close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Доклад о гражданских инициативах в Перми в 2018 году

код для вставки
Доклад
о гражданских инициативах в Перми в 2018 году
Цель и смысл
Цель данного исследования – разобраться в том, что собой представляют гражданские
инициативы в Перми, в крупном российском городе, обременённом репутацией граждански
выдающегося. Нас интересует, кто те люди, которые берутся за реализацию той или иной
инициативы, каковы их мотивы, каков их опыт, какой репертуар они используют, к кому или
против кого обращаются, в конце концов, добиваются ли они успеха?
Исследование основывается и отталкивается от исследований коллектива Пермской
гражданской палаты прошлых лет, а также от доступных научных или иных аналитических
материалов. Доклад подготовлен на результатах работы Исследовательской группы в составе
Всеволода Бедерсона, Андрея Зиновьева, Марии Черемных.
Метод и данные
Наше исследование проводилось в течение 2018 года и охватывает те инициативы, которые
были информационно выявлены в течение этого года в городе Перми. Поиск и отбор
инициатив осуществлялся путем информационного мониторинга – еженедельного обзора
более 100 различных источников: пермские СМИ, социальные сети и блоги. Если инициатива
появилась в любое время раньше 2018 года, но какая-то ее активность имела место в 2018
году, то она попадала в наше поле зрения.
Мы изучали только те гражданские инициативы, которые представляли собой форму
спонтанной коллективной самоорганизации граждан для взаимопомощи или защиты своих
интересов от ущемляющих их решений властей или действий бизнес-структур, а также
инициативы, направленные на повышение качества жизни и качества городской среды.
Всего в ходе мониторинга было выявлено 843 общественных мероприятий, событий,
инициатив. Из этой совокупности была сформирована база данных из 140 гражданских
инициатив, отвечающих вышеназванным критериям. В свою очередь из этой базы данных
были отобраны 38 гражданских инициатив, участники которых не ограничивались заявлением о
намерениях и первичной информационной кампанией, а в ходе реализации инициативы
использовали более одного инструмента/способа достижения поставленной цели (проводили
более одного мероприятия/события). В отношении этих 38 гражданских инициатив было
проведено более детальное исследование по 20-ти критериям (см. Приложение). Такое
исследование проводилось путем сбора данных об инициативе на основании открытых
источников, а также с помощью интервью с лидером/лидерами и/или представителями данной
инициативы.
Мы предлагаем рассматривать эти 38 гражданских инициатив в качестве генеральной
совокупности: мы не вправе исключать несовершенство выбранного для сбора данных метода
и, само собой, ошибку исполнителя, но количество источников информации и детальный
еженедельный их обзор повышают вероятность того, что мы обнаружили если не все, то почти
все гражданские инициативы, которые имели место в Перми в 2018 году.
1
Описательная статистика
Чрезвычайно любопытно, что в нашей базе данных – ровно пополам инициатив, которые
ставят своей целью защиту или сохранение какого-либо блага (школы, парка, сервиса) и тех,
которые возникли с проактивной целью, для создания (или требования создания) какого-либо
блага. Это представлено на Диаграмме 1.
Диаграмма 1. Цель/требования гражданских инициатив
С точки зрения проблематики, то есть сферы деятельности гражданских инициатив, мы
наблюдаем распределение, представленное на Диаграмме 2. Ожидаемо большинство
инициатив связаны с проблемами городской экологии (почти 14%), а если добавить сюда
проблему застройки тех или иных территорий, включая уплотнительную застройку (8,3%), то
почти четверть всех пермских гражданских инициатив в 2018 году касались вопросов
использования городских территорий. В эту же большую группу можно добавить инициативы,
связанные с вопросами транспорта (почти 17%), архитектуры (почти 6%) и инфраструктуры
(почти 6%). Таким образом, большинство волнующих пермяков вопросов, точнее говоря,
большая часть вопросов, вызывающих у пермяков необходимость «что-то с этим делать»
(защищать или создавать что-то новое), связаны с городскими проблемами, со сферой
городского развития и управления территориями. Стоит обратить некоторое внимание на то,
что сравнительно большое место занимают вопросы спорта (около 11%) – и это те
инициативы, которые касаются не спорта как такового, а в большей степени спортивных
инфраструктурных вопросов (сохранение спортивного кружка или футбольного клуба «Амкар»,
или восстановление спортивной площадки и т.п.), таким образом, эти вопросы также касаются
сферы городской жизни. Словом, пермяки, несомненно, озабочены своим городом и жизнью в
нем.
2
Диаграмма 2. Проблематика гражданских инициатив
Самым распространённым адресатом гражданских инициатив, то есть к кому активисты
обращаются (будь то за защитой или поддержкой, будь то с возмущением и претензией) – это
региональная власть1. Это абсолютно точно и логично соотносится с доминированием в
проблематике гражданских инициатив вопросов использования и трансформации городских
территорий или объектов, то есть вопросов, за которые в Перми де-факто отвечает
региональная власть или даже персонального губернатор. На втором и третьем место среди
адресатов – городская и федеральная власть. Можно заключить, что власть как таковая –
главный адресат и оппонент инициативных групп в Перми.
1
Если адресатов у инициативы несколько, то мы отмечали первого по важности, кого называли
активисты. Кроме этого, мы исходим из того, что называют сами активисты, то есть не поправляя их в
том случае, если манифестируемая проблематика не находится в юрисдикции того адресата, к которому
обращается инициатива.
3
Диаграмма 3. Адресаты гражданских инициатив
Обращение к тому, каковы типы реакций адресатов при обращении к ним инициативных групп,
показывает не самую радужную картину: в большинстве случаев адресаты предпочитают
игнорировать активистов.
Диаграмма 4. Реакции адресатов гражданских инициатив
Результативность гражданских инициатив представлена на Диаграмме 5. Как мы видим, более
половины из них не смогли добиться решения той проблемы, в связи с которой или по поводу
которой они возникли. Впрочем, ситуацию нельзя назвать трагической: полного или хотя бы
частичного решения проблемы добились почти 45% гражданских инициатив. О чем этот
расклад может говорить, обсудим в последующих разделах доклада.
4
Диаграмма 5. Результаты гражданских инициатив
Теперь посмотрим на описательную статистику, касающуюся внутреннего устройства
рассматриваемых гражданских инициатив. Какие формы они приобретают, кто их лидеры, как
распределяются роли внутри группы и др.
Большинство рассмотренных случаев по формату организации своей активности – это
инициативные группы. Содержательная интерпретация этого значения должна быть
аккуратной, поскольку сам критерий отбора для нас при мониторинге был таким, что мы
«позитивно дискриминировали» профессиональную общественную деятельность, поэтому
деятельность, например, профессиональных НКО или профессиональных общественных
экспертов попадала в поле нашего зрения только при условии, что эта инициатива не связана с
текущей (или, тем более, проектной) деятельностью НКО или эксперта. Таким образом,
превалирование инициативных групп в нашей базе данных связано, очевидно, не только с тем,
что именно их мы и искали, но и с тем, что это реально распространённая форма организации
и солидаризации граждан для выражения своей активности. На втором месте мы видим
инициативы отдельных, самостоятельных экспертов или активистов, для реализации которых
они не создавали или не вступали в инициативные группы.
5
Диаграмма 6. Формы гражданских инициатив
Кроме этого, мы попытались оценить внутреннюю структуру гражданской инициативы. Нам
было интересно, как выстраиваются отношения внутри инициативы с точки зрения
управляемости. Диаграмма 7 отражает то, что мы обнаружили. Половина рассмотренных
инициатив – это партнёрские отношения между участниками, то есть такие отношения, в
которых нельзя точно обозначить, кто вкладывался в реализацию инициативы больше, чем
другие, и наоборот. Четверть – это сети, в которых однозначно можно выделить наиболее
активное ядро, которое и занимается «текущим управлением» деятельности инициативы. В
категорию «другое» преимущественно попали те гражданские инициативы, которые
реализовывались одним экспертом или активистом. А в категорию «децентрализованная сеть»
– достаточно масштабные общегородские инициативы по поводу большой проблемы
(например, закрытие Горнозаводской ветки железной дороги), которые объединяла большое
количество различных не координируемых инициативных групп, активистов, НКО и политиков.
6
Диаграмма 7. Внутренняя структура гражданских инициатив
Также мы попытались разобраться, распределяются ли как-то внутри гражданских инициатив
условные роли или обязанности. Мы выделили пять ролей, которые, скорее всего, могут
встречаться в современном гражданском активизме, и посмотрели через них на имеющиеся
гражданские инициативы. Диаграмма 8 это иллюстрирует. Очевидно, что самая
распространённая «специализация» внутри инициативы – это лидер, в подавляющем
большинстве случаев мы можем обозначить лидера или, реже, нескольких лидеров (31 случай
из 38). На втором месте – менеджер, то есть тот участник инициативы, который организует
мероприятия или помогает лидеру в текущем управлении инициативой (19 случаев). На
третьем месте вполне предсказуемая и необходимая специализация – юрист (16 случаев). Не
менее часто внутри инициатив выделяется специализация – работа с волонтёрами (15
случаев). Удивительно, но сравнительно редко инициативы обозначали специализации,
связанные с информационной работой – пресс-секретарь (14 случаев) и специалист по SMM
(13 случаев)2.
2
Здесь мы не отмечаем синкретичность специализаций, то есть не совмещает ли один человек
несколько ролей. Важно то, что представители инициатив отмечали эти специализации как
наличествующие у себя.
7
Диаграмма 8. Внутренне-организационная специализация гражданских инициатив
Также мы попытались установить, какое количество людей вовлечено в гражданскую
инициативу. Мы условно выделили два типа вовлеченности: постоянные участники и
непостоянные участники, и обратились к представителям инициатив, чтоб установить, если это
возможно, какое количество человек может быть отнесено к этим типам. Диаграмма 9
показывает, что более половины инициатив реализуются малыми группами до 3 человек.
Диаграмма 9. Постоянные участники гражданских инициатив
Диаграмма 10 демонстрирует распределение ситуативных участников инициативы, примерно
сколько, на взгляд представителей инициативы, у них было сочувствующих или тех, кто
помогал/участвовал время от времени. В этой группе ситуация несколько отличается. Так, мы
видим, что поддерживать ядро активистов готово большее количество людей, чем заниматься
инициативой постоянно.
8
Диаграмма 10. Временные участники гражданских инициатив
Теперь внимательнее посмотрим на лидеров гражданских инициатив. В большинстве случаев
(35) мы смогли установить конкретных лидеров и поэтому нам доступны некоторые
характеристики их биографий. Наши данные говорят, что женщин и мужчин среди лидеров
инициатив – примерно одинаковое количество. Это любопытно, потому что традиционно
исследования (Мерсиянова и Якобсон, 2007; Клеман и др., 2010) отмечали, что российский
гражданский активизм преимущественно имеет женское лицо. Наши данные не достаточны,
чтобы свидетельствовать в пользу изменения ситуации, но определённо в Перми количество
мужчин среди лидеров гражданских инициатив увеличилось.
Диаграмма 11. Пол лидеров гражданских инициатив
Медианное значение возраста лидеров гражданских инициатив – 39,5 лет. Самому взрослому
из лидеров инициатив в Перми в 2018 году – 63 года, самому младшему – 22 года.
С точки зрения образования лидеров инициатив наши данные не показывают чего-то
принципиально особенного. Подавляющее большинство лидеров имеют высшее
профессиональное образование. Вряд ли это можно интерпретировать как-то содержательно,
9
скорее всего, это положение вещей есть функция от массово распространённого высшего
образования в России.
Диаграмма 12. Образование лидеров гражданских инициатив
С точки зрения занятости лидеров гражданских инициатив Диаграмма 13 показывает
интересное – мы видим три большие группы: лидеры чаще всего являются либо
собственниками малого/среднего бизнеса, либо работают в бюджетных учреждениях (школах,
больницах, ВУЗах), либо – в профессиональных НКО. Пожалуй, эти данные подтверждают
интуитивное предположение о том, что базой для проявления активизма является либо
независимое финансовое положение (в виде собственного бизнеса), либо стабильная работа в
бюджетном секторе, который традиционно аккумулирует граждан с обострённым чувством
справедливости, либо, наконец, в известной мере профессиональный активизм,
вырабатываемый работой в некоммерческом секторе.
Диаграмма 13. Занятость лидеров гражданских инициатив-1
10
Данные о занятости лидеров инициатив с точки зрения времени, необходимого для работы,
показывают, что половина из них работает полный рабочий день, а у четверти из них рабочий
день ненормированный или свободный график.
Диаграмма 14. Занятость лидеров гражданских инициатив-2
У большинства лидеров инициатив мы выяснили средний доход, ведомые вопросом о том,
влияет ли материальное положение человека на его гражданскую активность. Как мы видим
ниже, большая часть лидеров инициатив имеют средний ежемесячный доход до 30 000 рублей,
вторая группа – люди с доходом до 60 000 рублей, и меньшинство составили пермяки с
доходами меньше 10 000 рублей в месяц. Предварительно это подтверждает идею о том, что
ядро российского (и иного) активизма составляет средний класс, в нашем случае настолько,
насколько доход в 20 000 – 50 000 рублей можно считать критерием среднего класса.
Диаграмма 15. Доходы лидеров гражданских инициатив
11
Наконец, последний параметр, которым мы «измеряли» лидеров гражданских инициатив в
Перми, был предыдущий опыт активизма. У подавляющего большинства (26 из 35) такой опыт
имеется, и только для 9 человек опыт гражданского активизма в 2018 году был уникальным.
Диаграмма 16. Предыдущий опыт активизма лидеров гражданских инициатив
Последний блок описательного исследования внутренних и внешних характеристик пермских
гражданских инициатив в 2018 году посвящён вопросам: были ли у активистов союзники и
помощники и какой репертуар использовали инициативы для реализации своих целей?
Диаграмма 17 отражает такой критерий как организационное спонсорство, то есть
пользовалась ли инициатива какой-то конкретной помощью со стороны каких-либо «третьих»
акторов (НКО, политики, другие инициативы и т.п.). Мы видим, что в большинстве случаев,
если активисты обращаются за помощью, то нуждаются в информационной поддержке и в
офисном или делопроизводительном сопровождении. Впрочем, в сравнительно большом
количестве случаев инициативы не обращаются за помощью.
Диаграмма 17. Организационное спонсорство для гражданских инициатив
12
Союзниками гражданских инициатив, как правило, становились отдельные эксперты или
активисты, профессиональные НКО или другие инициативные группы. Диаграмма 18 это
демонстрирует. Если мы попытаемся совместить с тем, что мы знаем о типах
организационного спонсорства, то получается, что, если гражданская инициатива и решила
обратиться за помощью, то ей, скорее всего, будет оказана помощь какого-либо
эксперта/активиста в информационной поддержке.
Диаграмма 18. Союзники гражданских инициатив
Репертуар гражданских инициатив представлен Диаграммой 19. Как мы наблюдаем, самым
распространённым способом решения своих целей инициативы видят обращения и жалобы в
органы власти (не в виде петиций), близким к этому является тоже распространённый способ –
привлечение к решению проблемы надзорных органов. Протестная деятельность (митинги и
пикеты) также достаточно распространена. Петиционная активность (электронный и
физический сбор подписей) составляет почти 12%, суды – 9%. Здесь стоит отметить, что это не
взаимоисключающие инструменты, гражданские инициативы совмещают многие из названных
форм.
13
Диаграмма 19. Репертуар гражданских инициатив
Содержательная интерпретация результатов
Любопытным будет попытаться сравнить пермский гражданский активизм 2018 года с
состоянием гражданского активизма в России на материалах тех данных, которыми мы
располагаем. Как отмечалось, данное исследование является продолжением исследования
успешности гражданских инициатив в России в 2014-2016 годах. Предварительное
рассмотрение пермских данных в российском контексте сразу показывает как множество
общего, так и существенные отличия. Разберёмся подробнее.
Мы наблюдаем, что пермяки граждански активны. То количество и качество инициатив,
которые мы обнаружили, в целом соответствует интуитивной «средней температуре» для
российского миллионника. Абсолютно совпадают с предыдущими выводами и данными других
исследований (Семенов, 2016; Шевцова и Бедерсон, 2017) наши результаты в части
доминирующей проблематики – вопросы городских территорий (застройки), городская экология
и инфраструктура. Больше всего пермяков заботит свой город, пермяки – очень городские
горожане. Не выделяются пермяки и с точки зрения репертуара своей гражданской активности:
ключевой и самой распространённой формой выражения активизма являются обращения в
органы власти, жалобы и прошения. Сюда же близко подходит активность по созданию
петиций, в том числе электронных. Это, во-первых, может объясняться технически – создание
петиции, особенно электронной, самый дешёвый, с точки зрения требующихся издержек,
способ выражения активизма, во-вторых, это может свидетельствовать о достаточно низком
пороге входа в активизм и отсутствии какого-то системного/структурного страха о том, что
такого рода общественная активность может быть не санкционирована.
Интересным представляется различие в популярности адресатов гражданских инициатив
пермяков 2018 года. Ранее на материалах российских инициатив 2014-2016 годов мы
отмечали, что наблюдается некоторый патерналистский тренд во взаимоотношениях власти и
общественности: ключевых адресатом, которому предъявлялись претензии со стороны
активистом, становился бизнес. Рассмотренные выше данные говорят о том, что ключевых
оппонентом для пермяков-активистов является региональная или городская власть, бизнес не
сильно заметен в качестве адресата, а федеральная власть – скорее воспринимается как
14
адресат поддержки или даже союзник активистов в противостоянии с местно-региональной
властью. Пожалуй, в целом это также укладывается, с одной стороны, в названный
патерналистский тренд, поскольку федеральная власть продолжает оставаться помощником и
заступником граждан, отделяя себя от вызывающих проблемы регионалов и местных. С другой
стороны, это отделение может в среднесрочной перспективе начать иметь обратный эффект –
федеральная власть в Москве может начать восприниматься как незначимая, как минимум,
неопасная. Впрочем, в настоящее время оснований говорить о потере стабильности у
российского электорального авторитаризма нет. Наши данные это подтверждают.
Пожалуй, наибольший интерес наши данные и результаты представляют в части исследования
гражданских инициатив на микроуровне. Несмотря на то, что эти результаты не выявили какихлибо принципиально необычных вещей, они стабильно подтверждают ранее выдвинутые
предположения о том, что собой представляет российский гражданский активизм в России
2000-х годов (Клеман и др., 2010; Аверкиев и др., 2010; Белокурова и Воробьев, 2010). Так, мы
точно знаем, что типичная гражданская инициатива имеет форму низовой инициативной
группы, состоит из устойчивого ядра в виде 2-3 человек (при ситуативной поддержке еще 10
человек), которые сложным образом сочетают в себе работу по общей координации работы
группы (лидер), организацию мероприятий (менеджер) и юридическому сопровождению их
активности (юрист), внутри группы преобладают партнёрские отношениях (не иерархия, но и не
сеть). Эта картинка дополняется тем, что мы узнали про лидеров гражданских инициатив:
получается, что лидер – это с равной степенью вероятности либо мужчина, либо женщина, с
высшим образованием, имеющий/ая предыдущий опыт активизма, работающий/ая полный
рабочий день и зарабатывающий/ая средний доход.
Наши данные, если мы рассматриваем их в качестве генеральной совокупности всех пермских
гражданских инициатив, позволяют провести сравнительный анализ. Мы попробовали сделать
логистическую регрессионную модель, чтобы определить значимость тех или иных факторов
на результативность гражданских инициатив. В качестве зависимой переменной мы взяли итог
инициатив (Result), придав ей бинарный вид (если инициатива добилась хотя бы частичного
успеха, мы рассматривали ее как успешную). В качестве независимых переменных, факторов,
которые могут повлиять на успешность инициативы, из имеющихся у нас выбраны
биномиальные или те, которые мы могли перевести в биномиальный вид, а также мы
попытались, чтобы присутствовал хотя бы один фактор из каждой группы (внутренние,
внешние, репертуар). Таким образом, система независимых переменных выглядит следующим
образом:
● адресат инициативы (Target): если активисты обращались к городской или региональной
власти, мы кодировали этот случай в качестве 1, во всех других – 0;
● характеристики лидера:
○ высшее образование (Edu) – 1/0
○ опыт активизма (Backgr) – 1/0
○ пол (Sex): женщина – 1, мужчина – 0
○ возраст (Age), был дискретизирован: до 39 лет – 0, старше – 1
○ доход (Income), был дискретизирован: до 30 тысяч рублей – 0, свыше – 1;
● ядро инициативной группы (Core_part): если это 2-3 человека, то 1, остальное – 0;
● прибегали ли гражданские активисты к публичным акциям протеста (Protest): 1/0.
Формула логистической регрессии следующая: какова вероятность того, что итог (Result) будет
успешным, при влиянии на него факторов Target, Edu, Backgr, Sex, Age, Income, Core_part и
Protest.
15
Для анализа мы использовали R Studio и функцию логистической регрессии glm. Результаты
анализа представлены ниже.
Как мы видим, ни один из факторов не оказывает статистически значимого влияния на
успешность инициативы. Причины успешности продолжают оставаться загадкой. О чем это
говорит? Во-первых, это может говорить о малом размере выборки (38 случаев), возможно,
увеличение количества случаев, а, значит, и вариации переменных позволит нащупать
значение каких-то факторов. Во-вторых, это может говорить о качестве данных, нельзя
исключать, что наши данные не годятся для такого рода анализа. В-третьих, возможно, дело в
подборе факторов. Однако, если попытаться содержательно отнестись к полученным
результатам, то они могут свидетельствовать о том, что успешность инициативы высоко
зависима от контекста или от тех факторов, которые остаются скрытыми для исследователя.
Другими словами, успешность гражданских инициатив является результатом взаимовлияния
такого количества причин, что мы не можем оценить их силу влияния, а также конечный их
список.
Библиография
Аверкиев, И., Бедерсон, В., Першакова, Е. (2010). Люди на пожарах. Общественное участие в
борьбе с пожарами и их последствиями летом 2010 года: гражданские смыслы и результаты.
Режим доступа: http://www.pgpalata.ru/actual/0023.
Белокурова, Е.,
Воробьев, Д. (2010). Общественное участие на локальном уровне в
современной России. Неприкосновенный запас, 2(70), 83.
Клеман, К., Мирясова, О., Демидов, А. (2010). От обывателей к активистам: зарождающиеся
социальные движения в современной России. Три квадрата.
Мерсиянова, И.В., Якобсон, Л.И. (2007). Негосударственные некоммерческие организации:
институциональная среда и эффективность деятельности. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 63.
Семенов, А.В. (2016). От экономического кризиса к политическому? Динамика протестных
требований в российских регионах (2008-2012 гг.). Журнал исследований социальной политики,
14(2).
16
Шевцова, И.К., Бедерсон, В.Д. (2017). «У власти точка зрения – молчание»: взаимодействие
инициативных групп и органов местной власти в политике городского планирования.
Политическая наука, (4).
Приложение. Критерии анализа гражданских инициатив.
Цель/требования
1 – защита (не позволить сделать что-то, не позволить
изменить что-то)
2 – активность (создать что-то, изменить что-то)
3 – другое
Проблематика
1 – уплотнительная застройка
2 – экология
3 – архитектура, памятники
4 – образование (включая имущественные вопросы школ и
доп.образования)
5 – здравоохранение (включая имущественные вопросы
больниц и поликлиник)
6 – культура (включая имущественные вопросы учреждений
культуры)
7 – спорт (включая имущественные вопросы учреждений
спорта)
8 – инфраструктура и ресурсоснабжение
9 – политические вопросы (выборы, коррупция, качество
управления)
10 – обманутые дольщики
11 – многодетные
12 – управление МКД (ТСЖ, УК)
13 – право собственности, жилище
14 – промышленность, транспорт
15 – трудовые споры
16 – этноконфессиональные вопросы
17 – антисталинизм
18 – сталинизм, повестка НОД и «Сути времени»
19 – праворадикальная повестка
20 – леворадикальная повестка
21 – женские права (включая репродуктивные права)
22 – базовые политические и гражданские права
23 – зоозащита
24 – другое
Адресат
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
федеральные органы государственной власти
региональные органы государственной власти
органы местного самоуправления
суды
некоммерческий сектор, общественные организации
политические партии
частный бизнес, корпорации, компании
индивиды
17
9. международные организации
10. иностранные государства
11. оппозиция
12. другие
13. этнические группы
14. цель протеста не обозначена/ не ясна
15. учреждения исправительной системы
16. СМИ
17. общество
18. РПЦ
19. другое
Реакция адресатов
1.
2.
3.
4.
5.
6.
игнорирование
помощь
консультация
уступки
давление/подавление
другое
Итог
1.
2.
3.
4.
проблема полностью решена
проблема решена частично
проблема не решена
другое
Форма/структура-1
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
НКО
коалиция НКО
эксперт/активист
коалиция экспертов/активистов
коалиция экспертов/активистов и НКО
инициативная группа, неформальное сообщество
другое
Форма/структура-2
1.
2.
3.
4.
5.
иерархия
партнёрство
сеть с очевидным ядром
децентрализованная сеть
другое
Роли внутри группы
лидер: 1/0
пресс-секретарь: 1/0
SMM: 1/0
юрист: 1/0
менеджер: 1/0
волонтёр: 1/0
эксперт: 1/0
Постоянные участники
●
●
●
●
●
точное количество
-1 – 2-3 человека
-2 – 4-10 человек
-3 – 11-99 человек
-4 – 100 и более человек
18
Непостоянные
участники/сочувствующие
●
●
●
●
●
точное количество
-1 – 2-3 человека
-2 – 4-10 человек
-3 – 11-99 человек
-4 – 100 и более человек
Лидер
1/0
Пол
1 – женщина, 0 – мужчина
Год рождения
точная дата
Образование
1.
2.
3.
4.
5.
Занятость-1
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
Занятость-2
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
полный рабочий день
ненормированный рабочий день, свободный график
фриланс
частичная занятость
безработный
отпуск за уходом за ребёнком
другое
Доход (в месяц)
1.
2.
3.
4.
5.
6.
меньше 10 000 рублей
11 000 - 30 000 рублей
31 000 - 60 000 рублей
60 000 - 100 000 рублей
более 100 000 рублей
другое
Опыт общественной
деятельности/активизма
1/0
Организационное
спонсорство
0. нет
1. информация
2. юрист
среднее (школа)
среднее профессиональное
высшее профессиональное
научная степень
другое
в частном секторе, исполнитель
в частном секторе, собственник бизнеса
корпорация, исполнитель
корпорация, руководящая должность
государственный/муниципальный служащий
правоохранительные и надзорные органы
государственное/муниципальное учреждение
(здравоохранение, образование)
8. фриланс
9. безработный
10. НКО
11. другое
19
3. протест (помощь в организации митингов, пикетов и т.п.)
4. офис / делопроизводство / техника
5. другое
Союзники
0. нет
1. НКО
2. эксперты / активисты
3. неформальные группы, другие инициативы
4. политические партии
5. ОНФ
6. надзорные органы
7. иные гос/муниципальные органы
8. другое
Репертуар
протест: 1/0
петиция: 1/0
обращения, жалобы: 1/0
суд: 1/0
надзорные органы: 1/0
публичные слушания, дискусcии: 1/0
самоуправление: 1/0
флешмоб, перформанс: 1/0
другое: 1/0
20
Автор
perm-book.ru
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
92
Размер файла
990 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа