close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Zurnal20171

код для вставкиСкачать
ЗАКОН. ПРАВО.
ГОСУДАРСТВО
LEX. JUS. CIVITAS
Научно-практический журнал
ЗАКОН
№ 1(13), 2017
ПРАВО
ГОСУДАРСТВО
Санкт-Петербург
2017
LEX
JUS
CIVITAS
Состав
редакционного
совета журнала
Председатель редакционного совета:
Боер В. М., доктор юридических
наук, профессор.
Члены редакционного совета:
Агаев Г. А., доктор юридических
наук, профессор;
Болотина Е. В., доктор юридических наук, доцент;
Ломакина И. Б., доктор юридических наук, профессор;
Федоров В. П., доктор юридических
наук, кандидат философских наук,
профессор.
Состав редакционной коллегии
журнала
Главный редактор:
Глущенко П. П., доктор юридических наук, профессор.
Заместители главного редактора:
Цмай В. В., доктор юридических
наук, профессор.
Члены редакционной коллегии:
Сафин Ф. Ю., доктор юридических
наук, профессор;
Лойт Х. Х., доктор юридических
наук, профессор;
Кузнецов Э. В., доктор юридических наук, профессор;
Петухов В. Г., кандидат юридических наук, профессор;
Журавлев В. А., доктор исторических наук, кандидат юридических
наук, профессор;
Прокофьев В. Ф., кандидат юридических наук, профессор;
Сербин М. В., кандидат юридических наук, доцент.
Учредитель, издатель и распространитель:
федеральное государственное автономное
образовательное учреждение высшего образования
«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
АЭРОКОСМИЧЕСКОГО ПРИБОРОСТРОЕНИЯ»
Адрес редакции:
Санкт-Петербург, ул. Большая Морская, д. 67
© Санкт-Петербургский государственный
университет аэрокосмического
приборостроения, 2017
СОДЕРЖАНИЕ
Виктору Петровичу САЛЬНИКОВУ – 70 лет.................................................. 9
Юбилей Хиллара Харриевича Лойта................................................................. 11
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Антохина Ю. А. ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЕГО ОСНОВНЫЕ
ФУНКЦИИ: ПРАВОЗАЩИТНАЯ И ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ............................ 13
Кузнецов Э. В., Кузнецова А. В. ВСЕМИРНЫЕ И ЕВРОПЕЙСКИЕ
КОНГРЕССЫ ПО ПРАВУ И УЧАСТИЕ В НИХ ЮРИСТОВ РОССИИ.......... 23
Голубев Н. А. К ВОПРОСУ ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ
ИНСТИТУТА ВИНЫ В РИМСКОМ ПРАВЕ........................................................... 41
Королева А. С. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ МИГРАЦИОННОЙ
СЛУЖБЫ В РОССИИ..................................................................................................... 47
Серов Е. А. ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
И ГОСУДАРСТВЕНОГО СУВЕРЕНИТЕТА............................................................. 53
Ковалева Ю. А. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО
ПОЖАРНОГО НАДЗОРА, ГЕНЕЗИС РАЗВИТИЯ
И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ.......................................................................................... 69
Коневиченко И. Л. РОЛЬ КАЗАЧЕСТВА В СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ
ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА, ОБЕСПЕЧЕНИИ РЕАЛИЗАЦИИ
И ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН............................................................ 73
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Боер В. М. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ
МЕХАНИЗМА ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ ОРГАНАМИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ........... 88
Лапина М. А., Бородин С. С. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ
ЮРИСДИКЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ............................................ 101
Лойт Х. Х., Полухин А. В. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И ВОЗМОЖНОСТИ
ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.............................. 110
Никонова М. С. ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ
В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН............................................ 125
Плюснин Н. А. ПРОБЛЕМЫ СОБЛЮДЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОСОЦИАЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ........... 132
3
Сафин Ф. Ю. ПРОБЛЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ФУНКЦИИ ОРГАНОВ МУНИЦИПАЛЬНОЙ
ВЛАСТИ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ.................................................................. 136
Симинчук Ю. О. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН
НА ОХРАНУ ЗДОРОВЬЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ............................. 144
Скородумова М. С. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «СВОБОДА
ЛИЧНОСТИ» В КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ................ 148
Карасева А. А. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В РФ И ПРИНЦИПЫ ПРАВОСУДИЯ.......................... 152
Смольяков Анатолий А., Смольяков Андрей А. ОСНОВНЫЕ
НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРИРОДООХРАННОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА................................................................................................. 158
Коваленко В. В. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ОРГАНОВ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ................................ 163
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Боер А. А. ВОЗМЕЩЕНИЕ НЕИМУЩЕСТВЕННОГО ВРЕДА
В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА..................................................................... 172
Клементьев С. В. ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРА
КУПЛИ-ПРОДАЖИ НЕДВИЖИМОСТИ............................................................... 176
Кнор И. А. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ.............................................................................................. 181
Ковелев И. С. ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИПОТЕКИ...................... 185
Маслова Н. П. ПРОБЛЕМА ЖИЛИЩНОГО ВОПРОСА КУРСАНТОВ,
ПРОХОДЯЩИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ В ВОЕННОУЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ..................................................................................... 190
Морозова А. В. К ВОПРОСУ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРА СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ
И ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАНИНА ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ КРЕДИТА..................... 194
Панюков К. Ю. ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА
КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ (ФРАНШИЗЫ)............................................. 199
Петрова Л. А. «НЕЗАКОННОСТЬ ДЕЙСТВИЙ» КАК УСЛОВИЕ
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ
ВРЕДА ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ....................................... 204
Порубов Н. А. КРИТЕРИИ ОБЩЕИЗВЕСТНОСТИ ТОВАРНЫХ
ЗНАКОВ.............................................................................................................................. 209
4
Привалов К. В. ПОРЯДОК И ОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ
И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ СТОРОН В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ......... 213
Провоторова В. В. СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
НА ОБЪЕКТЫ ИСТОРИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ................................................................................. 228
Расторопов Г. В. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ГРАЖДАНСКОЙ
ДЕЕСПОСОБНОСТИ...................................................................................................... 232
Романов В. В. РЕГИСТРАЦИЯ ДОГОВОРА АРЕНДЫ
НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА ПО СОВРЕМЕННОМУ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РФ......................................................................................... 236
Федоров А. В. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОПРОСЫ
ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА КУПЛИ-ПРОДАЖИ
ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ............................................................................................... 241
Фетисов А. В. ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРОПУСКЕ СРОКА ИСКОВОЙ
ДАВНОСТИВ УСЛОВИЯХСОСТЯЗАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА
ПРИ РАССМОТРЕНИИ ВИНДИКАЦИОННОГО ИСКА................................... 245
Хасянов Д. Т. ОСОБЕННОСТИ СОБЛЮДЕНИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ
РАБОТНИКОВ, ЗАНЯТЫХ В ПРОИЗВОДСТВЕ ВЗРЫВЧАТЫХ
МАТЕРИАЛОВ, ПРИ ПРОВЕДЕНИИ СПЕЦИАЛЬНОЙ
ОЦЕНКИ УСЛОВИЙ ТРУДА....................................................................................... 250
Черников А. И. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ,
ПРАВОВОЙ СТАТУС ИХ СУБЪЕКТОВ................................................................... 255
Шибаев Ю. В. ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ НЕДЕЕСПОСОБНЫХ
И ОГРАНИЧЕНО ДЕЕСПОСОБНЫХ ГРАЖДАН................................................ 260
Мамедов Н. Д. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
О ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ НАЛОГОВОГО КОНТРОЛЯ В РФ
ЗА ПЕРИОД С IX ПО XIX ВЕК.................................................................................... 265
Алешин Н. В. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА АВТОТРАНСПОРТОМ............................................ 271
Иванова А. И. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДОБРОВОЛЬНОГО ПЕНСИОННОГО СТРАХОВАНИЯ В ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ....... 277
Миронова Д. О. МЕХАНИЗМ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ
ОТ МОШЕННИЧЕСТВА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ..................................................... 282
Ольшанченко Т. А. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ
ПРАКТИКИ В СФЕРЕ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ....................................... 287
Романова А. С. СТРАХОВАНИЕ В СФЕРЕ ТУРИЗМА..................................... 293
Салихова Л. А. ПРОЦЕДУРА НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
(БАНКРОТСТВА) ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА В УСЛОВИЯХ
СОВРЕМЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА........................................................... 299
5
ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ
Бахвалова А. В., Боер В. М. ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. СУД И ЕГО РОЛЬ
В МЕХАНИЗМЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА
И ГРАЖДАНИНА............................................................................................................ 305
Агаев Г. А. оглы, Сундуков Р. Р. НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ИНСТИТУТ
ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
В СВЯЗИ С ДЕЯТЕЛЬНЫМ РАСКАЯНИЕМ........................................................ 309
Грызунова Е. В. ВИДЫ И ОСОБЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ
СОСТАВОВ РАЗЛИЧНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ.............................................. 316
Вихров А. А., Губко А. А. РОЛЬ И МЕСТО ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ
В ОБЪЕКТЕ ВОИНСКОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ..................................................... 335
Луговой А. В. АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПОЛИТИКА – СРЕДСТВО
ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ............................ 349
Жарова В. Ю. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ
СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ..................................................................................................... 362
Кайнов В. И., Косякова Н. И. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ
В МЕЖДУНАРОДНЫХ – ЧАСТНОПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ................ 368
Агаев Г. А. оглы, Шкеле М. В. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЗА ХРАНЕНИЕ АТИПИЧНОГО ЛИБО НЕ ПРИГОДНОГО
ДЛЯ СТРЕЛЬБЫ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ.............................................. 378
Немичева И. С. ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.................................................. 389
Некрасова Н. В. ДЕТИ – ЖЕРТВЫ ДОМАШНЕГО НАСИЛИЯ................... 394
МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ
Цмай В. В. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ЗАКОННЫХ
ИНТЕРЕСОВ СТОРОН В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ КОММЕРЧЕСКИХ
ОРГАНИЗАЦИЙ И ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
В РОССИИ.......................................................................................................................... 398
Ермолович Г. П., Зябкин А. И. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ
МЕЖДУНАРОДНЫХ СУДОВ И ТРИБУНАЛОВ.................................................. 408
Кузнецов Э. В., Кайнов В. И. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ
В МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ......................................... 423
Лазовская Х. С. ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА
ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА РОССИЕЙ....................................................................... 437
Городинец Ф. М., Утюгова Е. Ф. МЕЖДУНАРОДНЫЕ
И НАЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ПРАВ
ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ..................................................................................... 442
6
ПРОБЛЕМЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Боер В. М. РОЛЬ И МЕСТО ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ........................... 451
Глущенко П. П. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АДВОКАТУРЫ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ
ЗАЩИТЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, ПРАВ, СВОБОД И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ
РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН ЗА РУБЕЖОМ............................................................ 468
Боер В. В. ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ
РЕАЛИЗАЦИИ И ЗАЩИТЫ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
И СВОБОД ГРАЖДАН................................................................................................... 479
Домбровский В. В. КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ
ГРАЖДАН – СУБЪЕКТОВ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ.......... 497
Боер В. М. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННО-ПРАВОВАЯ
ПОЛИТИКА В МЕХАНИЗМЕ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ..... 505
Клевцова Д. Д. ИСТИТУТ АДВОКАТУРЫ И ЕГО РОЛЬ
В СОВРЕМЕНННОМ ОБЩЕСТВЕ............................................................................ 516
Вострецов С. А. ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ И СТАНОВЛЕНИЯ
ИНСТИТУТА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНЫХ УСЛОВИЙ ТРУДА
РАБОТНИКОВ.................................................................................................................. 521
КУЗНЕЦОВА А. В. ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ АДВОКАТСКОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗА РУБЕЖОМ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РОССИИ................................................................................. 530
Кузьмин Д. Н. ЗАЩИТА ПРАВ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ
ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРОВ С УЧАСТНИКАМИ РЫНКА
ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ УСЛУГ ОСАГО.............................................................. 542
Путилова В. А. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ПРОЦЕДУРЫ МЕДИАЦИИ:
ПРОБЛЕМАТИКА РЕГЛАМЕНТАЦИИ СТАТУСА МЕДИАТОРА,
МЕДИАТИВНОГО СОГЛАШЕНИЯ.......................................................................... 546
Ярмоленко В. А. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КОНСТИТУЦИОННЫХ
ГАРАНТИЙ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН-СУБЪЕКТОВ
ТАМОЖЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ................................................................. 553
Пек Н. В. АДВОКАТСКИЕ ПОЛНОМОЧИЯ, ИХ РОЛЬ И МЕСТО
В ОКАЗАНИИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ........................................................ 561
Стромина К. А. ДЛЯ КОГО ЗАКОН НЕ ПИСАН: КАК ПРАВОВАЯ
НЕГРАМОТНОСТЬ ОБЩЕСТВА ПОЗВОЛЯЕТ ХОРОШО
ЗАРАБАТЫВАТЬ ЮРИСТАМ?................................................................................... 575
Юридический факультет ГУАП............................................................................. 580
Алфавитный указатель............................................................................................ 586
7
ВИКТОРУ ПЕТРОВИЧУ САЛЬНИКОВУ – 70 ЛЕТ
Учителю, ученому, специалисту, знания, умения, человечность которого – известны
и ценятся не только в России
В. П. Сальников родился 14 сентября 1946 г.
в Саратовской области.
В 1973 г. окончил Высшее политическое училище МВД СССР и Всесоюзный заочный юридический институт. В системе высших учебных заведений МВД работает с 1973 г. В 1973–1985 гг. –
преподаватель, старший преподаватель, доцент
кафедры теории права и государства; до 1992 г. –
заместитель начальника кафедры, начальник кафедры уголовного права ВПУ МВД СССР (с 1991 г. – Высшее военное училище ВВ МВД России). В 1992–1996 гг. – заместитель начальника Петербургского юридического института, с 1997 г. – юридической академии
МВД России. С 1998 по 2006 гг. – начальник Санкт-Петербургского университета МВД России. В 2007–2008 г. возглавлял Федеральное управление
Министерства юстиции РФ по Северо-Западному федеральному округу.
В 1980 г. под руководством профессора Л. С. Явича подготовил и
защитил кандидатскую диссертацию на тему «Правовая культура и
поведение советских граждан», в 1990 г. – докторскую диссертацию
на тему «Правовая культура: теоретико-методологический аспект».
В разное время В. П. Сальников являлся вице-президентом Российского союза юристов, членом Экспертного совета ВАК Минобразования России по праву и политологии, членом аттестационной коллегии Министерства образования РФ, членом Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания
Российской Федерации, членом Экспертно-консультационного совета
при Председателе Счетной палаты Российской Федерации, членом
секции государственно-правовых дисциплин Методического центра
профессионального образования и координации научных исследований Главного управления кадров МВД России. Являлся председателем
редакционной коллегии журнала «История государства и права», редакционного совета научно-теоретического журнала «Вестник СанктПетербургского университета МВД России». Главный редактор и председатель редакционного совета федеральных научно-практических
журналов «Правовое поле современной экономики», «Юридическая
наука: история и современность», «Мир политики и социологии».
В. П. Сальников участвовал в работе над проектами законов
«О внутренних войсках МВД России», «Об оперативно-розыскной де9
ятельности». Являлся одним из руководителей и участников ряда
научных исследований по заказу МВД России, администрации СанктПетербурга и Ленинградской области; руководил авторским коллективом по разработке концепции и программ борьбы с организованной преступностью в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Сферу научных интересов В. П. Сальникова составляют проблемы
теории и истории права и государства, правоохранительной деятельности. Наиболее весомый вклад он внес в разработку проблем
правовой культурологии, теории и методологии правовой культуры,
а также правового обеспечения деятельности органов внутренних
дел. Является основоположником нового для отечественной юриспруденции научного направления, связанного с разработкой проблем правовой культуры и путей ее формирования.
В. П. Сальников опубликовал более 1000 научных и учебно-методических работ, в том числе более 20 монографий, более 20 учебников и более 100 учебных пособий. Более 10 работ издано за рубежом
(в США, Великобритании, Монголии и Афганистане). Наиболее значимыми являются монографии «Социалистическая правовая культура»
(Саратов, 1989), «Государственная идеология и язык закона» (СПб.,
2001), «Государственность как феномен и объект типологии: теоретико-методологический анализ» (СПб., 2001), «Экономическая безопасность России: концепция – правовые основы – политика» (СПб.,
2001), «Межнациональный конфликт: понятие, динамика, механизм
разрешения» (СПб., 2003). Автор и руководитель проектов серии изданий «Русская философия права: философия веры и нравственности: Антология» (СПб., 1997) и др.
Виктор Петрович – доктор юридических наук, профессор, академик РАЕН, действительный член (академик) ряда российских и международных академий. Заслуженный деятель науки РФ, почетный
работник высшего профессионального образования РФ, почетный
сотрудник МВД России. Он был победителем международного конкурса «Человек года» в номинации «Юрист года 2001», сведения о нем
включены в международное издание Кембриджского университета
«Выдающиеся люди XX века».
Генерал-лейтенант милиции, награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени и другими 20-ю медалями.
Профессорско-преподавательский состав юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения искренно поздравляет с 70-летием,
благодарен за человеческие взаимоотношения, оказанную помощь и
крайне важные советы и от всего сердца желает Вам оставаться таким же человечным, доступным.
10
ЮБИЛЕЙ ХИЛЛАРА ХАРРИЕВИЧА ЛОЙТА
16 октября 2016 года ученому, наставнику, правозащитнику, Хиллару
Харриевичу Лойту исполнилось 70 лет.
Хиллар Харриевич Лойт – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, почетный работник высшего профессионального образования, член Российской академии юридических наук, членкорреспондент Международной академии
наук высшей школы, генерал-майор милиции в отставке.
Хиллар Харриевич родился 16 октября
1946 г. в г. Таллине Эстонской ССР. В 1969–1971 гг. проходил срочную
военную службу.
В 1976 г. окончил Высшее политическое училище МВД СССР.
С 1976 по 1991 г. был преподавателем, затем заместителем начальника кафедры ВПУ МВД СССР. В 1991–1992 гг. заместитель начальника кафедры ВПУ МВД СССР. С 1992 по 1997 г. начальник кафедры
Санкт-Петербургского юридического института МВД России, далее
до 1998 г. начальник кафедры Санкт-Петербургской академии МВД
России. В 1989–2003 гг. являлся заместителем начальника СанктПетербургского университета МВД России. Более 30 лет служил в органах МВД России, выполнял правительственные задания, оказывал
помощь в деле подготовки кадров для органов внутренних дел зарубежных стран.
С 2003 г. Х. Х. Лойт заведует кафедрой государственного права
Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения.
Хиллар Харриевич Лойт является членом ряда диссертационных
Советов по присуждению ученой степени доктора наук. Подготовил и
воспитал нескольких кандидатов наук. Автор более 80 научных трудов. Автор более 120 научных трудов, в их числе монографии, курсы
лекций по государственному, конституционному, служебному, административному праву, учебно-методические материалы, многочисленные статьи в периодических изданиях. В сферу научных интересов входят проблемы государственной службы и ее кадрового обеспечения.
Х. Х. Лойт награжден 10 медалями России, а также наградами других государств и общественных объединений.
11
Дорогой Хиллар Харриевич!
Коллеги от всей души поздравляют Вас с юбилеем!
Желаем жизни такой же праздничной, как сегодняшний день,
пусть в ней всегда присутствуют успех и везение! Мы желаем Вам
верить в собственные силы, крепко стоять на ногах, постоянно двигаться вперед. И пусть удача сопутствует Вам не только в карьере, но
и в личной жизни, пусть Ваш дом будет полной чашей, пусть в нем будет покой и благополучие, пусть любимые люди всегда будут рядом.
12
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
АНТОХИНА Юлия Анатольевна1
ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЕГО ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ:
ПРАВОЗАЩИТНАЯ И ПРАВОТВОРЧЕСКАЯ
Аннотация: Статья посвящена представлению сущности и содержания правового государства и его основных функций: правозащитной и правотворческой.
Ключевые слова: Конституция России, национальное законодательство, правовое государство, функции правового государства, правозащитная, правотворческая.
Annotation: The article is devoted to the presentation of the nature and content of
the legal state and its core functions: law-making and human rights.
Keywords: Russia’s Constitution, national laws, rule of law, functions of legal state,
human rights, law-making.
Проблема правового государства занимает центральное место
в теории государства и права, конституционном праве, политологии, социологии права. Конституция Российской Федерации 1993 г.
провозглашает Россию правовым государством, которому присущи
основные черты (принципы): верховенство права и закона; свобода
личности; разделение властей. Однако зачастую мы сталкиваемся
с нарушением этих принципов. Стоит ли тогда считать Российскую
Федерацию правовым государством?
Между правом и государством существует глубокая связь. Можно
сказать, что право без властной функции государства – ничто, иллюзия, в лучшем случае – обычай и традиция. С другой стороны, и государство без права теряет свою цивилизационную сущность и превращается по отношению к этой сущности в суррогат, а то и тиранию,
произвол и анархию1. Как справедливо отмечает В. А. Четвернин, «в
едином юридическом понятии права и государства предполагается
правовое понятие государства»2.
Идея правового государства имеет многовековую историю. Она
уходит корнями в античное общество. Философская основа теории
правового государства была сформулирована немецким философом
И. Кантом (1724–1804 гг.). А уже в конце XIX столетия российская
правовая мысль уделяла проблеме формирования правового государства огромное внимание. Построение правового государства – задача сложная и чрезвычайно трудная, и ее решение возможно лишь
при соблюдении конституционных принципов: разделение властей,
1 Антохина Юлия Анатольевна – ректор Санкт-Петербургского государственного
университета аэрокосмического приборостроения, доктор экономических наук.
13
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
независимость суда, законность, правовая защита граждан, право на
возмещение ущерба. Как бы ни были прекрасны принципы правового
государства, их никогда не удавалось воплотить в жизнь в атмосфере
нестабильности, безверия и нравственной деградации общества.
Как уже отмечалось, принципами правового государства являются: верховенство права и закона; реальность прав и свобод человека; организация публичной власти на основе разделения властей.
Первый принцип правового государства заключается в разделении
права и закона. При отождествлении этих понятий публичная власть
под видом законности, опираясь на изданные ею же законы, может
творить произвол. Второй признак предлагает правовую форму взаимоотношений личности и государства. По существу, он обеспечивает права человека. Суть третьего признака состоит в том, что организационно-правовые структуры публичной власти должны соответствовать требованиям закона и быть приспособлены к их соблюдению. Однако признак разделения властей в России, фактически,
ликвидирован всесилием исполнительной власти и силовым диктатом над законодательной властью, являющейся приоритетной в демократических обществах3.
Правовое государство – это не просто государство, соблюдающее
законы. Это общество и государство, признающие право как исторически развивающуюся в общественном соотношении, расширяющуюся меру свободы и справедливости, которая должна быть выражена
в актах международного уровня, в конституции, в законах, подзаконных актах и практике реализации прав и свобод человека, демократии, рыночного хозяйства и прочее4. Формирование в России правового государства – не дань мировым традициям и западным теориям,
а существующая российская действительность и потребность самого
государства и гражданского общества.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность
государства (ст. 2). Права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения (ч. 2 ст. 17). Здесь же подчеркивается,
что права и свободы человека являются непосредственно действующими (ст. 18). Несомненно, в случае реализации конституционных
основ прав и свобод человека мы имели бы серьезные достижения
в деле создания правового государства. Однако наблюдается существенный разрыв между положениями Конституции Российской Федерации и правовой действительностью.
Более того, ограничение прав и свобод человека стало одним из
признаков нашей жизни: набирающая темпы безработица лишает
человека свободы использовать право на труд; ухудшается матери14
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
альное положение большей части населения; растет преступность,
в том числе учащаются случаи террористических актов, заказных
убийств5.
Анализируя проблемы Конституции РФ как правовой основы перехода к устойчивому развитию, профессор В. В. Невинский справедливо замечает, что «игнорирование провозглашенных прав превращало Конституцию в бумажную фикцию и подрывало серьезность
гуманитарных обязательств, взятых Россией перед международным,
прежде всего, европейским сообществом»6.
Большинство русских ученых: М. М. Ковалевский, П. И. Новгородцев, В. В. Ивановский, Б. Н. Чичерин связывали идею прав и свобод
личности с идеей верховенства права и правового государства.
Б. А. Кистяковский отмечал, что в правовом государстве личность
наделена всеми правами и свободно ими пользуется. Культурный человек и государство – это два понятия, взаимно дополняющие друг
друга. Поэтому культурный человек даже не мыслим без государства7.
Российская Федерация приняла на себя обязательство по соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина. Закрепленные
права являются естественными и неотъемлемыми, обязательными
для всех, и прежде всего для государственной власти, призванной гарантировать их беспрепятственное осуществление.
В программе развития страны, обозначенной в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ в 2004 г., сказано: «Наши
цели – высокий уровень жизни в стране, жизни – безопасной, свободной, комфортной; зрелая демократия и развитое гражданское общество; укрепление позиций России в мире»8.
Права человека и правовое государство – взаимосвязанные понятия, одно дополняет другое. Только в правовом государстве человек
способен выражать и удовлетворять свои потребности посредством
своих способностей, но с учетом интересов других лиц. Права человека в правовом государстве – это тот стержень, вокруг которого
кристаллизируется деятельность не только государства, гражданского общества, но и отдельного индивида. Государство должно не
только предоставить своим гражданам весь объем прав и свобод, но
и взять на себя обязанность по защите этих прав. Демократическое
государство становится «сильным», лишь опираясь на право9.
Для России проблема построения сильного государства заключается в том, что реализация этой идеи на практике может привести
к дальнейшему усилению бюрократического аппарата, расширению
прав номенклатуры. Государство должно установить общеобязательные правила поведения – законы и обеспечить неукоснительное
15
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
их исполнение; взять под свое покровительство слабых и умерить
притязание сильных10.
В заключение следует отметить, что принцип правового государства неразрывно связан с правами и свободами личности, а также
с деятельностью самого государства в лице его органов и должностных лиц. Российская Федерация не может и не должна отвергать
значимость этой категории, которая нашла свое законодательное
воплощение в нормах и принципах Конституции Российской Федерации. Нельзя не согласиться с академиком В. Н. Кудрявцевым в том,
что, «торжественно провозгласив создание правового государства,
мы тут же уничтожаем его основные предназначения – гарантии
прав человека»11.
В Российской Федерации отсутствует эффективная система защиты человека от произвола государства. Граждане России далеко
не всегда могут безболезненно, в короткие сроки восстановить свои
нарушенные права, защитить законные интересы. Это во многом
объясняется тем, что государственные и муниципальные органы не
используют весь имеющийся в их распоряжении арсенал организующих и юридических методов для защиты прав граждан, для оказания
им правовой помощи. До сих пор многие из этих органов еще не могут
привыкнуть к тому, что не только граждане, но и власть ограничены
правом. Не адаптировались к новой обстановке, складывающейся
в России, многие граждане, которые не знают, как в новых условиях
отстаивать свои права, к кому обращаться в тех или иных случаях,
каковы обязанности различных государственных органов в отношении защиты их прав, а государственные и муниципальные органы не
оказывают помощи гражданам в ориентации их в окружающей социальной среде. Вот почему построение в России правового государства
потребует больших усилий у государства, и его граждан в преодолении всех этих трудностей и недостатков.
Особое место в правовых и не только науках занимает вопрос о государстве и личности, особенно этот вопрос актуализирован с заявлением России о том, что она есть правовое государство. Человечество с древнейших времен ищет оптимальные формы соотношения
личности (как представителя и первичной «клеточки» всего общества) и государства, сочетания их интересов. В идеальном варианте
интересы личности должны стоять на первом месте, благо народа
должно представлять собой высший закон для государства. Однако,
практика далеко не всегда свидетельствует о наличии, поддержании
в обществе таких высоких идеалов и обычно «останавливалась» на
более низких – выгоде для государства, отдельных слоев, облеченных публичной властью12.
16
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Наше понимание государства, утверждающее временный и преходящий характер государственного насилия и угнетения, покоится
на нашей вере в человеческую личность. Личность с ее идеальными
стремлениями и высшими целями не может мириться с тем, чтобы
государство, долженствующее осуществлять солидарные интересы
людей, занималось истреблением и уничтожением их.
Неотъемлемые права человеческой личности не создаются государством; напротив, они по своему существу непосредственно присвоены личности. Среди этих неотъемлемых, непосредственно присущих человеку прав на первом месте стоит свобода совести. Вся
сфера мнений, убеждений и верований должна быть безусловно неприкосновенна для государства. Непосредственным следствием свободы совести является свобода слова. Человек имеет право не только
думать, как ему угодно, и верить, во что ему угодно, он имеет также
право свободно высказывать свои мнения и убеждения, проповедовать свои верования, отстаивать и распространять их путем устного
и печатного слова при условии соблюдения определенных законами
требований. Для высказывания своих мнений и проповеди своих
взглядов человек должен иметь свободу общения. Без свободы общения не может происходить даже простой обмен мнений и взглядов.
Поэтому среди неотъемлемых прав личности, признаваемых в правовом или конституционном государстве, одним из существенных
прав является свобода союзов и свобода собраний. Человек имеет
право свободно собираться, объединяться в общества и союзы. Благодаря неотъемлемым правам и неприкосновенности личности государственная власть в правовом или конституционном государстве
не только ограничена, но и строго подзаконна.
Государство – это единая политическая организация общества,
распространяющая свою власть на все население в пределах территории, имеющая для этого аппарат управления и принуждения, и
задающая общеобязательные юридические веления и обладающая
суверенитетом. Сущность государства состоит в том, чтобы обеспечивать с помощью аппарата политической власти целостность общества и его надлежащее функционирование.
Демократическое независимое правосудие – необходимый элемент правового государства. Оно является средством обеспечения
верховенства законов и суверенитета народа, прав и свобод гражданам. Только посредством суда можно обеспечить ответственность государства перед личностью. Демократическое правосудие возможно
при независимости суда и подчинении его только закону. Демократические принципы организации и деятельности суда закрепляются
в конституциях и процессуальном законодательстве.
17
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Режим строгой законности и прочного, стабильного правопорядка
с развернутой системой юридических гарантий – это еще один важный атрибут правового государства. Только при наличии законности
можно говорить о связанности государства правом, о прочных, законодательно установленных рамках его деятельности.
В правовом государстве все граждане в равной степени должны
быть законопослушными и дисциплинированными, строго соблюдать законы. Эта сторона взаимоотношений личности и государства
подчеркивается и обеспечивается любым государством. В правовом
государстве требование законопослушности должно быть обращено,
прежде всего, к государству, его чиновникам. Все государственные
органы должны действовать в рамках законов, не выходить за пределы своей компетенции, не использовать в своей деятельности недозволенных методов. Принцип «все, что не запрещено, дозволено»
не должен относиться к деятельности государственного аппарата.
Здесь должен действовать иной принцип: «дозволено только то, что
прямо разрешено и предписано законом».
Итак, правовое государство – это государство демократическое,
действующее в рамках права, связанное им, признающее в качестве
основной ценности достоинство личности, ее права и свободы.
Государство придает большое значение воспитанию высокой
гражданственности личности, уважения к законам и правилам, готовности активно участвовать в охране правопорядка. Эти качества
составляют существенные стороны правовой культуры, развитие
которой позволяет говорить о построении правового общества.
Преобразования, имеющие место в нашей стране в последнем десятилетии прошлого века, сопровождались принятием значительного количества нормативно-правовых актов правозащитной направленности, что объясняется стремлением законодателя урегулировать важнейшие стороны общественной жизни. В новых российских условиях правотворчество продолжает играть весомую роль.
Вместе с тем, как справедливо отмечает А. Б. Венгеров, следует предостеречь творцов права от юридического романтизма, представлений, что все социальные проблемы можно решить декретированием,
принятием законов.
Правотворчество в научной литературе трактуется по-разному.
Большинство авторов обращают внимание на то, что правотворчество представляет собой «деятельность» или «действие». Так, А. Ф.
Черданцев считает, сто «правотворчество – это совокупность актов,
действий», другие исследователи указывают, что правотворчество –
это специфическая, требующая особых знаний и умений интеллектуальная деятельность. А. Б. Венгеров характеризует правотворчество
18
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
как организационно оформленную, установленную процедурную деятельность государственных органов. Именно в правотворчестве, по
словам С. С. Алексеева, «находят концентрированное, «конечное» выражение два главных составных процесса правообразования – объективно обусловленные требования социальной жизни, с одной стороны, и активная творческая деятельность компетентных органов
по выработке и включению тех или иных норм в действующую правовую систему – с другой. Таким образом, несмотря на различие в подходах к пониманию правотворчества, это всегда «деятельность управомоченных органов по созданию и изменению правовых норм»13.
Эффективность и результативность правотворческой деятельности во многом определяется правотворческой, правозащитной политикой, призванной определить ее стратегические задачи и цели. А.
П. Мазуренко предлагает рассматривать правотворческую политику
в качестве особой разновидности правовой политики. С. В. Оленина
в свою очередь отмечает, что правовая политика при всем многообразии характеристик и определений этого явления понимается и
воспринимается в обществе в первую очередь как политика правотворческая14. По мнению А. П. Коробовой, правотворчество является
одной из форм реализации правовой политики государства наряду
с правоприменением и правовым воспитанием15. Данную точку зрения разделяет А. В. Малько, который считает, что правовая политика
современной России должна складываться из следующих основных
направлений, которые вполне могут считаться формами ее реализации: правотворческая; правоприменительная; интерпретационная;
доктринальная; правообучающая и т. п.
По нашему мнению, правотворческая правозащитная политика,
несомненно, является разновидностью правовой политики, правотворчество же выступает одной из форм ее реализации. Важная роль
этого сложного института видится, во-первых, в концентрации наиболее существенных интересов социальных групп, слоев, классов и
общества в целом; во-вторых, в формировании правотворческой политики путем выявления потребностей в правовой регламентации
определенных областей общественных отношений в интересах населения всей страны; и, в-третьих, в закреплении целей правовой регламентации и средств их достижения.
Необходимо отметить, что правотворческая политика, как и правовая политика в целом, весьма разнообразна по своей природе. Так,
в зависимости от предмета правового регулирования она может
быть конституционной, гражданской, административной, уголовной, финансовой, международно-правовой, то есть отраслевой правотворческой политикой. Можно также говорить о правотворческой
19
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
политике применительно к различным сферам деятельности (например, в сфере прав и законных интересов человека) либо в отношении
тех или иных категорий граждан (детей, малоимущих, мигрантов,
задержанных или граждан, находящихся в местах лишения свободы
и т. д.). Предметом настоящего исследования является правотворческая политика, прежде всего как форма реализации международноправовой политики России в сфере прав и законных интересов человека.
Правовая регламентация общественных отношений осуществляется не только на федеральном уровне или на уровне субъектов РФ,
но также на международном уровне, что позволяет наряду с дифференциацией правотворческой политики по отраслевому принципу
либо применительно к различным сферам деятельности классифицировать последнюю с учетом уровней осуществления.
А. В. Малько, рассматривая природу правовой политики и ее виды,
отмечает, что в зависимости от уровней своего осуществления она может быть: международной; в сфере СНГ; в сфере создания союзного
государства России и Беларуси; общефедеральной; муниципальной;
локальной16.
Как представляется, подобная классификация применима также
и к правотворческой политике. Между тем, учитывая то обстоятельство, что правовое регулирование в сфере создания союзного
государства России и Беларусь, в сфере СНГ и других региональных
международных организаций, например Совета Европы, выходит за
рамки одного государства, то с неизбежностью следует вывод об осуществлении подобной регламентации на международном уровне.
Формы, в которые облекается правотворческая политика, весьма
разнообразны. Наряду с программами и концепциями, принимаемыми на самых различных уровнях государственной власти, к источникам правотворческой политики можно отнести составляющие
основы конституционного строя и закрепляющие права и свободы
человека и гражданина статью Конституции РФ, отраслевые принципы, провозглашенные в федеральных законах типа Основ законодательства и кодексов, и ратифицированные нашей страной международные договоры (конвенции). Последние приобрели статус источников правотворческой политики благодаря закреплению в п. 4 ст.
15 Конституции РФ 1993 г.
Существующие противоречия и коллизии в современном законодательстве, не исключая и Основной закон РФ, совместно с такими
факторами, как отсутствие научно обоснованной концепции развития законодательства во взаимосвязи с экономическими, политическими и социальными реформами, проводимыми в стране, не
20
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
всегда высоким профессионализмом разработчиков законопроектов,
невниманием, формирующих правотворческую политику государственных органов к общественному мнению как источнику формирования эффективно работающих законов, как правило, под влиянием
активно лоббирующих свои интересы организаций и должностных
лиц, свидетельствуют о несовершенстве российской правотворческой политики.
Это подтверждается мыслью о том, что, как и правовая жизнь в целом, правовая политика далеко не всегда может характеризоваться
положительно. Причем дефекты такой политики, хотя и обнаруживаются чаще всего в ходе правоприменения, нередко имеют своей причиной ошибки в политике правотворческой.
Одним из важнейших направлений совершенствования правотворческой политики следует считать активное участие населения
в законотворчестве, посредством развития институтов непосредственной демократии в самых различных формах и на разных уровнях. Наиболее эффективными средствами выявления воли народа
и тем самым формирования правотворческой политики выступают
как уже прижившаяся в нашей стране форма народовластия – референдум, так и требующий возрождения институт проведения всенародных обсуждений законопроектов.
1 Черненко А. К. Теоретико-методологические проблемы формирования
правовой системы общества. Новосибирск, 2004. С. 271.
2 Четвертин В. А. Введение в курс общей теории права и государства. М.,
2003. С. 10.
3 Лонуха А. Д. Правовое государство: гражданское общество, права человека
и обычное право / Современные вопросы теории права. Новосибирск, 2001.
С. 125–126.
4 Баглай М. В. Конституционализм и политическая система в современной
России // Журнал российского права. 2003. № 11. С. 11.
5 Кокорина Н. В. Защита прав граждан в РФ // Современные вопросы теории
права: сб. ст. Новосибирск, 2001. С. 131.
6 Невинский В. В. Конституция РФ – правовая основа перехода к устойчивому развитию России // Современные проблемы юридической науки. Томск,
2002. Вып. 3. С. 69.
7 Кистяковский Б. А. Государство и личность // Власть и право: из истории
русской правовой мысли. Л., 1990. С. 146.
8 Российская газета. 2004. № 5. С. 16.
9 Морозов А. П. Права человека как фактор формирования правового государства // Конституционное развитие России: межвузовский сборник научных
статей. Саратов, 2005. С. 54.
10 Мамонов В. В. Конституционные основы национальной безопасности
Российской Федерации: автореф. дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 20.
11 Кудрявцев В. Н., Керимов Д. А. Право и государство (опыт философско-правового анализа). М., 1993. С. 13.
12 Колихин И. Ю. Идея правового государства: история и современность.
СПб., 1993. С. 46.
21
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
13 Мазуренко А. П. Правотворческая политика как особая разновидность
правовой политики: региональный аспект // Правовая политика: от концепции к реальности / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2004. С. 104.
14 Поленина С. В. Правотворческая политика. Российская правовая политика: курс лекций / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2003. С. 180.
15 Коробова А. П. Правовая политика: понятие, формы реализации, приоритеты в современной России: дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2000. С. 7–8.
16 Малько А. В. О концепции правовой политики в Российской Федерации //
Правовая политика и правовая жизнь. 2001. № 2. С. 174.
22
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КУЗНЕЦОВ Эдуард Вениаминович1
КУЗНЕЦОВА Анастасия Владиславовна2
ВСЕМИРНЫЕ И ЕВРОПЕЙСКИЕ
КОНГРЕССЫ ПО ПРАВУ
И УЧАСТИЕ В НИХ ЮРИСТОВ РОССИИ
Аннотация: В статье представлены роль и место Всемирных и Европейских конгрессов по праву в становлении юристов.
Ключевые слова: Всемирные и Европейские конгрессы по праву, юридическое образование, совершенствование научных исследований.
Annotation: The article presents the role and place of
World and European Congress on law in the formation of
lawyers.
Keywords: World and European congresses on law, legal
education, improvement of scientific research.
Всемирная Ассоциация философии права и
социальной философии была основана 1 сентября 1909 года в г. Висбадене (Германия). Она носит следующее название: «International Vereinigung fur Rechts – und Sozialphilosophy»,
« International association for philosophy of law and social philosophy»,
«Association internationale de philosophie du droit et de philosophy
social» – сокращенно IVR.
Сегодня членами Всемирной Ассоциации по праву являются свыше
2000 ученых-юристов из всех стран мира. Они организованы в 46 национальных секциях. От Франции и России представлены по две национальные секции. Национальную секцию «Россия» возглавляет
доктор юридических наук, профессор В. Г. Графский (Московский институт государства и права); национальную секцию «Россия» (СанктПетербург) – Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Э. В. Кузнецов (ГУАП). Национальные
секции организуют региональные конгрессы, конференции, лекции и
1 Кузнецов Эдуард Вениаминович – доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, президент Российской Ассоциации
философии права, заведующий кафедрой теории права и государства юридического
факультета ГУАП.
2 Кузнецова Анастасия Владиславовна – победитель Всероссийского конкурса Государственной Думы Российской Федерации «Моя законотворческая инициатива».
Награждена государственной наградой «Депутатский резерв».
23
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
другие подобные мероприятия. Так одними из последних такого рода
мероприятий явились Российская научно-практическая конференция
«Философия права в российских регионах: состояние и перспективы»,
которая была проведена нами 13 мая 2011 года в г. Ижевске, а также
международные конференции по философско-правовым и социальноэкономическим проблемам современности, которые проходили в г.
Кизляре (Республика Дагестан) в 2014, 2015 и в 2016 годах.
Лауреаты Всероссийского конкурса в г. Сочи на лучший учебник
по юриспруденции – доцент А.А. Боер и профессор Э.В. Кузнецов
Российская Ассоциация философии права, возглавляемая профессором Э. В. Кузнецовым, была принята в состав Всемирной Ассоциации (IVR) 5 мая 2005 года.
24
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ЧЛЕНЫ ИСПОЛКОМА РОССИЙСКОЙ АССОЦИАЦИИ
ФИЛОСОФИИ ПРАВА
Президент Российской Ассоциации философии права (Санкт-Петербург)
проф. Э. В. Кузнецов
проф. В. М. Боер
проф. Н. Г. Янгол
проф. Х. Х. Лойт
25
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
проф. Ф. Ю. Сафин
проф. О. Э.
Старовойтова
А. В. Кузнецова (пресс-секретарь)
проф. В. В. Цмай
М. В. Семенова (молодежный
сектор)
Хронология Всемирных Конгрессов IVR
1910 г. – Берлин (Германия I Всемирный Конгресс IVR);
1911 г. – Дармштадт (Германия);
1914 г. – Франкфурт (Германия);
1926 г. – Берлин (Германия);
1957 г. – Саарбюркен (Германия. I послевоенный Всемирный Конгресс IVR);
1959 г. – Вена (Австрия);
1963 г. – Стамбул (Турция);
1967 г. – Гардоне Ривьера (Италия);
1971 г. – Брюссель (Бельгия);
1973 г. – Мадрид (Испания);
1975 г. – Сан-Луис (США. I Всемирный Конгресс IVR вне Европы);
1977 г. – Сидней (Австралия);
1979 г. – Базель (Швейцария);
1981 г. – Мехико Сити (Мексика);
1983 г. – Хельсинки (Финляндия);
1985 г. – Афины (Греция);
26
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
1987 г. – Кобе (Япония);
1989 г. – Эдинбург (Великобритания);
1991 г. – Гёттинген (Германия);
1993 г. – Рейкьявик (Исландия);
1995 г. – Болонья (Италия);
1997 г. – Буэнос-Айрес (Аргентина);
1999 г. – Нью-Йорк (США);
2001 г. – Амстердам (Нидерланды);
2003 г. – Лунд (Швеция);
2005 г. – Гранада (Испания);
2007 г. – Краков (Польша);
2009 г. – Пекин (Китай);
2011 г. – Франкфурт (Германия. XXV Всемирный Конгресс IVR);
2013 г. – Белу-Оризонти (Бразилия);
2015 г. – Вашингтон (США);
2017 г. – Стамбул (Турция).
Российские юристы принимают участие в работе Всемирных и
Европейских конгрессов по праву давно. Начало этому положили
известные в нашей стране и за рубежом теоретики права членкорреспондент АН СССР, академик многих зарубежных академий,
доктор юридических наук, профессор Д. А. Керимов, академик РАН
В. С. Нерсесянц, проф. В. Г. Графский, проф. Н. М. Кропачев, проф.
А. В. Поляков и др.
Научный руководитель Э. В. Кузнецова
чл.-корр. АН СССР д.ю.н., проф. Д. А. Керимов. 1970 г.
Члены нашей ассоциации продолжили традицию старших товарищей, приняв участие в работе 21-го Всемирного Конгресса по праву,
который проходил в августе 2003 года в г. Лунде (Швеция). Тема Конгресса – «Закон и политика: в поисках баланса». В работе Конгресса
приняли участие 340 делегатов практически всех стран мира. Самые
большие делегации были из США, Великобритании, Германии, Шве27
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ции, Франции, Италии, Японии. Из прибалтийских республик присутствовало по два-три человека. Украина была представлена двумя
делегатами. Из России приехали шесть человек: О. Э. Старовойтова
(Санкт-Петербургский университет МВД РФ), С. А. Мурашова (Кубанский университет), М. Хомяков (Уральский университет) и три преподавателя ГУАП В. М. Боер, А. А. Боер и Э. В. Кузнецов. На Конгрессе
выступили крупнейшие современные философы и теоретики права
Александр Печеник (Швеция), Эугенио Булыгин (Аргентина), Роберт
Алекси (Германия), Ричард Познер (США), Энрико Поттаро (Италия),
Ян Воленски (Польша) и др. В центре внимания участников Конгресса
были такие доклады, как: «Правовой позитивизм, критическая теория и новая волна естественного права», «Право и экономика»,
«Закон, мораль, политика», «Политика прав человека», «Юстиция,
власть и закон», «Фундаментальные проблемы философии права»,
«Глобализация и плюрализм» и др. На 21-м Всемирном Конгрессе был
избран новый президент IVR – профессор Лундского университета
Александр Печеник.
Президент IVR, профессор А. Печеник,
Заслуженный деятель науки РФ, профессор И. А.Покровский,
Заслуженный деятель науки РФ, профессор Э. В. Кузнецов
Всемирная Ассоциация по философии права, как уже было отмечено, была создана в 1909 году. Именно в это время вышла в свет известная книга французского профессора Шармона «Возрождённое
естественное право». Когда в беседе с другим Президентом IVR ар28
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
гентинским профессором Эугенио Булыгиным я заметил, что о возрожденном естественном праве еще в 1840-м году писали русские
юристы Б. Чичерин и П. Новгородцев, но об этом мало кто знает, он
резонно ответил: «Вы, русские, сами в этом виноваты – вы не цените
своих «пророков» и не принимаете участие в международных конгрессах по праву». В какой-то мере, к сожалению, он был прав. Мне
вспомнился один эпизод из моей жизни.
Однажды в 1990 году перед самой защитой мною докторской диссертации «Философия права в России» ко мне подошел декан юридического факультета ЛГУ профессор Королёв Алексей Иванович, лекциями которого я восхищался, еще будучи студентом этого замечательного вуза. Отечески взяв меня за локоть, он тихо заметил: «Эдуард, тебя ожидают большие сложности при защите». «Почему?» –
спросил я. «Потому, что ты пишешь о «белоэмигрантах», которые
покинули свою Родину» – вздохнув, сказал он. «Прежде всего я пишу
о великих русских юристах, которые любили свою Родину… Но их изгнали из России…Мы изгнали своих кумиров и пытались очистить
свою память от прошлого. Среди них были и те, творчество которых
и сегодня относят к достижениям человеческого гения. Таким был,
например, Е. Н. Трубецкой…» – волнуясь, возражал я.
И, действительно, родоначальник социологии права в России профессор Б. А. Кистяковский был вынужден покинуть Россию и обосноваться в Нью-Йоркском университете. Свои бесценные труды он увез
с собой. Не приходится удивляться, что книга о его творчестве написана профессором этого университета С. Н. Хойман, а ее студенты
имеют информацию о выдающихся русских юристах более полную,
чем наши. Приходится лишь сожалеть, что богатейший научный архив профессора П. И. Новгородцева до сих пор не востребован и находится в Пражском университете, куда меня приглашали для чтения
лекций в 2010 году. Труды, написанные в Варшаве, основателем психологической школы права, руководителем кафедры теории права и
государства Петербургского университета профессором Л. И. Петражицким, не известны нашему читателю. Встречаясь с его последователями, польскими учеными в Силезском и Краковском университетах, мы были единодушны в том, что научные достижения Л. И. Петражицкого – это наше общее достояние – Польши и России.
Один из мудрецов заметил, что, когда перестают петь соловьи, мы
можем наслаждаться лишь чириканьем воробьев. С изгнанием из России ведущих специалистов в области права, система и качество подготовки юридических кадров упростились до неприличия. В 1919 г.
в Москве был создан Свердловский университет, где готовились новые юридические кадры для страны. Учебный процесс длился девять
29
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
месяцев, после чего студентам выдавали свидетельства о высшем образовании.
Известная поэтесса Зинаида Гиппиус в своих воспоминаниях так
описывает эти исторические события: по университетскому дворику
ходили солдаты и матросы в бушлатах, страшно ругались и, сморкаясь, спрашивали: «Где здесь записывают на юриста?»
Профессионализм научно-преподавательских кадров в то время,
очевидно, не имел решающего значения, тем более, что известный
партийный деятель того времени Сольц заявлял, что новым государственным органам нужно «поменьше юристов и побольше рабочих и
крестьян».
Кстати, такая оценка значимости этой специальности в нашей
истории не является редкостью.
Еще в 1808 году выдающийся представитель российской юриспруденции М. М. Сперанский, опираясь на опыт профессиональной
юридической подготовки кадров в западных странах, предложил
российскому императору Александру I издать указ о необходимости
сдачи экзаменов по естественному праву и иностранному языку российским государственным чиновникам. Седоусые государственные
зубры, столпы режима, стратеги бумажных битв и закулисных баталий должны были садиться за учебники и готовиться к экзаменам.
Ярость чиновников была неописуемой. Было сделано все, чтобы отправить автора Свода Законов Российской Империи в ссылку…
К сожалению, и сегодня можно услышать слова о том, что у нас
слишком много юристов. Было бы правильно сказать: слишком
много безграмотных юристов, так как современная подготовка этих
нужных для страны специалистов далека от совершенства. Сравнивая учебную подготовку юристов в России и ряде зарубежных, я довольно часто отмечал для себя, что до недавнего времени она была
более фундаментальной, нежели в тех странах, где мне приходилось
преподавать. Отдельные современные новации, которые так настойчиво, порой без учета особенностей научных дисциплин, внедряются
чиновниками от науки, мягко говоря, не способствуют должной подготовке специалистов в области юриспруденции. Например, такая
новация, как рейтинговые оценки по 100 балльной системе. Ни в Испании, ни в Чехии, ни в некоторых других европейских вузах такой
системы оценок нет. В Чехии, например, высшим баллом является (1),
хорошим – (2) и так далее.
Для определения критериев оценок по 100-балльной системе
нужна, очевидно, компьютерная диагностика, которая возможна
лишь в условиях медицинского стационара (к слову, некоторые «новаторы» даже такой термин придумали – «юридическая клиника»).
30
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Между тем на практике эти рейтинговые баллы дублируются в конечном счете той же «пятеркой», «четверкой», «тройкой» и «двойкой». Другая «новация» – тестирование. Она, в сущности, сводится
к угадыванию правильного ответа. Но «гадание» в юриспруденции –
бесполезное занятие. Юрист должен научиться логически мыслить,
рассуждать. Он должен владеть речью, анализировать, уметь доказывать, вести спор, естественно, при этом хорошо знать закон и юридическую практику. Именно этому в свое время меня учили в Ленинградском государственном университете такие выдающиеся педагоги, как Д. А. Керимов, М. Д. Шаргородский, О. С. Иоффе, Л. С. Явич, А.
И. Королев и многие другие.
23-й Всемирный Конгресс IVR (г. Краков, Польша, 2007 г.)
Проф. Старовойтова О. Э., Президент IVR – проф. Э. В. Булыгин,
Президент Российской Ассоциации философии права – проф. Э. В. Кузнецов
на встрече 23-го Конгресса IVR
Необходимо с уважением относиться к достижениям наших предшественников. Уважение к минувшему, по меткому выражению А. С.
Пушкина, является чертой, отличающей образованности от дикости.
В свое время мною был инициирован вопрос о необходимости возврата на Родину трудов великих русских юристов. И государственной
Думой РФ даже было принято соответствующее решение, состоящее
из двух пунктов:
– Возвратить научные архивы видных российских юристов на Родину;
31
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
– Поручить контроль за исполнением этого решения Российской
Национальной Библиотеке. (См.: Аппарат Государственной Думы РФ.
Общий отдел. К заседанию Государственной Думы № 14 от 17 ноября
1995 г.)
Через некоторое время мне позвонили из Национальной Библиотеки в Москве и сообщили, что они во исполнение Решения Думы обратились в соответствующие зарубежные вузы, но им, если говорить
образно, показали «фигуру из трех пальцев».
Этого следовало ожидать, так как в таких ситуациях требуется не
приказной порядок исполнения, а ведение сложных, профессиональных переговоров.
Не получила поддержки и другая наша инициатива о необходимости проведения Всемирного Конгресса по философии права в СанктПетербурге. В приложении к книге «Новые идеи в правовой науке» (по
материалам 21-го Всемирного Конгресса (IVR) – СПб., 2005, с. 280–284)
опубликована моя переписка с Президентом IVR, профессором Александром Печеником, с которым нас связывали теплые дружеские отношения, по вопросам возможности проведения такого форума в СанктПетербурге. Вот выдержка из его письма: «Дорогой Эдуард… 2. Есть
предложение организовать Всемирный Конгресс 2009 года в Пекине.
Данное предложение предварительно принято. Мы предполагаем, что
китайская делегация подтвердит свою заявку в Гранаде.
Если это произойдет, предложение китайской стороны будет формально принято, поскольку IVR ранее уже предлагал такое решение.
Только в случае, если китайская сторона по какой-либо причине не подаст своего формального предложения, другая сторона получит шанс.
3. Мы предварительно обсуждали с германской секцией возможность провести Конгресс 2011 года в Берлине. Если немецкая сторона
подаст формальную просьбу, IVR почти наверняка удовлетворит ее.
Однако германская сторона не обязана подавать формальную
просьбу. Если они не подадут просьбу, я поддержу кандидатуру
Санкт-Петербурга на 2011 год при условии, что Вы сможете обеспечить экономическую сторону проведения Конгресса. Стандартный
бюджет составляет около 250 000 долларов США. Половину его составляют регистрационные взносы, другая должна поступить от
местных спонсоров.
Пожалуйста, примите во внимание, что до 2009 года не будет выборов в Исполнительный Комитете IVR, однако они состоятся в 2011
году. Вы можете планировать на 2013 год.
Я не знаю, насколько значимым мое мнение будет к тому времени – но в случае, если я буду все еще жив в 74 года – то я убежден,
что Санкт-Петербург – замечательное место для Конгресса IVR».
32
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
К сожалению, профессор А. Печеник скончался в 2005 г.
Наше стремление, направленное на реализацию идеи проведения Конгресса IVR в России находило полное понимание со стороны
и следующего Президента этой международной Ассоциации немецкого профессора права Ульфрида Ноймана. Однако мои обращения
как Президента Российской Ассоциации философии права по этому
вопросу в соответствующие российские инстанции, к сожалению, не
вызвали особой заинтересованности и поддержки.
В 2013 г. состоялся 26-й Всемирный Конгресс IVR в г. Белу-Оризонти (Бразилия). На нем присутствовали члены нашей Ассоциации:
доктор юридических наук О. Э. Старовойтова, кандидат юридических
наук А. А. Смольяков и аспирант Е. Р. Сташкевич. В работе 27-го Всемирного Конгресса IVR, который проходил в Вашингтоне (США), мы,
к сожалению, не участвовали. Сейчас идет подготовка к 28-у Всемирному Конгрессу IVR, который будет проведен в 2017 году в Турции.
Мы не теряем надежды о возможности проведения в России одного
из таких форумов. Россия заслуживает этого.
Как справедливо замечено в «Экклезиасте», всему свое время:
время убивать и время врачевать, время разрушать и время строить,
время разбрасывать камни и время собирать камни.
Слишком много и слишком далеко разбросали мы наши камни.
Пришло время их собирать. Необходимо вернуть в наше сознание те
правовые идеи и понятия, которые составляют фундамент современного правопонимания. И философия права в этом процессе обновления призвана сыграть решающую роль.
Позитивистская трактовка права – это такая конструкция, фундамент которой построен на песке, где государственные интересы
ставят выше интересов личности, где право подменяется законом. Но
еще С. Л. Франк заметил, что государство, мнящее себя вершителем
человеческих судеб, есть одно из самых страшных и гибельных проявлений человеческой практики.
В основе философско-правовой концепции лежит признание человека, его интересов, высшей ценностью. Преподобный Серафим
Саровский обращался к каждому человеку со словами: «Радость
моя…», Эти простые, но душевные слова выражают саму суть человечности (гуманности), ибо человек человеку не волк и не враг,
а свет и радость. В основе этих света и радости лежит доброта, без
которой невозможна культура, в том числе и правовая. Когда доброта льется из человеческого сердца, раздор между людьми начинает стихать. Гуманизм означает любовь и уважение к человеку, его
имени, достоинству, здоровью и жизни. Антиподом гуманизма выступает ненависть.
33
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Почему у многих милосердие, гуманизм до сегодняшнего дня не
являются всеобщими и осознанными до конца ценностями? Потому
что ненависть и травля человека долгое время практиковались и созревали в нашем сознании, а это проявилось в образе жизни людей.
По словам И. А. Ильина, гражданская война – это взрыв ненависти,
за которым следует всеобщий пожар. «Вряд ли существует большее
злодейство против своего Отечества, как развязывание гражданской
войны. А кто не хочет учиться на чужом примере, тот пусть хотя бы
представит, какую личную ответственность он будет нести. Здесь
существует три упреждающие задачи: нельзя допускать, чтобы в народе накапливалась социальная ненависть; нельзя, чтобы она перерастала в отчаяние; нельзя, чтобы отчаяние приводило к развязыванию гражданской войны».
Ошибка русской интеллигенции, как полагал Б. И. Кистяковский,
заключалась в том, что она воспринимала право не как правовое
убеждение, а как принудительное правило.
Особенность бюрократического властвования является стремление к подробной, а точнее, мелочной регламентации общественных
отношений. Однако виднейшие русские философы права отмечали,
что основой прочного правопорядка являются свобода личности и
ее неприкосновенность. В 1990 г. наше государство подписало Парижскую Декларацию о правах человека и затем приняло новую Конституцию, в которой защита прав человек и гражданина определяло
сущность правого государства.
Положение о приоритете интересов личности над государственными закреплено в Основном законе. Человек является главной ценностью в правовом государстве. И критерии успеха человеческой деятельности определяются не только возрастом, а прежде всего опытом и профессионализмом. «Таланту, а не возрасту будь равен», – писал поэт. Глупые и умные встречаются в любом возрасте. Известно,
что уже в 14 лет Гуго Гроций был представлен королю Франции как
«чудо Голландии». Но мы знаем, что и в преклонном возрасте великий греческий поэт Анакреон, чья статуя в Акрополе стоит рядом со
статуей Перикла, являлся кумиром молодежи. В правовой науке особенно ценен практический и жизненный опыт, хорошее знание тех
отношений, которые складываются в обществе на основе исполнения законов, призванных защищать права и свободы граждан государства, именуемого социальным и правовым.
Таким образом, наша Ассоциация принимала активное участие
в работе следующих Конгрессов IVR: 2003 г. – Лунд (Швеция); 2005 г. –
Гранада (Испания); 2007 г. – Краков (Польша); 2011 г. – Франкфурт-наМайне (Германия), 2013 г. – Белу-Оризонти (Бразилия).
34
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Сейчас наши ученые-юристы готовятся к поездке в Стамбул (Турция), где в июле 2017 г. будет проходить очередной Всемирный Конгресс по праву. Конгресс уникален по своей форме и содержанию.
Дело в том, что Президенты IVR избираются по месту проведения
Всемирных Конгрессов от той страны, где проходит Конгресс.
В 2015 году Конгресс IVR проходил в СЩА и действующий Президент IVR был избран там – проф. Мортимер Селлерс (США). Организаторы 28-го Конгресса IVR, который будет проходить в 2017 г. в Стамбуле, – турецкие ученые. Тема Конгресса – «Мир». Звучит весьма оптимистично, учитывая сложную международную обстановку в регионе, где будет проходить Конгресс. Недавно стало известно, что
руководителю российской делегации профессору Э. В. Кузнецову организаторы Конгресса предложили возглавить рабочую секцию Конгресса. Хотелось бы надеяться, что стечение этих обстоятельств и их
реализации в какой-то мере может способствовать снятию напряжения, которое существует в умах многих людей: политиков, ученых,
представителей религии, культуры и простых людей.
Международный Конгресс в Катовице (Польша, 2009 г.).
Проф. И. Б. Ломакина и проф. Э. В. Кузнецов
35
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
25-й Всемирный Конгресс IVR (г. Франкфурт, Германия, 2011 г.).
Члены Российской делегации: проф. Х. Х. Лойт, проф.В. В. Цмай,
проф. Э. В. Кузнецов, проф.Ф. Ю. Сафин, проф.В. М. Боер
26-й Всемирный Конгресс IVR (г. Белу-Оризонти, Бразилия, 2013 г.). Члены
Российской делегации: к.ю.н. А. А. Смольяков и д.ю.н. О. Э. Старовойтова на
встрече с Президентом IVR, профессором Ульфридом Нойманом (в центре)
36
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Тезисы доклада Э. В. Кузнецова и А. В. Кузнецовой
«Философия права в России» на специальной секции «21-й век –
время возрождения Философии права», представленные
на 28-й Всемирный Конгресс IVR (июль, 2017 г. – г. Стамбул,
Турция. На русском, английском и турецком языках)
В марте 2005 года была создана Российская Ассоциация философии права (Санкт-Петербург). Философию права издавна сравнивали с птицей Феникс, которая возрождалась из своего пепла всякий
раз, когда ее противники праздновали, как им казалось, очередную
победу над ней. Грядет время, когда Феникс вновь расправит могучие крылья и слово «право» обретет свое естественное значение –
справедливость. Как правило, люди стремятся не просто к праву, но
к справедливому праву с нравственным потенциалом. Опыт тоталитарной правовой действительности свидетельствует о том, что юридический позитивизм продемонстрировал поразительное неуважение к праву, перечеркнув его как высокий духовный феномен.
Конец ХХ века ознаменовался крушением многих рационалистических мифов о человеке, обществе, праве и государстве. Утратившее связь с бытием человеческое сознание единственно достоверной
реальностью самоуверенно признало самое себя (cogito ergo sum).
В соответствии с этим смысл жизни должен был быть не обретен, а
создан, сконструирован самим человеком. Религия начала казаться
иллюзией, а правоведение постепенно превращалось в прибежище
позитивистских концепций, в соответствии с которыми государственный закон был призван подменить естественную суть права,
неразрывно связанного с нравственностью. Духовность, объявленная чем-то второстепенным, быстро была сведена на последнее место. Параллельно расщеплению атома в социальной сфере началось
разрушение самих основ человеческого существования. Потребовался чудовищный историко-метафизический эксперимент тоталитаризма, приведший к гибели миллионов людей и разрушению почти
всех сфер жизнедеятельности общества, чтобы избавиться (но пока,
к сожалению, не до конца) от рационалистических иллюзий, прочно
укоренившихся в сознании многих людей ХХ века. В действительности оказалось, что социальная жизнь имеет свои законы, и важнейший из них – это признание того, что существует граница, дальше
которой недопустимо никакое стороннее вторжение. Эта граница на
языке философии права – личная свобода человека и его естественные права. Философия права – это дух закона, буква которого должна
соответствовать этому духу. Более 100 лет назад в «Вехах» было замечено, что ошибка русской интеллигенции заключалась в том, что
37
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
она воспринимала право не как правовое убеждение, а как принудительное правило. Необходимо понять, наконец, что от человека, поставленного в положение раба или наемника, нельзя требовать гражданских добродетелей, без которых немыслимо никакое цивилизованное государство, не будут действовать никакие законы.
21-й век знаменует начало перехода к новой социо-культурной
парадигме. Сегодня кризис потрясает все сферы человеческой деятельности и культуры. Коллективные и индивидуальные социальные потрясения, которыми мы подвергаемся, требуют глобального
научного ответа. Ответ на этот вопрос возможен только при условии
объединения всех структур нашего общества. Ассоциация философии права Санкт-Петербурга делает лишь первый шаг в этом направлении, осознавая его трудность и выражая надежду на то, что наши
слабые голоса будут услышаны и поддержаны представителями власти, бизнеса, научными работниками, представителями культуры,
религии, людьми для которых слова милосердие, справедливость,
доброта и терпимость определяют их образ жизни.
У нас много идей, реализация которых требует необходимой поддержки. Не вокруг нового шума вращается мир, но вокруг новых
идей, – он вращается неслышно!
Philosophy of Law in Russia
Ladies and Gentlemen, colleagues and friends!
In March, 2005 the Association of Philosophy of Law was established in
St. Petersburg. Philosophy of law has been long compared to the Phoenix,
which was reborn from its ashes every time its opponents celebrated, as
they thought, another victory over it. Time will come, when Phoenix again
will straighten its mighty wings and the word «law» will find its natural
value – justice. As a rule, people do not only wish to trust the law, but the
true law with its moral potential. The experience of the totalitarian legal
reality shows that legal positivism has demonstrated a striking lack of
respect for law, not taking it as a high spiritual phenomenon.
The end of the XX century was marked by the collapse of many rationalist
myths about a man, society, law and state. Having lost the connection with
human-being man’s consciousness confidently recognized itself the only
true reality. According to this statement the meaning of life was not to be
obtained, but designed and implemented by the man himself. Religion began
to look like some illusion, and jurisprudence was gradually transformed
into a shelter of positivist concepts, according to which the state law was
intended to replace the natural essence of law inextricably connected with
morality. Spirituality, declared as something minor, was quickly placed to
38
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
the most distant position. Simultaneously with splitting of an atom in the
social sphere there began destruction of the very bases of human existence.
And only due to the enormous historical and metaphysical experiment
of totalitarism, which led to the deaths of millions of people and the
destruction of almost all spheres of life, society managed to get rid of (but,
unfortunately, not completely) the rationalist illusions, deeply rooted in the
minds of many people of the XXth century. In fact, it turned out that social
life has its own laws, and most important of them is the recognition that
there is a boundary beyond which no other outside intrusion is acceptable.
This boundary in the language of the philosophy of law is the personal
freedom of the individual and his or her natural rights. The philosophy
of law is the spirit of the law, the idea of which should correspond to its
spirit. More than 100 years ago it was noted in the «Vekhi» that the main
mistake of the Russian intelligentsia was, that they treated law not as the
legal shelter, but as a compulsory rule. We need to understand, finally, that
from a man, delivered in a slave or a mercenary, you cannot expect the civil
virtues, without which no civilized nation will enact any laws.
The 21st century marks the beginning of a transition to a new sociocultural paradigm. Today, the crisis shakes all spheres of human activity and
culture. Collective and individual social upheavals that we are exposed to,
require a global scientific answer. The answer to this question is possible
provided unification of all the structures of our society is accomplished.
Association of Philosophy of Law of St. Petersburg is taking the first step in
this direction, being aware of its difficulty, and with the hope that our small
voices will be heard and supported by the representatives of government,
business, academics, representatives of culture, religion, people for whom
the words mercy, justice, kindness and tolerance determine their way of life.
We have many ideas, the implementation of which requires the necessary
support. Not around the new noise the World turns, but around new ideas,
it rotates silently!
Felsefe, hukuk, Rusya
Mart 2005’te kurulan Rus Birliği hukuk felsefesi (Saint Petersburg).
Felsefe hakkı uzun ile karşılaştırıldığında kuş Anka kuşu, bir возрождалась kendi küllerinden zaman onun muhalifleri kutladı, onlara göre, bir
sonraki üzerinde zafer. Gelecek zaman, ne zaman bir Anka kuşu yeniden
расправит güçlü kanatları ve kelime «hak» kazanacak onun doğal değeri –
adalet. Genellikle insanlar değil, sadece hak için, ama adil hukuk ile ahlaki
bir potansiyele sahip. Deneyim totaliter hukuk gerçekte gösteriyor ki,
hukuki pozitivizm gösterdi çarpıcı bir saygısızlık hukuku, перечеркнув
onun gibi yüksek bir ruhsal olgudur.
39
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Son XX. yüzyıla damgasını vurdu geçirerek birçok rational hakkında
mitler bir insan, toplum, hukuk ve devlet. Kaybetmiş kişiye bir bağlantı
olmak ile insan bilinci tek doğru gerçeklik kendini haklı kabul etti en (cogito
ergo sum). Buna göre hayatın anlamı olmak zorunda değil, ortaya çıkarılan
ve oluşturulan tasarlanmıştır insanın kendisi. Din hissetmeye başlamıştım
yanılsama ve içtihat haline gelmeye başlamıştı yavaş yavaş barınak позитивистских kavramları, hangi göre, devlet hukuk çağrıldı parodi doğal
özü hakkının, ayrılmaz bir şekilde bağlantılı zorunda kaldı. Maneviyat,
bildirilen bir şey sonradan, hızlı bir şekilde düşürülmüştür son yer. Paralel
bölme atomun sosyal alanda yıkım başladı kendilerini temel insan varlığı.
Sürdü korkunç bir tarih ve metafizik deney totaliter, ölümle sonuçlanan
milyonlarca ölüm ve yıkım hemen hemen tüm yaşam alanlarının, toplumun
kurtulmak için (ama ne yazık ki sonuna kadar) rational yanılsamalar, sıkıca
köklü birçok insanın zihninde YİRMİNCİ yüzyıl. Gerçekte ortaya çıktı, ne
sosyal hayat, kendi yasaları vardır ve bunlardan en önemlisi – bu tanıma
ek olarak, orada bir sınır, bir daha hangi kabul edilemez hiçbir üçüncü taraf
işgali. Bu sınır, dil felsefesi hakkının kişisel özgürlük, insan ve onun doğal
hakkı. Felsefe hakları bu yasanın ruhu, karakteri olmalıdır bu ruhu. Daha
100 yıl önce bir «kilometre taşı» olduğunu fark ettim hata rus aydınlar
şuydu: o topluluğudur hakkı gibi yasal bir inanç olarak zorunlu bir kural.
Anlamak gerekir, son olarak, ne bir kişinin, teslim konumunu köle ya da
paralı asker talep edemez sivil erdem, onsuz düşünülemez hiçbir uygar
devlet, hiçbir hareket, hiçbir yasa.
21. yüzyılın başlangıcıdır gitmek, yeni bir sosyo – kültürel paradigma.
Bugün şok kriz tüm sektörleri ve kültür. Kolektif ve bireysel sosyal kargaşa,
halka açık kalmaktadır gerektiren küresel, bilimsel bir cevap. Bu sorunun
cevabı yalnızca koşuluyla birleştirme tüm yapılar bizim toplum. Birliği
hukuk felsefe, St. Petersburg yapar gibi bu yönde ilk adımı, farkında, onun
zorluk ve ifade umut bizim zayıf bir ses duyulur ve desteklenir hükümet
temsilcileri, iş dünyası, akademik çalışanları, temsilcileri, kültür, din,
insanlar için olduğu kelimeler, merhamet, adalet, şefkat ve hoşgörü tek
onların yaşam tarzı.
Biz bir sürü fikir, uygulama gerektiren gerekli desteği. Etrafında
değil, yeni bir gürültü döner dünya, ama etrafında yeni fikirler, – döner
duyulamaz!
40
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ГОЛУБЕВ Николай Альбертович1
К ВОПРОСУ ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ
ИНСТИТУТА ВИНЫ В РИМСКОМ ПРАВЕ
Аннотация: Статья посвящена историко-правовому анализу института вины
в древнеримском праве. Автор рассматривает античную категорию «culpa» как
первоначальное явление, отражающую смысл понятия «вина» и приводит историко-правовые аргументы в обоснование частичной пробельности данного утверждения. Также, в рамках настоящей статьи исследуются такие институты римского
права как «culpa», «culpa levis», «culpa lata» и «dolus», их соотношение и сущность.
Приводятся аргументы в обоснование «психологического» понимания вины
в древнеримском праве.
Ключевые слова: Вина, умысел, неосторожность, психологическая концепция
вины в праве, римское право.
Annotation: The article is devoted to both historical and legal analysis of the
institution of guilt in Ancient Rome. The author conducts heightened scrutiny of «culpa»
notion as a judicial phenomenon since its inception in Roman legal culture and brings
to light both historical and legal arguments in justification of legislative gaps in that
scope. Additionally, it is compared such notions as «culpa», «culpa levis», «culpa lata» и
«dolus», subsequently, its correlation was the subject to research. Psychological
concept of guilt is being reasoned.
Keywords: guilt, criminal intent, negligence, psychological concept of guilt, Roman Law.
В современной цивилистической доктрине бесспорным является утверждение о необходимости наличия вины должника как условия привлечения последнего к ответственности1, поскольку нормативное предписание о наличии фактора вины присутствовало в российском правопорядке как в Гражданском кодексе 1922 года2, так и в Гражданском
кодексе 1964 года3, и имеется в современной редакции Гражданского
кодекса Российской Федерации 1994 года (далее – ГК РФ) в ст. 401. Тем
не менее, в актуальной правовой литературе достаточно часто делается
акцент на «отсутствии общетеоретических выводов о вине»4, либо же говорится о недопустимости состояния российской юридической науки и
законодательства, в которых не имеется «чёткого общепризнанного понятия вины»5.
Более того, также бесспорно и утверждение о том, что именно заслугой римских юристов частного права стало изречение «без вины нет ответственности» являющееся, фактически, прототипом принципа «презумпции вины»6. Также, по словам известного правоведа Йеринга, и
нравственное развитие понятия вины в гражданском праве принадле1 Голубев Николай Альбертович – магистрант юридического факультета ГУАП.
41
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
жит римским юристам периода классического римского права7. Соответственно, учитывая изложенное ранее, полагаем, исключительно непосредственное изучение исторического аспекта становления категории
«вина» в римском частном праве может поспособствовать правильной
дефиниции сущности и концепции вины в действующем ГК РФ.
Несмотря на историческое первенство римского частного права перед
правом раннефеодальных монархий, последнее по своей юридической
технике и проработанности нормативного урегулирования, значительно
уступает явлению более архаичному8. Существующее социальное неравенство населения, даже при наличии рабовладельческого строя Римского государства, не смогло нивелировать высшую, по мнению римских
юристов, цель права, коей является всеобщая справедливость, что и послужило стимулом к осмыслению фактора виновности в свершённых
правонарушения9. Хотя прямого определения родового понятия вины
в римском частном праве не наблюдается, исторические памятники права
оставили сведения о том, что римские юристы оперировали категорией
«вина», то есть «culpа», коей считалось несоблюдение того поведения, которое требовалось правом: нет вины, если соблюдено всё, что требовалось
(D. 9.2.30.3). Ситуация осложнялась не только повсеместным употреблением конструкции «culpа», но и наличием указания на императивность
презумпции вины причинителя вреда, закреплённой в Дигестах Юстиниана (D. 50. 17. 23), она же, как было отмечено ранее, не имела общеродового
определения. Однако, на наш взгляд, данная общепринятая онтология
понятия «вина», посредством которой делается вывод о первостепенном
упоминании категории «вина» в Дигестах Юстиниана, является не совсем
корректной, поскольку формула частноправовой «culpа» скорее следствие, нежели причина. Так, по утверждению правоведа Т. М. Яблочкова,
исторически первая попытка системного выражения категории «вина»,
имела место в 286 г. до н. э. в ветви публичного права, а именно, в Законе
Аквилия (lex Aquilia), которым, по инициативе трибуна Аквилия, предусматривался так называемый «иск из нанесения ущерба»10. По утверждению другого правоведа – Ю. А. Голубцовой, lex Aquilia содержал правила
о возмещении вреда, причинённом в публичных правоотношениях таким вещам как рабам или животным, тем не менее, поскольку названные
блага воспринимались римскими гражданами и как объекты частноправовых отношений, то принципы категории вины были из деликтных публичных правоотношений экстраполированы в сферу частных гражданских11. Соответственно, исходя из духа и сущностной характеристики
публичного правонарушения, «исторически первой» в римской правовой
науке возникает именно умышленная форма вины, то есть «dolusmalus»12.
«Dolusmalus», а именно злой умысел, имея, как отмечается в прикладной
литературе, своей целью умышленное нарушение чужих прав и пред42
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ставляя собой умышленное действие13, обладал некой неопределённостью, так как «dolus» воспринимался и в виде особой разновидности деликтов, вызванных обманом или мошенничеством14, либо же в качестве
«хитрости», употребляемой с целью «обойти других»15, что не проясняет
сущностную характеристику концепции «dolus malus» как предтечи психологической или поведенческой концепции вины в праве16, и мало что
способно предоставить исследователю для построения современной внутренне не противоречивой концепции вины. Навряд ли римские юристы
периода 286 г. до н. э. были озабочены созданием логически корректной
теории вины в праве, тем не менее, даже при отсутствии взгляда римских
юристов на проблемы института «dolus malus» под таким углом, обладая
внутренней неопределённостью и весьма неясным признаком несправедливости, «dolus malus» достаточно быстро пришёл в упадок и, фактически, стал видовой конструкцией в логичной и стройной концепции
форм вины в широком смысле слова, где «вина» представлялась в виде
дихотомии «dolus» и «сulpa»17, в свою же очередь, «culpa» заключалась
в нарушении «общего правила», некого предписания, согласно которому
каждый, будучи «осмотрительным домохозяином», обязан предвидеть
все возможные негативные последствия своих деяний18, а «dolus» оставался отражением корыстных мотивов и побуждений.
Тем не менее, сложившаяся модель также была неидеальна. Так,
«сulpa» представлялась монолитным явлением не поддающимся градации по степени тяжести проявления неосторожности, что не соответствовало не только сакральному для римлян принципу справедливости, но и
потребностям гражданского оборота, поскольку достаточно часто возникали ситуации, в которых лицо, defacto, нарушало права иного участника
правоотношений, при этом, руководствовалось не корыстным мотивом
(dolus), а «похвальными побуждениями», однако, реально действуя за гранью общепризнанной обычной «сulpa»19. Статичность представленной
конструкции вины объяснялась первоначальным публично-правовым
оттенком категории «вина», и несмотря на такое положение вещей, при
котором «вина», то есть «сulpa» являлась пограничным явлением между
«dolus» и случаем, то есть «casus», где риск утраты или повреждения имущества лежал на собственнике имущества, привлечения к ответственности по правилам «dolus» за «похвальные побуждения» не происходило
(L& 7 §7 D. 4, 3; L. 8 § 10 D. 17, 1; L. 7 pr. D. 16, 3).
Соответственно, во имя достижения принципа справедливости
в праве и для гармонизации потребностей гражданского оборота с нормативными предписаниями, в рамках общей вины (culpa), римские юристы были вынуждены пересмотреть сложившийся уклад, выделив два
подвида ранее неделимой «culpa», а именно: 1) грубую неосторожность
(вину) (culpa lata) и 2) лёгкую небрежность (culpa levis). Первая форма
43
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
вины (culpa lata) характеризовалась полным непониманием конкретного
актора того, «что предусматривает и понимает всякий средний человек»
(L. 213 § 2 D. 50. 16.)20, а по своим правовым последствиям приравнивалась
к грубой неосторожности21. Реальное отличие «dolus» от «сulpa lata» состояло в том, что в последнем случае прямого умысла, как такового, в наступлении тех или иных последствий у причинителя вреда не имеется,
напротив, определённый результат имеет место вследствие «дефекта сознания», например, «невнимательности, расхлябанности или беззаботности»22. Вторая же форма вины (culpa levis) имела своим содержанием
осведомлённость актора о возможности наступления отрицательных последствий как следствия своих действий, который, однако, в силу своего
легкомыслия, он надеется их избежать, либо же по своему легкомыслию
или небрежности не отдаёт себе отчёт в противоправности конкретного
деяния. Иными словами, лицо действует неосторожно, поскольку предварительно не достаточно проанализировало свои действия и их возможные последствия23. При этом, римскими юристами, для достижения
поставленной цели по дифференциации степени вины, для измерения
степени заботливости и относительности было введено два критерия:
абстрактный, применяемый в подавляющем количестве отношений, где
поведение конкретного актора сравнивалось с поведением среднестатистического лица, в сравнимых обстоятельствах и конкретный критерий,
необходимый к применению в сугубо специфических отношениях, как,
например, опека или ответственность мужа за вверяемое ему приданное
супруги (§ 9 I. 3, 25. L. 1 pr. D. 27, 3.). В таких случаях, от лица ожидалась та
степень заботливости и осмотрительности применительно к чужим делам, которую он сам непосредственно применяет в своих аналогичным
отношениям с другими лицами.
Итак, что же, с теоретической точки зрения, для оформления прикладного нормативного правила нам даёт, пусть даже столь поверхностно
проведённый анализ базовых понятий вины в римском праве? Для ответа
на поставленный вопрос необходимо обратиться к анализу конститутивных элементов, влияющих на восприятие вины как института в праве.
На наш взгляд, эссенция понятия вины предопределяется своей дефиниций, последняя же, в свою очередь, является отражением теоретического
воззрения на такие философские категории как о генезисе человеческой
мысли относительно самого чувства вины, морали и стыда. Дефиниция
понятия «вина» имеет своим основанием чрезвычайно важный вопрос
«внутреннего переживания», осознания чувства ответственности, о чём
ещё писал Шарль-Луи Монтескье и Дени Дидро, чьи идеи о субъективном
элементе при определении виновности нашли своё отражение в Уголовном Кодексе Франции 1791 года. Иными словами, речь идёт о том, согласуется ли римское понятие «вина» с психологической концепцией вины,
44
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
либо же с концепцией поведенческой. Ответ на данный вопрос напрямую
влияет на внутреннюю структурированность российского правового
толкования института вины, поскольку Российская Федерация относится к странам романо-германской правовой семьи24, а также проводила
рецепцию многих немецких институтов гражданского права25, соответственно, вполне согласуется с правилами формальной логики утверждение о наличии в ГК РФ, пусть и весьма отдалённого, формального, но всё
духа древнеримского института «culpa».
Безусловно, формат настоящего исследования не позволяет нам подробно остановиться на теориях, коих гораздо больше, чем две26, вины
в российской юридической науке, однако, с учётом описанного ранее
относительно развития понятия «culpa», «culpa levis», «culpa lata» и
«dolus», позволим себе не согласиться с утверждением тех авторов, полагающих, что римское право «не оставляло места» даже для «гипотетического психического» отношения субъекта к своим действиям при
определении виновности27. Наоборот, согласимся с уже упомянутым автором Ю. А. Голубцовой, считающей, что римский институт вины воспринимался именно через «психологический критерий ответственности»28. Более подробно сложившееся явление описывает С. А. Муромцев,
по этому поводу писавший: «Ответственность, в противоположность
старому праву, была поставлена в зависимость от субъективных условий: умысла (dolus), нерадения (сulpa); присутствие этих условий на стороне одного из тяжущихся определяло степень его виновности»29. Продолжает, а также развивает данный тезис и исследователь Д. В. Дождев,
констатирующий безоговорочное наличие «сознательной упрёчности
воли лица»30, совершившего неправовое деяние, что, безусловно свидетельствует об интеллектуальном и волевом моменте при определении
виновности.
Полагаем, из систематического толкования положений о наступлении
виновной ответственности из Дигестов Юстиниана, а именно D.9.2.31, где
увековечено правило, согласно которому вина имеется лишь тогда, когда
лицом, совершившим проступок «не было предусмотрено» то, что «могло
быть предусмотрено» при необходимой степени осмотрительности и заботливости, а также D.50.17.50, в котором вполне недвусмысленно излагается норма в соответствии с которой невиновным признаётся лицо, которое «знает», что не имеет возможности «воспрепятствовать».
Таким образом, стоит умозаключить, что категория вины, в широком
смысле слова римского догмата, прежде всего, воспринималась через поведенческие и психологические мотивы причинителя вреда. При этом,
римские юристы, в своих нормативных актах, не акцентировали внимание на принятии или непринятии тех или иных мер, а лишь о субъективном восприятии конкретным актором последствий своих действий.
45
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
1 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения
(книга 1). 3-е изд., стер. М.: Статут, 2001. С. 388.
2 СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904.
3 Ведомости СССР. 1964. № 24. Ст. 406.
4 Кашанина Т. В. Теория вины в праве: монография. М.: Проспект, 2016. С. 3.
5 Юрчак Е. В. Концепции вины в юридической науке // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 7. С. 21.
6 Голубцова Ю. А. Понятие вины в римском частном праве и его восприятие
в российском гражданском законодательстве // Вестник Пермского университета. 2013. № 4. С. 155.
7 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Вып. II. 1886. C.
9, 23.
8 Цельникер Г. Ф. Вина в российском праве (общетеоретический и исторический аспекты): дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2004. С. 33.
9 Там же. С. 34.
10 Яблочков Т. М. Понятие вины в римском праве: черты индивидуализма
в учениях римских юристов о вине. М.: Лань, 2013. С. 52.
11 Голубцова Ю. А. Понятие вины в римском частном праве и его восприятие
в российском гражданском законодательстве // Вестник Пермского университета. 2013. № 4. С. 156.
12 Там же. С. 156.
13 Санфилиппо Ч. Курс римского частного права: учебник. М.: Норма, 2007.
С. 137.
14 Покровский И. А. История римского права. СПб.: Летний сад, 1999. С. 434.
15 Муромцев С. А. Гражданское право Древнего Рима. М.: Статут, 2003. С. 479.
16 Дмитриева О. В. Римские правовые конструкции вины и ответственности
и их влияние на современное гражданское право России // Юрид. записки.
2011. № 1(24). С. 127.
17 Цельникер Г. Ф. Указ. соч. С. 36.
18 Санфилиппо Ч. Указ. соч. С. 138.
19 Цельникер Г. Ф. Указ. соч. С. 36.
20 Хвостов В. М. Система римского права. М.: Спарк, 1996. С. 193.
21 Новицкий И. Б., Перетерский И. С. Римское частное право. Серия: Бакалавр.
Углубленный курс. М.: Юрайт, 2013. С. 350.
22 Рассолов М. М. Римское право: учебник. М.: Юнити-Дана, 2009. С. 333.
23 Хвостов В. М. Указ. соч. С. 192.
24 Гусейнова А. А. Судебный порядок разрешения налоговых споров в Федеративной Республике Германия и Швейцарской Конфедерации // Реформы и
право. 2015. № 4. С. 42.
25 Василевская Л. Ю. Договорное право России: реформирование, проблемы
и тенденции развития: монография. М.: Норма, Инфа-М, 2016. С. 55.
26 Кашанина Т. В. Теория вины в праве: монография. М.: Проспект, 2016. С. 34.
27 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 390.
28 Голубцова Ю. А. Указ. соч. С. 158.
29 Муромцев С. А. Указ. соч. С. 477.
30 Торосян Э. И. О некоторых проблемах исследования древнеримской категории вины и её отражения в современном праве. Краснодар: Изд-во КубГУ,
1995. С. 17.
46
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КОРОЛЕВА Анжелика Сергеевна1
ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ МИГРАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ
В РОССИИ
Аннотация: В статье анализируются положения нормативно-правовых актов,
которыми в различные исторические периоды осуществлялось регулирование
процессов миграции в России, а также положения, регламентирующие правовой
статус органов, выполняющих функцию по надзору и контролю в сфере миграции
на разных этапах становления Российского государства. Рассмотрены основные,
наиболее значительные изменения в регламентации миграционных правоотношений начиная с середины X века до наших дней.
Ключевые слова: Миграция, Федеральная миграционная служба РФ, паспортный режим, законодательство.
Annotation: In article provisions of normative legal acts which during various
historical periods carried out regulation of processes of migration in Russia, and also
the provisions regulating legal status of the bodies which are carrying out function on
supervision and control in the sphere of migration at different stages of formation of
the Russian state are analyzed. The main, most considerable changes in a regulation
of migratory legal relationship since the middle of the 10th century are considered up
to now.
Keywords: Migration, Federal Migration Service of the Russian Federation,
passport system, legislation.
Процессы миграции населения в России, как в прочем и за ее пределами, фактически стали происходить одновременно с зарождением общества. Первые же звенья документирования и учета населения на Руси, по свидетельствам Лаврентьевской летописи, появились в середине X столетия. В то время, княжеской администрацией
выдавались купцам, занятым заграничной торговлей, специальные
грамоты, в которых содержались сведения об их кораблях [12, с. 64].
Начало учету населения положили Новгородские и Киевские княжества, которые вели его с фискальными целями, для податного обложения населения. В XIV столетии русские князья русским подданным, отправляющимся за границу, и всем иностранцам, въезжавшим
в Россию, выдавали «отпускные жалованные грамоты» и «проезжие
грамоты».
Со временем порядок выдачи вышеотмеченных грамот совершенствовался. Соборное Уложение 1649 года устанавливало «свободную
и обязательную выдачу проезжих грамот тому, кто ехал в иные мирные с Московским государства, для торговых промыслов или иного
1 Королева Анжелика Сергеевна – магистрантка юридического факультета ГУАП.
47
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
своего дела» [14]. Иноземные купцы по территории Российского государства могли ездить только при наличии проезжей грамоты, которая выдавалась Посольским приказом. Таким образом, в Соборном
Уложении 1649 г. впервые получило законодательное закрепление
требование к удостоверению личности.
Вольным людям, приходящим на заработки в города, в т. ч. артелями, в конце XVII века обязательно было осуществить поручную запись и пройти регистрацию в управленческих учреждениях (в Москве – в Земском приказе). Работа и проживание в столице, без такого
оформления, были запрещены.
Тяжелые, не прекращающиеся кровопролитные войны, всеобщие
мобилизации на флот и в армию, принудительные работы по возведению городов, судов и портов, промышленных предприятий, обслуживание мануфактур и заводов, а вместе с этим непосильные налоги,
частные и государственные повинности в первой половине XVIII
века, способствовали дезертирству, массовым самовольным уходам
крестьян и рабочих людей. Борьбу с данными явлениями постоянно
ужесточали, к примеру, был введен запрет передвижения населения
без специальных «прохожих», «проезжих», «пропускных», «покормежных» писем.
В этот период появился ряд новых документов, удостоверяющих
личность, и жесткий контроль за передвижением населения со стороны государства, привел к образованию паспортной системы. Однако, различий между документами, удостоверяющими личность, не
делалось, а для их общего наименования в Артикуле воинском 1715 г.
употреблялся термин «пас» [5] (с французского, переводимый как
«пропуск» или «проход»). Основным органом государства, контролирующим передвижение населения и ведущим его учет, стала полиция, в многопрофильной деятельности которой, паспортное дело
провозглашалось одним из важнейших.
Паспортная система в период абсолютистского государства суживала возможность передвижения населения. Был установлен порядок, при котором изменять место жительства без разрешений соответствующих властей, никому не позволялось. Указом 1803 года
были установлены печатные паспорта (взамен рукописных) для мещан, купцов и крестьян в целях борьбы с обращением фальшивых паспортов и распространенными случаями бегства крестьян.
С 30-х годов и до завершения XIX столетия, основным законом, регламентирующим права и обязанности полиции по обеспечению паспортного режима в Российской империи, служил Устав о паспортах
и беглых [11]. С 1809 г. в Санкт-Петербурге, а с 1816 г. и в Москве, в составе городской полиции были учреждены адресные конторы. Лица,
48
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
работающие в столицах по найму, были обязаны пройти регистрацию в адресной конторе и получить в ней Пресный билет.
Отмена в 1861 году крепостного права, обусловила необходимость
в реформе паспортной системы государства. Крестьяне вышли из-под
контроля помещиков, получив личную свободу. Либерализация в паспортном режиме и увеличение миграции населения, неизбежно вели
к росту нагрузки на территориальные подразделения полиции. Существовавший до революции 1917 г. порядок выезда заграницу, был
во многом аналогичен порядку в европейских странах, обеспечивая
пусть и контролируемую, но весьма широкую свободу передвижения.
Основным нормативным актом, регламентирующим процедуру
паспортизации граждан России, в начале XX века служил принятый в 1903 году «Устав о паспортах». Согласно предписаниям Устава,
граждане, которые проживали по месту постоянного жительства,
иметь паспорта не обязывались [15].
Именным Высочайшим Указом от 5 октября 1906 г. был отменен
ряд ограничений в правах сельских обывателей, а также лиц иных
ранее податных сословий. Указ предоставил всем сельским обывателям и лицам иных податных сословий свободу в избрании места
жительства на одинаковых с лицами иных сословий регламентированных основаниях [13]. В это же время проблемы обеспечения паспортного режима усугублялись большими потоками лиц, отъезжающими заграницу. Всем желающим выехать заграницу полиция выдавала свидетельства об отсутствии препятствий к выезду, которые
прикладывались к прошениям на имя губернатора.
После революции 1917 г. процесс миграции и учета населения России был длительным и сложным. В ноябре 1917 г. Декрет ВЦИК и СНК
«Об уничтожении сословий и гражданских чинов» изменил паспортный режим коренным образом [8]. В составе НКВД РСФСР, исполкомов
на местах и комиссариатов по внутренним делам созданы были иностранные отделы. Совместно с Народным комиссариатом иностранных дел РСФСР они осуществляли деятельность по учету и перемещению в свои государства вышеуказанных категорий граждан. Эту
деятельность координировало Центральное эвакуационное управление при СНК РСФСР.
В период ведения гражданской воины встали вопросы о едином
документировании российских граждан. Исключительное право на
выдачу паспортов, а также временных свидетельств было возложено
на уездные и уездно-городские управления милиции. Иным учреждениям выдача таких документов запрещалась.
Для урегулирования создавшегося тогда положения, в НКВД
РСФСР в 1922–1923 годах стали разрабатываться проекты положе49
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ний, относительно удостоверений личности. В июне 1923 года принят был Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об удостоверении личности» [6],
юридически оформивший слом дореволюционной устаревшей паспортной системы. Прежние документы, предоставляющие право на
передвижение, были аннулированы, и с января 1924 г. вводились новые удостоверения личности.
В дополнение к вышеуказанному Декрету, в апреле 1925 г. принято
было Постановление СНК РСФСР «О прописке граждан в городских
поселениях» [7], и, начиная с этого года, институт прописки граждан
стал неотъемлемой составляющей паспортного режима в советском
обществе. Организация прописки еще больше расширила возможности адресно-справочной работы. Циркуляром НКВД 11 ноября 1926 г.
объявлено было Положение об адресных бюро и адресных столах
в РСФСР. После принятия данного Положения становление адресных
бюро в основном завершилось.
К ведению НКВД того времени, и его органов, была отнесена выдача общегражданских заграничных паспортов гражданам СССР и
виз для иностранных граждан. К ведению НКИД была отнесена выдача дипломатических и служебных паспортов, а также виз на выезд
за пределы СССР. В декабре 1932 г. издано было постановление «Об образовании Главного управления рабоче-крестьянской милиции при
ОГПУ Союза ССР» [10]. Данный орган был создан для введения единой
паспортной системы по всему Советскому Союзу, прописки паспортов
и непосредственного руководства данной деятельностью. В городских и областных управлениях РКМ образованы были паспортные
отделы, в отделениях милиции – паспортные столы. Также была проведена реорганизация всех адресно-справочных бюро.
На основании Постановления СНК СССР от 4 октября 1935 г. в Главном управлении милиции, в управлениях милиции краев, республик
и областей созданы были отделы виз и регистрации иностранных
граждан (ОВиР). Данные структуры работали самостоятельно в течение 30–40х годов. В дальнейшем неоднократно они объединялись
с паспортными аппаратами милиции в единые подразделения, а
также выделялись из них.
В 70–80-е годы на формирование и деятельность, паспортно-визовой службы существенное влияние оказали участие Советского Союза в Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также
стартовавший процесс перестройки.
Отечественные инструкции и правовые акты, регламентирующие
деятельность паспортной службы, на протяжении многих десятилетий принимались без учета международных обязательств. Начиная с девяностых годов, ситуация в корне изменилась и наша страна
50
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
стала приводить свое внутреннее законодательство в максимально
возможное соответствие со своими международными обязательствами.
С принятием в 1991 году Закона РФ «О гражданстве РФ» [1] на паспортно-визовую службу возложена была обязанность по решению
вопросов гражданства. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 15 февраля 1993 г. № 124, отделы виз, регистрации,
паспортной работы, а вместе с ними паспортные отделения и отделения виз и регистрации были реорганизованы в паспортно-визовую
службу ОВД РФ [9].
На ОПВС (УПВС) и их подразделения возлагались функции по выдаче пропусков на въезд в пограничные зоны, паспортов, осуществлению регистрации, адресно-справочной работе, регистрации лиц
без гражданства и иностранных граждан (пребывающих в России),
выдаче им соответствующих документов на право проживания;
оформление разрешений и документов на въезд в РФ и выезд за границу, соблюдению законодательства РФ по вопросам гражданства.
Согласно Приказу МВД России от 7 октября 2003 года № 776 Паспортно-визовое управление МВД России было преобразовано
в Главное паспортно-визовое управление МВД России, Центр паспортно-визовой информации в Центр обращений граждан по паспортновизовым вопросам МВД России, Центр паспортно-визовых информационных ресурсов МВД России и Центр оформления приглашений
иностранным гражданам МВД России [4].
Согласно Указу Президента РФ от 09.03.2004 года № 314 была образована Федеральная Миграционная Служба, которой были переданы
правоприменительная функция, функция по надзору и контролю и
функция по оказанию государственных услуг в сфере миграции [2, п.
13]. ФМС России упразднена в апреле нынешнего года в соответствии
с Указом Президента РФ от 05.04.2016 г. № 156 [3], а соответствующие
функции, задачи и полномочия переданы Главному управлению по
вопросам миграции МВД России.
Источники:
1. Закон РФ от 28.11.1991 г. № 1948-1 «О гражданстве Российской Федерации» // Рос. газета. 1992. 06 февр.
2. Указ Президента РФ от 09.03.2004 г. № 314 (ред. от 12.05.2016 г.) «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» // СЗ РФ. 2004.
№ 11. Ст. 945.
3. Указ Президента РФ от 05.04.2016 г. № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических
средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» // СЗ
РФ. 2016. № 15. Ст. 2071.
51
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
4. Приказ МВД РФ от 07.10.2003 г. № 776 «О совершенствовании управления паспортно-визовой службой» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
5. Артикул воинский от 26 апреля 1715 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://base.garant.ru/57791474/ (дата обращения 15.04.2016).
6. Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 20.06.1923 г. «Об удостоверении личности»
// Известия ВЦИК. 1923. 24 июня.
7. Декрет СНК РСФСР от 28.04.1925 г. «О прописке граждан в городских поселениях» // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1925. 07 мая.
8. Об уничтожении сословий и гражданских чинов [Декрет, утвержденный
Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом] [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/5308
(дата обращения 15.04.2016).
9. Постановление Правительства РФ от 15.02.1993 г. № 124 (ред. от
28.02.1996) «О реорганизации подразделений виз, регистраций и паспортной
работы милиции в паспортно-визовую службу органов внутренних дел» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 8. Ст. 659.
10. Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 27.12.1932 г. № 1918 «Об образовании Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ Союза
ССР» // Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1932. 28 дек.
11. Градовский А. Д. Начала русского государственного права. Т. I–III. С.Петербург: типография М. Стасюлевича, 1875 г. (т. I), 1876 г. (т. II), 1883 г. (т.
III) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://constitution.garant.ru/sciencework/pre-revolutionar/3988988/chapter/26/ (дата обращения 15.04.2016).
12. Митюшин С. И. Зарождение паспортной системы в России // Вестник Ленингр. гос. ун-та им. А. С. Пушкина. 2012. № 1. Т. 4. С. 64.
13. Паспортная книжка 1913 г. Российская империя [Электронный ресурс].
Режим доступа: http://www.historymania.info/ (дата обращения 15.04.2016).
14. Тихомиров М. Н., Епифанов П. П. Соборное уложение 1649 года. М.: Изд-во
Моск. ун-та, 1961.
15. Формирование и развитие паспортной системы в России в начале XX
века. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://gigabaza.ru/doc/70713.html
(дата обращения 15.04.2016).
52
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
СЕРОВ Евгений Александрович1
ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
И ГОСУДАРСТВЕНОГО СУВЕРЕНИТЕТА
Аннотация: В статье рассматривается роль политической власти в утверждении государственного суверенитета.
Ключевые слова: Политическая власть, государственный суверенитет, форма
правления, чистое право.
Annotation: The article discusses the role of political power in the assertion of
state sovereignty.
net.
Keywords: Political power, state sovereignty, form of government, the right of the
Государственный суверенитет является важной компонентой политической власти для отстаивания вопросов в национальной политике.
Такой исследователь как М. Ориу рассматривал государственный
суверенитет с точки зрения политической власти, а именно теории
институционализма.
Согласно теории институционализма основными интегрирующими механизмами являются различные социальные общности, учреждения и общественные объединения, преобразуя общество в нацию – государство.
Исследователь также рассматривает право в качестве инструмента разрешающего противоречия в обществе в таких правовых отношениях как между личностью и государством.
В качестве регулятивной основы исследователь рассматривает
права человека, а именно право собственности, которое является
естественным правом.
Исследователь разделяет суверенитет на две группы на политический суверенитет, то есть люди участвующие в правительстве и
юридический в котором народ не является волей правительства, а
волей подданства с вытекающими юридическими полномочиями.
В своей концепции исследователь ни как не рассматривает роль
такого признака государства как суверенитет, который рассматривает меры защиты государства при помощи правоохранительных
органов несущее в себе право на легитимное насилие различными
видами вооружённых сил и правоохранительными органами отста1 Серов Евгений Александрович – аспирант юридического факультета ГУАП (Старин Борис Семёнович, кандидат исторических наук, доцент – научный руководитель).
53
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ивающие право нации на самоопределение и территориальную целостность.
Различные социальные общности непонятно как входят в политическую или экономическую жизнь государства они не имеют вид
политических партий. Концепция в разделении суверенитета на политический и юридический не рассматривает, что люди входящие
в правительство, если исходить из такого политического режима как
представительная демократия, когда люди входящие в правительство являются представителями народа избравшего его на выборах,
тем самым признавая их право на управления государства.
Также стоит обозначить, что власть народа может исходить от
власти суверена, как это показано в концепциях общественного договора Дж. Локка, Г. Гроция и Т. Гоббса. Исследователь также рассматривает естественное состояние, в основе которого лежит догосударственное право, постепенно формируя свои институции, экономические отношения (рынок) и различные гражданские договора.
Исследователь не отрицает систему разделения властей, рассматривая ветви власти как легитимную защиту меньшинства с помощью принятых законов одобренных избирательной властью.
В отличие от концепций общественного договора впервые обозначено такое понятие как догосударственное право сформированное на
равной основе, между всеми членами общества.
Догосударственное право не имело чисто правовой систематизации по отраслям права, а имело морально – правовой характер. Система разделения властей должна строиться на праве большинства
населения, для защиты меньшинства государства исходя из правового обычая государства.
Непонятно существуют ли отдельно законодательная и судебная
ветви власти или они входят в избирательную и исполнительную
или принадлежат суверену в зависимости от политического режима
формы правления или государственного устройства.
Другой исследователь Вольтер в основу своей политической теории также вкладывал в суверенитет естественные права и свободы,
такие как свобода личности, индивида, частная свобода, (право частной собственности и предпринимательства) свобода печати и слова
и личной неприкосновенности и т. д.
Также исследователь утверждает, что свобода это уход от взаимозависимости общества к автономии субъектов общества. Недостатком концепции Вольтера является то, что, как и в концепции Ж.Бадена
обозначены лишь естественные права, никак не разделяя на другие
семьи права. Концепция перекликается с положениями с концепции
Дж. Локка, а именно взгляд на естественное состояние, когда каждый
54
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
член общества защищает другого, от посягательств руководствуясь
законами природы (моральным законом) для защиты естественных
прав.
Члены общества не могут жить отдельно от государства, так как
человек это субъект государства и образ государства в миниатюре
согласно правому обычаю. Политическими правами согласно концепции Вольтера обладают только частные владельцы, а индивиды, не
имеющие частную собственность продавать свои навыки.
Термин «частная свобода» обозначает предпринимательскую
деятельность, или вытекающую из этого права право частной собственности, которую Вольтер никаким законом не регулирует, тем
самым оставляя место для правого нигилизма в виде пробелов в законодательстве и для произвольного толкования.
Преобладание в государстве власти частных владельцев ведёт
к узурпации власти и подчинение её своим интересам, в виде написанных под свою деятельность законов которые чаще всего выше интересов государства, что является, по сути, олигархической формой
правления.
Для продажи своих услуг необходимо иметь законодательную
базу, а именно гражданский кодекс для регулирования гражданскоправовых отношений. Государство рассматривается как следствие
общественного договора, устанавливая такую форму правления как
республика, с сувереном во главе государства, с неограниченными
полномочиями подчиняясь конституции устанавливая равенство
перед законом всех государственных служащих.
Исследователь рассматривает суверенитет с точки зрения концепции общественного договора, сужая до такой формы правления
как республиканская не рассматривая её связь с политическим режимом и формой государственного устройства.
Конституция является продуктом права частных владельцев продвигающих свои частные интересы, никак не регулируемые законом,
реализуя свою безграничную частную свободу в форме указа суверена.
Концепция не рассматривает органы по защите суверенитета, которые несут своими действиями право принадлежащее только государству на легитимное насилие. Своё виденье на реализацию политической власти имеет и Ш.Л.Монтескье, рассматривавший как
основу государственного суверенитета систему разделения властей
(законодательная, исполнительная и судебная), основывая свою деятельность на ограниченной самостоятельности каждой ветви власти, законодательно закрепляя деятельность каждой ветви власти
в законодательном процессе, а иногда контролируя друг друга.
55
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Данная концепция никак не устанавливает правовую грань самостоятельности ветвей власти не приводящая ветви власти к взаимной изоляции, а всю систему к деградации и к дезинтеграции на законодательном уровне.
Возникновение государства исследователь рассматривает через
призму исторического процесса, а государство и право появляется
вследствие войн или другими словами чрезвычайного положения.
Исследователь отрицал теорию общественного договора Т. Гоббса
Дж. Локка и пребывания в естественном состоянии появления частной собственности.
Генезис общества объясняется физическими причинами с точки
зрения климатических условий жизни общества, численности населения и территории которые обуславливают выход из естественного
состояния общества.
Под моральными причинами объясняются религиозные верования обычаи, сформировавшие принципы государственного устройства, воздействуя на законодательство больше чем физические причины.
Исследователь рассматривал проблему организации общества
как политико-правовую, но не социальную обеспечивая режим законности, отождествляя политическую свободу с личной безопасностью реализуя независимость индивидов от произвола властей.
Недостатками данной концепции является то, что она не учитывает то, что генезис государства и общества происходит вследствие
укрепления и централизации государственной власти в форме закона распространяющего свою компетенцию на всю территорию государства.
Государство не может развиваться при чрезвычайном положении,
может лишь набирать практический и технический материал. Создаётся специальная мобилизационная модель государства, под чрезвычайное положение в мирное время она действовать не будет, потеряв свою актуальность на исторический процесс.
Также стоит сказать, что когда общество находилось в естественном состоянии, не было частной собственности, так как собственность
была коллективной, то есть равной для всех и лишь по мере деяний полезных для общества её было кого то больше, а у кого то меньше.
Не стоит разделять природные и моральные причины развития
государства, они действуют в совокупности, оказывая влияние на
общество. Также не стоит отождествлять государство с климатическими условиями, они оказывают влияние на государство, но всё
зависит от устройства государства от его суеверности по вопросам
жизни общества.
56
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Государство помимо политико-правого признака является социальным субъектом с определёнными социальными правами человека, такими как на труд, на жилище и на охрану здоровья.
Для реализации государственной власти рассматриваются различные формы правления, такие как республика, аристократия, монархия и деспотия базируясь на собственных принципах государственной власти с точки зрения взаимоотношений с гражданами.
Согласно концепции Монтескье, если демократия – власть народа,
то аристократия – власть части народа, то есть дворянства, монархия
же – единоличная власть суверена опирается также на дворянство.
Концепция не рассматривает такую форму правления как смешанную, которая может включать гибрид форм правления, базируясь на основании государственного суверенитета.
Другой исследователь П. А. Оль связывает функционирование государственной власти с суверенитетом, то есть способность субъекта реализовывать свою политику. Но исследователь никак не рассматривает, что государственный суверенитет должен основываться
на органах легитимного насилия, которые отвечают за безопасность
и целостность государства.
Исследователь рассматривает различные виды суверенитетов,
такие как экономический национальный народный личности, а
также языковой характеризуя различные стороны внутреннего содержания суверенитета.
Государственный суверенитет имеет однообразное значение и
не может, рассматривается отдельно от государственного суверенитета, так как государственный суверенитет понятие системообразующее включающее в себя все виды суверенитетов.
В виденье П. А. Оля на государственный суверенитет не показана
роль компетентных органов легитимного насилия, которым обладает только государство. Государство должно регламентировать и
регулировать законом грань между легитимным насилием и злоупотреблением в защите такого права как право на безопасность вытекающего из права на жизнь и из принципов права народов на самоопределение и территориальной целостности.
Составной частью государственного суверенитета рассматривается норма права, которую исследователь рассматривает как отражение государственной системы и её устойчивых связей, являясь
правилом поведения и способом отражения содержательной стороны права.
А право, по мнению исследователя, является целостный феномен,
имеющий субъективно – объективную природу включая фаталистические и волюнтаристские тенденции.
57
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Следует добавить, что норма права не только отражения государственной системы и её устойчивых связей, но и правового обычая
создавший источники права, сформировавший государственный суверенитет.
Право же можно охарактеризовать как инструмент государства
для сглаживания противоречий в обществе или в его элитах отражая
своё виденье не только на политико-экономическую и социальную
жизнь государства, но и имея своё влияние на такие категории как
мораль и закон.
Политическая теория государства рассматривает государственный
суверенитет с точки зрения права, а именно как определил Г. Кельзен
чистого права, которое должно находиться вне идеологических рамок
признавая существования идеологического многообразия, а именно
позитивного и естественного права, то есть некого релятивизма, признавая вклад социологии этики логики и политической теории.
По мнению исследователя, право есть совокупность норм, осуществляемые в принудительном порядке которое является старше
государства, так как оно возникло в первобытную эпоху.
Исследователь считает, что в первобытную эпоху было установлено право на коллективную безопасность, то есть совершения индивидами актов принуждения централизованным путём органами
власти.
Данная теория не учитывает, что право не может не иметь идеологии, так как право это продукт государства и конкретных сложившихся исторически общественных отношений в определённой исторической ситуации, возникшей в ходе реакции общества на истерический процесс.
Право, как и его нормы, исследователем рассматриваются довольно таки слишком узко с точки зрения императивного метода
правового регулирования, норм права но, не рассматривая такой метод как диспозитивный.
Исследователь, рассматривая право как многоаспектное понятие,
не рассматривает такие элементы системы права как отрасли права,
основанные на правах человека определяющие смысл права и принадлежность к определённой правовой семье.
Право не может быть старше государства, так как право возникло
одновременно с государством в виде обычая системообразующие
первые и последующие представления о государстве и праве.
Исследователем не обозначена роль органов легитимного насилия, так как если первобытное общество имеет централизованный
характер, которые бы реализовывали своё право на безопасность общества.
58
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Концепция никак рассматривает юриспруденцию лишь сточки
зрения социологии этики, логики и политической науки не рассматривая такие науки как, теория государства и права теория политических и правовых учений.
Исследователем допускается соотношения права, и морали отрицая при этом её связь морали с этикой, регулирующей и предписавшее человеку определённое человеческое поведение, определяя
права и обязанности на основе обычая, а правоведения, с правом относя к морали категории права и справедливость.
Концепция не разделяет чётко право и мораль, а имеет лишь поверхностное знание об этом разделении лишь с точки зрения этики
раскрывающаяся благодаря обычаю. Также нельзя рассматривать
совместно такие понятия как права и справедливость, так как это отдельные категории со своим узким пониманием общества.
Государство, по мнению исследователя, есть организованная человеческая группа, в которой определено поведение негативное и позитивное поступаясь личным желанием руководствуясь регулирующими социальными нормами.
Также исследователь рассматривает государство как основу для
разделения труда, между людьми, живущими в группе беря такие отношения за основу правового порядка. Государственный суверенитет обозначается, как жизнь общества на определённой территории
под властью независимого правительства основанное на праве и его
актах принуждения.
Признаками суверенитета Кельзен определяет такие составляющие как население и территорию последний признак устанавливается на основе права. Государственная власть осуществляется на
основе права уполномоченными на то людьми выполняя правотворческую и правоприменительную функции для осуществления и реализации норм права.
Исследователь в своём виденье государства рассматривает государство лишь с точки зрения социальных норм, не выделяя нормы
права, действующие в совокупности с социальными норами.
Рассматривая разделение труда, исследователь не учитывает производительность труда, а также факторы производства, такие как
человеческие и природные ресурсы (земля) трудовые ресурсы (труд)
финансовые ресурсы (капитал) предпринимательские способности и
информация (информационные ресурсы).
Исследователь раскрывает такое понятие принуждение, но не
раскрывает виды государственного принуждения, такие как административное, уголовное гражданско-правовое и дисциплинарное.
59
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Большой вклад в развитие государственного суверенитета внёс
Ф.В.Гегель, который рассматривал государство с точки зрения определённой находящиеся в государстве нации, то есть национального
суверенитета основанного на праве и свободе.
Исследователь не отрицает систему разделения властей, рассматривая её как внутренний суверенитет как гарантию политической
свободы являясь единым целым с государством.
Государство исходит, что законодательная власть, является установления актом всеобщего права, правительственная же власть подводит свои решение, под общее право суверена, выполняя решение
суверена для поддержания законов.
Концепция рассматривает государственный суверенитет, есть
абсолютная власть на всей территории государства. Исследователь
рассматривает государство как мононациональное образование, не
учитывающее права разных этносов на свою религиозно – культурную и социально – политическую автономию в рамках национального суверенитета.
Под общим правом у Гегеля, как и Дж. Локка, впервые было представлено право основанное на таком источнике права как прецедент,
исходивший из местных обычаев. Исследователь указывает на такое
понятие как суверенитет, раскрывая это понятие подобно Ж. Бодену,
Дж. Локку, Т. Гоббсу, но не раскрывает способ защиты государства, а
именно роль компетентных органов в отстаивании такого права исходящее из права на жизнь как право на безопасность.
Рассматривая систему разделения властей, исследователь не
учитывает, что при взаимодействии ветвей власти должен быть выстроен баланс, основанный на праве регулирующий взаимные или
различные интересы.
Исследователь рассматривает право как свободную волю со своей
реализованной свободой, которая ориентируется на таких значениях
как право как свобода, провозглашая свободу высшей ценностью.
А также такая категория как система права как царство осуществляемой свободы со своими особыми правами и со своей волей, которая относится к морали семье и к государству.
Позитивное право рассматривается, как основа государства определённое сознанием людей, определяющим право. Право становится,
универсальным, когда становится предметом законотворчества,
подчиняясь интересам национальной, а именно внутренней политики признавая, что права может и искажаться законом.
Государственный суверенитет является абсолютной властью на
всей территории государства и всеми правами, такими как право на
жизнь и собственность. Данные выше исследователем категории не
60
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
учитывают, что все они являются следствием позитивного права
установившего государственный суверенитет. Право должно не
только устанавливать универсальность и своё законотворчество, но
и должно прописывать законом меры защиты государством целостности территории и её самоопределение устанавливая государственный суверенитет. Провозглашённый в праве государственный суверенитет не прописывает такое право как право на безопасность различных аспектов национальной политики.
Государственный суверенитет, а именно политическая власть
рассматривается с точки зрения исторической школы права и такого
исследователя как К. Ф. Савиньи исходя из таких источников права
как местные обычаи и традиции.
Право, как и всякая деятельность, подчиняется морали, воспроизводя одну и ту же правовую традицию в которую исследователь
включает те идеи, которые создали общество.
Исследователь рассматривал как одно из важнейших позитивное
право, наделяя его моральным авторитетом отрицая естественное
право. Исследователь не определил, что право создавалось как инструмент защиты общества и его территориальной целостности, от
внешних посягательств сглаживая внутренние противоречия в интересах безопасности. Также не рассматривается совместное взаимодействие и баланс, между естественным и позитивным правом со
своей установленной обычаем формой правления.
Впервые рассматривается как отдельная отрасль, гражданское
право, обозначив такое правомочие как владение, что обозначает такое право как право на частную собственность и её защита, при приобретении собственности являясь обязательственным правом, идущее от договора основанная на моральном праве.
Государственные институты тесно связаны между собой и взаимодействуют для сглаживания противоречий в праве в отношении
такой отрасли как гражданского права позитивным правом.
Исследователь определяет в рамках своей концепции только одну
форму правомочий такую как владение, чётко не обозначая такие
формы как пользование и распоряжение.
Также чётко не рассматривается вещное право, как юридическая
категория и такие понятия собственности как субъективное и объективное право. Государственные институты, по мнению исследователя должны сглаживать противоречия, но создаются для решения вопросов безопасности. Своё понимание государственного суверенитета раскрыл И. Кант, который рассматривал право, с точки
зрения морали реализовывая права индивидов в социальном пространстве.
61
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Государство, по мнению исследователя, является объединением
людей подчинённые правовым законам, рассматривая как часть цивилизации, снимая с себя ответственность за социальное обеспечение социальные и культурные и образовательные права.
Также исследователь рассматривает роль конституции с принципами права, с нормами морали ставя в основе государства право и права
свободы человека. Рассматривал общественный договор как дну из идеальных форм общежития, рассматривая естественное состояние, при
котором не существует легального поля и гарантий законности.
Естественное право – на начальном этапе является фундаментальным началом, от которого общество постепенно отказывается,
переходя к гражданскому обществу, имея случайный и изолированный характер, основываясь на автономии воли индивидов.
В основе договора лежит создание государства, без всякого внешнего принуждения основываясь на моральном праве для достижения
своих целей для исполнения морального права морально развитыми
индивидами, которые требуют специального отношения.
Недостатком является то, что концепция не обозначает, что право
является фундаментальным началом, защищающим и регулирующим все стороны жизни общества, при своём взаимодействии отражаясь в норме закона.
Исследователь рассматривает роль конституции, в которую включаются все права человека, но не рассматривается роль основных социальных групп. В государстве, чьи представители вышли из народа
имеют свои различные ментальные и религиозные представления
о государстве и праве сформированные различными обычаями, но
живущими в государстве на основе единого и равного закона.
Первобытное государство на раннем этапе своего развития имело
устоявшуюся форму правления, основанную на своём едином обычае
которые играл роль в регуляции общественных отношений.
Естественное право является формирующим государство, так
как впервые как основа государственного суверенитета появилось
устойчивое отношение к праву жизнь, частную собственность, на неприкосновенность личности.
Не показано отношение к такому виду права как позитивное
право, которое по своей сути должно сглаживать существующие противоречия, в законодательстве защищая естественное право.
Государство не может быть без принуждения в рамках закона, так
как принуждения необходимо для безопасности государства в национальной политики органами легитимного насилия имеющие права
монополии, на насилие признающие государство единственным сувереном на это насилие.
62
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Исследователь поддерживал идею разделения властей основой,
которой является равновесие властей и их законодательная конфигурация в процессе принятия законов для предотвращения деспотизма с соблюдением субординации.
Рассматривается классическое представление о теории системы разделения властей. Законодательная власть – принадлежит коллективной
воли народа. Исполнительная власть – сосредоточена в руках суверена и
подчинена законодательной власти. Судебная власть – назначается исполнительной властью. Исследователь, по сути, описывает тоталитарный или авторитарный политический режим, в котором определяется
воля народа в выборе законодательной власти, а исполнительная подчинённая согласно формуле законодательной власти и суверена.
Но, не рассматривая, что подобное нахождение суверена в исполнительной власти или в других ветвях власти грозит государству
установлением такой формы правления как тирания, суверен должен быть нейтральной единицей.
Судебная власть если по форме правления существует, как отдельная ветвь власти должна быть независимой от воли суверена и
других ветвей власти.
Суверен согласно концепции наделяется только правами без
права народа его низвержения, даже если он нарушает законы государства, запрещаете право на восстание, а вся изменения в государстве должны идти эволюционно или путём реформ.
Также исследователь в качестве идеальной формы государственного устройства выделяет федерацию с самостоятельными равноправными субъектами построенная по республиканскому типу с отдалением исполнительной власти от законодательной.
Исследователь определяет и деспотическую форму правления, основанную на слиянии исполнительной и законодательной власти, а
демократическая может перерасти в тиранию, но включает в себя самодержавие с республиканской формой правления с разделённой на
законодательной и исполнительной властью.
Идеалом для исследователя является такая форма правления как
конституционная монархия. Исследователь не рассматривает, что
права данные суверену не могут исключать и обязанности, которые
исходят и формируются из прав, отражая свою политическую и регулятивную функцию в конституции.
Также не рассматривается, что революция происходит вследствие
эволюции, которая не меняет основной порядок вещей в государстве,
а именно форму правления исходящая из правового обычая.
Выделяя такую форму государственного устройства как федерация, исследователь не рассматривает этническо-религиозное проис-
63
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
хождение общества, формирующее обычай, а вследствие и правовой
обычай для которого любая форма правления, в том числе и тираническая, является наилучшей.
Стоит отметить, что любая форма правления может видоизменяться
со временем эволюционно, или даже революционно выстраивая субъективно идеальную на этот момент времени форму правления.
Так как, к примеру, в одно время деспотию общество считает наилучшей формой правления, так как государство борется за свою целостность и безопасность, а в другое время, когда реакция общества
изменилась в другое направление деспотия, перестаёт восприниматься обществом благом.
Не рассматривается такая форма государственного устройства как
унитарная, которая может иметь централизованный и децентрализованный вид может иметь форму простого и сложного государства.
Такое виденье государства не раскрывает право на легитимное
насилие как монополию государства, являясь частью государственного суверенитета. Своё понимание государства и права раскрывает
И. Фихте, который рассматривает право как взаимодействие между
свободными гражданами с взаимным ограничением свободы при
вступлении в юридические отношения.
Государство – по мнению исследователя, есть организация, для
защиты частных интересов собственников подчиняя себе закон так
называемое «общее дело» которое устанавливает баланс с «частной
волей, « который осуществляется на государственном уровне другими словами баланс между бизнесом и властью.
Исследователь не отрицает концепцию общественного договора,
рассматривая в нём защиту индивидов, друг от друга в его праве собственности его преимущественные и исключительные права.
Роль общественного договора сводится к защите собственности и
безопасности каждого индивида и общества, в целом устанавливая
законом границы свободы, а также принудительную власть.
Государство – по мнению исследователя, функционирует с помощью мер принуждения на основе таких отраслей права как уголовное
и гражданское право.
Уголовное право рассматривает преступление как нарушение общественного договора ставит нарушившего вне правового поля, исключая из общества, но может быть заменено искуплением вины, а
преступник имеет право требовать вернуть его в социум, что выражается в принципе равного возмездия или талиона.
Для обеспечения безопасности создаётся специальный орган для
раскрытия и предупреждения преступлений, препятствуя его осуществлению не наказывая за него. Исследователь, рассматривает
64
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
государство, с точки зрения общественного договора отмечая роль
господствующего класса предпринимателей устанавливающие свои
законы, противоречащие прав и интересам общества устанавливая
олигархическую форму правления.
Также исследователь не рассматривает, что общество это сложившееся структура в котором противоречия сглаживаются на первом
этапе становления общества обычаем, а затем правом.
Сводя защиту членов общества к защите безопасности, и собственности исследователь не рассматривает другие права человека,
а именно другие вспомогательные личные права, такие как право
на жизнь на неприкосновенность личности, а также и такие группы
прав как политические социальные и культурные.
Исследователь как инструмент государства рассматривает принуждение, рассматривая в качестве его основы уголовное и гражданское право, но никак не акцентируя внимание на отраслях конституционного и административного права.
Трактовка преступления данная исследователем говорит о том,
что данный режим является авторитарным или тоталитарным лишая части общества прав, тем самым искусственно создавая повод
для революции.
Понятие преступления рассматривается как нарушения общественного договора, но никак нарушения общественного порядка и
противоправное деяние, а также угроза территориальной целостности и конституционному строю.
Не рассматриваются криминологические причины совершения
преступления, а именно девиантное (отклоняющегося) поведения,
вследствие которого совершаются преступления его виктимология
и латентность воздействующие на личность преступника исходя из
социально – экономической связи с обществом.
Термин асоциальный элемент в данной концепции имеет весьма
широкую трактовку, что нарушает в ходе правоприменение не только
право, но и волю граждан введённое правом.
Исследователь, рассматривая орган для легитимации насилия, государством рассматривает в основе органа право на предупреждение
преступлений, но не их профилактику прогнозирование и пресечение преступлений.
Также стоит учитывать и религиозный фактор, лежащий в ментальности общества положенный обычаем и записанный впоследствии
в правовой обычай. Государство согласно концепции Фихте рассматривает внешнюю политику с точки зрения заключения международных
договоров признающие государственный суверенитет заключивших
договоры государств для обеспечения собственной безопасности.
65
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Исследователь рассматривает как пример установление юридических отношений между государствами в рамках международного
права исходя из того что глобального государства создать невозможно а можно лишь создать для отстаивания суверенитета международную организацию со своими судами.
Исследователь не рассматривает, что любые международные договоры основываются на ограничении государственного суверенитета и его полновластие в национальной политике.
Не рассматривается, что заключённые союзы между государствами ограничивают впоследствии суверенитет, образуя глобальное централизованное государство, со своей национальной политикой отстаивая интересы частного бизнеса.
Раскрывает понятие государственного суверенитета Л. А. Фейербах, который в основу своей концепции ставил человека, определяя
его высшей ценностью, не подчиняющийся ни каким законам.
Государство реализует права человека через его преставления
о свободе, о личности и о бытие права. Также исследователь даёт суверену неограниченные права, в том числе и естественное право которое люди отдают суверену, самостоятельно выходя из естественного состояния образуя неограниченную власть, которая борется,
с тем, кто не признаёт её законы.
Естественное состояние является состоянием абсолютной свободы, которая является безнравственной и неограниченной уничтожающей само понятие государство. Концепция в своём соотношении
права и закона ставит закон в зависимость, от права закрепляя в закон то, что записано в праве фиксируя сложившееся отношения. Исследователь не отрицал криминологию, а именно рассматривал личность преступника, и его антропологические особенности отрицая
френологию.
Исследователь рассматривал человека никак часть общества, а отдельно от общества не понимая, что человек есть уменьшенная копия
общества подчиняющееся не только законам государства, но и законам общества.
Также не рассматривает, что естественное право является неотъемлемым у человека, как и иные права, оно лишь может зашиваться
позитивным правом, разрешающим противоречия в обществе.
Принудительная она же верховная власть должна сглаживать
противоречия, при помощи права регулируя и регламентируя все
общественные отношения. Во время так называемой «естественной свободы« формируются те преставления о праве и государстве
в форме обычая, что потом в будущем проявляются в становлении и
в генезисе государства.
66
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Концепция, рассматривая государство, по сути, описывает тираническую форму правления, рассматривая государство ни как представителя человека в обществе, а как неограниченную власть использующую инструменты принуждения для обеспечения своей безопасности и своих интересов, но не безопасности общества.
Свою концепцию предлагает и А. Шопенгауэр, который рассматривает государство как защиту индивидов друг, от друга подчиняясь
государственной власти. Естественное состояние, по мнению исследователя, является состоянием полной свободы не отрегулированная и не регламентированная ни какими законами. Исследователь
рассматривает различные формы правления как республики, тяготеющие к анархии, а монархические государства к деспотии конституционной монархии и к многопартийной системе.
Отмечаются впервые функции государства, такие как внешняя
и внутренняя и собственной безопасности. Государство рассматривает во внешней функции защиту государства, её суверенное право
на легитимное насилие, в отношении других государств создавая
международное право, а во внутренней функции государства отражается защита публичного права и каждой отдельной личности. Исследователь не отрицал идею разделения властей на законодательную, судебную и исполнительную функционируя независимо друг,
от друга.
В концепции рассматриваются такие права человека, как личные
в которые входят такие права как право на жизнь на собственность
на землю и такие правомочия как владение и пользование.
Рассматривается как отрасль уголовное право включающая принцип, что наказывается не человек, а поступок, так как закон должен
иметь профилактическую форму.
Гражданский закон рассматривает случаи нарушения закона тем
или иным поступком лишая защиты общества, другими словами идя
против общественного мнения. Исследователь, рассматривая государство, с точек зрения таких исследователей как Гоббс и Локк, и
другие исследователи, а именно национальной безопасности не указывая роль обычая.
А обычай следует уточнить, является первым законом первобытного общества разрешающий противоречия, имеющий непосредственно морально религиозное значение, становясь впоследствии
общеобязательным законом для государства.
Следует отметить, что различные формы правления зависят
также от сложившегося обычая, но каждая из них может привести
любое государство не только к тирании, но и к олигархии принявшая
вид демократии имея смешанную форму правления.
67
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
Приводя пример триединства ветвей власти, исследователь не
рассматривает, что ветви власти функционируя независимо, друг от
друга, должны себя не изолировать, а наоборот дополнять друг друга
в процессе принятия законов.
Если рассматривать права человека, то можно сказать что не рассматриваются такие права как политические социальные и культурные совместно с личными имея смешанный характер, но не отдельной единицы группы прав.
Законом определено такое личное право как право собственности,
которое рассматривается через такие правомочия как владение, и
пользование определённым предметом или землёй включая в правомочия пользование, распоряжение, не рассматривая как отдельную
форму правомочий.
Как и у Фихте, в концепции Шопенгауэра обозначена как отрасль,
уголовное право, ошибочно разделяя понятие преступление от личности преступника, нарушающего закон государства, причины совершения преступления, так как личность является источником прогресса и регресса.
Право является универсальным равным началом защиты общества санкционированное государством, а именно позитивным правом независимо совершил человек преступление или нет.
Делая вывод можно сказать, что генезис политической власти
связан с государственным суверенитетом закреплённый в системе
государственной власти в виде национального права с разделением
позитивного и естественного права.
Источники:
1. Ориу М. Основы публичного права. М., 1929. С. 49.
2. Вольтер Ф. М. А. Избранные произведения. М.: ОГИЗ Гослитиздат, 1947.
С. 646.
3. Монтескье Ш. Л. Избранные труды. М., 1955. С. 799.
4. Оль П. А. Политико-правовая сущность суверенитета // Вестник Нижегородского гос. ун-та им. Лобачевского: Власть и Право. 2003. Вып. 2 (7). С. 109.
5. Оль П. А. Правопонимание от плюрализма к двуединству. СПб.: Юрид.
центр Пресс, 2005. С. 243.
6. Кельзен Г. Чистое учение о праве: сб. (пер.). Вып. 1. М.: АН СССР ИНИОН,
1987.
7. Гегель Г. Ф. А. Философия права / Академия наук СССР. Институт философии. М.: Мысль, 1990. С. 76.
8. Кант И. Сочинение в шести томах. Т. 4. Ч. 2. М., 1965. С. 748 (Философское
наследие, Т. 15).
9. Фихте И. Г. Сочинение в двух томах. Т. 2 / сост. примеч. Владимира Всеволожского. СПБ.: Мифрил, 1993. С. 798.
10. Фейербах Л. Право и государство // Л. Фейербах. Соч.: В 3 т. М., 1995. Т. 1.
11. Шопенгауэр А. Избранные произведения / сост. авт. вступ. ст. и примеч. И.
С. Нарский. М.: Просвещение, 1992. С. 479.
68
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КОВАЛЕВА Юлия Алексеевна1
ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПОЖАРНОГО
НАДЗОРА, ГЕНЕЗИС РАЗВИТИЯ И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ
Аннотация: Статья посвящена истории становления, эффективности и перспектив развития государственного пожарного надзора в Российской Федерации.
Ключевые слова: Положение о государственном пожарном надзоре, пожарная охрана, пожарная профилактика, пожарная безопасность.
Annotation: The article is devoted to the history, effectiveness and prospects of
development of the state fire supervision in the Russian Federation.
Keywords: The regulations of the state fire supervision, fire protection, fire
prevention, fire safety.
Целью создания государственного пожарного надзора (далее –
ГПН) было поддержание высокого уровня пожарной безопасности
в стране путем проведения надзорных и профилактических мероприятий на объектах защиты по соблюдению требований пожарной
безопасности.
К первым на Руси пожарно-профилактическим мероприятиям следует отнести возведение в XIV веке оборонительных каменных стен
вокруг городов, что было направлено на снижение опасности огненного уничтожения городов от военных пожаров. В XV веке начинают
издаваться строгие законы, карающие за поджог и применяются некоторые предупредительные меры. Так, в 1434 году в царствование Василия II Темного издаются указы о правилах пользования открытым
огнем. Впервые на государственном уровне было достигнуто понимание, что проблема пожарной безопасности – это социальное явление.
После опустошительного июльского пожара 1493 года Иван III издает первые на Руси правила, направленные на предупреждение возникновения пожаров. В Судебнике (сборнике законов Русского государства), изданном в 1497 году и названным Судебником Ивана III, кроме
мер пожарной безопасности, предписываются суровые меры наказания
поджигателям. Одним из знаменательных указаний князя явилось требование строительства каменных зданий. Указы Ивана III – первые нормативные документы в области пожарной профилактики.
Одним из основоположников организации государственного пожарного надзора по праву считается Александр Георгиевич Кривошеев – заведующий Центральным пожарным отделом (далее – ЦПО)
1 Ковалева Юлия Алексеевна – магистрантка юридического факультета ГУАП.
69
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
с июля 1920 года по февраль 1924 года. Именно в этот период впервые
был поставлен вопрос об организации этой структуры.
В 1923 году состоялась первая Всероссийская пожарная конференция. В результате ее работы были сформулированы основные
направления развития пожарной охраны на последующий период,
в том числе и организации государственного пожарного надзора,
проект Постановления который был принят на 2-ой пожарно-технической конференции 18 мая 1926 года. И в этом немалая заслуга Александра Георгиевича Кривошеева [3].
Теоретической основой становления государственного пожарного надзора как инженерной науки послужили труды Валентина
Александровича Эллисона, по праву считающегося основоположником этой дисциплины. Работая на пожарно-испытательной станции,
он еще больше убедился в необходимости научного подхода к проблеме пожарной профилактики. А также обращал внимание на необходимость помимо огнестойкости конструкций, рассматривать и
дымопроницаемость.
Уже в 1926 году, работая преподавателем в Пожарном техникуме,
В. А. Эллисон сформулировал задачи пожарной инспекции, которые
практически не устарели и в настоящее время. Они заключались
в следующем: установить компетентный и авторитетный пожарный
общий надзор; учредить такую же консультацию для разрешения
возникающих вопросов; создать экспертизу по пожарным вопросам;
разрабатывать пожарно-технические нормы и правила; производить
надлежащие исследования и изучения для создания пожарной классификации материалов конструкций и веществ. В. А. Эллисон подготовил учебник «Пожарная профилактика», где всесторонне были
рассмотрены все аспекты превентивных противопожарных мер. Эта
книга стала основным учебным материалом при подготовке будущих
инженеров пожарной безопасности.
При непосредственном участии начальника ЦПО НКВД К. М. Яичкова было разработано Положение «Об органах государственного пожарного надзора РСФСР», утвержденное ВЦИК и СНК РСФСР 18 июля
1927 года, этом документе законодательно утверждается централизация руководства пожарной охраны функции государственного пожарного надзора. Работа К.М. Яичкова была также связана с совершенствованием и пропагандой пожарно-технических знаний. Свои
научные взгляды на проблему пожарной безопасности он изложил
в книге «Борьба с пожарами», которая выдержала шесть изданий [2].
Положение «О Государственном пожарном надзоре» 1927 года
стало руководящим документом для дальнейшего развития противопожарной службы страны, законодательно закрепив за ней сферу
70
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
деятельности, в том числе – проведение предупредительных мероприятий.
Развиваясь и совершенствуясь, эта структура взяла под надзор
всю работу по предупреждению пожаров и соблюдению правил пожарной безопасности. Однако в начале своей деятельности государственный пожарный надзор испытывал ряд трудностей, не позволяющих осуществлять свою деятельность с требуемой эффективностью.
В частности, на тот период остро недоставало нормативно-правовой
основы для осуществления надзорной деятельности, ощущалась
острая нехватка квалифицированных специалистов, практически
отсутствовало научно-техническое обеспечение, лабораторная база.
Решить эти задачи предстояло в кратчайшее время.
Последующее десятилетие государственный пожарный надзор
продолжал вести работу по совершенствованию деятельности, повышению пожарной безопасности объектов и территорий. В этот
период выходит ряд основополагающих нормативно-правовых документов. Важным шагом в последующем развитии пожарно-профилактической деятельности стало Постановление ЦИК и СНК от 7
апреля 1936 года № 52/654 , которое утвердило новое Положение «О
государственном пожарном надзоре», определившее права органов
ГПН и основные функции: разработка государственного плана противопожарных мероприятий и наблюдение за его осуществлением,
руководство, надзор и контроль за состоянием пожарной охраны,
деятельностью коммунальных, ведомственных и общественных пожарных организаций, а также объединение их работы.
Этим Постановлением на Главное управление пожарной охраны
НКВД СССР и его органы возлагались функции по разработке нормативно-правовых документов в области пожарной безопасности осуществлению мероприятий по контроль подготовке заключений по
проектам и типа противопожарного оборудования и ряд других. Данное Постановление действовало без изменений более 40 лет [4].
С самого начала становления государственного пожарного надзора нормативно-техническая работа стала неотъемлемой его частью. Именно на стадии проектирования и строительства объектов
можно предусмотреть и практически реализовать весь комплекс мероприятий по противопожарной защите людей и имущества. Нормативно-технический отдел ГуПО МВД СССР был организован в конце
40-х годов прошлого столетия. Под руководством начальника отдела
И. Д. Рассадкина было осуществлено широкое внедрение систем автоматической противопожарной защиты зданий и сооружений.
В 70-х годах широкое внедрение получила пожарная автоматика.
За короткий срок около 2 млн объектов были оборудованы систе71
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
мами автоматического обнаружения пожаров. Активно внедрялись
системы пожаротушения. В результате проведенных профилактических мероприятий только за период 1966–1970 годов было предотвращено свыше 1 млн пожаров, причем почти 100 тыс. пожаров были
ликвидированы с минимальным материальным ущербом [4].
В 1994 году был принят Федеральный закон «О пожарной безопасности». В нем излагаются положения о единой системе обеспечения пожарной безопасности, для которой определены полномочия,
система неотложных мер в области пожарной безопасности. Стали
развиваться такие виды деятельности, как лицензирование и сертификация продукции и услуг. Впервые появилась возможность существенно изменить формы и методы нормативно-технической работы, так как закон давал право ГПС организовывать разработку, утверждать самостоятельно или совместно с федеральными органами
исполнительной власти обязательные для исполнения нормативные
документы по пожарной безопасности. В начале 90-х годов по инициативе ГУГПС МВД России была организована работа по созданию
системы нормативных документов в области пожарной безопасности
с привлечением научного потенциала ВНИИПО МВД России, научных
и проектных организаций Госстроя России, нормативно-технических
работников территориальных органов ГПС [1].
Таким образом, становление ГПН положило начало развитию уникальной в мировой практике эффективной структуры противопожарной службы, направленной на предупреждение пожаров, защиту
жизни и здоровья граждан, а также на сохранение материальных и
духовных ценностей нашей страны. Созданию государственного пожарного надзора предшествовал многовековой период накопления
опыта в области организации превентивных мер.
Источники:
1. Федеральный Закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности». М., 2016.
2. Воробьев Ю. Каждый день как целая жизнь. М., 2015.
3. Скипский Г. А. История пожарной охраны: курс лекций. Екатеринбург:
Уральский институт ГПС МЧС России, 2008.
4. Официальный сайт МЧС России (www.mchs.gov.ru).
72
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
КОНЕВИЧЕНКО Игорь Леонидович1
РОЛЬ КАЗАЧЕСТВА В СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ
ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА, ОБЕСПЕЧЕНИИ РЕАЛИЗАЦИИ
И ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН
Аннотация: Статья посвящена показу и обоснованию роли и места казачества
в совершенствовании гражданского общества, обеспечении реализации и защиты прав и свобод граждан.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, казачество, гражданское общество, права и свободы граждан, правозащитная функция казачьих объединений.
Annotation: The article is devoted to display and justification of the role and place
of the Cossacks in the development of civil society, ensuring the realization and
protection of the rights and freedoms of citizens.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, the Cossacks, civil society,
rights and freedoms of citizens, human rights function of the Cossack associations.
Прежде чем приступать к исследованию роли казачества в построении гражданского общества в Российской Федерации, представляется обоснованным рассмотреть теоретико-правовые основы
данного феномена.
Не углубляясь в исторический экскурс при определении понятия и содержания гражданского общества, остановимся лишь на некоторых теоретических аспектах, позволяющих определить место
казачества как института гражданского общества в его развитии и
становлении. Гражданское общество – категория, формировавшаяся
практически на протяжении всего существования общества, государства, личности. Теоретико-правовая модель гражданского общества позволяет ответить на вечный социальный вопрос, который затрагивает определение взаимоотношений между обществом, государством и личностью. На современном этапе особую актуальность
приобретает определение взаимосвязи теоретической конструкции
гражданского общества и современного процесса его формирования,
становления и развития1.
По нашему мнению, при рассмотрении теоретических основ гражданского общества, наиболее обоснованной является политико-правовая концепция союзного строя Л. Штейна. Формирование теоретико-правовой модели гражданского общества посредством выделения союзного строя, основу которого составляют негосударственные
1 Коневиченко Игорь Леонидович – магистр юриспруденции, соискатель кафедры
теории права и государства юридического факультета ГУАП.
73
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
организации и союзы людей, созданные с целью представительства
интересов отдельных групп, объединений людей в государстве, а
также осуществления контроля за деятельностью государственной
власти, обуславливает сущность идеи гражданского общества в работах Л. фон Штейна. Союзный строй в политико-правовой концепции Л. Штейна имеет двойственное содержание. С одной стороны,
союзный строй «обнимает все формы, в которых отдельные люди
добровольно соединяются для какой-нибудь определенной цели».
С другой стороны, исследуемое понятие в концепции Л. фон Штейна
представляет собой «ту часть, которая касается только тех соединений, цель которых есть исполнение какой-нибудь задачи управления
и контроля за государственной деятельностью посредством свободного соединения средств и сил»2.
Вместе с тем институты гражданского общества (общественные
организации, объединения, ассоциации, общественные палаты при
органах государственной власти и т. д.) в интерпретации рассматриваемой теоретико-правовой модели являются элементами «союзного строя», цель которых заключается в обеспечении возможности
осуществления диалога, реализации контрольных функций со стороны общества над деятельностью государственных органов и должностных лиц. Сопоставляя теоретико-правовую модель исследуемой
категории и ее практическое воплощение в жизни современного общества, государства, личности, можно констатировать преемственность, значимость и ценность идеи гражданского общества3. Упомянув институционный характер гражданского общества, возникает
вполне закономерный вопрос: а относится ли казачество к институту гражданского общества и способно ли оно влиять на его развитие? Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо определиться
с тем, а что представляет собой институт (институты) гражданского
общества и какими признаками или характерными чертами они обладают.
Существование институционности и наличие зависимости от государственной воли как признаки гражданского общества мало кем
из современных государствоведов и обществоведов ставятся под сомнение. В связи с этим, как справедливо отмечает И. С. Усватов, институты гражданского общества – это признанные и/или инициированные государством общественно значимые структуры4.
Однако вместе с тем гражданское общество и его институты
нельзя воспринимать как элементы структуры государственного
управления. Гражданское общество представляется нам в виде явления, наличие самоуправляемости которого является одной из основных его характеристик. Оно существует не вопреки, а благодаря
74
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
государству, и в созданных для него условиях, в первую очередь нормативных, взаимодействует с государственными органами, реализуя
функции, осуществление которых затруднительно либо не возможно
для государства. Так гражданское общество, консолидируя граждан
при посредстве внегосударственных неформальных общностей, препятствует отделению от целого, препятствует взаимоотчуждению
граждан5.
Один из первых авторов, предпринявших попытку систематизировать институты гражданского общества в России, С. В. Калашников, относил к таковым семью, а также все виды религиозных конфессий, ассоциации, союзы, фонды, общественные объединения, коммерческие предприятия, банки, акционерные общества, трудовые
коллективы, фермерские (крестьянские) хозяйства, органы местного
самоуправления, правозащитные движения, клубы по интересам,
негосударственные средства массовой информации, коммерческие
учебные заведения6.
И. Ж. Искаков выделяет среди институтов гражданского общества унитарные предприятия и учебные заведения (государственные и негосударственные), профессиональные союзы как институты
социально-экономической и культурной сфер, а также средства массовой информации, независимо от формы собственности7.
Община, семья, городские коммуны, соседские общности, религиозные сообщества, общественные движения и организации, система
средств массовой информации, клубы и общества по интересам, профсоюзы отнесены к числу институтов гражданского общества Л. М.
Романенко, которой одной из первых исследователей данной темы
было дано определение институтов гражданского общества как
исторически сложившихся, устойчивых форм самодеятельности
социальных субъектов и организации их отношений и взаимодействий, существующих вне рамок государства и развивающихся без
его прямого вмешательства8.
Учитывая, что основная задача института гражданского общества – это, помимо прочего, реализация гражданских инициатив, институт гражданского общества должен отвечать следующим критериям: являться сообществом людей, созданным для достижения общих целей; должен быть основан на принципе добровольности участия; должен иметь возможность (чаще всего опосредованно) влиять
на принятие управленческих (и политических) решений; должен обладать политической независимостью и экономической самостоятельностью.
Исходя из этого, институт гражданского общества – это политически независимое и экономически самостоятельное, основанное на
75
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
принципе добровольности участия сообщество людей, созданное для
достижения общих целей, связанных, в том числе с возможностью
оказывать влияние на принятие управленческих решений9. Полагаем, что казачество современной России, отвечая вышеназванным
критериям, является полноценным институтом гражданского общества, занимающим одно из центральных мест в нем.
Содержание деятельности казачества, его нормативное оформление, признанная за ними государством роль в управлении общественными процессами определяют в целом особенности казачества
как института гражданского общества.
Важной отличительной особенностью институтов от других элементов гражданского общества помимо прочего является реализация либо обладание способностью к реализации всех характерных
для гражданского общества функций. Укажем с нашей точки зрения
наиболее важные из них, которые реализуются в том числе и не в последнюю очередь казачеством: контроль за реализацией государственными органами и должностными лицами принадлежащих им
властных полномочий; информирование общественности и влияние
на общественное мнение; оказание влияния на распределение финансовых средств в благотворительную, непроизводственную сферу;
осуществление деятельности, направленной на повышение уровня
правовой культуры населения, правосознания отдельных граждан;
оказание влияния на содержание и ход проводимых реформ, в первую очередь, в социальной, духовной и культурной сферах. Итак,
определив казачество как один из важнейших институтов гражданского общества, перейдем к рассмотрению проблем его участия
в дальнейшем развитии и модернизации гражданского общества.
Несколько забегая вперед, отметим, что причина значимости казачьего движения в процессе становления гражданского общества
кроется вовсе не в его количественных характеристиках в ряду всех
прочих субъектов общественно-политического пространства края.
Определенная уникальность общественных организаций данного
типа заключается в сроках их «политического долгожительства».
В отличие от ряда иных общественных движений и объединений,
либо рассыпавшихся после нескольких лет существования, либо вырождавшихся в узко-элитарные «кружки по интересам»10, казачье
движение в целом расширяло численность своих рядов и сохранило
определенную цельность стратегических ориентиров и перспектив
развития.
За период 1991–99 гг. численность казачьих организаций в регионах России подвергалась значительным периодическим колебаниям,
обусловленным 3 факторами: 1) изменениями в массовом сознании
76
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
населения края и страны, 2) динамикой политической ситуации и 3)
вяло поспевающим за первыми двумя процессом формирования соответствующей нормативно – правовой базы как на общероссийском,
так и на региональном уровнях. Так, например, в период с 1991 г. по
1999 г. зарегистрировано Главным управлением юстиции Краснодарского края 85 казачьих общественных объединений, действующих
на территории г. Краснодара. Формирование казачьих общественных объединений имело 2 волны. Первая – это 1991–1992 гг., когда
в год регистрировалось более 10 организаций – явление вполне естественное на начальной стадии подобного процесса, когда любое «возникающее с нуля» движение потенциально способно втянуть в свою
орбиту большое количество сторонников. Далее «человеческий ресурс» исчерпывается, и всплеск 1995–96 гг. (соответственно зарегистрированы 13 и 21 организаций) объясняется макрособытиями
российской политической жизни – в первую очередь подготовкой
к президентским выборам. Причем, как свидетельствует ряд общероссийских источников, к этому явлению оказывается причастной
не только «партия власти» данного периода. Ее политические оппоненты также, по мере возможностей, напрямую или скрыто, через
«группы поддержки», инициировали создание различных – в том
числе и казачьих – общественно – политических движений, которые
в перспективе должны были выступить в качестве параллельных,
дублирующих структур.
На последующее снижение численности казачьих общественных
объединений влияет не только «конъюнктурно-временной» фактор,
но и организационные, юридические моменты. В 1999 г. 34 казачьих
общественных объединения ликвидированы решением суда в соответствии с Федеральным Законом «Об общественных объединениях»,
26 объединений – по ст. 52 (как непрошедшие перерегистрацию в соответствии с ФЗ) и 8 объединений – по ст. 29 (за непредоставление
сведений о деятельности).
С точки зрения рассматриваемого нами вопроса – перспектив развития гражданского общества в России – казачьи общественные объединения и организации в ряду всех прочих представляются наиболее перспективными в России в целом и в отдельных регионах в частности. В пользу их перспективности в развитии гражданского общества в России свидетельствует ряд обстоятельств:
– во-первых, численная значимость входящих в движение организаций, а также группы потенциальной поддержки;
– во-вторых, характер отношений казачьих организаций и объединений с государственными институтами. Несмотря на подчеркиваемую лидерами казачьего движения неудовлетворенность уста77
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
новившейся системой отношений, казачество имеет весьма тесный
контакт и опыт сотрудничества с законодательной и исполнительной властью всех уровней, включенности в деятельность отдельных
государственных структур. Высказывавшиеся ранее радикальные
заявления о необходимости полной этатизации казачества, превращения его в один из государственных институтов на сегодняшний
день практически сошли на нет; их нереальность осознана не только
рядовыми членами организаций, но и озвучивавшими их лидерами.
Тем не менее, отступая от строго юридических, уставных формулировок, на наш взгляд, казачьи организации правомерно обозначить
как добровольные объединения граждан, имплицитно или эксплицитно ставящих основной целью своей деятельности совершенствование функционирования ряда государственных институтов. В этом
моменте заключено основное их отличие от всего спектра прочих общественных организаций, общественных и политических движений;
– в-третьих, характеристики рядов движения. Учеными неоднократно отмечался двойственный характер факта вовлечения в ряды
какой–либо партии, движения и т.п. представителей разнородных
половозрастных, социопрофессиональных групп. Казачье движение в немалой мере подвержено влиянию этого фактора, но он несет
в себе возможность не только негативных, но и позитивных перспектив. В частности, казачьи организации в отличие от большинства узконаправленных по целям деятельности и характеристикам своих
членов общественных объединений обладают не только более широкой, но и более социально разноплановой социальной базой, что в немалой степени облегчает их деятельность;
– в-четвертых, будучи традиционно, исторически привязано
к сельской местности, казачье движение и его организации с большей легкостью вовлекают в свои ряды либо деятельность верхний
управленческий слой сельхозпредприятий. Для Юга России этот
момент особенно важен, если учесть, что агропроизводство является основой экономики и имеет неизмеримо большую роль, нежели
в других регионах. Движение способно, таким образом, формировать
на уровне местных элит значимые группы «агентов влияния» и каналы воздействия на субрегиональную и региональную политику11.
Из всего сказанного нами выше о перспективности казачьего движения в России для процесса формирования и модернизации гражданского общества следует то, что оно призвано явиться основным
фактором этого процесса.
Немаловажную роль в процессе построения гражданского общества в России с участием казачества являются нарастающие тенденции последнего участвовать в политической жизни страны в форме
78
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
партийного строительства. Однако эта тенденция продиктована,
в том числе историческими предпосылками. Приведем небольшой
пример: после февраля 1917 г. казачество приняло участие в партийном строительстве, оно даже предприняло попытку создать собственную партию. Наибольшей популярностью весной 1917 г. у станичников в казачьих областях, особенно на Дону, пользовалась правящая партия конституционных демократов. Достаточно сказать,
что Донской областной комитет партии кадетов, находившийся в Новочеркасске (существовал с 1905 г.), возглавлял казак А. И. Петровский (депутат II Государственной думы, юрист по профессии). Руководили областным комитетом в основном казаки. Членами Донского
областного комитета кадетов с 1905 г. были: И. А. Захарьев, М. М. Карпов, В. А. Болдырев, А. С. Мануйлов, А. В. Трапезников, В. И. Попов, С.
И. Кашкин, И. Г. Коган, Г. В. Филатьев, С. В. Харитонов, И. М. Запорожцев, учитель, в 1917 г. правительственный комиссар М. С. Воронков
и председатель Доно-Кубанского комитета Всероссийского земского
союза В. А. Харламов, который был избран в ЦК партии кадетов в мае
1917 г. на VIII съезде этой партии.
Казаки руководили некоторыми организациями партии кадетов,
существовавшими не только в городах, но и в некоторых окружных
станицах Дона: Г. В. Филатьев являлся председателем Урюпинского
комитета партии кадетов, М. Синев – Усть-Медведицкого. Кадетам
удалось создать свои организации в некоторых станицах. Так, на
Дону они существовали в станицах: Аксайской, Великокняжеской,
Каменской, Кагальницкой, Усть-Медведицкой, а также в Управлении
Владикавказской железной дороги. Казачество определяло социальный состав названных организаций партии кадетов12. Не угасли
тенденции к участию в партийно-политической жизни России со стороны казачества и на современном этапе. Государство заинтересовано в реализации потенциала казачества в нашей стране, в решении
тех совместных задач, которые традиционно решались государством
вместе с казачеством: в укреплении нашей страны в целом, в воспитании молодежи, укреплении военно-патриотических традиций.
В условиях процесса возрождения казачества Казачья партия может
стать в России своеобразным центром реализации этих задач возрождения, объединения и сплочения казачества и тех, кто поддерживает это движение. Без такого центра в условиях российского бюрократизма сложно будет защищать права казаков, продвигать процесс
возрождения казачества.
В России строится гражданское, демократическое общество, которое предусматривает функционирование различных гражданских институтов. 23 ноября 2010 г. Президент РФ особо отметил, что в полити79
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ческой жизни страны имеется опасность деградации оппозиции и правящей партии. В этой связи Д. Медведев считает необходимым поднять
уровень политической конкуренции. Для этого нужно повысить качество народного представительства, обеспечить права меньшинства.
Помимо равного доступа к СМИ, для оппозиции установлены гарантии
замещения руководящих должностей в региональных парламентах.
Снижено количество подписей, которые необходимо собрать для участия в выборах. Фактически снижен до 5% барьер для прохождения
представителей партии в парламенты всех уровней. Партия – это средство, политический инструмент представительства. Партия представляет своих избирателей. Президент полагает, что каждый должен
знать, что у него есть единомышленники в представительных органах
власти. Это означает, что Казачья партия может быть уверенно представлена в парламентах разных уровней и отражать пожелания своих
избирателей. Выдвинув лозунги «За укрепление России, Православия
и возрождение казачества», Казачья партия будет только способствовать дальнейшему становлению российского государства, укреплению политической системы страны и лучшему народному представительству. Видимо, пришло то время, когда казачество должно объединиться в свою партию и, решая вопросы своего возрождения, будет
реально поддерживать государство своими делами. А это казачество
делало всегда, о чем говорит его богатая история13.
28 января 2013 года Казачья партия Российской Федерации была
зарегистрирована Министерством юстиции Российской Федерации.
В соответствии с Программой Казачьей партии Российской Федерации Политическая партия «Казачья партия Российской Федерации»
создается с целью содействия развитию и консолидации российского
казачества посредством усиления его роли в решении государственных, муниципальных и общественных задач, совершенствования
взаимодействия с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами и органами местного самоуправления, организациями и общественными объединениями, а
также формирования эффективных механизмов общественно-государственного партнерства.
Указанную цель партия намеревается достичь путем решения
следующих задач:
– популяризация казачьей идеологии, расширение общественной
поддержки российского казачества различными слоями гражданского общества;
– совершенствование механизма и создание экономических условий для выполнения казаками взятых на себя обязательств;
80
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
– развитие духовно-нравственных основ, традиционных образа
жизни, форм хозяйствования и самобытной культуры российского
казачества;
– повышение роли казачьих обществ и общественных объединений казаков в воспитании подрастающего поколения в духе патриотизма и его готовности к служению Отечеству, в том числе с использованием потенциала казачьих кадетских корпусов;
– поддержка международного сотрудничества российского казачества;
– установление международных контактов с организациями казаков государств – участников Содружества Независимых Государств и
дальнего зарубежья14.
Приоритетными направлениями программы политической партии «Казачья партия Российской Федерации» являются: участие
в выборах всех уровней для реализации в политической жизни нашей
страны казачьей идеологии; совершенствование системы взаимодействия с федеральными органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами, органами
местного самоуправления, казачьими обществами и общественными
объединениями казаков, а также с религиозными организациями
для поддержки инициатив, ориентированных на достижение целей
государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества; содействие экономической активности казаков
в рамках действующих инструментов государственной поддержки,
разработка и принятие мер по стимулированию и развитию различных форм предпринимательской деятельности, осуществляемой казачьими обществами, оказание им информационной, научной и методической помощи; содействие укреплению материально-технической базы творческих казачьих коллективов, проведению мероприятий в области сохранения и развития самобытной казачьей культуры,
расширению казачьего фестивального движения, подготовке и изданию материалов по истории российского казачества; содействие организации работы по военно-патриотическому, духовно-нравственному и физическому воспитанию казачьей молодежи, развитию сети
образовательных учреждений всех типов и видов, реализующих образовательные программы с учетом культурно-исторических традиций российского казачества, в том числе казачьих кадетских корпусов, созданию казачьих молодежных центров и казачьих детских летних лагерей в местах компактного проживания казаков; содействие
международной деятельности российского казачества, расширению
контактов и сотрудничества с организациями казаков в государ81
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
ствах – участниках Содружества Независимых Государств и дальнего
зарубежья, поддержка участия казачьих обществ и общественных
объединений казаков в программах в отношении соотечественников
за рубежом, а также молодежных и культурных обменах, оказание
помощи в возвращении в Российскую Федерацию имеющих высокохудожественную, научную и историко-культурную значимость уникальных ценностей, связанных с историей российского казачества.
Для укрепления духовно-нравственных основ, а также развития
культурно-исторических традиций российского казачества, гармонизации межэтнических отношений, межрелигиозного и межконфессионального диалога деятельность политической партии «Казачья партия Российской Федерации» необходимо строить с использованием потенциала институтов гражданского общества, Русской
Православной Церкви и других религиозных организаций традиционных конфессий.
Хочется верить, что Казачья партия Российской Федерации
(КаПРФ будет реальным политическим институтом гражданского
общества, а не формальной организацией, созданной на бумаге для
удовлетворения чьих-либо политических амбиций под красивым названием.
Некоторые атаманы войсковых казачьих обществ свое отношение
к созданной партии уже высказали вполне однозначно. В частности,
атаман Всевеликого Войска Донского Виктор Водолацкий в прямом
телеэфире азовской телекомпании «Пульс», после вопроса ведущего
о новой казачьей партии, перекрестился со словами «слава Богу, мы
к ней никакого отношения не имеем»15.
Атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда еще до
съезда КаПРФ, выступая перед казаками на IV Всемирном форуме казаков в Новочеркасске, сказал: «Нам навязывают два варианта, оба
из которых для казачества вредны: первый – создать «казачью партию», второй – стать членами уже существующих партий, принять их
идеологию. И тогда казачество якобы будет защищено. Хотя все прекрасно понимают: перестав опираться на свою собственную идею –
идею возрождения казачества как народа, идею казачьего братства
и казачьего единства, – казачество мгновенно окажется «размазанным» и очень скоро перестанет существовать вообще. Мнение кубанского казачества здесь таково: никаких партий нам не надо! У нас уже
есть то, что превыше всех партий: казачья идея, казачий народ, казачье войско», – подчеркнул атаман.
Вице-премьер свердловского правительства Владимир Романов,
он же – атаман Оренбургского казачьего войска – также раскритиковал идею Казачьей партии: «Реестровый казак, согласившийся взять
82
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
на себя обязанности нести государственную службу, должен оставаться вне политики, а значит, вне партий. Как и военнослужащий,
он должен быть готов выполнить приказ государства, а не какой-то
конкретной политической силы. Не записавшиеся в реестр члены общественных казачьих организаций могут состоять в партиях», – заявил атаман в интервью «Областной газете».
Совет атаманов наиболее крупной Общероссийской общественной
организации «Союз Казаков» в Постановлении от 09.09.12 принял решение «1. Считать создание казачьей политической партии в современных условиях нецелесообразным и вредным для казачьего движения России. 2. Атаманам и казакам Общероссийской общественной организации «Союз казаков» поддержать решение Атаманского
Правления Союза казаков России, не участвовать в мероприятиях по
созданию казачьей политической партии, не вступать в эту партию,
не делегировать казаков на съезд казачьей партии». Что касается рядовых казаков, то их мнения разделились на три основные группы.
В первую, наиболее заметную, вошли те, кто начисто отрицает необходимость участия казаков в каких-либо политических партиях. Во
вторую – те, кто считает возможным участие в политических партиях и КаПРФ в том числе. И, наконец, в третью – кто полагает, что
нужно попытаться исправить изначальные просчеты, допущенные,
как они считают, при создании партии и попытаться превратить ее
действительно в политический орган для отстаивания интересов казачества16.
К изначальным просчетам относят несколько. Прежде всего, неудачное название партии – КаПРФ, вызывающее ассоциации с коммунистической партией советского периода, лидеры которой осуществляли геноцид по отношению к казакам, приведший к уничтожению
более 2 миллионов казачьего населения России. Другим просчетом,
по их мнению, является избрание лидером казачьей партии человека
не являющимся казаком и принятым в члены казачьего общества
уже после съезда. Еще одним просчетом – некритичный подход к отбору делегатов на учредительный съезд партии. В результате чего на
него попали люди далекие от казачества или скомпрометировавшие
себя перед казаками. Нарекания вызвало также отсутствие гласности при подготовке съезда и то, что Устав партии готовился без широкого обсуждения и учета мнения казаков.
Замешательство среди как сторонников так и среди противников
КаПРФ вызвало заявление председателя Совета при Президенте РФ
по делам казачества А. Д. Беглова сделанное им 4 декабря 2012 года,
во время встречи с атаманами реестровых казачьих обществ России,
Украины и Белоруссии. В нем Александр Дмитриевич сообщил, что
83
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
создание КаПРФ было реакцией казачества на инициативу донских
казаков, проявленную в ответ на избрание коммуниста мэром донской столицы. «И эта казачья партия первая, кто будет бороться и будет бороться с коммунистами. По-настоящему. Потому что являются
идеологическими врагами, просто-напросто».
На прошедшей 8 декабря 2012 г. международной конференции
«Казачество как фактор межнациональной стабильности», в Большом конференц-зале Комплекса административных зданий Правительства Москвы, по этому поводу высказался депутат Думы Ставропольского края, терский казак Олег Губенко: «Все хорошо понимаете,
как создавалась эта новая партия – КаПРФ. Она создавалась не для
развития казачества. Не для установления тех принципов, о которых
я говорю, о которых я мечтаю, и душа у меня болит за это. Она создавалась как антикоммунистическая партия. Она четко была обозначена некоторыми нашими лидерами, состоящими в Совете при
Президенте. Что казаки должны теперь по-настоящему бороться
с КПРФ. Послушайте, мы сами должны теперь определиться с кем
нам бороться, с кем дружить. Это наше внутреннее дело. И не сверху
нам указывать кто наш враг, а кто наш друг. Сами как-нибудь разберемся…».
Полагаем, что сложившаяся ситуация вокруг Казачьей партии
Российской Федерации является индикатором развития казачества и
всего гражданского общества. Убеждены, что казачья политическая
партия в нынешних условиях является необходимым элементом развития казачества. Мы не беремся заявлять, что это должна быть созданная политическая партия, возможно необходимо принятие решения всего казачьего сообщества по созданию такого политического
института, однако в нынешних условиях, это будет крайне сложно.
При всем при этом, казачья партия (созданная в будущем или
существующая на сегодняшний день), может и должна выполнять
очень важную функцию, наряду с развитием гражданского общества – это повышение правовой культуры и электоральной активности современной российской молодежи.
Принципиальное изменение отношения молодежи к политике,
к институту выборов возможно лишь тогда, когда сама молодежь почувствует себя реальным участником и субъектом трансформационных процессов в нашей стране. Руководство современных российских партий отчетливо осознают, что расширение участия молодежи
в политическом, экономическом и культурном развитии страны являются первым и необходимым шагом на пути формирования стабильного гражданского общества в стране. Это способ формирования взаимоотношений между молодыми людьми, обществом и вла84
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
стью. Кроме того, это создает возможности для принятия молодыми
людьми на себя ответственности за развитие своей страны и общества в целом.
Каждая политическая партия приходит на определенном этапе
к открытию для себя значимости молодежной политики по-разному,
однако существуют три причины, которые делают молодежную политику универсальной политической технологией. Среди этих причин следует отметить: значительный электоральный потенциал молодежи; привлекательный образ молодежи как субъекта будущего;
специфический характер политической мобилизации молодежи17.
Важность работы партий с молодежью состоит, прежде всего,
в том, что она представляет собой один из самых многочисленных,
но и наиболее проблемных сегментов электорального поля. Последние 3–4 года все ведущие российские партии стали формировать
действенную, а не номинальную молодежную политику, с целью не
только привлечь молодежь в качестве пассивного участника политического процесса, а создать для нее условия политической самореализации и реального вхождения во власть. Партии для молодежи все
больше становятся не только институтами политической социализации, но и каналами карьерного роста и своеобразными социальными
лифтами.
В наибольшей степени, роль современных партий значима при
формировании политических предпочтений молодежи и ее электоральных ориентаций. На сегодняшний день российские партии
в своей молодежной политике основное внимание отводят работе
в нескольких направлениях:
– участвуют в организации и проведении специальных политических проектов связанных с повышением уровня политической культуры молодежи с помощью программ «социализации подростков»,
организация политических курсов и семинаров для молодежи, проведение деловых игр («детские выборы», «молодежная мэрия», «молодежный парламент»). В рамках этих же проектов в вузах возникают «неполитические» студенческие организации;
– создают условия для включения молодежи в избирательный
процесс, в том числе включая в избирательные списки кандидатов;
– создают собственные молодежные организации или взаимодействуют уже с существующими.
В этом направлении российские партии пошли несколькими путями. Часть партий обзавелась собственными молодежными организациями (например: «КПРФ» – «Союз коммунистической молодежи
Российской Федерации», «Справедливая Россия» – «Молодые социалисты России», «ЛДПР» – «Время молодых», «Единая Россия» – «Моло85
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
дая Гвардия Единой России»), другие партии стали взаимодействовать с самостоятельными молодежными организациями. Изучение
политических позиций молодежи показывает, что молодежь в стране
постепенно приобретает гражданскую ответственность. Отсюда возрастает роль глобальных государственно-ориентированных моделей воздействия на молодежь.
Современная российская молодежь неоднородна как по характеру
политического участия, так и по его содержанию. С одной стороны,
мы имеем группу молодежи, которая уже имеет сложившиеся политические взгляды и убеждения. Эта группа, не будучи многочисленной, отличается самостоятельностью суждений (причем, не только
в политической плоскости). Она менее склонна быть ведомой, наоборот, скорее представляет собой кадровый резерв для «взрослой
партийной элиты». С другой стороны, более многочисленную группу
составляют те, кто голосует в тех случаях, когда той или иной политической силе удается действительно сильно задеть их интересы,
каким-то образом побудить их к участию в выборах18. Этому может
способствовать появление яркого партийного лидера, который увлекает молодежь своим нестандартным имиджем и поведением. Растянутое по времени переходное состояние молодых людей к «взрослости» характеризуется различием их социального опыта, поведенческих стереотипов и, соответственно, гражданской ответственности,
различием степени конформизма и нонконформизма, устойчивости
формирования референтных групп. Отсюда значим фактор дифференциации политических технологий на те из них, которые действенны для всей молодежи, и те, которые предназначены для отдельных ее сегментов.
Необходимо стремиться к тому, чтобы молодые люди несли в себе
большой потенциал правовой культуры, которая предполагает, прежде всего, правовую образованность, то есть знание основ законодательства, умение ими пользоваться в конкретных жизненных обстоятельствах. Пора совершеннолетия для каждого молодого человека – это время формирования жизненных принципов, время неуемной энергии и жажды свершений, это новый этап пути, когда приходиться учиться, работать, неся ответственность за свои поступки19.
Российские политические партии всех без исключения идеологических направлений в последнее время обращают все более пристальное внимание на молодых активистов и потенциальных соратников из числа входящего во взрослую жизнь поколения. Превращение этого явления в устойчивых и значимый процесс предполагает
определение поведения политических партий в отношении молодежной политики как одной из первостепенных стратегических во86
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
просов, выработку и реализацию целого комплекса политических
молодежных технологий. Направить политическую активность молодежи в созидательное, а не в разрушительное русло, организовать
мягкое и органичное вхождение молодежи в политику – вот задача,
которая должна стоять перед казачьей партией в России20.
1 Жичкина С. Е. Гражданское общество: теоретико-правовая модель и ее реализация в современных реалиях общества и государства // Вестник ЮжноУральск. гос. ун-та. Серия: Право. 2013. Т. 13. № 2. С. 17.
2 Stein L. Die Grundlagen der staatlichen Ordnung. Leipzig, 1845. S. 286.
3 Жичкина С. Е. Указ. соч. С. 18.
4 Усватов И. С. К вопросу о структуре гражданского общества: определение
понятия института гражданского общества // Пробелы в российском законодательстве. 2009. № 4. С. 83.
5 Гражданское общество России: перспективы XXI века: монография / общ.
ред. В. Г. Марахова; СПбГУ, Администрация и ЗакС СПб. СПб., 2000. С.100.
6 Калашников С. В. Конституционные основы формирования гражданского
общества в Российской Федерации: дис. … докт. юрид. наук. М., 2001. С. 86.
7 Искаков И. Ж. Гражданское общество и его институты в современной России: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 53.
8 Романенко Л. М. Гражданское общество (Социологический словарь-справочник). М., 1995. С. 46.
9 Усватов И. С. Указ. соч. С. 83.
10 Социология в России. М.: Изд-во ИС РАН, 1998. С. 504–508, 545–569.
11 Туценко Н. Ф. Казачье движение Кубани: на пути к гражданскому обществу // Социологические исследования. 2001. № 2. С. 42.
12 Сергеев В. Н. Строительство гражданского общества и казачество южной
России (март–октябрь 1917 г.) // Северо-Кавказский юридический вестник.
2010. № 4. С. 10–11.
13 Пеньковский Д. Д. Возрождение российского казачества на современном
этапе // Знание. Понимание. Умение. 2012. № 1. С. 84.
14 Программа политической партии «Казачья партия Российской Федерации» [Электронный ресурс] // официальный сайт партии http://kaprf.ru
15 Зборовский А. Казачья партия Российской Федерации учреждена. Что
дальше? [Электронный ресурс]. URL: http://kazak-center.ru/news/kazachja_
partija_rossijskoj_federacii_za_i_protiv/2012-12-10-2419.
16 Там же.
17 Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М.: Голос, 2001. С. 172.
18 Российская молодежь: проблемы и решения / под ред. Ф. Э. Шереги. М.:
Центр социального прогнозирования, 2005. С. 97.
19 Чекмарев Э. В. Мотивация политического участия молодежи // Электоральные процессы и формирование политической власти в современной России: региональная практика. Саратов, 2003. С. 69.
20 Сербин М. В. Проблемы повышения электоральной активности молодежи
в условиях современной многопартийности в Российской Федерации // Вестник Челябинского гос. ун-та. 2011. № 29. С. 16.
87
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
БОЕР Виктор Матвеевич1
ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ МЕХАНИЗМА
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ
ОРГАНАМИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ
Аннотация: В статье представлены и раскрыты: понятие, содержание и особенности механизма правозащитной деятельности, осуществляемой органами
муниципальной власти.
Ключевые слова: Муниципальная власть, механизм правозащитной деятельности, органы власти, правовые методы, правовые средства, правовые способы.
Annotation: In the article presented and explained: the concept, content and
features of the mechanism of the human rights activities carried out by the municipal
authorities.
Keywords: The municipal authority, the mechanism of human rights activities,
governments, legal methods, legal means, legal means.
Исследование сущности и назначения механизма правозащитной
деятельности невозможно без выяснения того, что представляет собой институт правозащитной деятельности, его зарождение, становление и совершенствование. Сущность и назначение правозащитной
функции органов муниципальной власти сформулированы в ст. 18
Конституции России, требующей, чтобы: «Права и свободы человека и гражданина стали смыслом, содержанием и применением
законов, деятельностью законодательной и исполнительной
власти, местного самоуправления».
Правозащитная функция, в свою очередь, наделяет нас возможностью представить определяющие ее составные части, элементы,
а именно: направление мероприятий политического, экономического, социального, административного и правового характера; нормативно-законодательную базу заявленных направлений деятельности государства; организационно-административный аппарат,
управляющий правозащитной деятельностью и осуществляющий
ее; основания и условия обращения к правозащитной деятельности;
правовые методы, средства и способы защиты субъектов конституционно-правовых отношений.
Представленные нами составные части института правозащитной деятельности, а также правозащитной функции муниципальной
1 Боер Виктор Матвеевич – проректор по учебно-методической работе, декан юридического факультета, заведующий кафедрой правоведения и таможенного дела,
доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации.
88
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
власти и ее органов, позволяют объективно заявить о том, что они
имеют свою правовую базу, специфические правоотношения, механизм правового регулирования, объем полномочий и особенности их
применения. Особо подчеркнём, что наличие правозащитных отношений является доказательством наличия соответствующей, особой
правовой базы национального и муниципального уровня, позволяющей оказывать правовую помощь каждому, кто в ней нуждается.
В свою очередь, по нашему убеждению, правозащитные отношения представляют собой разновидность правоотношений, относящихся к самостоятельному правовому институту, то есть к институту правозащитной деятельности1. Представляемый нами институт правозащитной деятельности значительно отличается от любого из существующих тем, что является комплексным, так как он
регламентируется нормами различных отраслей права (конституционного, административного, трудового, финансового, семейного,
жилищного, уголовного и др.), а также общепринятыми принципами и нормами международного права. Основой взаимодействия
множества принципов и норм различных отраслей российского
права в правовых отношениях является конституционное право,
как базовая отрасль российского права, и закрепленные конституцией права и свободы человека и гражданина, по поводу которых
они возникают.
Далее необходимо показать сущность, содержание и особенности
каждой составной части правозащитной деятельности. Ее представляют мероприятия, имеющие прямое отношение к политике, экономике, организационно-административным и правовым направлениям, без наличия которых бессмысленно даже мечтать о надлежащей правовой помощи и защите.
К мерам политического характера, по убеждению автора статьи,
следует отнести:
– соответствующую интересам общества внутреннюю и внешнюю
политику государства, способную обеспечить его суверенность и незыблемость. Она обязана быть ориентирована на заботу о российском
производителе, защиту государственных экономических интересов,
обеспечение возможности исключения безработицы. В тоже время,
деятельность, направленная на подчинение экономики диктату зарубежных корпораций, сохранение экономической, а, следовательно,
и политической зависимости не позволит обеспечить эффективность любого правового института, в том числе и правозащитного2;
– наличие надлежащих условий, позволяющих функционировать
предприятиям с любой формой собственности, обеспечивающих работой тех, кто способен работать и зарабатывать, а тем, кто не спо89
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
собен работать, в силу различных объективных причин, – получать
эффективную защиту от государства.
Мерами экономического характера вправе, признать: усовершенствование содержания и сущности налоговой политики; ликвидацию посредничества; совершенствование деятельности по закрытию таможенных границ с тем, чтобы за рубеж не уходили материальные ценности, огромные денежные суммы; пересмотр оснований
и условий предоставления льгот по налоговому обложению, оставив их только для отдельных структур, осуществляя обязательный
строжайший контроль и надзор за их деятельностью3. Каким же образом соотносятся названные меры экономического характера с защитой интересов граждан, государства? Все они, по нашему убеждению, имеют непосредственное отношение к механизму правозащитной деятельности.
Основными направлениями функционирования института правозащитной деятельности, мы вправе признать:
– адресную эффективную социальную политику, способную учитывать особенности регионов, конкретных граждан, которые зачастую желают знать о возможных вариантах получения необходимой
материальной помощи, трудовых вакансиях, порядке возмещения
причиненного ущерба, обеспечении защиты чести и достоинства,
что представляет основное направление в правозащитной деятельности;
– деятельность, организуемая и осуществляемая административно-правовым аппаратом, в состав которого входит система органов государственной и муниципальной власти, наделенная определенными полномочиями и предметами ведения в сфере государственно-правового и муниципально-правового обеспечения реализации и защиты прав и свобод граждан.
Важной и эффективной частью института правозащитной деятельности мы считаем законодательную базу, без наличия которой
невозможно осуществлять какие-либо социально-правовые мероприятия. Указанная составная часть института правозащитной деятельности включает в себя законы и ратифицированные конвенции,
имеющие отношение к правозащитным функциям. Система правозащитной деятельности Российской Федерации еще далека от совершенства. Необходимо согласиться с тем, что закон вправе признать
легитимным, если он отвечает таким требованиям, как: исключение
возможности, несоответствия текущего законодательства Конституции России; наличие предписаний об обязательности придания
силы закону высшим законодательным органом; исполнение законопредписаний всеми, всюду и всегда; наличие экономических воз90
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
можностей обеспечить действие законов; создание условий для осуществления проверки исполнения законов; обязательность полного
соответствия национального правозащитного законодательства,
международному.
Автор убежден в том, что эффективным и соблюдаемым может
быть только тот закон, который в полной мере отвечает приведенным выше положениям. Иное недопустимо для законодательной
базы правозащитного предназначения в силу того, что на её основе
обеспечиваются права и свободы человека и гражданина.
Одной из сложнейших, по нашему мнению, проблем следует считать экономические возможности Российской Федерации, без учета
которых правозащитные меры любого характера и уровня невыполнимы. В силу этого, необходим кадастр возможных реальных форм и
видов государственно-правовой помощи. Автор считает, что крайне
необходимо обязательное применение юридической ответственности (административной, дисциплинарной, гражданско-правовой,
уголовной) к лицам, допускающим любые отступления от установленного порядка деятельности в процессе участия в правозащитных
отношениях.
Эффективное функционирование института правозащитной деятельности невозможно без наличия и активного использования законов и подзаконных актов многоцелевого предназначения (трудовой кодекс; закон о защите прав потребителей; пенсионное законодательство; жилищный кодекс и многие другие). Названные законы не
персонифицированы, имеют общий характер, но предназначены для
реализации функции государственно-правовой помощи и защиты.
По нашему мнению, это относится ко всей законодательной базе
России. И причина «пробуксовки» законов, о чём свидетельствует
правовая практика, порождена проблемами функционирования административно-организационного аппарата, ибо все федеральные и
муниципальные представительные, исполнительные и судебные органы обязаны осуществлять государственно-правовую защиту субъектов конституционно-правовых отношений.
Любая деятельность не вправе противоречить действующему законодательству. Однако это самый больной вопрос, ибо функционирование отдельных социальных органов, структур, обязанных заниматься правозащитной деятельностью, не отвечает предъявляемым
требованиям. Они еще не владеют навыками использования правовых методов, средств и способов её механизма4. Решение проблемы
устранения существующих в правозащитной деятельности противоречий возможно только на основе совершенствования правозащитного законодательства субъектов Российской Федерации5, которому
91
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
чаще всего приходится защищать конституционные права, свободы
и законные интересы граждан. Правозащитное законодательство
обязано соблюдаться и действовать в полном соответствии с содержанием п. «б» ст. 72 Конституции РФ.
Реализацией возможностей механизма правозащитной деятельности чаще всего и гораздо в большей степени занимаются физические лица, решающие проблемы оказания правовой помощи нуждающимся в ней гражданам. Правило для всех одно – наступление
ответственности за непрофессиональные консультации или действия, а причинение такой «помощью» существенного ущерба влечёт наступление гражданско-правовой либо уголовной ответственности. Особенностью социально-правовой деятельности, по мнению
автора, является то, что неверное, непроверенное истолкование закона чревато наступлением серьезных последствий. В силу этого,
правозащитной деятельностью следует заниматься специалистам,
профессионалам, людям совестливым и дорожащим своей честью и
достоинством тех, кто им доверился и пришел к ним со своей бедой,
своими проблемами.
Основания и условия получения гражданами правовой помощи и
защиты представляют собой, по нашему мнению, самостоятельную
и весьма важную составную часть правозащитной деятельности. По
нашему убеждению, следует начинать с Конституции России. Ст. 17
Конституции гласит: «1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. 2. Основные права и свободы
человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. 3.
Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».
После исследования содержания указанной статьи следует вчитаться в содержание всех статей (от 18 до 48) главы 2 Конституции
РФ, которыми гражданам Российской Федерации предоставлены
важнейшие права и свободы, защищаемые государством, его органами и организациями. Так, ст. 48 Конституции недвусмысленно констатирует: «1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».
По нашему мнению Конституцией России закреплено право граждан на предоставление им не просто юридической, а квалифицированной юридической помощи, ибо за оказание неквалифицированной помощи к виновным может быть применена юридическая ответственность.
92
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Эффективность института правозащитной деятельности во многом определяется умением использовать правовые методы, средства
и способы оказания юридической помощи, организации правовой защиты. Правовая защита конституционных прав и свобод граждан,
по убеждению автора, в полной мере зависит от того, кому и как она
предоставляется, насколько она эффективна. Проведённое исследование, юридическая практика позволяют утверждать, что институтом правозащитной деятельности следует признать, установленный
законодательством (и не только национальным), механизм взаимодействия субъектов правоотношений, способный обеспечить реализацию и защиту конституционных прав, свобод и законных интересов граждан.
В нашем утверждении акцентируется внимание на таких существенных признаках института правозащитной деятельности, как:
– сущности данного института, то есть организации и осуществлении правозащитной деятельности;
– объекте правозащитных отношений, то есть тех общественных
отношениях, урегулированных правом, на основе которых обеспечивается защита прав и свобод граждан;
– нормативно-правовом характере обеспечения прав и свобод
граждан.
Проведенное нами в статье исследование позволяет утверждать,
что:
– институт правозащитной деятельности, порядок его функционирования свидетельствуют о том, что они диалектически связаны
с правовой защитой и определяются комплексом политических, идеологических, социальных и юридических факторов;
– эффективность и качество правозащитной деятельности предназначено для всех субъектов различных видов правоотношений;
– сущность и эффективность правозащитной деятельности усматривается в повседневности функционирования правозащитной
функции государства и уровня правовой культуры6;
– правозащитная деятельность невозможна без владения гражданами и органами государственной власти правовыми методами,
средствами и способами;
– эффективность качества правозащитной деятельности требуют
повседневного обучения, совершенствования законодательной базы
и ответственности органов государственной власти за ее осуществление;
– правозащитная деятельность вправе именоваться самостоятельным, межотраслевым правовым институтом, вобравшим в себя
содержание различных отраслей национального законодательства.
93
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Институт правозащитной деятельности в современной России, по
мнению автора, занимает особое место среди правовых институтов,
в силу того, что в нем заинтересованы все субъекты любых правоотношений.
В обеспечении функционирования правозащитных отношений,
важное место занимает механизм правозащитной деятельности,
в силу того, что его уяснение обеспечивает всесторонность и объективность анализа сущности и роли самого института правозащитной деятельности. Механизмом организации и осуществления
правозащитной деятельности мы вправе признать совокупность
правовых способов, методов и средств, регламентированных национальным законодательством и общепризнанными принципами и
нормами международного права, на основе которых обеспечивается
реализация и защита прав, свобод и законных интересов юридических лиц и граждан. В состав механизма правозащитной деятельности входят: правовая база; субъекты (граждане и юридические
лица); объекты – охраняемые национальными законами и общепризнанными принципами и нормами международного права ценности
материального и морального характера; правосубъектность, т. е.
объем конкретных полномочий, прав и обязанностей субъектов по
отношению друг к другу; нормативные акты национального и международного уровня; общепризнанные принципы и нормы международного права, имеющие прямое отношение к правозащитной деятельности; акты реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан; правовая культура участников
правозащитных правоотношений; правосознание субъектов правовых отношений и взаимодействие между субъектами и объектами,
то есть правоотношение.
Социальная ценность любого субъективного права лишь тогда
признается, когда его можно ощутить и осуществить, что естественно порождает конкретные проблемы в процессе реализации и
защиты прав, свобод и законных интересов граждан. Правореализацией в широком смысле принято считать претворение, воплощение юридических норм в фактическую деятельность организаций,
органов, должностных лиц и граждан, в само поведение участников
правозащитных отношений. В научной юридической литературе
признаются различные способы (формы) правореализации, ибо это
зависит, по мнению автора работы, от конкретного вида права, на основе которого обеспечивается исполнение, соблюдение предписаний
и, как особая форма, применение. Естественно, что признаются и обосновываются также иные точки зрения и отношения к существу и содержанию правореализации. Однако мы разделяем позицию назван94
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ных выше авторов, считая ее более верной, обоснованной и реально
действующей.
Любое использование, применение правовой нормы представляет
собой конкретную форму реализации, выражающуюся в добровольных, активных действиях субъектов правозащитных правоотношений в целях осуществления ими закрепленных в норме субъективных прав. В тоже время под исполнением норм права необходимо понимать обязательное и неукоснительное совершение обоснованных,
разрешённых, дозволенных законом действий, то есть выполнение
юридических обязанностей, совпадающих, а также и не совпадающих с волей человека. Соблюдение правопредписаний есть реализация юридических запретов. По нашему убеждению, одной из форм
реализации правовых норм является их применение, в процессе
которого для реализации своих прав и свобод гражданину приходится одновременно обращаться к различным по содержанию юридическим нормам, а не только к той, в которой субъективное право
сформулировано в общем виде. Механизм реализации гражданами
отдельных видов прав зависит от его сложности и многоступенчатости, так как он регулируется множеством нормативных актов, напр.,
Конституцией РФ, Трудовым кодексом РФ (вопросы реализации прав
в процессе трудовых отношений). Из этого следует, что реализация
субъективных прав на практике означает применение положений целой системы разных (по своей юридической природе) норм.
Реализация правовых норм существенным образом отличается
от конкретного права. Ибо оно, как правило, зависит от исполнения
чьей-то обязанности, порожденной желанием гражданина реализовать свое право либо восстановить уже нарушенное. Управомочивающие, а не обязывающие или запрещающие нормы наделяют обладателя прав возможностью свободного выбора варианта и порядка их
использования, то есть гражданин наделён правом, самостоятельно
принимать решение с тем, чтобы реализовать и защитить свое право.
Так, в процессе осуществления гражданином своего конституционного права на получение образования (ст. 43), он вправе выбрать обучение в вузе, техникуме, ином учебном заведении, очную или заочную форму обучения, определенную специальность либо отказаться
от того или иного предоставляемого пути получения образования и
заниматься самообразованием.
Механизм правозащитной деятельности наделяет субъектов возможностью реализации социально-экономических прав посредством
использования социальных возможностей, так как это даёт им право
на получение разнообразных материальных, духовных и иных благ
с тем, чтобы удовлетворить личные и, в известной мере, обществен95
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ные интересы и потребности. Однако следует помнить, что реализация большинства прав на различных стадиях требует активных, но
законных действий правообладателя. Государство обязано создавать, обеспечивать условия и предоставлять тот объём средств и возможностей, на основе которых гражданин может реально свободно
и беспрепятственно воспользоваться конституционными гарантиями на реализацию и защиту своих прав и свобод. К таким гарантиям можно отнести экономические, политические, идеологические
и юридические средства, способные предоставить гражданину возможность реализовать либо защитить его права, свободы и законные интересы, создать надлежащие условия для предупреждения их
от возможных нарушений.
Субъектом, гарантирующим реализацию и особенно защиту прав,
свобод и законных интересов граждан, согласно ст. 4 Конституции
Российской Федерации, является государство, его органы и организации. Ст. 45 Основного закона гласит о том, что государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
гарантируется. Роль государства (главного гаранта прав и свобод)
определяется и закрепляется также такими статьями Конституции
РФ, как: ст.ст. 2, 15, 17, 18, 19, 25, 28, 30–33, 37, 39, 40, 43, 45–53.
Особое место в правозащитной деятельности следует, по утверждению автора, отвести ст. 80 Конституции Российской Федерации,
гласящей о том, что Президент России является гарантом прав и свобод человека и гражданина. Федеральное Собрание, в свою очередь,
обязано обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов
граждан посредством разработки надлежащей правовой системы закрепления государственных гарантий. Однако, к сожалению, многие
заслуженные гарантии у граждан изъяли, заменив копейками. Соответствующие в этой сфере полномочия и предметы ведения возложены также и на Правительство Российской Федерации, органы государственной власти федерального и субъектного уровня (ст.ст. 71–
74, 114 Конституции РФ). Автору статьи приходится утверждать, что
закреплённая Конституцией РФ государственная система, обязанная, согласно проиллюстрированным ранее статьям Основного закона, обеспечивать гарантии прав и свобод человека, не справляется
с полномочиями по их реализации и защиты, что обоснованно вызывает недовольство многих граждан. Свидетельством этому являются
многочисленные нарушения прав и свобод граждан, в то время как
ст. 18 Конституции РФ обязывает (как мы уже отмечали) признание,
соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина считать
смыслом, содержанием и применением законов, деятельностью законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и
96
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
обеспечивать правосудием. К сожалению, данная статья, как и многие другие, ранее приведенные авторами, очень далека от исполнения.
Принцип прямого действия конституционных прав и свобод, по
нашему убеждению, подчеркивает их значение, как высшей ценности
общества, на основе которой обязано осуществляться верховенство
правовой системы государства. То есть это означает, что нормативные правовые акты, вся правоприменительная практика в нашей
стране должны им соответствовать, а издание законов, отменяющих
или умаляющих права и свободы человека и гражданина (ч. 2 ст. 55
Конституции Российской Федерации), не допустимо.
Российской юридической практике известны экономические, социальные, политические и юридические гарантии7, которые, в чем
мы убеждены, обязаны действовать и применяться. Социально-экономические гарантии без особых усилий могут быть реализованы
посредством обращения к известному нам механизму правозащитной деятельности. Они предполагают соответствующую материальную основу, способную обеспечивать свободную реализацию гражданами своих прав, свобод и законных интересов. В указанную выше
базу мы вправе включить существующие производственные возможности и действующую систему учреждений, на основе которых
можно обслужить все виды социальных потребностей общества. Выполнение социальных функций обязывает значительно усилить административные и управленческие функции государства, а также
всех видов органов государственной власти. Осуществление таких
функций неотделимо от воздействия на экономику посредством налогообложения, инвестиций, антимонопольного законодательства,
государственных кредитов, финансирования социальных программ
и т. д.
Исследуя сущность механизма правозащитной деятельности,
крайне важно всегда помнить о возможности его эффективности
только при наличии определенных политических, социальных, социально-психологических составляющих, способных усиливать эффективность правозащитных институтов или, напротив, снижать их
действие. Дело в том, с позиции автора, что даже совершенные юридические механизмы абсолютно бессильны в условиях нестабильной политической ситуации, разваливающейся экономики, потери
ценностных ориентиров, моральной деградации, социальной конфронтации. Эффективность механизма обеспечения реализации и
защиты прав и свобод граждан во многом зависит от различных факторов, таких как: обоснованного и реального материально-правового
регулирования; активной деятельности судебных органов; участия
97
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
в обеспечении реализации и защиты прав и свобод граждан институтов государственной власти, обеспечивающих работу с жалобами;
систематического функционирования прокурорского надзора. Подтверждением тому служит Конституция Российской Федерации,
в которой нормы ст.ст. 18, 33, 45 обязывают органы государственной
и муниципальной власти признавать, соблюдать и защищать права
граждан. Однако нередко реализация гражданами их прав и свобод
зависит не столько от закона, сколько от усмотрения администрации
и произвола недобросовестных чиновников.
Механизм правозащитной деятельности, по нашему убеждению,
можно представить как совокупность правовых методов, средств и
способов, закреплённых национальным правозащитным законодательством, международным правом, общепризнанными принципами
и нормами международного права. В силу указанного, в него входят:
– обязательное, реальное, а не провозглашенное юридическое закрепление всех видов гарантий прав, свобод и законных интересов
граждан и юридических лиц;
– постоянно функционирующая и доступная система охраны и защиты государством, всеми видами органов государственной и муниципальной власти прав и свобод граждан, обеспечение их реального
использования и осуществления эффективной борьбы с различного
рода нарушениями;
– обязательное наличие общественно-политической активности
граждан, сознательного отношения к своим правам, свободам и законным интересам и осуществление государственного и общественного контроля;
– высокий уровень правовой культуры и правосознания граждан;
– придание первостепенного значения развитию общественных
организаций;
– обеспечение надлежащей подготовки лиц, призванных либо пожелавших заниматься правозащитной деятельностью.
Понимание сущности, содержания и особенностей действия механизма правозащитной деятельности настоятельно требует обратить
особое внимание на уяснение сущности реализации и особенно защиты и восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан. Так называемые, рыночные реформы, преобразования в политике, культуре, образовании, военной сфере, их социальные последствия, существенно изменили представления о субъектах
права социальной защиты и его механизме. Потому что в настоящее
время, в отличие от «советского», нуждающимися в правовой помощи и защите, стали безработные, вынужденные переселенцы, беженцы, военнослужащие, члены их семей, бездомные и другие кате98
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
гории граждан. Именно в силу этого, общество нуждается в наличии
стройной и целостной системы государственно-правовой защиты
граждан. Необходимым условием осуществления такой деятельности должна стать система правовых норм, которая регламентировала бы сложные и многоуровневые вопросы действия механизма
правозащитной деятельности, использования его правовых методов,
средств и способов.
Как указывалось нами ранее, институт правозащитной деятельности и механизм его осуществления включает в себя компоненты
различных отраслей международного и национального права, имеет
ряд устойчивых признаков, позволяющих характеризовать его как
институт права. Обязательным и реальным доказательством возможности самостоятельности института правозащитной деятельности и его механизма, по убеждению автора, являются не только предмет и метод правового регулирования, но и наличие специфичных,
характерных только для него принципов. Указанные выше изменения, в части касающейся необходимости совершенствования механизма правозащитной деятельности, настоятельно требуют:
– кардинального повышения, прежде всего, эффективности правовой системы;
– обязательного учета опыта деятельности международных правозащитных органов и организаций и его активного использования
в правозащитной деятельности;
– постоянной работы над повышением уровня правовой культуры, прежде всего, должностных лиц различных органов и организаций, в силу того, что правовая культура является показателем их
способности и готовности осуществлять защиту прав и свобод граждан, активно и эффективно разрешать вопросы, возникающие в процессе появления социальных противоречий;
– создание разветвленной и доступной для граждан сети правозащитных учреждений (центров, правовых клиник, консультационных
пунктов и т. п.);
– обеспечение возможности приобретения гражданами специальной методической и практической литературы по вопросам правозащитной деятельности.
Представленный механизм правозащитной деятельности свидетельствует о том, что обеспечение реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов в основе своей возложен
на плечи органов муниципальной власти, которая фактически отвечает за функционирование личных, политических, социально-экономических и социально-культурных прав и свобод этого самого человека.
99
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
1 Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Правозащитная деятельность: современная теория и практика защиты прав, свобод и законных
интересов граждан. М.: Юрист, 2014. С. 9–60.
2 Гаджиев Г. А. Очерки конституционной экономики. М.: Юстицинформ,
2009. С. 8–9.
3 Подробнее: Мау В. А. Конституционная экономика и история // Правовая
реформа, судебная реформа и конституционная экономика: Сб. статей. М., 2004.
С. 147–150; Экономическая безопасность Российской Федерации: учеб. М.; СПб.:
Лань, 2001. С. 6–9, 35–40.
4 Подробнее см.: Сафонов В. А., Кильдеев А. Х. Правовая защита субъектов
трудовых отношений. СПб., 1996; Как не стать жертвой преступления, мошенничества и обмана. СПб., 1995; Аргументы и факты. 1987. № 44.
5 См.: Щендригин Е. Н. Местное самоуправление и государственная власть
в России. СПб., 1997. С. 193–222; Герасимов А. П. Контроль в управленческой деятельности органов УВД. М., 1983; Глущенко П. П. Указ. соч. С. 66–70.
6 Ленин В. И. О культуре. М., 1980. С. 3–7; Виноградов А. П. К. Маркс и Ф. Энгельс о культуре. Харьков, 1959. С. 3–6.
7 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от
23.06.1995. № 8-П; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 4.04.1996. № 9-П; Постановление Пленума Верховного Суда Российской
Федерации от 21.12.1996. № 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан»; Глущенко П. П. Конституционное право России. 2-е изд. СПб.: Питер, 2012. С. 52–122.
100
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ЛАПИНА Мария Александровна1
БОРОДИН Станислав Степанович2
ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО
РЕГУЛИРОВАНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ
Аннотация: Статья посвящена раскрытию проблем, препятствующих совершенствованию правового регулирования административной юрисдикции государственных органов.
Ключевые слова: Правовое регулирование, государственные органы, административная юрисдикция.
Annotation: The article is devoted to problems that impede the improvement of
legal regulation of administrative jurisdiction of public authorities.
Keywords: Legal regulation, organs of state, administrative jurisdiction.
КоАП РФ должен включать в себя все до единого составы административных правонарушений, в том числе и в области налогов и
сборов, в противном случае его существование не имеет смысла и не
может быть оправдано, потому что он предназначен для того, чтобы
обеспечить единообразное регулирование всех вопросов самого распространенного вида юридической ответственности, независимо от
области общественных отношений – налогового, таможенного, банковского, санитарно-эпидемиологического и т.д.
По мнению В. Д. Сорокина, КоАП РФ – именно та форма правового
монополизма, которая единственно отвечает требованиям эффективности регулирования этого вида общественных отношений, требованиям, характерным для правового государства. Параллельное
же существование КоАП РФ с десятками отдельных нормативных актов разного уровня, регулирующих «свои» административные правонарушения, является бессмысленным1.
На федеральном уровне КоАП РФ должен выступать в качестве
единственного закона, регулирующего виды административной ответственности и процессуальный порядок разрешения административных споров и дел в различных сферах. Часть 1 ст. 1 КоАП РФ гласит: «Законодательство об административных правонарушениях со1 Лапина Мария Александровна – заведующая кафедрой «Административное и
информационное право» Финансового университета при Правительстве РФ доктор
юридических наук, профессор.
2 Бородин Станислав Степанович – доктор юридических наук, профессор кафедры
государственного права юридического факультета ГУАП.
101
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
стоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним
законов субъектов Российской Федерации об административных
правонарушениях». КоАП РФ должен стать единственным законом,
регулирующим все вопросы административной ответственности,
независимо от отраслевой принадлежности соответствующих административных правонарушений. А это значит, что больше ни один
федеральный закон, а тем более подзаконный акт не может содержать ни одной нормы, относящейся к институту административной
ответственности. КоАП РФ и НК РФ представляют собой яркий пример пограничного случая, доставляющий неудобства классификаторам, да и всем правоприменителям.
Особой группой в системе источников административной юрисдикции в налоговой сфере выступают, в настоящее время, акты высших
судов Российской Федерации. Разрешение административных споров в налоговой сфере осуществляется в настоящее время в судебном
и досудебном (административном) порядке. Рассмотрение высшими
судами споров в налоговой сфере с одной стороны можно оценивать
как позитивную тенденцию, поскольку она означает увеличение количества граждан, осваивающих и активно использующих правовую
систему, а с другой стороны – тревожную, так как это явление означает либо ошибки правоприменителей, либо неоднозначность или
вообще отсутствие норм в рассматриваемой правовой сфере.
Россия принадлежит к романо-германской нормативно-законодательной правовой системе, создаваемой представительными органами государственной власти. Прецедентный способ формирования
права «де-юре» в России не признается, но «де-факто» используется,
поэтому спор о статусе судебной практики: источник она или форма
возникает довольно часто на страницах научных изданий. Налоговое
законодательство не является исключением и уже, приводимая ст. 1
НК РФ, а также аналогичная ей ст. 1 КоАП РФ свидетельствуют тому.
Отрицать тот факт, что акты Конституционного Суда Российской
Федерации, Высшего Арбитражного Суда РФ по правоотношениям,
возникающим в области налогов и сборов, в значительной степени
способствуют их правовому регулированию, в современных условиях
становления налоговой системы, бессмысленно. Тем более, что Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г. в ст. 7 устанавливает обязательность судебных актов для всех государственных органов, органов
местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных
лиц и граждан. Статус Высшего Арбитражного Суда (ВАС) РФ, реальность и наличие угрозы отмены принятого решения вышестоящим
судом становятся решающим фактором при вынесении решений по
102
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
существу нижестоящими судами. При защите прав и интересов, обязанных и обязывающих субъектов налоговых правоотношений меры
ответственности и к тем и к другим применяются на основе сложившейся судебной практики.
Пленум ВАС РФ, рассматривая материалы изучения и обобщения
практики применения законов и иных нормативных правовых актов
арбитражными судами, дает им обязательные разъяснения по вопросам судебной практики, а Президиум ВАС РФ направляет их во все
арбитражные суды Российской Федерации. Постановления Пленума
ВАС РФ, обзоры арбитражной практики содержат толкование материальных и процессуальных норм налогового законодательства с целью их единообразного применения, иными словами правовую позицию ВАС РФ, но «в пределах, установленных ФКЗ «Об арбитражных
судах Российской Федерации». Постановления Пленума ВАС РФ обязательны для исполнения всеми арбитражными судами, не являясь,
при этом, источниками российского права.
Существует спорная точка зрения, что российскую налоговую систему на данном этапе развития общества следует считать нормативносудебной, потому что ее основой, связующим звеном должно быть прецедентное право, в системе которого правотворчество и правоприменение в определенной степени взаимосвязаны, так как юридические
нормы вырабатываются при решении юридических дел. Затем они в качестве прецедента применяются при решении конкретного дела.
Налоговое законодательство содержит пробелы и противоречия, оперативное устранение которых невозможно по объективным
причинам, в частности длительности нормотворческого процесса. И
прецедентное право действительно может стать связующим звеном
между правотворчеством и правоприменением. Прецеденты, выполняя правообеспечительную функцию, в процессе ее реализации могут осуществлять так называемое «подзаконное» нормативное регулирование общественных отношений (иначе, средства правового
регулирования), способное в зависимости от конкретных политикосоциальных условий обогатить право либо деформировать его.
В тоже время следует согласиться с тем, что в связи с приобретением судами полномочий на осуществление судебного контроля за
законностью нормативных актов, границы применения определения
источника права как акта, выражающего волю органов государственной власти, в том числе на отмену нормы права расширяются. В этом
случае акт правосудия как источник права – это постановление (решение), принятое при осуществлении судопроизводства в форме нормоконтроля, признающее не соответствующими закону и требующее
изменить или отменить нормы права.
103
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Определяя пределы и структуру системы источников административной юрисдикции как института административного и администратвино-процессуального права, ученые-административисты
констатируют высокую степень ее подвижности, которая задается
изменениями в правовой и организационной системе государства.
Безусловно, юридический прецедент (напр., постановления Конституционного Суда России, Президиума Верховного Суда) относится
к числу источников, по поводу которых отсутствует единство во
взглядах. Данные акты обладают признаками нормативных, однако
не являются самозначимыми и действуют лишь до тех пор, пока действует акт, с интерпретацией которого связаны соответствующие
прецеденты.
Как источник права постановления Конституционного Суда РФ
имеют общеобязательное значение, применяются самостоятельно и
неоднократно, в том числе по правилам аналогии в праве, являются
окончательными, не могут быть преодолены повторным принятием
акта или отдельного положения, признанного противоречащим Конституции РФ, а также обладают непосредственным действием и подлежат обязательному официальному опубликованию. Относительно
постановлений Конституционного Суда РФ как носителей нормативной информации следует отметить, что в них затрагиваются права
и свободы различных участников социальных отношений и формулируются новые по смыслу положения, подлежащие обязательному
учету при реализации ими своего статуса. В то же время нормативность рассматриваемых актов имеет несколько отличный от традиционного понимания нормы права и ее структуры смысл. Итак, постановления Конституционного Суда РФ следует признать источниками права, обладающими свойством нормативности, что допускает
их включение в общую иерархию нормативных источников, в правовую систему государства2. Нормы права, регулирующие общественные отношения по разрешению административных споров в налоговой сфере, содержатся в актах налоговых органов, которые могут
быть признаны судом неконституционными и будут отменены.
Изложенные нами концептуальные положения, раскрывающие
сущность и систему административного процесса, место административной юрисдикции в ней, могут быть использованы для эффективного и результативного функционирования системы органов
исполнительной власти, для разработки унифицированного административно-юрисдикционного законодательства и процессуальноправовых механизмов его реализации, для создания и применения
правовых механизмов государственного администрирования, а
также для решения других задач.
104
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Наука административного права и процесса является наиболее
востребованной областью юридических знаний. Вместе с тем, отрасль административного права и процесса развивается противоречиво, задачи в административно-правовой и административно-процессуальной сферах требуют новых научных подходов и решений.
Практика административно-юрисдикционной деятельности органов исполнительной власти далека от совершенства. Согласно аналитической записке к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2011 г. доля дел, возникающих из
административных и иных публичных правоотношений, по которым
требования заявителей были удовлетворены, составила в среднем
52%. Чаще отменялись решения органов, осуществляющих контроль
за использованием земли (64%), органов, осуществляющих контроль
в сфере охраны окружающей среды (63%), налоговых органов (62%).
Из анализа приведенных статистических данных следует вывод
о необходимости участия юридической науки в нормотворческом
процессе, особенно касающегося совершенствования законодательства, регулирующего осуществление административной юрисдикции в России, а также необходимости проведения ревизии на предмет целесообразности мер административного принуждения в тех
или иных случаях проявления деликтности субъектами предпринимательской деятельности.
В науке административного права и процесса наблюдается слабая
либо недостаточная разработанность наиболее значимых проблем,
выступающих в качестве объектов исследования науки административного права и процесса. Требует переосмысления ранее полученные научные результаты в связи с новыми экономическими, социально-политическими и правовыми (в том числе и международноправовыми) реалиями.
На фоне модернизации управленческих процессов, происходящих
в системе государственного управления, административный процесс выходит на ведущее место. Именно, административный процесс
призван системно регулировать государственное управление – деятельность преимущественно органов исполнительной власти, осуществляющих управленческий процесс при помощи административно-процессуальных норм. Имеющиеся в России концепции административного процесса не позволяют комплексно и целостно охватить современную систему административного процесса, что в свою
очередь снижает эффективность функционирования в целом государственной власти, органов государственного управления.
Административно-процессуальная деятельность представляет
собой «правовую оболочку» управленческого процесса. Администра105
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
тивно-процессуальная деятельность органов исполнительных власти включает в себя следующие виды деятельности: а) правотворчество; б) правоприменение. Между административными процедурами
и административными производствами имеются существенные различия. Если нормотворческие и регулятивные административные
процедуры имеют позитивную направленность и их целевым назначением является выполнение органами исполнительной власти
своих непосредственных полномочий, осуществляемых в административно-процессуальной форме, то административно-юрисдикционные производства имеют охранительную направленность, возникают при наличии спора или нарушения норм права и необходимы
для разрешения административных дел, споров, реализации санкций и защиты охранительного правоотношения с применением мер
государственного принуждения.
Самостоятельным институтом административного процесса является административная юстиция, которая призвана в судебном
порядке разрешать административные споры. Административная
юстиция необходима для рассмотрения юридических споров, возникающих из административных и административно-процессуальных правоотношений, судами (возможно квазисудебными органами)
в рамках проведения в каждом конкретном случае судебного административно-юрисдикционного процесса.
Таким образом, административный процесс включает в себя три
составляющих его института (административные процедуры, административную юрисдикцию и административную юстицию), четко
разграниченные по двум основаниям. Во-первых, выделены границы
административных процедур и административной юрисдикции в зависимости от правовых форм реализации публичной власти. В случае правотворчества и позитивной формы правоприменения органы
публичной власти осуществляют ведомственную правотворческую
деятельность, оказывают публичные услуги или выполняют иные
функции путем применения административных процедур. Правоохранительные формы правоприменения реализуются только при
возникновении спора или нарушения норм права путем административной юрисдикции – административно-юрисдикционной деятельности органов исполнительной власти и иных уполномоченных органов (их должностных лиц), осуществляющих административные
производства по делам об административных правонарушениях,
производства по жалобам, дисциплинарные производства и др.
Во-вторых, выделены границы административной юрисдикции
и административной юстиции. Административная юрисдикция
разграничивается с административной юстицией в зависимости от
106
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
субъектов, их осуществляющих: если административная юрисдикция представляет собой деятельность публичных органов во внесудебном или досудебном порядке, то административная юстиция – это
осуществление правосудия, главным образом, по делам об административных правонарушениях и осуществление судебного контроля
за законностью нормативных и ненормативных правовых актов, принимаемых органами публичной власти и их должностными лицами.
Административная юрисдикция органов исполнительной власти
включает в себя административные (административно-юрисдикционные) производства, входящие в систему административного процесса. К ним относятся: производство по жалобам граждан на акты
управления или на действия (бездействие) органов исполнительной
власти (их должностных лиц), дисциплинарное производство, исполнительное производство, производство по делам об административных правонарушениях. Субъектом административной юрисдикции
является орган публичной власти федерального, регионального или
муниципального уровня, должностное лицо этого органа, которого
юридическая норма наделяет полномочиями, правами и обязанностями принимать властное решение о разрешении административного спора или применении (отказе от применения) мер административного принуждения.
Система субъектов административно-юрисдикционных правоотношений в различных сферах государственного управления состоит
из двух групп:
а) субъекты административной юрисдикции (государственные
органы и их должностные лица, уполномоченные осуществлять разрешение юридических споров и применять меры государственного
принуждения в налоговой сфере государственного управления: налоговые органы; таможенные органы; органы внутренних дел; суды;
судебные приставы – исполнители);
б) субъекты, в отношении которых ведется административноюрисдикционное производство.
Административно-юрисдикционное законодательство содержит
пробелы и противоречия, оперативное устранение которых невозможно по объективным причинам, в частности длительности нормотворческого процесса. И прецедентное право действительно может стать связующим звеном между правотворчеством и правоприменением. Прецеденты, выполняя правообеспечительную функцию,
в процессе ее реализации могут осуществлять так называемое «подзаконное» нормативное регулирование общественных отношений
(иначе, средства правового регулирования), способное в зависимости от конкретных политико-социальных условий обогатить право
107
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
либо деформировать его. В тоже время следует согласиться с тем, что
в связи с приобретением судами полномочий на осуществление судебного контроля за законностью нормативных актов, границы применения определения источника права как акта, выражающего волю
органов государственной власти, в том числе на отмену нормы права
расширяются. В этом случае акт правосудия как источник права – это
постановление (решение), принятое при осуществлении судопроизводства в форме нормоконтроля, признающее не соответствующими
закону и требующее изменить или отменить нормы права.
Административно-юрисдикционная деятельность состоит из административных производств юрисдикционного характера по рассмотрению и разрешению административных дел, споров, реализации санкций и защите охранительного правоотношения с применением мер государственного принуждения (административного,
дисциплинарного и иного), осуществляемых в административнопроцессуальной форме. Каждая разновидность административного
производства должна быть основана исключительно на нормах
права, содержащихся в законах Российской Федерации или ее субъектов.
Правовая природа финансовых и налоговых правонарушений
является административной, а целый ряд определенных законодателем их составов совпадает с аналогичными составами административных правонарушений до степени смешения. Наличие параллельно действующих, нормативно обособленных, но постоянно пересекающихся систем юридической ответственности усложняет как
само законодательное регулирование, так и правоприменительную
практику.
На данный момент времени в законодательстве образованы две
почти не различимые между собой системы санкций за деяния, имеющие одинаковую правовую природу, которые применяются одновременно одними и теми же субъектами административной юрисдикции. Усилия специалистов административного и финансового
права целесообразно было бы направить в более позитивное и рациональное русло, то есть на совершенствование системы административной ответственности в области финансов, налогов и сборов,
рынка ценных бумаг. Применение единых подходов к формулированию материально-правовых и процессуально-правовых норм не
только упорядочит эти отношения, но и позволит в большей мере
реализовать в данной сфере общественных отношений важнейший
общеправовой принцип – принцип законности, одной из граней которого является концентрация совокупности санкций единой правовой природы в крупном кодифицированном акте, применение общих
108
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
подходов к дифференциации санкций в зависимости от тяжести содеянного, формирование общей теории таких отношений, общего категориального аппарата и т. п.
Важность института административной юрисдикции в охране существующих общественных отношений, сложность и масштабность
норм административно-деликтного законодательства, трудности
в их применении судьями и другими уполномоченными органами
(должностными лицами) диктуют необходимость существенных
корректив в программах высшего юридического образования.
1 Сорокин В. Д. Репортажи из страны юридического недомыслия // Юридическая мысль. 2001. № 2. С. 48.
2 См.: Лапина М. А. Административное право: учебное пособие // КонсультантПлюс: Высшая школа. Вып. 12. 2009. С. 81.
109
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ЛОЙТ Хиллар Харриевич1
ПОЛУХИН Андрей Владимирович2
ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ И ВОЗМОЖНОСТИ
ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: Статья посвящена представлению и раскрытию содержания зарубежного опыта функционирования государственной службы, обоснованию его использования в Российской Федерации.
Ключевые слова: Российская Федерация, государственная служба, функционирование, зарубежный опыт.
Annotation: The article is devoted to the presentation and disclosure of the
content of foreign experience of functioning of state service, justification of its use in
the Russian Federation.
Keywords: The Russian Federation, the civil service, functioning, foreign
experience.
Известно, что существенное значение в совершенствовании
той или иной деятельности и системы социальных и иных отношений имеет международный опыт. Характерно, что осознание этого
подхода все больше и больше имеет вес у нынешнего руководства
страны, решающего задачи по глубокому преобразованию и совершенствованию государства в различных областях, в том числе и
в сфере государственной службы1, которая является определяющем
институтом по реализации различных функций государства. На основании изложенного, позволим себе исследовать опыт, правовые
основы и систему государственной службы в различных странах.
Нам представляется, что, по всей видимости, при решении этой задачи необходимо идти по пути изучения традиций некоторых зарубежных стран, системы государственных служб которых достаточно
полно определяют тенденции развития и деятельности госаппарата
в других странах.
Организация государственной службы во Франции, по нашему
мнению, представляет собой эталон бюрократической развитой централизованной системы и, одновременно с тем, обеспечивающей эффективное управление страной. Интересным является тот факт, что
1 Лойт Хиллар Харриевич – заведующий кафедрой государственного права юридического факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный работник Высшей школы РФ, Заслуженный профессор ГУАП.
2 Полухин Андрей Владимирович – кандидат юридических наук.
110
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
французская система администраций во многом для России являлась идеалом в организации государственной службы. Главной основой государственной службы французской республики является
подробно регламентированная и вместе с тем закрытая система администрирования. При этом четко просматривается иерархичность,
кастовость и исключительное верноподданство государству. Указанные принципы и подходы имеют давние и глубокие традиции, тем не
менее, время вносило некоторые коррективы, хотя и не сущностного
характера. Одновременно с этим, следует заметить и то, что идеология государственной службы позволяет администрации брать на
себя инициативу в исследованиях, предложениях и исполнении решений власти2, т.е. субординация имеет исключительные проявления в системе внутренних отношений, а автономия – во внешних.
Не менее важным началом организации государственной службы
во Франции является концепция карьеры. Она основана на понимании госслужбы как особой, отличной от всех прочих профессий,
требующей от человека специфических качеств и полной отдачи
в служении государству. Одновременно с этим, она предоставляет
служащему быть уверенным, что добросовестное выполнение им
служебных обязанностей гарантирует ему должное материальное
обеспечение и соответствующий рост3. Тем самым обеспечивается
заинтересованность государственной службы в обеспечении устойчивого функционирования государства в условиях периодически
сотрясающих страну перемен политического курса и порой непредсказуемых изменений политических настроений и симпатий населения. Тем не менее, система стабильности и несменяемости кадров
не всегда способствует эффективности системы управления, так как
система гарантированной от риска карьеры зачастую поощряет посредственность и не рассуждающее послушание. В настоящее время,
правовой основой статуса государственного служащего во Франции
является Конституция 1958 г., которая отразила классические для
Франции взгляды Ш. де Голля, считавшего полностью подконтрольное Президенту и правительству чиновничество одной из важнейших основ Пятой Республики.
Закон от 13 июля 1983 г. о правах и обязанностях служащих и Закон от 11 января 1984 г., содержат нормы, определяющие организацию государственной службы в центральных органах власти. Некоторые виды госслужбы регулируются отдельными статутами, принимающимися декретом Государственного совета после консультаций
с Высшим советом центральной госслужбы. Важную роль в системе
регулирования государственной службы имеют также решения Конституционного совета и административных судов. Особое значение
111
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
в системе формирования госслужащих принадлежит высшим лицам государства, в частности, Президент обладает правом назначать
на ключевые посты тех или иных чиновников или делегирует свои
права премьер-министру. Одновременно с этим, он утверждает ряд
назначений, сделанных министрами, управляет межведомственным
штатом гражданских администраторов, а также в целом отвечает за
политику в области центральной госслужбы. В свою очередь, Премьер-министр, министры производят назначение по своей номенклатуре. Вместе с тем, основные обязанности в области кадровой политики выполняет Главное управление администрации и госслужбы,
реализующее, прежде всего, функции координации, контроля, вознаграждения, организации конкурсов, попечительство окружными
институтами администрации и т. д.
К кругу госслужащих Франции относятся, прежде всего, почасовики, а именно лица, нанятые для выполнения определенной ограниченной задачи, т.е. на условиях повременной оплаты в соответствии
с расценками госслужбы, но не более чем на 120 часов в месяц; сотрудники, принятые по контракту на трехлетний срок с возможностью однократного его продления на должности (технические, узкоспециальные, возникшие лишь недавно и потому еще не включенные
в штат); служащие, нанятые без контракта по решению администрации для выполнения временной работы; служащие, назначенные на
постоянную должность, но с испытательным сроком от 6 месяцев
до двух лет. Структура государственной службы во Франции достаточно сложна. В ее основе находится следующие категории госслужащих:
А – чиновники с высоким уровнем образования (диплом магистра,
ученая степень). Они выполняют функции, связанные с разработкой
различных концепций и руководством;
B – госслужащие среднего звена, имеющие диплом бакалавра.
Они выполняют функции административных секретарей, контролеров и т. д.;
С и D – работники практической направленности. Важно отметить, что каждая категория имеет несколько рангов. Ранги – по сути
звания, дающие право на занятие соответствующей рангу должности. При этом каждый ранг делится на степени, т.е. вся карьера чиновника проходит, как правило, через повышение степени и ранга,
переход же в более высокий класс происходит крайне редко.
По нашему мнению, эффективным и объективным способом отбора с соблюдением принципа равного доступа к государственной
службе является конкурсный набор. Такой подход позволяет выявлять самых способных и творчески мыслящих людей, хотя имеются
112
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
представители и не разделяющие такую точку зрения по причине
дороговизны такой процедуры и собственно наличия преимущества
у тех людей, которые имеют лучшее образование и т. д. Интересной,
как нам видится, для совершенствования системы государственной
службы Российской Федерации, является процедура конкурсного отбора на государственную службу. В этой связи уместно указать на то,
что конкурс открывается постановлением соответствующего министра и может быть внешним, т. е. для кандидатов, имеющих желание
поступить на государственную службу, или внутренним, т. е. среди
госслужащих как таковых. Важно и то, что при открытии конкурса
проводится большая информационная работа.
Комиссии по отбору кандидатов или жюри выставляют соответствующие оценки и ранжируют кандидатов в соответствии с полученными оценками. Характерно и то, что организаторы конкурса могут придерживаться представленного списка, а также установленной им ранжировки кандидатов, но в принципе может и вообще отказаться от назначения кого-либо на должность.
Существенную роль в обеспечении контроля и законности проводимых конкурсов и назначений играет административный суд.
Участник конкурса может обжаловать в административный суд решение жюри (руководителя) о назначении или не назначении. В том
случае если жалоба признается обоснованной – решение жюри конкурса может быть отменено, и конкурс будет проводиться заново.
Наряду с принципом конкурсного отбора, во Франции имеют место и другие процедуры, среди них использование списков пригодности, профессиональные экзамены, а также произвольный набор.
В системе действий при назначении на должности имеет место и так
называемое политическое назначение. Решение о назначении на такие должности принимается с учетом политических взглядов кандидатов. В свою очередь, обладатели этих постов обязаны соблюдать
лояльность к правительству, При этом, такие лица могут быть уволены по соображениям целесообразности.
Во французской системе есть место и для полуфилантропических
назначений. Ряд должностей считаются «зарезервированными»
для лиц, пострадавших при оказании услуг отечеству, инвалидов,
вдов и сирот войны, военнослужащих и работоспособных инвалидов. Но при всех обстоятельствах они должны успешно сдать экзамен, после чего вносятся в список с особым порядком назначений.
Это не распространяется на должности категории А. С целью поощрить внутреннее продвижение, установлена доля постов (от 1/6 до
1/9), замещаемых не по обычной процедуре, а на основании профессионального экзамена, списка или произвольного выбора только из
113
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
числа лиц, уже состоящих на госслужбе. В результате чиновники,
набранные по конкурсу, составляют менее половины штата. Однако
все они независимо от способа их приема на госслужбу имеют право
на карьеру4.
Прохождение службы госслужащего, а также собственно его карьера зависят от оценки работы чиновника его руководителем.
Оценка производится по шкале от 0 до 20 с письменными примечаниями руководителя ежегодно. Такая оценка вносится в учетную карточку работника. При несогласии со стороны последнего он вправе
обжаловать оценку в административном суде.
В последнее время наметилась тенденция приближения статуса
чиновников к статусу обычного гражданина, хотя и имеет место некая специфика. В этой связи считаем целесообразным рассмотреть
его права. В основе – формула о том, что «никто не может быть ущемлен в своей работе или должности на основании своего происхождения, своих мнений или убеждений», закрепленная в Конституции
1946 г. и конкретизированная в других законодательных актах, регламентирующих государственную службу. Вместе с тем, этот принцип не распространяется на ряд политических должностей. Госслужащему предоставлено право участвовать в обсуждении условий
его труда и совершенствовании системы карьерного продвижения,
на внесение предложений по изменению отдельных норм статутов.
Оно реализуется через создание при администрации разных уровней
консультативных органов.
Чиновникам предоставлены и некоторые профсоюзные права и
свободы, хотя и здесь имеются отдельные ограничения, в частности,
относительно права на забастовку. Исходя из того, что отношения
между госорганом и чиновником неравноправны, предусмотрены
меры защиты последнего от произвола. Например, право на защиту
и право на обжалование (право чиновника на полный, конфиденциальный и обстоятельный доступ к своему досье), право на помощь защитника, «право на прощение» и т. д.
Что касается обязанностей государственного служащего, то они
носят достаточно типичный характер. В частности, обязанность посвятить себя службе и только ей; запрет, за некоторыми исключениями, на параллельную частную профессиональную деятельность
с ограничением доходности последней; обязанность отстраненности
от частных интересов; обязанность лояльности, соблюдение достоинства. К числу обязанностей чиновника относятся и группа прав,
связанных с информацией. Сюда можно отнести соблюдение служебной тайны, удовлетворение информационных запросов общественности, т. е. обеспечение доступа организаций и населения к откры114
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
тым документам. Таким образом, нам представляется, что система
организаций госслужбы во Франции является продуманной, всесторонне регламентированной, обладающей большим запасом прочности системы высокоцентрализованной администрации. В этой связи,
и исходя из потребности совершенствования организации государственной службы в России, есть необходимость дополнительного изучения такого опыта и адаптации его к нашим условиям.
Не менее богатые традиции организации госслужбы имеют место в Германии. Тип прусского чиновника во многом сформировался
в результате реформы Фридриха-Вильгельма I в 1728 г., который на
государственную службу принимал лиц из числа офицеров, отличающихся дисциплинированностью, преданностью и четко выполняющих команды. То есть, по сути, в основе подбора кадров на госслужбу лежал принцип личной преданности и исполнительности.
Указанный подход по формированию аппарата чиновников в Германии сохранился вплоть до времен Веймарской республики, когда он
трансформировался из личной преданности монарху в юридически
зафиксированную обязанность чиновников защищать республику.
В тоже время, имели место некоторые отступления от такой организации госслужбы в период III Рейха. Собственно становление современной государственной службы Германии связано с принятием
23 мая 1949 г. Конституции ФРГ. Она закрепила традиционные принципы немецкой профессиональной службы, имеющей длительную
историю развития, начало которой, как ранее было отмечено, заложил Вильгельм I. Основные положения, касающиеся института государственной службы в Германии, содержатся практически во всех
разделах вышеуказанной Конституции. В частности, предусмотрены
основные права в системе государственно-служебных отношений,
закреплены основные принципы госслужбы и т. д. Таким образом,
Конституция закрепляет основы, на которых строится законодательство о государственной службе. Федерация обладает исключительной законодательной компетенцией по вопросам правового положения лиц, находящихся на службе Федерации, и корпораций публичного права, подчиненных ей (ст. 73).
Федерация также имеет право издавать в общих интересах Федерации и земель (ст. 72) основополагающие предписания по вопросам
правового положения лиц, состоящих на государственной службе
земель, общин и других корпораций публичного права (ст. 75). К области конкурирующего законодательства Федерации и земель относятся вопросы оплаты и содержания служащих государственных
учреждений. Такие законы требуют одобрения Бундесрата (ст. 74а
Основного закона).
115
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
К числу основных федеральных законов, регулирующих вопросы
государственной службы Германии, относятся:
– общий закон о правовом положении государственных служащих
от 1 июля 1957 г. в новой редакции от 27 февраля 1985 г. с последующими изменениями и дополнениями;
– закон о федеральных служащих от 14 июля 1953 г. в редакции
объявления от 18 сентября 1957 г. и в новой редакции от 27 февраля
1985 г. с последующими изменениями и дополнениями;
– положение о прохождении государственной службы в Федерации от 15 ноября 1978 г. в новой редакции от 8 марта 1990 г.;
– закон об обеспечении государственных служащих от 24 августа
1976 г. в новой редакции от 24 октября 1990 г.;
– устав Федерального дисциплинарного права от 20 июля 1967 г.;
– закон об окладах федеральных служащих от 27 июля 1957 г. в редакции от 21 февраля 1989 г. и в новой редакции от 6 февраля 1991 г.
Имеет место также ряд законов и постановлений правительства, регулирующих права и обязанности отдельных категорий служащих.
Согласно общему закону «О правовом положении государственных служащих», имеется четыре вида должностей госслужащих.
В частности, нижний уровень – простая служба, средний уровень –
средняя служба, повышенный уровень – ответственная служба, высший уровень – высшая служба.
В пределах каждой группы госслужащим присваиваются различные ранги. Всего их 16: А1–А5 – низшие ранги (вспомогательно-технический персонал); А6–А9 – средние ранги (правительственные секретари, обер-секретари, гаупт-секретари); А10–А13 – высшие ранги
I ступени (правительственные инспекторы, регирунгс-амтсманы);
А14–А16 – высшие ранги II ступени (высшие правительственные советники). Важно отметить и то, что при принятии на государственную службу действует принцип равных возможностей, т. е. назначение производится в соответствии со способностями и профессиональным уровнем претендента. Одновременно с этим запрещена дискриминация с точки зрения происхождения, вероисповедания, пола,
расы, а также по религиозным или политическим мотивам.
На должность государственного служащего назначение производится Федеральным президентом или уполномоченными на это инстанциями. Кандидат на должность считается назначенным после вручения
ему соответствующей грамоты, в которой указывается вид служебных
отношений – «пожизненно», «на испытательный срок», «временно», «в
качестве почетного служащего» или «на время» с указанием срока назначения; при изменении характера служебных отношений – обозначение нового статуса; при предоставлении должности – ее название.
116
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Госслужащему в целях подтверждения профессиональной грамотности назначается испытательный срок, не превышающий 5 лет.
Назначение на государственную службу пожизненно производится
только после успешного прохождения испытательного срока и по
достижении 27-летнего возраста. Имеет место также система прохождения должностей. Здесь уместно выделить успешное окончание
школы, реального училища, гимназии, высшего учебного заведения
и т. д. Главным требованием к государственному служащему является выполнение своих обязанностей беспристрастно, справедливо
и руководствуясь благом всего общества, а также соблюдение умеренности и сдержанности в политической деятельности. В целях повышения ответственности госслужащего за точное и полное исполнение своих функциональных обязанностей введен институт принятия присяги. Ею подтверждается система публично-правовых отношений долга и верности между государством и госслужащими.
Госслужащий обязан соблюдать требования государственной
тайны. В этой связи уместно заметить, что госслужащий не имеет
права давать показания или делать заявления ни в суде, ни вне суда.
Он вправе предоставлять информацию для прессы или суда только
по разрешению руководителя. Служащим предоставлено право на
служебные наименования, которые присваиваются Президентом
или уполномоченными инстанциями. Характерно и то, что, по мере
выхода на пенсию, им предоставлено носить эти наименования с добавлением слова «на пенсии». В законодательстве четко определены
должностные оклады, которые состоят из основной, местной и прочих доплат. Им также гарантируется оплата поездок и переезда с одного места жительства на другое. Госслужащим предоставляется
ежегодный отпуск и другие отпуска по иным основаниям, например,
для участия в выборах, референдуме, для участия в выборах в парламент, для выполнения каких-либо почетных обязанностей. При этом
четко оговорено условие, связанное с интересами службы, которая
является превалирующей.
Продвижение по службе состоит из подготовительной службы
и испытательного срока, последний составляет минимум один год.
Подготовительная служба длится шесть месяцев. В последующем
сдается должностной экзамен. В законодательных актах, которые
определяют ответственность госслужащего, четко оговорена мера
ответственности. К госслужащему могут применяться следующие
меры наказания: выговор, денежный штраф, уменьшение оклада,
перевод на другую должность того же профессионального направления, но с меньшим основным окладом, увольнение со службы, сокращение пенсионного обеспечения, отказ в выплате пенсионного
117
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
обеспечения. Государственно-служебные отношения могут быть
прекращены по причинам, связанным с увольнением, отстранением
от должности, связанным с дисциплинарным взысканием, утратой
гражданства, а также с уходом на пенсию.
Руководство государственной службой осуществляется имеющимся федеральным комитетом по кадрам. Он состоит из семи постоянных и семи замещающих членов. Постоянными штатными членами
являются председатель Федеральной счетной палаты (председатель
Комитета) и руководитель правового управления по кадрам Федерального министерства внутренних дел. Остальные пять постоянных членов Комитета и их заместители дел на четыре года. При этом
три постоянных члена и три заместителя назначаются Федеральным
президентом по представлению министра внутренних дел и представляют ведущие профсоюзные организации5. По нашему мнению,
важно отметить и то, что, как в нашей стране, так и собственно в Германии, ведется постоянная работа по совершенствованию государственной службы. В частности, имеет место расширение контрактных механизмов, происходит их переориентация на «клиентные»
отношения с гражданами. Принимаются меры по повышению штабной культуры, морали и децентрализации всей службы в целом. Одновременно с этим, в стране имеется четкий план реформирования
государственной службы, главным содержанием которого является
повышение ответственности государственных служащих перед государством и гражданами.
Анализ организации государственной службы, как во Франции,
так и в Германии свидетельствует о наличии общего и частного, что
вполне закономерно, так как каждая страна развивается по особому
пути, что, несомненно, связано с национальными, историческими,
государственными и прочими традициями и обычаями. Такая же
формула оценки подходит и к Соединенному Королевству – Великобритании. Особый путь организации государственной власти связан
с тем, что в этом государстве довольно продолжительное время не
было профессиональной государственной службы. Здесь уместно заметить, что министерства существовали с XVII века, но их роль была
несравнимо меньше, чем во Франции. Должности рассматривались
как собственность. Они передавались по наследству или просто продавались. Вместе с тем, большие злоупотребления со стороны лиц,
замещающих такие должности, отсутствовали. Это обстоятельство
объяснялось ограниченностью полномочий, принадлежностью большинства к аристократическим семьям, что предопределяло высокий
имущественный и образовательный статус. С другой стороны, они
воспринимали службу почетной обязанностью благородных людей.
118
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Английская система управления воплощала в себе альтернативу
иерархической, управляемой из единого центра «идеальной рациональной бюрократии» французского образца. Такой «антикомандный» характер системы – следствие господства Обычного права
(Common Law). В этой системе соблюдение законности обеспечивается не на базе единых кодексов, не «сверху вниз», а «снизу», т. е. на
основе прецедентов – индивидуальных, прежде всего судебных, решений по конкретным искам и делам6.
Жизнь подсказывает, что любая специфика хороша, но лишь до
определенного предела, мало того, процессы объективного характера, в частности, индустриальная революция и другие реальности
XIX века предопределили модернизацию британской системы государственного управления. Все началось с так называемого доклада
Норткота–Тревельяна, представленного Парламенту в 1854 г. Сэр
Стафорд Норткот был в тот момент премьер-министром, а сэр Чарльз
Эдвард Тревельян использовал в докладе свой богатый опыт в администрации знаменитой Ост-Индской компании. Главный упор
в докладе делался на необходимость создания высококвалифицированной гражданской службы, комплектуемой на основе профессиональных качеств людей. Рекомендовалось упразднить систему патронажа, заменив ее открытыми конкурсными экзаменами, проводимыми под наблюдением центральной экзаменационной комиссии.
Далее, авторы предлагали разделить всех служащих на два класса –
административный и технический. Замещать вакансии рекомендовалось из числа служащих на основе их достоинств, а не выслуги. При
этом, однако, предпочтение отдавалось общему, т. е. гуманитарному,
а не специальному, т. е. техническому образованию. Таким образом,
первые роли в системе должны были играть не узкие специалисты, а
по-прежнему «талантливые любители».
Процесс модернизации занял полтора десятилетия. Большое сопротивление вызвало необходимость открытых конкурсных экзаменов. Такие изменения были революционными, по сути, они существенным образом повлияли на структуру и систему британской
государственной службы. Проведенная реформа оправдывала себя
вплоть до середины XX века. В начале 50-х гг. XX века была создана комиссия по реформе государственной службы. Тем не менее, реформы
начали проводить лишь в 70-е гг. после знаменитого Фултонского доклада.
Комиссией Фултона был поднят вопрос о необходимости создания
механизмов для укомплектования ее на всех уровнях экономистами
и различными специалистами с научной подготовкой. Предлагалось
применить американскую модель структуры госслужбы, упразднив
119
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
разделение государственных служащих на классы, т. е. предлагалось
создать, таким образом, возможности для привлечения талантливых
людей на административные посты. Тем не менее, попытка Фултона
реформировать госслужбу в главных своих компонентах потерпела
неудачу. Прежняя система в основном сохранилась, допустив лишь
косметические изменения.
М. Тэтчер с приходом к власти стала проводить изменения, связанные с изменением административной культуры аппарата, сделав ее более похожей на рыночную культуру отношений. Таким образом, просчитывалась стоимость государственного аппарата, его
эффективность, была создана система стимулов, призванных ориентировать госслужащих на ответственное принятие взвешенных и
грамотных решений. Рыночные стимулы создали возможность для
маневров. Они, по своей сути, сходны с возможностями менеджера
в бизнесе. Тем не менее, идеальности в социальном смысле не бывает.
В качестве доказательства выступит то, что превращение британской административной системы из иерархической в более сложную
по структуре и полурыночную по принципам функционирования не
позволило реализовать единую тарифную сетку, что нанесло ущерб
авторитету государства как идеального работодателя. Разумеется,
коммерциализация трудовых отношений способствует размыванию
этического кодекса работников государственного аппарата. Итак,
структура правительственного аппарата сегодняшней Великобритании включает министерства, ключевые департаменты и различные
агентства. Общая численность госслужащих на сегодняшний момент
около 600 тыс. человек, что значительно меньше, чем ранее7.
Статус английских бюрократов в общественном мнении выше, чем
у их американских коллег, хотя, возможно, ниже, чем у французских
чиновников. В целом, думается, к ним относятся с уважением и доверием, хотя и не без доли скепсиса. И они заслуживают такого отношения, как своей компетентностью, так и тем, что английская бюрократия – одна из наименее коррумпированных в мире.
Бюрократия в Америке, в отличие от других стран, возникла
позже демократии. Она постепенно и с большими трудностями приживалась в обществе с глубоко укоренившейся демократической
культурой и практикой. Первоначально американцы вообще хотели
обойтись без постоянных государственных служащих, передав все
властные полномочия собраниям граждан и выборным лицам, в первую очередь легислатурам. Однако довольно быстро они убедились,
что выборные лица так же способны на злоупотребления, как и постоянные служащие, а отказ от профессиональных администраторов
приводит дела в состояние хаоса. В результате в Конституции появи120
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
лось упоминание о назначаемых должностных лицах. Правда, ничего
более о правительстве и госаппарате там не сказано8.
Становление и развитие американского государства связано с ростом числа лиц, задействованных в государственной службе, главным образом, за счет почтовой службы, количество служащих в ней
выросло с 1816 по 1861 г. на 86%. Существенный вклад в развитие системы организации службы в США оказал Вудро Вильсон. Именно он
заложил теоретические основы государственной службы на многие
десятилетия вперед. В частности, им определены принципы единства управления, четкого организационного построения, а также высокий профессионализм и жесткий контроль. Большое значение в совершенствование американской административной системы имеет
Закон Хэтча, принятый Конгрессом в 1939 г.9 Этот закон запретил
участвовать государственным служащим в избирательных кампаниях и использовать свое служебное положение во имя интересов какой-либо политической партии.
Надо отметить, что система американской государственной
службы в последние десятилетия имеет тенденцию реализации
принципа демократии и собственно открытости для общества. В настоящее время гражданину предоставлено право знакомиться с широким кругом государственных документов, в том числе касающихся
его самого. В то же время, как нам представляется, изменения в системе государственной службы США имеют положительное проявление. Одновременно с этим, помимо позитивных результатов, имеют
место и издержки. Прежде всего, они связаны с понижением уровня
административной морали служащих, а также с уходом многих квалифицированных работников в другие сферы.
С начала 80-х годов прошлого десятилетия в США имеет место
служба высших руководителей, которая призвана обеспечить устойчивое функционирование кадров государственной службы, повысить деловые качества административного персонала и, одновременно с этим, уменьшить напряженность между карьерными служащими и политическими назначениями. Важно отметить и то, что для
поступления на службу высшего руководителя установлены особые
квалификационные требования, состоящие в том, что отбор на эти
должности происходит через специальную комиссию, сдачу конкурсных экзаменов и альтернативный путь поступления на службу. При
этом установлен и испытательный срок. Создание службы высших
руководителей явилось одним из начальных проявлений реформ,
проводимых администрацией Картера, которые, в основном, состояли в ориентации государственного аппарата на конкретные результаты своей деятельности посредством жесткой системы регулярной
121
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
оценки работы персонала в системе государственной службы (система регулярной аттестации, материальных символов, т. е. внедрение экономических рычагов, влияющих на результаты деятельности
того или иного чиновника).
Тем не менее, общественное мнение свидетельствует, что отношение к деятельности государственного аппарата является неоднозначным. Как и ранее, население страны меньше доверяет правительству, нежели другим индивидам или группам, несмотря на то,
что в целом рассчитывает на его честность10. И за последние годы доверие к правительству как институту, во всяком случае, не выросло.
Тут, правда, есть один любопытный психологический парадокс: разрыв между общим негативным отношением к правительству и весьма
позитивной оценкой личного опыта общения с правительственными
чиновниками. Так, по имеющимся данным, две трети граждан, вступавших в контакт с чиновниками, выразили полное удовлетворение
тем, как были решены их проблемы, а 40% были даже «очень удовлетворены». Неудовлетворенными остались лишь 14%. При этом, однако, конкретный положительный опыт людей не меняет их общей
предубежденности. Например, 71% обращавшихся сочли, что к их
проблемам отнеслись со вниманием, но лишь 30% считают, что правительственные учреждения вообще внимательно рассматривают
проблемы, с которыми к ним обращаются, 80% утверждают, что их
дело было разрешено справедливо, однако в общую справедливость
ведомств верят лишь 42%11.
Важно отметить и то, что в США придается большое значение
этике государственных служащих. В этой связи уместно привести
некоторые положения – резолюции Конгресса 1958 г., в частности:
«Каждое лицо, находящееся на правительственной службе, должно:
– быть преданным высшим моральным принципам и государству,
ставить выше преданности лицам, партии или государственным органам;
– поддерживать Конституцию, законы и постановления Соединенных Штатов и всех органов власти и никогда не поддерживать
тех, кто уклоняется от их исполнения;
– работать весь трудовой день за дневную оплату, прилагая необходимые усилия и мысли для выполнения своих обязанностей;
– стараться находить и применять наиболее эффективные и экономичные способы решения поставленных задач;
– никогда не осуществлять дискриминации путем предоставления кому-либо специальных благ или привилегий, как за вознаграждение, так и без него и никогда не принимать для себя либо для своей
семьи благ или подарков при обстоятельствах, которые могут быть
122
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
истолкованы как воздействие на исполнение должностных обязанностей;
– не давать никаких обещаний, касающихся должностных обязанностей, поскольку госслужащий не может выступать как частное
лицо, когда дело касается государственной должности;
– не вступать ни прямо, ни косвенно в коммерческие отношения
с правительством, если это противоречит добросовестному исполнению должностных обязанностей;
– никогда не использовать конфиденциально полученную при исполнении должностных обязанностей информацию для извлечения
личной выгоды;
– вскрывать случаи коррупции при их обнаружении;
– соблюдать эти принципы, сознавая, что государственная должность является выражением общественного доверия».
В последующем, а именно с начала 90-х гг. этические начала в деятельности государственных служащих стали объектом более жесткого социального контроля и регламентации. В этой связи уместно
назвать Закон 1989 г. «О реформе этических норм». Его основные
тезисы касаются ограничения на трудоустройство и деятельность
бывших служащих после их ухода в отставку; правила отчетности
федеральных госслужащих об их финансовом положении; прием подарков и командировки за счет неправительственных источников
финансирования; ограничения на работу по совместительству и получение гонораров; создание общественной комиссии по проблеме
гражданской службы и зарплате служащих и др. Таким образом, анализ деятельности и собственно совершенствования государственной службы в зарубежных странах свидетельствует, что правительственная машина обладает большой инерцией и сопротивляемостью
резким переменам, что, по нашему мнению, не всегда негативно, так
как резкие перемены в деятельности государственного аппарата могут повлечь коллизию в его работе.
Некоторые требования к служащим не заканчиваются, как мы видели, с их уходом в отставку, а распространяются и на последующий
период. К тому же все кандидаты на ответственные посты проходят
тщательную проверку их финансового положения, анкетных данных
и личной жизни по линии спецслужб, включая ФБР и Федеральную
налоговую службу. Итак, исследование содержания нормативной
базы, регламентирующей государственную службу Франции, Германии, Англии, США и иных государств позволяет сделать вывод о том,
что многие положения, находки существующие у них вполне могут
быть использованы в России, однако с учетом традиций, обычаев,
особенностей условий экономических, политических, администра123
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
тивно-правовых. В первую очередь это относится к учету интересов
граждан, порядку взаимоотношений с ними, защите их прав и свобод
относящихся к гласности деятельности управленческих кадров.
1 См.: Буравлев Ю. М. Проблемы реформирования и управления системой
государственной службой в России // Гос. и право. 2003. № 7. С. 10–18.
2 Крылова И. С. Государственная служба основных капиталистических
стран. М., 1977. С. 184–185.
3 Гурней Б. Введение в науку управления. М., 1969. С. 61–62.
4 Государственная служба (комплексный подход): учеб. пособие. М.: Дело,
1999. С. 218.
5 Там же. С. 250; Глущенко П. П., Боер В. М. Субъекты государственно-управленческой деятельности: монография. СПб.: СПбУУиЭ, 2015.
6 Государственная служба (комплексный подход): учеб. пособие. С. 254.
7 См.: Dunsire A., Hood C. Etc. Cutback Management in Public Bureaucracies:
Popular Theories and Observed Outcomes in Whitehall. Cambrige, 1989; Dunsire A.
Bureaucras and Conservative Governments // A. Blais, S. Dion. (eds). The BurgetMaximizing Bureaucrat: Appraisals and Evidence. Pittsburgh, 1991; Dowding K. The
Civil Service. K., 1995.
8 Конституция США, ст. 2, раздел 2.2 // Хрестоматия по истории государства
и права зарубежных стран. М., 1984. С. 196.
9 Benda P., Rosenbloom D. The Hatch Act and the Contemporary Public Service //
Agenda for Excellence. P. 25–47.
10 Peters B. G. The Politics of Bureaucracy. N.Y.; L., 1984. P. 58.
11 Kahn R. Et al. Americans Love Their Bureaucrats // Bureaucratic Power in
National Policy Making. Boston, 1986.
124
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
НИКОНОВА Мария Сергеевна1
ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОНСТИТУЦИОННОПРАВОВОГО СТАТУСА МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ В СФЕРЕ
ЗАЩИТЫ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН
Аннотация: В статье исследуются роль и место муниципальной власти в сфере
правозащитной деятельности, содержание ее конституционно-правового статуса,
а также проблемы повышения его эффективности.
Ключевые слова: Конституция России, муниципальная власть, конституционно-правовой статус, правозащитная деятельность, правовая свобода граждан,
правовая культура, механизм правозащитной деятельности, юридическая ответственность.
Annotation: The article examines the role and place of municipal authorities in the
sphere of human rights activities, the content of its constitutional-legal status of, and
challenges to improve its effectiveness.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, municipal authorities,
constitutional and legal status, human rights protection, the legal freedom of citizens,
legal culture, the mechanism of human rights activities, legal liability.
Согласно глав 3–4 Федерального закона «Об общих принципах
организации местного самоуправления в Российской Федерации»,
в полномочия муниципальной власти и ее органов передано абсолютно все, что касается человека (жителя муниципального образования) – от регистрации его рождения и до законодательного подтверждения о завершении им жизненного пути. Это позволяет утверждать, что муниципальная власть, ее органы (исполнительные
и представительные) обязаны в совершенстве владеть механизмом
института правозащитной деятельности. Знание и умение правомерного, своевременного обращения к институту правозащитной деятельности и его механизму требует, обязывает каждого представителя любого органа муниципальной власти иметь необходимый уровень правовых знаний, правовой культуры. Автор убежден в том, что
постоянное повышение уровня правовой культуры и есть первое
и весьма важное направление повышения эффективности статуса и осуществления правозащитной деятельности.
Уровень правовой культуры1, знание содержания нормативной
базы, регламентирующей деятельность субъектов муниципальноправовых отношений и умение её своевременно и грамотно применять в процессе обеспечения реализации и защиты конституцион1 Никонова Мария Сергеевна – секретарь деканата юридического факультета
ГУАП, магистрантка юридического факультета ГУАП.
125
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ных прав, свобод и законных интересов граждан, зависят от следующих факторов: а) осуществления сравнительно – правового анализа
вида и содержания законопредписаний, подлежащих применению
в каждом конкретном случае; б) недопустимости противоречий
между правовыми актами органов муниципальной власти и нормативными правовыми актами федерального уровня и уровня субъектов федерации, не говоря уже о предписаниях Конституции Российской Федерации; в) своевременности и обоснованности разрешения
возникающих социально – экономических и социально – нравственных проблем, ситуаций; г) объективности и всесторонности разрешения возникающих споров, разногласий между субъектами муниципально-правовых отношений; д) недопустимости принятия решений, противоречащих полномочиям федеральной власти (ст. 5 ФЗ №
131-ФЗ (в новой редакции) и государственных органов субъектов федерации (ст. 6 данного федерального закона)2.
Вторым направлением повышения эффективного конституционно-правового статуса муниципальной власти и его органов в сфере
осуществления правозащитной деятельности, автор считает единство взаимодействия и взаимозависимости представительной
и исполнительной сфер их полномочий. Обоснованием правомерности признания важности данного направления могут служить: а)
предписание ст. 18 Конституции Российской Федерации о том, что
«Права и свободы человека и гражданина… определяют смысл, содержание и применение законов, деятельности законодательной и
исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием»; б) необходимость соблюдения фундаментального положения ст. 2 Конституции Российской Федерации, предписывающей государству, органам власти и должностным лицам
помнить: «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека
и гражданина – обязанность государства», а следовательно и всех
структур, его составляющих; в) обязанность муниципальной власти,
ее органов считать приоритетной в своей деятельности политику социального государства, направленную на «создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», (а это
возможно лишь при условии, что представительная власть ч. 1 ст. 7
Конституции РФ), разрабатывает экономически обоснованные предписания, а исполнительная власть обеспечивает их неукоснительное
исполнение, в том числе и теми, кто их разработал и принял; г) требование ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации, гласящее, что:
«2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы»3.
126
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Третьим важным направлением повышения эффективности правозащитной функции муниципальной власти и ее органов, автор
считает обеспечение подбора, обучения и расстановки их должностных лиц и служащих4. В качестве подтверждения обоснованности утверждения о необходимости совершенствования механизма подбора,
обучения и расстановки кадров можно, по утверждению автора, представить следующее: а) важность определения способностей кадров
для исполнения правозащитной, правопредупредительной функции; б) определение требований к лицам, претендующим на занятие руководящих должностей; в) обоснование правомерности допуска к муниципальной службе; г) подбор претендентов на замещение
мест специально уполномоченных представителей муниципальной
власти с тем, чтобы можно было своевременно выявить проблемы,
сложности и принять меры для их локализации, предупреждения5;
д) определение наличия у руководящего персонала жизненной ориентации, активности, трудолюбия, ответственности, дисциплинированности, самостоятельности, целеустремленности, решительности,
коммуникабельности, элементов управленческой культуры; е) наличие центров подготовки и переподготовки соответствующих кадров; ж) совершенствование избирательных кампаний, с целью препятствия избранию лиц, не нацеленных на добросовестное служение
обществу, государству.
Следующим направлением повышения эффективности осуществления правозащитной функции органами муниципальной власти
вправе считать повседневное, всестороннее осуществление контроля и надзора за их деятельностью по обеспечению реализации
и защиты прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц. Данное направление обусловлено: а) необходимостью
обеспечения положения ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, заключающегося в том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Учитывая, что именно в муниципально-правовых отношениях чаще
всего возникает у граждан необходимость добиваться реализации,
предоставления полагающихся им прав, свобод и законных интересов, важно, чтобы органы муниципальной власти, их должностные
лица и служащие помнили об указанном выше требовании Конституции России и доводили его до каждого жителя муниципального образования. Такие проблемы имеют место в процессе выделения мест
в детских учреждениях и при приеме в различные образовательные
учреждения, в процессе разрешения вопросов об оказании медицинской помощи, предоставления права на льготное санаторное лечение и т. п.;
127
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
б) предназначением контрольной функции соответствующих органов муниципальной власти. Она призвана своевременно вскрывать
проблемы и решать и; предупреждать, локализовать, не доводить до
пожаров, обрушений, заливов, человеческих жертв;
в) органы муниципальной власти, уполномоченные осуществлять
надзорные функции, обязаны своевременно осуществить проверку
фактов, содержащихся в жалобах, обращениях, заявлениях и принять надлежащие меры к виновным. Контроль и надзор фактически
предписаны ст. 33 Конституции Российской Федерации, Федеральным законом № 59-ФЗ от 2.05.2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Важным и действенным, с позиции автора работы, является направление по поддержанию законности и правопорядка, без которых
сложно даже думать об эффективности в деятельности органов муниципальной власти, направленной на обеспечение реализации и защиты
прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц6.
Значимость настоящего направления повышения эффективности
правозащитной функции органов муниципальной власти состоит
прежде всего в требованиях принципа законности, предъявляемых
к физическим и юридическим лицам: а) необходимость единообразного понимания, применения и исполнения правопредписаний; б)
недопустимость подмены законности целесообразностью; в) неотвратимость наступления, применения государственного принуждения за любое совершенное правонарушение; г) единство законности,
демократии и гласности во взаимодействии между государством,
личностью и обществом.
Представляемое направление обеспечения эффективности правозащитной функции органов муниципальной власти, обусловлено
тем, что правопорядок и есть показатель действенности, результативности правозащитной функции, вовлечения в нее граждан, убеждения их в том, что они (органы власти) достойны оказания им всяческой помощи, поддержки, доверия.
Обеспечить поддержание законности означает для органов власти предупредить любые правонарушения, создать надлежащие условия для реализации и особенно защиты прав, свобод и законных
интересов граждан и юридических лиц. Поддержать правопорядок
и ввести в действие гарантии для каждого представителя муниципального сообщества, в части, касающейся активного участия в любом виде правоотношения, с соблюдением полагающихся благ материального и морального характера, означает приближение общества
к реальному правовому, социальному, демократическому государству.
128
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Особое место, с точки зрения автора статьи, в повышении эффективности проведения в жизнь правозащитной функции следует отводить принятию мер по овладению методикой использования механизма правозащитной деятельности. Особенность данного направления обусловлена тем, что: а) механизм правозащитной деятельности реальным образом обязывает органы муниципальной власти
проводить в жизнь предписание ст. 2 Конституции Российской Федерации, гласящей: «Человек, его права и свободы являются высшей
ценностью», то есть ценнее и важнее в Российской Федерации ничего
не должно быть; б) овладение правовыми методами (убеждение, принуждение, обжалование, контроль и надзор) вооружает должностных лиц, сотрудников любых органов власти способностью вовремя
заметить любое правонарушение и локализовать его, предупредить;
в) правовые средства (возбуждение административного расследования, своевременное и обоснованное применение мер юридической ответственности: дисциплинарной, административной, материальной,
гражданско-правовой, муниципально-правовой, конституционноправовой, уголовной) позволяют предупреждать правонарушения,
восстанавливать порядок, воздействовать на правонарушителей, т.е.
как не допускать совершение правонарушений, так и адекватно реагировать на них; г) правовые способы (административно-правовой,
гражданско-правовой, уголовно-правовой, конституционно-правовой и международно-правой) позволяют задействовать фактически
все виды и органы власти национального уровня, а согласно части 3
ст. 46 Конституции Российской Федерации и «межгосударственные
органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».
Должное место занимает еще одно направление повышения эффективности осуществления органами муниципальной власти правозащитной функции – обращение к институту юридической ответственности7. Обоснование его роли и места содержится в определении юридической ответственности, т. е. государственном принуждении, основанном на законах и подзаконных актах, применяемом
к физическим и юридическим лицам, в деянии (действии, бездействии) которых усматриваются признаки состава правонарушения.
Из приведенного определения следует, что меры воздействия, принуждения применяются от имени государства, но только к тем лицам, в деянии которых усматриваются веские основания для их применения. В то же время мера принуждения обязана быть закреплена
законом либо подзаконным актом. Признаками правонарушения
признаются: а) субъект, б) объект, в) субъективная сторона и г) объективная сторона.
129
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
При применении вида юридического воздействия, принуждения важно уяснить, какой вид правонарушения совершен, для того,
чтобы правомерно применить соответствующий ему вид юридической ответственности. Таким образом, единственным основанием
наступления юридической ответственности является наличие в виновном, противоправном деянии (действии, бездействии) всех четырех признаков состава правонарушения, то есть: субъекта, объекта,
субъективной и объективной стороны.
Автор представил наиболее значимые направления повышения
эффективности осуществления органами власти (любой) правозащитной функции. И только те, которые подтверждены правовой
практикой, опытом наиболее успешно работающих органов муниципальной и государственной власти. При этом нет необходимости
настаивать на том, что представленные виды направлений входят
в исчерпывающий перечень. Более того, значительная польза была
бы при: а) наличии центров подготовки и переподготовки лиц, приобретающих навыки и умения использования в работе правовых методов, средств и способов; б) издании методик, разработок, образцов
документов; в) проведении семинаров, практических занятий по изучению механизма правозащитной деятельности.
В свою очередь, автор, имея практику обращения к институту
правозащитной деятельности и его механизму, обучения студентов
и магистрантов порядку и правилам использования в своей повседневной жизни и деятельности правовых методов, средств и способов,
абсолютно убеждены в том, что даже проведение в жизнь некоторых
из представленных нами направлений повышения эффективности
осуществления правозащитной функции, будет иметь положительный результат в обеспечении реализации и защиты прав, свобод и
законных интересов граждан.
Подводя итог проведенного исследования, мы вправе сделать следующие выводы:
– конституционно-правовой статус муниципальной власти и ее
органов представляет собой совокупность прав, свобод, законных
интересов, обязанностей и видов юридической ответственности,
установленных и закрепленных национальным законодательством
и общепризнанными принципами и нормами международного права;
– юридической основой, базой обеспечения функционирования муниципальной власти, совершенствования ее конституционно – правового
статуса являются принципы, основополагающие начала, в числе которых
особое место занимают: принцип народовластия, принцип законности,
принцип ответственности, принцип гласности и принцип признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина;
130
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
– представленные основные направления повышения эффективности конституционно – правового статуса муниципальной власти
в сфере правозащитной деятельности продиктованы жизнью, правовой практикой, их ролью в жизни граждан, особенностью полномочий, возложенных на органы муниципальной власти.
1 Подробнее см.: Боер В. М., Глущенко П. П. Правовая культура – понятие, содержание, проблемы повышения // Закон. Право. Государство. 2014. № 3.
С. 5–11; Лазарев В. В., Драпеко Е. Г. Правовая культура правового государства:
теория, практика, проблемы повышения уровня значимости // Закон. Право.
Государство. 2014. № 3. С. 12–22; Правовая культура выпускники вуза – важнейший показатель качества образовательной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции ГУАП 24–25 октября 2014. СПб.:
ГУАП, 2014.
2 Федеральный закон от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 40.
Ст. 3822.
3 Конституция Российской Федерации. М.: Юрист, 2015. Ст. 15, 18; Конституции Российской Федерации: 20 лет на страже конституционных прав: Международная научно-практическая конференция 12–13 декабря 2013 г. СПб.: ГУАП,
2013.
4 См.: Атаманчук Г. В. Теория государственного управления: курс лекций. 4-е
изд. М.: Омега-Л., 2006. С. 359–376.
5 Глущенко П. П., Боер В. М. Субъекты государственно-управленческой деятельности: монография. СПб.: СПбУУиЭ, 2015. С. 7–28.
6 Боер В. М., Глущенко П. П. Роль и место принципов института правозащитной деятельности в механизме реализации и защиты прав и свобод граждан //
Закон. Право. Государство. 2014. № 4. С. 216–221; Боер В. М., Глушенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 53–59.
7 Подробнее см.: Цмай В. В., Глущенко П. П. Механизм обеспечения реализации и защиты прав и свобод граждан органами судебной власти // Бизнес в законе. 2012. № 3. С. 47–52; Глущенко П. П. Механизм правовой регламентации
обеспечения защиты личных, гражданских и имущественных прав, свобод и
законных интересов граждан в Российской Федерации. СПб.: СПбАУиЭ, 2009.
131
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ПЛЮСНИН Николай Анатольевич1
ПРОБЛЕМЫ СОБЛЮДЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОСОЦИАЛЬНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: В данной статье рассмотрены проблемы толкования положений
Конституции Конституционным Судом Российской Федерации относительно социальных прав граждан. Затронуты вопросы реализации Государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)». Выявлены основные проблемные вопросы в области социальной сферы прав человека – право на образование, медицинскую помощь, пенсионное обеспечение.
Подчеркнуто влияние на решение данных проблем Конституционного Суда.
Ключевые слова: Социальные права, судебная защита социальных прав, система социальной помощи, Конституционный Суд, Конституция, право на информацию.
Annotation: This article deals with the problems of interpretation of the Constitution
by the Constitutional Court on the social rights of citizens. The issues of implementation
of the Russian Federation «Information Society (2011-2020)» State Program. The basic
problem issues in the social sphere of human rights – the right to education, health
care and pensions. Emphasis influence on the decision of the Constitutional Court
these problems.
Keywords: Social rights, judicial protection of social rights, social assistance
system, the Constitutional Court, the Constitution, the right to information.
В современных условиях нестабильной экономической ситуации
наиболее важным для граждан является соблюдение их социальных прав, назначенных Конституцией РФ гарантировать создание
условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развития
каждого гражданина. Именно нарушения прав в сфере труда, занятости, социального обеспечения (невыплата зарплаты, незаконные
увольнения, невыплата или отказ в предоставлении пенсии, пособия, льготы и т. п.) вызывают наибольшую обеспокоенность россиян.
Как отметил Президент РФ В. В. Путин в ежегодном Послании к Федеральному Собранию: «Образование, здравоохранение, система социальной помощи должны стать подлинным общественным благом,
служить всем гражданам страны»1.
Несмотря на огромный прорыв в области реализации Государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011–2020 годы)», и сейчас продолжает нарушаться право
граждан на доступ к государственным и муниципальным информа132
1 Плюснин Николай Анатольевич – магистрант юридического факультета ГУАП.
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ционным ресурсам. При том, что основная цель Программы – «повышение качества жизни граждан»2, то есть в принесении реальной,
ощутимой пользы, на бытовом уровне наблюдаются затруднения
или даже невозможность получить ту или иную справку в органе социальной защиты, устроить ребенка в детский садик, ознакомиться
с решением районного суда, получить копии документов, непосредственно затрагивающих законные права и интересы. А ведь именно
реализация законного права на информацию и позволяет обеспечивать защиту любых других личностных прав, что в свою очередь создает условия для достойной жизни.
Но наиболее отстающая социальная сфера прав человека – это основные права закрепленные в Конституции РФ, которые непосредственно определяют качество жизни: право на образование3 и медицинскую помощь4. Эксперты бьют тревогу – принятый бюджет на
2015 год «противоречит идее социального государства: хотя расходы
на социальную сферу не сокращены (это выплаты пенсий, пособий),
такие важнейшие социальные направления, как образование, здравоохранение, физическая культура урезаны на 20–30%»5. И это все
происходит на фоне девальвации национальной валюты, незапланированного роста инфляции и реального сокращения доходов населения, что еще более усугубляет проблему.
Анализ ситуации в сфере судебной защиты социальных прав выявляет наиболее актуальные и острые проблемы защиты прав и
свобод граждан РФ. Правовая культура и правосознание в современном российском обществе остаются пока наименее разработанными
в конституционных положениях основного закона РФ. Причинами
сложившейся ситуации являются общая юридическая неграмотность населения, низкий уровень жизнь основной массы людей, низкая правовая культура должностных лиц. Системная оценка и анализ вытекающих из этого проблем в свете накопленной судебной
практики защиты социальных прав должны стать особенно важным
направлением политики российского государства.
На решение проблем социально-правовой защиты конституционных прав и свобод граждан в Российской Федерации направлена деятельность Конституционного Суда. Председатель Конституционного
суда Валерий Зорькин так определил проблему обеспечения социальной справедливости: «Такая важнейшая цель конституционного
правосудия, как защита социальных прав человека и гражданина,
в своей основе содержит принцип обеспечения справедливости»6.
Конституционный Суд за период с 1995 по 2014 гг. рассмотрел 4065
жалоб граждан и их объединений, а за период с 1 января по 30 сентября 2015 года – 32. Причем более 90% из них имели социальную на133
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
правленность7. В ряде постановлений Конституционного суда определялось, что возмещение вреда, причиненного здоровью граждан
в связи с радиационным воздействием вследствие аварии на Чернобыльской АЭС или ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, осуществляется в том числе в виде предоставления льгот и компенсаций, т. е. меры социальной поддержки выполняют гарантийную
функцию. Они направлены на обеспечение основных социальных
конституционных прав. Таким образом, решения Конституционного
суда очевидно связаны с изменением именно социальной сферы законотворчества, форм и способов социально-правовой защиты конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации.
Несмотря на большой срок с начала реализации пенсионной реформы, еще не решены проблемы разделения пенсионной системы на
страховую и государственную, накопительную. Нововведения Пенсионной реформы 2016 года призваны устранить ряд возникающих при
этом проблем, но сама система еще далека от идеала. Не всеми принимаются условия реформы, что пенсионные выплаты работающим
пенсионерам выплачиваться не будут, разговоры о повышении пенсионного возраста негативно влияют на социальную стабильность и
защищенность. Пенсионная реформа не только влияет на социальноправовую защищенность граждан в Российской Федерации, но и непосредственно влияет на экономическое развитие нашей страны.
Как отметил член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН Руслан Гринберг, «в условиях вялой экономической активности всякого рода мероприятия по “затягиванию поясов” в рамках
политики строгой экономии однозначно ведут к закреплению стагнации и дальнейшему удушению предпринимательского климата»8.
А чем напряженнее экономическая ситуация в государстве, тем чаще
слышны в ней призывы к правительству о социально-правовой защите конституционных прав и свобод гражданского населения. Однако особенность такого положения обусловлена экономической
стагнацией, снижением реального производства, шоковой девальвацией рубля, что уменьшает возможности правительства финансирования и обеспечения конституционно-правовой защиты социальных
прав граждан. В условиях дефицита государственного бюджета, правительство прибегает к наиболее очевидным мерам – увеличению
налогов на имущество, землю, капитальный ремонт, увеличению
пенсионного возраста, в связи с чем снижаются реальные доходы работающих, падает покупательская способность населения в целом. А
это может привести к новым социальным потрясениям.
Для решения этого ряда социальных проблем недостаточно просто желания населения получить социально-правовую защиту кон134
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ституционных прав, а равно как и недостаточно обещаний правительства улучшить жизнь в социальной сфере. Проблемы соблюдения конституционных социальных прав граждан в Российской Федерации будут решаться постепенно, по мере роста экономики, но и
не без усиленной работы государственной политики в сфере увеличения правовой культуры и правосознания населения. В конечном
итоге в этом состоит путь к построению в России идеального социального государства. Имея достаточно комплексную разработку государственной, социально-экономической политики, обоснованным
является предложение модели, которая это движение может развернуть в направлении требования Конституции. Россия должна стать
социальным государством9.
1 Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 04.12.2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/
(дата обращения: 19.10.2015).
2 Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 313 (ред. от 17.06.2015)
«Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Информационное общество (2011–2020 годы)» // СПС «КонсультантПлюс». URL:
http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 19.10.2015).
3 П. 1, ст. 43 Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от
05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru/ (дата опубликования: 11.04.2014).
4 П. 1, ст. 41 Конституции Российской Федерации.
5 Сулакшин С. С., Кравченко Л. И., Дегтев А. С. Социально-экономическое развитие России в 2015 гг. // Центр научной политической мысли и идеологии.
2015. №1.
6 Зорькин В. Д. Стандарт Справедливости // Рос. газета. 2007. № 4385.
7 Конституционный Суд Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: http://
www.ksrf.ru/ (дата обращения: 19.10.2015).
8 Гринберг Р. Не там ищем // Рос. газета. 2015. № 6740.
9 Сулакшин С. С. Построение социального государства как управленческая
задача. Материалы Всероссийской научной конференции на тему «Россия: путь
к социальному государству» // Научный эксперт. 2008. №1.
135
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
САФИН Фярит Юсупович1
ПРОБЛЕМЫ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ
ПРАВОЗАЩИТНОЙ ФУНКЦИИ ОРГАНОВ МУНИЦИПАЛЬНОЙ
ВЛАСТИ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ
Аннотация: В статье исследуются проблемы осуществления правозащитной
функции в процессе обеспечения реализации и защиты прав и законных интересов граждан органами муниципальной власти Российской Федерации, а также
пути их эффективного преодоления.
Ключевые слова: Правозащитная деятельность, правовые методы, правовые
средства, правовые способы, муниципально-управленческая деятельность, юридическая ответственность.
Annotation: The article examines problems of implementation of human rights in
the process of ensuring the realization and protection of rights and legitimate interests
of citizens with municipal authorities of the Russian Federation and ways of their
effective coping.
Keywords: Advocacy, legal methods, legal means, legal means, municipal
management, legal liability.
Роль и место института правозащитной деятельности, его механизма в осуществлении полномочий органов муниципальной власти
по обеспечению реализации и защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан значительны, но далеко не исчерпаны. Они требуют дальнейшего развития и доведения до того
уровня, когда каждый гражданин (субъект муниципально-правовых отношений) будет надежно защищен от любых покушений на
его права и свободы. Данное требование к правозащитной функции
муниципальной власти правомерно, вполне реально и выполнимо
в силу того, что именно органы муниципальной власти находятся
лицом к лицу с теми многочисленными вопросами, проблемами социально – экономического, социально-правового и социально – нравственного характера, имеющими место в процессе взаимоотношения с населением муниципальных образований (субъектом муниципально-правовых отношений).
Фактически все самые жизненно важные проблемы граждан приходится решать проблемы муниципальной власти: трудоустройства,
жилья, образования, пенсионного обеспечения, а точнее от получения первого документа о появлении человека на свет и до оформ-
1 Сафин Фярит Юсупович – первый заместитель декана юридического факультета
ГУАП, заведующий кафедрой уголовного права и криминологии, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации.
136
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ления свидетельства о его уходе в «мир иной» приходится решать
муниципальной власти. Вопросы соблюдения законности, правопорядка, содержания жилищного фонда, борьбы с «бездорожьем», разрешение любых видов конфликтов на местном уровне, опять-таки
возлагаются на органы муниципальной власти. Возложить, обязать,
потребовать, проконтролировать и принять соответствующие меры
гораздо легче, чем обеспечить муниципальное сообщество всем необходимым, чтобы «грелось», «светилось», материально обеспечивалось, своевременно разрешалось, «ремонтировалось» и надлежащим
образом содержалось и защищалось. Вышеизложенное свидетельствует о том, что существуют проблемы, сложности, препятствующие тому, чтобы субъекты муниципально-правовых отношений взаимодействовали в полном соответствии с законопредписаниями, совместно искали пути их преодоления, локализации.
Результаты авторского исследования данного жизненно важного вида деятельности, а именно правозащитного, возложенного на
плечи, на разум должностных лиц органов муниципальной власти,
муниципальных служащих, а так же юридическая, в том числе судебная практика, свидетельствуют о том, что каждодневной эффективности функционирования субъектов правозащитной деятельности
препятствуют следующие проблемы:
– наличие противоречий в законодательстве федерального
уровня, уровня субъектов федерации и правовых актах органов муниципальной власти в сфере обеспечения реализации и защиты
прав, свобод и законных интересов граждан (т.е. населения муниципальных образований), именуемых в ст. 2 Конституции Российской
Федерации «высшей ценностью»;
– противоречивость и недосказанность «отдельных положений
в Конституции Российской Федерации». Примером тому являются
предложения части 1 ст. 48. В первом предложении утверждается:
«Каждому гарантируется право на получение квалифицированной
юридической помощи», а во втором, фигурирует уже не «каждый»,
а определенная категория лиц, которым «в случаях, предусмотренных законом…» полагается только бесплатная юридическая помощь,
которая вряд ли будет квалифицированной и качественной1. По нашему убеждению, именно таким гражданам, указанным в ст. 26 Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», крайне необходимы именно квалифицированная юридическая помощь и обязательно бесплатная.
Аналогична, некая противоречивость и «незавершенность» правовых формулировок обнаруживаются и в содержании ст. ст. 3, 5, 7,
26–27, 37, 43 Конституции Российской Федерации. Естественно, что
137
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
это непременно сказалось и будет отражаться на всем законодательстве; низкий уровень правовой культуры2 всех субъектов муниципально-правовых отношений; отсутствие у должностных лиц,
депутатов и служащих органов муниципальной власти навыков активного, правомерного и эффективного использования правовых
методов, средств и способов механизма правозащитной деятельности; сформировавшиеся чувство безнаказанности у представителей
органов муниципальной власти за ненадлежащее отношение к обеспечению реализации и защиты прав, свобод и законных интересов
граждан; невыполнение правопредписаний об обязательности контроля и надзора за осуществлением правозащитной деятельности;
недооценка важности и необходимости использования зарубежного
опыта осуществления правозащитной деятельности органами муниципальной власти.
Представленные нами семь основных проблем, препятствующих
дальнейшему совершенствованию повышения эффективности правозащитной функции органов муниципальной власти, требуют представления объективных, обоснованных доказательств выбора путей
(направлений) их разрешения (локализации) в силу того, что только
таким образом можно добиться исполнения предписаний ст. ст. 2–4,
7, 15, 17–19, 30–33, 45, 46, 48, 55, 56, 80, 125 Конституции Российской
Федерации.
Для предотвращения противоречий между законодательством
органов государственной власти Российской Федерации и субъектов необходимо, чтобы их законодательные, исполнительные и судебные органы, проводя в жизнь правозащитную функцию, руководствовались требованиями ст.ст. 2–4, 7, 17–18, 32–33, 45–46, 56, 80, 125
Конституции Российской Федерации.
Данную проблему муниципальная власть способна разрешить
только на основе ст.ст. 2, 3, 7, 18, 130–133 Конституции России и ст.ст.
4–7 глав № 3, 4, 6, 7, 10 Федерального закона от 6 октября 2003 г. «Об
общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131-ФЗ, в которых подробно, убедительно представлен механизм осуществления деятельности как представительных так и исполнительных органов муниципальной власти. Мы убеждены в том, что представляя пути и направления предупреждения
и локализации противоречий в законодательной сфере различных
уровней органов власти, в принципе, можно акцентировать внимание на том, что проблемы реализации и особенно защиты прав, свобод и законных интересов граждан чаще всего имеют место в силу
отступления законодательных органов от международно-правовых
критериев, требований, предъявляемых к обоснованному, правомер138
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ному закону. В их число входят: полное соответствие национального
правозащитного законодательства международно-правовым актам,
ратифицированным государством и общепризнанным принципам
и нормам международного права; недопустимость противоречий
между Основным законом государства и иными нормативными правовыми актами; закрепление государством права населения на участие в законотворческой деятельности; экономическая обоснованность, обеспеченность каждой нормы издаваемого закона; наличие
в государстве постоянно функционирующего механизма контроля
и надзора за единообразным пониманием, применением и исполнением правопредписаний.
Приходится констатировать, что в сфере законодательной базы,
даже не все федеральные законы находятся в полном соответствии
с представленными нами предписаниями, наличие которых наделяет правом признавать их легитимными, правомерными, способными в полной мере отвечать интересам большинства субъектов
правоотношений, относить к источникам института правозащитной деятельности. На вопрос, почему законы правового, социального,
демократического государства до сих пор далеки от того содержания, которое отвечало бы интересам большинства, а не богатейшего
меньшинства, ответить непросто. Мы убеждены, что ответ находится
в выборном механизме, согласно которому в законодательную власть
избирается менее 1/3 депутатского корпуса, имеющего устойчивые,
проверенные практикой юридические знания.
Уровень правовой культуры – пожалуй, главная проблема в системе организации и осуществления правозащитной функции органов муниципальной власти. Доказательствами данного утверждения служат: надлежащее исполнение полномочий любым органом
власти, его представителями без должного знания законопредписаний, практически невозможно; отсутствие юридических знаний,
практики их применения, обязательно негативно сказывается на результатах обсуждения проектов правовых актов, а затем и их принятия с соответствующими пробелами либо отсылкой к другим нормативным актам посредством формулировки «согласно действующего
законодательства»; уровень правовой культуры существенным образом сказывается на возможностях оказания юридической помощи
лицам, в ней нуждающимся. Правовая культура есть составная часть
культуры общей, культуры конкретного государства и включает
в себя: знание определенной части правопредписаний; умение их
грамотно и обоснованно применять; главное, – желать повседневно
действовать только согласно предписаний законов и подзаконных
актов.
139
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Отсутствие надлежащих навыков, стремления их приобрести
представителями органов, муниципальной власти, – еще одна серьезная проблема в сфере осуществления ими правозащитной функции. Её нельзя ни организовать, ни осуществить без овладения методикой использования правовых методов, правовых средств и правовых способов механизма правозащитной деятельности, о сущности,
содержании и особенностях которых уже акцентировалось внимание в нашей работе. Дело в том, что имеют место грубейшие примеры
неуважительного отношения к жалобам, обращениям, заявлениям
граждан по поводу нарушения их прав, свобод и законных интересов представителям муниципальных органов, не знающий, а чаще и
не желающими знать, что они обязаны не позднее 30 суток, со дня
получения от граждан соответствующих сообщений, пунктуально
исполнить предписания ст. 33 Конституции России, ст.ст. 1–4, 9 Федерального закона «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» и Федерального закона № 59-ФЗ
от 02.05.2006 г.» «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
Автор убежден в том, что отсутствие у представителей органов
муниципальной власти навыков и умений активно и эффективно использовать правовые методы, средства и способы обеспечения реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан не
только не способствует приобретению уважения к ним со стороны
граждан, а, наоборот, препятствует сближению, вовлечению в работу
по поддержанию законности и правопорядка.
Следующим весьма существенным препятствием (проблемой)
в области использования правового механизма правозащитной деятельности органами муниципальной власти, является отсутствие
должного реагирования на недостатки, допускаемые в процессе осуществления правозащитной функции. То есть бездействует институт юридической ответственности3, а это не только расхолаживает
подчиненных, но и вырабатывает у них убежденность в безнаказанности. Автор статьи не сторонник жестких мер к должностным лицам и сотрудникам, ненадлежащим образом исполняющим свои полномочия, а лишь руководствуются тем, что всякое нарушение, не исполнение конкретных обязанностей должно требовать соответствующей реакции и воздействия. Игнорирование роли и места надзора и
контроля в сфере осуществления правозащитной функции является
еще одной проблемой, препятствующей качеству и эффективности
выполнения органами муниципальной власти обязанности по исполнению ими предписаний, уже упоминаемых нами, изложенных
в ст.ст. 2, 4, 7, 18, 48 Конституции Российской Федерации. Важность
140
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
использования данного правового метода обеспечения реализации
и защиты прав, свобод и законных интересов граждан заключается
в том, что вышестоящие органы, должностные лица обязаны осуществлять контроль за деятельностью подчиненных, чтобы своевременно реагировать на недостатки и упущения именно в сфере оказания своевременной и обязательной правовой помощи населению.
Особое место занимает институт надзора, ибо он может быть: президентским, парламентским, правительственным, прокурорским,
судебным, общественным. Каждый из них способен решать вопросы
и проблемы не подвластные, неподконтрольные иным органам.
Можно возразить по поводу того, а какое отношение эти виды надзора имеют к полномочиям органов муниципальной власти? Ответ
один: муниципальная власть обязана использовать любые органы и
структуры, чтобы обеспечить соблюдение предписаний ст. ст. 2, 45,
46, 48 Конституции Российской Федерации.
Согласно части 3 ст. 46 Конституции: «Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты». Содержание данной статьи созвучно с одной
из представленных нами проблем в правозащитной деятельности, т. е.
недооценкой использования международных возможностей оказания
юридической помощи гражданам. Это действительно проблема. Дело
в том, что в ст. 46 Конституции Российской Федерации, как мы уже отметили, заложена возможность каждого обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны
все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.
Часть речи «если», требует пояснений, таких как: что означает исчерпанность внутригосударственных средств правовой защиты? Кто их
определяет? Чем при этом следует руководствоваться и т. д.? Вопросы,
догадки, различные точки зрения, а как быть гражданину, которому
отказали орган власти, должностное лицо органа власти или другие
его представители)? В настоящее время более 40% жалоб, обращений в Европейский суд по правам человека поступают из Российской
Федерации. Правда, положительный результат имеют всего 3–5% от
числа поступивших обращений. Удовлетворение обратившегося означает, что правозащитная функция Российской Федерации в целом отступает от международных договоров, общепризнанных принципов и
норм международного права, которые, согласно части 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, являются составной частью ее правовой системы и имеют преимущественную силу перед российским законодательством, в том числе и перед Конституцией.
141
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Правда, недавно Конституционный Суд Российской Федерации
был наделен правом решить вопрос: исполнять предписания Европейского суда по правам человека или нет? Наделение Конституционного суда указанными дополнительными полномочиями противоречит части 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации и кроме
ухудшений отношений с Европейским Союзом ни к чему позитивному не приведет. Решать вопрос необходимо с содержанием ч. 4 ст.
15 Конституции РФ, а не расширять полномочия Конституционного
суда, противоречащие Конституции. Итак, что же следует понимать
под исчерпанностью средств правовой защиты? Как мы уже отметили, механизм правозащитной деятельности включает в себя правовые методы (убеждение, принуждение, обжалование, контроль и
надзор), правовые средства (возбуждение административного расследования, институт юридической ответственности и возбуждение
уголовных дел) и правовые способы (административно-правовой,
гражданско-правовой, уголовно-правовой, конституционно-правовой и международно-правовой). Как нам представляется, скорее
всего, к внутригосударственным средствам правовой защиты законодатель относит любую правовую возможность получения гражданином необходимой ему правовой помощи. И только не дождавшись
ее либо не удовлетворившись ею, он вправе воспользоваться ч. 3 ст.
46 Конституции России.
Имеются различные точки зрения относительно того, на каком
этапе следует признавать «исчерпанность внутригосударственных
средств правовой защиты» достаточной, чтобы обращаться далее
в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека и
гражданина. Многие утверждают, что в межгосударственные органы
следует обращаться только после того, как получен отрицательный результат из Конституционного Суда Российской Федерации,
другие – после неудовлетворительного ответа из Верховного Суда
Российской Федерации. Как нам представляется, достаточно получения отрицательных ответов от двух структур. А именно, получив
неудовлетворительный ответ на свое обращение из одного из органов государственной либо местной власти и обратившись в судебную систему первичного звена (к мировому судье), которая также не
удовлетворила гражданина, он вправе считать, что налицо исчерпанность внутригосударственных средств правовой защиты.
Решение данной проблемы опять-таки в полной мере зависит от
редакции ч. 3 ст. 76 Конституции Российской Федерации, которая
требует разъяснения, что же с позиции самой Конституции следует
понимать под исчерпанностью внутригосударственных средств правовой защиты? А главное, где представлен перечень этих средств
142
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
правовой защиты, в какой орган обращаться, чтобы добиться их использования для законных и обоснованных нужд конкретного человека?
Представленные нами проблемы, препятствующие совершенствованию института правозащитной деятельности, повышению эффективности его механизма, как свидетельствует правовая практика, во
многом (если не полностью) зависят от правовой политики, от функционирования законодательной власти, появления надлежащей системы структур гражданского общества. Она (эта система) должна
быть способна грамотно и обоснованно отстаивать правовой статус
муниципальной власти, ее органов, а также наделение их фактическими, а не декларативными полномочиями в сфере обеспечения реализации и защиты прав, свобод и законных интересов граждан и
юридических лиц – субъектов муниципальных правоотношений.
1 Подробнее см.: Юридическая помощь – обязанность государства и (или)
долг и обязанность юриста?!: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной Дню юриста 2–3 декабря 2015. СПб.: ГУАП,
2015.
2 Правовая культура выпускника вуза – важнейший показатель качества образовательной деятельности: Материалы конференции, посвященной Году
культуры в Российской Федерации. СПб.: ГУАП, 2014.
3 Подробнее см.: Варюшенкова Т. Н., Глущенко П. П. Указ. соч.; Боер В. М., Глущенко П. П., Сербин М. В. Указ. соч. С. 170–172.
143
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
СИМИНЧУК Юлия Олеговна1
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА ОХРАНУ
ЗДОРОВЬЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: Конституционное право граждан на охрану здоровья – одно из
важнейших социальных прав граждан, гарантированных государством.
Ключевые слова: Конституция, конституционное право, право на охрану здоровья, здравоохранение, законодательство.
Annotation: The constitutional right of citizens to health care – one of the most
important social rights of citizens guaranteed by the state.
Keywords: Constitution, constitutional right, the right to health, health care,
legislation.
Здоровье – это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов [7], как гласит Устав Всемирной организации здравоохранения.
Согласно международному пакту 1966 г. «Об экономических, социальных и культурных правах», каждый человек имеет право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья [5]. Меры, которые должны быть приняты, участвующими в Пакте
государствами для полного осуществления этого права включают:
1. Обеспечение сокращения мертворождаемости, детской смертности и здорового развития ребенка;
2. Улучшение всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены
труда в промышленности;
3. Предупреждение и лечение эпидемических, эндемических, профессиональных и других болезней в борьбе с ними;
4. Создание условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую
помощь, а также медицинский уход в случае болезни;
Согласно Конституции Российской Федерации 1993 года, человек,
его права и свобода являются высшей ценностью [1]. Право на охрану
здоровья – важнейшее конституционное право.
Медицинские работники утверждают что, среди факторов, обуславливающих состояние здоровья населения, 50% составляют факторы образа жизни, примерно по 20% приходится на наследственные
факторы и состояние окружающей природной среды и около 10% –
на работу органов и учреждений здравоохранения.
1 Симинчук Юлия Олеговна – магистрантка юридического факультета ГУАП (Сафин
Фярит Юсупович, доктор юридических наук, профессор – научный руководитель).
144
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
По состоянию на начало 2015 года, анализируя показатели за последние пять лет [12], можно обозначить следующие тенденции:
– значительное снижение смертности населения;
– рост рождаемости;
– естественный прирост населения.
Активно возвращается в сферу интересов здравоохранения профилактическая направленность. Сохранение и укрепление здоровья
населения Российской Федерации обеспечивают активизация первичной медицинской помощи, развитие высоких технологий, а также
разработка и внедрение инновационных методов диагностики и лечения, стимулирование рождаемости, обеспечение санитарно-эпидемиологического и экологического благополучия, развитие профилактики и реабилитации, оптимизация лекарственного обеспечения,
внедрение системы управления качеством медицинской помощи,
преодоление отставания сельского здравоохранения и защита прав
пациента и медицинских работников.
Совместная работа с субъектами Российской Федерации и согласованное взаимодействие всех уровней власти позволяет существенно
повысить доступность и качество медицинской помощи. Таким образом, мы видим, что охрана жизни и здоровья человека в настоящее
время имеет первостепенное значение. В соответствии со статьей 41
Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану
здоровья и бесплатную медицинскую помощь в государственных и
муниципальных учреждениях здравоохранения [1]. Охрана здоровья
граждан включает в себя систему мер политического, экономического, правового, социального, научного, медицинского, в том числе
санитарно-противоэпидемического (профилактического), характера, осуществляемых органами государственной власти Российской
Федерации, органами государственной власти субъектов Российской
Федерации, органами местного самоуправления, организациями, их
должностными лицами и иными лицами, гражданами в целях профилактики заболеваний, сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней
активной жизни, предоставления ему медицинской помощи [2].
К основным принципам охраны здоровья граждан, можно отнести
следующее:
1. Соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья граждан и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий;
2. Приоритет профилактических мер в области охраны здоровья
граждан (необходима не только специфическая медицинская профилактика, но и формирование здорового образа жизни);
145
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
3. Доступность медико-социальной помощи;
4. Социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья;
5. Ответственность органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы
собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья.
Приведем пример: для формирование здорового образа жизни
23.02.2013 г. был принят Федеральный Закон «Об охране здоровья
граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» [4], который направлен на:
– защиту здоровья несовершеннолетних (запрет продажи табачных изделий несовершеннолетним);
– установление более низких норм содержания никотина и смол;
– защита интересов некурящих (запрет курения в транспорте, общественных местах, на рабочем месте, учреждениях образования и
здравоохранения).
Также в настоящее время в России реализуется антиалкогольная
кампания, содержание которой раскрывается в Концепции реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди
населения Российской Федерации на период до 2020 года [6], которая утверждена распоряжением Правительства РФ от 30.12.2009 г. №
2128-р. Данная концепция разрабатывалась при непосредственном
участии действующего Президента РФ Владимира Владимировича
Путина.
Государство обеспечивает гражданам право на охрану здоровья
независимо от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, должностного положения, места жительства, вероисповедания, принадлежности к общественным объединениям, а также
других обстоятельств.
Гражданам Российской Федерации, находящимся за ее пределами,
гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с международными договорами Российской Федерации.
Федеральным законом Российской Федерации «Об обязательном
медицинском страховании в Российской Федерации» государство
гарантирует возможность получения бесплатной медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (с учетом поправок,
внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ,
от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ).
146
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
2. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ (ред. от 26.04.2016)
«Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Рос. газета.
2011. 23 ноября.
3. Федеральный закон от 29.11.2010 № 326-ФЗ (ред. от 30.12.2015) «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» // Рос. газета.
2010. 03 дек.
4. Федеральный Закон от 23.02.2013 № 15-ФЗ «Об охране здоровья граждан
от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» // СЗ РФ. 2013. № 8. Ст. 721.
5. Международный пакт «Об экономических, социальных и культурных
правах» // Ведомости ВС СССР. 1976. № 17. Ст. 291.
6. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30.12.2009 г.
№ 2128-р «Об одобрении Концепции реализации государственной политики
по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до
2020 года» // СЗ РФ. 2010. № 2. Ст. 264.
7. «Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)»
(принят в Нью-Йорке 22.07.1946).
8. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья
граждан: утв. ВС РФ 22 июля 1993 г. № 5487-1(ред. от 07.12.2011) // Ведомости
СНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.
9. Власенкова В. В. Право на охрану здоровья и медицинскую помощь в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007.
10. Камнеева З. В. Понятие и содержание права граждан на медицинскую
помощь // Адвокат. 2004. № 7. С. 86–89.
11. Савостьянова Н. В. Конституционное право на охрану здоровья: понятие
и структура // Конституционное и муниципальное право. 2005. № 3. С. 37–39.
12. Сводный доклад о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения, направленный в Правительство РФ 1 июня 2015 года // Официальный сайт Министерства здравоохранения РФ https://www.rosminzdrav.ru.
147
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
СКОРОДУМОВА Мария Сергеевна1
СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «СВОБОДА ЛИЧНОСТИ»
В КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: Статья посвящена анализу содержания свободы личности в конституционном праве России. Автор рассматривает тождественные Конституцией
Российской Федерации понятия «права и свободы человека и гражданина» и «свобода личности».
Ключевые слова: Права и свободы личности, свобода личности, конституционные права и свободы человека и гражданина РФ.
Annotation: The article is devoted to analysis of the content of personal liberty in
the constitutional law of Russia. The author considers identical with the Constitution of
the Russian Federation the concept of «rights and freedoms of man and citizen» and
«individual freedom».
Keywords: The rights and freedoms of the individual, individual freedom,
constitutional rights and freedoms of man and of the citizen of the Russian Federation.
Согласно статье 2 Конституции Российской Федерации: «Человек,
его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность
государства» [1]. Данное положение Основного закона России необходимо рассматривать как одну из фундаментальных конституционных норм. Права и свободы человека являются единственной высшей
ценностью российского государства: другие общественные ценности
подобного конституционного признания не получили. Так же, в указанной статье Конституции зафиксирована прямая обязанность Российской Федерации признавать, соблюдать и защищать права и свободы личности.
Отметим, что законодательство Российской Федерации не выделяет существенной разницы между определениями «права» и «свободы», а уравнивает данные термины в их юридических гарантиях,
что позволяет нам говорить о тождественности понятий «свобода
личности» и «права и свободы человека и гражданина». В конституционном праве понятие «свобода» выражается посредством понятия
«права и свободы человека и гражданина», следовательно, мы будем
рассматривать понятие «свобода» через термин «права и свободы человека и гражданина».
На современном этапе развития государственности в Российской
Федерации приоритетом конституционного строительства является
148
1 Скородумова Мария Сергеевна – магистрантка юридического факультета ГУАП.
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
построение правового общества. В Конституции России закреплен
минимальный перечень основных прав и свобод личности. Данному
вопросу посвящена глава 2 Основного закона под названием «Права
и свободы человека и гражданина». Так, например, в статье 18 указано, что «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и
применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием» [1]. Таким образом, законодателем на конституционном уровне
была заложена основа правового государственного устройства, что
является огромным продвижением вперед для России.
Глава 2 Конституции Российской Федерации является полным соответствием общепризнанного перечня прав и свобод личности, обозначенных демократическим сообществом. Совокупная категория
свобода личности Конституцией России классифицируется на несколько видов: личные, социально-экономические, политические и
культурные права и свободы человека и гражданина.
Обозначенный в Конституции перечень прав и свобод на первые
план выдвигает личные права и свободы, которые являются первоосновой правового статуса личности. В действующей редакции Основного закона данные свободы личности закреплены в статьях 20–29, и
их большая часть носит абсолютный характер.
Рассмотрим более подробно содержание статей главы 2 Конституции Российской Федерации. Большое значение среди личных прав
человека и гражданина имеет статья 20 Конституции Российской Федерации, в которой обозначено, что «каждый имеет право на жизнь».
В условиях мира гарантией данного права является не только запрет на убийство: обязанностью государства является эффективная
организация борьбы с преступностью, в особенности с актами терроризма. Так же, право на жизнь имеет такие гарантии, как система
здравоохранения, охрана от несчастных случаев на рабочем месте,
обеспечение пожарной безопасности и т. д. [2]
В статье 21 Конституции Российской Федерации говорится об охране государством достоинства личности. Конституция Российской
Федерации выступает гарантом охраны достоинства личности и
распространяется на всех граждан Российской Федерации. Согласно
пункту 2 статьи 21 «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию,
другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного
согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам» [1].
Юрисдикционными формами защиты чести и достоинства личности выступают судебная защита, осуществляемая в соответствии
149
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
с ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [3]. Каждый человек от рождения является свободным. Правовая система государства выступает гарантом данной свободы, которая является неотъемлемой частью формирования и развития личности [4]. В данной связи право
на личную неприкосновенность находится в неразрывной связи
с правом на свободу. В статье 22 Конституции Российской Федерации
закреплены данные права и свободы личности. Никто не имеет права
посягать на неприкосновенность и свободу личности. В качестве деятельной характеристики право на свободу личности имеет свое выражение на правовом уровне через субъективные права и свободы,
которые обеспечивают возможность владения, пользования и распоряжения набором благ, имеющихся у человека. Человек является
деятельным субъектом и поэтому может проявлять себя в качестве
активной личности, действовать на свое усмотрение, выбирать приемлемые и подходящие для себя поведенческие модели.
В статьях 23 и 25 Конституции России отражена система передачи
полномочий, ограничивающих свободу личности судебным органом,
и закреплено, что нарушение таких прав, как тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых и других сообщений, а так же незаконное проникновение в жилище граждан, осуществляется на основании судебных решений.
Права и свободы личности, которые связаны с национальной принадлежностью и правом на свободное передвижение и выбор места
жительства, нашли свое отражение в статьях 26 и 27 Конституции
России. Отметим, что сегодня в Российской Федерации вышеуказанные права реализуются в недостаточной мере: иногородние граждане обязаны регистрироваться по месту прибытия во многих городах России. Шаги на пути решения данной проблемы российским
государством предпринимаются. В 2008 году Конституционным Судом России было вынесено постановление № 7-П от 14 апреля 2008
года [5]. Данное постановление было вынесено на основе удовлетворения поступивших жалоб от семи жителей Краснодарского края, которым было отказано в регистрации в жилых помещениях, возведенных на садово-дачных участках. Данная норма являлась нарушением
конституционного права на свободу передвижения и выбор места
жительства. Заметим, что этот случай является единичным и нормативная база для подобной регистрации еще не сформирована.
Конституцией Российской Федерации установлен ряд прав и свобод личности, ограничение которых невозможно. Перечислим данные конституционные нормы: статья 20, в которой закреплено право
на жизнь; статья 21, указывающая на охрану чести и достоинства
150
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
личности; статья 23, выступающая гарантом неприкосновенности
частной жизни; статья 24, обеспечивающая охрану частной жизни;
статья 28, которая провозглашает право на свободу совести; статья
34, предусматривающая свободное использование личных способностей для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; статья 40, которая
предоставляет право на жилище; статьи 46–54, закрепляющие гарантии судебной защиты свободы личности. Перечисленные права и
свободы личности имеют такой высокий статус в связи с тем, что во
времена военного и чрезвычайного положения в государстве необходимой мерой является устранение чрезмерной активности государственной власти [6].
Таким образом, свободой личности в конституционном праве
России является гарантированное, неотчуждаемое и охраняемое государством состояние независимости личности, познающей правовую действительность и действующей согласно познанному, и рационально сочетающей собственные интересы с интересами других
субъектов правой среды и общества в целом. Права и свободы личности, согласно Конституции Российской Федерации, являются незыблемыми, и никакие другие положения Основного закона не должны
вступать с ними в противоречие.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации от 12.12.93 года.
2. Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации: учебник. М.,
2001.
3. Федеральный конституционный закон от 21 июня 1994 года № 1-ФКЗ «О
Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.
4. Сахаров А. Д. Мир, прогресс, права человека. Л., 1990. С. 50–62.
5. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 апреля 2008 г. № 7-П
«По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 1 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» в связи с жалобами ряда граждан».
6. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. «О чрезвычайном положении» // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2277.
7. Корнеева Н. В. Конституционное право России: учеб. пособие. СПб., 2009.
151
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
КАРАСЕВА Анна Алексеевна1
КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ В РФ И ПРИНЦИПЫ ПРАВОСУДИЯ
Аннотация: В статье рассматривается система принципов правосудия – перечислены все основные принципы правосудия, приведена их характеристика, обозначены их достоинства и недостатки, а также дан ответ на вопрос, что обеспечивает единство судебной системы Российской Федерации.
Ключевые слова: Принципы правосудия, судебная система, законы, судопроизводство, судебная власть РФ, верховенство закона, единство судебной системы,
Конституция РФ, федеральные суды, мировые судьи.
Annotation: The article considers the system of principles of justice lists all the
basic principles of justice, given their characteristics, marked their advantages and
disadvantages and given the answer to the question of what provides the unity of the
judicial system of the Russian Federation.
Keywords: The principles of justice, judicial system, laws, judiciary, judiciary of the
Russian Federation, rule of law, the unity of the judicial system, the Constitution,
Federal courts, justices of the peace.
Судебная власть – одна из ветвей власти в РФ, осуществляющая
эту власть через правосудие. Самостоятельная судебная власть, действующая независимо от законодательной и исполнительной властей, – один из признаков правового государства1.
Судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и ФКЗ «О
судебной системе РФ» от 31.12.1996 года, что обеспечивает её единство. Так же, единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путём соблюдения всеми федеральными судами, мировыми судьями установленных законодательством правил судопроизводства. Это немаловажно, поскольку без надлежащего исполнения своих обязательств, пренебрегая ими, суды бы способствовали
уничтожению судебной системы, а, следовательно, и законодательной власти. Следует обратить внимание и на такие методы обеспечения единства судебной системы РФ, как:
1. признание обязательности исполнения судебных постановлений, вступивших в законную силу, на всей территории Российской
Федерации. Судам было бы крайне тяжело вершить правосудие, если
бы к вынесённым постановлениям, решениям граждане относились
пренебрежительно.
2. Применение судами федеральных конституционных законов,
общепризнанных норм и принципов международного права, меж152
1 Карасева Анна Алексеевна – магистрантка юридического факультета ГУАП.
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
дународных договоров РФ, конституций или уставов, иных законов
субъектов РФ.
3. Финансирование из федерального бюджета федеральных судов
и мировых судей.
4. Законодательное закрепление единства статуса судей2.
Что касается деятельности судебной власти в РФ, она основывается на следующих принципах правосудия:
1. Принцип законности правосудия – это универсальный правовой принцип, который нашёл своё нормативное воплощение во множестве статей действующей Конституции Российской Федерации.
Главные положения данного принципа выражены в ч. 2 ст. 15 КРФ, которая гласит: органы государственной власти, местного самоуправления, граждане и их объединения, все без исключения должностные лица должны соблюдать Конституцию и законы3 (федеральные,
федеральные конституционные, конституции республик в составе
России, уставы субъектов Федерации, издаваемые ими законы, указы
президента, постановления правительства РФ, а так же другие нормативные акты).
Принцип законности заключается не только в том, что все должны
неукоснительно соблюдать нормы действующего законодательства
и предписания Конституции РФ, он так же предполагает принятие
нормативно-правовых актов, которые не противоречат принятым
ранее актам высшей юридической силы. Данный принцип является
базовым для правосудия.
2. Принцип осуществления правосудия только судом. В соответствии со статьёй 118 Конституции РФ только суд может осуществлять правосудие по гражданским, уголовным и административным
делам. Это прописано и в части 1 ст. 1 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Создание чрезвычайных судов в Российской
Федерации категорически запрещено. Так же, не допускается и создание судов, не установленных нормами Конституции и ФКЗ «О судебной системе в РФ». Правосудие осуществляется исключительно
судами общей юрисдикции, к которым, по общим правилам, относят
Верховный суд РФ, Федеральные суды среднего звена, военные суды
и мировых судей; арбитражными судами и конституционными судами. Только они наделены судебной властью и вправе исполнять судебные полномочия4. Кроме судов никакие другие органы не вправе
выносить, изменять и отменять судебные решения и постановления.
В этом и заключается суть данного принципа.
3. Принцип равенства граждан перед законом и судом. Один
из базовых принципов, означающий, что все лица, без исключения
и разделения по религиозному, национальному, имущественному,
153
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
каким – либо другим дискриминационным признакам должны уважать, знать и не нарушать законодательство той страны, в которой
они проживают, следовать правилам и нормам, прописанным в Конституции РФ и других принятых законодательных актах. Закон един
абсолютно для всех, и это подтверждает ч. 1 ст. 19 Конституции РФ.
В практике выявлены случаи, когда ответчик не являлся на судебное заседание, считая, что это ниже его достоинства или отказывался выплачивать денежные суммы, ссылаясь на то, что материальное положение истца гораздо лучше его материального положения.
Принцип равенства граждан перед законом и судом устраняет аналогичные недоразумения и предотвращает проблемы, которые зарождаются на почве расовых и национальных конфликтов, зависти и различий в религиозных убеждениях во время разбирательства дела.
4. Принцип независимости судебной власти получил отображение в ч. 1 ст. 1 ФКЗ «О судебной системе РФ». В основе данного принципа лежит то, что судебная власть не зависит от законодательной
и исполнительной ветвей власти – она действует независимо от них
и реализуется в рамках своих полномочий, закреплённых Конституцией РФ или иными нормативными правовыми актами. Здесь же и
обязанность государства выделять средства на деятельность судов.
Задача государства – обеспечить суды всем необходимым для беспристрастного выполнения ими своих судебных полномочий. Если
суды будут хорошо финансироваться, а судьи будут довольны заработными платами, то в стране значительно сократится количество
принимаемых взяток и преступления будут раскрываться в кратчайшие сроки. В наше время, к сожалению, нельзя сказать, что судьи подчиняются только Конституции5.
Согласно практике, было зафиксировано огромное количество
случаев, когда судью обвиняли во взяточничестве. В новостях не раз
говорилось о коррупции в судейском сообществе. Например, судью
Хостинского районного суда г. Сочи Краснодарского края – Дмитрия
Новикова, обвинили в получении взятки более 100 миллионов рублей и в превышении служебных полномочий. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении бывшего судьи Новикова
в марте 2011 года.
Так же, в январе 2008 года оперативниками была задержана Ольга
Левченко – судья Арбитражного суда Кемеровской области при получении 200 000 рублей от представителя истца. По приговору суда
она была отстранена от выполнения своих обязанностей и получила
2 года условно6.
Все громкие дела, в том числе и о получении взяток судьями или другими сотрудниками суда, ежемесячно транслируются по телевидению.
154
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Таким образом, можно сделать вывод, что чем больше государство
экономит на финансировании судов, чем ниже заработные платы
у судей – тем выше шанс распространения коррупции и вынесении
несправедливых решений.
5. Принцип презумпции невиновности. Согласно указанному
принципу, нельзя обвинить гражданина в совершении преступления, пока его вина не будет доказана. До этого момента лицо, подозреваемое в совершении неправомерных действий, считается невиновным. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения – то есть,
человек, обвинивший другого в чём-либо должен доказать это, используя все разрешённые законом способы. Принцип презумпции невиновности применим только для административного и уголовного
судопроизводства.
В юридические консультации нередко обращаются за разрешением вопросов о ложном обвинении. Примером может служить случай, когда мужчину прилюдно обвинили в краже имущества магазина. Охранник крупной сети магазинов «Пятёрочка» в грубой форме
заявил о том, что посетитель – вор и мошенник. Мужчина потребовал
объяснений, на что ему предоставили видеозапись с камеры наблюдения, где мужчина, по внешнему виду схожий с пойманным охраной
посетителем, совершал противоправные действия. Мужчина в полном замешательстве обратился в юридическую консультацию, где
ему посоветовали найти свидетелей и предъявить иск магазину о защите чести и достоинства личности, поскольку был нанесён ущерб
его репутации, а так же обратиться в суд с заявлением о привлечении охранника, распространяющего ложные сведения, к уголовной
ответственности, предусмотренной ст. 128.1 УК РФ «Клевета». Это
лишний раз подчёркивает, что ни в коем случае нельзя обвинять человека в совершении преступления до доказательства его вины, и,
тем самым, нарушать принцип презумпции невиновности. Гражданин, задержавший мужчину, был вынужден выплатить моральную
компенсацию и уйти с занимаемой должности. Этих неприятных последствий можно было избежать, следуя вышеуказанному принципу.
6. Принцип свидетельского иммунитета означает, что гражданин имеет право не давать показаний, не свидетельствовать против
себя, ближайших родственников, членов своей семьи. Свидетель не
обязан оглашать сведения, касающиеся своих родителей, детей, братьев, сестёр или супруга – это остаётся на его усмотрение. Не единичны случаи, когда свидетель отказывается давать показания, а
следователь расценивает это как признание вины, желание уйти
от ответственности, или требует объяснений от допрашиваемого.
Чтобы устранить подобные нарушения, необходимо внести измене155
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ния в действующее уголовное законодательство. Нужно начинать
допрос подсудимого с разъяснения ему права не свидетельствовать
против себя или своих близких, выяснения желания давать показания, о чём делается пометка в протоколе с указанием добровольности принятого решения. Суд обязан сразу разъяснить обвиняемому,
что явка с повинной и иное способствование разрешению дела, в соответствии со ст. 61 УК РФ смягчает наказание, но отказ от дачи показаний не влечёт для них иных негативных последствий. В таком
случае, принцип свидетельского иммунитета будет соблюдён.
7. Принцип участия граждан в отправлении правосудия предоставляет гражданам РФ возможность влиять на вершение правосудия последствием мер, обусловленных их специальным статусом –
гражданин, участвующий в судебном заседании и оказывающий
непосредственное влияние на исход дела, должен быть профессиональным судьёй, арбитражным заседателем. Очевидно, что человек,
не имеющий отношения к рассматриваемому делу и работе в судебных органах, не может участвовать в отправлении правосудия и принятии решения. Такие действия будут считаться неправомерными7.
В Российской Федерации данный принцип соблюдается надлежащим
образом, поскольку притвориться судьёй крайне тяжело – нужно соответствовать положениям закона № 3132-1 от 26.06.1992 «О статусе
судей в Российской Федерации». Судья должен знать свои полномочия, соответствовать требованиям, указанным в законодательстве и
обманщиков легко вычислить. В практике подобных случаев не зафиксировано.
8. Принцип государственного или национального языка при
осуществлении судопроизводства. Судопроизводство должно вестись на конкретном языке. Если судебное разбирательство проходит на территории Российской Федерации, суд так же расположен на
территории нашей страны – должен использоваться русский язык,
независимо от того, какой национальности истец, ответчик или другие участники судебного заседания. Всё, о чём говорится на заседании должно быть понятно участникам процесса. Разрешается пользоваться услугами переводчика, если в этом есть необходимость.
Соблюдение данного принципа целесообразно, поскольку стороны
будут знать о чём ведётся речь, а потому дело будет разрешено надлежащим образом и максимально быстро.
9. Принцип состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия предполагает, что все стороны процесса
судопроизводства наделены равными правами по отстаиванию
своих интересов – если, по общему правилу, судебное разбирательство началось с поданного истцом иска, это не значит, что истец об156
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ладает большим количеством прав или привилегий по отношению
к ответчику, который нарушил его права. Соблюдая данный принцип, так же соблюдается и рассмотренный выше принцип равенства
граждан перед законом и судом.
10. Принцип открытости и гласности судопроизводства состоит в том, что любой гражданин старше 16 лет имеет право присутствовать на судебном заседании, если оно является открытым.
Соответственно, на закрытом судебном заседании посторонним людям присутствовать запрещено. Так же, ход открытого судебного заседания может быть освещён в прессе.
В гражданском и административном производстве запрещено
присутствие третьих лиц, если разбирается дело, содержащее сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления или
удочерения, иные дела, установленные федеральным законодательством.
В систему принципов правосудия так же включены принцип обеспечения беспристрастного и компетентного суда, принцип соблюдения прав и свобод человека и гражданина, принцип обязательности
судебных решений, принцип диспозитивности судопроизводства,
принцип недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона.
Всё многообразие принципов правосудия направлено на то, чтобы
усовершенствовать судебную систему Российской Федерации. Без
них судопроизводство не будет соответствовать тем нормам и правилам, которые установлены в действующих нормативных актах, а
решения и постановления будут фальсифицированными. Нарушая
один принцип – автоматически нарушаются последующие. Таким образом, можно говорить о неоспоримом факте значимости каждого из
принципов правосудия.
1 Смоленский М. Б. Основы права. М.:Феникс, 2015. С. 369.
2 Там же. С. 370.
3 Конституция Российской Федерации. Принята всенародным
голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ). П. 2 ст. 15.
4 Козлова Е. И. Конституционное право России. 4-е изд. М., 2010. С. 264.
5 Петрухин Л. И. Проблемы судебной власти в современной России. М.: Гос. и
право, 2013.
6 ПРАВО.RU [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.ru/story/view/50597.
7 Сухарёв А. Я. Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. М.: Норма-Инфра, 2014.
157
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
СМОЛЬЯКОВ Анатолий Антонович1
СМОЛЬЯКОВ Андрей Анатольевич2
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
ПРИРОДООХРАННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Аннотация: Статья посвящена представлению и обоснованию основных направлений совершенствования природоохранного законодательства.
Ключевые слова: Природоохранное законодательство, охрана окружающей
среды, органы государственной власти, уполномоченные обеспечивать охрану
окружающей среды, субъекты природоохранных правоотношений.
Annotation: The article is devoted to the presentation and justification of the main
directions of improvement of environmental legislation.
Keywords: Environmental legislation, environmental protection, bodies of state
power authorized to provide environmental protection, the subjects of environmental
relations.
В области природоохранного законодательства основное внимание уделяется совершенствованию нормативной правовой и методической базы охраны и использования водных ресурсов, охраны атмосферного воздуха, сохранения биоразнообразия, охраны объектов
животного и растительного мира, обеспечения более полного и комплексного освоения недр.
В области охраны водных ресурсов правовое регулирование отношений осуществляется в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации. В целях его совершенствования приняты: постановление Правительства Российской Федерации от 2 октября 2009 г.
№ 783 «О мерах по реализации отдельных положений Федерального
закона от 4 ноября 2006 г. № 188-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О континентальном шельфе Российской Федерации» и Федеральный закон «Об исключительной экономической зоне
Российской Федерации», направлены на разграничение полномочий
федеральных органов исполнительной власти в пределах исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации; постановление Правительства Российской Федерации от 17 октября 2009 г. № 830 «О внесении изменений в Положение
об осуществлении государственного мониторинга водных объектов»
1 Смольяков Анатолий Антонович – кандидат юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, профессор кафедры государственного
права юридического факультета ГУАП.
2 Смольяков Андрей Анатольевич – кандидат юридических наук, доцент, доцент
кафедры государственного права юридического факультета ГУАП.
158
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
и другие законодательные акты. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 августа 2009 г. № 1235-р утверждена Водная стратегия Российской Федерации на период до 2020 года.
В области охраны атмосферного воздуха принято постановление
Правительства Российской Федерации от 20 августа 2009 г. № 678
«О мерах государственного регулирования ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации озоноразрушающих веществ».
Минприроды России подготовлен проект федерального закона «О
внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации (в части включения в перечень объектов экологической
экспертизы проектной документации особо опасных объектов)».
В целях совершенствования нормативно-правового обеспечения
геологоразведочных работ и более полного и комплексного освоения
недр Минприроды России подготовлен проект федерального закона
«О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах».
В развитие Федерального закона «О животном мире» с учетом
внесенных в него изменений принято постановление Правительства
Российской Федерации от 9 января 2009 г. № 13 «Об утверждении порядка реализации безвозмездно изъятых или конфискованных объектов животного мира, физическое состояние которых не позволяет
возвратить их в среду обитания, а также полученной из них продукции».
Решен вопрос о запрете промысла белька. На недопустимость
этого антигуманного вида промысла постоянно указывалось в обращениях граждан и их общественных объединений. Правилами рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна, утвержденными приказом Росрыболовства, добыча в Белом море детенышей
гренландского тюленя в возрасте до 1 года (бельков, хохлуши, серки),
а также кормящих самок запрещена.
Учитывая возросшую обеспокоенность со стороны неправительственных экологических организаций состоянием популяции охотско-корейской популяции серого кита в прибрежных частях северовосточного Сахалина в связи с осуществляемой на шельфе нефтедобычей, издано распоряжение Минприроды России от 23.11.2009 №
68-р «Об образовании Межведомственной рабочей группы по обеспечению сохранения охотско-корейской популяции серого кита» и проведено ее первое заседание.
В ОАО «Газпром» активно развивается корпоративная база нормативных документов. Стандарты и рекомендации ОАО «Газпром» учитывают требования российских и международных правовых актов,
национальных стандартов, отраслевую и региональную специфику
159
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
производственной деятельности. В 2009 г. были разработаны и приняты 9 стандартов серии Охрана окружающей среды на предприятиях ОАО «Газпром».
Государственный контроль в области охраны окружающей среды
(государственный экологический контроль) состоит из 12 видов государственного контроля – геологический, водный, земельный, контроль и надзор в области охраны, использования и воспроизводства
объектов животного мира и среды их обитания, контроль и надзор
в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий, контроль за охраной атмосферного воздуха, за
деятельностью в области обращения с отходами, лесной контроль на
ООПТ, контроль в области охраны озера Байкал, а также контроль во
внутренних морских водах, территориальном море, в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской
Федерации.
За 2009 г. по всем видам государственного контроля и надзора,
осуществляемым Росприроднадзором, проведено 20,4 тыс. проверок
(половина из них плановые), в результате которых проверено 9,65
тыс. хозяйствующих субъектов. К административной ответственности за нарушение природоохранного законодательства привлечено 16,5 тыс. должностных лиц, 12,2 тыс. юридических лиц и 1,7 тыс.
граждан. Сумма наложенных штрафов (466,9 млн руб.) увеличилась
на 48,9% по сравнению с 2008 г., взысканных штрафов (349,7 млн
руб.) – на 89,7%.
Установленные в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях размеры штрафных санкций не сопоставимы с размерами ущерба, возникающего в результате причинения
вреда природным компонентам и окружающей среде.
Накопление экологических проблем происходит, в том числе, по
причине отсутствия в действующей нормативной правовой базе механизмов целевого использования средств, поступающих в бюджеты
бюджетной системы Российской Федерации по результатам государственного экологического контроля федерального и регионального
уровней, а также в виде платы за негативное воздействие на окружающую среду.
В результате нецелевого, по сути и бесконтрольного расходования
поступающих средств, количество экологических проблем возрастает, устранение нарушений формализуется, а экологическая ситуация в стране ухудшается. Целевое расходование бюджетных средств
предусмотрено Федеральным законом «Об охране окружающей
среды», однако данный механизм практически не всегда действует.
По нашему мнению, причина заключается в том, что федеральные,
160
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
региональные и местные органы государственной власти самоустранились от возложенной на них ответственности (Ст. 3 Закона № 7-ФЗ)
за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической
безопасности на соответствующих территориях.
В Заключение государственного доклада указано, что «Для введения в действие указанного механизма в Бюджетный кодекс Российской Федерации» необходимо внести изменения и дополнения, устанавливающие не только порядок направления средств в виде штрафов за экологические нарушения и в возмещение вреда, причиненного окружающей среде, в бюджеты бюджетной системы Российской
Федерации по результатам государственного экологического контроля, но и обязательное целевое расходование их исключительно на
решение экологических проблем, в первую очередь в рамках долгосрочных федеральных и региональных экологических программ.
В связи с этим необходимо разработать механизм привлечения
к ответственности руководителей федеральных, региональных и
местных органов государственной власти, которые в течение нескольких лет подряд не обеспечили на подведомственной территории благоприятную окружающую среду и экологическую безопасность народнохозяйственной деятельности.
Необходимость в этом обусловлена не только бездействием руководителей федеральных, региональных и местных органов государственной власти, но тем обстоятельством, что безудержное современное развитие транспорта, работающего на углеводородном
топливе, превращает территории населенных мест и близлежащие
к транспортным магистралям территории в площадные и линейные
источники загрязнения окружающей среды. И это существенно усложняет решение проблемы обеспечения благоприятной окружающей среды и экологической безопасности, на которую имеют конституционное право все граждане Российской Федерации.
В статье 1 Конституции указано, что Россия есть демократическое правовое государство. В статье 2 указано, что человек, его права
и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и
защита этих высших ценностей – обязанность государства. В статье
3 (п. 1) указано, что единственным источником власти в Российской
Федерации является ее многонациональный народ. В той же статье
(п. 3) указано, что высшим выражением власти народа являются референдумы и свободные выборы.
Таким образом, жизнь подвела нас к той черте, за которой, как указывал В. И. Вернадский, «человечество не выживет в среде собственных отходов». Действительно, в основах конституционного строя заложено самое главное для гражданского общества – государство обя161
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
зуется признавать, соблюдать и защищать высшие ценности – человека, его права и свободы. Следовательно, в соответствии со статьей
42 Конституции Российской Федерации государство обязано признавать, соблюдать и защищать право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением.
162
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
КОВАЛЕНКО Вероника Валерьевна1
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ОРГАНОВ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ
Аннотация: Статья посвящена показу понятия, содержания и особенностей
становления конституционно-правового статуса органов государственной и местной (муниципальной) власти.
Ключевые слова: Конституция РФ, конституционно-правовой статус, органы
государственной власти, муниципальная власть, полномочия, предметы ведения,
функции, ответственность.
Annotation: The article is devoted to the concepts, content and peculiarities of
formation of constitutional legal status of state and local (municipal) authorities.
Keywords: The Constitution of the Russian Federation, constitutional and legal
status, public authorities, municipal authorities, powers, functions, functions,
responsibility.
Определение содержания и особенностей конституционно-правового статуса органа государственной власти имеет первостепенное значение для выработки правильного восприятия его функций,
в силу чего он (статус) играет важную роль в юридической науке
в целом, в теории государства и права, муниципальном, конституционном и административном праве, в частности. Рассматриваемой
проблеме посвящены работы специалистов многих отраслей права.
Причем интерес к правовому положению органов государственной
власти, как и вообще к теории функционирования органов государства, постоянно возрастает. Это вызвано стремлением исследовать
характер советского государства, господство его административнокомандной системы, главными рычагами которой были партийный
аппарат и государственные органы, сделать соответствующие выводы, заключения, выявить предпочтения, руководствуясь современными условиями и доказательствами авторов, касательно обоснованности признавать наличие местной, муниципальной власти,
а, следовательно, и ее органов. Так, Ю. А. Тихомиров полагает, что понятие «государственный институт» может быть одним из ключевых
для государствоведения в целом. Это относительно самостоятельный структурный элемент государственной организации, оформленный в организационно-правовом отношении и предназначенный
для решения определенных государственных задач. При этом он выделяет три типа государственных институтов, в частности, органи1 Коваленко Вероника Валерьевна – ведущий специалист отдела информационной безопасности ООО «Винета».
163
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
зационно-функциональный, главной разновидностью которых являются государственные органы.
Не касаясь вопроса о приемлемости классификации государственных институтов, предлагаемой Ю. А. Тихомировым, надо признать плодотворными его выводы о том, что эти институты охватывают не только органы государства, но и все составные части
государственной организации, законодательной регламентации
государственных институтов, в частности, закрепления главных
элементов того или иного института: его природы, цели, порядка
создания и функционирования и др. Важно также его положение
об установлении с помощью закона основных элементов конституционно – правового статуса органов (характеристика системы
органов, порядка формирования, основных задач и направлений
деятельности, форм взаимоотношений с иными звеньями государственного аппарата)1.
Конституционно-правовой статус, а именно он в первую очередь
регулирует государственные институты, в том числе органы государства, становится все более содержательным и динамичным. По
нашему мнению, он включает в себя: 1) политическую и государственно-правовую характеристику основных органов власти; 2)
определение места различных видов органов в общегосударственной системе, дифференциацию систем, подсистем и видов органов,
а также их соотношение друг с другом; 3) основы взаимоотношений
органов между собой; 4) закрепление важнейших принципов их организации и деятельности; 5) установление основ компентеции; 6)
виды правовых актов органов и их место в системе права.
Таким образом, конституционно-правовой и просто правовой статусы – близкие, родственные, но не идентичные понятия. Соотношение между конституционно-правовым статусом и просто правовым,
сравнимо с соотношением Конституции, как Основного закона, с законодательством, развивающим и конкретизирующим конституционные нормы и положения. Конституция Российской Федерации
стабильна, а текущее законодательство меняется (политическая же
практика, в которой задействованы органы власти, может вообще
выглядеть очень причудливо). Как видно из ранее сказанного, в литературе высказаны различные мнения и взгляды относительно
определения органа государства.
Ю. М. Козлов в свое время полагал, что орган власти представляет
собой основную часть механизма государства, непосредственно и от
имени государства осуществляющего его задачи и функции посредством определенного вида государственной деятельности; в этих целях орган наделен государственно-властными полномочиями2.
164
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Свою, достаточно оригинальную трактовку сущности органа власти представил Б. М. Лазарев. Некоторые высказанные им соображения являются весьма полезными и будут применены при характеристике и определении органа государственной власти. Подход Б. М. Лазарева3, в котором им дается общая характеристика органов государственной власти, как звеньев механизма всякого социального управления, сводится к тому, что орган может рассматриваться как одна из
разновидностей социального института. То есть учреждения (установления), призванного выполнять конкретные публичные функции,
регулировать поведение, деятельность людей ради удовлетворения
тех или иных индивидуальных, групповых или общественных потребностей. Во всех социальных группах, где имеются хотя бы зачатки организации, кто-то представляет ее интересы вовне, определяет образ
поведения членов группы, принимает решения от имени организации.
Макс Вебер отмечал присущее таким институтам наличие рациональных установлений и аппарата принуждения. Он подчеркивал,
что «насильственное введение определенного порядка может быть
осуществлено органами института, посредством их специфических
функций»4.
Норма – «суть любых социальных институтов или организаций.
Поэтому без изучения правовых и моральных норм нельзя было бы
исследовать институты и организации», – утверждал Питирим Сорокин. Представляется, что «социальный институт» можно определить, как созданную для выполнения общественно значимых целей
и функций структуру, фундаментом которой служит система материальных средств, социально закрепленных и легитимированных
норм, конститулизированный порядок выполнения тех или иных
действий, поведенческих актов.
Согласно выводу Б. М. Лазарева, орган власти – это «…прежде всего
определенная государственная институция (установление). Орган
учреждается государством, образуется в установленном им порядке,
выступает по уполномочию его вовне». Использование термина «институция» применительно ко всей системе государственной власти,
к отдельным ее органам не должно носить абсолютного и безоговорочного характера. В этом случае необходимы определенные рамки,
пределы. Думается, что в принципе был прав Б. М. Лазарев, подчеркивая этот момент. Выделим дополнительно такой вывод: не каждое
государственное установление и институт – орган государства. Орган – особая, специфическая категория из числа государственно-правовых институтов и понятий.
В государстве имеется немало структурных частей, подразделений государственных органов, которые условно также могут быть
165
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
названы государственными институциями (например, отдел кадров,
плановый отдел министерства – важные его функциональные подразделения), но это не значит, что они безоговорочно относятся к органам государства.
Прежде чем сделать попытку дать определение категории «орган
государственно власти», следует рассмотреть и проанализировать такие понятия, как «государственный орган» и «механизм государства».
Б. М. Лазарев определяет орган власти следующим образом: «Это государственная институция с соответствующим личным составом, официально представляющая наше государство и действующая по его
поручению, участвующая в осуществлении его функций, наделенная
для этого властными полномочиями и несущая ответственность перед государством за свою деятельность»..Такое определение логично,
но требует, как отмечалось выше, существенных дополнений. Следует
иметь в виду, что Конституция Российской Федерации серьезно видоизменила терминологию и само деление, классификацию органов власти, базируясь на принципе разделения властей.
В какой-то мере общепринятым является понятие органа государства, то есть не органа государственной власти. Среди специалистов преобладает мнение о принадлежности каждому органу власти
ряда признаков. Это установленный государством (органом государственной власти) порядок образования, компетенция, закрепленная
в правовых нормах, строго соблюдаемый порядок деятельности (процедура), возможность принятия решений, обязательных для исполнения гражданами и должностными лицами, принуждение к исполнению принятых решений, бюджетное финансирование и т. д.
Поэтому с учетом ранее высказанных соображений можно считать приемлемым следующий вариант понятия органа власти государства: это составное и в то же время относительно обособленное
подразделение управленческого аппарата, которое участвует в осуществлении задач и функций государства и действует от его имени
и по его поручению, имеет соответствующую компетенцию и структуру, наделено установленным законодательством объемом властных полномочий, применяет присущие ему формы и методы деятельности.
Более широкий подход к определению органа власти демонстрируют другие ученые. Например, по мнению Н. А. Богдановой: «Это обособленная часть механизма государства, предназначенная для выполнения от имени государства его функций, определенным образом
внутренне организованная, действующая в рамках установленной
правом концепции законодательно – властных полномочий»5. В этом
определении орган власти не ограничивается узкими рамками «го166
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
сударственного аппарата», а именуется частью, составляющей «механизм государства».
В этой связи можно сделать вывод, что органы власти, образованные непосредственно государством для выполнения функций от его
имени (напр., Центральная избирательная комиссия Российской Федерации) независимо от органов государственной власти и других
государственных органов, непосредственно входят в механизм государства.
Органами государственной власти для обеспечения выполнения
своих функций могут создаваться различные государственные органы, представляющие собой мощные звенья госаппарата и входящие
в механизм государства опосредовано. Например, Федеральным Собранием – Счетная палата РФ, Президентом РФ – его Администрация.
Механизм государства включает в себя и органы государственной
власти – законодательной, исполнительной и судебной, а также, в чем
мы убеждены, и органы местной (муниципальной) власти. Составной
частью государственного механизма являются государственные институты, которые сложно включить в систему органов только государственной власти. Это институт Президента Российской Федерации, занимающий особое положение в государственном механизме.
Кроме этого, звеньями, составляющими государственный механизм,
являются государственные учреждения, например, Российская академия наук, Государственный академический Большой театр, Московский государственный университет и т. д. К государственному
механизму имеют прямое отношение Центральный банк Российской
Федерации, государственные унитарные (казенные) предприятия.
Таким образом, государственный механизм включает в себя различные составляющие (органы, учреждения, предприятия), объединенные общим государственным началом.
Что же должно относиться собственно к государственному аппарату? На наш взгляд, органы государственной власти, институт
Президента РФ, государственные органы, созданные как непосредственно государством, так и органами государственной власти. Виды
государственной власти обладают рядом особенностей, что, конечно,
отражается на характере и определении органа государственной
власти. Рассмотрим признаки такого органа с учетом общих черт,
присущих законодательной, исполнительной и судебной власти, а
затем сформулируем его определение, чтобы в дальнейшем исследовать принципы организации и деятельности органов государственной власти на основе принципа – «разделения властей»6.
Органы государственной власти: 1) являются составной частью
механизма (системы) государственной власти; 2) действуют (функ167
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ционируют) в сферах законодательной, исполнительной или судебной власти, либо местного сообщества; 3) выступают по поручению
и осуществляют деятельность от имени российского государства;
4) обладают собственной компетенций, имеют свою структуру, применяют присущие им формы и методы деятельности; 5) применяют
правовые нормы в пределах своей компетенции; 6) издают правовые
акты.
Таким образом, орган государственной власти – составная часть
механизма государства, действующего в сфере законодательной,
исполнительной, судебной, муниципальной власти и осуществляющего свою деятельность от его имени, обладающего собственной
компетенцией, имеющего свою структуру, использующего присущие
ему формы и методы деятельности, применяющего правовые нормы
в пределах своей компетенции и издающего нормативные акты.
В Конституции Российской Федерации, федеральных законах, иных
нормативных правовых актах закреплены наиболее общие принципы,
характеризующие каждый без исключения вид государственной власти, состоящий из законодательных, исполнительных судебных и муниципальных (местных) органов, каждый из которых самостоятелен.
Всем этим органам присущи некие общие начала, вытекающие из духа
и буквы Конституции Российской Федерации. Это прежде всего основополагающие принципы: народовластия, демократизма, законности,
суверенитета, федерализма, разграничения предметов ведения между
органами законодательной, исполнительной и судебной власти, гласности. Перечисленные принципы характеризуют глубокий демократический и цивилизованный характер государства. И в то же время
в недостаточной степени отражают специфику принципов организации и функционирования органов законодательной, исполнительной
и судебной власти, особенно муниципальной (местной) власти, которой в первую очередь приходится исполнять конституционный принцип: «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства».
В правовой литературе имеются различные варианты перечня и
трактовки принципов организации и деятельности органов власти.
Профессор Б. М. Лазарев различал социально-политические и организационные принципы государственного управления. Такой подход
возможен и в известной мере обоснован, он является особенно распространенным в учебной литературе по административному праву7.
Профессор Ю. М. Козлов несколько иначе, значительно уже, понимает названные принципы, которые, по его мнению, сводятся к:
принципу федерализма, принципу сочетания централизации и децентрализации, принципу законности8. Такой подход интересен, но
168
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
представляется явно недостаточным, не раскрывающим объемности
и богатства содержания анализируемого явления.
Исследуя исполнительную власть, некоторые авторы (напр.,
Д. Н. Бахрах) по существу обходят молчанием проблему принципов
построения и деятельности органов исполнительной власти, либо
лишь косвенно касаются их, что едва ли соответствует цели и задаче
всестороннего исследования специфики органа власти. Д. М. Овсянко
говорит о понятии, содержании и основных принципах исполнительной власти, а не органов исполнительной власти, что также едва ли
можно признать правильным. Правда, затем в тексте книги автор говорит уже об органах исполнительной власти, которые в своей деятельности руководствуются рядом принципов9. К ним Д. М. Овсянко
относит следующие принципы: народовластия; верховенства закона;
разделения и взаимосдерживания властей; разграничения полномочий федеральных и региональных органов (правда, не ясно, какие
органы причисляет автор к региональным); законности; гласности;
приоритета и гарантированности прав личности; федеративного
устройства; централизации; дифференциации (разделения) и фиксирования функций.
Как видим, набор принципов у данного автора оказался весьма
разветвленным и сложным, подчас противоречивым и весьма разноплановым, подчеркивающим отсутствие системности в подходе
к проблеме и упорядоченности принципов, что не соответствует логике научного изложения правового материала в курсе конституционного, муниципального и административного права. Вполне естественно, что возможны и другие подходы к такому вопросу, как принципы организации и деятельности органов государственной власти.
Выскажем собственные соображения на этот счет.
Вопрос о принципах построения и деятельности государственных
органов власти – многоплановый, сложный, во многом дискуссионный. Он, можно сказать, в немалой степени касается самой сущности
соответствующих государственных органов власти и органов муниципальной власти. Специфика принципов и их реализации в особенности сложна и многогранна в процессе анализа данной проблемы
применительно к органам государственной власти, сущность, конституционно-правовой статус, место и особенности которых мы исследуем.
Всю обозначенную проблему необходимо анализировать, руководствуясь «духом» и текстом Конституции Российской Федерации, в особенности статьями 10, 12, 131–133, в соответствии с которыми государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе
разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную.
169
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
Исходя из ч. 2 ст. 3 Конституции Российской Федерации, гласящей,
что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через
органы государственной власти и органы местного самоуправления,
аккумулируя ранее высказанные соображения Г. В. Атаманчуком,
К. С. Вельским, Б. М. Лазаревым, Ю. М. Козловым, П. Т. Василенковым,
Б. Н. Габричидзе, Д. Н. Бахрахом, А. П. Алехиным, Ц. А. Ямпольской,
Д. М. Овсянко, М. И. Пискотиным, В. Г. Вишняковым и другими авторами, попытаемся сгруппировать и представить в целостном виде систему принципов организации (построения) и деятельности органов
государственной власти Российской Федерации. Речь идет именно
о разных видах власти.
Итак, в систему построения и деятельности органов государственной власти входят: 1) принцип народовластия; 2) принцип федерализма; 3) принцип иерархии, подчинения нижестоящих органов власти вышестоящим; 4) принцип профессионализма и компетентности;
5) принцип законности; 6) принцип гласности; 7) принцип участия
граждан в формировании (избрании) органов законодательной и исполнительной власти.
Приведенная классификация принципов несколько условна, но
она позволяет по-новому взглянуть на данную проблему в целом, на
систему и специфику принципов, которые характерны именно для
построения и деятельности органов государственной власти.
Содержание представленных нами принципов – правовой базы
формирования и функционирования органов власти (муниципальной, в том числе), естественно, позволяет авторам исследования заявить о том, что конституционно-правовой статус любого органа
власти, в том числе, если не сказать в первую очередь, и муниципальной власти, представляет собой совокупность прав, обязанностей и
ответственности, регламентированных Конституцией России, российским законодательством в целом и, конечно, общепризнанными
принципами и нормами международного права.
Права органов муниципальной власти санкционированы и закреплены ст.ст. 3, 12; ч. 2 ст. 15, 18, 33; ч. 2 ст. 40; ч. 1 ст. 41; ст. 43 (ч. 1–2);
ст. 46; ст. 131–133 Конституции Российской Федерации; ст.ст. 1, 3, 4,
7, 8–9, 10–13, 14–14.1, 15–15.1, 16–16.1, 16.2, 17, 17.1, 18, 19, 20, 22–25.1,
26–33, 34–36, 37–39, 41–48, 49–56, 64, 66–69 Федерального закона №
131-ФЗ10; ст. 4, 9–11 Европейской хартии о местном самоуправлении.
Обязанности органов местного самоуправления определены ст.
132–133 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 21, 38–39, 44–45,
48, 52 Федерального закона № 131-ФЗ (в ред. ФЗ № 260-ФЗ и далее).
Ответственность органов муниципальной власти и их должностных лиц предусмотрена законодательством, в частности, глава 10
170
ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ФЗ № 131-ФЗ так и называется: «Ответственность органов местного
самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, контроль и надзор за их деятельностью». К ним могут применяться такие виды ответственности, как: дисциплинарная, материальная, уголовная, гражданско-правовая, муниципально-правовая и конституционно-правовая, в том случае, если в их деянии (действии, бездействии) усматриваются признаки состава правонарушения (субъект,
объект, субъективная и объективная сторона).
Завершая исследование вопроса, необходимо заметить, что кроме
понятий «конституционно-правовой статус» и «орган власти» в научной литературе раскрываются такие дефиниции, как: полномочия11, правовой статус12, юрисдикция13, компетенция14.
1 Тихомиров Ю. А. Государственные институты и закон // Сов. гос. и право.
1980. № 10.
2 См.: Козлов Ю. М. Органы государственного управления. М., 1960. С. 18;
Конституционное право Российской Федерации. 2-ое изд. / М. Б. Смоленский,
М. В. Мархгейм, Е. Е. Тонков. Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. С. 235–239.
3 Лазарев Б. М. Органы советского общенародного государства. М., 1982.
С. 39.
4 Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 537–539.
5 См.: Богданова Н. А. Конституционное право. Общая часть. М., 1996. С. 48;
Подробнее см.: Конституционное право Российской Федерации / М. Б. Смоленский и др. Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. С. 41–45.
6 Орешин С. В. Правовое регулирование служебно-контрактных отношений
в государственной гражданской службе Российской Федерации: автореф. дисс.
… канд. юрид. наук. СПб.: СПбУУиЭ, 2012; Глущенко П. П., Боер В. М. Субъекты
государственно-управленческой деятельности: монография. СПб.: СПбУУиЭ,
2015. С. 7–15.
7 Лазарев Б. М. Понятие и система принципов государственного управления
// Советское административное право. М., 1990. С. 18–41; Глущенко П. П. Указ.
соч. С. 35–41.
8 Алехин А. П., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации. М., 1994. С. 113.
9 См.: Овсянко Д. М. Административное право. М., 1995. С. 17; Глущенко П. П.
Указ. соч. С. 62–66; Оводенко А. А., Лойт Х. Х. Особенности государственно-правового управления социальной сферой в условиях чрезвычайного положения
// Закон. Право. Государство. 2014. № 4. С. 33–51.
10 Федеральный закон от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 40.
Ст. 3822.
11 См.: Боер В. М., Глущенко П. П. Субъекты государственно-управленческой
деятельности: монография. СПб.: СПбУУиЭ, 2015. С. 56–84.
12 Гришковец А. А., Топоркова М. Н. Правовой статус министра без портфеля:
практика России // История становления и современного состояние исполнительной власти в России. М.: Новая правовая культура, 2003. С. 174–182.
13 Чекалина О. В. Некоторые проблемы административной юрисдикции налоговых органов. Там же. С. 192–194.
14 Сергиенко Л. А. Осуществление компетенции органов исполнительной
власти в информационной сфере на основе международных договоров РФ //
Там же. С. 289–297.
171
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
БОЕР Анна Александровна1
ВОЗМЕЩЕНИЕ НЕИМУЩЕСТВЕННОГО ВРЕДА
В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО ПРАВА
Аннотация: В статье представлена история становления института возмещения неимущественного вреда и направления его дальнейшего совершенствования.
Ключевые слова: Российское право, институт возмещения неимущественного вреда, совершенствование законодательной базы.
Annotation: The article presents the history of formation of Institute of
compensation of moral harm and directions for its further improvement.
Keywords: Russian law, Institute of compensation for moral harm, strengthening
the legislative framework.
Российское законодательство и практика возмещения неимущественного вреда имеет глубокие корни. Один из наиболее значимых
историко-правовых памятников – «Русская правда» X–XI вв. содержит в себе ряд норм, предусматривающих ответственность за причинение неимущественного вреда. При этом целью наказания устанавливалось возмещение и материального, и морального ущерба.
Так убийца мог откупиться от родственников убитого вирой, то есть
определенной денежной суммой. Если же убийца не мог выплатить
компенсацию, то он передавался в полное распоряжение родственников жертвы по праву кровной мести. Денежная выплата полагалась
не только за тяжкие правонарушения, но и за другие действия оскорбительного характера. Например, за вырванный клок бороды полагалось платить 12 гривен штрафа1.
Право на предъявление материального требования за убийство
(виры) и оскорбление (бесчестье) сохранилось и в последующих правовых актах: в Судебниках 1497 и 1550 гг., Соборном Уложении 1649 г.2
В общих чертах правила взыскания компенсации за личную обиду
просуществовали до XVIII в. При Петре I были внесены дополнения
об оскорблении чести в воинском и морском уставах, а при Екатерине II издан манифест о поединках. Так, указ от 30 марта 1716 г.,
содержащийся в артикуле 147 Воинских артикулов гласит: «И дабы
озлобленный и обруганный свою надлежащую сатисфакцию имел,
когда он сам не захотел самовольно отмщенье учинить, тогда (суд)
должен иное дело приняв выслушать и обиженному пристойное удо1 Боер Анна Александровна – заведующая кафедрой гражданского права юридического факультета ГУАП, кандидат юридических наук, доцент.
172
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
вольствие чинить»3. За бесчестье лица дворянского звания или государственного служащего взыскивался годовой оклад получаемого
им жалованья, а за оскорбление духовного лица вдвое больше, чем за
оскорбление светского. Обывателю за словесную обиду причиталось
столько, сколько он должен был уплатить за этот год в казну4. Таким
образом, в названных источниках говорится о компенсации за обиды
и посягательства на личные неимущественные блага.
Позднее указанные правила частично вошли в свод законов гражданских. Однако помещены они были в разных главах, хотя имелся и
специальный раздел, озаглавленный « О вознаграждении за обиды
личныя имуществом».
С середины XIX в. и до Октябрьской революции возмещение вреда
в основном регулировалось законом от 21 марта 1851 г., содержавшемся в Х томе Свода законов Российской Империи.
Свод законов гражданских (Т. Х Свода) не содержал норм о предустановленной оценке нападений, обид и оскорблений, но сам принцип возмещения морального вреда сохранился.
Названный закон вызывал довольно противоречивые суждения
российских юристов. Показательными в этом смысле являются мнения Г. Ф. Шершеневича и С. А. Беляцкина5. Последний был активным
сторонником материального возмещения морального вреда. По его
убеждению подобное возмещение является отражением высокой
правовой культуры общества: «...моральный вред с точки зрения
гражданского права достоин не меньшего внимания, чем имущественный ущерб....В настоящее время возмещение морального вреда
делается общим явлением, входит в кровь и плоть юридической
практики повсеместно....Причинив ущерб моральной сфере данного
лица, отняв у него одно из духовных благ, делинквент должен быть
готов, что с него потребуют доставления того, чем духовные блага
могут быть приобретены, т. е. уплаты денежной суммы»6.
Свои выводы о необходимости и целесообразности введения
в российское законодательство института морального вреда С. А.
Беляцкин делал на основе тщательного анализа текста Свода законов российских, исторических источников российского и иностранного права. В пользу его мнения говорят ст. ст. 644, 684 Х тома ч. 1
Свода Законов Российской империи, которые предусматривали возможность возмещения вреда и убытков, причиненных преступным и
непреступным деянием. Разграничивая вред и убытки, закон давал
возможность более широкого трактования понятия вреда – в смысле
не только экономическом, но и нематериальном. Ст. 574 названного
закона прямо говорит: «Как по общему закону никто не может быть
без суда лишен прав, ему принадлежащих, то всякий ущерб в имуще173
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
стве и причиненные кому-либо вред или убыток с одной стороны налагают обязанность доставлять, а с другой производят право требовать вознаграждения». Ст. 693 т. Х ч. 1 гласит: « Каждый имеет право,
в случае неисполнения по договорам и обязательствам, а также в случае обид, ущербов и убытков, искать удовлетворения и вознаграждения посредством суда»7. Кроме того, ни один российский закон прямо
не запрещал возможность возмещения нематериального вреда.
В пользу имущественного возмещения нравственного вреда высказывался и М. М. Винавер. Исследуя теорию неимущественной
стоимости предмета обязательства, выдвинутой Иерингом, Винавер признает возможность денежной оценки неимущественного интереса, боли, нравственного страдания, связанных с имущественным обязательством. В своей работе он пишет: «С этою, несколько
шокирующею, компенсациею психических состояний денежными
знаками, можно, в конце концов, примириться, а расширение сферы
удовлетворения кредитора следует приветствовать как акт элементарной справедливости…»8. А. С. Кривцов в работе «Общее учение об
убытках» также дает положительную оценку институту морального
вреда, определяя его существование как исторически обусловленное: «Возмещение убытков является в современном праве удовлетворением не за один имущественный вред и не за одно нарушение
имущественных прав, но также за вред не материального характера.
При этом обращаю внимание, что в литературе предмета заметна
тенденция сделать объектом иска об убытках не только возмещение
косвеннаго материального вреда, могущего иногда иметь место при
нарушении хотя-бы и не материальных прав, но также и такого вреда,
которому совершенно чужд какой бы то ни было имущественный характер.... Не разделяя всецело этого взгляда, я должен заметить, однако, что исторически он является совершенно согласным с тем, что
в древнем праве существовало в действительности»9.
А. С. Кривцов требует разделения понятий компенсации нематериального вреда и возмещения убытков по признаку определения
пределов ответственности. В институте возмещения нематериального вреда, по мнению автора, существенным моментом при определении ответственности считается качественная характеристика
вреда: «…центр тяжести заключается в вине того лица, действие котораго вызвало этот вред»10. В то время как для института возмещения убытков важным является количественная сторона вреда.
Против имущественного возмещения нравственного вреда выступали Г.Ф. Шершеневич и Л. И. Петражицкий, который видел в этом
институте антикультурное явление11. Л. И. Петражицкий утверждал,
что существование подобного института в древнем праве (отчасти
174
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
в римском, в старогерманском, древнерусском) говорит лишь о низком уровне развития культуры, а не является базой для его дальнейшего развития, как полагал А. С. Кривцов.
Несмотря на имеющиеся доводы против возмещения нравственного вреда, составители проекта нового гражданского уложения издания 1905 г. примкнули к сторонникам введения такой компенсации. Так ст. 1655, 2626, 2627 проекта гражданского уложения прямо
указывают на необходимость возмещения нравственного вреда
в случаях причинения обезображения, телесных повреждений, лишения свободы, нанесения оскорбления, в том числе чести женщины
или девицы, неисполнения обязательства должником, по грубой неосторожности причинившего нравственный вред, не подлежащий
точной оценке.
Даже такое ограниченное применение компенсации морального
вреда стало большим шагом в развитии российского гражданского
права и российского права вообще. В начале ХХ в. в России сложилась
одна из лучших школ естественного права. Вопросы морали и нравственности, а также их соотношение с правом, волновали не только
русских философов, но и юристов. Естественно-правовые учения оказали определенное положительное влияние на формирование института компенсации морального вреда, став его нравственной и этической основой.
Таким образом, в начале ХХ в. в России стал формироваться новый
правовой институт, основанный на исторических традициях, законодательном опыте других государств и современных научных теориях.
1 Политическая история России: Хрестоматия / сост.: В. И. Коваленко, А. Н.
Медушевский, Е. Н. Мощелков. М.: АО Аспект Пресс, 1995. С. 9–18.
2 Судебники XV–XVI вв. М.: Изд-во АН СССР, 1952. С. 141–147.
3 Хрестоматия по истории государства и права России / сост. Ю. П. Титов. М.:
Проспект, 1999. С. 189.
4 Беляцкин С. А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. Издание склада «Право», СПб., 1913. С. 27.
5 См. подробнее: Беляцкин С. А. Указ. соч.; Шершеневич Г. Ф. Учебник Гражданского права. М.: Спарк, 1995.
6 Беляцкин С. А. Указ. соч. С. 4, 8.
7 Российское законодательство Х–ХI веков / под общ. ред. О. И. Чистякова,
1986. Т. 7. С. 460.
8 Винавер М. М. Из области цивилистики / Типография Розена; СПб., 1908.
С. 188.
9 Кривцов А. С. Общее учение об убытках. Юрьев: Типография К. Маттисена,
1902. С. 4–5.
10 Кривцов А. С. Указ. соч. С. 7.
11 Петражицкий Л. И. Возмещение нематериального вреда с точки зрения
социальной политики // Право. 1900. № 11. С. 572; № 16. С. 803.
175
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
КЛЕМЕНТЬЕВ Сергей Викторович1
ПРАВОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДОГОВОРА
КУПЛИ-ПРОДАЖИ НЕДВИЖИМОСТИ
Аннотация: Данная статья посвящена некоторым правовым проблемам, возникающим при заключении договора купли-продажи недвижимости, рассмотрению особенностей совершения сделок с недвижимостью, а также автором предлагаются пути совершенствования законодательного регулирования договорных
отношений.
Ключевые слова: Договор купли-продажи; сделка с недвижимостью; предмет
договора; продавец; собственность; государственная регистрации; возникновение прав и обязанностей сторон.
Annotation: This article deals with some legal problems arising at the conclusion
of the purchase and sale of real estate consider the peculiarities of real estate
transactions, as well as the author suggests ways to improve the legal regulation of
contractual relations.
Keywords: Contract of sale; real estate transaction; subject of the contract; seller;
own; State registration; the occurrence of the rights and obligations of the parties.
Понятие договора купли-продажи жилых помещений можно вывести на основе легального определения договора купли-продажи
недвижимости в сочетании со специальными нормами ст. 558 ГК РФ,
регламентирующими особенности продажи жилых помещений. По
договору продажи жилого помещения продавец обязуется передать
в собственность покупателя жилой дом, квартиру, часть жилого дома
или квартиры, а покупатель обязуется принять это имущество по
передаточному акту и уплатить за него определенную сторонами денежную сумму.
Особенности договора купли-продажи жилого помещения во многом обусловлены спецификой предмета договора. При определении
жилого помещения в качестве предмета договора выделяется три
критерия: удовлетворение помещения ряду требований (санитарных, технических), то есть его пригодность для проживания (ч. 2 п.
1 ст. 673 ГК РФ); целевое назначение – постоянное проживание в нем
физических лиц (ст. 7 Жилищного кодекса РСФСР), изолированность
помещения (ч. 1 п. 1 ст. 673 ГК РФ, ст. 52 ЖК РСФСР). К жилым помещениям относятся объекты: жилые дома, части жилых домов, жилые
строения без права регистрации проживания в них, некапитальные
жилые строения на огородных участках, квартиры и части квартир,
комнаты, иные жилые помещения в жилых домах и других строе176
1 Клементьев Сергей Викторович – магистрант юридического факультета ГУАП.
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ниях. Договор продажи жилого помещения должен предусматривать
его цену.
При продаже жилого помещения в кредит с условием о рассрочке
платежа указываются цена, порядок, сроки и размеры платежей (ст.
489 ГК РФ). Сделки с жилыми помещениями связаны с оборотом довольно-таки больших денежных средств и с осуществлением гражданами их конституционного права на жилище. Поэтому нормы действующего законодательства направлены на то, чтобы обезопасить
участников этих отношений и гарантировать им право на жилье. Так,
в Конституции Российской Федерации закреплено: «никто не может
быть произвольно лишен жилища». Надо отметить что Конституция
СССР такого положения вообще не содержала. Гражданское законодательство признает только законное право пользования, предусматривая способы его возникновения: договор найма жилого помещения (п. 1 ст. 671 ГК РФ); право пользования членов семьи нанимателя
(собственника), проживающих совместно с нанимателем (собственником) (ст. 53 ЖК РСФСР, ст. 292 ГК РФ); вселение в жилое помещение
нанимателя опекунов или попечителей, поднанимателей и временных жильцов [2]. По данному вопросу в литературе выдвинуты две
теории: семейно-правовая и гражданско-правовая. К числу сторонников семейно-правовой теории следует отнести Ю. К. Толстого, А.А.
Ерошенко, Ш. Д. Чиквашвили и некоторых других ученых. Их позиция сводится к тому, что право пользования жилым помещением возникает в силу семейных отношений между членами семьи собственника (нанимателя) и собственником (нанимателем).
Ряд цивилистов отходят от указанной теории возникновения
права пользования жилыми помещениями у членов семьи и предлагают 1 ФЗ «О садоводческих огороднических и дачных некоммерческих объединениях». Ст. 1 2 Гражданский кодекс Российской Федерации ст. 1 Закона РФ «Об основах федеральной жилищной политики»,
ст. 289, ст. 558 ГК РФ. 3 ФЗ «Жилищный кодекс» РФ, ст. 16 Закона РФ
«Об основах федеральной жилищной политики» [1, ст. 289, 558]. При
этом граждане вселенные нанимателем или собственником, приобретают равное с нанимателем или собственником а также членами
их семьи право пользования жилыми помещениями. Все же вторая позиция больше соответствует отношениям по возникновению
права пользования так как право пользования по договору найма жилого помещения у нанимателя возникает не только из заключенного
с наймодателем договора, но и в результате вселения его в жилое
помещение. На основании п. 1 ст. 558 ГК РФ в договоре купли- продажи жилого помещения обязательно должны содержаться сведения
о сохранении при продаже жилого помещения новому собственнику
177
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
права пользования этим помещением за лицами, которые в нем проживают. Однако формулировка указанного существенного условия
договора, подобная этой: «В указанной квартире проживают..., которые как члены семьи продавца сохраняют в соответствии со ст. 292
ГК РФ право пользования ею после перехода права собственности на
квартиру к покупателю» – в текстах договоров купли-продажи встречается крайне редко. Если продается квартира с жильцами, то чаще
всего в договоре присутствует следующее условие: «В квартире зарегистрированы (проживают)..., которые обязуются сняться с регистрационного учета в течение...». Если жильцы не подписывают договор на стороне собственника-продавца то подобное условие является
ничтожным, поскольку вещное право членов семьи продавца не может прекратиться на основании обязательств последнего. Как гласит
закон (ст. 460 ГК РФ), продавец обязан передать товар свободным от
прав третьих лиц либо предупредить покупателя о правах третьих
лиц [6, с. 96]. Решение этого вопроса не представляет большой сложности, если члены семьи собственника или нанимателя вселены
в продаваемое жилое помещение на основаниях, предусмотренных
законодательством (брак, родство).
Сложнее обстоит дело, когда новый собственник жилого помещения к которому оно перешло например, по наследству не зная о фактических супружеских отношениях наследодателя производит отчуждение жилого помещения другому лицу. При этом как правило,
сведения о лицах, которые могут быть признаны членами семьи
нанимателя, в домовой книге жилищно-эксплуатационной организации отсутствуют. Вместе с тем право пользования жилым помещением принадлежит указанным субъектам на основании предусмотренных гражданским и жилищным правом юридических фактов в первую очередь фактов семейных и родственных отношений.
А ведь лицо, совместно проживавшее имеет право подать исковое
заявление о признании права пользования жилым помещением последнего собственника. И, как свидетельствует судебная практика
при наличии достаточных оснований суд удовлетворит подобный
иск. В результате новый собственник после исполнения договора получает жилое помещение с правами третьих лиц. Проектом Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в этом случае собственнику жилого помещения будет предоставлено право заключить с лицом имеющим право пользования жилым помещением,
договор найма жилого помещения сроком на три года, а в случае его
несовершеннолетия до достижения им совершеннолетнего возраста.
Тем не менее, такая постановка вопроса не снимет возникшей проблемы. В данном случае защита нового собственника могла бы быть
178
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
обеспечена внесением в п. 1 ст. 558 ГК РФ дополнения, предоставляющего покупателю право заключать с такими лицами договор коммерческого найма, если их право пользования жилым помещением
бессрочно. Согласно п. 2 ст. 558 ГК РФ договор продажи жилого дома,
квартиры, части дома или квартиры считается заключенным с момента государственной регистрации. В силу п. 7 ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок
с ним» момент регистрации сделки – это момент внесения записи
о сделке в Единый государственный реестр прав, то есть момент достижения сторонами соглашения в требуемой законом форме и момент его государственной регистрации могут не совпадать.
Саму регистрацию договора отнести к понятию оформления сделки
нельзя потому что требование о регистрации лежит за рамками понятия формы сделки. Поэтому нормы ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не противоречат Гражданскому кодексу, так как тот не определяет момент совершения факта регистрации. Момент совершения факта государственной регистрации как сделки, так и права, определяется Законом о государственной регистрации. Приведенные доводы позволяют сделать
вывод о том, что положения п. 2 ст. 558 ГК РФ внутренне противоречивы. Кроме того с чисто юридико-технической точки зрения нельзя
признать совпадающими момент составления одного документа, подписанного сторонами, момент сдачи договора на проверку в органы
юстиции и момент государственной регистрации договора (внесения
записи в Единый государственный реестр прав). Вероятно, при редактировании п. 2 ст. 558 ГК РФ предполагалось обеспечить усиление мер
защиты покупателя от недобросовестного продавца, ведь возникновение прав и обязанностей у сторон связывается не с моментом подписания договора, а с моментом его государственной регистрации [5].
Однако такой подход связывающий возникновение прав и обязанностей сторон с моментом внесения записи о сделке в реестр, не только
не осуществим, но и противоречит ст. 165 и п. 3 ст. 551 ГК РФ, а в случае
его применения лишает сторону чей контрагент уклоняется от государственной регистрации договора, права обращения в суд с просьбой
о вынесении решения о регистрации, что особенно важно, если сделка
была хотя бы частично исполнена. Таким образом складывается ситуация, при которой договор подписан воля сторон проявлена и зафиксирована, но прав и обязанностей этот договор не породил в первую
очередь, права покупателя требовать государственной регистрации
договора и обязанности продавца исполнить это требование). Изложенное свидетельствует о том, что редакция п. 2 ст. 558 ГК РФ неверна,
ввиду того, что момент заключения договора не совпадает с моментом
179
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
его государственной регистрации. Более того она противоречит п. 1
ст. 165 ГК РФ и п. 1 ст. 432 ГК РФ. Если для сделок с жилыми помещениями требуется государственная регистрация, то ее несоблюдение
делает сделку ничтожной. В то же время, согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ,
договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой
форме достигнуто соглашение по всем его существенным условиям.
Тем самым п. 2 ст. 558 ГК РФ относит государственную регистрацию не
к категории актов государственных органов, а к требованиям, касающимся формы сделки, что не соответствует п. 1 ст. 2 Закона о регистрации и п. 3 ст. 165 ГК РФ, четко разграничившему форму сделки и ее государственную регистрацию. Итак, норма п. 2 ст. 558 ГК РФ нуждается
в изменении. Прежде всего момент заключения договора купли-продажи жилого помещения и момент его государственной регистрации
следует четко разделить во времени для чего можно использовать следующая редакция п. 2 ст. 558 ГК РФ: «Договор продажи жилого дома,
квартиры части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации после его оформления. При отсутствии государственной регистрации такой договор признается недействительным».
Подобная формулировка положений п. 2 ст. 558 ГК РФ не исключает
применения в случаях необходимости п. 3 ст. 165, п. 3 ст. 551 ГК РФ, позволяющих суду вынести решение о регистрации сделки, если сделка
совершена в надлежащей форме но одна из сторон уклоняется от ее
регистрации. Если же оставить п. 2 ст. 558 ГК РФ в действующей редакции то применение п. 3 ст. 165, п. 3 ст. 551 ГК РФ будет затруднительным поскольку признание договора заключенным именно в момент
государственной регистрации предполагает отсутствие договорных
отношений до регистрации, а следовательно, и отсутствие обязанностей сторон передать договор в регистрирующий орган.
Источники:
1. «Гражданский кодекс РФ (часть вторая» от 26.01.1996 г. № 14 ФЗ (ред.
07.02.2011 г.).
2. «Жилищный кодекс РФ» от 29.12.2004 г. № 188-ФЗ в ред. 04.06.2011 г.).
3. ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и
сделок с ним» от 21.07.1997 г. № 122-ФЗ (ред. 04.06.2011 г.).
4. ФЗ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения
выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» от
25.06.1993 г. № 5242-1 (ред. 27.07.2010 г.).
5. Мейер Д. И. Русское гражданское право. М. 2014.
6. Вишневская И. С. Особенности договора найма жилой площади в домах,
принадлежащих гражданам на праве личной собственности // Правоведение.
2012. № 5.
7. Скловский К. И. О действительности продажи чужого имущества // Вестник Высш. Арбитр. Суда РФ. 2003. № 9.
8. Толстой Ю. К. Жилищное право. М., 2016.
180
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
КНОР Илья Александрович1
ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ
Аннотация: В статье рассматриваются предусмотренные гражданским законодательством отличительные особенности гражданско-правовой ответственности предпринимателей, обусловленные осуществлением ими предпринимательской деятельности.
Ключевые слова: Особенности гражданско-правовой ответственности, договорные обязательства, ответственность без вины, индивидуальный предприниматель.
Annotation: The article considers the civil legislation of distinctive aspects of
individual entrepreneur civil liability because of the entrepreneurial activity conduct.
Keywords: Especially civil liability, contractual obligations, liability without fault,
individual entrepreneur.
Меры гражданско-правовой ответственности, которые применяются к индивидуальным предпринимателям, основываются на общих положениях норм гражданского права об ответственности, но
с учетом особенностей, вытекающих из специфики предпринимательской деятельности и с учетом индивидуального характера этой
деятельности.
За неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств индивидуальным предпринимателем указаны в разделах
III и IV Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ), где указаны общие и
специальные положения гражданского законодательства о договорной ответственности субъектов предпринимательского права, о договорных и гражданско-правовых обязательствах.
Договорная ответственность предпринимателей, включая индивидуальных предпринимателей, возникает независимо от вины.
Лицо будет признано невиновным, только в том случае, если оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, которые
от него требовались по условиям гражданского оборота. Если лицо
не исполнило или ненадлежащим образом исполнило свои обязательства, при осуществлении своей предпринимательской деятельности, если иное не предусмотрено законом или договором, несет
ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение обя1 Кнор Илья Александрович – магистрант юридического факультета ГУАП (Сербин Михаил Викторович, кандидат юридических наук, доцент – научный руководитель).
181
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
зательств было невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е.
при возникновении непредотвратимых и чрезвычайных, при данных
условиях, обстоятельств. Но согласно п. 1–3 ст. 401 ГК РФ к таким обстоятельствам не относятся – нарушение обязанностей со стороны
контрагентов должника, отсутствие необходимых товаров, денежных средств [1].
Долгое время в цивилистической науке и практике преобладало
уголовно правовое понимание вины – «как субъективного психического отношения нарушителя к самому действию и к его последствиям».
На данный момент, все большое число юристов приходит к выводам о констатации не вины, а прав потерпевшего лица на возмещение ущерба, так как растет число жизненных ситуаций, которые испытывают потребность в реализации безвиновной имущественной
ответственности. Возникает множество трудностей при определении психического отношения нарушителя договорной дисциплины
к своему действию или бездействию. Как указывает С. С. Алексеев
«Для определения вины в гражданском правонарушении нет необходимости устанавливать интеллектуальные и волевые составляющие
психического отношения правонарушителя к содеянному» [2]. Автор
считает, что достаточно установить масштаб поведения обязанного
лица, соизмерение поступков, по отношению к действиям другого
разумного лица в аналогичной ситуации.
Б. И. Пугинский верно писал, что «вина должна пониматься не как
акт сознания, а в качестве характеристики деятельности нарушителя в конкретных условиях ее осуществления» [4].
В законодательстве зарубежных стран становится заметна тенденция отказа от принципа вины как одного из основных условий гражданско-правовой ответственности. Отличие вины коммерческих организаций, происходящих в результате не надлежащего исполнения или
неисполнения обязательств по договору организации в лице работников, управляющих организаций либо менеджеров, вина индивидуального предпринимателя выражается в непринятии им самим мер по
надлежащему исполнению взятых на себя договорных обязательств.
Таким образом, гражданско-правовая ответственность индивидуальных предпринимателей, как и других участников предпринимательской деятельности, таких как унитарные предприятия, производственные кооперативы, несет повышенную ответственность,
в сравнении с гражданско-правовой ответственностью обычных физических лиц.
Повышенный характер ответственности индивидуальных предпринимателей не только в ответственности без вины, но и в солидар182
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ном характере обязательств нескольких должников – предпринимателей, если законом или договором не предусмотрено иное [1].
Садиков предлагает исключить ответственность индивидуального предпринимателя, при отсутствие вины последнего [5]. Исходя
из этого можно сделать вывод, что реализация данного предложения
нарушит устоявшеюся систему повышенной ответственности субъектов предпринимательской деятельности.
Ф. И. Хамидуллина верно замечает, что «то, что мы называем повышенной ответственностью, на самом деле связано с мерой заботливости. По существу, на предпринимателя возложен риск ответственности за ненадлежащую меру заботливости, …он рискует настолько,
насколько не проявляет такую заботливость» [6].
По отдельным видам предпринимательских обязательств возможна ограниченная ответственность индивидуального предпринимателя (ответственность в пределах возмещения реального
ущерба) [1]. Такая ограниченная ответственность предусмотрена законом для предпринимателей, осуществляющих свою предпринимательскую деятельность в сфере транспорта, энергоснабжения, хранения и т.д., и вызвана, на наш взгляд, характером осуществляемой
индивидуальным предпринимателем деятельности по перевозке
грузов, пассажиров, экспедированию, большим количеством клиентов-потребителей, повышенным предпринимательским риском
исполнителя, финансовой неспособностью единовременного возмещения вреда большому количеству потерпевших, активным использованием законодателем исключительной неустойки, объявлением
стоимости перевозимого груза, багажа, а также безвозмездностью
(дружественностью) ссуды, хранения в интересах граждан.
По мнению А. С. Ефимова, законодательное ограничение права на
полное возмещение убытков по отдельным видам обязательствам и
по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности,
не может относиться к предпринимательской деятельности, как деятельности, предполагающей повышенную ответственность [3].
По моему мнению, ограниченная ответственность индивидуальных предпринимателей имеет вполне обоснованное законное основание и вызвана особенностями осуществляемой деятельности, ее
повышенным риском, а также индивидуальным характером ее осуществления.
Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ ограниченная ответственность индивидуальных предпринимателей может быть предусмотрена не только
законом, но и договором. Данный пункт прямо указывает на то, что
«лицо, право которого нарушено, может потребовать полного возмещения причиненных убытков, если законом или договором не
183
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере» [1]. В то же
время в п. 4 ст. 401 ГК РФ говорится – «заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно [1]. «Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору, в котором
кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида
обязательств или за данное нарушение определен законом и соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства» – п. 2 ст. 400 ГК РФ. Это правило распространяется также
на публичный договор и договор присоединения, что указано в п. 2 и
5 ст. 426 ГК РФ и в ст. 428 ГК РФ.
Рассмотрев предусмотренные гражданским законодательством
отличительные особенности гражданско-правовой ответственности
предпринимателей, обусловленные осуществлением ими предпринимательской деятельности, можно сделать вывод, что законодатель ужесточает меры ответственности при нарушении предпринимателем условий договора. Но на мой взгляд это обусловлено тем, что
предпринимательская деятельность осуществляется лицом на свой
«страх и риск». И при условии того, что предприниматель при необходимой степени заботливости и осмотрительности, какая от него
требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, примет
все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства
и выполнит все условия договора, то он не будет привлечен к гражданско-правовой ответственности. Меры предусмотренные законодателем стимулируют индивидуальных предпринимателей на надлежащее исполнение своих обязательств и гарантирует возмещение
ущерба потерпевшей стороной.
Источники:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ
(ред. от 23.05.2016).
2. Алексеев С. С. Предпринимательская деятельность проблемы и особенности. Казань, 2014.
3. Ефимов А. С. Обязательственное право. М., 2013.
4. Пугинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. Волгоград, 2013.
5. Садиков О. Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.:
Статут, 2015.
6. Хамидуллина Ф. И. Ограничение размера возмещаемых убытков в гражданском праве Российской Федерации. М., 2014.
184
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
КОВЕЛЕВ Игорь Станиславович1
ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИПОТЕКИ
Аннотация: Статья посвящена анализу правовых оснований возникновения
ипотеки, которыми являются договор и закон. В работе раскрываются особенности и основные признаки возникновения ипотечных правоотношений в силу закона и в силу договора.
Ключевые слова: Ипотека, залог недвижимого имущества, основания ипотеки, ипотека в силу закона, ипотека в силу договора.
Annotation: This article analyzes the legal grounds for the emergence of mortgage,
which is a contract and law. The paper reveals the features and the main characteristics
of legal mortgage and contractual mortgage.
Keywords: Mortgage, pledge of real estate, base of mortgage, legal mortgage,
contractual mortgage.
Очень часто слово ипотека используется для обозначения способа
приобретения недвижимого имущества в кредит. Вместе с тем два
этих понятия имеют самостоятельные значения. Ипотека является
залогом недвижимого имущества, в то время как кредит – это способ
получения денежных средств на условиях срочности, возвратности
и платности.
Сущность «ипотеки» раскрывается в статье 1 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»
(Далее – Закон об ипотеке) через понятие «договора об ипотеке» [2].
Исходя из комплексного анализа действующего законодательства об
ипотеке можно сделать вывод, что данная категория представляет
собой гражданское правоотношение, которым обеспечивается обязательство должника перед кредитором, путем залога недвижимого
имущества с сохранением у залогодателя прав владения и пользования этим имуществом.
Действующим законодательством предусматривается два основания возникновения ипотеки – по договору либо в силу закона.
Согласно правилам, установленным Законом об ипотеке, сведения
о возникновении залога недвижимого имущества необходимо зарегистрировать. Данная процедура осуществляются в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним
(ЕГРП) [2]. Все юридически значимые сведения, связанные с недвижимостью вносятся и содержатся в названном государственном информационном ресурсе, и ипотека не является исключением. Госу1 Ковелев Игорь Станиславович – магистрант юридического факультета ГУАП.
185
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
дарственная регистрация является единственным доказательством
существования зарегистрированного права [3]. В качестве подтверждения проведенной регистрации с 15 июля 2016 года вместо свидетельства о государственной регистрации права выдается выписка
из ЕГРП, в которой содержится запись «ипотека». После завершения
кредитных отношений, связанных с приобретением недвижимости
в ипотеку, собственнику необходимо внести сведения о прекращении обременения [11].
Ипотека на основании договора возникает при заключении специального соглашения (договора об ипотеке), в соответствии с которым недвижимое имущество обременяется залогом в обеспечение требований
кредитора. При этом названный договор не является самостоятельным
обязательством, а является вторичным, производным относительно основного обязательства, в обеспечение которого он заключен.
Следует отметить, что в ипотеку может быть передано не только
приобретаемая за счет заемных (кредитных) денежных средств недвижимость, но и уже имеющаяся в собственности. В данном случае
залогодатель (не обязательно являющийся должником) гарантирует
возвратность кредита, не связанного с приобретением заложенного
имущества.
Положениями статьи 9 Закона об ипотеке предусмотрены существенные условия договора об ипотеке, которые обязательно должны
быть согласованы сторонами и отражены в договоре. В числе таких
условий предусмотрены следующие: информация о предмете ипотеки, достаточная для его идентификации, оценка предмета, а также
существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой. Законом также установлено, что при отсутствии хотя
бы одного из существенного условия в договоре об ипотеке он считается не заключенным [2].
1. Договор об ипотеке обязательно должен содержать положения
об индивидуализирующих признаках заложенного имущества, на основании которых его можно однозначно идентифицировать. Такими
признаками обычно являются наименование, место нахождения,
описание и иные отличительные признаки, позволяющие выделить
один объект недвижимости из множества подобных. Также в договоре должно содержаться указание на право, на основании которого
предмет ипотеки принадлежит залогодателю, и наименование государственного органа, зарегистрировавшего названное право.
2. Оценка предмета ипотеки, указанная в договоре обычно определяется по соглашению сторон. Обязательным условием договора
об ипотеке является выражение оценки в денежной форме. При этом
стороны могут договориться о привлечении представителя специ186
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
альной организацией оценщиков. Если предметом ипотеки является
земельный участок либо государственное (муниципальное) имущество привлечение оценщика является обязательным [4].
Следует отметить, что если договором предусмотрено несколько
оценок предмета ипотеки, стороны должны прийти к соглашению
о том, какая из оценок является начальной стоимостью, которая будет установлена на торгах в случае обращения взыскания. Названная
стоимость будет являться существенным условием соглашения, что
должно быть отражено в договоре.
3. Существо, размер и срок исполнения обязательства. Поскольку
договор об ипотеке является вторичным, производным относительно основного обязательства, в обеспечение которого он заключен, в нем должны содержаться положения, связанные с основанием
ее возникновения (кредитного договора, договора займа и др.), с указанием реквизитов и существенных условий. В договоре об ипотеке
стороны должны указать дату и место заключения кредитного договора (договора займа и др.), информацию о сторонах основного соглашения, сумму обязательства, проценты по нему, а также порядок
и размеры платежей [15, с. 42].
Помимо вышеназванных условий, в договоре об ипотеке обычно
также содержится следующее:
– Положения об ответственности. Договор должен предусматривать пени, штрафы за нарушение сроков платежей по кредитному
обязательству. Если у должника наберется большая сумма просроченных платежей банк может требовать обращения взыскания. В договоре об ипотеке обычно содержатся условия о судебном или внесудебном порядке обращения взыскания [16].
– Положения о страховании. Обремененное ипотекой недвижимое
имущество должно быть застраховано на случай повреждения или
утраты на сумму не ниже обеспеченного ипотекой обязательства.
Следует отметить, что кредитные организации в целях минимизации рисков невозврата заемных средств, часто требуют от заемщика
застраховать свои жизнь и здоровье, однако на основании законодательства такой вид страхования не является обязательным.
Ипотека в силу закона, возникает при наступлении предусмотренных законом юридических фактов. Основными случаями возникновения ипотеки в силу закона являются следующие [13, с. 35].
1. Использование кредитов либо целевого займа с целью покупки
квартир, жилых домов или земельных участков либо строительства
названных объектов недвижимости.
Из положений пункта 1 статьи 77 Закона об ипотеке следует, что
жилая недвижимость, денежные средства на приобретение или стро187
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ительство (полностью или частично) которой являются полученными в кредит, считается обремененной залогом с момента государственной регистрации ипотеки [12].
Аналогичное положение о нахождении объекта недвижимости
в залоге приобретенного на кредитные (заемные) денежные средства
содержится в статье 64.1 Закона об ипотеке в отношении земельного
участка.
2. Рента. Под рентой понимается гражданское правоотношение,
при котором плательщик ренты, за полученное в собственность недвижимое имущество, берет на себя обязанность содержать получателя ренты посредством платежей в денежной форме в определенном размере, либо в иной (не денежной) форме.
При этом переданная под выплату ренты недвижимость обременяется залогом в силу закона в пользу получателя ренты, который
становится залогодержателем, а новый собственник, плательщик
ренты, становится залогодателем.
3. Покупка недвижимости в кредит. Под продажей товара в кредит
законодательством понимается ситуация, при которой оплата приобретаемого товара осуществляется не в момент совершения сделки,
а спустя определенный промежуток времени. При этом, с момента
передачи предмета купли-продажи покупателю и до оплаты его стоимости продавцу имущество признается находящимся в залоге [1, ст.
488].
Поскольку вышеуказанные положения законодательства предусмотрены общей нормой права регулирующей отношения куплипродажи, и недвижимое имущество может быть предметом данной
категории сделок, приведенные правила применимы к сделкам с недвижимостью, если специальными нормами не предусмотрено иное.
Таким образом, если в договоре купли-продажи недвижимого
имущества не предусмотрено положение о сохранении продавцом
права собственности на предмет сделки до момента исполнения покупателем своей обязанности по оплате недвижимости, возникает
ипотека в силу закона. Данная разновидность ипотеки обеспечивает
интересы продавца, когда право собственности перешло к новому
собственнику раньше, чем он рассчитался по обязательствам [10].
На основании исследования проведенного в настоящей статье
можно сделать вывод о том, что несмотря на существующие различия оснований возникновения ипотеки, как ипотека в силу закона,
так и ипотека на основании договора выполняют одну функцию –
обеспечивают удовлетворение требований кредитора, т. е. в случае
наступления определенных событий влекут одинаковые правовые
последствия. А именно, в случае ненадлежащего исполнения долж188
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ником своих обязательств на обремененное ипотекой недвижимое
имущество может быть обращено взыскание с целью удовлетворения требований кредитора.
Источники:
1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996
№14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) [Электронный ресурс] // Консультант плюс. Режим доступа URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=L
AW&n=198256&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.8868095039370543
(дата
обращения 30.08.2016).
2. Федеральный закон от 16.07.1998 №102-ФЗ (ред. от 23.06.2016) «Об ипотеке (залоге недвижимости)» [Электронный ресурс] // Консультант плюс. Режим доступа URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19396/
(дата обращения 30.08.2016).
3. Федеральный закон от 21.07.1997 №122-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок
с ним» [Электронный ресурс] // Консультант плюс. Режим доступа URL: http://
www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_15287/(дата
обращения
24.09.2016).
4. Федеральный закон от 29.07.1998 №135-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Консультант плюс. Режим доступа URL: http://www.consultant.ru/document/cons_
doc_LAW_19586/(дата обращения 24.09.2016).
5. Афанасьева И. В. Основания возникновения ипотеки [Электронный ресурс] // Международный экономический форум. Режим доступа URL: http://
www.be5.biz/ekonomika1/r2012/2648.htm (дата обращения 30.08.2016).
6. Басканов Р. В. Проблемы правового регулирования ипотечного кредитования // Евразийский Союз Ученых. 2015. № 9 (18). С. 125.
7. Батуева А. Д. Ипотека в силу закона: краткий обзор института // Закон.
2009. №6. С. 171–176.
8. Борисова К. Что такое ипотека на самом деле? [Электронный ресурс] //
Сделки с квартирами. Режим доступа URL: http://realty-ask.ru/zakon/chtotakoe-ipoteka-na-samom-dele.html (дата обращения 30.08.2016).
9. Горшенина М. В. Основания возникновения ипотеки: в силу закона или
в силу договора // Молодой ученый. 2012. № 10. С. 216–217.
10. Казаченок О. П. Особенности правовых оснований возникновения ипотеки в силу договора и в силу закона // Вестник Волгоградского гос. ун-та. 2016.
№ 1 (30). С. 113–119.
11. Каковы особенности приобретения жилья в ипотеку? [Электронный ресурс] // Электронный журнал «Азбука права». URL: http://azbuka.consultant.ru/
cons_doc_PBI_200040/ (дата обращения 30.08.2016).
12. Лебедев А. Что такое «ипотека в силу закона» и «ипотека в силу договора»? [Электронный ресурс] // Гражданский адвокат. URL: http://www.lawnow.
ru/articles/mortgage/55-mortgage/(дата обращения 30.08.2016).
13. Лепехин И. А. Возникновение ипотеки в силу закона // Нотариус. 2013.
№ 1. С. 34–36.
14. Лепехин И. А. Основания возникновения ипотеки // Вестник Волгоградского гос. ун-та. 2011. № 5(14). С. 247–250.
15. Малов А. А. Акцессорность российской ипотеки // Вестник Адыгейского
гос. ун-та. 2010. № 2. С. 141–146.
16. Шевченко О. П. Каковы особенности договора об ипотеке при приобретении жилья? [Электронный ресурс] // Азбука права: Электронный журнал. URL:
http://azbuka.consultant.ru/cons_doc_PBI_200040/ (дата обращения 10.09.2016).
189
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
МАСЛОВА Наталья Павловна1
ПРОБЛЕМА ЖИЛИЩНОГО ВОПРОСА КУРСАНТОВ,
ПРОХОДЯЩИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ
В ВОЕННО-УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ МИНИСТЕРСТВА
ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: Статья посвящена анализу вопросов социально-жилищной не защищенности курсантов в Российской Федерации.
Ключевые слова: Понятие служебное жилье, служба по контракту.
Annotation: The article is analyzes to the analysis of questions social and housing
not securities of cadets in the Russian Federation.
Keywords: The concept office housing, service under the contract.
Военнослужащие проходят военную службу по контракту или военную службу по призыву в соответствии с Федеральным законом
от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной
службе» [2, ст. 1475] К военнослужащим относятся офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных профессиональных образовательных учреждений высшего образования, сержанты и старшины,
солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту.
Государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств
на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными
законами и иными нормативными правовыми актами Российской
Федерации, за счет средств федерального бюджета.
Правовой статус курсантов специфичен, поскольку не является
аналогом таких правовых статусов как статус военнослужащий по
призыву и статус военнослужащего по контракту. По факту, правовое положение курсантов до того как они заключат контракт существенно отличается от правового статуса военнослужащего. Так,
некоторые права касательно материального обеспечения военнослужащих к курсантам не относятся. К примеру, право курсанта на
жилище. Законодательство ограничивает право курсантов на служебные жилые помещения. Курсанты не могут получить служебное
1 Маслова Наталья Павловна – магистрантка юридического факультета ГУАП
(Сафин Фярит Юсупович, доктор юридических наук, профессор – научный руководитель).
190
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
жилье в виде отдельной квартиры, а также денежную компенсацию
за наем или поднаем жилого помещения. Таким образом, в отличие
от прочих военнослужащих, проходящих службу по контракту, курсанты, в соответствии со ст. 15 закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О
статусе военнослужащих» [3, ст. 2331], не обеспечиваются служебными жилыми помещениями в виде отдельной квартиры.
Утвердив данное положение в законе для курсантов, проходящих
военную службу по контракту в военно-учебных заведениях Министерства Обороны РФ, законодатель упустил очень интересный вопрос: что делать в случае расформирования военно-учебного заведения, тем самым перевод курсанта в другое военно-учебное заведение,
а чаще всего это бывает совершенно другой город, нежели в котором
до этого обучался курсант. Как быть в данной ситуации? Курсант
должен оставить свою семью, если не имеет материальной возможности снимать за свой счет квартиру в другом городе и приезжать
исключительно на каникулах к своей семье. Именно так отвечает
Министерство Обороны РФ в данной ситуации. В сложившейся ситуации происходит ущемление прав курсантов проходящих военную
службу по контракту, ведь в соответствии со ст. 15 п. 3 закона от 27
мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» Военнослужащие –
граждане, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы военнослужащих –
граждан, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми
актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим – гражданам и членам их семей до получения
жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения,
пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития. Возникает вопрос: является ли основанием расформирование высшего военного учебного заведения и
перевод курсанта в другое учебное заведение не означает прибытие
на новое место службы? Законодатель, утверждает, что нет, продолжая ссылаться на ст. 15 закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе
военнослужащих»,что у курсанта на момент его обучения в высшем
учебном заведении Министерства Обороны РФ предполагается казарменное положение.
Судебной практики, к сожалению по данному вопросу нет. Скорее
всего это связанно с тем, что по статистике в нашей стране не слишком большое количество курсантов решившихся создать семью в момент своего обучения или снимают жилье за свой счет, а для того
чтобы начать оспаривать данный факт, не имеют нужного времени.
191
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Правда, в некоторых военно-учебных заведениях все-таки существуют общежития для женатых курсантов по контракту (контракт
курсанты заключают, после 1-го курса), но таких общежитий очень
мало.
Таким образом можно сделать вывод, что если курсанты военноучебных заведений не могут быть приняты на учет как нуждающиеся
в улучшении жилищных условий по месту военной службы, денежная компенсация за наем (поднаем) жилых помещений им законом
не предусмотрена. Подобная трактовка положений Федерального закона «О статусе военнослужащих» не может не вызывать сомнений:
в ней законодательная норма о порядке реализации права курсантов
военно-учебных заведений на постоянное жилье (по прежнему месту
жительства, а не по месту военной службы) безоговорочно воспринимается как возможность отказа им в денежной компенсации за наем
(поднаем) жилья. Очевидно, что в данном случае игнорируется сама
сущность такой денежной компенсации как одного из способов обеспечения военнослужащих временным, а не постоянным жильем, как
альтернативы получения служебного жилого помещения или общежития. Временным жильем военнослужащие обеспечиваются в том
числе и в случае, если у них имеются жилые помещения для постоянного проживания за пределами населенного пункта, где они проходят военную службу (п. 4 ст. 15 вышеназванного Закона). В нормах же
п. 1 и 11 ст. 15 Закона говорится о невозможности обеспечения по месту службы курсантов (и других военнослужащих, которые начали
прохождение военной службы по контракту после 1 января 1998 г.)
постоянным жильем, что не ограничивает их в праве на временное
жилье в большей степени, чем это предусмотрено для других категорий военнослужащих. Далее, разъяснение главного управления
военного бюджета и финансирования МО РФ гласит: «Курсанты размещаются в казармах или общежитиях в соответствии с требованиями общевоинских уставов». В данном случае следовало бы добавить:
в части, в которой эти требования не противоречат положениям Федерального закона «О статусе военнослужащих». Данное замечание
основано на том, что ст. 162 Устава внутренней службы ВС РФ [4]
предусматривает размещение курсантов 1-го и 2-го курсов военных
образовательных учреждений профессионального образования в казармах в порядке, установленном для солдат и сержантов, проходящих военную службу по призыву (за исключением прапорщиков,
мичманов, а также лиц, отслуживших военную службу по призыву
до поступления в такое заведение, которые освобождаются от размещения в казармах с первого года обучения). Вместе с тем согласно
п. 2 ст. 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной
192
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
службе» курсанты военно-учебных заведений, не проходившие военную службу по призыву, заключают контракт о прохождении военной службы уже по окончании 1-го курса обучения. Таким образом,
ст. 162 Устава предусматривает размещение в казармах в том числе
и военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, что
противоречит п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».
К сожалению, приходится констатировать, что курсанты военноучебных заведений Министерства обороны РФ, проходящие военную
службу по контракту, вряд ли смогут реализовать свое право на денежную компенсацию за наем (поднаем) жилья, избежав при этом отстаивания данного права в судебном порядке.
Источники:
1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от
05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Рос. газета. 1993. 25 дек.
2. Федеральный закон от 28.03.1998 г. № 53-ФЗ (ред. от 15.02.2016) «О воинской обязанности и военной службе» // СЗ РФ. 1998. № 13.
3. Федеральный закон от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ (ред. от 15.02.2016) «О статусе военнослужащих» // СЗ РФ. 1998. 01 июня.
4. Указ Президента РФ от 10.11.2007 г. № 1495 (ред. от 25.03.2015) «Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации»
(вместе с «Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации», «Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации»,
«Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации») // СЗ РФ. 2007. № 47 (1 ч.). Ст. 5749.
5. Постановление Правительства РФ от 31.12.2004 г. № 909 (ред. от
18.09.2015) «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем)
жилых помещений военнослужащим – гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту, гражданам Российской Федерации,
уволенным с военной службы, и членам их семей» // Рос. газета. 2005. 20 янв.
6. Стрекозов В. Г., Кудашкин А. В. Военное право. 2004.
7. Право социального обеспечения / под ред. Р. А. Курбанова, К. К. Гасанова,
С. И. Озоженко. 2014.
8. Юридический справочник военнослужащего. 2011.
193
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
МОРОЗОВА Анастасия Васильевна1
К ВОПРОСУ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРА СТРАХОВАНИЯ ЖИЗНИ
И ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАНИНА ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ КРЕДИТА
Аннотация: Статья посвящена вопросу о защите прав потребителей при кредитовании, законности предъявления банками требования о необходимости заключения заемщиками договоров о защите прав потребителей.
Ключевые слова: Защита прав потребителей, кредитование, страхование
жизни и здоровья.
Annotation: This article is devoted to the question of consumer protection in
lending, the legality of the presentation by banks requirements for borrowers to enter
into a contract of life insurance and health when concluding a loan agreement.
Keywords: Consumer protection, lending, life and health insurance.
Очередной финансовый кризис повлек череду сокращений на многих предприятиях в стране и, как следствие, снижение уровня жизни
множества семей. Для удовлетворения бытовых потребностей населению приходится все чаще прибегать к займам денежных средств
в кредитных организациях. При заключении кредитных договоров
с физическими лицами банки, пользуясь нестабильным финансовым
состоянием клиентов, нередко фактически навязывают потребителям услуги по страхованию, тем самым вынуждая их нести дополнительные финансовые затраты. Статья 927 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает два вида страхования: обязательное и добровольное1. Обязательное страхование возможно лишь
в случаях, установленных законом (Имущественные интересы граждан, имеющих детей2, компенсация гражданам заработка (выплат,
вознаграждений в пользу застрахованного лица), получаемого ими
до установления обязательного страхового обеспечения3, страховой
риск, связанный с затратами на оказание медицинской помощи при
возникновении страхового случая4, жизнь и здоровье судебных приставов5, имущественные интересы, связанные с риском гражданской
ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного
средства на территории Российской Федерации6, Риск наступления
1
ГУАП.
194
Морозова Анастасия Васильевна – магистрантка юридического факультета
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
неблагоприятных последствий для вкладчиков в случае неисполнения банками своих обязательств7 и т. п.).
Учитывая положения Закона о защите прав потребителей, страхование является самостоятельной услугой по отношению к кредитованию. Понятие страховой деятельности содержится в ст. 2 Закона РФ
от 27.11.1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в РФ».
К такой деятельности относится: сфера деятельности страховщиков
по страхованию, перестрахованию, взаимному страхованию, а также
страховых брокеров, связанных со страхованием, перестрахованием8.
Из толкования указанных норм следует, что для банков установлен прямой запрет выступать в качестве страховщиков рисков заёмщиков, что в свою очередь не исключает право банков заключать
от своего имени в интересах заемщиков (застрахованных лиц) договоры страхования.
Пункт 4 «Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013 года)
предусматривает, что в качестве дополнительного способа обеспечения исполнения кредитного обязательства допускается только добровольное страхование заемщиком риска своей ответственности9.
Пунктом 4.4 названного Обзора предусмотрено, что при предоставлении кредитов, банки не вправе самостоятельно страховать
риски заемщиков, однако это не препятствует банкам заключать соответствующие договоры страхования от своего имени в интересах и
с добровольного согласия заемщиков10.
Совокупный анализ норм законодательства, в частности статей
421, 779, 934 ГК РФ, позиции Верховного Суда РФ по рассматриваемому
вопросу и фактических обстоятельств дела позволяет сделать вывод
о том, что условие о предоставлении услуги подключения к программе
коллективного страхования (его стоимости) не противоречит закону
и является добровольным письменным волеизъявлением заемщика.
Формально, в анализируемой ситуации не усматривается нарушений законодательства со стороны банков, так как, чаще всего, кредитный договор не содержит условия о страховании заемщика от несчастных случаев и болезней с дополнительным покрытием, а условия договора не позволяют полагать, что в случае отказа заемщика
от подключения к программе страхования ему будет отказано в предоставлении кредита. Заемщиком, как правило, подается заявление
о присоединении к программе коллективного страхования, содержащее указание на то, что подписание данного документа не является
условием для получения кредита и страховая компания заемщиком
выбрана добровольно.
195
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Фактически, не редки случаи, когда сотрудники банка, пользуясь
юридической и финансовой неграмотностью заемщиков, неофициально предупреждают последних о том, что, в случае отказа от заключения договора страхования, кредитная заявка банком одобрена
не будет, при том мотивы для отказа у банка могут быть очень разнообразные (например, недостаточная платежеспособность клиента).
Также банки применяют и такие рычаги воздействия на клиентов,
как снижение процентных ставок по кредитам при условии страхования жизни заемщика.
Кроме того, при заключении договоров страхования банками взимаются огромные комиссии за присоединение к программе страхования (часто речь идет о суммах более двадцати тысяч рублей). Стоимость взимания таких комиссий, а также сумма средств на уплату
страховой премии и НДС перечисляются за счет средств приобретаемого кредита, что, в свою очередь, влечет повышение суммы займа,
и, соответственно, увеличение суммы процентов, которые получит
банк и, соответственно, выплатит заемщик, в результате заключения
данной сделки.
Граждане, чаще всего, вынуждены прибегать к использованию
заемных денежных средств, в виду каких-либо, не всегда положительных, жизненных обстоятельств. В такой ситуации потребитель
буквально вынужден согласиться с требованиями банка, так как неодобрение сделки по выдаче кредита может повлечь для него определенные неблагоприятные последствия.
Рассматриваемые ситуации происходят достаточно часто, вследствие чего в суды поступает большое количество исков о защите прав
потребителей с требованием о признании недействительным заключенного договора страхования. Основываясь на том, что формально
банками соблюдаются требования действующего законодательства,
суды отказывают в удовлетворении исковых требований.
Так, гражданка Ч. обратилась в Череповецкий городской суд Вологодской области со встречным исковым заявлением к банку Р. о защите прав потребителя, признании договора страхования незаключенным, применении последствий признания сделки незаключенной,
взыскании комиссионного вознаграждения за оплату страхования,
компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец указала, что при заключении кредитного договора с её кредитного счета было удержано 49 545 руб. 21 коп. в виде комиссионного
вознаграждения за подключение к программе страхования и компенсации расходов банка на оплату страховых премий страховщика.
Данные действия ответчика направлены на заключение договора на
страхование жизни и здоровья со страховщиком, о котором истцу не196
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
известно ввиду отсутствия договора страхования (полиса), сведений
о страховщике в кредитном договоре, иных документах. Между ней
и банком не подписывался договор страхования, страховой полис не
вручался, факт страхования ничем не подтвержден, условия договора страхования ей неизвестны. Ответчиком не соблюдены требования по форме сделки, не оказана услуга по заключению договора
страхования со страховой компанией. Несоблюдение формы договора влечет его недействительность.
Суд не нашел оснований для удовлетворения встречных требований гражданки Ч., основывая свою позицию на том, что заемщик согласилась быть застрахованной по договору добровольного коллективного страхованию, страховыми рисками по которому являются
смерть от несчастных случаев болезней и установление 1 и 2 группы
инвалидности от несчастных случаев и болезней в соответствии с условиями договора страхования. Об этом свидетельствует собственноручно подписанное заявление Ч. на присоединение к Программе
коллективного страхования. Из вышеприведенного факта суд сделал
вывод о том, что с Программой страхования, являющейся неотъемлемой частью заявления Ч. была ознакомлена, возражений по её условиям не имела и обязалась её выполнять. Срок страхования указан
в программе страхования. Программа страхования ответчиком была
получена. При таких обстоятельствах суд не нашел оснований считать, что сторонами не достигнуто согласие относительно условий
присоединения заемщика к программе страхования, не имеется11.
Таким образом, в настоящее время существует проблема навязывания потребителям дополнительных услуг по страхованию жизни
и здоровья при заключении кредитных договоров. В данной ситуации формально банками не нарушаются требования действующего
законодательства, однако, на практике, заключение подобного рода
договоров приводит к необходимости для потребителя понести дополнительные затраты, что, в свою очередь, влечет нарушение их
прав. Как следует из судебной практики, потребители зачастую лишены возможности восстановить справедливость. В настоящий момент теорией и практикой еще не выработаны пути решения данной
проблемы. На наш взгляд, возможным выходом может стать законодательное закрепление обязанности банков давать клиенту мотивированный письменный отказ в предоставлении кредита, что предоставит дополнительные гарантии для защиты прав потребителей.
1 «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от
30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // Рос. газета. 1994. 08 дек.
2 Федеральный закон от 19.05.1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» // Рос. газета. 1995. 24 мая.
197
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
3 Федеральный закон от 15.12.2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» // Рос. газета. 2001. 20 дек.
4 Федеральный закон РФ от 29.11.2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» // Парламентская газета.
2010. 10–16 дек.
5 Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» //
Рос. газета. 1997. 5 авг.
6 Федеральный закон от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Рос.
газета. 2002. 07 мая.
7 Федеральный закон от 23.12.2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов
физических лиц в банках Российской Федерации» // Парламентская газета.
2003. 31 дек.
8 Закон РФ от 27.11.1992 г. № 4015-1 (ред. от 23.05.2016) «Об организации
страхового дела в Российской Федерации», п. 2, ст. 2 // Рос. газета. 1993. 12 янв.
9 «Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013), п. 4 // Бюллетень ВС РФ. 2013. № 9.
10 Там же. П. 4.4.
11 Решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 08
июня 2015 года по делу № 2-2504/2015. URL: https://cherepoveckygor--vld.sudrf.
ru.
198
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПАНЮКОВ Константин Юрьевич1
ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА
КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ (ФРАНШИЗЫ)
Аннотация: В статье рассматривается понятие договора коммерческой концессии, показаны стороны договора, и названы условия заключения договора
франшизы.
Ключевые слова: Франшиза, франчайзинг, коммерческая концессия.
Annotation: The article the concept and the characteristic of the contract of
commercial concession is considered, treaty parties are shown, and conditions of the
conclusion of the contract of the franchise are called.
Keywords: Franchise, franchising, commercial concession.
В соответствии со статьей 1027 ГК РФ, по соглашению коммерческой концессии один из участников (правообладатель) обещает предоставить второму участнику (пользователю) за оговоренную плату
на определенный срок либо без обозначения срока право применять
в бизнесе пользователя перечень исключительных прав, которые
принадлежат правообладателю, куда входят: право на знак обслуживания, товарный лейбл, иные права на другие объекты исключительных прав, которые предусматривает договор (на производственный
секрет, коммерческое обозначение). Исходя из этого, можно говорить,
что соглашение коммерческой концессии:
1. Возмездное (обладатель права получает вознаграждение за выполнение своих непосредственных обязательств – статья 1030 ГК
РФ).
2. Консенсуальное (для заключения договора требуется лишь соглашения участников по всем значимым условиям).
3. Двухстороннее.
4. Взаимное (у каждого из участников есть обязанности и права –
статья 1031, 1032, 1033 и 1035 ГК РФ).
Касаясь используемой в статье терминологии, надо отметить,
что понятие «коммерческой концессии» возникло в постсоветском
законодательстве как аналог принятого в странах с рыночной экономикой термина «франчайзинг»1. Таким образом, договор франчайзинга и договор коммерческой концессии регулируют одни и те же
общественные отношения. Соответственно, данные наименования, а
также производные от них будут использоваться как синонимы.
1 Панюков Константин Юрьевич – магистрант юридического факультета ГУАП.
199
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Предметом договора коммерческой концессии является комплекс
исключительных прав, которые позволяют обеспечить пользователю монополию на использование объектов промышленной собственности правообладателя на определенной договором территории.
Исключительные права по рассматриваемому договору связаны
с объектами промышленной собственности, которые используются
в предпринимательской деятельности. В соответствии с Парижской
конвенцией об охране промышленной собственности ратифицированной СССР в 1968 г., к объектам промышленной собственности относятся такие объекты, как фирменное наименование или коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания.
В концессионном договоре можно обнаружить элементы лицензионного договора (разрешение на использование объектов исключительных прав), договора об оказании возмездных услуг (консультативное и техническое содействие), договора простого товарищества
(сотрудничество при исполнении договора для достижения общих
предпринимательских целей) и даже договора купли-продажи (приобретение необходимой технической и деловой документации).
Тем не менее, договор коммерческой концессии не относится
к числу смешанных (комплексных) договоров в смысле п. 3 ст. 421 ГК.
Не является он и разновидностью известных гражданскому праву
договоров, на базе которых он развивался. В соответствии с ГК договор коммерческой концессии представляет собой вполне самостоятельный вид гражданско-правового договора (что исключает субсидиарное применение к регулируемым им отношениям каких-либо
правил о перечисленных договорах).
Принципиальное значение имеет цель предоставления пользователю права на использование комплекса исключительных прав, принадлежащих правообладателю. Правообладатель, заключая договор
коммерческой концессии, преследует определенную цель, а именно
создание производственной, торговой или сбытовой сети для продвижения своих товаров или услуг, расширения рынка их сбыта. Создание франчайзинговых сетей позволяет правообладателю занимать новые ниши рынка.
Согласно статьи 1028 ГК РФ контракт коммерческой концессии
необходимо заключать в письменном виде под страхом ничтожности
(первый пункт статьи 1028 ГК РФ). В соответствии с единым для всех
правилом, отсутствие соблюдения простой письменной формы договора лишает участников права при возникновении спора возможности ссылаться для подтверждения договора и его условий на показания свидетелей, при этом у них остается право приведения пись200
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
менных и иных доказательства, что не влечет недействительности
непосредственного договора. Но в соответствии со статьей 162 ГК РФ
в случаях, которые прямо обозначены в законе либо в соглашении
участников, отсутствие соблюдения простой письменной формы договора обуславливает его недействительность. Особенностью франчайзингового договора, в отношении которого письменная форма не
была соблюдена, выступает то, что его признают ничтожной сделкой.
Предоставление права использовать в бизнес-деятельности пользователя перечня исключительных прав по соглашению коммерческой концессии, принадлежащих правообладателю, требует государственной регистрации в федеральном аппарате исполнительной
власти по вопросам интеллектуальной собственности (второй пункт
статьи 1028 ГК РФ). В соответствии с условиями второго пункта статьи 1028 ГК РФ регистрация прав осуществляется в федеральном
аппарате исполнительной власти по вопросам интеллектуальной
собственности. Согласно статьям 1036 и 1037 ГК Росси, регистрироваться должны как исключительные права, которые передаются
пользователю при заключении договора, так права, приобретаемые
или утрачиваемые пользователем при изменении контракта.
Говоря о наиболее важных условиях соглашения коммерческой
концессии, большинством авторов под таковыми подразумевают условия о величине вознаграждения, которое выплачивает пользователь правообладателю за перечень исключительных прав, им предоставляемый2. Это обозначено, в частности, в положении статьи 1030
ГК РФ, а именно то, что форму вознаграждения по соглашению коммерческой концессии должен предусматривать контракт.
Из предписаний абзаца второго статьи 1032 ГК РФ исходит ещё
одно важнейшее условие для соглашения коммерческой концессии –
условие относительно способов пользования каждым из исключительных прав, которые предоставлены в составе комплекса.
Участниками соглашения коммерческой концессии являются
пользователь и правообладатель. Правообладателем выступает
субъект, который владеет теми исключительными правами, возможность пользования которыми он предоставляет пользователю; при
этом пользователь – субъект, который получает возможность пользоваться исключительными правами.
Кроме того, ряд авторов3 причисляет к объектам договора коммерческой концессии также и вознаграждение, которое выплачивает пользователь правообладателю (ст. 1030 ГК РФ). Законодателем
предъявляются особые требования к участникам соглашения коммерческой концессии, которыми могут являться коммерческие предприятия и граждане, который зарегистрированы как индивидуальные
201
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
предприниматели (третий пункт статьи 1027 ГК РФ). Под коммерческими предприятиями согласно первому пункту статьи 50 ГК РФ понимают предприятия, которые преследуют извлечение прибыли как
главную цель реализации своей деятельности. Вторым пунктом статьи 50 ГК РФ предусматривается, что юридические лица, которые являются коммерческими учреждениями, могут образовываться в виде
производственных кооперативов, хозяйственных обществ и товариществ, муниципальных и государственных унитарных организаций.
Так, как и пользователь и правообладатель должны являться
предпринимателями, участниками соглашения коммерческой концессии не могут выступать государство и некоммерческие учреждения (муниципальные и государственные образования)4. Понятие
бизнес-деятельности обозначено в абзаце 3 пункте 1 статье 2 ГК РФ:
бизнес-деятельностью признана самостоятельная, реализуемая на
свой риск деятельность, которая направлена на регулярное получение прибыли от использования собственности, реализации товаров
или работ, предоставления услуг лицами, которые зарегистрированы в этом качестве в порядке, утвержденном законом.
Существенная специфика, исходя из выполненных исследований,
свойственна содержанию соглашения коммерческой концессии, отражающему перечень обязанностей и прав участников данного соглашения. К примеру, правообладатель, предоставляя пользователю
право использовать перечень исключительных прав, обязан предоставить пользователю коммерческую и техническую документацию,
а также другую информацию, которая нужна пользователю для реализации прав, которые предоставлены ему по соглашению коммерческой концессии; оказывать пользователю консультативное и техническое содействие, заниматься обучением его сотрудников, контролировать качество производимой продукции (услуг или работ).
Пользователь при этом должен: обеспечивать соответствие качества реализуемых им на базе договора продуктов, осуществляемых
работ, предоставляемых услуг качеству схожей продукции, работ
либо услуг, которые производятся, выполняются или предоставляются самим правообладателем; соблюдать требования и инструкции
правообладателя, которые направлены на обеспечение соответствия
методов, характера и условий пользования перечнем исключительных прав степени их пользования правообладателем, включая указания, которые касаются внутреннего и внешнего дизайна коммерческих помещений, которые эксплуатируются пользователем при
реализации прав, предоставленных ему в соответствии с договором;
не разглашать производственные секреты правообладателя и иную
секретную коммерческую информацию, полученную от него5.
202
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Соглашением коммерческой концессии предусматривается право
либо даже обязанность пользователя выдавать некоторое количество субконцессий на определенной территории (статья 1029 ГК
РФ). Это крайне важно для правообладателей, если рассматривать
с точки зрения образования сбытовых либо торговых сетей и дальнейшего результативного управления ими.
В случае использования системы субконцессий изначальным
пользователем берутся на себя дополнительные управленческие и
организационные функции, нередко становящиеся для него главными. Таким образом осуществляется его еще более тесная интеграция с правообладателем.
1 Райников А. С. Договор коммерческой концессии. М., 2011.
2 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга
третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2009.
3 Иванов Г. Г., Холин Е. С. Франчайщинг в торговле. М., 2013.
4 Багдасарян Ф. А. Договор коммерческой концессии (франчайзинг). Гражданско-правовые проблемы заключения договора М., 2011.
5 Сосна C. A., Васильева E. H. Франчайзинг. Коммерческая концессия. М., 2009.
203
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПЕТРОВА Людмила Алексеевна1
«НЕЗАКОННОСТЬ ДЕЙСТВИЙ» КАК УСЛОВИЕ ГРАЖДАНСКОПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА
ОРГАНАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
Аннотация: Данная статья посещена «незаконности действий» как условие
гражданско-правовой ответственности за причинение вреда органами государственной власти.
Ключевые слова: Юридическая ответственность; гражданско-правовая ответственность; компенсация вреда; орган государственной власти.
Annotation: This article visited, «illegality» as a condition of civil liability for damage
caused by public authorities.
Keywords: Legal responsibility; civil-law responsibility; harm indemnification;
public authority.
Одним из основных направлений модернизации современного
российского государства следует признать совершенствование правовых механизмов охраны прав и свобод человека и гражданина.
Российская Федерация посредством всего государственного аппарата должна стремиться к всестороннему обеспечению незыблемости прав и свобод граждан. Этого прямо требует Конституция Российской Федерации, согласно которой права и свободы человека и
гражданина признаются наивысшей ценностью. Тем не менее, не секрет, что на практике в нашем государстве широко распространены
многочисленные случаи нарушения указанных прав и свобод, причинения морального вреда, материального и физического ущерба человеку и гражданину со стороны должностных лиц органов государственной власти.
В доктрине гражданского права возмещение вреда рассматривается в качестве универсального гражданско-правового способа защиты нарушенных прав. В связи с этим закрепленное в ст. 53 Конституции Российской Федерации право каждого на возмещение вреда,
возникшего вследствие незаконных действий (бездействий) должностных лиц органов государственной власти, конкретизируется
в ГК РФ. Возмещению вреда, причиненного органами государственной власти, предусматривается ст.ст. 1069 и 1070 ГК РФ1.
1 Петрова Людмила Алексеевна – магистрантка юридического факультета ГУАП
(Пиддубривная Альбина Юрьевна, кандидат юридических наук, доцент – научный
руководитель).
204
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Гражданско-правовая ответственность, предусмотренная ст.ст.
1069 и 1070 ГК РФ, наступает при наличии следующих условий:
– наличие вреда, причиненного деянием;
– противоправность деяния;
– причинно-следственная связь между деянием и наступившим
вредом;
– вина причинителя вреда.
Условие, связанное с противоправностью деяния, выражается на
практике в незаконности тех или иных действий должностных лиц. В соответствии со ст. 1069 ГК РФ под незаконными действиями следует понимать действия, совершенные как конкретным должностным лицом, так
и коллегиальным органом. Это касается тех действий, которые повлекли
ущерб имущественного характера для лиц, в отношении которых незаконные действия совершены (например, отказ в государственной регистрации недвижимого имущества, юридического лица; отказ в выдаче
лицензии на осуществление определенного вида деятельности и т. п.)2.
Правила, установленные в ст. 1069 ГК РФ относятся к вреду, причиненному как нематериальным благам человека и гражданина (таким как честь, достоинство, деловая репутация, так и благам имущественного характера физических лиц и организаций (при аресте, изъятии и т. п.). Анализируемая статья распространяется как на устные,
так и на письменные действия органов государственной власти, осуществляемые в области их полномочий.
Незаконным следует считать действия, которые нарушают установленные правовыми нормами правила. При этом, следует иметь
ввиду, что не во всех случаях несоблюдение гражданско-правовых
норм носит противоправный характер. Поведение характеризуется
в качестве противоправного, когда влечет нарушение запретов или
императивных требований законодательства3.
Незаконное поведение проявляется в различных формах и методах. В частности, они могут иметь форму приказов, распоряжений,
указаний, иных властных предписаний, ориентированных на граждан и юридических лиц и подлежащих исполнению.
Как прямо предусмотрено Конституцией возмещению подлежит
вред, который причинен не только действием, но и противоправным
бездействием (уклонением). Под бездействием понимается неисполнение государственно-властными органами в предусмотренный
срок и в соответствии с установленной процедурой возложенных
на них обязанностей, неисполнение действий, которые они согласно
действующей нормативно-правовой базе должны были осуществить
(например: несвоевременная выплата субсидии, оставление обращения без рассмотрения)4.
205
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
В сфере административно-властных отношений необходима
активность и неукоснительное соблюдение должностных обязанностей. В противном случае неисполнение обязанностей, предусмотренных законами и иными правовыми актами, может повлечь
причинение вреда гражданам. Действующее законодательство не
содержит перечня незаконных деяний органов государственной
власти и их должностных лиц, которые влекут обязанность государства возместить причиненный вред. В связи с этим, любое деяние в случае его совершения уполномоченным государственным органом (должностным лицом) и в рамках реализации органом своей
компетенции (исполнения должностных обязанностей) можно рассматривать в качестве основания материальной ответственности
государства. Вместе с тем необходимо учитывать, что указанные
деяния не должно носить служебный характер, если лицо двигали
личные мотивы5.
В случае же, когда вред является следствием хозяйственной или
технической деятельности должностного лица, гражданско-правовая ответственность наступает по общим основаниям (ст. 1064 ГК
РФ), или же по иным основаниям. Рассмотрим пример: автомобиль
скорой медицинской помощи, управляемый водителем станции СМП,
сбил дорожный знак. Гражданско-правовая ответственность в данной ситуации наступает согласно ст. 1079 ГК РФ, в соответствии с которой обязанность по возмещению вреда возложена на государственный орган, в котором водитель занимает должность6.
Статья 1070 ГК РФ, в отличие от ст. 1069 ГК РФ, предусматривает
закрытый перечень действий, вред от совершения которых порождает обязанность государства его возместить. К числу таких действий относятся:
1 незаконное осуждение;
2 незаконное привлечение к уголовной ответственности;
3 незаконное применение меры пресечения в виде заключения
под стражу или подписки о невыезде;
4 незаконное назначение административного наказания в виде
административного ареста либо административного приостановления деятельности7.
Отметим, что возмещение ущерба за причиненный вред осуществляется при наличии определенных оснований. К таковым следует
отнести:
а) оправдательный приговор суда, вынесенный в соответствии со
ст. 302 УПК РФ;
б) прекращение уголовного дела в порядке пп. 1 п. 1 ст. 24 УПК РФ
в связи с отсутствием события преступления;
206
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
в) прекращение уголовного дела в порядке пп. 2 п. 1 ст. 24 УПК РФ
за отсутствием в деянии состава преступления (кроме случаев, когда
производство по делу прекращается в отношении лица, совершившего общественно-опасное деяние в состоянии невменяемости);
г) прекращение уголовного дела за не доказанностью участия обвиняемого в совершении преступления;
д) прекращение дела об административном правонарушении.
Данный список является закрытым и толкованию не подлежит,
поэтому выплата возмещения нанесенного гражданину вреда по
другим основаниям, не производится8. Таким образом, под незаконностью действий судебно-следственных органов в п. 1 ст. 1070 ГК
РФ понимается поведение их должностных лиц, которое расходится
с предписаниями действий уголовно-процессуального права9.
Если следователь совершает действия, не предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, или применяет физические или психологические меры воздействия на подозреваемого, фальсифицирует доказательства, то эти действия являются
незаконными.
Незаконными считаются также действия судебно-следственных органов, нарушающие требования не только УПК. Так, деятельность органов дознания, регламентируется значительным числом
инструкций, положений, уставов и т.п. Неисполнение дознавателем
указанных императивов, если это влечет незаконный арест, осуждение и т.п., также должно служить основанием для возмещения имущественного и морального вреда.
В связи с этим тот факт, что п. 1 ст. 1070 ГК РФ предусматривает
возмещение вреда только за определенный перечень действий, является поводом для обоснованной критики ученого сообщества10.
Прежде всего, дискуссионным представляется то, что в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранительных органов и суда, как незаконное проведение обыска,
незаконное применение принудительных мер медицинского характера и некоторые другие. Как представляется, эффективным может
стать полный отказ от законодательного закрепления перечня незаконных действий правоохранительных органов и суда. В законе, как
представляется, следует предусмотреть, что гражданско-правовая
ответственность, предусмотренная ст. 1070 ГК РФ наступает за любые незаконные действия указанных органов.
В завершении еще раз отметим, что одним из приоритетных векторов модернизации современного российского государства следует
признать совершенствование правовых механизмов охраны прав
и свобод человека и гражданина. На практике в нашем государстве
207
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
широко распространены многочисленные случаи нарушения указанных прав и свобод, причинения морального вреда, материального и
физического ущерба человеку и гражданину со стороны должностных лиц органов государственной власти.
В связи с этим не теряет своей актуальности совершенствование
правовых механизмов защиты прав и свобод человека и гражданина
от вреда, причиненного действиями органов государственной власти. Одним из таких механизмов является гражданско-правовая ответственность, предусмотренная ст. 1069 и 1070 ГК РФ. Анализ обозначенного гражданско-правового института позволяет говорить
о необходимости совершенствования его правового регулирования.
Одним из направлений такого совершенствования является, на наш
взгляд, закрепление в статье 1070 ГК РФ открытого перечня незаконных действий органов дознания, следствия, прокуратуры и суда,
за которые возможно возмещение вреда в гражданско-правовом порядке.
1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 февраля 2006 г. № 230-Ф3 (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2006. № 52. Ст. 5496.
2 Гражданский кодекс Российской Федерации ч. 2 // СЗ РФ. 1996. № 5.
3 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. В. И. Радченко. М.: Проспект, 2008.
4 Кун А. П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами власти. Л.:
ЛГУ. 1984. С. 11.
5 Любимова Р. Н. Ответственность органов власти за вред, причиненный актами, не соответствующими закону, незаконными действиями (бездействием)
// Вестник ВАС РФ. 2005. № 3.
6 Нарижний С. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебноследственных ошибок // Рос. юстиция.1997. № 10.
7 Гражданский кодекс Российской Федерации. Указ. соч. С. 11.
8 Комментарий к гражданскому кодексу РФ. Указ. соч.С. 12.
9 Гражданский кодекс РФ. Указ. соч. С. 11.
10 Батурин В. А. Система ограниченных вещных прав в современном гражданском законодательстве: дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 7.
208
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПОРУБОВ Никита Андреевич1
КРИТЕРИИ ОБЩЕИЗВЕСТНОСТИ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ
Аннотация: Статья посвящена рассмотрению вопроса о критериях общеизвестности товарного знака.
Ключевые слова: Общеизвестный товарный знак, критерии, реклама, репутация.
Annotation: The article deals with the question of criteria for well-known
trademarks.
Keywords: Well-known trademark, the criteria, advertising, reputation.
Распад СССР положил начало нового государства – Российской Федерации (далее по тексту – РФ). Экономическая система страны перешла на рыночные отношения. Также новому государству было нужно
новое законодательство, и сфера интеллектуальной собственности
не стала исключением. Принятый 23 сентября 1992 года Закон РФ «О
товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»1 обозначил готовность и стремление правовой системы РФ активно развивать процессы расширения рыночных
отношений. Государственная политика в отношении объектов промышленной собственности, помогала становлению, а по сей день помогает развивать и укреплять экономику РФ.
Развитие повсеместных и массовых процессов развития интеграции мирового рынка, на фоне научно – технического прогресса
в мире, к которым в свое время присоединилась и РФ, на базе глобальных телекоммуникационных и информационных систем, поставили
перед национальной правовой наукой сложнейшую задачу. Этой задачей являлось совершенствование и доработка нормативно – правовой базы, которая должна будет обеспечить надежную охрану
средств индивидуализации товаров, особняком среди которых стоит
товарный знак2. В 2002 году был принят Федеральный закон от 11 декабря 2002 года № 166-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях
мест происхождения товаров». В 2006 году была принята часть 4 ГК
РФ, полностью посвященная правам на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Статьи 1508 и 1509
ГК РФ регулируют особенности правовой охраны общеизвестного
товарного знака. Можно сказать, что эти статьи составляют основу
правовой охраны общеизвестных товарных знаков в РФ.
1 Порубов Никита Андреевич – магистрант юридического факультета ГУАП.
209
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Со временем стал общепризнанным тот факт, что товарные знаки
вследствие их длительного использования и интенсивной рекламной кампании на протяжении многих лет, и постоянно высокого качества товаров и услуг получают заслуженное признание потребителей. Но присутствует и возможность стать объектами недобросовестного использования. Причем такие знаки подвергаются нарушениям не только в отношении однородных товаров и услуг, но также
и в отношении неоднородных товаров и услуг, которые между собой
не конкурируют. Из этого мы можем сделать вывод, что интенсивная
рекламная кампания – является одним из критериев общеизвестности товарного знака.
Общеизвестность товарного знака определяется применительно
к конкретной стране. Так гласит Парижская конвенция по охране
промышленной собственности (далее по тексту – Парижская конвенция)3, важный международный договор членом которого является и РФ.
Для приобретения статуса общеизвестного, товарный знак должен широко использоваться. Этот критерий общеизвестности товарного знака видится очевидным, ведь товарный знак который широко
не используется, по определению не может стать общеизвестным.
Однако однозначного толкования того, насколько широко товарный
знак должен использоваться в конкретной стране, чтобы приобрести
в ней общеизвестность, нет.
В качестве сведений, которые могут доказать факт широкого использования общеизвестного товарного знака внутри страны и за ее
пределами, специалисты и теоретики права называют объемы реализации товаров под этим товарным знаком, дату начала использования торгового знака, способы использования товарного знака, затраты на рекламную кампанию, среднегодовое количество потребителей товара, перечень населенных пунктов, где проводилась реализация товара.
В подлежащий оценке объем рекламы, входит реклама в пунктах
продажи товара, средствах массовой информации, уличная реклама,
реклама в местах проведения массовых мероприятий. К косвенной
рекламе относятся в первую очередь ссылки на товарный знак в кинофильмах и литературных произведениях, а также спонсорство.
Можно отметить также и устную рекламу. Информация о маркированном товаре передается устно кругу знакомых.
Парижская конвенция возлагает оценку репутации знака на компетентные органы страны регистрации или использования. Опыт
множества стран показывает, что такими органами могут быть, или
уже являются, национальные патентные ведомства и суды4. Но стоит
210
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
отметить, что патентное ведомство – это административная инстанция, тем самым, последнее слово в установлении общеизвестности
товарного знака остается за судом.
Одним из важнейших методов оценки репутации товарного знака,
является опрос общественного мнения. Само собой разумеется, при
условии его корректного проведения. Но существует вопрос, единого
ответа на который не существует. Это вопрос об определении доли
респондентов, чье знание товарного знака может позволить сделать
вывод о его общеизвестности. Как правило, подобная цифра устанавливается судами отдельно взятой страны, а иногда даже применительно к конкретному делу.
Для того чтобы облегчить проведение опросов общественного мнения, в РФ существуют «Рекомендации по проведению опроса потребителей товаров по вопросу общеизвестности товарного знака в Российской Федерации» утвержденные приказом Роспатента от 1 июня 2001
года № 745. Согласно этому нормативно – правовому акту, рекомендуется проводить опросы с помощью независимой организации, которая
специализируется на социологических опросах. На данный момент
в РФ существует немало компетентных организаций, которые могут
качественно проводить опросы. Опросы должны быть проведены как
минимум в 6 населенных пунктах, включая Москву и Санкт-Петербург.
В двух населенных пунктах, рекомендуется опросить как минимум
500 респондентов, в остальных – минимум 125 респондентов. При выявлении общеизвестности товарного знака, обозначенного на товарах
широкого потребления – следует опрашивать простых потребителей,
а для товаров производственно – технического значения – мнение специалистов. В ходе опроса, нужно получить ответы на вопросы о известности этого товарного знака лицу, с какого момента этот знак считается известным, кто является правообладателем этого знака и из
какого источника информации получены сведения о товарном знаке.
Ф. Мостерт, считает, что степень требуемой общеизвестным товарным знакам известности, не следует определять фиксированным показателями, поскольку известность общеизвестных знаков должна
измеряться относительно соответствующего публичного сектора, а
не широкой публики. Исходя из этого, он предлагает использовать
гибкий стандарт, который будет соответствовать определению общеизвестного товарного знака как знака, известного значительному
сегменту соответствующей публики. Поэтому предлагается считать
знак общеизвестным, если он известен значительной части соответствующих кругов населения6.
Товарный знак приобретает ценность в зависимости от того, как
он продвигается на рынке. Продвижение на рынке зависит от каче211
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ства выпускаемых товаров, грамотно организованной рекламной
кампании, длительности и успешности работы на рынке фирмы –
владельца товарного знака7. Из этого можно сделать вывод, что товарный знак имеет имущественную природу.
Ценность товарного знака определяется целым рядом факторов. Среди них можно выделить фактор известности среди потребителей и их доверия этому товарному знаку. Немаловажную роль
играет и реклама товарного знака, а точнее ее частота и охват ею
потенциальных потребителей. На ценность товарного знака также
влияет его возраст, постоянство и география использования, узнаваемость, затраты на продвижение и рекламу, и, уровень прибыльности. В настоящее время существуют различные методы подсчета стоимости товарного знака. Также существует множество специализирующихся на этом организаций. По сути, стоимость товарного знака
является нематериальным активом, а реальный подсчет стоимости
товарного знака нужен только при его продаже.
Таким образом, мы можем заключить, что все рассмотренные критерии общеизвестности товарных знаков играют большую роль для
репутации и дополняют друг друга. Без соответствующей рекламы
невозможна широкая узнаваемость товаров, без надлежащего качества товаров потребители не будут их покупать и положительного
общественного мнения не сложится.
1 Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. № 3520-I «О товарных
знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»
// Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
2 Зенин И. А. Проблемы российского права интеллектуальной собственности (избранные труды). М.: Статут, 2015. С. 85.
3 Конвенция по охране промышленной собственности (Заключена в Париже 20.03.1883) (ред. от 02.10.1979) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
4 Городов О. А. Право на средства индивидуализации: учеб.-практ. издание.
М.: Волтерс Клувер, 2014. С. 343.
5 Приказ Роспатента от 1 июня 2001 года № 74 об утверждении «Рекомендации по проведению опроса потребителей товаров по вопросу общеизвестности товарного знака в Российской Федерации» // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
6 Патенты и лицензии. 1997. № 8. С. 27.
7 Рабец А. П. Правовая охрана товарных знаков. М.: Юрид. центр Пресс, 2013.
С. 148.
212
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПРИВАЛОВ Константин Витальевич1
ПОРЯДОК И ОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ И
ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ СТОРОН В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ
Аннотация: В статье представлены порядок и особенности обеспечения прав
и законных интересов сторон в делах о банкротстве и их содержание.
Ключевые слова: Конституция России, субъекты коммерческих правоотношений, коммерческое право, законные интересы, банкротство.
Annotation: The article presents the procedure of ensuring the rights and
legitimate interests of the parties in bankruptcy cases and their contents.
Keywords: The Constitution of Russia, the subjects of commercial relations,
commercial law, legal interests, bankruptcy.
Общий анализ законодательства Российской Федерации (ГК РФ,
АПК РФ, ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)) по делам о банкротстве коммерческих организаций может привести к выводам, что
законодателем предприняты все меры по защите прав и законных
интересов сторон в делах о несостоятельности.
При исследовании механизма обеспечения защиты прав и законных интересов сторон в делах о банкротстве коммерческих организаций автором будет предпринята попытка оценить достаточность
предпринятых законодателем мер, эффективность нормативной
базы и работы специальных органов, а также методов защиты прав и
законных интересов сторон дел о банкротстве.
Что же такое банкротство коммерческих организаций в законодательстве РФ? Статья 65 Гражданского кодекса РФ гласит:
«1. Юридическое лицо, за исключением казенного предприятия,
учреждения, политической партии и религиозной организации, по
решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом).
Государственная корпорация или государственная компания может
быть признана несостоятельной (банкротом), если это допускается
федеральным законом, предусматривающим ее создание. Фонд не
может быть признан несостоятельным (банкротом), если это установлено законом, предусматривающим создание и деятельность такого фонда.
Признание судом юридического лица банкротом влечет его ликвидацию.
1 Привалов Константин Витальевич – профессор кафедры гражданского права
юридического факультета ГУАП, доктор юридических наук, профессор, Почетный работник ВПО РФ.
213
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
2. Утратил силу. – Федеральный закон от 03.01.2006 № 6-ФЗ.
3. Основания признания судом юридического лица несостоятельным (банкротом), порядок ликвидации такого юридического лица,
а также очередность удовлетворения требований кредиторов устанавливается законом о несостоятельности (банкротстве)»1.
Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»
установлено:
Статья 2: «несостоятельность (банкротство) (далее также – банкротство) – признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате
обязательных платежей…»2.
Статьей 3 указанного закона установлены признаки банкротства:
Индивидуальный предприниматель, к которому имеется не удовлетворенное в течение трех месяцев требование (совокупность требований) на общую сумму не менее десяти тысяч рублей, может быть
признан банкротом вне зависимости от того, превышает ли сумма
его обязательств стоимость принадлежащего ему имущества (Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51).
1. Гражданин считается неспособным удовлетворить требования
кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и если сумма
его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.
2. Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить
обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение
трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.
3. Положения, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, применяются, если иное не установлено настоящим Федеральным законом3.
Статьей 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» установлено,
что «В случае, если при проведении ликвидации юридическое лицо
стало отвечать признакам неплатежеспособности и (или) признакам
недостаточности имущества, ликвидационная комиссия должника
обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением должника в течение десяти дней с момента выявления каких-либо из указанных
признаков». Таким образом, как видно из вышеприведенных определений под банкротством коммерческой организации понимается не214
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
способность коммерческой организации исполнить свои обязательства в течение длительного периода времени. То есть, нарушение
прав и законных интересов контрагентов должника.
Какие лица участвуют в делах о несостоятельности (банкротстве)
коммерческих организаций? ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определяет следующий круг лиц:
– «должник – гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и
(или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного настоящим Федеральным законом;
– кредиторы – лица, имеющие по отношению к должнику права
требования по денежным обязательствам и иным обязательствам,
об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об
оплате труда лиц, работающих по трудовому договору;
– конкурсные кредиторы – кредиторы по денежным обязательствам (за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни
или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате
компенсации сверх возмещения вреда, предусмотренной Градостроительным кодексом Российской Федерации (компенсации сверх возмещения вреда, причиненного в результате разрушения, повреждения объекта капитального строительства, нарушения требований
безопасности при строительстве объекта капитального строительства, требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания,
сооружения), вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по
обязательствам, вытекающим из такого участия);
– уполномоченные органы – федеральный орган исполнительной
власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на
представление в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых
в деле о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей
и требований Российской Федерации по денежным обязательствам,
а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, уполномоченные представлять в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле
о банкротстве, требования по денежным обязательствам соответственно субъектов Российской Федерации, муниципальных образований;
– орган по контролю (надзору) – федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление функций по контролю (надзору) за де215
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих;
– регулирующий орган – федеральный орган исполнительной
власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на
осуществление функций по выработке государственной политики и
нормативно-правовому регулированию в сфере несостоятельности
(банкротства) и финансового оздоровления;
– контролирующее должника лицо – лицо, имеющее либо имевшее
в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для
исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления
должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном
правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от
имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества
или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника);
– арбитражный управляющий – гражданин Российской Федерации, являющийся членом саморегулируемой организации арбитражных управляющих;
– саморегулируемая организация арбитражных управляющих
(далее также саморегулируемая организация) – некоммерческая организация, которая основана на членстве, создана гражданами Российской Федерации, сведения о которой включены в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных
управляющих и целями деятельности которой являются регулирование и обеспечение деятельности арбитражных управляющих».
Как видно из этого перечня круг лиц, чьи права и законные интересы
могут быть нарушены в рамках дела о банкротстве достаточно велик,
но и он не является окончательным. В связи с введением новеллы в ФЗ
«О несостоятельности (банкротстве)», касающихся деятельности и ответственности арбитражных управляющих, данный список можно дополнить страховыми компаниями, с которыми арбитражный управляющий заключает договор страхования ответственности.
В целях упрощения структуры возникающих правоотношений, а
также систематизации исследования автором предлагается объединение сторон дела о банкротстве в следующие группы:
216
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
– должник (органы управления должника, за исключением арбитражного управляющего, контролирующее должника лицо);
– кредиторы (кредиторы, конкурсные кредиторы, уполномоченный орган);
– арбитражный управляющий (арбитражный управляющий, саморегулируемые организации арбитражных управляющих, национальное объединение саморегулируемых организаций арбитражных
управляющих);
– иные лица (страховые компании, оценочные организации и иные
лица, чьи права и законные интересы могут быть нарушены вышеуказанными сторонами дела о банкротстве).
Такое разделение позволяет определить круг целей, которые
стоят перед каждой стороной при проведении процедуры банкротства, а также основные права и законные интересы каждой из сторон.
Цель института несостоятельности (банкротства) и правовые средства ее достижения являются наименее изученным вопросом конкурсного права. Учитывая, что цель является важной структурной
характеристикой института банкротства, так как она в той или иной
мере определяет все другие его категории и прежде всего систему
применяемых к должнику правовых средств различного характера
(экономического, организационного, информационного и т. д.).
Цели и задачи несостоятельности представляют собой предмет
исследования многих ученых. В современной юридической литературе большое значение придается вопросам толкования соответствующих норм законодательства, касающихся цели института несостоятельности (банкротства).
При таком подходе акцент делается не на целях всего института,
а на выполняемых функциях отдельными процедурами банкротства.
Так, по мнению М. В. Телюкиной, «в качестве первой цели, точнее, направленности конкурсного права следует назвать восстановительную цель. Прежде всего, конкурсное право должно предусматривать
систему мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности должника путем предоставления ему особого льготного
режима, направленного на реабилитацию его бизнеса. Вторая цель
конкурсного права – ликвидация неплатежеспособных юридических
лиц»4.
Данной точки зрения придерживаются и другие авторы, в частности Торкановский Е.5, И. В. Ершова6, В. А. Рахмилович и др.7 Вместе
с тем следует заметить, что вряд ли ликвидация неплатежеспособного должника или восстановление его платежеспособности могут
быть определены как единая цель института банкротства. Логичнее было бы рассматривать их в качестве задач отдельных процедур
217
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
банкротства. Между тем цель должна быть единой, интегрирующей
множество других задач, в том числе задач отдельных процедур банкротства. Действующее законодательство о банкротстве исходит из
необходимости определения целей отдельных процедур несостоятельности. В частности, цели процедуры наблюдения прямо предусмотрены ст. 67 Закона о несостоятельности (банкротстве): обеспечение сохранности имущества должника; проведение анализа финансового состояния должника; проведение первого собрания кредиторов; составление реестра требований кредиторов. Если в результате
процедуры наблюдения будет получена информация о возможности
восстановления платежеспособности должника, арбитражный суд
вводит процедуру финансового оздоровления или внешнего управления. Цель этих процедур едина – это восстановление платежеспособности должника. Иные цели определяются в ходе конкурсного
производства: законодатель исходит из необходимости соразмерного удовлетворения требований кредиторов.
Особое значение в делах о банкротстве имеет заключение мирового соглашения. Во-первых, оно может быть заключено во время
проведения любой из процедур банкротства, во-вторых, заключение
мирового соглашения влечет прекращение дела о несостоятельности
(банкротстве), поэтому целью этого соглашения является прекращение вмешательства государства в отношения между кредиторами
и должником. Хотелось бы отметить, что если заключение мирового соглашения в процедурах восстановления платежеспособности
должника (финансовое оздоровление, внешнее управление) – достаточно логичное завершение процедуры банкротства, то заключение
мирового соглашения в рамках конкурсного производства – кажется
достаточно нелогичным, хотя и показывает неудовлетворительное
ведение дела о банкротстве со стороны арбитражного управляющего, который на более ранних стадиях не смог оценить реальность
восстановления платежеспособности должника. Изучение судебной
практики дает возможность сделать выводы о том, что, к огромному
сожалению, мировое соглашение не всегда заключается с целью сохранения работоспособности должника, но и используется как средство для затягивания сроков процедуры банкротства и возможностью выведения ценных активов из конкурсной массы.
«Соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет вырученных средств от продажи имущества несостоятельного должника» – достаточно часто встречающаяся научная позиция обоснования целей дела о банкротстве. Подобная позиция была сформулирована даже в работах ряда дореволюционных цивилистов. В частности, Г. Ф. Шершеневич определял в качестве основной цели института
218
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
несостоятельности (банкротства) необходимость «установить известный порядок возможно более равного и справедливого распределения имущества должника между всеми его кредиторами в ситуации, когда имущество должника внушает основательные опасения в его недостаточности для удовлетворения всех требований, как
предъявленных, так и ожидаемых»8. Д. М. Генкин считал, что «цель
конкурсного процесса заключается в коллективном удовлетворении
по возможности всех кредиторов путем распределения имущества
должника». Однако, учитывая вышеизложенное, несложно заметить,
что авторы рассматривают лишь один из возможных способов удовлетворения требований кредиторов. Данная позиция, по мнению автора статьи, совершенно упускает что удовлетворение требований
кредиторов должника может осуществляться не только за счет продажи его имущества, но и за счет восстановления его платежеспособности в результате проведения санации.
Более того, в законодательстве эти способы тесно связаны между
собой. С одной стороны, в соответствии со ст. 110 закона «О несостоятельности (банкротстве)», в рамках внешнего управления в качестве
одного из способов восстановления платежеспособности должника
может применяться продажа предприятия как единого имущественного комплекса, т.е. фактически выполняются положения процедуры
конкурсного производства. С другой стороны, в соответствии со ст.
146 закона «О несостоятельности (банкротстве)», на стадии конкурсного производства предусмотрена возможность перехода к процедуре внешнего управления, когда приоритет в процессе несостоятельности (банкротства) все-таки отдается восстановительным мероприятиям.
В некоторых правовых системах реабилитационная направленность законодательства о несостоятельности является превалирующей. Так, основными целями современного французского законодательства о банкротстве провозглашаются «сохранение предприятия,
поддержание его деятельности и рабочих мест и очищение пассива».
Безусловно, восстановление платежеспособности должника является одной из составляющих цели процедуры банкротства. Однако
считать это основной целью института несостоятельности (банкротства) невозможно хотя бы потому, что восстановление платежеспособности – это скорее не цель, а средство урегулирования спорной
ситуации между должником и кредиторами.
Так, в результате изучения различных позиций по данному вопросу автором выдвинется следующее предположение, что законодателем при принятии ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» основной целью является справедливое удовлетворение требований
219
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
кредиторов в результате восстановления платежеспособности должника или реализации его имущества.
Какими же правовыми способами могут воспользоваться стороны
для достижения поставленных целей? В результате изучения действующего законодательства РФ автором статьи выделяются следующие способы защиты прав и законных интересов сторон в делах
о банкротстве коммерческих организаций:
1) уголовно-правовой;
2) административно-правовой;
3) гражданско-правовые.
Анализ каждого из указанных способов позволяет оценить их актуальность и частоту применения в практике ведения дел о банкротстве. Уголовно-правовой способ защиты прав и законных интересов
сторон в делах о банкротстве. Уголовным кодексом РФ предусматривается 3 основных состава преступления по делам о несостоятельности (банкротстве): ст. 195 «Неправомерные действия при банкротстве», ст. 196 «Преднамеренное банкротство», ст. 197 «Фиктивное
банкротство».
В результате анализа указанных статей показывает, что субъектом преступления являются органы управления должника, его учредители или непосредственно индивидуальный предприниматель.
Для удобства исследования автором предлагается объединить указанные составы в две группы: «Неправомерные действия при банкротстве» и «Преднамеренное и фиктивное банкротство».
Преднамеренное и фиктивное банкротство
Обязанность выявления признаков преднамеренного или фиктивного банкротства действующим законодательством возлагается
на арбитражного управляющего. В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) арбитражный управляющий обязан провести финансовый анализ имущественного состояния должника (ст. 67 ФЗ
«О несостоятельности (банкротстве)). Порядок проведения такого
анализа установлен Правилами проведения арбитражным управляющим финансового анализа, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 25.06.2003 № 367.
Но в результате финансового анализа арбитражный управляющий должен сделать следующие выводы:
– вывод о возможности (невозможности) восстановления платежеспособности должника;
– вывод о целесообразности введения соответствующей процедуры банкротства;
220
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
– вывод о возможности (невозможности) покрытия судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (в случае если в отношении должника введена процедура
наблюдения).
Проблема проведения финансового анализа с учетом нововведений в действующем законодательстве достаточно подробно изложены в статье Е. В. Карпуниной «Анализ финансового состояния
должника по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности» (публикация от 24.07.2014 на Информационно-аналитическом портале
«Предпринимательство и право»). Кроме указанных выводов при
проведении финансового анализа арбитражный управляющий обязан провести анализ по выявлению признаков преднамеренного или
фиктивного банкротства. Данная проверка осуществляется в соответствии с «Временными правилами проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства» (утв. постановлением Правительства РФ от 27 декабря
2004 г. № 855).
Пунктом 15 указанных правил установлено: «Заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного или преднамеренного банкротства представляется собранию кредиторов, арбитражному суду,
а также не позднее 10 рабочих дней после подписания – в органы,
должностные лица которых уполномочены в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях
составлять протоколы об административных правонарушениях,
предусмотренных статьей 14.12 Кодекса, для принятия решения
о возбуждении производства по делу об административном правонарушении.
В случае если в заключении о наличии (отсутствии) признаков
фиктивного или преднамеренного банкротства устанавливается
факт причинения крупного ущерба, оно направляется только в органы предварительного расследования. Одновременно с заключением о наличии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства арбитражный управляющий представляет в указанные органы результаты финансового анализа, проводимого в соответствии
с правилами проведения арбитражным управляющим финансового
анализа, утвержденными Правительством Российской Федерации, а
также копии документов, на основании которых сделан вывод о наличии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства».
Таким образом реализовать указанный уголовно-правовой способ защиты может только арбитражный управляющий, т.к. право на
подачу заявления в компетентные органы закреплено за ним. Данное
положение не может в полной мере реализовать уголовно-правовой
221
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
способ защиты прав сторон в делах о банкротстве, т.к. арбитражный
управляющий может вступить в сговор с представителями должника, что неизбежно приведет к нарушению прав кредиторов.
Предположение о том, что решить указанную проблему возможно
наделив полномочиями по обращению в компетентные органы кредиторов, автором данной работы представляется маловероятным, по
следующим причинам:
– ни один кредитор не обладает полной информацией о деятельности должника в связи с чем невозможно проведение анализа деятельности;
– без проведения финансового анализа крайне сложно дать оценку
о правомерности действий органов управления должника;
Таким образом, обращение кредиторов в компетентные органы
с заявлением о возбуждении уголовного дела по статьям преднамеренное или фиктивное банкротство без проведения финансового анализа деятельности должника приведет к обязанности компетентных органов провести такой анализ. При этом деятельность
должника будет парализована на время проверки, что негативно скажется на его платежеспособности.
Единственным кредитором у которого существует возможность
проведения анализа финансовой деятельности должника – это уполномоченный орган (ИФНС России), но, опять же в рамках и размерах
предоставленной должником налоговой отчетности.
Неправомерные действия при банкротстве.
Почти аналогичная ситуация наблюдается при применении норм
ст. 195 УК РФ. Несмотря на то, что круг субъектов в указанной статье дополнен кредитором, чьи требования удовлетворены в ущерб
остальным кредиторам, проблема доказывания остается достаточно
существенной. Так как арбитражные управляющие являются значимой фигурой в делах о банкротстве коммерческих организаций, является актуальным вопрос – является ли арбитражный управляющий субъектом преступления по ст. 195 УК РФ?
Изучение положений ч. 2 ст. 195 УК РФ позволяют выдвинуть предположение о том, что субъектом преступления может выступить и
арбитражный управляющий, как руководитель юридического лица,
в рамках дела о банкротстве. Такое положение содержится например
в трудах А. В. Пустякова9, Ляскало А.10 Противоположную точку зрения в своих работах отстаивают Г. В. Карлов, В. И. Тюнина, С. А. Цветкова, Р. В. Ярцев11 и ряд других юристов. Считаю данную точку зрения
более обоснованной, так как действующее законодательство отдает
предпочтение административной и гражданско-правовой ответственности арбитражных управляющих. Таким образом, реализо222
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
вать уголовно-правовой способ защиты по данному составу, может
только арбитражный управляющий.
В связи с этим возможно сделать вывод, что ограничение круга
лиц, имеющих реальную возможность реализовать уголовно-правовой способ защиты прав и законных интересов сторон в банкротстве
коммерческих организаций значительно снижает его эффективность.
Проведенное исследование вышеуказанных статей дает возможность сделать вывод о том, что уголовным кодексом фактически не
охватываются проблемы криминального банкротства. Эта проблема
освещается в трудах многих юристов. Несовершенство нормативной
базы, наличие коррупции в правоохранительных и судебных органах, другие проблемы совершенствования уголовного законодательства обсуждались например на международной конференции проходившей в 2014 году в Перми.
Проблематика совершенствования уголовного законодательства,
содержится во многих работах отечественных юристов. Например
в своей диссертации А. В. Мещеряков предлагает изменить бланкетный характер ст. 195–197 УК РФ, убрать из них понятие крупного
ущерба, ввести уголовную ответственность по ст. 195 УК РФ для арбитражных управляющих и руководителей временной администрации кредитной организации. Почти аналогичное мнение сформулировано в диссертации. Пивоваровой Н.Н. В своей работе она также
предлагает ввести уголовную ответственность п. ст. 195 УК РФ для
арбитражных управляющих, установить уголовную ответственность за неисполнение руководителем должника или индивидуального предпринимателя обязанности обратиться с заявлением о наличии у хозяйствующего субъекта признаков банкротства в случае,
если это, заведомо для виновного, повлекло причинение крупного
ущерба и др.
Изучение материалов, касающихся проблематики уголовно-правового способа защиты прав и законных интересов сторон в делах
о банкротстве, позволяет сделать вывод о недостаточности мер правового регулирования в данной области. В соответствии с этим автором предлагаются следующие новации в уголовное законодательство:
1. Внести в ст. 195 УК РФ изменения, касающиеся определения
субъектов данного состава преступлений, а именно установить уголовную ответственность для арбитражных управляющих и руководителей временной администрации кредитной организации.
2. Установить уголовную ответственность за неисполнение руководителем должника или индивидуального предпринимателя
223
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
обязанности обратиться с заявлением о наличии у хозяйствующего
субъекта признаков банкротства в случае, если это, повлекло причинение крупного ущерба.
Административно-правовой способ защиты прав и законных интересов сторон в банкротстве коммерческих организаций. Кодексом об
административных правонарушениях РФ (далее по тексту КоАП РФ)
правонарушения в области дел о несостоятельности (банкротстве)
объединены в два основных состава: ст. 14.12. «Фиктивное или преднамеренное банкротство» и ст. 14.13 «Неправомерные действия при
банкротстве». Если реализация административно-правового способа
защиты прав и законных интересов сторон в делах о несостоятельности (банкротстве) по статье 14.12 КоАП РФ производится аналогично
с уголовно-правовым способом защиты по ст. 196, 197 УК РФ (по представлению арбитражного управляющего), то положения ст. 14.13 КоАП
РФ имеют значительные отличия от положений ст. 195 УК РФ.
Хотелось отметить, что ст. 14.13 КоАП РФ предусматривает административную ответственность для более широкого круга лиц, а
именно ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ гласит: «Неисполнение арбитражным
управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности
(банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния, – влечет наложение административного
штрафа на должностных лиц в размере от двадцати пяти тысяч до
пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести
месяцев до трех лет; на юридических лиц – от двухсот тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей».
Таким образом, административно-правовой способ защиты свои
прав и законных интересов может реализовывать самостоятельно
более широкий круг лиц, а именно кредиторы и должник. Данное положение подтверждается судебной практикой, например Постановление Верховного суда РФ от 30 декабря 2014 г. по делу № 308-АФ141889, согласно которого решение Арбитражного суда Ставропольского края по делу от 24 декабря 2013 года № А63-7516/2013, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14
марта 2014 года и постановление Федерального арбитражного суда
Северо-Кавказского округа от 9 июня 2014 года, вынесенные в отношении арбитражного управляющего Ковальчука Василия Петровича
по делу об административном правонарушении, предусмотренном
частью 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставлено без изменения.
224
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Согласно материалам дела: «Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ставропольскому краю (далее – управление) в отношении арбитражного управляющего провело проверку, в результате которой установило в действиях арбитражного управляющего нарушения законодательства
о банкротстве: непроведение первого собрания кредиторов и непредставление в суд протокола первого собрания кредиторов с приложенными к нему бюллетенями для голосования (нарушение положений пункта 7 статьи 12, пункт 4 статьи 20.3, пункты 1, 2 статьи 67
Закона о банкротстве); отчет временного управляющего не соответствует установленной форме (приказ Минюста России от 14 августа
2003 года № 195 «Об утверждении типовых форм отчетов (заключений) арбитражного управляющего», Постановление Правительства
Российской Федерации от 22 мая 2003 года № 299 «Об утверждении Общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного
управляющего»); вывод об отсутствии признаков преднамеренного
банкротства не был обоснован (пункт 14 Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного
и преднамеренного банкротства, утвержденных Постановлением
Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 года №
855, пункт 4 статьи 20.3 и пункт 1 статьи 67 закона о банкротстве). По
данным фактам управлением в отношении арбитражного управляющего составлен протокол об административном правонарушении от
12 июля 2013 года № 00932613».
Отдельно хотелось бы отметить еще один вид административноправового способа защиты прав и законных интересов сторон в делах о банкротстве, как отстранение арбитражного управляющего от
ведения дела о банкротстве.
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21
апреля 2015 г. по делу № А40-131338/12-71-316, согласно которому
определение Арбитражного суда города Москвы от 20.06.2014 и
постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от
28.11.2014 по делу № А40-131338/2012 об отстранении об отстранении арбитражного управляющего от исполнения обязанностей временного управляющего оставлено без изменения. Как следует из текста решения: «Суды обеих инстанций, исследовав представленные
в материалы дела копии финансового анализа ЗАО “ТД Восток-Сервис НН” и заключения о наличии (отсутствии) признаков фиктивного
или преднамеренного банкротства ЗАО “ТД Восток-Сервис НН”, подготовленные для временного управляющего Шишкова Ю.В. привлеченной организацией ООО “Б.Э.П.”, установили, что анализ и заключение подготовлены на основании представленных одним из участни225
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ков должника документов, а не документов, поступивших впоследствии от налогового органа и иных лиц, судебных актах и результатах ежегодной инвентаризации. Суды указали, что анализ содержит
множество неточностей и противоречий, не позволяющих признать
содержащиеся в нем сведения достоверными.
Судами установлено, что первичные документы должника не подвергались временным управляющим какому-либо анализу в сопоставлении с данными бухгалтерской отчетности должника и аудиторских заключений. Изложенные обстоятельства привели к необоснованному затягиванию процедуры банкротства, неоднократному
отложению и невозможности рассмотрения судом дела по существу
в период с ноября 2013 года по июнь 2014 год».
Положения о порядке разрешения арбитражным судом ходатайств
об отстранении арбитражных управляющих, урегулировании процессуальных моментов по процедуре отстранения содержится в информационном письме Высшего арбитражного суда РФ от 22.05.2012
года № 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами
споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих». Согласно указанного обзор арбитражный управляющий может быть
отстранен по заявлению собрания (комитета) кредиторов в случае
неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей. При этом факт наличия
ущерба не обязателен (п.9 Обзора).
Помимо этого, арбитражный управляющий может быть отстранен от исполнения обязанностей в связи с исключением из саморегулируемой организации на основании решения коллегиального органа СРО, а также в связи с дисквалификацией (ст. 3.11 КоАП РФ). Но,
как показывает практика, наиболее часто применяемым способом
административно-правовой защиты прав и законных интересов является именно отстранение арбитражного управляющего от ведения
дела о банкротстве.
1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994
№ 51-ФЗ (действующая редакция от 23.05.2015).
2 Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (действующая редакция от 29.12.2014).
3 Там же. Ст. 3.
4 Телюкина М. В. Основы конкурсного права. М.: ВолтерсКлувер, 2004. С. 68–
69.
5 См.: Торкановский Е. Антикризисное управление // Хозяйство и право.
2000. № 1. С. 6.
6 См.: Предпринимательское (хозяйственное) право: учебник: В 2 т. / отв.
ред. О. М. Олейник. М., 1999. Т. 1. С. 370–371 (авт. главы – И. В. Ершова).
7 См.: Гражданское право России. Общая часть: учебник / под общ. ред. О. Н.
Садикова. М., 2001. С. 156.
226
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
8 Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000 (Серия «Классика
российской цивилистики»). С. 87.
9 См.: Пустяков А. В. Уголовное банкротство: некоторые аспекты субъективной стороны и субъекта в преступлениях, предусмотренных статьями 195, 196,
197 УК РФ // Закон. 2006. № 9. С. 109–118.
10 См: Ляскало А. К вопросу о субъективных признаках криминальных банкротств (ст. ст. 195–197 УК РФ) // Уголовное право. 2012. № 6. С. 35–40.
11 См. Карлов Г. В., Тюнин В. И., Цветкова С. А., Ярцев Р. В. Арбитражный управляющий как субъект преступлений, предусмотренных статьями 195-197 УК РФ
// Уголовный процесс. 2008. № 1 (37). С. 3–10.
227
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ПРОВОТОРОВА Виктория Вадимовна1
СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
НА ОБЪЕКТЫ ИСТОРИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Аннотация: В статье рассмотрено понятие права собственности, а также его
особенности связанные с объектами исторического и культурного наследия в Российской Федерации.
Ключевые слова: Право собственности, объект культурного наследия, правовой режим, права и обязанности.
Annotation: This paper is devoted to the question of property right and also it is
examinations with cultural values in the Russian Federation.
Keywords: Property right, cultural values, legal regime, rights and obligations.
Право собственности одно из базовых понятий в гражданско-правовых отношениях. Без него невозможно оценить и изучить множество правовых проблем, в том числе вопросы, связанные с объектами
исторического и культурного наследия в Российской Федерации.
Прежде всего, необходимо рассмотреть понятие права собственности в гражданских правоотношениях. Например, В. А. Суханов пишет, что в объективном смысле оно является комплексным институтом права1. Это значит, что право собственности включает в себя
не только нормы гражданского законодательства, но «определенные предписания конституционного и административно-правового
характера, и даже некоторые уголовно-правовые правила, устанавливающие принадлежность имущества определенным лицам, закрепляющие за ними известные возможности его использования и
предусматривающие юридические способы охраны прав и интересов
собственников»2.
С. А. Степанов пишет о том, что право собственности следует рассматривать как единоличное и деспотическое господство индивида
над вещью3. Это высказывание относимо к данному понятию в субъективном смысле. То есть в данном случае собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом по своему
усмотрению.
Однако важно отметить, что помимо так называемой «триады»
правомочий, на собственника ложится бремя содержания какого –
1 Провоторова Виктория Вадимовна – магистрантка юридического факультета
ГУАП (Пиддубривная Альбина Юрьевна, кандидат юридических наук, доцент – научный руководитель).
228
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
либо имущества. Это положение закреплено ст. 2104, ч. 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Но при этом в особых случаях,
которые установлены законом или договором, бремя содержания может лежать на другом лице, например, охрана сданного внаем имущества – на нанимателя, управление имуществом банкрота – на конкурсного управляющего. То есть, помимо всего спектра вещных прав,
на собственника могут ложиться и определенные издержки, в том
числе в виде риска случайной гибели имущества, как закреплено ст.
211 Гражданского кодекса Российской Федерации5.
Все вышеперечисленные положения можно полностью проецировать на правовой режим объектов исторического и культурного наследия в Российской Федерации. Прежде всего, культурные ценности
могут находиться в: федеральной собственности; в собственности
субъектов Российской Федерации; в муниципальной собственности;
в частной собственности; в иных формах собственности.
Основной особенностью объектов исторического и культурного
наследия является их эстетическая уникальность и весомое историческое значение, что в свою очередь прямо отражается на содержании права собственности.
Прежде всего, Федеральный закон № 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской
Федерации» ограничивает гражданский оборот объектов культурного наследия, находящихся в государственной или муниципальной
собственности. Законодатель установил перечень ценностей, не подлежащих отчуждению: объекты культурного наследия, отнесенные
к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской
Федерации, памятники и ансамбли, включенные в Список всемирного
наследия, историко-культурные заповедники, объекты культурного
наследия, предоставленные в установленном порядке государственным музеям-заповедникам, объекты археологического наследия6.
Относительно же жилищных помещений, признанных объектом
культурного наследия либо частью объекта культурного наследия,
распространяются нормы жилищного законодательства, но обязательно с учетом ограничений, установленных Федеральным законом
№ 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и
культуры) народов Российской Федерации».
На владельца тех объектов культурного наследия, которые могут находиться в личной собственности, накладываются довольно
серьезные и множественные обязательства по его содержанию. Так,
собственник несет бремя содержания принадлежащего ему культурной ценности, включенной в реестр, или выявленного объекта
культурного наследия, если иное не определено договором между
229
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
собственником и пользователем данным объектом культурного наследия7.
Требования, которые должны неукоснительно выполняться
в процессе владения объектом, указываются в охранном обязательстве собственника8. К основным из них относятся:
1) сохранение объекта культурного наследия;
2) обеспечению доступа к объекту культурного наследия;
3) ограничение хозяйственной деятельности, ограничение технических и иных параметров воздействия на объект культурного наследия, благоустройству в границах территории объекта культурного наследия, в случае угрозы ухудшения его состояния9.
Помимо этого, во время пользования имуществом, имеющим культурную ценность, в соответствии со ст. 47.3 Федерального закона №
73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», собственник обязан исполнять следующие ограничения:
1) обеспечивать финансирование объекта для его содержания, а
также поддерживать правила безопасности;
2) запрет на изменение предмета охраны, с помощью какого-либо
вида работ или ухудшения условий его сохранности;
3) запрет на проведение работ, меняющих облик объекта;
4) обеспечить сохранность и неизменность;
5) не допускать ухудшения состояния объекта;
6) запрещается использование культурного объекта для расположения в нем складов и объектов производства взрывчатых и огнеопасных материалов; расположения производства, имеющего оборудование, оказывающее динамическое и вибрационное воздействие;
расположение объектов производства и лаборатории, создающих неблагоприятный температурно-влажностный режим и применением
химически активных веществ10.
Большое количество подобных обременений собственника объясняется той высокой степенью ответственности, которая ложится на
него при приобретении и дальнейшем использовании объекта исторического и культурного значения. В личном пользовании субъекта
появляется не просто собственность, а часть исторического и культурного наследия, которая должна охраняться и быть переданной
будущим поколениям. В том числе обременения собственника в данном случае выступают как мера по защите объекта культурного наследия.
230
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
1 Суханов Е. А. Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное
право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права: Учебник. Т. 1. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011.
2 Там же.
3 Степанов С. А. Гражданское право: В 3 т.: Учебник. Т. 1. М.: Проспект, Ин-т
частного права, 2010.
4 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994
№ 51-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
5 Там же.
6 Ч. 1 ст. 50 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ (ред. от 09.03.2016)
«Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26. Ст. 2519.
7 Мартыненко И. Э. Собственность на объекты культурного наследия //
Юридическая наука. 2014. № 2. С. 70–77.
8 П. 1 ст. 47.6 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ (ред. от 09.03.2016)
«Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».
9 Там же. П. 2 ст. 47.6.
10 Там же. Ст. 47.3.
231
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
РАСТОРОПОВ Георгий Вячеславович1
ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ГРАЖДАНСКОЙ
ДЕЕСПОСОБНОСТИ
Аннотация: В статье даётся определение гражданской дееспособности, рассматриваются её виды и особенности, а так же содержатся причины её юридической значимости.
Ключевые слова: Гражданин, дееспособность, деликтоспособность, права и
обязанности, полная дееспособность, ограниченная дееспособность, дееспособность несовершеннолетних.
Annotation: The article provides the definition of civil capacity, discusses her
views and features, as well as contain the reasons for its legal significance.
Keywords: Citizen, legal capacity, delictual, rights and obligations, the full legal
capacity, limited capacity, capacity of minors.
Как известно, на сегодняшний день проблема лишения и ограничения гражданской дееспособности – одна из важнейших тем для
исследования, требующая внимания и подробного рассмотрения.
Дееспособность гражданина в современном Российском законодательстве определяется, как способность физического лица своими
действиями приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности. Об этом гласит Гражданский Кодекс Российской Федерации1. Когда речь идёт о том, что гражданин обладает гражданской
дееспособностью – имеется в виду, что он может лично (от своего
имени) совершать всевозможные юридические действия, такие как:
заключение договоров, совершение различных сделок, выдача доверенностей и так далее. Так же он отвечает за совершение им неправомерных действий, преступных деяний, причинение имущественного
и личного неимущественного вреда различной степени тяжести.
Таким образом, можно выделить две основных составляющих «дееспособности»: сделкоспособность (способность совершать сделки и
заключать договора), деликтоспособность (способность самостоятельно отвечать за неправомерные действия)2. Благодаря тому, что
лицо обладает возможностью осуществлять свои гражданские права
и нести/приобретать определённые обязанности, оно может активно
участвовать в экономической, политической, культурной, социальной, предпринимательской деятельности, комфортно чувствовать
себя в обществе и всесторонне развиваться. Вряд ли можно говорить о том, что человек в полной мере считается личностью и живёт
1
ГУАП.
232
Расторопов Георгий Вячеславович – магистрант юридического факультета
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
полноценной жизнью в обществе, если он не обладает полной или
частичной дееспособностью. Человек в таком случае, не может даже
самостоятельно распорядиться своими доходами, а, следовательно,
приобрести что-либо в магазине или отправиться в путешествие. Сопоставив виды гражданской дееспособности, можно убедиться в её
неоценимой значимости в нашей жизни, подчеркнуть её неоспоримую ценность и важность.
Полная дееспособность даёт гражданину возможность реализовать свою правоспособность в полном объёме, то есть приобретать
и осуществлять своими действиями любые имущественные и неимущественные права, разрешённые законодательством, исполнять
любые обязанности, совершать любые действия, так же не противоречащие закону. Согласно Гражданскому кодексу РФ, полной дееспособностью обладают все граждане, достигшие совершеннолетнего
возраста (18 лет). В исключительных случаях полная дееспособность приобретается лицом раньше наступления совершеннолетия.
А именно, лицо может считаться полностью дееспособным до 18 лет,
если:
– лицо получило разрешение на вступление в брак раньше 18 лет,
в связи с конкретными обстоятельствами брачный возраст был снижен и лицо вступило в брак;
– имела место эмансипация – объявление полностью дееспособным несовершеннолетнего лица, достигшего возраста 16 лет, если он,
с согласия родителей/опекунов/попечителей занимается предпринимательской деятельностью или работает по трудовому договору3.
Приобретение гражданином полной дееспособности гласит о его
полной самостоятельности и достижении уровня зрелости – без
разрешения родственников или попечителей, он может принимать
важные решения или распоряжаться полученными денежными
средствами, самостоятельно решать юридические или семейные вопросы. Несмотря на то, что цель эмансипации – придание несовершеннолетнему полноценного гражданско-правового статуса, некоторые права и обязанности остаются недостижимы для него до наступления определённого возраста4. Например, правом на приобретение огнестрельного оружия, подросток обладать не может, что, на
наш взгляд, целесообразно.
Малолетние обладают особенной гражданской дееспособностью,
границы которой расширяются в связи с достижением ребёнка того
или иного возраста. Возможности несовершеннолетнего расширяются и это связано с самостоятельной имущественной ответственностью и совершением различного рода сделок. Малолетние, не достигшие 14 лет, недееспособны и все сделки от их имени заключа233
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ются их родителями, усыновителями или опекунами5. Считается, что
в младшем возрасте (когда ребёнку 14 лет и менее), его психика ещё
не устойчива и он подвержен влиянию и воздействию на его решения
со стороны посторонних лиц. Он не способен рационально и объективно мыслить, принимать решения. На первом этапе взросления –
в период с 6 до 14 лет – ребёнку предоставлена возможность только
совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения, или сделки по
распоряжению личными, собственными средствами, которые поступили от родителей или законных попечителей. Одним словом, малолетние способны совершать только мелкие бытовые сделки, которые направлены, непосредственно, на удовлетворение личных нужд,
ежедневных потребностей и не требующие крупных денежных затрат. Эти права предоставляются малолетнему не только с целью
«разгрузить» родителей (ребёнок сам может приобрести продукты
питания, канцелярские товары в школу, принять подарок), но и для
того, чтобы со временем он был готов переступить порог детства и
получить первоначальное социальное развитие.
При достижении детьми 14 лет и до совершеннолетия, подростки
могут совершать любые сделки с письменного согласия своих законных представителей, распоряжаться собственным заработком (зарплата или стипендия), обладать и пользоваться правами авторства,
а так же вносить вклады в кредитные учреждения6. Дееспособность,
которой обладают дети в таком возрасте, можно назвать частичной.
Они готовы к самостоятельному участию в гражданском обороте, но
всё же не обладают полной дееспособностью7. Они находятся на ступени юношества, которая предшествует взрослой жизни, и только
учатся разумно распоряжаться имуществом, денежными средствами
и отвечать за свои поступки.
Совершеннолетний гражданин так же может считаться недееспособным или ограниченно дееспособным, если суд признал его психически нездоровым, не способным нести ответственность за свои
действия. Речь идёт не только о людях, с психическими расстройствами, но и с различными видами зависимости: алкогольной или
наркотической. Больных токсикоманией или игроманией с недавнего времени тоже можно лишать дееспособности, поскольку они не
способны мыслить здраво – их контролирует зависимость. В современном мире, чтобы выжить, нужно разумно распределять денежные средства, объективно оценивать свои возможности и способности. Человек, больной алкоголизмом или наркоманией, не способен
делать это самостоятельно, поэтому он лишается этой, казалось бы,
необходимой каждому, привилегии и ему назначается опекун, ко234
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
торый будет вместо него принимать решения и совершать сделки8.
Если дать людям, неспособным самостоятельно распоряжаться своими правами и финансами, полную свободу действий – это может
стать причиной возникновения угрозы жизни или здоровью такого
гражданина, а так же спровоцировать повышение уровня преступности в нашей стране. Психическое состояние физического лица, как
единственное основание лишения его дееспособности, должно подтверждаться судебно-психиатрической экспертизой. Безосновательное лишение гражданина возможности осуществлять свои права и
исполнять обязанности – неправомерно9.
Обобщив вышесказанное, можно сделать вывод, что обладание
дееспособностью, бесспорно, должно считаться главной, значимой,
неотъемлемой частью жизни каждого гражданина, живущего в обществе. Ведь именно дееспособность, приобретаемая со временем,
даёт человеку возможность осуществлять свои конституционные и
гражданские права, благодаря ей человек может существовать, жить,
развиваться, работать, создавать семью в благоприятных условиях,
пользоваться благами, предоставляемыми ему государством, считаться полноправным членом общества, личностью.
1 Калачёва Т. Л. Гражданская дееспособность в сфере изменений ГК // Достижения вузовской науки, 2014.
2 Смирновская С. И. К вопросу об ограничении прав гражданским законодательством // Известия. 2005. № 6.
3 Синицын В. Г. К вопросу о невменяемости, недееспособности, ограниченной дееспособности // Учёные записки, 2013.
4 Дарчиева Л. В. Возможно ли расширение оснований ограничения дееспособности граждан? // Юридический мир. 2007. № 12.
5 Ершов В. А. Опека и попечительство: юридический статус и защита прав и
законных интересов детей, лишенных родительской опеки, недееспособных и
ограниченно дееспособных граждан. М.: ГроссМедиа, РОСБУХ, 2008.
6 Перепелкина Н. В. Частноправовые аспекты правового статуса несовершеннолетних // Бюллетень нотариальной практики. 2007. № 6.
7 Раев Д. Пределы прав несовершеннолетних эмансипированных граждан
// Российская юстиция. 2001. № 8.
8 Юкша Я. А. Некоторые вопросы, связанные с дееспособностью российских
граждан // Рос. юстиция. 2009. № 9.
9 Захарова О. Б. Лишение и ограничение дееспособности гражданина // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 4.
235
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
РОМАНОВ Владислав Васильевич1
РЕГИСТРАЦИЯ ДОГОВОРА АРЕНДЫ
НЕДВИЖИМОГО ИМУЩЕСТВА
ПО СОВРЕМЕННОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РФ
Аннотация: Статья посвящена процедуре регистрации договора аренды недвижимого имущества, рассмотрены особенности составления договора аренды
недвижимости, основные положения договора аренды.
Ключевые слова: Аренда, договор аренды, регистрация, арендодатель, арендатор, недвижимое имущество.
Annotation: Article focuses on the registration procedure real property lease
contract, the peculiarities of drawing up the lease of real estate, the main provisions of
the lease agreement.
Keywords: Lease, registration, landlord, tenant, real estate.
В соответствии с нормами законодательства договор аренды недвижимого имущества – это двустороннее соглашение, где один из
участников передает в использование свою собственность второй
стороне договора1.
Недвижимость является сложной системой, которая состоит из
определенных частей. Сегодня к предметам недвижимости относится все то, что признано таким в нормативно – правовых актах.
В нашей теме речь пойдет о домах, квартирах, зданиях как жилого,
так и нежилого фонда.
В связи с тем, что перечень предметов, которые могут быть объектом аренды, довольно большой, логично будет поделить на несколько
групп такую систему. И так, в зависимости от того, что именно арендуют, выделяют договор использования:
1) жилого помещения;
2) нежилого помещения;
3) земельного участка.
По таким критериям можно четко разделить все договора арендного характера на три группы. Это позволит более точно определить
все нюансы контракта, потому что в зависимости от предмета соглашения и составляется договор.
Важным элементом всей договоренности является составление
самого документа, который закрепит все права и обязанности сторон. В данном случае, в обязательном порядке аренда недвижимости
236
1 Романов Владислав Васильевич – магистрант юридического факультета ГУАП.
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
должна быть письменной. Устные договоренности не принимаются и
считаются недействительными.
Законодательством четко установлено, что обе стороны должны
прописать все основные моменты в специальном документе. Нормативно – правовыми актами не установлено определенного образца,
который бы мог использоваться в отношениях такого рода. Но, тем
не менее, существуют определенные рекомендации к содержанию
договора.
Так, нормативно – правовыми актами предусмотрено несколько
обязательных положений, которые должны присутствовать в договоре аренды. К ним относят2:
– имена или наименования сторон соглашения;
– непосредственно сам предмет договора;
– цена контракта (плата за использование объекта недвижимости);
– срок, во время которого договор будет считаться действительным.
Такие пункты становятся неотъемлемой частью договорного соглашению по отношению к недвижимости. Если хотя бы одного из
них не будет в документе, то стороны ждут довольно жесткие последствия. Прежде всего, это может проявляться в штрафах. Кроме того,
такой факт усложнит процедуру отстаивания своих законных прав.
Также, одного лишь письменного составления документа в некоторых случаях будет мало. Так, законодательством предусмотрено,
что те договора, срок которых превышает годовалый термин еще и
обязательно должны быть зарегистрированы в специальных инстанциях. Таким образом, как мы видим, существует две формы – простая
письменная и государственная регистрация.
Гражданский кодекс РФ устанавливает, что государственная
регистрация договора аренды недвижимого имущества, является
обязательной для договоров, заключенных на срок более 1 года. Регистрация договора аренды нежилого помещения осуществляется
Федеральной регистрационной службой путем внесения записи
в Единый Государственный Реестр Прав3. Таким образом лишь с момента государственной регистрации и внесения записи в ЕГРП договор аренды считается правомочным, арендатор получает законное право использовать предоставленное имущество в целях, предусмотренных договором, а также определенные обязанности, как
например, своевременно и в полном объеме осуществлять арендные платежи, обеспечивать сохранность имущества, содержать его
в полной исправности и т. д., таков порядок регистрации договора
аренды.
237
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Обязанность по регистрации договора аренды недвижимости,
как правило, возлагается на арендатора недвижимого имущества.
Тогда как регистрация аренды квартиры обычно возлагается на хозяина квартиры. В этом случае после подписания договора аренды,
арендатор обращается в Управление Федеральной Регистрационной службы по месту нахождения недвижимого имущества с заявлением о регистрации договора. К заявлению прикладывается договор
аренды и пакет необходимых документов. Также он обязан оплатить
государственную пошлину за регистрационные действия.
Срок регистрации нормативно установлен в 10 рабочих дней с момента принятия документов регистрирующим органом. Регистрация
расторжения договора аренды производится в случае, если одной из
сторон принято решение о расторжении договора до его окончания.
Обязательная регистрация аренды как договора, так же предусматривает возможность регистрации изменений в договоре аренды.
В аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные
средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных
свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи).
Ныне действующий ГК РФ впервые рассматривает аренду зданий
и сооружений в качестве самостоятельного предмета правового регулирования. Специальные нормы (ст. 650–655 ГК РФ), предусматривающие особенности аренды зданий и сооружений, объединены в общий параграф ГК РФ и играют приоритетную роль по отношению к общим положениям об аренде4. Согласно общим правилам, право сдачи
в аренду имущества принадлежит его собственнику или лицу, управомоченному законом или собственником сдавать имущество в аренду.
Предприятия могут сдавать в аренду недвижимое имущество,
принадлежащее им на праве хозяйственного ведения, только с согласия собственника. Федеральное предприятие не имеет права сдавать в аренду здания без согласия Государственного комитета РФ
по управлению государственным имуществом. В законодательстве
четко регламентирована форма, в которой должен быть заключен договор аренды недвижимости – простая письменная путем составления одного документа, подписанного сторонами. Кроме того, данный
договор, заключенный на срок не менее одного года, подлежит государственной регистрации договора аренды недвижимости и считается заключенным с момента такой регистрации (дата внесения в реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
По соглашению сторон могут быть изменены условия договора
аренды недвижимости. Это может касаться срока договора, возлага238
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
емых на арендатора обязанностей по проведению капитального ремонта, размера арендной платы и др. В этом случае дополнительные
соглашения к договору аренды также подлежат государственной регистрации и считаются заключенными с момента такой регистрации
(дата внесения в реестр прав на недвижимое имущество и сделок
с ним).
Регистрация аренды договора недвижимости проводится посредством государственной регистрации договора аренды этого недвижимого имущества. С заявлением о государственной регистрации
договора аренды недвижимости может обратиться одна из сторон
договора аренды.
Если в аренду сдается земельный участок (участок недр) или
часть его, то к договору аренды, представляемому на государственную регистрацию прав, прилагается кадастровый план земельного
участка с указанием части его, сдаваемой в аренду. В том случае, если
в аренду сдаются здание, сооружение, помещения в них или части помещений, к договору аренды недвижимого имущества, представляемому на государственную регистрацию прав, прилагаются кадастровые паспорта, поэтажные планы здания, сооружения, на которых
обозначаются сдаваемые и аренду помещения с указанием размера
арендуемой площади. Договор аренды помещения или части помещения регистрируется как обременение прав арендодателя соответствующего помещения (части помещения).
Когда срок действия договора прекращается, арендатор обязан
вернуть арендодателю имущество независимо от оснований прекращения договора5. И соответственно стороны должны обратиться
в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним за государственной регистрацией соглашения о расторжении договора аренды недвижимости,
представив необходимые документы.
Освобождается арендатор от процедуры регистрации в двух случаях:
1. Если договор аренды заключен на срок менее одного года.
Стороны вправе предусмотреть в договоре аренды условие, согласно которому после окончания срока аренды при отсутствии возражений сторон договор считается продленным на прежних условиях. В этом случае, если первоначально договор аренды заключался
на срок менее года, при его продлении на такой же срок, регистрировать договор не потребуется. Закон не запрещает неоднократно
продлевать договор аренды недвижимого имущества указанным
способом. Само по себе такое продление, если оно осуществляется на
срок менее года, не влечет необходимости регистрировать договор и
239
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
не является основанием для того, чтобы рассматривать такой договор как заключенный на срок более года.
2. Если договор аренды заключается на неопределенный срок.
В договоре аренды может быть установлено напрямую, что он
заключен на неопределенный срок, а кроме того, в силу п. 2 ст. 610
Гражданского кодекса РФ, если в договоре не указали срок аренды
(намеренно или случайно), то считается, что договор заключен на неопределенный срок.
Если договор аренды не прошел государственную регистрацию,
он считается действительным только для сторон этого договора, для
третьих лиц он не имеет правового эффекта. Иными словами, арендатор не может отказаться вносить арендную плату, сославшись на
то, что договор не был зарегистрирован, равно как и арендодатель
не может произвольно выгнать арендатора из занимаемого объекта
недвижимости.
Однако арендатор не имеет преимущественного права перед третьими лицами на заключение договора аренды на новый срок, не сохраняет права аренды при переходе права собственности на недвижимость к другому лицу и т. д. То есть для всех остальных лиц, помимо арендатора и арендодателя, договора аренды как будто нет.
В том числе это предполагает, что арендодатель может заключить
с третьим лицом договор аренды в отношении той же недвижимости,
зарегистрировать его, и тогда новый арендатор будет иметь приоритет перед предыдущим, занимающим помещение по незарегистрированному договору.
1 Устинова А. В. Гражданское право. М.: Проспект 2016.
2 Ширкина Е. И., Стародубов А. А. Сущность и природа аренды // Управление
экономическими системами. 2012. № 41. С. 50–54.
3 Форма и государственная регистрация договора аренды [Электронный
ресурс]. URL: http://azdesign.ru/index.shtml?Projects&AZLibrCD&Law/CivilLaw/
GKRF95/gkrf0609 (дата обращения 7 февраля 2016 г.).
4 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: ФЗ от
26.01.1996 г. (в ред. ФЗ от 30.05.2016 г.) // Рос. газета. 1996. № 23.
5 Мещерякова М. Е. Расторжение договора аренды по инициативе арендодателя // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2013. № 3. С. 72–
74.
240
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ФЕДОРОВ Андрей Валерьевич1
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ВОПРОСЫ
ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРА КУПЛИ-ПРОДАЖИ
ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ
Аннотация: Статья посвящена анализу вопроса связанного с проблемами и
актуальным вопросам правового регулирования договора купли-продажи жилых
помещений.
Ключевые слова: Гражданское право, гражданское законодательство, недвижимость, сделки с недвижимостью, купля-продажа, жилые помещения.
Annotation: The article analyzes the issue related to the problems and urgent
issues of legal regulation of the sale and purchase of residential premises contract.
Keywords: Civil law, civil law, real estate, real estate transactions, purchase and
sale, of residential premises.
Самым распространенным видом сделки связанным с жильем является договор купли-продажи жилого помещения. Этот вид сделки
с жильем, как и многие другие сделки предусмотренные гражданским законодательством, влечет на практике множество спорных
ситуаций. Чтобы усовершенствовать направление связанное с правовым регулированием сделок с жилыми помещениями, необходимо глубоко проанализировать вся спорные вопросы возникающие
в правоприменительной практике.
Вся эта практика по спорным вопросам возникает на основе права
на судебную защиту, предусмотренного статьей 46 Конституции РФ,
когда законные интересы лица были нарушены из-за неисполнения
либо ненадлежащего исполнения обязательств по договору куплипродажи жилых помещений. Способы защиты в судебном порядке
гражданских прав разнообразны. Однако статья 12 Гражданского
кодекса содержит в себе самые значимые из них. Это исковое требование гражданина о признании нарушенного или оспариваемого
права на жилое помещение. Признание этого права судом и является
в большинстве случаев той самой предпосылкой, которое будет обеспечивать принудительное осуществление и других требований1.
Одним из таких требований может являться, требование о признании права на жилое помещение, которое будет являться необходимым условием для предъявления требования о выселении лица,
незаконно занимающего это помещение.
1 Федоров Андрей Валерьевич – магистрант юридического факультета ГУАП.
241
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Еще одним способом защиты гражданских прав будет являться
восстановление положения, которое существовало до нарушения
права и пресечение действий нарушающих право или создающих
угрозу его нарушения, взыскание убытков.
Нормы гражданского законодательства РФ предусматривающие
основания, согласно которым суд может признать сделки недействительными, являются одной из главных гарантий в обеспечении правовой защиты имущественных интересов граждан в сделках с жилыми помещениями. Такие основания содержаться в статьях 162,
165–180 Гражданского кодекса РФ2.
Необходимо заметить, что значительную роль при рассмотрение
спорных моментов появляющихся у судов при рассмотрении дел по
договорам продажи недвижимости, играют судебная практика, а так
же постановления пленумов и обзоры, а информационные письма
Верховного Суда РФ, постановления Конституционного Суда РФ3.
Значение судебной практике при решении спорных вопросов может
состоять в методической или рекомендательной помощи судебным
органам для обеспечения единообразия применения норм материального права, регулирующих оборот жилой недвижимости. Делалось бы
это все обеспечения защиты жилищных прав граждан, в интересах законопослушных участников гражданского оборота. Для устранения
возможного участия криминальных элементов на рынке жилья4.
Изучение литературы, различных нормативно-правовых актов,
правоприменительной практики помогло найти следующие проблемы действующего законодательства в сфере купли-продажи жилого помещения:
Первая проблема. Проблема защиты прав при заключении договора купли-продажи жилого помещения. Из-за того, что в законодательстве отсутствуют единые критерии, которые позволяли бы
органам опеки и попечительства обосновывать свое решение относительно возможного нарушения прав детей при совершении той
или иной сделки с недвижимостью, органы опеки и попечительства
зачастую дают свое согласие на совершение сделки, которая не соответствует интересам несовершеннолетних. Подобная проблема
возникает из-за отсутствия всестороннего и тщательного изучения
ситуации. В результате чего не выявляются противоречия между интересами детей и их родителей и все это приводит нарушению прав
несовершеннолетних и т. д.5
Правовое решение этой проблемы может состоять в следующем:
необходимо изменить содержание статьи 558 Гражданского кодекса
РФ, которая содержит в себе положения об особенностях продажи
жилых помещений.
242
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Редакция статьи 558 Гражданского кодекса РФ может выглядеть
следующим образом:
1. Существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица,
сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым
жилым помещением.
2. Договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома
или квартиры подлежит государственной регистрации и считается
заключенным с момента такой регистрации.
3. Договор продажи жилого помещения, в котором зарегистрированы и проживают несовершеннолетние дети, возможен только при
предоставлении в орган опеки и попечительства сведений о том, что
права детей не будут нарушены. Сделка продажи жилого помещения,
в котором зарегистрированы и проживают несовершеннолетние дети,
может быть одобрена органом опеки, если условия проживания несовершеннолетнего улучшаются6. Договор продажи жилого помещения,
в котором зарегистрированы и проживают несовершеннолетние дети,
без предоставления сведений о том, где будут проживать последние
после продажи жилого помещения, а также, если условия проживания
несовершеннолетних будут хуже тех, что были, не допускается.
Вторая проблема. Она выражается в том, что Гражданском кодексе РФ отсутствуют критерии по разграничению между собой жилых и не жилых помещений. Решение этой проблемы может быть так
же достигнуто дополнением норм гражданского законодательства,
где содержались бы точные критерии, что понимается под не жилым
помещением и основания для признания жилого помещения непригодным для проживания7.
Третья проблема. Все сделки связанные с купли-продажи жилых
помещений подразумевают высокую стоимость объекта недвижимости. В связи с чем необходимо дополнить Уголовный кодекс РФ
нормой, предусматривающей ответственность за мошенничество
в сфере купли-продажи недвижимости, а риэлторов при этом выделить в качестве особого субъекта.
Четвертая проблема. Как и все предыдущие проблемы, решение и
этой проблемы достигается дополнением в законодательство. Необходимо принятие закона «О риэлторской деятельности» и «Об основах технического учета и инвентаризации объектов недвижимости»,
эти законодательные нововведения призваны устранить существующие проблемы в нормативном регулировании деятельности риэлторских организаций и органов технического учета.
243
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Решение всех вышеуказанных проблем поможет заполнить пробелы в действующим законодательстве. Расширение и дополнение
нормативной базы будет способствовать еще более полному обеспечению правовой защиты имущественных прав интересов граждан
в сделках с жилыми помещениями.
1 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от
30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 23.05.2016).
2 См.: Алексеев С. С. Гражданское право. М.: Проспект, 2013.
3 См.: Чаусская О. А. Гражданское право. М.: Дашков и К, 2012.
4 См.: Ерофеев Б. В. Гражданское право России. М.: Юрайт, 2014.
5 См.: Шешко Г. Ф. Жилищное право. М.: АСТ-Москва, 2013.
6 См.: Шевчук Д. А. Гражданское право. М.: Эксмо, 2012.
7 См.: Грудцына Л. Ю., Спектор А. А. Гражданское право России. М.: Юстицинформ, 2013.
244
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ФЕТИСОВ Андрей Владимирович1
ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРОПУСКЕ СРОКА ИСКОВОЙ ДАВНОСТИВ
УСЛОВИЯХСОСТЯЗАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ПРИ
РАССМОТРЕНИИ ВИНДИКАЦИОННОГО ИСКА
Аннотация: В статье рассматривается вопрос о сроке исковой давности по
виндикационному требованию, приводятся наиболее значимые нормативно-правовые акты.
Ключевые слова: Исковая давность, виндикационный иск.
Annotation: This article discusses the limitation period for vindication demand are
the most important regulations.
Keywords: Limitation period, replevin.
При получении виндикационного иска одним из самых главных и
первостепенных вопросов для ответчика (приобретателя спорного
объекта недвижимости), будет вопрос о возможности сделать в ходе
судебного разбирательства обоснованное заявление о пропуске истцом срока исковой давности. При выработке правовой позиции по
делу и построении линии защиты этому вопросу необходимо уделить самое пристальное внимание, поскольку истечение указанного
срока является самостоятельным основанием для вынесения судом
решения об отказе в заявленных исковых требованиях.
В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской
Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по
иску лица, право которого нарушено, общий срок исковой давности
устанавливается в три года.
Пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что течение срока исковой давности начинается со
дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего
права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.
Согласно положениям статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой
давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению
стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено сторо1 Фетисов Андрей Владимирович – магистрант юридического факультета ГУАП
(Боер Виктор Матвеевич, доктор юридических наук, профессор – научный руководитель).
245
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
ной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске1.
В пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от
29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением
норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» отдельно подчеркивается, что истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.
Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца – физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд
вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела2.
Пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрено какого-либо требования к форме заявления
о пропуске исковой давности: оно может быть сделано как в письменной, так и в устной форме (на что указывается в протоколе судебного
заседания).
Заявление о пропуске истцом срока исковой давности может быть
сделано только при подготовке дела к судебному разбирательству
или непосредственно при рассмотрении дела по существу в суде первой инстанции до момента вынесения судом решения, а также в суде
апелляционной инстанции в случае, если суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде
первой инстанции (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, часть 5 статьи 330 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации, часть 6.1 статьи 268 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации)3.
Отдельно необходимо упомянуть, что подача заявления о пропуске срока исковой давности является правом, а не обязанностью
или обязательным процессуальным действием стороны в судебном
процессе, поскольку статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации состязательность и равноправие сторон определены основой правосудия. Это означает, что
каждому лицу, участвующему в деле, законом гарантируется право
заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и сооб