close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

SemenovaFominaVorobieva

код для вставкиСкачать
Министерство образования и науки российской федерации
Федеральное государственное автономное образовательное
учреждение высшего профессионального образования
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ
Е. Г. Семенова, А. В. Фомина, Е. С. Воробьева
Модели и инструменты
прогнозирования и управления
качеством в сфере высшего
образования россии
монография
Санкт-Петербург
2013
УДК 001
ББК 74.58
С30
Рецензенты:
зав. кафедрой информационных систем в экономике СПбГИЭУ «ИНЖЭКОН»
д-р техн. наук, проф. И. А. Брусакова;
зав. кафедрой информационных технологий СПб ун-та управления и экономики
д-р техн. наук, проф. А. В. Карпович
Утверждено
редакционно-издательским советом университета
в качестве монографии
Семенова, Е. Г.
С30 Модели и инструменты прогнозирования и управления качеством в сфере высшего образования россии: монография /
Е. Г. Семенова, А. В. Фомина, Е. С. Воробьева. – СПб.: ГУАП,
2013. – 300 с.: ил.
ISBN 978-5-8088-0805-8
Монография посвящена актуальной проблеме интеграции высшей школы
в реальный сектор экономики в условиях постоянно растущих требований,
предъявляемых к качеству обучения рынком образовательных услуг и рынком труда.
Рассматриваются вопросы формирования единой инновационной стратегической политики в области взаимодействия вузов и промышленного комплекса, удовлетворяющей современным требованиям и перспективам развития Российской Федерации.
Процессы модернизации и реформирования национальной системы высшего образования России рассматриваются с позиций взаимодействия высших учебных заведений и промышленности, что позволяет вузам достичь
конкурентоспособности и лидирующих позиций на мировых рынках и обеспечить долгосрочные потребности инновационного развития национальной
экономики страны в высококвалифицированных кадрах.
УДК 001
ББК 74.58
ISBN 978-5-8088-0805-8
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения (ГУАП), 2013
© Е. Г. Семенова, А. В. Фомина,
Е. С. Воробьева, 2013
Список сокращений
АУ – автономное учреждение
АЭС – атомная электростанция
ВАК – высшая аттестационная комиссия
ВВП – валовой внутренний продукт
ВПО – высшее профессиональное образование
ВРП – валовой региональный продукт
ВТО – Всемирная торговая организация
ВШЭ – высшая школа экономики
ВЭФ – Всемирный экономический форум
ДПО – дополнительное послевузовское образование
ЕГЭ – единый государственный экзамен
ИиР – исследования и разработки
ИОП – инновационная образовательная программа
МГТУ – Московский государственный технический университет
МИП – малое инвестиционное предприятие
НИИ – научно-исследовательский институт
НИОКР – научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы
НИР – научно-исследовательская работа
НИС – национальная инвестиционная система
НИТУ – Национальный исследовательский технологический университет
НИУ – национальный исследовательский университет
НИЯУ – Национальный исследовательский ядерный университет
ННГУ – Нижегородский государственный университет
НОК – научно-образовательный комплекс
НП – научный потенциал
НПР – научно-педагогический работник
НРА – Национальное рейтинговое агентство
НТП – научно-технический прогресс
ООП – основная образовательная программа
ОЭЗ – особая экономическая зона
3
ОЭСР – Организация экономического сотрудничества и развития
ППС – профессорско-преподавательский состав
ПСР – Программа создания и развития
РАМН – Российская академия медицинских наук
РГУ – Российский государственный университет
СамГАУ – Самарский аэрокосмический университет
СНГ – Содружество Независимых Государств
СО РАН – Сибирское отделение Российской академии наук
ССП – система сбалансированных показателей
СФО – Сибирский федеральный округ
ТГУ – Томский государственный университет
ТНЦ – Томский научный центр
ТПУ – Томский политехнический университет
ТУСУР – Томский университет систем управления и радиоэлектроники
УНИК – Институт истории культур
ФГУП – Федеральное государственное унитарное предприятие
ФНПЦ – Федеральный научно-производственный центр
ФЦП – Федеральная целевая программа
ХО – хозяйственное общество
ЮАР – Южно-Африканская Республика
ЮНЕСКО – Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры
ЮФУ – Южный федеральный университет
ARWU (Academic Ranking of World Universities) – Академический рейтинг университетов мира)
BSG (Balanced Score Card) – система сбалансированных показателей
ECTS (European Credit Transfer System) – система зачетных единиц
ENQA (European Network for Quality Assurance in Higher Education) –
Европейская сеть обеспечания качества в высшем образовании
IREG (International Ranking Experts Groug) – Международная экспертная группа
SCIE (Science Citation Index Expanded) – индекс цитирования по естественным наукам
SSCI (Social Sciences Citation Index) – индекс цитирования по общественным наукам
SWOT-анализ – метод стратегического планирования, используемый для
оценки факторов и явлений, влияющих на проект или предприятие. Все факторы делятся на четыре категории: strengths (сильные стороны), weaknesses
(слабые стороны), opportunities (возможности) и threats (угрозы)
4
ВВЕДЕНИЕ
Проблема эффективности управления вузом в современных условиях приобретает особую актуальность с появлением новых требований, предъявляемых к качеству обучения рынком образовательных услуг и рынком труда, полноправным участником которых является высшее учебное заведение.
Качество высшего образования имеет определяющее значение
для успешного развития любой страны, поскольку Национальная система образования является важнейшим поставщиком кадровых и научных ресурсов для всех отраслей экономики страны.
В современных рыночных условиях высшая школа недостаточно
интегрирована в реальный сектор экономики, что выражается как
в несоответствии быстро меняющимся его требованиям и запросам
к подготовке высоквалифицированных кадров, так и в недостаточно активном сотрудничестве вузов и предприятий в области научных исследований и разработок. Недостаток ощущается в формировании единой инновационной стратегической политики в области
взаимодействия вузов и промышленного комплекса, удовлетворяющей современным требованиям и перспективам развития России.
Зарубежная практика свидетельствует о высокой эффективности процессов интеграции образования, науки и производства, реализация которых осуществляется преимущественно в рамках
крупных университетских комплексов – исследовательских университетов. Развитие этой формы интеграции способствует динамичной научно-технологической модернизации экономической системы развитых стран.
В настоящее время национальная система высшего образования России находится в процессе модернизации и реформирования. Эти процессы необходимо рассматривать, в том числе, с позиций взаимодействия высших учебных заведений (далее – вузы)
и промышленности, что в перспективе позволит достичь конкурентоспособности и лидирующих позиций на мировых рынках и обеспечить долгосрочные потребности инновационного развития национальной экономики страны в высококвалифицированных кадрах.
Одним из приоритетных направлений развития высшей школы
определено формирование «сети ведущих университетов России»,
которые в ближайшем будущем должны стать локомотивами научно-технологического развития регионов и страны в целом. Формирование сети ведущих вузов определяет актуальность разработки методического обеспечения для оценки и прогнозирования развития
5
потенциала университетов, определения имеющихся ресурсов, резервов, возможностей и их эффективного использования в рамках
реализации инновационной модернизации.
Ведущие университеты страны функционируют в условиях
сложных социально-экономических изменений, перемен, которые
обусловлены влиянием как со стороны внешних макроэкономических факторов, связанных с глобализационными процессами развития мировой высшей школы, так и со стороны внутренних факторов (негативная демографическая ситуация, реструктуризация
подготовки кадров, «утечка мозгов», проблемы воспроизводства кадрового потенциала и т. д.). В этих условиях конкурентоспособность
и жизнеспособность вузов определяется их способностью адаптироваться к изменениям внешней и внутренней среды, стремлении
к динамичной и гибкой реакции на текущие и перспективные потребности рынка труда, общества и государства, что актуализирует поиск, разработку, внедрение новых моделей и инструментов управления качеством вузов, требует определения приоритетных направлений развития университетов в перспективе. Таким образом, сегодня
ключевой и актуальной задачей в области высшего профессионального образования становится разработка, внедрение и использование
современных методов управления, отвечающих требованиях внешней среды, с целью повышения качества образования.
6
ГЛАВА I. Стратегическая ориентация развития
высшей школы и промышленного комплекса
на инновации
§ 1. Основные направления развития высшей школы
и ключевые факторы ее успеха в современных условиях
За последние десятилетия в мире произошли серьезные глобальные изменения, которые оказали значительное влияние на роль,
функции, форму и способы функционирования национальных систем высшего образования разных государств.
В условиях глобализации знаний, роста массового спроса на образование как в развитых, так и в развивающихся странах, серьезных изменений в промышленности, индустрии информационных
технологий и телекоммуникаций и, как следствие, развития и создания новых образовательных технологий образование становится
важнейшим экономическим и производительным фактором процветания стран. Уровень развития национальной системы образования является не только важнейшим условием экономической
и политической независимости стран, но и необходимым условием
эффективного вхождения в мировое экономическое пространство
и содействия социальному прогрессу.
Движущими силами, изменившими условия деятельности, направленность и функциональные возможности вузов в разных странах, являются [1]:
1. Развитие наукоемких экономических систем и общества знания, что приводит, с одной стороны, к необходимости расширения
охвата населения высшим образованием, повышения уровня образования и подготовки кадров. С другой стороны, этот же фактор,
обусловливает увеличение затрат и обострение конкуренции в высшем образовании и научных исследованиях, что ведет к диверсификации организационных форм, стратегическим альянсам, корпоративным и межкорпоративным сетям и т. д.
2. Рост важности новых информационных и коммуникационных технологий для всех аспектов деятельности университета. Этот
новый фактор приводит к необходимости основательного переосмысления образовательного процесса, роли индивидуализированного интерактивного обучения, личных контактов, командной работы и т. д.
3. Нарастающая глобализация постепенно приводит к глобальной борьбе за студентов и исследовательские контракты, в связи
7
с этим особую остроту приобретают проблемы качества и сравнимости
программ и результатов, однородности и разнообразия, а также методов использования преимуществ культурного разнообразия и т. п.
4. Расширение сферы влияния науки и производственной сферы
в образовательном пространстве, что способствует повышению эффективности национальных систем образования в мире.
Так, И. А. Лиман выделяет две основные группы причин, влекущих за собой необходимость изменений в национальных системах
высшего профессионального образования как в соответствии с общемировыми тенденциями (первая группа), так и в связи с ситуацией в Европе (вторая группа) [2]. Рассмотрим первую группу причин:
1. Коренные преобразования в экономике всех развитых стран,
что связано с ускорением циклов производства товаров и сокращением времени их существования на рынке.
2. Постепенный переход конкуренции в научную сферу. Наиболее успешными являются те, кто быстрее могут разработать и
внедрить новый товар в производство. В современном мире наука
и творчество приобретают ведущую роль в развитии экономики, поэтому организации стремятся привлечь к себе именно молодые кадры (до 30 лет), обладающие высоким профессиональным образованием, при этом нестандартно и по-новому мыслящие. Для многих
стран такие требования становятся определенной проблемой. Так,
в США контингент студентов имеет достаточно высокий средний
возраст (39 % – студенты в возрасте до 22 лет), поэтому подготовить
большое количество необходимых специалистов в возрасте до 30 лет
для США становится проблематичным.
3. Подготовка специалистов, не отвечающих требованиям работодателей и рынка труда. Высшие учебные заведения предоставляют набор теоретических знаний и минимальный комплект практических навыков, которые не позволяют выпускнику вуза сразу
включиться в работу на конкретном предприятии. В ряде стран
предусмотрены различные формы получения дополнительных знаний и навыков, которые могут понадобиться для осуществления
практической деятельности, среди них: дополнительное обучение
на предприятии или в вузе по заказу предприятия; стажировка
в определенной организации для накопления опыта и сдачи квалификационных экзаменов по данной специальности.
Ко второй группе относятся причины, связанные с ситуацией,
сложившейся в Европе.
1. Недостаточное количество специалистов, имеющих высшее образование. Стоит отметить, что США значительно обгоня8
ют объединенные страны Европы по целому ряду показателей,
которые относятся к системе высшего образования. Исключением не является и данный показатель. Так, в США специалистов
с третичной степенью около 40 % от общего количества работников. В Европе эта цифра почти в два раза ниже – 20 %. Соответственно, если количество высококвалифицированных кадров
в Европе меньше, то и общий потенциал у европейских стран
ниже.
2. Низкое количество иностранных граждан, обучающихся в Европе. Так, в вузах США обучаются более 500 тыс. иностранных студентов, что значительно превосходит их количество во всех странах
Европы. Среди европейских стран в процентном отношении от общего числа обучающихся в университетах наибольшее количество
иностранных студентов (около 15 %) приходится на Великобританию.
3. Развитие науки и интенсивное наращивание научного потенциала. В настоящее время страны, которые могут обеспечить развитие научной сферы, в дальнейшем смогут рассчитывать на ведущую
роль в мировой экономике и на роль лидера во многих областях деятельности. Например, США ежегодно на научные исследования выделяет более 3 % от ВНП. Европейские страны вкладывают в науку
значительно меньше средств, в среднем около 1,9 %.
4. Стремление к объединению разрозненного потенциала Европы в единый экономический механизм [2].
Таким образом, существуют как общемировые, так и европейские причины, способствующие проведению реформ в образовательной сфере. Но наиболее острая ситуация сложилась в странах
Европы. Во многом поэтому именно в европейских странах начались преобразования, направленные на совершенствование системы высшего образования в целом.
Для формирования единого европейского пространства высшего образования, содействия трудоустройству европейских граждан,
повышению конкурентоспособности образовательных систем Европы в 1999 году министрами образования 29 европейских стран была подписана Болонская декларация, которая положила начало Болонскому процессу. Сегодня многие европейские вузы приступили
к созданию общеевропейского пространства высшего образования.
Высшая школа Европы нацелена на решение ключевой задачи, которая заключается в обеспечении такого уровня привлекательности
образовательного пространства, который бы соответствовал научным и культурным традициям континента.
9
Болонская декларация содержит ряд требований к национальным системам высшего образования стран, являющимися участниками Болонского процесса, основными из которых являются [3]:
– общий подход к структуре высшего образования. Структура
высшего образования стран-участников Болонского процесса должна быть основана на двух уровнях обучения (бакалавриат, магистратура), причем к обучению на втором уровне допускаются лишь лица,
успешно освоившие образовательные программы первого уровня;
– общий подход к системе обеспечения качества высшего образования: предполагается наличие на национальном и вузовском уровнях системы гарантии качества высшего образования, рекомендованной Европейской сетью обеспечения качества в высшем образовании (ENQA – European Network for Quality Assurance in Higher
Education);
– общий подход к признанию степеней и периодов обучения, который прежде всего заключается в следующем: внедрение и использование единого общеевропейского Приложения к диплому; внедрение и использование системы кредитов; внедрение на национальном уровне Лиссабонской конвенции о признании квалификаций,
которые относятся к высшему образованию в европейском регионе
(1997 г.);
– общий подход к содействию мобильности. Данное требование
включает: создание системы содействия мобильности студентов,
преподавателей, исследователей и т. д.; возможность свободного выбора курсов и образовательных дисциплин;
– общий подход к системе обучения в течение всей жизни. В странах, переходящих к экономике, основанной на знаниях, стратегия
обучения в течение всей жизни должна стать приоритетной при решении проблем конкурентоспособности, использовании новых информационных технологий, улучшении социального статуса, получении разных возможностей и высокого качества жизни [4].
В целом следует выделить три основных направления реформ
высшего образования в Европе. Первое направление – предотвращение конкурентного разрыва в сфере высшего образования внутри
Европы. Второе направление – введение юридических норм, регулирующих практику транснационального образования, но с целью
отделения «легитимной» практики транснационального образования от практики, не гарантирующей результатов и не стоящей затрат времени и денег студентов. Третье направление – ориентация
на конкуренцию европейского высшего образования на международном рынке образовательных услуг [5].
10
Россия присоединилась к Болонскому процессу в 2003 году.
На сегодняшний день российские вузы предприняли ряд практических шагов по участию в Болонском процессе, в частности: в вузах
осуществляется переход на многоуровневую систему высшего образования; развиваются совместные образовательные программы;
идет процесс внедрения системы обеспечения качества образования, а также вводится система зачетных единиц (ECTS – Europen
Credit Transfer Sistem) как инструмент академической мобильности студентов и т. д.
Однако процесс перехода системы высшей школы на двухуровневую систему образования пока недостаточно подготовлен и обеспечен структурными изменениями системы высшего образования. Так, из 1467,9 тыс. выпускников вузов России в 2010 году
диплом специалиста получили 1306,9 тыс. (89,6 %), диплом бакалавра – 126,6 тыс. (8,6 %), диплом магистра всего 26,3 тыс. (1,8 %) –
рис. 1.1.
При этом количество реализуемых в вузах образовательных
программ бакалавров и магистров не превышает соответственно
8 и 13 % от общего их числа. Процент студентов, осваивающих программы бакалавров и магистров, также невысок – 7 % магистров
и 0,6 % бакалавров от общего количества обучающихся.
1400
1200
1000
800
600
400
200
– бакалавр
0
– специалист
2000
2005
2006
2007
2008
2009
2010
– магистр
Рис. 1.1. Выпускники вузов России по уровню полученных дипломов
в 2000–2010 гг., тыс.
11
В целом, по результатам проведенного опроса [6] представителей
вузовской общественности, реализация принципов Болонского процесса в вузах России в наибольшей степени способствует интеграции российской системы высшего образования в единое общеевропейское пространство образования, в наименьшей – повышению качества российского высшего образования (табл. 1.1).
В свою очередь, по мнению респондентов, из всех направлений
Болонского процесса достижению каждой из поставленных целей
в наибольшей степени способствуют обеспечение качества образования и реализация совместных программ, соответственно, в наименьшей – внедрение двухуровневой системы высшего образования
(бакалавриат, магистратура) и ECTS (рис. 1.2).
Таблица 1.1
Важность и полезность основных направлений Болонского процесса
для высшего образования России [6]
Направления Болонского процесса
Внедрение
двухуровневой
системы
Внедрение
зачетных
единиц
Обеспечение
качества
образования
Да
Нет
Да
Нет
Да
Нет
Да
нет
обеспечение конкурентоспособности российского высшего образования на европейском
рынке труда
58
12
61
8
79
2
81
1
создание единого
европейского профессионально-образовательного языка
61
10
68
8
69
5
78
2
повышение качества
российского высшего
образования
35
28
36
17
62
7
61
3
повышение «узнаваемости» российского
образования на рынке
образовательных
услуг
57
15
55
9
62
7
75
2
Показатели реализации
Способствует достижению целей:
12
Реализация
совместных
программ
Реализация
совместных
программ
61
23
Обеспечение
качества
образования
62
23
Изучение и
внедрение системы
зачетных единиц
36
37
Развитие
двухуровневой
системы ВПО
35
32
0
20
40
60
3
7
– cкорее способствует
– не влияет
на достижение цели
– скорее не способствует
17
27
80
100
Рис. 1.2. Основные направления Болонского процесса, способствующие
повышению качества российского высшего образования [6], %
На современном этапе одним из важнейших и значимых процессов, происходящих в мире, является глобализация. Она оказывает сильное влияние на формирование политики государств
в различных сферах, в том числе в сфере высшего образования. Именно вузы в современных условиях должны готовить кадры для профессиональной деятельности в глобальном мире
и управления глобальными процессами.
Существуют многообразные варианты проявления воздействия
глобализации на национальные системы высшего образования,
в частности, это: интернационализация и интенсификация международных обменов, взаимоотношений и взаимозависимости; универсализация, либерализация, размывание национальных границ;
беспрепятственное распространение продуктов, опыта и знаний; вестернизация, распространение современных ценностей и структур,
присущих западной экономике; разрушение жесткой связи экономического и общественного пространства с конкретной географической территорией [7].
О. В. Сагинова [7] выделяет ряд причин активизации процессов глобализации в системе высшего образования, происходящих
в современном мире. Среди основных из них можно выделить:
во-первых, новые задачи, которые ставятся перед вузами в связи
формированием международного рынка труда, растущим значением информационных технологий и развитием экономики знаний; во-вторых, стремление отдельных государств воспользоваться
13
преимуществами глобализации; в-третьих, действия самих образовательных учреждений, направленных на решение их собственных задач, в частности диверсификация предложения, рост финансовых поступлений через привлечение иностранных студентов на
платное обучение; в-четвертых, расширение образовательных программ и обучение своих студентов в зарубежных вузах-партнерах;
в-пятых, повышение качества образования и научных исследований за счет участия студентов и преподавателей в международном
процессе обмена знаниями; в-шестых, развитие межвузовского сотрудничества, предоставляющего возможность создавать совместные исследовательские проекты, обменные программы для студентов и преподавателей.
Современные исследователи достаточно неоднозначно оценивают процессы глобализации. Многие исходят из того, что «глобализация – это неизбежный феномен, объективно обусловленный, имеющий в основном позитивную направленность и перспективы. Сторонники этой позиции исходят из полного, некритичного приятия
глобализации и ее результатов» [8]. Другие утверждают, что, несмотря на сложность, противоречивый характер и неоднозначные
оценки результатов, процессы глобализации в высшем образовании
имеют признанные достоинства, которые выражаются в увеличении масштабов торговли образовательными услугами на взаимовыгодных условиях, распространении передовых технологий, возрастании конкуренции и повышении стандартов качества, устранении
пережитков предшествующей национальной изоляции и др. [9].
Ряд исследователей, наоборот, отмечают негативные последствия возрастающей глобализации и неготовность многих государств к участию в этом процессе в результате отсутствия у них такой необходимости. По их мнению, национальная специфика «заглушается» неодолимой силой рынка, глобализация не привязана
к прошлому, к традициям страны [8, 10].
По нашему мнению, глобализацию нельзя рассматривать как
явление, отрицательно воздействующее на образовательные системы, ее положительные результаты могут быть осознаны и использованы, если университеты включатся в предлагаемый ею процесс.
Так, В. В. Кочетков подчеркивает, что «по мере нарастания процессов глобализации значение национального образования будет еще
больше возрастать. Сохраняя лучшее, что у нас есть, мы должны
перенимать положительный опыт других стран, встраиваться в глобальные процессы, учиться у других и давать учиться у себя» [11].
Прецедент – страны Юго-Восточной Азии: Японии, Китая, Южной
14
Кореи, Тайваня и Сингапура. Эти страны, по его мнению, сохранив
свою культурную специфику, взяли все лучшее, что есть на Западе,
а именно: технологии, опыт и инвестиции и в результате во многом
опередили западные страны. Это свидетельствует о том, что процесс
является высокоэффективным, поскольку заимствования осуществляются не путем «вестернизации» (обычно в виде «американизации»), а имеют взаимовыгодный характер. Так и российскому высшему образованию, как полагают исследователи, следует ассимилировать все лучшее, что представляет глобализация и ни в коем
случае не отказываться от собственных преимуществ.
Таким образом, глобализация оказывает как прямое воздействие
на национальные системы образования (например, увеличение финансирования образования и науки в США и странах Европы), так
и косвенное, что выражается в необходимости соответствия знаний
и навыков, получаемых студентами, потребностям изменяющегося
глобального рынка труда.
Одним из важнейших вариантов проявления процесса глобализации является интернационализация, которая становится все более значимым фактором как в стратегии отдельно взятого университета, так и в развитии высшего образования в мире в целом.
Сама идея интернационализации искусства, науки и образования зародились еще в XVII веке, когда средневековые студенты
странствовали от Болоньи до Парижа и Оксфорда, и университетское образование переступало пределы национальных границ [9].
В настоящее время процесс интернационализации включает
в себя студенческую и преподавательскую мобильность, сотрудничество в научно-исследовательской сфере через сети и ассоциации, открытое и дистанционное обучение, межинституциональное сотрудничество, международное разделение труда, модернизацию образовательных программ и учебных планов и другие виды деятельности.
Процесс интернационализации в высшем образовании обладает рядом преимуществ, к числу которых можно отнести: объединение ресурсов (информационных, трудовых, материальных и т. п.);
избежание дублирования и копирования тем научных исследований; лучшая идентификация проектов и растущая уверенность
в их целесообразности в условиях коллективного надзора. Интернационализация углубляет базу знаний институтов участников,
раздвигает рамки научного поиска, обогащает учебные программы.
Присутствие в вузе студентов и ученых из разных стран расширяет интеллектуальные горизонты как студентов, так и преподавательского состава своей страны. Обучение иностранных студентов
15
влияет также на развитие их стран и способствует глобальной экономической и политической стабильности [12].
К вышеперечисленным преимуществам следует также добавить
такие, как увеличение доступности высшего образования; внедрение международных стандартов качества; универсализация знаний; повышение инновационности высшего образования; активизация студенческой и академической мобильности; расширение и
укрепление сотрудничества между зарубежными странами.
Таким образом, можно сделать вывод, что интернационализация
образования – это в первую очередь активное и эффективное сотрудничество между различными странами мира, заинтересованными
в данном процессе с целью взаимовыгодного обмена в области высшего профессионального образования.
Интерес представляет работа [13], авторы которой рассматривают интернационализацию образования как одну из ключевых составляющих образовательной политики стран ОЭСР и выделяют четыре основных стратегии интернационализации высшего образования, характеризующие политику этих стран в данной сфере.
В табл. 1.2 представлены стратегии интернационализации высшего образования стран ОЭСР, выделены их характерные черты
и приведены примеры конкретных стран, в которых данные стратегии реализуются.
Как правило, каждая из рассмотренных стратегий на практике не реализуется в «чистом виде». Но в то же время страны
ОЭСР придерживаются только одной стратегии в качестве ведущей.
Таблица 1.2
Стратегии интернационализации высшего образования стран ОЭСР
Стратегия
Согласованный подход
к интернационализации
16
Описание
Страны
Реализация стратегии
осуществляется
через
поддержку студенческой
и академической мобильности путем предоставления стипендий и
реализации
программ
академических обменов,
а также программ, направленных на создание
институциональных партнерств в сфере высшего
образования
Япония,
Мексика,
Корея, Испания
Окончание табл. 1.2
Стратегия
Описание
Страны
Стратегия
поддержки миграции квалифицированных
сотрудников
Стратегия
нацелена
на привлечение избранных иностранных специалистов и талантливых
студентов к работе в принимающей стране как
средство обеспечения экономического
развития
и повышения конкурентоспособности
страны
в экономике знаний
Австрия,
Финляндия, Франция, Венгрия, Германия, Великобритания
(для
студентов из стран ЕС),
Ирландия, Голландия,
Норвегия, Швейцария,
Канада, США (для студентов,
получающих
послевузовское образование)
Стратегия интернационализации высшего
образования
Стратегия
направлена на получение дохода.
Объединяет в себе согласованный подход и стратегию поддержки миграции квалифицированных
сотрудников, но в ее рамках образовательные услуги предлагаются на
полностью платной основе и предоставление государственных субсидий не
предусмотрено
Австралия, Великобритания (для студентов из стран, не являющихся членами ЕС),
Новая Зеландия и США
(для студентов, получающих высшее образование)
Стратегия
расширения
возможностей
Стратегия
поощряет
получение высшего образования за рубежом
или в вузах – поставщиках иностранных образовательных услуг, путем
реализации
программы
поддержки
зарубежной
мобильности
государственных служащих, профессорско-преподавательского состава, ученых и
студентов;
обеспечение
иностранным вузам, программам и преподавателям благоприятных условий для коммерческой
образовательной деятельности в стране
страны
Юго-Восточной и Центральной
Азии (Малайзия, Гонконг, Китай, Сингапур,
Индонезия,
Вьетнам,
Таиланд и др.), Мексика и некоторые страны
Восточной Европы
Составлено авторами по: Актуальные вопросы развития образования в странах
ОЭСР/ отв. ред. М. В. Ларионова. М., 2005.
17
Делая выбор в сторону определенной стратегии интернационализации высшего образования, они руководствуются не только внешними геополитическими факторами, но и учитывают национальный
социально-экономический и исторический контексты и исходят из
существующих возможностей и ресурсов.
Отдельно следует выделить важнейшую составляющую процесса интернационализации высшего образования – международное
сотрудничество в научно-исследовательской деятельности. Наука по своей природе всегда была интернациональна, и свободный
обмен научным знанием через публикации и экспертные советы
ученых является одной из самых давних традиций академического
сообщества [13].
Как отмечают исследователи [14, 15, 16], глобальный характер
таких проблем, как: безопасность, защита окружающей среды, проблема глобального потепления, охрана здоровья, информатизация
общества и т. д., которые в последние десятилетия стоят перед мировой научной общественностью, требуют новых форм международного сотрудничества, объединяющих промышленность, университеты и государственные агентства по всему миру.
Многие зарубежные вузы осознают свою финансовую несостоятельность, которая не дает им возможность в полной мере развивать
научно-инновационную инфраструктуру, необходимую для решения многих актуальных проблем современности и, в частности, для
активизации деятельности вузов на рынке новых технологий. Поэтому в последнее время вузы различных стран приняли решение
объединяться в консорциумы и создавать «межуниверситетские
центры» в различных областях науки. Таким образом, создаваемые центры становятся местами коллективного научного пользования для всех участников консорциума. одной из тенденций в данном направлении является активное создание во многих западных
странах мировых «центров превосходства».
В настоящее время главной особенностью глобальной системы
высшего образования становятся интернациональные студенческие потоки. Так, частью государственной политики ряда развитых
стран (Великобритания, США, Япония, Франция и др.) являются мероприятия по увеличению числа иностранных студентов. Согласно статистическим данным ЮНЕСКО, за последние 25 лет рост
международной студенческой мобильности составил 300 %. Большинство экспортеров полагают, что этот рост будет продолжаться
еще какое-то время, даже с учетом снижения ежегодных темпов роста. По некоторым прогнозам, численность иностранных студентов
18
к 2025 году возрастет до 7,0 млн, при этом будут наблюдаться наиболее высокие темпы роста численности студентов из Азии, которая,
по оценкам, достигнет к 2025 году 2,5 млн [17].
Отсутствие равновесия между странами, отправляющими студентов, и странами, их принимающими, заметно растет. В последние годы большая часть мировых потоков студенческой мобильности приходится на долю США, которые прилагают большие усилия
к тому, чтобы эта часть еще более увеличивалась. Так, по данным
ОЭСР и ЮНЕСКО, в 2009 году общая численность иностранных студентов в мире составила 3,7 млн, что на 77 % больше, чем в 2000 году (2,1 млн) [18] (рис. 1.3).
При этом в США доля иностранных студентов в 2009 году составила 18 % от общей численности иностранных студентов в мире. За США следуют Великобритания (10 %), Австралия, Германия
и Франция (7 % от общего числа иностранных студентов) (рис. 1.4).
1985 г.
1990 г.
1,1
1,3
1995 г.
2000 г.
2005 г.
2009 г.
2,1
3,0
3,7
1,7
Рис. 1.3. Рост интернационализации высшего образования в мире, млн чел.
30
26
Доля рынка,%
25
20
15
10
5
0
18
– 2000
12
– 2009
10
10
6 7
7
8 7
5
2
4
2
4 4
2 2
0
2
1
2
2 2
2 2
Рис. 1.4. Современные тенденции на рынке образовательных услуг
в 2000–2009 гг., % от общей численности иностранных студентов в мире
19
Доля России на мировом рынке образовательных услуг имеет тенденцию к сокращению. В 2009 году она составила 3,7 % (для сравнения в 1996 году – 5 %). Однако если исключить из общего числа иностранных студентов – выходцев из стран СНГ, обучающихся
в российских вузах, то доля России на мировом рынке образования
составит примерно около 2 %.
Таким образом, во многих развитых государствах происходит
ориентация национальных систем высшего образования на международный рынок образовательных услуг. По оценкам Всемирной торговой организации (ВТО), емкость образовательного рынка
составляет около 50–60 млрд долл., а в ближайшем будущем сможет достигнуть 100 млрд долл. Прямой экономический эффект от
учебы одного иностранного студента, включая оплату за обучение
и расходы на проживание, для принимающей стороны оценивается
от 15 до 60 тыс. долл. США. Эксперты ЮНЕСКО называют оказание
иностранным студентам образовательных услуг одним из самых
прибыльных видов экспорта XXI века [19].
По мнению зарубежных экспертов, в современных условиях
между университетами активно усиливается конкуренция за привлечение иностранных студентов, увеличение своей доли на международном рынке образовательных услуг и получение в результате
определенных финансовых преимуществ.
Наиболее сильными «игроками» на данном сегменте образовательного рынка являются США, Великобритания, Франция, Германия, Австралия, Япония и ряд других развитых стран. Лидер
среди перечисленных государств – США, получающие ежегодный
доход 17 млрд долл., что составляет почти четверть мирового финансового образовательного оборота. Российская Федерация в этом
ряду занимает неутешительные позиции – десятые доли процента
мирового рынка.
В настоящее время доля иностранных студентов в общем контингенте студентов российских вузов составляет 1,4 %, в то время
как, например, в Новой Зеландии этот показатель равен 26,5 %, Австралии – 24,4 %, Великобритании – 20,7 %, Германии – 10,5 %.
Традиционно сложилась так, что в основном иностранные студенты приезжают в Россию из развивающихся стран, СНГ и ближнего зарубежья. Так, в 2010/11 учебном году из 5,8 млн студентов государственных и муниципальных вузов России 116,7 тыс.
(2 %) были гражданами из стран СНГ, Балтии и Грузии и 37,1 тыс.
(0,6 %) обучались в российских вузах из других иностранных государств [20].
20
Успешный экспорт, в том числе и образовательных услуг, является одним из важных показателей высокого уровня экономического
развития государства и отражает текущую репутацию национальной системы высшего образования на мировом уровне. Престижная
система высшего образования, обладающая высоким потенциалом,
не должна замыкаться только на национальном рынке образовательных услуг. Как свидетельствует мировой опыт, экономика даже самых высокоразвитых стран не в состоянии использовать все
кадры, подготовленные их образовательными системами, и обеспечить себе выход на международный рынок образовательных услуг.
Освоение, захват и расширение своей определенной ниши на данном рынке является приоритетной задачей, стоящей перед каждой
престижной национальной образовательной системой.
Рассматривая современное состояние мирового рынка образовательных услуг и положение на нем России, А. И. Галаган отмечает,
что перед российскими вузами стоит задача, которая заключается
в восстановлении достойного и выгодного положения на международном рынке образовательных услуг: «сделать это будет нелегко,
так как на этом рынке со времени распада Советского Союза значительно усилилась конкуренция, а по мере либерализации торговли образовательными услугами, чего добивается ВТО, она будет еще
более обостряться» [21].
Многие исследователи, наоборот, полагают, что современное реформирование российской высшей школы будет способствовать
расширению участия российской системы высшего образования на
международном рынке образовательных услуг. Но стоит признать,
что многое будет зависеть от уровня принимаемых решений по
управлению высшим образованием в Российской Федерации.
Международный экспорт образовательных услуг предоставляет огромные возможности для университетов по расширению их
деятельности и повышению профессионального уровня. При этом
требование повышения эффективности и конкурентоспособности
национальных образовательных систем, отдельных образовательных учреждений, образовательных программ и технологий приводит к необходимости децентрализации управления и расширения
автономии вузов, передавая им больше прав и полномочий, что
способствует появлению более акцентированного рыночного подхода к образованию в целом.
Постоянный рост конкуренции на мировом рынке образовательных услуг порождает новые формы предоставления услуг в данном
секторе. Наряду с традиционными формами за последнее десятилетия
21
сформировался новый сектор «большого бизнеса» в образовании –
транснациональный [22]. Лидерами этого направления образовательного бизнеса являются США, Великобритания и Австралия.
В свою очередь, исследователи, изучающие влияние глобализации
на развитие высшего образования, все чаще используют такой термин, как транснациональное образование. Такое образование
подразумевает преподавательскую, образовательную деятельность,
во время которой студенты находятся в другой стране и являются
так называемой принимающей стороной, отличной от той, в которой находится учебное заведение, предоставляющее образование.
В связи с этим многие исследователи разделяют страны на два типа:
первый тип – «страны-поставщики», второй – «страны-потребители» услуг транснационального образования.
Ключевым признаком транснационального образования является перемещение через границы государств не студентов, как, например, при традиционной форме экспорта образовательных услуг,
а преподавателей и/или учебных материалов, информации, вне зависимости от того, какие средства связи используются (почта, интернет, спутники, специальные связи и т. п.).
Организация транснационального образования может представлять собой следующие формы:
– предоставление образовательных программ зарубежным учебным заведениям с использованием «онлайновой» и дистанционной
технологии обучения, но преимущественно на языке зарубежного
образовательного учреждения;
– заключение кооперационного соглашения между различными
странами в области подготовки и предоставления совместных программ обучения;
– предоставление корпоративных образовательных программ
вузами различных стран по заказу транснациональных корпораций с соответствующей оплатой с их стороны, в том числе программы повышения квалификации и переподготовки кадров.
Особенностью корпоративных программ является применение
специальной системы зачетных единиц, которая признается вне
зависимости от государственных границ всеми корпорациями
и учебными заведениями, предлагающими данные программы;
– предоставление образовательных услуг филиалами зарубежного учебного заведения (кампусы-филиалы). Такие кампусы открываются вузами в другой стране с целью обучения иностранных
студентов по всем видам своих учебных программ и по любым технологиям;
22
– предоставление образовательных услуг любым провайдером,
который сотрудничает с зарубежными вузами по франчайзинговому соглашению, то есть согласно заключенному соглашению
провайдер высшего образования за определенную плату или долю
в прибыли предоставляет своим студентам различные программы
обучения, разработанные зарубежным учебным заведением и от его
имени [23].
Таким образом, образование в современном мире быстрыми темпами приобретает форму транснационального как благодаря тому, что
предлагает различные виды образовательных программ: от программ
профессиональной подготовки, переподготовки, курсов до программ
получения различных квалификаций и даже ученых степеней, так
и в результате применения мировыми вузами разнообразных способов
продвижения за рубежом собственных учебных программ, в частности путем создания представительств, филиалов и даже кампусов.
Россия находится на начальном этапе развития транснационального образования. В национальном секторе высшего образования есть вузы, которые реализуют ряд образовательных программ
для граждан зарубежных стран, но в основном для обучающихся из
стран СНГ и ближнего зарубежья.
Как отмечено ранее, масштабы такого явления, как транснациональное образование, растут. Это связано с возрастающей конкурентной борьбой за престижные позиции на мировом рынке образовательных услуг, а также является своего рода ответной реакцией
на массовое стремление населения к получению высшего образования («массовизация»), которое стало одной из глобальных тенденций развития высшей школы в мире.
В 1997 году высшее профессиональное образование имели около 21 % населения зарубежных стран в возрасте от 25–64 лет,
а к 2009 году их количество возросло до 30 %. Самый высокий процент (более 50 %) молодых людей (от 25–34 лет) с высшим образованием отмечается в Корее (63 %), Японии (56 %), Канаде (56 %) и
России (55 %). Самый низкий показатель в Бразилии (11 %), Турции
(17 %), Италии (20 %) [24].
Наиболее мощными системами высшего образования в Европе
обладают Великобритания, Германия, Франция и Польша с численностью студентов более 2 млн. Россия по данному показателю
среди европейских стран занимает лидирующие позиции с численностью студентов – 7,0 млн. В целом, число студентов в странах Европейского Союза (ЕС) за 10 лет увеличилось на 4 млн и составило
в 2009 году 19 млн студентов (рис. 1.5).
23
25,0
20,0
15,0
16,0
16,5 17,1
15,0
16,0
13,3 13,2
17,8
16,6
18,2
16,9
18,5
18,8
18,9
19,0
17,2
17,5
17,8
18,2
19,1
– EU27
– США
13,6
– Россия
10,0
5,0
19,5
3,6
4,7
5,4
5,9
6,5
2001
2002
2003
6,9
7,1
7,3
7,4
7,5
7,4
7,0
2006
2007
2008
2009
2010
0,0
1998
2000
2004 2005
Рис. 1.5. Численность студентов,
обучавшихся в вузах в 1998–2010 гг., млн
С точки зрения оценки уровня образованности нации и массовости высшего образования, представляет интерес показатель численности студентов вузов – 10 000. Устойчивые лидирующие позиции,
среди мировых стран по данному показателю занимает Россия. Так,
в 2010/11 учебном году в вузах России обучалось 493 студента на
каждые 10 тыс. населения [25]. Для сравнения с развитыми странами мира в 2007/08 учебном году число студентов на 10 тыс. населения составило: в России – 525, в США – 455, в Великобритании –
305, в Японии – 263 [26].
В результате можно констатировать, что в современном мире
произошел переход к массовому высшему профессиональному образованию. Несомненно, ключевую роль в данной тенденции играют
такие факторы, как растущие требования рынка труда и рассмотрение многими высшего образования как «социального лифта», который в определенной степени гарантирует рост материального уровня
и качества жизни [9]. Положительная тенденция может негативно
сказаться на доступности высшего образования и качестве поступающих в вузы абитуриентов, что связано с ростом негосударственного сектора высшего образования и предоставлением образовательных услуг на платной основе. Практика проведения собеседований
(вместо экзаменов) при приеме абитуриентов на договорную форму
обучения, слабая материально-техническая база, отсутствие научно-исследовательской деятельности, библиотечного фонда и т. д.,
24
что характерно для многих негосударственных учреждений высшего профессионального образования, безусловно, неблаготворно
сказывается и на «качестве» подготавливаемых вузами кадров и на
высшем образовании страны в целом.
Тем не менее численность студентов, обучающихся в России
в негосударственных вузах, постоянно растет, что в целом подтверждает факт роста интереса населения к высшему образованию. Так,
в 2010 году численность студентов негосударственных вузов составила 1201 тыс. (примерно 17 % от общей численности студентов
страны). В свою очередь, доля студентов, обучающихся в государственных и муниципальных вузах на бюджетной основе, снижается, а доля студентов, обучающихся на платной основе в государственных вузах, увеличивается (рис. 1.6).
В целом, можно сделать вывод, что тенденция увеличения спроса на высшее образование в России проявляется наравне с развитыми странами. Особо следует подчеркнуть, что процесс массовизации как во многих странах мира, так и в России, сопровождается
сокращением государственного финансирования национальных
систем образования. В связи с этим рассмотрим основные показатели финансирования образования в России и в зарубежных
странах.
В настоящее время прослеживается выраженная тенденция
к сокращению бюджетного финансирования национальных систем
90,0
– студенты, обучающиеся
на бюджетной основе
80,0
– студенты, обучающиеся
на платной основе
70,0
– студенты
негосударственных вузов
60,0
40,0
30,0
20,0
10,0
0,0
1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Рис. 1.6. Соотношение численности студентов вузов России
по источникам финансирования в 1997–2010 гг., %
25
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
86,8
73,7
26,3
13,2
1995
87
72,7
27,3
13,0
2000
82,7
68,4
31,6
17,3
2005
– Страны ОЭСР (гос. фин-е)
– Страны ОЭСР (частное фин-е)
82,4
82,3
67,9
67,9
80,4
67,0
32,1
33,0
17,7
19,6
32,1
17,6
2006
2007
2008
– страны ЕС (гос. фин-е)
– страны ЕС (частное фин-е)
Рис. 1.7. Доля государственных и частных расходов на образование
в развитых странах в 1995–2008 гг., %
образования в тех странах, в которых в значительной степени преобладает государственный сектор образования (рис. 1.7). Одной из
основных причин сокращения государственного финансирования
является уменьшение доходов стран с развитой рыночной экономикой во многом вследствие ограничения их налоговой мощности. В результате страны вынуждены осуществлять планомерное
сокращение расходов на те сферы, где существует вероятность перехода к финансированию из других источников. Это относится
и к финансированию национальных систем образования.
В мировой практике заинтересованность государства в развитии национальной системы образования отражает показатель доли расходов государственного бюджета на образование в валовом
внутреннем продукте (ВВП). Так, удельный вес данного показателя
в развитых странах мира составляет от 5 до 8 %. Самые высокие показатели в Дании – 7,8 %, Швеции – 6,8 %, Норвегии – 6,5 %, Финляндии – 6 %, Великобритании – 5,4 % и Германии – 5 %. В России аналогичный показатель равен 4,0 % (рис. 1.8). Приведенные
данные свидетельствуют о снижении доли государственных расходов на образование в России. Однако, несмотря на небольшой рост
данного показателя за последние годы, достичь значения 1997 года
пока не удалось.
С точки зрения важности роли высшего профессионального образования (ВПО) как ключевого звена в подготовке кадров для эконо26
мики страны представляется целесообразным рассмотреть показатель государственных расходов на высшее образование в ВВП. Так,
в развитых странах мира данный показатель составляет в среднем
1,3 % ВВП. Наиболее высокая доля расходов на высшее образование
отмечается в таких странах, как: Норвегия – 2,9 %, Дания – 2,2 %,
Финляндия и Новая Зеландия – по 1,9 %. Самые низкие показатели имеют Япония – 0,6 %, Италия – 0,8 %, Чили – 0,7 %, Великобритания – 0,8 %. В России аналогичный показатель в 2008 году
составил 0,9 %, это означает, что по уровню расходов на высшее образование в ВВП Российская Федерация пока находится на последних позициях как среди стран членов ОЭСР, так и среди присоединившихся стран.
В последние годы в мире наблюдается рост расходов на науку, что подтверждает общую направленность развитых стран на
активную поддержку научных исследований и разработок.
Так, в странах-членах ЕС-27 в среднем суммарные затраты на исследования и разработки в 2009 году превысили уровень 1995 года
в 2,1 раза. Наиболее интенсивный рост расходов на науку наблюдался в Австрии – в 3,1 раза; Испании – в 4,1 раза; Ирландии –
в 3,8 и Финляндии – в 3,4 раза. В России в 2009 году данный показатель увеличился более чем в 4 раза. Отдельно следует выделить
Китай, которому удалось сделать большой рывок в финансировании
6
5
4,8
4,9
4,9
3,1
2,9
5,0
5,1
5,1 5,06
5,04 5,03
4
3
3,8
3,6
3,5
3,6
3,9
4,9 5,07
4,1
4,0
3,1
– EU 27
– Россия
2
1
0
1997 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008
Рис. 1.8. Доля расходов государственного бюджета России
и зарубежных стран на образование в ВВП (1997–2008 гг.), %
27
науки, за 1995–2008 годы затраты на исследования и разработки
увеличились почти в 7 раз (рис. 1.9).
Одним из важнейших показателей развития науки в стране
является доля внутренних затрат на исследования и разработки
в ВВП (рис. 1.10). Так, например, с 1995 по 2009 год доля затрат
в ВВП существенно возросла в Финляндии (с 2,3 до 4,0 %), Дании
450 000
400 000
398 194
390 611,2
350 000
300 000
250 000
199 401,5
200 000
184 077,0
150 000
121 426,5
100 000
30 060,9
8122,3
50 000
18 021,9
0
ЕС
Россия
Китай
– 1995
США
– 2008
Рис. 1.9. Внутренние затраты на исследования и разработки в России
и странах мира в 1995 и 2008 гг., млн долл.
4
3,5
3
2,5
2
2,9
2,48
1,8
3
2,6
1,79
1,5
1
0,85
0,95
3,02
2,63
3,04
2,7
2,7
2,6
1,87
1,88
1,05 1,18
1,25
1,84 1,86
1,0
3,12 3,17
3,2
3,17
2,6
2,5
1,87 1,83
3,32
3,4
2,56
2,6
1,83 1,85
3,4
2,7
3,5
2,8
1,85 1,92 2,01
1,15 1,07 1,07 1,12
1,04
1,25
1,28
0,5
0
1995 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
– страны ЕС
– Россия
– США
– Япония
Рис. 1.10. Удельный вес внутренних затрат на исследования
и разработки в России и зарубежных странах в ВВП (1995–2009 гг.), %
28
(с 1,8 до 3,1 %). В целом, по странам ЕС рост составил примерно
0,3 % (с 1,8 до 2,01 %). В России данный показатель в 2009 году составил 1,24 % (в 1995-м – 0,85 %), что свидетельствует о недостаточном уровне финансирования российской науки в сопоставлении
с масштабами экономики страны. Особенно это заметно в сравнении
со значениями данного показателя ряда зарубежных стран.
Анализ статистических данных по странам показал, что несмотря на положительную тенденцию роста внутренних затрат на исследования и разработки (ИиР), сектор ВПО России в значительной степени отстает по уровню финансирования от ряда развитых
стран (табл. 1.3). В 2008 году Российская Федерация имела наименьшую долю затрат сектора ВПО, что во многом говорит о его недостаточной роли в научно-исследовательской деятельности страны. Например, в развитых странах на аналогичный вид деятельности в США приходится 12,8 % от общего объема финансирования
секторов науки, в Германии – 16,2 %, Японии – 11,6 %, Франции – 19,7 %.
Таким образом, приведенные выше статистические данные подтверждают что научно-техническая и инновационная политика
большинства зарубежных стран направлена на развитие ИиР и свидетельствует о возрастающей роли науки во всем мире.
Таблица 1.3
Внутренние затраты на ИиР в секторе высшего образования
в 1999–2008 гг., %
Страна
Сектор высшего профессионального образования
1999
2002
2004
2006
2008
Россия
4,8
5,4
5,5
6,1
6,7
Китай
9,4
10,1
10,2
9,2
8,5
США
13,9
16,8
13,6
14,3
12,8
Япония
14,8
13,9
13,4
12,7
11,6
Германия
16,5
17,1
16,3
16,3
16,2
Франция
17,2
19,5
19,1
18,2
19,7
Великобритания
19,6
22,6
21,4
26,1
26,5
Канада
29,9
34,9
35,4
35,5
35
Швеция
21,4
19,4
22
20,4
21,3
Италия
31,5
32,6
33,9
30,2
32,6
29
Важно упомянуть еще об одной актуальной тенденции, характерной
для развития мировой высшей школы на современном этапе. Речь идет
о существенной трансформации деятельности университетов. Усиление неоднородности и организационное разнообразие форм вузов связано, прежде всего, с процессом дифференциации образования, всесторонним внедрением достижений научно-технического прогресса (НТП)
в систему подготовки кадров, усилением тенденции коммерциализации образования; большей ориентацией полученных знаний на удовлетворение потребностей личности и общества, а не только государства,
как это было ранее, а также изменениями в организационной культуре
и распространении ее ценностей на всю сферу высшего образования.
В настоящее время в США, Австралии, Великобритании, Канаде и ряде других европейских стран идет активное развитие модели
предпринимательского университета. Ключевой характеристикой
такой модели является предпринимательская организационная
культура. Университет, в первую очередь, руководствуется миссией
и стратегией и сочетает в себе черты профессиональной и предпринимательской организации.
Идея третьей миссии современного университета, которая подразумевает, помимо образовательной и исследовательской деятельности, внедрение инновационных результатов в реальный сектор
экономики, превращение университетов в один из ключевых звеньев экономики знаний, стала движущей силой в создании новой
модели инновационных университетов. Основной спецификой такой модели является активное участие университетов в коммерциализации знаний, исследований и научных разработок. Для осуществления трансфера в границах вузов создаются специальные
организационные структуры – инновационные технологические
центры, бизнес-инкубаторы, технопарки и т. п.
С развитием информационных технологий, в частности, в сфере доставки знаний (интернет-среды) все большее распространение
в мировом образовательном пространстве приобретает модель виртуального университета. Отличительной характеристикой таких
университетов является то, что одним из основных продуктов деятельности вузов выступает дистанционное обучение.
В последние десятилетия роль учреждений высшего профессионального образования и, в частности, университетов в генерации,
использовании и распространении знаний усиливается. В связи
с этим широкое распространение получает модель глобального научно-исследовательского университета (global research university),
в рамках которой университеты становятся активными игроками
30
не только в производстве новых знаний, но и в их распространении
и использовании через инновационную деятельность. Ключевыми
особенностями этой модели являются:
– освоение студентами базовых компетенций научно-исследовательской и инновационной деятельности через их включение в соответствующие практики;
– полноценный переход на уровневую систему высшего профессионального образования «бакалавр-магистр», предполагающий активное использование студентов, прежде всего магистратуры в качестве важнейшей «рабочей силы» для исследований и разработок;
– реальное включение большинства преподавателей в научно-исследовательскую и инновационную деятельность;
– превращение университетов в центры коммуникации бизнеса, общества, государства по вопросам научного и технологического
прогнозирования, обмена передовыми знаниями, решения глобальных проблем;
– отказ от линейной модели «от фундаментального исследования
до прикладной разработки» в пользу тесного сотрудничества с реальным сектором экономики как в поисках заказов на прикладные
разработки, так и в поисках фундаментальной тематики;
– формирование инновационных производств и организация инновационных предприятий, междисциплинарность исследований
и разработок;
– развитие малого инновационного предпринимательства;
– интернационализация научной деятельности и подключение
к передовой науке в рамках междисциплинарного научно-технического сотрудничества, выражающиеся в формировании интернациональных исследовательских коллективов, проведении стажировок в зарубежных научных и международных центрах, публикации результатов научных исследований в ведущих зарубежных журналах [27].
Работа над созданием модели глобального научно-исследовательского университета (НИУ) идет в таких странах, как США, Великобритания, Канада, где университеты традиционно служат основой
национальной научно-исследовательской и инновационных систем.
В таких странах, как Германия, Франция и Финляндия, исследовательская работа в большей степени сосредоточена в академических
и отраслевых институтах.
Таким образом, вузы разных стран в данный период осуществляют свою деятельность в условиях глобализации, динамичного развития деятельности высшей школы и ее институциональной трансформации, а также в условиях интенсивного увеличения
31
количества вузов по всему миру. В таких условиях успешность
и конкурентоспособность вуза все в большей степени зависят от способности университета выявить и усилить свои конкурентные преимущества, определить области, в которых учебные заведения могут
достичь ведущих позиций в мире и в результате занять свою нишу
в глобальном образовательном пространстве.
В этой связи следует выделить основные факторы, которыми
должна обладать современная система образования, чтобы обеспечивать постоянное приспособление к динамичной и изменчивой окружающей среде. Обобщая происходящие процессы и современные
тенденции, можно сделать вывод, что ключевыми характерными
чертами для вузов должны стать гибкость, конкурентоспособность,
диверсификация ресурсов и эффективная система управления.
Гибкость. В современном мире университеты должны проявлять гибкость, быть динамичными и способными адаптироваться
к высоким темпам изменения внешней окружающей среды – техники, технологий, условий развития деловой активности.
Конкурентоспособность. Высокий потенциал, квалифицированные преподаватели и исследователи, талантливые студенты, изобилие ресурсов, способность быстро отвечать запросам рынка труда
и т. п. являются основными составляющими успеха и конкурентоспособности университета на мировом образовательном пространстве.
Диверсификация ресурсов. Современный университет должен
стремиться к диверсификации финансовых источников для увеличения общего дохода, повышения свободы действий и в целом достижения своей конкурентоспособности и расширения предоставляемых услуг.
Эффективная система управления. Подразумевает сильное руководство, ясное видение миссии и стратегии вуза, чтобы в перспективе
обратить это видение на конкретные цели и программы. Университеты, которые стремятся к улучшениям, проводят объективную оценку
своих сильных и слабых сторон, возможностей роста, а также разрабатывают и реализуют стратегии, направленные на развитие и совершенствование своей деятельности, в перспективе добьются высоких
результатов и займут достойные позиции на образовательном рынке.
Таким образом, из всего вышесказанного можно выделить следующие направления развития современной национальной системы высшего образования:
1. Глобализация образования и связанные с нею такие явления,
как развитие транснационального образования и активное распространение online университетов.
32
2. Интернационализация образования, проявляющаяся в форме возрастающих потоков студентов в зарубежные страны, взаимных обменов преподавателями и исследователями, использования
зарубежных программ, источников информации, а также в форме
разнообразных видов межвузовского сотрудничества.
3. Выраженная тенденция к сокращению бюджетного финансирования систем высшего образования и увеличение притока частных инвестиций.
4. Активная поддержка в большинстве зарубежных стран научных исследований и разработок, что свидетельствует о возрастающей роли науки и инноваций в мире.
5. Возрастающие требования рынка труда, рассмотрение населением высшего образования как некого «социального лифта», приводящего к интенсивному росту численности людей, стремящихся
к получению ВПО.
6. Усиление процессов интеграции науки, образования и производства, активизация процессов взаимодействия высшей школы
с реальным сектором экономики, в частности восстановления утраченных связей с промышленными предприятиями.
7. Усиление неоднородности и организационного разнообразия
форм вузов, что обусловлено в первую очередь становлением в развитых странах общества знаний и мощными глобализационными
процессами.
8. Децентрализация национальных систем образования с приданием учебным учреждениям больших

прав и полномочий.
Оценивая место и значимость российской системы высшего образования в мире, следует отметить, что наша страна не является
лидером в этой области. По тем показателям, которые рассматривались выше, Россия уступает не только США, но и национальным
системам образования многих европейских государств. В настоящее время Россией предпринимаются шаги по совершенствованию
и дальнейшему развитию национальной системы высшего образования, что в ближайшем будущем, вероятно, создаст реальные возможности для достойной интеграции в общеевропейское, а впоследствии и в мировое образовательное пространство, при этом сохранив существующие традиции высшей школы своей страны.
33
§ 2. Особенности стратегического управления
в высшей школе
Интенсивное формирование рынка образовательных услуг требует от вузов применения новых, специальных методов менеджмента, которые позволят им адаптироваться к быстроразвивающейся
и изменчивой внешней среде, а также достойно встретить вызов
международной и национальной конкуренции [9]. В частности,
в последнее десятилетие вузы различных стран стоят перед проблемой разработки и внедрения такого эфективного инструментария,
как стратегическое управление.
Концепция стратегического управления была апробирована и
введена в действие в конце 60-х годов XX века. Ее появление было
вызвано именно динамично изменяющимися условиями во внешней среде, что заставило бизнес пересмотреть и переосмыслить
свою деятельность. В результате появилась необходимость выделения процесса осмысления и выработки стратегии на перспективу
в самостоятельную область деятельности, отделив ее от текущего
управления производственным процессом.
Научные проблемы формирования и развития стратегического менеджмента рассматривались в многочисленных трудах зарубежных исследователей, среди которых наиболее известными
являются работы И. Ансоффа, М. Портера, П. Друкера, Т. Питерса и др. Вопросы применения концепции стратегического управления на практике, а также отдельные методологические подходы
к стратегическому управлению в условиях российской экономики
активно обсуждаются и в отечественной научной литературе.
К сожалению, не существует общепринятого, единого определения термина «стратегическое управление» и других связанных
с ним понятий, в связи с чем представляется целесообразным рассмотреть наиболее важные определения этого понятия, встречающиеся в отечественной и зарубежной литературе:
– «Установление основных целей и задач на долгосрочную перспективу и разработка программы действий и распределение ресурсов, которые необходимы для достижения поставленных целей» [28].
– «Процесс определения и установления связи организации
с ее окружением, состоящий в реализации выбранных целей и в попытках достичь желаемого состояния взаимоотношений с окружением посредством распределения ресурсов, позволяющего эффективно и результативно действовать организации и ее подразделениям» [29].
34
– «Выработка стратегий, позволяющих оценивать и учитывать
в текущих решениях будущие изменения, и обеспечение организацией выполнения этих стратегий» [30].
– «Управление, связанное с постановкой целей организации
и с поддержанием определенных взаимоотношений с окружающей
средой, которые позволяют ей добиваться поставленных задач, и соответствуют ее внутренним возможностям» [31].
– «Технология управления организацией в условиях повышенной нестабильности и неопределенности внешней среды» [32].
Обобщая определения разных исследователей, под стратегическим управлением следует понимать управление, которое опирается на человеческий потенциал как основу организации, ориентирует свою деятельность на запросы потребителей, гибко реагирует
и проводит своевременные изменения в организации, отвечающие
вызову со стороны внешней среды и позволяющие добиваться конкурентных преимуществ, что в совокупности дает возможность организации выживать в долгосрочной перспективе, достигая при
этом своих целей [33].
Система стратегического управления, как и система управления
любого уровня, включает в себя ряд ключевых взаимосвязанных процессов: 1) процесс стратегической ориентации, который предусматривает формирование первичных целей организации, в частности речь
идет о разработке миссии как высшей цели организации; 2) стратегическое планирование, включающее в себя анализ внутренних и
внешних факторов, сопоставление имеющихся ресурсов и возможностей; определение системных показателей достижения глобальной цели развития и конкретных целевых установок; выработку стратегии,
определение, оценку и выбор вариантов; 3) развертывание стратегии,
под которым подразумевается выработка программы действий, плана мероприятий и распределение ресурсов программы; 4) мониторинг
стратегического состояния, то есть организация, оценка и контроль
выполнения разработанной стратегии организации (SWOT-анализ,
бенчмаркетинг, контроль достижения поставленных целей и т. п.) [34].
Каждый из указанных процессов не имеет самодовлеющего значения, только в кооперации друг с другом они обеспечивают достижение поставленных целей системы стратегического управления.
Тем не менее центральное место в системе управления отводится
стратегическому планированию, так как именно на основе информации и анализа разрабатываются плановые решения, а все последующие процессы стратегического управления направлены на
их реализацию.
35
К настоящему времени нет единообразного подхода к определению понятия «стратегическое планирование». В литературе встречаются следующие определения этого понятия:
– «Новая форма плановой деятельности, предусматривающая
разработку целей развития любого элемента национальной экономики на основе анализа развития самого элемента и внешней окружающей среды, формирование основных направлений достижения
поставленных целей и их ресурсного обеспечения» [35].
– «Координация во времени и пространстве управляющих воздействий государства, в форме государственных инвестиций, на
экономику для реализации его стратегии в долгосрочной перспективе» [36].
– «Планирование, ориентированное на долгосрочную перспективу, определяющее основные направления социально-экономического развития страны с целью обеспечения достаточного потенциала для дальнейшего успешного развития национальной экономики» [37].
Следует добавить, что стратегическое планирование необходимо рассматривать, во-первых, как многоэтапный, взаимосвязанный процесс формирования стратегических направлений развития организации; во-вторых, как процесс управления изменениями
в рамках осуществления деятельности; и, в-третьих, как процесс,
направленный на адаптацию объекта стратегического планирования к динамично изменяющимся условиям внешней среды.
Учитывая вышесказанное, авторы монографии используют определение этого понятия, которое приводит в своей работе Т. Л. Ищук:
«Стратегическое планирование – это особый вид научной и
практической деятельности, состоящей в разработке стратегических решений в виде прогнозов, проектов, программ, планов, которые предусматривают выдвижение таких целей и стратегий поведения соответствующих объектов управления, реализация которых
обеспечивает их эффективное функционирование в долгосрочной
перспективе, быструю адаптацию к изменяющимся внешним условиям» [38].
Наиболее важным, ключевым понятием в стратегическом управлении является категория «стратегия» (от греч. strategos и в буквальном смысле – «искусство генерала» или «план борьбы с неприятелем»).
Несмотря на то, что понятие «стратегия» является общеизвестным, до сих пор не существует общепринятого его определения
(табл. 1.4).
36
Таблица 1.4
Определения стратегии зарубежных и отечественных авторов
Автор
Определение понятия
П. Хаггерти
Общее направление, и если даже его нельзя указать точно, то, как правило, все равно полезнее иметь
не вполне четко определенное направление, чем никакого
Р. Линч
Набор основных целей, направлений, ключевых
планов или политик для их достижения, указанных
таким образом, чтобы определить, в какой области
организация функционирует или собирается функционировать и какого типа эта организация сейчас
или станет в будущем
В. С. Ефремов
Образ действий, обусловливающий вполне определенную и относительно устойчивую линию поведения
производственно-коммерческой организации на достаточно продолжительном историческом интервале
П. Дойль
Комплекс принимаемых менеджментом решений
по размещению ресурсов предприятия и достижению
долговременных конкурентных преимуществ на целевых рынках. Стратегия устанавливает направления деятельности предприятия
А. Томпсон,
Комбинация запланированных действий и быА. Дж. Стрикленд стрых решений по адаптации к новым достижениям
промышленности и новой диспозиции на поле конкурентной борьбы
А. П. Градов
Широкая концепция того, как должны быть использованы ресурсы для максимизации достижения целей
Г. Минцберг
Комбинация пяти «П»: план действий; прикрытие, то есть действия, нацеленные на то, чтобы перехитрить своих противников; порядок действий; позиция в окружающей среде, то есть связь со своим
окружением; перспектива, то есть видение того состояния, к которому надо стремиться
А. Н. Петров
Определение основных долгосрочных целей и задач развития любого элемента национальной экономики, утверждение курсов действий и распределение
ресурсов для достижения этих целей
В. Е. Сомов
Заданное управляющим органом предприятия направление развития организации в единстве с окружающей средой дл решения стоящих перед ним задач бескризисного управления
О. С. Виханский
Конкретный долгосрочный план достижения конкретной долгосрочной цели, а выработка стратегии – это нахождение цели и составление долгосрочного плана
37
Учитывая все аспекты приведенных в табл. 4.1 определений,
под стратегией в данном исследовании понимается утвержденный
высшим руководством комплексный план долгосрочных действий,
определяющий вектор развития организации, следуя которому
университет достигает поставленных целей.
Вторым ключевым понятием стратегического управления является «миссия». В настоящее время существуют разные трактовки
данного понятия.
Так, М. Мескон, М. Альберд рассматривают миссию как основную общую цель организации, которая конкретизирует статус
предприятия и обеспечивает основные направления и ориентиры
для определения стратегий на различных организационных уровнях [39].
О. С. Виханский определяет миссию как целевое отличие организации в согласовании интересов различных групп людей, так или
иначе связанных с функционированием ее деятельности [33].
Многие исследователи отождествляют миссию с философией,
предназначением организации, общественным смыслом ее существования.
Таким образом, «миссия» – это основная цель организации, которая определяет ключевое предназначение и общественный смысл ее
существования. Другими словами, миссия задает общие направления
и философию для эффективного функционирования организации.
Как показывает анализ зарубежной и отечественной литературы, большинство исследований в области проблем и перспектив
стратегического управления касаются бизнес-структур. В свою очередь, сфера высшего образования обладает иной спецификой, связанной с ее некоммерческим характером, а соответственно с иными целями и направлениями развития, которые необходимо принимать во внимание при разработке стратегии развития вузов.
К наиболее существенным отличиям стратегического управления в образовательных учреждениях следует добавить:
1) отсутствие краткосрочного стратегического планирования
(в вузах планирование проводится от 5 и более лет);
2) долгосрочные вложения капитала в обучение людей;
3) соответствие деятельности вузов отвечает интересам общества;
4) консерватизм академической деятельности.
В современных условиях необходимость применения стратегического планирования в системе высшего образования многими
исследователями воспринимаются неоднозначно. Целый ряд ис38
следователей высказываются против идеи стратегического планирования для вузов, считая его инструментом, который может использоваться только в чрезвычайных ситуациях. Их аргументом
«против» стратегического планирования является отсутствие контроля вуза за развитием внешней ситуации, в результате чего вуз
может использовать только оперативное управление, составляя
ежегодные бюджеты и осуществляя подготовку к аттестации своей
деятельности.
В. С. Побывалец [34] в своей работе выделяет ряд трудностей
в использовании технологии стратегического планирования в университетах:
– слабая унификация категориального аппарата в теории и практике стратегического планирования, что порождает терминологическую путаницу, характерную для многих вузовских руководителей: часто стратегическим планом называют любой долгосрочной
план; термин «стратегия» используется для обозначения локальных решений, понимается как синоним слова «политика» и т. д.;
– сравнительно небольшое количество исследований, посвященных практическому применению методов стратегического менеджмента в российских вузах;
– дефицит управленческих технологий стратегического планирования в российских вузах, анализа внешней и внутренней среды,
процедур выявления и согласования интересов как групп персонала внутри университета, так и потребителей образовательных услуг
(население, бизнес, государство);
– непоследовательность подходов в стратегическом планировании, характерная как для государственных, так и для негосударственных вузов;
– отсутствие должной организации самого процесса стратегического планирования: зачастую руководители вузов загружены текущей оперативной работой, озадачены проблемами выживания
и сохранения материального уровня, обеспечивающего хотя бы основные потребности и статус [34].
Однако эффективное стратегическое планирование, несмотря
на трудности, дает вузам целый ряд преимуществ, среди которых
необходимо выделить: определение своих четких позиций на рынке
образовательных услуг; адаптацию к рыночным условиям; рациональное использование ресурсов; видение перспективы; в целом оптимизацию управления вузом. Таким образом, стратегическое планирование призвано усилить конкурентоспособность высшей школы и повысить качество ее работы.
39
Как отмечалось ранее, ключевыми факторами, влияющими на
развитие национальных систем высшего образования в различных
странах, выступают глобализация, информатизация, интернационализация и др. Современные образовательные учреждения становятся участниками рыночных отношений, которые им диктуют
новые законы выживания и победы в конкурентной борьбе. В результате большинство вузов мира сталкиваются с проблемами сокращения ресурсов и повышения конкуренции в борьбе студентов,
преподавателей, инвестиции.
По мнению ведущих американских специалистов в области стратегического планирования высшего образования [40], существующие методы управления не отвечают современным условиям. Для
совершенствования необходима более четкая взаимосвязь между
целями, показателями и средствами их достижения. Требования
общества, студентов, работодателей значительно изменяются, качественно растут и меняются быстрее, чем сами системы высшего образования [41].
Некоторые специалисты высказываются достаточно категорично: «при дальнейшем отсутствии стратегического планирования
уже в следующем поколении вузы ожидают очень трудные времена» [42].
Большинство специалистов [43–49] выступают однозначно за
применение в вузах стратегического планирования и разработку
стратегии их развития. Высшая школа в целом должна самоопределиться на рынке образовательных услуг и четко определить вектор
своего развития.
Стратегическое планирование призвано сформировать наиболее
эффективный путь решения современных проблем и вызовов внешней среды, а также выявить конкурентные преимущества и место
университета на всех уровнях рынка, начиная с международного.
Именно этот инструмент позволяет обеспечить необходимый уровень и качество интеллектуальных ресурсов, которые могли бы
быть востребованными в том экономическом состоянии, к которому
стремится общество [50].
Следует отметить, что многие исследователи выступают за необходимость инновационного аспекта стратегии развития вузов [51–
57]. Это обусловлено тем, что «способность к восприятию инноваций и выбор инновационного пути развития позволяет выживать
и развиваться высшей школе в условиях нарастающей динамики социальных изменений и все более ожесточающейся конкуренции» [38].
40
Таблица 1.5
Условия успешного применения технологии
стратегического планирования в вузах
Сильные стороны
Слабые стороны
Наличие большого интеллектуального потенциала
Отсутствие опыта управленческой деятельности в условиях рыночной конкурентной среды
Хорошая обучаемость, способности к восприятию нового
Разобщенность, внутренняя конкуренция за ресурсы и приоритетность
Развитые навыки рефлексии
по поводу своей деятельности, ее
проблем и дефицитов
Терминологическая
разобщенность, вкладывание разных смыслов в понятия и термины стратегического управления
Наличие сложившегося ядра
организации в лице ее руководителей, ведущих преподавателей и
сотрудников
Нахождение значительной части
ключевого персонала в предпенсионном и пенсионном возрасте
Возможности
Угрозы
Привлечение международного
и отечественного опыта стратегического планирования вуза
Усиление централизации в принятии ключевых управленческих
решений в области высшего образования
Привлечение опыта бизнес-организаций по стратегическому
планированию
Отсутствие ясности по региональной стратегии развития высшей
школы
Опора на инновационные процессы, идущие в высшей школе
Отсутствие обоснованных прогнозов развития рынка труда в стране и
регионе
Возможность привлечения инвестиционных и благотворительных ресурсов
Глобализация образовательного
пространства, усиление конкуренции на уровне региона и страны
в целом
В табл. 1.5 приводится характеристика условий успешного применения стратегического планирования в вузах, представленная
А. Е. Балобановым и А. К. Клюевым с помощью матрицы SWOTанализа [58].
Таким образом, в качестве обобщения исследований зарубежных
и российских авторов в области вопросов формирования стратегии развития вузов представляется целесообразным выделить ряд
41
причин, обосновывающих необходимость применения стратегического планирования в университетах, в частности разработки стратегии их развития.
1. Интенсивные изменения внешней среды, возрастающие требования и потребности потребителей образовательных услуг (студенты, работодатели, государство), которым вузы должны соответствовать и отвечать, определяют на современном этапе развитие высшей
школы. И именно стратегическое планирование позволит спрогнозировать, насколько этот путь развития будет эффективным и достигнет ли организация поставленных целей.
2. Формирование рынка образовательных услуг сопровождается
обострением конкурентной борьбы за интеллектуальные и материальные ресурсы. В свою очередь, процессы стратегического планирования способствуют выявлению конкурентных преимуществ вуза и определяют его позицию на международном и национальном
образовательном рынках.
3. Переход к экономике «знаний», в которой главенствующую
роль играют инновации, обусловливает необходимость выбора
высшими учебными заведениями инновационного пути развития,
позволяющего вузам выживать и развиваться в современных условиях.
Таким образом, стратегическое планирование должно стать для
вузов тем эффективным инструментом, который позволит им достичь «глобальной» цели – стать устойчивой саморазвивающейся
системой, которая осуществляет эффективное взаимодействие с динамичной, изменчивой внешней средой.
Рассмотрим наиболее эффективный и перспективный метод
стратегического управления, позволяющий вузам реализовать
свою стратегию развития и достичь поставленной цели.
Система сбалансированных показателей (Balanced Score Card,
BSG) – ССП – результат работ, начатых профессором Гарвардской
школы бизнеса Робертом Капланом, и основателем и президентом
компании Balansed Scorecard Collaborative Дэвидом Нортоном в начале 1990-х годов.
Изначально концепция ССП задумывалась ее разработчиками
не как инструмент внедрения стратегии, а лишь как система измерения эффективности деятельности организации (включая как финансовые, так и нефинансовые показатели). Однако в последующем,
когда ССП получила широкое распространение в американских
компаниях, обнаружилось, что она может быть пригодна не только
для измерения деятельности, но и для стратегического управления.
42
В настоящее время осуществляется непрерывный процесс адаптации и доработки данной системы в применении к конкретным условиям функционирования различных социально-экономических
систем, а также ведутся исследования и публикуются материалы
по более детальному механизму формирования ССП [59–61].
Однако заметим, что большинство исследовательских работ акцентируют внимание на развитии системы для нужд коммерческих
структур и только в последние годы появились первые исследования, посвященные формированию ССП для вузов [63]. В настоящее
время существует ряд университетов, которые уже применяют на
практике данную систему показателей, к ним относятся: вузы Великобритании (Открытый Университет, Университет Эдинбурга),
США (Калифорнийский университет Беркли, Государственный
университет Огайо), Австралии (Университет Ньюкасла) и России (Дальневосточный государственный университет экономики
и сервиса).
Система сбалансированных показателей, как и любая другая система, имеет свою структуру. Так, П. Н. Захаров в своем исследовании [63] наиболее точно описал обязательные элементы, составляющие рассматриваемую систему.
1. Перспективы (perspectives) – основные проекции деятельности организации, в которых проводится декомпозиция стратегии
с целью ее эффективной реализации. Перспективы в системе сбалансированных показателей отражаются в виде так называемых
«стратегических карт», которые можно охарактеризовать как визуальное представление стратегии организации, а также процессов
и систем, необходимых для ее воплощения на практике.
Американские ученые Р. Нортон и Д. Каплан определили четыре основные перспективы/карты (рис. 1.11), однако их список
можно расширить с учетом определенной специфики стратегии организации.
2. Стратегические цели (objectives) относятся к определенной
«перспективе» системы и формулируются в соответствии с направлениями стратегии организации.
3. Показатели (measures) представляют собой категории, которые поддаются количественной оценке и отражают какой-либо прогресс в достижении намеченной цели.
4. Целевые значения (targets) – тот уровень, которого должен достигнуть тот или иной показатель в определенный период времени.
5. Причинно-следственные связи (cause and effect linkages). Система сбалансированных показателей отличается от ряда других
43
концепций тем, что финансовые и нефинансовые показатели интегрируются в единую цепочку с учетом причинно-следственных
связей между достигнутыми результатами (т. е. запаздывающие
индикаторы качества прошлой деятельности организации, такие
как «финансы», «клиенты») и ключевыми факторами (т. е. опережающие индикаторы, которые только еще повлияют на конечный
результат деятельности организации), под влиянием которых они
формируются.
ФИНАНСЫ
Какую ценность организация
представляет для своих инвесторов?
КЛИЕНТЫ
Какую ценность организация
представляет для клиентов?
СТРАТЕГИЯ
РОСТ И ОБУЧЕНИЕ
Имеются ли программы
развития, мотивации и роста?
ВНУТРЕННИЕ ПРОЦЕССЫ
Какие процессы требуют
совершенствования, чтобы обеспечить
конкурентоспособность организации?
Рис. 1.11. Традиционная модель ССП по Д. Нортону и Р. Каплану
ШАГ 1
ШАГ 2
ШАГ 3
ШАГ 4
ШАГ 5
Определение видения
Определение стратегии
Определение перспектив и разработка
целей
Разработка показателей
Внедрение ССП в оперативную
деятельность
Рис. 1.12. Основные этапы внедрения ССП
44
6. Стратегические инициативы (strategic initiatives) – различные
программы и проекты, которые способствуют достижению стратегических целей [63].
Основные этапы процесса внедрения ССП приведены на рис. 1.12.
На первых двух этапах определяют видение, то есть картину того, какой организация хочет стать в будущем, и основную стратегию развития организации.
На третьем этапе определяют перспективы («Финансы», «Внутренние процессы» и т. д.), а также разрабатывают стратегические
цели, достижение которых будет способствовать эффективной реализации стратегии организации.
На четвертом этапе формируют показатели, с помощью которых
оценивается уровень достижения определенной стратегической цели. Для каждой разработанной цели следует выбирать такой набор
показателей, который бы включал в себя как результирующие индикаторы, которые характеризуют уровень достижения этой цели,
так и формирующие, которые, в свою очередь, определяют усилия,
направленные на ее достижение.
пятый этап – внедрение ССП в оперативную деятельность организации. Данный этап предусматривает разработку и реализацию
плана мероприятий по внедрению системы; обучение принципам
работы ССП; мониторинг показателей; адаптацию ССП к системам
мотивации, учета и управления организацией, анализ фактических значений показателей и их отклонение от плановых; корректировку плана мероприятий, карты целей и в случае необходимости
стратегии развития в целом [34].
Таким образом, на данный момент ССП является наиболее эффективным инструментом, который необходим как коммерческим,
так и некоммерческим организациям, в первую очередь вузам, для
их успешного функционирования и развития в современных условиях, что обусловливает актуальность дальнейшей адаптации данного инструмента к российской специфике и требованиям конкретной организации.
При этом важно отметить, что внедрение ССП в университетах
России приведет к усилению их интеграции с промышленными
комплексами страны и позволит повысить эффективность реализации потенциала вузов.
45
§ 3. Зарубежный опыт кооперации университетов
и территориально-промышленных комплексов
Одной из важнейших тенденций последнего времени, характерной для большинства развитых стран, является активизация процессов интеграции науки, производства и образования.
В условиях глобализации, особенностью которой является доминирование в международном разделении труда крупных диверсифицированных структур, интегрирующих в себя различные виды
деятельности и огромные по масштабам ресурсы, дающие возможность устоять перед колебаниями мировой конъюнктуры, в образовательной сфере на мировом рынке преобладают крупные университеты, которые представляют собой университетские комплексы.
Такие комплексы включают в себя как образовательные и исследовательские подразделения, так и структуры, обеспечивающие инновационную деятельность университетов и их тесную кооперацию
с промышленностью – научные и технологические парки, совместные исследовательские центры университетов и промышленности,
инновационно-технологические центры, консалтинговые фирмы,
консорциумы, бюро технологического трансфера в университетах
и др. [64].
Наиболее радикальной формой интеграции науки, высшего образования и промышленности в мире является «исследовательский
университет», в котором проводятся фундаментальные и прикладные научные исследования и осуществляется подготовка кадров.
В настоящее время в России, в рамках реформирования национальной системы образования, созданы национальные исследовательские университеты (НИУ), важнейшими особенностями деятельности которых являются: инновационно-исследовательский
характер, органическое единство научного и образовательного процессов; постоянный значительный прирост новых знаний; высокая
доля конкурентоспособных разработок и услуг на отечественных и
мировых рынках образования и высоких технологий.
Суть исследовательского университета – интеграция учебного процесса и фундаментальных исследований – системно впервые
была сформулирована Вильгельмом фон Гумбольдтом в XIX веке.
В то же время, в 1809 году, Гумбольдтом был образован первый исследовательский университет в Берлине. Изначально университет
нового типа был ориентирован на обучение незначительного числа
студентов и являлся местом «чистой» науки. Девизом созданного
В. Гумбольдтом университета стала «приверженность науке», а ос46
новными принципами: академическая свобода, приоритет проведения научных исследований, подготовка элитных научных кадров.
Дальнейшее развитие исследовательские университеты получили
в США, Канаде и ряде европейских стран, где система такого типа
университетов формировалась не одно десятилетие [65].
На сегодняшний день в мире не существует международного общепризнанного документа, позволяющего выделять университет
в качестве исследовательского1. В связи с этим представляется
целесообразным рассмотреть требования, предъявляемые к исследовательским университетам, которые были сформулированы
в университете Торонто (Канада), входящем в число лучших исследовательских университетов мира. Университет Торонто принял
решение стать одним из ведущих мировых исследовательских университетов и, обобщив опыт лучших из них, опубликовал документ
«Зеленый листок», который соответствует реальной практике ведущих исследовательских университетов мира. Согласно данному документу основными характеристиками исследовательского университета являются:
1. Академическая свобода. Все исследовательские университеты
в своей деятельности руководствуются принципом свободы академических исследований, что подразумевает полную свободу в постановке научных вопросов и идей, их обсуждений.
2. Академическая ответственность. В лучших исследовательских университетах академическая свобода связана с академической ответственностью. Это определяет политику университетов и
характеризует уровень преподавателей, входящих в штат вузов.
3. Исследовательский опыт студентов. Данный критерий предполагает обязательное участие перспективных студентов университета в научных исследованиях.
4. Обучение студентов. Исследовательские университеты готовят
исследователей следующего поколения, делая ставку на аспирантов и магистрантов, предлагая только такие программы, в которых
количество и качество преподавательской помощи исследователям
может гарантировать достижение высокого результата. Универси1 Согласно классификации Карнеги, которая применялась до 2000 года, все
американские вузы делились на несколько групп, высшая из которых называлась
«исследовательские университеты». По этой типологии только 6–7 % от всех университетов и колледжей США были исследовательскими. В 2005 году эту методику радикально пересмотрели и понятие «исследовательский университет» исчезло.
Тем не менее на неформальном уровне оно употребляется до сих пор. Так, вузы из
Ассоциации американских университетов называют себя исследовательскими.
47
теты оказывают финансовую поддержку талантливым студентам
и следят за их успехами.
5. Набор преподавательского состава. В исследовательских университетах осуществляется набор таких преподавателей, которые
активно совмещают исследовательскую и преподавательскую деятельность, что позволяет привносить результаты их исследований
в процесс обучения.
6. Программы усовершенствования преподавания. Исследовательские университеты реализуют программы совершенствования
методик преподавания научных дисциплин по соответствующим
специальностям.
7. Междисциплинарное обучение и исследования. Исследовательские университеты нацелены на создание и поддержку междисциплинарного обучения и исследований как для студентов, так и для преподавателей. Они активно занимаются устранением барьеров, препятствующих осуществлению междисциплинарного сотрудничества.
8. Международные и межкультурные связи и состязательность.
В университетах преподаватели развивают контакты с международной сетью ученых. Использование телекоммуникационных сетей и интернета позволяет преподавателям и студентам изучать разносторонний и международный опыт в рамках программ обучения,
что способствует поддержке научных исследований, которые могли
бы заинтересовать специалистов из других стран.
9. Отбор. Исследовательские университеты инвестируют финансовые средства только в те образовательные и исследовательские
программы, которые соответствуют следующим критериям: 1) отвечают запросам общества и представляют большую научную ценность; 2) имеют сильных и выдающихся лидеров, которые готовы
упорно работать ради реализации программы и интеллектуальных
достижений; 3) имеют большое количество студентов, заинтересованных программой и собирающихся участвовать в ней; 4) имеют
профессионально составленный бизнес-план, учитывающий все необходимые расходы и источники финансирования.
10. Инфраструктура. В исследовательских университетах обеспечивают такую инфраструктуру, которая позволят преподавателям и студентам выполнять первоклассную работу [66].
Российский исследователь Е. Г. Водичев [67] на основе зарубежного анализа деятельности исследовательских университетов сформулировал основные критерии исследовательского университета:
– полифункциональность университета, то есть способность генерировать и обеспечивать трансфер современного знания;
48
– сильная ориентация на научные исследования и разработки,
прежде всего на фундаментальные исследования;
– наличие системы подготовки специалистов с ученой степенью,
в том числе при превышении числа магистрантов и докторантов над
числом студентов, ориентированных на получение общего высшего
образования;
– ориентация на современные направления науки, высокие технологии, на инновационный сектор в экономике, науке и технике;
– широкий набор специальностей и специализаций, включая
естественные, социальные и гуманитарные науки;
– высокий профессиональный уровень преподавателей, принятых на работу на основе конкурсов, в том числе и международных;
– наличие возможностей для приглашения ведущих специалистов из различных стран мира на временную работу;
– высокая степень информационной открытости и интеграция
в международную систему науки и образования;
– восприимчивость к мировому опыту и гибкость в отношении
новых направлений научных исследований и методологии преподавания;
– конкурс и селективный подход при наборе студентов;
– формирование вокруг университета особой интеллектуальной
среды;
– наличие корпоративной этики, которая базируется на этносе
науки, демократических ценностях и академических свободах;
– формирование вокруг университета специфического научнотехнического пространства, часто заполняемого технопарковыми
структурами;
– стремление к лидерству внутри данного региона, страны и мирового научного и образовательного сообщества в целом [67].
В настоящее время термин «исследовательский университет»
широко используется в мире и означает принадлежность к относительно небольшому числу университетов, интегрирующих достижения фундаментальных научных исследований и высшее образование с охватом широкого спектра различных дисциплин и факультетов. Так, в США к исследовательским университетам, согласно
анализу центра оценки деятельности университетов (The Center for
Measuring University Performance), относятся 50 лидирующих вузов страны, в числе которых: Гарвардский, Колумбийский, Стэндфордский, Чикагский и другие университеты с наибольшим бюджетом научных исследований и количеством защищаемых диссертаций [65]. В Европе 20 ведущих университетов (Оксфордский,
49
Кембриджский, другие университеты) образуют Лигу исследовательских университетов, членство в которой определяется принципами интеграции научных исследований и образования. Эти вузы
готовят высоквалифицированных специалистов, входящих в интеллектуальную элиту данных стран, определяющую стратегические направления и уровень развития науки, техники и технологий, при этом обеспечивая национальную безопасность, конкурентоспособность на мировом рынке.
Значительный опыт развития исследовательских университетов накоплен в США. Модель конкурентоспособного исследовательского университета США показана на рис. 1.13. В концепции
американских университетов произошел синтез демократической
традиции ранних средневековых университетов и прагматизма немецкой университетской школы. К середине ХХ века ведущие американские университеты превратились в мощные образовательные,
исследовательские и научно-производственные комплексы, тесно
связанные с промышленностью и системами управления. Университеты США изначально имели особый правовой статус, обладали
собственными уставами и конституциями, которые давали им высокую степень автономии, но не противопоставляли их обществу
и власти. Поскольку университеты имели в своем распоряжении
землю, цена которой вследствие близости к коллективному интеллекту университета имела тенденцию к увеличению, со временем
многие из них стали самодостаточными в экономическом отношении субъектами хозяйственной деятельности.
Современные исследовательские университеты США представляют собой крупные экономические субъекты, обладающие
большой самостоятельностью. В США именно такие типы университетов пользуются наибольшей поддержкой государства для
проведения научной и образовательной деятельности. Ведущие исследовательские университеты получают до 95 % средств федерального бюджета.
Помимо государственных средств, университеты получают доходы от грантов, благотворительных и попечительских фондов, бизнеса, учебной, исследовательской, производственной и консультационной деятельности [69].
Исследовательские университеты США имеют наиболее прочные
связи с промышленностью. Так, крупнейший американский исследовательский университет – Массачусетский технологический институт имеет связи приблизительно с 300 корпорациями (более половины из них – крупнейшие корпорации США).
50
51
Набор аспирантов,
поддержка
высококвалифицированных кадров
Общая
поддержка
Материальнотехническая
база
Штатный ППС,
сотрудничество со
сторонними организациями
организациями
Инновационные
предприятия
Студенческая среда
ОБУЧЕНИЕ
НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Набор студентов
Исследователи, студенты,
административный персонал,
сотрудничество
со сторонними организациями
Конкуренция за
интеллектуальные ресурсы
Конкуренция за финансовые
ресурсы
Доход от продаж
и пр.
Патенты,
лицензии, роялти
Эндаунментфонд
Федеральные
ассигнования и средства
на исследования
Рис. 1.13. Модель конкурентоспособного исследовательского университета США
Обновление кадров
Набор в постдокторантуру
и постбакалавриат
Конкуренция
за интеллектуальные
ресурсы
ресурсы
Конкуренция за финансовые
ресурсы
Гранты и
контракты
Плата
за обучение
обучение
Ежегодные взносы,
пожертвования
Федеральные и региональные
ассигнования
на образование
Исследовательские университеты на коммерческой основе активно
участвуют в дополнительном послевузовском образовании (ДПО), предлагают многоуровневые программы повышения квалификации и переподготовки. В отличие от узкопрофильных коммерческих учебных заведений, университеты имеют возможность реализации разнообразных
программ, основывающихся на междисциплинарном подходе.
Существенным отличием в формировании профессорско-преподавательского состава (ППС) американских исследовательских
университетов является ротация кадров, охватывающая сферы образования, науки и производства. Между ними отсутствуют искусственные перегородки: система оплаты в вузе, как и в бизнес-структуре, стимулирует такую ротацию.
Вокруг исследовательских университетов создаются исследовательские парки как форма интегрированного развития науки, образования и реального сектора экономики (парк Северной Каролины, Силиконовая долина и др.). Исследовательский парк представляет собой
объединенную вокруг университета научно-производственную, учебную и социально-культурную зону обеспечения непрерывного инновационного цикла. Суть концепции исследовательского парка состоит
в создании особой инфраструктуры, обеспечивающей связь исследовательского центра и бизнеса, которая порождает и поддерживает на
стартовом этапе малые высокотехнологичные предприятия. В парках
осуществляется технологический трансфер – передача новых технологий, проекты которых возникли в научных центрах, в производство,
доведение замысла до стадии выпуска продукции.
Таким образом, к основным характерным чертам современных
исследовательских университетов, отличающих их от «обычных»
вузов в разных зарубежных странах, относятся:
1) тесная интеграция науки, образования и производства;
2) множественность источников финансирования, в частности
научных исследований, проводимых в исследовательских университетах;
3) высокая доля преподавателей с опытом работы в ведущих зарубежных университетах и научных центрах (от 30 до 60 %), включая мировых выдающихся ученых, которые, с одной стороны, привлекают в университет большое количество желающих учиться
или работать именно с этим учёным, а с другой – обеспечивают университету Нобелевские премии и медали Филдса, что влияет на позиции в международных рейтингах;
4) высокая доля аспирантов и магистрантов, превышающих численность студентов в исследовательских университетах;
52
5) развитая инфраструктура;
6) автономия по отношению к государству;
7) наличие эндаументов, благодаря которым университеты получают определенные проценты от капитала, сформированного частными меценатами под конкретные цели.
В результате, обладая всей совокупностью вышеперечисленных
признаков, исследовательский университет становится важнейшим фактором технологического и экономического развития региона и страны в целом. Традиционные функции университета –
подготовка специалистов и фундаментальные исследования – дополняются его активной деятельностью по передаче новых технологий в промышленность и бизнес. Следует отметить, что современные исследовательские университеты обладают наибольшим потенциалом и спектром воздействий на социальную практику, идя по
пути развития открытой модели взаимодействия и сотрудничества
со всеми общественными институтами. Этот тип университетов, относясь к национальным центрам образования, науки и культуры,
играет важную роль в социально-экономическом развитии страны
и региона, является центром культуры и просвещения, несет существенную нагрузку в социально-стабилизационном плане.
Становление рыночных отношений в мире инициировали процессы регионализации национальных систем высшего образования. Сегодня значительное влияние на формирование нового облика современного университета оказывает политика государств
и мирового сообщества, направленная на выравнивание социально-экономического уровня развития регионов. В связи с этим рассмотрим роль высшей школы в развитии регионов, обладающих
высоким уровнем научно-технического, образовательного и инновационного потенциалов. Такие регионы часто называют «территориями инновационного развития».
В большинстве стран университеты участвуют в развитии региона по следующим направлениям:
1. Университеты являются основной базой для проведения фундаментальных научных исследований, создавая условия для технологического, социально-экономического развития регионов.
2. В университетах проводятся исследования прикладной направленности, для их промышленной реализации создаются промежуточные структуры (технопарки, бизнес-инкубаторы и др.).
3. Университетские исследования являются важной частью процесса подготовки научных кадров, накопления научно-педагогического потенциала региона.
53
4. Университет часто становится «полюсом притяжения» в свой
регион предприятий из наукоемких отраслей (Лёвен – Бельгия,
Кембридж – Великобритания, Стэнфорд – США) [70].
Государства и регионы активно стимулируют научно-исследовательскую и технологическую кооперацию, выступая в качестве
посредников между университетами, научно-исследовательскими
организациями и реальным сектором экономики. Создаются различные межгосударственные/межрегиональные структуры, в частности центры по кооперации университетов и промышленности,
междисциплинарные центры, инновационные центры по передаче новых технологий малому и среднему бизнесу, центры коммерческой реализации изобретений и др. Для внедрения результатов
научных исследований обычно используется механизм коммерциализации технологий с помощью организационных структур малого, среднего и крупного бизнесов. Примером активного участия высшей школы в данном процессе может являться инновационная деятельность Стэндфордского университета, играющего ведущую роль
в развитии Силиконовой долины, Массачусетского технологического института, Оксфордского и Кембриджского университетов и ряда других.
В современном мире одним из ключевых факторов конкурентоспособности стран в условиях глобализации и стремительного НТП
считается способность регионов генерировать и внедрять в промышленное производство инновационные разработки. Согласно рейтингу, составленному Всемирным экономическим форумом (ВЭФ), самыми конкурентоспособными экономиками мира в 2011 году были
признаны Швейцария и Швеция (табл. 1.6).
Эти страны занимают лидирующие позиции по уровню развития инновационных связей между бизнесом и университетами
(табл. 1.7).
Анализ зарубежных стран показал, что в инновационной политике развитых стран мира проявляются общие тенденции, в частности речь идет о концентрации усилий по поддержке существующих
кластеров и созданию новых сетей компаний. Образование данных
структур ускоряет процессы экономического роста в отдельно взятых отраслях, что ведет к росту инновационной активности и повышению конкурентоспособности региона. Опыт зарубежных стран
свидетельствует, что эффективное взаимодействие целых групп отраслей внутри кластеров способствует росту занятости, финансовых инвестиций и ускорению распространения передовых технологий в национальной экономике страны в целом.
54
Таблица 1.6
Ранжирование стран по уровню конкурентоспособности стран,
согласно рейтингу ВЭФ в 2011 г.
№ п/п
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
Страна
Швейцария
Швеция
Сингапур
США
Германия
Япония
Финляндия
Нидерланды
Дания
Канада
Россия
Место в рейтинге
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
63
Составлено авторами по: The Global Competitiveness Report 2010–2011 / Word
Economic Forum. 2011 [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.weforum.org
Таблица 1.7
Ранжирование стран по уровню развития кооперации в сфере НИОКР
между компаниями и университетами и межфирменного сотрудничества
Исследовательская кооперация
(между компаниями и университетами)
1. Финляндия
2. США
3. Швейцария
4. Швеция
5. Нидерланды
6. Ирландия
7. Германия
8. Дания
9. Бельгия
10. Япония
11. Норвегия
12. Великобритания
13. Исландия
14. Франция
Технологическая кооперация
(между фирмами)
1. Финляндия
2. Япония
3. Нидерланды
4. Швейцария
5. США
6. Германия
7. Швеция
8. Дания
9. Норвегия
10. Ирландия
11. Франция
12. Бельгия
13. Исландия
17. Италия
18. Великобритания
Составлено авторами по: Шелюбская Н. В. Косвенные методы государственного
стимулирования инноваций: опыт Западной Европы // Проблемы теории и практики управления. 2001. № 3. С. 19.
55
Основоположником кластерной теории является известный американский экономист М. Портер, который впервые ввел определение кластера в работе «Конкуренция»: «Кластер – это сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных
компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг,
фирм в соответствующих отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций в определенных областях, конкурирующих, но вместе с тем и ведущих совместную работу» [70].
Большинство европейских стран приступило к развитию кластерных программ еще в середине 1990-х годов. Постепенно в данный процесс вовлекались другие страны, среди которых Португалия, Новая Зеландия, Китай, Индия, Пакистан, Бразилия и др.
Во многом благодаря формированию в своих регионах подобных кластеров и продвижению инноваций страны становятся конкурентоспособными экспортерами продукции на мировом уровне. Российская Федерация приступила к формированию программ развития
кластерных исследований, ориентированных на рынок, в 2000 году.
В условиях происходящих процессов регионализации мировых
систем образования представляет интерес работа [69, с. 140], авторы
которой выделяют три крупные группы территорий инновационного развития и в соответствии с этим определяют роль и место университетов в их формировании (см. прил. 1).
1. Столичные мегаполисы и крупные городские агломерации. Такой тип территории подразумевает скопление близко расположенных пунктов, имеющих сплошную общую транспортную инфраструктуру и тесные производственные связи. Фактически граница
города выходит далеко за пределы административной. При срастании агломераций образуются мегаполисы, огромные по площади
и экономическому, научно-техническому, инновационному потенциалу [69]. Научно-технический и инновационный потенциалы
на таких территориях концентрируются не в центре, а преимущественно на периферии. В пригородах и городах-спутниках размещаются наукоемкое современное производство, научно-исследовательские объекты и университетские комплексы. Необходимость
обеспечения функционирования административной, деловой, научной, промышленной составляющих города как единого целого привела к развитию процесса интеграции больших городов с прилегающими к ним «полюсами» науки и высоких технологий.
2. Технологические регионы как территориально распределенные системы. К данной группе относятся территории, основу экономики которых составляют высокотехнологичные предприятия.
56
Характер факторов, их объединяющих, может быть различным:
исторического, политического характера или естественным образом сложившаяся концентрация научно-технического и промышленного потенциалов рядом с университетами и научными центрами. Перед такими регионами остро стоит решение проблемы переориентации экономики и работоспособного населения для работы
в высокотехнологичном секторе экономики. Одним из связующих
звеньев в таких регионах являются университеты как основные поставщики высококвалифицированных кадров для отраслей народного хозяйства и основная база для проведения фундаментальных
и прикладных научных исследований, создавая необходимые условия для технологического, социально-экономического развития отраслей промышленности, региона и страны в целом.
3. Центры науки и высшей школы в муниципальных образованиях. Во многих странах территории инновационного развития данной группы формируются вокруг университетов. Для таких регионов характерным является формирование инновационных кластеров, стратегия которых направлена на использование знаний для
получения конкурентных преимуществ региона. Основной чертой
функционирования такого кластера является концентрация всех
участников инновационных процессов вокруг университетского
или научно-исследовательского комплекса. Включение университетов региона в кластеры позволяет обеспечить его конкурентные
преимущества, в частности инвесторы могут осуществлять инвестиции одновременно в реальные секторы экономики и в образовательные, научно-исследовательские процессы.
Таким образом, рассмотренные выше примеры научно-технической и инновационной кооперации университетов и реального сектора экономики в развитых странах свидетельствуют о значительной роли вузов в инновационном развитии промышленных предприятий, регионов и стран мира в целом.
В последние десятилетия все большую актуальность в зарубежных странах приобретает восстановление утраченных связей университетов с промышленными предприятиями, которые являются
одними из главных заказчиков услуг вузов. Негативными факторами, сдерживающими полноценную взаимосвязь вузов и промышленности, до настоящего времени являются проблемы трудоустройства выпускников и несоответствие спроса и предложения на рынке
труда, а также проблемы несоответствия знаний и навыков выпускников требованиям работодателей с учетом изменений, происходящих в экономике и науке развитых стран.
57
В условиях мировых глобализационных и информатизационных
процессов ключевой целью управления национальными системами
высшего образования любой страны становится подготовка кадров,
отвечающих потребностям, продиктованным кардинальными тенденциями глобального развития, в частности:
– выпускники современных вузов должны быть востребованы
национальной экономикой и обладать знаниями на уровне постиндустриального общества;
– выпускники должны быть конкурентоспособными на внутреннем и внешнем рынках труда с учетом расширяющихся возможностей и гарантий межгосударственной мобильности рабочей силы [71].
В настоящее время мировая высшая школа находится в поиске
новых направлений, форм и методов эффективного взаимодействия
с работодателями. Во многих развитых странах предпринимаются
активные шаги к сближению и укреплению связей между вузами
и реальным сектором экономики. Так, в Дании представители бизнеса создают так называемые «объединения работодателей», члены
которого входят в состав управляющих советов вузов и участвуют
в разработке образовательных программ нового поколения. В Нидерландах университеты и бизнес ведут активную совместную деятельность в области научных исследований, проводят обмен кадрами и применяют систему гибких форм обучения. В ряде стран
практикуют выпуск информационных бюллетеней, содержащих
перечень требуемых специалистов определенных квалификаций.
В Великобритании, с целью организации взаимосвязей университетов и бизнес-сектора, ежегодно публикуют «Заявление о требованиях к квалификациям высшего образования», в разработке которого
принимают активное участие как сам бизнес, так и академическое
сообщество, профессиональные объединения и государство.
В университетах США для этих целей создаются специальные
организационные структуры, которые развивают направления деятельности в вузе по содействию в построении и дальнейшем развитии карьеры, трудоустройстве студентов и выпускников. Главной
задачей таких центров карьеры является обеспечение кооперации
вуза и работодателей. При этом кооперация может проявляться
в самых разнообразных формах: тренинги, семинары, базы данных
резюме и вакансий, стажировки и т. п.
Как и в большинстве зарубежных развитых стран, российский
сектор экономики испытывает потребность в установлении прочных связей с вузами, что проявляется в таких направлениях, как:
привлечение высококвалифицированных, талантливых, творче58
ских кадров; проведение совместных научных исследований; создание совместных организационных структур (центры для осуществления образовательной и исследовательской деятельности) и т. д.
В свою очередь, вузы ощущают потребность в эффективных,
долгосрочных связях с бизнесом, что выражается в необходимости
привлечения дополнительных доходов и инвестиций, создании совместных центров, в рамках которых проводятся тренинги, презентации, дни карьеры, мастер-классы и т. п., а также в проведении совместных научных исследований.
В стимулировании и развитии взаимодействия вузов и реального сектора экономики есть и третья заинтересованная сторона – государство. Его роль заключается в обеспечении качества образования, повышении конкурентоспособности выпускников, развитии
инновационных технологий, передаче высшим учебным заведениям больше прав и полномочий (автономия), привлечение инвестиций в условиях сокращения бюджетного финансирования. В настоящее время в России действует целевая программа Рособразования «Содействие развитию малого и среднего предпринимательства
в инновационной сфере», которая в перспективе должна решить задачу создания рабочих мест для студентов вузов путем открытия
бизнес-инкубаторов, малых предприятий [72].
В числе последних инициатив Правительства Российской Федерации следует выделить постановление № 218 от 9 апреля 2010 года «О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих
комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства». Основной целью данной инициативы является развитие кооперации российских вузов и производственных предприятий, развитие научной и образовательной деятельности в российских вузах, стимулирование использования производственными
предприятиями потенциала российских вузов для развития наукоемкого производства и стимулирования инновационной деятельности в российской экономике [73]. В результате предприятия получают возможность использовать результаты НИОКР и
продвигать на рынок интеллектуальный продукт, созданный совместно с вузом, а университеты в свою очередь укрепляют научно-образовательную базу и в то же время трудоустраивают своих
сотрудников, аспирантов и студентов. В целях развития взаимодействия между вузами и реальным сектором экономики, поддержки создания хозяйственных обществ и малого инновационного предпринимательства, финансирования инновационной среды
59
в учреждениях ВПО российским правительством в 2010 году утверждено постановление № 219 от 9 апреля 2010 года «О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры
в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования».
Эффективная реализация вышеизложенных государственных
мер, направленных на установление устойчивых связей с реальным
сектором экономики и развитие инновационной деятельности в вузах, диктует необходимость наличия в вузах высококвалифицированных специалистов, имеющих принципиально новые навыки по
привлечению инвестиций, управлению проектами, оценке коммерческих рисков, эффективной коммуникации с инвесторами и обладающих компетенциями в области маркетинга, бизнес-планирования, правовой защиты интеллектуальной собственности, что требует целенаправленной подготовки и переподготовки кадров для
инновационной деятельности, в том числе в области коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, для соответствующих профильных подразделений и создаваемых хозяйственных обществ (ХО).
В качестве обобщения зарубежного опыта и подведения итога
вышесказанному представляется целесообразным выделить основ-
Рис. 1.14. Механизмы реализации потенциала университетов
в промышленности
60
ные направления взаимодействия вузов и реального сектора экономики, характерные для зарубежных стран и России (рис. 1.14):
1. Кооперация в образовательной сфере:
– открытие совместных кафедр и подразделений,
– проведение мастер-классов,
– тренинги, семинары, презентации,
– стажировки,
– обмен кадров,
– совместная разработка и реализация образовательных программ.
2. Кооперация в сфере научных исследований:
– создание производственно-внедренческих площадок (бизнесинкубаторы, консорциумы),
– создание малых инновационных предприятий (МИП),
– технологические платформы,
– технологические кластеры.
3. Кооперация в иных сферах деятельности:
– создание совместных организационных структур – центров карьеры и содействия трудоустройству,
– формирование эндаумент-фондов,
– создание совместных информационных баз данных о выпускниках вузов.
§ 4. Инновационное развитие университетов
на основе сотрудничества с наукоемкими отраслями
промышленности (на примере Томской области)
В настоящее время Томская область является одним из известных научно-образовательных центров страны. С 2003 года на ее
территории реализуется программа инновационного развития. Ведущие вузы региона входят в число лучших высших учебных заведений России. Научно-исследовательская деятельность университетов и научных центров, расположенных в Томской области,
развивается в перспективных общемировых и российских направлениях, в числе которых: новые материалы и нанотехнологии, биотехнологии и медицина, информационные технологии, промышленная электроника, телекоммуникации и точное приборостроение, нефтехимия.
Научно-образовательный комплекс уже сегодня является одной из наиболее значимых отраслей экономики области, вклад
в валовой региональный продукт (ВРП) которой достигает 7 %.
61
В Томской области самая высокая в России доля работников с высшим и средним образованием от общего числа занятых. Развитие
инновационного сектора в целом характеризовалось значительным
приростом объемов отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами инновационно-активных предприятий – в 1,3 раза, в том числе объем отгруженных инновационных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг инновационного характера увеличился
на 18 %. Интеллектуальный потенциал области в новых условиях
рассматривается как главное конкурентное преимущество Томкой
области, ее основной стратегический ресурс для развития в регионе экономики инновационного типа на основе интеграции образования, науки и производства.
Администрацией Томской области разработана стратегия развития региона до 2020 года: проведен стратегический анализ развития Томской области; определены основные макроэкономические,
политические, социальные, технологические и инфраструктурные
факторы ее развития на долгосрочный период; проведен анализ
конкурентоспособности региона; определены перспективные отрасли для его инновационного развития [161].
Стратегией развития Томской области на период до 2020 года инновационный сектор экономики определен решающим фактором развития региона на долгосрочную перспективу. Одним из
приоритетных направлений решения поставленной задачи является дальнейшее развитие и реализация потенциала научно-образовательного комплекса (НОК), в том числе при тесном сотрудничестве с ведущими предприятиями региона. Далее, рассмотрим
Университетский комплекс региона как один из ключевых элементов НОК и один из основных факторов инновационного развития
региона.
Высшее профессиональное образование на территории области
представлено девятью вузами и девятью филиалами иногородних
вузов. Три ведущих университета региона (Томский государственный университет, Томский политехнический университет, Томский
государственный университет систем управления и радиоэлектроники) в 2006–2008 годах стали вузами-победителями конкурсного отбора учреждений ВПО, внедряющих инновационные образовательные программы в рамках реализации в стране приоритетного национального проекта «Образование». В настоящее время
три учреждения ВПО Томской области имеют статус национального исследовательского университета: Томский политехнический
62
университет, Томский государственный университет и Северский
технологический институт Национального исследовательского ядерного университета «Московский инженерно-физический университет».
Томская область входит в число регионов-лидеров (наряду с Москвой, Санкт-Петербургом и Татарстаном) по числу поданных заявок и выигранных проектов в конкурсах, проведенных Минобрнауки России в рамках реализации постановлений Правительства РФ
от 9 апреля 2010 года № 218, 19, 220 о мерах государственной поддержки российских вузов. Выиграно всего 11 проектов с общим объемом финансирования на три года около 3 млрд р., в том числе из
федерального бюджета на выполнение НИОКР для реализации совместно с промышленными предприятиями комплексных проектов
по созданию высокотехнологичных производств. Вузы-головные исполнители получат 1,8 млрд р. из средств бизнес-партнеров, всего на
реализацию комплексных проектов будет вложено 1,14 млрд р.
Сегодня на территории региона успешно реализуется Межведомственная программа «Разработка и реализация модели Центра образования, науки и инноваций мирового уровня на основе консорциума университетов и научных организаций (2009–2013 гг.)». Реализация данной программы является логическим продолжением
уже пройденного областью пути по созданию инновационных разработок томскими предприятиями, строительству инновационной
инфраструктуры, созданию особой экономической технико-внедренческой зоны. Основной целью программы является разработка и реализация модели центра, обеспечивающего динамичное развитие ряда приоритетных направлений научно-технологического
комплекса страны, подготовку конкурентоспособных на международном уровне кадров и коммерциализацию разработок в инновационный сектор экономики.
Томская область стала одним из четырех регионов, в которых
по решению Правительства Российской Федерации начал реализовываться проект создания особых экономических зон технико-внедренческого типа [162].
Под технико-внедренческой деятельностью понимается: «создание и реализация научно-технической продукции, доведение ее до
промышленного применения, включая изготовление, испытание
и реализацию опытных партий, а также создание продуктов, систем сбора, обработки и передачи данных, систем распределенных
вычислений и оказание услуг по внедрению и обслуживанию таких
продуктов и систем» [163].
63
Принятие решения о создании особой экономической зоны
в Томской области было обусловлено высокой концентрацией науки
и образования, наличием наукоемких отраслей промышленности,
мощным научно-технологическим потенциалом региона. В свою
очередь, технико-внедренческая особая экономическая зона (ОЭЗ)
в Томске является стратегическим звеном в развитии региональной
инновационной системы региона.
В ОЭЗ планируется развивать: 1) информационно-коммуникационные и электронные технологии: разработка и макетное (экспериментальное) производство программно-аппаратных средств организации цифрового телевидения; разработка устройств силовой
и сильноточной электроники; радиотехнических систем и средств
связи; устройств квантовой электроники и др.; 2) технологии производства новых материалов и нанотехнологии: разработка технологий производства нанопорошков металлов, субмикронных микропорошков неорганических соединений; нановолокон неорганических соединений; конструкционной керамики на основе диоксида
циркония; биокомпозиционного материала на основе наноструктурного титана и др.; 3) биотехнологии и медицинские технологии:
производство стволовых клеток и оказание услуг на основе клеточной терапии; производство рекомбинантных белков и фармпрепаратов нового поколения на их основе; 4) биотехнологии добычи и переработки полезных ископаемых; 5) производство биоэнергии при
утилизации биомассы: отходов лесопереработки и биоорганических
отходов; 6) биологическое приборостроение: производство биосенсоров и биочипов и др.)
Общая характеристика результатов деятельности Университетского комплекса Томской области в 2010 году выглядела следующим
образом. Так, объем финансирования образовательной деятельности томских вузов достиг 7,91 млрд р. (в 2009 г. этот показатель составлял 7,78 млрд р.) В свою очередь, общий объем финансирования
научных исследований вузов в 2010 году составил 2,74 млрд р. (рост
44,9 % к уровню 2009 г.) (рис. 1.15). Финансирование из бюджетных
источников составило 1,46 млрд р., что составило 53,3 % от общего объема финансирования (2009 г. – 44,4 %, в 2008-м – 45 %), в том
числе базовое финансирование – 158,6 млн р. составляло лишь 10,9 %
от финансирования из бюджетных источников (в 2009 г. – 19,8 %,
в 2008-м – 17 %). Остальные средства получены из федерального бюджета на конкурсной основе: финансирование по федеральным и ведомственным целевым программам выросло в 2,1 раза по
сравнению с 2009 годом и составило 1,18 млрд р.; финансирова64
10659,2
12 000
9672,8
9180,5
10 000
7915,5
7783,1
7514,6
6525,7
8 000
5467
6 000
2743,7
4 000
1058,7
2 000
1889,7
1665,9
0
2006
2008
– общее фин-е
2009
2010
– фин-е образования
– фин-е науки
Рис. 1.15. Динамика финансирования вузов Томской области, млн р.
Пермский край
394
347
Республика Татарстан
583
590
Томская обалсть
827
740
Омская область
547
491
Новосибирская область
621
646
Кемеровская область
362
379
Иркутская область
514
503
Красноярский край
435
454
Забайкальский край
331
328
Алтайский край
372
379
Республика Хакасия
363
338
Республика Тыва
200
Республика Бурятия
190
507
401
Республика Алтай
274
Санкт-Петербург
262
988
936
Москва
1213
1149
0
500
1000
– 2005
1500
2000
2500
– 2009
Рис. 1.16. Численность студентов вузов на 10 000 человек населения
(2005 и 2009 гг.)
65
ние по грантам на выполнение научных исследований несколько
снизилось и составило 91,9 млн р. (89 % от уровня 2009 г.). Объем
финансирования научных исследований и разработок из внебюджетных источников по сравнению с 2009 годом вырос на 26,5 %,
при этом объем работ по договорам с российскими хозяйствующими субъектами – на 20 %, а объем выполненных НИР по международным грантам, программам и контрактам – на 57 %, что составило 201,1 млн р. Кроме того, Томская область является одним из лидеров по численности студентов вузов на 10 000 человек населения.
Ближайшим конкурентом из регионов Сибирского федерального
округа (СФО) является Новосибирская область (рис. 1.16).
В университетах Томской области в 2010 году обучалось
82 417 студентов всех форм обучения, в том числе 42 689 студентов очной формы. На очную форму обучения за счет средств федерального
бюджета в 2010 году было принято 8234 человек (в 2006 г. – 6505), что
обеспечило за этот временной интервал рост 26 %, который во многом был достигнут за счет открытия новых востребованных специальностей и направлений подготовки на региональном рынке труда.
В Томской области выстроена инновационная инфраструктура, деятельность которой направлена на коммерциализацию научных разработок. В вузах функционирует 21 элемент инновационной инфраструктуры, в орбите деятельности которых находится
647 разработок. В бизнес-инкубаторах разрабатывается 222 проекта, имеющие на рынке коммерческие перспективы. В вузовский
«инновационный пояс» входит 256 инновационно активных предприятий, 42 из которых созданы в 2010 году, из них 38 предприятий – в соответствии с Федеральным законом от 2 августа 2009 года
№ 217-ФЗ.
Однако, несмотря на определенные преимущества Томской области, обусловленные наличием высокоразвитого НОК, существует
ряд проблем, ограничивающих полноценное развитие накопленного потенциала региона.
К таким ограничениям можно отнести:
1) доминирующее положение топливного сектора в структуре
экономики региона;
2) географическую удаленность и неразвитость транспортной инфраструктуры;
3) незначительную долю иностранных инвестиций в региональную экономику;
4) недостаточное информирование стратегических инвесторов об
инвестиционных возможностях региона;
66
5) слабое развитие финансового сектора, незначительный объем
предоставления кредитов наукоемкому бизнесу;
6) суровые климатические условия;
7) невысокие объемы и темпы роста экспорта [164].
Как упоминалось выше, в 2011 году в Томской области был создан консорциум ведущих университетов области, в который вошли четыре университета: Томский государственный (ТГУ), Томский
политехнический (ТПУ), Томский университет систем управления
и радиоэлектроники (ТУСУР) и Сибирский государственный медицинский университет.
Несмотря на то, что в конкурсе НИУ участие консорциума в силу различных причин оказалось невозможным (ТПУ и ТГУ выиграли этот конкурс в 2009 и 2010 гг.), на ее основе еще в 2009 году был
разработан пилотный проект с говорящим названием «Разработка
и реализация модели Центра образования, науки и инноваций мирового уровня на основе консорциума томских университетов и научных организаций (2009–2013 годы)». Сегодня это единственная
в России региональная программа, направленная на создание инновационной модели развития, в основу которой положен так называемый «треугольник» – качественное образование, авторитетный
научно-технический сектор и созданная инфраструктура инновационной деятельности.
Изначально консорциум задумывался как некая административная единица, создаваемая для решения конкретных задач, но
в таком варианте это оказалось делом практически бесперспективным. Поэтому идею решили реализовать на уровне не общей администрации, а договорных отношений между вузами, поскольку для
межвузовской кооперации есть все возможности. Ведущие университеты располагают уникальным набором компетенций, носителями которых являются ученые, и научно-исследовательским потенциалом, дающими возможность решать крупномасштабные комплексные задачи разной сложности практически в любых отраслях
народного хозяйства, в том числе и промышленности.
Таким образом, объединение, кооперация ведущих университетов томского НОК с промышленными отраслями и госкорпорациями, академической наукой, международными партнерами позволяет получить синергетический эффект от сотрудничества. Так,
членами консорциума был выигран федеральный конкурс на реализацию шести комплексных проектов по созданию высокотехнологичных производств. Пять из них сегодня находятся в стадии
реализации, два ориентированы на томскую промышленность,
67
три – на партнеров из Новосибирска, Красноярска и Бийска. Средняя стоимость каждого проекта – около 500 млн р.
Кроме этого консорциум реализует три масштабных внешних
проекта: первый – с ОАО «Информационные спутниковые системы» им. М. Ф. Решетнева (Железногорск, Красноярский край) по
созданию в томской ОЭЗ производства элементной базы микро­
электроники для спутников нового поколения; второй – с ФГУП
ФНПЦ «Алтай» (Бийск) по созданию широкомасштабного производства глиоксаля – стратегического материала, который применяется в различных отраслях промышленности; третий – с Новосибирским электровакуумным заводом «Союз» по производству
изделий из конструкционной, технической и медицинской нанокерамики по томской технологии.
Также совместно с ТНЦ СО РАН и четырьмя НИИ Томского научного центра СО РАМН консорциумом сформирован ряд предложений в программы развития крупнейших госкорпораций – Росатома, РЖД, Роснефти, Федеральной сетевой компании, Газпрома,
Транснефти. В настоящее время рассматривается вопрос о вхождении в технологические платформы корпораций. Университеты выступили с предложением сделать комплексные межвузовские проекты для пятнадцати крупных предприятий. Тем самым в ближайшем будущем регион должен выйти на прогрессивный механизм
восстановления работы с крупной промышленностью. Таким образом, консорциум является не только активным участником межрегиональной интеграции, но и становится инновационным элементом корпоративного развития.
Обобщая все вышесказанное, можно отметить следующее: Томская область относится к регионам с высокоразвитым научно-техническим и образовательным потенциалом. И, как свидетельствует
практика ведущих стран мира, а также российский опыт, наличие
развитого сектора высшего образования и науки является важнейшим фактором инновационного развития региона. Томская область
является ярким примером того, что Университетский комплекс
региона может содействовать процессам активизации в нем инновационной деятельности не только за счет предоставления образовательных услуг и проведения научных исследований, но и содействия развитию инновационных предприятий и ведущих отраслей
промышленности региона в результате реализации имеющегося потенциала и эффективного управления им.
Пример Томской области можно рассматривать как модель инновационного развития на основе сотрудничества университетов
68
и наукоемких отраслей промышленности для других российских
регионов. Данная модель позволяет апробировать и показать эффективность использования таких внешних инструментов взаимодействия, как совместные проекты, государственные заказы, заказы промышленных предприятий и т. д.
Таким образом, приведенный пример эффективной интеграции, кооперации университетов и производства, в частности в форме консорциумов, свидетельствует о значительном вкладе вузов
в технологическое развитие промышленных предприятий и доказывает необходимость возрождения, усиления сотрудничества, связей
между этими ключевыми элементами инновационной экономики.
69
ГЛАВА 2. Методологические аспекты
ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОТЕНЦИАЛА
ВЕДУЩИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
§ 1. Развитие научно-технического потенциала
вузов России
Принятая в ноябре 2008 года Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до
2020 года определила в качестве основной задачи переход от экспортно-сырьевой к инновационной модели экономического роста, способной обеспечить рост конкурентоспособности российской продукции и услуг на внутреннем и мировом рынках.
В свою очередь, переход экономики страны на инновационный
путь развития невозможен без формирования конкурентоспособной в глобальном масштабе национальной инновационной системы
(НИС) [165]. Успешность ее формирования и дальнейшего функционирования во многом зависит от эффективности развития и взаимодействия основных элементов НИС.
В данном исследовании представляется необходимым проанализировать основные тенденции экономического и инновационного
развития таких элементов НИС РФ, как: сектор ВПО и предпринимательский сектор, в частности промышленность, с целью обоснования необходимости их взаимодействия, сотрудничества для проведения технологической модернизации комплексов народного хозяйства и эффективного развития инновационной системы страны
в целом.
В России исследования и разработки (ИиР) проводят около
3600 организаций (3536 в 2009 г.). Из них 41 % организаций составляет предпринимательский сектор, 40 % – государственный сектор
и 2 % – некоммерческие организации. Доля сектора ВПО составляет 17 % от общего числа. Всего в России, согласно данным официальной статистики в 2009 году, в секторе высшего образования научные ИиР выполняли 603 организации, в числе которых 506 – вузы [171] (табл. 2.1).
За данный период времени (2000–2009 гг.) число вузов, выполняющих ИиР, увеличилось в 1,3 раза, одновременно почти в 10 раз –
внутренние затраты, то есть в среднем затраты одного вуза возросли
в 6,4 раза и составили 57 млн р. в год.
Статистика исследуемого периода свидетельствует о положительной тенденции развития научно-исследовательской деятельности
70
71
1248
1218
1233
1230
1282
1341
1483
1429
1406
2001 4037
2002 3906
2003 3797
2004 3656
2005 3566
2006 3622
2007 3957
2008 3666
2009 3536
государственный
1247
Всего
2000 4099
Год
1446
1540
1742
1682
1703
1851
1990
2110
2213
2278
предпринимательский
некоммерческих
организаций
48
47
47
48
42
42
59
116
94
81
ВПО
526
529
531
526
533
539
540
616
603
603
В том числе по секторам деятельности
76697,1
Затраты,
всего,
млрд р.
77950,6
60158,2
49545,3
42944,9
33020,0
25580,3
18748,6
государственный
2009 485834,3 147023,2
2008 431073,2 129871,2
2007 371080,3 107984,9
2006 288805,2
2005 230785,2
2004 196039,9
2003 169862,4
2002 135004,5
2001 105260,7
2000
Год
303051,1
271206,3
238386,2
192484,8
156880,0
135408,7
116247,9
94336,3
73976,2
54288,8
предпринимательский
34642,2
28868,6
23471,9
17639,2
13338,0
10696,1
10297,7
7322,9
5487,7
3489,3
ВПО
1117,8
1127,1
1237,3
730,6
409,0
389,8
371,9
325,3
216,5
170,4
некоммерческих
организаций
В том числе по секторам деятельности
Организации, выполняющие ИиР и внутренние затраты на них
по секторам деятельности в России в 2000–2009 гг.
Таблица 2.1
в вузах, однако доля объема научных исследований высшей школы в общем объеме затрат на ИиР, выполняемых остальными секторами (государственным, предпринимательским и некоммерческими организациями), составляет всего 7,1 % (в 2008 г. – 6,7 %).
Такое положение обусловлено не только низким уровнем бюджетного финансирования научно-исследовательской деятельности высшей школы, трудностями привлечения ресурсов для проведения
научных исследований вследствие низкой инновационной активности предприятий и организаций в условиях рыночной экономики,
а также уменьшением численности штатных научных работников
[167, 168].
Анализ статистических данных по странам показал, что несмотря на положительную тенденцию роста внутренних затрат на ИиР,
сектор высшего образования России в значительной степени отстает по уровню финансирования от других стран. Россия имеет наименьшую долю затрат сектора ВПО, что говорит о его недостаточной
роли в научно-исследовательской деятельности страны (табл. 2.2).
На этот же вид деятельности в США приходится 12,8 % от общего объема финансирования, в Германии – 16,2 %, Японии – 11,6 %,
Франции – 19,7 %. Во многих зарубежных странах основная роль
в осуществлении научно-исследовательской деятельности отводится предпринимательскому сектору. Доля затрат данного сектора составляет от 50 % (Италия) до 78 % (Япония).
В целом за последние годы в России, как и в других странах
мира, наблюдается рост расходов на науку, что подтверждает общую направленность (ориентированность) стран на активную
поддержку ИиР. В странах ОЭСР суммарные затраты на исследования и разработки в 2007 году превысили уровень 1995 года
в 1,6 раза (в сопоставимых ценах), в странах-членах ЕС-27 –
в 1,5 раза. В России за 1995–2009 годы внутренние затраты на науку увеличились в 2,5 раза. Также рост данного показателя наблюдался в Сингапуре, Турции – в 4,4 раза; Эстонии – в 4,1 раза; Израиле – в 3 раза; Испании, Ирландии – в 2,5–2,9 раза в постоянных
ценах.
Отдельно следует выделить Китай, которому удалось сделать
большой рывок в финансировании науки: за 1995–2007 годы затраты на ИиР увеличились в 8,1 раза (в постоянных ценах) [169].
В табл. 2.3 проранжированы страны по объему внутренних затрат на ИиР. В 2008 году Россия в этом списке занимала девятое
место, уступив позиции таким странам, как США, Япония, Китай,
Германия, Корея, Франция, Великобритания и Канада.
72
73
100
100
100
100
100
100
100
100
100
США
Китай
Япония
Германия
Франция
Великобритания
Канада
Швеция
Италия
17,3
4,5
9,3
10,0
17,3
13,8
8,3
19,7
11,1
27,0
2006
13,2
4,4
10,2
9,2
16,1
13,8
8,3
18,3
10,6
30,1
2009
50,4
74,9
54,7
61,7
63,3
69,9
77,2
71,1
70,3
66,6
2006
50,9
74,1
54,2
62,0
63,0
69,9
78,5
73,3
72,6
62,9
2009
Предпринимательский
сектор
30,2
20,4
35,5
26,1
18,2
16,3
12,7
9,2
32,6
21,3
35,0
26,5
19,7
16,2
11,6
8,5
12,8
6,7
6,1
14,3
2009
2006
Сектор
высшего
образования
Составлено авторами по: Россия и страны мира. 2009. М., 2010. С. 206, 308, 319.
100
Всего
Россия
Страна
Государственный
сектор
Распределение внутренних затрат на ИиР по секторам науки, %
2,1
0,2
0,4
2,2
1,3
–
1,9
–
4,2
0,3
2006
3,3
0,2
0,6
2,4
1,2
–
1,6
–
3,9
0,3
2009
Некоммерческий
сектор
Таблица 2.2
Таблица 2.3
Ранжирование стран по объему внутренних затрат наИиР: 2008
(в расчете по паритету покупательной способности
национальных валют)
Позиция
Объем ИиР,
млн долл.
США
Страна
Позиция
Объем ИиР,
млн долл.
США
США
1
398194,0
Австрия
16
8461,4
Япония
2
149212,9
Бельгия
17
7259,1
Китая
3
121426,5
Турция
18
7195,0
Германия
4
76796,9
Финляндия
19
7098,2
Корея
5
45293,6
Сингапур
20
6609,3
Франция
6
42892,8
Дания
21
5498,2
Великобритания
7
38707,5
Норвегия
22
4525,1
Канада
8
23961,5
Польша
23
3990,9
Россия
9
23402,5
Чешская Республика
24
3767,9
Италия
10
22127,7
Португалия
25
3734,9
Испания
11
19369,9
Ирландия
26
2639,0
Швеция
12
12781,2
Венгрия
27
1987,8
Нидерланды
13
11828,0
Румыния
28
1833,7
Швейцария
14
9923,1
Словения
29
936,0
Израиль
15
9921,0
Люксембург
30
671,1
Страна
Составлено авторами по: Россия и страны мира. 2010. М., 2011. С. 317.
Одним из важнейших показателей развития науки является доля
внутренних затрат на исследования и разработки в ВВП. В 2009 году
в России этот показатель составлял 1,24 % (в 2008-м – 1,04 %).
Низкое значение внутренних затрат на ИиР в процентах к ВВП
свидетельствует о недостаточном уровне финансирования отечественной науки в сопоставлении с масштабами экономики страны, что особенно заметно в сравнении со значениями данного показателя ряда зарубежных стран. Среди лидирующих стран Россия
находится на 26-м месте (1,27 %) ранжируемого списка по данному показателю. Самые высокие показатели удельного веса внутренних затрат на ИиР в общем объеме ВВП отмечены в Израиле
74
(4,86 %), Швеции (3,75 %), Финляндии (3,49 %), Японии (3,44 %),
Корее (3,21 %). Самый низкий показатель – 0,22 % в Казахстане
(табл. 2.4).
Если брать во внимание более длительную динамику, то в России показатель внутренних затрат на ИиР (в % к ВВП) в течение
1995–2003 годов имел тенденцию к увеличению с 0,85 до 1,28 %.
С 2004 по 2009 год под влиянием благоприятной конъюнктуры мировых сырьевых рынков наблюдалось отставание затрат на науку от
макроэкономической динамики.
Таблица 2.4
Ранжирование стран по величине внутренних затрат наИиР,
в % к ВВП: 2009
Позиция
Внутренние
затраты,
в % ВВП
Норвегия
19
1,62
3,75
Китай
20
1,54
3
3,73
Португалия
21
1,51
4
3,42
Чешская
республика
22
1,47
Корея
5
3,37
Ирландия
23
1,43
Швейцария
6
3,01
Испания
24
1,35
США
7
2,77
Эстония
25
1,29
Дания
8
2,72
Россия*
26
1,27
Австрия
9
2,68
Италия
27
1,19
Сингапур
10
2,68
Венгрия
28
1,0
Германия
11
2,64
Литва
29
0,8
Позиция
Внутренние
затраты,
в % ВВП
Израиль
1
4,86
Швеция
2
Финляндия
Страна
Япония
Страна
Франция
12
2,02
Турция
30
0,73
Бельгия
13
1,92
Латвия
31
0,61
Канада
12
1,84
Польша
32
0,61
Великобритания
15
1,77
Румыния
33
0,58
Нидерланды
16
1,75
Болгария
34
0,59
Словения
17
1,66
Словакия
35
0,47
Люксембург
18
1,62
Казахстан
36
0,22
Составлено авторами по: Россия и страны мира. 2010. М., 2011. С. 318.
* Данные 2009 г.
75
В рассматриваемых зарубежных странах рост внутренних затрат на ИиР в абсолютном выражении сопровождается увеличением их в относительном выражении (в % к ВВП). За период с 1995
по 2008 года доля затрат в ВВП существенно выросла в Израиле
(с 2,57 до 4,86 %), Финляндии (с 2,27 до 3,49 %), Австрии (с 1,55 до
2,67 %). В среднем по странам ОЭСР (1995–2007 гг.) данный показатель вырос с 2,05 до 2,28 %, в странах ЕС – с 1,66 до 1,77 %. Приведенные выше цифры, прежде всего, подтверждают то, что научнотехническая политика большинства зарубежных стран направлена на развитие ИиР, и свидетельствуют о возрастающей роли науки
во всем мире [169].
Соответственно этому к 2020 году планируется увеличить внутренние затраты на ИиР до 2,5–3 % ВВП, при этом расходы на образование должны составлять 6,5–7 % ВВП.
Такие темпы роста затрат в лучшем случае позволят обеспечить
«догоняющее» развитие, базирующееся на адаптации новых импортируемых разработок, тогда как развитие страны должны сосредоточиться на внедрении новейших результатов исследований.
Далее более подробно остановимся на источниках финансирования ИиР. В последние годы структура их финансирования в России довольно устойчива. Главным спонсором отечественной науки, в том числе вузовской, является государство – 65 % от общего объема внутренних затрат (в 2009 г. – 314,9 млрд р.), около 19 %
составляют средства предпринимательского сектора (в 2009 г. –
94,5 млрд р.), 6,5 % – средства зарубежных источников (в 2009 г. –
31,4 млрд р.) и оставшаяся часть внутренних затрат на ИиР – прочие средства (рис. 2.1).
В отличие от России, в зарубежных странах обратная ситуация – основным источником финансирования ИиР преимущественно выступают средства предпринимательского сектора. Например,
в среднем по странам ОЭСР частные вложения в науку составляют
64,2 %, а по странам ЕС-27 – 54,9 % внутренних затрат на ИиР [169].
Структура внутренних затрат на ИиР в секторе ВПО по источникам финансирования приведена на рис. 2.2.
Основным источником финансирования ИиР в вузовском секторе науки на протяжении последних лет остаются средства государства1. Следует также подчеркнуть, что средства, выделяемые
из бюджета на содержание вузов и практически полностью предна1 Включая средства бюджета, бюджетные ассигнования на содержание вузов
и средства организаций государственного сектора.
76
15,6
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
12,0
10,3
11,4
10,0
6,0
7,2
7,6
21,0
20,9
21,4
9,0
6,5
19,5
18,7
63,0
61,6
59,6
65,0
53,7
2000 г.
2005 г.
2007 г.
– средства государства
– средства иностранных источников
2008 г.
2009 г.
– средства предпринимательского сектора
– прочие средства
Составлено авторами по: Российский статистический ежегодник. 2010. М.,
2010. С. 570.
Рис. 2.1. Структура внутренних затрат на ИиР
по источникам финансирования, %
Средства
государства
60
31
Сектор
науки ВПО
2,8
Средства
иностранных
источников
6,2
Источники
финансирования
Средства
предпринимательского
сектора
Прочие
средства
Составлено авторами по: Индикаторы науки. 2009. М., 2010. С. 119.
Рис. 2.2. Распределение финансирования внутренних ИиР
в секторе высшего образования России, %
77
значенные для образовательных нужд, используются для научных
целей в мизерных масштабах. На них приходится всего 0,3 % затрат на ИиР в России.
В России значительную часть внутренних затрат составляют
средства предпринимательского сектора, их доля имеет тенденцию
к росту, что свидетельствует об инновационной ориентированности
вузовских исследований. Что касается средств иностранных источников, то в последние годы их доля в общем объеме затрат снизилась
(6,6 % в 2002 г.). С одной стороны, вузы недостаточно заинтересованы в возможности расширения контактов с зарубежными партнерами в области как образовательной, так и научно-исследовательской
деятельности (во многом этому препятствует недостаточное знание
иностранных языков научными сотрудниками вузов). С другой стороны, не последнюю роль в снижении объемов затрат сыграл экономический кризис, начавшийся в 2008 году.
21,3
13,6
4,3
7,8
7,5
39,4
– естественные науки
– технические науки
– медицинские науки
– с/х науки
– общественные науки
– гуманитарные науки
Составлено авторами по: Наука России в цифрах. 2010: стат. сб. / ЦИСН. М., 2010.
Рис. 2.3. Доля сектора высшего образования во внутренних затратах
на ИиР по областям наук, %
78
Несмотря на наметившуюся в последние годы тенденцию к увеличению доли сектора высшего образования в ИиР, его удельный
вес все еще значительно ниже, чем в зарубежных странах.
На рис. 2.3 показано распределение внутренних затрат на ИиР,
выполняемых сектором высшего образования, по областям наук.
В вузовском секторе науки проводятся фундаментальные и прикладные научные ИиР по широкому спектру наук: естественные,
технические, медицинские, общественные, гуманитарные, сельскохозяйственные. На диаграмме отчетливо видно, что наиболее значительна доля сектора ВПО в общественных, естественных и гуманитарных науках. В технических, медицинских и сельскохозяйственных науках, напротив, значение данного сектора существенно
меньше.
Отметим, что за последние годы претерпела изменения структура проводимых ИиР в секторе высшего образования по областям
наук (табл. 2.5). Это выражается в увеличении удельного веса естественных, общественных наук, а также в росте ИиР в области медицинских наук. Однако за эти годы наблюдается заметное сокращение удельного веса ИиР в области технических наук.
В целом доля фундаментальных научных исследований в общем
объеме ИиР по сектору высшего образования составляет 43,7 %,
а доля прикладных ИиР – 56,3 % [171].
Таблица 2.5
Год
Все области
Естественные
Технические
Медицинские
Сельскохозяйственные
Общественные
Гуманитарные
Структура ИиР в секторе высшего образования по областям наук
в 2005–2009 гг., %
2005
100
29,5
52,1
2,9
1,5
11,0
3,0
2006
100
31,7
46,4
3,2
1,8
13,9
2,9
2007
100
29,4
46,8
3,0
2,2
13,5
5,1
2008
100
28,8
46,0
3,6
2,5
15,1
4,0
2009
100
34,7
42,6
3,2
2,1
13,7
3,7
79
50
43,4
45
40,3
40
35,2
35
34,9 35,8
33,4
–2006
30
– 2008
25
18,2
20
– 2009
13,6 12,7
15
7,9 7,2
10
6,1
Прочие
затраты
0,9 0,7 1,1
Использование
космоса
в мирных целях
Социальные
цели
Общее
развитие науки
0
Развитие
экономики
5
Исследование
и
использование
Земли и
атмосферы
2,9 2,4 3,3
Рис. 2.4. Внутренние затраты на ИиР по социально-экономическим
целям в секторе высшего образования, %
Несомненный интерес представляет анализ распределения внутренних затрат на ИиР по социально-экономическим целям (рис. 2.4).
Анализ статистических данных показал, что приоритетной целью ИиР в секторе ВПО является «общее развитие науки»1, за исследуемый период доля ее во внутренних затратах по сравнению
с 2006 годом возросла на 8,2 % и составила 43,4 %. Эти показатели,
очевидно, свидетельствуют о росте заинтересованности государства
в проведении фундаментальных исследований.
За 2006–2009 годы наблюдается снижение внутренних затрат,
нацеленных на «развитие экономики». Аналогичная ситуация прослеживается и по показателю «социальные цели», доля затрат, направленных на решение социальных задач, сократилась на 5,5 %
и в 2009 году составила 12,7 %. Совокупная доля затрат на такие социально-экономические цели, как «исследование и использование
Земли и атмосферы», «использование космоса в мирных целях» составила всего 4,4 %.
Таким образом, можно выделить несколько характерных черт социально-экономической направленности научных ИиР: во-первых,
1 В терминологии Европейской комиссии «общее развитие экономики» характеризуется как «неориентированные исследования».
80
высокая доля «неориентированных исследований», то есть не имеющих конкретного целевого назначения, а также высокий объем затрат на ИиР, нацеленных на решение задач в области развития экономики; во-вторых, застой социально-ориентированных исследовательских программ и, в-третьих, высокий объем «прочих
затрат» [169].
В 2009 году доля сектора ВПО во внутренних затратах на ИиР
по приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники составила всего 8 % (21 278,6 млн р.). Как свидетельствует статистика, преимущество у таких приоритетных направлений, как
«Информационно-телекоммуникационные системы» и «Индустрия
наносистем и материалов» – 25,2 и 18,9 % соответственно. На наш
взгляд, очевидна недостаточность средств, выделяемых на направления «Живые системы», «Энергетика и энергосбережение» (во всем
мире эти направления являются важными и перспективными).
За последние годы отмечается тенденция снижения объема затрат
на ИиР по приоритетным направлениям «Рациональное природопользование» и «Транспортные, авиационные и космические системы». Их доли составили 15,7 и 14 % (рис. 2.5).
30
25,2
25
20,3
20,4
20,1
20
18,9
17,5 16,8
14,2
15
11 10,5
10
– 2006
15,7
14,3 11,6 14
10,7 10,9
9,4
– 2008
– 2009
8,6
5
Транспортные,
авиационные и
космические системы
Энергетика и
энергосбережение
Рациональное
природопользование
Живые системы
Индустрия наносистем
и материалов
Информационнотелекоммуникационные
системы
0
Рис. 2.5. Внутренние затраты на ИиР по приоритетным направлениям
развития науки, технологий и техники в секторе высшего образования, %
81
В дополнение следует отметить, что в последние годы Правительством России принято и реализовано ряд программ, способствующих активизации ИиР в секторе высшего образования, в их числе
такие федеральные целевые программы, как: «Интеграция науки
и высшего образования России»; «Исследования и разработки по
приоритетным направлениям развития научно-технологического
комплекса России на 2007–2013 годы»; «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России»; «Электронная Россия»;
«Модернизация транспортной системы России»; «Реформирование
и развитие оборонно-промышленного комплекса» и др., а также
научно-технические программы: «Научные исследования высшей
школы по приоритетным направлениям науки и техники»; «Инновационная деятельность высшей школы»; аналитическая ведомственная целевая программа «Развитие научного потенциала высшей школы» [165]. Посредством проведения научных исследований
по вышеперечисленным программам вузовский сектор напрямую
участвует в решении задач государственного, экономического, экологического, социального развития страны, что, несомненно, говорит о значении и влиянии высшей школы на инновационное развитии страны и диктует необходимость расширения участия вузовского сектора науки в формировании конкурентоспособной НИС
России.
В период проводимой государством технологической модернизации ВПО особый интерес представляет анализ материально-технической оснащенности научно-исследовательского процесса в вузах,
поскольку постоянное обновление и развитие материально-технической базы (МТБ) ИиР является «ключевой предпосылкой интенсификации научного и образовательного процессов, повышения качества научных результатов, конкурентоспособности научно-технической и инновационной продукции» [172].
В настоящее время стоимость основных средств ИиР в вузах составляет 133,1 млрд р., это около 19 % от общего объема по секторам науки страны. Стоимость машин и оборудования – 37,1 млрд р.
и всего 13 % от общего объема (рис. 2.6). За последнее десятилетие
значения данных показателей выросли в среднем в 10 раз [171]. Тем
не менее вузовский сектор науки по сегодняшний день сталкивается
с проблемами, касающимися материально-технической обеспеченности. К ним, в частности, относятся высокая степень износа и низкие
темпы обновления основных фондов, усугубляющие их физическое
и моральное старение; нехватка новейшего высокоточного оборудования, современных приборов, средств информатики и телеком82
муникаций; плачевное состояние опытно-экспериментальных производств.
В подтверждение вышесказанному, по данным опроса представителей вузов [172], состояние МТБ вузов оценивается как удовлетворительное, с этой оценкой согласились 63,6 %, принимавших
участие в опросе. На вопрос, «какие направления в области научной
деятельности требуют усовершенствования?» большинство опрошенных (61,7 %) на первое место поставили «техническую оснащенность» вузов.
Впервые за много лет денежные средства на обновления научноучебного оборудования были выделены Рособразованием России
только в 2003 году, в размере 140 млн р. До этого поддержание МТБ
осуществлялось за счет собственных внебюджетных средств высших учебных заведений и «определялось в значительной степени
уровнем доходов от платной образовательной деятельности и научно-технической политикой руководства вузов», этот факт и повлек
за собой возникшую дифференциацию состояния и обновления основных средств ИиР [167].
44
43,8
43,2
36,9
45
40
35
30
18,9
25
12,9
20
15
10
0,2
0,1
5
0
Госу дарств енный
сектор
Предпринимательский
сектор
– основ ные средств а
Сектор в ысшего
образов ания
Сектор некоммерческих
организаций
– машины и оборудов ание
Рис. 2.6. Основные средства ИиР
по секторам науки России в 2009 г., %
83
В 2006–2008 годы в рамках национального проекта «Образование» вузы, выигравшие конкурс инновационных образовательных
программ, получили государственную поддержку (субсидии) из федерального бюджета в объеме от 200 до 1000 млн р. В целом, субсидии предоставлялись для приобретения лабораторного оборудования, разработки и приобретения программного и методического обеспечения, модернизации материально-технической учебной
базы. Возможно, вузам, получившим государственные субсидии,
в большей степени удалось решить проблему материально-технической оснащенности, но анализируемые статистические данные и
экспертные опросы свидетельствуют о том, что в целом по сектору
высшего образования эта проблема остается не решенной и актуальной до сих пор.
Основу научного потенциала высшей школы составляют кадры.
Согласно официальным статистическим данным, опубликованным
в последнее время, численность персонала, занятого исследованиями и разработками1 в секторе высшего образования составляет
47 595 чел., в том числе исследователей2 – 33 160 чел. (рис. 2.7).
Представленный выше график динамики численности научных
кадров в секторе высшего образования показал, что за исследуемый
период вузовская наука пережила два крупных этапа своей трансформации. Первый этап (до 1998 г.) пришелся на период глубокого
кризиса, в среднем численность персонала в это время ежегодно сокращалась на 10–12 %. Второй этап – с 1999 года и по настоящее
время – период «стабилизации». За этот период динамика численности научных кадров в среднем имела положительную тенденцию,
рост данного показателя составлял от 3 до 8 %.
Если рассматривать ежегодное движение научных кадров, то
за последние годы в составе вновь принятых на работу преобладает
категория «прочие» (64 %), при этом наблюдается небольшая доля
выпускников вуза (18 %) и кадров из других научных организаций
(18 %). В среднем, ежегодно около 60 % от общего числа выбывшего
персонала, занятого ИиР, уходят из сектора высшего образования
1 Научный персонал, занятый ИиР, – совокупность лиц, чья творческая деятельность, осуществляемая на систематической основе, направлена на увеличение
и поиск новых областей применения знаний, а также занятых оказанием прямых
услуг, связанных с выполнением научных ИиР. Состоит из исследователей, техников, вспомогательного и прочего персонала.
2 Исследователи – работники, профессионально занимающиеся научными
ИиР и непосредственно осуществляющие создание новых знаний, продуктов, методов и систем, а также управление указанными видами деятельности. Исследователи обычно имеют высшее законченное профессиональное образование.
84
60000
52065
50000
45837
41164
40000
40781
43463
40787
44135
43120 43414
35508
31653
20000
12547 10511
9514
10000
4010
3673
3330
10465 10781
8953
9047
3509
3559
3665
33160
10340
3771
47595
34162
30793
29670 30111
29583 29346
29333
28320 28175 28325
30000
49059
43500 44473
3434
10210 9731
3534
10291 10086
9708
3658
3972
4606
4349
0
1995
1997
1998
1999
– персонал – всего
2000
2001
2002
– исследователи
2003
2004
– техники
2005
2006
2007
2008
– вспомогательный и прочий персонал
Составлено авторами по: Наука в России в цифрах: краткий стат. сб. / ЦИСН.
М., 2010; Индикаторы науки: стат. сб. М., 2009.
Рис. 2.7. Персонал, занятый ИиР в секторе высшего образования
в 1995–2008 гг., чел.
60
57
50
40
31,7
30
28,3 27,9
26,1
24
18,1
20
10
9,2
26,1 26,9
20,8
18 15,6
10,6
23,9
27,8
27
13,8
13,5
21,8 21,9
15,4
13
27,8
22
19
13,1
17
23
29,9
29,1
24,8
15,4
17,5
13,4
11,3
9 7,7
1,8
0,05
0
1994
1998
2000
– до 29 лет
2002
– 30–39
2004
– 40–49
2006
– 50–59
2008
Из них –
доктора наук
– 60 и выше
Составлено авторами по: Наука России в цифрах. 2010: стат. сб. / ЦИСН. М.,
2010; Индикаторы науки. 2009: стат. сб. М., 2009.
Рис. 2.8. Возрастная структура исследователей в секторе высшего
образования России, %
85
по собственному желанию, что несомненно, отрицательно сказывается на состоянии вузовского сектора науки. Так, ежегодно
к работе привлекаются люди, не имеющие опыта научной работы
в прошлом, что в той или иной степени снижает качество научных
кадров, а незначительная доля вновь привлеченной молодежи свидетельствует об отсутствии у них интереса к научно-исследовательской деятельности.
В последние десятилетия наблюдается увеличение возрастных
диспропорций в составе исследователей в научных организациях
и научно-педагогических кадров сектора высшего образования,
о чем свидетельствует (рис. 2.8).
Сохранение такой тенденции в вузах в ближайшие годы может
привести к нарушению преемственности поколений, что в свою очередь окажет негативное влияние на состояние и развитие вузовского сектора науки и высшей школы в целом.
Сегодня высшая школа России, в частности вузовская наука, ощущает острый дефицит в молодых научных кадрах. Заканчивая вуз, молодые люди не стремятся связать свою жизнь с наукой. В числе основных причин отсутствия интереса у молодежи
к научным исследованиям выделяют неудовлетворительную оплату труда, низкий социальный статус научного работника в обществе, а также устаревшую МТБ для проведения научных исследований [173].
В ходе социологического опроса, проведенного исследователями Института экономики Сибирского отделения РАН, были выявлены ключевые барьеры, которые являются препятствием на пути
современной молодежи к занятию научно-исследовательской деятельностью, к ним относятся низкая оплата труда, отсутствие жилья и перспектив заработать на него. Сегодня вузам крайне сложно стимулировать работу молодых ученых и удерживать таланты,
которые хотят добиться в жизни успеха и стать самостоятельными
и самодостаточными людьми [174]. Уровень заработной платы, являющийся привлекательным для профессионального занятия наукой, был установлен в ходе опроса, проведенного экспертно-аналитической службой Российского союза ректоров. В результате
61,9 % опрошенных назвали уровень приемлемой заработной платы от 15 до 30 тыс. р. Примерно 28 % респондентов за уровень от 30
до 60 тыс. р. и около 7 % считают привлекательной заработную плату свыше 60 тыс. р.
Среди других причин низкого притока кадров в науку исследователи также выделяют ухудшение условий для занятия фундамен86
тальной наукой, отсутствие перспективности профессионального
роста, низкий уровень информационного обеспечения научно-исследовательской деятельности.
Другие исследователи полагают, что причина снижения престижа научно-исследовательской деятельности в вузе носит «комплексный характер и в немалой степени определяется происшедшими в последнее время изменениями в социальном менталитете
молодежи» [175]. В отличие от сферы бизнеса и предпринимательства, для сектора науки характерны более низкий уровень самостоятельности, свободы и самодостаточности, а также более узкие возможности перспективности успеха за короткое время. Во многом
это делает сектор науки мало привлекательным для большей части
молодежи [176].
Нельзя не отметить, что сегодня существует ряд механизмов
поддержки научного творчества в вузах, в частности речь идет о государственной поддержке в виде грантов, стипендий, различных
внутривузовских программах для талантливых молодых ученых,
а также студентов и аспирантов. В целом такие направления поддержки и стимулирования научно-исследовательской деятельности
молодых кадров зарекомендовали себя с положительной стороны,
но требуют доработки.
Поскольку зачастую соотношение выделяемых средств по гранту
с затратами времени, связанными с трудоемким оформлением конкурсной заявки, а также подготовкой отчетной документации, снижает интерес к участию в конкурсах на получение гранта. И, как
правило, средства выделяются для поддержки научных исследований молодых ученых, ведущих работу по приоритетным направлениям развития науки, технологии и техники. Такая поддержка,
как показывает практика, не является достаточно эффективным
средством решения проблем воспроизводства кадрового потенциала
сферы науки. В целом, несмотря на положительный опыт стимулирования научной деятельности талантливой молодежи, такая поддержка носит «фрагментарный характер» и не позволяет системно
решать проблемы кадрового обеспечения вузовского сектора науки.
Во многом решение данной проблемы «зависит от научно-технической и кадровой политики вуза, которые, в конечном счете, определяют активность научно-педагогических коллективов в привлечении внешних ресурсов и возможности повышения эффективности
использования собственных ресурсов» [167].
Таким образом, сектор ВПО является центром подготовки квалифицированных кадров и кадров высшей научной квалификации,
87
способных, как уже отмечалось ранее, как разрабатывать научнотехническую продукцию и создавать инновационные разработки, так и внедрять их во все сферы хозяйственной деятельности
страны.
Численность подготовленных и выпущенных высшими учебными заведениями России кадров с высшим профессиональным образованием за последние десять лет возросла в 2,3 раза и составила
1442, 3 тыс. чел., в том числе 124,0 тыс. – бакалавры и 20, 5 тыс. –
магистры (рис. 2.9).
Тем не менее наряду с ежегодным ростом выпускников вузов
с высшим образованием в настоящее время наблюдается острый
дефицит в высококвалифицированных кадрах, способных работать в инновационном секторе экономики. Согласно проведенным
исследованиям социологов, в ближайшие годы наиболее востребованными будут такие профессии, как инженеры, менеджеры, ITспециалисты и разработчики компьютерного аппаратного обеспечения, специалисты в сфере электроники и биотехнологий, маркетологи, специалисты, связанные с сервисом, логисты, экологи,
медики и химики. Помимо этого в будущем возрастет потребность
в специалистах, оказывающих консалтинговые услуги, которые
способствуют продвижению результатов научной деятельности организаций научно-образовательного комплекса: финансовые, юридические, аудиторские, информационно-консультационные, оценка бизнеса, экспертиза и другие услуги, необходимые для сопрово-
1600
1400
1255
1151,7
1200
1335,5
1358,5
1442,3
976,9
1000
800
635,1
600
400
0
2000
172
148
98
200
2003
2005
– выпуск специалистов вузами
2006
2007
214
198
196
187
2008
2009
– выпуск специалистов на 10 000 занятых в экономике
Рис. 2.9. Выпуск специалистов вузами в 2000–2009 гг., тыс.
88
ждения научных разработок, проектов, программных продуктов на
стадии коммерциализации. Будущий специалист с дипломом высшего учебного заведения «должен обладать компетенциями в оценке рисков, защите прав интеллектуальной собственности, прогнозировании рыночной конъюнктуры, уметь применить методы прикладных ИиР к решению задач управления, маркетинга».
Однако, несмотря на существующие прогнозы востребованных
профессий, невозможно точно определить, сколько потребуется
квалифицированных кадров через 5–10 лет и при этом, чтобы все
они работали по специальности.
На сегодняшний день по числу студентов на 1000 человек населения Россия является лидером в мире, но фактически половина россиян с дипломами о высшем образовании не работает по полученной
специальности. «Высшее образование стало социально обязательным» и без него практически невозможно сделать карьеру, но, по
мнению исследователей, такая популярность образования в России
привела к снижению его качества и поставила под сомнение эффективность системы высшего образования в целом.
Исследователями [177] предлагается ряд первоочередных мер,
способных повлиять на сложившуюся ситуацию. Во-первых, вузам
необходимо сократить количество специальностей, оставшихся еще
с советских времен. Так, сегодня филологи получают образование
на теплоэнергетических факультетах, а переводчики в технических
вузах. ежегодно спрос на кадры меняется и выпускники сталкиваются с острой проблемой трудоустройства. Высшие учебные заведения должны специализироваться на профессиях (специальностях), соответствующих потребностям в кадрах как региональных
рынков труда, так и удовлетворяющих требования инновационной экономики. Во-вторых, следует сделать массовым образование
на уровне бакалавриата в соответствии со склонностями человека,
а после четырех лет обучения давать профессиональные навыки.
И, в-третьих, предложить государству достойно оплачивать практику выпускников на предприятиях, владеющих «новыми» технологиями.
Воплощение в жизнь данных мер сделает возможным реализацию компетентностного подхода в подготовке специалистов, организацию практики по месту будущей трудовой деятельности, выполнение исследовательских разработок и заданий на фактических
материалах.
В настоящее время в России, в немалой степени, послевузовское
образование способствует подготовке кадров высшей квалификации
89
для науки и образования и специалистов для высокотехнологичных отраслей экономики, которые определяют «успех формирования национальной инновационной системы» [178].
Количество вузов, ведущих подготовку аспирантов с 1995 по
2009 г. увеличилось в 1,5 раза и в 2009 году составило 730 учреждений ВПО. Численность аспирантов в вузах России составляет
137 068 чел., что в 2,7 раза больше чем в 1995 году [179].
Всего в 2009 году в аспирантуру вузов было принято 49,7 тыс.
чел., по сравнению с 1995 годом этот показатель вырос почти на
60 %. По результатам проведенного исследования, только 21 %
аспирантов до поступления в аспирантуру занимались научной
и преподавательской деятельностью (в большинстве случаев это педагоги и медики) и почти 65 % – студенты, принятые в аспирантуру сразу после окончания вуза. Около половины будущих аспирантов, поступая в аспирантуру, в дальнейшем планируют заниматься наукой, что подтверждают результаты опроса [165], около 47 %
подготовленных научных кадров высшей квалификации профессионально занимаются научными исследованиями в вузах. Вторую половину молодых людей можно отнести к профессиональному
«балласту», они или не собираются в будущем работать в научной
сфере, или пока еще не определились со своими профессиональными предпочтениями и в целом не знают, будет ли полученный ими
высокий уровень квалификации востребован обществом. Исследования [160] показали, что «потенциальный профессиональный
“балласт”» не так высок среди тех аспирантов, кто поступал в аспирантуру вуза, имея определенный опыт работы в профессиональной
сфере, а также среди тех аспирантов, кто планировал в будущем
стать преподавателем.
В связи с этим принятая до 1990-х годов практика приема
в аспирантуру специалистов с высшим образованием и стажем работы в профессиональной области не менее двух лет во многом можно считать оправданной. Только лучшие выпускники после окончания вуза получают рекомендации для поступления в аспирантуру [178].
Необходимо подчеркнуть, что ежегодное увеличение численности аспирантов в высшей школе не сопровождается ростом эффективности подготовки научных кадров, о чем свидетельствует основной показатель результативности деятельности аспирантуры – доля защитивших диссертации в общей численности выпускников
этого же года (рис. 2.10). Удельный вес защитивших диссертацию
в 2009 году относительно выпуска аспирантов составил 33,7 %.
90
40
36
33,1
31,5
35
27,5
30
%
25
20
33,7
28,1
33,5
32,6
28,5
25,1
23,5
15
10
5
0
1995
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
Составлено авторами по: Подготовка научных кадров высшей квалификации
в России: стат. сб. / ЦИСН. М., 2010.
Рис. 2.10. Доля защитивших диссертацию в общей численности
выпускников аспирантуры в 1995–2009 гг., %
Всего в 2009 году было защищено 21,5 тыс. кандидатских диссертаций, что на 20 % больше, чем в 2008 году. В том числе защищено соискателями 35 % (7,6 тыс.); аспиранты, защитившие диссертацию после окончания срока аспирантской подготовки, составили
34 (7,2 тыс.) и 31 % (6,7 тыс.) – аспиранты, защитившие диссертации
в пределах срока обучения в аспирантуре. Но такой заметный рост
количества защищаемых диссертаций сопровождается снижением
качества научных работ. По мнению председателя ВАК М. П. Кирпичникова, девальвация ученых степеней приобрела «угрожающий
характер» [180]. Так, например в 2005 году из 35 тыс. диссертаций
на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук 1 тыс.
(3 %) диссертаций были отклонены ВАКом.
В последние годы расширяется рынок заказных диссертаций.
По результатам оценки экспертов [181], 20–30 % от общего количества защищаемых в год диссертаций – работы, написанные за
деньги. Так, например, подготовка отдельных частей кандидатской
диссертации 1000–3000 долл., а докторской – 5000–10 000 долл.;
аналитическое исследование, отдельный раздел диссертации – 300–
1500 долл.; написание научных статей – 150–250 долл. В последние годы растет число «диссертаций под ключ», стоимость которых
находится в пределах 4000–7000 долл. (кандидатская), 20 000–
50 000 долл. (докторская).
91
Все большее распространение получает практика заказных диссертаций лицами, не имеющими никакого отношения к научной
сфере. Это высокопоставленные чиновники, представители бизнеса, которые считают, что ученая степень придаст им статус и создаст определенный имидж. Например, по информации с официального сайта Государственной думы, среди депутатов – 71 доктор наук,
143 кандидата наук и еще 14 депутатов имеют и докторскую и кандидатскую степени в разных областях науки. В итоге, такая купляпродажа неизбежно ведет к обесцениванию ученой степени кандидата, доктора наук, превращая ее просто в «бумажку, которая ничего не значит» [182].
Отдельно следует заметить, что в последние 10–15 лет все более
популярной становится платная форма обучения, то есть подготовка аспирантов по прямым договорам с физическими и юридическими лицами. В 2009 году численность аспирантов, обучающихся на
платной основе, составила 47,9 тыс., и с каждым годом наблюдается увеличение доли аспирантов-контрактников в общей численности аспирантов. Так, если в 2003 году по прямым договорам обучались 10,1 %, то в 2009 году аналогичный показатель уже составил 35 % [183].
Во многом расширение платной аспирантуры спровоцировано
недостаточным уровнем финансирования сектора ВПО. После того
как вузы получили возможность как принимать, готовить и защищать аспирантов на платной основе, у них появилась экономическая заинтересованность в увеличении численности обучающихся
в аспирантуре.
Но, по мнению научного сообщества, рост платной формы обучения в аспирантуре неизбежно ведет к снижению требований к аспирантам [180].
Например, в некоторых вузах, для того чтобы поступить в платную аспирантуру, не надо сдавать обязательные вступительные экзамены, достаточно пройти собеседование по специальности с научным руководителем. Также платная аспирантура многими молодыми людьми используется как способ отсрочки от армии: очная
форма обучения предоставляет отсрочку на три года, а полученная
степень кандидата наук освобождает военнообязанных от службы в
армии [178].
Таким образом, проведенный анализ статистических и социологических данных, отражающих деятельность аспирантуры в вузах
России, показывает, что интенсивный рост количественных характеристик никак не подкрепляется (не сопровождается) ростом ка92
чественных. При ежегодном увеличении численности аспирантов,
числа защищаемых диссертаций наблюдается снижение качества
диссертационных работ и в целом общего уровня подготовки аспирантов. Все меньше высококвалифицированных научных кадров
связывают свою дальнейшую жизнь с наукой. С каждым годом ослабевает приток в вузовский сектор науки молодых остепененных
специалистов.
За последние годы возрастает доля аспирантов, специализирующихся в области социально-гуманитарных наук, и в настоящее
время она составляет почти половину всех аспирантов – 48,5 %
(рис. 2.11), тогда как доля исследователей, работающих в этой сфере – всего 5,1 % [171]. Возникает вопрос: кем востребовано столь
большое количество высококвалифицированных кадров в сфере социально-гуманитарных наук? В наименьшей степени такие
специалисты отвечают потребностям инновационной экономики.
В то время как доля аспирантов, специализирующихся в технических и естественно-научных отраслях, за последние 10 лет снизилась, а ведь именно эти отрасли наук в большей степени определяют
технологические возможности перехода страны на инновационный
путь развития.
В итоге главная задача аспирантуры – подготовка кадров интеллектуального труда высшей квалификации для преподавательской
Социальногуманитарные науки
48,5
45,4
23,9
24,7
Технические науки
Естеств енно-научные
науки
11,8
13,8
– 2009
– 2000
6,8
6,6
Медицинские науки
Сельскохозяйств енные
науки
2,5
2,6
6,5
6,8
Прочие науки
0
10
20
30
40
50
60
Составлено авторами по: Подготовка научных кадров высшей квалификации /
ЦИСН. М., 2010.
Рис. 2.11. Распределение численности аспирантов по отраслям наук, %
93
и научно-исследовательской деятельности выполняется не в полной
мере.
Необходимость модернизации системы послевузовского образования признается и на уровне государства, и научным сообществом.
Но те изменения, которые происходят сегодня в системе образования России, практически не касаются послевузовского образования
[178]. И существующие проблемы кадрового обеспечения сферы наук России, в том числе ее вузовского сектора, до сих пор остаются не
решенными.
Сочетание таких функций, как подготовка квалифицированных кадров, создание научно-технической продукции создает благоприятные условия для развития в высшей школе инновационной
деятельности и построения системы непрерывного инновационного
цикла от фундаментальных и прикладных научных исследований
до создания наукоемкой продукции и ее трансфера в производство.
По результатам оценки российских экспертов, только 15–20 %
вузов занимаются инновационной деятельностью [165].
Ключевые факторы, сдерживающие развитие инновационной деятельности в секторе ВПО, подразделяют на внутренние и внешние.
К внутренним факторам относят:
– низкую инновационную активность преподавателей, научных
работников, аспирантов и студентов вузов;
– дефицит специалистов в области инновационного менеджмента;
– отсутствие полного цикла создания инновационной продукции, в основном из-за устаревшей МТБ, разрушения опытных и экспериментальных производств;
– низкие темпы развития инновационной инфраструктуры;
– неустойчивые связи вузов с реальным сектором экономики
и социальной сферой регионов, в результате – дефицит информации
о потребностях рынка;
– неготовность бизнеса осуществлять инвестиции в научно-технические разработки в большом масштабе.
Внешние факторы – это:
– недостаточное развитие механизмов государственной поддержки малых и средних инновационных предприятий при вузах;
– отсутствие системной и долгосрочной государственной поддержки объектов инновационной инфраструктуры;
– несовершенство системы мониторинга научной, образовательной, инновационной деятельности вузов в регионе и стране в целом.
За последние годы Правительством Российской Федерации были
приняты и реализованы специальные программы, способствующие
94
снятию факторов, замедляющих темпы инновационного развития
вузов, в частности речь идет о федеральном законе № 217-ФЗ, который вступил в силу 15 августа 2009 года [171]. Принятый закон
наделяет вузы правом быть учредителями ХО, деятельность которых направлена на практическое применение и внедрение результатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных
вычислительных машин, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, ноу-хау), исключительные права
на которые принадлежат данным бюджетным образовательным учреждениям ВПО.
Напомним, что до принятия этого закона из-за целевого характера финансирования и ограниченной правоспособности вузы не могли самостоятельно претворять в жизнь результаты своей интеллектуальной деятельности и наряду с этим были лишены возможности создавать такие предприятия, которые смогли бы осуществлять
практическое применение и внедрение соответствующих результатов.
Также законом предусмотрено, что доходы, получаемые вузами
от деятельности инновационных предприятий, могут быть направлены только на правовую охрану результатов интеллектуальной деятельности, выплату вознаграждения их авторам и на осуществление основной деятельности учреждений высшего образования – образование и науку.
В целом, по мнению правительства России, реализация закона должна позволить в самом ближайшем будущем создать тысячи
МИП, которые образуют инновационный пояс вокруг вузов и обеспечат создание дополнительных рабочих мест в наукоемких отраслях промышленности.
В настоящее время при вузах создано более 1000 инновационных
предприятий но, по мнению экспертов [184], только треть из них
работает, треть существует на бумаге, а треть находится в промежуточном состоянии. Например, среди тех, «кто работает», только
11 инновационных предприятий имеют уставной капитал больше
1 млн р., что свидетельствует о серьезной заинтересованности учредителей таких предприятий в успехе, большинство же малых предприятий имеет уставной капитал не более 300 тыс. р
Следует отметить, что низкую инновационную активность проявляют ведущие вузы России. Так, например, при 29 НИУ создано только 35 инновационных предприятий, соответствующих
закону № 217-ФЗ [185]. Однако этот факт можно объяснить тем,
95
что ряд крупных вузов (СФУ, ЮФУ и т. д.) являются автономными
учреждениями (АУ) и поэтому формально инновационные предприятия, созданные после перехода в форму АУ, не попадают в систему
учета, регистрации и действие закона на них пока не распространяется.
По закону № 217-ФЗ вуз имеет право учредить предприятие, где
его минимальная доля в уставном капитале – треть, то есть 33,4 %.
Эта треть может делиться в любой пропорции между правом на использование интеллектуальной собственности, денежными средствами, оборудованием и имуществом. Но это требование является
актуальным только для тех учредителей, которые хотят, чтобы их
предприятие «было зарегистрировано как соответствующее требованиям закона № 217-ФЗ и получило определенные налоговые льготы»
[186]. В частности, речь идет о поправках в статью 346.12 второй части Налогового кодекса РФ, которые расширили возможности инновационных предприятий по использованию упрощенной системы налогообложения, а также о снижении процентной ставки страховых
взносов с 34 до 14 % (№ 272-ФЗ с соответствующими изменениями
от 16.10.2010 г.). В ближайшее время готовится постановление Правительства РФ, согласно которому предприятия, соответствующие
требованиям федерального закона № 217, при заключении договора
аренды с вузом получат льготы на три года. В первый год они будут
платить 40 % от средней рыночной стоимости за пользование имуществом, во второй – 60 % и 80 % – в третий. Пока же такие предприятия имеют возможность арендовать помещения вне конкурса по
обычной цене, которая определяется независимым оценщиком [186].
В табл. 2.6 перечислены стимулирующие меры и механизмы поддержки ХО, созданных в соответствии с законом № 217-ФЗ, которые действуют в настоящее время, а также основные проблемы [184]
правоприменительной практики закона, препятствующие его эффективной реализации.
Среди прочих, но не менее важных проблем, тормозящих процесс создания и развития инновационных предприятий, можно выделить: низкую коммерческую эффективность научных разработок; непрофессиональное управление инновационными проектами
и процессами; постоянный поиск финансовых ресурсов; слабое обоснование реализуемых проектов; сложность отбора перспективных
проектов и технологий; отсутствие опыта маркетинга инноваций
и работы на рынке; малую инвестиционную привлекательность со
стороны крупного бизнеса; определение и защиту интеллектуальной собственности.
96
97
Аренда помещений в вузе,
С 01.01.2011 г. создавшем ХО по льготной
ставке
ФЗ № 83
от
08.05.2010 г.
ФЗ № 83
от
08.05.2010 г.
ФЗ № 22
от
01.03.2011 г.
Внесение в уставной капитал ХО денежных средств
Внесение в уставной капитал ХО не особо ценного
имущества, стоимость
которого варьируется
в пределах 200–500 тыс. р.
Аренда помещений
в вузе, создавшем ХО
без конкурса
Статус ХО, созданных вузом
по закону № 217-ФЗ, после
перехода в АУ
Доступ ХО к IT-инфраструквуза, информационным,
С 14.03.2011 г. туре
интеллектуальным, кадровым
ресурсам вуза
Регулирование трудовых отношений для сотрудников, преподавателей, аспирантов, студентов вуза, работающих в ХО
Аренда оборудования в вузе,
С 01.01.2011 г. создавшем ХО, без конкурса
и на льготной основе
Уменьшение ставки страховых
С 01.01.2011 г. взносов с 34 до 14 % для ХО,
созданных до 31.12.2010 г.
Проблемы деятельности ХО
ФЗ № 272
от
16.10.2010 г.
Реальное
регулирование
Переход на упрощенную
систему налогообложения
С 01.01.2011 г. (налог на прибыль, имущество, НДС) для ХО, созданных
до 31.12.2010 г.
ФЗ, нормативные акты,
регулирующие
деятельность ХО
НК РФ
(С. 346.12);
ФЗ № 310
от
27.11.2010 г.
Переход на упрощенную
систему налогообложения
(налог на прибыль, имущество, НДС) для ХО, созданных после 01.01.2011 г.
Уменьшение ставки страховых взносов с 34 до 14 %
для ХО, созданных после
01.01.2011 г.
Стимулирующие меры
поддержки ХО
–
–
Потеря статуса
ХО, созданного
вузом по закону № 217-ФЗ
и выход ХО из
системы специальных льгот
На общих
основаниях
ГК РФ;
ФЗ № 174
от
03.11.2006 г.
2011
2011
С 01.01.2012 г.
С 01.01.2012 г.
Реальное
регулирование
На общих
основаниях
В разработке
В разработке
ФЗ № 272
от
16.10.2010 г.
НК РФ;
ФЗ № 310
от
27.11.2010 г.
ФЗ, нормативные акты,
регулирующие
деятельность ХО
Стимулирующие меры поддержки и основные проблемы ХО, созданных в соответствии с законом № 217-ФЗ
Таблица 2.6
На наш взгляд, главным фактором, сдерживающим эффективное функционирование МИП, является незаинтересованность
реального сектора экономики (крупного бизнеса) в финансировании инноваций. Многие бизнес-компании до сих пор не осознают
необходимость осуществления финансовых вложений в научные
разработки. Зачастую разработки имеют разную степень технологической готовности, и многих инвесторов отпугивает неопределенность в отношении того, сколько финансовых средств необходимо для доведения до технической готовности, как долго будет
длиться этот процесс и т. д. Российскому промышленнику проще
купить усовершенствованное технологическое оборудование на западе, чем вкладывать средства в российскую науку. И этот факт
является существенным препятствием для эффективного функционирования инновационных предприятий, создаваемых вузами
России.
В свою очередь, эксперты полагают, что проблемы финансирования малых предприятий можно решить путем создания системы
государственного посевного финансирования и специализированных венчурных фондов университетских предприятий [184]. Но такая система финансирования в России еще недостаточно развита,
и, например, существующие в настоящее время Фонд посевных инвестиций Государственной Российской венчурной компании, региональные венчурные фонды проявляют крайне низкую активность
в отношении ХО, создаваемых вузами.
Учитывая слабую заинтересованность потенциальных бизнесинвесторов в финансировании инновационных проектов, необходимо активно развивать государтсвенно-частное партнерство в форме
совместного соинвестирования таких проектов на разных стадиях
их осуществления.
В числе последних инициатив правительства РФ – постановление № 218 от 9 апреля 2010 года «О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений
и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию
высокотехнологичного производства».
Целью государственной поддержки является развитие кооперации российских вузов и производственных предприятий, развитие
научной и образовательной деятельности в российских вузах, стимулирование использования производственными предприятиями
потенциала российских вузов для развития наукоемкого производства и стимулирования инновационной деятельности в российской
экономике.
98
Согласно постановлению для финансирования комплексных проектов, выполняемых совместно вузами и предприятиями, государство выделяет субсидии сроком до трех лет, в размере до 100 млн р.
в год. Общий объем финансирования в 2010–2012 годы составит
19 млрд р. При этом объем собственных средств предприятия – не
менее 100 % объема субсидий, в том числе 20 % этих средств должны быть направлены на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы.
В итоге, по результатам двух открытых конкурсов, проведенных
Минобрнауки РФ, победителями стали 112 вузов и производственных предприятий России.
Таким образом, предприятия-победители получают возможность
использовать результаты НИОКР и продвигать на рынок интеллектуальный продукт, созданный совместно с вузом, а университеты
в свою очередь могут укрепить научно-образовательную базу и в то
же время трудоустроить своих сотрудников, аспирантов и студентов.
В целях финансирования инновационной среды, развития взаимодействия между вузами и реальным сектором экономики, поддержки создания ХО и малого инновационного предпринимательства в учреждениях ВПО, правительством РФ утверждено
постановление № 219 от 9 апреля 2010 года «О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных
образовательных учреждениях высшего профессионального образования».
Данным постановлением предусматривается выделение денежных средств на развитие инновационной инфраструктуры, включая
поддержку малого инновационного предпринимательства в размере
до 50 млн р. в год сроком до трех лет.
По результатам конкурсного отбора программ развития инновационной инфраструктуры бюджетные ассигнования получили
56 федеральных учреждений высшего образования. Однако только
45 вузов-победителей создали инновационные ХО. Остальные 11 вузов (в основном это крупнейшие университеты страны) пока «не выполнили своих программ развития инновационной инфраструктуры» [188], в то время как в постановлении четко говорится о необходимости формирования вузами таких предприятий.
Эффективная реализация вышеизложенных государственных
мер, направленных на развитие инновационной деятельности в вузах и установление устойчивых связей с реальным сектором экономики, диктует необходимость наличия в вузах высококвалифицированных специалистов, имеющих принципиально новые навыки
99
по привлечению инвестиций, управлению проектами, оценке коммерческих рисков, эффективной коммуникации с инвесторами,
а также обладающих компетенциями в области маркетинга, бизнес-планирования, правовой защиты интеллектуальной собственности. В свою очередь требуется целенаправленная подготовка и переподготовка кадров для инновационной деятельности, в том числе
в области коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности соответствующих профильных подразделений и создаваемых ХО.
Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что существенные социально-экономические преобразования, происходящие в стране в течение длительного периода времени, повлекли за
собой появление проблем, в той или иной степени замедляющих
темпы эффективного развития сферы высшего образования, ее научного сектора и их эффективного взаимодействия с отраслями народного хозяйства. Тем не менее широкий спектр научных исследований, участие ученых высшей школы в реализации государственной научно-технической, инновационной политики, а также
сотрудничество с представителями реального сектора экономики
(создание научно-технической продукции и внедрение инноваций)
являются свидетельством значительного вклада высшей школы
и ее научного сектора в инновационное развитие как территориально-промышленных комплексов, так и страны в целом. В связи с этим
весьма актуальным становится внедрение регулярной системы мониторинга научной деятельности в форме статистического наблюдения, который бы позволил получать своевременную и достоверную
информацию о состоянии и развитии основных направлений научной деятельности вузов, а его результаты служили бы определенным
ориентиром в выстраивании эффективной конкурентоспособной
стратегии развития каждого вуза в масштабе всей страны.
§ 2. Влияние ведущих университетов России
на инновационное развитие промышленных комплексов
Согласно Концепции социально-экономического развития России на 2008–2020 годы будущее нашей страны неразрывно связано
с инновационным развитием экономики, при этом одна из главных
ролей в формировании НИС отводится образованию [74].
За последнее десятилетие в России было принято достаточно
большое количество нормативно-правовых документов, связанных
с совершенствованием функционирования сектора ВПО (табл. 2.7).
100
Таблица 2.7
Перечень документов,
направленных на реформирование системы ВПО России
Год
Нормативно-правовые документы
2000
Федеральный закон № 51-ФЗ «Об утверждении Федеральной программы развития образования»
2003
Присоединение к Болонскому процессу с целью создания
единого европейского пространства высшего образования
2005
Федеральная целевая программа развития образования
на 2006–2010 годы
C 2005
по н. в.
2006–2008
Приоритетный национальный проект «Образование»
Постановление Правительства Российской Федерации
от 14 февраля 2006 г. № 89 «О мерах государственной
поддержки образовательных учреждений, внедряющих
инновационные образовательные программы»
2008
Государственная программа «Образование и развитие инновационной экономики: внедрение современной модели
образования в 2009–2012 годы»
2009
Федеральный закон № 18-ФЗ «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты РФ (по вопросам деятельности федеральных университетов и национальных
исследовательских университетов)»
Постановление Правительства России от 9 апреля 2010 г.
№ 218 «О мерах государственной поддержки развития
кооперации российских высших учебных заведений и
организаций, реализующих комплексные проекты по
созданию высокотехнологичного производства»
2010
Постановление Правительства России от 9 апреля 2010 г.
№ 219 «О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования»
Постановление Правительства России от 9 апреля 2010 г.
№ 220 «О мерах по привлечению ведущих учёных в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования»
2011
Федеральная целевая программа развития образования
на 2011–2015 годы
101
МГУ им. М. В. Ломоносова
Санкт-Петербургский государственный университет
Федеральные университеты – 8
Национальные исследовательские университеты – 29
Санкт-Петербург
(4)
Якутск
Архангельск
Москва
Белгород
Ростов
Н.Новгород
Казань
Екатеринбург
Саранск
Пермь
Саратов
Самара
– МГУ, СПбГУ
Красноярск
Томск
Челябинск
Новосибирск
– федеральные университеты
Владивосток
Иркутск
– национальные исследовательские
университеты
Рис. 2.12. Сеть ведущих университетов России
На данном этапе реформирования национальной системы высшего образования руководством страны большое внимание уделяется системной модернизации высшей школы, предполагающей многоаспектную интеграцию науки, образования и производства, что
позволит обеспечить высококвалифицированными кадрами долгосрочные потребности инновационного развития экономики страны.
Одним из приоритетных направлений реформирования системы высшего профессионального образования является формирование «сети
ведущих вузов», которые в ближайшей перспективе должны стать
локомотивами развития высшего образования в стране (рис. 2.12).
Первым серьезным шагом Правительства Российской Федерации в этом направлении стал конкурс образовательных учреждений ВПО, внедряющих инновационные образовательные программы в 2006–2008 годы [75].
В рамках национального проекта на конкурсной основе инновационным вузам предоставлялись субсидии из федерального бюджета на закупку лабораторного оборудования, приобретение и разработку программного и методического обеспечения, повышение
квалификации сотрудников. В 2006 году прошел первый тур конкурса, всего было подано 200 заявок от российских вузов, из них
102
17 вузов были объявлены победителями. Общий бюджет конкурса
составил 10 млрд р.
В конце 2006 года состоялся второй тур конкурса, в котором могли принять участие вузы, не участвовавшие или не победившие
в первом конкурсе. Общий объём финансовых средств из федерального бюджета на реализацию программ победителей второго конкурса составил 20 млрд р.
На конкурс было подано 267 заявок, принимали участие вузы 13-ти типов из всех федеральных округов. На основе детального анализа конкурсных заявок финалистов были определены
40 инновационных образовательных программ вузов. В результате двух проведенных конкурсов к 17 победителям первого тура
присоединились еще 40 университетов (см. прил. 1). Эта группа
и составила основу инновационного сектора российского высшего
образования.
Следующим шагом в рамках реформирования высшего образования сформирована сеть федеральных университетов [76].
В 2006 году были образованы два университета нового типа – Сибирский федеральный (СФУ) [77] и Южный федеральный (ЮФУ)
[78]. Университеты стали пилотными площадками по отработке новых подходов в области интеграции образования, науки и производства, а также адаптации профессионального образования к запросам экономики регионов, входящих в состав Южного и Сибирского
федеральных округов.
В последующем Указом Президента Российской Федерации [79]
были созданы еще шесть федеральных университетов в четырех федеральных округах: Северный (Арктический) федеральный университет и Балтийский федеральный университет им. И. Канта (Северо-Западный федеральный округ); Казанский (Приволжский)
федеральный университет (Приволжский федеральный округ);
Уральский федеральный университет (Уральский федеральный
округ); Дальневосточный федеральный университет и Северо-Восточный федеральный университет (Дальневосточный федеральный
округ). Основной целью создания федеральных университетов является
повышение конкурентоспособности ведущих отраслей экономики
в соответствующих регионах. Вузы должны уделять особое внимание развитию науки и ее интеграции с образованием, в частности,
за счет приглашения иностранных преподавателей и исследователей, наращивания удельного веса студентов и аспирантов из-за рубежа и других мероприятий.
103
Ключевыми признаками федеральных университетов являются:
– широкий спектр инновационных образовательных программ
основного высшего и дополнительного профессионального образования, переподготовки и (или) повышения квалификации кадров
на основе применения современных образовательных технологий;
– значительный объем фундаментальных и прикладных научных исследований, проводимых университетом, включая приоритетные направления развития науки, технологий и техники в Российской Федерации;
– активное участие в региональных, общенациональных и международных программах и проектах, обеспечивающее устойчивую
диверсифицированную структуру доходов в консолидированном
бюджете университета [80].
В 2010 году распоряжением Правительства [79] федеральные
университеты были переведены в автономные учреждения, что дало им право самостоятельно распоряжаться своими доходами, распределять средства и включать в свой состав не только вузы, но и научные организации, находящиеся в ведении федеральных органов
власти и государственных академий наук. Федеральным университетам предоставляется право работать по собственным программам
и стандартам при соблюдении требований к их составу и качеству
не ниже предусмотренных федеральными стандартами.
Таким образом, федеральный университет – это автономное учреждение, осуществляющее образовательную, научную и инновационную деятельность по широкому спектру направлений с целью
интегрированного кадрового и научного обеспечения масштабных
проектов и программ федерального и регионального уровней [71].
Государственная поддержка федерального университета осуществляется в рамках программ развития университетов, которыми предусмотрено: совершенствование образовательного процесса;
интеграция образовательной и научно-исследовательской деятельности; модернизация материально-технической базы и социальнокультурной инфраструктуры; интеграция в мировое образовательное пространство.
Так, общий объем финансирования программ развития СФУ и
ЮФУ за период с 2007 по 2010 год составил 17 381,2 млн р., их них
12 974 млн р. – из средств федерального бюджета и 4 407,2 млн р. –
собственные средства федеральных университетов.
На рис. 2.13–2.14 приведены объемы бюджетных ассигнований,
выделяемых на реализацию программ развития университетов по
пяти основным направлениям.
104
105
1923,8
825,6
513,1
6895,6
271,7
В том числе:
модернизация образовательного
процесса
модернизация научноисследовательского процесса
и инновационной деятельности
развитие кадрового потенциала
модернизация инфраструктуры
совершенствование
организационной
структуры университета
2,6%
66,1%
– сов ершенств ов ание оргструктуры
– модернизация инфраструктуры
– разв итие кадров ого потенциала
– модернизация научно-иннов ационной деятельности
– модернизация образовательного процесса
18,5%
7,9%
4,9%
Рис. 2.13. Распределение финансирования
по основным направлениям программы развития СФУ в 2007–2010 гг.
10 429,8
Абсолютное
значение,
млн р.
ВСЕГО
Направление
Программы развития СФУ
106
1989
219,2
1580,3
модернизация научноисследовательского процесса
и инновационной деятельности
развитие кадрового потенциала
модернизация инфраструктуры
0,3%
45,2%
– сов ершенств ов ание оргструктуры
– модернизация инфраструктуры
– разв итие кадров ого потенциала
– модернизация научно-иннов ационной деятельности
– модернизация образов ательного процесса
28,6%
3,2%
22,7%
Рис. 2.14. Распределение финансирования
по основным направлениям программы развития ЮФУ в 2007–2010 гг.
22,9
3140
В том числе:
модернизация образовательного
процесса
совершенствование
организационной
структуры университета
6951,4
Абсолютное
значение,
млн р.
ВСЕГО
Направление
Программы развития СФУ
Далее рассмотрим деятельность федеральных университетов
с точки зрения их соответствия реализации основных направлений
программ развития.
1. Модернизация содержания и организации образовательного
процесса. Основная задача данного направления заключается в разработке и внедрении основных образовательных программ и программ ДПО третьего поколения, которые стали бы конкурентоспособными на международном уровне.
Всего в СФУ разработано 108 образовательных программ для
254 реализуемых направлений и специальностей, из них 22 программы для высшего образования и 42 – ДПО. Южный федеральный университет направил на модернизацию образовательного процесса 45,2 % от общего объема средств, выделенных
по направлениям программы. При этом в ЮФУ создана 61 основная образовательная программа для 214 реализуемых направлений и специальностей подготовки кадров, в том числе
25 – программы ВПО, 24 – программы дополнительного образования.
В федеральных университетах внедрены программы подготовки
кадров, созданные и реализуемые совместно с зарубежными партнерами, в числе которых университеты г. Тинбурга (Нидерланды);
г. Пассау (Германия); г. Лаапперанта (Финляндия) и Национальный
университет «Даниэль Альсидес Каррион» (Перу).
За годы реализации программ развития университетов отмечено увеличение государственного задания на подготовку магистров.
Так, в 2010 году в магистратуру СФУ было принято 10 % от общего
количества, зачисленных на очную форму обучения, в ЮФУ – чуть
меньше 10 %.
Всего в СФУ доля обучающихся по магистерским программам в 2010 году составила 0,34 тыс. чел., что на 3,5 % выше, чем
в 2007 году (0,09 тыс. чел.), при этом по России увеличение данного
показателя составляет 1,85 %. В Южном федеральном университете около 0, 56 тыс. студентов обучались по магистерским программам, что на 3 % выше, чем в 2007 году.
Несмотря на наметившиеся тенденции снижения выпускников
общеобразовательных школ в федеральных университетах в 2010 году, отмечен рост выпуска специалистов с высшим образованием по
очной форме обучения: в ЮФУ – 5,4 тыс., в СФУ – 5,8 тыс.
Выпускники данных федеральных университетов являются
достаточно востребованными на региональном рынке труда. Так,
в ЮФУ около 85 %, в СФУ – 70 % выпускников были трудоустрое107
ны в соответствии с полученным образованием на предприятиях регионов.
2. Модернизация научно-исследовательского процесса и инновационной деятельности. Данное направление предполагает изменение организационной структуры научной деятельности, привлечение дополнительных источников финансирования и создание инфраструктуры коммерческого использования научных результатов.
На сегодняшний день в составе федеральных университетов сформированы: научно-образовательные центры, инновационно-технологические центры, центры коллективного пользования уникальными приборами и оборудованием, ресурсные центры совместно
с бизнесом, бизнес-инкубаторы, Центр стратегических исследований стран Шанхайской организации сотрудничества и Исследовательский центр проблем человека.
В 2010 году научно-исследовательская деятельность федеральных
университетов характеризовалась увеличением инвестиций на выполнение НИОКР и ростом доходов от управления объектами интеллектуальной собственности. Так, в ЮФУ увеличились объемы НИОКР
в расчете на единицу штатного ППС университетов 1,6 раза против
2007 года, в СФУ – в 2,3 раза соответственно. При этом в 2010 году
доля научных исследований, выполненных университетами по заказам предприятий и организаций субъектов федеральных округов,
в общем объеме НИОКР составила в ЮФУ 18 %, а в СФУ – 40 %.
С целью эффективной коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности в соответствии с Федеральным законом № 217-ФЗ [81] федеральными университетами созданы МИП.
По состоянию на 1 января 2011 года в ЮФУ функционировало
семь малых предприятий с общим объемом выполненных заказов
на 3,4 млн р.; в СФУ– 31 малое предприятие с объемом выполненных заказов на 8,5 млн р.
3. Развитие кадрового потенциала и формирование качественного контингента студентов. Развитие кадрового потенциала федеральных университетов включает в себя:
– анализ профессиональных компетенций сотрудников объединяемых в федеральном университете структур и разработку программ развития кадрового потенциала;
– разработку нормативно-правовой базы развития кадрового потенциала;
– разработку и реализацию планов и графиков повышения квалификации и профессиональной переподготовки ППС и административно-управленческого персонала;
108
– создание организационных и ресурсных условий, обеспечивающих повышение результативности использования кадрового потенциала.
Одним из видимых результатов развития кадрового потенциала
является увеличение доли преподавателей, имеющих ученую степень кандидата или доктора наук. Так, в ЮФУ доля ППС, имеющего ученую степень, составила 63,4 %; в СФУ – 66,7 %, что в целом
соответствует среднему значению показателя по федеральным университетам России.
В последние годы наблюдается устойчивый рост среднемесячной заработной платы основного персонала и сокращение разрыва
между высокооплачиваемыми и низкооплачиваемыми работниками университетов.
Для сравнения, в 2007 году соотношение в заработной плате
10 % самых высокооплачиваемых работников ЮФУ к заработной
плате 10 % самых низкооплачиваемых работников составляло 5,4
и 5,2 % – в 2010 году; в СФУ соответственно – 12,6 и 6,2 %.
4. Модернизация МТБ. Модернизация инфраструктуры университетов является одним из наиболее ресурсоемких направлений
программ развития. В СФУ большая часть финансовых ассигнований (66,1 %), выделяемых на реализацию программ, была направлена именно на эти цели. Южный федеральный университет затратил на модернизацию около 23 % от всех выделенных средств.
Полученные денежные средства университетами были направлены на закупку оборудования для организации, совершенствования образовательного и научного процессов, включая дооснащение научных лабораторий и институтов; на проведение работ по
модернизации площадей для размещения приобретенного оборудования и развитие университетских кампусов. Федеральными
университетами проведен комплекс работ по проектированию, капитальному ремонту учебных корпусов, модернизации аудиторного и лабораторного фондов, объектов социальной инфраструктуры, оснащение мультимедийными средствами и средствами
для проведения телеконференций, подключение к скоростному
Интернету.
5. Повышение эффективности управления и совершенствование организационной структуры. В рамках данного направления
в федеральных университетах проведена модернизация системы
менеджмента качества, усовершенствованы организационные структуры вуза (укрупнены факультеты и кафедры в институты), сформирован единый центр управления федеральным университетом.
109
На основе внедрения информационных технологий в управление вузом достигнута унификация организационных процедур
и устранение дублирующих функций.
Главным эффектом реализации программ развития федеральных университетов является формирование мощных университетских комплексов, обладающих значительным образовательным,
научным, инновационным потенциалом и способных к его реализации в таких областях, как живые системы, энергоэффективность
и энергосбережение, наноиндустрия, стратегические информационные технологии, космические технологии и т. д., а также осуществляющих подготовку высококвалифицированных кадров для выполнения приоритетных направлений развития экономики регионов и федеральных округов в целом.
С учетом вышесказанного представляется целесообразным перечислить наиболее значимые социально-экономические результаты
в образовательной, научной, инновационной сфере федеральных
университетов:
1. Интеграция федеральных университетов в социально-экономическое пространство федеральных округов для инновационного
развития региональных и территориально-производственных кластеров путем формирования профессионально-квалификационной
структуры и объемов подготовки квалифицированных специалистов, отвечающих потребностям приоритетных направлений развития экономики регионов, входящих в состав федеральных округов.
2. Формирование устойчивых связей федеральных университетов с региональными властями. Проводится целевая подготовка
высококвалифицированных кадров по договорам с ведущими предприятиями и организациями регионов и органами исполнительной
власти регионов и муниципальных образований.
3. Проведение фундаментальных и прикладных исследований
НИОКР и обеспечение трансфера результатов научной деятельности
в реальный сектор экономики регионов.
4. Развитие кадрового потенциала научно-педагогических работников федеральных университетов с выделением финансовых
ассигнований на эти цели.
5. Интеграция федеральных университетов в мировое образовательное пространство, повышение их привлекательности и конкурентоспособности на международном рынке образовательных
услуг [82].
Таким образом, создание в рамках национального проекта «Образование» новых университетов позволит выработать
110
модель перспективного российского университета для распространения в других регионах России. В ближайшем будущем
федеральные университеты должны представлять собой интегрированные комплексы образования, науки и производства, которые станут центрами инновационно-технологического развития
и подготовки высококвалифицированных кадров, конкурентоспособных на международном уровне. Университеты станут теми
«точками роста», которые дадут мощный импульс развитию инновационной экономики регионов, федеральных округов и страны
в целом.
В соответствии с решением Совета при Президенте Российской
Федерации по реализации приоритетных национальных проектов
и демографической политике от 24 декабря 2008 года и поручением
Президента РФ от 4 января 2009 года № Пр-26, в российской системе высшего образования появилась новая категория вузов – «национальный исследовательский университет» (НИУ).
Формирование сети исследовательских университетов было начато в конце 2008 года, когда в соответствии с Указом Президента
РФ от 7 октября 2008 года № 1448 был запущен пилотный проект
по созданию НИУ. Первыми вузами, получившими статус «национального исследовательского университета» стали Московский
инженерно-физический институт (Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ») и Государственный технологический университет «Московский институт стали и сплавов
(Национальный исследовательский технологический университет
«МИСиС») [83].
Согласно Федеральному закону от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ
«О высшем и послевузовском профессиональном образовании», категория «национальный исследовательский университет» устанавливается Правительством Российской Федерации на 10 лет по результатам конкурсного отбора программ развития университетов
[84], направленных на кадровое обеспечение приоритетных направлений развития науки, технологий, техники, отраслей экономики,
социальной сферы, развитие и внедрение в производство высоких
технологий.
Первый конкурсный отбор программ развития университетов
был проведен Минобрнауки РФ в 2009 году, в нем приняли участие 110 университетов. В результате финалистами конкурса стали
28 вузов, победителями – 12 вузов, которые получили статус «национальный исследовательский университет» и средства из федерального бюджета на финансирование своих программ развития
111
на 2009–2018 годы в объёме до 1,8 млрд р. каждый. Бюджетное финансирование осуществляется в течение первых 5 лет на условиях
20 %-го софинансирования. Основными статьями расходов является приобретение учебного и научного оборудования, повышение
квалификации преподавателей и научных работников вузов, разработка учебных программ, развитие информационных ресурсов,
а также совершенствование системы управления качеством образования и научных исследований (рис. 2.15). Победители конкурсного отбора определялись на основе анализа современного состояния
и динамики развития университета за последние 3 года по таким
НИУ (первая очередь)
Приобретение
оборудования, 72 %
Повышение
квалификации
сотрудников, 6 %
Иное, 2 %
Разработка
учебных
программ, 7 %
Совершенствование
Развитие
системы управления, 3 % информационных
ресурсов, 10 %
НИУ (вторая очередь)
Совершенствование
системы управления, 3 %
Приобретение
оборудования, 80 %
Развитие
информационных
ресурсов, 11 %
Разработка
учебных
программ, 3 %
Повышение
квалификации
сотрудников, 3 %
Рис. 2.15. Направления использования
бюджетных средств НИУ в 2010 г.
112
критериям, как кадровый потенциал, инфраструктура образовательного процесса и научных исследований, эффективность образовательной и научно-инновационной деятельности, свидетельства
международного и национального признания и т. п., а также на основе критериев, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 13 июля 2009 года № 550 (см. прил. 3).
Победителями первого конкурсного отбора программ развития
университетов, в отношении которых устанавливается категория
«национальный исследовательский университет», стали вузы Центрального, Северо-Западного, Приволжского, а также Сибирского
федеральных округов (табл. 2.8).
Таблица 2.8
Список победителей первого конкурсного отбора программ
развития университетов, в отношении которых устанавлена
категория «национальный исследовательский университет»
№
п/п
Наименование государственного образовательного учреждения ВПО
1
Государственный университет – Высшая школа экономики
2
Казанский государственный технический университет
им. А. Н. Туполева
3
Московский авиационный институт (государственный технический университет)
4
Московский государственный технический университет
им. Н. Э. Баумана
5
Московский физико-технический институт (государственный
университет)
6
Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского
7
Новосибирский государственный университет
8
Пермский государственный технический университет
9
Самарский государственный аэрокосмический университет
им. акад. С. П. Королева
10
Санкт-Петербургский государственный горный институт
им. Г. В. Плеханова (технический университет)
11
Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики
12
Томский политехнический университет
113
Таблица 2.9
Список победителей второго конкурсного отбора программ
развития университетов, в отношении которых устанавлена
категория «национальный исследовательский университет»
N
п/п
Наименование государственного образовательного учреждения
ВПО
1
Белгородский государственный университет
2
Иркутский государственный технический университет
3
Казанский государственный технологический университет
4
Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева
5
Московский государственный институт электронной техники
6
Московский государственный строительный университет
(МГСУ)
7
Московский энергетический институт (технический университет) 8
Пермский государственный университет
9
Российский государственный медицинский университет федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию
10
Российский государственный университет нефти и газа
им. И. М. Губкина
11
Санкт-Петербургский государственный политехнический университет
12
Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского
13
Томский государственный университет
14
Учреждение Российской академии наук Санкт-Петербургский
академический университет – Научно-образовательный центр
нанотехнологий РАН
15
Южно-Уральский государственный университет
Второй конкурсный отбор был объявлен в 2010 году. Всего в конкурсном отборе приняли участие 128 вузов России. Финалистами
конкурса стали 32 вуза, победителями были признаны – 15 вузов,
которые получили категорию «национальный исследовательский
университет» (табл. 2.9).
Таким образом, сеть национальных исследовательских университетов состоит из 29 вузов России (рис. 2.16).
114
29 национальных
исследовательских
университетов
Медицинский
РГМУ
Экономический
ГУ-ВШЭ
9 классических университетов
(ТГУ, ННГУ, ЮУрГУ, БелГУ,
МордГУ, МФТИ, НГУ, СГУ, ПГУ)
Академический
НОЦ РАН
17 технических вузов
(ТПУ, МИФИ, МЭИ, ИрГТУ, МГТУ, МАИ, СПбГПУ,
СамГАУ, СПбГУИТМО, КГТУ-КАИ, ПГТУ, МИЭТ, КГТУ,
МГСУ, РГУНГ, СПбГГИ, КХТИ)
Рис. 2.16. Профильное распределение НИУ России
Приоритетные направления развития
Энергоэффективность и
энергосбережение
Информационные
технологии
13
вузов
13
вузов
Космические
технологии
5
вузов
Медицинские
технологии
5
вузов
Ядерные технологии
1 вуз
Рис. 2.17. Соответствие заявленных приоритетных направлений
развития НИУ приоритетам модернизации экономики
115
Главный эффект, который в ближайшем времени должен быть
получен от реализации программ развития университетов, в отношении которых установлена категория «национальный исследовательский университет», заключается в создании университетских
комплексов в сфере наукоемких технологий мирового уровня, способных реализовать потенциал российской науки и обеспечить подготовку высококвалифицированных кадров по приоритетным направлениям модернизации и технологического развития Российской Федерации.
В программах развития НИУ определены 106 приоритетных
направлений, соответствующих направлениям модернизации и
технологического развития экономики Российской Федерации
(рис. 2.17).
Национальный исследовательский университет – высшее учебное заведение, одинаково эффективно осуществляющее образовательную и научную деятельность на основе принципов интеграции
науки и образования.
Важнейшими отличительными признаками НИУ являются:
– генерация знаний и обеспечение эффективного трансфера технологий в реальный сектор экономики;
– проведение широкого спектра фундаментальных и прикладных исследований;
– наличие высокоэффективной системы подготовки магистров
и кадров высшей квалификации, развитой системы программ переподготовки и повышения квалификации.
На практике исследовательские университеты должны стать
интегрированным научно-образовательным центром. совокупность таких центров на высоком уровне будут проводить исследования по общему научному направлению и осуществлять подготовку
кадров для определенных высокотехнологичных секторов экономики. Стратегической миссией университетов является содействие динамичному развитию научно-технологического комплекса страны
и обеспечение его необходимыми интеллектуальными ресурсами,
сбалансированными по численности, направлениям подготовки, по
квалификационной и возрастной структуре с учетом необходимых
темпов их обновления и прогнозируемых структурных преобразований в науке и экономике.
Основной задачей государственной поддержки НИУ является
вывод на мировой уровень образовательных организаций, способных взять на себя ответственность за сохранение и развитие кадро116
вого потенциала науки, высоких технологий и профессионального
образования, развитие и коммерциализацию в Российской Федерации высоких технологий [85].
В итоге от реализации программ развития НИУ должны быть
получены следующие социально-экономические результаты в научно-исследовательской и инновационной области:
– повышение доли выпуска специалистов с высшим профессиональным образованием по приоритетным направлениям развития
вузов от общего числа обучающихся;
– развитие исследовательской активности ученых университетов, в том числе, повышение их публикационной, патентно-изобретательской, выставочной и грантовой активности;
– увеличение числа интегрированных структур, созданных
в рамках партнерского взаимодействия на базе технологических
платформ с другими вузами, научными организациями, властью
и бизнесом;
– рост финансовых поступлений из внебюджетных источников
вузов, направляемых на научно-инновационную деятельность;
– увеличение числа малых и средних инновационных компаний, ориентированных на потребности отечественной и региональной экономик;
– интеграция в международное научно-инновационное пространство, содействующая достижению международного уровня
результатов научно- технической деятельности ученых вузов, созданию международных научно– создание исследовательских коллективов с целью проведения совместных фундаментальных и прикладных исследований,
коллективного использования научно-технического оборудования
НИУ в рамках международных связей [71].
Далее рассматрим результаты деятельности НИУ в рамках реализации программ их развития.
1. Совершенствование образовательного процесса. Всего
в 2010 году в рамках образовательной деятельности 29 НИУ было
разработано 3050 образовательных программ, из них 620 основных
образовательных программ, в которые вошли: 269 магистерских
образовательных программ; 324 – образовательных программ бакалавриата; 27 – специалитета (рис. 2.18).
Исследовательскими университетами «первой волны» в 2010 году разработаны 1283 образовательные программы (в 2009 г. –
1225), в том числе около 70 % приходится на программы, разработанные в соответствии с федеральными государственными
117
Программа
переподготовки
Аспирантура
(2)
Интернатура,
(2)
ординатура
Специалитет
(2)
(8)
Повышение
квалификации
(14)
Бакалавриат
(56)
Магистратура
(2)
Рис. 2.18. Основные образовательные программы по направлениям,
разработанные в НИУ в 2010 г., %
120
11
100
0
27
8
8
30
17
43
80
10
4
72
76
19
6
60
85
40
95
83
82
65
70
60
72
61
42
20
О
ТМ
И
А
П
бГ
У
И
М
ГУ
Н
И
Ф
Т
ев
а
И
А
об
ач
М
С
– 2018 г.*
– 2010 г.
Н
Н
ГУ
.Л
.И
им
.Н
К
ГТ
УК
ГТ
У
а
ау
Т
.Э
.Б
М
ГТ
У
им
.Н
П
ма
н
П
У
У
ГА
ВШ
Э
С
М
И
Ф
И
0
* Прогнозные данные.
Составлено авторами по: программы развития НИУ в 2009–2018 гг.
Рис. 2.19. Доля профильных обучающихся исследовательских
университетов, трудоустроенных по окончании обучения
по специальности, в общем числе профильных обучающихся НИУ
в 2010–2018 гг., %
118
образовательными стандартами третьего поколения, 13 % программ – в соответствии с собственными стандартами университетов и 17 % приходится на программы дополнительного образования
и программы подготовки специалистов в рамках стандартов второго поколения.
Национальные исследовательские университеты активно взаимодействуют со стратегическими партнёрами и работодателями
в области разработки новых и модернизации существующих образовательных программ подготовки кадров, что, несомненно, оказывает благотворное влияние на повышение качества предоставляемых
в университетах образовательных услуг. Такое участие работодателей в формировании содержания профессионального образования способствует трудоустройству выпускников по полученной специальности. Так, в 2010 году по сравнению с данными 2009 года
на 9 % возросло количество выпускников по приоритетным направлениям развития исследовательских университетов, трудоустроенных по окончании обучения по специальности (с 14 504 чел.
в 2009 г. до 15 796 чел. в 2010 г.) (рис. 2.19).
2. Развитие научно-исследовательских и инновационных процессов. В 2010 году объем финансирования научных исследований
национальных университетов составил 10 074 млн р., что на 27 %
больше, чем в предыдущем 2009 году, когда общий объем инвестиций в исследования достигал 7933 млн р.
Эффективность работы аспирантуры и докторантуры в среднем
по сети исследовательских университетов в 2010 году составила
38 %. Самое максимальное значение данного показателя у СанктПетербургского государственного горного института им. Г. В. Плеханова и Санкт-Петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики – 76 %, минимальное – 20 % показал Государственный университет – Высшая школа
экономики (рис. 2.20). Стоит отметить увеличение числа человек,
принятых в очную аспирантуру и докторантуру из сторонних организаций по приоритетным направлениям развития университетов.
В 2010 году рост составил 12 % (636 чел.) по сравнению с 2009 годом
(568 чел.).
С точки зрения активного развития науки, одним из важных показателей является включенность профессорско-преподавательского состава в научную работу. Так, в Санкт-Петербургском государственном горном институте им. Г. В. Плеханова до 70 % профессорско-преподавательского состава участвуют в научной работе, в НИУ
ВШЭ – 45 %, тогда как в среднем по российским вузам – всего 20 %.
119
ВШ
Э
И
М
А
ТМ
О
ТИ
И
М
Ф
Ф
И
ГУ
М
И
бГ
У
СП
.И
М
ГТ
У
.Н
им
ГУ
Н
Н
Н
ГТ
У
.Л
им
об
.Н
ач
ев
.Э
а
.Б
ау
ма
К
на
ГТ
У
-К
А
И
У
П
ТП
А
У
СГ
СП
бГ
Г
И
100
85
90
76
75
80 76
65
70
60
60
55
49
50
45
50
44
41
40
39
40
36
40
35
34
34
33
28
27
30
25
25
20
18
20
10
0
– 2010 г.
– 2018 г.*
* Прогнозные данные
Составлено авторами по: программы развития НИУ в 2009–2018 гг.
Рис. 2.20. Эффективность работы аспирантуры и докторантуры
по приоритетным направлениям развития НИУ в 2010–2018 гг., %
Но задача состоит не только в увеличении числа преподавателей,
привлеченных к научным исследованиям, но и в изменении объемов и качества этих исследований. На сегодняшний день в среднем
по группе из 14 рассматриваемых университетов число статей, индексируемых в зарубежных и российских базах данных в расчете
на одного научно-педагогического работника, составляет 0,7 в среднем, по всем 29 университетам – 0,58, то есть на одного работника
не приходится даже одной статьи в год. В целом в 2010 году преподавателями, научными работниками,
студентами, аспирантами и докторантами исследовательских университетов подготовлено почти 12 000 статей в научной периодике,
индексируемой иностранными и российскими организациями (Web
of Science, Scopus, Российский индекс цитирования). Это значение
выше на 23 % по сравнению с 2009 годом. Наибольшую публикационную активность (более 1000 публикаций) в 2010 году показали
НГУ, ТПУ, МГТУ им. Н.Э.Баумана, МФТИ, КГТУ, ННГУ. Наибольшее количество публикаций на иностранных языках имеют НИЯУ
МИФИ, МФТИ, НГУ, ТГУ (табл. 2.8).
Важный аспект деятельности НИУ – международное сотрудничество в образовании и науке, а также привлечение кадров из-за рубежа.
120
Таблица 2.8
Количество статей в научной периодике,
индексируемой иностранными и российскими организациями
(Web of Science, Scopus, Российский индекс цитирования)
№
п/п
НИУ
1
Количество статей, ед.
Всего
2009
2010
Государственный университет – Высшая
школа экономики
1121
578
543
2
Казанский гос. технический университет
им. А. Н. Туполева
597
193
404
3
Московский авиационный институт
539
255
284
4
Московский гос. технический университет им. Н. Э. Баумана
2488
876
1612
5
Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»
813
335
478
6
Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»
1073
505
568
7
Московский физико-технический
институт
2840
1401
1439
8
Нижегородский гос. университет
им. Н. И. Лобачевского
2062
1008
1054
9
Новосибирский государственный университет
3958
2051
1907
10
Пермский гос. технический университет
753
321
432
11
Самарский гос. аэрокосмический университет им. С. П. Королева
518
213
305
12
СПб. гос. горный институт им. Г. В. Плеханова
487
82
405
13
СПб. гос. университет информационных
технологий, механики и оптики
1138
499
639
14
Томский политехнический университет
3228
1371
1857
21615
9688
11927
ИТОГО
В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 года № 220 «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего
профессионального образования», десять исследовательских университетов первой очереди, включая «МИФИ» и «МИСиС», стали
121
победителями двух конкурсных отборов, выиграв 28 из 79 грантов Правительства РФ. Университеты-победители в период с 2010
по 2012 год получили средства из федерального бюджета в размере
150 млн р. на проведение научных исследований, осуществляемых
под руководством ведущих ученых. Таким образом, национальные
университеты ведут активную работу по развитию партнерских
связей с учеными-соотечественниками, проживающими за границей, при этом одновременно решают вопросы интеграции вузов
в наукоемкий сектор мировой экономики.
Большое значение в формировании инновационной системы
страны имеет реализация выигранных НИУ в 2010 году проектов во исполнение постановлений Правительства РФ от 9 апреля
2010 года № 218 «О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций,
реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства» и № 219 «О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования».
Бюджетные ассигнования на развитие кооперации российских
вузов и производственных предприятий получают все 14 исследовательских университетов, реализуя в совокупности 27 проектов по
созданию высокотехнологичного производства (24,1 %) из 112 поддержанных в целом по стране. Победителями конкурсного отбора
на получение государственной поддержки для развития инновационной инфраструктуры образовательных учреждений (Постановление Правительства России № 219) стали десять из четырнадцати
университетов «первой волны», получив государственную поддержку на общую сумму 1349,31 млн р.
В 2010 году научно-педагогическими работниками исследовательских университетов на бухгалтерский учет поставлено 183 объекта интеллектуальной собственности по приоритетным направлениям развития (рис. 2.21). Наиболее активными в этом направлении
являются сотрудники таких вузов, как МГТУ им. Н. Э. Баумана,
НИТУ МИСиС, НИЯУ МИФИ, Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики.
В настоящее время ведется работа по вхождению исследовательских университетов в создаваемые в Российской Федерации технологические платформы, в том числе в национальную космическую
технологическую платформу (МАИ), технологическую платформу
«Материалы и технологии металлургии» (МГТУ им. Н. Э. Баумана),
технологическую платформу «Технологии добычи и использования
122
70
64
60
50
38
40
34
30
21
20
10
15
12 11
10
4
10
6
5
2
6
0
3 4 4
5
2
1
0
11
10 9
10
10
3
ТП
У
И
ма
М на
И
Си
С
Н
Н
М
ГУ
И
Ф
им
И
.Н
М
.И
Ф
. Л ТИ
об
ач
ев
а
Н
ГУ
П
ГТ
У
СГ
А
У
С
С П ПбГ
ГИ
бГ
У
И
ТМ
О
А
.Б
ау
И
М
А
УК
М
ГТ
У
им
.Н
.Э
К
ГТ
ВШ
Э
0
– 2009 г.
– 2010 г.
Рис. 2.21. Количество объектов интеллектуальной собственности
по приоритетным направлениям развития НИУ в 2009–2010 гг., %
69
68
67
М
ГТ
У
12
4
6
63
59
63
Ш
Э
69
6
И
70
6
В
72
6
М
А
72
8
К
ГТ
им
. Н У. Э КА
И
.Б
Н
ау
Н
м
СП
ГУ
ан
бГ
им
а
У
.Н
И
.И
ТМ
.Л
О
об
ач
ев
а
М
И
Ф
И
72
10
6
ТП
У
П
ГТ
У
14
3
СГ
А
У
72
ТИ
Си
С
73
М
И
ГИ
81
СП
бГ
6
2
Н
ГУ
2
М
Ф
100
90
80
70
60
50
40
30
20
10
0
– 2018 г.*
– 2010 г.
* Прогнозные данные.
Составлено авторами по: программы развития НИУ в 2009–2018 гг.
Рис. 2.22. Доля научно-педагогических работников, имеющих
ученую степень доктора или кандидата наук в 2010–2018 гг., %
123
углеводородов» (РГУ им. И. М. Губкина) и др. Все национальные
исследовательские университеты «первой волны» участвуют в программах инновационного развития компаний с государственным
участием. Наиболее «востребованными» среди них являются: Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана (17 компаний), Московский физико-технический институт (12 компаний), Московский авиационный институт (11 компаний) [71].
3. Развитие кадрового потенциала. Доля научно-педагогических работников, имеющих ученую степень доктора наук и кандидата наук, в среднем по исследовательским университетам в 2010 году составила 69 %, что соответствует среднему значению по России
(рис. 2.22).
В свою очередь число докторов и кандидатов наук, осуществляющих преподавательскую и научную деятельность в 14 НИУ первой
очереди, увеличилось на 3,8 % (16,5 тыс. в 2010 г. против 15,9 тыс.
в 2009 г.). В рамках проводимых в университетах мероприятий по
развитию системы стажировок, повышения квалификации и профессиональной переподготовки научно-педагогических и инженерно-технических работников в 2010 году в ведущих мировых научных
и университетских центрах прошли стажировку 3299 аспирантов
и научно-педагогических работников исследовательских университетов, что почти на 40 % больше, чем в 2009 году (2377 человек).
За 2009–2010 годы наибольшее количество человек было направлено на стажировку от таких вузов, как МГТУ им. Н. Э. Баумана
(1117), НИЯУ МИФИ (405), Санкт-Петербургский государственный
горный институт им. Г. В. Плеханова (713) и Томский политехнический университет (596) (рис. 2.23).
Заметно увеличение количества молодых ученых (специалистов, преподавателей) в возрасте до 35 лет из сторонних организаций, прошедших в НИУ профессиональную переподготовку
или повышение квалификации по приоритетным направлениям
развития. Так, в 2010 году значение этого показателя составило
13 699 человек (в 2009 г. – 12 500 чел.). Наиболее «востребованными»
в 2010 году были следующие исследовательские университеты:
ВШЭ (6767 чел.), Томский политехнический университет (1543 чел.)
и Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики (1189 чел.).
Почти во всех НИУ реализуются программы и проекты развития персонала, включающие усиление селективных материальных
стимулов работников. Реализация в университетах специальных
124
1200
1117
1000
800
600
400
713
583
596
372
453
253
200
423
405
405
324
263
232
210
364
215
287
150
264 258
241
204
180
114
166
99
39 45
М
ГТ
У
им
.Н
.Э
.Б
ау
м
а
СП н а
бГ
ГИ
ТП
У
В
Ш
Э
СГ
А
М У
И
Ф
И
Н
ГУ
М
Ф
ТИ
СП
М
бГ
А
И
У
И
Н
ТМ
Н
ГУ
М
О
И
им
Си
.Н
С
.И П
. Л ГТ
У
о
К бач
ГТ
ев
а
У
-К
А
И
0
– 2010 г.
– всего за 2009–2010 гг.
* Прогнозные данные.
Составлено авторами по: Программы развития НИУ в 2009–2018 гг.
Рис. 2.23. Количество научно-педагогических работников,
прошедших стажировки в ведущих мировых научных
и университетских центрах, %
программ и проектов по формированию и подготовке кадрового резерва, стимулированию научной и инновационной активности научно-педагогических работников и аспирантов способствует закреплению научных и научно-педагогических кадров в сфере науки,
образования и высоких технологий, привлечения к преподавательской деятельности кандидатов наук в возрасте до 30 лет [71].
4. Совершенствование материально-технической базы университетов. За счет средств федерального бюджета и внебюджетного
финансирования в вузах за время реализации проекта значительно
укреплена МТБ, в частности: созданы новые учебные и учебно-научные лаборатории для обеспечения новых образовательных программ и научной работы студентов, магистрантов и аспирантов;
существенно модернизированы научные лаборатории по приоритетным направлениям развития; введены в эксплуатацию новые
опытно-технологические и научно-производственные участки для
отработки инновационных технологий и коммерциализации наукоемких продуктов.
125
Для практического применения и внедрения результатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных вычислительных машин, баз данных, изобретений, полезных моделей,
промышленных образцов, селекционных достижений, топологий
интегральных микросхем, секретов производства (ноу-хау)) в инновационном поясе НИУ в 2010 году созданы 77 МИП [86] (табл. 2.9).
При этом в целом по стране при вузах на сегодняшний день функционируют более 1000 ХО.
Таблица 2.9
Количество МИП, созданных исследовательскими университетами
в рамках закона № ФЗ-217 (2009–2010 гг.)
№
НИУ
Количество МИП
Всего
2009
2010
1
Государственный университет – Высшая
школа экономики
0
0
0
2
Казанский гос. технический университет
им. А. Н. Туполева
10
2
10
3
Московский авиационный институт
1
0
1
4
Московский гос. технический университет
им. Н. Э. Баумана
8
3
8
5
Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»
14
0
14
6
Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»
7
0
7
7
Московский физико-технический институт
7
0
7
8
Нижегородский гос. университет
им. Н. И. Лобачевского
4
0
4
9
Новосибирский государственный университет
1
0
1
10
Пермский гос. технический университет
4
1
4
11
Самарский гос. аэрокосмический университет им. С. П. Королева
8
2
8
12
СПб. гос. горный институт им. Г. В. Плеханова
3
1
3
13
СПб. гос. университет информационных
технологий, механики и оптики
15
6
15
14
Томский политехнический университет
20
10
20
102
25
102
ИТОГО
126
В рамках программ развития университетов за 2009–2010 годы
были созданы 107 научных центров и лабораторий, оснащенных высокотехнологичным оборудованием, крупнейшими из которых являются: институт ядерных, нано- и биотехнологий НИЯУ «МИФИ»,
институт новых материалов и нанотехнологий в НИТУ «МИСиС»,
центр инновационных технологий сварки и диагностики в МГТУ
им. Н. Э. Баумана, УНИК «Физические основы информационно-телекоммуникационных систем» в ННГУ, центр мехатронных систем
и робототехнических комплексов в СамГАУ, Институт институциональных исследований в ГУ-ВШЭ.
5. Модернизация систем управления. За рассматриваемый период
по данному направлению исследовательскими университетами была
проведена работа по реализации проектного подхода к выполнению
программ развития; развитию инфраструктуры информационнокоммуникационной среды; разработке и внедрению информационно-аналитических систем управления вузами; обеспечению доступа к российским и международным информационным ресурсам;
формированию новых подразделений и проектных структур, позволяющих обеспечить интеграцию кадрового и материально-технического потенциала для реализации образовательной деятельности, проведения актуальных научных исследований и коммерциализации их результатов.
Таким образом, анализ ведущих университетов России показал,
что новые федеральные университеты и вузы, получившие статус
«национального исследовательского университета», обладают значительным образовательным, научным, инновационным потенциалом, способным при рациональном и эффективном его использовании вывести вузы на мировой уровень и сделать их проводниками
новых технологий и локомотивами инновационного развития как
регионов, так и страны в целом. В ближайшей перспективе выпускники ведущих университетов должны стать обладателями современных знаний, которые необходимы современному обществу и высокотехнологичному производству.
В табл. 2.10 приведены характерные особенности и отличительные признаки ведущих российских университетов, ожидаемые результаты от реализации программ их развития.
Для наглядной демонстрации вклада ведущих университетов
России в инновационное развитие отраслей народного хозяйства,
регионов и страны в целом в данной работе применена модель «черного ящика» [87], которая позволяет рассматривать ресурсные потоки на входе и выходе системы (рис. 2.24).
127
128
Общий объем
финансирования
ведущих вузов из
средств федерального бюджета
Распределение бюджетных
ассигнований по
направлениям
Тип учреждения
Количество вузов
Формирование
ведущих вузов
Показатель
Приобретение
учебнолабораторного и научного
оборудования – 71 %.
Повышение квалификации и профессиональная
переподготовка – 6 %.
совершенствование системы управления качеством образования и научных исследований – 0 %
30 млрд р.
(за 2006–2008 гг.)
Бюджетные
57
Государственная
поддержка в форме субсидий
предоставлялась вузам-победителям конкурсного отбора инновационных образовательных программ
«Инновационные вузы»
Приобретение учебно-лабораторного и научного оборудования – 78 %.
Повышение квалификации
и профессиональная переподготовка – 3 %.
Совершенствование системы
управления качеством образования и научных исследований – 3 %
Модернизация содержания и организации образовательного процесса –
29,1 %.
Модернизация
содержания и организации
научно-исследовательского процесса и инновационной деятельности –
16,2 %
13 млрд р.
(за 2007–2010 гг.)
Автономные
29
Категория
«национальный
исследовательский
университет» устанавливается Правительством РФ по результатам
конкурсного
отбора
программразвитияуниверситетов
на 10 лет
Бюджетные (в процессе перехода в автономные)
12,1 млрд р.
(за 2009–2010 гг.)
НИУ
8
Созданы Указом Президента на базе действующих вузов и академических центров в
соответствующих
федеральных округах
Федеральные университеты
Наименование учреждений высшего образования
Сравнительный анализ ведущих университетов России
Таблица 2.10
129
Эффективнос-ть
реализации программ развития
ведущих университетов
Эффективность
реализации программ развития
ведущих университетов
Распределение бюджетных
ассигнований по
направлениям
-
Разработка учебных программ – 23 %.
развитие Информационных ресурсов – 0 %.
Иное – 0 %
Показатели успешности
и конкурентоспособности
университета в сфере образования.
Показатели результативности исследовательских и технологических
работ
Показатели
развития
кадрового потенциала.
Показатели международного и национального
признания.
Показатели экономической и финансовой устойчивости университета
Развитие кадрового потенциала – 4,2 %.
Модернизация инфраструктуры – 48,8 %.
Совершенствование организационной структуры и повышение эффективности управления –
1,7 %
Показатели развития кадрового потенциала.
Показатели международного признания.
Показатели
финансовой
устойчивости
Показатели успешности образовательной деятельности.
Показатели результативности научно-инновационной деятельности
Разработка учебных программ – 4 %.
Развитие информационных
ресурсов – 10 %.
иное – 2 %
130
Результат от реализации программ
развития ведущих
университе-тов
Показатель
НИУ
Создание мощных университетских комплексов в сфере наукоемких технологий
мирового уровня, способных
реализовать
образовательный и научный потенциалы
и обеспечить подготовку высококвалифицированных научно-технических кадров по
приоритетным направлениям
модернизации и технологического развития РФ
Федеральные университеты
Создание
мощных
университетских
комплексов, способных реализовать
потенциал
российской науки и образования в области приоритетных направлений
модернизации и технологического
развития
экономики России и обеспечить подготовку высококвалифицированных
кадров для реализации
приоритетных направлений развития экономики
регионов и федеральных
округов в целом
«Инновационные вузы»
Существенная модернизация МТБ вузов, участие
преподавателей в программах повышения квалификации и стажировках,
закупка уникального оборудования, организация
полигонов для проведения
полевых практик, а также
создание Центра компетенции в области высокопроизводительных вычислений (опыт реализации
данного мероприятия стал
основой для проведения
конкурсного отбора НИУ в
2009 г.)
Наименование учреждений высшего образования
Окончание табл. 2.10
131
– информационные
Результат научной
деятельности в виде
готового продукта
– формирование
инновационной
инфраструктуры
– консалтинговая
деятельность
инновационной
структуры вузов
Инновационная
деятельность :
Ведущие
вузы России
Информация о будущих и
текущих потребностях
Инвестиции
– широкий спектр научных
исследований, в т.ч. по
приоритетным направлениям
развития
– создание «прорывных»
результатов в приоритетных
областях науки и техники
– подготовка кадров высшей
научной квалификации
ВЫХОД
– ф ормирование и развитие
инновационной инфраструктуры
– развитие наукоемкого
бизнеса
– инновационная продукция,
услуги
– патенты, лицензии
– разработки, ноу-хау
– научные знания
– высококвалифицированные
специалисты для отраслей
народного хозяйства
Результат для
инновационного развития
страны:
Регулирование и стимулирование
основных направлений
деятельности вузов
Научноисследовательская
деятельность :
РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ
Подготовка
квалифицированных
специалистов
– разработка и реализация
инновационных
образовательных технологий
(ООП третьего поколения)
– подготовка и
переподготовка кадров для
отраслей экономики, в т.ч. по
приоритетным направлениям
модернизации и
технологического развития
страны
Образовательная
деятельность:
Информация
о существующих научнотехнических разработках
Финансирование из
средств федерального и
местных бюджетов
ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Формирование нормативноправовой базы, регламентирующей
деятельность вузов
Рис. 2.24. Вклад ведущих университетов России в инновационное развитие страны
– интеллектуальные
– материальные
– ф инансовые
Ресурсы:
ВХОД
Возможность реализации задач
государственного, экономического,
социального, экологического
развития страны
ОРГАНЫ ВЛАСТИ И УПРАВЛЕНИЯ
Данная модель описывает любую систему с точки зрения преобразования входящих ресурсных потоков через процесс трансформации в результат деятельности системы. Изучая параметры «входа»
и «выхода» системы, можно получить представление об ее устройстве. На рис. 2.24, на «входе» приведены ресурсные составляющие
потенциала ведущих российских вузов, а на «выходе» – полученный в процессе трансформации результат его деятельности для национальной и региональной инновационных систем. На следующем этапе открывается внутренняя схема процессора (модель «белого ящика»), которая дана в виде описания основных процессов
системы: научного, образовательного и инновационного.
Применение системного подхода к анализируемому объекту позволяет определить роль ведущих учреждений ВПО в инновационном развитии отраслей народного хозяйства и экономики России
в целом.
§ 3. Методические подходы к оценке потенциала
ведущих университетов
В современном мире конкурентоспособность национальных экономик определяется не столько развитостью рыночных отношений,
сколько возможностью воспринимать и системно осваивать технологические инновации, большинство которых являются результатом фундаментальных и прикладных научных исследований, проводимых в университетах. В связи с этим проблема оценки всех направлений деятельности вузов является сегодня особо актуальной.
Одним из методических подходов к оценке деятельности вузов является рейтинг (от англ. rating) буквально «класс, разряд, положение, ранг», означает оценку, определение класса или разряда [91].
С каждым годом рейтинги набирают популярность и все больше
высших учебных заведений мира действуют с оглядкой на них и открыто заявляют о своем желании занять высокие позиции в Топ-50,
Топ-100 и т. п.
Рейтинги выступает ориентиром для большего числа абитуриентов и инвесторов. Ориентация на рейтинги прослеживается и во
многих действиях руководства вуза. Так, глобальный рейтинг университетов – «Таймс» несколько лет назад стал предметом национальных дебатов в Малайзии. Результаты рейтинга показали, что
два лучших вуза этой страны потеряли почти сто пунктов в рейтинговом списке по сравнению с предыдущим годом. Несмотря на то,
что такое падение явилось результатом изменения методики оценки,
132
через несколько недель вице-президент университета был вынужден подать в отставку. Такая реакция вполне объяснима, так как
разработанный план развития Малайзии нацелен на формирование экономики, основанной на знаниях, и важный вклад в будущие
преобразования должны внести именно университеты [88].
Многие эксперты критикуют рейтинги за их необъективность
в оценке деятельности вузов. В частности, это касается применения
«весовых коэффициентов», определяющих важность показателей
оценки, и степени достоверности данных, используемых при расчете рейтингов. Также критика рейтингов связана с использованием индикаторов, оценивающих значение и влияние научных исследований. Единый агрегированный показатель не дает взвешенной
оценки по всей совокупности деятельности университета (качество
преподавания, роль в социально-экономическом развитии страны).
Рейтинги ориентированы на фундаментальные исследования, не
сбалансированы с точки зрения «равноудаленности» по языковым
и культурным условиям деятельности университетов [89].
Несмотря на предпринимаемые попытки разработать альтернативу существующим рейтингам (Проект ОЭСР «Оценка результатов
обучения в высшем образовании»), на сегодняшний день не существует более привлекательного для широкого круга общественности метода оценки деятельности вузов, чем рейтинги.
Рейтинги – это явление глобального характера. Его основными целями являются удовлетворение спроса потребителей (абитуриентов, работодателей, вузов и т. д.) на информацию о вузе, помогая им ориентироваться во всем многообразии предложений учебных заведений и правильно сделать выбор. Рейтинги стимулируют
и обостряют конкуренцию между вузами и являются скрытой рекламой, определяя сильнейших и успешных среди вузов. Они обеспечивают логическое обоснование для распределения денежных
средств. При правильной интерпретации рейтинги вносят свой
вклад в определение университетов мирового класса, в понятие «качество вузов».
Из года в год все больше стран хотят развивать рейтинги в будущем. Поэтому важно, чтобы их составители несли ответственность
за качество разрабатываемых методологий и достоверность предоставляемых результатов [90].
Идея рейтингования восходит к известному французскому математику и политическому деятелю эпохи Великой французской революции Кондорсе, на основе которой он стремился построить теорию
справедливых выборов (рейтинг партий, политиков, программ) [92].
133
Несмотря на то, что понятие «рейтинг» является общеизвестным,
до сих пор не существует общепринятого его определения. Остановимся на наиболее употребляемых определениях этого понятия.
Рейтинг – это числовой или порядковый показатель, отображающий важность или значимость определенного объекта или явления [96].
Независимое рейтинговое агентство «РейтОР» дает следующее
определение: рейтинг – упорядочивание совокупности объектов, при
котором каждый из них имеет свое количественное значение [94].
Рейтинг рассматривается как цифровой показатель оценки чьейлибо деятельности, популярности кого-либо, чего-либо по отношению к другим, основанный обычно на результатах общественных
опросов или мнений экспертов [95].
Авторы монографии придерживаются следующего определения
этой категории: рейтинг – упорядочивание совокупности объектов,
оцененных по определенному набору критериев, что позволяет всесторонне оценить объекты и расположить их по порядку – от лучшего к худшему согласно присвоенным количественным оценкам [96].
На рис. 2.25 схематично представлены ключевые аспекты, составляющие основу рейтинговой системы.
Как правило, составителями рейтингов вузов являются правительство, профессиональные ассоциации, СМИ. Основными потребителями выступают абитуриенты и их родители, вузы, работодатели, а также правительство.
В зависимости от территориального охвата исследуемых вузов
выделяют четыре основных уровня рейтинга:
– локальный (сравнение вузов одного микрорегиона);
– национальный (сравнение вузов одного государства);
– региональный (сравнение вузов одного макрорегиона, например Европы);
– глобальный (сравнение вузов мира) [97].
Рейтинги классифицируются по типам, структуре и источникам
данных.
1. Типы рейтингов высших учебных заведений:
а) Рейтинги с начислением единого итогового балла. Такой подход применяют для ранжирования вузов в целом. Составляется
определенный набор показателей, каждому из них присваиваются
свой вес и на основе этого вычисляется единая итоговая оценка качества для определенного вуза.
б) Рейтинги вузов по конкретным дисциплинам, программам обучения или по отдельным предметам. Таким образом оценивается
134
135
Реклама
Вузы
Правительство
ПОТРЕБИТЕЛЬ
Рэнкинг
ПРЕЗЕНТАЦИЯ
Работодатели
Таблица
лиг
С начислением
единого
итогового балла
Комбинированный
По т ипу
Правительство
По конкретным
дисциплинам,
программам
обучения, предметам
Информация
Конкуренция
Рейтинг
Абитуриенты
Порядковый
Кластерный
Смешанный
По структуре
По цели
РЕЙТИНГ
СМИ
СОСТАВИТЕЛЬ
Отчеты
вузов
Дополнительные
источники
информации
Опросы
экспертов
Соцопросы
По источнику
данных
Рис. 2.25. Ключевые элементы, лежащие в основе рейтинговой системы
Локальный
Национальный
Региональный
Глобальный
По масштабу
Профессиональные
ассоциации
качество предлагаемых учебных программ любого уровня, а не деятельность вуза в целом.
в) Комбинированный подход в ранжировании. В этом случае возможна комбинация двух предыдущих типов, то есть единый рейтинг, в рамках которого составляется рейтинг по отдельным предметам.
2. Структура рейтингов высших учебных заведений:
а) порядковый. В данном случае оцениваемым вузам присваиваются порядковые номера, и они располагаются в рейтинге в соответствии с этими номерами.
б) кластерный (группировка вузов по рейтингу). Например, разбиение вузов на группы – лучшую, среднюю, худшую.
в) комбинированный (смешанный). Рейтинг с такой структурой
объединяет в себе два предыдущих варианта. Каждому вузу присваивается количественная оценка, но данные публикуются только по определенному числу лучших вузов (например, 50, 100 и т. д.
лучших вузов).
3. Источники данных для определения рейтинга:
а) существующие данные (например, информация, содержащаяся в опубликованных отчетах вузов).
б) собранные данные (анкетирование студентов, ППС, работодателей, выпускников) [97].
Следует добавить такие источники, как социологические и экспертные опросы, данные органов аккредитации, государственных
органов занятости, результаты независимых оценок деятельности
вузов, данные правительственных органов или органов по распределению субсидий.
Согласно поставленным целям рейтинга и его интерпретации,
то есть что он должен оценивать (качество образования, результаты научно-исследовательской деятельности, репутацию вуза в мире
или качество официальных сайтов вуза в Интернете и т. п.), выбираются критерии и показатели рейтинга.
Под «критериями рейтинга» в данной работе понимается свойство либо характеристика исследуемых объектов сравнения, выраженные в совокупности переменных, которые могут быть подвергнуты оценке.
В свою очередь, «показатели рейтинга» понимаются как количественные и качественные переменные, обобщающие свойства объекта сравнения, где качественные показатели фиксируют наличие
или отсутствие определенного свойства, а количественные показатели – меру выраженности, развития определенного свойства [98].
136
После того как осуществлен выбор показателей, характеризующих критерии рейтинга, следует процедура их взвешивания и суммирования. Взвешивание показателей осуществляется путем присвоения им весовых коэффициентов. Под весовым коэффициентом
в данном исследовании понимается числовой параметр, отражающий относительную важность конкретного показателя в сравнении
с другими [99].
В основном, сумма весовых коэффициентов всех показателей,
составляющих критерий рейтинга, равна 100 %, или 1. Например,
если вес одного показателя – 50 %, а другого – 25 %, то это говорит
о том, что первый показатель является в два раза более важным при
составлении рейтинга, чем второй.
Наиболее распространенная процедура подсчета оценок в рейтингах проводится следующим образом: сначала каждому показателю рейтинга присваивается определенный «балл». Вузу, имеющему наивысшее количество баллов по конкретному показателю,
присваивается абсолютная отметка 100. Затем, в зависимости от
приближенности полученных результатов (баллов) к самой высокой
оценке, считаются оценки остальных исследуемых объектов. После
того как все баллы по показателям подсчитаны, начинается процедура взвешивания. Наибольший вес присваивается тем показателям, которые приняты наиболее важными. Затем следует процедура суммирования всех показателей с учетом соответствующих весовых коэффициентов для получения общего итогового балла.
Завершающим этапом процесса формирования рейтинга является презентация его результатов. В настоящее время существуют
три формы представления результатов оценки деятельности вузов,
которые в России носят общее понятие «рейтинг»:
1. Таблицы лиг – разбиение совокупности исследуемых объектов
на определенные группы (обычно не менее трех). Все вузы, входящие в состав той или иной группы, имеют одинаковый статус. Различия между группами определяются по порядковой шкале оценивания1 [87].
2. Рэнкинг, ранги – упорядочивание совокупности объектов, при
котором каждый из них имеет свой порядковый номер. Иногда несколько объектов могут иметь одинаковый ранг. Используется порядковая шкала [10].
1 Порядковая шкала – позволяет ранжировать объекты, указав какие из них
в большей или меньшей степени обладают качеством, выраженным той или иной
переменной, но не позволяет сказать «насколько одна величина больше другой»,
или «насколько она меньше другой».
137
3. Рейтинг – более сложный способ представления полученных
результатов оценки. В рейтинге каждому объекту присваивается
количественная оценка и на основе этих оценок все исследуемые
объекты упорядочиваются. Различия между сравниваемыми объектами определяются по количественной шкале оценивания1 [87].
Высокорейтинговые университеты – это заведения, которые вносят значительный вклад в развитие и распространение знаний благодаря проведению передовых научных исследований, образованию
с применением инновационных программ и педагогических методов. Научно-исследовательская деятельность в таких университетах является неотъемлемой частью учебного процесса. Они ведут
подготовку высококвалифированных, конкурентоспособных специалистов, которые успешны как в ходе обучения, так и после окончания вуза. Эти достижения в соединении с признанием успехов вуза международной общественностью выводят университет на уровень «университета мирового класса».
По оценкам экспертов [100], университет мирового уровня характеризуется совокупностью уникальных динамических качеств:
– имеет международную репутацию в области научных исследований и преподавания;
– имеет выдающихся исследователей мирового уровня;
– признан не только другими университетами мирового уровня,
но и сообществом из других сфер;
– имеет ряд факультетов мирового уровня;
– представляет передовые исследовательские работы, признанные экспертами и премиями (например, Нобелевской премией);
– генерирует инновационные идеи и ведет многообразные фундаментальные и прикладные научные исследования;
– привлекает наиболее талантливых абитуриентов и выпускает
высококвалифицированных специалистов;
– способен привлечь и удержать лучших преподавателей;
– способен привлекать зарубежных преподавателей и студентов;
– привлекает значительную долю аспирантов как для преподавания, так и для проведения исследований;
– привлекает значительную долю иностранных студентов;
– функционирует в рамках глобального рынка и интернационален во всех сферах деятельности;
– имеет основательную финансовую базу;
1 Количественная шкала – это шкала, в которой объектам присваивается определенное количественное значение (оценка), для отражения относительной меры
выраженности тех или иных свойств у исследуемых объектов.
138
– привлекает значительные капиталовложения и доход;
– обладает различными источниками дохода (например, правительство, частные компании, доход от исследовательской деятельности, доход от обучения иностранных студентов);
– предоставляет высококачественные и благоприятные условия
для обучения и проведения исследований как для преподавателей,
так и для студентов (современные здания, лаборатории и оборудование, территория университета);
– обладает современной системой руководства, включая стратегическое видение и план мероприятий;
– выпускает специалистов, которые занимают важные и влиятельные посты (например, такие влиятельные лица, как премьерминистры и президенты);
обладает значительным списком выдающихся достижений (например, университеты Оксфорда и Кембриджа в Великобритании и
Гарвардский университет в США);
– вносит значительный вклад в развитие общества;
– постоянно сопоставляет себя со всемирно известными университетами и факультетами;
– имеет независимость и сам определяет свое развитие.
Потребность университетов сопоставлять себя с другими высшими учебными заведениями по совокупности вышеперечисленных
характеристик определяет необходимость поиска наиболее надежных, достоверных индикаторов и показателей, а также сравнительных методов оценки. В связи с этим все больше внимания уделяется
глобальным (национальным) рейтингам, представляющим сравнительный анализ результатов деятельности университетов из разных стран.
История составления рейтингов начинается с 1983 года, тогда
журналом US News & World Report был опубликован первый в мире
рейтинг, который обозначил развивающиеся процессы глобализации высшего образования. Уже в конце XX – начале XXI века стали
появляться целые индустрии по их составлению, и к ним уже были причастны не только СМИ, но и специализированные исследовательские лаборатории [101].
Представляется целесообразным проанализировать наиболее известные и авторитетные на сегодняшний день зарубежные подходы
к оценке деятельности высших учебных заведений.
Академический рейтинг университетов мира, или Шанхайский рейтинг (ARWU), впервые был составлен Институтом высшего образования Шанхайского университета Цзяо Тонг в 2003 году
139
и по настоящее время является одним из наиболее влиятельных
рейтингов университетов в мире. Изначально данный рейтинг позиционировался с точки зрения инструмента оценки места китайского высшего образования в общемировой системе. В дальнейшем
представители других стран стали использовать Шанхайский рейтинг при оценке деятельности своих высших учебных заведений
[102]. Количество анализируемых университетов в 2011 году составило 1200, в самом рейтинге представлено 500 лучших вузов мира.
Критериями для оценки университетов являются «исключительно
объективные» показатели учебной и научной деятельности ППС,
сотрудников и выпускников. Оценивается число публикаций, ссылок на научные труды и количество наиболее престижных международных наград, таких как Нобелевская премия и медаль Филдса
[88, с. 16]. Всего при составлении рейтинга учитывается шесть показателей, описание и весовые коэффициенты которых приведены
в табл. 2.11.
с 2007 года, помимо общего рейтинга университетов, составляются рейтинги по пяти предметным областям: 1) естественные науки и математика; 2) инжиниринг/технологии и компьютерные науки; 3) науки о живом и сельское хозяйство; 4) медицина и фармакология; 5) общественные науки. Кроме того, с 2009 года составляется
рейтинг по пяти предметам: 1) математика; 2) физика; 3) химия;
4) компьютерные науки; 5) экономика/бизнес.
Шанхайский рейтинг представляет список ведущих университетов мира следующим образом: сначала идут первые 100 вузов, имеющие каждый свой ранг, остальные оставшиеся 400 вузов
сгруппированы в алфавитном порядке по 50 и 100 (101-150, 151-200,
201-300 и т. д.).
По версии ARWU 2011 года лидерами среди вузов мира признаны университеты США и Великобритании (Гарвард – 1-е место;
Кембридж – 5-е место). Все места в первой двадцатке распределены
между вузами именно этих стран. В целом, большинство университетов, занимающих высокие позиции в рейтинге, сконцентрированы в Северной Америке и Западной Европе, Япония является единственным исключением среди них (рис. 2.26).
Всего в 2011 году в рейтинг лучших 500 вузов мира вошли университеты из 42 стран. По количеству представленных вузов лидирующие места среди стран стабильно занимают США (151 вуз),
Германия (39 вузов), Великобритания (37 вузов), затем идут Китай
(35 вузов) и Япония (23 вуза). Следует отметить, что представительство китайских вузов существенно расширилось за последние годы.
140
Таблица 2.11
Показатели и весовые коэффициентыARWU [107]
Критерий
Показатель
Качество
образования
Общее число выпускников вуза, являющихся лауреатами Нобелевской премии или обладателями медали Филдса
Общее число преподавателей и сотрудников вуза, получивших Нобелевскую
премию или медаль Филдса
Число часто цитируемых исследователей, работающих в 21 предметной области наук
Число статей, опубликованных в журналах Nature и Science за последние
5 лет* (рассматриваются только публикации типа «статья» и «материалы конференции»)
Количество статей, опубликованных
сотрудниками университета в журналах из списка Science Citation IndexExpanded (индексируемых в базе
данных ISI Web of Knoweledge). Рассматриваются только публикации типа
«статья» и «материалы конференции»
Качество
преподавателей
Результаты
научных исследований
Размер вуза
Количество ППС и исследовательского
персонала, работающего в университете на полную ставку (предыдущие пять
показателей нормируются на число работников университета)
Код
Вес, %
Alumni
10 Award
20 HiCi
20 N&S
20 SCI
20
Size
10
* Публикации присваивается вес 100 %, если в адресе корреспондирующего автора указан исследуемый университет, 50 % – если у первого автора в адресе указан
исследуемый университет (у второго – если у первого и второго одинаковые организации), 25 % – если следующий (второй или третий) автор из организации, 10 % –
для всех остальных авторов.
Если в 2004 году в рейтинге их насчитывалось 16, то уже в 2011-м –
35 учебных заведений. Также достаточно хорошие позиции демонстрируют университеты Канады (22 вуза), Франции (21 вуз), Италии (22 университета) и Австралии (19 вузов).
Около 75 % вузов, попавших в рейтинг, расположены в 10 развитых странах мира, обладающих глубокими традициями в сфере
образования и достаточными экономическими возможностями для
развития высшей школы.
141
США
53
Великобритания
10
Германия
6
Страна
Япония
5
Канада
4
Ав стралия
4
4
Шв ейцария
3
Франция
Шв еция
3
Нидерланды
2
2
Дания
Бельгия
1
Израиль
1
Норв егия
1
Финляндия
1
Россия
1
0
10
20
30
40
50
60
Кол-в о в узов
Рис. 2.26. Географическое распределение ведущих университетов мира,
вошедшие в число 100 лучших по версии Шанхайского рейтинга 2011 г.
Что касается российских учреждений высшего образования, то
в рейтинге ARWU представлены только два университета: Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова и СанктПетербургский государственный университет. По итогам 2011 года
отечественные вузы заняли: МГУ – 77-е место (74-е место в 2010 г.),
а СПбГУ вошел в третью сотню мирового списка. В целом с начала составления Шанхайского рейтинга позиции российских вузов
практически не изменились (табл. 2.12).
Таблица 2.12
Места российских вузов в Шанхайском рейтинге в 2003–2011 гг.
142
Год составления
рейтинга
Место МГУ
Место СПбГУ
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
102–150
66
67
70
76
70
77
74
77
401–450
302–403
301–400
301–400
305–401
303–401
303–401
301–400
301–400
143
МГУ им. М. В. Ломоносова
30,6
47,4
55,5
0,0
34,1
57,6
83,9
67,4
87,1
68,8
96,7
79,3
81,9
78,4
100
Award
0,0
0,0
48,9
52,0
57,1
62,1
57,3
54,5
70,0
67,9
88,4
100
HiCi
4,8
10,1
49,7
40,4
50,8
43,8
65,0
54,1
69,5
70,6
70,2
100
N&S
* Указаны изменения показателей рейтинга ARWU 2009 г. по сравнению с 2008 г.
301–400 СПбГУ
77
…
Оксфордский университет
69,6
7
10
56,7
Принстонский университет
6
65,0
52,6
Калифорнийский
Технологический институт
Колумбийский университет
87,1
Кембриджский университет
5
Чикагский университет
68,3
Калифорнийский университет в
Беркли
4
8
72,8
Массачусетский Технологический
институт
3
9
41,2
Стэндфордский университет
2
100
Alumni
Гарвардский университет
Вуз
1
Ранг
26,8
46,9
69,5
50,9
67,5
43,4
46,5
65,1
69,4
60,6
70,3
100
SCI
16,0
31,2
40,0
31,9
31,0
64,2
100
52,0
53,1
63,7
48,6
70,5
Size
Сравнение показателей российских вузов (МГУ им. М. В. Ломоносова и СПбГУ)
с показателями Топ-10 рейтинга в ARWU- 2011
13,4
26,9
56,4
57,5
60,4
61,2
64,7
70,0
71,9
72,0
72,6
100
2011
+0,2
–0,1
–
+0,2
–1,3
+ 0,4
+ 0,3
+ 0,4
+ 0,5
–0,1
+ 0,2
–
Динамика*
Общий балл
Таблица 2.13
Несомненный интерес представляет сравнение показателей отечественных вузов, входящих в рейтинг, с университетами, занимающими первые десять позиций по итогам 2011 года (табл. 2.13).
Самым слабым показателем для вузов России уже не первый год
является число часто цитируемых исследователей, работающих
в 21 предметной области. Подобный итог может быть вызван как
отсутствием интереса к российским исследованиям со стороны мировой научной общественности, слабой интеграцией отечественной
системы науки и образования, так и склонностью ученых из США
ссылаться исключительно на своих коллег-соотечественников [104].
В подтверждение сказанному уместно процитировать американского профессора Филиппа Альтбаха: «…американцы привыкли цитировать американцев» [102]. Недостаточно высокие результаты МГУ
и СПбГУ демонстрируют по показателю: «Число статей, опубликованных в журналах Nature и Science в сравнении с ведущими университетами мира».
Но есть и такие показатели, по которым МГУ вполне может конкурировать с первыми десятью университетами мирового рейтинга.
Это касается таких показателей, как: «Общее число выпускников,
обладающих Нобелевской премией или медалью Филдса» и «Общее
число статей, вошедших в индексы научной цитируемости SCIE/
SSCI». Оценки российского вуза по этим показателям превышают
оценки ряда университетов, занимающих лидирующие позиции
в Шанхайском рейтинге, в частности Стэндфордского, Принстонского, Калифорнийского Технологического университетов.
В целом, в 2011 году наблюдалась отрицательная динамика по
большинству показателей МГУ и СПбГУ в сравнении с прошлым
2010 годом (табл. 2.14).
Еще один известный рейтинг – «Таймс», ежегодно публикуемый британским изданием The Times Higher Education Supplement
впервые был представлен общественности в 2004 году. С 2005 года
рейтинг составлялся совместно с компанией QS (Quacquarelli Symonds), которая занималась сбором необходимых данных о вузах.
В 2010 году «Таймс» разорвала контракт с QS и подписала соглашение с ведущей компанией в мире по анализу и обработке данных
Thomson Reuters, владеющей крупной наукометрической системой – Web of Science. главный редактор Times World University
Ranking Ф. Бейти отмечал: «…мы решили объявить большое реформирование глобальных рейтингов… Предыдущие списки не имели
достаточной живости, достаточной яркости в своих оценках» [105].
Также причиной разрыва партнерских отношений послужили
144
Таблица 2.14
Изменение показателей МГУ и СПбГУ в рейтинге ARWU
в 2011 года по сравнению с 2010 годом
Ранг
Вуз
Alumni
Award
HiCi
N&S
2011
2010
2011
2010
2011
2010
2011
2010
77
МГУ
47,4
+0,6
34,1
–
0
–
10,1
+0,5
301–400
СПбГУ
30,6
+4,5
0
–
0
–
4,8
–
Ранг
Вуз
2011
2010
2011
2010
2011
2010
77
МГУ
52,4
+3.7
46,9
+15,7
27,0
–0,1
301–400
СПбГУ
29,6
+0.7
26,8
+11,4
13,5
+0,2
SCI
Size
Общий балл
многочисленные недовольства со стороны азиатских, европейских
университетов, в том числе и России, итогами рейтинга 2009 года.
В отличие от Шанхайского рейтинга, «Таймс» формировался на основе экспертной оценки, что вносило определенный субъективизм
в оценку вузов и ставило под сомнение достоверность используемых данных, так как не всегда эксперты располагают полной информацией о деятельности исследуемых вузов. Это подтверждает
и сам Ф. Бейти: «…В рейтингах, которые составлялись ранее, 40 %
рейтинговых списков основывались на оценке репутации университета. И сейчас я готов сказать, что, честно говоря, эти репутационные оценки не были достаточно качественными. Там был элемент
субъективности…» Также Бейти добавил, что «среди всех опрошенных экспертов (их насчитывалось около 4000) российских представителей из академического сообщества было крайне мало, «…поэтому мы перешли к методологии Thompson Reuters, чтобы лучше
учесть то, что происходит сегодня в мире», и заверил, что русские
эксперты будут присутствовать точно при оценке репутации университетов [105].
В сентябре 2010 года журнал Times Higher Education и компания Thomson Reuters представили общественности результаты обновленного глобального рейтинга «Таймс», в который вошли
200 лучших вузов мира (табл. 2.15). Одним из ключевых нововведений новой версии «Таймс» является увеличение числа показателей
оценки вузов до 13, вместо 6, как было ранее в предыдущих версиях
рейтинга.
145
146
ИТОГО
–
–
40
–
40
–
20
Оценка коллег из
академического
сообщества
–
–
Научноисследовательская
деятельность
–
20
–
–
Вес, %
–
–
Соотношение числа
сотрудников и
студентов вуза
–
Показатели
(2009 г.)
ИТОГО
Образовательная
деятельность
Критерии оценки
Уровень дохода от научноисследовательской деятельности
Общее число научных публикаций,
приведенное на одного ППС и
научных работников
Оценка уровня научноисследовательской деятельности
Отношение дохода от
преподавательской деятельности к
количеству научно-педагогического
состава
Отношение числа защит
кандидатских диссертаций к числу
защит дипломных работ
Отношение количества сотрудников
университета к количеству студентов
Оценка уровня образовательной
деятельности вуза
Доля ППС с учеными степенями
Показатели (2010 г.)
Показатели и весовые коэффициенты рейтинга «Таймс» в 2009 и 2011 г.
30
6
6
18
30
2,25
2,25
4,5
6
15
Вес, %
Таблица 2.15
147
10
100
ИТОГО
ВСЕГО
10
Репутация в профессиональной
среде
Мнение
работодателей
10
ИТОГО
–
5
Доля иностранных
студентов
–
5
Доля иностранных
сотрудников
Интернационализация
–
20
20
–
–
Число цитат научных
публикаций на
одного сотрудника
(преподавателя,
исследователя)
ИТОГО
Инновационная
деятельность
ИТОГО
Цитируемость
2,5
Количество статей с иностранными
соавторами, приведенное к общему
числу статей
–
2,5
Отношение иностранных студентов
к общему числу студентов
100
–
7,5
2,5
2,5
2,5
30
30
Отношение иностранных ППС
к общему их числу
Отношение дохода исследований
для промышленности к количеству
научно-педагогического состава
Цитируемость, унифицированный
показатель влияния результатов
исследований
Таблица 2.16
Научноисследовательская
деятельность
95,7
98,2
99,9 97,0 56,0 94,8
2
Гарвардский
университет
США
95,8
97,4
99,8 35,9 67,5 93,9
2
Стэндфордский
университет
США
94,8
98,9
99,8 63,8 57,2 93,9
4
Оксфордский
университет
Великобритания
89,5
96,6
97,9 62,1 91,9 93,6
5
Принстонский
университет
США
91,5
99,1
100
6
Кембриджский
университет
Великобритания
90,5
94,2
97,3 55,5 85,3 92,4
7
Массачусетский
технологический институт
США
92,7
87,4
100
8
Имперский колледж Лондона
Великобритания
88,8
88,7
93,9 93,1 92,2 90,7
9
Йельский
университет
США
89,4
90,8
99,4
Калифорний10 ский университет в Беркли
США
82,8
99,4
99,4 62,5 50,4 89,7
148
81
Сводная оценка
Образовательная
деятельность
США
Интернационализация
Страна
Калифорнийский технологический институт
Инновационная
деятельность
Вуз
1
Цитирование
Ранг
Первая десятка вузов-лидеров в Топ-200 мирового рейтинга «Таймс»
49,6 92,9
94,4 79,2 92,3
н/д
58,8 90,2
Разработчики рейтинга сделали акцент на трех основных направлениях деятельности вузов – образовательной, научно-исследовательской и инновационной. При этом было уделено меньше внимания оценкам, основанным на мнениях академического сообщества, при резком снижении веса таких показателей, что позволило
сделать рейтинг более объективным, а расширение количества показателей дало более точную картину состояния высшего образования в мире.
Далее остановимся на распределении мест мировых университетов в списке «Таймс» в 2011 году. Как и в рейтинге ARWU, в «Таймс»
лидирующие позиции занимают университеты США и Великобритании (табл. 2.16).
Анализ географического распределения университетов мира,
входящих в список ТОР-200, показал, что лидерами по числу вузов,
представленных в рейтинге в 2011 году, стали США и Великобритания. Первая десятка стран-лидеров по числу вузов в ТОР-200 рейтинга «Таймс» представлена в табл. 2.17.
Всего в рейтинг вошли 26 стран-участниц. Впервые в рейтинг
Топ-200 вошли вузы из таких стран, как Египет, Турция, ранее не
отличающиеся особыми достижениями. Также в рейтинг вошел
вуз из ЮАР. Однако в Топ-200 не попали вузы из Италии, Израиля,
имеющие сильные университеты. Как и в Шанхайском рейтинге,
в «Таймс» расширяется представительство китайских вузов.
Таблица 2.17
Географическое распределение ведущих университетов мира,
вошедшие в Топ-200 по версии «Таймс»
Страна
Регион
США
Великобритания
Германия
Нидерланды
Канада
Северная Америка
Европа
Европа
Европа
Северная Америка
Австралия – Новая
Зеландия
Европа
Европа
Азия
Азия
Австралия
Швейцария
Швеция
Япония
Китай
Число вузов
в 2011 г.
75
32
12
12
9
7
7
5
5
3
149
Что касается России, то в обновленный рейтинг ни один российский вуз не вошел. Тогда как в предыдущей версии «Таймс» 2009 года среди стран-участниц рейтинга Россия занимала 21-е место, имея
в активе Топ-200 два вуза: МГУ им. М. В. Ломоносова – 101-я позиция и Санкт-Петербургский государственный университет –
168-я позиция рейтинга. Причину отсутствия в рейтинге российских вузов постарался объяснить редактор рейтинга Times Higher
Education Ф. Бейти: «…в наш рейтинг включено только 200 лучших
университетов мира, а это менее 1 % мировых вузов. Конкурсный отбор является чрезвычайно жестким, ведь многие страны мира инвестируют значительные средства в исследования и высшее образование, расценивая их как ключевую движущую силу экономики». По
его словам, МГУ совсем немного не хватило до попадания в Топ-200
сильнейших вузов мира. Вуз получил высокую оценку по показателю соотношения числа ППС и студентов, а также он имеет хорошие
показатели академической репутации. Но вес этих показателей в общем рейтинге небольшой и не дает отечественным вузам возможность составить достойную конкуренцию вузам мирового класса.
Рейтинг «Таймс» неоднократно подвергался критике со стороны российской вузовской общественности. Это касалось мест, занимаемых отечественными вузами, и их недооценки. Нельзя не
согласиться с высказыванием ректора МГУ им. М. В. Ломоносова
В. А. Садовничего, что одним из явных преимуществ российского
образования является фундаментальность подготовки специалистов: «многим университетам мира есть чему поучиться у России,
а по системе рейтингов получается, что мы являемся лишь учениками, что не соответствует действительности» [106].
В начале 2010 года состоялась встреча представителей Союза
ректоров России и руководителей глобального рейтинга университетов Times Higher Education. В результате этой встречи было подписано совместное коммюнике о принципах взаимодействия в области оценки вузов. В документе говорится о необходимости дальнейшего совершенствования глобальной системы оценки вузов,
достижения прозрачности, повышения объективности и разработки методологии оценки вузов, адаптированной к различным моделям образования. Также подчеркивается необходимость в обеспечении равноправного представительства экспертов различных стран
мира в сообществе «оценщиков» вузов, расширении количества научных источников, входящих в базы данных, которые будут применяться для расчета индекса цитируемости, а также включения
в оценку вузов данных о национальных премиях [107].
150
После проведенных переговоров составители рейтинга не исключали, что пересмотр критериев оценки вузов улучшит позиции российских университетов в новой версии «Таймс», признав, что «…ведущие вузы России занимали низкие позиции, потому что информация об их деятельности не собиралась должным образом» [106].
Однако многие российские эксперты видят причину отставания отечественных университетов не в недостатках методологии,
а в том, что большинство вузов, за исключением ведущих, не дотягивают до международного уровня: «прежде чем склонять западных коллег менять методологию, правильнее пойти другим путем.
И если уже подписано болонское соглашение, необходимо соответствовать западным требованиям, в том числе качеству образования» [108].
Отставание российских вузов может быть вызвано и определенной российской спецификой, что затрудняет процесс обработки данных о деятельности вузов. Однако низкие позиции отечественных университетов во многом обусловлены недостаточным
финансированием сектора высшего образования, что не дает возможности привлекать лучших преподавателей и студентов. Результаты рейтинга наглядно демонстрируют, что инвестиции
в высшее образование приводят к созданию университетов мирового уровня, примером этому могут служить Китай, Канада, Южная
Корея. Эти страны вкладывают значительные инвестиции в образование и с каждым годом усиливают свои позиции в глобальных
рейтингах.
Как было сказано выше, с 2004 по 2009 год рейтинг «Таймс» публиковался совместно с рейтингом QS World University Rankings,
однако с 2010 года рейтинги были разделены. В настоящее время
при составлении рейтинга QS World University Rankings рассматриваются около 2000 университетов со всего мира и оцениваются
700 университетов. При оценке университетов учитываются шесть
основных индикаторов (рис. 2.27).
Отличительной особенностью рейтинга QS World University
Rankings является большой вес, присвоенный критерию «академическая репутация». Стоит отметить, что при оценке академической
репутации и репутации университета как работодателя используются данные опросов ученых и сотрудников университета.
В табл. 2.18 представлена первая десятка университетов-лидеров по версии QS World University Rankings за 2011 год и места
российских вузов, включенных в данный мировой рейтинговый
список.
151
40
Академическая репутация
10
Репутация университета как работодателя
20
Цитируемость по отношению к числу сотрудников
университета
20
5
5
Соотношение числа студентов к числу сотрудников
университета
Доля иностранных студентов,
обучающихся в университете
Доля иностранных сотрудников, работающих
на факультетах университета
Рис. 2.27. Индикаторы глобального рейтинга
университетов QS World University Rankings в 2011 г., %
Таблица 2.18
Ведущие университеты мира
по версии QS World University Rankings в 2011 г.
Ранг
152
Вуз
Страна
Сводная
оценка
Великобритания
100
1
Кембриджский университет
2
Гарвардский университет
США
99,34
3
Массачусетский технологический институт
США
99,21
4
Йельский университет
США
98,84
5
Оксфордский университет
Великобритания
98,0
6
Имперский колледж Лондона
Великобритания
97,64
7
Университетский колледж
Лондона
Великобритания
97,33
Окончание табл. 2.18
Ранг
Вуз
Страна
Сводная
оценка
8
Чикагский университет
США
96,08
9
Пенсильванский университет
США
95,73
10
Колумбийский университет
США
95,28
112
МГУ им. М. в. Ломоносова
Россия
61,28
251
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия
41,06
400
Новосибирский государственный университет
Россия
29,25
451–
500
Томский государственный
университет
Россия
Нет
данных
551–
600
Томский политехнический
университет
Россия
Нет
данных
600+
Казанский государственный
университет
Россия
Нет
данных
Следующий международный рейтинг, заслуживающий внимания – испанский рейтинг Webometrics. Он составляется два раза
в год, в январе и июле, лабораторией Cybermetrics (исследовательская группа Центра информации и документации Национального
исследовательского совета Испании), начиная с 2004 года.
Основными отличиями этого рейтинга от двух предыдущих
(ARWU и «Таймс») являются следующие показатели:
Масштаб (географический охват университетов). Составители
проводят анализ более 20 тыс. вузов мира, в сводную таблицу июльской версии рейтинга 2011 года вошло около 12 тыс. университетов.
Основная задача Webometrics заключается в том, чтобы оценить
максимальное количество вузов (табл. 2.19).
Автоматизация. Все полученные значения количественных
показателей рейтинга для университетов – результат работы роботов-поисковиков, а не результат запросов в вузы или иных процедур сбора статистических данных. Основными источниками
информации Webometrics являются поисковые системы Google,
Yahoo Search, Live (MSN) Search, Exalead и база данных Google
Scholar.
153
Таблица 2.19
Географический охват стран в рейтинге Webometrics-2011
(июльская версия)
Регион
Количество стран
Количество вузов
Европа
54
В том числе: Великобритания
Германия
Франция
Нидерланды
5102
236
405
583
154
Азия
34
В том числе: Япония
Тайвань
Китай
6177
716
156
1217
Северная Америка
7
В том числе: США
Канада
3446
3262
199
Латинская Америка
34
В том числе: Бразилия
Мексика
3491
1441
899
Арабские страны
Африка
Океания
ВСЕГО
22
600
38
398
12
В том числе: Австралия
201
168
103
19403
Методика. Основным критерием для оценки деятельности вузов является частота ссылок на них в Интернете. Составители используют показатели, сравнивающие вузы по активности их присутствия во всемирной паутине. Тогда как предыдущие рейтинги
предлагают оценивать университеты, используя традиционные количественные показатели (индекс цитирования, число статей, количество иностранных студентов и т. д.)
Так, для составления рейтинга исследовательская группа использует четыре ключевых показателя:
1. Число уникальных внешних ссылок на страницы сайта вуза
(весовой коэффициент – 50 %).
2. Число страниц сайта, покрываемых поисковыми системами
Google, Yahoo и т. д. (весовой коэффициент – 20 %).
154
3. Число «ценных» файлов, содержащихся на сайте (весовой коэффициент – 15 %).
4. Число страниц и ссылок на сайт вуза в Google (весовой коэффициент – 15 %).
Итоговое место конкретного вуза определяется путем суммирования ранговых значений показателей с учетом весовых коэффициентов, то есть университеты сравниваются по рангу, а не по количественному показателю.
По результатам рейтинга Webometrics, в июльской версии
2011 года первые 15 лидирующих позиций в мировом рейтинговом списке занимают университеты из США. Лучшие европейские вузы по версии предыдущих двух рейтингов (Шанхайский
и «Таймс») – Кембриджский и Оксфордский университеты расположились на 16-м и 27-м местах соответственно.
В табл. 2.20 приведены страны мира, занимающие лидирующие
позиции по количеству вузов, вошедших в Топ-1000 рейтинга.
Таблица 2.20
Первые десять стран-лидеров по количеству вузов,
представленных в рейтинге Webometrics-2011 (июльская версия)
Место
1
Страна
США
Количество вузов,
вошедших в список Топ-1000
394
2
Великобритания
67
2
Германия
66
4
Франция
53
5
Испания
43
6
Канада
38
7
Италия
37
8
Япония
33
9
Австралия
28
10
Тайвань
21
Россия в этом списке занимает 39-е место, всего три российских
вуза попали в Топ-1000 рейтинга Webometrics, уступив таким странам, как Китай, Сингапур, Саудовская Аравия и Гонконг.
Среди российских вузов, по итогам июльской версии рейтинга,
лидирует Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. Вуз улучшил свои позиции относительно прошлой версии
155
рейтинга, поднявшись с 226-го на 219-е место. За ним следуют Государственный университет – Высшая школа экономики – 917-е место
и Казанский государственный университет – 925-е место, остальные университеты находятся за пределами первой тысячи лучших
вузов мира по версии рейтинга Webometrics (табл. 2.21).
Всего в рейтинге представлено более 400 вузов России, если
рассматривать в процентном соотношении, то это 3,4 % от 12 000,
Таблица 2.21
Российские вузы в списке Топ-1000
рейтинга Webometrics за 2010–2011 г.
Вузы
Позиция
Позиция
в рейтинге
в рейтинге
(июль 2010 г.) (июль 2011 г.)
МГУ им. М. В. Ломоносова
Государственный университет – Высшая школа
экономики
Казанский государственный университет
Санкт-Петербургский государственный университет
Новосибирский государственный университет
Бразилия (4,6)
Англия (1,9)
Германия (2,9)
Изменение
позиций вузов
в рейтинге
219
304
–85
917
899
+18
925
883
+ 42
…
…
1058
1002
+56
1060
1059
+1
Канада (1,6)
Китай (7,5)
РФ (3,4)
Япония (5,8)
США (25)
Франция (4,3)
Корея (2,5)
Рис. 2.28. Страны-лидеры по количеству вузов,
входящих в список Топ-12000 рейтинга Webometrics, %
156
в целом можно сказать, что Россия является одним из лидеров по
количеству вузов, вошедших в данный мировой рейтинг (рис. 2.28).
В настоящее время к числу наиболее известных глобальных рейтингов также относится рейтинг SCImago Institutions Rankings.
Он публикуется с 2009 года испанской научно-исследовательской
группой, которая специализируется в анализе информации, развитии способов представления и поиска информации с помощью методов визуализации. Рейтинг основан на данных наукометрической
системы Scopus. Отличительными особенностями рейтинга SCImago
Institutions Rankings является широкий охват университетов и научно-исследовательских организаций со всего мира с различными
направлениями развития и исследований. При анализе научных
публикаций все организации делятся на пять групп:
1. Высшее образование (университеты, институты).
2. Здравоохранение (научные организации, проводящие исследования в области наук о живом и наук о Земле, но не входящие в систему высшего образования. В основном это больницы, исследовательские центры и лаборатории).
3. Правительственные научно-исследовательские организации.
4. Частные компании, в которых проводятся научные исследования.
5. Другие организации (например, частные международные фонды).
Доля организаций первого типа, включенных в рейтинг, составляет 72,1 %, доля организаций второго типа – 15,5 %, доля организаций третьего типа – 10,2 %, доля организаций четвертого
и пятого типов 1,4 и 1 % соответственно. Табл. 2.22 показывает, что
в мировой «экономике знаний» сектор высшего профессионального
образования играет доминирующую роль.
В целом, проведенный анализ стран мира по суммарной научной
продуктивности в 2011 году показал (см. прил. 4), что США остаются самой крупной «экономикой» нового типа, производя 26 % научной продукции. За США следует Китай (10,5 %), который начинает
превосходить возможности Японии (6,1 %) в экономике, основанной на «знаниях». Развитые страны производят от 2 до 6 % общего
объема научной продукции. Такие страны, как Швеция, Австрия,
Норвегия, Бельгия, также относятся к странам с развитой экономикой, но определенная ограниченность на сегодняшний день человеческих ресурсов не позволяет производить каждой из них более 1 %
мировой научной продукции.
Российская Федерация пока не дотягивает до уровня развитых
стран и примерно с 1,3 % долей мирового объема научной продукции
157
Таблица 2.22
Вклад каждого из секторов
в общий объем мировой научной продукции в 2011 г.
Ранг
1
2
3
4
5
Сектор
Высшего образования
Правительственный
Здравоохранения
Частный
Прочие
Число
организаций
Суммарная
продуктивность
Доля
в общем объеме
научной
продукции, %
2010
365
559
88
20
8 729 408
1 448 111
1 161 301
151 642
21 784
75,82
12,58
10,09
1,32
0,19
занимает 15-е место мирового рейтингового списка SCImago Institutions Rankings.
При составлении рейтинга научно-исследовательской группой SCImago используются шесть ключевых индикаторов, основанных на анализе научной продукции организаций и ее влиянии на научный мир.
1. Количество научных публикаций, опубликованных в научных журналах (Output).
2. Международное сотрудничество: объем общей научной продукции, созданной в сотрудничестве с зарубежными исследователями и опубликованной в научных журналах (International Collaboration – IC).
3. Нормированный показатель SJR. Оценка влиятельности журналов, в которых публикуются статьи организации, осуществляемая по специальному показателю SCImago Journal Rank. Рассматриваются публикации в журналах, включенных в первую четверть рейтинга журналов SJR в каждой из предметной области
(High Quality Publications – Q1).
4. Нормированная оценка цитирования в определенной предметной области – отношение между средним научным воздействием организации и полным средним воздействием публикации в одном временном периоде и в одной предметной области1 (Normalized Impact – N1).
1 Методика расчета предложена Королевским институтом Швеции. Например,
если приведена рассчитанная величина 0,8, это означает, что организация в среднем на 20 % цитируется ниже среднего уровня цитирования для конкретной предметной области и конкретного периода времени. Если же результат равен 1,2, то соответственно публикации организации цитируются в среднем на 20 % выше среднего уровня цитирования для определенной предметной области и определенного
промежутка времени, то есть оценивается качество продукции организации.
158
159
Страновой
ранг
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Мировой
ранг
88
540
1388
1408
1525
1547
1548
1556
1641
1831
18954
5538
1670
1627
1458
1426
1426
1405
1304
1119
Санкт-Петербургский государственный университет
Новосибирский государственный университет
Санкт-Петербургский государственный политехнический
университет
Казанский государственный
университет
Южный федеральный университет
Саратовский государственный
университет
Московский инженерно-физический институт
Нижегородский государственный университет
Томский государственный университет
Output
Московский государственный
университет
Вуз
27,0
27,0
41,7
27,1
26,7
34,8
40,8
26,1
44,8
35,5
IC, %
14,3
18,6
25,1
16,2
17,0
23,3
22,9
27,0
28,0
24,5
Q1, %
0,4
0,3
1,0
0,5
0,3
0,4
0,5
0,5
0,5
0,6
NI
0,9
0,9
0,9
0,9
0,9
0,8
0,9
0,8
0,8
0,8
Spe
Места вузов России по уровню научной продуктивности в глобальном рейтинге SCImago в 2011 г.
2,5
2,8
6,8
3,6
3,6
4,1
4,6
4,6
5,9
6,6
Exc
Таблица 2.23
Китай
Япония
Великобритания
Германия
Канада
Италия
Франция
Австралия
Республика Корея
Испания
Бразилия
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
Ранг
США
Страна
1
Кол-во вузов
77
52
51
34
86
62
41
72
94
142
240
312
Продуктивность
вузов
201084
212280
215516
221459
233865
317641
335008
466130
567606
576107
997766
2292689
Доля в общем
объеме вузовской
продукции
2,30
2,43
2,47
2,54
2,68
3,64
3,84
5,34
6,50
6,60
11,43
26,6
Среднее значение
уровня
международного
сотрудничества, %
18,67
34,18
22,18
36,53
42,92
34,35
37,81
39,20
38,66
18,84
10,32
25,13
Среднее значение
показателя«важности
журналов», %
28,06
49,25
42,60
50,62
52,51
54,33
51,38
50,90
55,24
45,01
18,95
57,03
Среднее значение
качества научной
продукции
0,67
1,11
0,90
1,26
1,29
1,28
1,30
1,33
1,45
0,88
0,56
1,43
0,77
0,65
0,72
0,63
0,78
0,70
0,59
0,68
0,67
0,75
0,83
0,67
Среднее значение
показателя
«Specialization Index»
Рейтинг стран мира по научной продуктивности сектора высшего образования в 2011 г.
Таблица 2.24
6,06
13,32
10,07
13,89
15,47
15,98
14,47
16,82
16,45
12,11
4,24
17,71
Среднее значение
показателя
«Excellence Rate»
160
161
Швеция
Швейцария
Бельгия
Россия
19
20
28
Турция
16
Польша
Индия
15
17
Тайвань
14
18
Нидерланды
13
28
9
11
45
17
56
85
46
13
49421
79750
80947
92311
104533
122272
131704
149428
165171
0,57
0,91
0,93
1,06
1,20
1,40
1,51
1,71
1,89
24,80
56,10
56,65
25,64
43,95
16,52
17,17
13,75
43,78
16,35
61,51
58,85
30,90
54,92
33,84
33,14
45,28
63,97
0,39
1,53
1,71
0,71
1,38
0,82
0,75
0,97
1,71
0,89
0,57
0,67
0,82
0,66
0,73
0,81
0,76
0,65
2,96
21,01
21,63
6,74
16,62
7,72
7,76
9,25
21,78
5. Степень предметной сосредоточенности/разброса научных публикаций. Измеряется в значениях от 0 до 1 и отражает широкую
или специализированную направленность деятельности организации (Specialization Index – Spe).
6. Процент публикаций организации, включенных в 10 % наиболее цитируемых публикаций в ее научной предметной области (Excellence Rate – Exc).
Наибольший интерес представляют места российских вузов среди мировых исследовательских университетов в данном рейтинговом списке. В табл. 2.23 приведен рейтинг вузов России, занимающих десять лидирующих позиций по уровню научной продуктивности в 2011 году (в прил. 5 представлена упорядоченная выборка
всех российских учреждений ВПО, которые вошли в мировой рейтинговой список SCImago).
В рейтинге SCImago самое высокое место среди российских вузов занимает МГУ им. М. В. Ломоносова, университет входит в первую сотню мировых исследовательских учреждений. Тем не менее
успешные российские учреждения высшей школы имеют невысокие качественные показатели. Так, показатель N1 (нормированная
оценка цитирования в определенной предметной области), характеризующий качество статей подавляющего большинства российских
университетов, находится в интервале от 0,3 до 0,6, только Московский инженерно-физический институт имеет этот показатель, равный среднему уровню цитирования для определенной предметной
области наук.
Уровень «важности» журналов, в которых печатаются статьи
российских вузов, примерно одинаков и соответствует среднему
мировому уровню. Аналогичная картина наблюдается и по показателю международного сотрудничества, который для большинства вузов России соответствует среднемировым значениям. Однако значения российских вузов по показателю «Excellence Rate»
значительно отстают от показателей лучших мировых университетов.
В табл. 2.24 представлен рейтинг стран по научной продуктивности сектора ВПО, а также средние страновые показатели «качества»
научной продукции вузов в 2011 году (см. прил. 6).
Соединенные Штаты Америки и в этом рейтинговом списке лидируют с 27 %-й долей общего объема научной продукции.
Страны занимают лидирующие позиции почти в том же ранговом порядке, что и в таблице, приведенной в Прил. 2. Например, Франция, имеющая мощный правительственный сектор ис162
следований, в секторе высшего образования переместилась с 6-го
на 8-е место. Российская Федерация, в силу значительной концентрации исследований в РАН и государственных научных центрах,
по уровню научной продуктивности вузовского сектора опускается
на 28-е место, соседствуя с Мексикой и Португалией.
Отдельно следует выделить образовательную систему Швейцарии, которая имеет наивысшие качественные характеристики,
а также образовательные системы Турции, Ирана, которые практически полностью интегрированы в национальные научно-исследовательские системы.
Анализ методических подходов к оценке деятельности вузов показал, что многие разработчики, в частности, таких рейтингов, как
Webometrics, «Таймс», руководствуются берлинскими принципами
ранжирования вузов.
«Берлинские принципы ранжирования вузов» были сформулированы в мае 2006 года на второй берлинской конференции Международной экспертной группы1 (International Ranking Experts Group –
IREG) Международной обсерватории по академическому ранжированию и квалификациям (International Observatory on Academic
Ranking and Excellence).
По замыслу экспертов эти принципы должны являться основой
создания и распространения общенациональных, региональных
и мировых рейтингов, что в будущем должно привести к созданию
системы непрерывного совершенствования и повышения качества
методологий, используемых для составления этих рейтингов.
Берлинские принципы включают в себя такие пункты, как цели и задачи ранжирования, разработка показателей и их весовых
коэффициентов, сбор и обработка данных, презентация результатов
ранжирования. Рассмотрим более подробно каждый из этих пунктов [109].
1. Цели и задачи ранжирования:
– быть одними из разнообразных подходов к оценке внешних
и внутренних процессов в сфере высшего образования;
– ясно и понятно представлять назначение и целевые аудитории;
– признавать разнообразие учреждений высшего образования
и учитывать различие миссий и целей их деятельности;
– обеспечивать прозрачность источников информационных ресурсов и индикаторов, генерируемых каждым таким ресурсом;
1 Международная группа экспертов по ранжированию создана в 2004 году
Европейским центром по высшему образованию (СЕПЕС) ЮНЕСКО (Бухарест)
и Институтом политики в области высшего образования (IHEP, Вашингтон).
163
– принимать во внимание языковой, культурный, экономический и исторический контексты систем образования, в отношении
которых осуществляется ранжирование.
2. Разработка показателей и их весовых коэффициентов:
– обеспечивать прозрачность касательно методологии, используемой для ранжирования;
– выбирать показатели в соответствии с их релевантностью и валидностью;
– отдавать предпочтение оценке результатов, а не оценке исходных данных;
– четко определять методы оценки тех или иных индикаторов
и стараться избегать внесения в них изменений.
3. Сбор и обработка данных:
– уделять должное внимание этическим стандартам и рекомендациям, изложенным в настоящих принципах;
– использовать по возможности данные, которые можно подтвердить и проверить;
– использовать те данные, которые собраны с соблюдением процедур, применимых для сбора научных данных;
– применять процедуры оценки качества к самим процессам
ранжирования;
– применять организационные меры, повышающие достоверность ранжирования.
4. Презентация результатов рейтинга:
– обеспечивать потребителей четким пониманием всех факторов, используемых при составлении рейтинга, и предоставлять им
право выбора формы представления результатов рейтингов;
– результаты ранжирования должны быть составлены и опубликованы таким образом, чтобы исключить или минимизировать
ошибки в исходных данных и предоставить возможность исправления допущенных ошибок.
Разработчиками предполагается, что Берлинскими принципами
должны руководствоваться все составители рейтингов. Но проблема заключается в том, что в образовательных сообществах разных
стран отсутствует единство в вопросе, относительно «качества образования». Помимо этого Берлинские принципы не имеют силы нормативных актов и в должной мере не учитываются [110].
Анализ наиболее известных и авторитетных глобальных рейтингов вузов показал, что основная часть вузов, занимающих высокие позиции, в основном концентрируются в западных странах.
Российские вузы имеют достаточно скромные результаты, не попа164
дая в таких рейтингах даже в первую сотню. Тем не менее при сохранении намеченного курса государственной политики в области
поддержки высшего образования (развитие сети исследовательских
университетов) через несколько лет отечественные университеты
смогут достичь более высоких позиций в рейтинге ста лучших мировых вузов.
В течение последних лет в системе российского образования идёт
формирование рейтингов вузов, в котором участвуют как СМИ
(«Форбс», издательский дом «Коммерсантъ»), специализированные
рейтинговые агентства (НРА «РейтОР»), так и федеральные органы
управления образованием (мониторинг деятельности образовательных учреждений ВПО, однако мониторинг был проведен единожды
в 2007 году).
С 2008 года независимым рейтинговым агентством «РейтОР»,
составляется своя версия глобального рейтинга – «Новый глобальный рейтинг мировых университетов». Из 15 тысяч вузов для проведения оценки составителями рейтинга были отобраны 500 вузов из 70 стран мира, включая около 100 вузов России и стран
СНГ.
Основными источниками информации для оценки деятельности
вузов являются запросы в вузы, официальные сайты, годовые отчеты вузов, БД Scopus, данные поисковой системы Google, различные
рейтинги (например, рейтинг Топ-500 суперкомпьютеров мира).
Оценивание полученных данных проводится специально сформированным экспертным пулом. Шкалы оценки каждого из показателей деятельности университетов, веса каждого из показателей блока и веса суммарной оценки каждого блока определяют эксперты,
что вносит субъективизм в оценку вузов. Далее взвешенные экспертами поблочные оценки суммируются, нормируются по максимальному значению и приводятся к 100 баллам.
Оценка вуза проводится по шести основным блокам деятельности:
– образовательная (весовой коэффициент – 20 %). Блок включает в себя показатели численности бакалавров, специалистов, магистров, аспирантов/докторантов вуза; оценки числа реализуемых
вузом образовательных программ (бакалавриата, специалитета,
магистратуры, аспирантуры/докторантуры); величину приведенной численности контингента обучающихся на одного преподавателя;
– научно-исследовательская (весовой коэффициент – 20 %).
Включает в себя общее число патентов и свидетельств об открытиях;
165
показатель производительности вычислительного центра (суперкомпьютера) вуза; индекс Хирша вуза;
– профессиональная компетенция ППС (весовой коэффициент –
20 %). В блок входят такие показатели, как число публикаций авторов вуза (статьи, монографии, научно-методические пособия); число
цитирований авторов вуза; оценка числа наград мирового уровня
(Нобелевская премия, медаль Филдса, премия Декарта, Абелевская
премия, медаль имени М. В. Ломоносова РАН);
– финансовое обеспечение (весовой коэффициент – 15 %). Включает в себя объем консолидированного бюджета вуза, приведенный
на общую численность обучающихся.
– международная деятельность (весовой коэффициент – 10 %).
В блок входит оценка членства вуза в международных академических сообществах; доля иностранных студентов от общей численности обучающихся.
– интернет-аудитория (весовой коэффициент – 15 %). В этот
блок входят показатели объема web-продукции; оценки популярности вуза в запросах поисковой системы Google, значения PageRank
главной страницы сайта вуза [111].
Составители рейтинга постарались всесторонне оценить мировые университеты. Предпринята попытка оценить не только научно-исследовательскую деятельность вузов, но и образовательную,
что представляет определенную сложность в измерении ее эффективности.
Первое место в рейтинге по итогам 2009 года занимает Массачусетский технологический университет, второе – Калифорнийский
технологический институт, третье – Токийский университет, на
четвертом – Колумбийский университет, МГУ им. М. В. Ломоносова занимает почетное пятое место. Лидеры предыдущих рейтингов – Гарвард и Кембридж, по версии «РейтОР», занимают шестое
и восьмое места соответственно.
Если анализировать географию распределения стран по числу
вузов, вошедших в Топ-100, то лидерами, как и в ранее рассмотренных международных рейтингах, являются США и Великобритания (рис. 2.29).
Россия среди стран-участниц рейтинга занимает 8-ю позицию,
имея в своем активе три вуза, помимо МГУ в первую сотню попали еще два российских университета – МГТУ им. Н. Э. Баумана
(55-е место) и СПбГУ (84-е место). Основная часть отечественных вузов, которые вошли в рейтинг Топ-500, сосредоточена в четвертой
сотне рейтинга.
166
В целом глобальный рейтинг «РейтОр» – это попытка реабилитировать высшее образование России в глазах как мировой, так
и российской общественности. Показать истинное положение дел
в российском образовании и преодолеть сложившиеся информационные барьеры между отечественной и западной образовательными системами. Однако смогут ли составители рейтинга добиться поставленных задач – покажет время. На данный момент в результате прекращения финансирования данного проекта рейтинг
не составляется. По мнению А. Чаплыгина, координатора проекта, «должно пройти не менее пяти лет, прежде чем к рейтингу начнут относиться серьезно и он начнет играть в обществе весомую
роль» [112].
Международная информационная группа «Интерфакс» совместно с радиостанцией «Эхо Москвы» в 2009 году составили Национальный рейтинг российских высших учебных заведений. Рейтинг
сформирован по следующим категориям: «Классические университеты» (в 2011 году состав исследуемых вузов был расширен: помимо
классических университетов в рейтинг включены НИУ), «Юридические вузы и факультеты университетов», «Педагогические, гуманитарные и лингвистические вузы». В результате проведенного отбора международной информационной группой «Интерфакс» в категорию «Классические университеты» вошли 104 вуза, в том числе
29 НИУ. В категорию «Педагогические, гуманитарные и лингвисти-
США
48
Великобритания
12
Япония
8
Германия
6
Австралия
5
Канада
4
Швейцария
4
Россия
3
Нидерланды
2
Франция
2
0
10
20
30
40
50
60
Рис. 2.29. Первая десятка стран-лидеров по числу вузов,
вошедших в Топ-100 рейтинга «Рейтор» по итогам 2009 г.
167
ческие вузы» – 71 вуз, 50 университетов составили группу юридических вузов.
Основные критерии оценки деятельности вузов приведены
в табл. 2.25.
Таблица 2.25
Основные критерии оценки вузов
по версии Интерфакс в 2010 г.
Критерий
Краткое описание критерия
Вес
Образовательная
деятельность вуза
Оцениваются число студентов и ППС,
квалификация ППС, спектр образовательных программ, качество абитуриентов; затраты на подготовку студента;
ресурсное обеспечение образовательного
процесса МТБ; уровень организации образовательного процесса
0,2
Научноисследовательская
деятельность вуза
Оцениваются результативность работы
аспирантуры и докторантуры, образовательные программы подготовки специалистов для научных исследований,
ресурсное обеспечение МТБ исследовательского процесса; достижения ППС
в области науки и исследований
0,2
Социализаторская
деятельность вуза
Оцениваются образовательные программы по социально-гуманитарным
дисциплинам, образовательные программы дополнительного образования, пространственный масштаб деятельности
вуза, динамика активности выпускников
на региональных рынках труда, зарплатные ожидания и карьерные притязания
выпускников
0,15
Международная
деятельность вуза
Оцениваются академическая мобильность студентов, преподавателей, ученых, уровень международности образовательных программ, влияние на
зарубежные рынки образования, исследований; объем привлеченных средств
от международной деятельности, показатели сотрудничества с зарубежными
вузами и исследовательскими организациями в научно-исследовательской деятельности
0,15
168
Окончание табл. 2.25
Критерий
Краткое описание критерия
Вес
Бренд вуза
Оценивается репутация вуза, миссия
вуза, стратегия развития и управление;
успешность выпускников вуза, достижения вуза в процессе селекции элит национального и международного уровней,
показатели публичной и экспертной деятельности представителей вуза, известность вуза среди зарубежного академического сообщества
0,15
Инновации
и коммерциализация
разработок
Оцениваются результаты интеллектуальной деятельности вуза (патенты, ноухау, зарегистрированные программы),
доля созданных МИПов от общего числа
зарегистрированных МИП, развитость
инновационной инфраструктуры
0,15
Как заявлено составителями рейтинга, каждый из вышеописанных критериев содержит в себе множество индикаторов,
в целом 85. Но как показала практика, относительно категории
«Классические университеты» оценка проводилась по ограниченному количеству параметров – всего 34, рейтинг для категории «Юридические вузы и факультеты» формировался только на
основе опросных данных (опросы академического сообщества,
работодателей и профсообщества, выпускников вуза). Основными источниками информации для оценки вузов служат аккредитационные данные вузов, результаты опросов, результаты анализа массивов вакансий и резюме крупного сетевого рекрутера
SuperJob.
Таким образом, разработчики используют в формировании показателей экспертные оценки, выявляемые в ходе опросов и анкетирования, а также сочетают качественные показатели с количественными. С одной стороны, такой подход позволяет в полной степени
отразить степень активности вуза, а также тенденции его развития,
но, с другой стороны, использование в рейтинге экспертной оценки
предъявляет повышенные требования к квалификации опрашиваемых экспертов.
Первая десятка национальных лидеров 2010 года среди российских вузов, по версии Интерфакс и «Эхо Москвы», в категории
«Классические университеты» приведена в табл. 2.26.
169
170
Наименование вуза
63
63
Южный федеральный университет
Сибирский федеральный университет
9–11
63
9–10
9–10
8
7
66
65
5–6
9–11
9–11
8
7
5–6
5–6
4
67
67
Новосибирский национальный исследовательский университет
5–6
Томский национальный исследовательский университет
Национальный исследовательский
ядерный университет «МИФИ»
Московский национальный исследовательский технический
университет им. Н. Э. Баумана
Санкт-Петербургский национальный исследовательский политехнический университет
71
Российский университет дружбы
народов
2–3
4
2
79
3
1
Ранг 2009
100
Баллы
79
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова
Национальный исследовательский
университет «МФТИ»
Санкт-Петербургский государственный университет
2–3
1
Ранг 2010
51
51
53
54
55
55
61
62
68
100
Баллы
Таблица 2.26
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова
Санкт-Петербургский государственный университет
Московский физико-технический
институт (государственный университет)
Российский университет дружбы
народов
Российский государственный
педагогический университет
им. А. И. Герцена
Новосибирский государственный
университет
Томский государственный университет
Нижегородский государственный
университет им. Н. И. Лобачевского (НИУ)
Дальневосточный государственный университет (Дальневосточный федеральный университет)
Национальный исследовательский
ядерный университет «МИФИ»
Наименование вуза
Десять лучших классических вузов России по итогам 2009–2010 гг.
В свою очередь, ведущие вузы страны – НИУ разделили
места в рейтинговом списке «Интерфакс» следующим образом
(табл. 2.27).
Таблица 2.27
Рейтинг НИУ России в 2010 г.
Ранг
Наименование НИУ
Балл
1
Национальный исследовательский университет «МФТИ»
100
2
Томский национальный исследовательский университет
83
3
Новосибирский национальный исследовательский университет
82
4
Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ»
81
5
Московский национальный исследовательский технический университет им. Н. Э. Баумана
78
6
Санкт-Петербургский национальный исследовательский
политехнический университет
77
7
Казанский национальный исследовательский технологический университет
74
8
Томский национальный исследовательский политехнический университет
73
Национальный исследовательский технологический
университет «МИСиС»
70
Саратовский национальный исследовательский университет им. Н. Г. Чернышевского
70
11
Нижегородский национальный исследовательский университет им. Н. И. Лобачевского
69
12
Казанский национальный исследовательский технический университет им. А. Н. Туполева
68
13
Иркутский национальный исследовательский технический университет
66
14
Национальный исследовательский университет «МЭИ»
65
15
Пермский национальный исследовательский университет
64
Белгородский национальный исследовательский университет
62
Мордовский национальный исследовательский университет им. Н. П. Огарева
62
Южно-Уральский национальный исследовательский
университет
62
09–10
16–18
171
Окончание табл. 2.27
Ранг
Наименование НИУ
Балл
19
Национальный исследовательский университет – Высшая школа экономики
61
Санкт-Петербургский национальный исследовательский
университет информационных технологий, механики и
оптики
60
20
Национальный исследовательский университет «МИЭТ»
59
Российский национальный исследовательский университет нефти и газа им. И. М. Губкина
59
Национальный исследовательский университет «МАИ»
59
24
Пермский национальный исследовательский технический университет
56
25
Российский национальный исследовательский медицинский университет
53
26
Самарский национальный аэрокосмический университет
им. С. П. Королева
52
27
Московский национальный исследовательский строительный университет
50
28
Санкт-Петербургский национальный исследовательский
горный университет им. Г. В. Плеханова
40
21–23
Северо-Кавказский
ФО – 2
Южный ФО – 4
Центральный ФО – 11
Дальневосточный
ФО – 3
Сибирский ФО – 7
Уральский ФО – 4
Сев еро-Западный
ФО – 8
Приволжский ФО – 11
Рис. 2.30. Распределение 50 лучших российских классических вузов
по федеральным округам (регионам)
172
Анализ географического распределения 50 лучших классических вузов России по федеральным округам показал, что большая
часть ведущих вузов сконцентрирована в самых крупных федеральных округах – Центральном и Приволжском. За ними следуют
вузы Северо-Западного и Сибирского регионов, меньше всего вузов,
вошедших в Топ-50, представлено Северо-Кавказским и Дальневосточным округами (рис. 2.30).
Наряду с оценкой классических вузов группой «Интерфакс»
в 2011 году проведена оценка информативности сайтов отобранных
вузов и на основе этой оценки сформированы четыре группы вузовских сайтов:
1) сайты высокого качества – характеризуются удовлетворительным наполнением данными, структурированным и дружественным
интерфейсом (29 университетов);
2) сайты приемлемого качества – характеризуются недостаточно
проработанным интерфейсом, неполным информационным наполнением (53 университета);
3) сайты ниже среднего уровня качества – характеризуются тем,
что поиск информации занимает много времени, нет ясного и понятного разделения на разделы и подразделы. Данные предоставлены
либо устаревшие, либо с размытыми формулировками (17 вузов):
– некачественные сайты – характеризуются тем, что при подготовке рейтинга не удалось найти искомой информации).
В табл. 2.28 приведены национальные лидеры в категории «Юридические вузы и факультеты» по оценкам академического сообщества, работодателей и выпускников вуза.
Что касается географического распределения юридических вузов, то количественное преимущество у вузов Москвы, порядка
36 % от всех оцениваемых вузов. За ними следуют вузы Северо-Западного, Приволжского, Сибирского и Южного федеральных округов – 12 %. Всего 8 и 4 % имеют университеты Дальневосточного
и Уральского округов соответственно.
Следует отметить, что составители Национального рейтинга
представляют как общий рейтинг вузов (категория «Классические
университеты»), так и рейтинг по отдельным критериям: образование, исследования, социализация и т. д.
Однако недостатком рейтинга «Интерфакс» является достаточно ограниченная выборка вузов, составители выделили только несколько категорий. При этом не была учтена такая категория, как
«технические университеты». Эта группа вузов имеет свою определенную специфику, осуществляет подготовку кадров для многих
173
174
5
3–4
1–2
Ранг
Московская государственная юридическая академия
5
4
3
Московский государственный институт международных отношений
(университет)
Уральская государственная юридическая академия
2
1
Ранг
Санкт-Петербургский
государственный университет
Московский государственный университет
им. М. В. Ломоносова
Оценка академического
сообщества
Московский государственный институт международных отношений
(университет)
Санкт-Петербургский
государственный университет
Московская государственная юридическая академия
Финансовая академия
при Правительстве РФ
Московский государственный Университет им. М. В. Ломоносова
Оценка работодателей
и профсообщества
5
4
3
2
1
Ранг
Оценка
выпускников вуза
Уральская государственная юридическая академия
Московская государственная юридическая академия
Московский государственный институт международных отношений
(университет)
Санкт-Петербургский
государственный университет
Московский государственный университет
им. М. В. Ломоносова
Пять лучших юридических вузов России по итогам 2009 г.
Таблица 2.28
сфер деятельности, выпускники этих вузов востребованы, и их
оценка является весьма актуальной на сегодняшний день.
Еще один российский рейтинг вузов был опубликован в 2011
году Финансово-экономическим журналом Forbes представил общественности самые сильные российские университеты (Топ-30).
Основным показателем в их рейтинге учитывался средний балл
ЕГЭ у студентов, поступивших на бюджетные места в 2010 году. Forbes ввел дополнительные показатели, в числе которых: минимальный проходной балл ЕГЭ по университету (среднее минимальных проходных баллов по специальностям), общее количество
студентов и количество призеров олимпиад, зачисленных на бюджетные места (то есть обеспеченные государственным финансированием).
Из выборки вузов при составлении рейтинга были исключены
институты и университеты силовых ведомств, медицинские институты и университеты (в будущем «Forbes» планирует составить для
них отдельный рейтинг), а также университеты Северо-Кавказского федерального округа. Помимо этого, были введены дополнительные показатели отбора: 1) конкурсный прием и число победителей и
призеров олимпиад должны превышать 50 % от общего количества
студентов, принятых на бюджетные места; 2) количество студентов,
поступивших по конкурсу, должно превышать 150 человек [114].
Первые десять самых сильных вузов России по версии «Forbes»
приведены в табл. 2.29.
Таблица 2.29
Минимальный
балл ЕГЭ
Абитуриенты,
принятые
на бюджетные
места
Призеры олимпиад,
принятые
на бюджетные
места
1
Московский физико-технический институт
86,3
77,7
784
47
2
Московский государственный
институт международных отношений МИД России
85,8
82,1
444
83
3
Московский архитектурный
институт
83
64,5
175
0
Ранг
Средний
балл ЕГЭ
Рейтинг десяти «самых сильных российских университетов» в 2011 г.
Вуз
175
Минимальный
балл ЕГЭ
Абитуриенты,
принятые
на бюджетные
места
Призеры олимпиад,
принятые
на бюджетные
места
4
Государственный университет –
Высшая школа экономики
(ВШЭ)
82,8
80,9
1426
733
5
Финансовый университет при
Правительстве России
82,2
77,3
641
110
6
Московский государственный
университет им. М. В. Ломоносова
81,6
72,8
3883
701
7
Всероссийская академия внешней торговли
80,2
72,2
175
0
8
Российский государственный университет нефти и газа
им. И. М. Губкина
77,6
70,6
616
0
9
Московский государственный
лингвистический университет
76,9
67,1
662
3
10
Московский государственный
университет экономики, статистики и информатики
76,8
72,6
448
8
14
Санкт-Петербургский государственный университет
76,7
68,9
2721
719
16
Национальный исследовательский ядерный университет
«МИФИ»
75
63,6
1189
10
Ранг
Средний
балл ЕГЭ
Окончание табл. 2.29
Вуз
Результаты рейтинга вызвали резкую критику со стороны вузовского сообщества, так как два ведущих университета страны,
входящие в мировые рейтинговые списки, – МГУ и СПбГУ заняли 6-е и 14-е места. В свою очередь, составители рейтинга после
его опубликования признали, что возможны некоторые неточности в интерпретации данных, поскольку сведения, взятые с сайтов исследуемых университетов, были не в полной мере официальными [115].
176
Единый государственный экзамен является не единственным
критерием оценки вузов. Для того чтобы составить рейтинг лучших
университетов, необходимо учитывать целый комплекс различных
критериев, и ЕГЭ лишь один из них. Поэтому, по мнению Forbes,
рейтинг сильных университетов – лишь первый шаг к созданию
списка лучших [116].
В целом, в России отсутствует устоявшаяся система оценки деятельности университетов, как на Западе. Каждый год появляются
новые рейтинги, включающие в себя определенный ограниченный
набор индикаторов, который не отражает всех целей и миссий университетов, условий их развития и различий в деятельности и к которым многие университеты относятся критически.
Тем не менее рейтинги вузов в России становятся популярными,
и критика в их адрес не снижает уровня внимания к ним. Университеты, руководители образовательных систем, студенты, абитуриенты продолжают отслеживать результаты оценки деятельности вузов.
Наряду с рейтингами специализированные центры по оценке деятельности университетов, международные организации, экспертные группы осуществляют анализ существующих методологий
и индикаторов, поиск оптимальных подходов к оценке работы вузов, которые обеспечивают как межстрановое, межвузовское сопоставление, так и учитывают цели и характерные особенности
университетов. Так, Европейская комиссия финансирует проект
«Мультирейтинг», который направлен на создание международного рейтинга университетов по оценке исследовательской деятельности. В рамках данного проекта экспертной группой сформирована
многомерная матрица индикаторов основных измерений исследовательской деятельности [117].
С этой точки зрения интерес представляет проведенный сравнительный анализ [89] системы показателей эффективности российских вузов и международных подходов в рамках проекта Министерства образования и науки РФ1.
Для сравнительного анализа показатели эффективности реализации программ развития университетов [118], в отношении которых установлена категория «национальный исследовательский
университет», были внедрены в многомерную матрицу, включающую основные показатели, принятые в международных системах
оценки (табл. 2.30).
1 Проект Минобрнауки РФ «Организационно-аналитическое и экспертное сопровождение приоритетного национального проекта “Образование” по мероприятию “Развитие сети национальных исследовательских университетов’’».
177
178
Описание
Возможности
Ограничения
Учитываются в показателе 2.1
Перечня Минобрнауки РФ
(количество статей в научной
периодике, индексируемой
иностранными и российскими
организациями в расчете на одного НПР)
Количество публикаций (и других результатов), приведенных
на одного исследователя
Учитываются в показателе 2.1
Перечня Минобрнауки РФ
(количество статей в научной
периодике, индексируемой
иностранными и российскими
организациями в расчете на одного НПР)
Количество в расчете на эквивалент
штатного исследователя
Количество
Обеспечение возможность межинституционального
сравнения
Сопоставительное
определение понятия «академический
исследователь»
Возможность выбоРазличия по дисрочного учета в соот- циплинам.
ветствии с целью.
Акцент на количеСтимулирует
ственных данных
публикации как
условие исследовательского развития
Результативность научно-исследовательской деятельности
Публикации и другие результаты научной деятельности
Индикаторы
Согласование понятия «академический
исследователь»
Формирование баз
данных для различных дисциплин,
особенно в области
социальных и гуманитарных наук
Развитие
Многомерная матрица индикаторов основных измерений исследовательской деятельности
Таблица 2.30
179
Учитывается в программах
развития отдельными университетами
Доклады на национальных и
международных конференциях
Не учитывается
Количество престижных наград
Учитывается в программах
развития отдельными университетами
Цитирование
Учитывается в программах
развития отдельными университетами
Количество и процент публикаций в высокоцитируемых
журналах
Не всегда полностью совпадает с
качеством исследований, особенно
для гуманитарных и
социальных наук
Различия по областям знаний существенные, особенно
для гуманитарных
наук
Количество престижных национальных и международных наград в целом
или в расчете на
одного исследователя
То же
То же
Количество преИспользуется как
Отсутствие возможстижных националь- «знак качества, при- ности сопоставления
ных и международзнания».
для различных
ных наград в целом
Легко проверяется
дисциплин
или в расчете на
одного исследователя
Индексы цитироваНаиболее принят
ния (Web of Science, для точных наук.
Scorpus, Google
Данные должны
Scholar)
быть выверенными
Количество публиБольше подходит
каций (impact factor) для точных наук.
Данные должны
быть выверенными
Качество и научное влияние
То же
Формирование базы
данных потребует
непосредственного
участия исследователей
Расширение существующих баз данных, создание новых
для включения более
широкого круга дисциплин
Ранжирование журналов по областям
исследований, на
основе экспертных
оценок в сочетании с
индикаторами.
Разработка системы
(иерархии) публикаций
180
Возможности
Количество временно занимаемых
позиций в других
университетах
Учитывается в показателе 2.2
Перечня Минобрнауки РФ (доля
доходов от НИОКР в общих доходах НИУ)
Доход от исследований
Ограничения
То же
Значительные разСопоставимость
личия по дисциплии проверяемость
нам.
данных.
Сложность сбора и
Готовность производителя платить за анализа данных
разработку является
полезным индикатором ожидаемого
вклада университета
в инновационную
экономику
Инновационные и социальные достижения
Внешнее привлеченное финансирование
Развитие
Согласование параметров международносопоставимой базы
данных
То же
Формирование базы
Используется как
Используется как
«знак качества, приданных потребует
«знак качества, признания».
непосредственного
знания».
Легко проверяется
участия исследоваЛегко проверяется
телей
Качество и научное влияние
Описание
Используется как
Количество временУчастие в редакционных и экспертных советах национальных и но занимаемых пози- «знак качества, признания».
ций в редакторских
международных журналов
советах и экспертных Легко проверяется
Не учитывается
советах национальных и международных журналов
Не учитывается
Временные международные
«назначения»
Индикаторы
Продолжение табл. 2.30
181
Не учитывается
Занятость чувствительна к другим факторам экономики.
Карьерные возможности значительно
отличаются по дисциплинам
Разработка методов
мониторинга занятости выпускников.
Гармонизация
этапов, на которых
собираются данные
по занятости
Индикатор вклада
в формирование качества рынка труда
Занятость защитившихся
аспирантов
Не учитывается
Используется для
оценки качества выпускников и вклада
исследовательской
деятельности в процесс обучения
Данные должны соизмеряться с миссией
и масштабом университета
Индикатор обеспеЯвляется важной
Сопоставимость
чивает возможность мерой исследовазависит от миссии
межуниверситетско- тельской активности института, дисциго сравнения
плины и социального контекста
Уровень дохода на эквивалент
одного штатного исследователя
Учитывается в показателе 2.2
Перечня Минобрнауки РФ (доля
доходов от НИОКР в общих доходах НИУ)
Согласование параметров международносопоставимой базы
данных
Показатель дохода
от научных исследований
Сопоставимость
Значительные рази проверяемость
личия по дисциплиданных.
нам.
Готовность произСложность сбора и
водителя платить за анализа данных
разработку является
полезным индикатором ожидаемого
вклада университета
в инновационную
экономику
Процент выигранных грантов
182
Возможности
Согласование параметров международносопоставимой базы
данных
Учитывается в показателе 2.2
Перечня Минобрнауки РФ (доля
доходов от НИОКР в общих доходах НИУ)
Заказы, контракты
на различного рода
деятельность
Значительные различия по дисциплинам.
Сложность сбора и
анализа данных
Уважение конечных потребителей
Коммерциализация интеллектуальной собственности
Сопоставимость
и проверяемость
данных.
Готовность производителя платить за
разработку является
полезным индикатором ожидаемого
вклада университета
в инновационную
экономику
Развитие
Формирование базы
данных университетских изобретений
Ограничения
Патентование –
очень слабый индикатор коммерциализации.
Чувствительность к
национальной специфике и дисциплине
Инновационные и социальные достижения
Описание
Индикатор дохода от Сфера представляет
патентов, лицензий все большее значение для политики.
и новых бизнесов
Учитывается в показателях 2.3
Индикатор является
(отношение доходов от реаливажным связуюзованной научно-технической
щим звеном между
продукции, включая права на
интеллектуальной
результаты интеллектуальной
собственностью,
собственности, к расходам федекоммерциализацией
рального бюджета на НИОКР);
и экономическим
2.4 (количество поставленных на
результатом
бухучет объектов интеллектуальной собственности)
Индикаторы
Продолжение табл. 2.30
183
Соотношение количества аспирантов
к эквиваленту штатного исследователя
Нагрузка по аспирантам
Не учитывается
Количество партнерств
Учитывается в показателе 3.3
(эффективность работы аспирантуры и докторантуры)
Количество партнерств с национальными и
международными
университетами и
организациями
Количество или
процент молодых
исследователей,
включенных в проекты и команды
Не учитывается
Сфера представляет
все большее значение для политики.
Индикатор является
важным связующим звеном между
исследованиями и
их социальными и
экономическими
результатами
Согласование параметров международносопоставимой базы
данных
Согласование рамки
для международного
сопоставления и выверки данных
Согласование точного
определение различных типов партнерств
Индикатор интенсив- Сложноизмеримый
ности исследований, показатель
масштаба исследовательской деятельности, уровня интернационализации
Значительные разли- Согласование опредечия по дисциплинам лений «молодой исследователь» и рамки
для международного
сопоставления и выверки данных
Значительные различия по дисциплинам.
Сложность сбора и
анализа данных
Ключевой индикатор Значительные разлиинтенсивности исчия по дисциплинам
следований, масштаба исследовательской деятельности
Индикатор интенсивности исследований, масштаба
исследовательской
деятельности
Устойчивость и масштаб
Является мерой
доходности признания
Включение молодых исследователей в команды
Учитывается в показателе 2.2
Перечня Минобрнауки РФ (доля
доходов от НИОКР в общих доходах НИУ)
Процент финансирования от
контрактов
184
Возможности
Данные легко проверяются, хотя
существует временной лаг
Соотношение исследовательски активных академических
сотрудников и общего числа академических сотрудников
Процент исследовательски активных академических сотрудников к общему числу академических сотрудников
Не учитывается
Индикатор интенсивности исследований
Количество активных Важный индикатор
исследователей
исследовательского
в общем числе акапотенциала
демических работников.
Определяется через
установление ряда
показателей деятельности
Не учитывается
Количество защищенных работ может
различаться по дисциплинам.
Для разных дисциплин магистерские и
аспирантские работы
могут иметь разное
значение
Ограничения
То же
Отсутствие определения «исследовательская активность
академического
сотрудника»
Научно-исследовательская инфраструктура
Количество защищенных работ
Устойчивость и масштаб
Описание
Исследовательская активность
академических сотрудников
Учитывается в показателе 3.3
(эффективность работы аспирантуры и докторантуры)
Количество завершенных диссертационных работ
Индикаторы
То же
Согласование определения «исследовательская активность
академического
сотрудника»
Требуется согласование общих требований к докторским
работам
Развитие
Окончание табл. 2.30
185
Процессы, обеспечивающие продвижение и использование
этических принципов в исследовательской практике
Исследовательская этика
Документы по
использованию этических принципов в
исследовательской
практике, в том
числе с точки зрения
источников финансирования, имеют
очень противоречивый характер
То же
Сложно получить
точные, сопоставимые данные
Разработка индикаторов этики
исследовательской
деятельности, обеспечивающих продвижение и использование
этических принципов
в исследовательской
практике, без вмешательства в творческий процесс
Разработка сопоставимых индикаторов
Согласование основы
для расчета полных
затрат на исследования
Составлено авторами по: Assessing Europe’s University-Based Research, 2010; Ларионова М. В. Сравнительный анализ опыта оценки исследовательского потенциала университетов // Вестн. междунар. организаций. 2011. № 1 (32).
Не учитывается
Учитывается в показателе 2.6
(количество научных лабораторий, оснащенных высокотехнологичным оборудованием)
Важный индикатор
качества исследовательской деятельности, строгости,
целостности,
требовательности к
результатам
Количество лаДанные представбораторий, книг
ляются на уровне
и электронных
университетов
ресурсов, их уровень
доступности
Исследовательская инфраструктура
Не учитывается
важный показатель
прогноза качества
исследовательской
деятельности университета
Объем общих инвестиций в исследования и разработки
из всех источников,
включая зарплаты и
накладные расходы
Общие инвестиции в исследования и разработки
Таким образом, по категориям «Результативность научно-исследовательской деятельности» и «Инновационные и социальные
достижения» наблюдается достаточно высокий уровень сопоставимости индикаторов за исключением двух, которые не используются
в системе оценки национальных исследовательских университетов:
занятость защитившихся аспирантов и уровень дохода от НИОКР,
приведенного на одного штатного исследователя.
По категории «Качество и научное влияние» в программе развития исследовательских университетов не учитывается ряд показателей, характеризующих степень международного признания,
среди которых участие в редакционных и экспертных советах национальных и международных журналов, количество престижных наград. Остальные показатели (индекс цитирования, impact
factor) применяются в программах развития отдельными исследовательскими университетами, но не заданы на национальномуровне.
По категории «Устойчивость и масштаб» наблюдается частичная сопоставимость показателей, так как нагрузка по аспирантам
и количество защищенных диссертационных работ присутствуют
в перечне показателей Минобрнауки РФ «Эффективность работы
докторантуры и аспирантуры».
По группе показателей «Исследовательская инфраструктура»
прослеживаются явные расхождения. Это связано с тем, что в оценке эффективности национальных исследовательских университетов применяются показатели оценки материальных активов (число
лабораторий, оснащенных высокотехнологичным оборудованием)
и при этом не учитываются такие показатели, как исследовательская активность сотрудников, общие инвестиции в исследования
и разработки из всех источников.
В целом, по всем рассмотренным категориям применяются показатели, которые ограничивают оценку только приоритетными направлениями развития НИУ. Тем не менее показатели
оказывают определенное воздействие на становление вузов как
исследовательских университетов, которые, в свою очередь, достигнутыми результатами должны внести вклад в формирование НИС, достижение качественных изменений в системе высшего образования и конкурентных позиций на мировом уровне.
Поэтому действующая система критериев оценки результатов программной деятельности могла бы стать основой для формирования национальной системы оценки качества исследовательской
деятельности. При этом критерии оценки влияют на развитие
186
университетов, и их выбор может способствовать интеграции российских вузов в международное научно-образовательное пространство.
Также следует отметить, что согласно Указу Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», в целях оценки эффективности работы государственных вузов
и реорганизации неэффективных учреждений, к концу 2012 года
планировалось провести мониторинг деятельности государственных образовательных учреждений. Оценка эффективности деятельности вузов проводилась в соответствии с разработанными критериями (примерный перечень критериев общероссийской системы
оценки эффективности деятельности вузов представлен в Прил. 7)
по следующим направлениям деятельности: образовательная, научно-исследовательская, международная и финансово-экономическая.
Мониторинг деятельности государственных вузов включал информацию о деятельности головных вузов, филиалов и вузов в целом за 2011–2012 годы. По оценке Министра образования и науки
Д. В. Ливанова, за три года сокращение государственных вузов составит 20 %, их филиалов – 30 %.
В ходе исследования, помимо изучения мирового опыта и российской практики составления рейтингов вузов, были рассмотрены
актуальные национальные рейтинги таких стран, как США, Великобритания, Канада. В результате был дан обобщенный сравнительный анализ методических подходов к оценке деятельности вузов глобальных и национальных рейтингов.
Табл. 2.31 наглядно демонстрирует, что при всем многообразии рейтингов не существует одинаковых методических подходов
к оценке деятельности вузов, каждый подход имеет свой набор показателей и соответствующие им весовые коэффициенты. Даже если рейтинги имеют схожие показатели, значимость таких показателей, выраженная в весах, будет разной. Также невозможно все
рейтинги подвести под одни критерии оценки: в данном исследовании нами выделено шесть основных критериев, но это не является
пределом. Если список рассматриваемых рейтингов увеличить, это
приведет и к увеличению количества критериев.
Нет единого показателя и единых общих критериев для всех рейтингов, их составители вкладывают свое понимание в «качество образования», выбирая те или иные показатели для измерения и дальнейшего сравнения вузов.
187
Сравнительный анализ методических подходов существующих
Составители
рейтинга
Институт
высшего
образования
Шанхайского
университета, Китай
Кол-во
анализируемых вузов
(кол-во
вузов
в рейтинге)
2000
(500)
Издание
The Times
Higer Education Supplement, Великобритания
< 400
(200)
Лаборатория
Cybermetrics,
Испания
188
18 000
(8000)
Критерии оценки деятельности вузов
Качество образования
и репутация вуза
ППС
Основные показатели рейтинга
Выпускники вуза: лауПреподаватели и
реаты Нобелевской пре- сотрудники вуза:
мии или медали Филдса лауреаты Нобелев(10 %)
ской премии или
медали Филдса
(20 %).
Часто цитируемые исследователи
(20 %)
Оценка уровня образовательной деятельности
(опрос академического
сообщества) (15 %).
Соотношение числа студентов и ППС
(4,5 %).
Отношение числа
присваиваемых ученых
степеней и званий бакалавра (2,25 %)
Число уникальных
внешних ссылок на
страницы сайта (50 %)
Доля ППС с учеными степенями
(6 %)
–
Таблица 2.31
глобальных и национальных рейтингов высших учебных заведений
в глобальных рейтингах
Научно-исследовательская деятельность
Академическая
и студенческая
мобильность
Финансовые
показатели
Размер
(весовой коэффициент, %)
Статьи в журналах Nature и
Science (20 %).
Статьи в SCIE и
SSCI (10 %)
–
Оценка уровня
научно-исследовательской деятельности (академический опрос)
(19,5 %).
Цитируемость
(32,5 %).
Число научных
публикаций на одного преподавателя (исследователя)
(4,5 %)
Число «ценных»
файлов на сайте
вуза (15 %).
Число страниц и
ссылок на сайт вуза
в Google (15 %)
Число иностранных
сотрудников
(3 %).
Число иностранных студентов (2 %)
–
–
Доход от преподавательской деятельности, приведенной
на одного преподавателя (2,25 %).
Доход от научно-исследовательской деятельности
(5,25 %).
Доход от НИР по
гос. программам в
общем объеме дохода от исследовательской деятельности
(0,75 %).
Доход от внедрения
инноваций (2,5 %)
–
Результат
деления суммы баллов по
предыдущим
5 показателям на число
эквивалентов
полной ставки академического персонала (10 %)
–
Число
страниц
сайта, покрываемых
поисковыми
системами
(20 %)
189
Составители
рейтинга
Кол-во
анализируемых
вузов (колво вузов в
рейтинге)
Еженедельник
Maclean’s,
Канада
Критерии оценки деятельности вузов
Репутация
вуза
Основные показатели рейтинга
Академическая
репутация (22 %)
ППС: лауреаты
главных
национальных
наград (6 %).
Преподаватели:
получатели
престижных
грантов (12 %).
Соотношение
преподавателей и
студентов (10 %)
Академическая
репутация (25 %)
Ресурсы ППС
(20 %): количество
групп с числом
студентов менее 20
и более 50 человек,
доля профессоров,
имеющих высшую
ученую степень
в своей области,
доля преподавателей, занятых
полный рабочий
день
н/д (69)
Журнал
US News
& World
Report, США
1400 (300)
Соотношение
преподавателей и
студентов (17 %)
Газета The
Gurdian,
Великобритания
150 (117)
190
ППС
–
Продолжение табл. 2.31
в национальных рейтингах
Качество
образовательного
процесса
Научно-исследовательская
деятельность
Качество студентов
Финансовые
показатели
(весовой коэффициент, %)
–
Студенты-лауреаты Расходы на
исследования
национальных
(6 %).
академических
Поддержка
наград (10 %)
студентов из
средств бюджета (6,5 %).
Стипендии
(6,5 %).
Расходы на
одного студента (6 %)
–
Отбор студентов
(15 %): оценка проходного балла, доля
зачисленных первокурсников, соотношение принятых
студентов к числу
заявленных на
конкурс.
Доля окончивших
вуз (5 %): соотношение числа студентов, окончивших
вуз, и прогнозируемой нормы выпуска
(5 %)
–
Расходы
Средний «проходна одного
ной» балл (17 %);
Соотношение оце- студента
(17 %)
нок успеваемости
студентов при
поступлении и при
выпуске (17 %).
Перспективы дальнейшего трудоустройства (17 %)
Библиотека
(15 %)
Способность
удержать
студентов (20 %):
среднее число
выпускников,
закончивших вуз
за 6 и менее лет,
доля поступивших
и доучившихся до
второго курса
Опрос студентов:
качество
преподавания
(10 %).
Опрос студентов:
оценка и
«обратная связь»
(5 %);
Финансовые
ресурсы
(10 %):
расходы
на одного
студента,
средние
затраты на
обучение,
исследования, услуги.
Пожертвования
выпускников
(5 %)
191
Составители
рейтинга
Кол-во
анализируемых
вузов (колво вузов
в рейтинге)
Журнал
Forbes,
США
Критерии оценки деятельности вузов
Репутация
вуза
Основные показатели рейтинга
Оценка успехов
и достижений
выпускников (30 %)
600 (600)
Газета The
Times (The
Times Good
University
Guide League
Table),
Великобритания
–
Соотношение
преподавателей
и студентов
114 (114)
–
Университет
Флориды
(Top
American
research
Universities),
США
160 (160)
192
ППС
–
Преподаватели:
члены Национальной академии,
получатели
престижных
премий, наград,
стипендий.
Количество
присвоенных
ученых степеней
Окончание табл. 2.31
в национальных рейтингах
Качество
образовательного
процесса
Научно-исследовательская
деятельность
Качество студентов
Финансовые
показатели
(весовой коэффициент, %)
Оценивание
студентами
качества
преподавания
(27,5 %)
Уровень
удовлетворенности студентов качеством
преподавания
–
Студенты-лауреаты национальных
наград и премий
(75 %).
Доля выпускников, закончивших
обучение в течение
4–5 лет (17,5 %)
Кредитный
долг студента за время
обучения
(17,5 %)
Качество
научных
исследований
Проходной балл.
Соотношение числа поступивших
студентов и прогнозируемого их
выпуска.
Дипломы с отличием и высшими
результатами.
Карьерные перспективы
Расходы на
социальные
нужды,
библиотеки,
компьютерное обеспечение
Поддержка
научных работ исследователей
Средний балл
принятых
абитуриентов на
стандартизированном
вступительном
экзамене
Объем
полученных
средств из
федерального бюджета на исследования, общие расходы
на исследования.
Ежегодные
взносы и
пожертвования спонсоров
–
193
Так, например, А. Ашер и М. Савино [118] приходят к выводу,
что «…каждая рейтинговая система скрытым образом определяет
качество образования через распределение их весовых коэффициентов». Исходя из этого следует, что каждая рейтинговая система
имеет свое определение качества. Сравнительный анализ, представленный в табл. 2.31 подтверждает данное предположение.
В глобальных рейтингах основной акцент делается на показателях, оценивающих результаты научно-исследовательской деятельности, репутацию, качество ППС. Составители таких рейтингов располагают ограниченным числом возможных показателей
в результате недостатка доступных источников информации для
сравнения вузов, таких как, например, межнациональные данные.
В национальных рейтингах, наоборот, преобладают показатели, оценивающие образовательный процесс: качество преподавания, перспективы дальнейшего трудоустройства, а также «качество студентов». Значительную роль играет оценка коллег из академического
сообщества и удовлетворенность студентов качеством преподавания,
финансовые показатели. Учитывается качество ППС, но практически не учитываются показатели научно-исследовательской деятельности. Национальные рейтинги представляют общественности более
емкую по своему содержанию информацию о деятельности вузов, нацеленную, в первую очередь, на абитуриента, помогая сделать ему
правильный выбор в сторону того или иного университета.
Подводя итог вышесказанному, следует выделить ряд достоинств и недостатков существующих на сегодняшний день глобальных и национальных рейтингов вузов.
Достоинствами рейтингов являются:
– прозрачность процедур, используемых при составлении рейтингов, отраженная в их презентационной форме;
– постоянность составления рейтингов и опубликования их результатов;
– неизменность методических подходов к оценке вузов;
– географический охват исследуемых объектов.
К недостаткам можно отнести:
– ограниченный набор показателей для составления рейтингов
вузов;
– ограниченное число методов экспертной оценки при подборе
и расчете весовых коэффициентов показателей рейтинга (субъективность выбора весовых коэффициентов для показателей рейтинга);
– ограниченное число способов сбора информации для подсчета
показателей по исследуемым вузам [119].
194
Несмотря на все недостатки и методологические ограничения
любого рейтинга, вузы, занимая верхние строчки мировых списков, подтверждают свой статус элитных вузов. Они признаются такими именно по выдающимся результатам качества деятельности.
Они готовят специалистов высокой квалификации, конкурентоспособных на рынке труда, и проводят самые актуальные научные исследования, результаты которых публикуются в престижных научных изданиях. Такой статус должен быть подтвержден внешним
миром, признан мировым сообществом и не должен опираться на
субъективную оценку, основанную на репутации вуза. В качестве
примера можно привести такие университеты, как Гарвардский,
Колумбийский, Йельский. Они традиционно относятся к эксклюзивной группе элитных университетов, но до сих пор не существовало объективных, научно обоснованных оценок, которые могли бы
подтвердить их высокий статус [88].
Как отмечает Дж. Меризотис [120], «рейтинги университетов
уже получили широкое распространение. При всех своих несовершенствах они удовлетворяют потребность общества в информации
о деятельности высших учебных заведений, чего не могут сделать
ни государство, ни сами вузы».
Рейтинги не являются истиной в последней инстанции, и всецело полагаться на их результаты не стоит. Однако рейтинг – это
мощный инструмент конкуренции и контроля качества, а также
развития вузов, поэтому игнорировать его нельзя, тем более тем,
кто непосредственно заинтересован в определении качества их деятельности.
Тем не менее любая из существующих методик оценки потенциала вуза требует учета специфики его профиля с целью получения
максимально достоверной информации и использования объективных методов ее оценивания, так как деятельность вузов многогранна и специфична одновременно. Следовательно, разработка таких
методик остается по-прежнему актуальной, так как управление образовательными, научными, инновационными процессами невозможно без объективной и всесторонней оценки потенциала отдельно взятого вуза, университетских комплексов и системы высшего
образования в целом.
195
§ 4. Формирование критериев оценки потенциала
ведущих университетов России
Актуальность проблемы оценки потенциала вузов, в частности
НИУ, обусловлена необходимостью наиболее полно задействовать
имеющиеся возможности, ресурсы, резервы науки, образования и
реального сектора экономики с его промышленными комплексами.
Для определения наиболее эффективных направлений взаимодействия научно-исследовательского потенциала университетов и
высокотехнологичных отраслей промышленности представляется
целесообразным получить оценку научного потенциала для уточнения возможностей его последующего использования в отраслях
промышленности с целью повышения уровня использования, применения результатов научных исследований, инновационных разработок высшей школы для усиления конкурентоспособности российских промышленных производителей на российских и мировых
рынках и ускорения их инновационного развития.
Наиболее известным методом оценки деятельности вузов в мире являются рейтинги. Рассмотренные в предыдущем параграфе
основные мировые и национальные рейтинговые системы оценки
деятельности университетов выявили ключевые критерии качества
и успешной деятельности ведущих университетов, которые послужили основой для совершенствования методики оценки научного
потенциала университетов.
Для известного методологического подхода1 [121] дополнена
и уточнена система индикаторов и показателей оценки потенциала вуза, что позволяет провести наиболее полный его анализ, а также определить дополнительные резервы для разработки стратегии
развития университетов и эффективной реализации потенциала,
в частности в высокотехнологичных отраслях промышленности.
Методический инструментарий позволяет оперативно проводить
оценку и предварительный анализ потенциала вузов по отдельным
направлениям его деятельности. Основные функции, реализуемые
университетом, соответствуют разделам анализа оценки – это «На1 В рамках проекта «Развитие методов региональной системы мониторинга
и оценки результативности деятельности высшей школы Томской области» аналитической целевой программы Минобороны Российской Федерации «Развитие научного потенциала высшей школы (2006–2008 гг.)» в Томске разработана методика комплексной оценки потенциала вузов. В рамках этой оценки анализируется не
только научная, образовательная, инновационная деятельность, но и взаимосвязи
между основными направлениями.
196
ука», «Образование», «Инновации». В ходе исследования проведена оценка научно-исследовательского потенциала, что обусловлено
тем, что вузовский сектор науки располагает значительным научным потенциалом (НП), эффективная реализация которого может
стать одним из локомотивов технологической модернизации отраслей промышленности и экономики страны в целом.
Основными целями оценки НП университета являются:
1) определение сильных и слабых сторон основных элементов НП
вуза;
2) анализ динамики количественных индикаторов НП вуза;
3) оценка влияния крупных федеральных программ и проектов
на изменение уровня развития НП вуза.
На рис. 2.31 схематично приведен алгоритм оценки научно-исследовательского потенциала вузов.
Одним из основных шагов в оценке деятельности университета
после определения объекта оценки, выбора раздела анализа и формулирования цели является формирование системы индикаторов,
которая определяется путем набора индикаторов, характеризующих области оценивания составляющих его элементов.
В данном исследовании под понятием «индикатор» понимается
отдельная характеристика объекта или процесса, по значению которого можно судить о качестве объекта, процесса, степени выраженности и развития отдельных его аспектов.
В состав каждого индикатора входит определенное количество
показателей, которые характеризуют как ресурсную составляющую потенциала, так и результативность его реализации.
Индикаторы также могут иметь количественный (как правило, это индикаторы результата), так и качественный характер (индикаторы процесса). Следует отметить, что для оценивания НП
университетов используют только количественные индикаторы,
рассчитываемые на основе показателей ведомственной отчетности [122].
В табл. 2.32 перечислены исходные индикаторы и соответствующие им показатели, которые используются при оценке НП университета.
Высшие учебные заведения являются центрами высокоэффективной подготовки кадров, в частности кадров высшей научной
квалификации, способных проводить широкий спектр фундаментальных и прикладных научных исследований и осуществлять эффективный трансфер технологий во все сферы хозяйственной деятельности, в том числе в высокотехнологичные секторы экономики.
197
Определение объекта оценки потенциала вуза
Все вузы
Рособразования
Группы вузов
Национальные
Гуманитарные
исследовательские
университеты
Классические
Технические
Финансово-экономические
Федеральные
университеты
Педагогические
Архитектурно-строительные
Выбор раздела анализа оценки потенциала вуза
«Образование»
«Наука»
«Инновации»
Определение целей оценки НП вуза
Определение сильных и слабых сторон
основных элементов НП вуза
Динамика количественных
индикаторов НП вуза
Оценка влияния крупных
федеральных программ и проектов
Формирование системы индикаторов оценки НП вуза
Оценивание количественных индикаторов оценки НП вуза
Выбор базового показателя (Pб)
Определение «Нормы» для базового показателя (Pб)
Выбор корректирующих показателей (Pк)
Определение «Нормы» для корректирующих показателей (Pк)
Расчет количественных показателей оценки НП вуза
Обработка результатов оценки НП вуза
Презентация результатов оценки НП вуза
Форма презентации
Профиль раздела анализа
Карта раздела анализа
Принятие управленческих решений в области формирования и развития НП вуза
Рис. 2.31. Алгоритм оценки НП вуза
198
Таблица 2.32
Количественные индикаторы оценки НП университета
Индикаторы
Показатели
Базовый (Pб)
Корректирующий (Рк)
Уровень фундамен- Объем бюджетного фитальных научных
нансирования на одного
исследований, %
исследователя
Объем финансирования зарубежных грантов на одного исследователя.
Количество грантов на
100 исследователей
Уровень прикладОбъем финансирования
ных научных иссле- научных исследований и
дований, %
разработок из средств хозяйствующих субъектов
на одного исследователя
Объем финансирования зарубежных
контрактов на одного
исследователя
Состояние МТБ
Стоимость машин и
фундаментальных и оборудования на одного
прикладных исследо- исследователя
ваний, %
Коэффициент обновления машин и оборудования
Квалификация
Доля работников
научно-исследовавысшей научной квалительского коллекти- фикации к количеству
ва, %
исследователей
Общий объем финансирования НИР на одного
исследователя.
количество публикаций
на 100 исследователей
Таблица 2.33
Количественные индикаторы оценки НП университета
Индикаторы
Показатель
Базовый (Pб)
Корректирующий (Рк)
Подготовка
кадров высшей
научной квалификации, %
Количество докторанКоличество диссертацитов, аспирантов, соиска- онных советов, приведентелей, приведенное к 100 ное к 100 исследователям.
исследователям
Количество защищенных диссертаций работниками вузов, приведенное к 100 исследователям
Международная
кооперация, %
Объем финансирования
Количество международзарубежных грантов и
ных конференций, в котоконтрактов на одного ис- рых участвовали сотрудследователя
ники вузов, приведенное
к 100 исследователям.
Количество международных публикаций на
100 исследователей
199
И, безусловно, в условиях глобализационной экономики становится особо актуальным выход российских университетов на мировой уровень и достижение международного признания в области
науки и образования. В связи с этим в ходе данного исследования
была расширена существующая система индикаторов и их показателей [121]: в оценку НП университетов включены такие показатели, как «Подготовка кадров высшей научной квалификации»
и «Международная кооперация» (табл. 2.33).
Далее более подробно рассмотрены индикаторы как «поля» оценивания научного процесса в университетах.
Индикатор «Уровень фундаментальных1 научных исследований» содержит показатели, отражающие многообразие и сбалансированность источников финансирования поисковых работ, которые позволяют развивать научные направления в соответствии
с приоритетами российской и мировой науки. В состав индикатора
входят показатели, определяющие место университета, занимаемого в российском и мировом научном пространстве (объем бюджетного финансирования НИР, объем финансирования зарубежных
грантов и т. п.).
Индикатор «Уровень прикладных научных исследований» включает в себя показатели объема финансирования научных исследований и разработок из средств хозяйствующих субъектов, объема
финансирования зарубежных контрактов и т. п. Такой выбор показателей позволяет анализировать уровень востребованности прикладных научных исследований как со стороны отечественных, так
и зарубежных предприятий и организаций, а также оценить вклад
университета в экономику региона.
Индикатор «Состояние материально-технической базы фундаментальных и прикладных научных исследований» формируется
из показателей: стоимость машин и оборудования, приобретение
машин и оборудования в отчетном периоде, наличие центров коллективного пользования оборудованием и т. п., то есть включает
как текущее состояние МТБ, так и динамику ее развития [123].
Индикатор «Квалификация научно-исследовательского коллектива» является основой НП вузов, поскольку высококвалифицированные кадры играют важную роль в процессе подготовки
1 В предлагаемой методике при формулировании названий индикаторов под
фундаментальными и прикладными научными исследованиями понимается в первую очередь деятельность, направленная на получение и применение новых
знаний. Данные понятия не сужаются до формулировок и кодов функциональной
классификации расходов бюджетов РФ.
200
молодых специалистов по приоритетным направлениям государственной политики, участвуют в решении задач государственного,
экономического, социального и т. п. развития России посредством
проведения фундаментальных и прикладных научных исследований (ФЦП, научные программы Минобрнауки, заказы хозяйствующих субъектов). Индикатор показывает фактические возможности, кадровые ресурсы вуза, которые могут быть задействованы при
создании необходимых условий для выполнения фундаментальных
и прикладных научных исследований, а также создание условий
для развития инновационной деятельности. Потенциал научного коллектива определяется долей сотрудников высшей научной
квалификации, количеством монографий, статей, патентов и т. п.,
а также общим объемом финансирования НИР по отношению к одному исследователю.
Индикатор «Подготовка кадров высшей научной квалификации» один из ключевых в функциях вузов, объединяющий их с наукой. Данный индикатор включает в себя такие показатели, как:
количество докторантов, аспирантов, соискателей; количество диссертационных советов и число защищенных диссертаций работниками вузов. Индикатор отражает, насколько эффективно вуз справляется с задачей воспроизводства кадрового потенциала для сферы
науки и образования.
Индикатор «Международная кооперация» отражает важную
составляющую деятельности вуза в целом. Если предыдущие показатели определяют место вуза в отечественном научном пространстве, то данный индикатор характеризует включенность вуза в мировую науку и его признание на международном уровне.
В него входят показатели объема финансирования зарубежных
грантов и контрактов, количество международных конференций,
в которых участвовали сотрудники вузов, число международных
публикаций. Такой набор показателей позволяет оценить востребованность фундаментальных и прикладных научных исследований отечественного университета со стороны зарубежных вузов
и иных организаций, активность публикаций научных результатов исследований и разработок за рубежом и представление научных достижений сотрудниками вузов на международных конференциях.
Выбор однородных групп показателей, формирование индикаторов проведены исходя из главной цели – подготовки информационно-аналитической базы для разработки инновационной стратегии
развития вузов.
201
Процедура оценки количественного индикатора представляет
собой ряд последовательных этапов.
На первом этапе выбирается важнейший (базовый) показатель (Ро)
количественного индикатора. Затем определяется «норма», т. е. рассчитываются значения показателей, усредненных по совокупности
объектов. В данном исследовании за «норму» принимается среднее
значение по Российской Федерации (по вузам Рособразования).
В табл. 2.34 приведена используемая шкала оценивания.
Определение оценки базового показателя производится по шкале оценивания, где на интервале от 0 до 1 (0–37,5 %) применяется
линейная зависимость, а на интервале от 1 до 5 (37,5–600 %) – степенная зависимость (по основанию 2) от соотношения с нормой. При
соотношении с нормой более 600 % оценка базового показателя принимается равной 5. Выбранная шкала позволяет корректно оценивать базовые показатели практически по всем университетам России.
В качестве интервальной шкалы оценок для всех индикаторов используются понятия «риск», «слабость», «норма», «достоинство» и
«преимущество», соответствующие интервалам от 1 до 511 (табл. 2.35).
На втором этапе оценки количественного индикатора определяются корректирующие показатели (Рк), имеющие следующую
степень значимости для оценки индикатора. Главной задачей использования этих показателей является не первоначальное позиционирование (что уже сделано с помощью базового показателя),
а корректировка общей оценки (в тех случаях, когда их значения
значительно отличаются от среднего по РФ).
Таблица 2.34
Определение значения базового показателя по сравнению с «нормой»
Интервалы
Соотношение с эталонным
значением нормы, %
От 4 до 5 и более
300 и выше
Оценка
Преимущество
» 3 » 3,99
150–300
Достоинство
» 2 » 2,99
75–150
Норма
» 1 » 1,99
37,5–75
Слабость
» 0 » 0,99
0–37,5
Риск
1 Такое определение шкалы оценок требует конкретизации для каждого индикатора. Кроме того, состояние «слабость» или «риск» для конкретного университета могут отражать его специфические особенности и не являться реальной слабостью или риском.
202
Таблица 2.35
Интервальная шкала оценок количественных индикаторов
Интервал
От 0 до 0.99
» 1 » 1,99
» 2 » 2,99
» 3 » 3,99
» 4 » 5
и более
Значение
Описание
Риск
Состояние области оценивания или оцениваемого процесса (объекта), которое
является определенным барьером в достижении конкурентных преимуществ,
оказывает отрицательное влияние на реализацию НП и является существенным
ограничением для выполнения тех или
иных функций и задач университета
Слабость
Состояние области оценивания или оцениваемого процесса (объекта), которое
не дает возможности достичь конкурентных преимуществ, а также препятствует
реализации НП университета
Норма
Состояние области оценивания или оцениваемого процесса (объекта), которое
предоставляет возможность достижения
некоторых конкурентных преимуществ
на российском уровне и способствует
частичной реализации НП университета
Достоинство
Состояние области оценивания или
оцениваемого процесса (объекта), которое
предоставляет возможность достижения
конкурентных преимуществ на российском и частично мировом уровне и способствует реализации НП университета
Состояние области оценивания или
оцениваемого процесса (объекта), которое предоставляет вузам возможность
Преимущество достижения конкурентных преимуществ
как на российском, так и на мировом
уровнях и способствует полной реализации НП университета
С помощью корректирующих показателей производится сдвиг от
оценки базового показателя либо на 0,5 вверх, либо на 0,5 вниз.
Таким образом, за «норму» принимается среднее значение корректирующего показателя по России, которое сравнивается с его
значением по университету. Если значение выше, чем 150 % по РФ,
прибавляется 0,5; если ниже, чем 75 % среднего по РФ – отнимается 0,5, от 75 до 150 % – смещения нет (табл. 2.36).
203
Таблица 2.36
Определение корректирующих показателей первого уровня
Соотношение с эталонным значением нормы, %
Смещение
150 и выше
+0,5
75–150
0
75 и ниже
–0,5
Формула для вычисления количественного индикатора имеет
следующий вид [124]:
n
Pèíä = Pá ± å Pê i ;,
i=1
где Ринд – значение количественного индикатора; Рб – значение базового показателя; Ркi – значение корректирующего показателя;
i – номер корректирующего показателя; n – количество корректирующих показателей.
Предпоследний этап оценки НП вуза – презентация ее результатов. Важной особенностью представленной методики оценки НП
вуза является комплексное графическое представление результатов – «профиль раздела анализа», что дает возможность наглядно
продемонстрировать сильные и слабые стороны основных направлений научной деятельности университетов и динамику их развития.
Под «профилем раздела анализа» в данном исследовании понимается комплексная оценка раздела, представленная в виде таблицы, которая включает в себя все индикаторы раздела с проставленными оценками (рис. 2.32).
Для наиболее полного анализа и наглядного представления результатов оценки целесообразно использовать «карту раздела анализа» научно-исследовательской деятельности вузов как форму
презентации результатов оценивания НП университета.
Под «картой раздела анализа» понимается комплексная оценка
раздела анализа, представленная в виде таблицы, которая содержит в себе совокупность вузов, разделенных на определенные группы в зависимости от изменения оценок ключевых индикаторов за
исследуемый период времени (рис. 2.33).
В зависимости от интервальных оценок выделяют следующие
три группы вузов:
Группа лидеров. В эту группу входят вузы, чьи показатели того
или иного индикатора превышают среднее значение по России, что
204
Оценка
Номер
№
1
2
3
4
5
индикатора
п/п
Риск Слабость Норма Достоинство Преимущество
1
1
2
2
3
3
4
4
5
5
6
6
Рис. 2.32. Структура профиля раздела анализа «Наука»
Вузы
Индикатор Индикатор Индикатор Индикатор Индикатор Индикатор
5
1
2
3
4
6
Вуз
Значение фигур
карты
Группа
Группа лидеров
(интервал)
Преимущество
(от 4 до 5)
Достоинство
(от 3 до 3,99)
Средняя группа
(интервал)
Норма
(от 2 до 2,99)
Группа аутсайдеров
(интервал)
Слабость
(от 1 до 1,99)
Риск
(от 0 до 0,99)
Рост показателей индикатора за исследуемый период
Снижение значений показателей индикатора за исследуемый период
Рис. 2.33. Структура карты раздела анализа «Наука»
и описание ее основных значений
205
дает этим вузам явные конкурентные преимущества относительно
других групп. Так, например, оценки индикаторов по направлениям раздела анализа «Наука» – «преимущество» и «достоинство».
Средняя группа. Включает университеты, чьи показатели по тем
или иным индикаторам находятся в диапазоне среднего уровня по
России, это дает им определенные конкурентные преимущества перед группой с более низкими показателями, но не является достаточным для того, чтобы войти в группу лидеров. Оценка индикаторов по направлениям раздела анализа «наука» – «норма».
Группа аутсайдеров. Показатели индикаторов данной группы
не достигают средних значений по России. Университеты имеют
«слабые места», которые мешают им достичь определенных конкурентных преимуществ по тем или иным показателям. По направлениям раздела анализа «Наука» оценки индикаторов – «слабость»
и «риск».
Таким образом, данный подход не выделяет одного лидера, любой из исследуемых вузов может стать лидером в том или ином направлении, это могут быть фундаментальные или прикладные научные исследования, но в то же время этот же вуз по состоянию
МТБ может входить в группу аутсайдеров. «Карта» наглядно демонстрирует сильные и слабые стороны научной деятельности вуза, выявляя тем самым наличие или отсутствие конкурентных преимуществ, которыми обладает или не обладает вуз. Также «Карта»
отражает динамику развития науки в вузе, в частности рост и снижение значений индикаторов по ключевым направлениям, что дает
возможность проследить определенные тенденции в развитии научной деятельности вуза.
Представленные формы презентации результатов оценки НП вуза выполняют следующие задачи: во-первых, позволяют проанализировать сильные и слабые стороны деятельности вуза; во-вторых,
проследить динамику ключевых индикаторов раздела анализа за
определенный период времени; и, в-третьих, оценить влияние программ и проектов на изменения уровня развития сектора науки вуза.
Завершающим этапом оценки является принятие необходимых
управленческих решений на основе полученной информации в области формирования и развития НП университета и его последующей реализации в отраслях народного хозяйства.
Таким образом, методический подход позволяет оценить уровень научно-исследовательского потенциала вуза и определить направления наиболее эффективной его реализации на основе взаимодействия университетов и отраслей промышленности. Результаты
206
оценки могут быть использованы для формирования стратегии
научно-технической модернизации промышленных комплексов,
что, в свою очередь, будет способствовать повышению конкурентоспособности производимой ими продукции и оказываемых услуг
и влиять на ускорение перехода страны на инновационный путь
развития в целом.
Далее представим результаты апробации вышеописанной методики оценки НП на примере НИУ России.
Применение данной методики позволило раскрыть потенциальные научные возможности ведущих университетов России следующим образом (рис. 2.34).
Раздел анализа
«Наука»
(индикаторы)
Оценка
Риск
Слабость
Норма
Достоинство
Преимущество
1. Уровень
фундаментальных
научных исследований
2. Уровень прикладных
научных исследований
3. Состояние МТБ фундаментальных и прикладных исследований
4. Квалификация научноисследовательского
коллектива
5. Подготовка кадров
высшей научной
квалификации
6. Международная
кооперация
– 2009
– 2008
– 2007
– 2006
– 2005
Рис. 2.34. Профиль оценивания НП НИУ России в 2005–2009 гг.
207
Анализ результатов оценки потенциала ведущих вузов России – НИУ – показал, что данные вузы занимают высокие позиции
по всем рассмотренным индикаторам (по разделу анализа «Наука»).
Так, широкий спектр проведения фундаментальных и прикладных
исследований, известные научные школы, многолетние научные
связи, а также высокий объем финансирования по договорам с предприятиями и организациями реального сектора экономики определили высокие результаты оценивания уровня фундаментальных
и прикладных научных исследований. В рамках научного сотрудничества развиваются партнерские отношения с ведущими мировыми
научными центрами, университетами, промышленными предприятиями, сотрудники университетов активно принимают участие
в международных конференциях и публикуются в зарубежных
изданиях, что подтверждает высокая оценка индикатора «Международная кооперация». Реализация университетами в 2006–
2008 годах инновационных образовательных программ в рамках
национального проекта «Образование» положительно повлияла на
состояние материально-технической базы фундаментальных и прикладных исследований, о чем свидетельствует рост данного индикатора. Устойчивые позиции, соответствующие среднероссийским
показателям, демонстрируют индикаторы «Квалификация научноисследовательского коллектива» и «Подготовка кадров высшей научной квалификации».
Для того чтобы наиболее полно учесть характерные и специфические особенности научно-исследовательской деятельности вузов,
представляется целесообразным разделить вузы на определенные
однородные группы, а именно: классические, технические, архитектурно-строительные, педагогические, гуманитарные, финансово-экономические.
Следует подчеркнуть, что сравнение значений индикаторов
в однородных группах вузов необходимо для того, чтобы исключить
влияние особенностей тех или иных групп университетов на профили оценивания и определить, какие преимущества и какие риски являются базовыми для разработки стратегий развития вузов,
в частности НИУ.
В качестве наглядного примера на рис. 2.35 приведены классические и технические группы НИУ.
Так, следует отметить общие тенденции научной деятельности
классических университетов, которые отражают проведение на более высоком уровне фундаментальных научных исследований, что
подтверждается значительным объемом бюджетного финансиро208
вания, а также большим количеством грантов, в том числе международных. Именно поэтому по результатам оценки у данной группы
отмечается более высокий уровень оценки по индикатору «Уровень
фундаментальных исследований». Также рис. 2.35 демонстрирует
специфические особенности научной деятельности и технических
университетов. Их сильной стороной является тесное сотрудничество
Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского
Раздел анализа
«Наука» (индикаторы)
Оценка
Риск
Слабость
Норма
Достоинство
Преимущество
1. Уровень фундаментальных
научных исследований
2. Уровень прикладных
научных исследований
3. Состояние МТБ фундаментальных и прикладных
исследований
4. Квалификация научноисследовательского коллектива
5. Подготовка кадров высшей
научной квалификации
6. Международная кооперация
– 2007
– 2008
– 2009
Казанский государственный технический университет им. П. Н. Туполева
Раздел анализа
«Наука» (индикаторы)
Оценка
Риск
Слабость
Норма
Достоинство
Преимущество
1. Уровень фундаментальных
научных исследований
2. Уровень прикладных
научных исследований
3. Состояние МТБ фундаментальных и прикладных
исследований
4. Квалификация научноисследовательского коллектива
5. Подготовка кадров высшей
научной квалификации
6. Международная кооперация
– 2007
– 2008
– 2009
Рис. 2.35. Профили оценивания НП НИУ
в сравнении с группами однородных вузов в 2007–2009 гг.
209
с предприятиями и организациями реального сектора экономики.
Именно поэтому индикатор «Уровень прикладных научных исследований» имеет такие высокие оценки. У большинства технических
университетов уровень фундаментальных научных исследований,
как правило, ниже, чем у классических.
В целом анализ результатов оценивания различных групп вузов показал, что их ключевые индикаторы значительно отличаются друг от друга. Если значения индикаторов «Квалификация
научно-исследовательского коллектива» и «Подготовка кадров
высшей научной квалификации» достаточно близки между собой,
то такие индикаторы, как «Уровень фундаментальных научных
исследований», «Уровень прикладных научных исследований»,
«Состояние МТБ фундаментальных и прикладных исследований» и «Международная кооперация» показывают значительные
отличия.
Различия в оценках уровня фундаментальных научных исследований определяются, в первую очередь, количеством и объемом
международных грантов, приведенного к количеству исследователей. Различия в оценках уровня прикладных научных исследований определяются в основном объемами финансирования научных
исследований из средств хозяйствующих субъектов и количеством
зарубежных контрактов, приведенным к количеству исследователей данных групп вузов. Различия в оценках состояния МТБ на-
Раздел анализа
«Наука» (индикаторы)
Оценка
Риск
Слабость
Норма
Достоинство Преимущество
1. Уровень фундаментальных
научных исследований
2. Уровень прикладных
научных исследований
3. Состояние МТБ фундаментальных и прикладных
исследований
4. Квалификация научноисследовательского коллектива
5. Подготовка кадров высшей
научной квалификации
6. Международная кооперация
– 2009
– 2008
– 2007
– 2006
– 2005
Рис. 2.36. Профиль оценивания НП ведущего университета России
в 2005–2009 гг.
210
учных исследований обусловлены стоимостью машин и оборудования, а также коэффициентом их обновления, приведенным к количеству исследователей. Отмеченные отличия между группами вузов
по индикатору «Международная кооперация» определяются в основном количеством международных конференций и публикаций,
приведенным к количеству исследователей. Таким образом, методика, применяемая при оценке научного НП, оказалась достаточно
чувствительной к изменению этих показателей.
Однако есть исследовательские университеты, которые на высоком уровне проводят как прикладные, так и фундаментальные научные исследования. Так, на рис. 2.36 приведен профиль оценивания НП одного из таких университетов России.
Таким образом, анализ результатов оценивания научно-исследовательского потенциала вуза за исследуемый период времени
(2005–2009 гг.), показал, что:
– университет на высоком уровне проводит фундаментальные
и прикладные научные исследования;
– вуз имеет достаточно сильную материально-техническую базу;
– стабильно высокие позиции в интервале «Достоинство» занимает индикатор «Квалификация научно-исследовательского коллектива», что превышает средний уровень по группе однородных
вузов;
– «слабость», отраженная в низкой оценке индикатора «Подготовка кадров высшей научной квалификации», является следствием как небольшого числа докторантов и аспирантов, не превышающих среднее значение по группе технических вузов, так
и недостаточного количества защит кандидатских диссертаций.
Возможно во многом причиной снижения числа защит является
то, что молодые ученые, будучи ведущими исполнителями многих хозяйственных договоров, не уделяют достаточно внимания
оформлению научных результатов в виде статей и диссертационных
работ;
– индикатор «Международная кооперация» имеет самую высокую оценку. Значительное влияние на рост его показателей оказала
международная активность сотрудников вуза, в частности их участие в международных конференциях и публикации в зарубежных
изданиях.
На рис. 2.37 приведена карта оценивания НП НИУ России, которые показали наиболее высокие результаты по рассматриваемым индикаторам раздела анализа «Наука» в 2005–2009 годы. Как
было сказано выше, графическое представление результатов дает
211
212
Казанский гос.
технологический
университет
Московский гос. институт
стали и сплавов
Московский гос. институт
электронной техники
Томский политехнический
университет
Санкт-Петербургский
университет информационных технологий,
механики и оптики
Санкт-Петербургский
гос. горный институт
им. Г. В. Плеханова
Московский физикотехнический институт
Московский инженернофизический институт
Национальные
Исследовательские
НИУ
университеты
Уровень
прикладных
научных
исследований
Состояние
Состоятие
материальноМТБ
технической
базы
Квалификация
научноисследовательского
коллектива
Рис. 2.37. Карта оценивания НП НИУ за 2005–2009 гг.
Уровень
фундаментальных
научных
исследований
Подготовка
кадров
Междувысшей
народная
научной
кооперация
квалификации
Индикаторы раздела анализа «Наука»
возможность рассматривать вузы с точки зрения «лидеров» и «аутсайдеров» по тем или иным направлениям их научной деятельности.
Предлагаемая методика позволяет оценивать влияние крупных
программ и проектов федерального значения на изменение научноисследовательского потенциала вузов. Так, анализируя профили
оценивания двух крупных НИУ, можно наглядно увидеть результаты влияния крупного федерального проекта (рис. 2.38).
Особенно это ярко проявляется при анализе индикатора «Состояние материально-технической базы фундаментальных и прикладных
2. Уровень прикладных
научных
исследований
1.
Уровень
фундаментельных
научных исследований
3.
Состояние
МТБ фунда2. Уровень прикладных
ментальных
и прикладных
научных исследований
исследований
3.
Состояние МТБ научнофунда4.
Квалификация
ментальных
и прикладных
исследовательского
коллектива
исследований
5. Подготовка кадров высшей
научной
квалификации
4.
Квалификация
научноисследовательского коллектива
6. Международная
5. Подготовка кадров высшей
кооперация
научной квалификации
– 2005
– 2006
6. Международная
Томский
кооперация политехнический
– 2007
университет
Раздел
анализа – 2006
Оценка
– 2005
– 2007
Томский (индикаторы)
политехнический
университет
«Наука»
Риск
Слабость Норма
Раздел анализа
Оценка
1. Уровень фундаментельных
научных исследований
«Наука»
(индикаторы) Риск Слабость Норма
2. Уровень прикладных
научных
исследований
1. Уровень
фундаментельных
научных исследований
3. Уровень
Состояние
МТБ фунда2.
прикладных
ментальных
и прикладных
научных
исследований
исследований
3.
Состояние МТБ научнофунда4. Квалификация
ментальных
и прикладных
исследовательского
коллектива
исследований
5. Подготовка кадров высшей
научной
квалификации
4.
Квалификация
научноисследовательского коллектива
6. Международная
5. Подготовка кадров высшей
кооперация
научной квалификации
–2005
– 2006
6. Международная
кооперация
–2005
– 2006
Достоинство
Преимущество
Достоинство
Преимущество
– 2008
– 2008
Достоинство
Преимущество
Достоинство
Преимущество
– 2007
– 2008
– 2007
– 2008
Изменение значения индикатора «Состояние материально-технической базы»
в ходе реализации университетами инновационных образовательных
программ (ИОП) в рамках нацпроекта «Образование» в 2006–2008 гг.
Московский инженерно-технический институт
Раздел анализа
Оценка
Московский
инженерно-технический
институт
«Наука»
(индикаторы)
Риск
Слабость
Норма
Раздел анализа
Оценка
1. Уровень фундаментельных
научных исследований
«Наука»
(индикаторы) Риск Слабость Норма
Рис. 2.38. Профиль оценивания НП НИУ,
реализовавших ИОП в 2006–2008 гг.
213
научных исследований». Стоит отметить, что сравнительный анализ был проведен в 2005–2008 годы, при этом необходимо принимать во внимание, что поддержка вузов осуществлялась в этот период, данные 2005 года использованы как база для сравнения.
В процессе участия в Инновационной образовательной программе
(ИОП) в рамках Национального проекта «Образование» университетам была предоставлена возможность приобретения современного оборудования и существенного улучшения состояния МТБ для
проведения научных исследований. Подтверждением этому является рост значений индикатора в исследуемый период времени (по
отношению к 2005 г.). Анализ рассчитанных коэффициентов обновления машин и оборудования также выявляет положительную динамику в эти годы.
Таким образом, применение методики позволило провести оценку и предварительный анализ важных характеристик НП НИУ.
В рамках данного анализа были выявлены основные специфические особенности, сильные и слабые стороны вузов в научной сфере деятельности. Полученные результаты оценки свидетельствуют
о том, что исследовательские университеты располагают значительным НП, который способен при рациональном и эффективном его
использовании вывести университеты на мировой уровень и сделать их локомотивами инновационного развития экономики страны и ее промышленных комплексов.
В заключение выделим основные преимущества методики оценки потенциала, выявленные в результате ее апробации на исследовательских университетах России:
– гибкость и адаптируемость (объектом исследования могут выступать организации, регион, федеральные округа);
– динамичность и адаптируемость (в зависимости от целей анализа) оценки потенциала вузов как инструмента;
– учет специфических черт и особенностей в деятельности различных групп университетов;
– оперативность (в короткие сроки) выявление сильных и слабых
сторон основных направлений деятельности университетов;
– возможность наглядного графического представления на профиле и карте сильных и слабых сторон деятельности университетов;
– достоверность и открытость информации, которая берется за
основу анализа, а также простой в понимании алгоритм оценивания потенциала высшей школы;
– оценка результатов потенциала, учитываемая при формировании и корректировке стратегий развития университетов.
214
Таким образом, данный методический инструментарий может
эффективно использоваться для оценки потенциала вузов, в частности НИУ России. Эта методика позволяет также получать оперативную достоверную информацию о состоянии и развитии основных направлений деятельности вузов, необходимую для принятия
управленческих решений и корректировки стратегий их развития;
выявлять основные проблемы и особенности деятельности высшей
школы в целом для последующей разработки механизма управления развитием ее потенциала.
§ 5. Целевая модель ведущего университета России
Реализация Указов Президента Российской Федерации от 7 октября 2008 года «О реализации пилотного проекта по созданию национальных исследовательских университетов» и от 7 мая 2008 года «О федеральных университетах» изменили облик университетского образования вследствие выделения по отраслевому признаку
ведущих вузов, которые в ближайшей перспективе должны обеспечить высокий уровень исследовательского и образовательного процессов, а также стать технологическими центрами ключевых отраслей экономики Российской Федерации.
Подобная трансформация структуры университетов позволила: во-первых, сформировать крупные региональные и отраслевые
университетские центры, обладающие мощным интеллектуальным
и ресурсным потенциалом, современными лабораторной и экспериментальной базами и способные обеспечить качественное, отвечающее международным стандартам образование; во-вторых, использовать эффект масштаба, проявляющийся в сокращении транзакционных издержек ведущих вузов и концентрации инвестиционных
ресурсов вуза на приоритетных направлениях; в-третьих, провести системную модернизацию высшего и послевузовского профессионального образования; в-четвертых, открыть для вуза возможность диверсификации источников финансирования путем привлечения частных инвестиций; в-пятых, решить задачу усиления
взаимодействия вуза с частным бизнесом; в- шестых, расширить
доступ ведущих вузов к финансовым и трудовым ресурсам, а также
к новейшим технологиям.
Происходящие изменения во внешней среде и определенные задачи, поставленные Правительством России перед ведущими вузами в области подготовки высококвалифицированных специалистов
215
и их интеграции с промышленным комплексом, требуют создания
гибкой и эффективной системы управления вузом.
Важным элементом решения поставленных задач является применение концепции стратегического планирования развития, которая, в свою очередь, предполагает анализ целей, поставленных перед университетом, моделирование развития университета для достижения этих целей, а также контроль за их достижением.
Университеты обладают различной структурой и способом взаимодействия своих структурных единиц, в связи с этим в основе системы прогнозирования потенциала ведущего вуза в данной работе
используется метод «черного ящика» (рис. 2.39).
В данном исследовании под «черным ящиком» следует понимать систему, в которой входные и выходные величины известны,
а внутреннее устройство ее и процессы, происходящие в ней, не известны.
Модель «черного ящика» предполагает, что содержимое системы
в данном случае не известно, но известны входные и выходные величины. Стоит отметить, что метод «черного ящика» используется при
исследовании систем, элементы и связи которых являются доступными, но они многочисленны и сложны, что приводит к огромным
затратам времени и средств при их непосредственном изучении.
Применение данного метода включает в себя два основных этапа.
Первый этап – это предварительное наблюдение за взаимодействием системы с внешней средой и установление списка в первую
очередь существенных входных и выходных воздействий, а также
выбор выходов и входов, относительно которых будет проводиться
наблюдение и анализ.
На втором этапе происходят воздействие на входы системы и регистрация ее выходов. В процессе изучения наблюдатель и «черный
ящик» образуют систему с обратной связью, а первичные результаты
Система
Рис. 2.39. Модель «черного ящика»
216
Выходы
Входы
Окружающая среда
исследования – множество пар состояний входа и выхода, анализ
которых позволяет установить между ними причинно-следственную связь.
Анализ внешней среды является исходным процессом стратегического управления, так как он обеспечивает базу для определения миссии и целей фирмы и выработки стратегии поведения, которая позволяет организации осуществить свою миссию и достичь своих целей [125].
Одной из ключевых ролей любого управления является поддержание баланса во взаимодействии организации со средой. В связи
с этим каждая организация вовлечена в три основных процесса [125]:
1) получение ресурсов из внешней среды (вход);
2) превращение ресурсов в продукт (преобразование);
3) передача продукта во внешнюю среду (выход).
Именно управление призвано обеспечивать баланс входа и выхода. Как только в организации нарушается этот баланс, она встает на
путь умирания. Современный рынок резко усилил значение процесса выхода в поддержании этого баланса. Это как раз и находит отражение в том, что в структуре стратегического управления первым
блоком ведущего вуза является блок анализа среды.
В х о д н ы е параметры отражены в статистических данных о деятельности ведущих вузов и включают в свой состав следующие
ресурсы:
– финансовые – средства, перечисляемые из федерального и регионального бюджетов, гранты и инвестиции частных компаний;
– материальные – оборудование, здания, сооружения;
– интеллектуальные – ППС и научные работники;
– информационные – единая университетская сеть, вычислительные мощности, образовательные ресурсы, широта внедрения
информационных технологий в процессы обучения и управления.
В свою очередь, в ы х о д н ы е параметры – это параметры, отражающие результат взаимодействия ведущего вуза с внешним миром, в частности:
– высококвалифицированные специалисты;
– инновационная продукция и услуги;
– развитие наукоемкого бизнеса;
– формирование и развитие инновационной инфраструктуры.
В итоге, анализ среды предполагает изучение трех ее составляющих: макроокружения, непосредственного окружения и внутренней среды организации.
Так, анализ внешней среды (макро- и непосредственного окружения) направлен на то, чтобы выяснить, на что может рассчитывать
217
218
– информационные
– интеллектуальные
– материальные
– финансовые
Ресурсы:
ВХОД
Возможность реализации
задач государственного,
экономического,
социального, экологического
развития страны
Финансирование из
средств федерального
и местных бюджетов
Рис. 2.40. Целевая модель ведущего вуза
Промышленность
Информация о будущих
Подготовка
и текущих потребностях
квалифицированных
Информация
специалистов
о существующих
научно-технических
Инвестиции
разработках
 Выполнение
фундаментальных
и прикладных научных
исследований, в т.ч.
по приоритетным
направлениям науки,
технологий и техники;
 Создание
«прорывных»
результатов
в приоритетных областях
науки и техники.
 Подготовка кадров
высшей научной
квалификации.
Научно-исследовательская
деятельность
 Подготовка и
Ведущие
переподготовка кадров для
университеты
отраслей экономики, в т.ч.
по приоритетным
направлениям
модернизации и
технологического развития
страны;
Инновационная деятельность
 Разработка и реализация
 Формирование
инновационных
инновационной
образовательных
инфраструктуры;
технологий
 Консалтинговая
(образовательных
деятельность
программ);
инновационной
 Повышения общего
структуры вузов
интеллектуального уровня
населения страны.
Образовательная
деятельность
Результат научной
деятельности в
виде готового
продукта
Регулирование
и стимулирование основных
направлений деятельности
вузов
Высшее профессиональное образование
Формирование
нормативно-правовой базы,
регламентирующей
деятельность вузов
Органы власти и управления
– формирование
и развитие
инновационной
инфраструктуры
– развитие
наукоемкого
бизнеса
– инновационная
продукция, услуги
– высококвалифицированные специалисты
для отраслей народного
хозяйства
ВЫХОД
организация, в том случае, если ее деятельность будет успешной и,
соответственно, на то, какие трудности ее могут ждать, если она не
сумеет вовремя предотвратить негативные воздействия со стороны
окружающей внешней среды.
Анализ макроокружения включает изучение влияния экономики, правового регулирования и управления, политических процессов, природной среды и ресурсов, социальной и культурной составляющих общества, научно-технического и технологического развития общества, инфраструктуры и т. п.
На рис. 2.40 графически представлена модель ведущего университета России.
Таким образом, целевая модель ведущего вуза должна отражать:
1) эффективную интеграцию науки и образования в рамках единого
образовательного пространства; 2) системную модернизацию высшего и послевузовского профессионального образования; 3) формирование кадрового и научного потенциала высокотехнологичных
отраслей; 4) реализацию инновационных образовательных программ различного уровня, интегрированных в международное образовательное пространство; 5) выполнение на мировом уровне широкого спектра фундаментальных и прикладных научных исследований; 6) эффективный трансфер технологий в экономику.
Однако, несмотря на активное участие государства в развитии
национальной системы ВПО, в современных быстро меняющихся
условиях университетам необходимо искать собственные пути развития, при этом учитывать как состояния динамичной внешней
среды, так и собственные специфику и традиции.
219
ГЛАВА 3. РАЗРАБОТКА МЕРОПРИЯТИЙ
ПО ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ
ВЕДУЩИМИ УНИВЕРСИТЕТАМИ РОССИИ И РЕАЛИЗАЦИИ
ИХ ПОТЕНЦИАЛА В ПРОМЫШЛЕННОСТИ
§ 1. Прогнозная модель альтернативных сценариев
долгосрочного развития ведущих университетов страны
и промышленных комплексов
Модернизация системы ВПО России накладывает неопределенность на результаты прогнозирования развития потенциала ведущих университетов. Интеграция финансовых, социально-культурных, демографических и ряда других факторов еще более усугубляет эту неопределенность, что делает необходимым и актуальным
исследование возможных рисков ведущих университетов.
В данном исследовании под риском понимается возможность
возникновения потерь, вытекающая из специфики тех или иных
явлений и видов человеческой деятельности; вероятность принятия
неверных или, наоборот, непринятия необходимых управленческих решений; вероятность получения незапланированных результатов при осуществлении той или иной деятельности.
В связи с необходимостью уточнения понятия «риск» в сфере образования в ходе исследования были выявлены его основные черты:
Противоречивость. Данная черта приводит к столкновению объективно существующих рискованных действий с их субъективной
оценкой. Наряду с инициативами, новаторскими идеями, внедрением новых перспективных видов деятельности, ускоряющими технический прогресс и влияющими на общественное мнение и общие
тенденции в высшем образовании, выступают такие явления, как
консерватизм, догматизм, субъективизм и т. д. [125].
Альтернативность. Предполагает необходимость выбора из
двух или нескольких возможных вариантов решений, направлений, действий. Если возможность выбора отсутствует, следовательно, не возникает рискованной ситуации и риска.
Неопределенность. Под данной чертой подразумевается неполнота или неточность информации об условиях реализации проекта или принятия конкретного решения. Существование риска непосредственно связано с наличием неопределенности, которая неоднородна по форме проявления и по содержанию [125]. Деятельность
в сфере образования осуществляется под влиянием неопределенности внешней среды (экономической, политической, социальной и т. д.),
220
множества переменных, контрагентов, лиц, поведение которых не
всегда можно предсказать с приемлемой точностью.
В период современных структурных изменений в сфере высшего
образования для достоверного прогнозирования развития потенциала ведущих вузов представляется целесообразным провести анализ возможных рисков, присущих деятельности высшей школы
(рис. 3.1).
При анализе риска любого из участников проекта используются следующие критерии, предложенные известным американским
экспертом Б. Берлимером [126]:
– потери от риска независимы друг от друга;
– потеря по одному направлению из «портфеля рисков» не обязательно увеличивает вероятность потери по другому (за исключением форс-мажорных обстоятельств);
– максимально возможный ущерб не должен превышать финансовых возможностей участника.
Внутренние и внешние факторы, увеличивающие и уменьшающие
конкретный вид риска
Анализ выявленных факторов
Оценка финансовой стороны конкретного вида
риска с использованием двух подходов
Определение финансовой
состоятельности (ликвидности
проекта)
Определение экономической
целесообразности (эффективности
вложения финансовых средств)
Установка допустимого уровня риска
Анализ отдельных операций
по выбранному уровню риска
Да, нет
Разработка мероприятий по снижению
риска
Рис. 3.1. Основные этапы проведения анализа рисков
221
Для получения наиболее полной информации о возможных рисках ведущего вуза их анализ можно подразделить на два взаимно
дополняющих друг друга вида: качественный и количественный.
Качественный анализ может быть сравнительно простым, его
главная задача – определить факторы риска, этапы работы, при выполнении которых риск возникает, то есть установить потенциальные области риска и затем идентифицировать все возможные риски.
Количественный анализ риска предполагает численное определение размеров отдельных рисков и риска проекта в целом, что является более сложной проблемой. Все факторы, так или иначе влияющие на рост степени риска в проекте, можно условно разделить на
объективные и субъективные.
Так, к объективным факторам относятся факторы, не зависящие
непосредственно от самого ведущего вуза (инфляция, конкуренция,
политические и экономические кризисы и т. д.).
К субъективным факторам относятся факторы, характеризующие непосредственно сам ведущий вуз. Это производственный потенциал, техническое оснащение, уровень предметной и технологической специализации, организация труда, уровень производительности труда, степень кооперированных связей, уровень техники
безопасности, выбор типа контрактов с инвестором или заказчиком
и т. п. [127]. Последний фактор играет важную роль для организации, поскольку от типа контракта зависят степень риска и величина вознаграждения по окончании проекта.
Любая организация всегда должна стремиться учитывать возможный риск и предусматривать меры для снижения его уровня
и компенсации вероятных потерь. В этом и заключается сущность
управления риском, главной целью которого является предотвращение банкротства организации [127].
Для оценки степени приемлемости коммерческого риска следует
выделить основные зоны риска в зависимости от ожидаемой величины потерь (рис. 3.2).
1. Безрисковая зона – область, в которой потери не ожидаются,
то есть экономический результат хозяйственной деятельности положительный.
2. Зона допустимого риска – область, в пределах которой величина вероятных потерь не превышает ожидаемой прибыли и, следовательно, коммерческая деятельность имеет экономическую целесообразность.
3. Зона критического риска – область возможных потерь, превышающих величину ожидаемой прибыли вплоть до величины пол222
Выигрыш
Безрисковая
зона
Потери
Допустимая
зона
риска
Зона
критического
риска
Зона
катастрофического риска
Рис. 3.2. Зоны риска
ной расчетной выручки (суммы затрат и прибыли). В данной области организация рискует не только не получить никакого дохода,
но и понести прямые убытки в размере всех произведенных затрат.
4. Зона катастрофического риска – область вероятных потерь,
которые превосходят критический уровень и могут достигать величины, равной собственному капиталу организации [127].
5. Катастрофический риск способен привести организацию к краху и банкротству. Кроме того, к этой категории (независимо от величины имущественного ущерба) следует отнести риск, связанный
с угрозой жизни или здоровью людей и возникновением экономических катастроф.
Анализ рисков основан на методологии, с помощью которой анализируется будущая неопределенность для того, чтобы определить
влияние риска на предполагаемые результаты.
В данном исследовании построены последовательные сценарии,
в которых используются данные, являющиеся исходными для основных неопределенных переменных проекта. Результаты моделирования подвергаются статистической обработке для того, чтобы получить вероятностное распределение возможных результатов
проекта и оценить степень риска.
Таким образом, процесс анализа риска включает в себя следующие стадии:
1. создание прогнозной модели.
2. определение переменных риска.
3. определение вероятностного распределения отобранных переменных и определение диапазона возможных значений для каждой из них.
4. установление наличия или отсутствия корреляционных связей среди рисковых переменных.
5. построение модели.
6. анализ полученных результатов.
Сфера ВПО как система подготовки специалистов не является исключением из общих правил риск-менеджмента. При этом, с точки
223
зрения наличия риска, особый интерес представляет деятельность
ведущих университетов в контексте качества образования и научно-исследовательской деятельности. Это достаточно специфическая
область, для которой характерны свои особые риски, отличные от
тех, которые рассматриваются традиционно.
В процессе своей образовательной деятельности вузы сталкиваются с совокупностью различных видов риска, отличающихся между собой по месту и времени возникновения, которые взаимосвязаны между собой и оказывают влияние на деятельность образовательного учреждения; при этом изменение одного вида риска может
вызывать изменение большинства остальных. Стратегия управления рисками, включающая внутренний контроль, предусматривает их регулярное выявление и оценку с целью минимизации и предотвращения негативных последствий.
Высшее образование является точкой соприкосновения интересов вуза, студента, работодателя, общества в целом и государства.
У каждой из заинтересованных в качестве подготовки специалистов сторон имеются свои риски в соответствии с преследуемыми
и заявляемыми ими потребностями. Так, например, государство
сталкивается с риском неэффективного использования бюджетных
средств, в то время как студент рискует получить некачественное
образование, а общество может потерять потенциально эффективных специалистов и ученых.
С другой стороны, в работе проведен анализ рисков «на входе»
в вуз, которые можно трактовать как риски выбора, риски в процессе получения ВПО, то есть риски процесса адаптации и социализации в вузе, и риски «на выходе», связанные с проблемами трудоустройства и конкурентоспособности молодого специалиста, то есть
риски востребованности. При этом изучение рисков «на входе» при
выборе специальности, вуза, формы обучения является наиболее
сложным и важным в условиях многовариантности и динамичных
изменений в системе высшего образования [128].
Таким образом, при проведении анализа с учетом особенностей
деятельности ведущих вузов был составлен перечень наиболее вероятных рисков, к которым относятся:
– недостаточное количество высококвалифицированных членов
научно-преподавательского состава;
– невозможность обеспечить необходимое финансирование образовательной и научной деятельности;
– невозможность обеспечить студентов современной литературой и доступом к информационным ресурсам;
224
– невозможность обеспечить современную МТБ достаточного
объема для проведения учебных и научно-исследовательских работ;
– недостаточно высокий начальный уровень абитуриентов;
– невозможность создать благоприятные условия для активной
научной, практической, общественной, культурной и спортивной
деятельности;
– неудачи в налаживании связей с предприятиями для организации практической подготовки студентов и отсутствие программ
практической подготовки в самом вузе;
– несоответствие применяемого вузом учебно-методического
обеспечения образовательного процесса современным требованиям [127].
В частности, в данной работе были исследованы возможные риски ведущих вузов России. В соответствии со спецификой деятельности университетов риски были классифицированы на внутренние и внешние (табл. 3.1).
Таблица 3.1
Внутренние и внешние риски ведущих вузов
Внешние риски
Внутренние риски
Переход на новую систему
финанси­рования
Обеспечение должного уровня
качества образовательных услуг
Уменьшение бюджетной составляющей финансирования
Несоответствие предлагаемого
набора образовательных услуг требованиям рынка
Экономический кризис
Недостаточный контингент студентов 1-го курса
Конкуренция вузов
Высокая цена образовательных
услуг
Сокращение контингента абитуриентов
Неэффективность работы PRслужб
Изменение конъюнктуры рынка
труда
Имидж образовательного учреждения на рынке
Недофинансирование или задержка финансирования из федерального бюджета
Структура управления образовательным учреждением
Сокращение объемов финансируемых хоздоговорных и госбюджетных НИР
–
225
Окончание табл. 3.1
Внешние риски
Переход учреждений бюджетной
сферы на новую систему оплаты
труда
Изменение психологического
климата в обществе
Внутренние риски
Недостаточное развитие МТБ
–
Изменение законодательства РФ
в области образования (переход на
уровневую систему образования)
Неэффективная кадровая политика (повышение квалификации
препода­вателей, программы обмена препода­вателями, привлечение
сторонних специалистов и др.)
Зависимость от мировых тенденций в профилирующей отрасли
Низкий уровень заработной платы
и социального пакета сотрудников
–
Неэффективное использование
вне­бюджетных средств для стимулирования ППС и административно-управленческого персонала
Под «внешним риском» в данном исследовании следует понимать риск, не зависящий от деятельности организации. Этот риск
возникает при смене отдельных стадий экономического цикла, изменении конъюнктуры рынка и в ряде других случаев, на которые
организация в своей деятельности повлиять не может.
В свою очередь, под «внутренним риском» понимается риск, зависящий от деятельности рассматриваемой организации. Он может
быть связан с неквалифицированным финансовым менеджментом,
неэффективной структурой активов и капитала, чрезмерной приверженностью к рисковым операциям, недооценкой хозяйственных
партнёров и другими факторами, отрицательные последствия которых в значительной мере можно предотвратить за счёт эффективного управления рисками [126].
Данная методика позволяет описать наиболее вероятные риски
ведущего университета, исследование которых позволяет идентифицировать источники возможных финансовых потерь, а также потерь образовательного, инновационного и научно-исследовательского потенциала.
Для обеспечения возможности эффективного принятия решений
идентифицированные риски должны быть подвержены количественной оценке. Оценка уровня риска является одним из важнейших
226
этапов риск-менеджмента, так как для эффективного управления риском его необходимо, прежде всего, проанализировать и оценить.
В экономической литературе существует множество определений этого понятия, однако в ходе исследования под «оценкой риска» в данной работе подразумевается систематический процесс выявления факторов риска и их количественная оценка.
Наиболее распространенными методами количественной оценки
риска являются статистические, аналитические, метод экспертных
оценок и метод аналогов.
Так, суть статистических методов оценки риска заключается
в определении вероятности возникновения потерь на основе статистических данных предшествующего периода и установлении области риска, коэффициента риска и т. д. Достоинствами статистических методов является возможность анализировать и оценивать
различные варианты развития событий и учитывать разные факторы рисков в рамках одного подхода.
Аналитические методы позволяют определить вероятность возникновения потерь на основе математических моделей и используются в основном для анализа риска инвестиционных проектов.
Возможно использование таких методов, как анализ чувствительности, метод корректировки нормы дисконта с учетом риска, метод
эквивалентов.
Метод экспертных оценок представляет собой комплекс логических и математико-статистических методов и процедур по обработке результатов опроса группы экспертов, причем результаты опроса являются единственным источником информации. В этом случае возникает возможность использования интуиции, жизненного
и профессионального опыта участников опроса. Метод используется тогда, когда недостаток или полное отсутствие информации не
позволяет использовать другие возможности. Метод базируется на
проведении опроса нескольких независимых экспертов, например,
с целью оценки уровня риска или определения влияния различных
факторов на уровень риска.
Метод аналогов используется в том случае, когда применение
иных методов по каким-либо причинам неприемлемо. Метод использует базу данных аналогичных объектов для выявления общих
зависимостей и переноса их на исследуемый объект [126].
В связи с новизной проводимого исследования и спецификой
предмета исследования, исключающие возможность получения
необходимого объема статистических данных, для оценки возможных рисков был выбран метод экспертной оценки, в ходе которой
227
каждому риску был присвоен весовой коэффициент и оценена вероятность наступления каждого события. Методика была апробирована в ведущих вузах различных регионов. Полученные в итоге
апробации результаты приведены в табл. 3.2. и на рис. 3.3.
Таблица 3.2
Вероятные риски
№ п/п
Риск
Весовой
коэффициент
Вероятность
наступления
события, %
1
Переход на новую систему
финансирования
0,01
7
2
Уменьшение бюджетной составляющей финансирования
0,03
5
3
Экономический кризис
0,22
20
4
Конкуренция вузов
0,1
5
5
Сокращение контингента
абитуриентов
0,05
8
6
Изменение конъюнктуры
рынка труда
0,01
1
7
Недофинансирование или
задержка финансирования из
федерального бюджета
0,05
4
8
Сокращение объемов финансируемых хоздоговорных и
госбюджетных НИР
0,09
5
9
Переход учреждений бюджетной сферы на новую систему
оплаты труда
0,08
3
10
Обеспечение должного уровня
качества образовательных
услуг
0,05
3
11
Несоответствие предлагаемого
набора образовательных услуг
требованиям рынка
0,01
4
12
Недостаточный контингент
студентов 1-го курса
0,09
1
13
Высокая цена образовательных услуг
0,01
5
14
Зависимость от мировых
тенденций развития ядерной
энергетики
0,12
20
228
Окончание табл. 3.2
№ п/п
Риск
Весовой
коэффициент
Вероятность
наступления
события, %
15
Смена государственных приоритетов в области образования и науки
0,01
7
16
Структура управления образовательным учреждением
0,1
3
17
Недостаточное развитие МТБ
0,05
3
1
100 ИТОГО
Вероятность наступления
14
3
5
1
15
5
7
13
11
6
4
8
9
10
12
17
16
Уровень возможных потерь
Рис. 3.3. Карта рисков ряда ведущих вузов
По итогам проведенного исследования выделены наиболее вероятные и значимые риски (вероятность наступления более 7 %) такие, как
переход на новую систему финансирования, экономический кризис,
сокращение контингента абитуриентов, зависимость от мировых тенденций развития ядерной энергетики, смена государственных приоритетов в области образования и науки. Рассмотрим их более подробно.
229
Так, переход на новую систему финансирования предполагает, что
новая модель финансирования, согласно которой объем субсидий, предоставляемых министерством образования и науки, будет зависеть от
среднего вступительного балла ЕГЭ. Для минимизации данного риска
необходимо пересмотреть политику приема абитуриентов.
Что касается экономического кризиса, то на фоне развивающегося мирового кризиса 2008 года и сокращения доходов экономики во
время кризиса наблюдалось резкое замедление темпов роста инвестиций, ввода в действие основных фондов и интенсивный рост незавершенного строительства. При сложившейся ситуации на рынке
капитала и ресурсов сбережения доля инвестиций в основной капитал в ВВП резко снизилась по сравнению с докризисной ситуацией. Отечественная промышленность отреагировала на уменьшение
инвестиционной активности и сокращение внутреннего и внешнего спроса снижением цен производителей. Резкое изменение уровня
и структуры цен сопровождалось снижением рентабельности производства и привело к пересмотру корпоративных инвестиционных
программ, к приостановке производства и сокращению рабочих
мест.
В промышленности замедление темпов производства в 2008 году сначала было зафиксировано в экспортоориентированных отраслях, а затем распространилось на обрабатывающие производства,
развитие которых в предкризисные годы характеризовалось высокими темпами роста.
Падение цен на сырье, сокращение внешнего спроса и отток капитала в конце 2008 года и начале 2009-го года вызвали резкое сокращение производства в России: в промышленности, строительстве и на транспорте объемные показатели выпуска в первом полугодии 2009 года сократились на 15–20 % в годовом выражении.
По данным Росстата, в декабре 2008 года падение промышленного производства в России достигло 10,3 % по отношению к декабрю
2007 года (в ноябре – 8,7 %), что стало самым глубоким спадом производства за последнее десятилетие [129]. А по сравнению с январем
2008 года промышленное производство в январе 2009 года упало
на 16 % [130]. По итогам 2009 года индекс промышленного производства России уменьшился на 10,8 % [131].
Таким образом, сокращение рабочих мест во время кризиса привело к падению платежеспособного спроса на программы ВПО, а также к падению уровня доходов от заказов на НИОКР от предприятий.
Так как одним из важнейших направлений деятельности вузов
является взаимодействие с промышленностью, тяжелое ее положе230
ние может отрицательным образом сказаться на количестве действующих контрактов с промышленными предприятиями и, как
следствие, на отсутствии роста и возможном снижении ожидаемых
доходов ведущего вуза.
Зависимость от мировых тенденций развития ядерной энергетики. В XX веке на волне популяризации идей о необходимости охраны окружающей среды ядерная энергетика завоевала огромную
популярность в мире. Основными аргументами необходимости создания и развития АЭС являлись:
– защита окружающей среды от парниковых выбросов в атмосферу;
– избавление от необходимости ежедневной доставки топлива в огромных количествах на станцию;
– относительная дешевизна получаемой энергии;
– большие запасы топлива по отношению к запасам углеводородов.
Количество энергоблоков росло высокими темпами вплоть до
аварии на Чернобыльской АЭС, которая продемонстрировала самый явный недостаток атомной энергетики. С момента аварии программа развития атомной энергетики в СССР, в отличие от остального мира, была фактически свернута.
После аварии на Чернобыльской АЭС в России и мире были пересмотрены все возможные требования безопасности в атомной энергетике. Тем не менее у населения сформировалось негативное отношение к атомной энергетике.
В XXI веке интерес к атомной энергетике вновь начал расти: ряд
стран, не имеющих запасов традиционного топлива, проявили свою
заинтересованность в строительстве АЭС, не требующих огромных
затрат на логистику. Атомная энергетика России имеет значительный потенциал для своего развития, так как резервы урана и промышленной инфраструктуры атомной энергетики достаточны для
четырехкратного увеличения действующих мощностей АЭС [132].
Прогнозируется рост мощностей АЭС в странах Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона (Китай, Южная Корея, Индия, Япония), в некоторых странах Восточной Европы (Чешская Республика. Словацкая Республика), а также в странах, входящих в Содружество Независимых Государств (Россия, Украина, Казахстан).
У целого ряда государств есть намерения развивать атомную энергетику (Турция, Иран, Индонезия, Вьетнам) [133].
Однако будущее ядерной энергетики поставлено под вопрос в связи с аварией на японской АЭС в Фукусиме. После этой аварии ряд
стран ограничил интенсивность развития ядерной отрасли, а Германия
231
инициировала полное сворачивание своей ядерной программы и заявила об отказе от такого вида энергии.
Еще одна подобная авария, с большой долей вероятности, поставит под вопрос развитие атомной энергетики в мире. Такое положение сильно ударит по финансовому благополучию ГК «Росатома»
из-за возможного прекращения ряда проектов, которые уже потребовали значительных объемов инвестиций.
Депрессия ядерной отрасли вызовет снижение количества грантов и заказов на проведение НИОКР, что отрицательно скажется на
финансовой стабильности и развитии научно-исследовательского
потенциала вузов.
Еще одним возможным риском является изменение государственных приоритетов в сфере образования и науки. После централизации системы управления страной, создания полноценных
социальных институтов и создания экономико-политической устойчивости страны в целом, государство взяло курс на развитие социально-экономических составляющих общества. Основным локомотивом
развития страны должен стать научно-образовательный комплекс.
Необходимым условием формирования инновационной экономики
является модернизация системы образования как основы динамичного экономического роста и социального развития общества, фактора благополучия граждан и безопасности страны. Реализация инновационного сценария развития страны приводит к интенсивным
структурным сдвигам в пользу высокотехнологичных отраслей.
Учитывая направленность на реализацию заявленных в «Стратегии социально-экономического развития России-2020» целей, изменение государственных приоритетов в сфере образования и науки
является маловероятным. Тем не менее возможен сдвиг приоритетов между отраслями образования. Риск такого сценария маловероятен, но может привести к полному или частичному сворачиванию
программ развития университетов, что приведет к значительному
снижению их финансирования.
Смена приоритетов государственного развития может привести
к рецессии развития университета в связи со снижением государственных заказов как на НИОКР, так и на обучение молодых специалистов.
Такой сценарий приведет к дальнейшему увеличению среднего возраста научно-преподавательского состава, что, в свою очередь, негативно
скажется на развитии инновационного потенциала университета.
Сокращение контингента абитуриентов и недостаток студентов первого курса в связи с уменьшением, по данным Переписи населения 2002 года, численности населения России с 1989 по 2002 год
232
на 1,8 млн. Общемировая тенденция была противоположна: соотношение количества рожденных к числу умерших составило 2,6.
Численность населения России до 2009 года сокращалась на несколько сотен тысяч человек ежегодно. В 2009 году естественная убыль
населения России (248,9 тыс. человек) была на 99 % скомпенсирована
миграционным приростом (247,4 тыс. человек), в результате чего снижение численности населения практически прекратилось (рис. 3.4) [131].
В 2010 году тенденция сокращения смертности и увеличения
рождаемости в России продолжилась (рис. 3.5) [135].
– естетсвенная убыль
– миграцинный прирост
1200
1000
800
600
400
200
0
1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Рис. 3.4. Динамика естественной убыли
и миграционного прироста населения России в 1993–2009 гг., тыс. чел.
– родившиеся
– умершие
2,6
2,4
2,2
2,0
1,8
1,6
1,4
1,2
1,0
Рис. 3.5. Динамика численности родившихся и умерших в России
в 1990–2009 гг., млн чел.
233
Согласно прогнозу в обнародованном в начале октября 2009 года докладе Программы развития ООН, Россия потеряет к 2025 году
11 млн человек населения [136].
С 1998 года отмечается постепенное улучшение показателей
естественного движения населения страны, вследствие чего миграционный прирост компенсировал всё большую долю потерей
от естественной убыли. В отдельные месяцы 2009 и 2010 годов население России увеличивалось. В целом за 2011 год оно впервые
значительно возросло – на 188,9 тыс. человек (или на 0,1 %) [131].
Положительные тенденции продолжились по данным статистики
2012 года [136], однако в 2011 году прирост рождаемости замедлился и составил всего 0,2 % [137].
Численность выпускников школ постоянно снижается, что усиливает конкуренцию [131]. В связи с демографическим кризисом
обсуждается вопрос о резком (с 1115 до 200) сокращении числа вузов в стране (так, в 2012 году школу закончили всего 700 тыс. чел.) [138].
В ближайшие годы планируется уволить 100 тысяч преподавателей (каждого четвертого [139]) в связи с грядущим уменьшением количества студентов на один миллион ежегодно год [140].
До 2015 года сокращение ППС составит 20–30 %.
Численность студентов вузов в 2013 году составит 4,2 млн человек, снизившись более чем на 40 % по отношению к количеству студентов в 2009 году (7,4 млн) [141].
Таким образом, риски в сфере высшего образования существуют, как и в любой другой сфере деятельности, но при этом обладают
своей спецификой, связанной с демографической обстановкой, государственным финансированием и т. д. Несмотря на кажущуюся
изолированность от глобальных экономических процессов, система высшего образования напрямую зависит от мировых экономических и социально-культурных тенденций. Поскольку сложившаяся
система образования подразумевает специализацию большинства
вузов на какой-либо из отраслей народного хозяйства, должна учитываться и динамика развития соответствующей отрасли. Следуя
взятому курсу на повышение эффективности российского образования и восстановление его прежнего престижа в мире, необходимо
принимать рациональные решения, при разработке которых предусматривать возможные потери от внешних или внутренних нежелательных событий. Для минимизации непредвиденных потерь
важно эффективное управление рисками, что требует изучения возможных последствий их наступления в будущем.
234
После описания возможных рисков ведущего университета представляется необходимым проанализировать возможные сценарии
развития событий в будущем для идентификации возможных результатов конечного экономического эффекта в зависимости от наступления тех или иных событий. Такой анализ был проведен методом сценарного моделирования.
Под «сценарным моделированием» в данной работе понимается
построение ряда моделей, объединенных общим сценарием. Каждая из моделей может отражать одну из ситуаций, связанных с прошлым, настоящим или будущим. Между всеми моделями существует единая связь, поскольку они представляют последовательность развития одной начальной ситуации [126].
Сценарное моделирование применимо в любой сфере человеческой деятельности, но особенно плодотворно этот метод может использоваться в экономике. Последовательная отработка действий
на моделях позволяет повысить шансы в достижении успеха. При
планировании долгосрочного развития сценарное моделирование
способствует созданию ряда стратегических сценариев, позволяющих определить, с чего необходимо начинать процесс стратегических преобразований, в какой последовательности их проводить,
к чему надо прийти.
Используя вышеописанный метод, в ходе исследования были составлены три сценария – реалистичный, пессимистичный и оптимистичный (табл. 3.3)1.
Таблица 3.3
Прогнозные сценарии развития вуза
Государственные
приоритеты в области
науки и образования
Сценарий/
фактор
Темп роста
ВВП России
в год, %
Базовый
4,0–4,3
Динамический
рост отрасли
Ядерная энергетика –
одно из приоритетных
направлений развития
Оптимистичный
4,4–4,6
Динамический
рост отрасли
Увеличение финансирования по приоритетным
направлениям
Пессимистичный
3,2–3,7
Спад отрасли, разрыв контрактов
Сворачивание программы развития ведущих
университетов
Мировые тенденции
в ядерной энергетике
1 Данное исследование было проведено совместно с рабочей группой: Кумпан А. В.,
аспирант кафедры физики элементарных частиц НИЯУ МИФИ, Петренко Я. И.
студент кафедры управленияе бизнес-проектами­НИЯУ МИФИ.
235
Базовый (реалистичный) вариант прогноза строится на основе
предположения о продолжающемся восстановлении и дальнейшем
росте мировой экономики. Такой вариант развития событий подразумевает локализацию проблем суверенного долга в странах юга Европы и отсутствие серьезных дефолтов в еврозоне и в других странах.
Он также предполагает, что финансовая система Европы находится
в относительно устойчивом состоянии. Тем не менее даже в базовом
сценарии нельзя исключить обострения ситуации с греческими государственными обязательствами в первой половине 2012 года, способного вызвать некоторую временную дестабилизацию глобальных рынков.
При этом темпы роста глобальной экономики в ближайшие годы
будут ниже предкризисных. Все еще неустойчивый характер роста,
сворачивание антикризисных мер, необходимость перехода к более
жесткой фискальной политике в развитых странах, а также существенная неопределенность относительно темпов роста развивающихся стран заставляет рассматривать такой вариант развития событий как наиболее вероятный.
Этот вариант предполагает относительное повышение конкурентоспособности российской экономики (что проявляется в усилении
тенденции к импортозамещению) и улучшение инвестиционного
климата при умеренном увеличении государственных расходов на
развитие инфраструктуры и человеческого капитала.
Индекс промышленного производства растет; его рост коррелирует с ростом ВВП. При этом снижается уровень безработицы, активизируется взаимодействие промышленных предприятий с научноисследовательскими центрами, что означает увеличение количества заключаемых контрактов на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.
При отсутствии серьезных аварий после АЭС Фукусимы мировая ядерная энергетика переживает период динамического роста,
по-прежнему оставаясь одним из приоритетных направлений развития технологий и в России.
Основными направлениями развития потенциала сектора высшего образования будут: поддержка кооперации вузов с промышленностью, развитие инновационной инфраструктуры и создание
современных лабораторий по ключевым направлениям развития
науки и технологий, стимулирование создания малых инновационных компаний с участием вузов.
Наукоемкие ФЦП, нацеленные на развитие технологий в отдельных приоритетных секторах (авиастроение, судостроение, космический и ядерный комплексы, информационно-телекоммуникацион236
ные системы, фармацевтика и пр.) в целом сохранили достигнутый
ранее уровень бюджетного финансирования.
Пессимистичный сценарий предполагает возобновление рецессии в развитых странах, прежде всего в США и Европе, в частности,
в связи с углублением финансового кризиса в еврозоне, а возможно,
и в связи с ростом опасений инвесторов относительно высоких показателей госдолга в США и Японии. Более глубоким в этом сценарии может быть замедление роста и в азиатских странах. Падение
внутреннего спроса в развитых странах повлечет за собой снижение
темпов роста мировой торговли: до 3 % в 2010–2011 годах и 4–4,5 %
в 2012–2013 годах, а также усиление дефляционных тенденций.
В условиях снижения мирового спроса и цен на нефть российская экономика будет также демонстрировать более низкие показатели, близкие к стагнации.
Динамика промышленного производства и ВВП положительны,
оба демонстрируют очень медленные темпы роста.
Произошло еще несколько мелких аварий на АЭС в мире. Несмотря на то, что работа систем безопасности станций позволила избежать катастрофических последствий, развитие ядерной энергетики
во всем мире поставлено под угрозу: многие контракты на постройку АЭС по всему миру заморожены, что отрицательно сказалось на
финансовом состоянии ГК «Росатом» и стало причиной существенного замедления развития ядерной энергетики в России.
Оптимистичный сценарий предполагает, что в случае более динамичного, чем в базовом сценарии, восстановления и дальнейшего
развития экономик как развитых, так и развивающихся стран темпы роста мировой торговли будут стабильно высокими.
Индекс промышленного производства и ВВП растут высокими
темпами. Стремительно сокращается уровень безработицы, наблюдается бурный рост взаимодействия промышленных предприятий
с научно-исследовательскими центрами.
В свете успехов, достигнутых при исполнении наукоемких ФЦП,
руководство страны увеличивает уровень бюджетного финансирования по приоритетным направлениям.
В табл. 3.4 приведены основные показатели прогноза развития
Российской Федерации на 2010–2014 годы [141].
Каждый из описанных сценариев для получения прогнозных
показателей был просчитан на основе созданной регрессионной
модели.
Динамика показателя во времени представляет собой временной
ряд X(t). Необходимо построить функцию регрессии.
237
Таблица 3.4
Показатели прогноза развития Российской Федерации
Вид сценария
2010
2011
2012
2013
2014
Валовой внутренний продукт, темп роста %
Оптимистичный
сценарий
4,0
4,1
3,9
4,2
4,6
Базовый (реалистичный) сценарий
4,1
3,7
4,0
4,6
Пессимистический
сценарий
4,1
2,8
3,3
3,8
4,8
3,5
4,1
4,3
Базовый (реалистичный) сценарий
4,8
3,4
3,9
4,2
Пессимистичный
сценарий
4,8
2,1
3,0
3,0
Промышленность, %
Оптимистичный
сценарий
8,2
Временной ряд разбивается на полином и невязки
X (t) = Pl (t) + δ l (t).
Невязки – рассогласования между наблюдаемыми и теоретическими значениями ряда:
δ l (t) = X (t) - Pl (t).
Для разбития на полиномы различных степеней и невязки использован МНК:
é
2ù
min êê å( P (t) - Xi (t)) úú.
ëê i
ûú
Исследование невязок: если график невязок имеет нулевой
тренд, то на невязки можно смотреть как на реализацию белого шума. При этом число пересечений графика δ l (t) должно составлять
5–6 раз.
Однако если с ростом предшествующего значения последующее
также имеет в среднем тенденцию к росту или падению, то имеет место автокорреляция. Обязательное условие – её отсутствие.
238
Для количественной оценки автокорреляции применяется коэффициент автокорреляции
N
å (δl (t -1)δl (t))
t=2
N
rl (t) =
å
t=2
δ2l (t -1)
.
N
å
t=2
δ2l (t)
В идеальной ситуации rl (t) = 0, но на практике это невозможно,
поэтому для признания невязок реализацией белого шума достаточно, чтобы (rl (t)) £ 0,3.
Разбиение временного ряда проводится до тех пор, пока на этапе разбиения исходного ряда на полином степени l0 и невязки
δ l0 (t) исследование по указанному алгоритму не даст оснований
смотреть на невязки как на практическую реализацию белого
шума.
Тогда в отношении разбиения l(l0 £ l £ l1 ) xt = aˆ0 + aˆ1t + ... + aˆltl + δ l (t),
t + ... + aˆltl + δ l (t), где факторы линейно независимы, а невязки можно рассматривать как реализацию белого шума, можно применить теорему
Гаусса – Маркова.
Для выбора оптимально регрессионной модели применен метод компромисса «точность-надежность»: в качестве наилучшей по
компромиссу в эконометрической линейной полиномиальной модели выбирается наиболее точная из всех допустимых надежных оценок старших коэффициентов полинома.
Точность представляет собой соотношение
N
å δ2l (t)
S2 (l) = t=1
.
N
При этом дисперсия невязок
N
σ2δ (l) =
NS2 (l)
N - l -1
å δ2l (t)
=
t=1
,
N - l -1
где N - l -1 – число степеней свободы.
Надежность рассчитывается как надежность определения старшего коэффициента (как подлинного инварианта). Наиболее удоб239
ный показатель – среднеквадратическое отклонение коэффициента
к ее абсолютному значению:
Bl (l) =
σ (aˆ )
,
((aˆ ))
2
причем σ (aˆ ) = a(l, N )σ2δ (l).
Таким образом, в результате апробации вышеописанной методики на одном из ведущих университетов России в исследовании были
получены следующие данные по прогнозным сценариям.
На рис. 3.6–3.8 видно, что общие тенденции развития базового
и оптимистичного сценариев в сфере получения доходов университетом достаточно близки, в то время как пессимистичный сценарий, в рамках которого предполагается сворачивание программы
развития ведущих вузов и упадок в отрасли ядерной энергетики, обладает совершенно иным трендом. На рис. 3.9 представлен прогноз
объемов финансирования в рамках международных научных программ. Изменение этого показателя главным образом коррелирует
с темпами роста мировой экономики и отдельно взятых отраслей,
в том числе ядерной энергетики.
2500
Доход, тыс. р.
2000
1500
1000
500
0
2008
2010
2012
2014
2016
2018
Год
– реалистичный сценарий
– пессимистичный сценарий
– оптимистичный сценарий
Рис. 3.6. доходы из всех источников на одного НПР в 2009–2018 гг.
240
100
Доля дохода, %
80
60
40
20
0
2008
2010
2012
2014
2016
2018
Год
– реалистичный сценарий
– оптимистичный сценарий
– песcимистичный сценарий
Рис. 3.7. доходоы от реализованной университетом НТП к затратам
Доля дохода, %
60
50
40
30
20
10
0
2008
2010
2012
2014
2016
2018
Год
– реалистичный сценарий
– оптимистичный сценарий
– пессимистичный сценарий
Объем финансирования, млн р.
Рис. 3.8. Доход от НИОКР из всех источников в общем доходе университета
45
Доля дохода, %
40
60 35
50 30
40 25
20
30
15
20 10
10
5
0 0
2008
2008
2010
2010
2012
2012
2014
2014
2016
2016
2018
2018
Год
Год
– реалистичный сценарий
– оптимистичный сценарий
– пессимистичный сценарий
Рис. 3.9. финансирование в рамках международных научных программ
241
В результате проведенного анализа возможных рисков в сфере
деятельности ведущих университетов выделены наиболее значимые риски, способные привести к ощутимым потерям в конечном
экономическом результате, а именно: экономический кризис, негативные тенденции развития профилирующей отрасли, изменение государственных приоритетов в сфере образования и науки,
сокращение контингента абитуриентов и переход на новую систему финансирования. С их учетом в работе были проанализированы
и построены возможные сценарии развития событий. Полученные
результаты повышают достоверность получаемых прогнозных значений исследуемых параметров, что позволяет наиболее корректно
составить модель ССП для ведущих университетов.
§ 2. Разработка ССП
для ведущего университета России
Технология ССП впервые была предложена в 1992 году Робертом
Капланом и Дэвидом Нортоном как один из методов стратегического управления предприятием [142, 143]. Проведенные статистические исследования показали, что только 3 из 10 предприятий считают свои системы оценки результатов деятельности эффективными.
Это означает, что системы оценки деятельности этих компаний имеют существенные недостатки.
Разработчики ССП показали, что основным недостатком систем
оценки деятельности этих компаний являлось то, что они основаны исключительно на финансовых показателях. Контроль только
финансовых показателей не позволяет выявить состояние предприятия, а следовательно, и построить надежный прогноз его развития.
Поэтому в анализе необходимо использовать также нефинансовые
показатели, логически связанные с финансовыми.
Таким образом, ССП – это система стратегического управления
компанией на основе измерения и оценки ее эффективности по набору оптимально подобранных в соответствии со стратегией данной
компании показателей, отражающих все аспекты деятельности организации как финансовые, так и нефинансовые.
Система сбалансированных показателей позволяет: во-первых,
увязать стратегию предприятия с оперативной деятельностью; вовторых, эффективно охватить важнейшие аспекты деятельности
предприятия; и, в-третьих, добиться большей объективности оценок за счет монетарных и немонетарных показателей.
242
Однако всего лишь 10 % предприятий реализуют свою стратегию на практике, причем 70 % неудач связаны не с неудачными
стратегиями, а с неэффективной их реализацией. Исследования
в этой области, проведенные Р. Капланом и Д. Нортоном, выявили несколько барьеров, препятствующих реализации стратегии
(рис. 3.10) [145]:
1) барьер видения;
2) барьер человеческого фактора;
3) барьер руководства;
4) барьер ресурсов.
Систему сбалансированных показателей можно определить и как
тщательно подобранный набор показателей на основе стратегии организации. Пол Нивен рассматривает ССП в трех аспектах [144]:
– система оценки;
– система стратегического управления;
– инструмент распространения информации.
Подход к CCП как системе оценки, позволяет превратить стратегию в действие, предоставляя концептуальную базу, поясняющую
Всего лишь
10% организаций реализуют свою
стратегию на практике
Барьеры на пути реализации
стратегии
Барьер видения
Всего лишь
5% работников
понимают
стратегию
Барьер человеческого
фактора
Барьер
руководства
Всего лишь 25%
менеджеров имеют
стимулы,
связанные со
стратегией
В 85%
организаций на
обсуждение
стратегии
затрачивается
менее часа
в месяц
Барьер ресурсов
В 60%
организаций
отсутствует
связь между
бюджетами и
стратегией
Рис. 3.10. Барьеры на пути реализации стратегии
243
стратегию через выбранные цели и показатели. В центре ССП лежат
видение будущего и стратегия, а финансовая составляющая дополняется клиентской составляющей, составляющей внутренних процессов и составляющей обучения и роста.
В свою очередь, ССП как система стратегического управления
позволяет преодолеть следующие барьеры эффективной реализации стратегии:
Преодоление барьера видения. Перевод видения и стратегии
в процессе разработки ССП вынуждает руководство четко зафиксировать цели, показатели, нормы и инициативы по каждой из составляющих.
Преодоление барьера человеческого фактора. Для успешной реализации стратегии необходимо, чтобы она была принята на всех
уровнях организации, что ставит перед руководством вопрос о необходимости каскадирования. Каскадирование ССП подразумевает
под собой ознакомление с ней всех работников организации и возможность продемонстрировать, какой вклад их деятельность вносит в реализацию стратегии.
Преодоление барьера ресурсов. Разработка ССП позволяет объединить процессы бюджетирования и стратегического планирования. Также работа над ССП позволяет критически изучить множество действующих в организации инициатив и выбрать те из них,
которые наилучшим образом будут способствовать реализации
стратегии организации.
Преодоление барьера руководства. ССП позволяет перейти от
модели управления, в которой руководство огромное количество
времени тратит на обсуждение проблем и поиск путей их исправления, к модели, в которой исходной точкой анализа, обсуждения
и изучения стратегии являются результаты ССП.
Систему сбалансированных показателей можно представить
как инструмент распространения информации. Питер Друкер назвал управление производительностью труда знающего работника
одной из сложнейших задач XXI века. ССП позволяет руководству
просто и ясно рассказать работникам о разработанной стратегии
с помощью четких и объективных показателей. Это, в свою очередь,
позволяет им понять, что лежит в основе стратегии, куда направляется организация и какой вклад они вносят в ее движение к цели.
Центральной частью в ССП является концепция баланса, особенно по отношению к трем следующим областям:
Баланс между финансовыми и нефинансовыми показателями успеха. ССП была изначально задумана как средство преодо244
ления недостатков зависимости от финансовых показателей путем
уравновешивания их факторами будущих результатов деятельности.
Баланс между внутренними и внешними компонентами организации. Акционеры и клиенты рассматриваются в ССП как внешние
компоненты, а сотрудники и внутренние процессы – как внутренние. Для эффективной реализации стратегии необходимо уравновешивание потребностей всех этих групп.
Баланс между запаздывающими и опережающими индикаторами. ССП должна включать в себя и запаздывающие, и опережающие индикаторы. Запаздывающие индикаторы без опережающих
показателей не дают представления о том, как выполняются нормы. Опережающие же индикаторы без запаздывающих могут продемонстрировать кратковременные улучшения, но не показывают,
привели ли эти улучшения к повышению результатов для клиентов
и собственников.
Эффективность ССП зависит от качества ее внедрения. В этой
связи представляется целесообразным рассмотреть более подробно
основные этапы внедрения ССП.
Так, разработка ССП предполагает формирование системы для
одной организационной единицы. Это может быть организация в целом, подразделение, отдел.
Стратегические цели имеют статус решающих и ключевых целей организации. Достижение целей призвано обеспечить реализацию стратегических мероприятий. По каждому стратегическому
мероприятию определяются сроки его реализации, бюджет и четкая ответственность.
На этапе разработки ССП необходимо учитывать, что стратегические цели, а не их показатели, составляют ядро ССП. Лучшие
показатели бесполезны, если положенные в их основу цели не описывают надлежащим образом стратегию, ведущую к устойчивому
конкурентному преимуществу.
При этом разработка ССП осуществляется путем выполнения
следующих последовательных шагов [143]:
– конкретизация стратегических целей;
– выбор показателей и определение их целевых значений;
– определение связи показателей с бизнес-процессами;
– разработка стратегических мероприятий.
Конкретизация стратегических целей. Для построения системы стратегического управления необходимо выделить отдельные
цели, отражающие конкретные стратегические аспекты. При этом
245
необходимо установить между целями причинно-следственные связи с тем, чтобы полный набор целей отображал стратегию организации. В соответствии с этим необходимо выделить наиболее важные
моменты:
– цели должны быть измеримыми;
– на достижение целей можно влиять;
– цели приемлемы для различных групп людей в организации и
согласованы с общей целью организации.
Мировой опыт показывает, что при разработке ССП количество
ее показателей часто «раздувается» за счет включения в систему достаточно стандартных параметров. Однако от избытка таких показателей система теряет одно из наиболее существенных своих преимуществ – возможность концентрироваться на главном и отслеживать специфические для организации аспекты деятельности.
Отдельно стоит подчеркнуть, что стратегические цели не являются независимыми и оторванными друг от друга. Наоборот, они
тесно друг с другом связаны и влияют друг на друга. Достижение
одной цели служит достижению другой и так далее, до главной цели организации. Связи между различными целями ясно видны благодаря причинно-следственной цепи. Те из них, которые не вносят
вклада в реализацию главной цели, исключаются из рассмотрения.
Определение и документирование причинно-следственных связей
между отдельными стратегическими целями является одним из основных элементов ССП. Устанавливаемые причинно-следственные
связи отражают наличие зависимостей между отдельными целями.
Выбор показателей и определение их целевых значений. Показатель представляет собой измеритель степени достижения цели,
а также средство для оценки эффективности протекающих в организации процессов. Использование показателей призвано конкретизировать разработанную систему целей и сделать цели измеримыми. Выбор показателей можно осуществить только тогда, когда
четко определены цели. На практике рекомендуется использовать
не более двух или трех показателей для каждой из стратегических
целей.
Бизнес-практика показывает, что оптимальным соотношением
числа показателей для целей каждой из составляющих системы является следующее [145]:
– финансы – 4–5 показателей (22 %);
– клиенты – 4–5 показателей (22 %);
– внутренние процессы – 8–10 показателей (34 %);
– персонал и инфраструктура – 4–5 показателей (22 %).
246
Однако если для объективного описания стратегии требуется больше показателей, то не следует себя ограничивать рамками
в 10–20 показателей.
Без наличия реально достижимых значений показатели, разработанные для измерения стратегических целей, не имеют смысла.
Сложность определения целевого значения того или иного показателя состоит в нахождении реально достижимого уровня.
Как правило, ССП разрабатывается на долгосрочный период
стратегического планирования. При этом целевые значения определяют у запаздывающих показателей. Поскольку реализация стратегии осуществляется и в текущем году, целевые значения устанавливают и на среднесрочный (1 год) период – для опережающих показателей. Таким образом, достигается сбалансированность системы
показателей по долгосрочным и краткосрочным целям. Показатели и их целевые значения предоставляют управляющему персоналу
своевременные сигналы, основанные на сравнении реального положения вещей с планами организации.
Стратегическая карта ССП представляет собой модель, демонстрирующую, как стратегия объединяет нематериальные активы и
процессы создания стоимости.
Стратегическая карта является иллюстрацией причинно-следственных отношений между желаемыми результатами клиентской и финансовой составляющих, с одной стороны, и выдающимися результатами, полученными в основных внутренних процессах – производственном менеджменте, управлении клиентами,
инновациях и законодательных и социальных процессах – с другой. Кроме того, стратегическая карта определяет специфические
возможности нематериальных активов организации – человеческого, информационного и организационного капиталов, которые так необходимы для решения задач внутренней составляющей [146].
Для повышения эффективности управления вузом в кооперации
с промышленностью в данной работе адаптирован вышеописанный
методический инструментарий стратегического планирования для
одного ведущего вуза России.
Выбор ССП в качестве инструмента реализации стратегии обусловлен тем, что она позволяет одновременно:
– связать стратегические цели с оперативными действиями по
реализации стратегии;
– учесть как финансовые, так и нефинансовые показатели, что
необходимо для оценки деятельности ведущего вуза;
247
– своевременно реагировать на негативные изменения в бизнеспроцессах.
Внедрение ССП позволяет согласовать между собой деятельность
кафедр, отделов, управлений и других подразделений вуза.
Поскольку ССП была разработана для бизнес-структур, внедрение в образовательные структуры требует адаптации типовых показателей ССП к особенностям функционирования данной
сферы.
Основная идея формирования ССП ведущего университета заключается в выражении стратегических целей вуза через систему
показателей эффективности достижения целей. Система показателей является системой координат, в которой цель формулируется
в виде целевых значений показателей. Стратегический план строится как траектория движения к цели во времени.
Так как ведущие университеты являются государственными образовательными учреждениями, вектор развития им задается государством в виде Программ создания и развития (ПСР). Для мониторинга
соответствия развития вуза ПСР рассчитываются показатели эффективности ведущих вузов и сравниваются с целевыми показателями
ПСР.
Таким образом, применение ССП к ведущему университету заключается в выполнении следующих этапов:
1) выбор показателей, которые наиболее точно описывают степень прогресса по достижению той или иной цели и разработки соответствующих мероприятий;
2) внедрение ССП в оперативную деятельность.
Цели также определяются государством в лице Министерства
образования и науки, поэтому при составлении ССП необходимо
выбрать такие показатели, которые наиболее точно характеризуют
достижение поставленных перед университетом целей.
Пол Р. Нивен рекомендует для государственной и некоммерческой структур строить иерархию ССП, в которой составляющая
«Клиенты» перемещена вверх [157]. Но, на наш взгляд, данная рекомендация не вполне подходит для предпринимательского университета вследствие того, что государственное финансирование
далеко не всегда является достаточным для функционирования
и университет должен заниматься деятельностью, приносящей
прибыль. С другой стороны, университет является общественной
государственной организацией и должен служить интересам общества. Вследствие этого, в ряде других источников предлагается
разбить составляющую «Клиенты» и выделить из нее составляющую
248
Промышленность
Финансы
Достижение
мирового уровня
конкурентоспособности
Обеспечение
высокого качеста
подготовки специалистов
Инновационный университет мирового уровня
Обеспечение
финансовой
устойчивости
Оптимизация
издержек
Рост
дохода
Репутация
университета
Клиенты
Удовлетворение
кадровых запросов
промышленности
и государств
Конкурентоспособная
цена
Усиление
международной
кооперации
Целевая подготовка
Качество
образования
Персонал
Процессы
Развитие материальнотехнической базы
Развитие
образовательного
процесса
Совершенствование
информационного
обеспечения
Модернизация научноисследовательского
процесса
Уровень вовлечения
сотрудников в инновационный процесс
Повышение
квалификации персонала
Мотивация
персонала
Рис. 3.11. Карта целей ведущего университета России
249
«Общество», что не противоречит концепции Нортона и Каплана.
Однако важнейшим приоритетом НИУ является интеграция с промышленностью, в связи с чем представляется необходимым выделить составляющую «Промышленность».
Стратегические цели университета перечислены на рис. 3.11, иллюстрирующем карту целей во взаимосвязях, полностью отражающую стратегию университета.
В итоге ССП для одного из ведущих университетов России включает в себя следующий состав целей по перспективам:
1. Составляющая «Промышленость» (табл. 3.4).
Ведущий вуз является государственным учреждением и его деятельность должна отвечать интересам общества. Современная миссия ведущего университета включает:
– подготовку специалистов в сфере современных наукоемких
технологий для обеспечения национальных интересов России в сфере технологической безопасности;
– удовлетворение кадровых потребностей отечественного ядерного энергетического и ядерного оборонного комплексов;
– подготовку специалистов-управленцев и экспертов-аналитиков (госслужащих, сотрудников госкорпораций и др.) для мониторинга и аудита технологических и производственных (промышленных) секторов российской и мировой экономики;
Таблица 3.4
Составляющая «Промышленность»
в системе сбалансированных показателей вуза
Стратегическая цель
Индикатор
Показатель
Программы создания
и развития на 2017 г., %
Достижение миро- Доля иностранных учавого уровня конку- щихся без учета стран СНГ
рентоспособности
3
Доля лиц, обучающихся по
образовательным программам ВПО для организаций
атомной отрасли
50
Доля выпускников университета, работающих
в сферах науки, образования и высоких технологий
не менее трех лет по окончании обучения
90
Удовлетворение
кадровых запросов
250
– подготовку специалистов для государственных организаций,
институтов и предприятий, в том числе решающих задачи обороны
и безопасности России;
– достижение мирового уровня конкурентоспособности;
– обеспечение неизменно высокого качества подготовки специалистов.
2. Составляющая «Финансы» (табл. 3.5). Достижение целей
этой составляющей требует повышения доходов и оптимизации издержек.
Таблица 3.5
Составляющая «Финансы» в ССП вуза
Стратегическая
цель
Финансовая
устойчивость
и оптимизация
издержек
Индикатор
Показатель
Программы создания
и развития на 2017 г.
Доходы университета, получаемые из всех источников (ассигнования федерального бюджета,
средства внебюджетных источников и иные), на 1 научно-педагогического работника
1850 тыс. р.
Отношение доходов от реализованной университетом научно-технической продукции,
включая права на результаты
интеллектуальной деятельности, к затратам федерального
бюджета на выполнение
НИОКР
Финансовое обеспечение
Программы за счет средств
ГК «Росатом»
90 %
400 млн р.
3. Составляющая «Клиенты» (табл. 3.6). Основными целями
в клиентской перспективе являются поддержание высокой репутации университета, высокого качества предоставляемых услуг и их
конкурентоспособная цена.
4. Составляющая «Процессы» (табл. 3.7). Повышение качества
образования достигается за счет развития материально-технической базы, совершенствования информационного обеспечения
и развития научно-исследовательского и образовательного процессов.
5. составляющая «Персонал» (табл. 3.8).
251
Таблица 3.6
Составляющая «Клиенты» в ССП вуза
Стратегическая
цель
Индикатор
Качество образования
Международная
кооперация
Репутация
Показатель
Программы создания
и развития на 2017 г.
Доля ежегодно обновляемых
образовательных программ по
профильным специальностям
университета
35 %
Доля обучающихся лиц из
государств СНГ
1,33 %
Объем финансирования проектов в рамках международных
научных программ
20 млн р.
Количество научных конференций и школ молодых
ученых, организованных и
проведенных университетом
25 %
Численность преподавателей
других вузов, прошедших
переподготовку и повышение
квалификации в университете
2100
Отношение количества работников атомной отрасли и
других высокотехнологичных
отраслей, прошедших повышение квалификации и
профессиональную переподготовку в университете, к общей
численности работников, прошедших переподготовку
в университете
70 %
Таблица 3.7
Составляющая «Процессы» в ССП вуза
Стратегическая
цель
Индикатор
Доля исследователей и препоРазвитие
давателей, использующих
материальнов своей работе уникальное
технической базы
научное оборудование
252
Показатель
Программы создания
и развития на 2017 г., %
37
Окончание табл. 3.7
Стратегическая
цель
Индикатор
Развитие
образовательного
и научно-исследовательского
процессов
Показатель
Программы создания
и развития на 2017 г., %
Доля разработанных учебных
программ повышения квалификации и профессиональной
переподготовки работников
атомной отрасли
40
Доля магистров и аспирантов
в общей численности лиц, обучаемых по образовательным
программам ВПО
46
Таблица 3.8
Составляющая «Персонал» в ССП вуза
Стратегическая цель
Повышение
квалификации
и мотивации
Повышение
уровня вовлечения сотрудников
в инновационный
процесс
Индикатор
Показатель
Программы создания
и развития на 2017 г., %
Доля аспирантов и научнопедагогических работников,
имеющих опыт работы в
ведущих научных и университетских центрах
28
Рост количества публикаций
в высокоцитируемых научных
изданиях по отношению
к 2008 г.
120
Доля научно-педагогических
работников с ученой степенью
в общей численности научнопедагогических работников
67
Доля защитившихся кандидатов наук в общей численности
соискателей
40
Доля защитившихся докторов наук в общей численности соискателей
83
253
Таким образом, применение данного инструментария стратегического планирования позволит ведущему университету оптимизировать свои финансовые и административные ресурсы, эффективно
проводить интеграцию с предприятиями промышленного комплекса и существенно повысить эффективность использования своего
потенциала как в России, так и за рубежом.
§ 3. Разработка мероприятий по внедрению ССП
в ведущих университетах России и повышению эффективности
реализации их потенциала в промышленных комплексах
Внедрение ССП – это система процедур, осуществляемых структурными подразделениями ведущего вуза, направленных на достижение целей ПСР национальных исследовательских университетов.
Цель внедрения ССП – это решение задач, поставленных перед
ведущим вузом ПСР, и минимизация рисков, возникающих в процессе их достижения.
Процедуры внедрения ССП – мероприятия, осуществляемые
структурными подразделениями ведущего вуза, направленные на
оценку эффективности, а также выявление и корректировку отклонений в деятельности ведущего вуза, предотвращение стратегических рисков и достижение стратегических целей.
Основными задачами внедрения ССП в ведущем вузе являются:
1) содействие в выполнении поставленных ПСР перед ведущим
вузом стратегических целей и задач наиболее эффективным путем;
2) обеспечение финансовой устойчивости функционирования ведущего вуза и его подразделений;
3) повышение результативности и эффективности финансово-хозяйственной деятельности ведущего вуза;
4) своевременное выявление и анализ рисков, оказывающих существенное влияние на достижение стратегических целей ведущего
вуза, а также минимизация этих рисков;
5) своевременное выявление причин отклонений от заданных
плановых целевых показателей.
В свою очередь, внедрение ССП должно основываться на следующих принципах:
– объективность: проведение анализа максимально допустимого
объема информации о ведущем вузе, его структурных подразделениях и окружении;
– своевременность: оперативность и актуальность действий по
корректировке отклонений;
254
– комплексность: осуществление сбора информации со всех
структурных подразделений ведущего вуза;
– неразрывность ССП и системы управления ведущим вузом: интеграция ССП в стратегическое и оперативное планирование для
последовательной ее адаптации к новой стратегии и точной трансформации операционных целей и стратегических мероприятий
в годовое планирование и бюджетирование;
– интеграция ССП в систему отчетности для обеспечения текущего мониторинга достижения целевых показателей;
– интеграция ССП в систему руководства персонала для закрепления операционных целей и стратегических мероприятий и согласования целей с исполнителями;
– постоянное развитие и совершенствование: ССП должна быть
способна адаптироваться к новым условиям и решать новые задачи;
– сочетание мониторинга целевых показателей структурных подразделений и устранения выявленных недостатков и отклонений;
– приоритетность контроля стратегических направлений развития ведущего вуза;
– контроль исполнения ключевых показателей ПСР для достижения стратегических целей ведущего вуза.
С целью создания и внедрения ССП, обеспечения ее объективности, рекомендуется создавать в ведущих вузах рабочую группу по внедрению. Предполагается присутствие в составе группы представителей руководства организации и руководителей отдельных структурных подразделений. Число участников группы не должно превышать
10 человек. Мировой опыт показывает, что в такую группу должны входить: руководитель или представитель структурной единицы организации, для которой разрабатывается ССП, руководители второго уровня,
контроллер, модератор и координатор процесса внедрения ССП.
Модератор – это эксперт, обладающий богатым практическим
опытом, аналитическим мышлением и навыками межличностного
общения. В задачи модератора входит руководство процессами обсуждения и обеспечения получения нужных результатов.
Координатор – член группы, задачами которого являются организация взаимодействия всех членов команды, координация сроков и организация инфраструктуры. Он осуществляет методическое сопровождение процесса внедрения ССП и обеспечивает необходимую коммуникацию между участниками проекта.
Таким образом, задачами группы являются:
– анализ информации, поступившей из структурных подразделений ведущего вуза;
255
– мониторинг продвижения ведущего вуза в достижении стратегических целей;
– анализ рисков, которые могут оказать существенное влияние
на достижение целей ведущего вуза;
– разработка мероприятий по внедрению, адаптации и развитию
ССП к новым условиям.
Для каждой составляющей ССП следует определить мероприятия,
которые будут необходимы для достижения поставленных целей. В качестве мероприятий могут фигурировать долгосрочные программы и
инициативы организации, а также запланированные проекты. С точки
зрения поставленных целей мероприятия можно рассматривать как пакеты работ, выполнение которых приведет к достижению целей.
Разработка стратегических мероприятий состоит из четырех последовательных шагов:
1) формулировка идей и предложений по составу стратегических
мероприятий;
2) структуризация разработанных предложений;
3) оценка затрат и определение приоритетов;
4) детализация стратегических мероприятий.
Для эффективного внедрения ССП и анализа эффективности финансово-хозяйственной деятельности ведущего вуза, необходимо
провести:
– проверку финансово-хозяйственной деятельности ведущего вуза и его структурных подразделений;
– проверку соблюдения установленного порядка ведения бухгалтерского учёта и составления бухгалтерской отчётности ведущим
вузом и его подразделениями;
– проверку эффективности использования имущества и иных
ресурсов ведущего вуза и его структурных подразделений;
– проверку эффективного использования средств федерального
бюджета.
На основании результатов проверки рабочая группа формирует
пакет предложений по проведению мероприятий.
С целью усиления интеграции исследовательского университета с промышленностью, повышения эффективности реализации его
потенциала, а также расширения охвата клиентов в данном исследовании предлагается:
1. Создавать проектные (контрактные) группы. Для более эффективной реализации потенциала ведущего вуза необходимо создать подразделение (например, проектный офис или центр трансферта технологий), задача которого будет состоять в выявлении
256
научных работников, обладающих необходимыми компетенциями
для контрактных работ, и создании из них рабочей группы на время
исполнения контракта или работ по гранту.
2. Создавать центры мониторинга и прогнозирования. Для успешной работы проектного офиса необходимо подразделение, отслеживающее потребности и проблемы в различных областях промышленности, на основании деятельности которого можно было бы определить,
какие потребности промышленности способен удовлетворить университет сейчас, а какие – в ближайшем и отдаленном будущем. Подобные меры позволят увеличить количество контрактов с промышленными предприятиями и организациями на проведение НИОКР.
3. Создавать базы для дистанционного обучения. Одной из главных возможностей дистанционного обучения, является возможность удаленного прохождения обучения. Это позволит ведущему
вузу увеличить охват аудитории за счет лиц, не имеющих возможности прибыть для очного, либо очно-заочного обучения.
Кроме того, дистанционное обучение и повышение квалификации позволит работникам промышленных предприятий не прекращать выполнение своих основных обязанностей.
4. Расширять международное сотрудничество в области науки
и образования. На сегодняшний день уровень международных связей является одним из важнейших показателей при оценке деятельности вуза.
Качество подготовки специалистов, высокий научный потенциал научно-педагогического коллектива – база для успешного выхода вуза на международный рынок образовательных услуг и научных исследований.
С целью улучшения рейтинговых позиций ведущего вуза считается необходимым:
1. Повысить наукометрические показатели университета, в том
числе:
– увеличить число англоязычных публикаций университетских
ученых в реферируемых изданиях, для чего считается необходимым:
– разработать и ввести систему надбавок за публикацию статей
в иностранных журналах с учетом значений импакт-фактора последних;
– заключить с известными мировыми университетами договора
по обмену студентами и аспирантами с целью закрепления в отрасли студентов и получения ценного опыта;
– сопровождать каждый выпуск журнала (научных трудов) аннотацией содержания на английском языке.
257
2. Заключить договоры о сотрудничестве с вузами-партнерами по
проблемам академического и научного партнерства: сам факт, что
у вуза имеются с известными зарубежными университетами договоры о сотрудничестве, свидетельствует о доверии к нему иностранных партнёров, и для зарубежного абитуриента это является несомненным плюсом при выборе им места дальнейшего обучения.
3. Выполнять НИР по договорам с зарубежными партнёрами,
организовывать международные научные конференции, семинары
и школы; проводить совместные конференции, симпозиумы и выставки, а также приглашать зарубежных ученых на мероприятия
подобного рода; научные стажировки.
4. Привлекать зарубежных специалистов к выполнению совместных НИР, чтению лекций, подготовке совместных учебников
и учебно-методических разработок, изданию совместных выпусков
научных трудов университета.
5. Участвовать в конкурсах на получение грантов международных организаций и фондов на совместные с зарубежными университетами научно-образовательные проекты.
К формам международного межвузовского сотрудничества на
уровне кафедры можно отнести: обмен преподавателями, стажерами, аспирантами (творческие командировки, научные стажировки);
направление в вузы-партнеры профессоров для чтения лекций; руководство работой аспирантов и магистрантов; подготовка преподавательских кадров для вузов-партнеров; взаимное приглашение ученых на симпозиумы, конференции, выставки; совместное выполнение научно-исследовательских проектов и совместные публикации;
проведение совместных конференций и других мероприятий подобного рода; обмен научными публикациями, учебно-методическими
пособиями, материалами, учебными планами и программами.
5. Развивать кадровый потенциал. Важнейшим стратегическим достоянием ведущего вуза является высококвалифицированный ППС. В результате сложившейся после распада СССР ситуации сократился приток молодых преподавательских кадров в вузы,
естественные потери не восполнялись.
Для решения задачи развития кадрового потенциала необходимо:
– проведение курсов повышения квалификации для преподавателей и научных работников;
– разработка и внедрение системы мотивации;
– заключение договоров с известными мировыми университетами по обмену студентами и аспирантами для закрепления в отрасли
студентов и получения ценного опыта;
258
– привлечение высокопрофессиональных научно-педагогических кадров.
Вышеперечисленные мероприятия позволят сохранить ведущему вузу квалифицированный ППС, обеспечить преемственность научных школ вуза и увеличить приток молодых преподавательских
кадров.
В свою очередь, для повышения эффективности системы управления ведущего вуза следует разработать программу по совершенствованию системы управления качеством его научной и образовательной деятельности.
Среда, в которой функционируют ведущие вузы страны, очень
динамична, что может приводить к пересмотру концепций развития вуза, корректировке курса в процессе достижения стратегических целей. Очевидно, что при подобной корректировке необходимо актуализировать и ключевые показатели деятельности. Для
того чтобы в полной мере использовать возможности ССП как инструмента управления и контроля, необходимо дальнейшее ее развитие и интегрирование в процессы мотивации, управления и бюджетирования.
259
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Обеспечение высокого качества ВПО на основе сохранения его
фундаментальности и соответствия актуальным и перспективным
потребностям общества, рынка труда и государства является одной
из ключевых задач государственной политики в области образования.
Решение проблемы обеспечения качества образования в высшей
школе России приобретает особую актуальность в связи с двумя
аспектами: во-первых, с необходимостью совершенствования методов оценки деятельности вузов, в соответствии с изменяющимися
требованиями внешней среды и возрастающей динамикой научнотехнологического развития общества; во-вторых, с необходимостью
обеспечения мирового признания качества подготовки квалифицированных специалистов в отечественных вузах в условиях интернационализации высшего образования и усиления процессов интеграции образования, науки и реального сектора экономики.
Сегодня государство принимает активное участие в развитии национальной системы ВПО, однако, несмотря на это, в современных
рыночных условиях университетам необходимо искать собственные пути развития и новые, специальные методы менеджмента качества. Высшие учебные заведения в России и других странах в последнее десятилетие стоят перед проблемой необходимости разработки и внедрения эффективного инструментария управления вузом.
В данной работе исследованы теоретико-методологические подходы
к проблеме стратегического управления и разработки стратегии в вуза, раскрыто содержание и обоснована необходимость формирования
стратегии развития высшей школы России, связанная с интенсивными преобразованиями внешней среды, что приводит к возрастанию требований и потребностей потребителей образовательных услуг;
с формированием рынка образовательных услуг, сопровождающимся обострением конкурентной борьбы за интеллектуальные и материальные ресурсы; с переходом к экономике «знаний», обусловливающий выбор вузами инновационного пути развития. Для эффективного управления вузом и достижения поставленных целей
в исследовании адаптирован один из существующих инструментов
зарубежной модели стратегического планирования (система сбалансированных показателей), применяемый в бизнес-среде для ведущих
университетов России, который позволит вузам успешно функционировать и развиваться в соответствии с современными требованиями,
предъявляемыми со стороны государства, общества и рынка труда.
260
В современном мире конкурентоспособность национальных экономик определяется не столько развитостью рыночных отношений,
сколько возможностью воспринимать и системно осваивать технологические инновации, большинство которых являются результатом фундаментальных и прикладных научных исследований, проводимых в университетах. Именно поэтому оценка всех направлений деятельности вузов является особо актуальной. В данном
исследовании применен один из инструментов управления качеством – бенчмаркинг – с целью исследования зарубежного опыта
оценивания деятельности вузов, в ходе которого: рассмотрена рейтинговая система оценки как индикатора конкурентоспособности
национальных систем ВПО; выявлены и систематизированы ключевые аспекты, раскрывающие основу рейтинговой системы от составителей до ее потребителей; проведен сравнительный анализ
существующих глобальных и национальных методических подходов к оценке деятельности высшей школы, позволяющий обобщить
и выделить ряд основных критериев, характеризующих качество
образования, которые легли в основу совершенствования методики оценки потенциала вузов, в частности ведущих университетов
России.
В настоящее время в России идет активное формирование и развитие ведущих университетов, что позволит нашей стране вновь
встроиться в международную повестку развития высшего образования и претендовать на заметную роль в глобальном образовательном пространстве в следующие 10–30 лет. Потребуются серьезные
изменения в содержании образования, суть которых состоит в выходе за пределы трансляции конкретного «предметно-организованного» знания. Центральными процессами нового образования
станут коммуникация и технологии интеллектуальной деятельности (мышление), направленные на решение актуальных проблем,
а высшей формой образовательной деятельности – стратегическая
проектная и командная работа. В такой системе меняется традиционная роль профессора («предметника»), которая должна быть
дополнена организаторами коммуникации, отраслевыми и технологическими экспертами, руководителями проектной работы.
Именно за эти типы профессионалов уже развернулась острейшая
конкуренция на международном интеллектуальном рынке.
Отдельные элементы нарождающейся новой парадигмы высшего образования можно было отметить в Физико-техническом университете, а также в экосистемах Пало-Альто и Стэнфордского университета, Массачусетского технологического института. Важно,
261
что за последние 50 лет в теории управления возникли интеллектуальные школы, связанные с активным вовлечением участников
в проектирование организационных систем («идеализированное
проектирование» Рассела Акоффа и «деятельностный подход» Георгия Щедровицкого). Обсуждаемые образовательные новации не отрицают значимость сложившихся форматов высшего образования.
Обновленные классические и отраслевые вузы по-прежнему будут
составлять ядро профессионального образования в России, а развитие исследовательских университетов является условием международного признания успехов российского высшего образования
в ближайшие годы. Однако необходимо избежать соблазна прямого
копирования «лучших международных практик». Мы не сможем
на первых порах конкурировать в рейтингах с мировыми грандами
напрямую: нам не хватит ресурсов, времени, репутации. Статистика показывает, что средний возраст университета мирового класса – 180 лет, а более 45 % нобелевских лауреатов являются выпускниками всего 12 университетов. Чтобы восстановить международную конкурентоспособность российской высшей школы, необходимо тщательно анализировать и рационально использовать зарубежный опыт, но при этом разрабатывать и применять собственный
подход. Несомненно, у нас есть исторический шанс стать участниками установления новых правил игры как в международном, так
и в национальном образовательном пространстве.
262
Библиографический список
1. Van Ginkel H. J. A. The challenge of institutional change // Higher
Education in Europe. 1995. Vol. 20. Nr. 3. Р. 8–24.
2. Лиман И. А. Организационно-экономические проблемы реформирования высшего образования Российской Федерации и
создание учебно-научно-производственных комплексов: автореф.
дис. … д-ра экон. наук. М., 2005. 38 c.
3. Болонский процесс: проблемы и перспективы / Под ред.
М.М. Лебедевой. М.: Оргсервис-2000, 2006. 208 с.
4. Халин В. Г. Теоретико-методические основы формирования
комплексной системы стратегического управления модернизацией
высшей школы: автореф. дис. … д-ра экон. наук. М., 2009.
5. Хауг Г. Европа будущего: Болонья и далее... // Alma Mater:
Вестн. высш. шк. 2000. № 10. С. 15–19.
6. Мониторинг участия российских вузов в Болонском процессе // Аналитический отчет по результатам исследования в вузах /
ЦИРКОН. М., 2006. 73 с.
7. Сагинова О. В. Управление процессами глобализации образования в высшей школе России: автореф. дис. … д-ра экон. наук. М.,
2006. 49 с.
8. Акулич М. М. Образование в условиях глобализации // Университет. управление: практика и анализ. 2005. № 5 (38). С. 55.
9. Анализ мировых тенденций развития научно-образовательной деятельности: аналит. обзор / Е. В. Вашурина, Н. В. Дрантусова, Я. Ш. Евдокимова, А. К. Клюев, И. А. Майбуров; Б-ка журн.
«Университетское управление: практика и анализ». Екатеринбург:
Изд-во Урал. гос. ун-та, 2006. 136 с.
10. Scott P. Massification, Internationalization and Globalization //
The Globalization of Higher Education. Buckingham, 1998. Р. 109–129.
11. Кочетков В. В. Глобализация в образовании: информационная война и «промывка мозгов» или доступ к мировым знаниям и
блага цивилизации? // Вестн. Моск. гос. ун-та. Сер. Социология и
политология. 2005. С. 18.
12. Вербицкая Л. А. Глобализация и интернационализация в образовании и важность изучения иностранных языков // Мир русского слова. 2007. № 2. С. 5–11.
13. Актуальные вопросы развития образования в странах ОЭСР/
отв. ред. М. В. Ларионова. М., 2005. 152 с.
14. Gibbons M. The University as an Instrument for the Development of Science and Basic Research: the Implications of Mode 2
263
Science // Emerging Patterns of Social Demand and University Reform: through a Glass Darcly. Oxford, 1995.
15. Nowotny H. Re-thinking science: from reliable to socially robust knowledge // Jahrbuch 2000 des Collegium Helveticum / Hg. mit
Martina Weiss. Zürich, 2000. Р. 221–224.
16. Peterson M., Dill D. Understanding the Competitive Environment of the Postsecondary nowledge Industry // Planning and Management for Changing Environment. San-Francisco, 2005.
17. OECD. Globalization and Linkages to 2020: Challenges and Opportunities for OECD countries / Organization for Economic Cooperation and Deveopment. P., 1996.
18. Официальный сайт Организации экономического сотрудничества и развития. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://
www.oecd.org/dataoecd/61/32/48631079.pdf
19. Дюсь Ю. П. Интеллектуальная колонизация. Миграционные
перспективы присоединения Российской Федерации к Болонскому
процессу // ЭКО. Всерос. экон. журн. 2006. № 2. С. 76–92.
20. Российский статистический ежегодник: 2011. Интернет-ресурс. [электронный доступ]: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_13/
Main.htm
21. Современное состояние мирового рынка образовательных
услуг и положение на нем России // Социально-гуманитарные знания. 2004. № 3. С. 61–75.
22. Лукичев Г. А. Болонский процесс – императив развития
высшего образования в Европе // Высшее образование сегодня.
2004. № 4. С. 42–45.
23. Майбуров И. А. Мировые тенденции развития высшей школы / ГОУ УГТУ-УПИ. Екатеринбург, 2008. 233 с.
24. Организация экономического сотрудничества и развития.
Статистические данные. Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http://www.oecd.org/document/2/0,3746,en_2649_39263238_
48634114_1_1_1_1,00.html
25. Россия в цифрах – 2011 г.: крат. стат. сб. / Росстат. M., 2010.
26. Организация экономического сотрудничества и развития.
Статистические данные. Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http://www.oecd.org/dataoecd/61/2/48631582.pdf
27. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года: Интернет-ресурс
[электронный доступ]: http://www.ifap.ru/ofdocs/rus/rus006.pdf
28. Chandler A. D., Jr. 1962. Strategy and Structure^ Chapters in
the History of American Enterprise. MIT Press: Cambridge, MA. Р. 297.
264
29. Schendel D. E., Hatten K. J. Business Policy or Strategic Management: a view for emerging discipline. In Academy of Management
Proceedings, 1992. Р. 99–102.
30. Андреев А. А., Радичке Д. М. Стратегическое управление:
учеб. пособие. Омск: изд-во Омск. аграрного ун-та, 1996.
31. Румянцева З. П. и др. Менеджмент организации. М.: Инфра-М,
1995. 432 с.
32. Забелин П. В., Моисеева Н. К. Основы стратегического управления. М.: Маркетинг, 1998. 195 с.
33. Виханский О. С. Стратегическое управление: учебник. 2-е изд.,
перераб. и доп. М.: Экономистъ, 2006. 670 с.
34. Побывалец В. С. Методология стратегического планирования в учреждениях высшего образования: автореф. дис. … д-ра экон.
наук, М., 2006. 36 с.
35. Рубин Ю. Е. Learning как предпосылка становления интегрированного обучения на российском рынке образовательных услуг// Высшее образование в России. 2008. № 6. С. 50.
36. Бузырев В. В., Гаделия Д. Г., Федосеев И. В. Стратегические
аспекты развития мегаполиса (на примере Санкт-Петербурга) //
Проблемы современной экономики. 2005. № 3/4. С. 475–482.
37. Понятие стратегии. Что такое стратегия? // Школы стратегий.
Стратегические сафари: экскурсии по дебрям стратегий менеджмента /
Э. Кеннет, Г. Минцберг, Б. Альстрэнд, Дж. Лэмпел. СПб., 2001. 336 с.
38. Ищук Т. Л. Формирование стратегии развития высшей школы
в экономике знаний: автореф. дис. … д-ра экон. наук. Томск, 2010. 49 с.
39. Мескон М., Альтберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента.
М.: Дело, 2004. 704 с.
40. McNay Ian. The Regional Dimension in Strategic Planning of
Higher Education // Higher Education Quarteli. 2007. Vol. 48. № 4.
Р. 323–336.
41. Breneman D. Graduate School of Education. March/April 2000.
42. Hamel G., Prahalad C. K. Competing for the Future. Boston,
Mass: Harvard Business School Press, 1994. 327 p.
43. Арефьев А. Л. Российские вузы на международном рынке образовательных услуг / Центр социального прогнозирования. М.,
2007. 699 с.
44. Воронов М., Фокина В. Сетевая структура современного
вуза // Высшее образование в России. 2008. № 7. С. 98–101.
45. Дурденко В. А., Мельникова Р. И., Спиридонова С. В. Проблемы разработки и реализации стратегии: опыт муниципального
вуза // Университетское управление. 2005. № 7. С. 53.
265
46. Жураковский В. М., Сазонова З. С. Актуальные задачи модернизации профессионального образования // Высшее образование в России. 2010. № 5. С. 4–12.
47. Клюев А. К., Корунов С. М. Стратегии вузовского развития //
Университетское управление. 2003. № 3. С. 43–50.
48. Титова Н. Л. Результаты стратегического развития российских вузов за 1999–2005 гг. Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http://socpolitika.ru/rus/social_policy_research/applied_research/
document656.shtml
49. Эйтингон В. Н. Стратегическое управление: основы методики в приложении к университету. Интернет-ресурс [электронный
доступ]: http://www.vsu.ru/russian/university/strateg/index.html
50. Benjamin R. W. Breaking the social contract: The fiscal crisis in
California Higher education. Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http:// rand.org/pubs/aid_to_edu_docs/CAE01/
51. Красильников И. О. Инновации в управлении вузом: новые
решения для корпоративной информационной системы // Университетское управление. 2006. № 6. С. 21.
52. Княгинин В. Н. Инновации на стороне. Интернет-ресурс
[электронный доступ]: http://www.sibai.ru/content/view/1439/1590/
53. Макаров В. Л. Богатство в мозгах. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://www.lgz.ru/archi ves/html_arch/lg162003/
tetrad/art11_9.htm/
54. Осипов Г. В. Общество знания для России: теория, потенциал, проекты. М.: Экономика, 2008. С. 37.
55. Кирпотин С. Н. Роль инновационной образовательной программы в развитии международного сотрудничества в классическом исследовательском университете на примере ТГУ // Исследовательский университет / под ред. Г. В. Майера. Томск, 2007. Вып.
2. С. 130–137.
56. Шепелев Г. В. Проблемы развития инновационной инфраструктуры. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://regions.
extech.ru/left_menu/shepelev.php
57. Lester R. K. Universities, innovation, and the competitiveness
of local economies. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://
www.web.mit.edu/lis/papers/LIS05-010.pdf.
58. Клюев А. К. Новые модели управления вузом: шаг вперед
или два назад?// Университетское управление: практика и анализ.
2004. № 5. С. 43–50.
59. Ольве Н., Рой Ж., Ветер М. Оценка эффективности деятельности компании: практ. рук-во по использованию сбаланси266
рованной системы показателей: пер. с англ. М.: Вильямс, 2003.
304 с.
60. Нивен Пол Р. Сбалансированная система показателей – шаг
за шагом: Максимальное повышение эффективности и закрепление полученных результатов: пер. с англ. Днепропетровск: Балансклуб, 2003. 328 с.
61. Браун Марк Г. Сбалансированная система показателей: на
маршруте внедрения: пер. с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.
62. Мальцева Г. И., Луговой Р. А., Солдатова Ю. А. Применение
системы сбалансированных показателей в процессе стратегического планирования вуза (на примере Владивостокского гос. ун-та экономики и сервиса) // Университетское управление: практика и анализ. 2004. № 5–6. С. 96–103.
63. Захаров Н. П. Синергия стратегии развития университетского комплекса региона: автореф. дис. … д-ра экон. наук. М.,
2010.
64. University – industry R&D collaboration in the U. S., The United Kingdom and Japan / By D. Rahm, J. Kirkland and B. Bozeman.
Kluwer Academic Publishers, 2000. Р. 29.
65. Ракитов А. И., Райков А. Н., Ковчуго Е. А. Наука, образование, инновации: стратегическое управление / РАН. Ин-т общей информации по общественным наукам. М.: Наука, 2007. 228 с.
66. Официальный сайт университета Торонто. Интернет-ресурс
[электронный доступ]: http//www.utoronto.ca
67. Водичев Е. Г. «Исследовательские» университеты США и
российская университетская система: опыт сравнительного анализа // Матер. Междунар. науч.-практ. конф. «Зарубежный опыт
в развитии гражданского общества в России» / под ред. К. А. Чуркина; Омск. гос. пед. ун-т. Омск, 2000.
68. Официальный сайт центра оценки деятельности исследовательских университетов США. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://mup.asu.edu/
69. Иванов В. В., Петров Б. И., Плетнев К. И. Территории высокой концентрации научно-технического потенциала в странах ЕС.
М.: Сканрус, 2001. С. 20.
70. Портер М. Конкуренция: пер. с англ. М., 2002. С. 205–206.
71. Федеральный закон от 2 августа 2009 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной
267
деятельности»
[электронный доступ]: http://www.consultant.ru/
online/base/?req=doc;base=LAW;n=90201
72. Официальный сайт Министерства образования и науки
Российской Федерации. Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http://mon.gov.ru/
73. Формирование общества, основанного на знаниях: новые задачи высшей школы: доклад Всемирного банка. М.: Весь Мир, 2003.
232 с.
74. Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2009 г.
№ 89 «О мерах государственной поддержки образовательных учреждений, внедряющих инновационные образовательные программы».
Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://www.consultant.ru/
75. Федеральный закон № 18-ФЗ от 10 февраля 2009 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам деятельности федеральных университетов».
Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://mon.gov.ru/dok/fz/
obr/5193/
76. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 4 ноября 2006 г. № 1518-р «О создании Сибирского федерального университета». Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://mon.gov.
ru/pro/pnpo/fed/3133/
77. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 23
ноября 2006 г. № 1616-р «О создании Южного федерального университета». Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://mon.gov.ru/
pro/pnpo/fed/3189/
78. Указ Президента РФ от 21 октября 2009 г. № 1172 «О создании федеральных университетов в Северо-Западном, Приволжском,
Уральском и Дальневосточном федеральных округах». Интернетресурс [электронный доступ]: http://mon.gov.ru/dok/ukaz/obr/6306/
79. Федеральные университеты. Официальный сайт Министерства образования и науки. Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http://mon.gov.ru/pro/pnpo/fed/
80. Концепция создания и государственной поддержки развития федеральных университетов. Интернет-ресурс [электронный
доступ]: http://mon.gov.ru/pro/pnpo/fed/09.09.22-fu.konc.pdf
81. «Итоги реализации программ развития Южного федельного университета и Сибирского федерального университета». Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://mon.gov.ru/str/kol/resh/
2011/8510
82. Указ Президента России от 7 октября 2008 г. № 1448 «О реализации пилотного проекта по созданию национальных исследова268
тельских университетов». Интернет-ресурс [электронный доступ]:
http://mon.gov.ru/dok/ukaz/obr/4949/
83. Постановление Правительства Российской Федерации
от 13 июля 2009 г. № 550 «О конкурсном отборе программ развития университетов, в отношении которых устанавливается категория «Национальный исследовательский университет»» (в ред. от
08.09.2010 № 702).
84. Национальные исследовательские университеты. Официальный сайт Министерства образования и науки. Интернет-ресурс
[электронный доступ]: http://mon.gov.ru/pro/niu/
85. Итоги реализации программ развития национальных исследовательских университетов в 2009–2010 гг. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://mon.gov.ru/str/kol/resh/2011/8519/
86. Чистякова Н. О. Региональная инновационная система: сущность, структура, специфика // Инновации. 2007. № 4.
С. 56–59.
87. Салми Д. Создание университетов мирового класса. М.: Весь
Мир, 2009. С. 1.
88. Ларионова М. В. Сравнительный анализ опыта оценки исследовательского потенциала университетов // Вестн. междунар. организаций. 2011. № 1. С. 4–28.
89. Карелина И. Г. Рейтинг вузов, образовательных программ
как один из методов оценки качества высшего образования в различных странах: аналит. обзор // Вестн. ВГУ. Сер. Проблемы высшего образования. 2005. № 1. С. 101.
90. Англо-русский словарь / ст. ред. Н. П. Григорьева. М.: Гос.
изд-во иностр. и национ. словарей, 1954. С. 657.
91. Козулин А. В., Ковалев М. М. Модели рейтинга университетов // Белорусский банковский бюллетень. 2001. № 23. С. 19.
92. Энциклопедия «Википедия» [электронный ресурс]. Режим
доступа: http://ru.wikipedia.org/
93. Рейтинговое агентство «РЕЙТОР». Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://www.reitor.ru/ru/observatory/raitings.
94. Толковый словарь современного русского языка. Языковые
изменения конца XX столетия / под ред. Г. Н. Скляревской. М.,
2005. С. 561.
95. Общественная оценка качества образования и формирование рейтингов вузов России. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://www.univer-rating.ru/txt.asp?rbr=29
96. Национальный рейтинг России. Интернет-ресурс [электронный доступ]: http://www.reitor.ru/ru/observatory/raitings/
269
97. Толковый словарь «Глоссарий» [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://www.glossary.ru/cgi-bin/gl_sch2.cgi?RPuqgngylro
98. Современный экономический словарь [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.slovarnik.ru/html-economica/v/vesovoyko6fficient.html
99. Чаплыгин А. Г. Рейтинги как элемент образовательной инфраструктуры [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.
conf.muh.ru/071121/thesis_24.htm
100. Муравьева М. Мировой рейтинг вузов: российская версия
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://strf.ru/organization.
aspx?CatalogId=221&d_no=14080
101. Садовничий В., Кружалин В., Артюшина И. Рейтинги –
Как посчитать качество образования [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://ikio.msu.ru/articles.php?lng=ru&pg=112
102. Academic Ranking of World Universities. Ranking methodology
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.arwu.org/
ARWUMethodology2010.jsp
103. Артюшина И. А., Шутилин В. А. Академический рейтинг
университетов мира – 2008 [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.reitor.ru/ru/observatory/global/index.php?id19=487
104. Бетти Ф., Адамс Дж. Глобальный рейтинг университетов
мира [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.echo.msk.ru/
programs/razvorot/662654-echo/
105. Муравьёва М. Рейтинги вузов: борьба за честность [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.strf.ru/material.
aspx?CatalogId=221&d_no=28333
106. Решение Правления Российского союза ректоров об
укреплении международного статуса российских вузов [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rsr-online.ru/doc/2010_
03_10/3.pdf
107. Луганская Д. Под другую гребенку [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.vremya.ru/2010/40/51/249432.html
108. Berlin Principles on Ranking of Higher Education Institutions [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ihep.org/
assets/files/publications/a-f/BerlinPrinciplesRanking.pdf
109. Булгакова Н. По евразийскому счету//Поиск. 2009. № 48.
С. 6.
110. Независимое рейтинговое агентство «Рейтор». Рейтинг ведущих университетов мира [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.globaluniversitiesranking.org/index.php?option=com_
content&view=article&id=66&Itemid=107
270
111. Муравьёва М. Глобальный рейтинг вузов: МГУ выше Гарварда [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.strf.ru/
organization.aspx?CatalogId=221&d_no=17866
112. Национальный рейтинг российских вузов [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.univer-rating.ru/txt.asp?rbr=30
113. Рейтинг самых сильных российских вузов по версии Forbes
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.forbes.ru/
karera/obrazovanie/55583-metodologiya
114. Консалтинг и оценка рейтинга вузов [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://reitor.ru/index.php?newsid=2011
115. О рейтингах вузов: ответ критикам [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.forbes.ru/
116. Assessing Europe’s University-Based Research, 2010 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ec.europa.eu/research/
science-society/document_library/pdf_06/assessing-europe-universitybased-research_en.pdf.
117. Приказ № 276 Министерства образования и науки Российской Федерации «О перечне показателей, критериях и периодичности оценки эффективности реализации программ развития университетов, в отношении которых установлена категория «национальный исследовательский университет» от 29 июля 2009 г. //
Министерство образования и науки РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://mon.gov.ru/pro/niu/
118. Ашер А., Савино М. Мировой обзор рейтингов университетов и ранжирований [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://
www.logosbook.ru/educational_book/2aams.html
119. Merisotis J. P. The Ranking of Higher Education Institutions // Higher Education in Europe. Т. XXVII. 2002. № 4. C. 361–363.
120. Краковецкая И. В, Монастырный Е. А., Чистякова Н. О.
Комплексная оценка потенциала университета как ключевого элемента инновационной системы региона // Инновации. 2008. № 2 (34).
С. 216–220.
121. Научный потенциал вузов и научных организаций Рособразования. 2005–2010: инф.-аналит. сб. / ФГНУ «СЗНМЦ». СПб.,
2006–2011. 321 с.
122. Оценка потенциала высших учебных заведений / Е. С. Воробьева, Е. А. Монастырный, И. В. Краковецкая, Н. О. Чистякова //
Инновации. 2010. № 2. С. 46–56.
123. Краковецкая И. В. Инструменты оценки инновационного
потенциала университетского комплекса региона: автореф. дис. …
канд. экон. наук. Красноярск, 2009. 24 с.
271
124. Лапыгин Ю. Н. Теория организации: учеб. пособие. М.:
Инфра-М, 2010. 311 с.
125. Управление рисками, риск менеджмент на предприятии
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.risk24.ru
126. Арженовская Ю. Б., Макарова Е. А. Качественный и количественный анализ рисков // Трансформация российского общества
в начале XXI века: межвуз. сб. тр. Вологоград, 2011. С. 6–9.
127. Нафикова Г. З. Проблемы рисков в системе высшего образования: подходы к изучению. Уфа: Изд-во БГМУ, 2011.
128. Фроловская Т. Месяц до обвала [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rbcdaily.ru/2009/01/28/focus/399306
129. Зубков К. Промышленность на дне [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://rbcdaily.ru/2009/02/17/focus/402277
130. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_
site/business/prom/ind_prom_okved.xls
131. Мищенко Е. Я. Принятие решений в кризисных бизнес-ситуациях. Сценарное моделирование. Иннова-проджект, 2008. 201 с.
132. Финансовые риски [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.bibliotekar.ru/finance-7/36.htm
133. Территориальный орган федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.statis.krs.ru/digital/region5/DocLib/
Ожидаемая %20продолжительность %20жизни %20при %20рождении.htm
134. Электронная газета «Время» [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://vremya.ru/news/1026109.html
135. В России падает численность населения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://news.yahoo.com/s/ap/20091005/ap_on_
re_eu/eu_russia_falling_population_2
136. Щербакова Е. Демографический барометр [Электронный
ресурс]. Режим доступа: http://demoscope.ru/weekly/2012/0497/
barom03.php
137. Лория Е. ЕГЭ выявил крупный недород [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.izvestia.ru/news/491219
138. Демографический кризис и сокращение числа вузов в России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.novainfo.ru/
demograficheskiy-krizis-i-sokrashchenie-chisla-vuzov-v-rossii
139. Дружилов С. А. Демографическая «яма» в России и безработица преподавателей вузов [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://drusa-nvkz.narod.ru/Demograf_i_bezrabotiza.html
272
140. Фурсенко А. А. Из-за демографических проблем в РФ скоро лишатся работы 100 тыс. преподавателей высшей школы [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.interfax- russia.ru/
NorthWest/main.asp?id=166820
141. Нортон Р., Каплан Д. Организация, ориентированная на
стратегию. М.: Олимп–Бизнес, 2004. 419 с.
142. Нортон Р., Каплан Д. Стратегическое единство. М.: Вильямс,
2006. 374 с.
143. Paul R. Niven Balanced Scorecard Step-by-Step: Maximizing
Performance and Maintaining Results. L.: John Wiley and Sons, Ltd.,
2006. 336 p.
144. Современные технологии управления. Методика системы сбалансированных показателей [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.businessstudio.ru/procedures/strategic/razrabotka_bsc/
145. Каплан Д., Нортон Р. Стратегические карты [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.cfin.ru/management/
controlling/strategic_cards.shtml?printversion
146. Официальный сайт НИЯУ МИФИ [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://mephi.ru
147. Программа создания и развития федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Национальный исследовательский
ядерный университет «МИФИ» на 2009–2017 годы. М., 2009 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.branduni.ru/pdf/
Udanov_Pril-AH.pdf
148. Щеглов П. Е. Качество высшего образования. Риски при
подготовке специалистов // Университетское управление: практика
и анализ. 2003. № 1 (24). С. 46–59.
149. Костюкова Т. П., Лысенко И. А. Концепция оценки рисков
в образовательной деятельности вуза // Информатика: проблемы,
методология, техноло­гии: матер. Девятой междуна­р. науч.-метод.
конф. Воронеж, 12–13 февраля 2009 г. М.: Изд.-полиграф. центр
ВГУ, 2009. Т. 1. С. 363–366.
150. Чистякова Н. О. Зарубежный опыт оценки инновационной
деятельности предприятий. Продукция, услуги // Изв. вузов. Сер.
Физика. 2005. Т. 48. № 6 (приложение). С. 185–186.
151. Шленов Ю. В. Наука – инновационный ресурс модернизации образования // Собрание научной общественности системы образования России 28–29 марта 2002 г. Тематическая сер.: Наука
в системе образования. Нормативная основа / Тверской гос. ун-т.
Сочи; Тверь, 2002. С. 25–29.
273
152. Шумпетер Й. Теория экономического развития: пер. с нем.
М.: Прогресс, 1982. 456 с.
153. Краковецкая И. В., Чистякова Н. О. Анализ и оценка потенциала университета как научного, образовательного и инновационного центра, базового элемента инновационного кластера // Матер.
Всерос. науч. конф. «Философия науки и инновационные технологии в науке и образовании». Томск, 26–28 сентября 2007 г. / Томский гос. ун-т; ТРОО РАЕН «Ноосферные знания и технологии».
Томск, 2007. С. 48–53.
154. Инновационный менеджмент в России: вопросы стратегического управления и научно-технологической безопасности. М.:
Наука, 2004. 880 с.
155. Иванов В. В. Территории инновационного развития и наукограды [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.inti.kz/
develop/document/f107.htm
156. Федеральный закон от 22 августа 1996 г. № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» [Электронный ресурс]. Режим доступа: Справочная правовая система «Консультант Плюс».
157. Пол Р. Нивен. Сбалансированная система показателей для
государственных и неприбыльных организаций // Баланс Бизнес
Букс. 2005. 322 с.
158. Ансофф А. Стратегическое управление [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://strategy.bos.ru/books.phtml?id=1&page=contents
159. Word Economic Forum [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.weforum.org
160. Шереги Ф. Э., Стриханов М. Н. Наука в России: социологический анализ. М.: ЦСП, 2006. 456 с.
161. Стратегический анализ потенциала развития Томской
области до 2020 года [Электронный ресурс]. Режим доступа:
//www.tomsk.gov.ru.
162. Федеральный закон от 22.07.2005 г. № 116-ФЗ (ред. от
03.06.2006 г.) «Об особых экономических зонах в Российской Федерации».
163. Прец В. А. Опыт Томской особой экономической зоны: основные принципы создания и взаимодействия с инновационными
предприятиями // IX Всесибирский инновационный форум. Томск,
11–13 октября 2006 г. / Тверской ИнноЦентр. Тверь, 2007. С. 58.
164. Козловская О. В. Конкурентоспособность как основа управления развитием региона: автореф. дис. … д-ра экон. наук. Томск,
2006. С. 26.
274
165. Национальная инновационная система и государственная
инновационная политика Российской Федерации: базовый доклад
к обзору ОЭСР национальной инновационной системы Российской
Федерации. М., 2009.
166. Российский статистический ежегодник. 2010: стат. сб.. М.,
2010. С. 251.
167. Малюгина И. В. Управление воспроизводством кадрового
потенциала сектора науки в высших учебных заведениях России:
дис. … канд. экон. наук. 2006.
168. Садовничий В. А. Высшее образование России. Доступность.
Качество. Конкурентоспособность: доклад на VIII съезде Российского союза ректоров (МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, 8–9 июня
2006 г.) // Бюл. Мин-ва образования и науки Российской Федерации. 2006. № 8. С. 5–9.
169. Кузнецова И. А., Городникова Н. В., Ратай Т. В. Наука и инновации в условиях кризиса: стат. анализ // Вопр. статистики. 2010.
№ 8. С. 3–20.
170. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утв. Правительством РФ от 17.11.2008 г. № 1662-р.
171. Наука России в цифрах. 2010: стат. сб. / ЦИСН. М., 2010.
172. Гохберг Л. М., Кузнецова И. А. Вузовская наука: перспективы развития // Высшее образование в России. 2004. № 4.
С. 108.
173. Романкова Л. И. Научно-педагогические кадры высшей
школы России: современное состояние и концепция развития: моногр. / ИПР ВПО МАДИ (ГТУ). М., 2004. 239 с.
174. Гвоздева Е., Высоцкий Е. Есть ли стимул работать в российской науке? // Высшее образование в России. 2005. № 1.
С. 99–109.
175. Дежина И. Эффект выталкивания // Еженедельная газета
научного сообщества «Поиск». 2002. № 20 (678).
176. Дзюба С. За порогом самодостаточности Там же. 2006. № 10–
11 (876–877).
177. Вахрушева Д. «Дипломы на ветер» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rhr.ru/index/jobmarket/russia/
russia09/13344,0.html?prn=1
178. Аржаных Е. В. Подготовка кадров высшей квалификации
в России // Вопр. статистики. 2007. № 8. С. 46–56.
179. Российский статистический ежегодник. 2010: стат. сб. м.,
2011. 795 с.
275
180. Председатель ВАК: девальвация ученых степенней приобрела угрожающий характер [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.regnum.ru/news/657750.html
181. Симакин Д. Доктора невидимого фронта [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ng.ru/inquiry/2006-03-24/1_
doctors.html
182. Садовничий В. А. выступил против платной аспирантуры
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vedu.ru/index.
asp?cont=index&news=2522
183. Подготовка научных кадров высшей квалификации в России. 2010: стат. сб. / ЦИСН. М., 2010.
184. Стерлигов И. «Треть малых предприятий при вузах существует лишь на бумаге» [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=223&d_no=41450
185. База данных ЦИСН [Электронный ресурс]. Режим доступа:
http://csrs.ru/reestr/default.asp
186. Федеральный Закон РФ от 01.03.2011 г. № 22-ФЗ «О внесении изменений в статью 5 ФЗ «О науке и государственной научнотехнической политике».
187. Основные проблемы деятельности хозяйственных обществ,
созданных в соответсвиии с законом № 217-ФЗ, выявлены на основании анкетирования, проведенного «Центром исследований и статистики науки» Минобрнауки России // Матер. II Международного
форума «Инновации. Образование. Производство». 3-я Междунар.
науч.-метод. конф. Санкт-Петербург, 14 апреля 2011 г. СПб.: СЗТУ,
2011.
188. Анализ деятельности МИП [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=42335
276
ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Территории инновационного развития развитых стран мира
Технологические регионы как территориально распределенные системы
Столичные мегаполисы
и крупные городские агломерации
страна
ведущие университеты
территории
инновационного
развития
Франция
Университетский комплекс
Сорбонна (17 университетов)
Университет Лиона
(4 университета и 15 высших
технических школ)
Регион Иль-де
Франц (Париж)
Регион Рона-Альпы
(Лион)
Австрия
Дунайский университет
Университетский комплекс
(12 университетов)
Венский столичный
регион: городская
агломерация Вены
Германия
Мюнхенский университет
Регион Бавария
Япония
Более 50 высших учебных
заведений
Университет Токио
Университет Васэда
Университет Кэйо и др.
Агломерация Токио
Китай
Национальный Пекинский
университет
Университет Синьхуа и др.
Агломерация Пекина
Южная
Корея
Национальный университет
Сеула
Похангский университет науки и технологий и др.
Городская агломерация Сеула: (долина
Тегеран, технопарк
Поханг)
США
Стэнфордский университет
Университет Беркли
Гарвардский университет
Массачусетский технологический университет
Силиконовая долина
Технический университет
Фидрих
Технологический
регион Карлсруэ
Университет Бремена
Высшие профессиональные
заведения Бремен и Бремерхафига
Земля Нижняя Саксония
Классический университет,
технический университет
Саарбрюкен
Земля Саарланд
Германия
«Бостонский маршрут 128»
277
Окончание прил. 1
страна
Центры науки и высшей школы
в муниципальных образованиях
Технологические регионы
как территориально распределенные системы
Великобритания
278
Швеция
ведущие университеты
Университетский комплекс
Уэльса
Университет Кардифа
Кентский университет,
Плимутский университет,
Нориджский университет
Университет Мальмо
Университет Упсала
Нидерланды Университет Твенте
Университет Маастрихта
Австрия
Финляндия
Университет Леобен
Университет Оулу
Япония
Университет Оита
Университет Хоккайдо
Университет Саппоро
Китай
Ляонинский
университет(Шеньян)
Страна
Ведущие университеты
Великобри- Кембриджский университет
тания
Оксфордский университет
Нидерланды Дельфтский университет
Университет Гронингена
Южная
Национальный университет
Корея
Чунганам
Корейский институт науки
и технологий
Университет Пей-чей
Япония
Университет Токио
Университет Цукубы
территории
инновационного
развития
п-ов Уэльс
Юго-восточный район Великобритании
Телекоммуникационный кластер
г.Мальмо
Кластер биотехнологий Упсалы
Айдионский научный парк
Научный парк высоких
технологий и биотехнологий
Регион Штирии
Регион Оулу. Телекоммуникационный
кластер «Nokia»
Префектура Оита
Префектура Хоккайдо
Ляонинская зона
развития высоких
и новых технологий
Территории инновационного развития
Округ Кембридж
Округ Оксфорд
Дельфт
Гронинген
Тэджон (Долина
Даедук)
Научный центр
мирового значения
Цукубы
ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Список вузов-победителей конкурсного отбора
образовательных учреждений ВПО, внедряющих
инновационные образовательные программы
№ п/п
Наименование вуза
1
Государственный университет – Высшая школа экономики
2
Дальневосточный государственный университет
3
Кубанский государственный аграрный университет
4
Московская медицинская академия им. И. М. Сеченова
5
Московский государственный институт стали и сплавов
6
Московский государственный институт электронной техники 7
Московский государственный технический университет
им. Н. Э. Баумана 8
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова
9
Московский физико-технический институт (государственный
университет) 10
Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского 11
Пермский государственный университет 12
Самарский государственный аэрокосмический университет
им. С. П. Королева 13
Санкт-Петербургский государственный горный институт
им. Г. В. Плеханова 14
Санкт-Петербургский государственный университет 15
Таганрогский государственный радиотехнический университет 16
Томский государственный университет 17
Томский государственный университет систем управления
и радиоэлектроники
1
Академия народного хозяйства при Правительстве Российской
Федерации (Москва)
2
Белгородский государственный университет
3
Владимирский государственный университет
4
Вятский государственный университет (Киров)
5
Дальневосточный государственный технический университет
(Владивосток)
279
Продолжение прил. 2
№ п/п
Наименование вуза
6
Дальневосточный государственный университет путей сообщения (Хабаровск)
7
Казанский государственный технический университет
им. А. Н. Туполева
8
Московский городской психолого-педагогический университет
9
Московский государственный институт международных отношений (университет)
10
Московский государственный лингвистический университет
11
Московский государственный медико-стоматологический университет
12
Московский государственный строительный университет
13
Московский государственный университет путей сообщения
14
Московский инженерно-физический институт (государственный
университет)
15
Московский педагогический государственный университет
16
Московский энергетический институт (технический университет)
17
Новосибирский государственный технический университет
18
Новосибирский государственный университет
19
Орловский государственный аграрный университет
20
Пермский государственный технический университет
21
Российская экономическая академия им. Г. В. Плеханова
(Москва)
22
Российский государственный аграрный университет – МСХА
им. К. А. Тимирязева (Москва)
23
Российский государственный педагогический университет
(Санкт-Петербург)
24
Российский государственный университет им. Иммануила Канта
(Калининград)
25
Российский государственный университет нефти и газа
им. И. М. Губкина (Москва)
26
Российский государственный университет физической культуры, спорта и туризма (Москва)
27
Российский университет дружбы народов (Москва)
280
Окончание прил. 2
№ п/п
Наименование вуза
28
Санкт-Петербургский государственный политехнический университет
29
Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики
30
Санкт-Петербургский государственный электротехнический
университет «ЛЭТИ»
31
Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского
32
Ставропольский государственный аграрный университет
33
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина
34
Томский политехнический университет
35
Тюменский государственный университет
36
Уральский государственный технический университет (Екатеринбург)
37
Уральский государственный университет (Екатеринбург)
38
Уфимский государственный авиационный технический университет
39
Южно-Уральский государственный университет (Челябинск)
40
Якутский государственный университет
281
ПРИЛОЖЕНИЕ 3
Перечень показателей оценки эффективности
реализации программ развития университетов,
в отношении которых установлена категория
«национальный исследовательский университет»
Код
Группа показателей, показатели
Единица
измерения
Категория
показателей
1. Показатели успешности образовательной деятельности
Ц1.1
Доля обучающихся в НИУ по ПНР НИУ
в общем числе обучающихся
%
А
Доля профильных обучающихся НИУ,
трудоустроенных по окончании обучения
Ц1.2
по специальности, в общем числе профильных обучающихся НИУ
%
Б
Количество человек, принятых в аспирантуру и докторантуру из сторонних оргаЦ1.3
низаций по ПНР НИУ в расчете на одного
НПР
чел.
Б
Количество молодых ученых (специалистов,
преподавателей) из сторонних организаций,
Ц1.4 прошедших профессиональную переподготовку или повышение квалификации по
ПНР НИУ, в расчете на одного НПР
чел.
Б
2. Показатели результативности
научно-инновационной деятельности
Количество статей по ПНР НИУ в научной
периодике, индексируемой иностранными
Ц2.1 и российскими организациями (Web of
Science, Scopus, Российский индекс цитирования), в расчете на одного НПР
ед.
А
Доля доходов от научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (даЦ2.2
лее – НИОКР) из всех источников по ПНР
НИУ в общих доходах НИУ
%
А
Отношение доходов от реализованной
НИУ и организациями его инновационной
инфраструктуры научно-технической проЦ2.3 дукции по ПНР НИУ, включая права на
результаты интеллектуальной деятельности, к расходам федерального бюджета на
НИОКР, выполненные НИУ
%
Б
282
Продолжение прил. 3
Единица
измерения
Категория
показателей
Количество поставленных на бухгалтерЦ2.4 ский учет объектов интеллектуальной
собственности по ПНР НИУ
ед.
Б
Ц2.5
Доля опытно-конструкторских работ по
ПНР НИУ в общем объеме НИОКР НИУ
%
Б
Ц2.6
Количество научных лабораторий по ПНР
НИУ, оснащенных высокотехнологичным
оборудованием
ед.
Б
Код
Группа показателей, показатели
3. Показатели развития кадрового потенциала
Доля НПР и инженерно-технического
Ц3.1 персонала возрастных категорий от 30
до 49 лет
%
А
Доля НПР, имеющих ученую степень доктора наук или кандидата наук
%
Б
Доля аспирантов и НПР, имеющих опыт
работы (прошедших стажировки) в ведуЦ3.3
щих мировых научных и университетских
центрах
%
Б
%
А
%
Б
Ц3.2
Ц3.4
Эффективность работы аспирантуры и
докторантуры по ПНР НИУ
Доля НПР, имеющих ученую степень
Ц3.5 кандидата наук, возрастной категории до
30 лет
4. Показатели роста международного
и национального признания
Ц4.1
Доля иностранных обучающихся (без учета стран СНГ) по ПНР НИУ
%
А
Ц4.2
Доля обучающихся из стран СНГ по ПНР
НИУ
%
Б
млн р.
Б
Объем НИОКР по ПНР НИУ в рамках
Ц4.3 международных научных программ в расчете на одного НПР
283
Окончание прил. 3
Код
Группа показателей, показатели
Единица
измерения
Категория
показателей
5. Показатели финансовой устойчивости
Финансовое обеспечение программы развития из внебюджетных источников
млн р.
Б
Доходы НИУ из всех источников от обраЦ5.2 зовательной и научной деятельности
в расчете на одного НПР
млн р.
А
Доля внебюджетного финансирования
Ц5.3 в доходах НИУ от образовательной и научной деятельности
%
Б
Отношение заработной платы 10 % самых
высокооплачиваемых работников НИУ
Ц5.4
к заработной плате 10 % самых низкооплачиваемых работников
%
Б
Ц5.1
284
Приложение 4
Рейтинг стран мира по суммарной продуктивности
научно-исследовательских учреждений
по версии SCImago за 2011 г.
Место
Страна
Число научных
учреждений
Доля в общем
Суммарная
объеме научной
продуктивность
продукции, %
1
США
498
2986481
25,9
2
Китай
285
1209489
10,5
3
Япония
176
701613
6,1
4
Великобритания
155
692204
6,01
5
Германия
128
620056
5,38
6
Франция
162
561296
4,87
7
Канада
83
410980
3,56
8
Италия
125
447355
3,88
9
Испания
142
351299
3,05
10
Австралия
74
281527
2,44
11
Республика
Корея
76
259676
2,25
12
Нидерланды
33
203299
1,76
13
Тайвань
68
194520
1,69
14
Бразилия
92
224442
1,95
15
Россия
34
154088
1,34
16
Индия
111
184764
1,6
17
Швеция
28
130627
1,14
18
Швейцария
31
130516
1,13
19
Турция
62
129932
1,12
20
Польша
50
115520
1,0
21
Бельгия
22
107050
0,93
22
Израиль
19
82510
0,72
23
Греция
32
72825
0,63
24
Дания
17
71012
0,62
285
Окончание прил. 4
Место
Страна
Число научных
учреждений
Доля в общем
Суммарная
объеме научной
продуктивность
продукции, %
25
Финляндия
18
70924
0,61
26
Мексика
27
68607
0,59
27
Гонконг
9
68578
0,59
28
Иран
39
67919
0,58
29
Сингапур
13
65957
0,57
30
Чехия
26
65922
0,57
31
Австрия
20
64241
0,56
32
Португалия
29
60743
0,53
33
Норвегия
15
52484
0,46
34
Аргентина
21
50628
0,44
35
ЮАР
20
42936
0,37
36
Новая Зеландия
15
40927
0,36
37
Венгрия
8
35517
0,31
38
Таиланд
16
30256
0,26
39
Малайзия
14
26725
0,23
40
Украина
7
26223
0,23
41
Румыния
19
25354
0,22
42
Египет
14
25312
0,22
43
Чили
13
24423
0,21
44
Словения
5
17276
0,15
45
Словакия
5
15412
0,13
46
Болгария
5
12337
0,12
47
Саудовская
Аравия
7
10099
0,09
48
Колумбия
7
9436
0,08
49
Венесуэла
6
8312
0,07
286
Приложение 5
NI
Spe
Exc
0,6
0,8
6,6
540
2
Санкт-Петербургский
государственный
университет
5538
44,8 28,0
0,5
0,8
5,9
1388
3
Новосибирский государственный университет
1670
26,1 27,0
0,5
0,8
4,6
1408
4
Санкт-Петербургский
государственный
политехнический
университет
1627
40,8 22,9
0,5
0,9
4,6
1525
5
Казанский государственный университет
1458
34,8 23,3
0,4
0,8
4,1
1547
6
Южный федеральный университет
1426
26,7 17,0
0,3
0,9
3,6
1548
7
Саратовский государственный университет
1426
27,1 16,2
0,5
0,9
3,6
1556
8
Московский инженерно-физический
институт
1405
41,7 25,1
1,0
0,9
6,8
1641
9
Нижегородский государственный университет
1304
27,0 18,6
0,3
0,9
2,8
1831
10
Томский государственный университет
1119
27,0 14,3
0,4
0,9
2,5
1913
11
Московский физикотехнический институт
1059
30,5 24,8
0,6
0,9
4,2
1960
12
Томский политехнический университет
1023
19,8 14,8
0,4
0,9
1,5
Q1, %
Московский государ- 18954 35,5 24,5
ственный университет
IC, %
1
Output
Страновой
ранг
88
Вуз
Мировой
ранг
Места вузов России
по уровню научной продуктивности
в глобальном рейтинге SCImago в 2011 г.
287
NI
Spe
Exc
980
15,6 11,9
0,2
0,9
1,4
2130
14
Уральский государственный университет
911
15,6 11,1
0,3
0,9
2,3
2157
15
Национальный исследовательский
технологический
университет
893
30,4 25,3
0,4
0,9
3,3
2215
16
Московский энергетический институт
851
15,6
8,1
0,3
0,9
1,1
2220
17
Новосибирский государственный технический университет
846
11,7
6,5
0,4
0,9
1,0
2374
18
Российский химико-технологический
университет
им. Д.И. Менделеева
765
19,6 12,6
0,3
0,9
1,8
2375
19
Санкт-Петербургский
технологический
институт
765
17,4
7,5
0,3
0,9
2,0
2430
20
Уральский федеральный университет
740
29,9 23,0
0,5
0,9
3,5
2511
21
Московский государственный технический университет
им. Н. Э. Баумана
706
14,5
7,5
0,2
0,9
0,9
2567
22
Казанский государственный технический университет
679
11,8
6,8
0,1
0,9
0,9
2636
23
Российский университет дружбы
народов
638
17,7 10,7
0,3
0,9
1,9
2704
24
Санкт-Петербургский
государственный
университет информатики, технологий,
механики и оптики
605
19,2
0,4
0,9
3,5
288
Q1, %
Воронежский государственный университет
IC, %
13
Output
Страновой
ранг
2010
Вуз
Мировой
ранг
Продолжение прил. 5
9,9
Страновой
ранг
Output
IC, %
Q1, %
NI
Spe
Exc
2787
25
Московский государственный университет тонких химических технологий
555
15,0
9,6
0,2
0,9
2,0
2791
26
Санкт-Петербургский
государственный
электротехнический
университет
552
34,6 19,2
0,4
0,9
2,9
2796
27
Ивановский государственный университет химии и технологии
548
19,9 11,9
0,2
1,0
1,6
2989
28
Сибирский федеральный университет
378
24,1 19,8
0,3
0,9
0,3
Вуз
Мировой
ранг
Окончание прил. 5
289
290
Испания
Нидерланды
Тайвань
Индия
13
14
15
Республика
Корея
Бразилия
Австралия
9
10
11
34
Франция
8
12
86
Италия
7
85
46
13
77
52
51
62
41
72
94
Германия
Великобритания
4
142
240
Канада
Япония
3
5
Китай
2
312
Колво
вузов
6
США
Страна
1
Ранг
131704
149428
165171
201084
212280
215516
221459
233865
317641
335008
466130
567606
576107
997766
2292689
1,51
1,71
1,89
2,30
2,43
2,47
2,54
2,68
3,64
3,84
5,34
6,50
6,60
11,43
26,6
Доля в общем
Продукобъеме
тивность
вузовской
вузов
продукции, %
17,17
13,75
43,78
18,67
34,18
22,18
36,53
42,92
34,35
37,81
39,20
38,66
18,84
10,32
25,13
33,14
45,28
63,97
28,06
49,25
42,60
50,62
52,51
54,33
51,38
50,90
55,24
45,01
18,95
57,03
0,75
0,97
1,71
0,67
1,11
0,90
1,26
1,29
1,28
1,30
1,33
1,45
0,88
0,56
1,43
7,76
Среднее
Среднее
9,25
21,78
6,06
13,32
10,07
13,89
15,47
15,98
14,47
16,82
16,45
12,11
4,24
17,71
0,81
0,76
0,65
0,77
0,65
0,72
0,63
0,78
0,70
0,59
0,68
0,67
0,75
0,83
0,67
Среднее
Среднее
Среднее
Среднее значение Среднее
значение
значение
значение
значение
уровня междупоказателя показателя
«важности качества
народного
«Excel«Speciaнаучной
журнасотрудничеlence
lization
лов», % продукции
ства, %
Rate»
Index»
Рейтинг стран мира по научной продуктивности сектора высшего образования в 2011 г.
Приложение 6
291
15
10
Гонконг
Австрия
24
28
Норвегия
ЮАР
Новая Зеландия
Ирландия
Аргентина
33
34
35
36
37
Тайланд
Чехия
32
38
Сингапур
Греция
30
31
Россия
Мексика
29
20
Португалия
27
28
13
17
11
8
15
8
10
16
4
22
7
Финляндия
Дания
25
26
6
35
8
9
11
23
Бельгия
20
Израиль
Швейцария
19
45
17
Иран
Польша
18
22
Швеция
17
56
21
Турция
Страна
16
Ранг
Колво
вузов
26735
31994
32558
34428
38670
38784
38830
43554
45082
48882
53295
49421
55619
56182
56996
62522
65041
66055
79750
80947
92311
104533
122272
Продуктивность
вузов
0,31
0,37
0,37
0,39
0,44
0,44
0,44
0,50
0,52
0,56
0,61
0,57
0,64
0,64
0,65
0,72
0,75
0,76
0,91
0,93
1,06
1,20
1,40
Доля в общем
объеме
вузовской
продукции, %
37,34
37,33
46,43
46,95
37,79
44,96
42,29
29,36
51,60
34,63
40,01
24,80
48,56
41,35
50,44
58,27
16,22
39,23
56,10
56,65
25,64
43,95
16,52
36,41
47,30
48,41
51,90
38,20
55,90
41,91
41,03
56,68
34,50
43,27
16,35
57,13
54,04
53,15
54,15
25,25
59,40
61,51
58,85
30,90
54,92
33,84
0,95
0,82
1,34
1,28
0,91
1,36
1,19
1,02
1,55
0,65
1,09
0,39
1,53
1,33
1,37
1,38
0,80
1,21
1,53
1,71
0,71
1,38
0,82
0,75
0,77
0,67
0,65
0,74
0,69
1,23
0,67
0,73
0,75
0,73
0,89
0,67
0,65
0,77
0,67
0,80
0,63
0,57
0,67
0,82
0,66
0,73
8,59
9,56
14,49
13,81
9,13
16,44
11,03
10,19
14,68
6,15
10,37
2,96
17,93
16,83
16,59
14,77
7,03
15,70
21,01
21,63
6,74
16,62
7,72
Среднее значение Среднее
Среднее
значение
значение
уровня междузначение
значение
показателя показателя
народного
«важности качества
«Specia«Excelсотрудничежурнанаучной
lization
lence
ства, %
лов», % продукции
Index»
Rate»
292
Словения
Хорватия
Колумбия
Словакия
Нигерия
44
45
46
47
48
Алжир
ОАЭ
Индонезия
55
56
53
54
Эстония
Болгария
52
Украина
3
Египет
Румыния
42
43
Венесуэла
17
Чили
41
50
13
Венгрия
40
51
12
Малайзия
39
3
4
6
4
3
5
6
8
4
7
4
7
14
Страна
Ранг
Колво
вузов
1887
4192
4636
4807
5902
7163
7295
8330
8652
9436
11740
12521
20232
22314
23298
23952
26725
Продуктивность
вузов
0,02
0,05
0,05
0,06
0,07
0,08
0,08
0,10
0,10
0,11
0,13
0,14
0,23
0,26
0,27
0,27
0,31
Доля в общем
объеме
вузовской
продукции, %
61,40
61,08
51,18
40,40
42,07
37,98
34,73
19,64
44,63
45,53
28,58
34,13
28,46
36,02
48,08
40,14
26,49
37,17
32,03
31,55
26,65
42,67
26,32
18,82
18,23
26,43
30,90
32,78
35,67
16,84
31,46
41,15
46,67
20,07
0,80
0,88
0,60
0,65
1,10
0,52
0,45
0,40
0,73
0,66
0,73
0,90
0,70
0,73
0,86
0,90
0,75
0,77
0,78
0,82
0,90
0,73
0,76
0,88
0,81
0,78
0,73
0,73
0,70
0,88
0,73
0,74
0,74
0,79
7,87
5,15
4,40
6,30
12,10
5,78
3,15
3,04
6,65
6,70
5,95
7,47
3,71
6,73
9,45
12,16
3,61
Среднее
Среднее
Среднее
Среднее значение Среднее
значение
значение
значение
значение
уровня междупоказателя показателя
«важности качества
народного
«Excel«Speciaнаучной
журнасотрудничеlence
lization
лов», % продукции
ства, %
Rate»
Index»
Окончание прил. 6
Приложение 7
Примерный перечень показателей
общероссийской системы оценки эффективности
деятельности вузов
№ п/п
Показатели
Единица
измерения
1. Образовательная деятельность
1.1
Затраты на материально-техническое обеспечение
образовательного процесса на одного студента приведенного контингента, обучающегося по образовательным программам высшего профессионального
образования
Тыс. р.
1.2
Доля студентов приведенного контингента, обучающихся по образовательным программам высшего
профессионального образования, имеющих международную аккредитацию
%
1.3
Средний балл единого государственного экзамена
(далее – ЕГЭ) студентов, зачисленных на обучение по
образовательным программам высшего профессионального образования на бюджетной основе
Баллы
1.4
Средний минимальный балл ЕГЭ (средний по всем
направлениям подготовки (специальностям)) студентов, зачисленных на обучение по образовательным
программам высшего профессионального образования на бюджетной основе
Баллы
1.5
Средний минимальный балл ЕГЭ (средний по всем
направлениям подготовки (специальностям)) студентов, зачисленных на обучение по образовательным
программам высшего профессионального образования с полным возмещением затрат
Баллы
1.6
Доля студентов, зачисленных на обучение по образовательным программам высшего профессионального
образования без вступительных испытаний (победители и призеры заключительного этапа всероссийской олимпиады школьников, члены сборных
команд РФ, участвовавших в международных
олимпиадах по общеобразовательным предметам и
сформированных в порядке, определяемом Минобрнауки России, чемпионы и призеры Олимпийских
игр, Паралимпийских игр, Сурдлимпийских игр,
победители и призеры олимпиад школьников)
%
293
Продолжение прил. 7
№ п/п
Показатели
Единица
измерения
1. Образовательная деятельность
1.7
Доля студентов, обучающихся по образовательным
программам высшего профессионального образования, получающих стипендии Президента РФ,
именные стипендии, установленные нормативными
правовыми актами президента РФ и Правительства
РФ, нормативными правовыми актами субъектов РФ
%
1.8
Доля выпускников, трудоустроившихся в течение
одного года после окончания вуза по направлению
подготовки (специальности), полученному в результате обучения по образовательным программам
высшего профессионального образования
%
1.9
Доля приведенного контингента студентов, обучающихся по программам магистратуры, в общей
численности приведенного контингента студентов
%
1.10
Доля приведенного контингента студентов, принятых на обучение по программам магистратуры,
закончивших обучение по программам бакалавриата в других вузах, от общего приема в магистратуру
%
1.11
Доля приведенного контингента студентов, обучающихся по договорам с предприятиями и организациями, в общем приведенном контингенте студентов
%
1.12
Доля приведенного контингента студентов, обучающихся по программам прикладного бакалавриата,
от общего приведенного контингента студентов
вуза
%
2. Научно-исследовательская деятельность
2.1
Количество цитирований на одного НПР в Web of
Science
Ед.
2.2
Количество цитирований на одного НПР в Scopus
Ед.
2.3
Количество публикаций на одного НПР в Web of
Science
Ед.
2.4
Количество публикаций на одного НПР в Scopus
Ед.
2.5
Доля расходов на НИОКР от общих расходов вуза
%
294
Продолжение прил. 7
№ п/п
Показатели
Единица
измерения
2.6
Общий объем НИОКР на одного НПР
р.
2.7
Доля доходов вуза от НИОКР в общем доходе
вуза
%
2.8
Доходы вуза от НИОКР из средств грантов РФФИ,
HUYA? Средств грантов Президента РФ, средств зарегистрированных в Российской Федерации некоммерческих негосударственных грантовых фондов на
одного НПР
р.
2.9
Доходы вуза от НИОКР из средств, выделяемых из
федерального бюджета в рамках федеральных целевых программ, заказчиком-координатором которых
выступает Минобрнауки России, а также в рамках
реализации постановления Правительства РФ
от 9 апреля 2010 г. № 220 на одного НПР
р.
2.10
Доходы вуза от НИОКР из средств, выделяемых
из федерального бюджета в рамках иных федеральных целевых программ, а также государственных
контрактов с федеральными и региональными
министерствами, ведомствами, государственными
учреждениями, муниципальных контрактов на одного НПР
р.
2.11
Доходы вуза от НИОКР из средств коммерческих
предприятий частной или смешанной формы собственности, зарегистрированных в Российской Федерации, государственных корпораций одного НПР
р.
2.12
Объем средств, полученных вузом от управления объектами интеллектуальной собственности, поставленными на баланс вуза на одного НПР
Тыс. р.
2.13
Отношение доходов от реализованной вузом и организациями его инновационной инфраструктуры
научно-технической продукции, включая права на
результаты интеллектуальной деятельности, к расходам федерального бюджета на НИОКР, выполненные
вузом
%
2.14
Удельный вес высоквалифицированных научных
кадров, которым присвоена ученая степень в течение
трех лет после окончания обучения в аспирантуре
(докторантуре)
%
295
Продолжение прил. 7
№ п/п
Показатели
Единица
измерения
3. Международная деятельность
3.1
Доля иностранных студентов в общей численности
студентов, обучающихся по образовательным программам высшего профессионального образования
%
3.2
Доля иностранных студентов в общей численности
студентов, обучающихся по образовательным программам высшего профессионального образования
с полным возмещением затрат
%
3. Международная деятельность
3.3
Объем средств НИОКР, полученных в результате
выполнения работ по международным и зарубежным
грантам, договорам с организациями нерезидентами
3.4
Количество НПР, получивших международные
гранты и награжденных премиями мирового и национального уровня
Чел.
3.5
Количество штатных НПР – иностранных граждан
%
3.6
Доля учебной нагрузки НПР – иностранных граждан
от общей учебной нагрузки работников НПР
%
3.7
Доля штатных НПР, назначенных на должности по
итогам международных конкурсных отборов
%
3.8
Доля студентов, прошедших обучение за рубежом не
менее одного семестра (триместра)
%
3.9
Количество лиц, обучающихся по образовательным
программам послевузовского профессионального
образования, прошедших стажировки в зарубежных
вузах
Чел.
3.10
Доля зарубежных аспирантов в общей численности
обучающихся аспирантов
3.11
Количество штатных НПР вуза, ведущих научную и
преподавательскую деятельность в зарубежных вузах
3.12
Доля НПР вуза, имеющих ученую степень или диплом зарубежных вузов
3.13
Место вуза в мировых академических рейтингах университетов мира (Academic Ranking of World Universities), Всемирном рейтинге университетов
(QS World University Ranking) и рейтинге университетов мира«Таймс»
296
Тыс. р.
%
Чел.
%
Окончание прил. 7
№ п/п
Показатели
Единица
измерения
4. Финансово-экономическая деятельность
4.1
Доходы вуза из всех источников в расчете на одного НПР
Тыс. р.
4.2
Доходы вуза из внебюджетных источников в расчете
на одного НПР
Тыс. р.
4.3
Объем фонда целевого капитала вуза в расчете на
одного работающего
Тыс. р.
4.4
Отношение среднемесячной заработной платы НПР
(из всех источников) к средней заработной плате по
экономике региона
%
297
Оглавление
Список соращений....................................................... 3
Введение..................................................................... 5
Глава 1. Стратегическая ориентация развития высшей
школы и промышленного комплекса на инновации.......... 7
§ 1.  Основные направления развития высшей школы
и ключевые факторы ее успеха в современных условиях.............................................................. 7
§ 2.  Особенности стратегического управления в высшей школе........................................................ 34
§ 3.  Зарубежный опыт кооперации университетов
и территориально-промышленных комплексов...... 46
§ 4.  Инновационное развитие университетов на основе сотрудничества с наукоемкими отраслями
промышленности (на примере Томской области)..... 61
Глава 2. Методологические аспекты формирования и развития потенциала ведущих учебных заведений................ 70
§ 1.  Развитие научно-технического потенциала высших учебных заведений России............................ 70
§ 2.  Влияние ведущих университетов России на инновационное развитие промышленных комплексов.... 100
§ 3.  Методические подходы к оценке потенциала ведущих университетов............................................. 132
§ 4.  Формирование критериев оценки потенциала ведущих университетов России.................................. 196
§ 5.  Целевая модель ведущего университета России...... 215
Глава 3. Разработка мероприятий по повышению эффективности управления ведущими университетами россии
и реализации их потенциала в промышленности.............. 220
§ 1.  Прогнозная модель альтернативных сценариев
долгосрочного развития ведущих университетов
страны и промышленных комплексов................... 220
§ 2.  Разработка ССП для ведущего университета России.... 242
§ 3.  Разработка мероприятий по внедрению ССП в ведущих университетах России и повышению эффективности реализации их потенциала в промышленных комплексах................................................. 254
Заключение................................................................ 260
298
Библиографический список........................................... 263
Приложение 1. Территории инновационного развития
развитых стран мира.................................................... 277
Приложение 2. Список вузов-победителей конкурсного отбора образовательных учреждений ВПО, внедряющих инновационные образовательные программы...................... 279
Приложение 3. Перечень показателей оценки эффективности реализации программ развития университетов, в отношении которых установлена категория «национальный
исследовательский университет»................................... 282
Приложение 4. Рейтинг стран мира по суммарной продуктивности научно-исследовательских учреждений по версии SCImago за 2011 год................................................ 285
Приложение 5. Места вузов России по уровню научной продуктивности в глобальном рейтинге SCImago в 2011 году.... 287
Приложение 6. Рейтинг стран мира по научной продуктивности сектора высшего образования в 2011 году.......... 290
Приложение 7. Примерный перечень показателей общероссийской системы оценки эффективности деятельности
вузов ......................................................................... 293
299
Научное издание
Семенова Елена Георгиевна
Фомина Алена Владимировна
Воробьева Екатерина Сергеевна
Модели и инструменты
прогнозирования и управления
качеством в сфере высшего
образования россии
Монография
Редактор Г. Д. Бакастова
Компьютерная верстка Н. Н. Караваевой
Сдано в набор 26.12.12. Подписано к печати 25.03.13.
Формат 60×84 1/16. Бумага офсетная. Усл. печ. л. 17,44.
Уч.-изд. л. 18,75. Тираж 500 экз. (1-й завод – 100 экз.). Заказ № 136.
Редакционно-издательский центр ГУАП
190000, Санкт-Петербург, Б. Морская ул., 67
300
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
28
Размер файла
6 856 Кб
Теги
semenovafominavorobieva
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа