close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Zuj Filosofija Kanta

код для вставкиСкачать
Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет
Факультет экономики и управления
Кафедра философии, политологии и социологии
ФИЛОСОФИЯ
ИММАНУИЛА КАНТА
Санкт-Петербург
2013
Министерство образования и науки
Российской Федерации
Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет
Факультет экономики и управления
Кафедра философии, политологии и социологии
ФИЛОСОФИЯ ИММАНУИЛА КАНТА
Методические указания
Санкт-Петербург
2013
1
УДК 141.3
ББК 87.3
Рецензент канд. филос. наук, доцент О. В. Беззубова (СПбГАСУ).
Введение
Философия Иммануила Канта: метод. указания / сост. М. И. Зуй;
СПбГАСУ. – СПб., 2013. – 24 с.
Разработаны для студентов бакалавриата всех направлений, готовящихся экзамену по курсу «Философия». Учение И. Канта является одной из
наиболее значимых философских систем в истории европейской философии. Изучение данного раздела входит в обязательную программу курса
«Философия».
Библиогр.: 13 назв.
© Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет, 2013
2
Иммануил Кант, основоположник немецкой классической философии (одной из самых глубоких в истории мировой философии),
родился 22 апреля 1724 г. в Кёнигсберге (ныне – Калининград)
в семье ремесленника. Формирование личности мыслителя происходило в атмосфере богопочитания, взаимоуважения, трудолюбия
и определило основные черты его характера. Родители предполагали, что Иммануил станет пастором. Но у юноши рано проявились
способности и интерес к философии и наукам, и он отказался от карьеры священнослужителя.
Окончив местный университет, Кант в течение девяти лет работал
домашним учителем, всё свободное время посвящая научным исследованиям. И только в 1755 г., подготовив и защитив две диссертации,
он возвращается в университет уже в качестве преподавателя, чем
плодотворно занимается до 1797 г. Отличаясь глубиной и энциклопедичностью образования, Кант читал лекционные курсы не только по
философии, но и по математике, физике, географии, медицине.
Творческая жизнь Канта делится на два периода: докритический
(до 1770 г.) и критический (с 1770 г. до конца жизни). Несмотря на
условность такого деления, оно вполне правомерно, поскольку отражает сдвиг исследовательских интересов философа. В первый период
его больше увлекает естественнонаучная проблематика. В подтверждение достаточно напомнить названия некоторых работ: «Мысли
об истинной оценке живых сил», «Стареет ли Земля с физической
точки зрения?», «Опыт о болезнях головы», «Всеобщая естественная история и теория неба». Особое значение имеет последнее сочинение, в котором Кант описывает возникновение планетарной системы из первоначальной «туманности», тем самым отвергая божественное творение мира, и вносит идею историзма в естествознание.
Представления об абсолютной неизменности природы были основательно поколеблены.
3
Второй период посвящен исследованию принципиальной возможности естественнонаучного и гуманитарного познания. Иными
словами, Кант решил, что проведению научных изысканий должно предшествовать изучение познавательных возможностей разума
и его границ. Исследование предметов необходимо предварять исследованием самого разума. Подчеркивая эту особенность своей философии, Кант назвал ее «трансцендентальной» (переосмыслив схоластическое понятие, означавшее выход за рамки конечного, эмпирического мира в область абсолютного бытия как условия конечного
мира: таким образом, Кант выходит в «доопытные» условия, делающие возможным и сам опыт, и достоверные знания). Метод своего
исследования философ именовал «критикой» (отсюда названия периодов). Основные работы второго периода: «Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности суждения».
Легко заметить, что Кант пользуется терминологией, отчасти отражавшей его время, отчасти – его индивидуальность. Современному
читателю эта терминология может показаться недостаточно понятной. Поэтому в соответствующих местах будут даваться краткие
разъяснения. Теоретическим философ называет познающий разум,
исследующий то, что есть, а практическим – разум, руководящий поведением человека, устанавливающий то, что должно быть.
Помимо научно-философских достижений, Кант интересен своей жизнью, пусть не похожей на авантюрный роман, но максимально наполненной богатством мыслей, чувств, переживаний. От рождения Кант был слабым, болезненным ребенком, но прожил долгую
жизнь, практически не болея. Ему удалось установить жизненный
ритм, оптимально соответствующий его индивидуальным особенностям. Кант никогда не покидал Кенигсберга, не был женат, в одно
и то же время ложился спать, просыпался, выходил на прогулку в любую погоду. По его регулярным прогулкам горожане сверяли часы.
Пожалуй, основным его развлечением были дружеские беседы. Кант
любил приглашать на обед друзей, сам был интересным собеседником.
Иммануил Кант умер 12 февраля 1804 г. Его могила находится
в Калининграде.
4
Предпосылки философии Канта
Уже из биографии Канта ясно, что его научные интересы отличались широтой. Охватить их хотя бы вкратце невозможно, да и не
нужно. Студенту важно понять суть философии Канта, поскольку это
может быть полезным ему как человеку и будущему специалисту.
Поэтому охарактеризуем философию Канта в особом ракурсе, который намечен им самим.
В отличие от животного, человек не «дан» в готовом виде, т. е. всю
жизнь формирует и себя, и свой мир. Человек должен непрерывно создавать то, чего до предпринятых им усилий не было. Каждое усилие
разворачивается в атмосфере большей или меньшей неопределенности и может быть сравнимо с решением вопроса. В этом смысле жизнь
человека есть движение от вопроса к вопросу. Среди многообразия решаемых вопросов есть такие, ответы на которые определяют своеобразие любой культуры. Согласно Канту, это следующие вопросы: 1) «Что
я могу знать?» 2) «Что я должен делать?»; 3) «На что я могу надеяться?» [6, с. 449]. Впоследствии Кант добавил четвертый вопрос, суммарно выражающий смысл остальных: «Что такое человек?».
Поэтому, кратко осветив ответы Канта на указанные вопросы,
мы сможем достичь своих целей. Более того, мы получим основания для оценки результатов деятельности: философа: чтó имеет непреходящее значение, чтó плодотворно для ищущей мысли, а в чем
Кант ошибался. Люди не боги, все подвержены ошибкам. Но сила великих мыслителей в том, что даже их ошибки могут быть продуктивны – при том условии, что мы дадим себе труд их постичь.
Второе обстоятельство, которое также следует учесть, – своеобразие философской и научной проблематики, вышедшей на первый план в Новое время. Есть некое «сущностное ядро» проблем,
которое в философии осмысливается всегда. Но в разные эпохи решающее значение приобретают разные проблемы, и обсуждаются
они по-разному. В Новое время такой статус приобрели теоретикопознавательные проблемы.
Поскольку человек вынужден непрерывно создавать и воссоздавать не данный заранее, надприродный, искусственный мир, пробле5
ма познания всегда актуальна. Несколько упрощая ситуацию, скажем так: для античного грека гарантом истинности познания было
«осмысленное созерцание» гармоничного, умно устроенного космоса. В Средние века таким гарантом выступал Бог. Закономерная эволюция человеческого мышления привела к тому, что в Новое время
отмеченные гаранты утратили значение, и в мышлении сформировалась потребность всё понять «изнутри самого себя», освободившись
от любых внешних предпосылок. Поэтому в философии преимущественно разрабатывается теория познания и методология науки.
Тогда вопрос «Может ли человек достигать достоверных, истинных, необходимых знаний?» приобретает, без преувеличения, судьбоносное значение. Как доказать, что наше сознание точно отражает то, что находится вне его? Где критерий соответствия? Кáк понятие связано с предметом, если способы существования понятия
и предмета совершенно различны? О чем свидетельствует историческая изменчивость наших знаний? И так далее. Ясно, что от такого рода вопросов не уйти. Наука стремительно набирает ход. Но что
она производит? Плодотворные истинные знания или гибельный
поток заблуждений? Если знание действительно сила – при условии, что оно достоверно, – то заблуждение, выдаваемое за знание,
есть бессилие.
Достаточно очевидно, что познавательный процесс возможен благодаря наличию у человека двух основных способностей: чувствовать и мыслить. Если бы у нас не было органов чувств, связывающих нас с внешним миром и наполняющих нас разнообразными переживаниями, наше состояние напоминало бы непрерывный сон без
сновидений, т. е. отсутствие какого-либо существования. А если бы
не было мышления, то мы бы тонули в чувственных восприятиях, не
в состоянии ничего различить.
Соответственно, попытка понять и описать познавательный процесс может взять за основу одну из данных способностей. Ибо их
роль в познании столь различна, что вполне допустимо лишь одну
наделить статусом основной. Исторически именно так и произошло. Возникли два основных конкурирующих философских направления, объясняющих процесс познания: эмпиризм и рационализм.
Эмпиризм полагал основным источником знаний чувственный опыт.
6
Его суть можно выразить девизом: «Нет ничего в разуме, чего прежде не было в чувствах». Но традиция эмпиризма XVII–XVIII вв.
(Ф. Бэкон, Д. Локк, Д. Беркли, Д. Юм), обогатив теорию познания
рядом приобретений, пришла к неутешительному выводу: достоверные, необходимые знания невозможны. Чувственный опыт устроен
так, что не содержит требуемых гарантий. Любое опытное знание
может оказаться условным, относительным. То есть наши знания –
не более чем привычка, здравый смысл, то, что в данное время удобнее считать знанием.
Рационализм основным источником знаний считает разум (мышление) человека. Его девиз: «В разуме нет ничего, чего прежде не
было в чувствах, кроме самого разума». Вместе с тем приходится констатировать, что и традиция рационализма XVII–XVIII вв.
(Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. В. Лейбниц), глубокая и продуктивная, не
достигла искомого результата. Знания, добытые из самого разума, обладают статусом необходимости. Однако действительность не сводится к разуму. Как только мы выходим в область опыта, то вновь
оказываемся на зыбкой почве условности, случайности и т. п.
Описанная ситуация означает теоретико-познавательный «скандал». Человек, одной из главнейших функций которого выступает познание, не в состоянии доказать, что он может достоверно познавать.
Ситуация нетерпимая. Настойчивые попытки ее преодолеть и приводят к фигуре Иммануила Канта. Именно он, обнаружив пропасть,
разверзшуюся между направлениями эмпиризма и рационализма, попытался навести между ними мосты и, достигнув единства, ответить
на важнейшие актуальные вопросы.
Теория познания
Итак, следуя за Кантом, попытаемся воспроизвести его ответ на
вопрос «Что я могу знать?». Этому посвящена «Критика чистого разума». «Чистыми» философ называет такие состояния разума, такие
знания, к которым абсолютно ничего не применимо из чувственного опыта.
Если мы вспомним, какие науки изучали в школе, какие изучаем
в вузе, то легко заметим, что они представляют разные виды знаний.
7
С подобной констатации начинал и Кант. Он выделил три основных
вида наук своего времени: математику, естествознание, философию.
Обладая рядом общих черт, эти науки различаются по методам исследования, способам доказательства, использования и т. д. Поэтому
Кант формулирует три вопроса: «Как возможна чистая математика?»,
«Как возможно чистое естествознание?», «Как возможна чистая философия [или метафизика – так обычно ее называет Кант]?».
До Канта считалось само собой разумеющимся, что знание есть
отражение предмета в сознании человека, т. е. знание определяется
предметом. Действительно, чем может определяться мое знание стола, как не самим столом? Образ стола в сознании – идеальный слепок с реально существующего стола. Однако Кант увидел здесь проблему. Если многие предметы сохраняются неизменными долгое время (например, море, скала, лес), но знания о них изменчивы, как это
возможно? Если бы познание определялось предметами, это было бы
исключено. И знание не могло бы приобрести статус необходимого.
Значит, сознание человека вырабатывает различные предпосылки видения и понимания мира. Достоверность и необходимость познания
обеспечивается не предметами, а человеком как субъектом познания,
его активностью, познавательными способностями. Не знания должны сообразовываться с предметами, а «предметы должны сообразоваться с нашим знанием» [6, с. 20].
Это радикальное изменение точки зрения на процесс познания
сам Кант назвал «коперниканской революцией». Как Коперник перенес центр вселенной с Земли на Солнце, так Кант перенес познавательный центр с объекта на субъект.
Не споря с эмпиризмом и рационализмом, Кант признаёт чувственность и рассудок двумя источниками познания. Оба необходимы: ощущения без понятий слепы, а понятия без ощущений пусты. Но их трактовка Кантом заметно отличается от его предшественников.
Научное знание можно мыслить как синтез чувственности и рассудка. Поэтому главное – показать, кáк это происходит и кáк продуктом такого синтеза может быть всеобщее и необходимое знание.
Поскольку знание выражается в суждениях, исследуемую проблему
Кант формулирует следующим образом: как возможны априорные
синтетические суждения?
8
Логическая структура суждения такова, что в ней связываются
две части: субъект и предикат. Например, в суждении все люди смертны субъектом являются люди, предикатом – свойство смертности.
Суждение, в котором предикат не прибавляет нового знания о субъекте, а лишь раскрывает то, что в нем содержится, называется аналитическим. Возьмем пример: каждый неженатый мужчина – холостяк.
Суждение, в котором предикат содержит новое знание, называется
синтетическим: Николай II – последний русский царь. Очевидно, что
в понятии Николай II не содержится знание «быть последним русским царем».
Априорными Кант называет суждения и знания, безусловно независимые от всякого опыта, апостериорными – суждения и знания,
выводимые исключительно из опыта.
Апостериорные суждения дают новые знания, но всегда несут
в себе элемент случайности: «Сейчас идет дождь». Уже через полчаса может светить солнце, и мое суждение становится неистинным.
Поэтому всеобщее и необходимое знание не может основываться на
эмпирических констатациях. Аналитические суждения достоверны,
но не дают прироста знания. Поэтому Канта интересуют именно синтетические суждения, и при этом априорные. И это действительно
сложная проблема.
По Канту получается, что и чувственный опыт, и рассудок могут давать необходимые знания в случае их сочетания с априорными
формами чувственного созерцания и деятельности рассудка.
Познание начинается с чувственного опыта. Но, утверждает
Кант, опыт сам по себе хаотичен. На первый взгляд, утверждение
странное и непонятное. Ведь, как только мы просыпаемся и начинают работать наши органы чувств, мы воспринимаем не хаос, а упорядоченный мир: вот стол, там окно, здесь кошка и т. д., и кажется,
что философ ошибался. На самом деле наш чувственный опыт уже
«проработан» мышлением и дан нам в сочетании с мыслительными
формами, которые и делают его определенным. В момент просыпания включается автоматизм совместного осмысленного восприятия, и мы фиксируем упорядоченный мир. Кант же силой мысли
разрывает опыт и мышление и находит опыт как таковой, который
действительно хаотичен.
9
Чтобы сказанное было понятнее, подумаем над простыми примерами. Представим, что в аудитории на двух досках написаны тексты,
но один на русском языке, а другой на китайском. Первый текст для
нас вполне понятен, второй же хаотичен, поскольку мы не различаем
в нем ни отдельных иероглифов, ни слов, ни предложений. В первом
случае каждый воспринимаемый знак (буква) нами уже осмыслен, во
втором случае имеет место только восприятие.
Можем воспользоваться также мысленным экспериментом.
Допустим, что мы просыпаемся на иной планете среди инопланетян,
мир которых не похож на наш. Мы окружены множеством предметов,
явлений, процессов, но ничего не можем различить: кто из них – разумное существо, кто – животное, что – полезно, где скрывается опасность, чем можно питаться и т. д. Мы можем научиться вычленять из
этого хаоса упорядоченный мир лишь в процессе длительной мыслительной проработки.
Следовательно, чувственный опыт должен быть упорядочен.
Порядок в него вносится двояко. Во-первых, мы воспринимаем таким
образом, что полученные данные как бы размещаются в определенном
порядке. Априорные формы чувственности – пространство и время.
Это не характеристики предметов, а присущая человеку способность
воспринимать хаотичный опыт как некий порядок. Пространство –
априорная форма внешнего чувства, время – априорная форма внутреннего чувства. Кáк предметы выглядят на самом деле, мы не знаем. Но воспринимать можем только так, что один предмет расположен ближе или дальше другого, левее или правее, выше или ниже. Это
и значит «воспринимать в пространстве». Свои внутренние состояния
мы можем воспринимать только в последовательности: раньше, теперь, позже, – т. е. во времени.
Синтетические суждения могут быть априорными потому, что
опираются не на чувственный материал, а на форму чувственности.
Таковыми являются суждения математики: все они априорные синтетические суждения (студентам технического вуза, что называется,
сам Бог велел подумать, так ли это). Математика конструирует свой
предмет, а не берет его из опыта. Геометрия имеет дело с пространством, арифметика – со временем. Проще говоря, геометр разворачивает на бумаге фигуры, которые потенциально присутствуют в про10
странстве как чистой форме созерцания. Арифметик извлекает числа
как потенциальные моменты, заполняющие время как чистую форму
созерцания. Можно считать, что априорные формы чувственного созерцания неизменны. К тому же, имея с ними дело, математика не зависит от опыта. Поэтому математическое знание характеризуется неизменностью, доказательностью, необходимостью.
Так Кант обосновал математику как науку. Подчеркнем еще раз:
здесь благодатное поле для размышлений творчески настроенных
студентов именно технического вуза. Ибо от «цепких объятий» математики им никуда не уйти. Чтобы быть сознательным современным
специалистом, надо отдавать себе отчет, с чем имеешь дело.
Во-вторых, опыт упорядочивается рассудком с помощью априорных категорий. Организованные благодаря пространству и времени,
наши восприятия остаются индивидуальными, субъективными, а наука предполагает общезначимое знание, закон. Здесь в действие вступает рассудок как мышление, оперирующее понятиями (категориями). Деятельность рассудка формальна – в том смысле, что содержание ему поставляет чувственность, а он с помощью категорий выстраивает это содержание, придавая последнему единство.
Только соединив многообразие чувственного опыта с категорией,
мы придаем знанию необходимый характер. Без категорий невозможно мыслить.
Чтобы лучше понять сказанное, обратимся к аналогии. Мы находимся на металлургическом заводе и наблюдаем расплавленную лаву
металла. Лава моделирует хаос чувственного опыта. Потом берем разные формы (дóма, автомобиля, зайца и т. д.), наполняем жидким металлом и даем ему остыть. Формы моделируются категориями рассудка. После остывания металла имеем фигуры дома, автомобиля, зайца
и т. д., т. е. производим некий осмысленный порядок. Так, благодаря
категориям, мы конструируем упорядоченный мир, который мыслим,
закономерен.
Кант дает перечень основных категорий рассудка. В соответствии
с логической классификацией суждений, он выделяет четыре группы
категорий: количества (единство, множество, цельность), качества (реальность, отрицание, ограничение), отношения (принадлежность и самостоятельность, причинность и зависимость, общение), модальности
11
(возможность-невозможность, существование-несуществование, необходимость-случайность) [6, с. 83].
Когда рассудок категории соединяется с чувственным материалом, создается предмет познания. Но каков статус такого предмета?
По Канту, это не реальность в смысле предшествующей философии, не то, что существует вне и независимо от субъекта познания.
Предмет познания – это оформленное по описанным выше правилам восприятие, т. е. явление (феномен). В опыте нам даны только феномены, но не предметы. Ведь восприятие принадлежит нам,
мы сами его производим. Мы познаём то, что сами создали. Чтó существует за рамками явлений, познанию недоступно, это «вещи-всебе». Вещь-в-себе (о которой ничего сказать нельзя) каким-то образом воздействует на нашу чувственность: мы получаем и изучаем
феномены. Феномены мы создаем сами, сами придаем им связность.
Совокупность же феноменов и есть природа, поэтому законы природы рассудок не из нее извлекает, но сам предписывает ей законы.
Так Кант обосновывает возможность и необходимость естествознания. Естественные науки опытны, они изучают только феномены.
Поскольку опыт исторически изменчив, естественнонаучные знания
тоже изменчивы. То, что не является в опыте – вещи-в-себе или ноумены, – принципиально непознаваемо. Здесь Кант жестко ставит границы рассудку, а тем самым и познанию.
Однако при этом у нас всё еще остается немало открытых вопросов. Хотя мы и пользовались выражениями «упорядоченный мир»,
«субъект познания», достаточные основания для этого мы имели далеко не всегда. Ибо естественных наук много, они дробятся, «заселяют свои острова» и теряют связь между собой. Рассудок не обладает средствами связать их. Поэтому они не могут дать исчерпывающее
описание миру. Так же и в состав «субъекта познания» входят мысли, чувства, созерцания, интуиция, память и др. Чтó придает им единство? Человек в познавательном процессе подвержен «опасности распадения»: отвлекается, не удерживает внимания, забывает, поддается эмоциям и т. д. (что особенно заметно в студенческой аудитории).
В таком случае это уже не субъект познания, а скорее его отдельные
компоненты.
12
Вернемся к перечню категорий рассудка. В нем мы не находим категорию «цель». Даже талантливый человек, который обладает рядом
способностей, но не имеет стимула к их применению, останется пассивен. Так и рассудок в системе двенадцати своих категорий не располагает внутренней мотивацией и нуждается в некоторой направляющей его инстанции.
В роли объединителя и регулятора деятельности рассудка выступает разум. Разумом Кант называет высшую познавательную способность человека, выходящую за рамки опыта и стремящуюся достичь
абсолютных знаний. Если рассудок оперирует категориями, то разум – идеями. Идею можно упрощенно назвать предельно общей категорией, не имеющей опытного содержания и активизирующей рассудок. Иными словами, идея есть продуктивная мысль, способная порождать другие мысли.
Для достижения искомого единства разуму необходимы три
идеи. Естественные науки связывает воедино идея мира. Многокомпонентность человека приводится к единству идеей души. Зачем
нужна третья идея и что это за идея? Ответ в том, что мир и душа
тоже автоматически не связаны, нуждаются в некой объединительной идее. Это идея Бога. И только такой «треугольник идей» дает
единую реальность.
Познавательное применение разума, оперирование идеями – это
и есть философия. Учение о мире, учение о душе, учение о Боге –
основные ее разделы.
Но философское знание своеобразно, потому что идеи не имеют
опытного содержания; соответственно, они не могут быть средствами познания (вспомним, по Канту, научное познание принципиально опытно). Поэтому, применяя к внеопытным вещам категориальное познание, мы впадаем в неразрешимые противоречия, или антиномии. Такого рода познание Кант называет диалектикой. Приведем
примеры антиномий.
1. Тезис: мир имеет начало во времени и ограничен в пространстве. Антитезис: мир не имеет начала во времени и границ в пространстве.
2. Тезис: всё существующее состоит из простых частей. Антитезис:
ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых частей.
13
3. Тезис: кроме причинности, в мире имеет место свободная воля.
Антитезис: не существует никакой свободы, всё совершается по законам природы.
4. Тезис: Бог есть. Антитезис: Бога нет [6; с. 274–293].
Кант утверждает, что в каждом случае тезис и антитезис одинаково доказуемы. И он приводит такие доказательства (с ними можно
ознакомиться на указанных страницах «Критики чистого разума»).
Поскольку предметы познания философии находятся за пределами опыта и недоступны достоверному знанию, философия не может
быть наукой. Но без нее не обойтись. Философия больше чем наука,
ибо выступает предпосылкой последней. Без активизирующего и регулятивного воздействия разума рассудок не в состоянии познавать.
Опыт в принципе никогда не может быть завершен, поэтому научное
знание обречено на незавершенность. Философия придает знаниям
целостность, осмысленность, создавая сверхопытные предметы познания, мысленно завершающие опыт. Не говоря уже о том, что самопознание науки, в котором она начинает нуждаться с достижением
зрелости, возможно только философскими средствами. Именно такое
исследование в данном случае осуществил Кант.
Таким образом, достоверно, истинно можно знать только то, что
является в опыте. Остающиеся за рамками опыта вещи-в-себе непознаваемы.
Этика
На поиск ответа на вопрос «Что я должен делать?» нас могут воодушевить возвышенные слова Канта: «Две вещи наполняют душу
всегда новым и всё более сильным удивлением и благоговением,
чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, – это звездное
небо надо мной и моральный закон во мне» [5; с. 257]. Здесь мы оказываемся во владениях этики, путеводителем по которым является
«Критика практического разума».
Если в познании рассудок обрабатывает опыт как некое воздействие
на человека, то морального опыта нет – до совершения человеком определенных действий. Всё, что происходит по законам природы, к морали
отношения не имеет. Откуда же берется мораль (нравственность)?
14
Человек – двойственное образование. Как природное существо,
феномен, он подвластен ее законам. Как существо внеприродное, ноумен, он сам предписывает себе законы. Благодаря этой способности
и возможна мораль.
Наличие у человека практического разума означает, что он обладает волей. Поэтому он может быть свободным. Человек обладает не просто волей, но доброй волей. То есть он в состоянии волить
то, что соответствует разуму, что является как бы духовной гигиеной для него. Ведь и разум для того, чтобы постоянно «воспроизводиться», нуждается в соответствующем «уходе». Добрая воля – свободная воля. Свобода есть способность принимать решения в согласии с внутренней необходимостью, независимо от внешних обстоятельств.
Итак, человек может сам предписывать себе законы. В случае морали важно выделить два вида законов. Первый – гипотетический
императив (повеление). Это требование, диктуемое внешними условиями, которые надо учесть, если хочешь достичь цели. Например:
пошел дождь, и если не желаешь намокнуть, открой зонт или надень
плащ. Второй – категорический императив. Здесь слово «категорический» недвусмысленно свидетельствует, что это какое-то безусловное требование. Оно и выражает сущность морали.
Кант, изучив предшествующие ему концепции морали, установил,
что они гетерономны. Это означает, что в основу объяснения морали они кладут какие-то иные, внешние по отношению к ней начала.
И не важно, ищут ли они исток морали внутри человека как телесного
организма, или вовне его, в окружающих обстоятельствах, или даже
в самом Боге. В первом случае исходят из стремления человека к удовольствию, счастью, пользе и т. д., во втором – из каких-то групповых
интересов, а в случае религиозной этики – из божественных заповедей. Всё это апостериорные принципы, изменчивые, условные, специфику морали не затрагивающие.
Мораль автономна, т. е. самодостаточна, самодовлеюща, объяснима из своих собственных принципов, не нуждается ни в каких внешних инстанциях. Мораль есть закон, который создает человек как разумное существо с помощью свободной воли, предписывает его себе
как долг и добровольно выполняет. Долг – безусловная необходимость
15
поступка, его независимость от обстоятельств, общезначимость для
всех разумных существ. «Формулой» морали выступает упомянутый
категорический императив. Кант дает несколько его формулировок,
подчеркивая ту или иную его особенность, но он один. Приведем два
основных варианта, приняв во внимание, что максимой Кант называет индивидуальное правило поведения. Первый вариант: «…поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты
в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»
[5; с. 83]. Второй вариант: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого также
как к цели и никогда не относился бы к нему только как к средству»
[5; с. 90]. (Эти определения даны в более ранней работе «Основы метафизики нравственности».)
Самое существенное в морали – различение добра и зла. В некоторых случаях различие между ними очевидно, но оно представляет собой серьезную проблему. Чтó может служить критерием такого различения? Категорический императив, соответствие долгу. Намерения
и действия в согласии с долгом выражают добро, любые отклонения
от долга оборачиваются злом. Внутренним «индикатором» степени
совпадения выступает совесть.
Относительно свободы воли, души, Бога как вещей-в-себе чистый
разум не мог определенно сказать ни «да», ни «нет». Здесь ситуация
кардинально меняется и достигается искомая определенность. Факт
существования морали доказывает, что воля свободна; в противном
случае человек не мог бы создать мораль и полностью подчинялся
бы законам природы. Без бессмертия души между добром и злом не
было бы существенных различий. Если со смертью тела всё заканчивается, тогда нравственный закон не имеет смысла. К примеру, святой прожил 70 лет и негодяй прожил 70 лет; тому насыпали могильный холмик, этому насыпали могильный холмик; там на могиле вырос лопух, здесь на могиле вырос лопух. Какая разница, кто как жил?
Но если с погребением тела заканчивается далеко не всё и душа продолжает существовать, тогда она получит то, что заслужила. Но если
Бога нет, то кто же воздаст по заслугам? Сами души будут выяснять
между собой отношения? Итак, просто необходима высшая инстанция, которая гарантирует справедливое воздаяние.
16
Этике Канта присущ формализм. То есть категорический императив указывает лишь на форму моральности, но не определяет, чтó
именно следует делать. За это философа до сих пор часто критикуют.
На самом деле формализм – достоинство кантовской теории. Даже
простейшие арифметические отношения типа 2 + 2 = 4 либо 2 > 1 истинны как пустые формы. При их содержательном заполнении нужно учитывать дополнительные обстоятельства и вносить коррективы. Так, складывая по два солдата противоборствующих армий, мы
в сумме получим явно не четыре, а в случае выполнения тяжелой физической работы два «очкарика-эрудита» будут стоить меньше одного атлета.
Итак, чтó же я должен делать? Добро. И тем самым воспроизводить свое сознание, свой разум, себя как человека.
Заключение
Учебная программа по курсу «Философия» не требует подробных
ответов на два оставшихся вопроса, сформулированных на с. 5 настоящей работы. Поэтому дадим на эти вопросы предельно краткие,
максимально упрощенные ответы, чтобы показать целостность кантовской философии.
Двойственность человека обусловливает неопределенность его
будущего. Так как совмещение природной (феномен) и духовной (ноумен) сторон человеческого существа носит далеко не механическидетерминированный характер, то человек может надеяться на самореализацию, на оптимальное сочетание тела и духа, практических
действий и идеалов. Гармония телесного и духовного есть красота.
(Здесь уместно напомнить знаменитую фразу Ф. М. Достоевского:
«Красота спасет мир».)
Главный вывод будет таким: человек – двойственное существо, живущее одновременно в двух мирах, природном и духовном.
Соединяет оба мира стремление человека к истине, добру и красоте.
Роль Канта в истории философии трудно переоценить. Ему посвящены тысячи научных исследований. Вся послекантовская философия отталкивается от него, пытаясь либо развить его идеи, либо развенчать их. Но игнорировать Канта невозможно.
17
Главная заслуга Канта в том, что он заставил человека обратить
внимание на самого себя. Человек, познавая мир, занимает в нем особое место. И объяснить процесс познания, мысленно не воссоздав
это место, то есть не выяснив того, чтó и почему происходит именно
в человеке, – невозможно.
Философия и наука Просвещения под влиянием научного прогресса «впали в грех» абсолютизации могущества научного мышления. Подобная установка оборачивается многими проблемами, нагляднейшая из которых – современная кризисная экологическая ситуация. Человеческое мышление действительно обладает большой
силой. Но Кант был прав, вовремя «опустив на землю» человечество
своим учением об антиномиях и указав таким образом на необходимость большей осторожности, скромности, благоразумия, умеряющих чрезмерные притязания разума.
Вклад Канта в этику сопоставим разве что с ролью ее основателя — Аристотеля. Разумеется, и до Канта существовала почтенная
этическая традиция, наполненная значимыми достижениями. Но мораль столь своеобразна, что этические исследования нередко смешивались с религиозными сентенциями, художественными переживаниями, установками обыденной жизни. Канту в значительной степени
удалось выразить специфику морали, прояснить ряд ее особенностей,
поставить проблемы, определяющие направление усилий последующих поколений этиков.
Кант – глубокий мыслитель, способный ставить актуальные проблемы, выстраивать логические цепи до конца, а также тщательно
анализировать свои мысли и чувства. Мыслительный акт как адекватное постижение реальности возможен при наличии подходящих
оснований. В обыденной жизни мы называем мышлением болееменее связный набор слов, выражающий наши чувства, привычки,
переживания, какие-то сведения и т. п. В быту подобное допустимо,
но к мышлению в его подлинной сути это отношения не имеет. Сила
Канта в том, что он предельно четко ставит проблему осуществимости мысли, самих условий мыслимости. В наше время нельзя быть
мыслителем, не осознавая названной проблемы. Даже в случае неприятия философии Канта последняя может быть плодотворной для
человека, желающего самостоятельно выработать мировоззрение.
18
Ради объективности следует заметить, что негативные последствия кантовской философии также существенны. Они объясняются
на удивление некритичным принятием некоторых предпосылок философа. Начав с вопросов о возможности математики, естествознания и философии, Кант (что не перестает удивлять) предварительно
не поставил вопрос о возможности познания вообще. Поэтому исторические (в этом смысле частные) формы знаний выступили в роли
знания как такового.
Последствия не заставили себя ждать. Единственно возможным
вариантом естествознания предстало ньютоновское, хотя младший
современник Канта Гёте заложил основы нового типа естествознания. Да и последующие формы естествознания, даже развивавшиеся в русле мыслей И. Ньютона, приобрели существенные отличия.
Классическую математику, созданную еще в античности, Кант
принял за единственно возможную. Уже при его жизни достиг отроческого возраста будущий «потрясатель» устоев «вечной» математики Н. И. Лобачевский. Не исключено, что неклассическая математика
не поддается обоснованию в пределах кантовского подхода.
Рамки рационалистическо-эмпирической философии XVII–XVIII
веков оказались узкими для идейного многообразия последующей
философии.
Чтобы лучше понять основной недостаток кантовской философии, напомним его же словами цель его исследований: «…Я должен
был ограничить область знания, чтобы дать место вере...» [6; с. 26].
Это значит, что Кант исключил саму возможность научного познания
духовной реальности, возможность духовных знаний. Духовные знания он передал в ведомство религии: в духовную реальность можно
только верить, но познавать ее нельзя. Тем самым Кант парализовал
духовное познание, следствием чего являются и небезопасные для
жизни продукты питания, и вредные лекарства, и негативные последствия современной техники и технологии и т. п. Конечно, виноват отнюдь не только Кант, но его влияние в этом плане можно назвать парализующим.
Нельзя не сказать, что Канта нередко называют агностиком (человеком, отрицающим возможность познания мира). Хотя ситуация
здесь весьма неоднозначна, определенные основания для подобного
19
утверждения имеются. Мы познаём только содержание собственной
чувственности, но то, что ее вызывает, вещи-в-себе, не познаваемы.
То есть мы познаём нечто вроде теней, а предметы, отбрасывающие
тени, нам недоступны. В таком случае познание похоже на иллюзию.
Подведем итог: Кант заслуживает того, чтобы его внимательно изучали студенты. Но при этом нужно учиться думать самостоятельно, всё проверять силой мысли, приходить к собственным обоснованным выводам. Под таким советом подписался бы и сам Иммануил
Кант.
Контрольные вопросы
1. В чем смысл деления творческой жизни Канта на докритический и критический периоды?
2. Почему Кант свою философию назвал трансцендентальной?
3. Ответы на какие четыре вопроса определяют своеобразие культуры? Попробуйте обосновать правоту Канта.
4. Охарактеризуйте теоретико-познавательную ситуацию нового
времени. В чем заключается сущность эмпиризма, рационализма, их
противостояния?
5. Что называют «коперниканской революцией» Канта в познании?
6. Раскройте смысл терминов «априорный», «апостериорный».
7. Чем различаются аналитические и синтетические суждения?
Придумайте примеры тех и других.
8. Объясните смысл вопроса: «Как возможны априорные синтетические суждения?». Проиллюстрируйте это примерами.
9. Докажите, что чувственный опыт, взятый в отрыве от мышления, хаотичен.
10. Покажите оригинальность кантовского понимания пространства и времени. В чем его смысл?
11. Чем объясняется точность, необходимость, неизменность математического знания?
12. Опишите деятельность рассудка.
13. Раскройте смысл понятий «феномен», «вещь-в-себе».
14. Каковы особенности естественнонаучного знания? Чем оно
отличается от математического знания?
20
15. Что такое разум? Как он связан с рассудком?
16. Назовите три основные идеи разума. Раскройте их смысл.
17. Что такое «антиномии чистого разума»? Откуда они берутся?
18. В чем специфика философии?
19. Чем практический разум отличается от чистого разума?
20. Что означает «автономность» морали?
21. Что такое «гипотетический императив»? Приведите примеры.
22. Что такое «категорический императив»? Воспроизведите основные формулировки.
23. Раскройте смысл понятий: «добрая воля», «долг», «добро»,
«зло», «совесть».
24. О чем свидетельствует практический разум в отношении свободной воли, бессмертия души, существования Бога?
25. Попробуйте беспристрастно, аргументированно оценить философию Канта, ее сильные и слабые стороны.
21
Литература
Оглавление
1. Асмус В. Ф. Иммануил Кант [Текст] / В. Ф. Асмус. – М. : Высшая
школа, 2005.
2. Гайденко П. П. История новоевропейской философии в ее связи
с наукой : учеб. пособие для вузов [Текст] / П. П. Гайденко. – М.: ПЕР СЭ;
СПб. : Университетская книга, 2000.
3. Гулыга А. В. Кант [Текст] / А. В. Гулыга. – М. : Молодая гвардия,
2005.
4. Дробницкий О. Г. Моральная философия: избранные труды [Текст]
/ О. Г. Дробницкий. – М. : Гардарики, 2002.
5. Кант И. Критика практического разума. Основы метафизики нравственности. Метафизика нравов [Текст] / И. Кант. – СПб. : Наука, 2007.
6. Кант И. Критика чистого разума [Текст] / И. Кант. – СПб. : ИКА
ТАЙМ-АУТ, 1993.
7. Кузнецов В. Н. Немецкая классическая философия : учебник [Текст]
/ В. Н. Кузнецов. – М. : Высшая школа, 2003.
8. Мамардашвили М. К. Кантианские вариации [Текст] / М. К. Мамардашвили. – М. : Аграф, 2000.
9. Мотрошилова, Н. В. Рождение и развитие философских идей: Историко-философские очерки и портреты [Текст] / Н. В. Мотрошилова. –
М. : Политиздат, 1991.
10. Свасьян К. А. Гете [Текст] / К. А. Свасьян. – М. : Мысль, 1989.
11. Соловьев Э. Ю. Категорический императив нравственности и права
[Текст] / Э. Ю. Соловьев. – М. : Прогресс-Традиция, 2005.
12. Хесле В. Гении философии нового времени [Текст] / В. Хесле. – М. :
Наука, 1992.
13. Штайнер Р. Истина и наука: пролог к «Философии свободы». Философия свободы: основные черты одного современного мировоззрения
[Текст] / Р. Штайнер. – СПб. : Деметра, 2007.
Введение............................................................................................................3
Предпосылки философии Канта......................................................................5
Теория познания................................................................................................7
Этика................................................................................................................14
Заключение......................................................................................................17
Контрольные вопросы....................................................................................20
22
23
ФИЛОСОФИЯ ИММАНУИЛА КАНТА
Составитель Зуй Михаил Иванович
Редактор А. А. Стешко
Корректор А. А. Стешко
Компьютерная верстка А. А. Стешко
Подписано к печати 26.11.13. Формат 60×84 1/16. Бум. офсетная.
Усл. печ. л. 1,4. Тираж 300 экз. Заказ 183. «С» 73.
Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет.
190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 4.
Отпечатано на ризографе. 190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 5.
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
256 Кб
Теги
kant, filosofiis, zuj
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа