close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

LEx-4-2015

код для вставкиСкачать
ЗАКОН. ПРАВО.
ГОСУДАРСТВО
LEX. JUS. CIVITAS
Научно-практический журнал
ЗАКОН
№ 4(8), 2015
ПРАВО
ГОСУДАРСТВО
Санкт-Петербург
2015
LEX
JUS
CIVITAS
Состав
редакционного
совета журнала
Председатель редакционного совета:
Боер В. М., доктор юридических
наук, профессор.
Члены редакционного совета:
Агаев Г. А., доктор юридических
наук, профессор;
Болотина Е. В., доктор юридических наук, доцент;
Ломакина И. Б., доктор юридических наук, профессор;
Федоров В. П., доктор юридических
наук, кандидат философских наук,
профессор.
Состав редакционной коллегии
журнала
Главный редактор:
Глущенко П. П., доктор юридических наук, профессор.
Заместители главного редактора:
Цмай В. В., доктор юридических
наук, профессор.
Члены редакционной коллегии:
Сафин Ф. Ю., доктор юридических
наук, профессор;
Лойт Х. Х., доктор юридических
наук, профессор;
Кузнецов Э. В., доктор юридических наук, профессор;
Петухов В. Г., кандидат юридических наук, профессор;
Журавлев В. А., доктор исторических наук, кандидат юридических
наук, профессор;
Прокофьев В. Ф., кандидат юридических наук, профессор;
Сербин М. В., кандидат юридических наук, доцент.
Учредитель, издатель и распространитель:
федеральное государственное автономное
образовательное учреждение высшего образования
«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ»
Адрес редакции:
Санкт-Петербург, ул. Большая Морская, д. 67
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения, 2015
Содержание
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
БОЕР А. А. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В МЕХАНИЗМЕ РАЗРЕШЕНИЯ
МОРАЛЬНО-ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ:
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА......................................................................................... 7
ДОМБРОВСКАЯ Л. А. КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗА................................................... 26
ЕРМОЛОВИЧ Г. П. ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА: НЕКОТОРЫЕ
ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ................................................................................... 29
КОЛЬЦОВ Е. А., БОЕР А. А. РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ.......................................... 35
СТАРИН Б. С., ЛОМАКИНА И. Б., КУЗНЕЦОВА А. В.
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ ПРАВОВОЙ
КУЛЬТУРЫ И ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ ГРАЖДАН РОССИИ
НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ................................................................................ 42
КУЗНЕЦОВА А. В. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ПО ОХРАНЕ
ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ РОССИИ.................................. 49
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ЛОЙТ Х. Х. ИНСТИТУТ СЛУЖЕБНЫХ КОНТРАКТОВ – ПРАВОВАЯ
ОСНОВА РЕГЛАМЕНТАЦИИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.............................................................................. 53
БОЕР В. В. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННОПРАВОВОГО СТАТУСА СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ИХ ПОЛНОМОЧИЙ В СФЕРЕ ПРАВОЗАЩИТНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ..................................................................................................... 61
ПОЛУХИН А. В. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ БАЗА
ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.......... 77
КОВАЛЕНКО В. В., ИВАНОВА Н. Н. ПРАВОВАЯ ОСНОВА
ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА: ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ....... 88
НИКОНОВА М. С. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА
ОРГАНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ
ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ...................................................... 99
3
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПИДДУБРИВНАЯ А. Ю. СООТНОШЕНИЕ ПРИНИПОВ
ГЛАСНОСТИ И ПУБЛИЧНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ...... 110
КОЗЛОВА Е. К., САФИН Ф. Ю. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
ИНСТИТУТА УСЫНОВЛЕНИЯ (УДОЧЕРЕНИЯ)
В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ...................................................... 113
ВОСТРЕЦОВА Е. Ю., СМИРНОВ Д. М. ЮРИДИЧЕСКАЯ БАЗА,
РЕГЛАМЕНТИРУЮЩАЯ ОХРАНУ ТРУДА, БЕЗОПАСНЫЕ
УСЛОВИЯ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГРАЖДАН В РОССИИ....... 118
СУХОВИНСКИЙ И. С. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОХРАНЫ ТРУДА,
БЕЗОПАСНОСТИ УСЛОВИЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАБОТНИКОВ
ГЛАВНОГО НАПРАВЛЕНИЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ
И КАЧЕСТВА ИХ РАБОТЫ................................................................................... 127
КУЛЬБЕРДИЕВА Г. Ш. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ БАНКОВСКОГО
КРЕДИТОВАНИЯ.................................................................................................... 138
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
САФИН Ф. Ю., ГРИГОРЬЕВА М. В. РОЛЬ И МЕСТО ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН –
СУБЪЕКТОВ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ.............................. 142
БАЖЕНОВ А. В. СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА ЛИЧНОСТИ
В КОНТЕКСТЕ ЕЕ ВЛИЯНИЯ НА ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ................................................................................. 148
ГАЦАЛОВ Р. Р. ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ
ПОЛУЧЕНИЯ ВЗЯТКИ: ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ.......................... 156
КУЛЬБЕРДИЕВА Г. Ш. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ
ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ............................................................................................... 168
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
ЦМАЙ В. В., ВОКИН Н. С. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ (НАДЗОРА)
И ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.......................................................................... 173
4
СЕРБИН М. В., ДОГАЕВ А. В. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ
РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА МНОГОПАРТИЙНОСТИ И ЕГО
РОЛЬ И МЕСТО В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОЗАЩИТНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ..................................................................................................... 184
ДОМБРОВСКИЙ В. В. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ
РЕГУЛИРОВАНИЕ ТАМОЖЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ................................. 193
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
БОЕР В. М. ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ВЛАСТИ В СФЕРЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ........................................................... 204
ГЛУЩЕНКО П. П. КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ –
ВАЖНЕЙШИЙ ИНСТИТУТ ПРАВОЗАЩИТНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?................................................................................................... 215
ГРЕЧИХИНА Н. А. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ
ОТ ВОВЛЕЧЕНИЯ В ДЕСТРУКТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ.................... 222
ЛЕУШЕВА М. В. РОЛЬ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В СПОРАХ,
ВОЗНИКАЮЩИХ МЕЖДУ СУБЪЕКТАМИ ЗЕМЕЛЬНЫХ
ПРАВООТНОШЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ГРАНИЦ
ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ.................................................................................... 232
Юридический факультет ГУАП...................................................................... 237
5
6
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
БОЕР Анна Александровна
заведующая кафедрой гражданского права юридического факультета ГУАП,
кандидат юридических наук, доцент
ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В МЕХАНИЗМЕ РАЗРЕШЕНИЯ
МОРАЛЬНО-ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ:
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
Аннотация: Статья посвящена показу роли и места правовой культуры в предупреждении и разрешении морально-правовых конфликтов. В ней представлены
история и практика действия правовой культуры в процессе разрешения конфликтов в целях предупреждения, нарушения конституционных прав и свобод граждан.
Ключевые слова: Правовая культура, морально-правовой конфликт, конституционные права и свободы граждан, правовое воспитание, правовая идеология,
механизм разрешения морально-правовых конфликтов.
Annotation: The article is devoted to show the role and place of legal culture in the
prevention and resolution of moral and legal conflict. It presents the history and
practice of the action of legal culture in the conflict resolution process to prevent,
violations of constitutional rights and freedoms of citizens.
Keywords: Legal culture, moral and legal conflict, constitutional rights and
freedoms of citizens, legal education, legal ideology of moral and legal conflict.
Значение и место правовой культуры1 – обязательного условия
построения правового государства в различные периоды истории
России, было неоднозначным, проанализируем ее состояние на современном этапе. Показателями уровня правовой культуры в цивилизованном обществе, считаем вправе признать: незыблемость
конституционного строя; признание верховенства закона; уважение
к демократическим правовым институтам; эффективность обеспечения реализации защиты прав и свобод человека и гражданина; системность и доступность законодательства; строгое и неуклонное
соблюдение законности. С точки зрения этих показателей можно
оценить правовую культуру правотворчества, правовую культуру
правоприменения; правовую культуру обеспечения правопорядка
в стране; правовую культуру общества в целом, социальных групп и
страт (например, правовую культуру должностных лиц), отдельных
людей.
Правовая культура в России в настоящее время находится не на
самом высоком уровне. Это во многом связано с недовольством материальным положением, духовным и экономическим обнищанием,
возможно, даже отставанием страны в целом по сравнению с про7
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
грессом развитых стран. Нельзя также отрицать наличие правового
нигилизма в нашей стране. В жизни современного российского общества существуют различные его проявления: деятельность организованной преступности; коррумпированность части государственного аппарата; противоречивость или даже взаимоисключаемость
нормативных правовых актов в российской правовой системе; антиправовая деятельность религиозных неформальных объединений
сектантского толка и организаций, групп политического или религиозного экстремизма; нарушение или непризнание прав и свобод
человека. Причем наиболее опасен правовой нигилизм в сфере государственного управления и правоприменительной деятельности.
Стоит также отметить, что правовой нигилизм активно пропагандируется и насаждается некоторыми средствами массовой информации
и, в частности, телевидением. Это во многом влияет на то, что низкий
уровень правовой культуры характерен как для старшего, так и для
младшего поколения России.
Дело в том, что правовые, а также нравственные нормы постоянно
нарушаются, экономические возможности и политическая воля для
реализации уже принятых законов отсутствуют, государство же не
желает в этих условиях обеспечить надежную защиту граждан от
нарушения их прав и свобод. Все это привело к тому, что граждане
в большинстве своем не только не имеют ясного представления о
своих правах, возможностях их защиты, но и не верят в возможность
отстоять их или боятся делать это2.
Состояние правовой культуры общества напрямую зависит от
действующей в стране системы правового воспитания и образования, от требований к уровню правовых знаний работников государственного аппарата, от внимания со стороны общества и государства
к деятельности судебной и правоохранительной системы.
Правовая культура гражданина России в постсоветский период
обязана обладать (по сравнению с советским периодом) качественно
новыми чертами, присущими правовому государству. В тоталитарном обществе требования к правовой культуре ограничивались такими, как уважение к праву, закону; требовались законопослушное
поведение индивида и его участие в общественной работе по охране
правопорядка,
В демократическом обществе (а Россия провозгласила себя демократическим правовым государством), где появляются реальные
механизмы для воздействия граждан па сферу законотворчества,
возрастает ответственность рядовых граждан за качество принимаемых законов, однако до сих пор согласно ст. 104 Конституции России граждане не наделены правом законотворческой инициативы,
8
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
в силу указанного способность граждан критически оценивать принимаемые законы, их готовность участвовать в подготовке законодательства, протестовать против законов, противоречащих духу права
(принципам гуманизма и демократии), обязана признаваться обязательным компонент правовой культуры личности, живущей в демократическом обществе.
Для права в демократическом обществе характерно признание и
защита государством прав человека и гражданина, предоставление
самому гражданину права защищать свои права всеми законными
способами (ст. 45 Конституции России). Поэтому важным показателем правовой культуры гражданина демократического общества является не только знание своих прав и свобод, но и умение и готовность защищать свои права в случае их нарушения, а также солидаризироваться с другими гражданами, чьи права также нарушены3.
Актуальность осуществления целенаправленного, эффективного
правового образования граждан, ориентированного на формирование гуманистической и демократической правовой культуры личности, определяется потребностями государства, общества и личности,
непосредственно связанными с теми процессами, которые характерны для современной России и перспективными тенденциями ее
развития, однако в этой области еще масса недоработок, упущений.
Одной из форм сознательного, целенаправленного воздействия на
личность является процесс правового воспитания. Правовое воспитание имеет своей целью не только подготовку личности к деятельности в различных сферах жизни, но может стать и средством преодоления морально-правового кризиса путем устранения диссонанса
между знанием нормативных требований и реальным поведением
личности4.
Соответствие знания того, как следует поступать, и реального поведения, может быть достигнуто путем согласованности всех требований, предъявляемых к личности, то есть ее правильным воспитанием. При отсутствии такого единства человек, хотя и знающий
правовые и моральные правила поведения, руководствоваться ими
будет не всегда, а в большинстве случаев тогда, когда они будут сочетаться с его собственными потребностями. Несмотря на то, что
правовое знание является «непременным условием нормального
взаимодействия между людьми», для предупреждения конфликтов
требуется признание человеком обязательности соблюдения всех
требований права и морали5.
Правовое и нравственное воспитание являются важными социальными функциями любого государства и общества, имеющими
общий объект воздействия. Объектом названных функций слу9
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
жат представления, установки, чувства и эмоции человека в области права и морали. По мнению Баранова П. П., правовое воспитание
представляет собой передачу индивидам правовых знаний, умений
и навыков, формирование уважения к праву и привычки поведения
в соответствии с полученными правовыми знаниями, а также создание прочного духовного иммунитета к совершению любых правонарушений. Действительно, общность объекта правового и нравственного воспитания предопределяет такое вторжение морального воздействия в область формирования правового сознания. Повышение
уровня подлинной нравственности оказывает большое позитивное влияние на характер правового развития личности. Моральная
оценка жизненных ситуаций, регулируемых правом, разрешение разнообразных правовых коллизий и конфликтов с позиций добра, человечности, справедливости и гуманности – важный критерий повышения правового сознания и культуры членов общества6. В то время
как недостаточный учет моральных оценок во всех сферах жизнедеятельности личности и общества может привести и к снижению эффективности права, и к большим нравственным потерям.
Для достижения максимального эффекта правовоспитания, то
есть перехода правовых знаний в правовые убеждения, необходимо
сочетать нравственные и правовые механизмы воздействия на сознание и поведение человека. Немаловажной составной частью правовоспитательного механизма является система форм и средств воспитания. Форма правового воспитания выступает как внешнее выражение воздействия, а средства правового воспитания представляют
собой источники правовой информации. Следует отметить, что современные информационные технологии как «неотъемлемые и существенные части человеческой цивилизации», являются важным
источником правовой информации. Следовательно, для обеспечения
эффективности воспитательного процесса необходимо использовать
все возможные технические средства передачи и накопления правовой информации7.
Аналогично строится и механизм нравственного воспитания. Более того, педагогическая теория утверждает приоритет нравственного воспитания над правовым, определяя второе как элемент первого. Указанное мнение представляется весьма спорным. Однако
нельзя отрицать, что такие формы нравственного воспитания, как
нравственное просвещение, формирование нравственных чувств и
привычек могут органично сочетаться с правовыми методами воздействия. Особенно при условии использования общественного мнения как фактора формирования оценочного отношения личности
к явлениям правовой и нравственной действительности, а также
10
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
сочетания санкций юридической и общественно-моральной ответственности.
Повышение эффективности воспитательного процесса может
быть осуществлено различными способами. Одним из таких способов является комплексный подход к организации морально-правового воспитания, включающий в себя единство задач нравственного
и правового воспитательного воздействия, совокупное применение
разнообразных форм и методов воспитания. Необходимым условием
процесса воспитания должна стать координация усилий всех социальных институтов, обеспечивающих целенаправленное влияние на
формирование личности. К их числу относятся право и мораль, государство и общество, правоохранительные органы и общественные
организации, наука и образование, правовая информированность и
общественное мнение8, то есть те составляющие от содержания которых во многом зависит состояние морально-правового уровня в целом по государству и возможности предотвращения конфликтов.
Процесс оптимизации морально-правового воспитательного воздействия должен базироваться на основных принципах воспитания.
Одним из таких принципов является принцип единства сознания и
поведения, согласно которому сознание формируется и проявляется
в поступках и действиях человека, направляет его деятельность и
одновременно само складывается под влиянием поведения. Однако
«поведение есть очень сложный результат не одного сознания, но...
и, самое главное, – социального опыта»9. Именно социальный опыт
человека, складывающийся в процессе взаимодействия личности и
морально-правовой действительности, может стать оптимальной
точкой приложения воспитательного воздействия, сказаться на своевременном переосмысливании поведенческой деятельности и отказе от продолжения действий влекущих усложнения конфликтных
ситуаций.
Модель правовоспитанной личности предполагает формирование
уважения к праву как обязательного элемента правовой культуры. И
это справедливо, но не менее справедливо и то, что уважение к личности есть основа основ воспитательных взаимоотношений. Потенциал влияния моральных и правовых требований на формирование
личности существенно возрастет при применении принципа уважения к личности, так как в этом случае требовательность будет выступать не как враждебная, а как целесообразная справедливая необходимость.
Эффективность воспитательного процесса обеспечивает также
принцип единства моральных и правовых требований, выдвигаемых
различными социальными институтами. Если воспитательное вли-
11
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
яние, исходящее от них, будет иметь разнонаправленный характер,
результат их положительного воздействия может оказаться равным
нулю10. Важнейшим критерием эффективности комплексного правового и морального воспитания является развитие у личности подлинной нравственности, правовой культуры, активной гражданской
и жизненной позиций. Названные качества должны проявляться
в первую очередь в отношениях с другими индивидуумами.
Именно комплексный подход к воспитанию личности даст реальную возможность предотвращения морально-правового конфликта,
вызывающего противоправное поведение и причинение морального
вреда. Характеризуя процесс воспитания, Луначарский А. В. писал: «…
надо развить такую личность, которая умеет жить в гармонии с другими, личность, которая умеет содружествовать, которая связана
с другими сочувствием и мыслью социально»11. Таким образом, нравственно-правовое воспитание может способствовать: устранению
условий возникновения и последствий существования моральноправового конфликта личности; предупреждению его возникновения и локализации возможных последствий.
В последние десятилетия все большее внимание уделяется научному и техническому обеспечению правовоспитательного процесса.
В ряде регионов страны проведены социологические исследования
по изучению эффективности правового воспитания, уровня правосознания населения и степени его юридической грамотности. Опубликованы монографии и научно-популярные работы по указанной
тематике. Учебными заведениями и научными учреждениями подготовлены специалисты в области теории и практики правовоспитательного процесса. В настоящее время «в стране создается целенаправленная система деятельности государственных органов и общественных организаций по повышению правовой культуры населения».
Культурное развитие общества является одновременно прогрессом его нормативных систем – и правовой, и моральной. Особенно ярко
этот процесс проявляется в развитии такого важнейшего социального
института, как права человека. Данный институт содержит в себе не
только правовые, но и моральные принципы и нормы, находящиеся во
взаимосвязи и взаимодействии. Генезис института прав человека позволяет проследить, как повышение уровня культуры, влекущее возрастание гуманного начала в нравственности и праве, влияло на положение личности в разные исторические периоды. Так, степень свободы античного человека выше, чем у первобытного, средневековый
крепостной – свободнее римского раба, наемный рабочий буржуазного
строя – свободнее средневекового крепостного и т. д.
12
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Конституции всех современных высокоразвитых цивилизованных государств провозглашают человека и его права высшей ценностью, то есть чем выше уровень культуры общества, тем большим
объемом прав и свобод обладает личность. С другой стороны, объем
прав и свобод человека в значительной мере воздействует на его
культурную деятельность, определяет характер его взаимоотношений с другими членами общества. В свою очередь, формы взаимодействия людей в рамках их прав и свобод влияют на процесс законотворческой деятельности в области названного социального института.
Очевидно, что нравственная и правовая разновидности общественной культуры являются тесно связанными элементами одной
системы, которая непосредственно воздействует на правовое и нравственное сознание личности, на ее поведение. Проводимая в России
радикальная экономическая реформа, преобразование политической системы, наметившееся движение к правовому государству и
гражданскому обществу объективно связаны с повышением роли
правовой культуры и информированности населения о развитии
этих процессов. Правовая информированность в определенной степени помогает осмыслить пути и формы преобразования общества
и государства. Она позволяет каждому цивилизованно использовать
политическую свободу, не превращая ее во вседозволенность, помогает противостоять правовому нигилизму и в конечном итоге преодолевать состояние морально-правового кризиса.
В научных исследованиях общепризнанным является положение
о том, что правовая информированность и знание права являются
необходимыми элементами правовой культуры. Эти элементы оказывают регулирующее воздействие на юридически значимое поведение граждан и являются предпосылками их гражданской активности. Особо подчеркивается, что без правовой информированности и
понимания юридических норм невозможна обоснованная, точная и
правильная оценка правовых явлений, формирование ценностных
установок, ориентаций и правомерного поведения. Нельзя не согласиться с тем, что приобретение правовых знаний необходимо личности, прежде всего, для правовой ориентации и выработки правильной социальной позиции.
Однако не вызывает сомнений тот факт, что знать все законы невозможно. Следовательно, необходимо определить тот уровень знания, который нужен каждому гражданину. Но сделать это в условиях
морально-правового кризиса особенно сложно. В настоящее время
российское право переживает сложный период развития. Переосмысливаются прежние правовые формы и представления, зарождаются
13
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
и получают развитие демократические правовые институты. Одновременно происходит демократизация правового регулирования
экономики и социальной сферы. В связи с названными преобразованиями возникает острая необходимость удовлетворить социальную
потребность человека в правовой информированности и обеспечить
достаточность правовой информации.
Правовая информированность личности, правовая информация и
знание права являются тесно взаимосвязанными категориями. Правовые знания составляют основу правосознания, его когнитивную
составляющую. К. Маркс писал: «Способ, каким существует сознание
и каким нечто существует для него, это – знание»12.
Знание – это всегда результат отражения того многообразия предметов, явлений и процессов, которое имеет место в объективной реальности. Под информацией обычно понимают знания об окружающем мире, выраженные в сообщении сведений, данных, содержащих
знания. Таким образом, эти понятия близки, но не всегда совпадают.
«Знание только тогда приобретает информационный характер, когда
оно ставит перед системой проблему выбора из многообразия возмущений тех, что полезны системе, что ограничивают внешнее многообразие… Знание, сообщение, не понятое системой, не воспринятое
ею (в положительном или отрицательном смысле), то есть не несущее многообразие для системы, не является информацией». Установить различие между «сообщением и шумом» можно только в том
случае, если имеется некий получатель, решающий, какая информация имеет для него значение. Таким образом, одним из ключевых качеств, свойственных информации, в том числе и правовой, является
активность ее отражения. Следовательно, средством преодоления
кризиса и управления морально-правовым конфликтом будет только
та информация, которая содержит в себе сведения, имеющие значение для реализации вышеназванных процессов, информацию о возможности наступления юридического принуждения и необходимости своевременного отказа от действий, заявлений, призывов влекущих возникновение конфликтов.
Определение сущностной характеристики и содержания термина
«правовая информация» были исследованы в ряде работ советских и
российских правоведов. Так, Кудрявцев Ю. В. считает правовой лишь
информацию, содержащуюся в нормах права. Не включая в это понятие никакого другого значения13.
Более широкое определение правовой информации предлагает
Шебанов А. Ф. Он определяет ее как совокупность сведений о праве
и всех процессах и явлениях, с ним связанных, подразумевая по существу совокупность нормативного материала, необходимого для
14
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
решения вопросов, возникающих в правотворческой и правоприменительной деятельности14.
Термин «правовая информация» рассматривается и в еще более широком смысле. Им обозначается совокупность норм, знаний и информаций, определяющих поведение отдельных граждан и различных социальных групп в правовой сфере. Здесь правовая информация рассматривается в ракурсе социального механизма действия права. Информацию
составляет та часть знания, которая используется для ориентировки,
активного действия, для управления, в целях сохранения качественной
специфики, совершенствования и развития системы. Следовательно,
к правовой информации относится только та часть отражения правовой реальности, которая реализуется воспринимающей системой.
Особое значение имеет существующая классификация правовой
информации. Так, некоторые ученые подразделяют ее на официальную и неофициальную информацию. К официальной правовой информации относятся сведения обо всех нормативно-правовых актах,
устанавливающих, изменяющих или отменяющих правовые нормы.
Носителями данной информации являются тексты законодательных
актов, опубликованные в официальных изданиях.
К неофициальной правовой информации относятся научные юридические знания, сведения, содержащиеся в разного рода материалах, исходящих от граждан, общественных организаций, учреждений и предприятий, не являющихся органами государства. Согласно
другой классификации правовая информация рассматривается как
та, что содержится в правовых нормах, и та, что несет в себе сведения
о нормативных актах, источниках их опубликования, то есть справочная информация о правовых документах. В этом смысле, применительно к процессу управления морально-правовым конфликтом,
под правовой информацией следует понимать ту часть правового
знания, которая несет в себе сведения о нормативном материале, необходимом для правомерного разрешения конфликта.
Информационная роль права состоит в том, чтобы довести до
граждан требования государства, регламентирующие их поведение
в обществе, то есть «правовая норма может рассматриваться как информация о санкционированной модели поведения». Следовательно,
государство не только вправе требовать от граждан выполнения
правовых норм, но и обязано создать условия, при которых они могут
иметь возможность изучать действующее законодательство. Другими словами, государство должно обеспечивать достаточный уровень правовой информированности, способны своевременно разряжать обстановку проблемности претензий, способствовать предотвращению наступления негативных последствий.
15
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Правовая информированность неразрывно связана с усвоением
правовой информации. Правовая информация снимает неопределенность в системе правовой информированности, способствует систематизации правовых знаний и является безусловным компонентом
осознания правовой действительности. Правовая информация повышает уровень знания права граждан и их правовую культуру. По мере
повышения уровня правовой информированности граждан, происходит упорядоченность правовых знаний и, как следствие, увеличивается потребность в новой правовой информации.
В юридической литературе предлагается несколько определений,
характеризующих понятие правовой информированности. Так, Гойман В. И. понимает под правовой информированностью степень восприятия и осознания правовой информации, обусловленную интересом личности, выраженную в понятиях, суждениях, представлениях
и взглядах о праве, его институтах и учреждениях15. Действительно,
объем правовой информированности напрямую зависит от уровня
заинтересованности личности в правовой информации. Данный интерес обусловлен возрастом, степенью образованности, правовым
опытом, социальным статусом, психологической установкой индивида. Уровень правовой информированности выше в тех сферах, где
происходит правовое общение личности, где уровню правовой культуры, правовому воспитанию уделяют должное внимание.
Недостатком представленного нами определения является то,
что под правовой информированностью подразумевается не только
элемент «восприятия», но и «осознание» права и других правовых
явлений в виде их оценочной характеристики, то есть в суждениях,
представлениях, взглядах. С такой точки зрения правовая информированность представляет собой осознанное отношение к праву, выражающееся в определенной мировоззренческой позиции личности.
Однако такое представление, скорее, подходит к определению правовой культуры личности, а не ее информированности. При этом следует учесть, что правовая информированность является элементом
правовой культуры, следовательно, их определения не могут быть
тождественны16.
Соколов Н. Я. определяет правовую информированность как уровень знания права, достигнутый в результате воздействия на сознание правовой информации17. В данном случае личности отводится
пассивная роль, заключающаяся лишь в инертном получении информации извне. Но человек не только подвержен воздействию определенных факторов, но и сам активно участвует в их создании. Социологические исследования показали, что большинство граждан не
только с интересом воспринимают правовую информацию, с которой
16
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
они сталкиваются «случайно», но и сознательно стремятся ее получить.
Таким образом, под правовой информированностью личности следует понимать объем усвоенной правовой информации, зависящий
от половозрастной характеристики, степени образованности, сферы
деятельности, жизненного, в том числе правового, опыта, психологических особенностей индивида, уровня правовой и нравственной
культуры. Итак, уровень правовой информированности индивидуален для каждого человека. Следует уяснить, какой уровень информированности достаточен для использования в управлении моральноправовым конфликтом, какая именно и в каком объеме необходима
правовая информация. Кроме того, успех правоинформационной работы зависит и от источников и каналов информации, содержания и
направления информационных потоков.
Поведение граждан определяется не только знанием конкретных
норм права, но и общими сведениями о правовой политике и принципах права, а также нравственными, религиозными представлениями, установками и традициями. Поэтому определить уровень
правовой информированности личности, исходя только из степени
знания норм права, трудно. Полученные сведения не будут объективными, если их не подкрепить данными о других установках личности, нравственной ориентации, правомерном поведении. Правовая
информированность, в определенной мере, является результатом
поведенческой деятельности, так как связана с осознанным овладением правовыми знаниями, усвоением другой значимой для личности информации. Право постоянно развивается, усложняются его
отрасли и институты. Знание каждым человеком всего правового
массива становится невозможным. Это в равной степени относится
и к юристам, что вызывает необходимость специализации в сфере их
деятельности. Решая возникшие сложности юридический факультет ГУАП ввел такие обязательные дисциплины, как: «Актуальные
проблемы защиты прав человека», «Правозащитная деятельность и
права человека», «Теория и практика правозащитной деятельности».
Несмотря на объективность происходящего процесса, данные обстоятельства не означают снижение значения презумпции знания закона, которая является обязательным элементом правового регулирования. Названная презумпция предполагает знание законодательства не полностью, что объективно невозможно, а в объеме, определяющем правовое положение личности, обеспечивающем успешное
выполнение ею своих социальных ролей и функций. Данный подход
приемлем и для определения содержания и объема правовой информированности личности. Он позволяет уточнить общеобязательный
17
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
объем правовой информации, который дает каждому гражданину
элементарную ориентацию в жизненных ситуациях, в том числе конфликтных. Этот объем должен быть достаточно высоким для того,
чтобы выбрать правомерный вариант поведения18.
В юридической литературе выделяются несколько уровней правовой информированности. Первый уровень правовой информированности должен отвечать потребностям первоначальной стадии социализации личности. Следует отметить, что ее характерной чертой
является усвоение бесконфликтных правил поведения граждан. Первый уровень свидетельствует о первичной осведомленности личности о событиях, имеющих правовое значение
Первый уровень правовой информированности является предпосылкой более высоких уровней. Так, если первому уровню может соответствовать объем знаний, получаемый учащимися средних школ,
достигших 14-летнего возраста, то на обеспечение второго уровня
должна быть направлена система подготовки специалистов в высших
и средних специальных учебных заведениях (не юридического профиля), а также на факультетах и курсах повышения квалификации.
Третий уровень базируется на двух предыдущих, однако, его главной особенностью является признак заинтересованности личности
в получении правовой информации. Показателями этого уровня являются постоянный интерес к праву, активное восприятие и использование полученной информации. Значительную роль в формировании третьего уровня правовой информированности играют средства массовой информации, специализирующиеся на вопросах права,
юридические издания, профессионального и популярного характера.
Они могут обеспечить как доступность правовой информации, так и
ее компетентное разъяснение широкому кругу лиц, не имеющих профессионального юридического образования.
Следующим уровнем правовой информированности является профессиональная юридическая информированность. Главным каналом формирования этого уровня является сеть высших юридических
учебных заведений, различные формы повышения квалификации
юристов, нормативно-правовые акты, научная юридическая литература. Высшей степенью правовой информированности является
уровень, обеспечивающий способность научно-теоретического осознания личностью правовых явлений. При этом имеется в виду осознание не какого-либо направления юридической теории и практики,
а всего массива правовых реалий.
Следует отметить, что представители разных уровней правовой
информированности внутри своих групп весьма неоднородны. Так,
учащийся школы, активно интересующийся правовыми вопросами и
18
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
овладевший навыками самостоятельного освоения правовой информации, может иметь более высокий уровень информированности,
чем взрослый, имеющий высшее неюридическое образование. Следовательно, подобное деление носит довольно условный характер. Хотя
применительно к конкретной личности можно проследить формирование всех перечисленных уровней правовой информированности19.
Для определения роли и значения правовой информированности
в управлении морально-правовым конфликтом необходимо рассмотреть ее функции. В юридической литературе в качестве первостепенной функции правовой информированности выделяется познавательная (когнитивная) функция. Определяемый правовой информированностью уровень знания права дает личности возможность выделять наиболее ценную и нужную информацию, облегчает процесс
ее усвоения, позволяет подготовить полученную информацию к последующему использованию в практической деятельности20. Для
урегулирования конфликта важным этапом является обмен информацией между конфликтующими сторонами. При этом информация
должна содержать в себе сведения о конфликте, его предмете, причинах его возникновения, правовых способах его разрешения или урегулирования.
Неразрывная связь преобразующей деятельности человека с правовой информированностью позволяет выделить и другие функции
последней. Так, усложнение социальных процессов, сопутствующее
современному этапу развития общества, появление новых видов общественных отношений повышает роль управленческой функции
правовой информированности. В этом смысле правовая информированность является необходимым условием успешной деятельности
государства во всех сферах общественной жизни, подвергнутых правовому регулированию.
Особенно ярко этот процесс проявляется в урегулировании морально-правовых конфликтов. Разрешению такого типа конфликта
всегда мешает инертность и «агрессивная» пассивность граждан.
Полноценное информирование государством своих граждан о сущности и механизмах существующих в обществе конфликтов, разъяснение массам их прав и правовых возможностей преодоления
конфликтных ситуаций позволит установить «отношения доверия
между властью и массами, …легитимизирует в глазах населения государственные институты (в том числе, право. – Прим. авт.)»21. Высокий уровень информированности, наряду с соответствующим уровнем правовой и нравственной культуры личности, позволит ей выбрать наиболее эффективный и, что важно, правомерный способ разрешения противоречия.
19
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Весьма значительной представляется и правосоциализаторская
функция правовой информированности. Данная функция заключается в профессиональном разъяснении закона, определении его общего смысла, значения и гуманного содержания. Информирование
граждан о возможностях широкого использования представленных
законом личных прав и исполнения обязанностей, о гражданской
ответственности перед обществом и государством должно способствовать формированию твердой нравственно-правовой жизненной
позиции личности, которая, в свою очередь, должна устранить нравственно-правовой вакуум, создать позитивные предпосылки для
разрешения противоречий, свойственных состоянию морально-правового конфликта.
Механизм правовой информированности представляет собой совокупность двух взаимодействующих элементов: распространения
правовых знаний; получения и накопления правовой информации
гражданами. Их взаимодействие представляет собой единый и непрерывный процесс. От полноты и качества распространяемой информации зависит уровень правовых знаний и перевод их в реальное
поведение. С другой стороны, поведение граждан служит источником социальной, в том числе и правовой, информации.
Действенность механизма правовой информированности зависит от функционирования информационной цепи. В названную цепь
входят: источники правовой информации, информационные каналы,
адресаты. Основным источником правовых знаний является законодатель. Каналами, обеспечивающими донесение информации до
адресатов, могут быть официальные издания, средства массовой информации, информационно-правовые системы. Адресатами могут
быть граждане или их отдельные категории, социальные группы.
Важнейшим условием эффективности правовой информированности в области управления морально-правовым конфликтом является
также «качество» правовой информации. На качественное состояние
правовой информации влияют такие ее характеристики как научность,
достоверность, конкретность, полнота, актуальность и оперативность,
полезность и ценность. Научность правовой информации предполагает
ее соответствие требованиям объективных закономерностей развития общества, обобщенности, систематичности, скоординированности
ее потоков и каналов. Научность правовой информации должна основываться не только на достижении юридических наук. Данные социологии, конфликтологии, психологии, философии, педагогики не менее
важны для обеспечения качества правовой информации.
Достоверность правовой информации предполагает ее соответствие действительному состоянию дел. Важными условиями досто20
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
верности информации являются плюрализм мнений, возможность
критики правовой реальности, устаревших законов и т. д. Эти условия позволяют выявлять противоречия общественного развития,
отыскивать пути их преодоления, что в свою очередь облегчает задачу урегулирования конфликта.
С качествами научности и достоверности тесно связана конкретность правовой информации. Для наиболее эффективного урегулирования морально-правового конфликта используемая информация
должна иметь своего адресата, конкретную личность, относиться
к определенному этапу развития общества, региона, к обусловленным этими обстоятельствами проблемам. Крушение административно-командной системы в нашем государстве вызвало усиление
интереса к внутреннему миру человека, его чувствам, интересам,
проблемам. Постепенно человек становится главной социальной
ценностью. Объективность этого процесса вызывает необходимость
придания правовому статусу человека юридической значимости, выраженной в обеспеченности законом и судом. Эмоциональная сторона личности, ее индивидуальные свойства, играют немаловажную
роль в восприятии правовой информации. Качество конкретности
учитывает эти факторы, что позволяет сочетать научный характер
информации с ее доходчивой формой. Конкретность правовой информации обеспечивает эффективность ее усвоения и, как следствие, ее
использования при разрешении и управлении конфликтом.
Полнота правовой информации заключается в наличии разнообразных правовых сведений в достаточной степени. Только при наличии полной информации можно разобраться в сути проблемы, выбрать правомерный вариант разрешения или урегулирования конфликта и достичь поставленной цели. Напротив, недостаточность
информации, недосказанность ведет к образованию информационного вакуума, вызывает чувство неудовлетворенности у граждан.
В то время как именно неудовлетворенность интересов и потребностей служит причиной возникновения большинства конфликтов.
Актуальность является необходимым качеством правовой информации. Для управления конфликтом важно, чтобы распространяемая
правовая информация была полезной именно для текущего периода
или наступившего момента времени. Своевременное доведение до
граждан актуальной информации создает условия для быстрого и эффективного разрешения существующих или назревающих проблем.
Высокая скорость (оперативность) распространения информации
позволяет сохранить качества полезности, ценности и актуальности.
Оперативность следует применять при информировании о наиболее
значимых событиях, вызывающих наибольший общественный инте21
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
рес. Однако оперативность правовой информированности не должна
снижать такие качества информации, как научность, достоверность
и полнота.
Качества полезности и ценности близки по своему содержанию.
Любая информация полезна, так как отражает реальные процессы и
явления, что способствует решению жизненных проблем. Ценность
же информации определяется степенью ее необходимости для достижения конкретной цели. Например, для разрешения противоречий, существующих в области морали и права. Так, анализ моральноправового конфликта невозможен без информации о сторонах, их
специфических интересах и потребностях, о спорных вопросах (проблемах), о степени важности спорных вопросов для сторон.
Наиболее эффективное сочетание всех названных качеств характеризует правовую информацию как оптимальную. Однако определить такой оптимум можно только применительно к конкретной
правовой ситуации, связанной с разрешением конфликта. Однако
мера эффективности сочетания всех качеств правовой информации
чрезвычайно подвижна и зависит от характера правовой проблемы и
времени, отведенного на ее решение, от личностных характеристик
сторон и объективных условий окружающей среды. Определить такую меру – задача очень сложная. Так, например, при наличии достаточного времени собирается и анализируется вся возможная информация, необходимая для решения задачи. Если существует дефицит
времени, то следует ограничиться минимумом информации, полагаясь на юридический опыт получателя информации и его интуицию.
При этом, конечно, допускается определенная доля риска, связанная
с недостаточностью информации.
Правовая информированность как средство управления морально-правовым конфликтом представляет собой используемый
объем усвоенной правовой информации, зависящий от индивидуальных особенностей личности, являющийся результатом многоуровневого процесса распространения, получения и накопления правовой
информации, содержащей сведения о причинах возникновения конфликтных ситуаций, сторонах конфликта, правомерных способах его
разрешения.
Несовершенство процессов правового информирования и нравственно-правового воспитания может оказать негативное влияние
на состояние конфликтности в обществе. Напротив, научная обоснованность названных процессов, их комплексность, способствуют
созданию принципов и правил поведения, исключающих конфликты,
воспитывают культуру ненасильственного правового разрешения
конфликтов, формируют нравственный потенциал личности.
22
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Морально-правовой конфликт, как правило возникает в силу появления многочисленных правонарушений в области духовного, нематериального человеческого бытия. Существующая сегодня в нашей стране кризисная ситуация усугубляет последствия такого противоправного, антисоциального поведения, вызывая острые нравственные и физические страдания личности, находящейся в состоянии морально-правового конфликта.
В заключении можно сделать следующие выводы: опыт проводимой в России правовой реформы показал, что существуют объективные трудности такого реформирования, связанные с преобразованиями во всех сферах государственной и общественной жизни. Коренные изменения политической системы и деградация экономики во
многом способствовали потере устойчивых ценностных ориентиров.
Правовая реформа, призванная, в первую очередь, обеспечить верховенство права, повысить правовой статус личности и гарантировать
ее безопасность, на начальных этапах вызвала в стране глубокий
социальный кризис. «Для нормального функционирования прав человека в России не только не создана надлежащая среда, напротив,
положение усугубляется непродуманными действиями и социальной политикой властей. Сплошь и рядом возникают ситуации, когда
право есть, а блага нет»22. Политический, правовой, экономический
и социальный кризис в России оказал огромное негативное влияние
на все сферы духовной жизни человека и, в том числе, спровоцировал возникновение морально-правового конфликта личности и всего
общества в целом.
Основой управления морально-правовым конфликтом, возникающим в сфере морально-правовых отношений, и устранения его негативных последствий должно стать комплексное воздействие различных социальных институтов на общественное и индивидуальное
сознание. Оно должно включать в себя моральное и правовое воспитание, повышение уровня правовой и нравственной культуры, использовать такие возможности взаимного влияния общества и индивидуума, как правовое информирование и общественное мнение,
и самое главное соблюдение содержания ст. 2 Конституции России,
в которой недвусмысленно подчеркивается, что «Человек, его права и
свободы являются высшей ценностью». Возможно тогда у нас не будет
Васильевых, Сердюковых и все граждане России уходящие на пенсию
будут получать не менее 40% от зарплаты, а не 19–21%, в том время
как депутатский корпус имеет 70%, правительство – 75%, а бывшие
губернаторы и иные лица – 80% от зарплат в сотни раз выше чем
имеет простой народ, которому выплачивается пенсия в объеме 19–
21%, вместо установленных 40%.
23
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
1 Глущенко П. П., Жильский Н. Н. Порядок и особенности обращения к правовым способам государственно-правовой защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации // Ученые записки
СПбУУиЭ. 2010. № 2 С. 73–89.
2 Федоров А. П. Правовая культура и принципы права // Правовая культура:
проблемы становления и развития: материалы Научно-практической конференции юридического факультета СПбГУП. СПб., 2003. С. 18.; Подробнее см.:
Правовая культура – основной показатель качества юридического образования. Материалы международной научно-практической конференции / под
общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2009.
3 Глущенко П. П., Князева Е. А. Правовая самооборона (самопомощь) – эффективное оружие граждан // Закон. Право. Государство. 2013. № 1. С. 263–270.
4 См.: Боер В. М., Глущенко П. П. Правовая культура – понятие, содержание,
проблемы повышения // Закон. Право. Государство. 2014. № 3. С. 5–11.
5 Вихров А. А., Глущенко П. П. Роль и место правовой культуры в сфере стабилизации общественных отношений // Закон. Право. Государство. 2014. № 3. С.
24–28.
6 Баранов П. П. Профессиональное правосознание, формирование работников органов внутренних дел: теоретические и социологические аспекты: автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1991. С. 11–25.
7 Подробнее см.: Боер А. А. Механизм правозащитной деятельности в сфере
разрешения морально-правовых конфликтов. СПб., 2016. С. 44–79.
8 Подробнее см.: Лазарев В. В., Драпеко Е. Г. Правовая культура правового
государства: теория, практика, проблемы повышения уровня значимости //
Закон. Право. Государство. 2014. № 3. С. 12–21.
9 Белозеров Б. П., Марченко М. Н. Становление правовой культуры осуществлялось одновременно с развитием права // Закон. Право. Государство. 2014.
№ 3. С. 29–31.
10 Подробнее см.: Лазарев В. В., Драпеко Е. Г. Указ. соч. С. 15–20.
11 См.: Луначарский А. В. О воспитании и образовании. М., 1976.
12 Подробнее: Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М.: Политиздат,
1956.
13 Кудрявцев Ю. В. Знание правовой нормы // Сов. государство и право. 1983.
№ 9.
14 См.: Шебанов А. Ф. Правовая информация. М.: Политиздат, 1974; Правовая
культура выпускника вуза – важнейший показатель качества образовательной
деятельности: материалы международной научно-практической конференции, посвященной Году Культуры в РФ / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб.:
ГУАП, 2014.
15 См.: Гойман В. И. Правовая информированность граждан: Состояние, пути
улучшения // Сов. государство и право. 1988. № 9; Драпеко Е. Г. Роль и место
правовой культуры в жизни и деятельности граждан // Материалы конференции, посвященной Году Культуры в РФ 24–25.10.2014. СПб.: ГУАП, 2014. С. 15–
19.
16 Подробнее: Глущенко П. П. Правовая политика, правовая культура: взаимодействие, взаимозависимость // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной Году Культуры в РФ. СПб.: ГУАП. С. 20–23;
Васильева Я. С. Роль правовой социализации в процессе формирования правовой культуры студентов юристов // Там же. С. 60–62.
17 Соколов Н. Я. Правовая информация и правовая информированность в социалистическом обществе // СССР-Болгария: правовая конформированность
личности. М., 1984.
24
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
18 Подробнее см.: Глущенко П. П. Проблемы приобретения гражданами навыков обращения к правовой самообороне (самопомощи) // Перспективы и
закономерности модернизации современного общества: Новый взгляд. Материалы международной научно-практической конференции. Ч. 2. Саратов, 2014.
С. 3–6.
19 Подробнее: Указанная проблема на юридическом факультете ГУАП решается по средствам издания: а) УМП «Правозащитная деятельность: современная теория и практика защиты прав, свобод и законных интересов граждан».
М.: Юрист, 2014; б) Правозащитная деятельность: теория и практика: учебник.
СПб.: ГУАП, 2016.
20 Подробнее: Боер В. М., Глущенко П. П. Указ соч. С. 9–10; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 115–175.
21 Подробнее см.: Землянский Д. А. Правовая культура в современной России; Козлова Е. К., Сафин Ф. Ю. Юридическое образование как элемент правовой
культуры; Старин Б. С. Проблемы правового воспитания и правовой культуры
в Российской Федерации (Все публикации представлены в материалах международной научно-практической конференции, посвященной Году культуры
в РФ. СПб.: ГУАП, 2014. – страницы соответственно указанных авторов: 75–78;
82–84; 110–113).
22 Подробнее см.: Глущенко П. П. Конституция Российской Федерации – важнейший закон правового государства: материалы научно-практической конференции 12–13 декабря 2013 года «Конституция Российской Федерации – 20 лет
на страже конституционных прав и свобод граждан». СПб.: ГУАП, 2014. С. 10–18;
Он же. Несоблюдение предписаний Конституции Российской Федерации порождает противоречия и проблемы во взаимоотношениях в федеральной власти с властью субъектов федерации // Закон. Право. Государство. 2013. № 1. С.
230–236.
25
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ДОМБРОВСКАЯ Лариса Александровна
профессор кафедры математики и информатики Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат педагогических наук, доцент
КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ВУЗА
Аннотация: В статье рассматриваются вопросы применения компьютерных
технологий в процессе обучения студентов высших учебных заведений.
Ключевые слова: Информационные технологии, компьютерные технологии,
компьютерные технологии обучения, информатизация образования, информационно-технологическая среда.
Annotation: The article discusses the application of computer technology in the
learning process of students of higher educational institutions.
Keywords: Information technology, computer technology, computer technology
training, Informatization of education, information-technology environment.
Анализ современного состояния информатизации образования
в вузах в части обеспечения его методологией и практикой разработки
и применения современных информационных технологий, позволяет
утверждать, что остается актуальной проблема ориентации их на реализацию психолого-педагогических целей обучения и воспитания.
Каждый вуз заинтересован в качественной подготовке своих выпускников, в создании условий для формирования компьютерной
грамотности обучающегося в ходе общеобразовательной подготовки, обучения профессионального использования информационных технологий, совершенствования содержания и методов обучения на основе компьютерных технологий.
Несмотря на объемную и достаточно серьезную по содержанию
программу обучения информатике в средней школе, студенты первого курса зачастую не знают элементарных технологий работы
с текстом, табличной информацией. Учитывая это, вузу приходится
решать следующие задачи: создание информационно-технологической среды, обеспечивающей решение образовательных, научно-исследовательских и других задач на уровне современных требований;
осуществление системного внедрения информационных технологий
во все виды и формы организации учебно-воспитательного процесса
как при подготовке специалистов естественнонаучного, так и гуманитарного цикла.
В XXI-м веке использующиеся новые информационные технологии в преподавании дисциплин и базирующиеся на применении ком26
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
пьютерной техники, все более уместно называть традиционными,
поскольку за 20–30 лет уже накоплен определенный опыт, появилась
методическое сопровождение. Тем не менее, особенность информационных технологий и их составной части – компьютерных технологий состоит в то, что и в любой период их можно называть новыми,
учитывая бурный рост технического и программного обеспечения1.
Наряду с традиционными способами преподавания дисциплин
в образовательном процессе все активнее используются новые информационные технологии, что способствует изменению самого способа подачи материала.
Компьютерные технологии как важная составляющая новых информационных технологий повышают качество усвоения обучаемыми учебной информации, делают процесс их обучения более результативным и продуктивным, обеспечивают рост мотивации к получению знаний теоретического и практического характера.
Возрастание роли компьютерных технологий как средства развития информационной компетентности обучающихся вуза ведет к необходимости рассмотрения понятия «компьютерные технологии» и
«компьютерные технологии обучения».
Под компьютерными технологиями понимают технологии, обеспечивающие сбор, обработку, хранение и передачу информации с помощью электронных вычислительных машин. Компьютерные технологии обучения – это образовательный процесс, основанный на едином средстве обучения – компьютере.
Компьютерные технологии обучения выступают как часть общего процесса информатизации образовательного процесса, включающего материально-техническую базу, программное обеспечение
и педагогические технологии, как направление в современной дидактике, связанное с применением технических средств обучения
в учебном процессе, с совершенствованием структуры и повышением
эффективности учебного процесса.
Характерной чертой современных новых информационных технологий является их базирование на компьютерных и телекоммуникационных средствах, включающих в себя компьютеры всех классов, системы мультимедиа, информационно-поисковые системы, экспертные обучающие системы, программные средства учебного назначения и т. д.
Основу современных компьютерных технологий составляют три
технологических достижения: возможность хранения информации
на машинных носителях, развитие средств связи и автоматизация
обработки информации с помощью компьютерной техники. На практике компьютерные технологии применяются в программно-техни27
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ческих комплексах, состоящих из персональных компьютеров или
рабочих станций с необходимым набором периферийных устройств,
включенных в локальные и глобальные вычислительные сети и оснащенных необходимым программным обеспечением. Использование названных элементов увеличивает степень автоматизации как
научных исследований, так и учебных процессов, что служит основой
их совершенствования.
Практика применения компьютеров способствует появлению нового поколения компьютерных технологий, которые, в свою очередь,
позволяют повысить качество обучения, создать новые средства воспитательного воздействия, эффективно взаимодействовать с вычислительной техникой, развивать информационную компетентность педагогов и обучаемых. Внедрение компьютерных технологий
в сферу образования можно рассматривать как начало серьезного
преобразования традиционных методов и технологий обучения и
всей отрасли образования. Важную роль на этом этапе играют коммуникационные технологии: телефонные средства связи, телевидение, которые в основном применяются при управлении процессом обучения в системах дистанционного обучения.
Компьютерные технологии в обучении направлены на достижение целей информатизации образования на основе применения комплекса функционально зависимых педагогических, информационных, методологических, психофизиологических и эргономических
средств и методик.
В настоящее время можно отметить такой успешный пример реализации компьютерных технологий в вузах как внедрение сети Интернет, предоставляющей практически неограниченные возможности сбора, хранения, доступности необходимой информации.
В российском образовательном пространстве сложились к настоящему времени объективные предпосылки для системного использования на занятиях компьютерных средств организации учебного
процесса.
1 Грибан О. Н. Компьютерные технологии как условие качественной профессиональной подготовки студентов вузов // Педагогическое образование в России. Екатеринбург, 2012. № 2. С. 113–116.
28
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ЕРМОЛОВИЧ Геннадий Павлович
Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор кафедры международного и таможенного права юридического факультета
ГУАП
ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ
И РЕШЕНИЯ
Аннотация: В статье анализируются проблемы связанные с процессом применения платного образования в России. Обращается внимание на определённые упущения в данном вопросе. Предлагаются пути активизации научной мысли
в студенческой среде.
Ключевые слова: образование, вуз, Болонский процесс, наука, профессорско-преподавательский состав, студенты.
Annotation: The article analyzes the problems associated with the process of
applying for paid education in Russia. Attention is drawn to certain omissions in this
matter. Ways of activation of scientific thought among the students.
Keywords: education, University, Bologna process, science, faculty, students.
Ещё в 2007 г. академик Владимир Фортов на страницах Российской газеты жаловался, что «сейчас Россия теряет целые научные направления. Высококлассных специалистов либо просто нет, либо они
уже, увы, ушли из жизни»1. Думается, что не последнюю роль в этом
сыграли те реформы, которые прошли в нашем образовании.
Известно, что образование это фундамент государства. В любой
стране мира образование рассматривается как «золотой запас» государства, с которым надо бережно обращаться т. к. только образованное общество в состоянии решать те конкретные задачи, которые
формулирует правительство на определённом этапе развития государства. Исторически получается так, что многое прогрессивное, что
уже существует за рубежом, к нам приходит с Запада. Образование,
к сожалению, в этом плане не является исключением.
В сложные 90-е годы ХХ века в Российской Федерации были другие
приоритеты, которые, не были ориентированы на личность, на отдельного человека, на уважение его человеческого достоинства. Надо было
спасать страну. Основные цели, которые тогда преследовались, прежде всего, были направлены на сохранение мирного процесса трансформации нашего общества и государства. Необходимость первостепенных экономических, политических, финансовых реформ отодвигали вопросы образования на более отдалённые рубежи.
В настоящее время, оценивая те результаты, с которыми наша
страна столкнулась, прожив первое десятилетие в ХХI веке, можно
29
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
заключить, что, следуя в том направлении по которому, в своё время,
пошли страны Запада, многим сейчас очевидно, что не всё из их практики следовало бы применять в образовательном процессе в нашего
государства. Прежде всего, это касается вопросов образования, а в нашей стране в эту сфера проникла ещё и коррупция, что, безусловно,
усложняло решение стоящих перед страной проблем.
Желание сломать коррупционную составляющую и предоставить
больше возможностей одарённым абитуриентам, поступить в вуз, заставило чиновников ввести систему сдачи единого государственного
экзамена на территории нашей страны. Кто-то считает данный шаг
прорывом, огромной победой в образовательной системе, но, мне думается, что здесь всё не так-то просто. Полагаю, что это лишь некоторое приближение к западному стандарту в данном вопросе, т. к. вопервых, коррупция перекочевала в школы, а во-вторых, за рубежом
вступительные экзамены в некоторые вузы вообще отсутствуют.
Кроме того, руководство посчитало, что пока наше государство не
станет реально богатым, и не прекратится финансировать образование по остаточному принципу, (т. к. имеет финансовые проблемы
с наполняемостью бюджета), целесообразно в стране ввести платное
образование, сняв тем самым часть финансового бремени с государства. Чиновники рьяно стали воплощать в жизнь данную установку.
Делали они это в условиях, когда не было конкретной идеологии
в обществе и государстве, когда не было дано ответа на вопрос: «А
какое же общество мы строим?», но зато было заявлено, что старая
система образования абсолютно не отвечает требованиям времени.
В новой России появилось много различных высших учебных заведений, в том числе и тех, где нет бюджетных мест и обучение осуществляется только на платной основе. Вводя платное образование,
которое «выдавливало» бюджетные места, мы, думается непроизвольно, создали новую систему отношений между студентами и обучающими. Когда уровень заработной платы у профессорско-преподавательского состава зависит от набора и успеваемости студентов,
то говорить о качественном образовании не приходится. Вместо серьёзного разговора на экзамене, преподаватель вынужден имитировать объективность, маневрировать и в конечном итоге, снижать
«планку» требований, иначе студентов придётся массово отчислять.
А нет студентов – нет зарплаты.
Так, некоторые студенты с юга России не отличающиеся регулярным посещением занятий, не занимаются самоподготовкой и поэтому объём их знаний крайне низок. Часть из них практически не
владеют русским языком. Представить такое на Западе, например,
в Германии или Франции, что студенты не говорят соответственно
30
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
на немецком или французском, просто невозможно, а в России – возможно. Объективно – они первые кандидаты на отчисление. Но они
регулярно оплачивают обучение, а представители диаспор разными
путями и ходатайствами (даже найдя сочувствующих в стенах вуза),
по сути, требуют выпускать дипломированных неучей. Преподаватели вынуждены «закрыв глаза» ставить «тройки», понимая, что это
приводит девальвированию знаний и подрывается престиж вуза. Но
с другой стороны, их ждут домашние, жена, дети и приходиться поступаться принципами во имя более-менее достойной заработной
платы.
Полагаю, что система платного образования, применяемая в России, опирается на принципы, которые не помогают, а, к сожалению,
искажают задуманное. Некоторые, например, считают, что образование перешло в сферу услуг. Вуз оказывает образовательные услуги
обучающимся. А, как известно, «кто платит, тот и заказывает музыку», поэтому часть студентов полагают, что оплатив учёбу, они стопроцентно получат диплом бакалавра. Видя, как уже говорилось, что
оплата профессорско-преподавательского состава увязана с количеством обучающихся, преподаватель не «будет рубить сук, на котором
сидит». Преподавателю легче поставить «удовлетворительно», чем
доводить дело до комиссионной сдачи экзамена, результаты которого не окончательны. Ведь не исключено, что в дальнейшем администрация примет решение провести ещё одну комиссию, потом ещё
другую, самую объективную из всех объективных, чтобы, в конце
концов, поставить-таки нерадивому двоечнику желанную удовлетворительную оценку.
«Болонский процесс» заставил наше государство сломать сложившуюся систему образования по специалитету и в России начали готовить бакалавров и магистров. Думается, данный процесс ещё далёк
от идеала и требует большой организационно-методической работы,
которая связана не только с подготовкой новых рабочих учебных
программ, разработкой новых методических пособий, но и с использованием западных стандартов в оценке знаний студентов. Имеется
в виду тестирование остаточных знаний, как по отдельным темам,
так и по предмету в целом; балльно-рейтинговая система оценки знаний студентов и прочее. Подача материала с использованием передовых компьютерных технологий, например, дистанционного обучения и других методических приёмов и способов.
Полагаю, что можно как угодно совершенствовать методику преподавания и искать самые передовые и совершенные формы и подходы к процессу обучения, но если не переломить данный формализованный подход, то ничего хорошего из этого не получится. Что я имею
31
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
в виду? В некоторых вузах студент зачитывает текст выступления
на семинаре по своему гаджету, а преподаватель у компьютера или
у большого экрана на стене оценивает данную презентацию. С одной
стороны вроде бы и современные технологии задействованы, активные методы обучения, или интерактивные, что не меняет их суть, всё
это – чистая имитация учебного процесса. Понятно, что после выступления студент забывает то, что он зачитал на занятии. Он не привык
хранить в голове информацию, её анализировать, что-то запоминать.
Ставить «неудовлетворительно», такому студенту вроде бы неправильно, хотя он и не ответил на уточняющие вопросы, он же что-то
сделал, поэтому ему выставляется минимальная положительная
оценка. В результате, повальные знания на «удовлетворительно» –
это бомба замедленного действия для нашей страны, для экономики,
для культуры, да, пожалуй, для любой сферы нашей жизни. Выпуская
массу «удовлетворительных» юристов, математиков, врачей и т. д.,
мы уже через несколько лет, когда выпускники повзрослеют и сменят советские кадры, на себе же и почувствуем все «прелести» такого
«образования». Протестовать против этого? Да, возможно, но сегодня
ищешь справедливость, а завтра – место работы.
Не секрет, что в современной России поменялась система ценностей. Целое поколение уже выросло в условиях идеологического вакуума. Надо сказать, что в России уже создано общество потребления, где мерилом успеха является наличие фамилии в списке журнала Форбс, а не то, что человек оставил после себя и чем по – праву
могут гордиться его потомки. Желание получить быстрые деньги, не
прилагая серьёзных усилий – вот стремление достаточно широкой
части современной молодёжи. Не случайно в прошлом космонавтами
мечтали стать миллионы, и никто не мог представить, что со временем придётся объявлять открытый набор. Эта профессия уже не престижна среди современной молодёжи.
Сравнивая прежнюю систему образования с современной, мы можем констатировать, что получили сейчас, нежелание у большой части молодёжи заниматься научной деятельностью. Ведь стремление
чему-нибудь посвятить себя закладывается в детстве, а как это реализовать, если кружки и секции сегодня посещают только половина
школьников, а только четверть из них – бесплатные.
Средства массовой информации достаточно широко и обстоятельно освещали данную проблему, поэтому о заработной плате педагогов можно вообще ничего не говорить т. к. исходя из набора в педагогические вузы понятно, что мало кто туда стремится. Нехватка
кадров – это уже хроническая проблема. В России закрываются малокомплектные школы, постепенно исчезают бесперспективные
32
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
деревни, а те стимулы, которые предлагаются молодёжи не способствуют массовому притоку новых учителей в сельскую местность.
В новой России заметно снизился уровень жизни населения, что
неизбежно отразилось на покупательной способности, например студенческой стипендии. Тем не менее, в условиях перехода учебных заведений нашей страны на Болонскую систему и, невзирая на имеющиеся проблемы, как никогда актуальным становится процесс привлечения некоторых студентов к более активным формам обучения,
с целью более глубокого их погружения в процесс овладения знаниями.
Эта задача выходит на передний план ещё и потому, что, несмотря
на платную форму обучения, у части студентов наблюдается стойкая
тенденция, указывающая на снижение их мотивации к добросовестному отношению к учебным занятиям. Это проявляется не только
в пропуске занятий по неуважительным причинам, но и в нежелании
отвечать на семинарских занятиях по изучаемым темам учебного
курса.
Данная ситуация требует от преподавателей более широкого подхода к подаче материала с использованием новых приёмом и способов, которые, если и применялись ранее, то не носили системный характер и не несли в себе ту смысловую нагрузку, которая должна закладываться с первых же занятий по предмету.
Представляется, что научный кружок, который функционирует
на разных кафедрах, в определённой мере может помочь активным и
творчески мыслящим студентам, сориентировать их в «море информации» с тем, чтобы сконцентрировать их поиск в нужном направлении.
Результатом их деятельности в студенческом научном обществе
должно стать участие, в организуемой кафедрой, факультетом или
университетом студенческой научной конференции. Известно, что
чем раньше обучаемый приобщится к самостоятельной работе, тем
у него больше появляется возможностей раскрыть себя в новой для
него сфере деятельности – научной.
Закономерным результатом такого процесса, является участие
студента в организуемых олимпиадах и конкурсах, как в рамках родного учебного заведения, так и во всероссийском или региональном
масштабе. Если же обучаемый обладает ещё и знаниями по иностранному языку, то кафедра вправе поддержать такого студентах и помочь оформить заявку на участие в международных студенческих
форумах.
Участие в зарубежных встречах со сверстниками из других стран
не только расширяет кругозор студента, позволяет завести ему не33
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
обходимые связи и установить контакты, но и, безусловно, повышает
его самооценку не только в своих глазах, но и среди окружающих.
Такие студенты, в перспективе, готовы к более тесной интеграции с научным сообществом и они достойны к учёбе в аспирантуре
с тем чтобы в дальнейшем пополнить ряды преподавателей. Стимулировать студентов в данном направлении может их участие и в розыгрыше грантов, информация о которых имеется на факультете.
Думается, что имеются и другие не менее интересные формы вовлечения студентов в творческий поиск. Единственное, что представляется достаточно сложным, то это сам поиск этой творческой личности, ибо инфантильность, апатия, безынициативность и другие
пороки всё глубже проникают в студенческую среду, захватывая всё
новых и новых участников. Очевидно, что наше общество, которое
скатилось в сферу потребления, само не стимулирует появления новых «Ломоносовых» и «Ковалевских». Когда в 2013 году крупное кадровое агентство проводило в России опрос, то 79% призналось, что
устроились на работу по знакомству2. Действительно, родители, некоторые из которых, имея свой бизнес, найдут своему ребёнку место
под «солнцем», но тем и ценен поиск творческих личностей, что это
всегда был, есть и остаётся «штучный товар».
Науку всегда делали неординарные творческие личности. Их
всегда было мало и приходилось их выискивать «как иголку в стоге
сена», но как из крохотной крупинки вырастает красивый кристалл,
так и из некоторых первокурсников могут вырасти известные личности, которые принесут славу и будут достойно нести имя выпускника
вуза.
Процесс совершенствования отечественного образования ещё
ждёт своей корректировки с учётом нашего менталитета и опыта
первых неудачных шагов. Главное, чтобы к этому была политическая
воля.
Очень рассчитываю, что в нашем университете иное отношение
к процессу обучения, но в некоторых вузах Санкт-Петербурга, к сожалению, этот негативный процесс уже развивается по описанному
мною сценарию. Как же хочется верить, что наш здоровый научный
иммунитет выстоит в условиях этой специфической эпидемии в образовании.
1 См.: http://www.rg.ru/2007/01/12/fortov.html (дата обращения 24.01.2016 г.)
2 См.: Аргументы и факты. 2013. № 8. С. 5.
34
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КОЛЬЦОВ Евгений Анатольевич
магистрант юридического факультета ГУАП
БОЕР Анна Александровна
кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права
юридического факультета ГУАП
РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
Аннотация: Проведен анализ роли и место общественных объединений в сфере защиты прав потребителей и юридических лиц. Затронуты актуальные проблемы и недостатки защиты прав потребителей и производителей. Делается вывод и
рекомендации о совершенствовании определенных норм и законов в российском
законодательстве.
Ключевые слова: Защита потребителей, общественные объединения, роспотребнадзор, ростест, защита прав, предприниматели, совершенствования законодательства.
Annotation: The analysis of the role and place of NGOs in the field of consumer
protection and legal entities. Affected by the current problems and shortcomings of
protecting the rights of consumers and producers. The conclusion and recommendations
for the improvement of certain rules and laws in the Russian legislation.
Keywords: Consumer protection, public associations, the Federal Service,
ROSTEST, protection of rights, entrepreneurs, improving legislation.
Общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) в настоящее время выполняют важную социальную функцию
общественного контроля за качеством и безопасностью продукции, а
также обеспечивают соблюдение прав граждан. Общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы), в соответствии со
статьей 45 Закона РФ «О защите прав потребителей», для осуществления своих уставных целей имеют следующие права1:
1) право участвовать в разработке обязательных требований
к товарам (работам, услугам), а также проектов законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей;
2) право проводить независимую экспертизу качества и безопасности товаров (работ, услуг), а также соответствия потребительских
свойств товаров (работ, услуг) заявленной продавцами (изготовителями, исполнителями) информации о них;
В связи с отменой в феврале 2010 г. обязательной сертификации
продуктов питания, общественные объединения потребителей, создаваемые на добровольной основе в целях оказания помощи потреби-
35
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
телям и защиты их законных прав и интересов, выполняют важную
функцию общественного контроля качества и безопасности продукции. Так в 2010–2011 гг. были заключены договоры с Федеральным
государственным учреждением здравоохранения «Центр гигиены и
эпидемиологии в городе Москве» при Роспотребнадзоре и Закрытым
акционерным обществом «Региональный орган по сертификации и
тестированию» (ЗАО «РОСТЕСТ») с целью проведения экспертиз качества, безопасности товаров, а также соответствия потребительских
свойств товаров заявленной продавцами (изготовителями) информации о них. На основании заключенных договоров с ФГУЗ «Центр
гигиены и эпидемиологии в городе Москве» и ЗАО «РОСТЕСТ» проведено более 50 экспертиз продуктов питания;
3) помимо того, что общественные объединения потребителей
имеют право проверять соблюдение прав потребителей и правил
торгового, бытового и иных видов обслуживания потребителей, они
также наделены правом составлять акты о выявленных нарушениях
прав потребителей и направлять указанные акты для рассмотрения
в уполномоченные органы государственной власти, информировать
органы местного самоуправления о выявленных нарушениях, участвовать по просьбе потребителей в проведении экспертиз по фактам нарушения прав потребителей, что существенно расширило их
полномочия. Необходимо отметить, что указанная норма Закона РФ
«О защите прав потребителей» сводит право общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) к выявлению именно
нарушений прав потребителей, т. е. к установлению фактов, свидетельствующих исключительно о несоблюдении потребительского
законодательства.
Учитывая важность функций, выполняемых общественными объединениями потребителей, нельзя не обратить внимание на негативное влияние, которое оказывает деятельность некоторых организаций, единственной целью которых является получение дохода
с предпринимателей, а не защита прав и интересов потребителей. Деятельность подобных организаций дискредитирует сущность общественного контроля за качеством продукции и оказываемых услуг.
Законом РФ «О защите прав потребителей» не установлены порядок
и сроки проведения проверок общественными объединениями потребителей в отношении прав потребителей и правил торгового, бытового и иных видов обслуживания потребителей, что способствует
злоупотреблениям. В связи с этим, по-нашему мнению, в Закон РФ «О
защите прав потребителей» должны быть внесены изменения и дополнения, которые регламентировали бы деятельность общественных объединений при организации и проведении таких проверок.
36
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Полагаем, что внесение таких изменений сыграет положительную
роль в обеспечении прав и законных интересов как добросовестных
общественных объединений потребителей, так и субъектов предпринимательской деятельности;
4) право распространять информацию о правах потребителей,
необходимых действиях по защите этих прав, результатах сравнительных исследований качества товаров (работ, услуг), иную информацию, которая будет способствовать реализации прав и законных
интересов потребителей;
5) право общественных объединений потребителей по оказанию
влияния на определение требований к качеству товаров (работ, услуг), повышение их качества, а также приостановление производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг), отзыв с внутреннего рынка товаров (работ, услуг), не соответствующих
предъявляемым к ним и установленным законодательством Российской Федерации о техническом регулировании обязательным требованиям. Данные права осуществляются путем внесения в федеральные органы исполнительной власти, организации соответствующих
предложений о принятии мер;
6) общественные объединения потребителей правомочны вносить в органы прокуратуры и федеральные органы исполнительной
власти материалы о привлечении к ответственности лиц, нарушивших права потребителей, а также обращаться в органы прокуратуры
с просьбами принести протесты о признании недействительными
нормативных актов, противоречащих законам и иным нормативным
правовым актам Российской Федерации, регулирующим отношения
в области защиты прав потребителей;
7) и, наконец, общественные объединения потребителей вправе
обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей,
неопределенного круга потребителей). В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 августа 1995 г.
№ 837 «О поддержке общественного движения в защиту прав потребителей», в целях повышения роли общественности в обеспечении
реализации законодательства о защите прав потребителей органам
исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам
местного самоуправления рекомендовано2:
– оказывать общественным объединениям потребителей помощь
в период их становления и в последующей работе;
– принимать организационные меры, направленные на создание
условий для развития общественного движения потребителей, в части выделения необходимых помещений, оборудования, средств те37
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
лефонной связи, установления льготных ставок аренды занимаемых
ими помещений и тарифов на услуги телефонной связи;
– оказывать финансовую поддержку общественным объединениям потребителей в реализации конкретных программ и проектов
по вопросам защиты прав потребителей.
Таким образом, в соответствии с Законом РФ «О защите прав потребителей», общественные объединения потребителей вправе осуществлять именно общественный контроль соблюдения прав и интересов
потребителей с применением соответствующих мер общественного
воздействия на изготовителя (исполнителя, продавца). Общественные
объединения потребителей имеют весьма широкие полномочия в области защиты прав потребителей и являются самыми доступными
для обращения в них потребителями организациями. Федеральная
служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека неоднократно отмечала, что усиление роли общественного потребительского движения, его активное участие в формировании и реализации как можно большего числа направлений национальной политики в области защиты прав потребителей Роспотребнадзор
рассматривает как объективное условие для тесного и плодотворного
взаимодействия с институтами гражданского общества в лице соответствующих общественных объединений потребителей3.
Таким образом, в Законе РФ «О защите прав потребителей» предусматривается необходимость государственного контроля и надзора
за соблюдением законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты
прав потребителей. Тем не менее, единая комплексная система норм
обеспечения контроля и надзора на практике отсутствует. Масштабы и эффективность государственного контроля (надзора) не
соответствуют масштабам нарушений прав потребителей. Снижая
свое надзорное присутствие в рыночных отношениях, государство не
обеспечивает исполнение судебных решений в пользу потребителей.
Снижается и уровень ответственности за нарушения прав потребителей. Уголовная ответственность за обман потребителей отменена,
а административная несопоставима с выгодой от нарушений, что,
безусловно, дополнительно стимулирует изготовителей (исполнителей, продавцов) на новые и более тяжкие нарушения.
В связи с этим считаем необходимым:
– усилить публично-правовой аспект обеспечения прав и законных интересов потребителей, внести поправки в главу 14 Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях,
увеличив ответственность за правонарушения в области законодательства о защите прав потребителей. Проблема качества и безопас38
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ности пищевых продуктов, предотвращения возможных заболеваний, обеспечения охраны здоровья граждан РФ в настоящее время
становится все более актуальной. Отмена обязательной сертификации продуктов питания, упразднение ряда нормативно-правовых
актов, в том числе Законов РФ «О стандартизации» и «О сертификации продукции и услуг», являвшихся основополагающими базовыми
документами в области установления и соблюдения обязательных
требований к продукции, работам и услугам, отсутствие четкой системы законодательства о техническом регулировании – все это
требует усиления публично-правового аспекта обеспечения прав и
законных интересов потребителей. Более того, в связи с формированием Таможенного союза Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан проводится работа по созданию единой
системы технического регулирования. Таким образом, представляется необходимым дальнейшее совершенствование российского законодательства о техническом регулировании.
С точки зрения совершенствования норм процессуального права:
– представляется необходимым внести поправки в пункт 7 статьи
29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации
и в пункт 2 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав
потребителей», закрепив право обращения общественного объединения потребителей в защиту неопределенного круга потребителей
в суд по месту своего нахождения;
Во избежание судебной волокиты:
– необходимо упростить процедуру гражданского судопроизводства по делам о защите прав потребителей, выделив дела о защите
прав потребителей в особое производство, законодательно закрепив
в качестве максимального срока рассмотрения таких дел период времени – 2 месяца. С целью разгрузки районных судов, полагаем возможным внести поправки в статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и передать рассмотрение дел о
защите прав потребителей мировым судьям. С целью повышения гарантий реализации права потребителя на судебную защиту:
– полагаем целесообразным ввести императивную норму в законодательство Российской Федерации о налогах и сборах, а именно
в статью 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации о том, что
потребитель оплачивает пошлину при цене иска более 1 000 000 рублей только по итогам судебного разбирательства;
Стимулируя развитие общественного движения в защиту прав потребителей, а также в области применения процедуры медиации:
– считаем необходимым предусмотреть в Законе «О защите прав
потребителей» специальные положения о медиации в сфере защиты
39
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
прав потребителей. Законодательно закрепить роль общественных
объединений потребителей в этой процедуре;
С целью совершенствования законодательства в области защиты
прав потребителей:
– необходимо конкретизировать ряд положений Закона РФ «О защите прав потребителей», в частности, внести поправки в статью 8
Закона РФ «О защите прав потребителей», раскрыв понятие «наглядной и доступной формы» доведения информации об изготовителе
(исполнителе, продавце), товарах (работах, услугах), поскольку в Законе не учтены недобросовестные способы подачи информации;
– в связи с утверждением технических регламентов в качестве
обязательных к исполнению и применению документов и переводом
стандартов в категорию добровольно применяемых, считаем необходимым нормативно закрепить параметры шрифтового оформления
этикеток (упаковок и проч.) продуктов питания в Проекте Федерального закона № 30217-5 «Технический регламент о маркировке пищевых продуктов для потребителей», установив размер высоты строчных букв не менее 1,5 мм;
– закрепить в Законе РФ «О защите прав потребителей» обязанность участников правоотношений соблюдать требования добросовестности, разумности и справедливости по отношению друг к другу
и установить ответственность за нарушения указанных требований,
не декларативную, а реальную, которая стимулировала бы производителя к добросовестному исполнению норм Закона;
– внести изменения в Постановление Правительства РФ от 23
апреля 1997 г. № 481 «Об утверждении Перечня товаров, информация о которых должна содержать противопоказания для применения
при отдельных видах заболеваний». В указанный нормативный акт
не вносились поправки с момента его принятия, в нем не предусмотрена форма предупредительной надписи о противопоказаниях для
применения товаров при отдельных видах заболеваний;
– внести изменения с учетом современных реалий в Постановление Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55 «Об утверждении
Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование
покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта
или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных
товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену
на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации»;
– внести изменения в Постановление Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. № 612 «Об утверждении Правил продажи товаров дис40
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
танционным способом», установив, что при продаже товаров и услуг
через Интернет информацию, которая должна быть предоставлена
потребителю в соответствии с законодательством, следует размещать таким образом, чтобы потребитель имел к ней непосредственный доступ и был ознакомлен с ней до оформления заказа. Считаем
необходимым создание обязательных бесплатных торговых реестров Интернет-магазинов, в которых будут содержаться актуальные сведения о наименовании, адресе, ОГРН, контактных телефонах
и ответственных лицах продавцов.
Одним из важных направлений в области защиты прав потребителей является осуществление мероприятий по правовому просвещению потребителей.
1 Федеральный закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I (ред. от 18.07.2011 г.
№ 242-ФЗ) «О защите прав потребителей» // Рос. газете. 1992. 7 апреля.
2 Постановление Правительства РФ от 26.08.1995 г. № 837 «О поддержке
общественного движения в защиту прав потребителей» (26 августа 1995 г.) //
СЗ РФ. 1995. № 36. Ст. 3546.
3 Письмо Роспотребнадзора от 15.10.2010 г. № 01/14810-0–32 «О принципах
взаимодействия с общественными объединениями потребителей».
41
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
СТАРИН Борис Семенович
заместитель заведующего кафедрой теории права и государства юридического
факультета ГУАП, кандидат исторических наук, доцент, почетный работник
высшего профессионального образования России
ЛОМАКИНА Ирина Борисовна
доктор юридических наук, профессор кафедры теории права и государства
юридического факультета ГУАП
КУЗНЕЦОВА Анастасия Вячеславовна
магистрантка юридического факультета ГУАП
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ
ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ И ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ
ГРАЖДАН РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
Аннотация: Статья посвящена вопросам развития правовой культуры и правового воспитания и их роли в формировании гражданского общества и личности
в России.
Ключевые слова: Право, правовое воспитание, правовая культура, личность,
гражданское общество, правовой нигилизм.
Annotation: The article is devoted to development of legal culture and legal
education and their role in the formation of civil society and the individual in Russia.
Keywords: Law, legal education, legal culture, personality, civil society, legal
nihilism.
Как известно, что во многих явлениях гораздо важнее видеть целостный смысл, а это возможно лишь с помощью широкой и многогранной культуры, а не того, что преобладает в каждой, отдельно
взятой, науке. Надо хорошо понимать, что в мире нет абсолютных
плюсов и нет абсолютных минусов. Можно видеть то, или другое,
в зависимости от своих установок на понимание тех или иных проблем. Желательно, чтобы во многих явлениях жизни общества видеть позитивный смысл, а из недостатков извлекать соответствующие уроки и при этом учиться на чужих ошибках.
Кризис современного правосознания во многом определяется низким уровнем правовой культуры. Как только российское общество
отказалось от тоталитарных методов неправового государственного управления и попыталось встать на путь правового государства, как только скованное ранее в политическом и экономическом
плане люди получили более или менее реальную возможность пользоваться правами и свободами, так тотчас же дали о себе знать низ42
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
кий уровень правовой культуры общества, десятилетиями царившие
в нем пренебрежение к праву, его недооценка.
Роль правовой культуры в жизни общества многогранна. Как известно, правовую культуру можно рассматривать как оценочную (аксиологическую) категорию и как содержательную. В первом случае
она понимается как качественное состояние правовой жизни общества на каждом данном этапе его развития. Это позволяет охватить и
оценить правовую жизнь в целом и основные сферы ее деятельности.
Применительно к личности каждого гражданина в рассматриваемом
аспекте, правовая культура – это знание и понимание права, осознанное исполнение его предписаний.
Правовая культура предполагает определенные знания исходных начал, основных положений действующего законодательства и
умение им пользоваться. Не имея необходимых знаний о правовой
системе государства, действующем законодательстве, граждане не
могут реализовывать свои права и обязанности, защитить свои интересы.
Абсолютно неприемлемым является положение, когда юридически неграмотными оказываются лица, осуществляющие законотворческую деятельность или работающие в судебных, правоохранительных органах, занимающие ведущие посты в органах государственной
власти и управления.
Понятие « правовая культура» используется для характеристики
всей правовой надстройки общества. Она пронизывает само право,
правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок,
законотворческую и правоприменительную, а также иную правовую деятельность, всю позитивную юридическую действительность
в функционировании и развитии ее составных частей.
Содержание правовой культуры определяется направленностью
правовой идеологии и правовой политики, а также правовой системой. Уровень же правовой культуры – это степень интенсивности, насыщенности.
Правовая культура – это особое социальное явление, которое
характеризует правовое состояние общества и личности и представляет собой целостную систему взаимосвязанных компонентов.
Констатируя факт повышения роли личности в современной правовой жизни, важно разобраться в фундаментально-содержательном
аспекте правовой культуры. Здесь правовая культура представляется разновидностью общественной культуры, которая отражает
определенный уровень правосознания и законности, совершенства
законодательной деятельности и юридической практики. При этом
она охватывает собой все ценности, созданные в области права.
43
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Правовая культура общества зависит от уровня развития правового сознания населения, т. е. от того насколько глубоко освоены такие правовые феномены, как ценность прав и свобод человека, ценность правовой процедуры при решении споров, поисков компромиссов и т. д., насколько информировано в правовом отношении население, его социальные, возрастные, профессиональные и иные группы,
каково эмоциональное отношение населения к закону, суду, различным правоохранительным органам, юридическим средствам и процедурам, какова установка граждан на соблюдение или несоблюдение правовых предписаний и т. д.
Существенно влияет на правовую культуру общества и правоприменение, т. е. властная деятельность государственных органов осуществляющих индивидуальное регулирование общественных отношений на основе закона с целью его реализации. Важен в целом и уровень развития вообще всей системы нормативно – правовых актов,
начиная от законов, актов центральных исполнительных органов
власти и кончая актами местных органов власти и управления. Любой юридический акт должен быть правовым, т. е. отвечать господствующим в общественном сознании представлениям о справедливости, равенстве и свободе.
Закон должен быть совершенным с точки зрения его формы: быть
непротиворечивым, по возможности быть кратким и обязательно ясным и понятным для населения, содержать определение основных
терминов и понятий, быть опубликованным в доступном для населения источниках.
Как известно, в юридической литературе принято выделять
шесть функций правовой культуры:
– познавательно-преобразовательная функция. Ее содержание –
это цель, которую ставит перед собой любое демократическое общество – формирование правового государства. В связи с этим данная
функция направлена на согласование различных интересов общества, на создание правовых и нравственных гарантий свободного
развития личности, уважения ее достоинства, признание ее высшей
ценностью;
– праворегулятивная функция ставит своей задачей обеспечить
устойчивый, эффективно действующий механизм развития правовой системы, внесение упорядоченности в общественные отношения
на основе идеалов, прогрессивных взглядов, традиций и образцов поведения, утверждаемых правовой культурой;
– ценностно-нормативная функция проявляет свое действие через отражение в сознании индивидов, их групп, разнообразных фактов, имеющих ценностное значение. Другими словами, все элементы
44
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
структуры правовой культуры выступают объектами оценки, что
позволяет говорить о ценностях в праве и праве как социальной ценности;
– правосоциализаторская функция направлена на формирование
правовых качеств личности и обязанностей, механизма их правовой
защиты, уважения прав и свобод других людей, готовности человека
действовать во всех ситуациях правомерно;
– коммуникативная функция обеспечивает общение людей и
их групп в юридической сфере, воздействуя на данное общение посредством аккумулирования в правовой культуре всего ценного, что
было присуще прошлым поколениям, и, заимствуя прогрессивные
начала из правовой жизни других стран и народов;
– прогностическая функция предполагает анализ тенденций развития данной правовой системы, определение адекватных средств
для достижения правовых культурных целей, нахождение новых
ценностей, качеств и свойств, присущих правовой материи. Все названные функции тесно взаимосвязаны, и нередко бывает их трудно
разграничить.
Анализ правовой культуры необходим для того, чтобы сначала
выделить и описать правовые ценности, идеалы и образцы, к которым следует стремиться законодателю, правоприменителю, гражданину и обществу в целом, а затем, оценив с этой точки зрения реальное состояние дел, искать пути и средства достижения намеченных
идеалов, построения правового государства и общества, в котором
обеспечиваются соответствующие его социально – экономическому
и духовному строю права и свободы человека.
Правовая культура призвана аккумулировать в себе прогрессивные достижения всех типов правовых культур как нынешних, так и
прошлых эпох. Правовая культура личности, будучи компонентом
правовой культуры общества, отражает степень и характер развития
общества, так или иначе обеспечивающего социализацию личности
и правомерную деятельность индивида.
Эта деятельность должна соответствовать прогрессивным движениям общества и его культуры в сфере права, благодаря чему происходит постоянное обогащение как самой личности, так и общества
в целом. Правовая культура, выступая компонентом правового сознания и бытия в их органическом единстве, сопряжена не только с отражением всего общественного бытия, но и с активным обратным
воздействием на него. Присущие ей идеалы, правовые нормы принципы, традиции и образцы поведения могут способствовать консолидации людей, концентрации их усилий на формирование правового государства.
45
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Государство и общество заинтересовано в формировании высокой
правовой культуры на всех уровнях и во всех формах, используя для
этих целей правовое просвещение и правовое воспитание.
Правовое воспитание – это целенаправленное, систематическое
воздействие на сознание и поведение человека со стороны государства, общественных организаций и отдельных граждан в целях формирования позитивных представлений, взглядов, ценностных ориентаций, установок, обеспечивающих соблюдение, исполнение и использование юридических норм.
Правовое воспитание обладает относительной самостоятельностью целей, спецификой методов их достижения и организационных
форм. Оно является многоцелевой деятельностью, которая предполагает наличие стратегических и тактических целей. Эти цели могут
конкретизироваться с учетом специфики субъекта и объекта воспитательного воздействия, использованных форм и средств этой деятельности, а также институтов осуществляющих правовое воспитание.
Содержанием правового воспитания является распространение
знаний о государстве и праве, законности, правах и свободах личности, выработка у граждан устойчивой ориентации на законопослушное поведение. Это сложный процесс, который реализуется в конкретных способах организации воспитательного процесса и включает в себя ряд составных частей:
– субъекты воспитания (органы государства, государственные
служащие, политики, преподаватели, журналисты и т. д.);
– объекты воспитания (граждане, трудовые коллективы, социальные группы и т. п.);
– содержание воспитания (выражается в приобщении людей к политическим и юридическим ценностям, идеям, принципам, информации, опыту и т. п.);
– методы воспитания (убеждения, поощрение, наказание и иные
приемы психолого-педагогического воздействия на объект воспитания);
– формы воспитания;
– правовое обучение (состоит в передаче, накоплении и усвоении
правовых знаний в школе, средних специальных и высших заведениях);
– правовая пропаганда (заключается в распространении правовых идей и требований среди населения посредством телевидения,
радио, иных средств массовой информации);
– юридическая практика (способствует передаче юридической
информации, знаний посредством участия граждан в процессе, прежде всего правоприменительной деятельности и т. п.);
46
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
– самовоспитание (связано с личным опытом, самообразованием,
собственным анализом правовых явлений).
Для того чтобы разобраться какое место занимает правовая культура в нашем обществе необходимо знать какое место она занимала
в прошлом. Высокий уровень правосознания включает в себя и знание права и понимание значения права в жизни общества. А этого
у нас, к сожалению, не хватает даже законодателям, политическим
лидерам, руководителям общественных организаций. Дело не в том,
что они не знают закона, а в том, что они не считаются с ним. А это
уже пренебрежение правом. Низкий уровень правовой культуры, неразвитость у населения юридических традиций, зачастую переходящая в откровенный правовой нигилизм, отрицание необходимости
и ценности права имеют глубокие корни в нашем обществе. Из поколения в поколение в России проявляется неуважение к закону и суду,
терпимость к произволу. Все это не могло не сказаться на правовой
культуре нашего населения.
На практике существуют различные модели правовой культуры.
Например, западная модель правовой культуры, конфуцианская
правовая культура, мусульманская правовая культура и т. д. Россия
как евразийская и многонациональная держава впитывала в себя отдельные элементы вышеобозначенных моделей правовых культур.
На наше общество и власть сильное влияние оказывали как восточные цивилизации, так и западные. В течение длительного времени
в российском обществе не существовало благоприятных предпосылок для развития правовой культуры, что обосновывалось различными объективными и субъективными факторами. Отечественной
правой системе были свойственны не развитые институты конституционализма, характерное для западноевропейской правовой системы, а неуважительное отношение к личности, к ее правам и свободам, низкая роль судебной власти, долгое господство советского
тоталитарного режима и т. п.
После распада СССР в начале 90-х годов ХХ века Россия встала
на путь реформ во всех областях общественного развития, серьезные изменения начались также в сфере права. Этот путь реформ довольно сложен. Обществу нужен определенный переходный период.
Российские реформаторы не учитывали в своей политике многих
факторов. Изменить разом все обычаи и представления людей, их образ жизни – дело непростое. Все эти факторы повлияли на последующее развитие российского общества.
Оказалось, что большинство принятых нормативно-правовых актов, так же как и Конституция, носят декларативный, идеальный характер. В жизни же они выполняются крайне редко и частично. За47
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
щита прав и свобод личности отдельно взятого индивида до сих пор
на очень низком уровне в нашей стране. Необходимы большие усилия
в этой области как со стороны государственной власти, так и со стороны самого общества, которое должно становиться подлинно гражданским обществом, активным и деятельным, способным, опираясь
на соответствующие законы, отстаивать свои интересы и чаяния.
Права человека – ядро гуманистического, демократического правосознания. Они обретут реальное значение тогда, у людей будет не
только формальное знание этих прав, но и чувство твердой веры в их
гарантии, обеспечение прав человека, которые они воспринимают
как благо, как ценности жизни. А вот гарантии прав человека в России до сих пор находятся на очень низком уровне, несмотря на то, что
важнейшим условием формирования гражданского общества и правового государства является надежная защита прав и свобод человека.
Таким образом, органам государственной власти России, общественным организациям, юридическим учреждениям необходимо
предпринять максимум усилий и использовать в своей деятельности все необходимые методы и средства, направленные на усиление
правового воспитания и роста правовой культуры населения нашей
страны.
Источники:
1. Алексеев С. С. Право. Законы, правосудие, юриспруденция в жизни людей.
М., 1998.
2. Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997.
3. Ильин И. А. О сущности правосознания. М., 1993.
4. Ильин И. А. Пути духовного обновления. Мюнхен, 1962.
5. Морозова Я. А. Проблемы современной российской государственности. М.,
2008.
6. Попов В. В. Некоторые формы преодоления правового нигилизма и пути
его преодоления // Юрист. 2002. № 1.
7. Стремоухов А. И. Человек и его правовая защита: Теоретические проблемы. СПб., 1996.
8. Юрашевич Н. М. Эволюция понятия правового сознания // Известия вузов. Правоведение. 2004. № 2.
48
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КУЗНЕЦОВА Анастасия Владиславовна
магистрантка юридического факультета ГУАП
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ПО ОХРАНЕ ПАМЯТНИКОВ
ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ РОССИИ
Аннотация: В статье рассматриваются результаты государственной политики
по охране культурного наследия России по итогам 2015 года, содержание проблем, имеющих место в данной сфере, и пути их решения.
Ключевые слова: Памятники истории и культуры; государственная политика;
охрана объектов культурного наследия; совершенствование законодательства; федеральное и региональное финансирование; ремонтно-реставрационные работы;
Единый государственный реестр; Министерство культуры Российской Федерации.
Annotation: The article discusses the results of the state policy on the protection
of cultural heritage of Russia by the end of 2015, the content of the problems existing
in this sphere and ways of their solution.
Keywords: Monuments of history and culture; public policy; protection of cultural
heritage; improvement of legislation; state and Federal funding; repair and restoration;
the Unified state registry; the Ministry of culture of the Russian Federation.
Памятники истории и культуры России представляют собой неповторимые духовные и материальные ценности, созданные в прошлом и являющиеся частью общероссийского культурного наследия.
Сохранение культурного наследия нашей страны – одна из первостепенных задач, стоящих как перед Министерством культуры Российской Федерации, так и перед государством в целом. Под сохранением
объекта культурного наследия понимаются направленные на обеспечение физической сохранности объекта культурного наследия ремонтно-реставрационные работы, в том числе консервация объекта
культурного наследия, ремонт памятника, реставрация памятника
или ансамбля, приспособление объекта культурного наследия для
современного использования, а также научно-исследовательские,
изыскательские, проектные и производственные работы, научно-методическое руководство, технический и авторский надзор.
Современное техническое состояние большинства объектов культурного наследия страны представляет серьезную угрозу утраты
исторического и культурного наследия и требует принятия незамедлительных мер по их сохранению. Наиболее подвержены риску
утраты памятники деревянного зодчества, особенно расположенные
в сельской местности.
Однако стоит отметить, что Федеральная целевая программа
«Культура России (2012–2018 годы)», а также усовершенствованный
49
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Федеральный закон от 25.06.2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской
Федерации» по результатам 2015 года приносят свои плоды.
Ярким примером реализации государственной политики по охране
культурного наследия является город Москва. Как сказал на церемонии награждения «Московская реставрация – 2015» Сергей Собянин:
«Всего за последние годы было отреставрировано порядка 600 объектов культурного наследия. Можно говорить о том, что в Москве за 5 лет
в 10 раз увеличилось количество восстановленных зданий»1.
Также стоит обратить внимание на существенное пополнение
Единого государственного реестра объектов культурного наследия
(памятников культуры и истории) народов России – это государственная информационная система, которая содержит сведения обо
всех без исключения объектах культурного наследия. Эти сведения
являются основополагающими источниками информации об объектах исторического и культурного наследия, их территориях и зонах
охраны.
Министерство культуры России выразило благодарность управлению Алтайского края по культуре и архивному делу за проделанную работу по формированию реестра в 2015 году, зарегистрировав
более 1000 объектов (из 4000)2.
К 2018 году работа по формированию Единого реестра объектов
культурного наследия должна быть полностью завершена. В перспективе единый реестр станет способом популяризации объектов
культурного наследия, информация в этом реестре будет доступна
всем гражданам России.
В ходе реализации государственной программы в 2015 году организованы мероприятия по обеспечению использования и охраны
объектов культурного наследия, находящихся во всех видах собственности, реализуются права граждан на получение информации
об объектах культурного наследия и право на доступ к основным образцам отреставрированных памятников истории и архитектуры.
Для поиска путей решения проблем Минкультуры России было
организовано множество масштабных мероприятий, в рамках которых ведущие отечественные и зарубежные специалисты-реставраторы получили возможность обмениваться опытом, обсуждать и находить пути решения насущных проблем отрасли.
Объем проверочных мероприятий, осуществляемый Комитетами
по охране объектов культурного наследия в различных регионах
в 2015 году, существенно увеличился по сравнению с 2014 годом.
Например, по состоянию на 31 декабря 2015 года в Вологодской области было проведено 38 проверок юридических лиц и индивидуальных
50
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
предпринимателей и 10 проверок в отношении органов местного самоуправления, из них 38 проверок были внеплановыми, что превышает
количество внеплановых проверок, проведенных в 2014 году в 2,4 раза.
В рамках государственного надзора в 2015 году проведено 26 административных расследований, что в 2,9 раза больше, чем за 2014
год (9). По результатам надзорных мероприятий выдано 24 предписания, что превышает в 2,2 раза количество предписаний, выданных
в 2014 году (11).
Кроме того, за 2015 год проведено 158 проверок состояния объектов культурного наследия, в целях установления обновления охранной и учетной документации на объекты культурного наследия,
что в 1,9 раза больше, чем за 2014 год (83)3. Но в сфере сохранения,
использования и государственной охраны объектов культурного наследия существует ряд основных проблем.
Практика показала, что объем финансирования, направленного
на ремонтно-реставрационные работы на объектах культурного наследия и ремонтных работ по сохранению средовой застройки остаётся незначительным.
Помимо этого органы охраны объектов культурного наследия
отстранены от ввода объектов капитального строительства в эксплуатацию. В процессе строительства застройщиками меняются габариты, пропорции, материал отделки фасадов, падает качество отделки, предусмотренной проектной документацией. Продолжаются
факты ввода «самостроя».
Также одной из существенных проблем является низкий уровень
мотивации, направленной на сохранение памятников и не статусной средовой застройки, особенно деревянной. Причиной тому является отсутствие государственных и муниципальных преференций, а
также приостановка выплат компенсаций собственникам памятников за работы по их сохранению.
Существует несколько вариантов решения указанных выше проблем. Необходимо продолжить активизацию работ по выявлению
объектов культурного наследия, в особенности исторических мемориалов, в том числе проводя мероприятия по популяризации объектов культурного наследия, труда реставраторов и археологов.
Продолжение работ по регистрации объектов культурного наследия в Едином государственном реестре памятников, также благотворно повлияют на совершенствование охранной политики. Помимо этого, нужно уточнить процедуру регистрации обременений
в государственном кадастре недвижимости.
Также стоит обращать больше внимание на организацию мероприятий по мотивированию собственников к сохранению объектов
51
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
культурного наследия и не статусной средовой застройки, особенно
относительно деревянных построек.
1 За 5 лет в Москве в 10 раз увеличилось количество восстановленных зданий // Север столицы: Газета Северного округа. 02.12.2015.
2 Министерство культуры России высоко оценило работу Алтайского края
по формированию Единого государственного реестра объектов культурного
наследия // Новости Управления Алтайского края по культуре и архивному
делу. 22.01.16.
3 Публичный доклад о результатах деятельности Комитета по охране объектов культурного наследия Вологодской области в 2015 году.
52
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ЛОЙТ Хиллар Харриевич
заведующий кафедрой государственного права юридического факультета ГУАП,
доктор юридических наук, профессор, Заслуженный работник Высшей школы
Российской Федерации
ИНСТИТУТ СЛУЖЕБНЫХ КОНТРАКТОВ – ПРАВОВАЯ
ОСНОВА РЕГЛАМЕНТАЦИИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: Статья посвящена представлению роли и места служебных контрактов в обеспечении правовой регламентации деятельности государственных
гражданских служащих Российской Федерации.
Ключевые слова: Государственная гражданская служба, служебный контракт, государственный гражданский служащий, конституционно-правовой статус, конституционный Суд Российской Федерации, общепризнанные принципы и
нормы международного права, правоохранительные органы, органы государственной власти.
Annotation: The article is devoted to the presentation of the role and place of the
service contracts ensuring legal regulation of public civil servants of the Russian
Federation.
Keywords: Civil service, employment contract, civil servant, constitutional legal
status, constitutional court of the Russian Federation, generally recognized principles
and norms of international law, the law-enforcement bodies, bodies of state power.
Традиционно в отношении государственных служащих законодательством устанавливаются специальные правила (изъятия из общих правил), обусловленные целями и задачами публичной службы.
В особенности это касается дополнительных оснований увольнения
с государственной службы. Установление таких специальных правил, безусловно, входит в компетенцию национального законодателя, что подтверждается важнейшими международно-правовыми
соглашениями (Международный пакт о гражданских и политических правах1, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод2).
Конституционный суд Российской Федерации также неоднократно констатировал компетенцию законодателя устанавливать
специальные правила приема, прохождения и увольнения с государственной службы. Вместе с тем, как неоднократно подчеркивалось
Конституционным Судом РФ, указанные «особые правила» будут
оправданными только в том случае, если они «обусловлены задачами, принципами организации и функционирования государствен-
53
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ной службы, целью обеспечения поддержания высокого уровня ее
отправления (в том числе за счет обновления и сменяемости управленческого персонала), особенностями деятельности лиц, исполняющих обязанности по государственной должности государственной
службы»3.
Иными словами, «компетенция законодателя» в этом смысле не
может быть абсолютной. Согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ различия в правовом статусе лиц, принадлежащих
к разным по условиям и роду деятельности категориям, согласуются
с принципом равенства, закрепленным ст. 19 ч. 1, 2 Конституции Российской Федерации, только в том случае, когда они являются объективно оправданными, обоснованными и соответствуют конституционно значимым целям.
При этом ограничения конституционных прав должны быть необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям
таких ограничений. При допустимости ограничения того или иного
права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов, должно использовать не чрезмерные, а только
необходимые и строго обусловленные этими целями меры. Публичные интересы, перечисленные в ст. 55 ч. 3 Конституции Российской
Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод,
только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными
и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей4.
Изучение юридической практики судов общей юрисдикции в области служебных контрактов свидетельствует о наличии множества пробелов в законодательстве о государственной гражданской
службе и ТК РФ. Наличие неопределенностей и пробелов, связанных
с одной стороны, с попыткой максимально обособиться от ТК РФ,
а с другой – с наличием отсылочной нормы к нему в тексте закона,
создало дополнительные возможности регулирования различных
ситуаций, возникающих в трудовых взаимоотношениях на государственной службе на усмотрение представителя нанимателя. Учитывая, что в любых трудовых отношениях на практике возможности работника и работодателя не равны (хотя законодательством и провозглашается обратное), на государственной службе это усугубляется и
специфическим статусом работодателя, и «сыростью» Федерального
закона № 79-ФЗ.
Основная масса судебной практики связана с неправомерным
увольнением с государственной службы. Так, приказом от 09.06.2005
№ 179-к Управления Федеральной службы по ветеринарному и фи54
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
тосанитарному надзору по Тверской области С. С. С-ка был принят
на федеральную государственную службу и назначен на должность
специалиста I-й категории в отдел рыбного надзора Управления
Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Тверской области с испытательным сроком на 1 год. Приказом от 24.05.2006 № 73-к он был уволен с государственной службы
31.05.2006 в связи с неудовлетворительными результатами испытания при приеме на гражданскую службу по п. 2 ч. 7 ст. 27 закона. Приказом от 20.07.2006 № 106-к приказ о его увольнении (№ 73-к) признан утратившим силу в связи с временной нетрудоспособностью С.
С. С-ка с 22 мая по 13 июля 2006 года.
Этим же приказом от 20.07.2006 № 106-к с С. С. С-ка был расторгнут
служебный контракт, и он был уволен с государственной гражданской службы 24.07.2006 в связи с неудовлетворительными результатами испытания при приеме на гражданскую службу по п. 2 ч. 7 ст.
27 закона. С. С. С-ка, считая свое увольнение незаконным, обратился
в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной
платы за время вынужденного прогула и возмещении морального
вреда. Представитель ответчика иск не признал. Выслушав стороны,
свидетелей, исследовав материалы дела, заслушав мнение прокурора, суд посчитал требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:
– регламентация отношений, связанных с гражданской службой,
осуществляется: Конституцией РФ, Федеральным законом «О системе государственной службы Российской Федерации», Федеральным законом № 79-ФЗ, другими федеральными законами, в том числе
федеральными законами, регулирующими особенности прохождения гражданской службы, и др. В соответствии со ст. 11 Трудового
кодекса РФ на государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных
актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными
нормативными правовыми актами Российской Федерации о государственной гражданской службе;
– согласно ст. 27 закона в акте государственного органа о назначении на должность гражданской службы и служебном контракте сторонами может быть предусмотрено испытание гражданского служащего в целях проверки его соответствия замещаемой должности
гражданской службы. Срок испытания устанавливается продолжительностью от трех месяцев до одного года. При неудовлетворительном результате испытания представитель нанимателя имеет право
до истечения срока испытания расторгнуть служебный контракт
55
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
с гражданским служащим, предупредив его об этом в письменной
форме не позднее, чем за три дня с указанием причин, послуживших
основанием для признания этого гражданского служащего не выдержавшим испытание;
– решение представителя нанимателя государственный служащий вправе обжаловать в суд. При рассмотрении данных споров суд
проверяет не только наличие законного основания для увольнения
гражданского служащего, но и соблюдение государственным органом установленного порядка увольнения;
– при поступлении гражданина на государственную службу издается акт государственного органа о назначении на должность гражданской службы, на основании которого заключается служебный
контракт, который является соглашением между представителем
нанимателя и гражданином, поступающим на гражданскую службу.
Судом установлено, что приказ о приеме С. С. С-ка с 10.06.2005 на государственную службу и назначении на государственную должность
специалиста 1-й категории в отдел рыбного надзора Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору
по Тверской области с испытательным сроком на 1 год был издан
09.06.2005. Однако с данным приказом С.С. С-ка ознакомлен не был,
хотя форма приказа, предусмотренная в Управлении, предусматривает ознакомление под роспись с указанием даты ознакомления.
Кроме того, ст. 68 Трудового кодекса РФ обязывает работодателя ознакомить работника с приказом под роспись в трехдневный срок со
дня фактического начала работы. Тот факт, что закон не предусматривает ознакомления гражданина с приказом о приеме на службу,
не исключает применения данной нормы Трудового кодекса РФ. Судом установлено, что С. С. С-ка приступил к исполнению своих обязанностей с 10.07.2005, что не оспаривается сторонами. На тот момент между сторонами не было заключено какого-либо письменного
соглашения о прохождении гражданской службы, а именно служебного контракта, который заключается в письменной форме в двух
экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами, как
это предусмотрено законом. Несмотря на то, что ответчиком представлен свой экземпляр служебного контракта с С.С. С-ка, в котором
дата подписания контракта указана 10.06.2005, представитель ответчика в суде не оспаривал утверждение истца о том, что данный
контракт был подписан не 10.06.2005, а 19.05.2006. Факт подписания
служебного контракта именно 19.05.2006 подтвержден экземпляром
контракта, находившегося у истца, в котором С. С. С-ка указал дату,
когда им был подписан контракт, а также письменным заявлением
главного специалиста отдела рыбнадзора Управления Г. А. Иванова,
56
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
согласно которому 19.05.2006 координатор отделения С. Н. Мамчистов передал ему по телефону, что он и С. С. С-ка должны в течение
дня срочно подписать бланки служебного контракта. Около 18 часов
Мамчистов вручил им бланки для ознакомления и подписи. Дату они
не ставили. С-ка сказал, что на своем экземпляре поставил дату подписания 19.05.2006.
Таким образом, судом установлено, что соглашение об условиях
трудового договора, в том числе о таком условии, как испытание при
поступлении на гражданскую службу и срок этого испытания, состоялось между сторонами лишь 19.05.2006. Поскольку истец был допущен к работе 10.06.2005, трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным. Поскольку по состоянию на
10.06.2005 между сторонами не было достигнуто соглашения об испытательном сроке, истец считался принятым без испытательного
срока. Не настаивая на том, что служебный контракт с истцом был
подписан 10.06.2005, ответчик в то же время не представил суду доказательств, что между ним и истцом было достигнуто временное соглашение, в котором предусмотрено условие об испытании. Согласно
же ГПК РФ5 каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на
которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Ссылки ответчика на то, что если даже служебный контракт
с истцом и был подписан 19.05.2006, то истец не возражал против п.
4 данного контракта, который предусматривает начало исполнения
должностных обязанностей с 10.06.2005, не означают, что истец приступил к исполнению своих обязанностей с теми условиями, о которых узнал лишь 19.05.2006.
Показаниями допрошенных судом свидетелей: А. Смирнова,
А. В. Балашова, К. Б. Шестова, а также решением Бологовского городского суда Тверской области от 23.06.2006, вступившим в законную силу, подтверждается факт совершения С. С. С-ка 18.03.2006
поступка, порочащего его честь и достоинство в конфликтной ситуации, а именно участие в организации и проведении незаконной
охоты, который нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. Однако поскольку С. С. С-ка был принят на работу без испытательного срока, он не может быть уволен в связи с неудовлетворительными результатами испытания. Поскольку истец был уволен
без законного на то основания, увольнение является незаконным. Согласно ст. 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения
незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе.
Одновременно принимается решение о выплате работнику среднего
заработка за все время вынужденного прогула. В связи с изложенным требования истца о восстановлении на работе и взыскании за57
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
работной платы обоснованны и подлежат удовлетворению в полном
объеме. Требования истца о денежном возмещении компенсации морального вреда в размере 20000 рублей подлежат удовлетворению
частично. В силу ст. 394 Трудового кодекса РФ в случаях увольнения
без законного основания или с нарушением установленного порядка
увольнения суд может по требованию работника вынести решение
о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда,
причиненного ему незаконными действиями. Размер этой компенсации определяется судом. Определяя размер возмещения компенсации морального вреда, суд обязан исходить из обстоятельств дела,
характера и степени нравственных страданий, причиненных истцу
незаконным увольнением. С учетом фактических обстоятельств
дела, степени вины ответчика, а также руководствуясь принципами
разумности и справедливости, суд посчитал возможным определить
размер компенсации морального вреда в 2000 рублей.
В данном случае восстановление в должности государственной
гражданской службы судом применено, прежде всего, из-за отсутствия служебного контракта, оформленного надлежащим образом,
а также отсутствия подписи служащего в акте назначения его на
должность. Как мы уже говорили, основанием замещения должности государственной гражданской службы является совокупность:
конкурсных процедур, издания акта о назначении на должность и заключения служебного контракта. В данном случае мы столкнулись
с пробелом в законе относительно сроков заключения служебного
контракта, хотя и предусмотрена обязательность его заключения.
Восполнение данного пробела в законодательстве необходимо как
в интересах работника, так и в интересах работодателя.
Генеральной прокуратурой РФ ведется постоянная работа по надзору за исполнением законодательства о государственной службе
в федеральных органах исполнительной власти. Констатировано,
что во всех федеральных министерствах и ведомствах нарушается
требование о предоставлении справок о соблюдении ограничений
в соответствующие кадровые службы и деклараций о доходах и имуществе в налоговые органы. В Рособразовании данные требования
нарушили 70% сотрудников. Значительные нарушения выявлены
также в ряде других министерств и ведомств. По результатам проверок Генеральная прокуратура Российской Федерации предупредила
четырех руководителей федеральных органов исполнительной власти и вынесла 18 представлений этим органам об устранении таких
нарушений6.
Проверки, проведенные прокуратурой РФ7 в 2006–2008 годах, показывают, что, несмотря на то, что закон действует более 4 лет, ак58
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
тивно работала Генеральная прокуратура РФ в начале его реализации, на практике все ещё часто встречаются нарушения. Анализ нарушений, выявленных Прокуратурой РФ в указанные годы, показывает, что их количество уменьшается, и меняется их «тяжесть», так,
если в начале функционирования закона нарушения были связаны
в основном с незаконным расторжением служебных контрактов,
включением в них незаконных условий или незаключением контрактов, близкого родства с государственными служащими (когда их работа связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью), нарушений при приеме на государственную службу на конкурсной основе, то в последние годы нарушения связаны в основном
с непредставлением гражданскими служащими в налоговые органы
деклараций о своих доходах и принадлежащем им имуществе, нарушение запретов и соблюдение ограничений (необходимость чего указывается в служебном контракте). Необходимо также отметить, что
данные, представленные на официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ нельзя считать достаточными для изучения практики
прокурорского реагирования на нарушения законодательства. Так,
например, в 2008 году, Прокуратурой одного из субъектов РФ было
внесено представление о нарушении ст.16 закона (о невозможности
нахождения гражданина на государственной службе в случае близкого родства с гражданским служащим, если замещение должности
связано с непосредственным подчинением одного из них другому)
из-за того, что в непосредственном подчинении у председателя одного из органов исполнительной власти находится её дочь, замещающая должность руководителя структурного подразделения. В то же
время по результатам рассмотрения представления прокурору был
направлен ответ, что поскольку должность руководителя органа исполнительной власти является государственной должностью, то на
неё не распространяются ограничения, предусмотренные законом
для государственных гражданских служащих. Прокуратура согласилась с приведенным доводом.
В качестве выводов даже по незначительному количеству примеров отступления от предписаний законов и подзаконных актов,
регламентирующих прохождение государственной гражданской
службы Российской Федерации, основанной на институте служебных контрактов, вправе утверждать, что:
– отсутствует практика повседневного контроля вышестоящих
органов системы государственной гражданской службы за деятельностью нижестоящих, подчиненных структур;
– осуществляемый надзор за функционированием органов системы государственной гражданской службы, особенно федераль59
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ного уровня требует постоянства и должной жесткости в процессе
устранения выявленных недостатков;
– институт юридической ответственности за нарушения, допускаемые государственными гражданскими служащими в процессе
исполнения своих полномочий, используется бессистемно;
– уровень правовой культуры государственных гражданских служащих желает быть значительно выше;
– кадровая политика, проводимая в системе государственной
гражданской службы, в значительной степени отстает от требований, предъявляемых временем современной ситуацией.
1 Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966
(вступил в силу с 23 марта 1976 года) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994.
№ 12.
2 Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
3 Определение Конституционного Суда РФ от 24.02.2005 № 258-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Луценко Эдуарда Александровича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями ст. 54 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации, признании утратившими
силу отдельных законодательных актов Российской Федерации, предоставлении отдельных гарантий сотрудникам органов внутренних дел, органов по
контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и
упраздняемых федеральных органов налоговой полиции в связи с осуществлением мер по совершенствованию государственного управления». (Официально не опубликовано.)
4 Постановление Конституционного Суда РФ от 30.10.2003 № 15-П «По делу
о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона
«Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С. А. Бунтмана, К. А. Катаняна и
К. С. Рожкова» // СЗ РФ. 2003. № 44. Ст. 4358.
5 Ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от
14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 05.04.2009) // Рос. газета. 20.11.2002.
6 Ноздрачев А. Ф., Чернобель Г. Т., Чеснокова М. Д., Болдырев В. Б. Мониторинг
реализации федерального закона от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // Законодательство и экономика.
2007. № 7.
7 Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ http://genproc.gov.ru/
news.
60
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
БОЕР Виктор Викторович
преподаватель кафедры правоведения и таможенного дела юридического
факультета ГУАП
ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННОПРАВОВОГО СТАТУСА СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, ИХ ПОЛНОМОЧИЙ В СФЕРЕ
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Аннотация: Статья посвящена истории становления конституционно-правового статуса субъектов Российской Федерации и их полномочий в сфере обеспечения реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц.
Ключевые слова: Конституция России, конституционно-правовой статус,
субъект Российской Федерации, федерализм, полномочия, институт правозащитной деятельности, права и свободы граждан.
Annotation: The article is devoted to the history of the formation of the
constitutional-legal status of subjects of the Russian Federation and of their powers in
the sphere of ensuring the exercise and protection of rights, freedoms and legitimate
interests of citizens and legal entities.
Keywords: The Constitution of Russia, constitutional and legal status, the subject
of the Russian Federation, federalism, powers, Institute of human rights, the rights and
freedoms of citizens.
Термин «федерализм» происходит от латинского слова – feodus –
означает «договор», «союз»1. Производное от данного термина – слово
«федерация» в политико-юридическом значении означает одну из
форм государственного устройства, при которой несколько государственных образований, юридически обладающих определенной политической самостоятельностью, образуют одно союзное государство2.
Элементы федерации ученые – исследователи отмечают уже
в Древней Греции, Риме3, в удельно-вечевой России4 и других странах. Однако первым федеративным государством стали в конце
XVIII в. Соединенные Штаты Америки. В настоящее время в мире насчитывается чуть более двадцати федераций. В силу ряда причин
ряд федераций распались на унитарные государства (СССР, СФРЮ,
ЧССР). В тоже время в ряде унитарных государств (Великобритания,
Кипр, Испания) наблюдается тенденция к федерализации. Это свидетельствует о живучести и привлекательности данной формы государственного устройства.
61
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Современные федерации не представляют собой раз и навсегда
устоявшийся механизм. Они находятся в постоянном развитии, поиске оптимальных моделей федерации. Огромные изменения в области федеративных отношений происходят и в современной России.
Реальная действительность ставит все новые и новые задачи в области совершенствования федеративных отношений, в связи с чем постоянно ведется поиск, как в теоретическом, так и в практическом
плане, оптимальной модели федерации, которая бы в полной мере
отвечала современным условиям развития страны и прогрессивным
перспективам в будущем, однако остаются в стороне политические,
экономические, социальные и правозащитные проблемы. Опыт свидетельствует, что для того чтобы получить эффективный, реальный
результат, необходимо глубоко и всесторонне исследовать возникновение и развитие данного института в исторической ретроспективе,
его место и роль в обеспечении реализации и защиты прав и свобод
граждан. История в значительной мере помогает понять и объективно оценить процессы, которые происходят в наши дни, наметить
перспективные пути совершенствования и развития, повышения
эффективности правозащитной функции. Для анализа данной проблематики необходимо обратить внимание на то, как зарождалось
и развивалось российское государство, повышались его возможности в сфере защиты населения, его жизненного уровня. Процесс его
образования носит длительный и сложный характер. Удельно-вечевой период в России характеризовался тем, что все русские земли
были разделены на мелкие и крупные княжества5. На данной ранней
стадии Древнюю Русь нельзя считать собственно русским государством, т. к. оно являлось полиэтничным образованием, в состав которого входили многочисленные нации и народности. Раздоры между
удельными князьями привели к тому, что русские земли оказались
под монголо-татарским игом, длившимся более двух веков.
В дальнейшем последовал процесс усиления Москвы. В 1304 году
началась борьба за великое княжение между тверскими и московскими князьями, окончившаяся победой московского князя Ивана
Калиты, утвердившегося в 1328 году с помощью Орды на великокняжеском престоле. С этих пор великое княжение не разлучалось с Москвой. В дальнейшем Московская Русь расширялась за счет присоединения новых земель.
С царствования Петра I начинается новая государственная эра.
При нем с 1721 г. прекращает существование Московское царство,
превратившееся с этого времени в Российскую империю. Российская империя просуществовала до февраля 1917 года. За этот период
была значительно расширена территория Российского государства,
62
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Россия превратилась в сложную этногеографическую структуру. Поэтому без анализа и оценки исторического территориального развития России в прошлом сложно охарактеризовать процессы, происходящие в государственном устройстве современной России, ее внешней политике, определить перспективы будущего развития в этих
важнейших областях.
Известный отечественный историк государства и права М. Ф. Владимирский-Буданов отмечал, что Российское государство занимает
особое место, как евразийское, являясь своеобразным мостом между
Европой и Азией. Аналогичные суждения высказывал и известный дореволюционный ученый-юрист Коркунов Н. М.. Проводя сравнительный анализ между порядком включения в состав коренных частей
государственной территории России и аналогичными действиями
в странах Западной Европы, он отметил ряд специфичных особенностей. В частности, в странах Западной Европы наблюдается определенная общность культуры всех указанных стран, и не встречалось
резкого различия коренных областей и окраин. Условия же географического положения и исторических судеб Российского государства
привели к тому, что оно со всех сторон окружено, как кольцом, окраинами, резко отличающимися своей культурой, племенным составом,
религией, историческим прошлым от коренных русских областей. «В
своем историческом развитии, – отмечает Н. М. Коркунов, – Россия
была поставлена перед одинаково ей враждебных культур – азиатского востока и европейского запада». Ученый обращал внимание и на
специфику присоединения к России окраин по сравнению с условиями
приобретения западными государствами колоний, которое требовало
надлежащего внимания правозащитной функции, учета традиций и
обычаев входивших в состав государства народов и народностей.
Приобретение колоний западными государствами вызывалось условиями экономического развития, избытком населения, ростом обрабатывающей промышленности, нуждающейся в удобных рынках
для сбыта своей продукции. Другими словами, колонии приобретались для их экономической эксплуатации в интересах метрополии.
Присоединение же русских окраин не имело экономических причин.
Россия постепенно овладевала своими окраинами на западе и на востоке в силу чисто политических побуждений как необходимых условий обеспечения своего могущества и независимости. «Ей нужен был
доступ к морю, ей надо было охранять свои границы от диких орд, и
в силу этого, – отмечает Н. М. Коркунов, – она росла и росла, иногда
в ущерб своим экономическим интересам», что рано или поздно проявлялось в появлении социально-экономических проблем, требовавших немедленного реагирования.
63
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Монархическая Россия, несмотря на сложную этнографическую
структуру, формировалась на принципах унитарного государства,
хотя об этом не говорилось ни в одном правовом акте. Вместе с тем
необходимо было управлять государством, что в свою очередь требовало соответствующего государственного устройства, экономических возможностей, правозащитных особенностей.
Административно-территориальное деление в дореволюционной России складывалось постепенно. Оно в значительной степени
отражало социально-экономические и политические условия каждого конкретного периода развития страны. Немаловажное значение
здесь имеет специфика, исторические особенности отдельных регионов. Так, в удельно-вечевые времена территория великих княжеств
в годы их самостоятельности и Фридрихсгамским договором 1809 г.
произошло присоединение Финляндии к России. С присоединением
к России Финляндия получает особое государственное устройство.
16 марта 1809 года в городе Борго открылось первое заседание Сейма,
на котором император Александр I обещал хранить основные законы
Финляндии6.
Финляндия получила название – «Великое Княжество Финляндское». В Финляндии были сохранены собственные национальные
органы, национальное законодательство, в ранг государственного
языка был введен финский язык, сохранялась собственная армия
и система образования. Внутренняя автономия дополнялась социально-экономической: наличие собственной денежной единицы –
марки, таможни с Россией и западноевропейскими государствами,
доходы Княжества не вливались в общеимперскую казну. Все это способствовало быстрому экономическому росту. В 1863 году, выступая
на открытии Сейма, Александр II отметил, что он сохраняет начала
Конституционной монархии, свойственной нравам финского народа7.
Россия, присоединив к себе Финляндию, не проводила в отношении последней политики расчленения на отдельные губернии и постепенной ассимиляции их в масштабе империи. Российские власти
провели политическую стратегию, направленную на дальнейшее отделение Финляндии от Швеции и привлечение финнов на свою сторону. В конце XIX века наблюдается процесс сужения законодательной самостоятельности Финляндии. В целом в конце XIX – начале
XX веков политика России была направлена на сужение автономии
Великого Княжества Финляндского8. В принятых в 1906 году новых
Основных законах России был определен установившийся к тому
времени статус Финляндии. В статье 2 данного акта отмечалось, что
«Великое Княжество Финляндское составляет нераздельную часть
государства Российского, во внутренних своих делах управляется
64
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
особыми установлениями на основании особого законодательства».
«В 1910–1914 годах царское правительство разработало программу
полной ликвидации автономии Финляндии (царский указ от 17(30)
июня 1910 года)»9.
Особое положение Финляндии в Российской империи привело
к росту экономики, национального самосознания, стремления к выходу из состава России. 18 июля 1917 года финляндский парламент
принял «Закон о власти», провозгласивший его носителем верховой власти в стане. В условиях острейшей революционной ситуации
в России 6 декабря 1917 года парламент принял декларацию об объявлении Финляндии независимым государством. Совет Народных
Комиссаров РСФСР 18(31) декабря 1917 года признал независимость
Финляндии. 22 декабря 1917 года (4 января 1918) данное постановление СНК было утверждено ВЦИК.
Рассматривая особое положение Финляндии в составе России, ряд
дореволюционных ученых-юристов рассматривают как автономную
провинцию10. Вместе с тем, следует отметить, что в ходе обширной
дискуссии по данному вопросу обозначились три точки зрения на
данную проблему. Одни считали, что Финляндия являлась суверенным государством и находилась в реальной унии с Россией; другие
же считали Финляндию инкорпорированной провинцией, наделенной значительной степенью автономии; третьи определяли ее как
государство, но не суверенное, а присоединенное к России на началах
унии, на началах подчинения11.
На наш взгляд, Финляндия имела особое положение в составе России, на определенных этапах в ней просматривались определенные
государственные начала, и даже в момент наибольшего ее ограничения в ней сохранялось наличие собственного финского законодательства, существование национального законодательного органа –
Сейма и обособленных от русских судов судебных учреждений. Определенное своеобразие наблюдалось и в административном отношении Финляндии.
Поэтому следует отметить, что здесь имели место как федеративные, так и конфедеративные определенные признаки. Мы наблюдаем
определенные расхождения как в определение положения Финляндии в российском законодательстве де-юре, так и в реальной практической реализации политики самодержавия в отношении Великого
Княжества Финляндии – де-факто.
Далее, нам необходимо исследовать положение Королевства
Польского в составе России. На Венском конгрессе 1815 года был проведен передел Польши. Часть территорий была отдана Пруссии, часть
Австрии и большая часть Варшавского Княжества, из которого было
65
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
образовано Королевство Польское, передавалось России. Правовой
статус Польши был определен в документах Венского конгресса.
К титулу Императора Российского присоединялся и титул Царя Польского. Император сохранял за собой право дать этому государству,
пользующемуся особым государственным строем, внешние границы
по своему усмотрению. Здесь же было оговорено, что поляки, подданные России, Австрии и Пруссии получают народное представительство и национальные учреждения в соответствии с тем образом
политического существования, который правительство каждой из
указанных стран признает наиболее приемлемым и полезным. В научной литературе можно встретить различные точки зрения по вопросу присоединения Польши к России. Так, Н. М. Коркунов считал,
что Польша находится с Россией в унии, т. е. в отношениях государства к государству, а не части государства к целому. Известный дореволюционный ученый-юрист А. С. Алексеев считал, что Варшавское
Княжество было присоединено к России не в силу договора между государствами, заключившими Венский трактат. Другими словами, мы
имеем здесь пример инкорпорации, а не реальной унии. Обязательства, вытекающие для России из Венского договора, суть обязательства России не по отношению к Польше, а по отношению к государствам, заключившим Венский трактат.
В 1815 году Александр I дарует Польше либеральную конституцию – «Хартию государственного устройства». Власть в Царстве
Польском осуществляет, в отсутствие царя, наместник, назначаемый
последним из членов императорского рода. Здесь действовал местный Государственный совет. Законодательную власть осуществлял
Сейм, который состоял из двух палат – Сената и Палаты депутатов.
Право законодательной инициативы принадлежало Государственному совету. Император обладал безусловным правом вето. По Конституции 1815 года Польша представляла часть Российской империи,
имеющую определенные черты автономии, которая, прежде всего,
выражалась в наличии собственной Конституции и национального
органа – Сейма.
После Польского восстания 1863 года были уничтожены все учреждения, определявшие хотя бы в какой-то мере польскую самостоятельность. В российской истории встречались случаи подчинения
отдельных государств власти России в форме протектората – институт международного права, означающего формальное покровительство сильного государства над слабым. Его установление не приводит к образованию политического целого, взаимоотношения государств сохраняют договорной характер. Вместе с тем протекторат
неизбежно предполагает подчинение, а потому покровительствую66
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
щее государство становится и государствующим, а покровительствуемое – зависимым. В специальной литературе протекторат характеризуется как одна из форм колониальной зависимости. Зависимость,
при которой протектируемое государство сохраняет лишь некоторую самостоятельность во внутренних делах, а его, прежде всего
внешние сношения, оборону осуществляет по своему усмотрению государство-метрополия.
Россией протекторат применялся главным образом в отношении
сопредельных азиатских государств. Это касается, прежде всего, Хивинского Ханства – феодального государства в Средней Азии в XVI –
начале XX вв. В XVI – 1-й половине XVIII веков в Хивинском Ханстве
велась постоянная междоусобная борьба, велись непрерывные войны с Бухарой, Ираном, кочевыми племенами, существовала национальная рознь между узбеками и турками внутри страны. В 1700,
1703, 1714 годах послы хана Шах-Иняза вели переговоры с Петром I
о принятии Хивинского Ханства в русское подданство. Однако ряд
предпринятых военных походов России в Хиву (1717, 1739 и др.) были
безуспешными. Весной 1873 года военный поход русских войск под
командованием туркестанского генерал-губернатора К. П. Кауфмана
закончился капитуляцией хивинцев. По Гендемианскому мирному
договору 1873 года Хивинское ханство признало себя протекторатом
России. Хивинский Хан признал себя покорным слугой императора
России, отказался от всякого рода непосредственных отношений с соседними государствами и заключения с последними каких-либо договоров без разрешения России и ведения военных действий против
них. Хива облагалась военной контрибуцией, выплата которой распределялась на 20 лет. Фактически Хива находилась в полном подчинение у России. На основании протектората строились и отношения
России с Бухарским эмиратом – феодальным государством в Средней
Азии в XVI – начале XX вв. В 1868 году после поражения, нанесенного
русской армией эмирским войскам под Самаркандом Бухарское ханство было присоединено к России на правах вассального государства.
Взаимоотношения между Бухарским ханством и Российской империей определялись договорами 1868 и 1873 годов. Хивинское и Бухарское ханства были под протекторатом России, но они не были включены в состав России. Присоединяя среднеазиатские земли к России,
последняя решала ряд геополитических задач. С одной стороны это
предотвращало их захват конкурентом России в освоении азиатского пространства – Англией, обеспечение стабильности на окраинных территориях страны и смена колонизаторским капиталистическим режимом феодального деспотичного строя, существовавшего
в ханствах Средней Азии. Подводя итог анализу специфики формиро67
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
вания российского государства в целом, можно сделать вывод о том,
что царская Россия всегда была едина, т. е. имела унитарную форму
государственного устройства. При этом использовались самые различные (в большинстве случаев, гибкие и эффективные) способы
обеспечения влияния и достижения относительной стабильности на
окраинных территориях страны. Это, прежде всего, ограниченная автономия и протекторат. При этом они допускались лишь в той мере,
в какой не нарушали основной, краеугольный принцип Российской
империи – ее единство.
26 апреля 1906 года были опубликованы новые «Основные законы», в которых исключена одна из законодательных особенностей регулирования административно-территориального деления
России, которая указывала на то, что отдельные области входят
в состав России «на особых по правам и привилегиям основаниях».
Единственное исключение составляло только Великое Княжество
Финляндское. В 1910 году был принят Закон о порядке издания касающихся Великого Княжества Финляндского законов и постановлений общего государственного значения. Этот закон фактически свел
на нет все государственные начала, свидетельствовавшие об определенной обособленности Финляндии. Таким образом, мы видим, что
в исключительных случаях любое посягательство на основной принцип Российской империи, ее единство строго пересекалось любыми
средствами, включая самые жестокие.
Несмотря на то, что монархическая Россия на всем своем протяжении являлась единым (унитарным) государством, именно в этот период ее истории были заложены важнейшие теоретические основы
будущей федерации в России. Ниже мы сделаем попытку хотя бы
в кратком варианте исследовать зарождение и генезис идей федерализма в дореволюционной России. Исследование данной проблемы,
на наш взгляд, представляет большой интерес, как в научном, так и
в практическом значении.
Идея федерализма в России в значительной степени связана с декабристами. Декабрист М. Дмитриев-Момонов предлагал разделить
Россию на восемь царств – Московское, Новгородское, Киевское, Владимирское, Казанское, Астраханское, Сибирское, Херсонское, а также
на Царство Польское, Курляндию, Лифляндию, Финляндию, Грузию.
Идею создания федерации поддержал К. Ф. Рылеев. Он считал, что
наиболее удобным образом правления для России является то, которое существует в Соединенных Штатах Америки – областное правление североамериканской республики. Первым федеративным государством с принятием Конституции в 1787 году стали Соединенные
Штаты Америки. Идею федеративной республики в России поддер68
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
живали декабристы Д. И. Завалишин и Г. С. Батеньков. Они считали,
что ввиду обширности территории российского государства, разнообразия климата, нужд населения вся Россия не может управляться
одновременно, и это вызывает необходимость введения частных палат в областях, которые собирались бы губернаторами.
Однако наиболее полно и всесторонне идея создания федеративного государства в России была представлена в конституционном
проекте декабриста Никиты Муравьева. Известны три варианта текстов, подготовленных Н. Муравьевым. Один из них был найден в бумагах князя С. П. Трубецкого, другой хранился в бумагах И. И. Пущина
и третий – написанный самим Н. Муравьевым в каземате крепости и
представленный самим Н. Муравьевым при ответах на допросах. В совокупности все эти тексты принято рассматривать как конституцию
Н. Муравьева. Причем все эти проекты носили различные названия:
в бумагах С. П. Трубецкого – Устав; в бумагах И. И. Пущина и в тюремных ответах – Конституционный Устав. При подготовке данного проекта Н. Муравьев использовал конституции государств, в которых
были они приняты, и, прежде всего, Конституцию США 1787 года, а
также проекты российских государственных деятелей Н. И. Панина,
М. М. Сперанского и др. по проблемам совершенствования государственного устройства и управления.
Н. Муравьев выступал за упразднение феодально-крепостнического порядка в России. Он четко и последовательно проводил принцип разделения властей в качестве основы государственной власти.
Законодательная власть на всероссийском уровне принадлежала бы
Народному вече, исполнительная – императору. В проекте Н. Муравьева определялся порядок избрания и назначения судей, предусматривалось введение суда присяжных, провозглашались основные
права и свободы гражданина и т. п. Из анализа этих трех документов
следует, что взгляды на те или иные вопросы резко менялись. Вначале Н. Муравьев выступал за республиканскую форму правления,
а затем остановился на конституционно-монархической позиции.
Менялись его взгляды и по вопросам государственного строительства. В проекте, найденном в бумагах С. П. Трубецкого, он показал
себя как сторонник федерации в условиях России. Многочисленные
народы, входящие в состав России, обширность территории, по мнению Н. Муравьева, требуют соответствующего деления государства.
По проекту Н. Муравьева Россия должна состоять из 14 держав и 2
областей. Во вступлении к Конституции дается обоснование необходимости федеративного устройства России, рассматриваются внутренние и внешние факторы, обуславливающие данную форму государственного устройства. И хотя автор не делает каких-либо ссылок
69
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
на принципы, положенные в основу такого деления из анализа проекта можно сделать вывод, что главенствующий принцип определения территории – экономический. Он указывает на экономические
центры, сложившиеся в России, располагает свои державы около
морских берегов и основных речных магистралей. В определенной
степени учитывался и национальный принцип: создания Западной,
Украинской и Кавказской держав по национальному принципу. Хотя
можно и видеть, что автор весьма деликатно и продуманно подходит к использованию данного принципа. Например, хотя на Кавказе
и проживали различные многочисленные нации, он не дифференцирует государства этого района, а объединяет их в единой Кавказкой
державе. К сожалению, в советский период большевики не учли данное положение, пошли по принципу дифференциации, и это послужило возникновению напряженности по национальному признаку,
явилось своего рода «миной замедленного действия по национальной проблеме».
Исходя из опыта США, Н. Муравьев предложил выделить особую
столичную область Славянскую со столицей в Нижнем Новгороде и
переименованием последнего в Славянск. Самобытность и самостоятельность Донского казачьего войска была отмечена выделением
особой Донской области. И хотя в это время в состав Российской империи входила Финляндия и Польша, никакой речи не велось об их
автономии. Автор в основу российской федерации закладывал не
национальный, а экономический принцип. Россия должна представлять собой не федерацию самостоятельных наций, а страну, разделенную на естественные хозяйственные комплексы. Н. Муравьев
руководствовался не идеей самоопределения национальностей, а
задачей свободного экономического развития страны. Данная идея
Н. Муравьева находит поддержку в современной научной литературе
по проблемам совершенствования федеративных отношений.
В главе IV Конституции Н. Муравьева указана структура Российского государства. Оно подразделялось на 14 Держав и 2 области:
Державы:
70
I. Ботническая
II. Балтийская
III. Заволжская
IV. Западная
V. Днепровская
VI. Бужская
VII. Черноморская
VIII. Окинская
Столицы:
С.-Петербург
Вел. Новгород
Ярославль
Вильна
Смоленск
Киев
Одесса
Москва
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Державы:
IX. Украинская
X. Низовская
XI. Камская
XII. Кавказская
XIII. Обийская
XIV. Ленская
Столицы:
Харьков
Саратов
Казань
Тифлис
Тобольск
Иркутск
Город Нижний Новгород, в котором предполагалось нахождение
Российского Правительства, должен был представителем особой
Славянской области и одновременно столицей России. Вторая особая
область – Донская, со столицей в Новочеркасске. Н. Муравьев предложил отказаться от использования крупных городов, являющихся
центрами политической жизни, в качестве столиц держав. И это находит воплощение в современной мирной практике. Например: новая
столица в Бразилии, новая столица Астана в Казахстане и др.
Основное деление территории государства дополнялось административным делением. Державы делились на уезды, на волости от
500 до 1500 жителей мужского пола. В судебном отношении Державы
делились на области, равные территории нынешним Губерниям.
Детально было урегулировано внутреннее устройство каждого
субъекта федерации. В проекте детально был рассмотрен один из
ключевых вопросов федерации – о разделении компетенции между
федерацией и субъектами. Данный вариант проекта широко обсуждался как в Северном, так и в Южном обществах декабристов. Проект был подвергнут острой критике особенно в Южной организации.
Один из руководителей Южного общества П. И. Пестель, который
выступал как сторонник республиканской формы правления в России, подготовил конституционный проект под названием «Русская
Правда», в котором указал на унитарную форму государственного
устройства. Данный проект дошел до нас в двух редакциях, поэтому
чтобы правильно понять его сущность, необходимо рассматривать
две эти редакции в единстве. Автор в своем проекте проанализировал ряд теоретических вопросов, связанных с институтом государственного устройства в целом: формы государственного устройства,
их особенностей, возможности создания федерации в России и др.
П. И. Пестель был сторонником единой, неразделимой республики
в России с сильной центральной властью. Он отрицательно относился к федерации, в особенности в России. П. И. Пестель указывал на
то, что Древняя Русь была своего рода федеративным государством
и испытала бедствие и вред от удельной междоусобицы. Россия
в XIX веке состояла из многочисленных разнородных частей, жители
71
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
которых говорят на разных языках, исповедуют различную веру, ранее принадлежали к разным государствам. Все это может привести
к распаду государства. Другой активный деятель Южного общества,
декабрист М. П. Бестужев-Рюмин, придерживался взглядов по государственному устройству России аналогичных унитарным взглядам
П. И. Пестеля. Н. Муравьев во втором варианте проекта Конституции
начал отходить от предложенной федеративной формы государственного устройства. В третьем варианте, написанном в каземате
Петропавловской крепости, он фактически полностью отошел от федерализма.
Федерализм декабристов не имел под собой корней, опирающихся
на русскую действительность. Однако их взгляды по вопросам федеративного устройства России имели большое теоретическое значение,
которое нашло практическое воплощение почти через 90 лет. В XVIII
веке славянские народы вели активную борьбу против поработивших
их Турции и Австро-Венгрии. В ходе этой борьбы появилась идея объединения славян под главенством русского царя. Идея создания славянской федерации получила развитие в России в первое десятилетие
XIX века. Данная идея выдвигалась видным политическим деятелем и
ученым Н. М. Карамзиным, представителем МИД России С. М. Броневским, дипломатом и философом В. Ф. Малиновским.
Фактически В. Ф. Малиновский еще в 1804 году в своем труде «Рассуждение о мире и труде» предсказал новое устройство Европы, которое формируется в наши дни. По мнению В. Ф. Малиновского, низовым звеном новой Европы должны были стать области, населенные
отдельными народами. Следующая ступень – державы, которые объединяли бы этнические группы народов. К ним относились союз народов славянских, объединенная Германия и Италия, союз народов
Пиренейского полуострова. Эти единицы представляли бы собой
федеративные объединения. Союз славянских народов занимал бы
значительную часть Европы. Он должен был состоять из ряда национальных единиц: России; славянских народов, освобожденных от Османской империи; Австрии; воссоединенной в одну область Польши.
Славянская федерация являлась бы равноправным членом Союза Европы. Данные идеи во многом были утопичны, но они свидетельствовали о том, что автор был заинтересован в том, чтобы славянские и
другие европейские народы, потерявшие ранее государственную самостоятельность, поскорее возродились. Идею объединения славян,
славянскую федерацию поддерживал М. П. Бестужев-Рюмин. Идею
славянской федерации поддерживал и А. И. Герцен. Такой добровольный союз славянских народов мог бы противостоять угрозам со стороны Германии. И хотя в действительности идея славянского феде72
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
рализма осталась нереальной, но она была живучей и проявлялась
позже, в XX веке в различных странах.
В октябре 1917 года Российская социал-демократическая партия
стала правящей в России, и перед ней встала практическая задача решения национального вопроса и определения формы государственного устройства. Поэтому нам необходимо остановиться на анализе
развития взглядов данной партии на вопросы государственного
устройства и отношения к федерации. В программе РСДРП, принятой
на II съезде в 1903 году, признавалось «…право на самоопределение
за всеми нациями, входящими в состав государства», «широкое местное самоуправление; областное самоуправление для тех местностей,
которые отличаются особым бытовыми условиями и составом населения». Однако мы не видели здесь четкого ответа партии на вопрос о выборе унитарной или федеральной формы государственного
устройства. Такой ответ нам предстоит найти в ходе анализа последующих документов РСДРП и главным образом трудов В. И. Ленина.
Из анализа трудов В. И. Ленина видно, что коммунисты до октября
1917 года были сторонниками унитарной формы государственного
устройства России, выступали против федерации. Идея централизованного унитарного государства как наиболее приемлемого для социалистического пролетарского государства принадлежит К. Марксу и
Ф. Энгельсу. Они считали, что пролетариату централизация дает возможность объединиться, почувствовать себя классом, обрести в демократии надлежащие мировоззрение и победить, в конце концов,
буржуазию. Позиция В. И. Ленина основывалась на том, что в борьбе
за социализм должны сплотиться массы трудящихся всех национальностей. Создание федерации было тормозом, раздробляло бы
силы пролетариата, а не консолидировало их. В письме С. Шаумяну
от 6 декабря 1913 года В. И. Ленин писал: «Мы в принципе против федерации – она ослабляет экономическую связь, она негодный тип для
одного государства».
В 1916 году в работе «Социалистическая революция и право наций
на самоопределение» В. И. Ленин писал о том, что федерацию можно
предпочитать национальному неравноправию как единственный
путь к демократическому централизму. Но особенно в период с февраля по октябрь 1917 года отношение В. И. Ленина к возможности создания в России федерации претерпело изменения. В работе «Государство и революция», написанной в августе–сентябре 1917 года, анализируя взгляды К. Маркса и Ф. Энгельса на государственное устройство, В. И. Ленин отмечал, что они были сторонниками демократической централизации, единой и неразделимой республики для
пролетариата и пролетарской революции. Вместе с тем, по мнению
73
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
В. И. Ленина, Ф. Энгельс, рассматривая федеративную республику как
исключение и помеху развития, допускал ее «как переход монархии
к централистической республике», как «шаг вперед».
Среди этих «известных условий», по мнению В. И. Ленина, выдвигался на первый план – национальный вопрос. Следовательно, можно
из этого сделать заключение, что Ф. Энгельс допускал возможность
образования федерации в пролетарском государстве при переходе от
монархии к централистической республике в том случае, когда это
новое федеративное государство будет служить средством разрешения национального вопроса.
Непосредственно о допустимости создания в России федерации отмечается в ряде работ В. И. Ленина, написанных в апреле–июне 1917
года. Среди них такие работы, как «Материалы по пересмотру партийной программы», «Финляндия и Россия» и др. Россия была многонациональным государством. В. И. Ленин увидел возможность решения
национального вопроса через федеральное устройство государства.
Идея создания советской федерации была высказана В. И. Лениным в декабре 1917 года, после октябрьской революции. Первым правовым актом, которым признавалось создание федерации в России,
была «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа»,
принятая в январе 1918 года III Всероссийским Съездом Советов.
В ней указывалось: «Советская Российская Республика утверждается на основе свободного союза свободных народов как федерация
Советских национальных республик». Таким образом, идея федеративного устройства, зародившаяся в унитарной самодержавной России, в среде декабристов прошла теоретическое осмысление в отечественной научной среде, была реализована в двадцатые годы XX века.
Начиная со второй половины 80-х годов XX века, в России проводятся глобальные демократические реформы во всех сферах социально-экономической и политической жизни общества. Большие изменения происходят и в области федеративных отношений. Это коснулось, прежде всего, таких вопросов, как отношение между центром
и субъектами Российской Федерации, определение оптимального
числа последних, переосмысление принципов формирования федерации в нашей стране.
Однако нельзя утверждать, что современное государство – Российская Федерация – является оптимальной моделью федеративного
государства. Реальная действительность предъявляет все новые и
новые требования, в связи с чем идет постоянный поиск той модели
федерации в нашей стране, которая в полной мере отвечала бы современным условиям и отражала специфику страны, обеспечивала бы ее
прогрессивное развитие. Изучение проблем совершенствования фе74
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
дерализма в России, а следовательно и статуса субъекта федерации
мы начали с анализа зарождения и генезиса самой идеи федерализма
в нашей стране, на основе ретроспективы данного общественного явления. Именно история, на наш взгляд, в значительной мере помогает
понять и объективно оценить процессы, которые происходят в наши
дни, наметить перспективные пути совершенствования и развития.
Для этого необходимо провести анализ формирования законодательной основы и практики ее реализации на этапах советского и
постсоветского периодов истории Российского государства.
Исследуя история зарождения дефиниции «федерализм» мы не
случайно оставляли в стороне понятие, содержание и особенности
формирования конституционно-правового статуса субъектов такого
государственного образования, ибо пытаясь найти в содержании
правовой и источниковедческой баз России, зарубежных государств
сведений, обоснований, полномочий, предметов ведения будущих составных частей государства мы тем самым, но с позиции современности постоянно помнили о том, что полномочия и есть основная часть
конституционно-правового статуса субъекта Федерации.
Истории и практика свидетельствуют о том, что для совершенствования любого статуса, тем более составной части государства, крайне
важно осуществление сравнительно-правового и историко-правового
анализов правовых и исторических источников имеющих прямое отношение к конституционно-правовому статусу субъекта федерации.
Исследование ст.ст. 5, 72–79 Конституции Российской Федерации
свидетельствуют о том, что для завершения процесса формирования
конституционно-правового статуса, правового, демократического,
социального, федеративного государства, тем более его составных
частей – субъектов федерации еще далеко. Проблемы состоят в том,
что в Конституции России имеют место положения, законопредписания, вызывающие мягко говоря недоумение. Так, ч. 1 ст. 5 абсолютно
однозначно утверждает, что абсолютно все составные части Российской Федерации (республики, края, области, города федерального
назначения, автономная область, автономные округа) являются равноправными субъектами Российской Федерации. В то время как ч. 2
этой же статьи противоречит первой и звучит так: «2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство». Остальные
перечисленные нами в ч. 1 – только устав и законодательство. Спрашивается а куда же испарилось их равноправие, декларированное ч.
1 ст. 5? Более того, если республика это государство, тогда следует
забыть о федерации, ибо это уже конфедерация.
Далее как понимать содержание ч. 4 ст. 5 Конституции в которой
утверждается, что все субъекты Российской Федерации между собой
75
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
равноправны, но оказывается только в процессе взаимоотношений
с федеральными органами государственной власти. Из указанного
следует, что все-таки содержание ч. 2 ст. 5 следует понимать, что субъекты Российской Федерации не всегда равноправны, даже не смотря
на то, что согласно ч. 3 ст. 5 «3. Федеративное устройство Российской
Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничения предметов ведения и
полномочий между органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии
и самоопределении народов Российской Федерации».
По нашему убеждению содержание ч. 1, 2, 3, 4 ст. 5 сконструировано так, что его можно понимать и применять в зависимости от своего статуса и возникшей потребности, необходимости, что не в коем
случае не способствует совершенствованию конституционно-правового статуса субъекта федерации, а следовательно и самого правового, федерального, демократического государства.
1 См.: БСЭ. Т. 27. С. 230.
2 См.: Там же. С. 255.
3 См.: Боер В. М., Городинец Ф. М., Григонис Э. П. и др. Правовое государство:
реальность, мечты, будущее / Под общ. ред. В. П. Сальникова. Изд. 2-е, перераб.
СПб.: Алетейя, 1999. С. 14–20.
4 См.: Боер В. В. Из истории российского федерализма // Научная сессия
ГУАП: Сб. докл.: В 3 ч. Ч. III. Гуманитарные науки / СПб.: ГУАП, 2007. С. 219.
5 См.: Соловьев С. М. Сочинения: В 18 кн. Кн. I. Т. 1–2 / отв. ред. И. Д. Ковальченко, С. С. Дмитриев; вступ. ст. И. Д. Ковальченко, С. С. Дмитриева. М.: Мысль,
1988. С. 203–204; Карамзин Н. М. История государства Российского: В 12 т. Т. I /
под ред. А. Н. Сахарова. М.: Наука, 1989. С. 163–164; Иванченко Л. А. Российский
Федерализм в контексте региональных интересов: проблемы, решения. СПб.,
2006; Боер В. М. Проблемы правового разграничения предметов ведения органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов // Научная
сессия ГУАП. Ч. 3. СПб.: ГУАП, 2015. С. 272–277.
6 См.: Акты для выяснения политического положения Великого Княжества
Финляндского. Гельсингфорс, 1890. С. 3–4.
7 См.: Акты для выяснения политического положения Великого Княжества
Финляндского. Гельсингфорс, 1890. С. 46–49.
8 См.: БСЭ. Т. 27. С. 448.
9 См.: БСЭ. Т. 27. С. 450.
10 См., например: Лазаревский Н. И. Русское государственное право. Т. I. Конституционное право. Вып. I. СПб., 1917. С. 231; Устинов В. М. Краткий очерк русского государственного строя. – М.; СПб., 1915. С. 120.
11 См.: Романович-Славатинский А. В. Система русского государственного
права в его историко-догматическом развитии. Сравнительно с государственным правом Западной Европы. Киев, 1886. Ч. I. С. 98; Даневский В. П. Пособие
к изучению истории и системы международного права. Харьков, 1892. Вып.
1–2. С. 147; Сокольский В. В. Краткий учебник русского государственного права
В. В. Сокольского. Одесса, 1890.
76
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ПОЛУХИН Андрей Владимирович
кандидат юридических наук
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ БАЗА ФОРМИРОВАНИЯ И
ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ИНСТИТУТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ
СЛУЖБЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: Статья посвящена показу роли и места Конституции Российской
Федерации и конституционного права в формировании и функционировании института государственной службы Российской Федерации.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, государственная служба Российской Федерации, Конституционное право, субъекты Российской Федерации, органы государственной власти, полномочия, предметы ведения, правовая
база, конституционно-правовой статус, общепризнанные принципы и нормы международного права.
Annotation: The article is devoted to show the role and place of Constitution of the
Russian Federation and constitutional law in the formation and functioning of the
institution of civil service of the Russian Federation.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, the state service of the
Russian Federation, Constitutional law, subjects of the Russian Federation, bodies of
state power, authority, jurisdiction, legal framework, constitutional and legal status,
generally recognized principles and norms of international law.
Основным источником, регулирующим отношения в сфере государственной службы, а именно – организацию и правовое положение
государственных служащих – условия и порядок их работы, права и
виды поощрений, обязанности и ответственность, прекращение ими
государственной службы и т. п., является закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 31 июля 1995 г. (ст. 4
п. 1). Не меньшее значение имеет также Федеральный закон Российской Федерации от 27 мая 2003 года № 58 ФЗ «О системе государственной службы в Российской Федерации». Важно то, что последний
закрепил положение касаемо отношений между Российской Федерацией и ее субъектами по вопросам организации государственной
службы. В частности, им закреплено, что «Правовое регулирование
и организация федеральной государственной гражданской службы
находятся в ведении Российской Федерации. Правовое регулирование государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и
субъектов Российской Федерации, а ее организация – в ведении субъекта Российской Федерации»1.
77
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Указанное положение свидетельствует о наличии двух уровней
системы государственной службы. Характерно и то, что в Конституции Российской Федерации установлено, что федеральная государственная служба находится в ведении Российской Федерации2. Одновременно с этим предусмотрено и совместное ведение3. Это свидетельствует о том, что в Конституции не четко зафиксирована система государственной службы, что отчасти, по всей видимости, следует объяснить тем, что Конституция – это основной закон, и в ней
оговорены вопросы, касающиеся государственной службы извне, т.
е. в более широком смысле. При этом следует иметь в виду и то, что
государственная служба представляет собой важный феномен в системе государственной и общественной жизни, который подлежит
конституционному регулированию и отражает не только современные отношения, но и предусматривает основы для ее последующего
развития.
Приступая непосредственно к анализу федерального законодательства, отметим, что оно, по нашему мнению, включает в себя акты
нескольких уровней. Тем не менее, базовыми являются Федеральные
законы «О системе государственной службы в Российской Федерации», которыми определяются правовые и организационные основы
системы государственной службы Российской Федерации, в том
числе системы управления государственной службой России и «Об
основах государственной службы Российской Федерации», так как
именно он устанавливает правовые основы как самой госслужбы, так
и положения ее служащих. Другими словами, указанные законы регулируют весь комплекс наиболее существенных проблем государственной службы изнутри4.
Одновременно с этим, считаем, что определяющее значение в системе законодательства о государственной службе в Российской
Федерации имеет Федеральный закон «О системе государственной
службы», ибо он устанавливает общие принципы и основные положения правового регулирования государственной службы и тем самым
позволяет устранить возникшие в последние годы в законодательстве серьезные противоречия., т. е на его основе должны быть комплексно решены вопросы формирования, функционирования и взаимодействия различных видов государственной службы на уровне,
как федеральных органов, так и на уровне субъектов Российской Федерации.
Тем не менее, исходя из практики и результативности деятельности государственных служащих, следует со всей очевидностью признать, что названные законы не в полной мере обеспечивают защиту
прав и законных интересов человека и гражданина от произвола
78
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
центрального и местного чиновничества, бюрократизма, коррупции.
К сожалению, несовершенна и практика подбора кадров – многих чиновников подбирают по принципу личной преданности. В этой связи
уместно также вспомнить содержание некоторых положений Концепции реформирования государственной службы Российской Федерации, утвержденной по поручению Президента Российской Федерации от 15 августа 2001 г. № Пр-1496.
Нам представляется, что указанная Концепция не только включает в себя политические положения о приведении системы государственной службы и технологии деятельности государственных служащих в соответствие с имеющимися социально-экономическими условиями, но и представляет собой модель правового регулирования
государственной службы, поскольку ею определены основные правовые формы бедующего законодательства о государственной службе.
В ней впервые констатируется, что в Российской Федерации отсутствует целостная и комплексная система правового обеспечения
государственной службы на федеральном уровне и на уровне субъектов Российской Федерации, что обусловлено следующими основными обстоятельствами:
а) действующее законодательство Российской Федерации о государственной службе внутренне противоречиво, поскольку правовые
основы видов федеральной государственной службы урегулированы
различными законодательными актами Российской Федерации, которые не соответствуют друг другу;
б) в субъектах Российской Федерации по вопросам государственной службы приняты различные законодательные акты, которые
в ряде случаев противоречат законодательству Российской Федерации;
в) в целом законодательство Российской Федерации о государственной службе характеризуется неполным законодательным регулированием государственно-служебных отношений5.
В этой связи нам представляется, что в ближайшее время, исходя
из основных положений Федерального закона «О системе государственной службы», должны быть приняты законы о различных видах государственной службы, т. е. Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», Федеральный закон «О государственной правоохранительной службе», и Федеральный закон «О государственной военной службе».
Работа, которая проводится администрацией президента Российской Федерации, органами исполнительной и представительной
властей по административной реформе дает основание полагать, что
в ближайшее время такие законы будут приняты. Целью реформы
79
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
является создание комплексной нормативно-правовой основы регулирования государственной службы, которая бы обеспечивала задачи и функции в различных сферах, в том числе в сфере обеспечения
прав и законных интересов человека и гражданина.
В настоящее время Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» уже принят. С учетом того,
что со дня вступления в силу данного Федерального закона, а произойдет это 1 февраля 2005 г., утратит силу Федеральный закон от
31 июля 1995 года № 119-ФЗ «Об основах государственной службы
Российской Федерации»6, в самом ближайшем бедующем образуется
достаточно стройная система нормативно-правовых актов, устанавливаются правовые, организационные и финансово-экономические
основы государственной службы в Российской Федерации. На Федеральном уровне эту систему составят Федеральный закон «О системе
государственной службы в Российской Федерации», а также три Федеральных закона о видах государственной службы в Российской Федерации «О государственной гражданской службе Российской Федерации», «О государственной правоохранительной службе Российской Федерации» и «О государственной военной службе».
Говоря о уже принятом Федеральном законе «О государственной
гражданской службе Российской Федерации», следует отметить, что
данный закон имеет своей целью установление правовых, организационных и экономических основ федеральной государственной
гражданской службы и государственной службы субъектов Российской Федерации.
В этой связи отметим, что в статье 2 закона о системе государственной службы отмечено, что государственная гражданская
служба является одним из видов государственной службы, составляющих наряду с военной службой и правоохранительной службой
систему государственной службы. Кроме того, закон устанавливает,
что государственная гражданская служба подразделяется на федеральную государственную гражданскую службу и государственную
гражданскую службу субъекта Российской Федерации. Как ранее
нами уже было отмечено, правовое регулирование и организация федеральной государственной гражданской службы находятся в ведении Российской Федерации. Что касается правового регулирования
государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, то оно находится в совместном ведении Российской Федерации и
субъектов Российской Федерации, а ее организация – в ведении субъекта Российской Федерации.
В законе о системе государственной службы дано понятие государственной гражданской службы как вида государственной
80
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях государственной гражданской
службы по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов, государственных органов субъектов Российской Федерации, лиц, замещающих государственные должности
Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации. Характерно, что в анализируемом законе четко
разграничены понятия федеральной государственной гражданской
службы и государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации.
Например, отмечено, что федеральная государственная гражданская служба – это профессиональная служебная деятельность
граждан на должностях федеральной государственной гражданской
службы по обеспечению исполнения полномочий федеральных государственных органов и лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации7. Государственная же гражданская
служба субъекта Российской Федерации также является профессиональной служебной деятельностью граждан, но только на должностях государственной гражданской службы субъекта Российской
Федерации по обеспечению исполнения полномочий субъекта Российской Федерации, а также полномочий государственных органов
субъекта Российской Федерации и лиц, замещающих государственные должности субъекта Российской Федерации.
Закон «О системе государственной службы в Российской Федерации» четко указывает, что ряд важных вопросов государственной
гражданской службы должен регламентироваться соответствующим федеральным законом о виде государственной службы (для
гражданских служащих соответственно – Законом о государственной гражданской службе).
В нем закреплены:
а) правовое положение (статус) федерального государственного
служащего и государственного гражданского служащего субъекта
Российской Федерации, в том числе ограничения, обязательства,
правила служебного поведения, ответственность, а также порядок
разрешения конфликта интересов и служебных споров (п. 4 ст. 10);
б) порядок поступления на государственную службу и замещения
вакантных должностей государственной службы на конкурсной основе, условия формирования конкурсных комиссий, правила опубликования информации о конкурсах в средствах массовой информации,
а также другой порядок поступления на государственную службу и
замещения вакантных должностей государственной службы (п. 2 ст.
11);
81
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
в) дополнительные требования к гражданам при поступлении на
государственную службу по контракту (п. 1 ст. 12);
г) условия контрактов, порядок их заключения, а также основания
и порядок прекращения их действия (п. 2 ст. 12);
д) предельный возраст пребывания на государственной гражданской службе (п. 4 ст. 12);
е) назначение на должность, присвоение классного чина, дипломатического ранга, воинского и специального звания, аттестация или
квалификационный экзамен (п. 5 ст. 12, п. 1 ст. 13);
ж) основания прекращения государственной службы, в том числе
основания увольнения в запас или в отставку государственного служащего (п. 6 ст. 12);
з) условия учета при присвоении классного чина ранее присвоенного дипломатического ранга, воинского и специального звания
в связи с переходом на государственную гражданскую службу с государственной службы другого вида (п. 3 ст. 13);
и) стаж (общая продолжительность) государственной гражданской службы (п. 1 ст. 14);
к) условия включения в стаж (общая продолжительность) государственной гражданской службы продолжительности государственной службы другого вида (п. 2 ст. 14). Считаем, что такой подход
позволит должным образом определить правовой статус гражданских служащих и собственно формирование должной государственной гражданской службы, обеспечить их конституционные права,
свободы и законные интересы.
Большая роль в вопросах организации государственной службы
принадлежит также Президенту Российской Федерации, правительству Российской Федерации и органам государственной власти.
В частности, именно ими принимаются уставы и положения о дисциплине, положения о конкретных органах и подразделениях (они
в основном определяют статус тех или иных должностных лиц),
должностные инструкции, утверждаемые министерствами и ведомствами. Задача у них одна – конкретизировать законодательство более общего характера, не выходя за его рамки.
Считаем, что роль Правительства в организации исполнения законодательных актов очень велика, можно сказать – решающая. Оно
осуществляет это правовыми и организационными средствами. Таких средств достаточно много, и они образуют существо повседневного управления государственной службой. К их числу относятся:
– подготовка проектов нормативных актов по вопросам госслужбы;
– организация формирования конкурсных комиссий;
82
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
– организация аттестаций, конкурсов, квалификационных экзаменов;
– подготовка предложений по внесению изменений и дополнений
в Реестр государственных должностей;
– определение порядка формирования, размещения и исполнения
государственного заказа на переподготовку и повышение квалификации федеральных государственных служащих;
– обеспечение рационального взаимодействия с министерствами
и образовательными учреждениями, осуществляющими такую переподготовку.
В качестве примера можно отметить, что положения о дисциплине действуют в целом ряде отраслей и сфер государственной деятельности и отражают их специфику. Большинство из них утверждается постановлениями Правительства. Они имеют типичную для
дисциплинарных актов структуру: общие положения – поощрения –
взыскания, но конкретное наполнение этой структуры различается,
порой значительно. В то же время, нормативные правовые акты этого
ряда имеют ограниченное действие – распространяются на отдельные категории госслужащих.
Как нами ранее уже отмечалось, порядок и организация государственной службы на уровне субъектов Российской Федерации
должны регулироваться уставами и основными законами. Благодаря законам Российской Федерации, касающимся государственной
службы, формируется правовой механизм, когда организация госслужбы и правовое положение ее работников остаются едиными, так
как регламентируются федеральным законодательством, а формы,
методы ее осуществления и другие аспекты обретают многообразие, определяемое спецификой субъектов РФ и их законодательства.
Впрочем, в своих основных законах субъекты Федерации в целом
придерживаются «духа» Конституции РФ и ее «буквы», закрепляя
при этом главные конституционные принципы:
– верховенство Конституции РФ и федеральных законов (Ленинградская, Липецкая, Новгородская, Оренбургская, Свердловская области и др.);
– приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственного действия (Иркутская, Курганская, Оренбургская, Пермская области и др.);
– разделение законодательной, исполнительной и судебной власти (Ставропольский край, Иркутская, Курганская области и др.);
– единство системы государственной власти, разграничение предметов ведения между РФ и краями, областями как ее субъектами (Курганская, Липецкая, Новгородская, Оренбургская области и др.);
83
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
– обязанность всех государственных органов и должностных лиц
соблюдать конституцию республики, Конституцию РФ и издаваемые на их основе законы (Конституция Республики Бурятия);
– принцип законности (Конституция Республики Бурятия, Конституция Республики Дагестан);
– другие подобные нормы, закладывающие основы государственной службы8.
Анализ законодательства субъектов Российской Федерации,
определяющего организацию государственной службы, позволяет
нам выявить неоднозначность существования системы, двойного
регулирования отношений в этой сфере, о чем отчасти уже отмечалось выше. Имеем ввиду наличие норм, затрагивающих предметы ведения как федерации, так и ее субъектов, что зачастую на практике
создает противоречивость в разрешении многих аспектов этих отношений. Позволим себе в этой связи привести пример, когда законодательные акты о госслужбе ряда республик предстают как акты
суверенных государств: в них нет ссылок на Конституцию РФ и федеральные законы, а сама госслужба регулируется исключительно актами этих республик. В этом смысле в областях и краях дело обстоит
значительно лучше – в них указывается, что госслужба этого уровня
регулируется как законодательством субъектов РФ, так и федеральным, т. е. подтверждается единство исполнительной власти. В некоторых субъектах копируются федеральные законы анализируемой
направленности без должной их адаптации к местным условиям.
Отсюда проистекает необходимость максимально четко определить, что остается вне пределов ведения Федерации, а значит, в компетенции ее субъектов, найти специфическую проблематику в предметах совместного ведения, четко выявить круг обязанностей, которые возлагают на себя госслужбы субъектов РФ.
Существенное значение в системе организации общественных отношений имеет муниципальная служба. Изначально следует отметить, что федеральный закон о государственной службе не включает
в состав федерального законодательства нормативные правовые
акты о муниципальной службе, хотя таковые и существуют в законодательстве субъектов РФ. Таким образом, по нашему мнению, в настоящее время сформирована система отношений, при которой Федеральный закон устанавливает основы организации муниципальной
службы, субъекты РФ на его базе принимают соответствующие законы, а сами муниципальные службы в рамках этого законодательства относительно самостоятельны в решении местных вопросов.
Итак, государственная служба – это сложное многоаспектное явление, которое представляет собой единую систему и требует долж84
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ного правового регулирования. Решению этой задачи должна послужить разработка и принятие законов, регулирующих отношения различных видов государственной службы. Считаем также, что существует необходимость кодификации законодательства, касающегося
деятельности и организации государственной службы в Российской
Федерации, Это позволит систематизировать и объединить разнородный юридический материал, и, тем самым, будет обеспечена системность и комплексность правового регулирования в этой сфере.
Разумеется, что документ, разработанный без реализации принципа
преемственности, т. е. без учета анализа отечественного и зарубежного опыта, не может быть эффективен.
Важно, что закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» регулирует вопросы поступления на гражданскую службу, приводит классификации должностей государственной гражданской службы, квалификационные требования к ним,
порядок прохождения государственной гражданской службы, вопросы оплаты профессиональной деятельности государственного
гражданского служащего, закрепляет систему государственных гарантий. Одновременно с этим, впервые на федеральном уровне законопроект предусматривает механизм последующего совершенствования законодательства о государственной службе. Имеем в виду,
прежде всего, ст. 66 анализируемого законопроекта, которая прямо
указывает на проведение соответствующих экспериментов в рамках
развития гражданской службы.
По сути, закон является важной составляющей осуществляемого в настоящего время общего комплекса мероприятий по совершенствованию правовой основы реформирования государственной
службы, предусмотренных федеральной программой «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003–2005
годы)»9. Реализация заложенных в нем идей прогрессивного характера направлена на обеспечение единого подхода к правовому регулированию и организации государственной службы и управлению
государственной службой в целом10.
В то же время с учетом специального предмета правового регулирования, основное внимание в законопроекте посвящено различным
аспектам именно гражданской службы как вида государственной
службы. Достаточно подробно регламентируя вопросы прохождения
гражданской службы, законопроект, тем самым, устанавливает особые правила поведения государственных служащих, обусловленные
определенной спецификой решаемых ими задач. Принципиальное
значение имеет регулирование законопроектом вопросов, связанных с возможным возникновением конфликта интересов и процеду85
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
рой его разрешения. Закрепленные в ст. 19 ФЗ от 27 июля 2004 г. соответствующие нормы носят не только новаторский характер, но и
предусматривают решение этой сложной проблемы в условиях, максимально обеспечивающих открытость процедуры разрешения конфликта интересов. Безусловным достоинством этой нормы (наряду
с другими предусматриваемыми законопроектом положениями)
является и формирование в результате ее реализации на практике
достаточно эффективного антикоррупционного механизма на гражданской службе, что является одной из составляющих реформирования государственной службы в целом11.
Таким образом, реализация заложенных в Федеральном законе идей позволяет решить основные, по мнению автора, задачи, а
именно:
а) совершенствование самой государственной гражданской
службы в интересах развития гражданского общества и укрепления
государства;
б) серьезное изменение статуса гражданского служащего путем
конкретизации в должностном регламенте его прав и обязанностей
и повышения материальных стимулов в обеспечении эффективного
решения стоящих перед ним задач;
в) создание механизма контроля за соблюдением запретительных постулатов законодательства о гражданской службе, с одной
стороны, и защиты интересов гражданских служащих – с другой (в
их оптимальном сочетании и взаимосвязи), что называлось, в частности, одной из основных проблем реформирования государственной
службы на прошедшем в Москве в июле 2003 г. круглом столе «Кадровая политика как метод модернизации государства на основе общественных ожиданий»;
г) создание условий для более полной реализации прав и свобод граждан Российской Федерации на новом качественном уровне,
то есть с использованием понятных и открытых для гражданского
общества процедур вне зависимости от субъективного усмотрения
конкретных чиновников;
д) обеспечение дальнейшего совершенствования правовой базы
организации и управления государственной службой в целом.
1 ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая
2003 г. N 58-ФЗ. ч. 4. Ст. 2.
2 Конституция Российской Федерации. М., 2016. Ст. 72.
3 Там же. Ст. 2. П. 4.
4 Законодательство о государственной службе: поиск новой концепции //
Концепция развития российского законодательства / ред. колл. Л. А. Окуньков,
Ю. А. Тихомиров, Ю. П. Орловский. М., 1998. С. 71.
5 СЗ РФ. 2001. № 34. Ст. 3502.
86
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
6 СЗ РФ. 1995. № 31. Ст. 2990.
7 СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063.
8 Государственная служба (комплексный
подход): учеб. пособие. М.: Дело,
1999. С. 120.
9 СЗ РФ. 2002. № 47. Ст. 4664.
10 См.: Авербух В. Шойгу сокращает аппарат (но увеличивает зарплату) //
Рос. газета. 2003. 24 сентября.
11 См.: Буравлев Ю. М. Проблемы реформирования и управления системой
государственной службой в России // Государство и право. 2003. № 7. С. 10–11;
Куракин А. В. Административно-правовые средства предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы (история и современность) // Государство и право. 2002. № 9. С. 35–48; Куракин А. В. Вопросы использования зарубежного опыта борьбы с коррупцией в правовом регулировании государственно-служебных отношений // Государство и право. 2003. № 8.
С. 35–47.
87
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
КОВАЛЕНКО Вероника Валерьевна
ведущий специалист отдела информационной безопасности ООО «ВИНЕТА»
ИВАНОВА Надежда Николаевна
главный специалист отдела по обеспечению судопроизводства по гражданским
делам
ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ И
ЗАЩИТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА:
ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ
Аннотация: Статья посвящена представлению истории формирования и совершенствования правовой базы обеспечения реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан в Российской Федерации.
Ключевые слова: Государство, Конституция России, правовая база, права,
свободы, законные интересы граждан, правозащитная деятельность, органы государственной власти, юридическая ответственность, правоохранительные органы,
суды, прокуратура.
Annotation: The article is devoted to the presentation of the history of the
formation and improvement of legal base ensuring realization and protection of rights,
freedoms and legitimate interests of citizens in the Russian Federation
Keywords: The state, the Constitution of Russia, the legal framework, rights,
freedoms, legitimate interests of citizens, human rights activities, bodies of state
power, legal liability, law enforcement, the courts, the Prosecutor’s office.
Проведенные сравнительно-правовой и историко-правовой анализы содержания правовой и источниковедческой баз, национального
и международного уровня, имеющих отношение к институту правозащитной деятельности, свидетельствуют о том, что история становления института правозащитной деятельности1, как самостоятельного
направления в юридической науке, уходит глубоко в прошлое. Существовал он и в римском праве2. До наших дней этот институт дошел
с существенными изменениями, так как предназначение и направленность социально-правовой защиты определяются сущностью государства, его внешней и внутренней политикой, тем, как оно намерено защищать своих граждан и как фактически это делает. Недавняя
наша история свидетельство тому, что в советское время была создана
стройная система социально-правовой защиты. И, несмотря на то, что
пенсии и пособия были невелики, этот институт обеспечивал в основном потребности граждан. Именно это привлекало представителей
многочисленных комиссий из США, Англии, Канады, Японии, из стран
«третьего мира», которые прибывали в СССР с тем, чтобы изучать на88
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
работки в социальной сфере: сущность и содержание институтов по
обеспечению в старости, заботе о детях (в детских учреждениях), системы образования, медицинского обслуживания, занятости населения (кстати, этой у нас фактически не существовало до 1991 года). И
надо сказать, что многие социальные системы СССР и РСФСР сейчас
с успехом внедрены за рубежом. Они заставляли работодателя идти
на затраты ради главного – выстоять в конкурентной борьбе и заработать на этом в будущем. Сейчас многие за рубежом верно подчеркивают, что лучшее, взятое из советского опыта, спасало их страны.
К сожалению, когда на Западе наши наработки совершенствовались,
обновлялись, реально работали на ту часть населения, от которой зависело будущее государства, у нас в это время в силу непродуманных
реформ указанные системы деформировались, деградировали и вызывают все в большей степени законное недовольство масс, сильное
социальное напряжение в обществе.
Недооценка некогда мощной экономики и обязанности по ее содержанию, защите всей социальной структуры, разрыв традиционных взаимоотношений с народами, населяющими территорию, как
Российской Федерации, так и всего СССР, значительный подрыв правоохранительной, финансовой, таможенной, фискальной деятельности (касающейся интересов государственной казны) с каждым днем
усугубляют обстановку, взвинчивают ситуацию и могут вызвать
большие экономические и социально-правовые потрясения.
Указанная проблема, по своей сути, самостоятельна и требует
обязательных исследований, осмысливания причин происходящего,
поиска путей выхода из сложившейся ситуации, нахождения ответа
на вопрос о том, как быть дальше, что нужно делать сегодня, завтра,
в обозримом будущем? Но именно это и предопределяет актуальность становления института правозащитной деятельности, основной целью которого является обеспечение реализации и защиты
прав и свобод граждан.
Конституционные права и свободы по своему значению, содержанию, роли в жизни человека различны (к примеру, реализация
права на труд означает возможность получить рабочее место, а, следовательно, средства к существованию не только на этапе участия
в трудовых правоотношениях, но и будучи на пенсии, а право участия
в выборах, даже реализованное, вряд ли сравнимо с первым), в справочнике основное внимание уделено раскрытию механизма правовой
защиты права на труд, жилье, обеспечение в старости, пользование,
владение и распоряжение различными видами собственности (движимого и недвижимого характера), что с прошлого года отнесено
к национальным проектам.
89
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Представление роли места механизма правозащитной деятельности, как в России, так и за рубежом невозможны без исследования
истоков и этапов становления самого института правозащитной деятельности. Ретроспективный анализ сущности и содержания нормативных актов (национальных и международно-правовых), относящихся к правозащитной деятельности, а также действующее
российское, международное и зарубежное законодательство вышеуказанного назначения свидетельствуют о том, что институт правозащитной деятельности прошел несколько периодов становления,
совершенствования.
Первым периодом, с нашей точки зрения, является период обоснования необходимости принятия элементарных правил сохранения
самых сильных, приспособленных к тем условиям жизни человеческих особей. В этот период действует практически в любых так называемых государственных формированиях, отбор имеющих право
на жизнь с первого дня появления на свет и до способности человека приносить «эффективную» пользу для семьи, рода, общества.
Понятно, что это были элементарные ростки так называемого института самозащиты рода, племени за счет больных, раненых, престарелых соплеменников, родственников. Длился данный период
фактически до завершения феодальных взаимоотношений и начала
формирования капиталистических отношений. В силу этого на более
поздней стадии первого периода институт государственно-правовой
защиты пополняется такими положениями как: сохранение жизни
пленных, порабощенных, установление различных видов ответственности за покушение на жизнь и здоровье, виды собственности.
Однако в этот период шло только количественное накопление элементов института правозащитной деятельности. Качественный рост
стал возможным только со сменой социально-экономической формации. Вначале родоплеменная была сметена рабовладельческой, затем рабовладельческая – феодальной и, наконец, последняя капиталистической. Несомненно, что на каждом этапе, стадии первого периода становления, точнее, зарождения истоков гуманных правил
борьбы за жизнь человека, само его существование, происходили изменения, пересмотр, использование опыта, накопившегося в других
родах, племенах, государствах. Самые примитивные были в родоплеменном строе, значительно новыми, эффективными по сравнению
с первыми правилами человеческих взаимоотношений, стали способы и средства защиты прав, свобод и интересов человека в рабовладельческих государствах и наиболее гуманными, значимыми они
стали в период существования феодальных отношений. Стоит отдельно подчеркнуть, что переход от одной стадии зарождения «ин90
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ститута государственно-правовой защиты» прав, свобод и интересов к другой первого периода сопровождался постепенным отказом
от примитивизма в пользу нового, эффективного с тем, чтобы сохранить рабочие руки и те ценности, которые ими создавались. В этот
же период, начиная со стадии рабовладельческой, появляются первые ростки международного стандарта прав и свобод человека, который от этапа к этапу каждого периода становился все более полным
и жизнеобеспечивающим.
Второй период – период зарождения основных элементов института правозащитной деятельности и его механизма, как уже упоминалось выше, начинается со сменой феодального строя и началом
становления капиталистической социально-экономической формации. Этот период характеризуется бурным ростом промышленности, механизации различных производственных циклов; жаждой
передела сфер влияния любой ценой; появлением многочисленных
армий, укомплектованных сложной, дорогостоящей техникой, оснащенных новыми разрушительными видами оружия; вовлечением
в вооруженные столкновения фактически всего населения соперничающих государств; способностью к полному уничтожению промышленного потенциала соперника. Указанные характерные особенности второго периода не могли не сказаться на сущности, содержании
правозащитной деятельности, направленности института правовой
защиты прав, свобод и интересов граждан. Именно в этот период шло
быстрое развитие тех составных частей рассматриваемого института защиты прав, свобод и интересов граждан, которые выходили
на трудовые, жилищные, имущественные правоотношения.
Быстрее всего осуществлялось становление международного направления института правозащитной деятельности. Начинается
формирование эффективного механизма защиты юридических и
физических лиц с началом военного периода взаимоотношений. Появляются все новые законы и обычаи войны (сухопутной, морской,
минной, воздушной)3. Второй период, как и первый, также имеет свои
этапы, стадии. Первый этап занял время от смены феодальных отношений до 1917 года – этапа появления социалистического государства, с иной направленностью социальных преобразований. Второй
этап берет свое начало с 1917 и завершается 1949–1950 гг. – появлением социалистической системы. Третьим этапом второго периода
считаем возможным признать период с 1949–1950 до 1985 г.
Этапы второго периода становления института правозащитной
деятельности далеко неоднозначно понимаются, ибо имеют свои
особенности, отличия, однако, общим для них является: стремление
надежно защитить права власть имущих; не допустить социальных
91
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
потрясений; обеспечить будущее так называемых цивилизованных
государств за счет государств третьего мира, к которым с 1991 г. следует отнести Россию, бывшие республики СССР и государства, входившие в социалистическую систему, кроме Китая и Кубы.
Становление второго периода формирования института правозащитной деятельности шло выработки в основном его понимании международного стандарта прав, свобод и интересов человека.
Именно в этот период в подавляющем большинстве государств принимаются Конституции, в которых и закрепляются основные права и
свободы. Одновременно в международном масштабе государствами
принимаются конвенции, пакты, декларации и резолюции, обязывающие либо рекомендующие им уважать, соблюдать и охранять основополагающие права и свободы человека такие, как право на: жизнь,
труд, обеспечение в старости, образование, медицинскую помощь4.
Третий период, с нашей точки зрения, частично берет свое начало
с 1917 года и в силу этого совпадает со вторым и третьим этапами
второго периода становления института правозащитной деятельности. Указанная особенность наложения одного периода на другой
предопределена вначале появлением одного социалистического государства среди стран капиталистического мира, а затем возникновением целой социалистической системы, которые и продолжали
соревнование в этой области вплоть до 1991 г., пока так называемые
реформаторы (старые и молодые) и не только в России, не создали
«условия» для утраты своими государствами суверенности и независимости (экономической, политической, военной).
Элементы института правозащитной деятельности в третьем
периоде находились под воздействием внешней и внутренней политики, вначале Советского Союза, а затем государств социалистической системы. Значимость, направленность, содержание института
правозащитной деятельности социалистической и капиталистической систем имели существенные отличия. Так, в государствах социалистической системы и прежде всего в Советском Союзе, социальная политика занимала ведущее место, а поэтому и институт правозащитной деятельности как таковой в меньшей степени беспокоил
большинство участников данного вида правоотношений. Вопросы
реализации прав, свобод и интересов в основном решались государством и профсоюзами, а в случае их нарушения, правоохранительными органами (милиция, прокуратуры, суды). Фактически отсутствовали проблемы в части реализации права на труд, образование,
отдых, медицинское обеспечение, обеспечение в старости, а, следовательно, и не было особой нужды в совершенствовании института
правозащитной деятельности.
92
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Наличие социалистической системы, с решенной в основном проблемой социального обеспечения, ликвидации безработицы, безграмотности населения, ежегодной диспансеризацией всего населения
понуждали государственные, общественные, правозащитные организации постоянно вносить коррективы в свои социальные программы, пополнять институт государственно-правовой защиты
прав, свобод и интересов граждан все новыми и значительно точными положениями, предписаниями, способами и средствами правозащитной деятельности. В это же время большое значение уделялось
обучению граждан приемам, методам правовой самозащиты. Необходимо честно признаться, что суды и иные правоохранительные органы в этих государствах работали и работают гораздо четче и быстрее и гораздо эффективнее разрешали и разрешают возникающие
коллизии во взаимоотношениях между участниками правозащитноправовых отношений.
Третий период становления института правозащитной деятельности в основе своей зависел от социальных преобразований, происходивших в социалистических государствах и в значительной степени обязывавших соответствующие инстанции в капиталистических государствах не доводить своих граждан до социальных бунтов,
делиться с ними результатами их же труда. Одновременно следует
подчеркнуть, что уровень государственно-правовой обеспеченности граждан государств социалистической системы, конечно, желал
быть гораздо лучше, хотя по сравнению с нынешним периодом, о том
уровне правовой защиты населения остается лишь мечтать подавляющему большинству граждан не только Российской Федерации.
Третий период становления института правозащитной деятельности требует особого внимания и подхода и не только потому, что
он частично совпадает со вторым. Во-первых, это следует сделать
в силу того, что его становление шло разными путями, с различной
степенью интенсивности, но при общей цели, направленности, – облегчить участь работающего, воздать должное утратившему способность трудиться, защитить детей, инвалидов, иные группы малозащищенных граждан. Во-вторых, это необходимо сделать еще потому,
что наработки ученых и практиков различных государств в данной
области крайне необходимы с тем, чтобы обеспечить сложение общих усилий на повышении эффективности, отдачи правозащитной
деятельности. В-третьих, особенно для граждан России и других
государств социалистической системы, их правозащитных инстанций, органов социального обеспечения, изучение особенностей становления института правозащитной деятельности важно тем, что
в этих государствах повторяются проблемы, которые уже успешно
93
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
разрешены в капиталистических государствах. К числу проблем относятся такие «радости» демократических преобразований в России
как безработица, утрата жилья, платное обучение, медицинское обслуживание, непомерная стоимость оплаты жилья, железнодорожных, воздушных перевозок, которые многим не дают возможность
даже выехать на похороны родственников.
Анализ содержания, возможностей социальных систем различных государств, ознакомление с практикой правозащитной деятельности, осуществляемой в Финляндии, Германии, Швеции, Австрии
и США, свидетельствуют о том, что с началом так называемых демократических преобразований в России, государственно-правовая
защищенность различных категорий населения Российской Федерации стала на несколько порядков ниже той, которая имелась до 1991
г. в Советском Союзе и значительно ниже, чем в указанных выше государствах.
Одной из причин слабой государственно-правовой защищенности граждан в Российской Федерации – правовой нигилизм и низкий
уровень правовой культуры буквально всех: государственных служащих, лиц, взявшихся за правозащитную деятельность, большинства депутатов Федерального Собрания Российской Федерации и
членов Правительства и, конечно, подавляющего большинства простых граждан.
Повышение уровня правовой культуры5 и правосознания должностных лиц учреждений любой формы собственности, приобретение гражданами навыков правомерной самозащиты и самопомощи,
позволяет активно участвовать в формировании, становлении государства во главе с законом, поддерживать усилия государственных
и негосударственных объединений в борьбе за законность и правопорядок, демократизацию общественных отношений, без которых об
эффективной правовой защите можно только мечтать.
Проведенное исследование позволяет утверждать, что история
становления и содержания института правозащитной деятельности за рубежом гораздо богаче, разнообразнее нашей отечественной.
Тому имеется множество причин: условия и особенности социальноэкономических и политических систем, значительная правовая подготовленность граждан и т. д. Зарубежный опыт деятельности правозащитных органов и организаций также показывает, что там она
чаще всего направлена не на последствия, а на вскрытие причин того
или иного негативного явления и поиск кардинальных путей их ликвидации. Пример тому – общественная правозащитная организация
«Гринпис», международная организация ученых за запрещение ядерного оружия «Иоланта» и множество других, деятельность которых
94
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
направлена на предотвращение катастрофы в мировом и региональном масштабах.
Позиция авторов сводится к единству законов, одинаково защищающих любого гражданина, к какой бы категории он ни относился.
Организации же по полу, возрасту, разрезу глаз пусть будут, пусть
они представляют интересы отдельных групп населения, используя
при этом общие для всех уголовный, гражданский, административный, жилищный, пенсионный законы. И тогда не придется больше
говорить о том, что даже один слой населения страны – пенсионеры –
люди разных профессий: сельский труженик, шахтер, летчик, моряк – защищены законом по разному, но далеко не потому, что сфера
труда этих людей была различна, а лишь потому, что соответствующие пенсионные фонды и государственные организации работают
неодинаково: наиболее «пробивные» получают дотации за счет менее расторопных.
Правозащитная деятельность в России6 и за рубежом предопределена традициями, обычаями, особенностями взаимоотношений,
веками складывавшихся между народами, нациями, населявшими
то или иное государство, тот или иной континент. Современная Россия имеет в этой области значительные отличия, традиции, учет которых крайне необходим, так как они не могут быть подменены чужими. Безусловно, отдельные элементы, имеющие сходство, нужно и
должно после проб брать на вооружение, но не бездумно насаждать,
как это делается у нас в настоящее время.
Оценка истории становления института правозащитной деятельности, как в России, так и за рубежом неоднозначна. Так, доктор юридических наук Стремоухов А.В., занимающийся проблемой правовой
защиты человека, утверждает, что к сущности, содержанию, предназначению правовой защиты законодательство, юридическая наука и ученые стали обращаться только в 60–80 годы7. Отдельные
отечественные авторы считают, что проблемы правовой защиты
в России начали исследоваться с 1991 года с принятием первых законов и упоминанием понятий социальная и правовая защита8. Почти
аналогичное мнение содержится в работах Зинченко И. А.9, Коровникова А. В.10, Магомедова А. А, Штайнбергера Г., Кальченко Н. В., Вихрова А. А. и других.
Иной позиции в данном вопросе придерживаются зарубежные
юристы и историки. Французский юрист Марк Ансель еще в 60-е годы
утверждал о том, что институт социальной защиты имеет многовековую историю. Примерно так же относятся к истории возникновения института социальной защиты Жак Беллон, Анри Жоли, Фоктан
Балестра, Джером Холл, Роже Мерль и многие другие.
95
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Позиция, которой придерживается Марк Ансель вполне достоверна, ибо он в силу служебного положения и, главное, глубокого
изучения проблемы имел все основания утверждать о значительно
длительной истории института социальной защиты. Позиция об относительно раннем возникновении института государственно-правовой защиты верна еще и потому, что теория и история становления
государства и права, политико-правовые учения, сохранившиеся и
дошедшие до наших дней, свидетельствуют об одновременном развитии государства и права, об их неразрывной связи, а значит возникновение и становление рассматриваемого нами института шло
параллельно становлению общественных отношений, при опережающих темпах развития государства.
Идеи социальной, а затем и государственно-правовой защиты
конституционных прав и свобод граждан являются порождением научной мысли и появились они за долго до периода демократических
преобразований. Сколько существует человечество, столько оно и занимается демократическими преобразованиями. Весь вопрос в том,
кому достаются их результаты, народам или только «представителям» народа.
Институт правозащитной деятельности в историческом плане
базировался на таких идеях, началах как: а) стремление обеспечить
эффективную защиту интересов общества; б) создание условий для
предотвращения нарушений прав, свобод и интересов граждан; в)
воздание гражданам должного за их труд, отношение к соблюдению
государственных интересов; г) создание механизма перевоспитания
и исправления тех членов общества, которые допускают посягательство на права, свободы и интересы других граждан; д) воспитание
у граждан нетерпимости к посягательству на их законные интересы.
Выше названные идеи института правозащитной деятельности и ее
механизма и помощи актуальны и по сей день.
На каждом этапе развития общественных отношений, смены формаций менялись лишь формы, виды, содержание института правозащитной деятельности. Она же, как обязательное условие становления государственности, стабилизации отношений между государством и личностью, совершенствовалась, становилась многогранной
и весомой. Ретроспективный анализ содержания, предназначения
правовой защиты и помощи, идей, на которых базировалось рождение, становление нового правового института, исследование современных начал правозащитной деятельности в России и за рубежом,
дают возможность сделать следующие выводы:
1. Зарождение, становление института правозащитной деятельности диктовалось необходимостью сохранения человеческой попу96
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ляции, предотвращения самосудов, самозащиты от анархии и вакханалий. Это относится как к глобальным, так и к местным проблемам.
Первая и вторая мировые войны, более 800 вооруженных конфликтов после второй мировой войны – это отсутствие согласованности
в работе Лиги Наций, а затем и ООН, которая после разрушения Союза
ССР стала открыто проамериканской организацией.
2. Правозащитная деятельность формировалась из отдельно взятых ее элементов, способов, традиций и обычаев, практики жизнедеятельности отдельных наций, народностей11.
3. Институт правозащитной деятельности и ее механизм тем действеннее, эффективнее, чем выше уровень экономики, социальнокультурной деятельности, образования в стране, отдельно взятом
регионе (крае, области, субъекте Федерации).
4. Создание института правозащитной деятельности – это процесс кодификации норм международного и национального права,
это постоянная замена нецелесообразных, отживших норм, законов,
подзаконных актов новыми, соответствующими уровню экономического, социального и идеологического развития в обществе.
5. Эффективность института правозащитной деятельности определяется уровнем уважения гражданина к государству и государства – к каждому своему гражданину.
6. Правозащитная деятельность, ее уровень и эффективность есть
показатель могущества, стабильности, социальной направленности
внутренней и внешней политики государства и наоборот.
7. Становление, совершенствование института правозащитной деятельности всегда предопределялось такими идеями как: создание
условий эффективности защиты прав, свобод и интересов граждан,
предотвращение посягательств на законные права, свободы и интересы, вознаграждение граждан адекватно их вкладу в общие дела государства и общества.
Исследование понятия, сущности, социального предназначения
института правозащитной деятельности и помощи невозможно без
показа содержания и функций механизма такого вида помощи и защиты и выработки основных направлений его дальнейшего совершенствования, методики овладения им государственными и негосударственными структурами, должностными лицами и отдельными
гражданами, занимающимися правозащитной деятельностью по
должности либо по призванию.
Результаты исследования сущности и содержания института правозащитной деятельности могут быть активно использованы в целях коренного изменения взглядов на его предназначение и, главное,
применение в повседневной жизнедеятельности, значительного по97
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
вышения эффективности правовой защиты и помощи даже при наличии имеющихся для этого ресурсов: экономических, социальных,
административно-правовых и человеческих (имеется в виду подготовленность специалистов в данной сфере правоотношений).
Исследование содержания элементов механизма организации и
осуществления правозащитной деятельности обяжет в ретроспективном и современном плане уяснить международно-правовые элементы,
особенности действия данного института, ибо международные обязательства России, сама Конституция Российской Федерации требуют
выполнения международно-правовых предписаний, определяющих
международные стандарты по правам и свободам человека.
1 Подробнее см.: Ансель Марк. Новая социальная защита (Гуманистическое
движение в уголовной политике). Пер. с франц. М., 1970; Стремоухов А. В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы. СПб., 1996. С. 9–33.
2 См.: Сode du travil. Nouvelle edition 1992. Prat / EVROPA, EDITEUR 34, rue
Truffat – 75017. Paris, 1992; Бартошек М. Римское право. Пер. с чешск. М., 1989.
С. 368–379.
3 Международное право. Ведение боевых действий. Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. МККК. М., 1995; Кальсховен Ф. Ограничения методов и средств ведения войны. МККК., М., 1994.; Женевские конвенции от 12
августа 1949 года и дополнительные протоколы к ним. МККК. М., 1997; Международно-правовые отношения XXI в: теория и практика, история и современность / П. П. Глущенко, М. Н. Пригон, Е. В. Максимова. СПб., 2012. С. 91–94.
4 Права человека. Международный билль о правах человека. ООН. НьюЙорк, 1995; М., 1997; Конвенция о правах человека. ООН. Нью-Йорк, 1991; Основополагающие принципы движения Красного Полумесяца. МККК. М., 1996.
5 Стремоухов А. В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы. С. 299–314; Подробнее см.: Материалы международной научно-практической конференции «Правозащитная деятельность правового государства:
история и современность, теория и практика» 11–12 ноября 2010 г. / под общ.
ред. П. П. Глущенко. СПб., 2011.
6 Подробнее см.: Ансель Марк. Новая социальная защита… С. 19–69; Глущенко П. П., Пригон М. Н., Максимова Е. В. Указ. соч. С. 92–93.
7 Стремоухов А. В. Указ. соч. С. 3–9.
8 Канцелидзе Р. У. Правовая и социальная защита сотрудников милиции: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1993. С. 7–15; Порощук С. Д. Общетеоретические аспекты социально-правовой защиты сотрудников милиции: дис. … канд.
юрид. наук. М., 1994. С. 21–27.
9 Зинченко И. А. О социальной и правовой защите сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность // Актуальные проблемы теории
и практики борьбы с организованной преступностью: Материалы научнопрактической конференции. М., 1994. С. 125–128.
10 Коровников А. В. Социальная защита военнослужащих (теоретико-правовой аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1995. С. 30–34.
11 Утевский Б. С. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. и вопросы
уголовного права // Ученые записки ВИЮН. Вып. 2. М., 1940. С. 27–31; Massaferro
M. Powerty Law. International stolen art // Harvard International Law Journal. 1993.
Vol. 23. P. 466–470.
98
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
НИКОНОВА Мария Сергеевна
помощник декана юридического факультета ГУАП, выпускница юридического
факультета ГУАП
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА ОРГАНИЗАЦИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: В статье представлена история формирования и совершенствования конституционно-правовой основы государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, конституционно-правовая основа, государственная власть, местное самоуправление, органы государственной власти, полномочия, механизм взаимодействия органов государственной и муниципальной власти в сфере обеспечения конституционных прав и свобод
граждан.
Annotation: The article presents the history of formation and development of
constitutional-legal bases of state power and local self-government in the Russian
Federation.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, constitutional and legal
framework, state authorities, local self-government, bodies of state power, authority,
mechanism of interaction of bodies of state and municipal authorities in the sphere of
ensuring the constitutional rights and freedoms of citizens.
В Конституции РФ указывается, что носителем суверенитета и
единственным источником власти в Российской Федерации является
ее многонациональный народ. Это означает, что Россия провозглашается государством народовластия. С возникновением государства
появляется и государственная власть, выступающая как один из существенных признаков государства. Государственная власть имеет
в качестве своих основных элементов общую волю и силу, способную
обеспечить подчинение ей всех членов общества.
Государственную власть характеризует суверенитет государства.
Государственный суверенитет (от французского souverainete – верховная власть) – это важнейшее неотъемлемое свойство государства,
выражающее верховенство, независимость, полноту, исключительность и единство государственной власти1.
Государственный суверенитет, несомненно, тесно связан с народным суверенитетом прежде всего потому, что именно государство
выступает в качестве главного выразителя воли народа. С другой
стороны, суверенитет народа служит важнейшей социально-полити-
99
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ческой основой подлинно демократической государственной власти.
В этом плане государственный суверенитет базируется на суверенитете народа. Но в то же время суверенитет народа существенно отличается от суверенитета государства как по своему субъекту, носителю, так и по содержанию. Субъектом, носителем народного суверенитета является народ, а государственного суверенитета – государство. Суверенитет народа проявляется не только в деятельности
государственной власти и ее органов, но и в разнообразных формах
общественной самодеятельности, т. е. деятельности многообразных
общественных организаций, трудовых коллективов и др., в функционировании институтов непосредственной, прямой демократии (выборы, референдумы и др.) и т. д.
Верховенство государственной власти означает, что она ничем
не ограничена, кроме права (включая естественное право) и закона
(включая конституцию), не имеет другой стоящей над ней или рядом, на одном уровне с ней политической власти и поэтому является
высшей, верховной. Вместе с тем в демократическом правовом государстве верховенство государственной власти не может и не должно
означать ее абсолютную неограниченность, поскольку в таком государстве власть не может не быть ограничена правом и подчинена ему.
Независимость государственной власти означает ее самостоятельность и свободу от вмешательства извне и изнутри в принятии
властных решений и выполнении иных функций. Суверенная государственная власть сама, без какой-либо решающей зависимости
от других государств или надгосударственных объединений и организаций (внешний аспект) или внутригосударственных политических и иных сил и организаций (внутренний аспект) определяет
и осуществляет свои полномочия. Конечно, и здесь и в современном
мире не может не идти речь об абсолютной независимости, самостоятельности. Вряд ли, например, правомерно говорить о том, что
государства, члены ООН абсолютно не зависимы от этой всемирной
межгосударственной организации или что страны – члены Европейского Союза абсолютно самостоятельны и не находятся ни в какой
зависимости от этого союза. Но столь же очевидно, что ни в том, ни
в другом случае такая имеющаяся зависимость не ставит под вопрос
сохранение суверенитета государств-членов. Это означает, что само
по себе некоторое ограничение и тем более самоограничение даже
суверенных прав государств не означает потерю ими государственного суверенитета.
Государственная власть в своей основе едина. Ее единство определяется, прежде всего, что в демократическом обществе и государстве
единым и единственным источником власти является народ, а сама
100
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
эта власть как форма народовластия представляет собой ее способность организовать и регулировать общественную жизнь в соответствии с волей и интересами суверенного народа. Единство государственной власти находит свое выражение непосредственно в единстве системы высших государственных органов и общих принципов
построения и деятельности их на всех уровнях. Иными словами,
единство государственной власти неразрывно связано с единством
и нераздельностью государственного суверенитета, исключающему
по самому своему существу наличие в одном и том же государстве
разных по своей природе, характеру и направленности деятельности
самостоятельных властей.
Конституция РФ 1993 г. закрепила принцип разделения властей,
указав (ст. 10), что государственная власть в Российской Федерации
осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебной властей самостоятельны. Вместе с тем Б. Н. Ельцин и его сторонники добились включения в Конституцию РФ 1993 г.
(ст. 80) положения о том, что Президент обеспечивает согласованное
функционирование и взаимодействие органов государственной власти. В самом деле, о какой независимости и равноправном отношении
властей друг к другу можно говорить, если, например, исполнительная власть находиться в полной зависимости от Президента, а президентская власть находится фактически вне системы разделения
властей2.
«Но если президентская власть, находясь вне системы разделения
властей, образует собственную систему управления властно-правовыми отношениями, – справедливо замечает В. С. Шевцов, – то тогда
следует говорить уже о реальном существовании двух систем: системы президентской власти с ее конституционными полномочиями
обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие
органов государственной власти и системы разделения законодательной, исполнительной и судебной властей. Именно такова реальность, фактически сложившаяся в современных российских условиях
с принятием Конституции РФ 1993 г. И одновременно это – важнейшая проблема, связанная с разделением властей в Российской Федерации»3.
Создание партии власти «Единая Россия», получившей посредством широкого использования административного ресурса подавляющее большинство в Государственной Думе, а также изменение
порядка формирования Совета Федерации, в результате которого из
него были удалены руководители регионов, проявившие очевидную
непокорность Президенту, позволили подчинить Президенту обе палаты парламента. Тем самым система разделения властей в Россий101
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ской Федерации была полностью ликвидирована, а связанные с ней
положения Конституции РФ приобрели фиктивный характер.
В результате можно утверждать, что Конституция РФ сегодня закрепляет не только разделение властей, сколько развернутый конституционный институт, обращенный всей своей основной силой
в сторону президентской власти. Сосредоточение у главы государства множества властных рычагов ставит его над всеми другими
федеральными органами, а организационно – функциональная деятельность этих органов в системе разделения властей обретает своеобразные черты.
Такое положение дает основания некоторым юристам полагать,
что принцип разделения властей может формироваться двояко:
«Разделение властей» и «разделение власти». «Первое словосочетание,– по словам М. Д. Сомова, – употребляется в общетеоретическом
плане и по отношению к государственному механизму других стран.
Второе выражение используется при характеристике российского
разделения государственных полномочий, которое на федеральном
уровне закреплено в действующей Конституции России».
Профессор М. В. Баглай следующим образом характеризует конкретное содержание принципа разделения властей: а) законы
должны обладать высшей юридической силой и приниматься только
законодательным (представительным) органом; б) исполнительная
власть должна заниматься в основном исполнением законов и только
ограниченным нормотворчеством, быть подотчетной главе государства и лишь в некотором отношении парламенту; в) между законодательным и исполнительном органом должен быть обеспечен баланс
полномочий, исключающий перенесение центра властных решений,
а тем более всей полноты власти на одного из них; г) судебные органы независимы и в пределах своей компетенции действуют самостоятельно; д) ни одна их трех ветвей власти не должна вмешиваться
в прерогативы другой, а тем более сливаться с ней; е) споры о компетенции должны решаться только конституционным путем и через
правовую процедуру, т. е. Конституционным Судом; ж) конституционная система должна предусматривать правовые способы сдерживания каждой ветви власти двумя другими, т. е. содержать взаимные
противовесы для всех ветвей власти.
Для того чтобы обеспечить реализацию принципа разделения
властей не только в верхних эшелонах государственной власти, но и
во всей иерархии государственных органов, Конституция (ст. 5) предусматривает сочетание принципа разделения властей с принципом
разграничения предметов ведения и полномочий между Российской
Федерацией, составляющими ее республиками, краями, областями,
102
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
городами федерального значения, автономной областью, автономными округами.
Закрепление системы федеральных органов, осуществляющих государственную власть в Российской Федерации, является составной
частью понятия основ конституционного строя. Перечень таких органов является исчерпывающим, т. е. не допускается создание какихлибо других органов власти без изменения гл. 1 Конституции. Это
особенно важно для федеративного государства с большим числом
субъектов и сложной системой разграничения предметов ведения и
полномочий между органами государственной власти Федерации и
ее субъектов.
Согласно Конституции федеральную государственную власть
в Российской Федерации осуществляют: Президент РФ; Федеральное
Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума); Правительство РФ; Суды РФ.
Нетрудно заметить, что этот перечень соответствует определенным главам Конституции, в которых конкретно определяются порядок формирования и полномочия каждого из этих органов. Сопоставление ст.10 и 11 Конституции (в первой из них государственная
власть определена в трех формах, а во второй в четырех) позволяет
сделать вывод о том, что президентская власть обладает определенными чертами государственной власти, отличными от трех других.
Статья 11 не раскрывает роль и полномочия главы государства – это
сделано в гл. 4. Но указание на Президента как на составную часть
государственного механизма именно в главе об основах конституционного строя, которая подлежит изменению без изменений всей Конституции РФ, дает определенный ответ тем политическим силам, которые выступают за отмену президентства в России.
В то же время природа президентской власти, юридическая сила
издаваемых Президентом нормативных актов недостаточно выявлены самой Конституцией. Власть, которая не является ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной, – это власть загадочная
по своей юридической природе. Ответом на эту загадку, рожденную
Конституцией, может быть только включение президентской власти
в исполнительную.
Время, прошедшее после принятия Конституции 1993 г., как и
зарубежный опыт, показывают, что на практике вопрос решается
именно таким образом, хотя за Президентом сохраняются и определенные собственные полномочия.
Государственную власть в субъектах Федерации осуществляют
образуемые ими органы государственной власти. В ст. 77 говорится,
что система органов государственной власти субъектов Федерации
103
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
устанавливается ими самостоятельно. Эта сторона дела уже усвоена субъектами Федерации, в результате чего возникли самые разнообразные системы государственной власти – в одних республиках
есть президенты, в других нет, серьезно различаются и взаимоотношения законодательной и исполнительной властей. Относительно
единообразные системы могут возникнуть при реализации в полном
объеме ч. 1 ст. 77, в которой требуется соответствие систем органов
государственной власти субъектов Федерации двум положениям: основам конституционного строя Российской Федерации; общим принципам организации представительных и исполнительных органов
государственной власти, установленных федеральным законом. Очевидно, что одного первого положения явно недостаточно. Системы
органов государственной власти в субъектах РФ должны соответствовать каким-то общим принципам, устанавливаемым через специальный федеральный закон. Эту роль выполняет Федеральный
закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации»4.
В федеративном государстве принцип единства государственной
власти предполагает четкое распределение компетенции (предметов
ведения и полномочий) между федерацией и ее субъектами. Все федеративные государства придают этому принципу первостепенное
значение. В ходе обсуждения проекта Конституции России данный
вопрос приобрел особую остроту, поскольку к этому времени между
Российской Федерацией и ее субъектами уже существовал Федеративный договор в виде трех отдельных договоров, определивший
разграничение предметов ведения и полномочий между органами
государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов.
В Конституции РФ к основам конституционного строя отнесено
не только признание необходимости такого разграничения, но и указание оснований для него: настоящая Конституция, а также Федеративный и иные договоры по этому вопросу. Конституция отвела вопросу о предметах ведения значительное место (ст. 71–73), установив
предметы ведения Российской Федерации и предметы совместного
ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также определив
полноту государственной власти субъектов Федерации вне этих
предметов. Этим вопросом полностью исчерпывается, поскольку по
своей юридической силе Конституция выше Федеративного договора. В «Заключительных и переходных положениях» (раздел второй
Конституции) специально отмечается, что в случае несоответствия
104
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
положениям Конституции положений Федеративного договора действуют положения Конституции.
Подписанный субъектами Российской Федерации 31 марта 1992
г. в Москве Федеративный договор был включен в текст действовавшей тогда Конституции в качестве ее составной части (раздела).
В Конституции РФ 1993 г. он упоминается в числе договоров, регулирующих вопросы разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти ее субъектов (ч. 3 ст.
11 Конституции РФ). Из данной нормы вытекает возможность заключения особых двусторонних договоров между Российской Федерацией в целом и некоторыми ее субъектами, и к настоящему моменту
большая часть субъектов Российской Федерации воспользовались
предоставленным правом и заключили договоры о разграничении
полномочий и предметов ведения с федеральным центром. Нельзя не
согласиться с мнением И. Н. Барцина6 о том, что это положение представляется весьма рискованным: договорные отношения возможны
только между равноправными субъектами (лицами, республиками и
т. д.), следовательно, как равные презюмируются целая (Российская
Федерация) и ее часть (субъект Российской Федерации).
Практика заключения двусторонних договоров между Российской Федерацией и отдельными субъектами РФ отчасти может быть
объяснена тем, что схема разграничения предметов ведения и полномочий, положенная в основу Федеративного договора 1992 г., а затем
и Конституции РФ 1993 г., не является идеальной. Она основана на
делении всех вопросов государственной жизни на три группы: предметы ведения Российской Федерации, полный перечень которых дан
в ст. 71 Конституции РФ (18 пунктов); предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов Российской Федерации,
их полный перечень помещен в ст. 72 Конституции РФ (14 пунктов);
предметы ведения субъекта Российской Федерации, определенные
по принципу «все, что остается за вычетом предметов ведения Российской Федерации и предметов совместного ведения Российской
Федерации и субъектов Российской Федерации».
Закрепляя в ст. 71 и 72 Конституции России предметы ведения
Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, законодатель в ст. 73 утверждает, что вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения «субъекты Федерации
обладают всей полнотой государственной власти». Для более подробного, нежели в Конституции, закрепления разграничения полномочий федеральных органов и субъектов РФ предстоит принять
ряд законодательных актов по некоторым конкретным вопросам
105
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
совместного ведения. В качестве правового механизма преодоления
противоречий между законодательными актами Российской Федерации и субъектов РФ (для адекватного закрепления совместной компетенции Федерации и ее субъектов) может выступить принятие соответствующих законов по наиболее важным вопросам.
Весьма скупое конституционное регулирование вопросов распределения предметов ведения страдает рядом недочетов и недостатков. Содержащаяся в Конституции РФ 1993 г. схема проигнорировала
особенности разделения властей в Российской Федерации, не конкретизировала разграничение предметов ведения между органами
законодательной власти на уровне Федерации и ее субъектов между
органами законодательной власти в рамках единой системы исполнительной власти Российской Федерации.
Государственная власть не является единственной формой власти народа. Другой ее формой становится местное самоуправление.
Основной задачей демократического общественного устройства является создание наиболее благоприятных условий для реализации
прав и свобод граждан. Решить такую задачу невозможно без самоуправления в территориальных образованиях компактного проживания людей. Именно на этом уровне ежедневно обеспечивается безопасность граждан, предоставляются медицинское обслуживание,
дается возможность получения образования, создаются рабочие места, оказываются транспортные, торговые, бытовые, коммунальные
услуги. История России свидетельствует, что попытки решить эти
задачи с помощью централизованной структуры власти и управления обречены на провал7.
Конституция Российской Федерации впервые в нашей стране на
столь высоком уровне установила основы автономии и принципы организации местного самоуправления в нашей стране. Под местным
самоуправлением здесь понимается принятое в российском законодательстве толкование термина, а именно: признаваемая и гарантируемая Конституцией Российской Федерации самостоятельная и
под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов
местного значения, исходя из интересов населения, его исторических
и иных местных традиций.
В ст. 12 Конституции установлено (в качестве одной из основ конституционного строя), что в Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление; что местное самоуправление
в пределах своих полномочий самостоятельно; что органы местного
самоуправления не входят в систему органов государственной власти.
106
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Местному самоуправлению посвящена отдельная 8 глава Конституции России, закрепившая:
– осуществление местного самоуправления в городских, сельских
поселениях и на других территориях, определяемых с учетом исторических и иных местных традиций; возможность изменения границ
таких территорий только с согласия их населения;
– самостоятельность местного самоуправления в решении вопросов местного значения;
– возможность осуществления местного самоуправления путем
референдума, других форм прямого волеизъявления, а также через
выборные и иные органы местного самоуправления;
– автономию местного самоуправления в вопросах муниципальной собственности и местных финансов;
– гарантии защиты прав местного самоуправления, в том числе от
ограничения его прав государственными органами;
– возможность наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, с выделением необходимого для этого финансовых средств и подконтрольностью осуществления таких полномочий государственными органами.
Таким образом, Конституция «спроецировала» демократические
принципы на местный уровень, закрепила ключевые гарантии местного самоуправления. Однако она не рассматривала в качестве своей
задачи определение общего понятия местного самоуправления и закрепление детальных характеристик и российской модели местного
самоуправления. В этом смысле она подала пример гибкого регулирования, дающего определенный простор для адаптации такой модели к жизненным реалиям8.
Среди ученых и практиков отмечены многовековые споры о том,
является ли местное самоуправление институтом гражданского общества или частью публично-властного механизма. По мнению ряда
авторов, здесь нет противоречия, поскольку как форма самоорганизации граждан, местное самоуправление является институтом гражданского общества, а как форма управления публичными делами –
уровнем публичной власти в России. Последнее соответствует распространенному в мировой практике пониманию муниципальной
автономии, при которой органы местного самоуправления мыслятся
как самостоятельный элемент государственной (публично-властной) системы, имеющей четко определенную в законе сферу компетенции, а также ясно зафиксированные права, обязанности и ответственность. Такой подход вполне укладывается и в конституционные принципы. В ст. 12 Конституции России слова «не входят» применены для соотношения органов местного самоуправления с системой
107
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
органов государственной власти, а не системой публичной власти вообще. Органы местного самоуправления не могут входить по определению. Они, согласно ст. 12 и 130 Конституции РФ наделены собственной компетенцией как третий, местный уровень публичной власти.
Разделение системы органов государственной власти (федеральных
и субъектов Федерации) и органов местного самоуправления в Конституции РФ является функциональным. Из него вытекают: необходимость четкого определения компетенций каждого уровня публичной власти; необходимость закрепления и государственной защиты
(гарантий) муниципальной автономии в соответствии с правилами
главы 8 Конституции РФ.
Весьма важно, что сфера местного самоуправления в таком понимании не отчуждается от политики. Принадлежность к системе, в которой распределяются власть влияние, интегрирует местное самоуправление, а с ним и местные сообщества, в публично-политическую
систему.
Что же касается собственно выбора модели местного самоуправления, то здесь Конституция России устанавливает только самые
общие рамки. По сути, из нее следует последовательное организационное обособление государственной и муниципальной сфер, исключение возможности формирования совместных «государственно-муниципальных» органов и предметов ведения, что не характерно для
многих стран с вековыми традициями демократии. Однако выбор
конкретных характеристик муниципальной организации, позволяющих говорить о формировании той или иной модели, Конституция
России оставила законодателю.
Согласно общепринятой теории, федеративное государство не
только не отрицает местного самоуправления, но создает условия
для его полного развития, поскольку это последнее является той
формой государственного устройства, которая изначально предполагает наличие демократии и демократических институтов (в том
числе и территориальную самоорганизацию граждан).
В современной России по степени развитости в них местного самоуправления можно выделить три типа субъектов федерации:
1) субъекты федерации, где местное самоуправление достаточно
развито и региональные власти, не пытаясь подвергать его полномочия сомнению, взаимодействуют с местными органами (например,
Калининградская область, Ульяновская область, Чувашия).
2) Субъекты федерации, где местное самоуправление развито, но
его полномочия подвергаются сомнению региональными властями,
что часто приводит к открытым конфликтам (например, Удмуртия,
Приморский край);
108
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
3) Субъекты федерации, где местное самоуправление фактически
отсутствует или подменено местными органами государственной
власти и управления (например, Татарстан, Башкортостан, Саха).
Реальные федеративные отношения строятся на принципе субсидиарности, обосновывающем приоритет (при прочих равных условиях) прав более мелкой (низкой) общности по сравнению с общностью более крупной (более высокого уровня). В соответствии с этим
принципом полномочия по реализации какой-либо компетенции
должны передаваться на более высокий уровень лишь в том случае,
если нижестоящий уровень не имеет экономических, социальных и
прочих возможностей для их реализации.
1 Конституция Российской Федерации. М., 2016. Ст. 3–4.
2 Подмарев А. А. Принцип разделения властей и нормотворчество Президента Российской Федерации // Вестник СГАП. 2004. № 1.С. 72–77.
3 Шевцов В. С. Разделение властей в Российской Федерации. Часть первая.
М., 2004. С. 105.
4 Федеральный закон от 06.10.1999 г. № 184-ФЗ (ред. от 30.11.2011, с изм. от
29.02.2012) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Рос. газета. 2012. № 43.
5 Барцина И. Н. Договорное регулирование федеративных отношений // Законодательство. 2001. № 6.
6 Большаков А. Г. Местное самоуправление в контексте федерализации российского государства: перспективы институционализации. Перспективы самоуправления и самоорганизации в России. М., 2000. С. 52.
7 Зевина О. Г., Ковалевский А. Э., Макаренко Б. И. и др. Местное самоуправление в России: состояние, проблемы, пути совершенствования. М., 2009. С. 38.
109
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПИДДУБРИВНАЯ Альбина Юрьевна
доцент кафедры гражданского права юридического факультета ГУАП, кандидат
юридических наук, доцент
СООТНОШЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ГЛАСНОСТИ И ПУБЛИЧНОСТИ
В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ
Аннотация: В статье говорится о вопросах, касающихся обеспечения доступа
к информации о судебном процессе и деятельности судов.
Ключевые слова: Информация, гласность, публичность.
Annotation: The article talked about the issues related to access to information
about the court process and the activities of vessels.
Keywords: Information, publicity.
Принципы гражданского процесса можно комбинировать между
собой различным образом, например принцип устности и письменности, единоличного и коллегиального разбирательства и т. п. В данной
статье хотелось бы остановиться на вопросах соотношения принципа
гласности и публичности судебного разбирательства, иногда эти понятия, или принципы отождествляют, что является не совсем верным.
Для начала рассмотрим принцип гласности, данный принцип подробно раскрывается в статье 10 ГПК РФ, хотя определения гласности
в статье и не приводится, но там раскрывается сущность, а именно
разбирательство дел во всех судах открытое, закрытое судебное разбирательство проводится в исключительных случаях предусмотренных федеральном законом, но во всех случаях судебное постановление оглашается публично.
Здесь на наш взгляд имеются нюансы поскольку «открытое судебное заседание» термин более узкий, чем «публичное оглашение
решение», поскольку публичное оглашение решения для арбитражного процесса, например, означает, размещение решения на сайте арбитражного суда. Смотря по кругу лиц, имеющих право знакомиться
с процессуальной деятельностью суда, различают гласность для сторон, если это право принадлежит только ведущим данный процесс,
или гласность в тесном смысле слова, и гласность общую, которая
распространяется на всех желающих, или публичность.
Еще в дореволюционном гражданском процессуальном праве высказывалась мысль, что гласность в тесном смысле слова не представляет собою самостоятельного принципа, а является следствием,
с одной стороны, принципов непосредственности и устности, требу110
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ющих, чтобы суд входил в личное общения с тяжущимися, а с другой
стороны – принципов состязательности и равноправности, из которых первый возлагает на самих тяжущихся подготовку процессуального материала, а второй – дает им одинаковые средства защиты и
нападения. Проведение всех четырех названных принципов было бы
совершенно невозможно, если бы действия одной стороны и вызванная ими деятельность суда были неизвестны другой стороны1.
Публичность, наоборот, не вытекает из других принципов процесса,
не является даже необходимой спутницей гласности для сторон, а представляет собою совершенно самостоятельный принцип, нуждающийся
в специальном обосновании. Важнейшим проявлением его является
право печатания отчетов о делах в прессе. Благодаря этому публичность
получает серьезное практическое значение. Лично посещать заседания
судов очень не многие; благодаря же средствам массовой информации
каждый желающий может следить за тем, что происходит в судах.
Публичность означает не только открытость самого судебного заседания, но также возможность получения информации о деятельности самих судов, которая является открытой и доступной за исключением случаев, когда федеральными законами ограничен доступ
к такой информации. Однако такая информация предоставляется
пользователям по их запросу, то есть обращению в суд, как в устной,
так и письменной форме, в том числе и виде электронного документа.
Перечень оснований, исключающий возможность предоставления
информации о деятельности судов указан в статье 20 Закона об обеспечении доступа к информации и является исчерпывающим:
1. Информация о деятельности судов не предоставляется в случаях, если:
а) содержание запроса не позволяет установить запрашиваемую
информацию о деятельности судов;
б) в запросе не указаны почтовый адрес, адрес электронной почты
или номер факса для направления ответа на запрос либо номер телефона, по которому можно связаться с направившим запрос пользователем информацией;
в) запрашиваемая информация не относится к деятельности суда,
Судебного департамента, органа Судебного департамента, органа судейского сообщества, в которые поступил запрос;
г) запрашиваемая информация относится к информации ограниченного доступа;
д) запрашиваемая информация является вмешательством в осуществление правосудия;
е) предоставление запрашиваемой информации не позволяет обеспечивать безопасность участников судебного разбирательства;
111
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ж) запрашиваемая информация ранее предоставлялась пользователю информацией;
з) в запросе ставится вопрос о толковании нормы права, разъяснении ее применения или правовой оценке судебных актов, выработке правовой позиции по запросу, проведении анализа судебной
практики или выполнении по запросу иной аналитической работы,
непосредственно не связанной с защитой прав направившего запрос
пользователя информацией.
2. Суды, Судебный департамент, органы Судебного департамента, органы судейского сообщества имеют право не предоставлять информацию о деятельности судов по запросу, если эта информация опубликована в средствах массовой информации или размещена на официальных
сайтах судов, Судебного департамента, органов Судебного департамента2.
Публичность производства имеет огромное значение для правильного отправления правосудия, поскольку, во-первых, дает возможность обществу контролировать деятельность судей, во-вторых,
тайное судопроизводство всегда вызывает подозрение, даже е если
бы и оно прошло безупречно. Публичность имеет значение для юридического развития общества.
Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 13.12.2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов»: «Открытость и гласность судопроизводства, своевременное, квалифицированное, объективное информирование общества о деятельности судов
общей юрисдикции (далее – суды) способствуют повышению уровня
правовой осведомленности о судоустройстве и судопроизводстве, являются гарантией справедливого судебного разбирательства, а также
обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти. Открытое судебное разбирательство является одним из
средств поддержания доверия общества к суду».
Изъятия из принципа гласности, содержащиеся в законе (ст. 10
ГПК, ст. 11 АПК), ни в коей мере не умаляют данный принцип, поскольку не зависимо от того, как проводилось заседания открыто
или закрыто постановление всегда оглашается публично.
Публичное оглашение решения не повлечет за собой раскрытие
содержания закрытого судебного заседания, поскольку у суда есть
право огласить не все решение, а только его резолютивную часть.
1 Учебник гражданского процесса / под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. М.:
Зерцало, 2014.
2 Федеральный закон от 22.12.2008 г. № 262-ФЗ (ред. от 12.03.2014 г.) «Об
обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации».
112
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
КОЗЛОВА Екатерина Константиновна
магистрантка юридического факультета ГУАП
САФИН Фярит Юсупович
заведующий кафедрой уголовного права и таможенных расследований юридического факультета ГУАП, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук,
профессор
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА
УСЫНОВЛЕНИЯ (УДОЧЕРЕНИЯ)
В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Аннотация: Данная статья посвящена вопросу становления и развития института усыновления (удочерения) в российском законодательстве на разных исторических этапах. Рассмотрены нормативные акты, посвященные данному вопросу,
принятые в различные временные периоды, а также причины постоянных преобразований в рамках института усыновления (удочерения).
Ключевые слова: Усыновление (удочерение), права детей, история развития
усыновления (удочерения).
Annotation: This article is devoted to the formation and development of the
institution of adoption in the Russian legislation in the different historical stages.
Normative acts dedicated to the subject, taken at various time periods, as well as
cause permanent changes in the framework of the institution of adoption.
Keywords: Adoption, children’s rights, the history of adoption.
Усыновление в разные периоды своего развития не всегда понималось однозначно, но выполняло одинаковую социальную роль
в различные общественно-исторические эпохи. На Руси под понятием «усыновление», или именуемое в тот период «сыновство», понимался прием стороннего в состав семьи, данная процедура брала
свое начало с древних времен. Усыновление осуществлялось церковью, происходило совершение особого акта, данный акт исходил от
церковной власти, происходил специализированный церковный обряд – «сынотворенья», который утверждался епархиальным архиереем. Данные требования, необходимые для усыновления, закрепились на Руси под влиянием норм византийского права.
Изучая историю древнерусского права, мы можем заметить, что усыновление в течение большого промежутка времени не имело значительных изменений. По сути, на Руси долгое время имелось лишь одно важное правило – запрет на усыновление своих незаконных детей1. В связи
с этим были созданы препятствия при возможном посягательстве на
собственность усыновителя со стороны его незаконных детей.
113
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Рассматривая историю в период реформ Петра I, наблюдаем, что
усыновлению все так же не уделялось должного внимания. Данная ситуация продолжалась и в период правления Екатерины II, несмотря на
то, что на данном этапе проводилось укрепление правовых основ Российского государства, и уделялось особое внимание семейным отношениям, в части, связанной с защитой прав детей. Но никакой особой нормативной базы, посвященной усыновлению, так и не было разработано.
Однако следует указать, что в порядке исключения императрица Екатерина II разрешила двум братьям графам Остерманам усыновить старшего внука их сестры. Данный случай в будущем послужил основой для
усыновления детей с согласия императрицы, и каждый такой случай
рассматривался индивидуально.
Развитие законодательства в части усыновления берет свое начало
в XIX веке, в данный период был принят ряд специализированных нормативно-правовых актов по рассматриваемому вопросу. Начало положил Указ, принятый 11 октября 1803 года, он отражал право бездетным
дворянам усыновлять ближайших законнорожденных родственников
через передачу им при жизни фамилии, герба и оставлении им после
смерти в наследство недвижимого имущества2.
Следующим актом, послужившим развитию права в вопросе об усыновлении, стал Указ от 16 ноября 1817 г., он предоставлял усыновителям право усыновлять нескольких лиц с присвоением своего имени, фамилии, усыновляемые должны были иметь равные права на наследство,
и не должен быть обойден ближайший наследник, который по закону
мог иметь преимущественное перед другим право на получение недвижимого имущественного имения.
В 1835 году были изданы особые правила об усыновлении купцами,
которые запрещали усыновление теми, у которых есть родные дети.
В 1839 году право на усыновление подкидышей и не помнящих родства
распространяется и на живущих в России иностранцев. Все вышеперечисленные акты указывали на необходимость непреклонного соблюдения принципа сословности при усыновлении дворянами, купцами, нижними воинскими чинами и т. д. Усыновление лицами, принадлежащими
к дворянскому сословию, имело значение генеалогического. Однако оно
было обусловлено не только поддержанием угасающей фамилии, но и
с целью приобретения ребенком новой семьи.
Подавляющее большинство правил, относящихся к институту усыновления, принятых в первой половине XIX века, были закреплены
в томе X ч. І «Законов гражданских» Свода Законов Российской империи
(ст. 145–163)3.
В контексте данного вопроса нельзя не упомянуть Закон от 12 марта
1891 года «О детях усыновленных и узаконенных», который закреплял
114
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
разрешение не только узаконить, но и усыновлять незаконнорожденных детей. Указанная норма распространялось абсолютно на всех детей, без учета их сословной принадлежности и вероисповедания.
В рассматриваемый период времени, усыновление виделось в том
числе и как средство решения имущественных и финансовых проблем,
но в первую очередь все-таки носило моральное значение. Оно было
призвано для мотивации поведения усыновителя4.
Следующим не менее важным законом Российской Империи является закон от 03 июня 1902 года «Об улучшении положения незаконнорожденных детей». Данный акт допускает не только усыновление внебрачных детей, но и закрепляет менее строгие условия для усыновления. Сравнивая с законом от 12 марта 1891 года «О детях усыновленных
и узаконенных», мы видим, что изменился возраст усыновителя, теперь
усыновить ребенка могло лицо моложе тридцати лет, а так же была отменена разница в возрасте в восемнадцать лет.
Переходя к рассмотрению этапа института усыновления в советском праве, в первую очередь стоит упомянуть о принятом 16 сентября
1918 года первом советском Кодексе об актах гражданского состояния,
семейном и опекунском праве. Важным событием стало введение административного порядка усыновления, таким образом, органы опеки
и попечительства своим постановлением производили процедуру усыновления, подлежавшую обязательной регистрации в органах записей
актов гражданского состояния.
Изучая историю дальнейшего развития института усыновления,
в обязательном порядке стоит отметить, что главной чертой семейного
права в 30-х и 40-х годах является усиление роли семьи. Появляется
такое понятие как «ячейка общества», и семья стала рассматриваться
в рамках данного понятия.
Ведется активная работа по принятию большого количества нормативных актов, которые регулируют правовое положение детей в семье,
а также детей, оставшихся без попечения родителей. Государством проводится политика поощрения желания брать в свои семьи чужих детей.
Особо актуальным институт усыновления являлся в период Великой отечественной войны, он представлял собой один из методов
предупреждения и борьбы с детской беспризорностью и способом замены родителей детям, лишившимся их. Усыновление использовалось
многими семьями и одинокими гражданами в случаях, если погибли
или утеряны дети, в целях восстановления разрушенной войной семьи.
В рамках данного периода истории стоит рассмотреть подробней Инструкцию Наркомпроса РСФСР, Наркомздрава РСФСР и НКЮ, утвержденную СНК РСФСР 8 апреля 1943 г. «О патронировании, опеке и усыновлении детей». В данной Инструкции закреплено важно положение
115
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
о том, что орган, ведающий усыновлением, должен в обязательном порядке удостовериться, что у лица, которое желает усыновить ребенка,
есть все необходимые условия для его нормальной жизни и воспитания.
На основании этого, процедуре усыновления должны предшествовать
обследование социально-бытовых условий усыновляемого и будущего
усыновителя5.
В том же году Президиум Верховного Совета СССР издал указ «Об
усыновлении». С момента издания данного указа в актовых книгах о
рождении делается запись о том, что усыновители являются родителями усыновленного.
Специфика нормативных актов, а также семейное законодательство
40-х годов в целом продиктовано общей обстановкой, сложившейся как
во время войны, так и в послевоенное время. Примером этого служит
принятая 29 августа 1944 г. Инструкция, утвержденная Наркомпросом
РСФСР «О порядке передачи воспитанников детских домов на воспитание в семьи трудящихся», в которой закреплены правила передачи на
усыновление воспитанников учебных заведений.
Оценивая развитие семейного права, а именно института усыновления в годы Великой отечественной войны, мы наблюдаем, что, несмотря
на тяжелую ситуацию в стране, государство стремилось на максимальном уровне своих возможностей обеспечить защиту прав и интересов
детей, оставшихся без попечения родителей в результате военных действий.
Еще одним немаловажным событием в развитии института усыновления является издание в 1945–1950 годах инструктивно-методических указаний «Об усыновлении». В данном акте было закреплено, что
наилучшим видом устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи является усыновление, которое произведено в интересах ребенка и зарегистрировано в органах регистрации актов гражданского состояния. Таким образом, на органы народного образования возлагались обязательства по содействию усыновления указанных детей.
Далее, 1 октября 1968 г. впервые был принят общесоюзный семейноправовой акт – Основы законодательства о браке и семье Союза ССР и
союзных республик. Велась активная работа по разработке семейных
кодексов союзных республик, фундаментом данных актов послужили
Основы законодательства о браке и семье Союза ССР и союзных республик, разработанные в 1969–1970 годах. Семейные кодексы союзных республик были приняты, что привело к совместному ведению СССР и союзных республик вопросов по усыновлению детей.
Основами были определены основные условия усыновления, был
предусмотрен судебный порядок признания усыновления недействительным и его отмены. Очередной важной вехой в развитии института
116
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
усыновления послужило принятие 1 ноября 1969 года Кодекса о браке
и семье РСФСР, указанный кодекс со всеми изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 марта 1996 г. Впервые в данном акте было
указано такое понятие как «удочерение», данный кодекс одновременно
смог урегулировать положения о защите интересов ребенка и не допускал неоправданного нарушения прав его родителей, других лиц6.
Но, тем не менее, Кодекс 1969 года не решал всех проблем, существующих в семейном праве, что привело к необходимости принятия нового
Семейного кодекса, который бы в свою очередь сумел урегулировать основные положения, касающиеся защиты прав и интересов детей-сирот,
число которых росло.
В связи с назревшей проблемой 8 декабря 1995 года Государственная
Дума принимает новый Семейный кодекс Российской Федерации, который вступил в силу 1 марта 1996 г. Рассматриваемый Семейный кодекс
Российской Федерации отдает предпочтение семейному воспитанию
детей (ст. 1 СК РФ). Он определяет право ребенка жить и воспитываться
в семье, данное право является основополагающим для любого ребенка,
и оно должно быть обеспечено при проживании детей в семье своих родителей. Законодатель, имея своей целью обеспечить права и интересы
детей при усыновлении, в данном Семейном кодексе установил судебный порядок усыновления, а не административный, который существовал ранее.
Таким образом, наблюдая историю развития института усыновления, мы видим, что на протяжении всего времени рассматриваемый
институт претерпел множество изменений, которые были обусловлены различными факторами; на данные изменения, в первую очередь,
влияла социально-экономическая обстановка в стране, а также правовые преобразования. Со временем были изменены принципы, порядок,
структура, взаимоотношения сторон в сфере усыновления, превалирование материальных и нравственных начал, уровень защиты этого института, становящегося со временем все более и более распространенным и правовым.
1 Нечаева A. M. Охрана детей-сирот в России (история и современность). М.:
Дом, 1994. С. 35.
2 Пахман С. В. История кодификации гражданского права. Т. 2. М.: Зерцало,
2004. C. 43–45.
3 Гессен И. В. Узаконение, усыновление и внебрачные дети. Петроград: типография «Правда», 1916. C. 13–15.
4 Там же. C. 15–19.
5 Справочник для народных судей / сост. В. В. Карганова, Н. Б. Свирская; под
ред. П. И. Кудрявцева. М.: Госюриздат, 1951. C. 51.
6 Королев Ю. А. Усыновление – проблемы решенные и нерешенные // Адвокат. 1998. № 2. С. 22.
117
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ВОСТРЕЦОВА Елена Юрьевна
юрисконсульт юридического отдела ООО «ВИНЕТА»
СМИРНОВ Дмитрий Михайлович
юрисконсульт юридического отдела ООО «ВИНЕТА»
ЮРИДИЧЕСКАЯ БАЗА, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩАЯ ОХРАНУ
ТРУДА, БЕЗОПАСНЫЕ УСЛОВИЯ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ГРАЖДАН В РОССИИ
Аннотация: Статья посвящена представлению содержания и особенностей
нормативных актов Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм
международного права – юридической базы обеспечения охраны труда, безопасных условий трудовой деятельности субъектов трудовых правоотношений.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, ТК РФ, МОТ, трудовое
законодательство России, конвенции МОТ, субъекты трудовых правоотношений,
органы государственной власти, уполномоченные обеспечивать безопасные условия трудовой деятельности, юридическая ответственность.
Annotation: The article is devoted to the presentation of the contents and
characteristics of the normative acts of the Russian Federation, universally recognized
principles and norms of international law – legal framework of ensuring of labour
protection, safe conditions of labor activity of subjects of labor relations.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, the labour code, ILO, labour
legislation, ILO conventions, the subjects of labour relations, public authorities,
authorised to provide a safe working environment, legal liability.
Согласно ч. 3 ст. 37 Конституции РФ «Каждый имеет право на труд
в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены...», из чего
следует, что отступление от данного конституционного предписания,
адресованного субъектам трудовых правоотношений, одним из которых является государство, чревато наступлением различных видов
юридического принуждения, вплоть до уголовного, о чем будет более
конкретно сказано позже. Часть 2 ст. 7 Конституции РФ гласит: «В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей», то есть указанными статьями Конституции России не только декларируется право на
безопасные условия труда (ч. 3 ст. 37), но и констатируется как факт –
обязанность государства охранять не просто трудовую деятельность
граждан, а их здоровье в процессе реализации права на труд (ч. 2 ст. 7).
Приведенные выше конституционно-правовые положения: «право
на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены» и
«охрана труда и здоровья людей» требуют уточнения, конкретизации, ответов на множество вопросов, в числе которых: понятие, содержание и
118
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
сущность охраны труда; классификация объектов охраны труда; соотношение понятий «охрана труда», «охрана здоровья», «социальная защита»; «правовое регулирование охраны труда»; «нормативная база»,
регламентирующая охрану труда, здоровья, условия, отвечающие требованиям безопасности и гигиены трудовой деятельности; полномочия
работодателя – юридического лица; обязанности юридической службы
предприятия, организации.
Ст. 209 Трудового кодекса РФ в основном определяет и закрепляет
указанные понятия. Так, под охраной труда признается система сохранения жизни и здоровья работника в процессе трудовой деятельности,
включающая в себя правовые, социально-экономические, организационные и иные мероприятия, а под условиями труда в данной статье понимается совокупность факторов производственной сферы и трудового
процесса, оказывающих влияние на работоспособность и здоровье работника.
Безопасными условиями труда – признаются условия труда, при которых воздействие на работающих вредных и (или) опасных производственных факторов исключено либо уровни их воздействия не превышают установленных нормативов (предусмотрены правилами и инструкциями по охране труда, подробнее см. ФЗ от 30.06.2006 № 90-ФЗ).
Авторы учебника «Трудовое право России» под охраной труда предполагают понимать всемерную охрану трудоспособности человека, ибо
ее они понимают, и не безосновательно, в качестве фактической основы
юридической способности физического лица быть участником трудовых правоотношений (основу трудовой правосубъектности)1.
Коллектив авторов Санкт-Петербургского Университета МВД России в учебнике «Трудовое право России» охрану труда рассматривает
в двух аспектах: широком, как всю систему норм и правил, установленных в интересах работников и направленных на создание условий, благоприятных для трудовой деятельности и в узком, как систему сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности2.
Авторы настоящей статьи, уважая представленные понятия охраны труда, все-таки склонны под ней, прежде всего, понимать регламентированную законодательным путем деятельность, прежде всего
органов и должностных лиц, уполномоченных обеспечить строгое, неукоснительное соблюдение той части трудового законодательства и
нормативных правовых актов, в том числе международно-правового
уровня, которые наделяют определенными полномочиями, устанавливают предметы ведения каждого участника трудовых правоотношений, закрепляют механизм обеспечения реализации и защиты их
прав и законных интересов. Естественно, что указанная деятельность
не может быть реально осуществима без учета указанных в ст. 209 ТК
119
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
РФ правовых, социально-экономических, организационно-технических, санитарно-гигиенических, лечебно-профилактических, реабилитационных и иных мероприятий.
Объектами охраны труда, на которые направлено определенного
характера воздействие (правомерное и неправомерное) вправе признать: жизнь и здоровье участника правоотношений, возникающих
в сфере обеспечения охранных мероприятий; условия труда, трудовой
деятельности установленные, созданные работодателем; действующие
производственные факторы; осуществляемые в производственной, хозяйственной, предпринимательской деятельности социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные требуемые производственными условиями, особенностями деятельности виды мероприятий; трудоспособность работника; противоправные деяния (действия, бездействия) субъектов трудовых правоотношений, повлекшие
причинение вреда (ущерба) физическим, юридическим лицам, окружающей среде; поведение любых субъектов самого правового института
охраны труда3: работодателей; работников; членов кооперативов; студентов и учащихся, проходящих производственную практику; военнослужащих; граждан отбывающих наказание по приговору суда, в период
их работы в соответствующих организациях.
Коротко о соотношении понятий: «охрана труда», «охрана здоровья»,
«социальная защита». В принципе все три понятия составляют единое
целое, направленное на обеспечение благоприятных, безопасных условий деятельности человека, позволяющих сохранить трудоспособность
граждан, предотвратить наступление вреда их здоровью, возместить
ущерб в случае его причинения. Тем не менее, различия между ними
имеются. Под охраной труда ст. 209 ТК РФ понимает определенную систему охранных мероприятий, под охраной здоровья – совокупность
мер предусматривающих сохранность и укрепление физического и психического здоровья граждан, а под социальной защитой, согласно ст. 7
Конституции РФ, следует понимать политику государства направленную на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Руководствуясь последним, авторы исследования позволяют себе утверждение о том, что социальная защита гораздо
шире и объемнее, важнее двух первых понятий, то есть охраны труда и
охраны здоровья.
Правовой институт конституционного права «Государственно-правовая защита прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц» занимает особое место среди иных правовых институтов
российского законодательства, а посему он отдельно в данной статье
не исследуется4. Правовое регулирование охраны труда, на наш взгляд,
120
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
представляет собой регламентированное законами и подзаконными
актами предписание, изданное в пределах полномочий и предметов
ведения органов и их должностных лиц, обязательное для исполнения
нижестоящими органами и должностными лицами, уполномоченными
обеспечивать их выполнение либо неукоснительно выполнять, как это
требуется от иных субъектов и участников трудовых правоотношений.
Правовое регулирование охраны труда основывается, о чем уже упоминалось, на предписаниях Конституции РФ, федеральных законов,
нормативных, правовых актов субъектов Российской Федерации, Конвенций Международной Организации Труда, общепризнанных принципов и норм международного права. Конституционно-правовые требования, относящиеся к правовой регламентации охраны труда, ни в коем
разе не ограничиваются только ст.ст.7 и 37. Они также содержаться в ст.
ст. 2, 4–5, 15, 17–19, 24 ч. 2, 30–37, 39, 41–43, 44–46, 48, 52–54, 56–57, 59.
В Трудовом кодексе Российской Федерации прямо либо опосредовано
ст.ст. 1–2, 10, 20, 23–27, 159–161, 209–231, 232–250, 251–272, 352–419 имеют
отношение к институту охраны труда, механизму его организации и
функционирования.
В число федеральных законов и нормативных актов федерального
уровня, регламентирующих охрану труда, ответственность за нарушение охранного трудового законодательства относятся:
– Федеральный закон от 30.06.06 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений
в трудовой кодекс Российский Федерации, признании не действующими
на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов
(положений законодательных актов Российской Федерации)»;
– Федеральный закон от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»;
– Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной
безопасности опасных производственных объектов»;
– Федеральный закон от 27.12.2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании»;
– Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. (ст.ст. 5.27–5.34, 5.38–5.40, 5.42, 5.44, 7.14–7.15, 9.1–
9.11, гл. 11, ст. 13.4–13.24, 14.1–14.6, 14.8, 14.15–14.16);
– Постановление правительства РФ от 23.05.2000 г. № 399 «О нормативных правовых актах, содержащих государственные нормативные
требования охраны труда», в котором определены (а) межотраслевые
правила по охране труда (ПОТ РМ), межотраслевые типовые инструкции по охране труда (ТИ РМ); б) отраслевые правила по охране труда
(ПОТ РО), типовые инструкции по охране труда (ТИ РО); в) правила
121
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
безопасности (ПБ), правила устройства и безопасной эксплуатации
(ПУБЭ), инструкции по безопасности (ИБ); г) государственные стандарты системы стандартов безопасности труда (ГОСТ Р ССБТ); д) строительные нормы и правила (СН и П), своды правил по проектированию
и строительству (СП); е) государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы (санитарные правила – СП), гигиенические нормативы (ГН), санитарные правила и нормы (Сан П и Н), санитарные нормы (СН);
– Постановление Правительства РФ от 06.02.1993 г. № 105 «О новых
нормах предельно допустимых нагрузок для женщин при подъеме и перемещении тяжестей вручную»;
– Постановление Правительства РФ от 25.02.2000 г. № 162 «Об утверждении Перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными
условиями труда, при выполнении которых запрещается применение
труда женщин»;
– Постановление Правительства РФ от 25.02 2000 г. № 163 «Об утверждении Перечня применения труда лиц, моложе восемнадцати лет»;
– Постановление Правительства РФ от 01.12.2005 г. № 713 «Об утверждении Правил отнесения видов экономической деятельности
к числу профессионального риска»;
– Приказ Министерства сельского хозяйства РФ от 20.06.2003 г. №
896, которым утверждены Правила по охране труда в хлебопекарной и
макаронной промышленности;
– Приказ Министерства здравоохранения и социального развития
РФ от 16.08.2004 г. № 83 «Об утверждении перечней вредных и (или)
опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых
проводятся предварительные периодические медицинские осмотры
(обследования), и порядка проведения этих осмотров (обследований);
– Приказ Министерства здравоохранения и социального развития
РФ от 24.02.2005 г. № 160 «Об определении степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве»;
– Приказ Министерства здравоохранения и социального развития
РФ от 29.05.2006 г. № 413 «Об утверждении типового положения о комитете (комиссии) по охране труда»;
– Положение о проведении государственной экспертизы условий
труда в Российской Федерации» от 25 апреля 2003 г.;
– Рекомендации по организации работы службы охраны труда в организации от 08.02.2000 г.
Из нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации
особое место следует отвести постановлению правительства Ленинградской области от 26.08.2004 г., которым утверждено Положение о
государственном управлении охраной труда и внутриведомственном
122
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
государственном контроле за соблюдением требований охраны труда
на территории Ленинградской области. Таким образом, в национальном законодательстве охране труда уделено значительное внимание,
другое дело, что его исполнение, контроль за его исполнением желают
быть гораздо лучше, жестче, систематичней и обязательно с конкретным применением должных мер к нарушителям.
Российская Федерация с 1991г., объявив себя преемницей Советского
Союза, добровольно возложила на себя обязанность следовать международным договоренностям, ранее взятым СССР, в том числе и в части
касающейся исполнения Конвенций Международной организации
труда, по вопросам обеспечения охраны труда. В число таких международно-правовых документов входят:
– Декларация о целях и задачах Международной организации труда
от 10 мая 1944 г.;
– Декларация об основополагающих принципах и правах в сфере
труда от 19 июня 1998 г.;
– Конвенция о еженедельном отдыхе на промышленных предприятиях № 14 от 19.06.1923 г.;
– Конвенция об обязательном медицинском освидетельствовании
детей и подростков, занятых на борту судов № 16 от 20 ноября 1922 г.;
– Конвенция о защите от несчастных случаев трудящихся, занятых
на погрузке и разгрузке судов № 32 от 30 октября 1934 г.;
– Конвенция о применении труда женщин на подземных работах
в шахтах любого рода № 45 от 30 мая 1937 г.;
– Конвенция о медицинском освидетельствовании детей и подростков с целью выяснения их пригодности к труду в промышленности № 77
от 29 декабря 1950 г.;
– Конвенция о медицинском освидетельствовании детей и подростков с целью выяснения их пригодности к труду на непромышленных работах № 78 от 29 декабря 1950 г.;
– Конвенция об инспекции труда в промышленности № 81 от 7
апреля 1950 г.;
– Конвенция об охране материнства № 103 от 7 сентября 1955 г.;
– Конвенция о защите трудящихся от ионизирующей радиации №
115 от 17 июня 1962 г.;
– Конвенция о снабжении машин защитными приспособлениями №
119 от 21 апреля 1965 г.;
– Конвенция о гигиене в торговле и учреждениях № 120 от 29 марта
1966 г.;
– Конвенция о медицинском освидетельствовании молодых людей
с целью определения их пригодности к труду на подземных работах
в шахтах и рудниках № 124 от 13 декабря 1967 г.;
123
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
– Конвенция о предупреждении производственных несчастных случаев среди моряков № 134 от 17 февраля 1973 г.;
– Конвенция о защите трудящихся от профессионального риска, вызываемого загрязнением воздуха, шумом и вибрацией на рабочих местах № 148 от 11 июня 1979 г.;
– Конвенция о безопасности и гигиене труда и производственной
среде № 155 от 11 августа 1983 г.;
– Конвенция о профессиональной реабилитации и занятости инвалидов № 159 от 30 июня 1985г.;
– Конвенция об охране труда при использовании асбеста № 162 от 16
июня 1989 г.
Представленный перечень конвенций и деклараций, принятых Международной Организацией Труда является свидетельством тому, что
международным сообществом выработаны определенные правила, соблюдение которых обязательно для стран – участниц своеобразных договоренностей, ибо оно (соблюдение) стоит на страже права граждан на
безопасный труд, условия, предотвращающие ущерб здоровью и жизни
участников любой производственной деятельности, обязывающие
к возмещению виновным ущерба, причиненного работнику, работодателю, любому физическому и юридическому лицу из-за несоблюдения
порядка и правил обеспечения безопасности трудовой деятельности.
Правовое регулирование деятельности по обеспечению безопасных
условий трудовой деятельности предполагает не только наличие определенного количества и качества нормативных правовых актов, но и
подготовленность органов, должностных лиц, уполномоченных организовывать надзор и контроль за работодателями, в части касающейся
охраны труда, применения обоснованных мер воздействия к субъектам
трудовых правоотношений за допущенное нарушение норм об охране
труда, причинение ущерба здоровью. В механизм правового регулирования охраны труда включается также уровень правовой культуры всех
участников трудовой деятельности: работника; работодателя; членов
кооперативов; студентов и учащихся, проходящих практику; военнослужащих, направленных на работу в организации и граждан, отбывающих наказание по приговору суда.
Авторы статьи ставили перед собой задачу представить сущность,
содержание и особенности нормативных правовых актов национального и международного уровня, регламентирующих охрану труда. Целью исследования – акцентировать внимание на том, что проблемы
травматизма, профессиональных заболеваний, причинения вреда и
ущерба интересам, здоровью субъектов и участников трудовых правоотношений существуют, прежде всего, из-за недостатка уважения к людям, их судьбам, будущему, а проявляется оно в отступлении от право124
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
предписаний, игнорировании их требований, стремлении сэкономить
на охранных мероприятиях, профилактических осмотрах техники и
технологий, защитных устройств.
В заключение вправе сделать следующие выводы и предложения,
относящиеся к совершенствованию правовой базы, регламентирующей
охрану труда, безопасность трудовой деятельности:
1. Правовые основы регламентации охранных мероприятий, полномочий участников и субъектов трудовых правоотношений, использования механизма применения ответственности за нарушение порядка
и правил исполнения нормативных правовых актов национального и
международного уровня условно подразделяются на:
– призванные обеспечивать здоровье и безопасные условия труда,
предотвращать, предупреждать, локализовывать ущерб от производственных травм и профессиональных заболеваний;
– способствующие гарантировать реализацию и защиту права граждан на труд в условиях, соответствующих требованиям безопасности и
гигиены;
– наделяющие субъектов трудовых правоотношений правом решать
вопросы установления условий трудовой деятельности;
– обязывающие уполномоченные органы, их должностных лиц обеспечивать надлежащий контроль и надзор за соблюдением трудоохранного законодательства на любых предприятиях, учреждениях с различными формами собственности;
– наделяющие правом работников и работодателей, иных участников трудовых правоотношений обращаться к институту юридической
ответственности.
2. Проблемы, существующие в механизме организации и обеспечения охраны труда, создания надлежащих безопасных условий для
осуществления безопасной трудовой деятельности, порождены в значительной степени отступлением, замалчиванием правопредписаний,
прежде всего, международного трудоохранного законодательства, что
порождается безнаказанностью и безответственностью.
3. Нарушение трудовых прав и законных интересов субъектов трудовых правоотношений в сфере обеспечения им безопасных условий трудовой деятельности, стремление работодателей избежать оформление
несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний
нередко имеют место в силу того, что профсоюзы перестали быть истинными представителями работников, их защитниками, либо их просто нет на предприятии.
4. Слабое знание содержания и сущности нормативной базы, призванной регламентировать охрану труда, как работниками, так и работодателями, профсоюзными структурами, юридическими отделами
125
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
способствует отступлению от предписаний трудового законодательства, соглашательству в сфере не выделения должных финансовых
средств на обеспечение безопасных условий, необходимого оборудования, его оснащения защитными приспособлениями.
5. Практика контрольно-надзорной деятельности, осуществляемой на объектах предприятий с различными формами собственности,
свидетельствует о том, что чаще всего имеют место нарушения законодательства, требующего от работодателя соблюдения особых условий обеспечения трудовой деятельности для отдельных категорий работников (женщин, кормящих матерей, несовершеннолетних граждан,
студентов и учащихся, проходящих практику, инвалидов, граждан с отдельными ограничениями и т. д.).
Указанные и многие другие недостатки в сфере соблюдения трудоохранного законодательства, прежде всего, требуют от работников, их
представителей повышения уровня правовой культуры, приобретения
навыков и умений активно и правомерно использовать право на самооборону (ст. 352 ТК РФ), механизм государственно-правовой защиты прав,
законных интересов субъектов трудовых правоотношений, включающий в себя: правовые методы (убеждение, принуждение, обжалование,
надзор и контроль); правовые средства (возбуждение административного расследования, применение мер государственного принуждения
и возбуждение уголовных дел) и правовые способы (административноправовой, гражданско-правовой, уголовно-правовой, муниципальноправовой, конституционно-правовой и международно-правовой)5.
1 Трудовое право России: учеб. 2-е изд. / под ред. С. П. Маврина, Е. Б. Хохлова.
М.: Норма, 2007. С. 552–553.
2 Трудовое право России (с особенностями системы правоохранительной
деятельности: учеб. / В. Б. Гольцов, B. C. Озеров. СПб.: СПбУ МВД РФ, 2005. С. 232.
3 Подробнее см.: Глущенко П. П. История зарождения и становления института охраны труда. Проблемы правовой регламентации управления охраной
труда в рыночных условиях: сб. науч. статей / под общ. ред. П. П. Глушенко. СПб.:
СПбАУЭ, 2007. С. 7–17.
4 Подробнее см.: Социально-правовая защита прав и свобод граждан в РФ:
монография / П. П. Глущенко, В. Я. Кикоть. СПб.: СПбАУЭ, 2006; Теория и практика социально-правовой защиты конституционных прав, свобод и интересов
граждан в Российской Федерации: учеб. 2-е изд. доп., перераб. / П. П. Глущенко,
В. Я. Кикоть. М., 2006.
5 Глущенко П. П., Кикоть В. Я. Указ. соч. М., 2006; Правозащитная деятельность в механизме обеспечения реализации и защиты прав и законных интересов граждан: монография / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб., 2008; Адвокатура
России как институт обеспечения реализации и защиты прав и свобод российских граждан (теория, практика и перспективы) / под общ. ред. П. П. Глущенко.
СПб.: СПбАУиЭ, 2007.
126
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
СУХОВИНСКИЙ Игорь Семенович
директор ООО «ВИНЕТА»
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОХРАНЫ ТРУДА, БЕЗОПАСНОСТИ УСЛОВИЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАБОТНИКОВ ГЛАВНОГО НАПРАВЛЕНИЯ
ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ И КАЧЕСТВА ИХ РАБОТЫ
Аннотация: В статье представлены порядок и правила обеспечения безопасности условий деятельности для работников работодателем в целях исполнения
законов и повышения эффективности, качества их работы.
Ключевые слова: Конституция РФ, Трудовой кодекс РФ, трудовое законодательства, работодатель, работники, охрана труда, юридическая ответственность,
Конвенции МОТ, ратифицированные СССР.
Annotation: The article presents the procedure and rules of safety operation
conditions for employees of the employer for the execution of the laws and improve
efficiency, the quality of their work.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, Labor code, labor
legislation, the employer, employees, health and safety, legal responsibilities, ILO
conventions, ratified by the USSR.
История зарождения института охраны труда1, обеспечения безопасных условий различных видов законной деятельности имеет многовековую историю. Определенные его элементы, первичные проявления известны с давних времен, точнее с начала некоего разделения
труда, стремления как можно дольше эксплуатировать раба, пленного, наемного работника, предоставляя ему своеобразные условия
«долгожительства» и «работоспособности».
Как любой иной правовой институт, так и институт охраны труда
складывался, становился постепенно из отдельных элементов, положений, разрабатываемых и принимаемых различными государствами. В своем развитии он прошел три основных этапа: этап зарождения, этап развития и этап совершенствования. Второй этап – этап
развития особенно эффективно и стремительно пополнялся новыми
положениями в период интенсивного внедрения в производство техники, технологий, требовавших определенных ограничений, охранных конструкций. Особое место в совершенствовании механизма обеспечения охраны труда, создания безопасных условий для трудовой
деятельности вправе отвести периоду существования Советского Союза. Более того, многие гуманные социально обоснованные положения трудоохранного законодательства Советского Союза использованы Международной организацией труда и к настоящему времени
127
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
закреплены в Конвенциях и Декларациях, в силу чего обязательны
к исполнению всеми государствами участниками таких международных конвенций ратифицированных ими.
Институт охраны труда находится в постоянном противостоянии
с главным целевым предназначением предпринимательства, коммерции, производственной деятельности, а именно – получением
прибыли. Стремление, жажда получения прибыли любой ценой порождает желание экономить абсолютно на всем, и чаще всего на защитно-охранных мероприятиях, предназначенных для обеспечения
безопасных условий жизнедеятельности субъектов трудовых правоотношений. Этап совершенствования института охраны труда сопровождается требованиями конкретизации защитных действий со
стороны работников различных сфер к работодателям в различных
государствах мирового сообщества.
Содержание института охраны труда, обеспечения безопасных
условий любых видов деятельности составляют: а) совокупность мероприятий по охране здоровья субъектов трудовых правоотношений
и иных граждан, здоровью которых может угрожать производственная, хозяйственная деятельность и б) совокупность охранных мероприятий правового, социально-экономического, организационнотехнического, санитарно-гигиенического, лечебно-профилактического, реабилитационного характера.
Как верно утверждают авторы учебника «Трудовое право России»2, содержание охраны труда включает в себя несколько аспектов, а именно: а) общесоциальный, б) технический, в) медико-технологический, г) юридический. Целью настоящей статьи является исследование юридического аспекта и; в первую очередь, обоснование
правомерности утверждения о том, что охрана труда в российском
праве представляет собой правовой институт, правда, межотраслевой. Согласно теории права и государства признаками правового института являются: субъекты, объекты, правосубъектность, правовая база, правоотношение и механизм правового регулирования. Руководствуясь указанным, остается разобраться и представить доказательства наличия всех выше перечисленных признаков, а главное
убедить, что результаты производственной деятельности будут гораздо выше и качественнее, если каждый работник убедиться в том,
что для него созданы безопасные условия труда.
Начнем с субъектов трудовых правоотношений института охраны
труда, которые, как правило, одновременно являются субъектами института охраны труда. Однако необходимо особо заметить, что кроме
субъектов института охраны труда в трудоохранных правоотношениях нередко участвуют и иные лица (физические и юридические),
128
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
чьи законные интересы могут быть каким-либо образом ущемлены,
нарушены либо им причиняется материальный и моральный ущерб.
Как свидетельствует практика, субъектами института охраны труда
являются юридические и физические лица3. Юридическими лицами
могут быть: государство, его органы, организации; иные юридические лица и общественные организации, то есть работодатели либо
заказчики каких-либо результатов трудовой деятельности. Физические лица – субъекты института охраны труда значительно многочисленнее, а именно: работники, трудящиеся на основе трудовых договоров; работодатели – юридические и физические лица, без образования юридического лица; представители кооперативов, занимающиеся совместной производственной, хозяйственной деятельностью;
студенты и учащиеся различных образовательных учреждений, проходящие производственную и иные виды практик; военнослужащие,
направленные на работу в соответствующие организации; граждане,
отбывающие наказание по приговору (решению) судов; иностранные
граждане, получившие разрешение на осуществление трудовой деятельности. Кроме того, могут быть такими субъектами признаны
иностранные граждане, работающие на совместных и иных предприятиях согласно международным договорам между Российской Федерацией и их государствами.
В силу того, что производственная деятельность относится к источникам повышенной опасности, и в случае, если в процессе ее осуществления физическим либо юридическим лицам причиняется
ущерб, наносится вред, производители, работодатели таких предприятий, учреждений обязаны его возместить, ликвидировать, как
то предусмотрено гражданским законодательством либо иными
нормативными правовыми актами. Потерпевшие в указанных случаях относятся к участникам трудоохранного законодательства. Получается значительное число, как субъектов, так и участников трудоохранных правоотношений. Это число может быть пополнено еще
и нарушителями трудоохранного законодательства, причинителями
вреда и ущерба физическим и юридическим лицам посредством отступления от предписаний трудового законодательства.
Следующим признаком, элементом, составной частью института
охраны труда являются объекты трудоохранных правоотношений,
число которых значительно большее. Под объектом любого правоотношения принято понимать то, на что направлено, по поводу чего
возникают соответствующие правоотношения, в нашем случае отношения трудоохранного характера, назначения. Руководствуясь практикой обеспечения охраны труда, судебной практикой по поводу нарушений трудового и трудоохранного законодательства, к объектам
129
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
рассматриваемого правоотношения относятся: физические лица, их
здоровье, жизнь; инженерно-технические сооружения, механизмы,
предназначенные для обеспечения безопасных условий труда; производственная продукция; средства индивидуальной и коллективной защиты работников; технологические процессы и многое другое.
Самое общее понимание объекта любого вида правоотношения сводится к охраняемым законами и подзаконными актами ценностям
морального и материального характера.
Важное место среди признаков института охраны труда занимает
правосубъектность, то есть правоспособность и дееспособность субъектов трудоохранных правоотношений, если еще точнее, то наличие
у них полномочий (прав, свобод, обязанностей), на основе которых
они участвуют в трудовой, производственной, хозяйственной деятельности (ст.ст. 219–226, 212–214, 228 ТК ГФ). Содержание указанных
статей Трудового кодекса России свидетельствует о том, что если бы
оно постоянно действовало, соблюдалось, контролировалось, то той
части нарушений, полученных травм, заболеваний, утраты трудоспособности, не примененных к виновным обоснованных мер воздействия, а, следовательно, и предупреждений, отступления от законопредписаний можно было бы избежать, в значительной степени их
сократив.
Правовая база настоящего правового института весьма внушительна, ибо в нее входят не только национальные и международноправовые акты сферы трудовых отношений, но законы близких
к ним сфер (отраслей): административной, конституционной, гражданской, уголовной4. Значительное место в механизме правового регулирования охраны труда, обеспечения безопасных условий трудовой деятельности) занимают международные правовые акты, разрабатываемые Международной Организацией Труда.
Не ставя перед собой цели, – представить содержание нормативно-правовой базы, регламентирующей охрану труда, безопасные
условия любой трудовой, производственной деятельности, автор
счел необходимым акцентировать особое внимание на сущности
принципов национальной политики государств – сторон МОТ, закрепленных в Конвенции «О безопасности и гигиене труда в производственной сфере» № 155 от 11 августа 1983 г., которые являются обязательными к исполнению в Российской Федерации с 02.07.1999 г., после ее ратификации Государственной Думой Федерального Собрания
Российской Федерации5.
Согласно ст. 4 выше указанной Конвенции МОТ № 155 «1. Каждый член Организации в соответствии с национальными условиями
и практикой и после консультации с наиболее представительными
130
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
организациями предпринимателей и трудящиеся разрабатывает,
осуществляет и периодически пересматривает согласованную национальную политику в области безопасности труда, гигиены труда и
производственной среды.
2. Цель такой политики – предупредить несчастные случаи и повреждение здоровья, возникающие в результате работы, в ходе ее или
связанные с ней, сводя к минимуму, насколько это обоснованно и
практически осуществимо, причины опасностей, свойственных производственной сфере».
Ст. 5 этой же Конвенции закреплены и основные сферы деятельности государств по осуществлению национальной политики, направленной на обеспечение безопасности и гигиены труда, производственной среды, а именно:
– разработка, испытание, выбор, замена, монтаж, размещение, использование и обслуживание материальных элементов труда (рабочих мест, производственной среды) инструментов, механизмов и оборудования, химических, физических и биологических веществ, трудовых процессов);
– связь между материальными элементами труда и лицами, которые выполняют работу или контролируют ее, а также приспособление механизмов, оборудования, рабочего времени, организации
труда и трудовых процессов к физическим и психическим свойствам
трудящихся;
– профессиональная подготовка, в том числе необходимая последующая подготовка, квалификация и стимулирование лиц, занятых
в том или ином качестве обеспечением соответствующего уровня
безопасности и гигиены труда;
– связь и сотрудничество на уровне рабочей группы и предприятия на любом другом соответствующем уровне до национального
уровня включительно;
– защита трудящихся и их представителей от дисциплинарных
мер в результате предпринятых ими надлежащим образом действий
в соответствии с политикой, указанной в статье 4 рассматриваемой
Конвенции.
Разрабатывая и проводя национальную политику по обеспечению безопасности и гигиены труда, производственной сферы, Конвенция № 155 требует обязательности наделения соответствующими функциями и обязанностями указанной направленности все
государственные органы, предпринимателей, работников, других
лиц, которые в той или иной степени обязаны осуществлять трудоохранные мероприятия либо в силу различных условий, оснований
с ними связанных.
131
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Статья 11 Конвенции № 155 требует для проведения в жизнь политики, предусмотренной в статье 4 настоящей Конвенции от компетентных органов или специальных органов обеспечивать постепенное выполнение следующих функций:
– определение, если характер и степень опасностей требуют этого,
условий, регулирующих проектирование, строительство и планирование предприятий, ввод их в эксплуатацию, значительное их переоборудование и изменение назначения, а также безопасность используемого в ходе работы технического оборудования, и применение
процедур, установленных компетентными органами;
– определение производственных процессов, веществ и агентов,
контакт с которыми необходимо запретить, ограничить или поставить в зависимость от разрешения или контроля компетентного органа или органов, для чего принимаются во внимание опасности для
здоровья, возникающие в результате одновременного контакта с несколькими веществами или агентами;
– установление и применение процедур объявления предпринимателями, когда это необходимо, страховыми учреждениями и другими
непосредственно заинтересованными органами или лицами о несчастных случаях на производстве и о профессиональных заболеваниях, а
также представление ежегодных статистических данных о несчастных
случаях на производстве и о профессиональных заболеваниях;
– проведение расследований, когда несчастные случаи на производстве, профессиональные заболевания или любое повреждение
здоровья, возникающие в ходе работы или в связи с ней, свидетельствуют о серьезном положении;
– ежегодная публикация информации о принятых мерах в соответствии с политикой, указанной в статье 4 настоящей Конвенции,
о несчастных случаях на производстве, профессиональных заболеваниях и о всех других повреждениях здоровья, возникающих в ходе
работы или в связи с ней;
– применение и расширение, с учетом национальных условий и
возможностей, систем изучения химических, физических или биологических агентов с точки зрения их опасности для здоровья трудящихся.
В свою очередь ст. 121 Конвенции № 155 обязывает стороны –
участников Конвенции, руководствуясь национальным законодательством и практикой трудоохранной деятельности, принимать
меры в целях обеспечения того, чтобы лица, которые занимаются
разработкой, изготовлением, ввозом, поставкой или передачей механизмов, оборудования или веществ для профессионального использования:
132
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
– убеждались в той мере, насколько это обосновано и практически
осуществимо, что механизмы, оборудование или вещества не представляют угрозы безопасности и здоровью лиц, правильно пользующихся ими;
– представляли информацию о правильном монтаже и использовании механизмов и оборудования, а также о правильном применении веществ, и об опасностях, связанных с использованием механизмов и оборудования, и о вредных свойствах химических веществ,
физических или биологических агентов или продуктов, а также инструктировали работников о том, как следует избегать известные
опасности;
– проводили изучение и исследования или любым другим способом следили за развитием научно-технических знаний, необходимых
для надлежащего выполнения своих полномочий. Особенность содержания и сущности Конвенций МОТ состоит еще и в том, что в них
концентрируются и закрепляются не только полномочия, предметы
ведения государств, их органов и организаций по обеспечению безопасности труда, гигиены труда и производственной сферы, но и
обязанности работодателей. Так, согласно ст. 19 Конвенции № 155 на
уровне предприятия обязаны быть приняты меры, в соответствии
с которыми:
– трудящиеся в ходе выполнения работы сотрудничают с предпринимателем в деле выполнения последним возложенных на него
обязанностей;
– представители трудящихся на предприятии сотрудничают
с предпринимателем в области безопасности и гигиены труда;
– представители трудящихся на предприятии получают надлежащую информацию о мерах по обеспечению их безопасности и охраны
здоровья, принятых предпринимателем, и могут консультироваться
со своими представительными организациями по такой информации
при условии неразглашения коммерческой тайны;
– трудящиеся и их представители на предприятии получают надлежащую подготовку в области безопасности и гигиены труда;
– трудящиеся или их представители или их представительные организации на предприятии наделяются в соответствии с национальным законодательством и практикой полномочиями рассматривать
все аспекты безопасности и гигиены труда, связанные с их работой,
а предприниматели консультируют их по этим аспектам; для этой
цели по обоюдному согласию на предприятие могут быть приглашены внештатные технические советники;
– трудящийся немедленно извещает своего непосредственного
начальника о любой ситуации, о которой у него есть достаточное ос133
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
нование полагать, что она создает непосредственную и серьезную
угрозу его жизни или здоровью; до тех пор, пока предприниматель
в случае необходимости не принял мер по ее устранению, он не может
требовать, чтобы трудящиеся возобновили работу, где по-прежнему
сохраняется непосредственная и серьезная опасность для жизни или
здоровья.
Важную роль в обеспечении охраны труда, безопасных условий
любого вида трудовой деятельности играют органы, специально
уполномоченные решать множество вопросов, предписанных трудоохранным законодательством. Одним из таких органов Конвенция
МОТ № 81 признает инспекции труда, которые обязаны быть создаваемы в различных сферах деятельности. Значимость такого органа
попытаемся отследить на основе сущности Конвенции «Об инспекции труда в промышленности и торговле» № 81 от 7 апреля 1950 г., согласно Федерального закона от 11.04.1998 г. № 58-ФЗ. В соответствии
со ст. 1 данной Конвенции «Каждый член Международной организации труда, в отношении которого настоящая Конвенция вступила
в силу, обязуется иметь систему инспекций труда на промышленных
предприятиях». В Российской Федерации такая система закреплена
ст.ст. 354 (Федеральная инспекция труда), 216 – государственное
управление охраной труда, 217 – служба охраны труда в организации
и 218 – Комитеты (комиссии) по охране труда.
Согласно ст. 3 Конвенции № 811 задачами системы инспекции
труда являются:
– обеспечение применения положений законодательства в области условий труда и безопасности трудящихся в процессе их работы,
как, например, положений о продолжительности рабочего дня, заработной плате, безопасности труда, здравоохранении и благосостоянии, использовании труда детей и подростков и по другим подобным
вопросам, в той мере, в какой инспекторам труда надлежит обеспечивать применение указанных положений;
– обеспечение предпринимателей и трудящихся технической информацией и советами о наиболее эффективных средствах соблюдения законодательных положений;
– доведение до сведения компетентного органа власти фактов
бездействия или злоупотребления, которые не попадают под действие существующих законодательных положений. Если инспекторам труда поручаются другие функции, то последние не должны
препятствовать осуществлению их основных функций и наносить
каким-либо образом ущерб авторитету или беспристрастности, необходимым инспекторам в их отношениях с предпринимателями и
трудящимися.
134
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Следующим признаком (составной частью) института охраны
труда является правоотношение. В нашем случае трудоохранное
правоотношение, то есть та часть общественных отношений, урегулированных трудовым законодательством, которая возникает и действует в сфере обеспечения безопасных условий труда, способных
предотвратить причинение вреда; ущерб жизни, здоровью субъекта
трудовых правоотношений. Любое правоотношение, тем более в данной сфере, сфере защиты труда, обеспечения безопасных условий
трудовой деятельности, призванных; сохранить жизнь, здоровье,
трудоспособность трудящегося, имеет ряд определенных особенностей. В их число автор учебника «Теория государства и права» Морозова Л. А.6 считает необходимым включать такие, как:
– обязательность наличия норм регулирующих правоотношение;
– наличие воли участника, субъекта правоотношения, в которое
он вступает (возможен вариант, когда волю проявляет одна сторона
правоотношения (при совершении правонарушения, преступления
в любой сфере, в том числе и в трудоохранной);
– наличие обусловленности связи между субъектами правоотношений через систему их прав, свобод, законных интересов и обязанностей;
– обязательность присутствия, наличия индивидуализированной
связи между субъектами правоотношения;
– подконтрольность поднадзорность со стороны государства и
обеспечение им их охраны, защиты. Автор разделяет такой подход,
считая приемлемым и обоснованным признавать такие особенности
за любым правоотношением, тем более за рассматриваемым в данной статье.
Одним из важных признаков настоящего института охраны труда
является его механизм правового регулирования, под которым вправе
понимать воздействие правовых средств, закрепленных всем трудовым законодательством, и не только, а также той частью, которая относится к трудоохранному законодательству, на субъектов и участников трудоохранного правоотношения. Понимание метода правового регулирования любых правоотношений до сих пор не имеет
однозначного подхода, более того, порой смешивается с правовым
воздействием, в то время как является лишь его составной частью, но
специально-юридической7, с чем автор полностью согласен.
Метод правового регулирования функционирования института
охраны труда характерен тем, что:
– представляет собой государственное воздействие на субъектов
трудоохранных правоотношений, основанное на нормативной базе и
влекущее возможность применения принуждения, при наличии на
то оснований;
135
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
– предназначен для обеспечения результативного, положительного воздействия на субъектов и участников рассматриваемого правоотношения;
– имеет пределы правового воздействия, а именно используется
только в сфере обеспечения безопасных условий труда;
– преследует цель создать устойчивую, непротиворечивую систему взаимоотношений в процессе использования трудоохранного
законодательства, способную обеспечить безопасные условия труда,
предотвращение его нарушения;
– проводится в жизнь посредством системы правовых методов,
средств и способов правового регулирования, в том числе и таких
как: императивные, диспозитивные, запреты, обязывания и дозволения;
– осуществляется посредством определенных стадий8;
– представляет собой эффективное средство осуществления
функционирования института охраны труда, обеспечения безопасных условий любого вида деятельности.
Итак, исследовав содержание, сущность и особенности института
охраны труда, обеспечения безопасных условий любого вида деятельности, авторы готовы представить содержание его социальных
функций, назначения, роли и места в соблюдении предписаний ст. 7
Конституции Российской Федерации, в ч. 2 которой утверждается,
что «2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей...
обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых людей, развивается система
социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты… 1. Российская Федерация –
социальное государство, политика которого направлена на создание
условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».
Исследованные сущность, содержание, особенности формирования института охраны труда, обеспечения безопасных условий трудовой и иного вида деятельности, на наш взгляд, позволяет утверждать о том, что его основными функциями, назначением вправе признать:
а) регулятивную, то есть предназначенную для урегулирования
по возможности бесконфликтных взаимоотношений, прежде всего,
между работодателем и работником, а также с иными субъектами и
участниками трудовых и трудоохранных правоотношений;
б) воспитательную, то есть позитивно воздействующую на правосознание, поведенческую функцию всех субъектов и участников трудовых правоотношений;
136
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
в) охранно-принудительную, заключающуюся в том, что он (институт охраны труда), прежде всего, предназначен для обеспечения
охраны прав, свобод и законных интересов той части субъектов трудовых и трудоохранных правоотношений, которые добросовестно
исполняют свои функции, и одновременно нормы трудового законодательства служат средством принудительного воздействия на отступающих от правопредписаний нормативных правовых актов национального и международного уровня, призванных обеспечивать
безопасные условия труда, охрану здоровья, жизни каждого участвующего в производственной деятельности.
Итак, имеются все необходимые признаки признавать наличие
правового межотраслевого института – института охраны труда,
обеспечения безопасных условий трудовой деятельности, в процессе
которой сохраняются: здоровье; жизнь, трудоспособность граждан –
субъектов трудовых правоотношений, а в ответ на это вправе ожидать и добиваться от всех работников качества, эффективности работы, четкого соблюдения трудового законодательства.
1 Подробнее см.: Правовые основы организации осуществления охраны
труда в рыночных условиях: сб. науч. статей / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб.:
СПбАУЭ, 2008.
2 Трудовое право России: учеб. / под общ. ред. С. П. Маврина, Е. Б. Хохлова. М.:
Норма, 2007. С. 554–555.
3 Проблемы правовой регламентации управления охраной труда в рыночных условиях: сб. науч. статей / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб.: СПбАУЭ,
2007.
4 Подробнее см.: Проблемы правовой регламентации управления охраной
труда в рыночных условиях: сб. науч. статей / под общ. ред. П. П. Глущенко. СПб.:
СПбАУЭ, 2007; Глущенко П. П., Карпова О. Н. Понятие, содержание и классификация нормативных правовых актов, регламентирующих охрану труда // Правовые основы организации и осуществления охраны труда в рыночных условиях:
сб. науч. статей. СПб.: СПбАУЭ, 2008.
5 Федеральный закон от 11.04.1998 г. № 58-ФЗ.
6 Морозова Л. А. Теория государства и права: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.:
Эксмо, 2008. С. 317–318.
7 Морозова Л. А. Указ. соч. С. 370–373.
8 Подробнее см.: Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве. Теоретикоинформационный аспект. Саратов, 1994; Он же. Новые явления в политикоправовой жизни России: вопросы теории и практики. Тольятти, 1999. В указанных работах стадиями механизма правового регулирования он называет: а)
нормы права, б) юридический факт, в) правоотношение, г) акты реализации
прав и обязанностей и д) охранительный и правоприменительный акт. Автор
статьи данный подход не разделяет, ибо он почти ничем не отличается от самого правового института.
137
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
КУЛЬБЕРДИЕВА Гунча Шохрадовна
аспирант юридического факультета ГУАП
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
В СФЕРЕ БАНКОВСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ
Аннотация: В статье рассматриваются некоторые аспекты предупреждения
преступлений в сфере банковского кредитования работниками кредитного отдела
путем анализа платежеспособности граждан (заемщиков), деятельность юридического лица (банка), финансовая устойчивость (платежеспособность) ссудозаемщиков.
Ключевые слова: Финансовая устойчивость, кредит, обоснование сделки кредитоспособность, совершение крупной сделки, предупреждение преступлений
в банковской сфере.
Annotation: The article discusses some aspects of the prevention of crime in the
area of bank lending credit department employees by analyzing the solvency of the
citizens (borrowers), the activities of the legal entity (bank), financial stability (solvency)
borrowers.
Keywords: Financial stability, credit, deal rationale creditworthiness, major
transaction, the prevention of crimes in the banking sector.
Ситуации, которые могут способствовать совершению преступлений в сфере банковского кредитования достаточно много. При этом
во многих случаях они носят «внутренний» характер. При этом, как
заметил, профессор В. Д. Ларичев органам внутренних дел (далее –
ОВД) проверить всех потенциальных заемщиков на предмет выявления недостатков и их устранения по каждой кредитной сделке достаточно сложно1, так как ОВД понадобилось бы постоянно присутствовать в организации, проверять «чистоту сделок», проводить анализ
бухгалтерских документов и иных документов, сделки различного
рода и т. п., для одной единственной цели – своевременно выявлять
существенные нарушения и устранять их в реальном времени, а не
после состоявшегося факта преступления.
При этом для достижения эффективности ОВД пришлось бы иметь
в своем штате специалистов в банковской отрасли, которые оперативно
могли бы дать комментарии, но, в настоящем времени, ОВД не имеют для
этого, ни ресурсов, ни численности сотрудников. Конечно, любая коммерческая организация всячески препятствует такого рода проверкам, руководство, во избежание раскрытия различного рода мелких нарушений, а
также «секретов» организации самостоятельно обращаются в подразделения по экономическим преступлениям в масштабе крупного хищения и
иных преступлений, которые могут быть оглашены в СМИ.
138
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Работу ОВД усложняют те обстоятельства, что они лишены прав
на: осмотр производственных, складских, торговых и иных служебных помещений, других мест хранения и использования имущества;
изучение документов, отражающих финансовую, хозяйственную,
предпринимательскую и торговую деятельность, и др.2
Таким образом, с развитием коммерческой деятельности развиваются и вопросы предупреждения и пресечения преступлений в различных отраслях общественных отношений, затрагивающих предпринимательские отношения.
Ряд авторов уделили вопросам преступлений в банковской сфере
особое внимание3. К примеру, К. О. Галустьян, давая определение основным вопросам предупреждения преступлений против интересов
и законных прав кредиторов, в том числе вкладчиков, выделил принципы осуществления предпринимательской деятельности, рассмотрел вопросы общественно – социального и специально – криминологического предупреждения4, В. А. Ванцев затронул вопросы совершенствования организационно-правовых мер борьбы с «кредитной»
преступностью5, В. В. Кочерга внес свой вклад в раскрытие и соотношение таких понятий как «предупреждение» и «преступность»,
«профилактика преступности», осуществление предпринимательской деятельности, профилактические меры, проводимые правоохранительными органами6, П. Л. Сердюк провел соотношение таких
понятий как «профилактика» и «предотвращение преступлений»,
исправление преступников7.
В указанных выше работах авторами были затронуты только общие вопросы предупреждения преступления. При этом, конкретные
меры по предупреждению преступлений в сфере банковского кредитования не рассматривались. На данном вопросе остановимся более
детально.
Главную функцию и работу по предупреждению преступлений,
конечно, обязан осуществлять учредитель (учредители) банковской
организации, который наделяет различные подразделения соответствующими полномочиями.
В банковской организации одним из таких подразделений является кредитный отел (отдел кредитования), в обязанности которого
входят «подготовительные» к договору вопросы: платежеспособность физических лиц, анализ деятельности организации в целом,
проверка бухгалтерских документов, а также документов, представленных клиентом банка; оценка потенциального ссудозаемщика,
перспективы; конкурентоспособность и т. д.
Потенциальный клиент банка, обращаясь за получением ссуды, направляет заполненное заявление в банк (кредитная заявка), содержа139
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
щее исходные данные: цель, сумма кредита, срок, порядок погашения,
обеспечение. Как правило, банк запрашивает и иные документы в обоснование просьбы (причины) о предоставлении кредитных денежных
средств. Также это может быть справка с места работы, сведения о заработной плате, сведения о поручителе, залоговое имущество и т. д.
Таким образом, чем больше потенциальный клиент предоставит о
себе информации, тем выше процент одобрения заявки банком.
Юридическое лицо, как правило, как потенциальный клиент привлекательней для банка с точки зрения «клиентского» имиджа. Набор предоставляемых документов на кредит связан с деятельностью
организации (уставные документы, бухгалтерская отчетность, выписки за последние пол года, задолженность, обоснование кредитуемой сделки, кредитная история).
Во избежание предоставления фальшивых документов целесообразно выехать в организацию и сравнить фактические бухгалтерские данные. Такие выезды, как правило, организуются совместно
с работниками залогового отдела банка. Работнику банка (кредитный агент) следует также проверять задолженность по другим имеющимся кредитам в других банках (кредитная история)8.
Безусловно, выдача кредита как процесс в целом порождает множество потенциальных рисков (непогашение ссуды в установленный
срок). Во избежание таких неблагоприятных событий банку необходимо качественно проработать вопрос о возможности погашения заемщиком задолженности в установленный срок. Такие мероприятия
именуют кредитоспособностью.
Пределы проверки кредитоспособности зависят от размера и срока
ссуды, сотрудничества банка с клиентом в прошлом, его кредитная
история. При этом, методы применяемые для проверки кредитоспособности клиента, могут быть различны. Так в одних банках проверяется оценка надежности партнера, в других иной круг вопросов9.
Наибольшее внимание при проверке кредитоспособности (финансовое состояние) потенциального ссудополучателя следует уделять
его платежеспособности, о наличии которой, может говорить отсутствие просроченной задолженности, остаток денежных средств на
счете, наличие прибыли.
Некоторые банки, при проверке финансового состояния, проводят
анализ полученного дохода от реализации товаров, работ, услуг, активов, пассивов, показателей ликвидности10. Косвенными показателями для банка при оценке финансовой стабильности заемщика может являться договорные отношения, носящие длительный характер, уровень рентабельности кредитуемой сделки, сведения о партнерах, бизнес-план и др.
140
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
При сборе всех показателей потенциального ссудополучателя
кредитный агент оценивает перспективы выполнения заемщиком
своих финансовых обязательств по возврату кредита и проценту по
нему. Также надлежит проводить и иные мероприятия, связанные
с противодействием возможных умышленных действий нарушителей, направленных на хищение кредитных денежных средств.
Деятельность сотрудников кредитного отдела по выявлению мошенничества со стороны потенциальных клиентов банка должна
быть, в обязательном порядке, регламентирована, с определением
уровня и степени ответственности ответвленных лиц, разработана
шкала критериев кредитоспособности потенциальных клиентов,
формализованы действия кредитного агента, эксперта. А при выявлении несоответствия потенциального клиента указанным критериям (требованиям), утвержденным в банке, у сотрудников банка
должно незамедлительно возникать подозрение на мошеннические
действия.
1 Ларичев В. Д. Коммерческое мошенничество в России: взгляд аналитика
МВД. М.: Арсин ЛТД, 1995. С. 10.
2 Федеральный закон от 26 декабря 2008 г. № 293-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части исключения внепроцессуальных прав органов внутренних дел Российской Федерации, касающихся проверок субъектов предпринимательской деятельности» (в
ред. Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ).
3 См., например: Абрамов В. Ю. Уголовно-правовые и криминологические
проблемы борьбы с преступлениями в сфере банковского кредитования: дис.
… канд. юрид. наук. М., 1998. С. 113–130.
4 Галустьян К. О. Криминологическая характеристика и предупреждение
преступлений, посягающих на законные интересы кредитов и вкладчиков кредитных организаций Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.
С. 118–139.
5 Ванцев В. А. Борьба с кредитными преступлениями (криминологические и
уголовно-правовые проблемы): дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 171–178.
6 Кочерга В. В. Криминологические и уголовно-правовые меры противодействия преступлениям, посягающим на интересы кредиторов: дис. … канд.
юрид. наук. М., 2011. С. 100–119.
7 Сердюк П. Л. Мошенничество в сфере банковского кредитования: уголовно-правовое и криминологическое исследование / под ред. С. П. Щербы. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 123–130.
8 О бюро кредитных историй и порядке работы с ними см. подробнее: Алексеева Д. Г., Пыхтин С. В., Хоменко Е. Г. Банковское право: учеб. пособие. 4-е изд.,
перераб. и доп. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2011. С. 535–556.
9 Седачев Ю. В. Анализ кредитоспособности заемщиков коммерческого банка: дис. … канд. экон. наук. Самара, 2000.
10 Ларичев В. Д., Иконников Д. Н., Борисов И. Н. и др. Преступления в сфере
банковского кредитования и методика их предупреждения. М.: Дело и Сервис,
2012. С. 122–136.
141
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
САФИН Фярит Юсупович
заведующий кафедрой уголовного права и таможенных расследований юридического факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный
юрист Российской Федерации, Почетный работник ВПО Российской Федерации
ГРИГОРЬЕВА Марина Витальевна
выпускница юридического факультета ГУАП 2015 г.
РОЛЬ И МЕСТО ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА
В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН –
СУБЪЕКТОВ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
Аннотация: В статье представлены полномочия и возможности прокурорского
надзора в сфере обеспечения реализации гражданами прав и свобод в сфере таможенных правоотношений.
Ключевые слова: Таможенное законодательство, таможенные правоотношения, конституционные гарантии прав и свобод граждан, прокурорский надзор, заявление, жалобы, таможенные органы, эффективно-розыскная деятельность, юридическая ответственность.
Annotation: The article presents the competence and capability of the
prosecutorial oversight in the area of ensuring the realization of citizens ‘ rights and
freedoms in the sphere of customs legal relations.
Keywords: Customs legislation, customs, and constitutional guarantees of rights
and freedoms, public Prosecutor’s supervision, the statement of the complaint, the
customs authorities, effectively-investigative activity, legal responsibility.
Соблюдение законности в деятельности таможенных органов входит в сферу прокурорского надзора. Прокуратура Российской Федерации является единственной федеральной централизованной системой органов, осуществляющих от имени Российской Федерации
надзор за исполнением действующих на ее территории законов, в том
числе и в области таможенного дела. Надзор прокуратуры – регламентированная прокурорским правом деятельность прокуратуры
по проверке исполнения законов и подзаконных нормативных правовых актов государственными и негосударственными органами1.
Согласно ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской
Федерации»2 указанная федеральная централизованная система
органов осуществляет от имени Российской Федерации надзор за
соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением
законов, действующих на территории Российской Федерации, в том
числе федеральными органами исполнительной власти, каковой яв142
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ляется Федеральная таможенная служба и подчиненные ей таможенные органы.
Органы прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешают заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения
о нарушении прав участников таможенных правоотношений. В прокуратуру могут быть обжалованы действия таможенных органов
в связи с осуществлением ими оперативно-розыскной деятельности,
если при этом нарушаются права и свободы граждан. Закон обязывает прокурора принять меры по восстановлению этих прав, а также
к возмещению причиненного вреда (ч. 8 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).
Прокурору может быть обжаловано решение об административном задержании лица, подозреваемого таможенными органами в совершении преступления или административного правонарушения
в области таможенного дела. Органы прокуратуры осуществляют
надзор за законностью применения должностными лицами таможенных органов физической силы, специальных средств и оружия.
О каждом случае использования оружия должностным лицом таможенного органа, начальник этого органа обязан в течение 24 часов,
с момента применения оружия, сообщить об этом прокурору3.
В соответствии со ст. 23 Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор или его заместитель приносит протест на противоречащий закону правовой акт в орган (в данном случае – в таможенный орган) или должностному лицу, которые издали
этот акт, либо в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, либо обращается в суд, в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации. Протест
подлежит обязательному рассмотрению не позднее чем в десятидневный срок с момента его поступления. О результатах рассмотрения протеста незамедлительно сообщается прокурору в письменной
форме.
В сознании россиян бытует мнение о том, что прокурор в первую
очередь уполномочен давать санкции на обыск, привлечение к уголовной ответственности, поддержание государственного обвинения в суде и т. д. Тем самым подчеркивается назначение и роль прокуратуры как карательного, обвинительного органа, выступающего
только на стороне государства и в целях защиты именно его интересов. В действительности это далеко не так.
Органы законодательной власти в основном решают задачу подготовки и издания законов, действие которых позволяло бы реализовать провозглашенные права и свободы. Органы и структуры исполнительной власти, осуществляя руководство всеми направлениями
143
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
государственной деятельности, обеспечивают исполнение закона,
однако не в состоянии осуществлять постоянный контроль за их соблюдением.
Судебная система, которая должна защищать провозглашенные
права и свободы, также не всегда справляется с этой задачей – из-за
объективных причин и пробелов в законодательстве. Кроме того,
она, как правило, может вмешаться лишь тогда, когда права и свободы уже нарушены, причем в силу своей организации осуществляет
это не слишком оперативно. Необходим механизм, который бы осуществлял постоянный надзор за исполнением законов, за неуклонной реализацией законодательных и нормативных актов, направленных на реальное исполнение гарантированных прав и свобод.
Таким традиционным для российской правовой системы механизмом является прокуратура. Имея основной целью и задачей осуществление надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации
и исполнением действующих в России законов, органы прокуратуры
способствуют решению основной задачи – укреплению законности
и тем самым осуществлению главной задачи государства и его обязанности: признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека
и гражданина4. «Основная задача прокуратуры – надзор за точным и
единообразным исполнением законов. Все равны перед законом. Это
основополагающий принцип любого правового государства. Что же
касается приоритетов, то прокуратура исторически была наделена
широчайшими полномочиями. Как в рамках надзора за законностью
уголовного преследования, так и вне уголовно-правовой сферы. В современной России прокурор в первую очередь исходит из интересов
человека, защищая реализацию его конституционных прав. А также
он стоит на защите фундаментальных основ общества. Фактически
прокуратура является неотъемлемой частью государственного аппарата, посредством которого защищаются конституционные права
граждан, обеспечивающие равенство всех перед судом и законом» –
заявляет Генеральный прокурор России Юрий Чайка5.
Разумеется, при осуществлении функции защиты прав и свобод
граждан, в том числе и в сфере таможенных правоотношений, в деятельности прокуратуры имеется немало организационных, кадровых, правовых проблем. Как и в других государственных структурах,
в органах прокуратуры не изжиты факты коррупции, формализма,
отписок вместо разрешения жалоб и заявлений по существу и другие негативные явления. Однако по сравнению со злоупотреблением
властью на других уровнях (в том числе в органах, уполномоченных
в области таможенного дела) эти недостатки и упущения являются
144
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
минимальными. Их рассмотрение не входит в предмет настоящего
исследования.
Анализ сущности механизма и правовых способов обеспечения
конституционных гарантий прав и свобод граждан в сфере таможенных правоотношений, позволяет сделать следующие выводы.
1. Механизм обеспечения конституционных гарантий прав и свобод российских граждан в сфере таможенных правоотношений представляет собой систему закрепленных законом направлений, методов, способов, средств, применяемых субъектами правозащитной
деятельности. Данный механизм включает себя субъектов, объекты,
правосубъектность и взаимодействие между субъектами и объектами.
2. Главным гарантом обеспечения и защиты прав и свобод российских граждан, в том числе и в сфере таможенных правоотношений,
должно выступать государство, что следует из положений действующей Конституции Российской Федерации. В механизм обеспечения
конституционных гарантий прав и свобод граждан входит вся система органов государственной власти России, включая Президента,
Федеральное собрание, Правительство, прокуратуру, органы юстиции, органы внутренних дел, а также и сами таможенные органы, выполняющие правоохранительные функции в соответствии с Таможенным кодексом Таможенного союза.
3. Анализ способов обеспечения конституционных гарантий прав
и свобод российских граждан в сфере таможенных правоотношений проведенный в дипломной работе, позволяет утверждать, что
они еще далеки от совершенства. Административный способ недостаточно эффективен из-за недопонимания самими таможенниками
важности их роли в защите прав и законных интересов российских
граждан, участвующих в таможенных правоотношениях. К сожалению, усилия таможенных органов сконцентрированы исключительно на исполнении административных и фискальных функций.
Недостаточна правовая культура таможенных кадров, что приводит
к необоснованному привлечению граждан к ответственности за нарушение таможенных правил и большому количеству жалоб на действия (бездействие) таможенных органов и их должностных лиц.
Судебный способ обеспечения конституционных гарантий прав
и свобод граждан в современной России не самый доступный, не
очень быстрый и не всегда эффективный. Участникам таможенных
правоотношений для обращения в суды необходимо располагать достаточным временем, определенными знаниями, возможностями и
деньгами. При отсутствии одного из условий этот способ становится
практически недосягаем. Дело осложняется тем, что судебная си145
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
стема, как и все правоохранительные органы, сегодня поражены коррупцией, что признается и руководством страны.
Обобщена практика прокурорского надзора, деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Уполномоченного по
правам человека Российской Федерации по обеспечению конституционных гарантий прав и свобод российских граждан в сфере таможенных правоотношений. Обращения граждан за защитой своих
прав и законных интересов в сфере таможенных правоотношений
в органы прокуратуры, в Конституционный Суд Российской Федерации, к Уполномоченному по правам человека Российской Федерации
пока еще носят единичный характер, что связано с уровнем правовых
знаний и правовой культуры российских граждан.
Проведенный анализ показал, что в рамках Конституции Российской Федерации и действующего таможенного законодательства
таможенные органы имеют достаточные правомочия по соблюдению, охране и защите основных прав и свобод российских граждан
в сфере таможенных отношений. В Таможенном кодексе Таможенного союза, в Федеральном законе «О таможенном регулировании
в РФ» четко прописаны порядок обращения и процедуры обжалования незаконных (по мнению граждан) действий (бездействия)
таможенных органов и их должностных лиц. В механизме реализации конституционных гарантий прав и свобод граждан в сфере
таможенных правоотношений задействованы все звенья судебной
системы, включая Конституционный Суд Российской Федерации и
органы прокуратуры.
Совершенствование деятельности таможенных органов по соблюдению, охране и защите конституционных прав и свобод российских
граждан – участников таможенных правоотношений в большей степени будет реализовываться при соблюдении ряда условий:
– гуманизации таможенных правоотношений, то есть обеспечении цивилизованных, партнерских отношений, основанных на принципах равноправия, доверия;
– совершенствования профессиональной подготовки должностных лиц таможенных органов, обеспечения таможенной службы России квалифицированными специалистами с глубоким знанием экономических и правовых основ таможенного дела;
– повышения роли и авторитета собственных юридических служб
Федеральной таможенной службы и подчиненных ей таможенных
органов в осуществлении контроля за соблюдением должностными
лицами таможенных органов Конституции Российской Федерации,
законов и других правовых актов, затрагивающих права и свободы
российских граждан в сфере таможенных правоотношений;
146
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
– обеспечения конституционных гарантий основных прав и свобод самих таможенников, проведение комплекса мер по повышению
социальной значимости и престижа государственной службы в таможенных органах.
Проблема прав и свобод человека, конституционных гарантий
их обеспечения и защиты всегда требует особого внимания. Она актуальна во всех областях человеческой деятельности. В данной дипломной работе соблюдение прав и свобод российских граждан рассмотрено лишь в одной области – в таможенных правоотношениях.
Состояние дел с правами человека в таможенной системе не лучше и
не хуже, чем в других государственных учреждениях и правоохранительных структурах нашего общества.
Главный вывод, который хочется сделать, заключается в том, что
пополнение государственной казны, естественно, является главной
функцией таможенных органов, но ее реализация должна строится
не на основе стремления привлечь участников таможенных отношений к ответственности, а на взаимодействии с ними, тесном сотрудничестве и отсутствии дискриминации. Именно при соблюдении таких условий, конституционные гарантии прав и свобод российских
граждан в сфере таможенных правоотношений будут надежно обеспечены и защищены.
1 Рассолов М. М., Эриашвили Н. Д. Таможенное право. 5-е изд., перераб. и доп.
М., 2011. С. 386.
2 Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской
Федерации» (ред. от 22.12.2014, с изм. от 17.02.2015) // Рос. газета. 25.11.1995.
3 См.: ст. 30 Федерального закона РФ от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (ред. от 29.12.2014) // Рос. газета. 29.11.2010.
4 Рохлин В. И. Правоохранительная функция прокуратуры: учеб. пособие.
СПб., 2003. С. 28.
5 См.: Первое правило прокурора // Рос. газета. 12.12.2013.
147
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
БАЖЕНОВ Александр Владимирович
доцент кафедры уголовного права и таможенных расследований юридического
факультета ГУАП, кандидат юридических наук, доцент
СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ЕЕ
ВЛИЯНИЯ НА ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
Аннотация: Статья посвящена анализу устоявшихся теоретических положений, раскрывающих десоциализирующее влияние социальной среды на становление личности несовершеннолетнего делинквента в реалиях современной действительности. Акцент ставится на роли и значении микросреды личности в умножении
дефектов подростковой социализации, генерирующих девиантное поведение.
Ключевые слова: Социальная среда личности, признаки социальной среды
личности, социализация, дефекты социализации, социальный контроль над формированием личности, криминогенная среда, несовершеннолетний делинквент, девиантология, девиантное поведение, конкретная жизненная ситуация, неблагоприятные условия формирования личности, семейное неблагополучие, неформальные (референтные) группы.
Annotation: The article is devoted to the analysis of established theoretical
positions that reveal resocializarea the influence of social environment on the
personality of minors delinquent in the realities of contemporary life. The emphasis is
on the role and importance of the microenvironment of the individual in the
multiplication of defects adolescent socialization, generating deviant behavior.
Keywords: The social environment of the personality, characteristics, social
environment, identity, socialization, defects of socialization, social control over the
formation of personality, criminogenic environment, the minor delinquent, deviantology,
deviant behavior, specific situation in life, the unfavourable terms of identity formation,
family well-being, informal (reference) group.
В контексте социологической концепции личности под социализацией принято понимать процесс интеграции индивида в социальную среду, адаптацию к ней, усвоение и дальнейшее развитие социокультурного опыта, обеспечивающего преемственность поколений;
освоение определенных ролей и функций, на основе чего формируются социально значимые черты личности. Механизм социализации
заключается в интернализации индивидом системы социальных
ценностей и выработке на основе полученных знаний собственной
системы ценностных ориентаций. По мнению профессора Гилинского Я. И. и других экспертов в сфере девиантологии социализация
продолжается в течение всей жизни индивида, характеризуясь динамикой изменения социальных статусов, связей, системы ценностей,
появлением всевозможных социальных новообразований.
148
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
Для криминологической науки в целом проблема социализации
является весьма важной, прежде всего, в аспекте социализации личности подростка в условиях неблагоприятного воздействия социальной среды. Таким образом, социальная среда, представляя собой
конкретное своеобразие общественных отношений на определенном
этапе их развития, имеет явно выраженную иерархию взаимосвязанных уровней, не тождественно влияющих на формирование личности. Анализ криминологической литературы свидетельствует об
отсутствии единства мнений относительно системы этих уровней и
степени их влияния на социализацию личности. Одни специалисты,
в качестве самостоятельных уровней социальной среды, выделяют:
метасреду, макросреду, социально-государственную и региональную среду как разновидности макросреды и микросреду, другие же
ограничиваются анализом социальных явлений на макро и микро
уровнях.
Наибольший научный интерес в контексте исследуемой проблемы
представляет социальная среда личности. Профессор Антонян Ю. М.
говорит о ней как о состоящей их двух частей: микросреды и той части социальной среды, с которой у личности имеются контакты. Социальная среда, которая складывается вокруг индивида с первых
же дней его существования в виде различных формальных и неформальных малых групп, отдельных людей, составляет непосредственное социальное окружение данной личности, ее микросреду. Наряду
с ней, на него влияет и широкая социальная среда, например, через
средства масс медиа или через ту же микросреду. Следовательно, та
часть широкой социальной среды с которой взаимодействует личность, также входит в ее социальную среду.
Для более полной характеристики социальной среды личности,
влияющей на социализацию, и в том числе криминализацию несовершеннолетних, следует выделить группу ее основных признаков.
Социальная среда личности динамична, ибо в процессе онтогенеза претерпевает существенные изменения и не имеет четких, раз
и навсегда установленных границ, что во многом зависит от самой
личности, ее уровня социализации, социального происхождения, направленности и содержания интересов и потребностей, изменения
социальных ролей, перестройки социальной позиции, повышения
или снижения активности. С течением времени, криминогенное значение социальной среды личности способно, как стремительно нарастать, так и неумолимо снижаться, а ее генезис – происходить под
влиянием различных объективных процессов, например, расслоения
общества по уровню материального благосостояния, процессов ур149
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
банизации и миграции, повышения социальной мобильности людей,
изменения характера труда и появления новых сфер его приложения.
Социальная среда личности неповторима, равно как и существование конкретной личности. Очевидно, что различные люди могут
иметь общую социальную среду, но среда одного человека не может
быть идентична среде другого, поскольку невозможно полное совпадение социальных условий их существования и контактов с окружающим миром. Неповторимость социальной среды конкретной личности объясняется тем, что она воспринимается каждым сугубо индивидуально и каждый строит свое поведение в соответствии с этим.
Индивидуальное отношение к среде вносит определенную ясность
в проблему формирования личности несовершеннолетнего делинквента и законопослушного сверстника под влиянием внешне, казалось бы, одинаковой социальной среды.
Социальная среда личности относится к системам с обратной связью, поскольку она не только формирует личность, но и личность через свое поведение оказывает обратное влияние на среду. Так, криминогенная среда, сформированная под влиянием совершаемых преступлений, воздействует на отдельных подростков, в том числе и на
склонных к совершению преступлений или совершающих их, обычно
усугубляя асоциальную направленность их личности, что может
приводить к новым преступлениям. Новые преступления, в свою очередь, оказывают влияние на микроокружение, последнее опять на
личность и так далее. Однако, признание важной роли социальной
среды личности в ее формировании вовсе не означает пассивной позиции субъекта, фатальной неизбежности совершения уголовно наказуемых деяний под влиянием неблагоприятных внешних условий
и обстоятельств. Каждый индивид из числа подростков и молодежи
способен противостоять таким обстоятельствам, сам активно воздействовать на свое окружение, так как свободен в выборе варианта
поведения, но не полностью, благодаря определенной совокупности
личностных особенностей, небезразличных в криминологическом
плане взглядов, представлений, способов удовлетворения потребностей, опредмеченных в мотивах.
Социальная среда личности является вероятностной системой,
поскольку ее развитие, зависящее от комплекса уже упоминавшихся
факторов, нельзя точно прогнозировать.
Социальная среда личности не однородна по характеру своего
влияния на личность. Представляется недопустимым ее безусловное деление на благоприятную, неблагоприятную и нейтральную,
ибо факторы, влияющие на социализацию несовершеннолетних, настолько многообразны, что сочетают в себе различные по характеру
150
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
условия. Вся социальная среда личности не может быть неблагоприятной: в любой социальной среде имеются положительные влияния,
позитивные факторы. Следовательно, лишь в качестве гипотезы
можно допустить, что чем более отрицательным было влияние социальной среды, чем в более неблагоприятных условиях формировалась личность подростка, тем большую криминогенную роль может
сыграть конкретная жизненная ситуация.
Социальная среда личности в качестве основных условий своего
возникновения и развития признает общение и деятельность. Без деятельности, понимаемой как выполнение личностью конкретных социальных функций в системе общественной практики, невозможно
ее включение в социальные отношения, во взаимодействие с социальной средой. Общение же, являясь необходимым и всеобщим условием
формирования личности, а также способом передачи социально-психологической информации, как бы «цементирует» социальную среду
личности, укрепляя ее связи с другими людьми, стратами и социальными институтами. Учеными доказано, что вне взаимодействия личности с окружающими людьми посредством общения и деятельности, среды для данной личности не существует.
Социальная среда личности характеризуется неконтролируемым
влиянием на формирование личности, поскольку ценностные установки и ориентации общества могут восприниматься не только через
сознательно направляемые процессы воспитания и образования, но
и стихийно, неконтролируемо, благодаря референтным группам (неформальному общению). В связи с этим чрезвычайно важен криминологический аспект всеобщего социального контроля над формированием личности, как со стороны традиционных для подростков
институтов социализации, так и государственных, общественных
организаций, правоохранительных органов.
Социальная среда личности структурно включает в себя и широкую предметно-материальную сферу. Однако, исследуя детерминацию девиантного поведения несовершеннолетних, криминологи
практически не уделяют ей должного внимания. Социальная среда
существует не только во взаимодействии личности с окружающими
людьми, но и с предметным миром. Социальными психологами установлено, что последний, решающим образом влияет на формирование социально-психологического климата в межличностных отношениях, психические особенности личности, предрасполагая к совершению тех или иных поступков, включая совершение преступлений. Эмпирические исследования, проводимые в России и за рубежом
(Нийт Т., Хейдметс Ю.), позволяют говорить о том, что безликая и однообразная архитектурная среда города, равно как и дизайн конкрет151
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ного интерьера, способны, воздействуя на психику, детерминировать
любой вид девиантного, в том числе и противоправного поведения.
Каждый город, равно как и жилище, имеет свой особый психологический климат, задаваемый архитектурой. Последняя, считают ученые,
обладает способностью вызывать отчуждение, подавлять, пробуждать необъяснимую, на первый взгляд, агрессивность. Особенности
восприятия архитектурной среды, интерьера, используемых бытовых приборов, а также эмоционального самочувствия и поведения
в России экспериментально изучались Елохиной Т. П., Штейнбах Х. Э.,
Касьяновой Е. М., которые выявили характерные особенности, располагающие к девиантному и преступному поведению.
Социальная среда личности входит в группу очень сложных систем, поскольку состоит из сложных подсистем (например, микросреды).
Как уже было сказано, социальная среда личности и микросреда
личности – различные явления. Микросреда является лишь частью
социальной среды личности и уже поэтому не может отождествляться с нею. Социологи, а вслед за ними, и криминологи называют
микросреду личности социальной реальностью, представляющей
собой совокупность ближайших моральных, материальных, психологических и других факторов, непосредственно взаимодействующих
с личностью в процессе ее практической деятельности.
Подчеркивая роль микросреды, социологи и криминологи отмечают, что отрицательный морально-психологический климат, расхождение групповых норм с общественными, трудности адаптации,
отсутствие должной требовательности в некоторых коллективах,
конфликты и напряженность в общении – далеко не полный перечень причин девиантного поведения несовершеннолетних, имеющих
своей базой микросреду.
В рамках социологической науки основные типы микросреды
принято классифицировать по виду деятельности личности, территориальному, национально-этническому и половозрастным признакам. Предложенную классификацию криминологи, как правило,
дополняют криминогенной микросредой, представляющей собой
совокупность отношений личности и групп, которые в своем взаимодействии закономерно порождают криминогенную деформацию
сознания и деятельности личности. Выделение указанного типа
микросреды производится в чисто криминологических целях и не
имеет существенного значения для анализа микросреды в социологии или социальной психологии.
Важной частью микросреды, как известно, является бытовая сфера.
Семья, оставаясь основной общностью в быту, представляет собой слож152
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ное социальное образование, социально-психологическую группу и особый институт общества. Наряду с семьей для быта характерны и более
широкие формы общности – родство, соседство и знакомство.
Криминологически значимые проблемы семьи имеют несколько
аспектов. Первый касается взаимодействия семьи с личностью подростка в процессе формирования. В результате семья определяет потребности, интересы, установки и другие характеристики личности,
способствующие или препятствующие ее девиантному поведению.
Второй аспект связан с взаимодействием несовершеннолетнего и семьи непосредственно в ситуации совершения преступления и сразу
после него.
Микросреда человека, как уже отмечалось ранее, состоит из отдельных личностей и малых групп (последние нередко именуются
в литературе психологическими группами). Под малой группой
обычно понимается совокупность людей, согласованно взаимодействующих более или менее продолжительное время на основе общих ценностей, непосредственно влияющих друг на друга и при этом
сознательно выделяющихся из окружения; вступление в них носит
сугубо избирательный характер. В свою очередь, малые группы
принято делить на формальные и неформальные (референтные).
При этом, если в формальных группах нормы и правила поведения,
права и обязанности всех членов заранее предписаны, фиксируются
в определенных документах, то в жизнедеятельности неформальной группы этого нет. В ней отсутствует особый аппарат для закрепления и соблюдения поведенческих норм, однако, группа, используя свой авторитет, стремится к тому, чтобы ее члены следовали им.
Многолетняя педагогическая практика показала, что в результате
неразрешенности конфликтов с родителями, педагогами и соучениками, подростки «выталкиваются» из основных институтов социализации. Однако, психологические особенности возраста таковы, что
несовершеннолетние не могут пребывать в изоляции и начинают искать группу, в которой они могли бы стать равными (и находят среди
тех, кто попал в такое же отвергнутое положение).
Что касается механизма связи между участием несовершеннолетних в досуговых криминогенных группах и их девиантным (преступным) поведением, то в общих чертах он одинаково трактуется в работах различных авторов. Установлено, что:
– криминогенная группа является базой формирования взглядов
и установок, лежащих в основе девиантного (преступного) поведения. Это осуществляется не столько в результате определенного целенаправленного воздействия, сколько под влиянием практики следования таким нормам;
153
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
– даже если несовершеннолетний придерживается другой системы ценностей и взглядов, преступление он может совершить вопреки им, приспосабливаясь к групповому решению. Известно, что
систематическое подчинение нормам группы, пусть сначала даже
чисто внешнее, способно затем приводить к внутренней переориентации;
– участие в группах (в том числе и криминогенных) способствует
деиндивидуализации ее членов. Последняя может проявляться
в снижении силы мотивов, препятствующих совершению преступления, ослаблении чувства личной ответственности, самоконтроля,
усилении восприимчивости к ситуации;
– криминогенные группы наглядно демонстрируют их членам образцы преступного и крайне безнравственного поведения.
Анализ криминологической литературы свидетельствует о том,
что семейное неблагополучие, неудачи в школе и сближение с досуговой криминогенной группой для несовершеннолетнего могут
иметь различную последовательность, но в подавляющем большинстве случаев наблюдается взаимодействие этих трех элементов. Семья, школа (училище), досуговая группа – естественная среда для
большинства детей и подростков, обладающая большой силой влияния на них. Взаимодействие указанных типов микросреды, как показывают результаты криминологических исследований, можно охарактеризовать следующими отношениями:
– положительное влияние одного типа может дополняться и приумножаться таким же влиянием другого типа микросреды;
– отрицательное влияние одного типа усугубляется отрицательным влиянием другого;
– отрицательное влияние одного типа может нейтрализоваться
или компенсироваться положительным влиянием другого типа микросреды;
– положительное влияние одного типа может нейтрализоваться
или даже сводиться на нет отрицательным влиянием другого типа.
Источники:
1. Антонян Ю. М. Личность преступника: Криминально-психологическое
исследование. М., 2013.
2. Антонян Ю. М., Эминов В. Е. Портреты преступников: криминолого-психологический анализ. М., 2014.
3. Баженов А. В. Детерминация преступного поведения несовершеннолетних в условиях современного российского общества (криминологический анализ): монография // ГУАП, СПб университет МВД России. СПб., 2002.
4. Баженов А. В., Гомонов Н. Д., Саблина Л. С. Криминогенное поведение несовершеннолетних: учеб. пособие. СПб: Фонд «Университет», 2003.
154
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
5. Баженов А. В., Гомонов Н. Д. Социально-опасное поведение несовершеннолетних с психическими аномалиями: монография. Мурманск: Изд-во МГТУ,
2006.
6. Баженов А. В., Гомонов Н. Д, Сафин Ф. Ю. Детерминация и превенция девиантного поведения несовершеннолетних в России: монография. СПб.: ГУАП,
2010.
7. Гилинский Я. И. Криминология: Теория, история, эмпирическая база, социальный контроль. СПб., 2009.
8. Гилинский Я. И. Девиантность, преступность, социальный контроль: избранные статьи. СПб., 2012.
9. Основы ювенологии: опыт комплексного междисциплинарного исследования: коллективная монография / под ред. Е. Г. Слуцкого. СПб.: ИРЭ РАН, 2002.
10. Эминов В. Е. Причины преступности в России: криминологический и социально-психологический анализ. М., 2011.
155
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ГАЦАЛОВ Руслан Рамазанович
магистрант юридического факультета ГУАП
ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ ПОЛУЧЕНИЯ
ВЗЯТКИ: ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
Аннотация: Статья посвящена показу проблем определения квалификационных признаков дачи и получения взятки. В ней раскрывается сущность, содержание и особенности данного состава преступления, а также представлена судебная
практика.
Ключевые слова: Уголовное право Российской Федерации, взяточничество,
особо квалифицированные виды получения взятки, практика выявления, получение взятки, дача взятки, направление предупреждения, уголовная ответственность.
Annotation: The article is devoted to problems of determining the qualifying
features of the giving or receiving of bribes. It reveals the essence, content and
peculiarities of the crime, as well as the judicial practice.
Keywords: Criminal law of the Russian Federation, bribery, particularly the skilled
types of bribery, the practice of identifying, receiving a bribe, giving a bribe, prevention,
criminal responsibility.
В современный период построения правового российского государства, все большее внимание уделяется существенной угрозе стабильности государства и общества – коррупции, во всех ее проявлениях. Одной из самых распространенных форм коррупции является
взяточничество. Взяточничество – это раковая опухоль нашей многонациональной страны, оно оказывает разрушительное влияние
неизмеримых масштабов на все общество. У граждан России априори возникает убеждение, при встрече с органами государственной
власти, в их продажности, от чего эффективность выражается лишь
в создании негативного образа для всего государственного аппарата.
Проблема коррупции в целом и взяточничества в частности, появилась с возникновением первого государства и права. Оно (взяточничество) было всегда и являлось одним из основных преступлений
в разные периоды времени. Так, Цицерон называл взяточничество
явлением самым преступным и наиболее постыдным. Также о выше
сказанном свидетельствуют законодательные памятники. Например, взяточничество было известно римскому праву, оно каралось по
закону Сервилия и другим закона, действовавшим в эпоху республиканского и императорского Рима1. В России проблема взяточничества имеет глубокие исторические корни, на примере истории можно
сделать вывод, что поскольку проявление коррупционных смех раз156
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
лично, очевидна связь должностных преступлений, которая в свою
очередь порождает систему.
СМИ усугубляет проблему созданием у населения впечатления,
что коррупция является необходимым элементом нашей повседневной жизни, и что без нее наша жизнь может поменяться не в лучшую
сторону, а за частую, что даже бороться с этой проблемой бессмысленно. Тем временем проблема разрослась до невиданных масштабов
и уже дошло до того, что коррупция имеет место в семье. Ответственность за получение взятки – один из основных вопросов в доктрине
российского уголовного права, однако при изучении проблематики
уголовно-правовой характеристики, возникает все больше вопросов,
чем ответов. Проблема упирается в то, что доктрина и практика не
всегда сходятся в процессе реализации.
Актуальность рассмотрения данного вопроса состоит в том, что
работа в области уголовно-правового анализа получения взятки является необходимой в современном, целеустремленном государстве.
Законодатель определил получение взятки как особо тяжкое преступление, так как максимальный срок лишения своды за данное преступление установлен в ст. 290 Уголовного Кодекса России – до 15 лет.
Это преступление является наиболее опасным против государственной власти, государственных служб и служб органов местного самоуправления. Именно поэтому обращается столь пристальное внимание разработке эффективного механизма противодействия взяточничеству.
Квалифицированными видами получения взятки являются, как
уже указывалось выше:
а) получения взятки в значительном размере – ч. 2 статьи 290 УК
РФ;
б) получение взятки за незаконные действия (бездействие) – ч. 3
статьи 290 УК РФ;
в) получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления – ч. 4 статьи 290 УК РФ.
С реформированием российского законодательства и в частности
Уголовного Кодекса, с акцентированием особого внимания аппарата
государственной власти на проблему коррупции в нашем государстве, изменилась и статья 290 УК РФ. То есть появилось квалифицирующее положение о значительном размере взятки. При этом появились также и новые субъекты преступления. Согласно принятым
нововведениям теперь субъектом является не только должностное
лицо, но также иностранное должностное лицом либо должностное
157
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
лицом публичной международной организации взятки в значительном размере. Следует отметить, что согласно примечанию 1 статьи
290 УК РФ значительным размером признается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, превышающие двадцать пять тысяч рублей, крупным размером взятки – превышающие сто пятьдесят тысяч рублей, особо крупным размером взятки – превышающие
один миллион рублей2.
Изменения и дополнения в статью в Уголовный Кодекс, в частности в статью 290, были введены федеральным законом от 21.11.2011
№ 329-ФЗ, при этом за столь короткий срок правоохранительным органам удалось пресечь и множество преступлений предусмотренных
статьей 290 УК РФ. Данный квалифицированный вид наказывается
штрафом в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной
суммы взятки с лишением права занимать определенные должности
или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет
либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере
тридцатикратной суммы взятки. Так приведем пример из судебной
практики.
22 июля 2011 года около 16 часов 30 минут, Бережной И. В., являясь должностным лицом, по находящемуся у него в производстве материалу проверки № 14923 от 22.07.2011 г. по заявлению гр-на К. И.
об умышленном повреждении В. В. его автомобиля «Лада-Калина»,
госномер НОМЕР ОБЕЗЛИЧЕН регион, будучи при исполнении служебных обязанностей, находясь в кабинете участкового пункта милиции (полиции) № 12, расположенного по адресу г. Ростов-на-Дону,
ул. Зорге, 62, сообщил В.В. через представлявшую его интересы гр-ку
Б. А. о возможности принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по материалу проверки КУСП № 14923 от 22.07.2011 г. за
взятку в размере 60 000 рублей. После чего, Бережной И. В. произвел
опрос гр-на В. В. по существу поданного заявления.
25 июля 2011 года в период времени с 10 часов 30 минут до 11 часов 20 минут, Бережной И. В. находясь на территории, прилегающей
к помещению участкового пункта милиции (полиции) № 12, расположенного по адресу г. Ростов-на-Дону, ул. Зорге, 62, достоверно зная,
о необходимости привлечения В. В. к уголовной ответственности по
находившемуся у него на рассмотрении заявлению К. И., действуя
в нарушение установленного ч. 1 ст. 146 УПК РФ порядка, предусматривающего возбуждение уголовного дела при наличии повода
и основания, предусмотренных статьей 140 УПК РФ, из корыстных
побуждений, имея умысел на получение взятки в значительном размере в виде денег за незаконные действия в пользу В. В., сообщил по158
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
следнему о возможности принятия решения об отказе в возбуждении
уголовного дела в отношении него за взятку в размере 60 000 рублей.
После этого, в тот же день, в период времени с 14 часов 30 минут
до 15 часов 00 минут, Бережной И. В., находясь при исполнении служебных обязанностей, продолжая реализовывать свой преступный
умысел, направленный на получение взятки от В.В., в помещении
участкового пункта милиции (полиции) № 12, расположенного по
указанному выше адресу, встретившись с В. В., действуя по заранее
достигнутой с ним договоренности о вынесении постановления об
отказе в возбуждении уголовного дела по материалу проверки №
14923 от 22.07.2011 г. в отношении последнего, прошел вместе с ним
в помещение туалетной комнаты, находящейся в том же участковом
пункте милиции (полиции) по указанному адресу, где лично получил
от В. В. взятку в значительном размере в виде денег в сумме 60 000
рублей, которые тот по указанию подсудимого поместил в корзину
для мусора.
По данному делу Суд приговорил: Признать Бережного И. В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290
УК РФ (в редакции ФЗ-97 от 04.05.2011 г.) и подвергнуть его наказанию с применением ст. 64 УК РФ в виде штрафа в размере 900 000
(девятьсот тысяч) рублей в доход государства с лишением права занимать должности представителя власти в правоохранительных
органах сроком на 3 года. Рассрочить выплату осужденным Бережным И. В. назначенного штрафа в размере 900 000 рублей частями по
15 000 рублей ежемесячно сроком на 5 (пять) лет3. Очевидно, что нововведения в уголовный кодекс в части получения взятки несут положительный, эффективный результат.
Далее перейдем к следующему квалифицирующему признаку, а
именно к незаконному действию (бездействию). В соответствии с постановлением «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», «под незаконными действиями должностного
лица следует понимать неправомерные действия, которые не вытекали из его служебных полномочий или совершались вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения»4. Данный признак имеет место
быть в тех случаях, когда за взятку должностное лицо совершает какое-либо другое преступление (это будет требовать дополнительной
квалификации преступления) или скажем при совершении должностным лицом действия не содержащих состав уголовного, а иного правонарушения, либо действий не вытекающих из служебных полномочий
должностного лица (такие действия абсолютно охватываются составом получения взятки)5. Однако по вопросу о том, что же все-таки яв159
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ляется незаконными действиями, у судов было гораздо больше проблем в части вынесения приговора. Вышесказанное породило необходимость в разъяснении Пленума Верховного Суда. Так согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая
2012 г. № 7 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной
практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» пункт
10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. № 7 и от 23 декабря 2010
г. № 31) изложить в следующей редакции: «10. Разъяснить судам, что
по смыслу части 1 статьи 290 УК РФ под действиями (бездействием)
должностного лица, входящими в его служебные полномочия, следует
понимать действия (бездействие), которые он правомочен совершать
в соответствии со своими служебными полномочиями и которые формально соответствуют требованиям закона, иным нормативным и
другим правовым актам. В данном случае дача взятки обусловлена,
например, желанием взяткодателя ускорить принятие должностным
лицом соответствующего решения либо повлиять на выбор (в пределах компетенции или усмотрения должностного лица) наиболее благоприятного решения для себя или представляемых лиц или иными
аналогичными мотивами.
Под незаконными действиями (бездействием) должностного
лица, применительно к диспозиции части 3 статьи 290 УК РФ, следует понимать совершенные с использованием служебных полномочий неправомерные действия (бездействие) в пользу взяткодателя
или представляемых им лиц, а также действия (бездействие), содержащие признаки преступления либо иного правонарушения (фальсификация доказательств по уголовному делу, несоставление протокола об административном правонарушении, когда это обязательно
по закону, принятие решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности, и т. п.)»6. Таким образом, данное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ помогло разграничить получение взятки за
законные и незаконные действия. При этом очень важное значение
имеет ответственность. Ведь в первом случае, получение взятки за
законные действия, ответственность будет «мягче», чем во втором,
за не законные действия, случае.
Третьи квалифицирующий признак – это получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федера160
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ции, а равно главой органа местного самоуправления. Этот квалифицирующий признак существенно повышает опасность преступления,
так как взятка получается лицом, занимающим особо ответственное
положение – государственную должность российской федерации
или государственную должность субъекта РФ в соответствии с законом «Об основах государственной службы в Российской Федерации»,
а равно должность главы местного самоуправления (ч. 4 ст. 290). Однако для отнесения субъекта к выше перечисленным категориям необходимо провести анализ нормативной правовой базы, в том числе
нельзя обойти акты местного самоуправления. Следует отметить
что организатор, подстрекатель и пособник как соучастники этого
преступления несут ответственность по статье 33 УК РФ и ч. 4 ст. 290
УК РФ (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и
коммерческом подкупе»).
Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 290 УК РФ наказывается
штрафом в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех
лет либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере пятидесятикратной суммы взятки.
Особо квалифицированные виды получения взятки характеризуются совершением этого преступления:
1) группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой по предварительному сговору или организованной группой – п. а) ч. 5 ст. 290 УК РФ;
2) с вымогательством взятки – п. б) ст. 290 УК РФ;
3) в крупном размере – п. в) ст. 290 УК РФ;
4) в особо крупном размере – ч. 6 ст. 290 УК.
Согласно ч. 2 статьи 35 УК РФ признак совершения преступления
группой лиц по предварительному сговору имеет место при участии
лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. В таких случаях в преступлении должно участвовать два или более лиц, однако в данном случае важным является тот факт, что субъектами должны быть обязательно должностные лица. Предварительный сговор предполагает, что между соисполнителями была заранее
сделана договоренность о совместном совершении преступления, важным представляется то, что договоренность в любой форме должны
быть достигнута до начала выполнения объективной стороны.
Следует отметить, что лица при этом договариваются о совершении конкретного преступления, хотя бы в самых общих признаках
представляя его. Достаточно важным также является когда, где и
161
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
при каких обстоятельствах возник такой предварительный сговор.
Давая общую оценку групповым преступлениям очень важно, что
они представляют наибольшую опасность, так возможность достижения преступного результата повышается, преступления могут
быть более тщательно продуманы и т. д.
В соответствии с п. 13 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», взятку или предмет
коммерческого подкупа надлежит считать полученными по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали
два и более должностных лица или два и более лица, выполняющих
управленческие функции в коммерческой или иной организации,
которые заранее договорились о совместном совершении данного
преступления с использованием своего служебного положения. При
этом не имеет значения, какая сумма получена каждым из этих лиц.
Также не имеет значения характер совершения ими действий (бездействия), один из них может получить деньги, другой может выполнять действия в пользу взяткодателя или в пользу его представителя
и т. д. Исходя из действий (бездействия) исполнителя преступления,
характеризуется вопрос об ответственности остальных участников
преступления. Именно деяние должностного лица определяет дальнейшую квалификацию содеянного в соучастии, стадию преступления, а также время и место совершения преступления. Следует обратить внимание на действия посредников, их принято квалифицировать согласно их роли в преступлении. Скажем, если посредник
действует от имени взяткодателя, то это соучастие. А если посредник действует от имени должностного лица, то его действия будут
квалифицироваться как получение взятки группой лиц по предварительному сговору либо пособничество получению взятки.
Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации,
средств или орудий совершения преступления либо устранением
препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника,
средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы – это следует
из ч. 5 ст. 33 УК РФ.
Отметим, что действия организатора квалифицируются со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ (по мнению Гарманова В. М., при этом функция
организатора как бы поглощает выполнение отдельных подстрекательских и пособнических действий)7.
Согласно ч. 3 статьи 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой
162
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или
нескольких преступлений. В случаях, если лицо не является постоянным участником такой группы, но участвовало в совершении преступления вместе с лицами, образующими организованную группу, и
если таким лицом осознается устойчивость группы, то оно несет ответственность за совершение преступления в составе организованной группы с вменением ему соответствующего квалифицирующего
признака8.
Следует отметить что п. 13 постановления «О судебной практике
по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» подчеркивается, что в организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными или не выполняющие управленческие функции
в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно части
четвертой статьи 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо
пособники преступлений, предусмотренных статьями 204, 290 и 291
УК РФ. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки либо незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе хотя бы одним из должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.
Таким образом при квалификации преступления предусмотренного статьей 290 УК РФ следует обратить особое внимание ответственности исходя из того кем являлось лицо, пособником, организатором или подстрекателем. И конечно же при этом необходимо ссылаться на ч. 4 статьи 34 УК РФ которая гласит: «Лицо, не являющееся
субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее
в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет
уголовную ответственность за данное преступление в качестве его
организатора, подстрекателя либо пособника».
Следующий особо квалифицирующий признак вымогательство.
Необходимо определится, что понимается под вымогательством. Так
согласно п. 15 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» – вымогательство означает
требование должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дать взятку
либо передать незаконное вознаграждение в виде денег, ценных бумаг, иного имущества при коммерческом подкупе под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при ко163
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
торых он вынужден дать взятку либо совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов. Вымогательство возможно в следующих видах:
1) прямое требование;
2) отсутствие прямого требования, но при этом побуждение дать
взятку;
3) умышленное создание невыгодных для других лиц условий и
последующие требование вознаграждения.
Из выше сказанного ясно, что вымогательство может проявляться
в самых разных ситуациях и гражданин нашей страны может столкнуться с этой проблеме где угодно. При этом неоднократное на протяжении длительного времени предложение дать взятку не является
вымогательством9.
Проблем с определением состава преступления с указанием на
вымогательство достаточно много. Необходимо уделять особое внимание определению вымогательства, так как не все действия виновного можно расценивать как вымогательство. Таким образом, если
никакой угрозы правоохраняемым интересам соответствующего
лица нет, присутствуют требования о передаче предмета взятки, то
это не может образовывать признаков вымогательства.
Следующим, особо квалифицирующим признаком получения
взятки является – получение взятки в крупном размере. В соответствии с примечанием 1 к статье 290 УК РФ крупным размером признается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав – превышающие сто пятьдесят тысяч рублей. Наказание с учетом изменения
уголовного кодекса и принятия в том силе ряда федеральных законов
и программ по противодействию коррупции предусматривает штраф
в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки
либо лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением
права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет и со штрафом в размере
шестидесятикратной суммы взятки.
Так приведем пример из судебной практики, касаясь при этом вопроса
об окончании преступления. По приговору Волгоградского областного
суда от 22 февраля 2012 г. X. осужден по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред.
от 4 мая 2011 г.). X. признан виновным в том, что, являясь должностным
лицом, получил лично взятку в виде денег в крупном размере за совершение входящих в его полномочия действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, а также за способствование путем использования своего служебного положения совершению таких действий. В кассационных
жалобах осужденный и адвокаты в защиту его интересов просили
164
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
приговор отменить и уголовное дело прекратить ввиду отсутствия
в действиях X. состава преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 мая 2012 г. приговор изменила,
указав следующее. X. (начальник эксплуатационного отдела Управления Федеральной службы по техническому и экспортному контролю России по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам), являясь
должностным лицом, от которого зависело подписание документов о приемке выполненных ЗАО «П» работ и производство оплаты этих работ,
предложил директору этого ЗАО Д. выплатить ему 420 тыс. рублей за
успешное решение указанных вопросов. Часть данной суммы в размере 100 тыс. рублей была передана работавшим вместе с X. лицам,
остальные деньги Д. обещал передать после приемки работ. Однако
действия X. Были пресечены правоохранительными органами.
Признавая же X. виновным в совершении оконченного преступления – получения взятки в крупном размере, суд не учел, что оговоренная им сумма взятки в размере 420 тыс. рублей реально не была
ни передана ему, ни получена им, а передававшаяся ему часть этой
суммы в размере 100 тыс. рублей не только не образовывала крупного размера, которым согласно примечанию 1 к ст. 290 УК РФ является сумма денег, превышающая 150 тыс. рублей, но и не была реально получена осужденным. Учитывая изложенное, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила,
переквалифицировала действия X. с п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред.
от 4 мая 2011 г.) на ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. от 4 мая
2011 г.), снизив назначенное в виде штрафа наказание до 7 млн. рублей с рассрочкой выплаты.
Также особо квалифицирующим признаком является особо крупный размер взятки. Особо крупный размер взятки также устанавливается в примечании 1 к статье 290 УК, которая установила, что особо
крупным размером признается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав превышающие один миллион рублей. Современная практика России показывает что к сожаленью чиновники и иные
уполномоченные лица чаще берут в взятки в особо крупном размере.
Так только за прошедший 2012 год возбуждено более 150 уголовных
дел по ч. 6 ст. 290 УК РФ. Это говорит о том, что, не смотря на повышение условий жизни в нашем государстве, взяточничество только
развивается, а взяточники устанавливают еще более высокие планки
для решения различных вопросов. Данный квалифицирующий состав наказывается штрафом в размере от восьмидесятикратной до
стократной суммы взятки с лишением права занимать определенные
должности или заниматься определенной деятельностью на срок до
165
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
трех лет либо лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати
лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки.
Так совсем недавно Санкт-Петербургский городской суд вынес приговор по делу о получении главой администрации «Рахьинское городское поселение» Александром Саморуковым взятки в размере 600 тысяч долларов. Приговор вынесен в отношении Александра Саморукова,
обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере, Юрия Гулевского и Елены Статкевич обвиняемых в осуществлении посредничества во взяточничестве, совершенное в особо крупном размере.
Было установлено, что глава Администрации муниципального
образования «Рахьинское городское поселение» Саморуков при посредничестве учредителя ООО «Северо-Западный правовой центр»
Гулевского, а также ведущего специалиста юрисконсульта Администрации муниципального образования «Колтушское сельское поселение» Статкевич в период с ноября 2011 года по март 2012 года
разработали и реализовали схему получения взятки от председателя дачного некоммерческого партнерства. В целях передачи последнему постановления об изменении вида разрешенного использования земельного участка. За осуществление указанных действий
Саморуков через посредников потребовал денежные средства в размере 600 000 долларов, сообщает ГУ МВД России по Петербургу. Приговором суда Гулевскому назначено наказание в виде 6 лет лишения
свободы, Статкевич осуждена к 7 годам лишения свободы условно и
штрафу в размере 200 млн. рублей. Саморуков приговорен к штрафу
в размере 320 млн рублей10.
Таким образом, проанализировав научную и учебную литературу,
наработки уже существующих научно-практических исследований,
нормативно-правовые акты регламентирующие порядок, основания,
условия и особенности определения квалифицированных и особо
квалифицированных видов получения взятки можно сделать следующие выводы:
1) правильная квалификация преступления, залог торжества правосудия;
2) определяя квалифицированные виды получения взятки необходимо рассматривать кроме всего прочего, постановление Пленума
Верховного Суда «О судебной практике по делам о взяточничестве и
коммерческом подкупе»;
3) для того чтобы результат был положительным, необходимо
тщательно проанализировать все действия (бездействие) совершенные виновным;
4) проблемой и основанием для научно-практического исследования является вопрос об определении момента окончания получения
166
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
взятки, при квалификации взятки в крупном и особо крупном размерах.
1 См. Утевский Б. С. Общее учение о должностных преступлениях: пособие.
М., 1948.
2 Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2016. Ст. 290.
3 Жильцов Г. К. Получение взятки в значительном размере. Ростовский областной суд. URL: http://actoscope.com/yufo/rostovobl/rostov-sud/ug/1/
poluchenie-vzyatki-v-znachitel22062012–4641198/
(дата
обращения:
10.05.2015).
4 О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе:
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 № 6 (ред. от
22.05.2012) [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «Консультант Плюс» (дата обращения: 01.05.2015).
5 См. Рарог А. И. Уголовное право. Особенная часть: учеб. / А. И. Рарог, В. П.
Степалин, О. Ф. Шишов. М.: Юристъ, 2000.
6 Российская газета. 2012. 30 мая.
7 См. Гарманов В. М. Уголовная ответственность за получение взятки: пособие. Тюмень, 2009. С. 26.
8 Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31 января 2007 года №
596п06 [Электронный ресурс] // Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL:
http:www.supcourt.ru (дата обращения: 14.05.2013).
9 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 3. С.10–11.
10 Политическая жизнь Северо-Запада. Суд вынес приговор фигурантам
дела о взятке в Рахьинском поселении. URL:http://www.zaks.ru/new/archive/
view/110459 (дата обращения: 09.05.2013).
167
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
КУЛЬБЕРДИЕВА Гунча Шохрадовна
аспирант юридического факультета ГУАП
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА МОШЕННИЧЕСТВО
В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ
Аннотация: В статье рассматриваются общие следственные мероприятия,
проводимые по преступлениям, совершенным в сфере финансового мошенничества, в части кредитования физических лиц, вопросы, связанные с классификацией финансового мошенничества, ответственностью за преступления в кредитнофинансовой сфере.
Ключевые слова: Кредитные отношения, преступления в сфере кредитования, расследование преступлений, следственные действия, мошенничество, доходы, экономика, банки, кредитование, взыскание, порядок производства.
Annotation: The article deals with the General investigative activities conducted
by the crimes committed in the sphere of financial fraud, in terms of lending to
individuals, issues related to the classification of financial fraud, responsibility for
offences in the credit and financial sphere.
Keywords: Credit relations, crimes in the sphere of credit, the investigation of
crimes, investigations, fraud, income, economy, banks, credit, collections, order
production.
Финансовое мошенничество (с англ. finansial fraud) – уголовно наказуемые действия в сфере денежного обращения, такие, как обман, злоупотребление доверием, подлог, перевод безналичных денежных средств
государственных и общественных организаций в наличные доходы, получение незаконной прибыли от сокрытия фактических доходов и неуплаты налогов, фальсификации учетных и расчетных платежных документов, получение незаконной прибыли от выплаты заниженных и
взыскания завышенных процентов по операциям кредитования, страхования, сбережения денежных средств либо от финансовых сделок
между гражданами. Классификация преступлений представляет собой процесс разделения преступлений по категориям в зависимости от
определенного критерия (основания), положенного в его основу1.
Незаконные действия на денежные средства банковских организаций в области кредитования на сегодняшний день активно развиваются. Статистические сведения о состоянии и динамике преступлений, предусмотренных статьями 159, 173, 176, 196, 197, 194, 198–
199.2 УК РФ, позволяют констатировать тенденцию роста данного
вида преступления2.
Исходя из сфер совершения преступлений Б. В. Яцеленко наряду
с преступлениями в сфере предпринимательской и иной экономиче168
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
ской деятельности (ст. 169–175, 178–180, 182–184, 195–197) выделяет
преступления в денежно-кредитной сфере (ст. 176, 177, 181, 185–187)
и преступления в сфере финансовой деятельности государства (ст.
188–194, 198, 199)3.
Применение на практике главы 22 УК РФ, позволяет выделить
следующие виды финансового мошенничества: посягающее на общественные отношения, связанные с заключением банковских договоров и исполнением обязательств по ним (ст. 159 УК РФ), кредитнобанковское мошенничество, посягающее на законный порядок банковской или иной экономической деятельности и интересы в сфере
банковского кредитования (ст. 173, 196, 197 УК РФ), налоговое мошенничество, посягающее на финансовые интересы государства (ст.
194, 198–199.2 УК РФ) и др.4
Общественная опасность всего вида финансового мошенничества
по своей сути представляет собой определенное негативное состояние, в основе которого лежат реально существующие явления материального мира, которые, находясь во взаимодействии друг с другом,
порождают опасность наступления для интересов граждан, общества, государства нежелательных, а иногда и исключительно тяжких
последствий, граничащих подчас с непоправимым уроном5.
К примеру, массовая потребность физических лиц в потребительских кредитах порождают определенные злоупотребления, как правило, совершаемых путем мошенничества. Такие преступления могут совершаться «под видом благих намерений» с использованием
поддельных документов удостоверяющих личность6.
При расследовании финансового мошенничества следователям
надлежит обладать не только специальными знаниями в области
уголовного права и процесса, но и в сфере банковских услуг, в частности, кредитования лиц (выдача кредита, обработка данных).
При анализе мероприятий по расследованию уголовных дел данной категории, по которым установлены лица, совершившие преступления, можно выделить важные следственные мероприятия, позволяющие максимально точно раскрывать преступные деяния данного
характера.
К таким мероприятиям относятся:
1) допрос представителя банка;
2) допрос сотрудников банков, выдававших кредит или обслуживавших клиента, использующего поддельные документы;
3) выемка документов, подтверждающих факт получения кредита (анкета, заявление, кредитный договор с приложениями, копии предъявляемых клиентом документов, копии паспортов, страховых свидетельств, банковских карт, списки товаров, приобретаемых
169
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
в кредит и другие документы), а также подтверждающих факт обращения в банк с заявкой на оформление кредита;
4) осмотр документов. В ходе осмотра важно обращать внимание
на данные об условиях кредитования, порядка выдачи кредита, сведения о заемщике. Как правило, лица, намерено использующие поддельные документы, готовятся заблаговременно, приобретая телефонные номера, зарегистрированные на посторонних лиц;
5) осмотр места происшествия. В ходе осмотра места происшествия необходимо особое внимание уделить «месту» получения кредита, просмотреть записи видеокамеры, а также изъять документы
с росписью «клиента» банка;
6) осмотр записей камер видеонаблюдения. Осмотр камер видео
наблюдения позволяет выявить «странность» поведения, соучастников. Как правило, соучастники «ожидают» исполнителя преступления с похищенными денежными средствами;
7) распечатка телефонных переговоров;
8) осмотр полученных протоколов телефонных соединений мобильных телефонов, из которых можно установить данные абонента,
период действия телефона. Как правило, заемщики, действующие по
поддельным документам, удостоверяющим личность и SIM-картам
не «профессиональные» преступники и используют один и тот же телефонный аппарат. Получение данных обо всех соединениях между
абонентами в сотовых компаниях ОАО «Мегафон», и ОАО «МТС» могут
помочь установить факт, что данными номерами могли пользоваться
и организаторы преступлений, и лица, предоставляющие поддельные документов;
9) контроль и запись телефонных переговоров, ведущихся по телефонному аппарату. Данные мероприятия позволяют установить
личность подозреваемого, его соучастников, организаторов, лиц,
у которых приобретаются поддельные документы и другие подложные документы, лиц, которым сбывается приобретенный в кредит
товар или новых исполнителей;
10) получение по установленному телефону информации о действии базовой станции в районе совершение преступления в момент
получения кредита или денежных средств со счета исполнителем;
11) направление в порядке ч. 4 ст. 21 УПК РФ в службы безопасности крупных банков (ЗАО «Связной Банк», ОАО «Национальный Банк
Траст», ООО «Хоум Кредит Энд Финанс Банк», ЗАО «Банк Русский
Стандарт» и др.) запросов с приложением фотографий клиента с копии паспорта и номеров мобильных телефонов, указанных в анкете.
Такие запросы необходимы для проведения анализа баз данных банков «партнеров» и выявления «проблемных» заемщиков.
170
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
Как правило, преступления данной категории совершаются серийно одними и теми же лицами с использованием большого количества поддельных паспортов, и зачастую подозреваемые получают
кредиты по принадлежащим им паспортам за 1–2 года до совершения преступления. Истребование сведений об утрате (действительности) паспортов и иных предъявленных документов заемщиками7:
– истребование сведений о приобретении SIM-карт в сотовых
компаниях по утраченным паспортам позднее даты утраты, датах
оформления, а также сведений о получении детализированных счетов по указанным паспортам, адресов офисов;
– истребование записей камер наблюдения в момент оформления
SIM-карт. Как правило, организаторы преступлений совместно с исполнителями приобретают SIM-карты, заказывают детализированные отчеты.
Одним из случаев раскрытия преступления, связанного с хищением денежных средств со счета физического лица путем использования утраченного паспорта с вклеенной фотографией исполнителя,
является пример расследуемого СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России
по Москве уголовного дела № 346317. Лица, похитившие денежные
средства, за сутки до совершения преступления получили детализированный отчет о телефонных переговорах потерпевшего по утраченному паспорту, и на камерах видеонаблюдения отчетливо запечатлены указанные лица, а также факт пополнения баланса в терминале оплаты мобильной связи одним из соучастников, впоследствии
оказавшимся организатором. В результате правоохранительным органам удалось установить номер мобильного телефона организатора
и осуществить контроль и запись телефонных переговоров по данному номеру 8.
Рассмотренный мной перечень процессуальных действий не является исчерпывающим и зависит от конкретной ситуации по уголовному делу. Иногда может возникнуть необходимость производства
всего комплекса следственных и процессуальных действий, применяемых уголовным процессуальным правом.
Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что Уголовное законодательство России должно адекватно отражать реалии социально-экономической действительности, оперативно реагировать
на изменения и особенности расширения сферы банковских услуг,
возникающие на этом фоне составов преступлений.
Так же хотелось бы обратить внимание на то, что мошенничества,
связанные с кредитованием физических лиц посредством использования поддельных документов, как правило, носят групповой характер и не являются единичными для конкретной преступной группы,
171
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
в связи с чем, комплексный сбор информации и сведений из различных банков, результаты выемок документов, протоколы телефонных
соединений и фотографии исполнителей играют важную роль для
установления подозреваемых в совершении преступлений.
Также немаловажную роль в раскрытии финансовых мошенничеств играют оперативность проводимых процессуальных действий,
особенно на первоначальном этапе расследования, слаженное взаимодействие следователя с оперативными службами и максимально
ускоренный обмен информацией между следственными органами,
оперативными подразделениями и службами безопасности банков.
1 Осокин Р. Б. Классификация преступлений против собственности – залог
успешной квалификации мошенничества // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 5: В 3 т. Т. 3. М.: Юрист, 2005. С. 293.
2 На основании формы государственного статистического наблюдения
«Единый отчет о преступности» (форма 1-Г) за 1997–2011 гг. ГИАЦ МВД России.
3 Уголовное право России. Особенная часть / под ред. А. И. Рарога. М., 1998.
С. 145; Российское уголовное право. Особенная часть / под ред. М. П. Журавлева, С. И. Никулина. М., 1998. С. 164.
4 Курс уголовного права. Особенная часть: учеб. / под ред. Г. Н. Борзенкова,
В. С. Комиссарова. М., 2005. Т. 4. С. 25.
5 Ляпунов Ю. И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права: учеб. пособие. М.: ВЮЗШ МВД СССР, 1989. С.
21.
6 См., например: Новолодский О. Мошенники подстегнут конкуренцию ставок // Информационный портал «Банковское обозрение». 2010. № 6. – URL.:
http://bo.bdc.ru/20Ю/6/moshenniki.htm
7 Зимин Р. В. К вопросу о расследовании мошенничеств в сфере кредитования физических лиц // Российский следователь. 2013. № 24. С. 15–18.
8 Уголовное дело № 346317, возбужденное 17.01.12 г. по признакам состава
преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в настоящее время находится в производстве СЧ СУ УВД по ЮВАО ГУ МВД России по Москве.
172
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
ЦМАЙ Василий Васильевич
заведующий кафедрой международного и таможенного права, доктор юридических наук, профессор, Почетный работник ВПО РФ
ВОКИН Никита Сергеевич
выпускник юридического факультета ГУАП
ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ (НАДЗОРА)
И ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: В статье представлен зарубежный опыт функционирования конституционного контроля (надзора) и возможности его использования в Российской
Федерации.
Ключевые слова: Конституционное законодательство, конституционный контроль (надзор), порядок и особенности осуществления конституционного контроля
(надзора), цели и задачи конституционного контроля (надзора), юридическая ответственность, органы государственной власти – субъекты конституционного контроля (надзора).
Annotation: The article presents the foreign experience of functioning of the
constitutional control (supervision) and the possibility of its use in the Russian
Federation.
Keywords: Constitutional law, constitutional control (supervision), the order and
peculiarities of implementation of the constitutional control (supervision), goals and
objectives of the constitutional control (supervision), legal liability, the state
authorities – subjects of constitutional control (supervision).
Европейская система конституционного контроля (надзора) в целом демонстрирует ориентацию деятельности специально созданных органов в направлении признания положений законов не соответствующими конституциям с последующей утратой этими законами юридической силы. Законодательство, практика позволяет
обратить внимание на опыт таких государств как ФРГ, Австрии, Италии, Испании.
Германия является одним из наиболее развитых демократических государств соответственно с этим ее специализированная система конституционного контроля очень глубоко учитывает все основные характеристики правового, демократического и социального
государства. Главный закон страны, где было предусмотрено создание Конституционного суда, разрабатывался в течении года и был
принят 23 мая 1949 году. Девятая глава Конституции имеет название
173
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
«Правосудие», статьи 92, 93, 94 являются основными статьями относящиеся к Федеральному Конституционному суду1. Главное предназначение конституционного правосудия в Германии – это заставить
уважать Конституцию и охранять ее. Именно по этому суд не занимается спорами всех типов и не рассматривает все типы вопросов касающихся нормативных актов.
Так, в Германии правом обращаться в Конституционный суд ФРГ
(далее КС ФРГ) наделены: а) граждане (до 95% жалоб, поступающих
на его рассмотрение, составляют жалобы граждан); б) Федеральный
президент; в) Бундестаг; г) 1/3 депутатов Бундестага; д) избиратель
(при поддержке 100 избирателей); е) Бундесрат; ж) Федеральное
правительство; з) правительства земель; и) конституционные суды
земель; к) суды; л) община; м) объединение общин; н) парламенты
земель; о) собрание земли; п) иные публичные органы в той мере,
в которой они являются субъектами особых конституционных прав
(университеты, церкви, агентства теле- и радиовещания). Деятельность КС ФРГ может быть сосредоточена согласно ст. 93 Основного закона ФРГ на таких полномочиях, как:
– толкование конституции в случае спора об объеме прав и обязанностей участников конституционно-правовых отношений (споры
о компетенции высших органов государства);
– рассмотрение споров о взаимоотношениях федерации и земель,
а также земель между собой (о совместимости федерального права и
права земель);
– рассмотрение жалоб общин и их союзов по поводу нарушения их
прав на самоуправление;
– рассмотрение заявлений граждан на нарушение их конституционных прав юридическими актами (законами, актами административных органов, судебными решениями);
– рассмотрение жалоб на решения Бундестага по вопросам проведения выборов2.
Ст. 90 закона о Федеральном Конституционном суде ФРГ предусматривает подачу конституционной жалобы в тех случаях, когда
исчерпаны иные средства судебной защиты. Но если вопросы, затрагиваемые в жалобе, имеют всеобщее значение, или заявителю будет
причинен невосполнимый ущерб при промедлении в процедуре рассмотрения жалобы в суде общей юрисдикции, то возможно принятие ее к производству в ФКС ФРГ без соблюдения обычного порядка.
При удовлетворении жалобы в решении ФКС ФРГ указывается, какое
именно положение Основного закона ФРГ было нарушено, и какими
действиями или бездействиями3. При вынесении решения, вытекающего из конкретного судебного дела, ФКС ФРГ вправе возвратить
174
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
дело в компетентный суд. При объявлении нормативного акта не соответствующим Основному закону Германии акт провозглашается
недействительным4.
Аналогично в Австрии круг полномочий Федерального Конституционного суда (далее ФКС Австрии) практически всеобъемлющий, а
его решения обязывают немедленно привести в действие механизм
отмены оспоренного закона. Например, по ходатайству федерального правительства или заинтересованной земли ФКС Австрии может установить, имелось ли соглашение между федерацией и ее частью, и выполнены ли возложенные им обязательства5. В силу ч. 3
ст. 139 Конституции Австрии Федеральный Конституционный суд
может отменить постановление как противозаконное только в том
случае, когда было определенно заявлено ходатайство о его отмене
или когда указанное постановление подлежало бы применению ФКС
Австрии при рассмотрении им правового спора. Однако если ФКС Австрии приходит к выводу о том, что постановление в целом лишено
законных оснований, было издано некомпетентным органом или
было опубликовано противозаконным способом, то он отменяет постановление в целом как противозаконное. В предмет конституционного контроля входит и оценка соответствия международного договора Конституции Австрии.
В некоторых случаях ФКС Австрии подменяет в своей деятельности Административный суд Австрии: когда обжалуется конституционность актов управления (по законодательству Австрии предусмотрено трехступенчатое обжалование в органы исполнительной власти, но если нарушение квалифицируется с позиций, установленных
в ст. 144 Конституции Австрии, жалоба может быть направлена не
в Административный суд, а в КС Австрии). Правом обращаться в ФКС
Австрии наделены палаты парламента, федеральное правительство,
административные органы, правительства земель, счетная палата,
Верховный и Административный суды, граждане6.
В Италии основные полномочия Конституционного Суда (далее
КС Италии) по Конституции Италии 1947 г. могут быть объединены,
по мнению В. В. Маклакова, в пять блоков7: 1) проверка конституционности законов (по общему правилу, осуществляется по запросам
судов общей юрисдикции); 2) импичмент в отношении президента;
3) разрешение вопроса о допустимости проведения референдума; 4)
разрешение споров о компетенции между различными ветвями власти; 5) разрешение споров о полномочиях между государством и отдельными административно-территориальными образованиями.
Если суд признает неконституционным какой-либо закон, его положения утрачивают силу на следующий день после официального
175
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
опубликования решения суда (ст. 136 Конституции Италии), решения КС Италии обжалованию не подлежат8.
В Испании, как отмечает М. Э. Касас Баамонде, устройство и порядок деятельности Конституционного трибунала (суда) Испании
(далее КС Испании) основывается на австрийской, немецкой и итальянской моделях 9. В соответствии со ст. 161.1 Конституции Испании 1978 г. Конституционный суд может рассматривать: 1) жалобы
о неконституционности законов и иных нормативных правовых актов, имеющих силу закона; 2) жалобы о защите от неправомерных
действий государственных органов, нарушающих основные права и
свободы граждан; 3) конфликты, возникающие между Испанией как
государством и ее автономиями или между самими автономиями относительно их компетенций.
Особенностью испанской правовой традиции, заимствованной
в некоторых латиноамериканских государствах, выступает то, что,
согласно Конституции Испании 1978 г.10 каждый гражданин имеет
право защищать свои права и свободы перед судом первой инстанции, где дело должно рассматриваться в срочном и приоритетном
порядке, а в некоторых случаях путем подачи заявления в соответствии с процедурой ампаро в Конституционный трибунал (например,
при отказе от воинской службы по религиозным мотивам). Кроме
того, правительство может опротестовать перед КС Испании положения и резолюции, принятые органами автономных сообществ. Опротестование влечет за собой приостановление действия рассматриваемого положения или резолюции, однако КС Испании должен в срок,
не превышающий пяти месяцев, подтвердить или отменить действие
этих актов. Сущность процедуры ампаро, как указывает А. А. Клишас,
заключается в том, что она отчасти дублирует кассационное производство, поскольку сам механизм конституционного контроля в данном случае направлен на защиту основ конституционного правопорядка, а именно: прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц; компетенции федеральных органов государственной
власти от посягательств со стороны публичных институтов штатов;
полномочий органов субъектов федерации от посягательств со стороны федеральных органов власти, что осуществляется посредством
самостоятельного судопроизводства, возбуждаемого по инициативе
потерпевшей стороны, и вынесения решения о конституционности
или неконституционности обжалуемого нормативного акта, которое влечет за собой установленные законодательством правовые последствия для сторон рассматриваемого дела11.
Можно выделить несколько общих черт в деятельности, практике
органов конституционного контроля Швейцарии, Израиля. Несмотря
176
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
на существенные различия в географическом положении, государственном устройстве и формирований правовой системы, что позволяет нам сделать следующий вывод: в обозначенной части конституционно-контрольная деятельность может и не связываться с общими правилами организации соответствующих правовых семей.
В этих странах конституционный контроль осуществляет высший судебный орган, наделенный и иными полномочиями в сфере
осуществления судебной власти. Осуществление конституционного
контроля существенно сближено с механизмом создания прецедентов, как это предусмотрено в английском и американском правовой
системе (безотносительно к конституционному контролю, только
в качестве основного направления осуществления правосудия).
Так, в Швейцарии высшим органом правосудия в соответствии со
ст. 188 Конституции Швейцарии12 является Федеральный верховный
суд, который разрешает: 1) жалобы на нарушение конституционных
прав; 2) жалобы на нарушение автономии общин и других гарантий
кантонов в пользу публично-правовых корпораций; 3) жалобы на
нарушение государственных договоров или договоров кантонов; 4)
публично-правовые споры между Союзом и кантонами или между
кантонами. Кроме того, он наделен компетенцией по гражданским,
уголовным и административным делам13. Исторически сложилось
так, что Верховный суд Швейцарии осуществляет конституционный
контроль только в отношении законодательства кантонов (при рассмотрении дел по жалобам на нарушения конституционных прав
граждан); федеральное же законодательство не является объектом
его контроля. Вместе с тем практика деятельности многих институтов швейцарского правосудия, существующих не один десяток лет,
показала свою эффективность как система административной юстиции, имеющая возможность давать оценку управленческим актам и
в плане защиты прав человека несколько смягчающая отсутствие
полноценного судебного конституционного контроля.
В Израиле, по выводам Е.Э. Задворянского, процесс конституционного контроля отличается следующими особенностями: отсутствием писаной Конституции, замедленным и неравномерным принятием Кнессетом – парламентом Израиля – законов, формирующих
конституционное пространство Израиля, осуществлением Верховным судом Израиля (далее ВС Израиля) функций конституционного
судебного контроля и ростом «судебного активизма» на уровне ВС
Израиля, выражающемся в принятии решений, дополняющих и расширяющих действующие конституционные нормы, при фактическом прекращении процесса конституционного контроля в рамках
Кнессета с 1995 года14. ВС Израиля как орган конституционного кон177
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
троля имеет важное значение не только для защиты конституционных актов Израиля, но и развития конституционного права данной
страны. Как и в Швейцарии, Верховный суд Израиля является высшим судебным органом, наделенным функциями в сфере не только
конституционного, но и административного, гражданского и уголовного правосудия.).
Израиль – это государство, где отсутствует закон о конституционном суде, и конституционного суда как отдельной инстанции
в структуре государственной власти не существует. Согласно принятой практике, закрепленной в одном из положений Основного закона о судопроизводстве, функции контроля за доскональным соблюдением законов государственными институтами возложены на
ВС Израиля, выступающий в таком случае как Высший суд справедливости (БАГАЦ)15. В начальный период существования государства
Высший суд справедливости рассматривал почти исключительно
индивидуальные конституционные жалобы граждан по поводу нарушения их прав и свобод. С течением времени, однако, в Высший суд
справедливости стали подаваться иски о соответствии принятых
Кнессетом решений основным законам страны. Хотя в вердикте по
иску Каниэль против министра юстиции и других (1973) ВС Израиля
отчетливо констатировал, что «при нашем конституционном строе
постановления Кнессета как законодательной власти являются законом, в то время как судебные органы должны комментировать решения Кнессета и осуществлять их, а не отменять или изменять их».
ВС Израиля не счел нужным самоустраниться от рассмотрения подобных исков: так, например, в 1981–82 годах Верховный Суд дважды
отменял принятые Кнессетом законодательные акты как несоответствующие Основному закону о Кнессете. В последние годы подобная
практика стала повсеместной; более того, 24 сентября 1997 года Верховный суд впервые признал одно из положений принятого Кнессетом закона антиконституционным, чем окончательно утвердил себя
в качестве конституционного суда16.
Юрисдикция ВС Израиля как органа конституционного контроля
сформулирована достаточно просто: рассмотрение тех вопросов,
в связи с которыми он полагает необходимым предоставить судебную защиту во имя правосудия. Таким образом, авторитет актов ВС
Израиля достаточно высок, и последствия принятия решения судом
сводятся к созданию обязательных прецедентов, хотя в разные временные периоды его позиция менялась по мотивам, близким к политическим.
Интересно наблюдать процессы становления конституционного
контроля в исламских государствах, можно сказать являющихся сей178
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
час своеобразной «лабораторией», в которой заимствуются основные
модели конституционного контроля, но с учетом специфики государственно-правовой организации. При этом в некоторых государствах
они в основном ориентированы на деятельность в качестве «негативного» законодателя, а в некоторых – в качестве «позитивного».
Например, в Бахрейне, где основным источником законодательства
является шариат, согласно ст. 106 Конституции Бахрейна от 2002 г.17
Конституционный суд Бахрейна (далее КС Бахрейна) должен включать в себя председателя, шесть членов, каждый из которых назначается королевским приказом на период, установленный законом.
В компетенцию суда входит соблюдение конституционности законов
и положений.
Судебное решение о том, что текст закона или постановления не
является конституционным, имеет прямое действие. Таким образом,
если решение КС Бахрейна о неконституционности относится к тексту уголовного кодекса, обвинительные приговоры, вынесенные на
основе такого текста, считаются недействительными и не имеют
юридической силы. Решение суда имеет общеобязательный характер. Исходя из этих положений Конституции Бахрейна, мы можно
сделать вывод о том, что сформулированная правовая позиция КС
Бахрейна будет использоваться не только для отмены неконституционных законов, но и применяться по конкретным уголовным и
иным делам, намечая тенденцию к «позитивной» правотворческой
деятельности. Таким образом, мы видим, что органы осуществляющие функции конституционного контроля (надзора) обладают общими чертами и одновременно определённой спецификой, обусловленной построением внутригосударственной правовой системы.
В Российской Федерации, как и в большинстве иных государств,
ни в Конституции, ни в законодательных актах не предусмотрена
возможность использования зарубежного опыта при принятии решений, однако нет и прямого запрета. Конституционное правосудие
традиционно позиционируется как один из сущностных элементов
правового государства, поскольку оно направлено на обеспечение
принципов верховенства и прямого действия Конституции, уважения прав и свобод человека и гражданина, взаимной ответственности государства и личности, разделения властей, соответствия внутригосударственного законодательства общепризнанным принципам и нормам международного права.
В большинстве стран конституционный контроль (надзор) осуществляют специализированные судебные органы конституционного контроля, занимающие автономное положение в иерархии национальных судебных органов и отправляющие правосудие в само179
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
стоятельной процессуальной форме. Юридическая сила решений
конституционных судов практически приравнена к юридической
силе Конституции. Не является исключением и современная Россия,
где конституционная юстиция призвана служить фактором стабильности государственно-правовой системы, развития демократии и
других конституционных ценностей.
Конституционный контроль (надзор) в России – сравнительно молодой государственный институт, однако его деятельность вобрала
в себя как зарубежный опыт, так и небольшой, но показательный
опыт Комитета конституционного надзора СССР. Наибольшее распространение среди процедур, используемых Конституционным Судом РФ, как и органами конституционной юрисдикции иных стран,
прежде всего европейских, приобрели конституционные жалобы. Однако предмет обжалования (нормативные акты конкретного вида)
в различных странах отличается. Согласно ч. 4 ст. 125 Конституции
РФ граждане вправе обжаловать в Конституционный Суд РФ конституционность примененного или подлежащего применению закона18.
Под понятие «закон» изначально подпадали только федеральные
конституционные законы, федеральные законы и законы субъектов
РФ. В последующем Конституционный Суд РФ весьма демократично
сформировал практику рассмотрения по обращениям граждан подзаконных актов федерального уровня, заменяющих, по существу, законодательные нормы. Это касается подзаконных нормативных правовых актов государственных органов советского периода19, нормативных актов Правительства РФ, в случае если федеральный закон
напрямую обязывает Правительство РФ урегулировать своим актом
тот или иной вопрос, не получивший содержательной регламентации в данном законе, постановления Государственной Думы об амнистии20.
Однако в отношении проверки по жалобам граждан конституционности актов Правительства Конституционный Суд признал их допустимость только при условии, что правовое регулирование Правительства непосредственно обусловлено предписаниями закона.
Трудно понять логику Конституционного Суда, не распространившего
допустимость жалобы и на такие акты Правительства, затрагивающие
конституционные права граждан, которые конкретизируют довольно
общую норму закона, из которой невозможно понять, мог ли вообще
исполнительный орган на уровне подзаконного акта регулировать те
или иные отношения. Нередко в федеральных законах можно встретить фразу о том, что по данному предмету регулирования действует
не только соответствующий закон, но и «издаваемые в соответствии
с ним иные нормативные правовые акты Российской Федерации». Сле180
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
довательно, законодатель не исключает делегированного регулирования отношений в данной сфере, причем не только на уровне Правительства РФ, но и на уровне иных федеральных органов исполнительной власти вне зависимости от того, будет ли в этом случае регулирование осуществлено самим Правительством или будет отдано на усмотрение других органов, так называемое переделегирование.
Например, в ст. 13 Федерального закона «О беженцах», посвященной выдворению (депортации) лица, утратившего временное убежище, данное лицо «депортируется за пределы территории России
в соответствии с настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской
Федерации и международными договорами Российской Федерации».
В некоторых странах, например в Германии, гражданин может
обжаловать в Федеральный конституционный суд любые акты государственной власти, нарушающие, как он считает, его основные
права – законы, иные нормативные акты, правоприменительные (индивидуальные) административные акты и судебные решения. В российском конституционном судопроизводстве, как и в ряде зарубежных стран (например, в Австрии, Германии, Испании, Швейцарии),
сложилась демократичная практика рассмотрения жалоб не только
граждан Российской Федерации, но и иностранных граждан, лиц без
гражданства, а также объединений граждан, как некоммерческих,
так и коммерческих, обладающих статусом юридического лица и не
обладающих данным статусом.
Конституционный Суд РФ, тесно сотрудничая с органами конституционного контроля зарубежных стран, международными объединениями, прежде всего с Венецианской комиссией Совета Европы «За
демократию через право», изучает наработанные ими правовые позиции по всем вопросам, которые оказываются в поле зрения судебного конституционного контроля. Естественно, что в конституционных перечнях основных прав и свобод личности различных стран
больше совпадений, чем различий. Поэтому для России важен опыт
понимания содержания конституционных прав и свобод, выработанный мировой практикой. Так, лаконично сформулированное в ч. 1 ст.
46 Конституции право на судебную защиту Конституционный Суд,
используя опыт Европейского суда по правам человека, национальных судов зарубежных стран, представляет не просто как возможность человека обратиться в суд, а как его право на справедливую и
эффективную судебную процедуру (доступное, компетентное, состязательное и быстрое судебное разбирательство дела беспристрастным и независимым судом), завершающуюся исполнением судебного
решения.
181
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Вместе с тем российский Конституционный Суд заинтересовался
опытом Федерального конституционного суда Германии, который
с 2004 г. демонстрирует, как весьма корректно выразился В. Д. Зорькин, «ограничительное толкование соотношения между международным правом и национальной конституцией и конституционными
законами. Фактически Федеральный конституционный суд ФРГ не
допускает автоматического исполнения решений Европейского суда
на территории ФРГ, делая обязательной их перепроверку высшими
органами германской юстиции. Поддерживая этот подход, Председатель Конституционного Суда РФ отметил, что решения Европейского суда носят субсидиарный характер и поэтому «нельзя рассматривать взаимоотношения Европейского суда с высшими судебными
органами европейских государств как дорогу с односторонним движением» в сферу прав и свобод.
Между тем российский Конституционный Суд довольно часто
применяет положения международного права для аргументации
своих решений. Суд не утверждает о недействительности нормы закона на основании противоречия его нормам международного права
с учетом их правоприменительной практики, однако привлекает
данные международного права для уточнения и конкретизации положения, зафиксированного в Конституции Российской Федерации,
т. е. для толкования Конституции.
Неслучайно, выступая в честь десятилетия Конституционного
суда РФ, Президент России отметил: «…наш Конституционный суд
был безоговорочно принят в Конференцию европейских конституционных судов. И такое стало возможным потому, что он работает
на высоте стандартов этой международной организации» что, несомненно, характеризует демократические ориентации российского
конституционного контроля.
Мы должны подчеркнуть, что в современный период при одном и
том же объекте регулирования наблюдается неуклонное сближение
содержания ряда международно-правовых и конституционно-правовых институтов. В первую очередь это имеет место в сфере прав и
свобод человека, что учитывается Конституционным судом при вынесении им соответствующих решений.
1 Конституции зарубежных государств. 2-е изд., испр. и доп. М.: БЕК, 2011. С.
215–217. 2 Конституционное право государств Европы. М.: Волтерс Клувер, 2011. С.
152–154.
3 Конституции зарубежных государств. С. 215–217.
4 Конституционное право государств Европы. С. 157–158.
5 Там же. С. 160–165.
6 Конституции зарубежных государств. С. 252–253.
182
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
7 Маклаков В. В. Иностранное конституционное право. М.: Юристъ, 2012. С.
53–54.
8 Конституции зарубежных государств. С. 270–273.
9 Касас Баамонде М. Э. Испанский опыт // Вестник конституционного Суда
Республики Беларусь. 2010. № 3. С. 127–131.
10 Конституции зарубежных государств. С. 285–287.
11 Клишанс А. А. «Процедура прямого ампаро»: правовые основы организации и конституционно-правовой юрисдикции // Российский следователь.
2006. № 5. С. 58–64.
12 Конституции зарубежных государств. С. 300–302.
13 Яаг Т. Конституционные суды как «позитивные законодатели»: опыт
Швейцарии // Вестник конституционного Суда Республики Беларусь. 2010. №
3. С. 132–143.
14 Задворянский Е. Э. Особенности правового статуса Верховного суда Израиля как органа судебного конституционного контроля: дис. … канд. юрид. наук.
М., 2012. С. 19–20.
15 Эпштейн А. Социально-политические последствия укрепления статуса
Верховного суда как главенствующей структуры в политической жизни страны // Современный Ближний Восток. 1999. № 8. С. 223–243.
16 Там же. С. 250–254.
17 Конституции зарубежных государств. С. 343–352.
18 Конституция Российской Федерации. М., 2016. Ст. 125.
19 Витрук Н. В. Конституционные ценности: содержание проблемы реализации / Книга по требованию. М., 2013. С. 32–34.
20 Там же. С. 35–36.
183
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
СЕРБИН Михаил Викторович
заместитель декана юридического факультета ГУАП по магистерской подготовке, кандидат юридических наук, доцент
ДОГАЕВ Артем Викторович
магистр юриспруденции, выпускник юридического факультета ГУАП
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА
МНОГОПАРТИЙНОСТИ И ЕГО РОЛЬ И МЕСТО
В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Аннотация: Статья посвящена исследованию содержания международного
опыта участия политических партий правозащитной деятельности и обоснованию
возможности его использования политическими партиями Российской Федерации.
Ключевые слова: Конституция России, общепризнанные принципы и нормы
международного права, институт многопартийности, международный опыт правозащитной деятельности, политические партии, механизм правозащитной деятельности, законодательство зарубежных государств.
Annotation: The article is devoted to the study of international experience of
participation of political parties in human rights and the justification of its use by
political parties of the Russian Federation.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, generally recognized
principles and norms of international law, Institute a multiparty system, international
experience in human rights, political parties, the mechanism of human rights activity,
the legislation of foreign States.
Исследование содержания правовой и источниковедческой баз
зарубежных государств, имеющих прямое отношение к регламентации деятельности их политических партий, участию института
многопартийности в регулировании и проведении в жизнь политики
внутреннего и внешнего уровня свидетельствуют о том, что их формирование и функционирование определялись в первую очередь содержанием и темпами процесса эволюционной, так называемой «отладки» системы гражданского общества1, учета важной роли в этом
процессе рыночной экономики, становления гражданских и правовых институтов. Без учета указанного отличия становления политических партий, по нашему убеждению невозможно обеспечить
эффективную, реальную, правовую помощь населению, даже своим
функционерам (членам партии).
При наличии определившегося пути национального развития,
двухпартийная система позволяет безболезненно производить ро184
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
тацию политических партий власти без радикального изменения
вектора общественного развития, естественно такая система наиболее удобна для государств. В этом контексте двухпартийная система
способствует выработке общенациональной идеологии, обеспечивая критику и самокритику предлагаемых преобразований, направленных на обеспечение стабильности системы и ее безопасности. По
существу, двухпартийная система как современное европейское общество является открытой, саморегулирующейся системой, способной к динамичному совершенствованию. Разумеется, классическая
двухпартийная система не исключает наличия других партий, отражающих и выражающих интересы различных социальных страт,
общественных, профессиональных, национальных и конфессиональных групп, однако, в отличие от основных партий, отражающих общенациональные интересы и периодически сменяющих друг друга
у власти, иные партии в общем и целом по нашему мнению выражают
лишь сегментальные интересы. При этом, все без исключения политические партии находятся под пристальным контролем общества, осуществляемым через целую систему сдержек и противовесов,
включая прессу, избирательные кампании2.
В целях более предметного исследования опыта правозащитной
деятельности политических партий зарубежных государств, как нам
представляется, важно акцентировать внимание на методах и формах их работы, взаимодействии с народными массами, оказании им
юридической помощи, участии в борьбе за экономические интересы
граждан, социально-правовое положение, эффективность работы государственных органов (в первую очередь судебных, правоохранительных).
В силу значительного демократического преобразования избирательных систем, активизации и успехов политических партий в борьбе
за политические, экономические, социально-правовые права, свободы
и законные интересы граждан, считаем обоснованным обратить внимание на деятельность партий таких государств как Аргентина, Германия и Швеция, а также отдельных государств СНГ.
Начнем с Аргентины, в которой по нашему мнению, сформирован
механизм функционирования общенациональных и региональных
органов власти (сходство с российской действительностью) как эффективное направление независимой, всесторонней деятельности,
направленной на осуществление гарантий конституционного принципа народного суверенитета, обеспечиваемого по средствам прямой и представительной демократии3.
Конституция, нормативные правовые акты федерального уровня
и уровня ее субъектов, то есть провинций, свидетельствует о том, что
185
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
ими узаконен демократический характер избирательного процесса,
порядок разрешения избирательных споров, использование санкций
за правонарушения, правовых способов обеспечения прав, свобод и
законных интересов субъектов избирательных правоотношений.
Роль, место, проблемы качества и эффективности участия как легальных политических партий, так и оппозиционных в механизме обеспечения реализации и защиты прав, свобод и законных интересов, не
только функционеров, но и иных граждан Аргентины прослеживается
посредством исследования содержания, классификации избирательных правонарушений и форм санкций, применяемых к правонарушителям. В силу того, что согласно ст. 125 избирательного кодекса гражданам отказавшимся от голосования, либо не сумевших предоставить
оправдательные документы окружному судье по избирательным делам в течение двух месяцев, после завершения выборов, налагается
штраф от 50 до 500 песо, политические партии обязаны своевременно,
активно и эффективно предупреждать граждан о недопустимости
таких нарушений. Одновременно такая деятельность политической
системы направлена на сохранение каждого голоса за их позицию, отстаивание политических, социальных, экономических прав, свобод и
законных интересов граждан Аргентины.
Политическим партиям Аргентины нередко приходится решать
вопросы защиты прав и законных интересов избирателей, которым
(или которые) обвиняются в нарушении порядка регистрации, отказе выдвижения кандидатами на выборные публичные должности,
в нарушении ведения предвыборной агитации, отступлении от установленных требований финансирования избирательных компаний.
Из всего приведенного, особое место в аргентинском законодательстве, отводится, по нашему убеждению, ответственности за нарушения правил ведения предвыборной агитации, что обязывает политические партии с особым вниманием разбираться с обвинениями либо
отказе его признания4.
Проведенное исследование содержания законодательства Аргентины, отдельных полномочий партийных организаций в сфере обеспечения реализации и защиты политических, экономических, социальных, избирательных прав, свобод и законных интересов граждан
и общественных объединений позволяет нам сделать следующие выводы5:
– демократические начала законодательного характера, регламентирующие деятельность политических партий наделяют их
весьма эффективными возможностями для обеспечения реализации
и защиты прав, свобод и законных интересов гражданского населения;
186
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
– конституционное право, федеральные законы и нормативные
акты провинций способны обеспечить реальную защиту политических, экономических, социальных, избирательных прав и законных
интересов, не только членов политических партий, но и иных граждан;
– в механизме правозащитной деятельности осуществляемой политическими партиями активно и эффективно, как нам представляется используется как общепризнанные принципы, так и специальные, присущие Аргентине, особенно это касается общеобязательности участия граждан в избирательном, то есть политическом процессе6;
– отдельные положения системы правозащитной деятельности,
политической борьбы за власть, защиту населения от безработицы,
политическое воспитание и воздействие на граждан, патриотическое отношение к обеспечению суверенитета государства, участие
граждан в поддержании законности и правопорядка вполне приемлемы для использования в Российской Федерации.
Как нам представляется, заслуживает внимания опыт деятельности партийной системы Германии, в части касающейся политического воздействия на население, исполнение функций гражданского
общества, осуществление правовой пропаганды, оказание услуг
в сфере защиты прав, свобод и законных интересов граждан7.
Особенностью деятельности политических партий ФРГ является
приверженность совмещения принципов «персонального избрания»
с выбором политического курса, что накладывает обязанность активно, целенаправленно работать с массами, убеждать их в правильности, верности и важности именно их политического курса, способного обеспечить суверенность, экономическую и социальную стабильность.
Следующей особенностью функционирования партийной системы Германии является, на наш взгляд наличие значительных отличий между федеральным и земельным законодательством, что
обязывает политические партии одновременно выбирать и проводить в жизнь наиболее эффективные, реальные формы политического воздействия на граждан и доказывать им свою способность
обеспечивать реализацию и защиту их прав, свобод и законных интересов. Естественным является то, то именно Федеральным законом «О политических партиях», принятым 24.07.1967 г. определены
важнейшие функции политической системы а именно: политвоспитательная, правозащитная, предупредительная и организационная.
Наиболее рельефно, доказательно правозащитная функция политических партий ФРГ прослеживается в сфере отстаивания по187
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
литического воздействия на властные структуры, обеспечения надлежащего количества мест при избрании в Бундестаг, Европейский
парламент, федеральные, земельные и общинные структуры власти
на основе рассмотрения содержания порядка и особенностей разрешения избирательных споров, обжалования результатов выборов и
предъявления обвинений в совершении правонарушений допущенных функционерами политических партий. Основанием начала правозащитной процедуры, чему свидетельством является закон о проверке правильности проведения результатов выборов, Федеральный
закон «О выборах» 7 мая 1956 г. с дополнениями от 23 июля 1993 г. и
15 ноября 1996 г. служит ходатайство с просьбой проверить правильность определения правонарушения, обоснованность обвинений,
предъявляемых функционеру – избирателю либо всему политическому объединению.
Законодательство ФРГ, используемое для обеспечения реализации и защиты прав, свобод и законных интересов партий, их функционеров в сфере действия политических, социально-экономических,
административно-правовых правоотношений санкционирует применение таких правовых методов как обжалование и контроль; правовых средств – обращение к институту юридической ответственности и возбуждению уголовных дел; правовых способов – административно-правового, гражданско-правовых, международно-правового.
Итак, исследование содержания и особенностей законодательной
базы ФРГ, регламентирующей функционирование политической системы, политических партий и объединений, позволяет утверждать,
что борьба за политическую власть, признание их роли и места в государственной и общественной власти не просто значительны, но
и обязательны с тем, чтобы не потерять свой вес, поддержку со стороны, не только своих функционеров.
Заслуживает должного внимания политическая деятельность
партийной структуры Швеции, особенно обеспечения своих функционеров возможностью реально воспользоваться правами и свободами политического, социально-экономического и правового характера. Значимым, существенным отличием в деятельности политических партий Швеции вправе признать закрепление и реализацию таких свобод в избирательном праве, как возможность высказать свое
отношение к политическому, экономическому курсу государства по
доверенности, через почтальона, на специальных избирательных
станциях, создаваемых вдали от избирательных участков.
Указанная особенность реализации избирательных прав населения Швеции свидетельствует о том, что созданы реальные условия, учтены всевозможные ситуации с тем, чтобы каждый гражда188
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
нин высказал свое отношение к жизни и деятельности государства,
коммуны, ландстинга, то есть их конкретного места проживания и
активного участия в политической жизни общества. По нашему мнению, такой подход заслуживает внимания, а опыт фактически 100%
участия граждан в жизни государства возможного использования
в российских условиях, ибо это есть по нашему убеждению, своеобразное отношение к политической культуре, каждого человека.
Учитывая необходимость обеспечения прохождения на выборах
списков политических партий, они обязаны нацеливать свою деятельность на активное осуществление политического воспитания,
воздействия на избирателей, доказывать свои возможности и преимущества в сфере обеспечения реализации и защиты прав, свобод
и законных интересов граждан в различных видах правоотношений.
Поиск наиболее эффективных форм и методов политического воспитания воздействия на граждан предопределен тем, что участие населения неоднозначно относится к политическим программам, воззваниям при избрании центральных и местных органов власти, то
есть нередко избирая центральный орган власти граждане – члены
партийных структур отдают предпочтение другим партиям. Чаще
всего таким образом поступают те избиратели, которые реально интересуются убедительной, надежной политикой государств, а не партийной ориентации партийных структур, объединений8.
По нашему мнению, своеобразный политический вариант поведения избирателей, свидетельством чему является содержание законодательной базы и юридическая практика диктуется, порожден
тем, что заявленная программа решения местных проблем, озвученных политическими партиями выполняется медленно, идет в разрез
с общегосударственными. В тех же случаях когда местные партии работают эффективно, удовлетворяют интересам большинства избирателей, они поддерживаются с предпочтением по отношению даже
к тем партиям, которые представлены в Риксдаге.
Значительной, по нашему убеждению, отличительной чертой
в сфере наделения граждан правом многое знать о будущем представителе власти, является возможность знакомиться с налоговой
декларацией кандидата в депутаты, документами касающимися сведений о его частной жизни, за исключением сведений о состоянии
здоровья9. Думается, что такие возможности вполне можно предоставлять и гражданам Российской Федерации, однако состояние здоровья будущего законодателя, руководителя, не менее важное имеет
значение.
Органы государственной власти Швеции обращают особое внимание на обеспечение реализации и защиты прав, свобод и законных
189
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
интересов граждан политического, социально-экономического и
управленческого характера. На страже указанного стоят федеральное и местное законодательство, а также общепризнанные принципы
и нормы международного права, международные договоры, ратифицированные государством, естественно центральные, региональные
и местные политические партии, общественные объединения.
По законодательству Швеции, граждане, чьи права, свободы и законные интересы нарушены, не в полной мере признаны, предоставлены или защищены (удовлетворены) могут использовать административные, гражданско-правовые и уголовные формы, методы,
средства и способы механизма правозащитной деятельности. Руководствуясь тем, что тема магистерской работы обязывает представить полномочия политических партий в механизме правозащитной деятельности, акцентируем особое внимание на классификации
правонарушений, совершаемых в сфере политических правоотношений, действие которых чаще всего имеет место в процессе участия
граждан и политических партий в избирательных и референдумных
кампаниях. В Швеции предусмотрено, что нарушение прав субъектов избирательных правоотношений, на основе которых решаются
не только политические, но и социально-экономические, государственно-управленческие вопросы наделяют правом на использование правовых методов обращений, обжалований в любые инстанции
как сами политические партии, так и членов партийных объединений, более того, согласно ранее представленному закону о выборах
2005 г. определены конкретные сроки на обжалование нарушений
прав, свобод и законных интересов составляющих от трех дней до
трех недель. Параграфом три главы 15 закона о выборах Комитет
Риксдага по проверке результатов выборов, в ходе которых были
нарушены права, свободы и законные интересы субъектов политических объединений, жалобы могут быть поданы на значительный
спектр допущенных отступлений от предписаний федерального и
местного законодательства.
В соответствии с Уголовным уложением Швеции10, вступившим
в законную силу с 1.01.1965 г. установлена уголовная ответственность за правонарушение, посягающее на политическую деятельность, отстаивание политических положений политическими партиями, их функционерами, за препятствование проведению выборов, референдумов; нарушение допущенные в процессе агитации,
подсчета голосов. Согласно ст. 8 главы 17 приведенного уложения за
осуществление политических акций, нацеленных на воспрепятствование голосованию, подсчет голосов может быть применено уголовное наказание в виде штрафа или тюремное наказание до 6 месяцев, а
190
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
возможно и до 6 лет, если наступили последствия осложнений политического характера. Как правило, применяется уголовно-правовой
способ воздействия в отношении должностных лиц, при установлении доказательств, что лицо, исполняющее должностные полномочия допустило действия препятствующие политической деятельности политических партий и отдельных граждан.
Используется уголовно-правовой способ защиты прав, свобод и
законных интересов политических партий, их функционеров и в случаях, если их незаконно, необоснованно обвинили в совершении незаконных действий в процессе подготовки проведения выборных и
референдумных кампаний11.
Содержание источников правового и литературного характера
Аргентины, Германии, Швеции, частично Финляндии и Норвегии свидетельствует о том, что их политические партии, общественные объединения и отдельные граждане наделены правом на использование правовых методов (обжалование, контроль и надзор), правовых
средств (административное расследование, институт юридической
ответственности и возбуждение уголовных дел), правовых способов
(административно-правового, гражданско-правовых, уголовно-правового, международно-правового) в случаях нарушения, ущемления
их прав, свобод и законных интересов в таких видах правоотношений как политические, экономические, социальные, управленческие
и особенно, избирательно-референдумные.
Что касается стран СНГ, то только с некоторыми национальными
особенностями, ими используется институт правозащитной деятельности и механизм ее организации и осуществления. Умело и
эффективно политические партии стран СНГ в целях защиты прав,
свобод и законных интересов не только своих функционеров (членов)
используют правовые методы, особенно обжалование и контроль,
правовые средства, чаще всего обращение к институту юридической
ответственности, реже к возбуждению уголовных дел и правовые
способы (административно-правовой, гражданско-правовые, конституционно-правовой)12.
Подробнее см.: Гамбаров Ю. С. Политология. М., 2000. С. 21–30; Шарам П. Сравнительная политология. Ч. 2. М., 2002. С. 60–69; Чичерин Б. Н. Курс
государственной политики. М., 1898. С. 17–25; Подробнее см.: Современные избирательные системы. Вып. 2: Аргентина, Германия, Швеция / А. Г. Орлов, Ю. И.
Лейбо, И. А. Ракитская; науч. ред. Ю. А. Веденеев, В. И. Лысенко. М.: РЦОИТ: НОРМА, 2007.
2 Санистебан Л. С. Основы политической науки. М., 2002. С. 69–77; Шелохаев В. В. Многопартийность. М., 2004. С. 3–12.
1
191
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
3 Подробнее см.: Конституции зарубежных государств. Американский континент: Аргентина, Бразилия, Мексика, Канада, США. Ереван, 1998; Орлов А. Г.
Высшие органы государственной власти стран Латинской Америки. М., 2001.
4 Подробнее: Разумович Н. Н. Государственный строй Аргентины. М., 1959;
Сравнительное избирательное право: учеб. пособие. М.: НОРМА, 2003; Конституция Аргентинской Республики – Конституции государств Америки. Т. 3. М.,
2006.
5 См.: Страны и регионы мира. 2003 г.: Экономико-политический справочник. М., 2003.
6 The world directory of Parliaments. Geneva, 2005.
7 Подробнее: Вцыль Р. Практика конституционного Суда Германии по избирательным делам / Сравнительное конституционное обозрение. 2005. № 1; Закон о политических партиях (закон о партиях) от 24.07.1967 г. (в ред. от
22.12.1988).
8 Подробнее: Урьяс Ю. П. Партии и выборы в ФРГ // Партии и выборы в капиталистическом государстве / отв. ред. В. А. Туманов. 1980. С. 134–217.
9 См.: Васильев Ю. В. «Шведская модель развития общества»: механизм и условия функционирования. М., 1996; Сербин М. В., Малькевич А. А., Островский Б. А. Основы избирательной системы и избирательного процесса в Российской Федерации. СПб.: ГУАП, 2008. С. 7–10; Тропыгин А. В. Взаимодействие международных организаций в сфере избирательного процессе, история выборов
в России: сборник материалов конференции 16–17 сентября 2011 г. / под ред.
В. П. Журавлева, В. Н. Скворцова. СПб., 2011. С. 350–354.
10 Подробнее см.: Уголовный кодекс Швеции / науч. ред. Н. Ф. Кузнецова,
С. С. Беляев. СПб., 2001.
11 Подробнее см.: Исаев М. А. Механизм государственной власти в странах
Скандинавии. М., 2004; Конституционное право государств Европы / отв. ред.
Ковалев. М., 2005; Volorfattninglagar 2006. Stokholm, 2006.
12 Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Правозащитная деятельность: современная теория и практика защиты прав, свобод и законных
интересов граждан: УМП. М.: ЮРИСТ, 2014.
192
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
ДОМБРОВСКИЙ Владимир Васильевич
профессор кафедры гражданского права юридического факультета ГУАП,
кандидат юридических наук, профессор
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ТАМОЖЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
Аннотация: В статье исследуются понятия, сущность и особенности международно-правовых отношений в системе правового регулирования таможенных отношений.
Ключевые слова: Международно-правовые источники, международные договоры по таможенным вопросам, основные функции таможенного тарифа, международные таможенные процедуры, таможенное законодательство.
Annotation: The article examines the concept, nature and features of international
legal relations in the system of legal regulation of customs relations.
Keywords: International legal sources international treaties on customs issues,
the main functions of the customs tariff, international customs procedures, customs
legislation.
В настоящее время, когда активно развиваются международноэкономические отношения, происходит унификация и систематизация правил, которые их регулируют, возрастает значение международно-правовых источников во внешнеэкономической деятельности.
Россией используются все общепринятые инструменты таможеннотарифного регулирования, которыми пользуются мировые державы.
Центральным инструментом таможенно-тарифного регулирования
является таможенный тариф. Таможенным тарифом пользуются все
страны мира. Более того они имеют унификацию, которые строятся
на основе общих систем описания, кодирования. Что соответственно
упрощает пользование тарифами, упрощает сопоставление ставок на
одинаковые товары, а также упрощает понимание на различных языках мира.
При изучении внешнеторговой деятельности следует обратить внимание на одно из центральных понятий этого института, а
именно таможенный тариф. Важное значение в регулировании таможенно-тарифной системы занимают нормы международного права.
Таможенный тариф – это облагаемый таможенными пошлинами перечень товаров. То есть, таможенный тариф это систематизированный перечень размеров таможенных пошлин, которые взимается при
прохождении товара через таможенную границу государства, которое издало данный таможенный тариф.
193
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Выделим основные функции таможенного тарифа: протекционизм, который выражается в защите государством отечественных
товаров от иностранной конкуренции; фискальная, которая заключается в пополнении федерального бюджета.
Обратим внимание на фискальную функцию, так как таможенные пошлины в Российской Федерации являются важной доходной
составляющей бюджета. Фискальная функция таможенного тарифа
является наиболее актуальной для России, и если в развитых странах доходы от таможенных платежей составляют небольшую долю
поступлений в государственный бюджет (например, в США – не более
1,5%), то в российском бюджете – до 40–50% его доходной части.
В таможенном законодательстве зарубежных государств считается, что таможенный тариф должен более оперативно, чем таможенный кодекс, реагировать на изменения, происходящие во внутренней
и внешней экономической обстановке. В таможенном тарифе содержатся конкретные ставки пошлин, которые прямо воздействуют на
цены импортируемых товаров, влияют на уровень внутренних цен
в стране, непосредственно сказываются на результатах хозяйственной деятельности предприятий. Поэтому ставки пошлины, методика
его определения, расчета и т. п. должны иметь ясный, стабильный и
публичный характер, установленный законодательной властью.
Вместе с тем таможенный тариф выполняет и другие функции.
В частности во многих странах, прежде всего в развивающихся, сбор
пошлины являются важным источником поступлений средств в государственный бюджет. Из-за вступления в ВТО назрела необходимость снижения средней ставки таможенного тарифа. Так, Минфин
объявил о снижении ввозных таможенных пошлин, что приведет
к сокращению бюджета в 2013 г. Он снизится на 187,8 млрд руб., в 2014
г. – на 256,8 млрд руб., в 2015 г. – на 365,9 млрд руб. Снижение средних
ставок вывозных таможенных пошлин на экспортные товары сократит доходы федерального бюджета в 2013 г. на 21,8 млрд руб., в 2014
г. – на 33,5 млрд руб., в 2015 г. – 47,3 млрд руб. Свой вклад в сокращение доходы федерального бюджета внесет и снижение фиксированной ставки таможенных сборов за таможенные операции при вывозе
товаров. В 2013 г. потери составят 9,3 млрд руб., в 2014 г. – 10 млрд
руб., в 2015 г. – 10,9 млрд руб.1
В настоящее время международно-правовое регулирование таможенных отношений в целом, и регулирование таможенных тарифов
в частности приобретает все более важное значение, с ростом экономики и внешнеэкономических связей нашего государства.
В статье 38 Закона Российской Федерации № 5003–1 «О таможенном тарифе» говорится о том, что если международным соглашением,
194
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
участником которого является Российская Федерация, установлены
иные нормы, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, применяются нормы международного соглашения2.
Такое соотношение международного права и внутреннего таможенного законодательства объясняется следующими причинами:
– объем трансграничного перемещения товаров в настоящее
время постоянно растет;
– высокий уровень развития международно-правового сотрудничества и по таможенным вопросам.
При создании благоприятных условий для международной интеграции российской экономики необходимо:
– расширение рынков сбыта российской продукции;
– участие Российской Федерации в международном сотрудничестве в области таможенного регулирования;
– минимизировать воздействие на товарные потоки многочисленные таможенные формальности.
Основными целями международно-правового сотрудничества
в таможенно-тарифной сфере:
– сбалансирование системы общих вопросов таможенной политики государств;
– государственное содействие по сближению национальных норм;
– создание такого международного таможенного режима, который был бы ориентирован на принципах международного права.
Унификация национального законодательства по таможенному
праву является необходимым условием расширения международного экономического сотрудничества. При этом постоянное взаимодействие между международным и внутригосударственным правом,
это необходимое взаимодействие. Кроме того такое взаимодействие
является необходимым условием регулирования взаимосвязанных
общественных отношений. По некоторым аспектам объекты регулирования международного и внутригосударственного права совпадают. Внутреннее законодательство зачастую дублирует нормы
международного права. В некоторых случаях, внутренне законодательство устанавливает и более детальную регламентацию, которое
совершенствует международно-правовые институты, помогает их
дальнейшему развитию.
Унификация в области таможенного регулирования способствуют: внешнеторговые связи, туристический обмен, соответствующие нормативно-правовые акты различных государств, выработка
общих международных принципов, стандартов и норм таможенного
регулирования, которые основываются на межправительственных
договоренностях.
195
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Основными средствами унификации таможенных правил являются: международные договоры; международные соглашения; международные принципы; международные стандарты; международные рекомендации.
В разработке данных международных нормативно-правовых актов способствуют международные организации (Совет таможенного
сотрудничества, Всемирная таможенная организации, Всемирной
торговой организации и другие).
Источники международно-правовых норм, которые входят в систему таможенно-тарифного регулирования многообразны, поэтому попробуем их классифицировать. Основные группы международно-правовых источников таможенного права, которые затрагивают вопросы применения таможенных тарифов это: общепризнанные международно-правовые принципы; международные
соглашения; соглашения о регулировании таможенно-тарифных
отношений.
Междунароно-правовые принципы. Общепризнанные международно-правовые принципы занимают центральное место в структуре международно-правовых источников по таможенно-тарифному
регулированию. Общепризнанные принципы и нормы международного права это исторические закономерности и основ современной
системы международных отношений и международного права, которые выражены в юридической форме.
Данные международные нормы являются основанием формирования общих правовых принципов и норм международного сотрудничества в таможенной сфере. Например, принципы и нормы сотрудничества в таможенной сфере, которые выработаны годами в ходе
деятельности международных организаций, организаций, которые
специализируются на разработке международно-правовых стандартов и норм в таможенной сфере, это всемирная торговая организация
и Всемирной таможенной организации.
Общепризнанные международно-правовые принципы отражают
важные основы международного таможенного права, нормативнометодологические основы правового регулирования в таможеннотарифной сфере. Данные международные принципы помогают в последующем нормотворчестве как на международном уровне, так на
уровне внутреннего законодательства.
Общепризнанные международно-правовые принципы кроме вышесказанного применяются в судебной и административной практике. Содействуют отмене устаревших норм и способствуют принятию новых. Используются при толковании нормативно-правовых актов и устранении пробелов в правовом регулировании.
196
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
На современном этапе государства стремятся к увеличению развития мировой торговли, что ведет к упрощению процедур регулирования внешнеторговых связей, устранению таможенных барьеров.
Для этой цели были созданы международные организации, которые
в свою очередь проводят многосторонние форумы, на которых рассматриваются вопросы, касающиеся таможенных проблем. Межгосударственное сотрудничество по таможенным вопросам активно
осуществляется как на региональном уровне – интеграционные
группировки и международные организации, которые занимаются
решением региональных проблем международной торговли – это например, ЕвроСоюз, Содружество Независимых Государств и другие,
так и в общемировом масштабе, это, прежде всего специальные организации системы ООН, механизм ВТО, ВТО и другие.
Россия с 22 августа 2012 года официально стала 156-й страной –
членом Всемирной Торговой организации – вступил в силу протокол
о присоединении РФ к этой организации. Вступление во Всемирную
Торговую организацию должно означать существенную либерализацию таможенно-тарифной политики в отношении импортных товаров, снижение заградительных пошлин, и вместе с тем отмена части
льгот российским производителям и льгот представителям особых
экономических зон в Российской Федерации. Это называется режим
наиболее благоприятствуемой нации. То есть каждая из стран, входящих в ВТО, применяет один и тот же уровень таможенного тарифа
на одинаковые товары ко всем своим торговым партнерам. Среди
преимуществ, вытекающие из участия каждой из договаривающихся
сторон в таможенных союзах, зонах свободной торговли ил других
формах региональной экономической интеграции, а также различные льготы и преимущества, которые одна из договаривающихся
сторон предоставила или предоставит на основе международных
соглашений развивающимся странам или любой из соседних с ней
стран с целью облегчения приграничной или прибрежной торговли.
Всемирная Торговая организация так же помогает в создании универсального механизма регулирования мировой торговли. Принцип
наибольшего благоприятствования означает, что каждое из договаривающихся государств обязуется предоставлять другому все преимущества, привилегии и льготы, такие же благоприятные, какие
оно предоставляет или предоставит в будущем любому третьему
государству. Принцип наибольшего благоприятствования имеет как
свои позитивные, так и негативные отражения. Позитивное отражение заключается в том, что режима наибольшего благоприятствования, договаривающиеся стороны получают все преимущества, которые были или будут предоставлены третьим странам. Это относится
197
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
и к пошлинам, таможенным налогам и сборам и другое. Негативная
формулировка означает то, что предмет договора не будет, подвергнут таможенному режиму, – который бы были хуже, чем предмет договора с третьим государством. В торговых договорах встречаются
как одновременно два условия принципа наибольшего благоприятствования: позитивный и негативный, так и один из них. Кроме того,
в договоре может быть подробно перечислены все случаи, на которые распространяется режим наибольшего благоприятствования
или, напротив, области и сферы его применения указываются в самом общем виде.
Совет таможенного сотрудничества (Всемирная таможенная организация, СТС/ВТО) является одной из основных международных
организаций, которая обеспечивает функционирование международно-правовой системы регулирования таможенных отношений.
Совет таможенного сотрудничества был создан в 1950 г., после разработки Конвенции о создании Всемирной Таможенной организации
(СТС/ВТО).
Основной целью создания СТС было учреждение специализированной таможенной организации с максимально широкими полномочиями, которая сможет обеспечить согласование и единообразие таможенных систем. Кроме того в ходе развития и улучшения таможенной
техники и таможенного законодательства СТС должна выявлять и изучать возникающие проблемы, с целью их дальнейшего недопущения.
Присоединение к данной конвенции предполагает, что договаривающиеся стороны берут на себя определенные обязанности.
Важно отметить, что СТС/ВТО при разработке международных
соглашений стремится не вводить жесткие меры, а создает такие
условия, которые способствуют созданию основы для дальнейшего
сотрудничества государств в области таможенного дела. Целью такой политики является сближение национальных систем таможенного и связанного с ним экономического регулирования. На основании этого большинство Конвенций, которые были созданы СТС/ВТО,
состоят из норм общего характера и не предполагают применения
всех положений в полном объеме в императивном порядке. СТС/ВТО
играет важную роль в обеспечении применения международных таможенных конвенций и сложившейся практики регулирования таможенно-тарифных отношений.
Международные соглашения, как по общему их количеству, так и
по разнообразию вопросов, которые они охватывают, по уровню правовой детализации являются наиболее представительной группой
источников международных таможенно-правовых норм, которые регулируют применение таможенных тарифов.
198
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Порядок заключения, исполнения и прекращения международных договоров Российской Федерации установлен Федеральным закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Согласно пункту 2 статьи 1 данный закон применяется в отношении международных договоров Российской Федерации (межгосударственных, межправительственных договоров и
договоров межведомственного характера) независимо от их вида и
наименования.
Особое место среди международных соглашений, содержащие
нормы таможенного права в целом и регламентирующих применение таможенных тарифов в частности, лежат соглашения предметом,
которых является создание таможенных интеграционных объединений государств и обеспечивающие их функционирование и развитие.
Цель принятия данных соглашений это их узкоспециализированный
предмет. То есть создание для стран участниц объединений, таких
таможенных механизмов, которые были бы для них максимально
гармонизированными и унифицированными. В условиях действующего таможенного союза свободная инициатива отдельного государства – участника в сфере таможенной политики достаточно сильно
ограничивается.
Очень большое влияние на развитие мировой торговли оказывают различные международные таможенные объединения. Одной
из наиболее часто встречающихся форм регионального таможенного
межгосударственного объединения это таможенный союз. В соответствии со ст. XXIV ГАТТ таможенный союз представляет собой замену одной таможенной территорией, двух или нескольких таможенных территорий государств – участниц данного таможенного союза.
То есть, таможенный союз определяет создание общей таможенной
территории, на которой осуществляется свободное обращение товаров, устанавливается общая внешняя граница для принятия мер по
тарифному и нетарифному регулированию торговли со странами –
нечленами таможенного союза. Таможенный союз отличается от
зоны свободной торговли более высоким уровнем сближения между
государствами. Зона свободной торговли отличается тем, что в ней
устраняются таможенные тарифы, количественные ограничения во
взаимной торговле, но сохраняется самостоятельность стран участниц в таможенно-тарифном регулировании на границах с третьими
странами3.
Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией
и Республикой Беларусь было заключено 6 января 1995 года, 20 февраля 1995 года к нему присоединилась Республика Казахстан. 26 февраля 1999 года был подписан договор о Таможенном союзе и Едином
199
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
экономическом пространстве. С этого момента можно сказать, началось формирование системы нормативно-правового регулирования
в Таможенном Союзе.
Перечислим основные принципы, изложенные в Соглашение о налогах в Таможенном союзе.
Экспорт товаров. Согласно статье 2 Соглашению о налогах в Таможенном союзе: экспорт товара – это вывоз товара налогоплательщиками, с территории одного государства (участника Таможенного
союза) на территорию другого государства (также участника Таможенного союза). При этом НДС равен 0% и/или налогоплательщик
освобождается от уплаты акцизов, или ему возмещается уплаченная
сумма после документального подтверждения факта экспорта.
Импорт товаров. Согласно статье 3 Соглашения о налогах в Таможенном союзе при импорте товаров на территорию одного государства (участника Таможенного союза) с территории другого государства (также участника Таможенного союза) налоговыми органами государства – импортера будут взысканы косвенные налоги, если иное
не установлено законодательством этого государства в части товаров, которые подлежат маркировке акцизными марками.
Согласно статье 3 Соглашения о налогах в Таможенном союзе:
«косвенные налоги в Таможенном союзе не взимаются при импорте
на территорию государства (участника Таможенного союза) товаров,
которые в соответствии с законодательством данного государства
(участника Таможенного союза) не подлежат налогообложению при
ввозе на его территорию.
Ставка косвенных налогов на товары, которые импортируют,
при взаимной торговле не может превышать ставки косвенных налогов, которыми облагаются такие же товары, производящиеся внутри страны. Это означает, что при импорте товаров в Россию из Республики Беларусь / Республики Казахстан – НДС уплачивается по
ставке равной 10 или 18% (это зависит от вида товара, который ввозят), а подакцизные товары уплачиваются по ставкам, которые установлены статьей 193 Налогового Кодекса Российской Федерации4.
При импорте в свободные экономические зоны (далее по тексту
СЭЗ) порядок и размер применения косвенных налогов устанавливаются международным договором, который заключается государствами – участниками Таможенного союза. В данном договоре: регулируются основные вопросы функционирования СЭЗ, определяется порядок налогообложения товаров, которые ввозят на территорию СЭЗ,
установлена таможенная процедура свободной таможенной зоны.
Для разрешения вопроса уплаты косвенных налогов при импорте
и экспорте стран – участников Таможенного союза 11.12.2009 г. был
200
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
подписан Протокол «О порядке взимания косвенных налогов и механизме контроля за их уплатой при экспорте и импорте товаров в Таможенном союзе» (далее по тексту Протокол по товарам). В Российской Федерации Протокол по товарам ратифицирован Федеральным
законом Российской Федерации от 19 мая 2010 г. № 98-ФЗ, который
вступил в силу с 1 июля 2010 г. (п. 1 решения № 36).
Выполнение работ, оказание услуг. Все косвенные налоги, (которые взимаются при выполнении работ, оказании услуг) в Таможенном союзе регламентирован Протоколом от 11 декабря 2009 г. «О порядке взимания косвенных налогов при выполнении работ, оказании
услуг в Таможенном союзе» (далее по тексту Протокол по работам и
услугам). В Российской Федерации Протокол по работам и услугам
ратифицирован Федеральным законом российской Федерации от 19
мая 2010 № 94-ФЗ, который вступил в силу с 1 июля 2010 года (п. 1
решения № 36).
Один из важнейших принципов, который содержится в Протоколе
по работам и услугам, заключается в том, что взимание косвенных
налогов при выполнении работ, оказании услуг осуществляется в государстве – участнике Таможенного союза. А территория этого государства – участника называется местом реализации работ или услуг.
Государство – участник, чья территория признается местом реализации работ и услуг, в соответствии со своим внутренним законодательством устанавливает: налоговую базу, ставки косвенных налогов, порядок их взимания, а также налоговые льготы.
В Протоколе по работам и услугам также устанавливается налогообложения по переработке давальческого сырья, которое ввезли,
например, на территорию Российской Федерации с территории Республики Беларусь или Республики Казахстан с дальнейшим вывозом продуктов переработки на территорию другого государства.
Эти работы облагаются НДС согласно нормами статьи 1 Протокола по
товарам, также как при экспорте товаров. Налоговая база по НДС при
этом исчисляется как стоимость выполненных работ по переработке
давальческого сырья.
Основное законодательство, определяющее функционирования
Таможенного союза, очень многократно, попробуем перечислить основные блоки:
1. Базовые документы, которые определяют суть, цели, задачи и
этапы создания Таможенного союза, его цели, задачи (это 7 международных договоров).
2. Акты, которые определяют меры таможенно-тарифного регулирования при торговле стран – участников Таможенного союза, а
также таможенно-тарифные меры регулирования с третьими стра201
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
нами (это 9 международных договоров и 6 решений комиссии Таможенного союза).
3. Акты, которые определяют меры нетарифного регулирования
при торговле стран – участников Таможенного союза, а также меры
нетарифного регулирования с третьими странами (это 5 международных договоров и 6 решений комиссии Таможенного союза).
4. Акты, которые касаются таможенного регулирования на таможенной территории Таможенного союза (это 18 международных договоров и 21 решение комиссии Таможенного союза).
5. Акты, которые определяют единый порядок контроля за безопасностью товаров при взаимной торговле с третьими странами (это
12 международных договоров и 3 решения комиссии Таможенного
союза).
6. Акты, которые регулируют вопросы взимания налогов на
уровне торговли между государствами членами Таможенного союза
(это 5 международных договоров).
7. Акты, которые определяют ведение статистических данных о
результатах внутренней торговли государств членов Таможенного
союза (это 5 международных договоров).
8. Акты, которые определяют ведение статистических данных о
результатах внешней торговли государств членов Таможенного союза (это 3 международных договоров).
9. Акты, которые касаются функционирования органов Таможенного союза в частности комиссии Таможенного союза (это 2 международных договора и 3 решения комиссии ТС).
Отсюда нормативно-правовую базу Таможенного союза составляют: международные договоры государств – участников Таможенного союза трех уровней: межгосударственные, межправительственные, межведомственные (это 72 договора); Решения Комиссии Таможенного союза (более 42-х решений).
Основными акты, которые регулируют правоотношения между
членами – участниками Таможенного союза являются: Соглашение о
едином таможенно-тарифном регулировании от 25 января 2008 года;
Соглашение об условиях и механизме применения тарифных квот от
12 декабря 2008 года; Протокол об условиях и порядке применения
в исключительных случаях ставок ввозных таможенных пошлин, отличных от ставок Единого таможенного тарифа от 12 декабря 2008
года; Протокол о единой системе тарифных преференций таможенного союза от 12 декабря 2008 года; Протокол о предоставлении тарифных льгот от 12 декабря 2008 года; Единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности таможенного союза (ТН
ВЭД ТС); Единый таможенный тариф таможенного союза; Решение
202
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Комиссии таможенного союза от 27 ноября 2009 года № 130 «О едином таможенно-тарифном регулировании таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».
Основным международным договором, в соответствии с которым
осуществляется таможенное регулирование на таможенной территории таможенного союза является Договор о Таможенном кодексе
таможенного союза.
1 Первые шаги России в ВТО //http://top.rbc.ru/economics/23/08
/2012/665938.shtml
2 Закон Российской Федерации № 5003–1 «О таможенном тарифе» (с изм. на
24 ноября 2014 года) // http://base.garant.ru/10101366/
3 Бондаренко Н. П. Таможенно-тарифное регулирование ВЭД. М.: ИКЦ
«МарТ», 2007.
4 Налоговый кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ (по
состоянию на 2015 г.) // Рос. газета. 1998. 6 августа.
203
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
БОЕР Виктор Матвеевич
проректор по учебно-воспитательной работе, декан юридического факультета
ГУАП, заведующий кафедрой правоведения и таможенного дела, доктор
юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации
ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
В СФЕРЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Аннотация: В статье всесторонне представлены понятие, сущность и особенности деятельности органов государственной власти по обеспечению реализации
и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц.
Ключевые слова: Конституция России, органы государственной власти, полномочия, правозащитная деятельность, предметы ведения, общепризнанные
принципы и нормы международного права, права, свободы, законные интересы,
юридические лица, политическая стабильность, юридическая ответственность.
Annotation: The article comprehensively presents the concept, nature and
features of activity of public authorities to ensure the implementation and protection of
constitutional rights, freedoms and legitimate interests of physical and legal persons.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, bodies of state power,
authority, advocacy, objects of reference, generally recognized principles and norms of
international law, the rights, freedoms, legitimate interests, legal persons, political
stability, legal liability.
Органы государственной власти федерального уровня и уровня
субъектов федерации, уполномочены обеспечивать правозащитную
функцию неразрывно связана с конституционным принципом признания, соблюдения и защиты прав граждан, их активного участия
в управленческой деятельности. На содержание этой системы, правозащитной функции ее органов оказывают влияние и другие факторы, а именно, принципы правления большинства и защиты прав
меньшинства, концепция правового государства и другие1.
Органы данной системы можно классифицировать по трем видам,
каждый из которых является, по нашему убеждению, в свою очередь,
определенной подсистемой. Это органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Такая система может существовать
только в условиях гражданских режимов. Она особенно эффективна
в развитых странах, в условиях политической стабильности, прочного политического плюрализма, наличие которого закреплено ст.
13 Конституции Российской Федерации.
204
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Рассматривая содержание и особенности проблем, связанных
с организацией системы органов государственной власти – субъектов правозащитной деятельности, по нашему мнению прежде всего
стоит обратиться к опыту регламентирования статуса высших органов государственной власти в предыдущих конституциях. Иначе
просто не будет понятно, какая же система органов государственной
власти создана и развивается в современной России.
В недавнем прошлом только совокупность Советов народных депутатов считалась единой системой органов государственной власти, в эту систему не включались органы государственного управления, органы суда. Так было закреплено Конституцией СССР 1977 года,
Конституцией РСФСР 1978 года и конституциями других союзных и
автономных республик, то есть это означало, что Советы народных
депутатов непосредственно руководят всеми отраслями государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства.
Теория советов как полновластных и «работающих корпораций»,
обладающих полнотой государственной власти и соединяющих
в своей деятельности законодательство, организацию исполнения
законов и контроль, обусловила включение в основные законы Союза
ССР и республик такого положения, которое не расходилось с содержанием правительственных постановлений, а также практикой работы партийных и исполнительных органов2.
Предыдущие Конституции СССР и республик закрепляли не
только единую в лице Советов народных депутатов систему органов
государственной власти, но и определяли, соответственно, высшие
органы государственной власти и управления СССР, высшие органы
государственной власти и управления в союзных республиках, высшие органы государственной власти и управления в автономных республиках, полномочия местных органов государственной власти и
управления. Таким образом, органы государственной власти в целом
подразделялись на высшие (СССР, союзных и автономных республик)
и местные органы государственной власти и управления. Из названной градации государственных органов – органы государственной
власти СССР и республик, органы государственного управления (Совет Министров СССР – Правительство СССР – высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти СССР; Совет
Министров союзной республики – Правительство союзной республики – высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти союзной республики; Совет Министров автономной республики – Правительство автономной республики; исполнительные и распорядительные органы местных Советов народных депутатов) – исключались органы правосудия.
205
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Такая «модель-схема» организации системы органов государственной власти и управления, просуществовавшая в течении длительного времени, по мнению отдельной части ученых и практиков
сковывала, сдерживала государственно-властную активность, снижала эффективность деятельности различных государственных органов. В тоже время многие считают, прежнюю систему более качественной, ныне созданной3.
Первая группа ученых и практиков исходит из того, что поскольку
органами государственной власти признавались только Советы народных депутатов, а их совокупность – от сельских и поселковых Советов до вышестоящих Советов во главе с Верховным Советом СССР –
составляла «единую систему» органов государственной власти, постольку отдельные государственные органы – органы государственного управления (исполнительные и распорядительные органы),
органы правосудия, государственного арбитража, прокуратуры – исключались из категории «органов государственной власти», и в силу
подконтрольности и подотчетности (согласно статьи 2 Конституции
СССР 1977 года) все другие государственные органы по отношению
к Советам народных депутатов считались чуть ли не органами «второго сорта». Другая же часть ученых и практиков считает, что фактически многие из них, выполняя партийные директивы, как правило
имели реальную власть и влияние на Советы народных депутатов,
так называемые единственные органы государственной власти.
Исключение других государственных органов из числа конституционно признаваемых органов власти, являвшееся по своему изначальному замыслу искусственным, носило целенаправленный характер, поскольку формально, возвышая Советы как якобы единственные и подлинные органы государственной власти, КПСС имела серьезные правовые и иные политико-организационные возможности
и «ресурсы» для обеспечения фактического господства партийнобюрократического аппарата в центре, в республиках и на местах.
Кроме того следует подчеркнуть еще один момент. В конституциях были помещены единые главы об органах государственной
власти и управления (высших, местных)4. Такой подход призван был
«подкрепить» «концепцию» соединения в Советах представительной, законодательной власти и организации исполнения законов, то
есть государственного управления. В прежних конституциях органы
управления определялись (применительно к высшим органам) как
исполнительные и распорядительные органы государственной власти либо как исполнительные и распорядительные органы (исполнительные комитеты) местных Советов народных депутатов.
206
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В тот период государственными органами являлись высшие исполнительные и распорядительные органы государственной власти
Союза ССР и союзных республик (Советы Министров – Правительства
СССР, союзных республик.) Естественно, что названные исполнительные и распорядительные органы юридически полностью зависели
от соответствующих Верховных Советов, были ответственны перед
ними и им подотчетны и вряд ли в этом можно усмотреть их «ущербность». В систему органов государственной власти органы управления, исполнительные и распорядительные органы не включались,
хотя и значились в единых разделах Конституции СССР 1977 года
(разделы 5 и 6) и Конституций республик. Кроме того, по Конституции 1977 года и следующим ей конституциям союзных и автономных республик трудно было определить, какие из органов, помимо
Совета Министров – Правительства, относятся к исполнительным и
распорядительным органам, то есть к органам управления. Однако
задолго до Конституции СССР 1977 года и последующих республиканских конституций в правовой и научно-литературный оборот
прочно на долгие годы вошли термины «государственное управление», «органы государственного управления».
Наиболее широкое распространение данные понятия получили
после принятия и последующей реализации Конституции СССР 1936
года. В ней имелись две главы (5 и 6), которые назывались соответственно «Органы государственного управления Союза Советских Социалистических Республик» и «Органы государственного управления союзных республик». В соответствии с данными главами к числу
органов государственного управления Союза ССР относились не
только высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти СССР – Совет Министров СССР, а в союзных республиках – Советы Министров этих республик, но и общесоюзные,
союзно-республиканские и республиканские министерства, руководившие порученной им отраслью. Тем самым конституцией 1936
года в число органов государственного управления включались органы общего управления – Советы Министров и органы отраслевого
управления – министерства.
Конституция 1977 года сделала существенный шаг вперед в этом
направлении. Во-первых, она «ввела» в конституционно-правовой
оборот термин «межотраслевое управление», то есть межотраслевое
государственное управление; во-вторых, помимо министерств предусматривались государственные комитеты, а также другие подведомственные Совету Министров органы. Так п.7 статьи 131 конституции предусматривал, что Совет Министров СССР образует в случае необходимости при Совете Министров СССР комитеты, главные
207
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
управления и другие ведомства по делам хозяйственного, социальнокультурного и оборонного строительства.
В интересующем нас плане, то есть с точки зрения характеристики
системы государственных органов, в конституцию 1977 года, в отличие от предыдущих Советских Конституций, впервые был введен самостоятельный раздел 4 «Советы народных депутатов и порядок их
избрания», в статье 89 которого устанавливалось, что Верховный Совет СССР, Верховные Советы союзных и автономных республик и все
нижестоящие Советы, вплоть до самых многочисленных – поселковых и сельских, составляют единую систему органов государственной власти. По Конституции 1977 года единой системой органов государственной власти признавалась только упомянутая выше система
Советов, все другие государственные органы являлись подконтрольными и подотчетными Советам народных депутатов5.
В научных исследованиях, иногда и в учебной литературе, совокупность органов государственного управления рассматривалась
в качестве относительно самостоятельной системы государственных органов. На основе соответствующих законодательных актов о
суде укоренились, стали признанными термины «судебная система»,
«единая централизованная система прокуратуры».
Представляется, что именно после принятия конституции 1977
года вопросы системы, системности получили значительную научно-теоретическую разработку применительно как к организации и деятельности органов Советского государства в целом, так и
к основным их видам (органам государственной власти; органам
государственного управления; органам правосудия, прокуратуры,
а позднее – также и в отношении органов народного контроля и государственного арбитража). Полезное само по себе и в особенности
для развития науки государственного и административного права
исследование явлений системности, распространенное в том числе и
на структуру государственных институтов и органов, в то же время
отражало явную тенденцию закрепления, возвышения роли административно-командной системы над демократическими институтами
и учреждениями.
Без коренной реформы самого государства, характера и структуры государственной власти, которая, в соответствии с мировым
цивилизованным опытом, основывалась на принципе разделения
властей, невозможно было дальнейшее прогрессивное развитие российского общества, проведение глубоких, по существу революционных, социально-экономических преобразований в России.
Попытки реформировать государство, организацию государственной власти, ее структур, органов и институтов стали предпри208
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ниматься после фактического разрушения Союза ССР. Эти попытки
получили свое отражение в изменениях и дополнениях к конституции Российской Федерации 1978 года, к сожалению, в том что касается государственной власти и статуса ее органов, внесенные в конституцию изменения, хотя и «выглядели» прогрессивными по сравнению с предыдущими положениями и нормами, однако, как уже
отмечалось, были во многом непоследовательными и противоречивыми. Применительно к анализируемым нами аспектам – то есть государственной власти и ее органам – просматриваются очевидные
внутренние противоречия конституционных положений и норм:
с одной стороны, закрепление в качестве незыблемой основы конституционного строя и системы государственной власти принципа разделения властей; с другой – осуществление народом государственной власти через Советы народных депутатов.
Стремление во чтобы то ни стало сохранить привилегированный
статус Советов, их мнимое всевластие в ущерб другим государственным органам четко прослеживается в ряде глав и статей данной
конституции. Вслед за союзным появляется Съезд народных депутатов Российской Федерации, который вместе с Верховным Советом
Российской Федерации, Верховными Советами республик в составе
Российской Федерации, краевыми, областными Советами, Советами
автономной области, автономных округов, городов Москвы и СанктПетербурга образует систему представительных органов государственной власти в Российской Федерации. То есть в конституцию
было введено новое понятие – «система представительных органов
государственной власти».
Этот институт характеризовался следующими особенностями:
во-первых, это только представительные, то есть выборные органы;
во-вторых, это хотя и ведущая, но все-таки только часть представительных органов государственной власти; в-третьих, только о них
говорится в конституции 1978 года как о системе представительных
органов государственной власти; в-четвертых, круг местных Советов
народных депутатов сокращается, и местные органы государственной власти и управления не включаются теперь в систему представительных органов государственной власти, а входят в систему местного самоуправления.
Понятие «система» и принцип системности применительно к государственным органам и иным властным структурам широко использовался в конституции в отношении представительных органов
государственной власти, органов правосудия, местного самоуправления. Однако не упоминалось о системе органов государственного
управления (исполнительной власти). Это связано с тем, что хотя
209
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
в самой конституции принцип разделения властей провозглашается,
но по существу при определении статуса совокупности исполнительных органов (органов государственного управления) он последовательно не регламентировался.
Правда в этом случае надо сделать существенную оговорку
в связи с введением в Российской Федерации и республиках в составе Российской Федерации института Президента. Согласно статье
121 Конституции Президент Российской Федерации провозглашался
высшим должностным лицом и главой исполнительной власти.
Статьей 132 закреплялось, что глава исполнительной власти (Президент) республики в составе Российской Федерации входит в единую систему исполнительной власти Российской Федерации, возглавляемую Президентом Российской Федерации. Это – конституционная норма принципиального характера, означающая, во– первых,
признание и регламентирование единой системы исполнительной
власти Российской Федерации, во-вторых, признание Президента
Российской Федерации главой системы исполнительной власти Российской Федерации, в-третьих, частично определяющая структурное построение системы исполнительной власти – Президент Российской Федерации, Совет Министров (Правительство Российской
Федерации), глава исполнительной власти – Президент республики
в составе Российской Федерации, Совет Министров республики в составе Российской Федерации, исполнительные органы (органы государственного управления) края, области, автономной области, автономного округа, города федерального значения (соответственно
краевая, областная администрация). Можно сказать, что эти конституционные положения подготовили правовую базу для принятия новой Конституции Российской Федерации.
Конституция 1993 года ознаменовала концептуальный, принципиально новый подход к трактовке характера государственной власти, ее главного теоретико-правового обоснования – принципа разделения единой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а вслед за тем и создание, в соответствии
с этим принципом, самостоятельных органов законодательной, исполнительной и судебной власти. В Конституции 1993 года многократно затрагиваются, регламентируются прямо или косвенно вопросы о системе, системности в целом, органов государственной власти и органов законодательной, исполнительной и судебной власти.
Предпримем попытку представить всесторонний анализ содержания и сущности указанной новеллы, но вначале кратко об используемых в связи с этим терминах, применяемых в конституции. Вопервых, в ней четко различаются: а) органы государственной власти
210
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Российской Федерации; б) органы государственной власти субъектов Российской Федерации. В конституции неоднократно используется термин «система органов государственной власти». Правда, не
рассматривается вопрос, о какой именно системе идет речь: о системе органов государственной власти Российской Федерации или
о системе органов государственной власти субъектов Российской
Федерации, либо в целом о системе органов государственной власти
в Российской Федерации? Это порождает немало вопросов, которые
требуют разъяснения.
Поскольку настоящее исследование посвящено анализу проблемы становления системы органов государственной власти Российской Федерации, постольку в данном случае требуется уточнение ряда
понятий и терминов6. В конституции в рассматриваемом плане используются такие термины: федеральная государственная власть (ч.
4 статьи 78,); федеральные органы государственной власти Российской
Федерации (ч. 4 статьи 5); система федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти (п. «г» статьи 71).
По нашему мнению, понятия «органы государственной власти
Российской Федерации» и «федеральные органы государственной
власти» равнозначны. Однако термин «система органов государственной власти», используемый в конституции (в статье 12, п. «н»
статьи 72) как собирательное, некое общее понятие, вне конкретизации субъектно-территориального масштаба деятельности органов,
в отличие, например, от термина «система органов государственной
власти республик, краев, областей, городов федерального значения,
автономной области, автономных округов» (ч. 1 статьи 77), требует
пояснений. Условно говоря, как нам представляется данное понятие охватывает системы (подсистемы) органов государственной
власти Российской Федерации и органов государственной власти
субъектов Российской Федерации. Причем при всей функциональной и организационной взаимосвязанности каждая из названных
систем относительно самостоятельна и отличается значительной
спецификой.
Теоретическим обоснованием наличия, как видно из изложенных
выше рассуждений, некой системы органов государственной власти
является принцип единства системы государственной власти. Действие и реализация данного принципа в условиях федеративного
устройства российского государства и наличия широкого, многообразного круга субъектов Российской Федерации проявляются в виде
создания и функционирования не только системы федеральных органов государственной власти, но и системы (подсистемы) органов
государственной власти субъектов Российской Федерации.
211
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Нашей задачей поэтому являлось не только рассмотрение общих
теоретических и конституционных проблем становления органов
государственной власти, но и выявление места, содержания и роли
статуса различных государственных органов, анализа общих черт и
специфики органов государственной власти Российской Федерации,
то есть федеральных органов государственной власти.
Обсужденный всесторонне термин «система органов государственной власти» не имеет до сих пор четкого и однозначного истолкования. Поэтому исследуя и раскрывая сущность проблемы общей
характеристики федеральных органов государственной власти –
субъектов правозащитной деятельности основополагающим представляется п. «г» статьи 71, относящий к ведению Российской Федерации установление системы федеральных органов законодательной,
исполнительной и судебной власти, порядок их организации и деятельности.
Органы законодательной, исполнительной и судебной власти,
взаимосвязаны определенной функциональной, по нашему убеждению, правозащитной общностью: Президент; Федеральное Собрание;
Правительство Российской Федерации; суды Российской Федерации
уполномочены обеспечивать реализацию и защиту прав и свобод
граждан свидетельством чему является ст. ст. 71 п. «в», 72 п. «б», 73,
80, 102–103, 114 п. «п., е.», 125 Конституции России.
Президент Российской Федерации, является гарантом Конституции, прав и свобод граждан, осуществляет вместе с органами государственной власти, являясь главой государства, принимает участие
в осуществлении каждой из разновидностей единой государственной власти своих функций, непосредственно взаимодействуя с органами законодательной, исполнительной и судебной власти, он является системообразующим элементом рассматриваемой системы.
Чем обусловливается и в каких направлениях, сферах, областях
деятельности проявляется названная выше функциональная, правозащитная общность, то есть в широком смысле единство функциональных целей, задач каждой из трех разновидностей федеральных
органов государственной власти? Ведь государственная власть в целом и ее три «ветви» не существуют сами по себе, не являются «замкнутыми», изолированными друг от друга феноменами, они теснейшим образом связаны с государством, являются проводниками его
целей и задач.
Задачи укрепления российского государства, по нашему убеждению, прямо связаны с действенностью государственной власти,
с преодолением отставания государственных институтов от потока
новых проблем и задач, с отладкой механизмов власти, без которых
212
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
о совершенствовании функционирования системы органов государственной власти бесполезно вести разговор и надеться на положительные результаты..
Поэтому, не раскрыв содержания и назначения (хотя бы кратко)
наиболее общих главных задач и функций современного российского
государства, невозможно конкретно представить проблемы системы
и системности и в отношении федеральных органов законодательной,
исполнительной и судебной власти. В том числе и в плане раскрытия
характера их задач и целей, элементов функциональной общности.
В соответствии с конституцией – Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. К этому определению добавляются, по нашему мнению, еще две принципиальные характеристики – это социальное и светское государство. Данными определениями и формулировками в решающей степени предопределяются природа государства, характер его задач и функций. Они частично конкретизируются
в статье 2, в которой подчеркивается: «Человек, его права и свободы
являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и
свобод человека и гражданина – обязанность государства». Осталось
лишь дождаться того времени, когда декларации станут действительностью.
На наш взгляд, вариант подхода к определению системы органов
государственной власти Российской Федерации – субъектов правозащитной деятельности можно признать кратким выражением ее
сущности, однако одного лишь закрепления законами, красиво убедительно звучащими положениями проблему надлежащей эффективной управляемости в государстве не решить.
Откровенно говоря о наличии правового государства, демократических преобразований, самостоятельности органов государственной власти, их нацеленности на функционирование на основе
принципа признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека
и гражданина говорить приходится осторожно, ибо надлежащее
с пользой для большинства граждан государственное управление
требует: экономических возможностей; соблюдения законопредписаний абсолютно всеми – от Президента до школьной молодежи;
обеспечения контроля и надзора за деятельностью всех и вся; прозрачности деятельности органов государственной власти и их должностных лиц; неотвратимости наступления ответственности за нарушение законов и подзаконных актов и главное настоящей, а не провозглашенной социально-правовой защиты7 прав, свобод и законных
интересов социально слабо защищенных граждан «правового, социального» государства.
213
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
1 Глущенко П. П., Боер В. М. Субъекты государственно-управленческой деятельности: монография. СПб.: СПбУУиЭ, 2015. С. 7–28.
2 В силу указанного мы считаем, что в советской системе организации власти имелось множество положительных моментов.
3 Административно-процессуальное право. М.: ЦОКР МВД России, 2009. С.
56–73; Основы управления в органах внутренних дел: учеб. / под общ. ред
В. П. Сальникова. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. С. 44–50.
4 Глущенко П. П. Конституционное право России. 2-е изд. СПб.: Питер, 2012. С.
195–199.
5 Старовойтов А. А. Правовое регулирование организации и деятельности
органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации Северо-Западного федерального округа (проблемы теории и региональной практики):
монография. СПб., 2005. С. 156–178.
6 Лойт Х. Х. Государственно-управленческая функция системы органов государственной власти Российской Федерации, принципы осуществления // Закон. Право. Государство. 2014. № 2. С. 42–60.
7 Подробнее см.: Кикоть В. Я., Глущенко П. П. Теория и практика социальноправовой защиты конституционных прав, свобод и интересов граждан в Российской Федерации: учеб. М., 2006. С. 35; Социально-правовая защита прав, свобод и законных интересов граждан в РФ: монография / П. П. Глущенко, В. Я. Кикоть. СПб., 2007. С. 15–29.
214
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ГЛУЩЕНКО Петр Петрович
заместитель декана юридического факультета по научной работе, руководитель
магистерской программы «Правозащитная деятельность» юридического
факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист
Российской Федерации, Почетный работник ВПО России
КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ –
ВАЖНЕЙШИЙ ИНСТИТУТ
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?
Аннотация: В статье представлен анализ содержания Конституции Российской
Федерации как одного из важных источников института правозащитной деятельности. В ней предложены обоснования внесения отдельных дополнений в методику определения источников института правозащитной деятельности.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, конституционное право, источники института правозащитной деятельности, институт правозащитной
деятельности, требования предъявляемые к источникам института правозащитной деятельности, конституционные принципы, принципы института правозащитной деятельности.
Annotation: The article presents the analysis of the content of the Constitution of
the Russian Federation as one of the important sources of the Institute of human rights
activities. It provides justification of making separate additions to the methodology for
determining the sources of the Institute of human rights activities.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, constitutional law, sources
of the Institute of advocacy, Institute of human rights activities, requirements to the
sources of the Institute of human rights, constitutional principles, the principles of the
Institute of human rights activities.
Настоящая тема статьи обязывает дать ответы на такие вопросы
как: что представляют собой источники права и прежде всего источники института правозащитной деятельности? Какие требования
предъявляются к источникам права вообще и к источникам института правозащитной деятельности, в частности? Что представляет
собой институт правозащитной деятельности? Каково содержание
конституционных принципов и принципов института правозащитной деятельности, их сходство и отличие? Главное – насколько обоснованно утверждение, что Конституцию Российской Федерации
вправе признать важнейшим источников института правозащитной
деятельности?
Предназначение Конституции Российской Федерации емко представлено в ее Преамбуле, а именно «Исходя из ответственности за
свою Родину перед нынешним и будущим поколениями, сознавая себя
215
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской
Федерации»1. Весьма пафосно и значительно представлено устремление важнейшего закона государства, а таким ли он получился?
В статье 2 Конституции РФ утверждается, что «Человек, его права
и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Согласно ч. 3 ст. 3 Конституции РФ «3. Высшим непосредственным выражением народа являются референдум и свободные выборы,
что подтверждает утверждение о том, что «единственным источников власти в Российской Федерации является ее многонациональный
народ».
Звучит прекрасно, радости нет границ, но если граждане высшая
ценность, народ в целом – единственный источник власти, почему в ст.
104 Конституции РФ им, ему не нашлось места на закрепление права
на законодательную инициативу? Не потому ли в законодательстве
масса пробелов, легко и часто используемых против «указанной ценности» в жилищной, трудовой, земельной сферах, то есть там, где и
обитает народ, то есть в тех сферах, где более 80% изъято небольшой
частью миллионеров и миллиардеров «умеющих» увеличивать свое
богатство даже в сложнейших экономических условиях?
Доказательств настоящему несоответствию между провозглашенным в Основном законе и действительностью – масса. В условиях
экономических санкций, когда ежедневно растут цены на самое необходимо для обозначенной в статье конституции высшей ценности
(хлеб, молочные изделия, одежда, обувь, жилье, свет, вода, газ, электричество, проезд во всех видах транспорта) доказывается, что непомерные должностные оклады первых лиц снижать нельзя, ибо тогда
руководители не способны будут нанять хороших специалистов, сообщать народу кто и какие приобрел яхты, летательную технику,
дворцы и виллы зарубежом, так как это слишком волнительно для
тех кто трудится с раннего утра до позднего вечера.
Значимость Конституции РФ закреплена практически во всех главах, однако особую значимость следует признать за статьями 15 и 56,
ибо их содержание является основой для конкретной правомерной
деятельности, направленной на получение ответа от властей (законодательной, исполнительной и судебной), почему до сих пор мало
что сделано, чтобы их содержание (ст. 15, 56) работало, действовало,
а не лишь радовала глаз и слух.
Внимательно вчитаемся в содержание вышеназванных статей. «1
Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую
силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской
Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Россий216
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ской Федерации не должны противоречить Конституции Российской
Федерации…». Итак, Конституция РФ: а) имеет высшую юридическую
силу, а почему не является высшим юридическим законом, иметь и
быть далеко не одно и то же; б) имеет прямое действие, а почему не
обязательна к исполнению в первую очередь, ведь слова иметь прямое
действие и обязательно исполняться в первую очередь, разное имеют
содержание; применяется на всей территории Российской Федерации. Если это так, то зачем в ч. 6 ст. 76 Конституции РФ черным по белому записано «В случае противоречия между федеральным законом
(Конституция еще выше) и нормативным правовым актом субъекта
Российской Федерации … действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации». Спрашивается куда же делись: а) высшая юридическая сила; б) прямое действие; в) запрет противоречия
Конституции РФ?
Подтверждением тому, что ст. 76 Конституции РФ по нашему
убеждению не должна была содержать ч. 6, является ч. 2 ст. 15, гласящая: «2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституции Российской Федерации и законы».
Далее, согласно ч. 3 ст. 15 Конституции РФ «3. Законы подлежат
официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права,
свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться,
если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».
Прекрасно, убедительно, однако официально опубликованные законы 99% населения никогда не видело и если не будет возложения
обязанности на конкретные органы, объединения, должностных лиц
доводить их до всеобщего сведения никогда и знать не будут. На вопрос почему, ответ один, – есть принцип – незнание закона не освобождает от ответственности, который использовался, используется и будет
использоваться, а ведь совсем несложно для каждой категории граждан: работающих, пенсионеров, военнослужащих, военнообязанных,
студентов, школьников в газетах «Метро», «Комсомольская правда»,
публикациях издаваемых муниципальными органами учредить рубрику: «Ваш закон», «Ваше право», «Закон предупреждает» и т. п.
Наиболее проблемной, в последние годы, особенно месяцы, стало
содержание ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой «4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются составной частью ее правовой системы.
Если международным договором Российской Федерации установлены
иные правила, чем предусмотренные законом, то применяется правило международного договора».
217
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Проблема заключается в том, что общепризнанные принципы и
нормы международного права содержаться в международных договорах Российской Федерации, следовательно, они обязаны исполняться в первую очередь и обязательно, коль скоро мы это закрепили
в ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации. Все бы хорошо, да
события с Крымом, Севастополем, требованиями Европейского Суда
по правам человека по иску бывших владельцев «Юкоса» на баснословную сумму заставили думать, а зачем было загонять страну в тупик из-за желания, далеко не обоснованного, свои законы подчинять
международному праву до такой абсурдной степени?
Не уверены в том, что наделение Конституционного суда Российской Федерации правом решать какие постановления, решения Европейского суда по правам человека исполнять, а какие отклонять, прибавит авторитет нашему правовому, демократическому государству,
при сохранении в незыблемости содержание ч. 4 ст. 15 Конституции
Российской Федерации.
Как нам представляется, необходимо было бы не подрывая авторитет Российской Федерации и ее Основного закона, руководствуясь ст. 135 Конституции РФ внести изменения в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ следующего содержания: «4. Общепризнанные принципы и
нормы международного права, не противоречащие государственным
интересам, суверенитету и верховенству Конституции РФ …», далее по
тексту.
Настала пора всестороннего исследования содержания статьи 56
Конституции РФ, также имеющей особое значение для института
правозащитной деятельности и содержания конституционно-правового статуса гражданина Российской Федерации, ибо на ее основе
обеспечивается реализация и защита прав, свобод и законных интересов граждан даже в условиях чрезвычайного положения.
Согласно ст. 56 Конституции РФ «1. В условиях чрезвычайного положения, для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя, в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и
свобод с указанием пределов и сроков их действия». Из содержания
части 1 ст. 56 Конституции РФ следует, что: а) для обеспечения безопасности граждан, как видим граждане здесь признаются ценнее
конституционного строя, б) для защиты конституционного строя, в)
в соответствии с федеральным законом в условиях ЧП могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод граждан, г) однако
ограничения требуют указания пределов и сроков действия.
Итак, все четко и ясно, что возможно ограничение прав и свобод
человека и гражданина, но прежде всего для его безопасности, для
218
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
защиты конституционного строя, и с обязательным указанием пределов ограничений, времени их действия. Главное, чтобы имело место фактическое наличие условий чрезвычайного положения. Более
того, согласно ч. 2 исследуемой статьи, чрезвычайное положение может вводиться а) при наличии обстоятельств, б) в порядке установленных федеральным конституционным законом2.
Доступно содержание части 3 ст. 56 Конституции РФ, в которой
представлены те права и свободы граждан, которые «не подлежат
ограничению», а именно право на жизнь (ст. 20), охрана достоинства
личности, либо ее умаление (ст. 21), право на неприкосновенность
частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства (ч.1 ст. 23), право на недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица,
без его согласия (ст. 24), право на свободу совести, вероисповедания
(ст. 28), право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом
экономической деятельности (ч. 1 ст. 34), право на жилище (ч. 1 ст.
40), право на судебную защиту и обращение в межгосударственные
органы по защите прав и свобод человека (ст. 46), право на рассмотрение дел в суде по подсудности и с участием присяжных заседателей
(ст. 47), право на получение квалифицированной юридической помощи [3, 482 с. ] (ст. 48), право на защиту от необоснованных обвинений (ст. 49), право не предпринимать использование доказательств
виновности с нарушением федерального закона (ст. 50), право на отказ свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких
родственников (ст. 51), право на доступ к правосудию и компенсацию
причиненного ущерба (ст. 52), право на возмещение вреда государством (ст. 53), право на не применение законов, не имеющей обратной
силы (ст. 54).
Содержание настоящей статьи со всей очевидностью свидетельствует о том, что законодательно основные права и свободы, закрепленные ст. 20–21, 23 ч. 1, 24, 28, 34 ч. 1, 40 ч. 1, 46–54 Конституции
Российской Федерации имеют прямое отношение к институту правозащитной деятельности и наделяют правом относить Конституции
Российской Федерации к важнейшему источнику.
Что же понимается под источником4 института правозащитной
деятельности и какие требования предъявляются к нему? Под источником любого права принято понимать законы и подзаконные
акты, но только те, которые в полной мере отвечают международноправовым требованиям5: а) находятся в полном соответствии с международно-правовыми актами, определяющими и закрепляющими
международные стандарты прав и свобод человека (право на жизнь
219
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
и охрану здоровья, право на труд, право на жилище, право на образование, право на судебную защиту); б) обеспечение высшей юридической силы основному закону государства; в) введение законов в законную силу высшим законодательным органом; г) наличие у граждан права на законодательную инициативу; д) экономическое обеспечение каждой нормы закона; е) создание механизма всестороннего контроля и надзора за соблюдением законопредписаний.
Содержанием, правовой основой любого правового института,
тем более отрасли права являются принципы – основополагающие
начала, на основе которых они, то есть отрасли и институты права
формируются и функционируют. Вначале представим классификацию конституционных принципов, которые одновременно таковыми
являются для Конституции и конституционного права. Следует акцентировать внимание на том, что сколько авторов разработавших
комментарии6 к Конституции РФ, издавших учебники и учебные пособия7 по конституционному праву, столько «обоснованных» вариантов конституционных принципов.
Как нам представляется, более убедительно и обоснованно содержание принципов Конституции и конституционного права впервые
было представлено профессором Зиновьевым А. В. совместно с другими ученными, в учебнике Конституционное право России8.
Для нужд настоящей статьи, по мнению автора, нет необходимости в представлении классификации принципов Конституции
РФ, ибо они одновременно и в полном объеме, либо частично являются и принципами института правозащитной деятельности. Подробно и содержательно они представлены в работе Боера В. М., Глущенко П. П., Сербина М. В.9
Представив ответы на все вопросы, имевшие прямое отношение
к теме статьи автор обязан и вправе, дать ответ, касающийся вопроса – обоснованно ли признавать Конституцию Российской Федерации важнейшим источником института правозащитной деятельности? Автор убежден в этом, несмотря на те многие замечания и
выводы, сделанные относительно отдельных статей различных глав
Конституции Российской Федерации.
В 2013 г. в докладе, посвященном 20-летию Конституции, нами
было сделано обоснованное подтверждение тому, что проблемы не
в содержании Конституции, а в том как ее понимают простые смертные и власть имущие10. Обоснованность утверждения о том, что
именно Конституция России является важнейшим источников института правозащитной деятельности, его механизма, на вооружении которого находятся правовые методы, правовые средства и правовыми способы подкрепляется фактически всеми 137 ее статьями,
220
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
в которых представлены нормы – принципы, нормы – гарантии реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан.
1 В дальнейшем Конституция Российской Федерации – Конституция РФ.
2 Подробнее см.: Боер А. А., Красняков С. Н. Полномочия органов государственной власти – субъектов чрезвычайных правоотношений по обеспечению
реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан // Закон.
Право. Государство. 2015. № 2 (6). С. 105–115.
3 Подробнее см.: Глущенко П. П. Юридическая помощь: право, обязанность,
возможность и реальность ее получения // Юридическая помощь – обязанность государства и (или) долг и обязанность юриста?: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной Дню юриста
2–3.12.2015. СПб.: ГУАП, 2015.
4 См.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Правозащитная деятельность:
современная теория и практика защиты прав, свобод и законных интересов
граждан: УМП. М.: Юрист, 2014. С. 33–38.
5 Там же. С. 26–27.
6 Комментарии к Конституции Российской Федерации / под ред. С. А. Комарова. СПб.: Юрид. институт, 2008. С. 11–51.
7 Конституционное право России: учеб. / отв. ред. А. Н. Кокотов, М. И. Кукушкин. М.: Норма, 2008. С. 108–117.
8 Конституционное право России. 2-е изд. / П. П. Глущенко. СПб.: Питер,
2012. С. 44–51, 54–57.
9 Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 53–59;
Боер В. М., Глущенко П. П. Роль и место принципов института правозащитной
деятельности в механизме реализации и защиты прав и свобод граждан // Закон. Право. Государство. 2014. № 4. С. 216–221.
10 См.: Боер В. М., Глущенко П. П. Несоблюдение предписаний Конституции
Российской Федерации порождает противоречия и проблемы во взаимоотношениях федеральной власти с властью субъектов федерации // Закон. Право.
Государство. 2013. № 1. С. 230–236.
221
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ГРЕЧИХИНА Наталья Александровна
ведущий специалист-эксперт ТУ Росимущества в Санкт-Петербурге, референт
государственной гражданской службы Российской Федерации 3 класса,
магистрантка юридического факультета ГУАП
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ
ОТ ВОВЛЕЧЕНИЯ В ДЕСТРУКТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ
Аннотация: В статье рассмотрены вопросы, относящиеся к проблемам применения правовых механизмов защиты несовершеннолетних граждан Российской Федерации от воздействия деструктивных организаций (сект).
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, секты, деструктивная
организация, несовершеннолетние граждане, юридическая ответственность, правовое государство, юридическая помощь, органы государственной власти, органы
местного самоуправления, суды, прокуратура, полиция.
Annotation: The article considers the issues related to the problems of application
of legal mechanisms for the protection of minor citizens of the Russian Federation from
exposure to destructive organizations (sects).
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, sects, destructive
organization, minor citizens, legal liability, legal state, legal aid, public authorities, local
government bodies, courts, prosecutors, police.
Актуальность данной темы очевидна. За последние 25 лет Россию
наводнили различного толка секты, ставшие стихийным бедствием.
Путем применения различных методик представители подобных организаций буквально затаскивают наших граждан, в том числе несовершеннолетних, в свои сети для достижения своих преступных
целей. Секты доводят своих адептов до абсолютного подчинения и
овладевают физическими и материальными ресурсами нового члена.
Необходимо отметить, что психика несовершеннолетних граждан
несформирована и подвержена влиянию, а отсутствие жизненного
опыта зачастую не позволяет детям разобраться в происходящем и
вовремя обнаружить опасность и обман. Более подвержены вовлечению в секты лица от 14 до 18 лет. Особенностями психики несовершеннолетних являются потребность в самоутверждении, самоопределении, в желании доказать свою самостоятельность, заявить о
ценности своей личности во взрослом мире. Реализовать данные потребности подростки могут в рамках контактной группы, в которую
стремятся войти. Этим и пользуются секты. Подросток очень легко
входит в секту. Члены данной организации встречают нового адепта
очень радушно и, завоевав его доверие, запускают процесс психологической обработки. Члены культа замещают собой членов семьи ре222
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
бенка, и он перестает воспринимать родителей как социально-значимых людей. Несовершеннолетние граждане не могут себя защитить
себя самостоятельно. П. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации
закреплено, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства[1, ст. 38].
Ключевым методом защиты детей от вовлечения в деструктивные культы является, безусловно, предупреждение, т. е. разъяснение несовершеннолетним опасности данных организаций, методов
вербовки, последствий пребывания в секте, а также информирование о том, под какими «масками» в настоящее время деструктивные
организации ведут свою деятельность. Должностные лица должны
знать, какие организации действуют на подведомственной им территории, и своевременно оповещать учебные заведения и администрации районов, даже если юридически закрыть их не представляется
возможным из-за пробелов в законодательстве или отсутствия доказательной базы разрушительной составляющей секты. Необходимо
отметить, что в настоящее время уже разработана деловая игра для
школьников «как не попасть в секту».
Однако зачастую бывает, что один из родителей несовершеннолетнего гражданина становится адептом секты (с любой организационно-правовой формой) и вовлекает своего ребенка в указанную
организацию вопреки воле второго родителя. П. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации закреплено, что забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей [1, ст. 38]. Данная
норма нашла отражение и в п. 1 ст. 61 Семейного кодекса Российской
Федерации. Также п. 2 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации гласит, что все вопросы, касающиеся воспитания и образования
детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из
интересов детей и с учетом мнения детей. Родители (один из них)
при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением этих разногласий в орган опеки и попечительства или в суд
[2, ст. 65]. Таким образом, посещать организацию ребенок может по
взаимному согласию родителей и с учетом мнения ребенка. В целях
разрешения указанной проблемы и защиты прав ребенка одному из
родителей необходимо обратиться в органы опеки и попечительства
или в суд.
Однако пребывание ребенка в секте отражается отрицательно на
его физическом и психическом здоровье. П. 1 Ст. 63 Семейного Кодекса
Российской Федерации установлено, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей [2, ст. 63]. Они обязаны
заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. За неисполнение родителями за223
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
крепленных Семейным кодексом обязанностей Кодексом Российской
Федерации об административных правонарушениях установлена
(далее – КоАП РФ) административная ответственность. Указанный
вид ответственности нашел отражение в статье 5.35 «неисполнение
родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних» [3, ст. 5.35]. Необходимо отметить, что административным
правонарушением признается как виновное противоправное действие, так и бездействие. То есть к ответственности может быть привлечен родитель, вовлекший в деструктивную организацию своего
ребенка, так и родитель, не воспрепятствовавший данному деянию.
Однако в случае, если оставление ребенка с родителями или одним
родителем является опасным для ребенка, близкие родственники,
органы или организации, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних, общеобразовательные организации
и другие организации, а также прокурор может подать иск в суд об
ограничении родительских прав в соответствии со ст. 73 Семейного
кодекса Российской Федерации [2, ст. 73]. Если родители (один из
них) не изменят своего поведения, указанные органы по истечении
шести месяцев после вынесения судом решения об ограничении родительских прав обязаны предъявить иск о лишении родительских
прав в порядке, установленном ст. 70 Семейного кодекса Российской
Федерации [2, ст. 70]. Родители также могут быть привлечены к уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в соответствии со ст. 156 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Необходимо отметить, что в секте несовершеннолетний гражданин может быть вовлечен также в совершение преступления либо
антиобщественных действий. Лица, вовлекшие несовершеннолетних
в указанные противоправные деяния, привлекаются к уголовной ответственности в соответствии со ст. 150, 151 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Далеко не всегда ребенок вовлекается в секту по прямой вине
родителей. Бывает, что ребенок каким-либо образом вовлекается
в секту без воли родителей, и родители всеми силами стараются воспрепятствовать времяпрепровождению ребенка в секте и вернуть
его в семью и реальность. Если секта зарегистрирована как религиозная организация, следует обратиться к Федеральному закону от
26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» (далее – Закон № 125-ФЗ). Согласно п. 5 ст. 3 Закона № 125-ФЗ
запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а
также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия
224
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
их родителей или лиц, их заменяющих [5, ст. 3]. В случае если родители такого согласия не давали, необходимо обратиться в районную
прокуратуру с соответствующим заявлением о привлечении лиц, вовлекающих ребенка в религиозную организацию, к ответственности. За нарушение Закона № 125-ФЗ предусмотрена административная ответственность согласно ст. 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» [3, ст. 5.26].
В школах, университетах и других учебных заведениях можно
встретить так называемых миссионеров, проводящих беседы с несовершеннолетними, раздающих религиозные агитационные материалы и даже совершающих обряды. Большинство «миссионеров»,
пользуясь отсутствием правовой культуры граждан, ссылаются на
ст. 28 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания,
включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ним [1, ст. 28]. Но «миссионеры» забывают
о п. 2 ст. 14 Конституции Российской Федерации, установившем, что
религиозные объединения отделены от государства и равны перед
законом [1, ст. 14], о п. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации,
закрепившем, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц [1, ст. 17], а
также о п. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, определившем, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства [1, ст. 55]. На основании
указанных норм обратимся к п. 2 ст. 4 Закона № 125-ФЗ, в соответствии с которым государство должно обеспечивать светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, а в соответствии с п. 5 ст. 4 религиозное объединение не выполняет ряд функций, в том числе государственных
учреждений [5, ст. 4]. Также пп. 6 п. 1 ст. 3 Федерального закона «Об
образовании» от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ (далее – Закон № 273-ФЗ)
предусмотрено, что государственная политика и правовое регулирование отношений в сфере образования основываются, в том числе, на
принципе светского характера образования в государственных, муниципальных организациях, осуществляющих образовательную деятельность [6, ст. 3]. Таким образом, пропагандистская деятельность
225
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
сектантов и/или симпатизирующих им преподавателей, является
незаконной. Необходимо также отметить: в целях обеспечения общественной безопасности, предупреждения возможных террористических, экстремистских актов и других противоправных действий
в отношении воспитанников, педагогических работников и технического персонала, в образовательных учреждениях организован пропускной режим, таким образом посторонние не должны допускаться
на территорию объектов. Но каким-то «чудом» миссионеры попадают в образовательные учреждениях. В таких случаях в первую очередь необходимо обратиться в адрес руководства образовательного
учреждения. В соответствии с п. 3 ст. 26 Закона № 273 единоличным
исполнительным органом образовательной организации является
руководитель образовательной организации (ректор, директор, заведующий, начальник или иной руководитель), который осуществляет текущее руководство деятельностью образовательной организации [6, ст. 26], а в соответствии с п. 8 ст. 51 Закона № 273 именно
руководитель образовательной организации несет ответственность
за руководство образовательной, научной, воспитательной работой
и организационно-хозяйственной деятельностью образовательной организации [6, ст. 58]. Если по соответствующему обращению
не приняты меры, необходимо написать обращение в органы управления образованием, а также подать жалобу в прокуратуру района
по местонахождения образовательного учреждения. За нарушение
предусмотренных Законом № 273 прав и свобод обучающихся предусмотрена административная ответственность в соответствии со
ст. 5.57.«Нарушение права на образование и предусмотренных законодательством об образовании прав и свобод обучающихся образовательных организаций», а также ст. 19.30. «Нарушение требований
к ведению образовательной деятельности и организации образовательного процесса» КоАП РФ [3, ст. 5.57, 19.30].
Все вышеизложенные действия возможно применить только
в случае, если деструктивная организация зарегистрирована в качестве религиозной организации. Однако в современном мире многие
секты наоборот отрицают свою религиозную направленность и регистрируются в качестве спортивных, общественных и некоммерческих организаций.
С начала 1990-х годов образовательные учреждения, в основном
школы и учреждения дополнительного образования, наводнили
секции восточных единоборств (айкидо, кунфу Шаолинь, ушу, фалуньгун), но далеко не все они являются спортивными секциями,
способствующими укреплению здоровья детей и их развитию. Многие из подобных секций требуют от ученика принятие своей миро226
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
воззренческой модели, навязывают чужеродную культуру, изучение
религиозной философии. В ряде секций практикуется чтение мантр
перед занятием, пассивная медитация, а в приемы так называемого
рукопашного боя включены элементы активной медитации дзен.
Чтобы окончательно разобраться в ситуации, приведем авторитетные определения медитации и мантры. В Большом энциклопедическом словаре представлены следующие определения: «медитация
(от лат. meditatio – размышление) – умственное действие, цель которого – приведение психики человека в состояние углубленности и сосредоточенности; сопровождается телесной расслабленностью, отсутствием эмоциональных проявлений, отрешенностью от внешних
объектов. Методы медитации многообразны. Играет важную роль
в индийской философии и религии (особенно в йоге), в Др. Греции –
в пифагореизме, платонизме и неоплатонизме, в мистике суфизма,
отчасти – православия (т. н. «умное делание») и католицизма. Интерес к медитации и ее психотерапевтическим аспектам характерен
для некоторых течений психоанализа (К. Г. Юнг)» [12 стр. 825]; «мантры – ритуальные и заклинательные формулы ведизма и индуизма»
[12 стр. 801]. Таким образом, наблюдается прямая связь с религией
и оккультизмом. В процессе медитации также наносится вред физическому здоровью гражданина – угнетаются многие жизненные
функции. Опасность медитации состоит ещё и в том, что в сознание,
подвергшееся медитативному воздействию, можно вложить нужные
для кого-либо мысли, и субъект будет считать их истиной в последней инстанции. Небольшое наблюдение: во всех сектах необуддистского направления существует культ личности основателя отрасли
боевого искусства.
Конечно, на законодательном уровне разработана целая процедура согласования предоставления в аренду государственного
имущества, закрепленного за государственной или муниципальной
организацией. В соответствии с п. 4 ст. 13 Федерального закона от
24.07.1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» заключению договора аренды имущества государственной или муниципальной организации, образующей социальную инфраструктуру для детей, предшествует проводимая
учредителем такой организации оценка последствий заключения
такого договора для обеспечения жизнедеятельности, образования,
развития, отдыха и оздоровления детей, оказания им медицинской
помощи, профилактики заболеваний у детей, их социальной защиты
и социального обслуживания [7, ст. 13]. В соответствии с пунктом 2
Правил проведения оценки последствий принятия решения о реконструкции, модернизации, об изменении назначения или о ликвида227
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ции объекта социальной инфраструктуры для детей, являющегося
федеральной государственной собственностью, заключении федеральной государственной организацией, образующей социальную
инфраструктуру для детей, договора аренды закрепленных за ней
объектов собственности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 14.05.2014 г. № 432 решения об
использовании объектов социальной инфраструктуры принимаются
федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим
функции и полномочия учредителя федеральной государственной
организации, при наличии положительного заключения комиссии
по оценке последствий принятия таких решений (далее – Комиссия)
[8, п. 2]. Сложность принятия решения Комиссией и соответственно
формальный подход к делу, заключается в том, что члены Комиссии
находятся территориально вдали от объектов и видят только представленную им документацию, а также в загруженности Комиссии.
По документам, в том числе учредительным, невозможно выявить
признаки деструктивности и опасности для детей.
В соответствии с постановлением Правительства СанктПетербурга от 12.07.2011 г. № 939 «О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга при
распоряжении имуществом, находящимся в государственной собственности Санкт-Петербурга» решения о предоставлении в аренду
объектов недвижимого имущества, закрепленного на вещных правах за образовательными учреждениями, принимаются районной комиссией по распоряжению объектами недвижимости. Администрация района Санкт-Петербурга принимает решения о распоряжении
объектами недвижимости на основании решения Комиссии путем
издания распоряжений администрации района Санкт-Петербурга [9,
п. 2]. В данном случае территориально Комиссия располагается недалеко от местонахождения объектов недвижимого имущества, члены
Комиссии должны знать организации, действующие на территории
района.
Необходимо отметить, что члены Комиссии как федерального, так
и регионального уровней не являются специалистами по сектоведению, да и распознать деструктивность по документам невозможно.
Таким образом, руководителям учебных заведений необходимо
тщательно контролировать деятельность организаций, которым
сдаются в аренду нежилые помещения, тем более что письмом Министерства образования и науки от 30.08.2005 г. № 03–1572 «Об обеспечении безопасности в образовательных учреждениях» [10, п. 4]
предусмотрено обеспечение системного контроля деятельности организаций, арендующих помещения в образовательном учреждении.
228
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Если родители заметили какие-либо изменения в поведении своего ребенка и при этом он ходит в секцию восточных единоборств,
имеющую необычное название, то в первую очередь им необходимо
проверить, не попал ли ребенок в секту вместо секции – в первую очередь побеседовать с ребенком и узнать подробно, как проходит занятие, обратиться в адрес руководителя учебного заведения, а также
узнать законность занятия организацией помещений в учебном заведении, так как в последнее время участились случаи незаконного
предоставления помещений образовательных учреждений. В случае, если ситуация не разрешится, необходимо обратиться в прокуратуру с заявлением о проведении проверки данной организации на
предмет экстремистской составляющей, а также нарушения прав и
свобод несовершеннолетних граждан.
Таким образом, подводя итоги, необходимо сказать, что специального законодательства против деструктивных организаций,
в том числе для защиты детей от вовлечения в секты, в России нет,
но есть Конституция Российской Федерации, закрепляющая права и
свободы человека и гражданина, а также целый пласт законодательства, направленного на защиту детей.
В заключение хочу отметить, что 31.12.2015 г. утвержден Указ Президента Российской Федерации № 683 «О Стратегии национальной
безопасности Российской Федерации». Данным документом утверждено, что одним из национальных интересов и стратегических национальных приоритетов является сохранение и развитие культуры,
традиционных российских духовно-нравственных ценностей, а основными угрозами государственной и общественной безопасности
являются: деятельность радикальных общественных объединений
и группировок, использующих националистическую и религиозноэкстремистскую идеологию, иностранных и международных неправительственных организаций, финансовых и экономических структур, а также частных лиц, направленная на нарушение единства и
территориальной целостности Российской Федерации, разрушение
традиционных российских духовно-нравственных ценностей. Также
документом установлено, что одной из стратегических целей обеспечения национальной безопасности является сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей
как основы российского общества, воспитание детей и молодежи
в духе гражданственности. Основой общероссийской идентичности
народов Российской Федерации является исторически сложившаяся
система единых духовно-нравственных и культурно-исторических
ценностей, а также самобытные культуры многонационального народа Российской Федерации как неотъемлемая часть российской
229
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
культуры. К традиционным российским духовно-нравственным ценностям относятся приоритет духовного над материальным, защита
человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный
труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм,
историческое единство народов России, преемственность истории
нашей Родины [11, ст. 46]. Также настоящим указом установлено, что
укреплению национальной безопасности в области культуры способствует обеспечение культурного суверенитета Российской Федерации посредством принятия мер по защите российского общества
от внешней идейно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия, осуществление контроля
в информационной сфере и недопущение распространения продукции экстремистского содержания, пропаганды насилия, расовой, религиозной и межнациональной нетерпимости [11, ст. 76, 77]. Данный
указ охарактеризовал современное состояние российского общества
и определил важнейшие условия сохранения национальной безопасности – сохранение традиционных духовно-нравственных ценностей. А разрушение настоящих ценностей и является целью пришедших извне сект. Таким образом, данная проблема выведена на государственный уровень.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации. М., 2015.
2. «Семейный кодекс Российской Федерации» от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (с
изм. и доп., вступ. в силу 01.01.2015 г.).
3. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.01.2016 г.).
4. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ
(ред. от 30.12.2015).
5. Федеральный закон от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» (ред. от 05.12.2012).
6. Федеральный закон «Об образовании» от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ (ред. от
06.04.2015).
7. Федеральный закон от 24.07.1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях
прав ребенка в Российской Федерации» (ред. от 28.11.2015 г.).
8. Постановление Правительства Российской Федерации от 14.05.2014 г. №
432«О проведения оценки последствий принятия решения о реконструкции,
модернизации, об изменении назначения или о ликвидации объекта социальной инфраструктуры для детей, являющегося федеральной государственной
собственностью, заключении федеральной государственной организацией, образующей социальную инфраструктуру для детей, договора аренды закрепленных за ней объектов собственности, а также о реорганизации или ликвидации федеральных государственных организаций, образующих социальную
инфраструктуру для детей».
9. Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 12.07.2011 г. № 939
«О порядке взаимодействия исполнительных органов государственной власти
230
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Санкт-Петербурга при распоряжении имуществом, находящимся в государственной собственности Санкт-Петербурга».
10. Письмо Министерства образования и науки от 30.08.2005 г. № 03-1572
«Об обеспечении безопасности в образовательных учреждениях».
11. Указ Президента Российской Федерации от 31.12.2015 г. № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».
12. Большой энциклопедический словарь. М., 1998.
231
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ЛЕУШЕВА Марта Владимировна
ведущий специалист–юрисконсульт, магистрантка юридического факультета ГУАП
РОЛЬ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В СПОРАХ,
ВОЗНИКАЮЩИХ МЕЖДУ СУБЪЕКТАМИ ЗЕМЕЛЬНЫХ
ПРАВООТНОШЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ ГРАНИЦ
ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ
Аннотация: Статья посвящена показу роли юридической помощи в спорах,
возникающих между субъектами земельных правоотношений в отношении границ земельных участков. В ней исследуются вопросы, касающиеся прав и обязанностей субъектов земельных правоотношений.
Ключевые слова: Российская Федерация, Конституция Российской Федерации, земельное законодательство, Земельный кодекс, земельные правоотношения, полномочия органов государственной власти, юридическая помощь.
Annotation: The article is devoted to show the role of legal assistance in the
disputes arising between subjects of land legal relations in respect of land boundaries.
It explores the issues concerning the rights and duties of subjects of land legal
relations.
Keywords: Russian Federation, the Constitution of the Russian Federation, land
law, Land code, land legal relations, the powers of state authorities, legal assistance.
Земля является важнейшим природным ресурсом, участвующим
в гражданском обороте. Конституцией Российской Федерации установлено, что земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности
народов, проживающих на соответствующей территории, подтверждая основополагающую роль земельных участков в социальных, экономических, политических и правовых отношениях. Земля и другие
природные ресурсы могут находиться в частной, государственной,
муниципальной и иных формах собственности [1, ст. 9].
В соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации
каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами [1, с. 35]. Исходя из анализа правовых норм – земельные
участки могут находиться в частной собственности как физических,
так и юридических лиц. В этой связи земельные участки зачастую являются предметом многочисленных споров и, следовательно, является предметом судебных тяжб.
Выбор данной темы обусловлен тем, что в рамках постоянно меняющегося законодательства гражданам все сложнее и сложнее ус232
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ледить за этим, и соответственно, защитить себя и свое имущество,
в том числе земельный участок.
По смыслу правовых норм, земельный участок является недвижимой вещью, которая представляет собой часть земной поверхности и имеет характеристики, позволяющие определить ее в качестве
индивидуально определенной вещи [2, ст. 6]. Однако для полноценного объекта правоотношений земельный участок должен иметь
границы, установленные в соответствии с нормами действующего
законодательства и подтвержденные правоустанавливающим документом.
Границы между земельными участками должны быть такими же
четкими и бесспорными, как и государственные границы. Границы
земельного участка часто не соответствуют документальным данным, или же отсутствуют совсем какие-либо обозначенные границы
участка, которые могут отделять вашу собственность и свидетельствовать о принадлежности земли именно конкретному гражданину.
Местоположение границ земельных участков устанавливаются
в процессе межевания и проведения топографической съемки, с помощью которых все данные четко фиксируются в документах – в межевом плане. Про местоположение характерных точек границ между
земельными участками можно сказать коротко: границы между земельными участками должны быть документально подтверждены
и оформлены по всем правилам; согласование границ земельного
участка с соседями необходимо.
Согласование границ земельного участка для многих является достаточно тревожным и спорным делом. Зачастую только суд вправе
положить конец затянувшемуся конфликту, инициатором которого
стал один из смежных землепользователей. Нарушение границ земельного участка со стороны смежных землепользователей – одно
из наиболее часто встречающихся дел, рассматриваемых судами
в рамках земельных правоотношений. Каждый владелец земельного надела может оказаться вовлеченным в судебные разбирательства, если смежными землепользователями было допущено нарушение границ земельного участка. Чтобы дать нарушителям достойный процессуальный ответ, необходимо содержать в порядке документы. Особенно документы, подтверждающие границы земельного
участка. Именно земельный спор с давних времен приводил к ссорам
вплоть до военных действий. В наше время правильнее всего вооружиться знаниями.
При недостижении согласия между смежными землепользователями в отношении границ земельных участков, нарушение границ
участков нейтрализуется в суде. В силу Земельного кодекса РФ и
233
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Гражданско-процессуального кодекса РФ, земельный спор подлежит
рассмотрению в суде в порядке искового производства.
Каждый может ознакомиться с законодательными документами,
но не каждый готов применить эти знания на практике. Поэтому,
если возник земельный спор по границам земельного участка, правильнее всего обратиться к профессионалу. Статьей 48 Конституции
Российской Федерации каждому гарантируется право на получение
квалифицированной юридической помощи [1, ст. 48]. Закрепление
права на квалифицированную юридическую помощь в Конституции РФ свидетельствует об общегосударственном значении данного
права и создает гарантии получения юридической помощи любым
нуждающимся в ней лицом.
Общим принципом является то, что использование своих прав не
должно осуществляться во вред соседям. В соответствии со статьей
10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление
гражданских прав (злоупотребление правом) [3, ст. 10]. Следовательно, если будут допущены нарушения прав граждан со стороны
смежного землепользователя, то можно требовать не только устранения нарушений, но и возмещения убытков, а также привлечения
его к ответственности в иной форме.
Не исключено, что в сведениях государственного кадастрового
учета была допущена ошибка при определении местоположения границ земельных участков, поэтому нужно обратиться в орган кадастрового учета или к собственнику смежного участка с заявлением
о необходимости ее исправления в соответствии со ст. 28 Федерального закона от 24.07.2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре
недвижимости». Сведения о снятии возражений в отношении местоположения границы земельного участка будут впоследствии внесены в акт согласования.
Если местоположение границ не было согласовано в добровольном порядке, придется обратиться в суд (ч. 3.1 ст. 25, ч. 5 ст. 40 Федерального закона «О государственном кадастре недвижимости»). Для
этого необходимо подготовить исковое заявление об установлении
местоположения границ земельного участка и пакет документов (ч.
2 ст. 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
При подготовке иска необходимо обратить внимание суда на те
объекты (природные или искусственные, существующие на местности 15 лет и более), на основании которых определялось местополо234
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
жение границ спорных участков. Подобными объектами являются
заборы, деревья, иные насаждения или столбы.
Данная информация очень важна, поскольку при отсутствии документального подтверждения границ участка его местоположение
определяется только по названным объектам [4, ч. 7 и 9 ст. 38].
Имеет значение правильная формулировка требований к суду. Исковые требования, в зависимости от обстоятельств дела, могут быть
следующими:
– признать местоположение смежной границы земельного участка
ответчика кадастровой ошибкой;
– установить смежную границу между земельными участками
(как правило, в соответствии с координатами, указанными в заключении кадастрового инженера).
К исковому заявлению могут быть приложены документы, определенные ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации, а также сведения из государственного кадастра недвижимости в отношении спорных участков.
При рассмотрении дела может потребоваться назначение землеустроительной экспертизы для разрешения вопроса о том, были ли
проведены кадастровые работы в соответствии с требованиями законодательства, а также о том, по каким координатам необходимо
устанавливать местоположение смежной границы двух спорных
участков [5, ст. 79].
После вступления решения суда в законную силу нужно обратиться в орган кадастрового учета с заявлением об осуществлении
кадастрового учета в связи с уточнением границ участка на основании решения суда [4, ч. 4 ст. 28].
Тема собственности на землю и, как следствие, земельных споров,
близка и актуальна. Все конфликты так или иначе связанные с землей, как правило, ущемляют или нарушают право собственника распоряжаться, владеть или пользоваться земельным участком. Большинство решений земельных вопросов затягивается на длительный
срок.
Многие граждане в силу обстоятельств даже не знают, как им защитить свои права, как в случае нарушения местоположения границ их земельных участков. Стоит ли им обратиться в суд или мирно
решить проблему? Большинство граждан предпочитают обращаются к специалистам, для оказания юридической помощи. В этой
связи оказание квалифицированной юридической помощи крайне
необходимо для решения споров, возникающих между субъектами
земельных правоотношений в отношении границ земельных участков.
235
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Источники:
1. Конституция Российской Федерации.
2. Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 г. № 136-ФЗ.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994
г. № 51-ФЗ.
4. Федеральный закон от 24.07.2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости».
5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от
14.11.2002 г. № 138-ФЗ.
236
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ГУАП
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ГУАП
В 2015 году юридическому факультету Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения
(ГУАП) исполнилось 20 лет. С первых дней деятельности факультета
его возглавил доктор юридических наук, профессор, Заслуженный
юрист Российской Федерации Виктор Матвеевич Боер.
У истоков основания факультета и первыми его преподавателями
были известные, с мировым именем ученые-правоведы, специалисты
в области теории и истории государства и права, конституционного
права, такие как доктора юридических наук, профессора А. И. Королев, Э. В. Кузнецов, К. Е. Ливанцев, Д. И. Луковская, Л. Б. Тиунова.
По мере становления и введения новых учебных курсов коллектив факультета пополнился специалистами в области дисциплин цивилистического, уголовно- и государственно-правового циклов, гуманитарных наук.
Научно-педагогическую деятельность осуществляли известный
теоретик права и государствовед доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Зиновьев А. В.; один из основателей
российской системы чрезвычайного законодательства доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Янгол Н. Г.;
авторитетный российский криминалист доктор юридических наук,
профессор, заслуженный деятель науки, заслуженный юрист России
Возгрин И. А.; защитивший первым в России диссертацию на соискание ученой степени доктора социологических наук, профессор Ковалев Г. Д.; специалист в области мусульманского права доктор юридических наук, профессор Цмай В. В.
В это же время в коллектив факультета вошли кандидат экономических наук, доктор юридических наук, профессор Игнатьева С. В.,
обеспечивающая до настоящего времени преподавание курса финансового права, кандидат юридических наук, доктор исторических наук,
профессор Журавлев В. А. (история отечественного государства и
права), кандидат философских, доктор юридических наук, профессор
Федоров В. П. (философия и социология права), доктор юридических
наук, профессор, заслуженный юрист России Сафин Ф. Ю. (криминология и уголовное право), доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Ромашов Р. А. (гражданский процесс), доктор юридических наук, профессор Городинец Ф. М. (уголовно-исполнительное право), кандидат юридических наук, профессор, заслуженный
юрист России Смольяков А. А. (трудовое право), кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Бородин С. С. (административное право), доктор юридических наук, профессор Гель237
ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ГУАП
дибаев М. Х. (уголовно-процессуальное право), доктор юридических
наук, профессор Григонис Э. П. (теория государства и права), доктор
юридических наук, профессор Ломакина И. Б. (обычное право), доктор юридических наук, профессор Алати Н. Б. (основы социального
государства), доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Иванов В. А. (международное сотрудничество
в борьбе с преступностью), доктор психологических наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы Российской Федерации Шаранов Ю. А. (юридическая психология), доктор юридических наук, профессор Ячменев Ю. В. (гражданское право), доктор юридических наук,
профессор Агаев Г. А. (уголовное право), доктор юридических наук,
профессор, заслуженный юрист России Глущенко П. П., доктора юридических наук, доценты Старовойтова О. Э. (теория государства и права),
Болотина Е. В. (налоговое право), Булатов Р. Б. (муниципальное право),
кандидаты юридических наук, доценты Боер А. А. и Ромашова Г. Т.
(гражданское