.: Ковалевский П. Е. Указ. соч. С. 115.
Там же. С. 116.
Там же. С. 116–117.
14
первоначально изучали русскую грамматику и арифметику в подготовительном классе (русская школа), затем осваивали геометрию
и тригонометрию (цифирная школа), наконец, овладевали знаниями
по астрономии, географии, навигации, геодезии и занимались фехтованием (верхние классы). Большинство учеников из простого люда
заканчивали свое образование в русской школе, лишь немногие –
в цифирной (арифметической) школе, а в высших (навигаторских)
классах могли обучаться только дети дворян. Ученики из низших сословий после завершения учебы назначались на службу писарями,
помощниками архитекторов и на различные вспомогательные должности в Адмиралтейство. Выпускники школы из дворян направлялись служить во флот, в артиллерию, в инженерные вой­ска и кондукторами к генерал-квартирмейстеру. Петр I внимательно следил за
работой Школы математических и навигаторских наук, интересовался службой ее выпускников, многих из которых знал лично.
В 1715 году на базе высших (навигаторских) классов школы была
создана Морская академия (Академия морской гвардии), которую
разместили в Петербурге. Младшие классы Школы математических и навигационных наук еще несколько лет оставались в Москве
и выполняли роль подготовительного училища для академии.
Общее руководство Морской академией в период ее становления
осуществлял граф А. А. Матвеев. Учащиеся числились на военной
службе и находились на полном государственном обеспечении.
Жизнь, учеба и служба в Морской академии регламентировалась
специальной инструкцией, которую Петр I утвердил 1 октября
1715 года. Учащиеся академии составляли «морскую гвардию»
и организационно подразделялись на 6 бригад по 50 чел. в каждой.
Возглавляли бригады кадровые морские офицеры, которые отвечали за обучение, воспитание и службу своих подчиненных. В Мор­
ской академии была установлена жесткая воинская дисциплина,
которая насаждалась строгими мерами воздействия, вплоть до телесных наказаний нарушителей. За неявку в академию после отпуска предусматривались каторжные работы, а за побег – смертная
казнь (приговоры практически не исполнялись).
В Морской академии преподавали математику, навигацию, географию, артиллерию, фортификацию и другие науки. Учащиеся
несли караульную службу и участвовали в морских походах. Много
См.: Ковалевский П. Е. Указ. соч. С. 117.
Там же. С. 117–118.
Там же. С. 118.
15
сделал для развития Морской академии ее директор Г. Г. Скорняков-Писарев, получивший разностороннее образование в Италии
и Германии. Обучение в академии было весьма престижным из-за
возможности получить хорошее образование и офицерский чин.
Среди первых ее выпускников выделялись адмирал С. И. Мордвинов, географ-исследователь Д. Л. Овцын и известный мореплаватель А. И. Чириков.
Развитие специальных учебных заведений в России сдерживалось недостатком грамотной молодежи. Во всех учебных заведениях начала XVIII века приходилось заниматься повышением общеобразовательного уровня учащихся. Это удлиняло сроки обучения
и отвлекало преподавателей от занятий по основным предметам.
Необходимо было создать сеть начальных учебных заведений в разных регионах страны.
Важную инициативу проявил вице-губернатор А. А. Курбатов,
который в 1711 году открыл в Архангельске начальную школу для
местных детей.
Петр I обрадовался такому начинанию и указом от 28 февраля
1714 года потребовал создавать арифметические школы для обучения мальчиков основам математики и письму. Эти школы были
всесословными и размещались при архиерейских домах, верфях,
горных заводах и полках русской армии.
В тот период в российской провинции, кроме церковных приходов, очагами цивилизации являлись военные гарнизоны. Поэтому
Петр I решил создать школы для солдатских детей при 49 полках
русской армии. С 1721 года гарнизонные школы начали учреждать
уже при каждом полку. Требовалось, чтобы в школе грамоте и различным ремеслам обучалось 50 человек. Также по указам Петра I
были открыты адмиралтейские школы в Петербурге, Кронштадте
и Ревеле (в 1719 году), в Таврове (в 1720 году) и при Петербургской
партикулярной верфи (в 1722 году). В этих школах детей матросов,
плотников и других мастеров учили «грамоте и цифири». Аналогичные задачи ставились и перед горнозаводскими школами, которые создавались в Карелии, на Урале и в других регионах России.
Таким образом, первые мысли о введении высшего образования
в России возникли еще в XVIII веке. Большая заслуга в воплоще
См.: Ковалевский П. Е. Указ. соч. С. 118.
См.: Соловьев С. М. Указ. соч. С. 301–302.
Там же. С. 302.
Там же. С. 301.
16
нии данной идеи в жизнь, несомненно, принадлежит императору
Петру I, который после посещения в 1717 году Парижской Академии наук, 22 января 1724 года своим Указом повелевает открыть
при Санкт-Петербургской Академии наук гимназию и университет.
В данный период существовало такое понятие высшего учебного заведения: «Университет есть собрание ученых людей, которые наукам высоким младых людей обучают».
В первой четверти XVIII века в России начала складываться
государственная система образования молодежи. Это создало определенные предпосылки для открытия светских высших учебных
заведений. При Петре I образование приобретает характер обязательности и светскости: указом запрещалось молодым людям и барышням, не имеющим образования, жениться, выходить замуж
и получать наследство. Обучение проходило в государственных общеобразовательных и специальных заведениях. Хотя формально
образование было общедоступным для всех слоев населения, наибольшими возможностями продолжать обучение на высших ступенях и даже за границей имело, несомненно, дворянское сословие.
В январе 1755 года состоялось знаменательное событие для всей
российской высшей школы: 25 января 1755 г. Елизавета Петровна
подписала указ об основании Московского университета. Церемония торжественного открытия занятий в университете состоялась
в день празднования годовщины коронации Елизаветы Петровны
7 мая 1755 года.
Московский университет выделялся демократическим составом
студентов и профессоров. Это во многом определило широкое распространение среди учащихся и преподавателей передовых научных и общественных идей. Уже в преамбуле указа об учреждении
университета в Москве отмечалось, что он создан «для генерального
обучения разночинцев». В университет могли поступать выходцы
из различных сословий, за исключением крепостных крестьян.
М. В. Ломоносов указал на пример западноевропейских университетов, где было покончено с принципом сословности: «В университете тот студент почтеннее, кто больше научился; а чей он сын,
в том нет нужды». За вторую половину XVIII века из 26 русских
Полное собрание законов Российской империи. М., 1830. Т. 7. Ст. 1723–1727.
С. 220.
См.: Карамзин Н. М. Указ. соч. С. 409.
Там же. С. 409–410.
17
профессоров, которые вели преподавание, только трое были из дворян. Разночинцы составляли и большинство учащихся. Наиболее
способных студентов для продолжения образования отправляли
в зарубежные университеты, укрепляя контакты и связи с мировой
наукой.
Государственные ассигнования лишь частично покрывали потребности университета, тем более что первоначально со студентов
не взималась плата за обучение, а в дальнейшем от нее стали освобождать неимущих студентов. Руководству университета приходилось изыскивать дополнительные источники дохода, не исключая
даже занятия коммерческой деятельностью.
Соединение в деятельности Московского университета задач
просвещения, науки и культуры превратило его, по выражению
А. И. Герцена, в «средоточие русского образования», один из центров мировой культуры.
В 1775 году императрица Екатерина II Великая утверждает «Учреждения для управления губерний», где впервые определяется
статус народных школ. Народные школы входят в предмет ведения светского органа власти, Приказа общественного призрения,
наряду с госпиталями и больницами, сиротскими и престарелыми
домами, сумасшедшими домами, работными и смирительными домами (исправительные учреждения). В соответствии с указанным
правовым актом, школы учреждаются во всех городах. Право выбора формы обучения (школьное или домашнее) остается за родителями. Вводится дифференцированная система оплаты обучения: «неимущие обучаются без платы, а имущие – за умеренную плату».
Образование постепенно секуляризируется, что соответствует рационалистическому духу эпохи Просвещения. Вводятся запреты на
применение телесных наказаний. Появляется новое течение в педагогике, которое характеризуется индивидуальным отношением
к каждому ребенку, его уникальности, стремлением к всестороннему развитию человека в атмосфере уважения и самоуважения, учтивости.
В период царствования императора Александра I в числе первых
восьми министерств создается Министерство народного просвеще
См.: Карамзин Н. М. Указ. соч. С. 410.
См.: Российское законодательство X–XX вв. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. С. 89.
Учреждения для управления губерний от 7 ноября 1775 года, ст. 384; Устав
благочиния или полицейский от 8 апреля 1782 года, ст. 83; Российское законодательство X–XX вв. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. С. 261.
18
ния. В ведении Министерства народного просвещения находились
все «ученые общества, академии, университеты, все общие учебные
заведения, исключая духовные, военные и те училища, которые ...
относятся к какой-либо части управления», а также публичные
библиотеки, музеи, академии и другие учреждения культуры.
К 1810–1811 гг. функции министерств были окончательно сфор­
мированы. О каждом министерстве было издано «особенное учреждение» или положение. В связи с опалой Сперанского в 1812 году,
Министерство народного просвещения такого положения не получило.
На этапе становления высшей школы внутренняя жизнь российских императорских университетов регулировалась их уставами
(например, Уставом Императорского Московского университета от
5 ноября 1804 года), но затем было принято решение разработать
и утвердить Общий устав для всех университетов.
Общий устав российских университетов 1835 года лишал университеты самоуправления и некоторых небольших привилегий.
Ранее принадлежащие университетским и факультетским советам
права урезались, управление университетами фактически было передано в руки назначаемых императором учебных округов.
Заслуживает внимания то, что Устав 1835 года установил четкие
требования поступления в университеты России. Согласно уставным нормам, все желающие стать студентами должны были выдержать предварительные испытания по правилам, утвержденным
Министерством народного просвещения. Преимуществом при зачислении пользовались молодые люди, окончившие полный гимназический курс. По решению ректора университета лучшие выпускники гимназий могли зачисляться в студенты без предварительных
испытаний. Таким образом, право на получение высшего образования в России того периода регулировалось как государственными,
так и локальными актами.
Российское законодательство X–XX вв. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. С. 93.
См.: «Общее учреждение министерств» 25 июня 1811 г. Свод законов Россий­
ской Империи. Т. 1, Ч. 1. Ст. 1397–1454, «Учреждение Комитета министров» 20 мая
1812 г., Манифест «О разделении государственных дел на особые управления с означением предметов, каждому управлению подлежащих» // Полное собрание законов… Т. 31. Ст. 24307; Манифест «О разделении государственных дел по министер­
ствам» // Полное собрание законов… Т. 31. Ст. 24326.
См.: Российское законодательство X–XX вв. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. С. 95.
См.: Общий устав Российских университетов 1835 года. СПб., 1835. С. 10–17.
19
Примечательно, что даже первые акты об университетском образовании содержали некоторые гарантии прав студентов и стремились обеспечить учебный процесс максимально эффективно. В качестве примера можно привести следующие положения:
при наличии уважительных причин студенты могли переводиться на аналогичный факультет другого университета;
после завершения каждого курса наук обучаемые подвергались
испытаниям, разрешались и промежуточные испытания в течение
учебного года;
лучшим студентам предлагались конкурсные работы над сложными задачами, решения которых представлялись в деканаты факультетов в виде сочинений. За успешное решение таких задач ежегодно
по три студента в каждом университете награждались золотыми
и серебряными медалями. Эти медали вручались победителям конкурсов в торжественной обстановке на факультетских собраниях;
лучшим студентам, окончившим полный курс наук в университетах, присваивались ученые степени кандидатов без экзаменов.
Остальные выпускники университетов, получившие аттестаты
и право на классный чин, могли претендовать на ученую степень
кандидата после успешной сдачи сложного экзамена по своей специальности. Через год после присуждения ученой степени кандидата их обладатели имели право сдавать испытания для получения
ученой степени магистра. Еще через год у магистров появлялось законное право на защиту докторской диссертации по своей отрасли
знаний.
Тем не менее обучаться в университетах могли не все молодые
люди. Прежде всего, не допускали к обучению девушек, а также
представителей низших сословий. Царский указ 1827 года запрещал поступление в университет лицам несвободных состояний, что
было подтверждено и в 1837 году. В секретном циркуляре министра
просвещения попечителям учебных округов говорилось, что «при
возрастающем повсюду стремлении к образованию наступило время, когда чрезмерным стремлением к высшим предметам учения не
поколебать некоторым образом порядок гражданских сословий».
Цензура, гонения профессоров и преподавателей, наличие разного рода правил, инструкций, годы реакции и военно-политическая система правления в эпоху Николая I тормозили развитие системы образования. Царствование Николая I отмечено неустанной
деятельностью властей по воздвижению всевозможных «умствен
20
Полное собрание законов… Т. 7. Ст. ст. 1723–1727. С. 251.
ных плотин». В записке министра народного просвещения С. С. Уварова (1833–1849 гг.) прямо говорилось о желательности «умерить
прилив юношества к учебным заведениям высшего разряда».
В 1839 году право на получение высшего образования было ограничено еще больше: была введена плата за учение в университетах,
которая в течение ближайших десяти лет несколько раз повышалась. Летом 1847 года был упразднен разряд приватных слушателей
и ограничен доступ в университет посторонним лицам. Новое по­
становление прямо мотивировалось увеличением с каждым годом
числа вольнослушателей и «видами правительства ограничить необдуманное стремление молодых людей из низших сословий к высшему образованию». Таким образом, постепенно право на высшее
образование становилось доступно все меньшему числу лиц, снижалось его качество и автономность.
В царствование Александра II правительство проводило реформы, в том числе и в образовании. Необходимо было решить вопрос
о существующих изменениях в университетах и разработке нового
университетского устава. В официальных документах правитель­
ства, в выступлениях профессуры в печати отмечались основные
проблемы, требовавшие решения. Они сводились к необходимости
расширения университетской автономии, свободы преподавания,
увеличения прав профессорской коллегии, улучшения материальной базы, повышения заработной платы преподавателей и т. д.
Благодаря усилиям правительства Александра II к концу XIX века положение в области российского высшего образования изменилось в лучшую сторону. Выросло число учащихся в гимназиях,
причем процент детей дворян и чиновников в них упал до 35 %,
а детей мещан, рабочих и крестьян вырос до 45 %. Снизилось число
неграмотных в России, повысился интерес к образованию. Университеты вновь получили автономию (официально это произошло
в 1905 году), женщины были допущены на некоторые факультеты,
были открыты новые университеты и другие высшие учебные заведения. Тем не менее кардинальные изменения в систему высшего
образования России были внесены после свержения царского режима и становления республики советов.
Рассохин А. В. Юридическое образование в пореформенной России (вторая
половина XIX – начало XX вв.): дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004.
С. 69–88.
Там же. С. 69–88.
См.: Российское законодательство X–XX вв. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. С. 100.
21
В связи с актуальностью в настоящее время вопроса о кодификации норм образовательного законодательства, интерес вызывает
прежний опыт по приведению законодательства об образовании
в единую систему. Таким документом можно считать «Свод уставов
ученых учреждений и учебных заведений ведомства Министерства
народного просвещения» 1893 года, который подвел своеобразный
итог формированию царской системы образования, просуществовавшей в этом виде до 1917 года.
Свод уставов отразил основные черты царской системы образования, которые были свойственны как государственному, так и частному образованию того периода:
1) сословные ограничения права на образование. Образование
имеет замкнутый сословный характер и сегментированную по сословному принципу структуру: приходские школы для крестьян,
уездные училища – для детей купцов, ремесленников, других городских обывателей, гимназии – для детей дворян и чиновников.
При этом гимназическое образование давало право на поступление
в университеты;
2) гендерные ограничения права на образование. Открытие женских учебных заведений носило исключительный характер: в первой половине XIX века учреждается несколько закрытых институтов (средней ступени образования) для дворянок по образу Смольного института благородных девиц, а в 30-е годы – школы для дочерей
гвардейских солдат и матросов-черноморцев;
3) отсутствие обязательного для всех уровня образования, что
играло роль одного из рычагов сохранения господства дворян и удержания народа в покорности;
4) жесткий государственный контроль, цензура. Ограничение
права на свободу слова, творчества и выражения собственного мнения непременно отражается и на реализации права на образование.
Учреждения цензуры во второй половине XIX века строго следили
за благонадежностью и нравственностью всей печатной продукции,
искоренялась любая критика самодержавно-крепостнической системы, любое вольнодумие, инициатива.
Можно утверждать, что после революции 1917 года в судьбе высшей школы произошли значительные изменения: отменялась пла-
См.: Свод законов Российской Империи. Т�����������������������
. XI. ����������������
�����������������
. 1. СПб.,
�����������
1893.
История России с древнейших времен до наших дней / А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина. М., 2000. С. 238.
22
та за обучение, студенты обеспечивались государственными стипендиями.
26 октября 1917 года создается Народный Комиссариат по просвещению (Наркомпрос), а спустя два месяца, 11 декабря 1917 года
все учебные заведения, находившиеся в ведении бывшего Мини­
стерства народного просвещения и духовного ведомства, передаются в ведение Наркомпроса. При этом «передаче подлежат все учебные заведения всех ступеней и форм собственности, вместе со штатами, движимым и недвижимым имуществом, землями, усадьбами, капиталами и ценными бумагами».
Советская власть отменяет раздельное обучение, экзамены и балльную систему оценки знаний. Необходимо заметить, что многие
перемены в системе образования символизировали протест новой
власти в отношении ненавистных старых порядков. Однако спустя
некоторое время осуществляется постепенное возвращение к тем
достижениям царской России в области образования, которые зарекомендовали себя на протяжении долгих лет.
Уже в первые годы советской власти В. И. Ленин сформулировал
программу культурной революции как важной составной части социалистического переустройства общества. Отмечая, что ее решение потребует длительного периода времени, Ленин в то же время
утверждал, что «если для создания социализма требуется определенный уровень культуры, то почему нам нельзя начать сначала
с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти
и советского строя, двинуться догонять другие народы». Неслучайно поэтому одной из первоочередных задач советской власти,
провозглашенных в Конституции РСФСР 1918 г., являлась задача
предоставления полного и всестороннего образования рабочим
Декрет Второго Всероссийского Съезда Советов «Об образовании рабочего
и крестьянского правительства» от 26 октября 1917 г. // Декреты. М., 1918. Т. 1.
С. 20–21.
Постановление НКП, принятое на заседании СНК «О передаче дела воспитания
и образования из духовного ведомства в ведение народного комиссариата по просвещению» от 11 декабря 1917 года // Декреты. Т. 1. С. 210–211; Декрет СНК от 5 июня
1918 года «О передаче в ведение народного комиссариата по просвещению учебных
и образовательных учреждений и заведений всех ведомств» // СП СССР. 1957. № 13.
Ст. 123.
Постановление НКП от 31 мая 1918 года «О введении обязательного совместного обучения» // СУ. 1918. № 38. Ст. 499.
Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 45. М., 1982. С. 381.
СУ РСФСР. 1918. № 51. Ст. 582.
23
и беднейшим крестьянам в целях обеспечения за всеми трудящимися действительного доступа к знаниям.
Исходя из ленинских указаний о культурной революции, составной частью которой являлось народное образование, Советское правительство уже 9 ноября 1917 г. совместно с ВЦИК принимает декрет «Об учреждении Государственной комиссии по просвещению».
В первые месяцы советской власти был принят ряд законодательных актов, закрепивших отделение школы от церкви, и передачу всех видов учебных заведений, учреждений дошкольного воспитания и внешкольного образования в ведение Народного комиссариата просвещения.
Опыт работы советской власти по организации народного образования в стране был обобщен в «Положении об организации народного образования в РСФСР», принятом СНК 18 июня 1918 г. В этом
документе перечислены высшие органы, призванные осуществлять
общее руководство народным просвещением (Государственная комиссия по просвещению, Народный комиссариат просвещения,
Всероссийский съезд по просвещению и др.), раскрываются их
структура и компетенция.
Первые мероприятия советской власти в области народного образования нашли дальнейшее юридическое закрепление в Конституции РСФСР 1918 г., принятой ��������������������������������
V�������������������������������
Всероссийским съездом Советов
10 июля 1918 г. Раскрывая сущность советской власти и отражая
ее первые шаги по созданию социалистического общества, Конституция содержала несколько статей, прямо касающихся вопроса образования. Так, статья 13 закрепляла отделение церкви от государства и школы от церкви, а статья 17 раскрыла основную задачу
советской власти в области образования. В ней говорилось: «В целях обеспечения за трудящимися действительного доступа к знанию Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика ставит своей задачей предоставить рабочим и беднейшим
крестьянам полное всестороннее и бесплатное образование». Эти
конституционные положения носили программный характер, так
как в то время первоочередной была задача ликвидации неграмот
Шелкопляс В. А. Право на образование. Минск, 1984. С. 5.
Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР: сб. док. 1917–1922.
М., 1959. С. 82.
СУ РСФСР. 1918. № 51. Ст. 582.
См.: Раввин С. М. Три конституции советского государства. М., 1938. С. 13.
СУ РСФСР. 1918. № 51. Ст. 582.
24
ности; государство не располагало необходимыми средствами для
полного и реального обеспечения всеобщего права на образование.
И хотя первая советская Конституция не закрепляла права
граждан на образование, а лишь определяла основную задачу советской власти в этой области, она имела большое значение. В ней отражались наиболее демократические принципы советского образования: равенство всех граждан в получении образования независимо
от расовой и национальной принадлежности, пола, отношения к религии, имущественного положения, государственный и светский
характер образования.
Преобразования в школах начались вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции. Основные принципы советской школы были зафиксированы 30 сентября 1918 г., когда
ВЦИК принял декрет о введении в действие «Положения о единой
трудовой школе Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» и в «Основных принципах единой трудовой
школы». Были ликвидированы сословные и церковные школы
и создана единая трудовая школа, обучение в которой стало бесплатным, а детям малообеспеченных родителей выделялась материальная помощь в виде бесплатных завтраков, одежды и обуви,
обучение велось на родном языке, в школах запретили физические
наказания, коренным образом изменились содержание и методы
учебной работы. Но в трудные годы гражданской войны и в последующие годы восстановления народного хозяйства приходилось
расчетливо тратить средства. Однако в эти годы школьная сеть продолжала расширяться, росло число учащихся. В последующие годы
были созданы условия для перехода ко всеобщему начальному образованию, введенным в 1930 году и претворенному в жизнь в течение
трех лет. Эта реформа способствовала дальнейшему экономическому и культурному подъему страны.
О размахе работы в области образования и значении, которое
придавал Ленин этому вопросу, свидетельствует и тот факт, что
только за один год существования Советского государства лично
Лениным было подписано около 200 декретов и постановлений по
вопросам образования и просвещения.
Так, 26 декабря 1919 г. был принят декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Все население республики
Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР. С. 63.
См.: Городецкий Е. Н. Рождение советского государства. М., 1985. С. 37.
Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР. С. 157.
25
в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющее читать и писать, было обязано
обучаться грамоте. Даже в тяжелейших условиях гражданской
войны и иностранной военной интервенции создавались гарантии
для выполнения этого требования. Рабочий день для неграмотных
на время обучения сокращался на 2 часа с сохранением заработной
платы. Предусматривалась уголовная ответственность для лиц,
препятствующих неграмотным обучаться. Декрет закреплял национальный принцип образования, устанавливая, что обучение грамоте по желанию самого неграмотного могло осуществляться на
русском или родном языке. Число неграмотных было так велико,
что решить эту проблему силами только учителей не представлялось возможным. Народному комиссариату просвещения и его местным органам предоставлялось право привлекать к обучению неграмотных в порядке трудовой повинности все грамотное население
страны, не призванное в армию, с оплатой труда по нормам, установленным для работников просвещения.
В городах и селах создавались школы грамоты, кружки, группы, пункты по ликвидации неграмотности взрослого населения.
Для координации работы всех организаций по ликвидации неграмотности в июле 1920 года при СНК создается Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности. Большую роль
в деле активизации этой работы сыграло созданное под председательством М. И. Калинина добровольное общество «Долой неграмотность».
Советское правительство проводило большую работу и по созданию новой высшей школы, которая призвана была решать задачи
создания материально-технической базы социализма и воспитания
человека социалистического общества. Дореволюционная сословная высшая школа не могла выполнить эти задачи: туда практически имели доступ только дворяне, а сеть высших учебных заведений была крайне малочисленной. Цели и задачи старой школы не
отвечали классовой сущности вновь созданного советского государства. К тому же реакционная часть буржуазной профессуры, враждебно настроенная к Советской власти, открыто саботировала проводимые мероприятия, делала все, чтобы не допустить трудящихся
к науке.
В царской России в 1914–1915 учебном году было всего 105 высших учебных заведений, в которых занималось 127 тыс. студентов, в большинстве своем выходцев из дворянства. Рабочие состав
26
См.: Шелкопляс В. А. Указ. соч. С. 8.
ляли такое небольшое количество среди студентов вузов, что официально не выделялись в особую графу, а входили в 4,5 процента
«прочих» лиц. Поэтому наряду с коренным изменением целей и задач высшей школы необходимо было изменить социальный состав
студенчества. 2 августа 1918 г. СНК принял декрет «О правилах
приема в высшие учебные заведения», который отменял все суще­
ствовавшие ранее ограничения при приеме в вуз и предоставлял
право всем лицам обоего пола, достигшим 16 лет, поступать в любое
высшее учебное заведение независимо от предыдущего уровня образования. Конкурсные испытания отменялись, и преимущественное
право при поступлении в высшие учебные заведения предоставлялось рабочим и крестьянской бедноте. Безусловно, такие правила
приема были тогда вынужденной мерой Советского правительства.
Ведь только таким образом, возможно было в короткий срок коренным образом изменить социальный состав студенчества, создать
для рабочих и крестьян реальные условия для получения высшего
образования.
Для того чтобы оказать действенную помощь рабочим и крестьянам в подготовке их к учебе в высших учебных заведениях, в 1919 году
в Москве при отдельных институтах начали создаваться рабочие
факультеты. Они получали широкое признание, и 11 сентября
1919 г. Народный комиссариат просвещения принял постановление
«Об организации рабочих факультетов при университетах», по которому эта форма подготовки рабочих и крестьян для поступления
в вузы получила юридическое закрепление.
Коммунистическая партия и Советское правительство большое
значение придавали вопросу подготовки кадров квалифицированных рабочих. С 1920 года стали создаваться школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) – еще одна реальная гарантия для получения гражданами профессионально-технического образования.
Конституция РСФСР 1925 года содержала несколько иную формулировку права на образование. Так, статья 8 этой Конституции
предусматривала, что «в целях обеспечения за трудящимися дей­
ствительного доступа к знанию Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика ставит своей задачей предоста См.: Румянцева Т. С. Конституционное право на образование в социалистических странах. М., 1987. С. 24.
Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР. С. 98.
Там же. С. 132.
См.: Румянцева Т. С. Указ. соч. С. 24.
27
вить им полное, всестороннее и бесплатное образование». Необходимо отметить, что в ней, по сравнению с Конституцией РСФСР
1918 года, изменен круг субъектов: не просто рабочие и беднейшее
крестьянство, а трудящиеся, что подразумевает все категории лиц,
живущих на трудовые доходы.
Новая Конституция СССР, принятая чрезвычайным �����������
VIII�������
Всесоюзным съездом Советов СССР 5 декабря 1936 года, впервые конституционно закрепила право на образование и конкретизировала его.
Так, ст. 121 Конституции СССР устанавливала всеобщее обязательное восьмилетнее образование, широкое развитие среднего общего
политехнического образования, профессионально-технического образования, среднего специального и высшего образования на основе
связи обучения с жизнью, с производством, всемерным развитием
вечернего и заочного образования, бесплатностью всех видов образования, системой государственных стипендий на заводах, в совхозах и колхозах бесплатного производственного, технического и агрономического обучения трудящихся, тем самым расширяла и укрепляла гарантии осуществления права граждан на образование.
В связи с этим можно отметить ряд положительных моментов,
связанных с закреплением конституционного права на высшее образование: во-первых, это право принадлежало всем граждан СССР
независимо от их классового происхождения; во-вторых, данное
право обеспечивалось для всех исключительно на бесплатной основе; в-третьих, указывались различные формы обучения: дневное,
вечернее, заочное, что расширяло возможность получения высшего
образования; в-четвертых, гарантировались государственные стипендии студентам, что повышало их социальную защищенность.
В указанный период наблюдаются определенные положительные тенденции в реализации конституционного права на среднее
и высшее профессиональное образование. Так, в целях реализации
конституционных положений были сняты ограничения на прием
студентов по социальному происхождению. Под строжайшим государственным и партийным контролем оставалось содержание образования, имели место случаи исключения из образовательных учреждений как профессоров, так и студентов по идеологическим
и политическим мотивам.
СУ РСФСР. 1925. № 30. Ст. 218.
СУ РСФСР. 1918. № 51. Ст. 582.
Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик // Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК. 1936. 6 дек.
28
Итак, принятие Конституции СССР 1936 года, способствовало
возведению права на образование в ранг конституционных прав, углубило гарантии его осуществления и создало необходимые предпосылки для нового этапа в развитии народного образования.
Дальнейшая созидательная работа советского народа по осуществлению намеченных планов была прервана вероломным нападением на нашу страну фашистской Германии. Во время войны народному образованию был нанесен огромный ущерб: уничтожено
84 тыс. школ, техникумов и институтов.
В послевоенный период решались весьма сложные задачи – вводились повсеместно обязательное обучение детей с семилетнего возраста, создавались условия для обучения детей не только школьного возраста, но и взрослых. Осуществление их осложнялось разрухой, нехваткой денежных средств, учебников, квалифицированных
педагогических кадров. Но несмотря на это, к 1951–1952 учебном
году в основном было осуществлено общее обязательное семилетнее
обучение.
Дальнейшие задачи в области народного образования были намечены Директивами по пятому пятилетнему плану развития СССР
на 1951–1955 гг., принятыми на XIX�������������������������������
����������������������������������
съезде КПСС. В частности, предусматривалось к концу пятилетки перейти от восьмилетнего образования ко всеобщему среднему образованию в столицах республик, городах республиканского значения в областных, краевых
и крупнейших промышленных центрах. Закон СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», принятый Верховным Советом СССР
24 декабря 1958 г., вводил 11-летний срок обучения в средних общеобразовательных трудовых политехнических школах с производственным обучением.
Осуществление закона позволило обеспечить более полное трудовое воспитание учащихся: в процессе обучения в средней школе
давалось не только общее среднее, но и политехническое образование. Вскоре жизнь показала, что увеличение общего срока обучения в дневной средней школе нецелесообразно. В связи с этим
с 1 сентября 1964 г. средние дневные школы были переведены на
10‑летний срок обучения.
См.: Шелкопляс В. А. Указ. соч. С. 12.
Заседания Верховного Совета СССР 6-го созыва: стенограф. отчет. М., 1962.
С. 23.
См.: Румянцева Т. С. Указ. соч. С. 34.
29
Следует отметить, что в области народного образования Программа КПСС, принятая �����������������������������������������
XXII�������������������������������������
съездом, одной из основных задач определила осуществление всеобщего обязательного среднего образования и дальнейшего развития высшего и среднего специального
образования. Успешный переход на всеобщее среднее обязательное
образование в ходе седьмой пятилетки дал возможность на XXIII�
������
съезде КПСС поставить задачу завершить к концу восьмой пятилетки (1966–1970 гг.) в основном переход на обязательное всеобщее
среднее образование.
В период развитого социализма происходит дальнейшее развитие права на образование путем закрепления в текущем законодательстве обязательного всеобщего среднего образования и углубления гарантий его осуществления в виде увеличения денежных
средств, отпускаемых на развитие народного образования, расширения сети школ, техникумов, вузов, увеличения приема в них и создания школ с углубленным изучением тех или иных учебных дисциплин.
В 1973 году Верховный Совет СССР принял два важных документа: постановление «О состоянии народного образования и мерах по
дальнейшему совершенствованию общего среднего, профессионально-технического, среднего специального и высшего образования
в СССР» и закон Союза ССР «Об утверждении Основ законодатель­
ства Союза ССР и союзных республик о народном образовании».
Эти документы обобщили текущее законодательство в области народного образования, закрепили новые виды учебных заведений,
необходимость которых диктовалась самой жизнью. Впервые в общесоюзном масштабе были юридически закреплены такие учебные
заведения, как специальные общеобразовательные школы, школыинтернаты, подготовительные классы и профессионально-технические училища со средним образованием. В ст. 5 Основ четко отражена сложившаяся в стране система народного образования: дошкольное воспитание, общее среднее образование, внешкольное
воспитание, профессионально-техническое образование, среднее
специальное и высшее образование.
Углублению гарантий права на образование способствовало принятое совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров
См.: Румянцева Т. С. Указ. соч. С. 34–35.
Заседания Верховного Совета СССР 9-го созыва: стенограф. отчет. М., 1974.
С. 31.
См.: Румянцева Т. С. Указ. соч. С. 39.
30
СССР о создании подготовительных отделений при высших учебных заведениях. Подготовительные отделения в стране создавались
постепенно, но уже в 1976 году они действовали при 619 вузах и подготовили 17,2 % всего количества студентов вузов.
Новый рубеж в области народного образования в СССР отразила
Конституция СССР 1977 года – Конституция развитого социализма, принятая на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета
девятого созыва 7 октября 1977 года.
Конституция СССР 1977 года по-новому определила право советских граждан на образование, обогатила его содержание, расширила гарантии реализации. XXVI съезд КПСС, июньский Пленум
Центрального Комитета КПСС поставили вопрос о совершенствовании системы образования. Важное значение в этой связи имел Проект ЦК КПСС «Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы».
Содержащаяся в Конституции СССР 1977 года совокупность государственно-правовых норм определяет функции и задачи народного образования в условиях зрелого социализма. Так, в статье 20
Конституции СССР говорится, что советское государство «ставит
своей целью расширение реальных возможностей для применения
гражданами своих творческих сил, способностей и дарований, для
всестороннего развития личности».
Существующая в СССР система образования, как указано в статье 25 Конституции СССР, «служит коммунистическому воспитанию, духовному и физическому развитию молодежи, готовит ее
к труду и общественной деятельности».
В статье 45 Конституции СССР 1977 года закрепляется всеобщее
обязательное среднее образование, расширяются гарантии этого
права. Конституция развитого социализма впервые право на всеобщее среднее образование возвела в ранг конституционных прав советских граждан, расширив и углубив социально-экономические
и политические гарантии. Также Конституция СССР, углубляя экономические гарантии права на бесплатное образование, закрепляет
и бесплатную выдачу школьных учебников. Следовательно, закреп-
См.: Шелкопляс В. А. Указ. соч. С. 17–18.
См.: Дольникова Л. А. Конституционное право на образование советских граждан: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1984. С. 1.
Конституция СССР (Основной закон) от 7 октября 1977 года // ВСНД и ВС
СССР. 1977. № 41. Ст. 617.
См.: Дольникова Л. А. Указ. соч. С. 5.
31
ляя право на образование, статья 45 Конституции СССР одновременно указывает на гарантии его реализации.
В Конституции СССР 1977 года впервые конституционно закреплены те основные виды обучения, которые сложились в советской
стране за 60 лет ее существования и проверены самой жизнью: всеобщее обязательное среднее образование, профессионально-техническое образование, среднее специальное и высшее образование.
Получили конституционное закрепление и самые важные принципы народного образования: равенство всех граждан СССР в получении образования, обязательность образования, бесплатность
всех видов образования, свобода выбора языка обучения, связь обучения с жизнью, с производством, научный характер образования,
постоянное совершенствование его основных видов с учетом требований жизни и практики коммунистического строительства.
Сравнение конституционных положений, закрепляющих право
на образование, позволяет сделать вывод, что перечень гарантий реализации права на образование в Конституции СССР 1977 года по
сравнению с Конституцией СССР 1936 года был увеличен: студентам предоставлялись не только стипендии, но и государственные
льготы, осуществлялась бесплатная выдача учебников.
Начавшаяся в 80-е годы перестройка не могла не затронуть и сферу образования. В декабре 1988 года были разработаны и одобрены
Всесоюзным съездом работников образования основные принципы
новой системы образования: демократизация; плюрализм образования, его многоукладность, вариативность и альтернативность; народность и национальный характер образования; открытость образования; регионализация образования; гуманизация образования;
дифференциация образования; развивающий, деятельный характер образования; его непрерывность.
22 ноября 1991 года в России принимается Декларация прав
и свобод человека и гражданина. В статье 27 Декларации закрепляются следующие положения: «Каждый имеет право на образование.
Гарантируется общедоступность и бесплатность образования в пределах государственного образовательного стандарта. Основное образование обязательно». Данное положение находит свое подтверждение в изменениях, внесенных в Конституцию России от
Конституция (Основной закон) СССР от 7 октября 1978 года // ВВС СССР. 1978.
№ 29. Ст. 407.
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.
1991. № 52. Ст. 1865.
32
21 апреля 1992 года, статья 57 которой звучала теперь следующим
образом: «Каждый имеет право на образование. Гарантируется общедоступность и бесплатность образования в пределах государственного образовательного стандарта. Каждый вправе на конкур­
сной основе бесплатно получить высшее образование в государ­
ственном учебном заведении». Важно отметить, что в тексте Декларации никак не закреплялось право на получение высшего
образования, тогда как в текст статьи Конституции было добавлено
специальное предложение о том, что каждый вправе исключительно на конкурсной основе получить бесплатное высшее образование,
но только в государственном вузе.
Таким образом, проблемы образования всегда становились предметом острой борьбы в истории. Тяга к образованию отличалась
в той или иной степени и проявлялась тем или иным образом, как
в разные исторические периоды, так и у различных классов и социальных прослоек. Для одних это было истинной внутренней потребностью и стремлением к знаниям, желанием познать окружающий
мир и мечтой о духовном совершенстве; для других – жаждой достичь более легкой и «чистой» работы, а для иных остается вопросом сословного положения и карьеры. В классовом обществе образование являлось привилегией правящих классов; трудящиеся массы
получали от этого крохи, достаточные для «обретения духовного
блаженства» либо для подготовки рабочей силы в конкретных исторических условиях.
Следовательно, подводя итог становлению и развитию права на
образование в России можно констатировать следующее.
Как видим, право на образование в нашей стране менялось в соответствии с наступлением того или иного исторического периода,
а также дальнейшего его развития, становилось шире и глубже по
содержанию, одновременно расширялись социально-экономиче­
ские возможности и меры, гарантирующие это право.
От уровня образования все в большей степени зависит экономическое строительство, социальное и культурное развитие нашей
страны, особенно в условиях бурного развития науки и техники.
Ведь значение научного и творческого мышления возрастает во всех
сферах общественного труда. Сочетание преимуществ экономиче­
ского положения государства с достижениями науки и техники,
Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.
1992. № 20. Ст. 1084.
33
обусловливает уже в наши дни потребность во всесторонне развитых, широко образованных гражданах.
На этапе становления право на высшее образование регулировалось актами императорской власти, согласно которым доступ к высшему образованию женщин и представителей низших слоев общества был затруднен.
Советская власть, установленная в России после победы Октября, в первые десятилетия своего существования заботилась о том,
чтобы выходцы из слоев рабочих и крестьян, а также их дети смогли получить не только среднее специальное, но и высшее образование, поскольку страна нуждалась в собственных высококвалифицированных и идеологически правильно воспитанных кадрах. На
конституционном уровне впервые закрепляются не только бесплатность среднего и высшего профессионального образования, но и предоставление государственных стипендий студентам.
Период перестройки характеризуется развитием многовариантности среднего и высшего профессионального образования, впервые
в конституционных нормах закрепляется обязательное проведение
конкурса для поступления в высшее учебное заведение, развиваются платное обучение и негосударственные высшие учебные заведения.
В связи с этим важно подчеркнуть, что Конституция Российской
Федерации, принятая на всероссийском референдуме 12 декабря
1993 года, заставила по-новому рассмотреть право на среднее и высшее профессиональное образование и наполнить его новым демократическим содержанием, о чем пойдет речь в следующей главе настоящей работы.
34
Глава 2. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА ОБРАЗОВАНИЕ
В СРЕДНИХ И ВЫСШИХ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ
УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ
ОСНОВНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА
Право на среднее и высшее профессиональное образование как
одно из основных прав и свобод человека на рубеже веков встает
в ряд актуальных проблем и мирового сообщества, и отдельных государств, и личности, так как обеспечивает важнейшие жизненные
потребности и интересы, гарантирует достойный уровень жизни
и свободное развитие. Это одно из значимых социально-экономических прав, закрепленных в соответствии с Декларацией прав
и свобод человека и гражданина в Конституции Российской Федерации.
Впервые право на образование было закреплено в части 1 статьи 26 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., которая гласит,
что «каждый человек имеет право на образование. Образование
должно быть бесплатным, по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно
быть обязательным. Техническое и профессиональное образование
должно быть общедоступным, и высшее образование должно быть
одинаково доступным для всех на основе способностей каждого».
Конституция Российской Федерации в статье 43 закрепляет следующие положения: каждый имеет право на образование; гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного
общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях; каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном
образовательном учреждении и на предприятии; основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования; Российская Федерация устанавливает государственные образовательные
стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования.
Российское государство, исходя из исключительной значимости
образования для развития интеллектуального, культурного и эко Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 года // Российская газета. 1995. 5 апр.
35
номического потенциала страны, в Законе Российской Федерации
от 10 июля 1992 г. «Об образовании» провозгласило область образования приоритетной. Указанный закон содержит основные принципы государственной политики в области образования, а именно:
1) гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития
личности, воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения
к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье; 2) единство федерального культурного и образовательного пространства, включая защиту и развитие системы образования, национальных культур, региональных культурных традиций
и особенностей в условиях многонационального государства; 3) общедоступность образования, адаптивность системы образования
к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся,
воспитанников; 4) светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях; 5) свобода
и плюрализм в образовании; 6) демократический, государственнообщественный характер управления образованием и автономность
образовательных учреждений.
Определяя образование как сложную многоуровневую систему,
законодательство классифицирует право на образование на основе
видов образовательных программ и типов образовательных учреждений и провозглашает гарантированность, «общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, а также на конкурсной основе бесплатность получения высшего образования в государственных или
муниципальных образовательных учреждениях». Следовательно,
право на образование может быть структурировано в зависимости
от уровня образования, на базе которого оно реализуется, а юридическая конструкция данного права является сложным многоуровневым образованием: право на среднее образование, право на среднее профессиональное образование, право на высшее профессиональное образование, право на послевузовское образование.
Следует отметить, что все элементы права на образование, имеют
самостоятельное, логически завершенное назначение. Каждый мо Закон Российской Федерации «Об образовании» (в ред. от 10 июля 1992 г.
№ 3266, с изм. и доп.) // Российская газета. 2007. 25 июля.
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. Ст. 43.
См.: Шкатулла В. И. Образовательное право. М., 2001. С. 210–211.
36
жет быть использован отдельно и в этом прослеживается некоторая
самостоятельность и независимость как элементов (уровней) системы образования, так и элементов права на образование. Однако,
обладая определенной самостоятельностью, структурные элементы
юридической конструкции права на образование обнаруживают наличие четко выраженной зависимости и взаимосвязи между собой
в процессе использования правовой возможности. Так, анализируя
возможность реализации элементов права на образование, можно
предположить, что право на среднее образование является абсолютным правом с точки зрения того, что оно не требует от человека условий, предваряющих процесс его реализации. Для поступления
в школу от ребенка не требуется специальных знаний, позволяющих
ему использовать свое право на получение среднего образования. Для
всех остальных уровней образования и элементов права на образование характерно то обстоятельство, что возможность их реализации
появляется у человека только в определенной ситуации, а именно
после реализации права получения предыдущего уровня. Поступить в средние или высшие профессиональные учебные заведения
человек может лишь при наличии у него среднего (среднего полного)
образования. Следовательно, в вопросе реализации правовой возможности прослеживается определенная иерархичность, подчиненность одних структурных элементов права на образование другим.
Анализируя юридическую модель права на образование, необходимо обратить внимание на тот факт, что все элементы права (как
и все ступени образования) имеют различную внутреннюю структурную организацию, и если, например, право на среднее профессиональное образование или право на среднее (полное) образование
характеризуется внутренним единством, например, нельзя получить данный уровень образования, закончив только десять классов
или один-два курса техникума (колледжа), то право на высшее профессиональное образование предусматривает сложную ступенчатую организацию. Так, например, В. И. Шкатулла разделяет право
на высшее профессиональное образование на: право на неполное
высшее образование в объеме двух курсов, право на высшее профессиональное образование с квалификацией «бакалавр», право на высшее профессиональное образование с квалификацией «дипломированный специалист», право на высшее профессиональное образование с квалификацией «магистр», право на второе высшее
профессиональное образование. Вводя данную классификацию,
См.: Шкатулла В. И. Указ. соч. С. 220–223.
37
автор полагает, что каждому уровню высшего образования соответствует право получения образования данного уровня, а следовательно, само определение права на высшее профессиональное образование является лишь обобщающей категорией, поскольку суще­
ствуют конкретные виды права в системе высшего образования.
Однако представляется, что подобное деление не имеет достаточных
оснований. Следует отметить, что все из приведенных элементов
права на среднее и высшее профессиональное образование базируется на единых принципах организации, имеют сходный механизм
реализации и механизм конституционно-правовых гарантий. Их
скорее, можно определить как структурные элементы единого права на среднее и высшее профессиональное образование.
Обеспечение конституционного права граждан на среднее и высшее профессиональное образование должно формироваться с учетом особенностей и значения среднего и высшего профессионального образования как важного социально-экономического института,
учитывать двойственную природу права на образование, его двойное назначение: как средства удовлетворения потребностей личности в духовном развитии и как системы подготовки профессиональных кадров для нужд экономики и социальной сферы. Поэтому
организационно-правовыми составляющими системы обеспечения
этого права является закрепленная в законе соответствующая функция государства, специализированные акты, структуры и формы
управления системой среднего и высшего профессионального образования, образовательные учреждения различных организационно-правовых форм, правовой статус участников образовательных
отношений. Правовое обеспечение реализации права граждан на
среднее и высшее профессиональное образование предполагает также единую правовую регламентацию деятельности средних и высших профессиональных учебных заведений.
Говоря о содержании права личности на среднее или высшее профессиональное образование в современном обществе, следует иметь
в виду, что в настоящее время данная проблема превратилась в одну
из наиболее актуальных, именно в связи со значительным расхождением законодательного регулирования права на образование и его
практической реализацией в средних и высших профессиональных
учебных заведениях.
Нормы действующей Конституции Российской Федерации соответствуют международным стандартам в сфере образования. Согласно части 2 статьи 43 Конституции Российской Федерации, гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основ38
ного общего и среднего профессионального образования в государ­
ственных или муниципальных образовательных учреждениях и на
предприятиях.
Правда, на одной из научно-практических конференций советник Председателя Государственной думы Российской Федерации
заявил, что из перечня общедоступных и бесплатных видов образования в процессе редактирования последнего варианта проекта
Конституции Российской Федерации перед его опубликованием
в результате чисто технической ошибки из части 2 статьи 43 Кон­
ституции Российской Федерации выпал такой вид образования,
как «среднее (полное) общее образование» (10–11 классы).
Эта версия подтверждается тем, что в Законе Российской Федерации «Об образовании» (1992 г.) в редакции Федерального закона от
13 января 1996 года установлена дополнительная гарантия права на
получение бесплатного среднего (полного) общего образования. Таким образом, все граждане получили возможность получать бесплатное среднее (полное) общее образование. При этом следует заметить,
что по действующему законодательству обязательным является основное общее образование, то есть в объеме 9 классов (в 10–11 классы продолжался прием учеников по их желанию), тогда как по Конституции РСФСР 1978 года обязательным было среднее (полное)
общее образование. Следовательно, Е. И. Колюшин прав, когда приходит к выводу, что «по сравнению с Конституцией 1978 года сделан
шаг назад, так как Конституция Российской Федерации 1993 года
и законодательство закрепляли обязательность среднего общего образования и бесплатность всех уровней основного образования».
Кроме того, в отличие от советского периода, согласно части 3
статьи 43 действующей Конституции обеспечение получения обязательного основного общего образования (в объеме 9 классов) возлагается на родителей или лиц, их заменяющих. Законодательством
предусмотрено, что требование обязательности основного общего
среднего образования применительно к конкретному обучающемуся сохраняет силу до достижения им 15-летнего возраста.
Для обеспечения реализации права на образование большое значение имеет проблема платы за обучение, прежде всего, в высших
учебных заведениях.
См.: Безуглов А. А., Беломестных Л. Л. Конституционное право России: учебник. М., 2004. С. 325.
Колюшин Е. И. Конституционное (государственное) право России. М., 1999.
С. 177.
39
В США, например, высшее образование платное, причем не только в частных, но и в государственных университетах, хотя в государственных высших учебных заведениях плата ниже. Стипендии,
которые назначаются лишь отличившимся студентам в ряде высших учебных заведений США, не покрывают всей платы за обучение. В странах Западной Европы стипендии являются наиболее
распространенной формой финансовой поддержки студентов. Их
предоставление зависит, прежде всего, от материального положения студентов. Но могут учитываться также и успехи студентов
в учебе.
В большинстве стран Западной Европы высшее образование в основном бесплатное. Преамбула Конституции Франции 1946 г., сохраняющая в настоящее время юридическую силу в качестве одного из конституционных актов, гласит: «Организация бесплатного
и светского публичного образования всех ступеней является долгом
государства».
Конституция Российской Федерации в части 3 статьи 43 гарантирует получение на конкурсной основе бесплатного профессионального высшего образования в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии. Но наряду
с государственными и муниципальными учебными учреждениями
в соответствии с действующим законодательством функционируют
и негосударственные средние и высшие профессиональные учебные
заведения при условии получения ими лицензии, а затем и государственной аккредитации, обучение в которых является платным.
Наряду с несомненными достижениями в сфере образования, по
нашему убеждению, законодательство, регламентирующее вопросы
образования, нуждается в совершенствовании. Во-первых, в Кон­
ституции Российской Федерации следует закрепить не только общедоступность и бесплатность среднего (полного) общего образования, но и его обязательность, с тем чтобы поднять образовательный
уровень населения, что так необходимо в век научно-технического
прогресса и высоких технологий. Во-вторых, получение обязательного образования должно обеспечиваться не только родителями
и лицами, их заменяющими, но и государством, которое, согласно
части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации, берет на
себя защиту детства. В-третьих, действующая до настоящего времени конкурсная основа для получения бесплатного среднего и вы Конституции зарубежных государств: учеб. пособие / Под ред. проф. В. В. Маклаков. М., 2001. С. 32.
40
сшего профессионального образования базировалась на вступительных экзаменах, которые не только не исключают случайностей, но
и создают благоприятные условия для всякого рода злоупотреблений, протекционизма и массового взяточничества.
В целях искоренения подобного зла и дополнительных материальных затрат, например на репетиторство, Министерством образования и науки Российской Федерации предложено коренным образом изменить порядок зачисления в государственные высшие учебные заведения, с тем чтобы главным показателем права на зачисление в высшее учебное заведение были не вступительные экзамены
в конкретный вуз, а единые, проводимые по всем школам государственные экзамены. Результаты этих экзаменов будут давать право
на зачисление в вуз без вступительных экзаменов. В соответствии
с постановлением Правительства Российской Федерации, эта модель уже проходит экспериментальную проверку в ряде субъектов
Российской Федерации.
Несмотря на наличие различных взглядов на пути развития образования в России, нет сомнений, что будет найден оптимальный
путь развития образования в нашей стране, что должно найти свое
отражение и закрепление в соответствующих нормативных актах.
Анализируя юридическую литературу, можно отметить, что юридическая наука, как правило, развивает исследования права на образование преимущественно в ключе анализа законодательства об
образовании, не рассматривая структуру самого права и его нормативное содержание. Тем не менее следует отметить, что исходя из
основ теории прав человека, право на образование, равно как и другие права человека, обладает определенными сущностными характеристиками и свойствами.
Рассмотрение проблемы в таком направлении позволяет утверждать, что право на образование относится к числу основных прав
и свобод человека и является естественным правом. Как и другие
естественные права, оно возникает из самой природы человека
См.: Безуглов А. А., Беломестных Л. Л. Указ. соч. С. 328.
Например, см.: Бочаров Ю. А. Правовые основы образовательной деятельности
в современной России. Н. Новгород, 2001; Игнатов А. М. Техническое и профессиональное образование: правовые аспекты // Вопросы образования. № 3. 2002. С. 12–
19; Сударенков В. В., Грачев В. А., Буслов Е. В. Законодательная база образования:
возможные пути совершенствования // Стандарты и мониторинг. № 3. 1999; Сатаров О. А. Право в образовании. М., 2001; Черепанов Ю. П. Развитие законодательства
об образовании и образовательная реформа // Вопросы образования. № 1. 2003.
С. 8–14.
См.: Права человека: учебник / Под ред. Е. А. Лукашевой. М., 2002. С. 95.
41
и присуще ему как условие существования в обществе. Право на образование предоставляет человеку возможность на свободное саморазвитие, на реализацию своего потенциала, и тем самым позволяет занять определенное положение в социальной среде. Оно является краеугольным камнем фундамента личности, ибо способствует
формированию мировоззрения человека и его самосознания.
Образование как процесс познания нового, накопление определенного опыта, закрепление положительных результатов в практической деятельности и передачи накопленных знаний другим поколениям, было присуще человеку всегда. Любой человеческий опыт
можно рассматривать как процесс образования, а следовательно,
процесс его естественного состояния. Содержание самого понятия
образование остается практически неизменным на протяжении
длительного времени, с разницей лишь в том, в какой исторический
период рассматривается эта категория. Современная трактовка образования отличается глубиной его содержания и научностью подхода, однако суть данной категории как естественного состояния
человека не изменилась.
Следует обратить внимание на то, что в юридической науке не
сложилось единого мнения по вопросу признания за конституционным правом на образование естественно-правовой природы. Однако
большинство авторов (В. И. Шкатулла, Е. Д. Волохова, О. Е. Кутафин) относят конституционное право на образование к естественным правам человека, поскольку естественным правом считается
то состояние свободы, которое не требует подтверждения со стороны государства; принадлежит каждому человеку от рождения вне
зависимости от места рождения, социального положения, цвета
кожи или любых иных факторов. С точки зрения естественно-правовой концепции прав человека, обязанность государства не в наделении человека правами, так как они существуют с рождения,
а в юридическом оформлении этих прав и их защите.
В юридической литературе по правам человека право на образование принято относить, хотя это и не бесспорно, к числу основных
прав человека. В целом, разделяя такую позицию, необходимо все
же обратить внимание на следующее.
Под образованием согласно преамбуле Закона Российской Федерации «Об образовании» понимается целенаправленный процесс
См.: Шкатулла В. И. Указ. соч. С. 200; Волохова Е. Д. Законодательное обеспечение права на образование в Российской Федерации: монография. М., 2004. С. 9.;
Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М., 2003. С. 255.
42
обучения и воспитания в интересах личности, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения людьми (обучающимися) определенных государством образовательных уровней
(образовательных цензов). Социологи нередко определяют образование как формальный процесс, посредством которого общество передает ценности, навыки, знания от одного человека или группы
другим людям.
Образование – необходимый элемент качества жизни человека,
который важно рассматривать как совокупность не только материальных благ, но и здоровья, участия в жизни общества. Образование – основа всякого организованного общества. Культура невозможна без образования, поэтому такие ее институты как музыка,
театр, наука, также в свою очередь обладают воспитательной функцией. Человек – единственное создание, которому необходимо воспитание, считал И. Кант. Под воспитанием он понимал уход (попечение, содержание), дисциплину (выдержку) и обучение вместе с образованием.
Все великие философы уделяли внимание феномену образования. Например, Гегель, рассматривая право детей на образование,
отмечал, что человек не обладает инстинктивно тем, чем он должен
быть, ему надлежит это обрести. На таковом положении, считал он,
и основано право на образование. Он указывал, что главным моментом воспитания является дисциплина, и в то же время категориче­
ски выступал против теорий, в которых ребенка рассматривают как
раба. В воспитании, полагал Гегель, нравственность должна быть
доведена в детях до непосредственного чувства. Душа ребенка должна прожить в этом чувстве как основе нравственной жизни свою
первую жизнь в любви, доверии, послушании. Задача воспитания
детей состоит в том, чтобы возвысить детей над природной непосредственностью, в которой они изначально пребывают, превратить
их в самостоятельных, свободных личностей.
Однако следует отметить, что право на среднее и высшее профессиональное образование (в отличие от других естественных прав –
права на жизнь, свободу, достоинство и др.) может быть признано за
человеком лишь на определенном этапе развития общества. В данном случае образование не рассматривается как естественное состояние человека, связанное с процессом познания и присущее ему от
См.: Смелзер Н. Социология: Пер. с англ. М., 1994. С. 227.
См.: Кант И. Сочинения: в 8 т. М., 1994. Т. 8. Чоро. С. 399.
См.: Гегель Г. В. Философия права. М., 1990. С. 120.
43
рождения. Имеется в виду определение образования через целенаправленный, организационный процесс воспитания и обучения. Для
этого необходимо наличие в обществе накопленного и систематизированного потенциала знаний и системы образовательных организаций. Тем не менее естественный характер права на среднее и высшее профессиональное образование является бесспорным в силу
того, что оно имеет глубокую органическую связь с другими естественными правами. Прежде всего, необходимо указать на его связь
с рядом прав, закрепленных в других статьях Основного Закона
России – Конституции.
Трудно оспорить тот факт, что образование (и как результат,
и как процесс) является необходимым средством для реализации
других прав человека. Действительно, получая среднее или высшее
профессиональное образование, человек неизбежно открывает для
себя новые возможности для реализации других своих прав и свобод: право на труд, избирательных прав, права на свободу вероисповедания и т. д. Кроме того, образование есть существенный фактор
развития и формирования самой личности, а тем самым и всего общества в целом: предоставляя столь широкие возможности, право
на образование представляет собой одновременно и то главное сред­
ство, с помощью которого каждый человек может обрести возможность полноправного участия в жизни общества и государства.
Право на среднее и высшее профессиональное образование имеет
универсальный характер, поскольку является способом и предпосылкой осуществления иных основных прав и свобод человека
и гражданина, то есть выступает в качестве категории инструментальной подсистемы. Трудно не согласиться с первостепенностью
таких норм, как право на жизнь, свободу и достоинство. Однако
следует отметить, что каждый человек существует не в изолированном мире, а в конкретной социальной среде, которая диктует ему
условия и правила поведения. В данной ситуации полноценная
жизнь и максимальная реализация свободы (особенно в современном обществе) могут быть достигнуты человеком только при наличии определенного опыта и знаний. Следовательно, среднее и высшее профессиональное образование можно рассматривать в качестве основы реализации большинства прав и свобод человека. Оно
в огромной мере предопределяет качество жизни современного человека. Без реализации этого права не всегда возможно обеспечить
само достоинство человеческой личности. Более того, без права на
образование во многом лишаются смысла другие права человека.
Например, какая польза от свободы печати, если у человека нет
44
средств для получения образования или он вообще не умеет читать
и писать. Истины очевидные.
Как уже отмечалось, право на среднее и высшее профессиональное образование связывают с другим конституционным правом
личности – правом на труд, поскольку оно делает возможным доступ к трудовой деятельности и к занятию определенных должно­
стей. Именно в этом происходит юридическое объединение права на
среднее и высшее профессиональное образование с правом на труд.
Право на среднее и высшее профессиональное образование делает реальным политические и социально-экономические права, по­
скольку их формирование и наполнение содержанием может осуществляться только на основе развития человеческого знания. Причем механизм взаимосвязи права на среднее и высшее профессиональное образование с другими конституционными правами может
рассматриваться либо как непосредственное логическое порождение одного права другим (например, право на образование в определенном смысле обуславливает право на медицинское обслуживание, поскольку получить квалифицированную медицинскую помощь человек может при условии развития медицины и системы
здравоохранения), либо как опосредованное сложнейшими социально-экономическими механизмами взаимодействие. На первый
взгляд, сложно увязать напрямую право на образование и право
частной собственности. Однако следует иметь в виду, что человек,
носитель этих прав, реализует их в конкретной социальной и экономической среде. Институт права собственности формируется в соответствии с неким уровнем экономического, социального, правового
и культурного уровня развития общества, а данный конкретный
уровень достигается во многом благодаря развитию образования
и науки.
Следует подчеркнуть, если образование представляет собой одну
из форм обучения, то оно предполагает поиск, сбор и переработку
информации с возможностью ее последующего использования.
В соответствии с частью 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации предусмотрено право каждого искать и получать информацию. По мнению Е. Д. Волоховой, право искать и собирать информа См.: Бачило И. Л., Лопатин В. Н., Федотов М. А. Информационное право: учебник / Под ред. Б. Н. Топорина. СПб., 2001. С. 42–45; Боер В. М. Правовая инфор­
мация. СПб., 1998. С. 3–8; Боер В. М. Информационно-правовая политика госу­
дарства. СПб., 1998. С. 5–12; Копылов В. А. Информационное право: учебник. М.,
2002. С. 38–39; Рассолов М. М. Информационное право: учеб. пособие. М., 1999.
С. 24–27.
45
цию настолько же естественно, как и право на жизнь, поскольку
жизнь человека протекает в мире, состоящем из информации, и без
ее использования и усвоения существование человека невозможно.
Исходя из естественного характера права на среднее и высшее
профессиональное образование, можно определить следующие его
свойства. Оно является неотъемлемым, неотчуждаемым правом.
Это подразумевает, что человек обладает правом на среднее и высшее профессиональное образование независимо от того, как это
право интерпретировано в международном и национальном законодательстве. Человек не может передать это право обществу, государству, другому человеку или группе людей ни по договору, ни
в силу закона, ни по какому другому основанию. Конституция Российской Федерации, Закон Российской Федерации «Об образовании», Федеральный закон Российской Федерации «О высшем профессиональном и послевузовском образовании» признают, что право на среднее и высшее профессиональное образование не даруется
личности государством, а следовательно, не может быть ограничено
или отобрано. Государство всецело принимает на себя обязательство признания данного права и обеспечения условий для его беспрепятственной реализации. Нарушение права человека на образование, как и нарушение любого другого из его основных прав и свобод, дает человеку право на защиту закона.
Основываясь на утверждении, что применительно к основным
правам и свободам человека различие между понятиями «право»
и «свобода» в достаточной мере условно, право на образование логично рассматривать в контексте того и другого понятия. Через категорию «свобода» право на образование можно рассматривать на
основе таких правомочий личности, которые очерчивают сферу ее
абсолютной самостоятельности, защищают от вмешательства со
стороны в ее внутренний мир каких-либо структур. В образовательной сфере это проявляется как свобода мысли, самовыражения, художественного, научного, технического творчества, а также – преподавания.
Понятие «право» в большей мере предполагает какие-либо по­
ложительные действия, услуги со стороны государства или правомочия человека на участие в деятельности определенных общественно-политических, хозяйственных структур. Оно имеет отно Волохова Е. Д. Понятие и содержание конституционного права на образование // Право и образование. № 3. 2002. С. 25.
См.: Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. С. 214.
46
сительный характер в том смысле, что не подлежит немедленной
имплементации, так как для этого требуется наличие целого ряда
социальных и экономических условий в государстве.
Конституционное право на среднее и высшее профессиональное
образование обладает свойствами, позволяющими отнести его к социальным, экономическим и к культурным правам.
В советское время право на среднее и высшее профессиональное
образование относилось к культурным правам человека. Это объясняется тем, что государство нуждалось в доступе к самой личной
сфере жизни человека: духовной и культурной. Право на образование рассматривалось в качестве фундаментального права в сфере
культуры. Считалось, что образование открывает доступ к культурным ценностям своего и других народов, цивилизаций, гарантирует духовное развитие человека, способствует формированию у трудящихся высокого уровня общей и профессиональной культуры,
способности к творчеству и т. д. На современном этапе развития
науки ряд авторов продолжают относить конституционное право
на образование к категории культурных прав человека и гражда­
нина.
Однако анализ современной юридической литературы показывает, что подавляющее большинство ученых относит конституционное право на среднее и высшее профессиональное образование к числу социальных прав и свобод. Такой концепции придерживаются,
в частности, Е. И. Козлова и М. Г. Кириченко, М. Б. Смоленский,
О. Е. Кутафин, А. А. Безуглов и Л. П. Беломестных, Б. Н. Габричидзе и А. Г. Чернявский и др.
См.: Конституционный статус личности в СССР / Под ред. Н. В. Витрука. М.,
1985. С. 135; Права личности в социалистическом обществе / Под ред. В. Н. Кудрявцева, М. С. Строговича. М., 1981. С. 59; Витрук Н. В. Правовой статус личности
в СССР. М., 1985. С. 129.
См.: Конституционное право России / Под ред. А. Н. Кокотова, М. И. Кукушкина. М., 2003. С. 141.
См.: Права человека. / Под ред. Е. А. Лукашевой. С. 170.
См.: Витрук Н. В. Указ. соч. С. 129.
Например, см.: Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России:
учеб. пособие. М., 1997. С. 214; Права человека. / Под ред. Е. А. Лукашевой.
С. 170; Енгибарян Р. В., Тадевосян Э. В. Конституционное право. С. 186; Конституционное право России / Под ред. А. Н. Кокотова, М. И. Кукушкина.
С. 141; Червонюк В. И. Конституционное право России: учеб. пособие. М., 2003.
С. 159; Шахрай С. М. Конституционное право Российской Федерации. М., 2003.
С. 220.
Например, см.: Козлова Е. И., Кириченко М. Г. Советское государственное право. М., 1983. С. 194; Смоленский М. Б. Конституционное (государственное) право
47
В пользу социальной составляющей конституционного права на
среднее и высшее профессиональное образование говорит тот факт,
что уровень образования во многом определяет социальный статус,
степень социализации человека, а законодательно закрепленный
и обеспеченный уровень обязательного образования является достижением социально-экономического развития общества. С одной
стороны, обеспечение граждан определенным базовым уровнем образования является обязанностью государства, провозглашающего
себя социальным, а с другой стороны существует так называемый
«государственный заказ» на профессиональное образование, или
потребность общества в определенных специалистах, в определенном уровне образования.
Ряд авторов относят конституционное право на среднее и высшее
профессиональное образование к социально-экономическим правам. Признавая конституционное право на среднее и высшее профессиональное образование одновременно и культурным, и со­
циальным, следует отметить также наличие экономической со­
ставляющей. В пользу данного утверждения говорит признание за
государством функций по созданию необходимых правовых, политических, материальных предпосылок для обеспечения поддержки
личной инициативы человека в экономической сфере, к которой относится и негосударственное образование как отрасль экономики.
Очевидно, что возможность выбора вида и формы образовательного
учреждения (в том числе негосударственного) существует только
в случае активной поддержки государством различных видов образования, различных форм собственности, различных видов организаций. При этом особенно явственно экономическая составляющая
конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование проявляется при его реализации в негосударственном образовательном учреждении.
Следовательно, конституционное право на среднее и высшее профессиональное образование имеет комплексный характер и может
быть отнесено и к социальным, и к культурным правам, а также
содержит экономическую составляющую. Однако современные праРоссии: учебник. Ростов н/Дону, 2002. С. 187; Козлова Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. С. 286; Безуглов А. А., Беломестных Л. П. Указ. соч. С. 325;
Габричидзе Б. Н., Черняковский А. Г. Конституционное право России. М., 2004.
С. 403.
См.: Колюшин Е. И. Конституционное (государственное) право России: курс
лекций. М., 1999. С. 153–161; Конституционное право / Под ред. В. В. Лазарева. М.,
1998. С. 96.
48
вовые реалии дают основание отметить превалирующий социальный характер права на образование.
Важно отметить, что право на среднее и высшее профессиональное образование является индивидуальным правом по своей сущности, поскольку реализуется непосредственно конкретной личностью и направлено на ее развитие.
Праву на среднее и высшее профессиональное образование присущи все существующие признаки субъективных прав личности,
а также особые специфические черты, раскрывающиеся в его содержании и реализации. Оно представляет собой реально существующую гарантируемую государством возможность каждого гражданина пользоваться всеми предусмотренными в законе благами
в сфере образования.
Право на среднее и высшее профессиональное образование реализуется гражданином как в целях удовлетворения личных потребно­
стей, так и в целях обеспечения общественных интересов. Такая взаимообусловленность интересов выражается, в частности, в том, что
государство, с одной стороны, возлагает на граждан обязанность получить определенный уровень образования (среднее общее образование), а с другой стороны, предоставляет им широкие возможности
для использования форм и видов образования по их собственному
усмотрению (среднее и высшее профессиональное образование).
При исследовании юридической природы конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование важно рассмотреть его как субъективное право граждан, то есть такое право,
которое по своему социальному содержанию представляет фактическую возможность лица обладать и пользоваться определенным
благом для удовлетворения личных и общественных интересов.
В связи с этим интересным представляется мнение Д. А. Ягофарова, который полагает, что в самом понятии «право на образование» сегодня присутствуют элементы долженствования (юридиче­
ской обязанности), а не только возможности. Другими словами,
право на образование является одновременно и обязанностью получать (иметь) образование. Так, согласно пункту 4 статьи 43 Конституции Российской Федерации фиксируется положение об обязательности основного общего образования. Не означает ли это, что
право на среднее и высшее профессиональное образование может
быть истолковано как право, реализация которого возможна лишь
См.: Ягофаров Д. А. Право на образование и образовательное право. Екатеринбург, 1999. С. 30.
49
после осуществления указанной обязанности? Думается, что логично разделить понятие «право на образование» с понятием «обязанность получения основного среднего образования». В этом случае
объем понятия права на образование уменьшается, конкретизируется, базируясь на определенных возрастных критериях и ступенях
образовательной системы, однако оперировать им в теоретическом
и практическом отношениях становится легче. Следовательно, о праве на образование как о свободе выбора поведенческой модели в его
реализации можно говорить применительно к среднему (полному),
среднему профессиональному, высшему профессиональному и послевузовскому образованию.
Сегодня в общественном сознании в целом и в правосознании работодателей и потенциальных наемных работников в частности начинает доминировать искаженное представление о среднем и высшем профессиональном образовании. Практически не идет речь
о том, что право на получение высшего образования может быть реализовано далеко не всеми, кто имеет аттестат зрелости. Многие
абитуриенты, особенно поступающие на заочное обучение, рассматривают получение высшего образования уже не как использование
своего права, а как необходимость, поскольку отсутствие среднего
и высшего профессионального образования отождествляется с невозможностью обеспечения достойного уровня жизни и развития личности. Следовательно, в массовом сознании право на среднее и высшее
профессиональное образование постепенно, но уверенно трансформируется в обязанность (обязательность) его получения. Думается,
что данная ситуация неизбежно порождает серьезные проблемы, так
как подобная трактовка права на среднее и высшее профессиональное образование не соответствует конституционным принципам
среднего и высшего профессионального образования и меняет сущность ключевых понятий, таких как общедоступность среднего и высшего профессионального образования и конкурсная основа поступления в соответствующие образовательные учреждения.
Однако при более детальном анализе обнаруживается, что всякое субъективное право, как ни парадоксально это звучит, действительно является при определенных обстоятельствах и юридической
обязанностью. Эту ситуацию, по мнению Д. Я. Ягофарова, можно
было бы обозначить термином правообязанность, который обозначает, своего рода, слияние субъективного права с юридической обязанностью. В данном случае имеется в виду, что «всякий индивид,
50
См.: Ягофаров Д. А. Указ. соч. С. 32.
который является обладателем субъективного права, если он дей­
ствительно осознает себя обладателем такого права, представляющего для него реальную ценность (благо), осознает свою обязанность, главным образом, перед собой защитить свою самостоятельность, свою юридическую возможность от вероятных посягательств,
как в форме юридически обеспеченной самозащиты, так и в форме
обращения к содействию государственно-властных структур». Различие понятий субъективного права и юридической обязанности
имеет, в известном смысле, искусственный характер, поскольку оно
призвано облегчить практические стороны социальной коммуникации. Но, во всяком случае, право как социальный феномен действует монолитно, чем и обусловливается его исключительная ценность
и авторитет.
Право на образование, в том числе и на среднее и высшее профессиональное образование, может рассматриваться также как правообязанность в том смысле, что индивид не может не социализироваться, он обязан влиться в социум определенного рода (уровня)
с уже столь же определенным уровнем и качеством своей образованности. Другими словами, право на образование действительно предстает как законодательно обеспеченная обязанность получения образования одного уровня и уже социально обусловленная обязанность получения образования иного, следующего уровня.
Тем не менее, вводя в оборот термин «правообязанность», следует обратить внимание на то обстоятельство, что всякая обязанность
предполагает ее неукоснительное исполнение, а в противном случае
предусматривает меры юридической ответственности. В настоящее
время получение людьми среднего и высшего профессионального
образования не рассматривается как конституционно закрепленное
и охраняемое правовой ответственностью требование, предъявляемое к человеку. Уровень экономического и общественного развития
определяет как социально значимую необходимость – обязательность получения основного общего образования. Среднее и высшее
профессиональное образование человек получает на основе реализации правовой возможности. Следовательно, использование понятия «правообязанность» применительно к среднему и высшему профессиональному образованию представляется в настоящее время
преждевременным.
Для более глубокого понимания сущности права на среднее и высшее профессиональное образование следует обратить внимание на
Ягофаров Д. А. Указ. соч. С. 73.
51
тот факт, что несмотря на свое естественное происхождение, права
и свободы не являются безграничными. Они имеют естественные
пределы. Такие ограничения присущи и праву на образование. Одним из естественных ограничений права на образование вызвано
психофизическими ограничениями самого человека, обусловленными его возрастом, способностями, состоянием здоровья, что совершенно очевидно. Также, по мнению Е. Д. Волоховой, естественным ограничением права на образование является то обстоятельство, что в современном обществе накоплена такая сумма знаний,
которые в полном объеме не в состоянии усвоить ни один человек.
Поэтому государство принимает на себя обязанность – дать обучающемуся лишь ограниченный объем знаний и умений, который будет достаточным для жизни и трудовой деятельности человека.
Сферу знаний выбирает сам обучающийся, а объем информации
в этой сфере определяется утвержденными государственными стандартами и примерными программами. Следовательно, будучи естественным и неотъемлемым, право на среднее и высшее профессиональное образование не безгранично.
Таким образом, на наш взгляд, право на среднее и высшее профессиональное образование относится к основным правам человека
и гражданина, которое закреплено в статье 43 Конституции Российской Федерации, поскольку является жизненно важным и социально значимым как для конкретного человека, так и в целом для
общества и государства.
Для человека право на среднее и высшее профессиональное образование является одним из условий достойного свободного существования, социальной предпосылкой для удовлетворения его жизненно насущных материальных и духовных потребностей. Для государства и общества значимость конституционного закрепления
данного права выражается в том, что его реализация означает претворение в жизнь сущностных свойств государства как демократического, социального и правового.
Конституционное право на среднее и высшее профессиональное
образование – это неотъемлемая возможность каждого непрерывно
обучаться в соответствии со своим субъективным опытом и индивидуальными способностями. Целью такого образования является
формирование личности, способной полноценно жить в новом демократическом обществе.
52
См.: Волохова Е. Д. Указ. соч. С. 22–32.
Конституционное право на среднее и высшее профессиональное
образование в той или иной степени связано со всеми конституционными правами, входящими в группу основных прав и свобод человека и гражданина. В свою очередь, конституционное право на
среднее и высшее профессиональное образование расширяет возможности реализации предоставленных Основным Законом России
прав и свобод человека и гражданина. По своей сущности конституционное право на среднее и высшее профессиональное образование
относится к категории социально-экономических прав, которые
подразумевают обязанность государства принимать меры для их
материализации.
Крупные социальные изменения, происходящие в мире, приводят к тому, что конституционное право на среднее и высшее профессиональное образование имеет все возрастающую значимость в жизни людей и должно беспрепятственно реализовываться ими. Для
осуществления этого права недостаточно его законодательного закрепления. Государство должно не только гарантировать это право,
но и создать механизм реализации данного права, который включает в себя систему образовательных учреждений и нормативную правовую базу. Также задача государства состоит в том, чтобы создавать социальные программы и вести всестороннюю организационную и хозяйственную деятельность, которая позволила бы гарантировать провозглашенное в Конституции Российской Федерации
право на среднее и высшее профессиональное образование.
53
Глава 3. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА
НА СРЕДНЕЕ И ВЫСШЕЕ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
Нормативное содержание конституционного права на среднее
и высшее профессиональное образование формируется на основе
действующего законодательства Российской Федерации. Законодательство об образовании довольно обширно и включает в себя: международные источники; Конституцию Российской Федерации; соответствующие федеральные и региональные законы, подзаконные
акты, регулирующие отношения в сфере среднего и высшего профессионального образования; локальные нормативные акты образовательных учреждений.
Проведенное исследование свидетельствует, что право на среднее
и высшее профессиональное образование закреплено как в международных, так и во внутригосударственных правовых актах, то есть
право на образование является одним из основных и фундаментальных прав человека, предусматриваемых в международно-правовых
актах и гарантируемых в конституционном порядке. Важно отметить, что на нормы международного права по вопросам образования
распространяется общий порядок действия международного права
в Российской Федерации. Согласно части 4 статьи 15 Конституции
Российской Федерации, общепризнанные нормы и принципы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
Известно, что право на образование регулируется многими международными правовыми актами, например, такими как Всеобщая
декларация прав человека (1948 г.), Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (Париж, 14 декабря 1960 года), Международный пакт об экономических, социальных и культурных
правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 года), Конвенция ликвидации
всех форм дискриминации в отношении женщин (1979 г.), Конвенция о правах ребенка (1989 г.) и др. Кроме того, в конституциях
большинства стран мира это право нашло свое четкое закрепление
и гарантирование.
Основы международных стандартов права на образование сформулированы в статье 26 Всеобщей декларации прав человека и статье 13 Международного пакта об экономических, социальных и куль
54
Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 года.
турных правах. В этих документах оговариваются условия полного осуществления права на образования: обязательное и бесплатное
начальное образование для всех; доступность среднего, профессионально-технического и высшего образования; свобода родителей выбирать школы для своих детей и обеспечивать религиозное и нрав­
ственное воспитание детей в соответствии с собственными убеждениями.
В вышеуказанных международных документах предусматривается, что для каждого человека образование должно быть бесплатным на уровне начального и общего и общедоступным на уровне
технического и профессионального. Высшее образование должно
быть одинаково доступным для всех при наличии необходимых
знаний и способностей.
Общие принципы, закрепленные Декларацией прав человека
и Пактом об экономических, социальных и культурных правах,
конкретизируются и дополняются международно-правовыми актами, принимаемыми ЮНЕСКО, МОТ и другими специализированными учреждениями ООН. В числе актов, принятых этими учреждениями, особое значение имеет Всемирная Декларация о высшем
образовании, принятая на Всемирной конференции по высшему образованию, проходившей в октябре 1998 года в Париже. В своих
17 статьях Декларация пересматривает цели и функции высшего
образования; подчеркивает, среди других пунктов, роль пожизненного образования и ценность базового образования. Это позволяет
по-новому посмотреть на высшее образование, выдвигая на первый
план потребность гарантировать равноправный доступ к высшему
образованию для всех, основанный на достоинствах учащихся,
с особым отношением к женщине и неблагополучным группам населения. Декларация констатирует, что высшее образование приобрело беспрецедентное значение в нынешнем обществе в качестве
важнейшего компонента культурного, социального, экономическо Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Резолюция 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеей ООН. 16 декабря 1966 г. пакт ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 года № 4812-VIII. Вступил в силу для России с 3 января 1976 года // Ведомости Верховного Совета СССР.
1976. № 17 (1831). Ст. 291. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXII�����������
����������������
. М., 1976.
Всемирная декларация о высшем образовании для XXI����������������������
�������������������������
века: подходы и практические меры. Париж, 9 октября 1998 г. // Официальный сайт Центра образовательного законодательства – http://www.lexed.ru/mpravo/razdel2/?doc21.html; Документы
международного права по вопросам образования / Под ред. Г. А. Лукичева, В. М. Сырых. М., 2003.
55
го и политического развития и в качестве краеугольного камня, на
котором основываются создание эндогенного потенциала, укрепление прав человека и обеспечение устойчивого развития, демократии
и мира в условиях справедливости. В документе провозглашается
разнообразие образовательных систем, создание более прочных связей между высшим образованием, научными исследованиями,
и рынком труда, особенно, учитывая проблемы растущей безработицы; определяются пути движения от проекта к его реализации
в сфере оценки качества, использования новых технологий и способов финансирования.
Следует отметить и другие международные документы по вопросам среднего и высшего профессионального образования. Так, особое значение для российского законодательства имеют нормативноправовые акты, принимаемые органами Содружества Независимых
Государств. К числу таких актов относятся: соглашение «О едином
образовательном пространстве и повышении социального статуса
учащихся системы образования и науки в государствах-участниках
СНГ», Конвенция «О признании учебных курсов, программ и документов об образовании, ученых степеней и званий в странах СНГ»,
«Соглашение о сотрудничестве по формированию единого (общего)
образовательного пространства Содружества Независимых Государств» и др. Также сферу образования в нашей стране регулирует
ряд соглашений о сотрудничестве в области науки и образования,
которые Российская Федерация заключила с другими странами.
Например, соглашение между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством
Кыргызской Республики и Правительством Российской Федерации
о взаимном признании эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях.
Действующая Конституция Российской Федерации является основным источником законодательства о среднем и высшем профессиональном образовании. Следует отметить, что провозглашенная
статья 43 Конституции Российской Федерации в полной мере отвечает нормам международного права. Для этого достаточно сравнить
ее со статьями 13 и 14 Международного пакта об экономических,
социальных и культурных правах, принятого ООН 16 декабря
1966 года. Прежде всего, часть 1 статьи 13 Международного пакта
См.: Образовательное законодательство государств-участников СНГ и стран
Балтии: сб. нормат. док. / Сост. Ю. А. Кудрявцев, И. Ю. Егорова, О. Л. Ворожейкина, В. Ф. Пугач, Л. Н. Тарасюк. Под ред. В. М. Сырых. М., 2003.
56
(как и Конституция Российской Федерации) подтверждает, что
участники Пакта признают право каждого человека на образование. В части 2 той же статьи Пакт устанавливает, что начальное образование должно быть бесплатным и обязательным для всех, а также страны-участники должны стремиться к ведению бесплатного
среднего образования во всех его формах, включая профессионально-техническое образование. В соответствии с этим сформулирована часть 2 статьи 43 Конституции Российской Федерации. В той же
норме Пакта предусматривается, что высшее образование должно
быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого. Конституция Российской Федерации устанавливает, что способности каждого к высшему образованию определяются на основе
конкурсного отбора.
Примечательно, что первые шаги в развитии нормативно-правовой базы в области образования были сделаны российскими законодателями в начале 1990-х гг. До 1992 года в нашем государстве законов прямого действия в области образования не было. На начальном
этапе становления современного понимания права на среднее и высшее профессиональное образование нормативной базой модернизации системы образования стали Указ Президента Российской Федерации от 11 июля 1991 года «О первоочередных мерах по развитию
образования в РСФСР» и Закон Российской Федерации от 10 июля
1992 года «Об образовании».
Важность принятия Президентом РСФСР Указа «О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР» заключалась в том,
что согласно данного документа, было определено место образования в числе приоритетных направлений развития республики и закладывались конкретные программные мероприятия по урегулированию отношений в данной отрасли.
Следует также отметить, что до принятия Закона Российской
Федерации «Об образовании», в России до 1992 года законов прямого действия в области образования не было, поэтому этот закон сразу занял центральное положение в законодательстве об образовании. Важнейшей задачей данного нормативного документа стало
определение объема прав граждан на образование и порядок реализации этих прав.
Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17 (1831).
Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 8. Ст. 728; 2002.
№ 40. Ст. 3905; 2003. № 9. Ст. 851.
Российская газета. 2007. 25 июля.
57
Принятые документы в основном соответствовали провозглашенным принципам развития образования в России и создавали
широкие правовые рамки функционирования всей системы образования. Закон Российской Федерации «Об образовании» можно признать «систематизирующим» в образовательном законодательстве,
поскольку он фактически заложил основы законодательства в области образования.
Следующим принципиально важным этапом развития законодательства в сфере образования стало принятие Конституции Российской Федерации в 1993 году. Россия, руководствуясь нормами международного законодательства, продолжила конституционную традицию закрепления права на образование в Основном законе государства. Конституция Российской Федерации определила общие
законодательные рамки функционирования системы образования
в России. В статье 43 Конституции Российской Федерации, кроме
закрепления всеобщности права на образование, была провозглашена гарантированность общедоступности и бесплатности дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования
в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях, а также и для высшего профессионального образования на конкурсной основе.
Важно обозначить, что только через три года после принятия
действующей Конституции Российской Федерации Президентом
Российской Федерации был подписан Федеральный закон Россий­
ской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном
образовании». Формулируя единые задачи и принципы, присущие
для всей системы образования, определяя основные понятия, указанный закон служит гарантией реализации конституционного
права на высшее образование на всей территории Российской Федерации для каждого ее гражданина. Для развития высшего профессионального образования, принципиально важными положениями
также являлись законодательное закрепление автономии высших
учебных заведений и определение учредителей образовательного
учреждения, что позволило существенно расширить круг источников финансирования деятельности учреждений высшего профессионального образования.
См.: Никитина И. Ф. Конституционно-правовые основы высшего профессионального образования в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.
С. 35.
Российская газета. 2007. 27 окт.
58
Надо отдать должное законодателям, которым удалось заложить
достаточно логичную и многоаспектную основу образовательного
законодательства, которая в целом направлена на обеспечение государственных гарантий доступности и равных возможностей получения полноценного образования; формирование в системе образования эффективных организационно-экономических механизмов
привлечения и использования ресурсов; развитие самоуправленческих начал в системе высшего образования как открытой государственной системы, что в целом ориентировано на всеобъемлющую реализацию конституционного права на высшее образование.
Вместе с тем изучение специальной литературы, анализ практики реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование дают основание считать данные законы
не свободными от недостатков как содержательного, так и техникоюридического характера, которые будут рассмотрены в настоящем
исследовании.
Представляется возможным утверждать, что Закон Российской
Федерации «Об образовании» является организующим началом,
центром, ядром всего нормативного массива, регулирующего отношения в сфере образования. Он призван определить виды и состав
нормативно-правовых актов, в значительной степени решать коллизионные вопросы, формировать цели, задачи и принципы правового регулирования образования. По концептуальным нормам этого закона требуется подготовка и принятие отраслевых законов
(о среднем профессиональном, об общем образовании, о дополнительном образовании и т. д.) Следуя этой логике, в настоящее время и осуществляется развитие образовательного законодательства
в России.
Однако формирование системы федеральных актов по вопросам
высшего образования остается пока незавершенным. По тем или
иным причинам не приняты Государственной думой федеральные
законы о порядке регистрации и деятельности образовательных учреждений, о государственном образовательном стандарте высшего
профессионального образования.
Например, см.: Сырых В. М. Образовательное право как отрасль российского
права. М., 2000. Братановский С. Н. Правовое регулирование образовательных услуг. Саратов, 2003; Шкатулла В. И. Образовательное законодательство: теоретические и практические проблемы. М., 1997; Проблемы функционирования и развития
законодательства об образовании / В. И. Шкатулла, О. Н. Смолин, С. М. Широбоков,
В. М. Утенков. М., 1999 и др.
Сырых В. М. Указ. соч. С. 100.
59
Многие задачи, касающиеся получения среднего и высшего профессионального образования, разрешены в актах Правительства
Российской Федерации. Например, в постановлениях Правитель­
ства Российской Федерации от 21 января 2005 года № 36 «Об утверждении Правил разработки, утверждения и введения в действие
государственных образовательных стандартов начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального и послевузовского профессионального образования», от 26 июня
2004 года № 313 «О продлении на 2004 год срока проведения эксперимента по переходу на финансирование отдельных учреждений
высшего профессионального образования с использованием государственных именных финансовых обязательств», от 5 апреля
2001 года «О типовом положении об образовательном учреждении
высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации».
Значительный удельный вес в системе федеральных подзаконных актов занимают нормативно-правовые акты Министерства образования и науки Российской Федерации. Данное министерство
принимает свои правовые решения в форме приказов, писем, инструкций, разъяснений, решений коллегии. Например, Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 10 марта
2005 года № 65 «Об утверждении Инструкции о порядке выдачи документов государственного образца о высшем профессиональном
образовании, заполнении и хранении соответствующих бланков документов», Приказ Минобразования Российской Федерации от
9 февраля 2004 года № 487 «О внесении изменения в Порядок приема в государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования (высшие учебные заведения) Россий­
ской Федерации, учрежденные федеральными органами исполнительной власти», Приказ Минобразования Российской Федерации
от 19 января 2004 года № 157 «О порядке проведения проверки готовности образовательных учреждений среднего, высшего, дополнительного профессионального образования к реализации образовательных программ с использованием в полном объеме дистанци-
Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. № 5. Ст. 387.
Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 27. Ст. 2776.
Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 16. Ст. 1595.
Российская газета. 2005. 22 апр.
Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
2004. № 10.
60
онного обучения», Приказ Минобразования Российской Федерации от 19 января 2004 года № 158 (с изм. и доп. от 2 марта 2004 года)
«О создании Совета по координации управления качеством высшего профессионального образования».
В отдельных случаях Минобразование России принимает совместные акты с другими министерствами (ведомствами), а в ряде
случаев и общественными организациями. Например, Постановление Минтруда Российской Федерации № 73, Госкомвуза Российской
Федерации № 7 от 27 декабря 1995 года «О типовом контракте между студентом и учебным заведением высшего (среднего) профессионального образования, студентом и работодателем, заключаемых
в рамках целевой контрактной подготовки специалистов с высшим
и средним профессиональным образованием», Решение Мини­
стерства общего и профессионального образования Российской Федерации и Российского союза ректоров от 10 марта 1998 года
№ 2803‑28 «Об утверждении Типового положения о Совете ректоров
высших учебных заведений Российской Федерации».
Важная роль в регулировании и развитии сферы среднего и высшего профессионального образования принадлежит государственным программам. При этом одни программы полностью посвящены
вопросам образования (например, Федеральная программа развития образования на 2000–2005 гг., которая утверждена Федеральным законом Российской Федерации от 10 апреля 2000 года), а другие касаются этих вопросов лишь частично (например, федеральные целевые программы, утвержденные Правительством Россий­
ской Федерации: «Дети-инвалиды» (2003–2006); «Дети Севера»
(2001–2002); «Молодежь России» (2001–2005) и др.).
Все большее значение приобретает формирование законодательной базы субъектов Российской Федерации в области образования.
Это обусловлено многими причинами. В том числе тем, что Конституцией Российской Федерации общие вопросы образования отнесены к вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее
субъектов.
Анализируя взгляды ученых, исследующих проблемы образовательного законодательства, можно отметить диаметрально противо
Вестник образования. 2004. № 7.
Межведомственный информационный бюллетень. 2004. № 8.
Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. 1998. № 5.
Бюллетень Министерства общего и профессионального образования Россий­
ской Федерации. 1998. № 3.
Российская газета. 2007. 4 июля.
61
положные точки зрения на процесс развития этого законодательства
в субъектах Федерации. Так, В. И. Жураковский и Л. П. Кураков отмечают, что законодательство в сфере образования в субъектах Федерации развивается достаточно медленно. Чаще всего на региональном
уровне законодательно решаются узкие финансовые вопросы; законы, охватывающие определенный круг правового регулирования образования, имеют не более 15 субъектов Российской Федерации.
Такую ситуацию, по их мнению, можно объяснить разными причинами. Возможно, законодательные органы субъектов Федерации
считают, что эти вопросы в достаточной мере урегулированы федеральным законодательством. Вполне вероятно, что процесс формирования законодательной базы сдерживается в субъектах Федерации отсутствием практики в этой области.
Иной точки зрения придерживаются Г. А. Ермошин, считающий, что конституционное право субъектов Российской Федерации
осуществлять нормативно-правовое регулирование отношений в сфере образования в настоящее время реализовано большинством субъектов Российской Федерации. Одновременно автор отмечает, что
«… как ни странно законодательство субъектов Российской Федерации в области образования практически не только не изучено, но
даже не систематизировано, в то время как оно регулирует широкий круг вопросов».
Значительный интерес представляет обобщение регионального
законодательства, которое можно сгруппировать по предмету регулирования.
1. Законы по общим вопросам образовательной деятельности,
в основу регулирования которых субъектами Российской Федерации положен Закон Российской Федерации «Об образовании».
Большая часть субъектов Федерации разработали на основе федерального закона свои, так называемые общие законы об образовании, предмет регулирования которых совпадает с предметом регулирования федерального закона. Единая правовая основа этих законов объясняет и единообразие в их названии.
2. Региональные законы, принятые в развитие федерального закона «Об образовании».
См.: Жураковский В. М., Кураков Л. П. Укрепление российской государственности: место и роль системы образования. М., 2000. С. 38.
Там же. С. 39.
См.: Законодательная деятельность в образовательной сфере // Высшее образование в России. 1999. № 6. С.12.
Там же. С. 14.
62
В них в качестве самостоятельного предмета регулирования взяты те или иные специфические вопросы, относящиеся к группе общих вопросов, регулирование которых на федеральном уровне, по
мнению законодателя субъекта Российской Федерации, недостаточно для успешного осуществления образовательной деятельности.
Регулируя такие вопросы, субъекты Российской Федерации по сути
дела либо на свое усмотрение устраняют пробелы федеральных актов по регулированию общих вопросов, либо по уже сложившейся
традиции «исправляют» или «дополняют» федеральное регулирование.
Так, большое внимание в ряде субъектов уделено вопросам установления законодательных мер помощи отдельным категориям студентов, вопросам социальной и трудовой адаптации выпускников
высших образовательных учреждений, а также проблемам качества подготовки специалистов. Можно отметить, например, такие
акты, как Закон Ивановской области «О поддержке выпускников
учреждений высшего и среднего профессионального педагогиче­
ского образования на территории Ивановской области», Закон Белгородской области «О государственной поддержке талантливой молодежи», Положение о целевой контрактной подготовке специали­
стов с высшим и средним профессиональным образованием в Республике Коми, Закон Орловской области «Об управлении качеством
образования».
3. Законы, регулирующие экономические отношения в образовательной сфере. Согласно статье 71 Конституции Российской Федерации, установление правовых основ единого рынка, финансовое,
кредитное регулирование отнесено к ведению Российской Федерации, а установление общих принципов налогообложения – к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской
Федерации.
Следовательно, регулирование экономики образовательной сферы, при котором предметом регулирования являются вопросы экономического и финансового обеспечения деятельности образовательных учреждений на территории субъекта Российской Федера См.: Лунев А. П. Совершенствование государственного управления системой
высшего образования в регионе: дис. … д-ра экон. наук. М., 2000. С. 71.
Собрание законодательства Ивановской области. 1999. № 7 (244); Официальный
сервер губернатора и правительства Белгородской области: http://beladm.���������
bel������
.�����
ru���
/;
Официальный сервер администрации Республики Коми: http://www.�������������
comi���������
.��������
adm�����
/soc.
law���������������������������������������������������������������������
; Официальный сервер администрации Орловской области: http�����������
���������������
://��������
www�����
.����
adm�.
orel����
.���
ru�.
63
ции, возможно только с учетом разделения компетенции законодателей.
В этой группе можно выделить подгруппу законов и нормативных актов, определяющих специфику отношений собственности,
связанных с образовательными учреждениями. Это такие законы,
как Закон Республики Башкортостан «О сохранении статуса государственных научных, образовательных учреждений и моратория
на их приватизацию», постановление губернатора Нижегородской
области «Об утверждении порядка передачи в муниципальную собственность ведомственных образовательных учреждений», Закон
Краснодарского края «О моратории на приватизацию объектов образования в Краснодарском крае» и ряд других.
Также следует выделить нормативные документы регионального уровня, регулирующие экономические аспекты деятельности образовательных учреждений, в которых законодатели устанавливают местные налоги и сборы на нужды образовательных учреждений, минимальные социальные нормы и финансовые нормативы;
определяют налоговые и иные экономические льготы образовательным учреждениям в пределах своей компетенции. Примером таких
законов является, в частности, Закон Тюменской области «Об установлении налоговых льгот учредителям попечительских советов
вузов (факультетов вузов) области».
4. Законы, регулирующие трудовые, социальные и иные отношения работников вузов.
В эту группу нормативно-правовых актов можно отнести Закон
Белгородской области «О социальных гарантиях медицинским работникам образовательных учреждений бюджетной сферы обла­
сти», Закон Кемеровской области «О социальных гарантиях педагогических работников народного образования» и ряд других.
Вместе с тем анализ законодательной деятельности субъектов
Федерации свидетельствует о наличии существенных противоречий между нормами федерального законодательства и нормами законов субъектов Российской Федерации.
Законы Республики Башкортостан. 1993. Вып. V; Официальный сервер администрации Нижегородской области: http������������������������������������
����������������������������������������
://���������������������������������
ww�������������������������������
w.�����������������������������
government�������������������
.������������������
nnov��������������
.�������������
ru�����������
; Официальный сервер администрации Краснодарского края: http�������������������������
�����������������������������
://����������������������
www�������������������
.������������������
admkrai�����������
.����������
kuban�����
.����
ru��.
Официальный сервер Департамента образования и науки Тюменской области:
http������������������������
://���������������������
www������������������
.�����������������
tyumen�����������
.����������
ru��������
/�������
law����
.���
ed�.
Официальный сервер губернатора и правительства Белгородской области: http://
beladm.bel.ru; http������������������������������������������������������������
����������������������������������������������������������������
://���������������������������������������������������������
www������������������������������������������������������
.�����������������������������������������������������
business���������������������������������������������
.��������������������������������������������
law�����������������������������������������
/����������������������������������������
depon�����������������������������������
.����������������������������������
ru��������������������������������
; Официальный сервер администрации Кемеровской области: http�������������������
�����������������������
://www.kemerovo.su.
64
Среди коллизий, присущих федеральному законодательству об
образовании и законам субъектов Российской Федерации, можно
выделить нормы права, принятые за пределами законотворческой
компетенции законодательных органов субъектов Российской Федерации и нормы права, принятые в пределах законотворческой
компетенции названных органов, ограничивающих права и свободы граждан, образовательных учреждений или иных юридических
лиц по сравнению с федеральным законодательством.
Так, в законе Республики Коми об образовании вопреки части
3 статьи 10 и частей 10, 14 статьи 28 Закона Российской Федерации
«Об образовании» к компетенции высших органов государственной
власти и управления Республики отнесены такие вопросы федерального ведения, как утверждение государственных образовательных стандартов, разработка и утверждение типовых положений
о соответствующих типах и видах образовательных учреждений республиканского подчинения, разработка перечня профессий и специальностей, получение которых без отрыва от производства в форме
экстерната не допускается.
Существенно ограничило компетенцию Российской Федерации
в сфере образования и Государственное собрание Республики Башкортостан. В принятом им законе об образовании на республиканский
уровень переведено решение таких вопросов, как разработка и утверждение типовых положений об образовательных учреждениях, установление порядка аттестации отдельных категорий педагогических
работников государственных и муниципальных учреждений, нострификация документов об образовании иностранных государств, установление образовательного ценза педагогических работников и др.
В законах Российской Федерации достаточно часто встречаются
также противоречия, связанные с ограничением прав граждан, образовательных учреждений и иных лиц, закрепленных федеральным законодательством. В частности, урезается перечень социальных льгот и гарантий, предоставляемых участникам образовательной деятельности.
Между тем положения законов и иных нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации в сфере образования, принятые с нарушением компетенции, равно как и ограничивающие права и свободы субъектов образовательной деятельности, закреплен Официальный сервер администрации Республики Коми: http://www.�����
comi�.
adm���������
/��������
soc�����
.����
law�
Законы Республики Башкортостан. 1993. Вып. V.
65
ных федеральным законодательством, не могут применяться в конкретных отношениях.
Коллизии между федеральными законами и нормативно-правовыми актами субъектов Российской Федерации надлежит разрешать в соответствии с частью 5 статьи 76 Конституции Российской
Федерации. Данной статьей закрепляется положение, согласно которому «в случае противоречия между федеральным законом, изданном по предметам ведения Российской Федерации или пред­
метам совместного ведения Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации, и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон». При этом положения региональных законов об образовании, противоречащие действующему
федеральному законодательству, значительно осложняют процесс
выбора нормы права и ее применения в конкретных отношениях
в сфере образования, что отрицательно влияет на возможность реализации гражданином РФ своего конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование.
Анализируя совокупность региональных нормативных правовых актов, регулирующих реализацию права на среднее и высшее
профессиональное образование, необходимо отметить наличие наряду с законодательными актами и комплекса подзаконных нормативно-правовых актов. На этом уровне правового регулирования
могут приниматься нормы, закрепляющие региональные норма­
тивы финансирования образования, дополнительные к федеральным льготы обучающимся и работникам, дополнительные к федеральным требования к образовательным учреждениям в части
строительных норм и санитарных правил и по некоторым другим
вопросам.
Замыкают рассматриваемую систему подзаконных нормативноправовых актов так называемые локальные нормативные акты,
принимаемые образовательными учреждениями самостоятельно.
Именно в них детализируется процесс реализации конкретных правомочий субъектами образовательной деятельности в системе среднего и высшего профессионального образования. Правотворческая
деятельность в образовательном учреждении среднего и высшего
профессионального образования осуществляется его учредителями, органами управления либо трудовыми коллективами. Перечень
вопросов, по которым могут приниматься такие нормативно-правовые акты, и порядок их принятия закрепляются в уставе образовательного учреждения. К сожалению, изучение практики деятельности образовательных учреждений показывает, что в их уставах
66
часто запрограммированы нарушения прав человека на среднее
и высшее профессиональное образование, а в некоторых государ­
ственных и муниципальных образовательных учреждениях вообще отсутствуют.
Таким образом, проведенное исследование системы законодательных актов, регулирующих реализацию права на среднее и высшее профессиональное образование, свидетельствует о наличии
проблем и недостатков. Самой болевой точкой является правовое
регулирование экономических отношений в системе среднего и высшего профессионального образования. Российским законодателем
система образования объявлена приоритетной сферой государственных интересов. Основной государственной гарантией, которая обеспечивает приоритетность системы образования, является государ­
ственное финансирование этой сферы. Российский парламент еще
в 1992 году в первой редакции закона Российской Федерации «Об
образовании» в статье 40 установил, что расходы на нее не могут
быть менее 10% национального дохода. В январе 1996 года была
подписана новая редакция закона «Об образовании», которая не
только не подтвердила эту норму, но и установила, что расходы на
образование должны составлять не менее 3 % расходной части федерального бюджета. Эта норма вошла также в текст Федерального
закона Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». К сожалению, эта норма с момента ее
утверждения ни разу не была реализована.
Важно отметить, что модернизация нормативно-правовой базы в
сфере образования требует теоретического осмысления имеющихся
проблем и разработки вариантов их решения на всех уровнях законодательной власти. Также глубокого осознания требует внешняя
и внутренняя политика конкретного образовательного учреждения, так как переход к глобализации требует создания такого правового и организационно-экономического механизма функционирования образовательных учреждений, который бы адекватно отражал состояние внешней среды и соответствовал международному
стандарту прав человека.
Государство, признавая необходимость модернизации системы образования в целом и системы среднего и высшего профессионального
См.: Матюшева Т. М. Правовой статус гражданина Российской Федерации
в сфере образования: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Дону, 1999. С. 11.
См.: Мельник М. В., Баширов М. Я. Особенности организационно-экономиче­
ского механизма функционирования высшей школы России на современном этапе //
Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях. 2004. № 22.
67
образования в частности в 2000 году приняло к реализации Федеральную программу развития образования на 2000–2005 гг. В дальнейшем в целях осуществления скоординированных действий, направленных на развитие системы образования, Правительством Российской Федерации была одобрена национальная доктрина образования в Российской Федерации до 2025 года, а также Концепция
модернизации российского образования на период до 2010 года.
Федеральная программа развития образования на 2000–2005 гг.,
в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании, является организационной основой государственной политики в области образования, которая определяет стратегию приоритетного развития системы образования во всех направлениях
и обеспечивает ее реализацию. Программу подкрепляют республиканские, региональные и отраслевые программы развития образования, которые учитывают национальные и региональные социально-экономические, экологические, культурные, демографиче­
ские и другие особенности и реализуют мероприятия, отнесенные
к ведению субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и отраслевых ведомств, в соответствии с законодательством об образовании. Соответственно, выполнение программы
обеспечивается как объемами финансовых средств бюджетов всех
уровней, необходимыми для полноценного развития и функционирования системы образования, так и дополнительным целевым финансированием программы, обеспечивающим реализацию ее мероприятий и проектов, нацеленных на решение первоочередных
задач развития системы на основе достижений науки и практики
(инноваций). Среди основных направлений программы можно назвать обеспечение качества образования, расширение доступности
образовательных услуг, развитие механизмов многоканального финансирования в системе образования, реструктуризация подготовки специалистов и оптимизации структуры учреждений в системе
образования.
Федеральный закон Российской Федерации «Об утверждении федеральной
программы развития образования» от 10 апреля 2000 г. № 51-ФЗ // Российская газета. 2007. 4 июля.
Постановление Правительства Российской Федерации от 4 октября 2000 года
№ 751 «О национальной доктрине образования в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 41. Ст. 4089.
Приказ Минобразования Российской Федерации от 11 февраля 2002 года № 393
«О Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года» //
Образование и общество. 2002. № 1. С. 32–43.
68
Национальная доктрина развития образования явилась официальным государственным документом, определяющим основные
стратегические направления развития образования на долгосрочный период (до 2025 года), обеспечивающие рост благосостояния
населения и развитие страны в настоящий момент и в будущем. Основное назначение доктрины образования состоит в предъявлении
принципов отношения государства к образованию в современном
обществе и приоритетов развития образования. В доктрине четко
зафиксированы цели и задачи всех уровней российского образования, процессов воспитания и обучения; ответственность системы
образования и ответственность общества и государства в сфере образования; определены и закреплены принципы приоритетности
образования и приоритетный характер роста финансирования и заработной платы работников образования.
Следует отметить, что доктрина развития образования опирается на Закон Российской Федерации «Об образовании» и формулирует направления и принципы развития образования в современном
обществе. По отношению к Федеральной программе развития образования Доктрина является достаточно подробным и обоснованным
способом постановки конкретных целей воспроизводства и развития образования, механизмы достижения которых специально выстраиваются и прорабатываются в Федеральной программе развития образования. В Доктрине зафиксированы два важнейших для
развития законодательства об образовании и функционировании
самой образовательной системы положения. Во-первых, принятие
нормативных актов, противоречащих Доктрине, в том числе снижающих уровень гарантий прав граждан в области образования
и уровень его финансирования, не допускается. А во-вторых, в соответствующих бюджетах на очередной финансовый год должны предусматриваться средства в объемах, необходимых для реализации
положений действующего законодательства об образовании в Российской Федерации. Таким образом, Доктрина выступает в качестве гаранта образовательных прав граждан.
Концепция модернизации российского образования на период до
2010 года предусматривает правовые и экономические условия реализации конституционного права граждан на среднее и высшее
профессиональное образование. Безусловно, модернизация среднего и высшего профессионального образования не может не отразиться на реализации соответствующего конституционного права.
В связи с этим в рамках настоящего исследования этой проблеме
посвящена вторая глава.
69
Несмотря на попытки программными и концептуальными сред­
ствами обеспечить реализацию конституционного права на среднее
и высшее профессиональное образование, серьезной проработки
требует вся система законодательства.
Значительная аналитическая работа предстоит в систематизации подзаконных нормативных актов, регулирующих образовательные отношения. По мнению В. М. Сырых, «совокупность дей­
ствующих источников образовательного права достаточно велика
и по самым скромным оценкам превышает 20 000 нормативных актов и нормативно-правовых договоров. Непосредственно по вопросам образования только на федеральном уровне за последние восемь
лет было принято более пятисот нормативно-правовых актов в форме законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации и нормативных актов
Министерства образования Российской Федерации». С одной стороны, их совокупность характеризуется множественностью и объемностью норм и нормативных актов, а с другой стороны – существенными пробелами, отсутствием регламентации по важнейшим
вопросам образования. В целом в настоящее время только на федеральном уровне имеется около 250 действующих нормативных актов, определяющих условия функционирования системы образования, которые оказываются нередко несогласованными с основополагающими законодательными актами, с одной стороны, и не всегда исполняются на практике – с другой. В связи с этим нельзя не
согласиться с мнением В. М. Жураковского и Л. П. Куракова о необходимости подготовки более совершенного пакета законодательных
актов по образованию в системном взаимодействии с действующим
законодательством, регулирующим отношения в смежных сферах
общественной жизни, поскольку это, в свою очередь, повлечет необходимость проведения работы по отмене устаревших актов и внесению необходимых изменений.
К возможным путям сокращения нормативного материала, устранения имеющихся недостатков следует отнести: во-первых, его
унификацию и консолидацию посредством издания укрупненных
комплексных актов; во-вторых, кодификацию.
Изучая практику систематизации образовательного законодательства, следует отметить, что в этой работе все яснее проявляются серьезные недостатки. Сочетание широкого спектра специаль
70
Сырых В. М. Указ. соч. С. 40.
См.: Жураковский В. М., Кураков Л. П. Указ. соч. С. 407.
ных законов об образовании и отдельных норм, включенных в другие законы, в ряде случаев создает определенные трудности в их
применении и не способствует формированию логически построенного и завершенного образовательного права. Это диктует необходимость переориентации законотворческой деятельности в области
образовательного права на разработку Образовательного кодекса Российской Федерации, что позволит не только систематизировать законодательство в области образования, но и более глобально, с точки
зрения концептуальных позиций, посмотреть на дальнейшее формирование этой отрасли законодательства, предупредить появление многочисленных нормативных актов, содержание которых порой не корригируется с общим законодательством. Идея о подготовке
полного нормативно-правового акта в настоящее время поддерживается рядом авторитетных специалистов в области образовательного права и заслуживает самого пристального внимания.
Изучая историческую сторону вопроса, необходимо отметить,
что идея кодекса была высказана еще в 1993 году. В 1998 году постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ № 45 была создана рабочая группа по подготовке модельного образовательного кодекса для государств-участников СНГ.
В 2001 году эта работа была завершена. В настоящее время уже
представлены структуры и проекты кодексов разными авторами –
В. М. Сырых, Е. Д. Волоховой, В. С. Толстым, которые представляют кодекс, состоящим из двух частей: общей и особенной в одной
книге.
По мнению В. М. Сырых, принятие Кодекса Российской Федерации об образовании позволит обеспечить наиболее полное соответ­
ствие системы действующих норм права современному состоянию
образовательных отношений и устранит большую часть недостатков, имеющихся в действующих законах и иных нормативно-правовых актах, принятых по вопросам образования. Развивая это
направление, С. В. Барабанова отмечает, что принятие главного си­
стемообразующего акта – Кодекса Российской Федерации об обра См.: Абрамов В. Д. Совершенствование законодательного процесса // Россий­
ское законодательство: проблемы и перспективы / Под ред. Л. А. Окунькова. М.,
1995. С. 29.
См.: Сырых В. М. Указ. соч. С. 115; Братановский С. Н. Системный анализ образовательной деятельности в России. Саратов, 2002. С. 59.
См.: Основные положения концепции Кодекса Российской Федерации об образовании (Общая часть) / Под общей ред. В. М. Сырых, Ю. А. Кудрявцева. М., 2001.
С. 15.
71
зовании будет означать инкорпорацию системы законодательных
и иных нормативно-правовых актов, регулирующих многообразные сферы проявления вузовской жизнедеятельности.
Другой точки зрения придерживается В. И. Шкатулла. Он считает, что законотворческая практика последнего десятилетия показывает необходимость создания при достаточно сложной сфере правового регулирования кодекса, состоящего из разных частей в разных книгах. По мнению В. И. Шкатуллы, кодекс законов об образовании в большей степени соответствует сложной сфере правового
регулирования при наличии более сложной структуры, поэтому
в книге первой следует изложить общую часть, а равнозначные особенные части, в зависимости от уровней образования, должны найти место в различных книгах.
Несмотря на то, что по мнению ряда ученых, вторая точка зрения более адекватно отражает существующие правовые реалии
в системе образования, так как каждый уровень образования достаточно замкнут и пользуется массивом законодательства, мы полагаем, что надо создавать правовые условия для открытости, взаимосвязи и преемственности, тем более что мировая практика идет
именно по такому пути.
Следовательно, рассматривая перспективы дальнейшего развития образовательного законодательства в свете принятия Кодекса
об образовании, можно утверждать, что это позволит обеспечить наиболее полное соответствие системы действующих норм права современному состоянию отношений в сфере образования и устранить
большую часть недостатков, имеющихся в действующих федеральных законах и иных нормативных правовых актах, что, в свою очередь, будет способствовать реализации конституционного права на
образование, в том числе и на среднее и высшее профессиональное
образование.
Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что развитие законодательства о праве человека на получение среднего
См.: Барабанова С. В. Некоторые проблемы реализации конституционного права граждан на высшее профессиональное образование в Российской Федерации //
Право и образование. 2002. № 6. С. 121.
См.: Шкатулла В. И. Образовательное право. С. 124.
Например: Братановский С. Н. Системный анализ образовательной деятельности в России. Тучков В. М. Правовое регулирование образовательной деятельности.
Орел, 2002; Штыков В. В. Административно-правовая организация механизма управления образованием: региональный аспект: дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск,
2001.
72
и высшего профессионального образования осуществлялось по восходящей линии – от принятия отдельных законов, регламентирующих деятельность системы образования к созданию основополагающих системных стратегических документов, формирующих законодательную основу в образовательной сфере. В то же
время следует учитывать, что на процесс развития законодатель­
ства в области образования оказывали влияние различные факторы: от возрастающей роли образования в обществе до необходимо­
сти обеспечения достаточной стабильности самого образовательного
права. При формировании образовательного права законодатель
обязан учитывать, что реальное влияние образования возрастает
пропорционально росту культурного и научно-технического потенциала. Таким образом, возрастающая роль образования в жизни
общества и личности является одним из базовых факторов развития в целом.
Таким образом, конец ����������������������������������
XX��������������������������������
века стал определяющим в форми­
ровании концептуальных основ развития российского образования
на долгосрочную перспективу. Были приняты основополагающие
для системы профессионального образования документы, которые
пронизаны общей идеей кардинального преобразования системы среднего и высшего профессионального образования в России.
Представляется, что наиболее оптимальным путем развития об­
разовательного законодательства является принятие Кодекса об образовании на основе сформированной и развитой базы законо­
дательства в сфере образования. Данный путь призван обеспечить наиболее полное соответствие системы действующих норм
права современному состоянию отношений в сфере образования
и устранить большую часть недостатков, имеющихся в действующих федеральных законах и иных нормативно-правовых актах,
принятым по вопросам образования. Однако, думается, что до
выработки кодифицированного документа необходимо: 1) создать
единый, целостный механизм правового регулирования на базе
уже сложившихся и эффективно действующих правовых институтов образовательного законодательства и обеспечить полное и си­
стемное регулирование отношений в сфере образования; 2) приве­
сти законодательство Российской Федерации в соответствие с нормами и принципами международного права; 3) творчески исполь­
зовать передовой зарубежный опыт, адаптировать его с учетом
специфики образовательных отношений в России на современном
этапе ее развития; 4) учесть законотворческий опыт субъектов Российской Федерации.
73
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Право на среднее и высшее профессиональное образование как
одно из основных прав человека и гражданина встает в ряд актуальных проблем и мирового сообщества, и отдельных государств, и личности, так как обеспечивает важнейшие жизненные потребности
и интересы, гарантирует достойный уровень жизни и свободное развитие. Это одно из значимых социально-экономических прав, закрепленных в соответствии с Декларацией прав и свобод человека
и гражданина и Конституцией Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации признает право на среднее
и высшее профессиональное образование естественным и неотъемлемым в числе других прав и свобод человека. Однако оно (в отличие от других естественных прав – права на жизнь, на свободу, достоинство и др.) может быть реализовано человеком лишь на определенном этапе развития общества. Для этого необходимо наличие
в обществе накопленного и систематизированного потенциала знаний и системы образовательных организаций. Тем не менее естественный характер права на среднее и высшее профессиональное образование является бесспорным в силу того, что оно имеет глубокую
органическую связь с другими естественными правами, закрепленными в Основном законе государства – Конституции Российской
Федерации.
Юридическая конструкция права на образование отличается
сложной структурной организацией, в основе которой лежит выделение законодателем элементов права на образование, соответствующих уровням (ступеням) образования. Среди всех элементов данного права особое место занимает право на среднее и высшее профессиональное образование.
Высокий потенциал среднего и высшего профессионального образования в России позволит выполнять широкие культурно-образовательные функции при подготовке специалистов и проводить
научные исследования по всем направлениям науки, техники и производства. В реализации курса реформ в развитии государства образование должно стать, прежде всего, мощным источником научного знания гуманитарного, естественно-научного и технического,
обеспечивающего перспективу духовного, экономического и социального развития страны. Оно должно формировать научное, демократическое, свободное от догм и предрассудков общественное
мировоззрение, интеллектуальный, культурный и морально-этический менталитет общества, основанный на традициях, общечело74
веческих ценностях, достижениях современной цивилизации, демократических принципах уважения и защиты прав всех граждан
страны.
Библиографический список
Нормативно-правовые акты
1. Конституция
������������������������������������������������������������
Российской Федерации от 12 декабря 1993 года //
Российская газета. 2006. 15 июля.
2. Конституция
���������������������������������������������������������
(Основной закон) СССР 1978 года // ВВС СССР.
1978. № 29. Ст. 407.
3. ������������������������������������������������������������
Конституция СССР (Основной закон) от 7 октября 1977 года //
ВСНД и ВС СССР. 1977. № 41. Ст. 617.
4. Конституция
��������������������������������������������������������
(Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик // Известия ЦИК Союза ССР и ВЦИК. 1936. 6 дек.
5. �������������������������������������������������������������
Конституция РСФСР 1925 года // СУ РСФСР. 1925. № 30. Ст. 218.
6. Конституция
���������������������������������������������������������
(Основной закон) Российской Социалистической
Федеративной Советской Республики // СУ РСФСР. 1918. № 51.
Ст. 582.
7. �������������������������������������������������������
Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря
1948 года // Российская газета. 1995. 5 апр.
8. Международный
�������������������������������������������������������
пакт об экономических, социальных и культурных правах. Резолюция 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеей
ООН. 16 декабря 1966 г. пакт ратифицирован Указом Президиума
ВС СССР от 18 сентября 1973 года № 4812-VIII. Вступил в силу для
России с 3 января 1976 года // Ведомости Верховного Совета СССР.
1976. № 17 (1831). Ст. 291.
9. �����������������������������������������������������
Декларация прав ребенка // Международная защита прав
и свобод человека: сб. док. М., 1990.
10. Декларация
���������������������������������������������������������
прав и свобод человека и гражданина, принятая
22 ноября 1991 года в России // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.
11. ��������������������������������������������������������
Всемирная декларация о высшем образовании для ����������
XXI�������
века:
подходы и практические меры. Париж, 9 октября 1998 г. // Документы международ. права по вопросам образования / Под ред.
Г. А. Лукичева, В. М. Сырых. М., 2003.
12. �������������������������������������������������������
Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования. Париж, 14 декабря 1960 года // Ведомости Верховного Совета
СССР. 1962. № 44. Ст. 452. Сборник действующих договоров, согла75
шений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государ­
ствами. Вып. XXII.����������
���������
М., 1976.
13. Конвенция
��������������������������������������������������������
о техническом и профессиональном образовании.
Париж, 10 ноября 1989 года // Международная защита прав и свобод человека: сб. док. М., 1990.
14. �������������������������������������������������������
Соглашение «О едином образовательном пространстве и повышении социального статуса учащихся системы образования и науки в государствах-участниках СНГ» // Образовательное законодательство государств-участников СНГ и стран Балтии: сб. норматив.
док. / Сост. Ю. А. Кудрявцев, И. Ю. Егорова, О. Л. Ворожейкина,
В. Ф. Пугач, Л. Н. Тарасюк. Под ред. В. М. Сырых. М., 2003.
15. �������������������������������������������������������
Конвенция «О признании учебных курсов, программ и документов об образовании, ученых степеней и званий в странах СНГ» //
Образовательное законодательство государств-участников СНГ
и стран Балтии: сб. норматив. док. / Сост. Ю. А. Кудрявцев,
И. Ю. Егорова, О. Л. Ворожейкина, В. Ф. Пугач, Л. Н. Тарасюк. Под
ред. В. М. Сырых. М., 2003.
16. ��������������������������������������������������������
Соглашение о сотрудничестве по формированию единого (общего) образовательного пространства Содружества Независимых
Государств // Образовательное законодательство государств-участников СНГ и стран Балтии: сб. норматив. док. / Сост. Ю. А. Кудрявцев, И. Ю. Егорова, О. Л. Ворожейкина, В. Ф. Пугач, Л. Н. Тарасюк.
Под ред. В. М. Сырых. М., 2003.
17. �����������������������������������������������������
Соглашение между Правительством Республики Беларусь,
Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргыз­
ской Республики и Правительством Российской Федерации о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании,
ученых степенях и званиях // Документы международ. права по
вопросам образования / Под ред. Г. А. Лукичева, В. М. Сырых. М.,
2003.
18. �������������������������������������������������������
Федеральный закон Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в ред. от 19 июля
1996 г., с изм. и доп.) // Российская газета. 2007. 27 окт.
19. �������������������������������������������������������
Федеральный закон Российской Федерации «Об утверждении
федеральной программы развития образования» от 10 апреля 2000 г.
№ 51-ФЗ // Российская газета. 2007. 4 июля.
20. �������������������������������������������������������
Закон Российской Федерации «Об образовании» (в ред. от
10 июля 1992 г. № 3266, с изм. и доп.) // Российская газета. 2007.
25 июля.
21. Закон
��������������������������������������������������������
СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР» // Засе76
дания Верховного Совета СССР 6-го созыва: стенограф. отчет. М.,
1962.
22. ��������������������������������������������������������
Закон СССР «Об утверждении Основ законодательства Союза
ССР и союзных республик о народном образовании»; Постановление
«О состоянии народного образования и мерах по дальнейшему совершенствованию общего среднего, профессионально-технического, среднего специального и высшего образования в СССР» // Заседания Верховного Совета СССР 9-го созыва: стенограф. отчет. М.,
1974.
23. Постановление
����������������������������������������������������
Правительства Российской Федерации от
21 января 2005 года № 36 «Об утверждении Правил разработки, утверждения и введения в действие государственных образовательных стандартов начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального и послевузовского профессионального образования» // Собрание законодательства Россий­
ской Федерации. 2005. № 5. Ст. 387.
24. ����������������������������������������������������
Постановление Правительства Российской Федерации от
14 января 2002 года № 6 «О проведении в 2002–2003 годах эксперимента по переходу на финансирование отдельных учреждений высшего профессионального образования с использованием государ­
ственных именных финансовых обязательств» (с изм. от 26 июня
2004 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004.
№ 27. Ст. 2776.
25. ����������������������������������������������������
Постановление Правительства Российской Федерации от
5 апреля 2001 года № 264 «Об утверждении Типового положения об
образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 16. Ст. 1595.
26. Постановление
����������������������������������������������������
Правительства Российской Федерации от
4 октября 2000 года № 751 «О национальной доктрине образования
в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 41. Ст. 4089.
27. ��������������������������������������������������������
Постановление СМ СССР от 31 августа 1989 года № 708 «Об
участии государственных, кооперативных и других общественных
предприятий, организаций и учреждений в комплектовании высших и средних специальных учебных заведений и в подготовке
специалистов» // СП СССР. 1989. № 17. Ст. 139.
28. Постановление
��������������������������������������������������������
НКП от 31 мая 1918 года «О введении обязательного совместного обучения» // СУ. 1918. № 38. Ст. 499.
29. �������������������������������������������������������
Постановление НКП, принятое на заседании СНК «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства в ведение
77
народного комиссариата по просвещению» от 11 декабря 1917 года //
Декреты. М., 1918. Т. 1. С. 210–211.
30. �������������������������������������������������������������
Декрет СНК от 5 июня 1918 года «О передаче в ведение народного комиссариата по просвещению учебных и образовательных учреждений и заведений всех ведомств» // СП СССР. 1957. № 13. Ст. 123.
31. ���������������������������������������������������������
Указ Президента РСФСР от 11 июля 1991 г. № 1 «О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 9. Ст. 851.
32. Приказ
������������������������������������������������������
Министерства образования и науки Российской Федерации от 10 марта 2005 года № 65 «Об утверждении Инструкции о порядке выдачи документов государственного образца о высшем профессиональном образовании, заполнении и хранении
соответ­ствующих бланков документов» // Российская газета. 2005.
22 апр.
33. Приказ
������������������������������������������������������
Минобразования Российской Федерации от 9 февраля 2004 года № 487 «О внесении изменения в Порядок приема в государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования (высшие учебные заведения) Российской Федерации, учрежденные федеральными органами исполнительной
власти» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2004. № 10.
34. Приказ
������������������������������������������������������
Минобразования Российской Федерации от 19 января 2004 года № 157 «О порядке проведения проверки готовности образовательных учреждений среднего, высшего, дополнительного
профессионального образования к реализации образовательных
программ с использованием в полном объеме дистанционного обучения» // Вестник образования. 2004. № 7.
35. ������������������������������������������������������
Приказ Минобразования Российской Федерации от 19 января 2004 года № 158 (с изм. и доп. от 2 марта 2004 года) «О создании
Совета по координации управления качеством высшего профессионального образования» // Межведомственный информационный
бюллетень. 2004. № 8.
36. Приказ
�������������������������������������������������������
Минобразования Российской Федерации от 11 февраля 2002 года № 393 «О Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года» // Образование и общество. 2002.
№ 1. С. 32–43.
37. ������������������������������������������������������
Постановление Минтруда Российской Федерации № 73, Госкомвуза Российской Федерации № 7 от 27 декабря 1995 года «О типовом контракте между студентом и учебным заведением высшего
(среднего) профессионального образования, студентом и работодателем, заключаемых в рамках целевой контрактной подготовки
78
специалистов с высшим и средним профессиональным образованием» // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств. 1998.
№ 5.
38. �������������������������������������������������������
Решение Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации и Российского союза ректоров от
10 марта 1998 года № 2803-28 «Об утверждении Типового положения о Совете ректоров высших учебных заведений Российской Федерации» // Бюллетень Министерства общего и профессионального
образования Российской Федерации. 1998. № 3.
39. ��������������������������������������������������������
Закон Республики Башкортостан «Об образовании» от 29 декабря 1992 года; Закон Республики Башкортостан «О сохранении
статуса государственных научных, образовательных учреждений
и моратория на их приватизацию» // Законы Республики Башкортостан. 1993. Вып. V.
40. Закон
��������������������������������������������������������
Белгородской области «О государственной поддержке
талантливой молодежи»; Закон Белгородской области «О социальных гарантиях медицинским работникам образовательных учреждений бюджетной сферы области» // Официальный сервер губернатора и правительства Белгородской области: http://beladm.bel.ru.
41. �����������������������������������������������������
Закон Ивановской области «О поддержке выпускников учреждений высшего и среднего профессионального педагогического
образования на территории Ивановской области» // Собрание законодательства Ивановской области. 1999. № 7 (244)
42. Закон
��������������������������������������������������������
Орловской области «Об управлении качеством образования» от 12.05.2000 // Официальный сервер администрации Орловской области: http://www.adm.orel.ru.
43. Закон
�������������������������������������������������������
Краснодарского края «О моратории на приватизацию
объектов образования в Краснодарском крае» // Официальный сервер
администрации Краснодарского края: http://www.admkrai.kuban.ru.
44. Закон
���������������������������������������������������������
Тюменской области «Об установлении налоговых льгот
учредителям попечительских советов вузов (факультетов вузов) области» // Официальный сервер Департамента образования и науки
Тюменской области: http://www.tyumen.ru/law.ed.
45. ���������������������������������������������������������
Закон Кемеровской области «О социальных гарантиях педагогических работников народного образования» // Официальный сервер администрации Кемеровской области: http://www.kemerovo.su.
46. �������������������������������������������������������
Закон Республики Коми «Об образовании»; Положение о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним
профессиональным образованием в Республике Коми // Официальный сервер администрации Республики Коми: http://www.comi.
adm/soc.law.
79
47. �����������������������������������������������������������
Постановление губернатора Нижегородской области «Об утверждении порядка передачи в муниципальную собственность ведомственных образовательных учреждений» // Официальный сервер админи­
страции Нижегородской области: ������������������������������
http��������������������������
://�����������������������
ww���������������������
w.�������������������
government���������
.��������
nnov����
.���
ru�.
Учебная литература
1. Баглай
������������
М. В. Конституционное право Российской Федерации.
М., 1999. 578 с.
2. Бачило
������������������������������������������
И. Л., Лопатин В. Н., Федотов М. А. Информационное
право: учебник / Под ред. Б. Н. Топорина. СПб., 2001. 789 с.
3. Безуглов
���������������������������������
А. А., Беломестных Л. Л. Конституционное право России: учебник. М., 2004. 1024 с.
4. ������������������������������������
Габричидзе Б. Н., Черняковский А. Г. Конституционное право
России. М., 2004. 732 с.
5. ����������������������������������������������������������
Декрет Второго Всероссийского Съезда Советов «Об образовании рабочего и крестьянского правительства» от 26 октября 1917 г. //
Декреты. М., 1918. Т. 1.
6. Енгибарян
��������������������������������
Р. В., Тадевосян Э. В. Конституционное право: учебник. М., 2002. 472 с.
7. Зиновьев
���������������
А. В. Конституционное право России: проблемы теории и практики. СПб., 2000. 498 с.
8. Козлова
����������������������������
Е. И., Кутафин О. Е. Конституционное право России.
М., 2003. 580 с.
9. Козлова
������������������������������
Е. И., Кириченко М. Г. Советское государственное право. М., 1983. 576 с.
10. �������������
Колюшин Е. И. Конституционное (государственное) право
России. М., 1999. 523 с.
11. Комментарий
�������������������������������������������������������
к Закону Российской Федерации «Об образовании» / Отв. ред. В. И. Шкатулла. М., 1998. 250 с.
12. ����������������������������������������������������
Комментарий к Федеральному закону Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» /
Под общ. ред. В. М. Сырых, Е. В. Буслова. М., 1998. 290 с.
13. ������������������������������������������������������������
Конституции зарубежных государств: учеб. пособие / Под ред.
проф. В. В. Маклаков. М., 2001. 592 с.
14. �������������������������������������������������������
Конституционное право России: учеб. пособие / Под ред.
А. В. Зиновьева, П. П. Глущенко, В. В. Бородина, А. А. Тимченко.
СПб., 1997. 630 с.
15. Конституционное
��������������������������������������������������������
право России / Под ред. А. Н. Кокотова,
М. И. Кукушкина. М., 2003. 620 с.
80
16. Конституционное
�����������������������������������������������������������
право / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1998.
560 с.
17. �����������������������������������������������������������
Конституционное право России: учебник / Под ред. Г. Н. Комковой. М., 2005. 536 с.
18. Конституционные
������������������������������������������������������
права и свободы человека и гражданина
в Российской Федерации: учебник / Под ред. О. И. Тиунова. М.,
2005. 210 с.
19. �������������
Копылов В. А. Информационное право: учебник. М., 2002.
512 с.
20. ������������������������������������������������
Лейбо Ю. И., Толстопятенко Г. П., Экштайн К. А. Научнопрактический комментарий ко второй главе Конституции Россий­
ской Федерации «Права и свободы человека и гражданина» / Под
ред. К. А. Экштайна. М., 2000. 137 с.
21. Общий
������������������������������������������������������
устав Российских университетов 1835 года. СПб.,
1835. 87 с.
22. История России с древнейших времен до наших дней / А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина. М., 2000. 688 с.
23. Права личности и образование: глобальные и региональные
проблемы и перспективы // Материалы международного конгресса.
Ханты-Мансийск, 2000. 370 с.
24. ��������������������������������������������������������
Права человека: учебник / Под ред. Е. А. Лукашевой. М.,
2002. 207 с.
25. ���������������������������������������������������������
«Учреждение Комитета министров» 20 мая 1812 г.; Манифест
«О разделении государственных дел на особые управления с означением предметов, каждому управлению подлежащих»; Манифест
«О разделении государственных дел по министерствам» // Полное
собрание законов Российской Империи. М., 1830. 687 с. Т. 31.
Ст. 24307; Ст. 24326.
26. ��������������
Рассолов М. М. Информационное право: учеб. пособие. М.,
1999. 400 с.
27. Российское
��������������������������������������������������������
законодательство X–��������������������������
XX вв���������������������
. Т. 2. Законодатель­
ство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. М., 1985; Т. 5. Законодательство периода расцвета
абсолютизма. М., 1987; Т. 6. Законодательство первой половины
XIX века. М., 1988.
28. ���������������������������������������������������������
Свод законов Российской Империи. Т. XI, Ч. 1. СПб., 1893.
29. Смелзер
����������
Н. Социология: Пер. с англ. М., 1994. 312 с.
30. ����������������
Смоленский М. Б. Конституционное (государственное) право
России: учебник. Ростов н/Дону, 2002. 502 с.
31. ���������������������������������������������������
Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР:
сб. док. 1917–1922. М., 1959.
81
32. ������������
Шахрай С. М. Конституционное право Российской Федерации. М., 2003. 570 с.
33. Червонюк
��������������
В. И. Конституционное право России: учеб. пособие. М., 2003. 430 с.
34. �������������
Чиркин В. Е. Конституционное право России: учебник. М.,
2003. 374 с.
Научные издания
1. ��������
Аллак Ж. Вклад в будущее: приоритет образования. М., 1995.
78 с.
2. �����������
Анашкин Г. ���
З. Права и обязанности гражданина СССР: пособие
для слушателей. М., 1977. 165 с.
3.� Основные направления развития среднего профессионального
образования / П. Ф. Анисимов, В. И. Байденко, В. М. Зуев, Л. Г. Семушина. М., 1996. 213 с.
4. Бегун
������������
В. В. Образование в России. М., 2001. 74 с.
5. Боер
����������
В. М. Правовая информация. СПб., 1998. 38 с.
6. ����������
Боер В. М. Информационно-правовая политика государства.
СПб., 1998. 92 с.
7. Бочаров
�������������
Ю. А. Правовые основы образовательной деятельности
в современной России. Н. Новгород, 2001. 175 с.
8. ������������������
Братановский С. Н. Правовое регулирование образовательных
услуг. Саратов, 2003. 54 с.
9. ������������������
Братановский С. Н. Системный анализ образовательной деятельности в России. Саратов, 2002. 144 с.
10. Витрук
������������
Н. В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985. 175 с.
11. Воеводин
��������������
Л. Д. Юридический статус личности в России: учеб.
пособие. М., 1997. 300 с.
12. Волохова
��������������
Е. Д. Законодательное обеспечение права на образование в Российской Федерации: монография. М., 2004. 240 с.
13. Гегель
������������
Г. В. Философия права. М., 1990. 212 с.
14. Городецкий
����������������
Е. Н. Рождение советского государства. М., 1985.
136 с.
15. ����������������������������������������������������������
Государственное управление народным образованием в СССР /
Под ред. М. А. Биндера. Алма-Ата, 1980. 216 с.
16. Жураковский В. М., Кураков Л. П. Укрепление российской государственности: место и роль системы образования. М., 2000. 72 с.
17. Иваненко
�������������������������������
В. А., Иваненко В. С. Социальные права человека
и социальные обязанности государства: международные и конституционные правовые аспекты. СПб., 2003. 174 с.
82
18. Историко-статистический
����������������������������������������������������
очерк общего и специального
образования в России / Под ред. А. Г. Небольсина. СПб., 1883.
202 с.
19. Кант
�������
И. Сочинения: В 8 т. М., 1994. Т. 8. Чоро. 432 с.
20. Карамзин
��������������
Н. М. История государства российского: 12 т. в 3 кн.
М., 2005. Кн. 1. Т���������
. I–III. 513
������
с.
21. ����������������
Ключевский В. О. Курс русской истории // Сочинения: В 9 т.
М., 1987. Т. 7. 516 с.
22. �����������������
Ковалевский П. Е. Исторический путь России. Париж, 1946.
226 с.
23. Кодекс
��������������������������������������������������������
Российской Федерации об образовании. Общая часть
(проект с изм. и доп.) / Отв. ред. В. М. Сырых. М., 2003. 218 с.
24. ������������������������������������������������������������
Конституционный статус личности в СССР / Под ред. Н. В. Витрука. М., 1980. 206 с.
25. �����������
Ленин В. И. Полное собрание сочинений. М., 1982. Т. 45.
598 с.
26. ��������������
Лукашева Е. А. Права человека как фактор стратегии устойчивого развития. М., 2000. 214 с.
27. Матузов
��������������
Н. И. Личность. Права. Демократия. Саратов, 1992.
127 с.
28. Мюллерсон
����������������
Р. А. Права человека: идеи, нормы, реальность.
М., 1991. 214 с.
29. Образование
����������������������������������������������������������
и просвещение в истории России: сб. науч. тр.
СПб., 1998. 338 с.
30. Образование
�������������������������������������������������������
в условиях формирования нового типа культуры: Материалы круглого стола 24 января – 17 февраля 2003 года.
СПб., 2003. 398 с.
31. �����������������������������������������������������
Основные положения концепции Кодекса Российской Федерации об образовании (Общая часть) / Под общей ред. В. М. Сырых,
Ю. А. Кудрявцева. М., 2001. 218 с.
32. ��������������
Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. Петроград, 1917.
288 с.
33. Права
������������������������������������������������������
личности в социалистическом обществе / Под ред.
В. Н. Кудрявцева, М. С. Строговича. М., 1981. 202 с.
34. Раввин
������������
С. М. Три конституции советского государства. М.,
1938. 98 с.
35. �����������������
Рязановский В. А. Обзор русской культуры: В 2 т. Нью-Йорк,
1947–1948. Т. 1.
36. ���������������
Румянцева Т. С. Конституционное право на образование в социалистических странах. М., 1987. 128 с.
37. Сатаров
�������������
О. А. Право в образовании. М., 2001. 132 с.
83
38. Соловьев
��������������
С. М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989.
590 с.
39. �����������
Сырых В. М. Образовательное право как отрасль российского
права. М., 2000. 378 с.
40. ������������
Сырых В. М. Введение в теорию образовательного права. М.,
2002. 400 с.
41. Сырых
������������
В. М. Теория государства и права: учебник. М., 2004.
704 с.
42. ������������
Тучков В. М. Правовое регулирование образовательной деятельности. Орел, 2002. 197 с.
43. Шелкопляс
����������������
В. А. Право на образование. Минск, 1984. 126 с.
44. ��������������
Шкатулла В. И. Образовательное право: учеб. для вузов. М.,
2001. 688 с.
45. Шкатулла
��������������
В. И. Образовательное законодательство: теоретические и практические проблемы. М., 1997. 342 с.
46. Проблемы функционирования и развития законодательства
об образовании / В. И. Шкатулла, О. Н. Смолин, С. М. Широбоков,
В. М. Утенков. М., 1999. 288 с.
47. Эйсен
��������
Ф. Право на образование. Таллинн, 1980. 170 с.
48. Ягофаров Д. А. Право на образование и образовательное право. Екатеринбург, 1999. 106 с.
Статьи
1. �������������
Абрамов В. Д. Совершенствование законодательного процесса // Российское законодательство: проблемы и перспективы: сб. ст. /
Под ред. Л. А. Окунькова. М., 1995.
2. ����������������
Барабанова С. В. Некоторые проблемы реализации конституционного права граждан на высшее профессиональное образование
в Российской Федерации // Право и образование. 2002. № 6.
3. ����������������
Белозеров Б. П. Нормативно-правовая база российского образования и необходимость ее совершенствования // Материалы международ. межвузов. науч.-практ. конф. «Образовательное право и качество юридического образования». СПб., 2004.
4. ��������������
Волохова Е. Д. Понятие и содержание конституционного права
на образование // Право и образование. 2002. № 3.
5. Глущенко
���������������������������
П. П., Шейко В. В. История становления образования
в средневековой России периода реформ Петра I��������������������
���������������������
// Образовательное
право и качество юридического образования: Материалы международ. межвузов. науч.-практ. конф. СПб., 2004.
84
6. �������������
Гордон Л. А. Социально-экономические права человека: своеобразие, особенности, значение для России // Общественные науки
и современность. 1997. № 3.
7. �������������
Ермошин Г. А. Законодательная деятельность в образовательной сфере // Высшее образование в России. 1999. № 6.
8. ���������������
Железнов Ю. Д. Право на образование и инновации в россий­
ской высшей школе // Права человека в России: декларации, нормы
и жизнь: сб. ст. М., 1999.
9. Игнатов
�������������
А. М. Техническое и профессиональное образование:
правовые аспекты // Вопросы образования. 2002. № 3.
10. ���������������
Капустин А. Я. Основные характеристики права на образование. Международно-правовой аспект // Право на образование: проблемы его реализации. Тезисы и доклады IV Международной научно-практической конференции. М., 2000.
11. ����������������������������
Мельник М. В., Баширов М. Я. Особенности организационноэкономического механизма функционирования высшей школы России на современном этапе // Бухгалтерский учет в бюджетных и некоммерческих организациях. 2004. № 22.
12. Миронов
��������������
В. А. Некоторые аспекты совершенствования российского законодательства в области образования // Стандарты
и мониторинг в образовании. 1999. № 4.
13. �������������
Петров В. Н. Право на образование и образовательное право // Юрист. 1998. № 2.
14. ����������������������������������������������������������
Проект Кодекса РФ об образовании. Общая часть / Отв. ред.
В. М. Сырых // Право и образование. 2002. № 1–4.
15. ���������
Пухова А. Образование в России: история, современность,
проблемы развития // Петербургский аналитик. 1999. № 7.
16. Сударенков
��������������������������������������������
В. В., Грачев В. А., Буслов Е. В. Законодательная
база образования: возможные пути совершенствования // Стандарты и мониторинг. 1999. № 3.
17. Шкатулла
�����������
В. И. Право на образование // Государство и право.
1997. № 7.
18. ���������������
Черепанов Ю. П. Развитие законодательства об образовании
и образовательная реформа // Вопросы образования. 2003. № 1.
19. Ягофаров
���������������
Д. А. Образовательное право: опыт теоретического
осмысления // Образование и наука. 2000. № 4 (6).
20. Ягофарова
������������
И. Д. Основные характеристики ограничения прав
и свобод человека: теоретико-правовой аспект // Академический
юрид. журн. 2002. № 3.
21. ���������������
Ягофарова И. Д. Коллизии при ограничении права на образование // Право и образование. 2005. № 5.
85
Авторефераты и диссертации
1. ��������������
Григонис В. П. Конституционное право на образование и его
реализация в образовательных учреждениях МВД России: автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2005.
2. Дольникова
����������������
Л. А. Конституционное право на образование советских граждан: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1984.
3. ����������������
Дольникова Л. А. Конституционное право на образование советских граждан: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1984.
4. ��������������
Дорохова Г. А. Теоретические проблемы совершенствования законодательства о народном образовании: дис. ... д-ра юрид. наук.
М., 1982.
5. ������������
Жедрин А. В. Государство и образование: теоретико-правовой
аспект: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2003.
6. ����������������
Калпинская О. Е. Право на образование и механизм его реализации в системе МВД России (теоретико-прикладной аспект): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.
7. �����������
Лунев А. П. Совершенствование государственного управления
системой высшего образования в регионе: дис. … д-ра экон. наук. М.,
2000.
8. Матюшева
��������������
Т. М. Правовой статус гражданина Российской Федерации в сфере образования: дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Дону,
1999.
9. ��������������
Никитина И. Ф. Конституционно-правовые основы высшего
профессионального образования в Российской Федерации: автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.
10. Никитина
��������������
И. Ф. Конституционно-правовые основы высшего
профессионального образования в Российской Федерации: дис. ...
канд. юрид. наук. М., 2005.
11. Рассохин
��������������
А. В. Юридическое образование в пореформенной
России (вторая половина XIX – начало XX вв.): дис. ... канд. юрид.
наук. Екатеринбург, 2004. С. 69–88.
12. ���������������
Румянцева Т. С. Конституционное право на образование в социалистических странах: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,
1984.
13. ��������������
Серегина С. Л. Конституционное право на высшее образование в Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов,
2006.
14. Смирнова
��������������
М. В. Конституционное право на образование и гарантии его реализации в негосударственных общеобразовательных
учреждениях: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.
86
15. Теплякова
���������������
О. А. Конституционное право на образование и его
обеспечение в деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления:
автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Тюмень, 2005.
16. Теплякова
���������������
О. А. Конституционное право на образование и его
обеспечение в деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления:
дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.
17. ������������
Штыков В. В. Административно-правовая организация механизма управления образованием: региональный аспект: дис. …
канд. юрид. наук. Хабаровск, 2001.
87
Научное издание
Тяпкина Ирина Вадимовна
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
НА СРЕДНЕЕ И ВЫСШЕЕ
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ:
ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ
И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
Редактор А. В. Подчепаева
Верстальщик С. В. Барашкова
Сдано в набор 14.01.08. Подписано в печать 04.02.08. Формат 60 × 84 1/16.
Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл.-печ. л. 5,1. Уч.-изд. л. 5,5.
Тираж 300 экз. Заказ № 55.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
17
Размер файла
656 Кб
Теги
prof, konsp, rossii, obraz, tyapkina, pravo, vyssh, sreda
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа