close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Milevskaja Zadanija po kult rechi2010

код для вставкиСкачать
Министерство образования
и науки Российской Федерации
Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет
Факультет экономики и управления
Кафедра русского языка
ЗАДАНИЯ
ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧИ
(работа с текстом)
Санкт-Петербург
2010
1
УДК 81'271(076.5)
Рецензент доцент О. А. Яковлева
Задания по культуре речи (работа с текстом) / сост. Т. Е. Милевская; СПбГАСУ. – СПб., 2010. – 28 с.
Задания состоят из отрывков текстов, направленных на развитие навыков
самостоятельного наблюдения над языковыми явлениями. Предназначено
для практической работы на занятиях по культуре речи как дополнение
к материалу лекций.
© Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет, 2010
ЗАДАНИЯ
ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧИ
(работа с текстом)
Составитель Милевская Татьяна Евгеньевна
Редактор В. А. Басова
Корректор А. А. Стешко
Компьютерная верстка А. А. Стешко
Подписано к печати 01.11.10. Формат 60×84 1/16. Бум. офсетная.
Усл. печ. л. 1,6. Тираж 100 экз. Заказ 108. «С» 92.
Санкт-Петербургский архитектурно-строительный университет.
190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 4.
Отпечатано на ризографе. 190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 5.
2
По отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить
не только о его культурном уровне, но и его
гражданской ценности. Истинная любовь
к своей стране немыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к родному
языку – дикарь. Он вредоносен по самой
своей сути, потому что его безразличие
к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому, настоящему и будущему
своего народа.
К. Г. Паустовский. «Поэзия прозы».
Задание 1. Прочитайте отрывки из романа Джорджа Оруэлла
«1984». Подумайте и сформулируйте главную идею «создателей»
словаря новояза. Обратите внимание на способы реализации этой
идеи.
1. Знаете ли вы, что новояз – единственный язык, чей словарь
с каждым годом сокращается?
<…> Неужели вам непонятно, что задача новояза – сузить горизонты мысли? В конце концов мы сделаем мыслепреступление
попросту невозможным – для него не останется слов. Каждое необходимое понятие будет выражаться одним-единственным словом, значение которого будет строго определено, а побочные значения упразднены и забыты. В одиннадцатом издании мы уже
на подходе к этой цели. Но процесс будет продолжаться и тогда,
когда нас с вами не будет на свете. С каждым годом всё меньше
и меньше слов, всё уже и уже границы мысли.
<…> Вся литература прошлого будет уничтожена. <…> Даже
партийная литература станет иной. Даже лозунги изменятся. Откуда
взяться лозунгу «Свобода – это рабство», если упразднено само
понятие свободы? Атмосфера мышления станет иной. Мышления
в нашем современном значении вообще не будет. Правоверный
не мыслит – не нуждается в мышлении. Правоверность – состояние бессознательное.
3
2. Настолько, насколько позволяла человеческая изобретательность, всё, что имело или могло иметь политический смысл, было
сведено в словарь В. Названия всех организаций, групп, доктрин,
стран, институтов, общественных зданий кроились по привычной схеме: одно удобопроизносимое слово с наименьшим числом
слогов, позволяющих понять его происхождение. В министерстве
правды отдел документации, где работал Уинстон Смит, назывался
доко, отдел литературы – лито, отдел телепрограмм – телео и т. д.
Делалось это не только для экономии времени. Слова-цепи стали одной из характерных особенностей политического языка ещё
в первой четверти XX века; особенная тяга к таким сокращениям
была отмечена в тоталитарных странах и тоталитарных организациях. Примерами могут служить такие слова, как «наци», «гестапо», «коминтерн», «агитпроп». Сначала к этому методу прибегали,
так сказать, инстинктивно, в новоязе же он практиковался с осознанной целью. Стало ясно, что, сократив таким образом имя, ты
сузил и незаметно изменил его смысл, ибо отрезал большинство
вызываемых им ассоциаций. Слова «Коммунистический Интернационал» приводят на ум сложную картину: всемирное человеческое братство, красные флаги, баррикады, Карл Маркс, Парижская
коммуна. Слово же «Коминтерн» напоминает всего лишь о крепко спаянной организации и жёсткой системе доктрин. Оно относится к предмету столь же легко узнаваемому и столь же ограниченному в своём назначении, как стол или стул. «Коминтерн» – это
слово, которое можно произнести, почти не размышляя, в то время как «Коммунистический Интернационал» заставляет пусть
на миг, но задуматься. Подобным же образом «миниправ» вызывает гораздо меньше ассоциаций (и их легче предусмотреть), чем
«министерство правды». Этим объяснялось не только стремление
сокращать всё, что можно, но и на первый взгляд преувеличенная
забота о том, чтобы слово легко было выговорить.
синтаксические. Попытайте сделать выводы об особенностях
поморского диалекта. Найдите литературные аналогии диалектизмов. Найдите просторечные формы, попытайте объяснить
причины их появление в тексте.
Задание 2. Прочитайте отрывок из сказки Бориса Шергина
«Волшебное кольцо». Найдите в тексте диалектизмы, распределите их на группы: фонетические, лексические, морфологические,
Жили Ванька двоима с матерью. Житьишко было само последно. Ни послать, ни окутацца, и в рот положить нечего. Однако
Ванька каждой месяц ходил в город за пенсией. Всего получал
одну копейку. Идёт оногды с этими деньгами, видит – мужик собаку давит:
– Мужичок, вы пошто шшенка мучите?
– А твоё како дело? Убью вот, телячьих котлетов наделаю.
– Продай мне собачку.
За копейку сторговались. Привёл домой:
– Мама, я шшеночка купил.
– Што ты, дураково поле?! Сами до короба дожили, а он собаку покупат!
Через месяц Ванька пенсии две копейки получил. Идёт домой,
а мужик кошку давит.
– Мужичок, вы пошто опять животину тираните?
– А тебе-то како дело? Убью вот, в ресторант унесу.
– Продай мне.
Сторговались за две копейки. Домой явился:
– Мама, я котейка купил.
Мать ругалась, до вечера гудела.
Опять приходит время за получкой идти. Вышла копейка прибавки.
Идёт, а мужик змею давит.
– Мужичок, што это вы всё с животными балуете?
– Вот змея давим. Купи?
Мужик отдал змея на три копейки. Даже в бумагу завернул.
Змея и провещилась человеческим голосом:
– Ваня, ты не спокаиссе, што меня купил. Я не простая змея,
а змея Скарапея.
Ванька с ней поздоровался. Домой заходит:
4
5
– Мама, я змея купил.
Матка язык с перепугу заронила. На стол забежала. Только руками трясёт. А змея затенулась под печку и говорит:
– Ваня, я этта буду помешшатьсе, покамес хороша квартира
не отделана.
Вот и стали жить, Собака бела да кошка сера, Ванька с мамой
да змея Скарапея.
Мать этой Скарапеи не залюбила. К обеду не зовёт, по отчеству не величат, имени не спрашиват, а выйдет змея на крылечко
посидеть, дак матка Ванькина ей на хвост каждый раз наступит.
Скарапея не хочет здеся жить:
– Ваня, меня твоя мама очень обижат. Веди меня к моему папы!
Змея по дороги – и Ванька за ей. Змея в лес – и Ванька в лес.
Ночь сделалась. В тёмной дебри стала перед има высока стена городова с воротами.
Змея говорит:
– Ваня, я змеиного царя дочерь. Возьмём извошика, поедем
во дворец.
Ко крыльцу покатили, стража честь отдаёт, а Скарапея наказывает:
– Ваня, станет тебе мой папа денег наваливать, ты ни копейки
не бери. Проси кольцо одно – золото, волшебно.
Змеиный папа не знает, как Ваньку принеть, куда посадить.
– По-настояшшему, – говорит, – вас, молодой человек, нать бы
на моей дочери женить, только у нас есть кавалер сговорённой.
А мы вас деньгами отдарим.
Наш Иванко ничего не берёт. Одно поминат кольцо волшебно.
Кольцо выдали, рассказали, как с ним быть.
Ванька пришёл домой. Ночью переменил кольцо с пальца
на палец. Выскочило три молодца:
– Што, новый хозеин, нать?
– Анбар муки нать, сахару – да насыпьте, масла – да…
Утром мати корки мочит водой да сосёт, а сын говорит:
– Мама, што печка не затоплена? Почему тесто не окатываешь?
До ночи я буду пирогов-то ждать?
– Пирого-ов? Да у нас год муки не бывало. Очнись!
– Мама, обуй-ко глаза-де да поди в анбар!
Матка в анбар двери размахнула, да так головой в муку и ульнула.
– Ваня, откуда?
Пирогов напекли, наелись, в город муки продали. Ванька купил себе пинджак с корманами, а матери платьё модно с шлейфом,
шляпу в цветах и в перьях и зонтик.
Ах, они наредны заходили: собачку белу да кошку Машку коклетами кормят.
Опять Ванька и говорит:
– Ты што, мамка, думашь, я дома буду сидеть да углы подпирать?.. Поди, сватай за меня царску дочерь.
– Брось пустеки говорить. Разве отдадут из царского дворца
в этаку избушку?
– Иди сватай, не толкуй дале.
6
7
Задание 3. Прочитайте небольшие отрывки из романа
Б. Акунина «Любовница смерти». Одним из героев этого романа является мальчик-сирота Сенька, проживший всю свою жизнь
на Хитровском и Сухаревском рынках (рассадниках московского
преступного мира). В силу обстоятельств он становится спутником интеллигентного образованного и воспитанного человека
и его слуги-японца. Обратите внимание на ошибки Сеньки и на то,
как их исправляет его собеседник. Определите, нарушение какой
нормы представлено в различных отрывках:
1. …И рассказал, как было дело. <...> Мол, заглянул по одному делу в <...> подвал, там и приключился такой кошмарный прецендент.
– Инцидент, – механически поправил Эраст Петрович.
2. Ломовиков найдёт, что вещи перевозили, поспрошает….Ведь
три дня уже прошло! Бежать надо!
– Не «поспрошает», а «расспросит», строго сказал инженер.
3. Нет, возразил Эраст Петрович. Зачем пренебрегать телом?
Оно и есть жизнь, а душа, если она вообще существует, принадлежит вечности, то есть смерти. Недаром по-славянски жизнь называется «живот». Между прочим, и вы, японцы, размещаете душу
не где-нибудь, а именно в животе, «харе».
Тут Сенька встрял. Спросил, так где у японцев душа – в брюхе
или в харе? Интересно же!
Инженер Сенькиного вопроса сначала не понял, а когда понял,
заругался и велел впредь харю называть не «харей», не «мордой»,
и не «рожей», а «лицом». В крайнем случае, если захочется выразиться сильней, то можно «физиономией».
Задание 4. Прочитайте отрывок: а) обратите внимание на то,
как автор передаёт японский акцент, какой вывод о различии русского и японского языков вы можете сделать; б) найдите в описании ситуации слова, принадлежащие Сеньке. Замените их словами литературного языка. Проанализируйте появившиеся при
этом изменения в восприятии текста. Попытайте понять, почему автор выбрал первый вариант.
ведливость» помог мне перейти от дедукции к п-проекции. Это
три.
Скорик подумал и спросил:
– А?
Господин Неймлес вздохнул:
– Если ты чего-то недопонял или не расслышал, нужно говорить: «Простите, что?» Проекция в данном случае означает вывод
аналитических умопостроений в п-практическую фазу.
Задание 5. Прочитайте отрывок: а) найдите причину непонимания между собеседниками; б) объясните, почему сердится
Неймлес; в) обратите внимание на исправление Сенькой своих
речевых ошибок.
Эраст Петрович по своей дурацкой привычке ни с того ни с сего
принялся марать бумагу. Обмакнул кисточку в тушечницу, намалевал на листке какую-то мудрёную загогулину. Масса внимательно
следил за кисточкой. Покачал головой:
– Нехоросё.
– Сам вижу, – пробормотал инженер и закалякал снова, только
быстрей. – А так?
– Ручше.
Нет, прямо малолетки какие-то, ей-богу! Тут такие дела, а они!
– Что вы хренью маетесь? – не выдержал Сенька. – Делать-то
чего будем?
– Не «хренью маетесь», а «занимаетесь ерундой». Это раз. –
Эраст Петрович склонил голову, любуясь своими каракулями. –
Я не занимаюсь ерундой, а концентрирую мысль при помощи
каллиграфии. Это два. Безупречно написанный иероглиф «спра-
– Во время нашей последней встречи, – продолжил господин Неймлес, очевидно, не замечая Сенькиных страданий, – она
сказала, что чувствует за собой слежку, хоть и не понимает, кто
именно за ней следит. Выйдя на бульвар, я тоже уловил боковым
зрением тень, спрятавшуюся за угол дома. Это обнадёживает.
Мадемуазель Смерть теперь – наш единственный шанс. Господин
Кладоискатель, убив Ташку, собственными руками оборвал ниточку, ведущую к тебе. Теперь, когда он остался у разбитого
к-корыта…
– А? В смысле, простите, что? Какого корыта? – спросил Скорик, слушавший с напряжённым вниманием.
Эраст Петрович ни с того ни с сего засердился:
– Я велел тебе купить сборник Пушкина и прочесть хотя бы
сказки!
– Я купил, – обиделся Сенька. – Там много было Пушкиных.
Я вот этого выбрал.
И в доказательство достал из кармана книжку, третьего дня купленную на развале. Книжка была интересная, даже с картинками.
– «Запретный Пушкин. Стихи и поэмы, ранее ходившие в списках», – прочитал заглавие инженер, нахмурился и стал перелистывать страницы.
8
9
– И сказки прочёл, – ещё больше оскорбился на такое недоверие
Скорик. – Про архангела и Деву Марию, потом про царя Никиту
и его сорок дочерей. Не верите? Хотите перескажу?
– Не надо, – быстро сказал Эраст Петрович, захлопывая книжку. – Ну и негодяй.
– Пушкин? – удивился Сенька.
– Да не Пушкин, а издатель. Нельзя печатать то, что автором для
печати не предназначалось. Так можно далеко зайти. Помяните моё
слово: скоро господа издатели дойдут до того, что начнут печатать
интимную п-пе-реписку! – Инженер сердито швырнул томик на стол.
Задание 6. Прочитайте отрывки 1 и 2. Обратите внимание
на отношение людей разных социальных слоев к использованию
форм речевого этикета. Обратите внимание на объяснение этой
проблемы Сенькой и дворецким. Что общего есть в их объяснениях? Чем они отличаются? Какие выводы об их речевых личностях
вы можете сделать? Как вы относитесь к обращению на «ты»
и на «вы»?
1. Как раз перед тем между ними разговор состоялся. Сенька
Христом-Богом попросил на «вы» его не обзывать и Скориковым
тоже, а то обидно.
– Обидно? – удивился господин Неймлес. – Что на «вы» называют? Но ведь вы, кажется, считаете себя взрослым. Меж взрослыми людьми обращение на «ты» возможно лишь на основе взаимности, я же перейти с вами на «ты» пока не г-готов.
– Да я вам ни в жисть не смогу «ты» сказать! – перепугался
Скорик. – Мне и без надобности. Масе-то вон «ты» говорите, делаете ему отличие. А я вам уж и не человек.
– Видите ли, Скориков… То есть, простите, господин Скориков, –
совсем уж взъелся на Сеньку инженер, – Масе я говорю «ты», а он
мне «вы», потому что в Японии господин и слуга могут разговаривать только так и не иначе. В японском этикете речевые нюансы
очень строго регламентированы. Там существует с десяток разных
уровней обращения на «ты » и « вы», для всякого рода отношений
10
свой. Обратиться к слуге не так, как принято, – нелепость и даже
грамматическая ошибка.
– А у нас простым людям одна только интеллигенция выкает,
хочет своё презрение показать. За это её народ и не любит.
Если уговорил. И то, чтоб по-свойски «Сенькой» назвать – так
нет. Заместо «Скорикова» стал звать «Сеней», будто барчука в коротких штанишках. Приходилось терпеть.
2. («Дворецкий Великого князя».) Надобно сказать, что у человека моего положения с обращением на «вы» или «ты» отношения особенные, потому что и статус у нас, дворцовых служителей,
особенный. Трудно растолковать, как это получается, что от одних
людей оскорбительно обращение на «ты», а от других обидно
услышать «вы». Но служить я могу только этим последним, если
вы понимаете, что я имею в виду.
Попробую объяснить. Обращение на «ты» я сношу только от августейших особ. Нет, не сношу, а почитаю за привилегию и особое
отличие. Я был бы просто убит, если бы Георгий Александрович,
её высочество иди кто-нибудь из их детей, хотя бы и самых младших, вдруг сказал мне «вы». Третьего года у меня вышло разногласие с Екатериной Иоанновной по поводу одной горничной,
которую несправедливо обвинили в легкомыслии. Я проявил твёрдость, настоял на своём, и великая княгиня, обидевшись, целую
неделю мне «выкала». Я очень страдал, осунулся, по ночам не мог
спать. Потом мы, конечно, объяснились, Екатерина Иоанновна
с присущим ей великодушием признала свою неправоту, я тоже
повинился и был допущен к руке, а она поцеловала меня в лоб.
Задание 7. Прочитайте текст. Найдите слова, принадлежащие Сеньке и характеризующие его как личность. К каким разновидностям языка они принадлежат? Определите отношение
Сеньки к принципам буддизма. Какими словами он описывает их?
Японец наставительно поднял палец: нужно, говорит, уметь
себя защищать. Особенно, если сирота.
11
Послушал Сенька, послушал, и чего-то не захотелось ему этакую страсть выносить. И без того набедовался, наголодался, толькотолько к настоящей жизни принюхиваться стал.
– А попроще нельзя, без Пути? Чтобы только драться?
Маса от такого вопроса расстроился, головой покачал. Можно,
говорит, но тигра тебе тогда не победить, только шакала.
– Ничего, с меня и шакала хватит, заявил Скорик. – Тигра можно сторонкой обойти, ноги не отвалятся.
Японец ещё пуще закручинился. Ладно, говорит, ленивая душа,
бес с тобой. Снимай курточку, будет тебе первый урок.
И стал учить, как правильно падать, если с размаху по морде
бьют».
– Как это – « уметь»?
Тот смеётся. А кто, мол, говорил, что ему учитель не нужен?
Хочешь научу, как себя защищать?
Скорик вспомнил, как азиатец руками-ногами машет, и тоже так
захотел.
– Неплохо бы, – говорит. – Да, чай, трудно этак ловко людей
мордовать?
Маса подошёл к окну, выпустил пойманную муху на волю.
Нет, говорит, мордовать нетрудно. Трудно научиться Пути.
(Это Сенька потом понял, что он слово «Путь» как бы с большой буквы сказал, а тогда не смикитил.)
– А? – спросил. – Чему научиться?
Стал ему Маса про Путь объяснять. Что, мол, жизнь – это дорога от рождения к смерти и что дорогу эту нужно пройти правильно, не то дойти-то дойдёшь, никуда не денешься, только потом
не обессудь. Если будешь ползать по той дороге по-мушиному,
быть тебе в следующем рождении мухой, как та, что жужжала.
Будешь гадом в пыли пресмыкаться, гадом и народишься.
Сенька подумал, что это он для образности сказал, к слову.
Не знал ещё, что Маса про мух и гадюк взаправду говорил, во всей
натуральности.
– А как правильно идти по Пути? – спросил Скорик.
Оказалось, умучаешься, если по-правильному.
Перво-наперво, как проснёшься с утра, нужно говорить себе:
«Сегодня меня ждёт смерть» – и не пугаться. И всё время о ней,
смерти, думать. Потому не знаешь ведь, когда твой путь закончится, и нужно завсегда наготове быть.
(Сенька зажмурил глаза, сказал заветные слова и нисколько
не напугался, потому что увидел перед собой Смерть, ужас до чего
собой прекрасную. Чего ж бояться, если она тебя ждёт?)
Но дальше хуже пошло.
Врать нельзя, без дела валяться нельзя, на перине пуховой спать
нельзя (вообще нежить себя ни-ни), а надо себя всяко терзать,
испытывать, закалять и в чёрном теле держать.
В отличие от отца, подчёркнуто не интересовавшегося московскими вестями и до сих пор говорившего «аэроплан» и «жалованье» вместо «самолёт» и «зарплата», Фандорин-fils старался быть
в курсе (вот тоже выражение, которого сэр Александер решительно
не признавал) всех русских новостей, водил знакомство с заезжими
россиянами и выписывал в специальный блокнот новые слова и выражения: отстойный музон = скверная музыка («отстой» – вероят., близкое к «sewage»); как скрысятить цитрон = как украсть
миллион («скрысятить» – близкое к to rat, «цитрон» – смысловая
подмена сл. «лимон», омонимич. имитации сл. «миллион») и так далее, страничка за страничкой. Николас любить щегольнуть перед
какой-нибудь русской путешественницей безупречным московским
выговором и знанием современной идиоматики. Неизменное впе-
12
13
Задание 8. Прочитайте отрывок из романа Б. Акунина
«Алтын-Толобас». Обратите внимание на то, как Николас (потомок Э. П. Фандорина), родившийся в Англии, изучал современный
русский жаргон. С какой целью он это делал? Найдите ответ в
тексте. Обратите внимание на контраст внешнего вида и языка Николаса. Задумайтесь над причинами подчеркнутых языковых
пристрастий отца и сына.
чатление на барышень производил прекрасно освоенный трюк:
двухметровый лондонец, не по-родному учтивый, с дурацкой приклеенной улыбкой и безупречным пробором ровно посередине макушки – одним словом, чистый Англичан Англичанович, – вдруг
говорил: «Милая Наташа, не завалиться ли нам в Челси? Там нынче улётная тусовка».
«Думай, думай, приказал себе магистр. Упустишь письмо Корнелиуса – больше его не увидишь. И никогда себе этого не простишь.
Подумал минут пять, и появилась идея. Ещё минут пять ушло
на перелистывание фольклорного блокнота и заучивание некоторых аргоизмов из раздела «Маргинальная лексика».
Когда в окне зачастили жёлтые огни, давая понять, что поезд
въезжает в пределы немаленького города, Фандорин без стука распахнул дверь служебного купе, вошёл внутрь и наклонился над сидящим проводником.
– Ну что, мистер, отыскал барахлишко? Да ты пошукай получше. Может, сам куда засунул да забыл. С этого дела бывает. –
Наглец щёлкнул себя по горлу и спокойно улыбнулся, кажется, со-
вершенно уверенный в своей безнаказанности. – Выдите-ка, гражданин. К станции подъезжаем. Гоу, гоу, шнель!
Николас положил неприятному человеку руку на плечо, сильно
стиснул пальцы и произнёс нараспев:
– Борзеешь, вша поднарная? У папы крысячишь? Ну, смотри,
тебе жить. [«Борзеть» = терять чувство меры, зарываться; «вша
поднарная» (оскорб.) = низшая иерархия тюремных заключённых;
папа = уважаемый человек, вор в законе; «тебе жить» (угрож.) =
= тебе не жить.]
Произведённый эффект был до некоторой степени схож с реакцией мистера Калинкинса на исполнение англичанином песни
о Родине, только, пожалуй, раз в двадцать сильнее. Николас никогда не видел, чтобы человек моментально делался белым, как
мел, – он всегда полагал, что это выражение относится к области
метафористики, однако же проводник, действительно, вдруг стал
совсем белым, даже губы приобрели светло-серый оттенок, а глаза заморгали часто-часто.
– Братан, братан… – зашлёпал он губами и попытался встать,
но Фандорин стиснул пальцы ещё сильней. – Я ж не знал… в натуре не знал! Я думал, лох заморский. Братан!
Тут вспомнилась еще парочка уместных терминов из блокнота,
которые Николас с успехом и употребил:
– Сыскан тебе братан, сучара. [«Сыскан» = сотрудник уголовного розыска, шире – милиционер; «сучара» (презр.) = вор, поддерживающий контакты с милицией.]
Здесь важно было не сфальшивить, не ошибиться в словоупотреблении, поэтому Николас ничего больше говорить не стал –
просто протянул к носу злодея раскрытую ладонь (другую руку
по-прежнему держал у него на плече).
– Ну?
– Щас, щас, – засуетился проводник и полез куда-то под матрас. – Всё целое, в лучшем виде…
Отдал, отдал всё, похищенное из кейса: и документы, и портмоне, и ноутбук, и, самое главное, бесценный конверт.
<…>
14
15
Задание 9. В предыдущей части главы романа «АлтынТолобас» рассказывается о том, как Николаса Фандорина ограбили в поезде и украли фамильный документ его далекого предка,
приехавшего в Россию в конце XVII века.
Прочитайте текст. Обратите внимание на то, как знание
уголовного жаргона помогло Николасу решить эту проблему.
Объясните психологическую реакцию проводника. Найдите в тексте слова, выражения, невербальные средства, демонстрирующие
языковую личность проводника. Проследите, как и в связи с чем изменилась его речь.
Найдите в тексте заимствованные слова, проверьте их значение по словарю иностранных слов. Перечитайте последний абзац,
охарактеризуйте его стилевую принадлежность. Найдите формы выражения авторской иронии.
Ведьмовской лес дрогнул перед решимостью паладина и расступился, пропуская его дальше.
Можно было объяснить свершившееся и иначе, не мистическим, а научным образом. Профессор коллоквиальной лингвистики
Розенбаум всегда говорил студентам, что точное знание идиоматики и прецизионное соблюдение нюансов речевого этикета применительно к окказионально-бытовой и сословно-поведенческой
специфике конкретного социума способно творить чудеса. Поистине
лингвистика – королева гуманитарных дисциплин, а русский язык
не имеет себе равных по лексическому богатству и многоцветию.
«Ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий правдивый
и свободный русский язык! – думал Николас, возвращаясь в купе. –
Нельзя не верить, чтобы такой язык не был дан великому народу».
Задание 10. Прочитайте текст. Выделите в речи Алтын
профессионализмы, современные разговорные жаргонизмы. Обратите внимание на происхождение профессионализмов и на то,
как Алтын объясняет их значение. Подумайте, почему глава называется «Ёжик в тумане»? Как вы думаете, почему Николас не понимает многих выражений? Найдите в тексте выражения, которые, с вашей точки зрения, будут непонятны иностранцу, даже
хорошо владеющему русским языком. Объясните свой выбор.
Найдите в тексте проявления авторской иронии и иронии Алтын.
Ёжик в тумане
– Так, – резюмировала Алтын Мамаева, дослушав историю, которую Николасу за последний час приходилось излагать, стало
быть, уже во второй раз (отчего рассказ не сделался хоть чуточку
более правдоподобным). – Одно из двух: или ты полный придурок,
или ты мне лепишь горбатого.
Николас задумался над предложенной альтернативой. С первым вариантом было ясно, но что такое «лепишь горбатого»? Исходя из логики, это выражение должно было означать «говоришь
неправду».
16
– Я леплю горбатого? – переспросил Фандорин, сделав обиженное лицо. – Вы хотите сказать, что я гоню туфту?
– Сто пудов, гонишь, – сурово ответила Алтын. – Лохом прикидываешься.
Значит, про «горбатого» угадано верно, понял Николас. А «лох» –
одно из самых употребимых новорусских слов, означает «недалёкий человек», «дилетант» или «жертва обмана». Очевидно, от немецкого das Loch1. Интересна этимология выражения
про «горбатого». Почти не вызывает сомнения, что оно недавнего происхождения и связано с Михаилом Горбачёвым, который
у русских заработал репутацию болтуна и обманщика. Надо будет потом записать.
– Я полный придурок, – сказал Николас. – Однозначно. Сто
пудов.
Магистр сидел на кухне микроскопической студио, куда чудесная избавительница доставила его прямо с Софийской набережной. В машине на вопрос: «Куда вы меня везёте?» – она ответила непонятно: «В Бескудники». Помолчав, добавила: «Надо тебя
спрятать. А то оторвут башку, так я и не узнаю, что ты за хрен
с горы. А ну давай колись, не то сейчас назад на набережную отвезу».
И Николас стал колоться. Во-первых, потому что испытывал
к свалившейся с неба Алтын Мамаевой благодарность. Во-вторых,
он вовсе не хотел, чтобы она отвезла его обратно на набережную (хотя угроза, надо полагать, была произнесена не всерьёз).
И, в-третьих, не было причины скрытничать. Очень возможно, что
мисс Мамаева знала о происходящем куда больше, чем он.
Кололся он всю дорогу до вышеназванных Бескудников, которые оказались спальным районом, сплошь состоявшим из грязнобелых панельных параллелепипедов, и потом, пока поднимались
пешком на девятый этаж (лифт почему-то не работал), а заканчивать пришлось уже на кухоньке, за чашкой кофе, который хозяйка
сварила быстро и деловито – точно так же, как вертела руль своего автомобильчика. Слушала она не хуже, чем мистер Пампкин:
1
Дыра.
17
молча и сосредоточенно. Не перебивала, вопросов почти не задавала (только один раз – спросила, кто такой боярин Матфеев),
лишь время от времени косилась на рассказчика, будто проверяла,
не врёт ли.
Теперь, в мягком свете красного абажура, Николас смог разглядеть девушку со странным именем как следует.
Чёрные, коротко стриженные волосы; чёрные же глаза, пожалуй, слишком большие для худенького, скуластого лица; широкий решительный рот; нос короткий и немного вздёрнутый – вот
как выглядела хозяйка бескудниковской квартиры. И ещё она была
какой-то очень уж маленькой, особенно по сравнению с параметрами Фандорина. Не то чёрная, стремительная ласточка, не то небольшой, но отнюдь не травоядный зверёк – соболь или горностай.
Вот в чём необычность этого лица, – сообразил Николас: за всё
время девушка ни разу не улыбнулась. И, если судить по жёсткому рисунку рта, она вряд ли вообще когда-нибудь раздвигает губы
в улыбке. Правда, Фандорин читал в одной статье, что средний русский за свою жизнь улыбается в три с половиной раза реже среднего европейца, не говоря уж о вечно скалящихся американцах.
В той же статье было написано, что русская угрюмость вызвана
иным поведенческим этикетом – меньшей приветливостью и ослабленной социальной ролью вежливости, однако Николас не видел
большого греха в том, что улыбка в России не утратила своего первоначального смысла и не превратилась в пустую, ничего не значащую гримасу. В спорах с клеветниками России магистр не раз
говорил: «Если русский улыбается, стало быть, ему на самом деле
весело, или собеседник ему действительно нравится. А если улыбаемся мы с вами, это всего лишь означает, что мы не стесняемся своего дантиста». Неулыбчивость маленькой хозяйки маленькой квартиры подтверждала эту теорию. Девушке не было весело
и Николас ей не нравился – вот она и не улыбалась.
Это ладно, пускай. Но вот то, что Алтын Мамаева, получив все
интересующие её сведения, не сочла нужным дать гостю необходимые объяснения или хотя бы толком представиться, было огорчительно.
– Я очень благодарен вам, – уже не в первый раз сказал Николас. – Вы появились там, на набережной, вовремя, однако…
– Ещё бы не вовремя, – рассеянно перебила она, сосредоточенно размышляя о чем-то. – Тайминг был супер. На пару секунд позже, и тот урод тебя точно кокнул бы. Видел, какая у него железяка была в руке?
– Неотчётливо. – Фандорин передёрнулся, отгоняя ужасное
воспоминание, и вежливо, но твёрдо напомнил. – Вы ещё не объяснили мне, как и почему…
Алтын снова перебила его, кажется, приняв какое-то решение:
– Будем пульпировать.
– Что? – не понял он.
Тут она произнесла и вовсе какую-то абракадабру, впившись
при этом ему в лицо своими блестящими глазищами:
– Большой Сосо.
– Простите?
– Сосо Габуния, – продолжала нести околесицу невежливая барышня. – Вижу по выпученным фарам, что холодно… «Евродебетбанк»?… Холодно. «Вестсибойл»?.. Опять холодно. Тогда в чём
фишка? Не въезжаю… не в боярине же Матфееве?
Николас почувствовал, что его терпение на исходе. Сколько можно издеваться над человеком? То скидывают с крыши, то стреляют, то подстерегают с ножом, то обращаются, как с недоумком. Всё,
enough is enough, или, как принято говорить у новых русских, хорош.
– Ещё раз благодарю вас за помощь, – чопорно сказал магистр,
поднимаясь. – И за отменный кофе. Я вижу, что никаких разъяснений от вас я не дождусь, а мне нужно искать похищенный документ. Скажите, как мне добраться отсюда до центра города?
– Пятьдесят минут на 672-ом до «Савеловской», – в тон ему
ответила Алтын Мамаева. – Только автобус вечером редко ходит.
Да и потом ты что, зайцем поедешь? У тебя вроде бабки по нулям – сам говорил.
Николас снова опустился на табурет, ощущая полнейшую беспомощность. Пигалица же уселась на кухонный стол, покачала кукольной ступнёй в белой теннисной туфельке и объявила:
18
19
– Теперь я буду говорить, а ты лови ухом, понял?
– Что?
– Помалкивай и слушай. Журнал «ТелескопЪ» знаешь?
– Да, это иллюстрированный еженедельник. Вроде «Тайма».
Наша университетская библиотека подписана, я иногда заглядываю.
– Так вот, я в «Телескопе» работаю, скаутом. Есть в редакции
такая ставка. Когда готовится большая статья или тематическое
досье, мы, скауты, собираем и проверяем информацию. Ну, чтоб
журналу не облажаться и после по судам не париться. Понял?
Да, теперь Фандорин, кажется, начинал кое-что понимать.
Ну, конечно, Алтын Мамаева – журналистка, как он сразу не догадался? И цепкий взгляд, и натиск, и манера говорить. К тому
же в машине на заднем сиденье магистр углядел «кэнон» с нешуточным, профессиональным объективом.
– Наш шеф-редактор решил сделать спецвыпуск «Легализация
теневой экономики» – о том, как первая стадия развития капитализма, дикая, перерастает во вторую, квазинормальную. У нашего
журнала вообще сверхзадача освещать процесс врастания России
в цивилизацию. Мы не вскрываем общественные язвы и не посыпаем голову пеплом, а фиксируемся на позитиве. Чтоб люди читали журнальчик и думали: жить стало лучше, жить стало веселей.
– Это правильно, – одобрил Николас. – А то большинство ваших газет и журналов имеют выраженную склонность к мазохизму.
– Вот и Кузя Свищ так считает.
– Кузьма Свищ? Колумнист вашего журнала?
– Да, наш суперстар. Два бакса за строчку. Он должен сделать
профиль какого-нибудь крутого бизнесмена, который был чёрненьким, а стал беленьким.
– Ну хорошо, а при чём здесь я?
– Погоди, англичанин, не гони тарантас. Сначала я объясню,
при чём здесь я, а там и до тебя дойдём. Итак. Когда райтер говорит «вперёд!», скаут берёт ноги в руки и в бой.
– А райтер что делает?
– Пока ничего. У нас чёткое распределение функций. В обязанности райтера входит… Ладно, это тебе по барабану.
– Что?
– Ну, к делу не относится. А относится к делу то, что мой райтер Кузя выбрал в таргеты Сосо Габунию. Он у нас и будет лакмусовой бумажкой.
– Сосо? – повторил Фандорин. – Это вы про него меня спрашивали?
– Да. Большой Сосо был сначала уголовный авторитет, этакий
грузинский годфазер. Потом занялся бизнесом – ясное дело, для
того, чтоб капусту полоскать. И так у него шустро дело пошло, что
криминал ему вроде как и не нужен стал – и без того гребёт бабки
совковой лопатой. Ну и вообще, времена меняются. Эпоха братков
кончается. Одних закопали, а те что поумнее, сами перевоспитываются. Сейчас выгодней и надёжней к конкуренту не мочил посылать, а адвокатов-депутатов на него натравливать. В общем, отрадное явление. Сосо – он умный, нос по ветру держит. Такой стал
образцовый член общества, прямо слезы душат. Председатель правления «Евродебетбанка», спонсор культуры, друг молодых спортсменов, сироток со старушками подкармливает, без митрополита
и пары протопопов за стол лобио кушать не садится. В общем, идеальный объект для статьи «У разбойника лютого совесть Господь
пробудил». Но прежде чем Кузя исполнит на своём «маке» эту народную балладу, я должна проверить, правда ли Сосо стал такой
белый и пушистый, годится ли он на нашу доску почёта, или лучше
выбрать в таргеты кого-нибудь другого. Такое у меня задание.
20
21
Задание 11. Прочитайте отрывок из «Повести о Тройке» Аркадия и Бориса Стругацких. Найдите развёрнутую метафору.
Определите, о чём идёт речь. Найдите признаки, на основе которых осуществлён перенос значений. Подумайте, какого эффекта
авторы добились, используя эту метафору.
Воздух вокруг нас вдруг наполнился движением. Хлебовводов
взвизгнул и изо всех сил ударил себя по физиономии. Фарфуркис
ответил ему тем же. Лавр Федотович начал медленно и с изумлением поворачиваться, и тут свершилось невозможное: огромный
рыжий пират чётко, как на смотру, пал Лавру Федотовичу на чело
и с ходу, не примериваясь, вонзил в него свою шпагу по самые глаза. Лавр Федотович отшатнулся. Он был потрясён, он не понимал,
он не верил... И началось.
Мотая головой, как лошадь, отмахиваясь локтями, я принялся
разворачивать автомобиль на узком пространстве между зарослями осинника. Справа от меня возмущённо рычал и ворочался
Лавр Федотович, а с заднего сиденья доносилась такая буря аплодисментов, словно разгорячённая компания уланов и лейб-гусаров
предавалась там взаимооскорблению действием.
К тому моменту, когда я закончил разворот, я уже распух.
У меня было такое ощущение, что уши мои превратились в горящие оладьи, щеки – в караваи, а на лбу взошли многочисленные
рога. «Вперёд! – кричали на меня со всех сторон. – Назад!.. Газу!..
Да подтолкните же его кто-нибудь!.. Я вас под суд отдам, товарищ
Привалов!..». Двигатель ревел, клочья грязи летели во все стороны, машина прыгала, как кенгуру, но скорость была мала, отвратительно мала, а наперерез с бесчисленных аэродромов снимались
всё новые и новые эскадрильи, эскадры, армады. Преимущество
противника в воздухе было подавляющим. Все, кроме меня, остервенело занимались самокритикой, переходящей в самоистязание.
Задание 12. Прочитайте отрывок из «Повести о Тройке» Аркадия и Бориса Стругацких. Вспомните, что такое речевая избыточность. Определите, с какой целью авторы использовали этот
прием.
Фарфуркис, к моему удивлению, не возражал. Выяснилось,
что он полностью доверяет моей водительской интуиции, более
того, он вообще всегда был высокого мнения о моих способностях.
Ему будет очень приятно работать со мной в клопиной подкомиссии, он давно меня держит на примете, он вообще всегда держит
на примете нашу чудесную талантливую молодёжь. Он сердцем
22
всегда с молодёжью, но он закрывает глаза на её существенные недостатки. Нынешняя молодёжь мало борется, мало уделяет внимания борьбе, нет у неё стремления бороться больше, бороться за то,
чтобы борьба по-настоящему стала главной, первоочередной задачей всей борьбы, а ведь если она, наша чудесная, талантливая
молодёжь, и дальше будет так мало бороться, то в этой борьбе
у неё останется немного шансов стать настоящей борющейся молодёжью, всегда занятой борьбой за то, чтобы сделаться настоящим борцом, который борется за то, чтобы борьба...
Задание 13. Прочитайте отрывок из романа князя С. М. Волконского «Последний день». Найдите примеры антонимии языковой и контекстуальной. Постарайтесь объяснить, на основании
каких значений слов построены контекстуальные антонимичные
отношения.
Наступал беспорядочный, хаотический восемнадцатый год. Тот
ужасный год, когда всё смешалось, когда север спасался на юг, а юг
спасался на север; когда станции были завалены живыми человеческими тюками. Когда стон стоял, перемешанный с ругательствами;
когда во взорах горела злоба или теплилась мольба, когда в лицах блуждала растерянность или ликовала наглость. Тот год, когда
одни врывались, а другие вырывались, одни искали, а другие прятались, одни преследовали, другие спасались, одни стреляли, другие отстреливались, одни расстреливали, а другие гибли, одни издевались, а другие проклинали, одни богохульствовали, а другие
молились.
Задание 14. Прочитайте рассказ Слаповского «История любви. Рассказ попутчика». Какие черты современного языка и его носителей отражены в нём? В чём проблема говорящего? Нарисуйте
его языковой портрет. Сравните его с окружающими вас людьми.
– Ну, допустим, представь – вот я... Ну, она тоже, само собой...
То есть как бы... С другой стороны – обстоятельства... Ладно...
23
Тогда я, как мужчина... Я мужчина, в моих руках инициатива. Ведь
так? Ну вот...
Я – как мужчина. А она? Она... Ладно... Но инициатива в моих
руках... То есть. Как бы, например... Ну, ты понимаешь. Я же мужчина, поэтому – само собой. Другой, может, он там как хочет, а я
не могу. Во – первых, мужчина, во – вторых, характер. Хорошо.
Что делать? Ну вот ты. Допустим, на моём месте. Что делать? <...>
Я тоже не знал…. С одной стороны, я мужчина, с другой стороны – тоже человек... Но проблематично... Тогда она мне: без эксцессов. Положим, эксцессы эксцессами, а характер? А он – нечего
даже говорить. Тогда говорю – пусть. Она, ты понимаешь, начинает свои резоны... С одной стороны, нельзя не согласиться, с другой
стороны, логика должна быть или нет? И в частном случае и вообще? Логика должна быть? Как по-твоему, должна быть логика?
Но это же надо понимать! Допустим, как бы, если посмотреть, я понимаю, ты понимаешь, а кто-то не понимает. Что делать? Хорошо,
пускаем всё на самотёк, хотя, допустим, я как бы и против, а с другой стороны, понимаю логику обстоятельств. Хотя сплошная чехарда – то обстоятельства есть, а логики нету, то есть логика, а обстоятельства уничтожились. Ты понимаешь? Это какие нервы надо
иметь? Ну, я пошёл тогда напрямик. Говорю: так и так. Он ничего, то есть, как бы, ну, ты понимаешь. А она не знает. То есть знает,
но не конкретно. Не в подробностях. Но суть известна. Оглядываюсь –
со всех сторон получается цейтнаут. А? Цейтнот? А не цейтнаут?
Почему цейтнот? Ну пусть, дело не в этом. Собственно, уже и ни
в чём дело. Какое уж тут дело, никакого дела, ничего уже не осталось. Думаю – ладно. Раз так, что остаётся? То есть, в принципе, если подумать... Но это время надо и сообразить надо, а когда так, то уже ничего... Ну, и с пятого этажа. Полгода собирали.
Уникальный случай, говорят.
– Как с пятого этажа?
– Я.
– Чего с пятого этажа?
– Я ж говорю: прыгнул.
– Кто?
Трудный этот русский язык, дорогие граждане! Беда, какой
трудный.
Главная причина в том, что иностранных слов в нём до чёрта.
Ну, взять французскую речь. Всё хорошо и понятно. Кескёсе, мерси, комси – всё, обратите ваше внимание, чисто французские, натуральные, понятные слова.
А нуте-ка, сунься теперь с русской фразой – беда. Вся речь
пересыпана словами с иностранным, туманным значением.
От этого затрудняется речь, нарушается дыхание и треплются
нервы.
Я вот на днях слышал разговор. На собрании было. Соседи мои
разговорились.
Очень умный и интеллигентный разговор был, но я, человек без
высшего образования, понимал ихний разговор с трудом и хлопал
ушами.
Началось дело с пустяков.
Мой сосед, не старый ещё мужчина, с бородой, наклонился
к своему соседу слева и вежливо спросил:
– А что, товарищ, это заседание пленарное будет али как?
– Пленарное, – небрежно ответил сосед.
– Ишь ты, – удивился первый, – то-то я и гляжу, что такое? Как
будто оно и пленарное.
– Да уж будьте покойны, – строго ответил второй. – Сегодня
сильно пленарное и кворум такой подобрался – только держись.
– Да ну? – спросил сосед. – Неужели и кворум подобрался?
24
25
– Да я же.
– Отчего?
– Ну, как... От этого самого. Ну, короче... Любовь.
Задание 15. Прочитайте рассказ Михаила Зощенко «Обезьяний
язык». Значение новых для вас слов проверьте по «Словарю иностранных слов». Найдите просторечные слова. Подумайте, на чем
основан комический эффект рассказа. Охарактеризуйте языковые
личности автора и собеседников.
– Ей-богу, – сказал второй.
– И что же он, кворум-то этот?
– Да ничего, – ответил сосед, несколько растерявшись. –
Подобрался, и всё тут.
– Скажи на милость, – с огорчением покачал головой первый
сосед. – С чего бы это он, а?
Второй сосед развёл руками и строго посмотрел на собеседника, потом добавил с мягкой улыбкой:
– Вот вы, товарищ, небось, не одобряете эти пленарные заседания... А мне как-то они ближе. Всё как-то, знаете ли, выходит
в них минимально по существу дня... Хотя я, прямо скажу, последнее время отношусь довольно перманентно к этим собраниям. Так,
знаете ли, индустрия из пустого в порожнее.
– Не всегда это, – возразил первый. – Если, конечно, посмотреть
с точки зрения. Вступить, так сказать, на точку зрения и оттеда,
с точки зрения, то да – индустрия конкретно.
– Конкретно фактически, – строго поправил второй.
– Пожалуй, – согласился собеседник. – Это я тоже допущаю.
Конкретно фактически. Хотя как когда...
– Всегда, – коротко отрезал второй. – Всегда, уважаемый товарищ. Особенно, если после речей подсекция заварится минимально. Дискуссии и крику тогда не оберёшься...
На трибуну взошёл человек и махнул рукой. Всё смолкло.
Только соседи мои, несколько разгорячённые спором, не сразу замолчали. Первый сосед никак не мог помириться с тем, что подсекция заваривается минимально. Ему казалось, что подсекция
заваривается несколько иначе.
На соседей моих зашикали. Соседи пожали плечами и смолкли.
Потом первый сосед снова наклонился ко второму и тихо спросил:
– Это кто ж там такой вышедши?
– Это? Да это президиум вышедши. Очень острый мужчина.
И оратор первейший. Завсегда остро говорит по существу дня.
Оратор простёр руку вперёд и начал речь.
И когда он произносил надменные слова с иностранным, туманным значением, соседи мои сурово кивали головами. Причём
26
второй сосед строго поглядывал на первого, желая показать, что он
всё же был прав в только что законченном споре.
Трудно, товарищи, говорить по-русски!
Задание 16. Прочитайте стихотворение А. Галича «Старательский вальсок». На основании соединения каких фразеологизмов построено это стихотворение? Какова его главная идея?
Мы давно называемся взрослыми
И не платим мальчишеству дань.
И за кладом на сказочном острове
Не стремимся мы в дальнюю даль.
Ни в пустыню, ни к полюсу холода.
Ни на катере... к этакой матери.
Но поскольку молчание – золото,
То и мы, безусловно, старатели.
Промолчи – попадёшь в богачи!
Промолчи, промолчи, промолчи!
И, не веря ни сердцу, ни разуму,
Для надёжности спрятав глаза,
Сколько раз мы молчали по-разному,
Но не против, конечно, а за!
Где теперь крикуны и печальники?
Отшумели и сгинули смолоду…
А молчальники вышли в начальники,
Потому что молчание – золото.
Промолчи – попадёшь в первачи!
Промолчи, промолчи, промолчи!
И теперь, когда стали мы первыми,
Нас заела речей маята,
Но под всеми словесными перлами
Проступает пятном немота.
27
Пусть другие кричат от отчаяния,
От обиды, от боли, от холода!
Мы-то знаем – доходней молчание,
Потому что молчание – золото!
Вот как просто попасть в богачи,
Вот как просто попасть в первачи,
Вот как просто попасть в – палачи:
Промолчи, промолчи, промолчи!
28
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
264 Кб
Теги
zadanija, milevskaja, kult, rechi2010
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа