close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Voznjak Petrovskoe barokk

код для вставкиСкачать
Е. Р. ВОЗНЯК
АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ
И ДЕТАЛИ ФАСАДОВ ЗДАНИЙ
ПЕТРОВСКОГО БАРОККО
Министерство образования и науки
Российской Федерации
Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет
Е. Р. ВОЗНЯК
АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ И ДЕТАЛИ ФАСАДОВ
ЗДАНИЙ ПЕТРОВСКОГО БАРОККО
Практическое пособие
Санкт-Петербург
2016
УДК 72.034
Рецензенты: д-р архит., профессор С. В. Семенцов (СПбГАСУ); зам. нач. Управления охраны объектов культурного наследия, начальник Центральных районов КГИОП Правительства
Санкт-Петербурга Е. А. Козырева
Возняк, Е. Р.
Архитектурные формы и детали фасадов зданий петровского барокко : практическое пособие / Е. Р. Возняк; СПбГАСУ. – СПб., 2016. – 93 с.
ISBN 978-5-9227-0714-5
Описываются архитектурные формы фасадов зданий петровского барокко. Изменение
формообразования фасадных деталей является важнейшей частью истории архитектуры,
во многом определяющей архитектурный образ эпохи. В эпоху Петра I закладывались основы
восприятия русскими зодчими европейской ордерной архитектуры. В результате многие архитектурные формы имеют характерные черты, присущие только этому периоду. Описываются
особенности построения обломов, карнизов, колонного ордера, деталей оформления поля
стены, обрамления проемов и т. д. Выявлены индивидуальные особенности прорисовки
архитектурных форм крупнейшими архитекторами периода: Д. Трезини, Ж.-Б. Леблоном,
Н. Микетти.
Предназначено для архитекторов-реставраторов, обучающихся по специальности
07.04.02 «Реконструкция и реставрация архитектурного наследия».
Табл. 8. Ил. 35. Библиогр.: 26 назв.
Автор благодарит за помощь Анну Чалдышкину, а также всех студентов кафедры
РАНН СПбГАСУ, участвовавших в сборе материала для данного пособия.
Особая благодарность научному руководителю, декану АФ СПбГАСУ Сергею
Владимировичу Семенцову.
Рекомендовано Редакционно-издательским советом СПбГАСУ в качестве практического пособия.
ISBN 978-5-9227-0714-5
© Е. Р. Возняк, 2016
© Санкт-Петербургский государственный
архитектурно-строительный университет, 2016
Оглавление
Введение............................................................................................................................................ 4
1. Ведущие архитекторы петровского барокко и их важнейшие проекты.................................. 6
2. Классификация деталей фасадов зданий.................................................................................. 15
3. Композиционные принципы построения фасадов петровского барокко.............................. 17
4. Архитектурные обломы.............................................................................................................. 24
5. Особенности построения колонного ордера............................................................................ 26
6. Горизонтальные членения фасада............................................................................................. 36
7. Вертикальные членения стен..................................................................................................... 39
8. Элементы оформления поля стены........................................................................................... 41
9. Верхние завершения зданий...................................................................................................... 48
10. Окна............................................................................................................................................ 55
11. Двери и порталы........................................................................................................................ 63
12. Балконы...................................................................................................................................... 70
Заключение...................................................................................................................................... 76
Рекомендуемая литература............................................................................................................. 79
Приложение. Примеры архитектурной графики начала XVIII века.......................................... 81
3
Введение
Петровское барокко – самобытный и короткий период в истории Петербурга. «Стиль
архитектуры конца XVII – начала XVIII в. часто называют барокко («петровское» или
«петербургское» барокко). Это определение можно принять как условное, подчеркнув
глубокое генетическое и феноменологическое отличие петровского стиля от европейского (особенно итальянского) барокко…» [1, с. 294]. Началом петровского барокко
в Петербурге следует принять год основания Петербурга (1703 г.), далее стилевой период развивается во время правления Петра I, продолжается по инерции несколько лет
после его смерти во время коротких правлений Екатерины I и Петра II. Заканчивается данный стилевой период вступлением на престол Анны Иоанновны и приездом ее
в Петербург (1732 г.).
Санкт-Петербург был задуман как современный город, построенный по теоретическим установкам европейской архитектуры. Трактат Андреа Палладио «Четыре книги
об архитектуре» перевел на русский язык стольник Долгоруков еще в 1699 г. [2, с. 31].
«Архитектура цивильная Выбрана из Паладиуша славного Архитекта и из иных многих Архи­текторов славных от математика и Архитекта Кашпора Векя писана в Венеции лета 1609 года…» [3]. В 1709, а затем в 1712 году издан трактат Дж. Виньолы под
названием «Правило о пяти чинех архитектуры...» [2, с. 37]. Труды Виньолы и Палладио были настольными книгами не только архитектурных учеников, но и давно
практикующих зодчих. Издавались в Петербурге в начале XVIII века «книги (с иллюстрациями) по фортификации, строительству крепостей, речных укреплений – переводы последних и, пожалуй, лучших, наиболее известных сочинений рубежа столетий…
работы Э. Ф. Боргсдорфа, Буйе, Г. Римплера, М. Кугорна, Ф. Блонделя и Л. Х. Штурма»
[2, с. 36]. В петровское время приток архитектурной литературы резко увеличивается
за счет как оригинальных, так и переведенных книг, увражей, гравюр с изображениями Парижа, Версаля, Лондона, Вены и других городов.
Особенностью этой эпохи является то, что, ориентируясь на европейское зодчество, западные архитекторы создавали в Петербурге уникальную и самобытную архитектуру. По мнению архитекторов, непревзойденными образцами для подражания
являлись здания итальянского Возрождения и барокко. «…Склонности к барокко
совпали, в целом, с теми тенденциями, которые находились как бы “на поверхности” архитектурной жизни Западной Европы рубежа столетий, а потому бывшими
наиболее доступными, понятными. Это – тенденция позднебарочного толка. Их-то
и представляли мастера, участвовавшие в строительстве Петербурга: Н. Микетти,
ученик и помощник Карло Фонтана, архитектора папы римского; мастер северного
барокко А. Шлютер и Д. Трезини, итальянец по происхождению, много работавший
на севере Европы; И.-Ф. Браунштейн и Т. Швертфегер. Даже француз Ж.-Б. Леблон
4
развивал в своих проектах не классицизм в точном понимании этого слова, а свойственную французской архитектуре конца XVII столетия линию барочного классицизма» [2, с. 54]. Петр I хотел видеть архитектуру ближе к голландской и немецкой
традиции. Известен факт, когда он не разрешил Ивану Коробову – пенсионеру, отправленному учиться в Голландию, – переехать в другие страны. Отказ же он мотивировал так: во Франции и Италии «строения здешней ситуации противные места
имеют, а сходне голландския. Того ради надобно тебе в Голландии жить... и выучиться маниру голландской архитектуры...» [4, с. 42]. И далее он пояснял, что это
за «манира»: «…а особливо фундаментам, которые нужны здесь; ибо равную ситуацию имеют для низости стен, к тому же огородам препорции, как их размеряй,
и украшать, как лесом, так и всякими фигурами, чего нигде в свете столько хорошо
делать не умеют, как в Голландии, и я ничего так не требую, как сего; также и слюзному делу обучиться надлежит, какое зело нужно, того ради, отложа все, предписанному учись» [4, с. 42]. Можно найти в архитектуре петровского барокко отголоски
московской традиции XVII века. Но с каждым годом формировался и все более оттачивался свой собственный архитектурный вкус и стиль. Сейчас, по прошествии
веков, видно, что это своеобразие и составляет ценность и гордость той эпохи.
При анализе архитектурных форм фасадов петровского барокко следует опираться на изучение сохранившихся исторических памятников того времени (обязательно
учитывая их сложную историю и возможные искажения в ходе последующих перестроек, авторских чертежей и рисунков архитекторов этого времени), фиксационных
чертежей и гравюр первой половины XVIII века. Трудность изучения деталей фасадов
этого периода связана с их плохой сохранностью и сложностью подтверждения достоверности существующих элементов. Штукатурные элементы и детали, выполненные из мягкого известняка, много раз подновлялись и ремонтировались. Авторские
чертежи с изображением деталей в крупном масштабе почти не сохранились. Достоверность каждого фасада и каждого элемента следует определять отдельно и часто
с достаточной степенью обобщения. Только совокупность сбора большого объема материала дает возможность сделать обобщенные выводы по системе и стилистике архитектурных форм петровского барокко.
5
1. Ведущие архитекторы петровского барокко
и их важнейшие проекты
Ведущими архитекторами, работавшими в период петровского барокко в СанктПетербурге, были иностранцы, приглашенные Петром I. Это итальянцы Д. Трезини,
Дж. Фонтана, Г. Киавери; немцы Г. Шедель, А. Шлютер, И. Браунштейн, Г. Маттарнови, Н. Гербель, Т. Швертфегер; французы Ж.-Б. Леблон, Н. Микетти; голландец
Ст. ван Звиттен. Русские молодые архитекторы Земцов и Коробов, осваивающие
науку европейской архитектуры, только начинали свою творческую деятельность.
На рис. 1 проведена сравнительная периодизация творческой работы в СанктПетербурге крупнейших архитекторов этого периода, где отмечены время начала
и окончания их активной деятельности в городе, а также периоды правления императоров и условная граница окончания стиля.
Петровское барокко
.
Рис. 1. Периодизация творчества крупнейших архитекторов в Санкт-Петербурге
в период петровского барокко (составлено по методу акад. Т. А. Славиной)
6
Определить творческий метод и индивидуальность почерка архитектора возможно
на основе изучения авторских чертежей, а также сравнения проектных решений с осуществленными постройками. До наших дней дошли чертежи архитекторов Д. Трезини, И. Браунштейна, Ж.-Б. Леблона, Н. Микетти, Г. Маттарнови. По этим чертежам
можно судить как о графическом мастерстве и, следовательно, об образовании зодчего, так и о стилевом направлении творчества.
Доменико Джованни Трезини (1670–1734) – самый плодовитый и деятельный
архитектор петровского барокко – был по происхождению итальянцем, родившимся в Швейцарии. До приезда в Россию он работал в качестве «Capomaster» (старшего мастера зданий) при дворе датского короля Кристиана V [5, с. 9] и не имел звания
архитектора. С 1704 года до самой смерти в 1734 году он работал в России. Масштабы его деятельности огромны. К. В. Малиновский приводит список из более чем ста
его работ [5, с. 135–139]. Важнейшие постройки Д. Трезини и периодизация их строительства приведены на рис. 2.
Рис. 2. Периодизация творчества Доменико Трезини в Санкт-Петербурге
Наиболее значимые постройки Д. Трезини, существенные для рассмотрения системы фасадных элементов: Петровские ворота (стр-во 1714–1729 гг.), Летний дворец
Петра I (стр-во 1710–1714 гг.), первый Зимний дворец Петра I (стр-во 1711–1712 гг.),
Петропавловский собор (стр-во 1712–1733 гг.), здание Двенадцати коллегий (стр-во
1722–1736 гг.), расширение второго Зимнего дворца Петра I (стр-во 1719–1723 гг.),
7
Духовской корпус и Благовещенская церковь Александро-Невской лавры (стр-во 1717–
1722 гг.), проекты образцовых домов (чертежи 1714–1722 гг.), дома Синода на Городовом острове (чертеж 1725 г.). Творческий метод этого архитектора можно наглядно
проиллюстрировать сохранившимися чертежами, выходившими из его мастерской.
Эти чертежи рациональны и просты и выдают уровень профессионального строительного мастера, не имевшего академической подготовки, характерной для европейских
архитекторов начала XVIII века. На чертежах «образцовых» домов четко намечены основные элементы фасадов, но декоративное оформление более чем сдержанно, а все
тяги сведены к простейшим элементам – полкам. На чертежах встречаются окна, обрамленные наличниками с охватывающими угол ушками, – характерный элемент для
петровского барокко. Этот прием не соответствует классическим канонам и у других ведущих архитекторов не встречается. Ордерные пилястры и колонны на чертежах Трезини встречаются редко, ордерные пропорции и детали на них существенно
отличаются от канонических. Д. Трезини упрощенно рисует барочные элементы: балясины имеют острое ребро на пукле, а аттик фронтоном обрамляется эвольвентами.
Тем не менее при сравнении построек Д. Трезини 10-х и 30-х годов XVII века наглядно виден рост профессионального мастерства в изготовлении деталей фасадных элементов (рис. 3).
Жан-Батист Леблон (1679–1719) – французский архитектор, работавший в Петербурге с 1716 по 1719 г., являлся одним их самых высокообразованных зодчих того времени. Как теоретик и иллюстратор архитектуры, Леблон редактировал второе (1710 г.)
и третье (1720 г.) издание «Cours d’architecture de Vignole» Ог.-Ш. д’Авиле [6, 7]. Несмотря на то что в трактате много барочных и даже рокаильных форм, сам Леблон
тяготел к более строгой ордерной архитектуре (рис. 4). Сохранились его чертежи проекта Стрельнинского дворца и образцового дома (1717 г.). Эти классические чертежи
с цветными отмывками представляют собой академический образец архитектурного
чертежа XVIII века. Точность ордерных построений, мелкая деталировка элементов
отличает его графику фасадов. Некоторые детали, например люкарны проекта образцового дома для Санкт-Петербурга, являются прямыми цитатами из трактата «Cours
d’architecture» [6, с. 142].
Николо Микетти (1675–1759) – итальянский архитектор, работал в СанктПетербурге в 1718–1724 гг. Он учился и работал помощником у Карло Фонтана, крупнейшего мастера римского барокко, после смерти учителя достраивал его объекты.
На сохранившихся авторских чертежах можно видеть работу высококлассного барочного архитектора начала XVIII века. Профессиональный уровень соответствует Ж.-Б. Леблону, но его отличает большая склонность к барочным элементам: изогнутой линии
фасадов, скульптуре на парапете, сложным картушам, вертикальным кронштейнам на аттике, замысловатым завершениям башенок и т. д. Чертежи мастерской Н. Микетти – проект Стрельнинского дворца (1719 г.), церковь на стрелке Васильевского острова (1723 г.)
и маяк в Кронштадте (1721–1722 гг.) – наглядно демонстрируют его творческий стиль,
отличающийся от более сдержанной общей тенденции петровского барокко (рис. 5).
Особую группу архитекторов, особенно много создавших для Санкт-Петербурга,
составляют немцы А. Шлютер и его два ученика Г. Маттарнови и И. Браунштейн. Периоды активной деятельности и наиболее значительные постройки этих архитекторов
указаны на рис. 6 и 7.
8
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Доменико Трезини
Проект двухэтажного каменного дома, 1720-е гг.,чертеж
Балконы дома Синода на Городовом острове, фрагмент чертежа 1725 г.
Триумфальные ворота,
рис. неизвестного, 1730–40 гг.
Крыльцо дома Синода, фрагмент чертежа 1725 г.
Проект образцового дома,
фрагмент гравюры П. Пикарта 1714 г.
Рис. 3. Чертежи архитектурных фасадных форм мастерской Доменико Трезини
9
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Жан-Батист Леблон
А. Авильер. Чертеж импоста из «Курса архитектуры»
под редакцией Ж.-Б. Леблона, 1710 г.
Образцовый двухэтажный дом,
1717 г., гравюра А. И. Ростовцева
Павильон «Водный Замок»
в Стрельне, чертеж 1717 г.
Дворец в Стрельне,
чертеж фасада к морю, 1717 г.
Рис. 4. Авторские чертежи архитектурных фасадных форм Жан-Батиста Леблона
10
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Николо Микетти
Проект дворца в Стрельне, 1719 г.
Фрагменты проекта
фасада церкви на стрелке
Васильевского острова, 1723 г.
Фрагмент разреза
маяка в Кронштадте,
1721–22 гг.
Рис. 5. Авторские чертежи архитектурных фасадных форм Николо Микетти
11
«
«
»
»
«
»
Рис. 6. Периодизация творчества А. Шлютера, Г. Маттарнови и И.-Ф. Браунштейна
Адреас Шлютер (1659–1714) – профессиональный берлинский архитектор, работавший в Санкт-Петербурге в 1713–1714 гг., участвовал в строительстве Летнего дворца
Петра I, дворца «Монплезир» в Петергофе. Он пригласил двух помощников – Г. Маттарнови и И. Браунштейна, которые в качестве самостоятельных архитекторов продолжили
после его смерти начатые им постройки и построили много собственных зданий.
Георг Иоганн Маттарнови (1660-е – 1719) – скульптор и рисовальщик по образованию [8, с. 44], создал проект второго Зимнего дворца (чертеж 1716 г.) и проект
Кунсткамеры (чертеж 1717–1720 гг.). Сохранившиеся архитектурные чертежи показывают достаточно строгие проекты фасадов с едва намеченными элементами декора. С другой стороны, в государственном Эрмитаже сохранились рисунки Маттарнови
элементов интерьеров – тщательно и богато декорированные эскизы вазы и стеновой
филенки. До наших дней архитектурных деталей фасадов, выполненных по чертежам
Г. Маттарнови, не сохранилось.
12
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Георг Маттарнови, Иоганн Браунштейн
Георг Маттарнови
Проект Кунсткамеры, 1717–1720 гг.
Декоративная ваза, 1714–1719 гг.
Фрагмент чертежа
фасада Зимнего дворца, 1716 г.
Иоганн Браунштейн
Фасад «Марли», 1721 г.
Фрагмент фасада «Эрмитажа», 1722 г.
Фасад «Монплезира»
Рис. 7. Авторские чертежи архитектурных фасадных форм
Г. Маттарнови и И.-Ф. Браунштейна
13
Иоганн Фридрих Браунштейн (1678 – ?) был приглашен в качестве чертежника А. Шлютером в 1714 г. и работал в Санкт-Петербурге до 1728 г. В Германии была
указана его профессия как скульптор [8, с. 57]. И. Браунштейн проектировал и строил
малые дворцы Петергофа – «Марли» (стр-во 1720–1723 гг.), Большую Оранжерею
(1722–1725 гг.), «Эрмитаж» (1721–1724 гг.), участвовал в строительстве Меншиковского
дворца в Ораниенбауме и многих других. Здания И. Браунштейна дошли до наших
времен, пожалуй, в лучшей степени сохранности. Авторские чертежи изображают
детали фасадов достаточно схематично. Тем не менее качество проработки архитектурных форм построенных И. Браунштейном зданий отличается высоким уровнем мастерства, знанием ордерных канонов и тонкостью проработки элементов. В качестве
теоретической основы проработка деталей ближе к немецким аналогам, например
трактату Л. Штурма «Vollständige Anweisung Regierungs- Land- und Rath-Häuser...» [9].
Для анализа архитектурных форм необходимо учитывать и постройки других архитекторов, но делать выводы об индивидуальных методах, стилевых предпочтениях в построении деталей других зодчих из-за отсутствия достаточного количества
авторского графического материала сложно. Особенностью периода петровского барокко является и то, что над многими объектами работали в разные периоды несколько архитекторов, совместно создавая архитектурные произведения. Примером могут
являться истории строительства Кунсткамеры и Александро-Невской лавры. Сменяя
друг друга, архитекторы и заказчики последовательно создавали новый город и новый
стиль.
14
2. Классификация деталей фасадов зданий
Здания петровского барокко построены по западноевропейской традиции, но имеют
существенные особенности, которые и определяют характер архитектурного стиля.
Для выявления этих особенностей необходимо сравнить архитектурные формы петровского барокко с элементами классической ордерной теории архитектурных форм.
Западноевропейская архитектура базируется на классической теории, преподававшейся в учебных заведениях Европы и России в XVII–XVIII вв. и основанной на изучении
античных памятников Древней Греции и Рима, труде римского архитектора М. Витрувия «Десять книг об архитектуре» [10] (единственной сохранившейся античной работе об архитектуре) и трактатах эпохи Возрождения. Основоположниками теории
классицизма были архитекторы Возрождения Л. Б. Альберти, С. Серлио, Дж. Виньола [11], А. Палладио [12] и В. Скамоцци. Н.-Ф. Блондель, один из основателей французской Академии архитектуры, в XVII веке написал обширный трехтомный труд
«Курс архитектуры» [13], содержавший развернутый анализ построения ордерных архитектурных форм. На «Курсе архитектуры» Ф.-Н. Блонделя базировалось обучение
молодых архитекторов того периода и всего XVIII века в целом. В конце XVII – начале XVIII века в разных странах Европы вышло несколько трудов, аналогичных по содержанию и часто даже по названию: «Cours d’architecture» Ог.-Ш. д’Авиле 1710 г. [6],
Л. Штурма 1718 г. [9]. Все эти труды имели определяющее значение для формообразования фасадов зданий европейской архитектуры в целом.
Изучение деталей исторических зданий, в том числе периода петровского барокко, следует начинать с композиционного построения фасада. При этом рассматривается именно
фасад, а не объемно-пространственная композиция здания. Подобное рассмотрение фасада в отрыве от общего решения здания возможно только для сооружений, выполненных по законам классической теории. Далее следует рассматривать детали и элементы
согласно классификации, выработанной в ходе развития теории классических архитектурных форм. Изучение архитектурных форм начиналось с построения простейших элементов – обломов, затем рассматривалось построение ордеров, после чего переходили
к построению архитектурных деталей фасадов. Детали фасадов подразделялись на несколько видов. Вначале на фасаде выделялись горизонтальные и вертикальные элементы
членения стены, затем переходили к элементам обработки поля стены, верхним завершениям зданий и далее – к обрамлениям окон и дверей и т. п. (рис. 8).
Примерно в этом же порядке будут рассмотрены детали петровского барокко. На рис. 9
перечислены элементы фасадов в порядке, соответствующем классической теории: горизонтальные и вертикальные членения, элементы поля стены, окна, балконы, двери.
Далее в каждой группе элементов рассматриваются отдельные виды форм. Так, горизонтальные членения разбиваются на цоколи, венчающие карнизы и меж­этажные
15
Горизонтальные членения
цоколи
венчающие карнизы
межэтажные карнизы
подоконные тяги
второстепенные тяги
Вертикальные членения
Архитектурные
детали
и формы
классических
фасадов
Поле стены
Верхние завершения
Окна
Двери
колонны
пилястры
выступы и раскреповки
лопатки
столбы
цепи и столбы из рустов
контрфорсы
атланты
кариатиды
русты
филенки
ниши
доски и картуши
рельефы, мозаики и т. д.
фронтоны
парапеты
аттики
крыши
купола
Балконы
Рис. 8. Классификация классических архитектурных форм
и второстепенные тяги. Наконец, для каждого вида указываются формы, наиболее
характерные для данного периода. Во время петровского барокко венчающие карнизы делали простые (без зубцов, модульонов или кронштейнов), часто с раскреповкой, которая проходила через весь антаблемент или заканчивалась у слезникового
камня карниза. Прямоугольные окна основных этажей могли быть решены без наличника (чаще всего в рустованной стене), с наличником, с ушками характерных
очертаний (не соответствующих классическим канонам), с сандриком и фронтоном, а также в виде больших витражных окон (особый вид, намного опередивший свое время). Наиболее характерные аттики петровского барокко, как показано
на рис. 9, имели следующие виды: собственно аттик (несколько искаженных пропорций), аттик со сложно изогнутым фронтоном и аттик с треугольным фронтоном,
превратившимся впоследствии в распространенную русскую фасадную форму –
мезонин.
16
3. Композиционные принципы построения фасадов
петровского барокко
Виды, расположение и форма классических архитектурных деталей зависели
от композиционного построения фасада в целом. Для сооружений, построенных
по законам классической теории, можно выделить три последовательных уровня композиционного построения фасадов: общее композиционное решение фасада, выбор
типа ордерного построения фасада, оформление фасада архитектурными декоративными элементами.
Композиционное решение фасадов петровского барокко соответствует общей
классической направленности, но имеет ряд характерных особенностей как на уровне общего композиционного решения фасада, так и на уровне выбора типа ордерного построения фасада. В период петровского барокко можно выделить пять наиболее
характерных типов построения фасадов зданий (рис. 10): 1) компактные симметричные фасады со входом с уровня земли; 2) симметричный фасад с высоким цокольным
этажом и крыльцом; 3) симметричные протяженные фасады дворцовых комплексов
и особо значимых общественных зданий; 4) протяженные фасады, состоящие из повторяющихся типовых корпусов-секций; 5) фасады церквей, построенных по образцам лютеранских кирх с одной или двумя башнями.
Первый тип. Компактные отдельно стоящие фасады со входом с уровня земли,
построенные в соответствии с западной традицией. К этому типу относятся летние
дворцы и некоторые общественные здания. Сохранилось достаточное количество
проектных чертежей таких фасадов, а вот реализованных полностью проектов было
немного. Проще было выдержать палладианское построение фасадов в небольших
летних царских дворцах-павильонах (дворцы «Марли» и «Эрмитаж» в Петергофе,
арх. И. Браунштейн). Здесь желание заказчика видеть европейскую архитектуру сочеталось с преимущественным использованием дворцов в летний период, когда климат
ближе европейскому. В других случаях это сделать было сложнее. Образцовый дом
Ж.-Б. Леблона император Петр I требует исправить сразу после рассмотрения проекта
[5, с. 99]. Откорректированный Д. Трезини проект поднимает первый этаж на высокий
подклет, и фасад здания приближается ко 2-му типу.
Второй тип. Основным типом жилого дома, особняка в петровский период был
дом на высоком цокольном этаже (на подклети) с крыльцом. По русской традиции
пол жилого зимнего дома должен был быть высоко приподнят над отметкой земли,
а под полом жилого этажа было желательно располагать нежилой складской этаж –
погреб. Ко входу дома вело высокое крыльцо. Эта традиция вступала в противоречие
с требованием строить фасады по красной линии – крыльцо выступало за линию или
фасад отступал от нее. Входить с отметки улицы и встраивать подъем на первый этаж
внутрь вестибюля, как это делалось в последующие века, еще не умели или не хотели.
17
18
Верхние
завершения
зданий
Элементы
поля стены
Вертикальные
членения
Горизонтальные
членения
Крыши
Купола
Парапеты
глухие
парапеты
Филенки
вальмовые
аттик
колонна с пилястрой
Картуши
Скульптура
рельеф
Столбы из рустов Цепи из рустов
композ.
пояс
Приемы сочетания
стены и ордера
тройные
пилястры
пилястры
гурт
Межэтажные
и второстепенные тяги
двухъярусные
с фронтоном
Башни
Купола
лучковые
полуфронтоны
Шпили
объемная
скульптура
Фронтоны
Аттики
мезонин треугольные фигурные
Ниши
Лопатки
коринф.
малые
аттик
мансардные
балюстрады
Крыши
антаблемент
раскрепованный
Римские ордера
ризалиты выступы раскреповки
французский руст
Верхние
завершения
стен
цокольный
этаж
простой
карниз
Венчающие карнизы
тоскан.
дорич.
ионич.
Выступы и раскреповки
Русты
Вертикальные
членения
Пилястры
Колонны
простой пьедестал
Цоколь
Система архитектурных форм фасадов петровского барокко
19
Балконы
Двери
Окна
с крыльцом
малые
Решетки
большие
981
Консоли
Балконытеррасы
с крыльцом и портиком
ордерная дверь портик
Балконы на кронштейнах Балконы «французские»
под балконом
большие
Балюстрады
малые
Балконы на портиках
с рельефом
окна на крыше
с архивольтом
Полуциркульные
Полуциркульные
с архивольтом
овальные и круглые
Рис. 9. Система архитектурных форм петровского барокко
Виды
ограждений
консолей
Виды
балконов
лежачих пропорций
Прямоугольные, лучковые
квадратные
витражные
с наличником с сандриком портик с наличником
с окном
с портиком
Портальные
композиции
Двери
Окна
второстепенных
этажей
Прямоугольные, лучковые
без наличника с наличником и ушками с сандриком
Окна
основных
этажей
1-й тип
2-й тип
3-й тип
4-й тип
5 тип
5-й
тип
Рис. 10. Общее композиционное решение фасадов
20
Образцовые проекты первоначально не учитывали эту особенность и в реальном строительстве были подкорректированы. Жилые дома «на подклети» петровского барокко имели симметричное решение: входное крыльцо размещалось по центру фасада,
на кровле по центральной оси часто делали мезонин. Если дом был достаточно протяженным, то делали выступы – ризалиты, что позволяло создать перед домом двор –
курдонер и спрятать крыльцо. Еще более протяженный по фасаду дом имел выступ
по центру, что создавало трехчастную композицию. По этому принципу были построены Кикины палаты (арх. А. Штаунберг, реконстр. И. Н. Бенуа), Меншиковский дворец
на В. О. (арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель), первый Зимний дворец (арх. Д. Трезини)
и первый Петергофский дворец (арх. И. Браунштейн, Ж.-Б. Леблон, Н. Микетти).
Третий тип. Фасадам дворцовых комплексов, особо значимых общественных зданий придавали сильно вытянутые, симметричные силуэты. Центр фасада выделялся высоко возносящейся башенкой с главкой и шпилем. Боковые части понижались
и силуэт вытягивался по горизонтали. Эти корпуса могли получать в плане полуциркульную форму (в XVIII веке они назывались «циркумференции») или форму каре.
Боковые протяженные галереи дворцовых комплексов замыкались павильонами
с главками. «Монплезир» (арх. А. Шлютер, И. Браунштейн, Н. Микетти) в Петергофе,
дворец Меншикова (арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель, И. Браунштейн) в Ораниенбауме, Кунсткамера (арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов), первое Адмиралтейство в Петербурге были построены по этому принципу.
Четвертый тип. Фасады общественных учреждений могли решаться в виде протяженного здания, состоящего из повторяющихся типовых корпусов-секций. Примыкающие компактные здания создавали «сплошную фасаду» улицы. В этих зданиях удивляет
монотонность повторяющегося ритма, отсутствие центральной симметрии и выделения центра композиции. В здании Двенадцати коллегий (арх. Д. Трезини) в двенадцати корпусах, вытянутых в линию, были размещены коллегии (министерства), Сенат
и Синод. Аналогично построен Гостиный двор (арх. Д. Трезини) на Васильевском
острове. На рисунке О. Эллигера 1733–1734 гг. [5, c. 70] видно, что даже крыши на каждом корпусе Гостиного двора были самостоятельные четырехскатные. К 1750-м годам
(гравюра И. П. Елякова [5, c. 72]) из-за образования снежных мешков здание перекрыли общей крышей.
Пятый тип. Фасады церквей были построены по образцам лютеранских кирх
с одной или двумя башнями над западным входом. Церкви петровского времени –
храмы зального типа, трехнефные, своды равной высоты. Колокольня (иногда встречаются даже двухбашенные композиции) на западном фасаде храма имеет ярусную
структуру и заканчивается шпилем. Над алтарной частью церкви ставили небольшой
купол с фонариком, без выделения поперечного трансепта. Крупнейшей постройкой этого типа стал собор св. Петра и Павла, возведенный по проекту Д. Трезини.
По этому же образцу было построено много деревянных церквей. Нехарактерный для
русских храмов объем впоследствии часто обрастал пристройками приделов. Такими были Троицкий собор на Петроградской стороне и первый деревянный Самсоньевский и Исаакиевский соборы.
Четыре из пяти композиционных типов перечисленных фасадов уникальны для
Санкт-Петербурга. В последующие периоды композиционные решения зданий приблизятся к европейской традиции. Дома с крыльцами будут перестроены, слишком
21
протяженные дворцы подрастут вверх, ритмично повторяющиеся объемы казенных
зданий больше не встречаются, а объемно-пространственное решение церквей приблизят к православной традиции.
Второй уровень композиционного построения фасадов подразумевает выбор типа
ордерного построения фасада. Использовались все шесть типов ордерного построения фасада: безордерная композиция, ордерная композиция одноэтажного здания,
поэтажный ордер многоэтажного фасада, ордер на цокольном этаже, колоссальный
ордер, колоссальный ордер на цокольном этаже (рис. 11).
Своеобразие эпохи накладывало отпечаток на выбранные схемы. Фасады, решенные на основе безордерной композиции, встречаются достаточно часто. Это были
простые фасады со столбами рустов по бокам, без межэтажных тяг. На гладком поле
стены фасада выделяются окна с характерными наличниками с ушками. Так решены
Летний дворец Петра I (арх. Д. Трезини, А. Шлютер), Кунсткамера (арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов), многие обывательские дома.
Фасады, решенные на основе одноэтажного ордера, применялись для оформления
боковых галерей дворцовых комплексов, имевших сильно вытянутые симметричные
силуэты. Ордерными одноэтажными аркадами решены боковые галереи «Монплезира» и «полуциркули» дворца Меншикова в Ораниенбауме (арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель, И. Браунштейн).
Поэтажный ордер многоэтажного ордера обычно решался в виде плоских пилястр, которые опирались на слабо выступающие поэтажные тяги. Несмотря на то
что прорисовка ордерных элементов часто была далека от классических канонов
и очень упрощена, правило «суперпозиции», то есть правило размещения ордерных
колоннад от легких ордеров внизу к тяжелым наверху, всегда соблюдалось. Меншиковский дворец на первом этаже имеет ионический ордер, на втором – коринфский, на третьем – упрощенный композитный. Колокольня Петропавловского собора
имеет четыре яруса: дорический, ионический, коринфский и композитный ордера
соответственно.
Фасады многих зданий петровского барокко оформлены пилястрами колоссального ордера. Это решение позволяло сделать фасад зрительно компактнее, выше
и представительнее. Пилястры делали в основном коринфского ордера. Так оформлялись фасады павильона «Эрмитаж» (арх. И. Браунштейн) в Петергофе, дворец
в Стрельне (арх. Н. Микетти), Зал торжествований в Летнем саду (арх. М. Земцов) и т. д.
Колоссальный ордер мог опираться и на цокольный этаж. Стены цокольного
этажа могли быть гладкими (Стрельнинский дворец, арх. Н. Микетти), оформлены
протяженными ленточными рустами (Благовещенская церковь в Александро-Невской
лавре, арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер) или решены как аркада с рустованными лопатками (здание Двенадцати коллегий, арх. Д. Трезини).
Все типы декоративного оформления фасадов петровского барокко давали относительно простой в осуществлении, ясный и четкий по рисунку результат, приближавший здания молодого Петербурга к архитектуре Западной Европы.
22
Безордерная композиция
Ордерная композиция одноэтажного здания
Поэтажный ордер
Ордер на цокольном этаже
Колоссальный ордер
Колоссальный ордер на цокольном этаже
Рис. 11. Типы ордерного построения фасадов петровского барокко
23
4. Архитектурные обломы
Архитектурные обломы первых тридцати лет после основания Петербурга носят
черты переходного периода, когда ордерная архитектура еще только изучалась русскими строителями. Здесь встречаются и грубые упрощения, где сложные классические
профили сводятся до примитивных полок, и правильные римские обломы, и вытянутые валики барочных обломов. Изучение обломов начала XVIII века осложняется их
плохой сохранностью. Профили, выполненные из известкового раствора, много раз
перетягивались, а подлинные штукатурные тяги не сохранились. Авторских чертежей
XVIII века, на которых можно рассмотреть изображения мелких деталей, – единицы. Каменные обломы, дошедшие до нашего времени, встречаются достаточно редко
и, как правило, в плохом состоянии. Реставратор Петропавловского собора С. Наливкина пишет: «Его стены хотели сложить из кирпича, оштукатурить и покрасить,
а архитектурный декор – тяги, базы и капители пилястр – выполнить из камня – светло-желтого доломита, что нашли у деревни Елизаветино под Петербургом. Но, поняв
вскоре, что мягкий елизаветинский камень плох для влажной петербургской погоды,
решили вести строительство из кирпича, а все уже выполненное из доломита – оштукатурить и покрасить» [14]. Эти первоначальные каменные тяги были найдены в ходе
реставрации на восточном фасаде Петропавловского собора. Тем не менее сложность
изучения первых профилей нельзя считать основанием для отказа от выявления хотя
бы основных закономерностей характера обломов петровской поры.
Обломы этого периода крупные, лаконичные и четкие (рис. 12). Относительно немного каблучков и гуськов, предпочтения отдаются валикам, выкружкам и четверным
валикам. По стилистике эти обломы ближе не к итальянским образцам эпохи Возрождения Дж. Виньолы или А. Палладио, а скорее к немецкому теоретику XVII века
Л. Штурму [9]. Лаконичный трактат этого автора был популярен в первой половине
XVIII века в России и рекомендовался для изучения и подражания [2]. Встречаются
как правильные римские обломы, так и барочные валики. Среди элементов выделяется повторяющийся элемент – под сильно выступающим каким-либо обломом (эхином или полкой) стоит валик с полочкой. В этом случае над валиком образуется резкая
тень. Тонкую резкую тень над валиком можно увидеть и в карнизах, и в архитравах.
Эта мелкая деталь является предвестником существенных изменений, которые произойдут с обломами в последующий барочный период.
Профили (гзимсы) петровского барокко выполняются часто с большими нарушениями и отклонениями от канонов. Например, простейший составной элемент – астрагал
на фасаде «Монплезира» – выполнен в трех вариантах и все три варианта не соответствуют каноническому правилу. Не встретить в этот период сложных элементов,
таких как зубцы, модульоны, кронштейны. Все эти нарушения приводят к тому, что
в этот период нет ни одного ордерного элемента, точно соответствующего правилам
24
теоретиков Возрождения. Наиболее сложные из сохранившихся гзимсов той эпохи
принадлежат И. Браунштейну (павильоны «Эрмитаж» и «Марли» в Петергофе). Профили Д. Трезини на фасадах Летнего дворца Петра I и Духовского корпуса Александро-Невской лавры гораздо проще, они состоят из гораздо меньшего числа обломов.
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Обломы и гзимсы
Аттическая база
Карниз
Первоначальный профиль карниза
(тесаный кирпич) затирается
тонким слоем известкового
раствора
Кирпичная
стена
Каменная
база
Тянутый
позднейший профиль
Дворец «Монплезир», карниз западной галереи северного фасада,
обмерный чертеж, стр-во 1714–1723 гг., арх. А. Шлютер, И. Браунштейн
Капитель колонны
Петровские ворота, стр-во 1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Дворец «Марли», карниз камина,
обмерный чертеж,
стр-во 1720–1723 гг., арх. И.Браунштейн
Рис. 12. Обломы и профили петровского барокко
25
5. Особенности построения колонного ордера
В период петровского барокко происходит становление русского классического
колонного ордера. Ощущается нехватка как архитекторов, способных нарисовать
правильный колонный ордер, так и строительных мастеров, способных его выполнить. В обывательских зданиях ордер заменяют лопатки или столбы из рустов. Дворцы и соборы чаще украшают пилястры, которые проще в изготовлении, и очень редко
возводятся настоящие колонны с энтазисом. Известно, что колонны портика Петропавловского собора были привезены из-за границы и несколько лет дожидались
окончания строительства собора. «В 1729 году у западных и южных дверей были
поставлены 16 мраморных колонн, ранее привезенных из Европы и хранившихся
впрок на складах в Летнем саду и в Петергофе» [5, с. 112], [15]. Среди архитектурной графики того периода встречаются как профессионально выполненные чертежи ордеров (например, фасады дворца в Стрельне Ж.-Б. Леблона), так и странные
искаженные колонны, например на чертежах триумфальных ворот, приписываемых
мастерской Д. Трезини. Образованные архитекторы, приехавшие по приглашению
Петра I из западной Европы, такие как Ж.-Б. Леблон и Н. Микетти, сталкивались
с невозможностью выполнить ордерные колонны в реальной действительности
Санкт-Петербурга.
И. Браунштейн добивался тонкой деталировки и высокого профессионального мастерства при реализации своих проектов. Д. Трезини, не имевший профессионального классического архитектурного образования, от проекта к проекту повышал
качественный уровень мастерства в прорисовке колонного ордера. М. Земцов был
одним из первых русских архитекторов, освоивших правила построения классического ордера. Хорошо видна общая тенденция повышения уровня мастерства при
строительстве Санкт-Петербурга.
При изучении ордеров петровского барокко особенно остро возникает проблема подлинности ордерных элементов. Большинство памятников не дошло до нашего времени, их можно рассматривать только по чертежам, где ордерные элементы
приведены в мелком масштабе и не позволяют рассмотреть детали. Сохранившиеся здания были много раз перестроены, подлинные элементы петровского барокко в лучшем случае много раз подновлялись. Примером может являться отчет
реставраторов о состоянии деталей Петропавловского собора. «Вся поверхность
стен, архитектурных деталей и тяг была покрыта слоем цементной штукатурки,
часть тяг почти полностью выполнена из цемента. Серьезно пострадали исторический известковый штукатурный слой и кирпичная кладка стен. Расчистка требовала большой аккуратности и продвигалась медленно: только на основную часть
восточного фасада ушло 5 месяцев» [14]. По отчетам реставраторов, на дворце
Меншикова в Петербурге «на фасадах дворца сохранилось несколько первоначальных известковых капителей» [16, с. 179]. Тем не менее анализ общих черт
26
ордеров сохранившихся памятников и изучение чертежей того времени позволяют определить общие наиболее характерные черты ордеров петровского барокко.
В период петровского барокко использовались все пять римских ордеров, однако
композитный ордер встречался редко. Наиболее широко применялись тосканский
(поразительно похожий на дорический) и коринфский ордера. Основной ордерной
фасадной формой были пилястры (табл. 1).
Таблица 1. Ордера петровского барокко
Римские ордера
D
D
D
Тосканский
ордер
Дорический
ордер
Ионический
ордер
Коринфский
ордер
Композитный
ордер
Приемы сочетания стены и ордера
пилястры
тройные пилястры
колонна с пилястрой
Тосканский ордер ставили в виде пилястр на первых этажах зданий, сам ордер
рисовали очень свободно, и он имел множество отклонений от канона (рис. 13). Пропорции и элементы часто искажались, так что иногда сложно определить какой это
ордер – тосканский или дорический. Пилястры дворца «Монплезир» (арх. А. Шлютер, И. Браунштейн, Н. Микетти) в Петергофе, оформляющие боковые крылья дворца
и центральный корпус, имеют отношение высоты к ширине 1 : 12, что никак не соответствует тосканскому ордеру. Эти колонны тоньше даже коринфского ордера. Обе
пилястры украшены рустами. База по рисунку приближена к аттической. Капитель
высокая, у боковых корпусов она равна ширине пилястры, то есть два модуля. Высота антаблемента сильно уменьшена. На центральном фасаде антаблемент несколько менее 1/5 высоты колонны, на боковых крыльях – менее 1/6. Архитрав уменьшен
по высоте и значительно меньше фриза. Карниз, наоборот, увеличен и имеет очень
мелкое дробление по сравнению с традиционным решением. Пилястры раскрепованы. У боковых корпусов раскреповка заканчивается под слезником карниза, на центральном корпусе раскреповка проходит сквозь весь ордер.
Пилястры первого этажа Большой Оранжереи (арх. И. Браунштейн) в Петергофе
более соответствуют каноническим пропорциям. Высота пилястр равна девяти их ширинам, что скорее соответствует ионическому ордеру. Высота антаблемента близка
к 1/4 от высоты колонны, что соответствует Дж. Виньоле. Пилястры без раскреповок,
гладкие, без рустов. База – аттическая. Архитрав уменьшен, фриз увеличен. Капитель
27
примерно равна одному модулю. Под базой расположен простой пьедестал, имеющий
форму цокольной тумбы.
Ордер пилястр Петровских ворот Петропавловской крепости соответствует общей
картине. Рустованные колонны вытянуты (более девяти ширин в высоту) и раскрепованы. Узость колон скрадывают прижимающиеся по бокам дополнительные пилястры. Этот прием тройных пилястр в период петровского барокко был широко
распространен. Антаблемент раскрепован целиком на всю высоту, и ордер выглядит совсем по-барочному. База здесь ближе к тосканской. Пьедестал имеет ордерные
формы, оформлен карнизом и плинтом.
Дорический ордер в архитектуре петровского барокко сложно отличить от тосканского ордера (рис. 14). Важнейший отличительный признак – триглифы – не стоят ни
на одной из сохранившихся колонн того времени. На чертеже проекта Ж.-Б. Леблона
Стрельнинского дворца хорошо видны дорические колонны с триглифами, то есть этот
элемент знали, но считали возможным его опускать. Дорические колонны с триглифами существовали на фасадах Грота в Летнем саду (арх. А. Шлютер, Г. Маттарнови).
Тело колонн здесь охватывали русты. Карниз имел трехчастное деление, но модульонов или зубцов в поддерживающей части не видно.
Колонны церковного павильона в Ораниенбауме имеют энтазис от самого основания. Колонны в плане круглые, у стены им соответствуют пилястры. Высота колонн равна девяти нижним диаметрам основания, что соответствует ионическим
пропорциям. База близка по прорисовке к тосканской. Под базой с плинтом расположен высокий плинт, а внизу еще стоит высокая терраса, оформленная в виде
пьедестала. Высота антаблемента составляет 0,23 высоты колонны, что меньше пропорций Дж. Виньолы, больше пропорций А. Палладио. Архитрав и фриз разорваны,
на фризе над местами колонн выделены плоскости, напоминающие триглиф. Карниз
имеет характерную барочную полку в поддерживающей части карниза. По стилистике эти колонны ближе к более поздним эпохам, возможно, этот павильон поправляли во время елизаветинского барокко.
Пилястры Петропавловского собора решены как пучки тройных пилястр. Центральная пилястра прижимается к двум другим, за ней расположенным. Отношение высоты
к ширине пилястр составляет 9 : 1. База аттическая, под базой – пьедестал с несколько
упрощенными формами. Пилястры раскрепованы на всю высоту ордера. Отношение
антаблемента к высоте колонн близко к каноническому. Карниз увеличен по высоте.
Под слезником дополнительная полка вместо канонических зубцов.
Таким образом, можно сделать вывод, что в петровское барокко пропорции тосканского и дорического ордеров колонн колебались от 8 до 12 ширин по высоте, но
чаще были вытянуты. Ордер решался чаще в виде раскрепованных пилястр, раскреповка продолжалась до слезника карниза или охватывала весь ордер целиком. Архитрав всегда мал и занижен по высоте. Базу делали как тосканскую, так и аттическую.
На ствол тосканской и дорической колонны могли одевать русты. Триглифы делали
редко. Карнизы чаще всего простые, но могли быть усложнены при помощи дополнительной барочной полки в поддерживающей части.
Ионический ордер в эпоху Петра I ставили на первых и вторых этажах зданий,
примером тому пилястры первого этажа Меншиковского дворца в Санкт-Петербурге
(арх. Д. М. Фонтана, И. Г. Шедель), пилястры второго этажа Большой Оранжереи
28
D
0.26Н
Н= 9 D
0.194Н
Тосканский ордер
Н=12 D
1/6Н
Н=12 D
0,15Н
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
D
D
Боковой корпус дворца «Монплезир»,
,
стр-во 1714–1723 гг.,
арх. А. Шлютер, И. Браунштейн,
Н. Микетти
Центральный корпус дворца
«Монплезир», стр-во 1714–1723 гг.,
арх. А. Шлютер, И. Браунштейн,
Н. Микетти
Большая Оранжерея
в Петергофе,
стр-во 1722–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Петровские ворота,
стр-во 1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Боковой корпус
дворца «Монплезир»,
стр. 1714–1723 гг.,
арх. А. Шлютер,
И. Браунштейн, Н.Микетти
Рис. 13. Тосканский ордер петровского барокко
29
Дорический ордер
Н= 9 D
Н= 9 D
D
0,23Н
0,23Н
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
D
D
Грот в Летнем саду,
арх. А. Шлютер,
чертеж М . Земцова, 1725–1727 гг.
Петропавловский собор,
стр-во 1713–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Петропавловский собор,
стр-во 1713–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Церковный павильон дворца
Меншикова в Ораниенбауме,
стр-во 1719 г.,
арх. И. Г . Шедель, И. Браунштейн
Рис. 14. Дорический ордер петровского барокко
30
в Петергофе (И. Браунштейн), пилястры второго яруса Петровских ворот (арх. Д. Трезини) (рис. 15). Пропорции ионических колонн делали ближе к классическим, чем
у тосканского и дорического ордеров. Капители всегда делали с «шейкой» по образцу
колонн Микеланджело, волюты капители украшали гирлянды листьев и цветов.
Пилястры второго этажа церкви Благовещения (арх. Д. Трезини, К. Конрад,
Т. Швертфегер) в Александро-Невской лавре имеют соотношение восемь ширин
к высоте колоны. Пьедестал около 1/5 высоты колонны. Пьедестал имеет карниз
и слабо выраженный плинт. База – аттическая. Капитель с шейкой диагонально выгнута, по краям волют свисают гирлянды цветов. Антаблемент раскрепован на всю
высоту. Архитрав как бы приподнят над капителью небольшой полочкой. По сравнению с классическими традициями архитрав слишком узок, а фриз широк. На фризе
цветом выделена раскреповка в ширину пилястры. В карнизе там, где должны быть
зубцы, стоит барочная полка.
На фасаде Меншиковского дворца в Петербурге ионические пилястры стоят на первом этаже. База – аттическая, вместо пьедестала – простой цоколь из серого известняка. Капитель большая с шейкой, волюты имеют только один виток и соединяются
гирляндами цветов. Антаблемент сильно уменьшен (0,12 высоты пилястры), упрощен
и скорее напоминает гурт или пояс. В целом ордер выглядит достаточно архаичным.
На втором этаже Большой Оранжереи (арх. И. Браунштейн) в Петергофе стоят ионические пилястры. Пилястры близки к каноническим пропорциям: высота пилястры
равна девяти ее ширинам, высота антаблемента составляет 1/5 от высоты пилястры.
Капитель – с шейкой, из глазков свисают гирлянды цветов. На эхине капители видны
ионики. База – аттическая. Антаблемент имеет правленные соотношения частей. Карниз простой, без зубцов. Колонна правильная, не раскрепованная.
Коринфский ордер в эпоху петровского барокко получил широкое распространение
(рис. 16). Фасады первого и второго Зимних дворцов, первого дворца в Петергофе украшал коринфский ордер. Пропорции ордера колебались от 8 до 11 нижних диаметров
колонны. Капители сильно отличались по качеству проработки. Можно сравнить по сохранившимся гравюрам коринфский ордер первого Зимнего дворца (строительство
1711–1712 гг., арх. Д. Трезини) и второго Зимнего дворца (строительство 1719–1723 гг.,
арх. Н. Микетти, Д. Трезини). Даже учитывая неточность изображения на гравюрах,
видно, насколько точнее, правильнее и сложнее стали элементы ордера.
Наиболее близкими к классическим образцам являются пилястры павильона «Эрмитаж» в Петергофе архитектора И. Браунштейна. Высота пилястры чуть вытянута и составляет в высоту 10,7 ширины основания. Под пилястрой стоит ордерный пьедестал
с характерной для коринфского ордера шейкой. База имеет три последовательно увеличивающихся валика и отдаленно напоминает коринфскую базу Дж. Виньолы. Капитель
выполнена по канону, с достаточной степенью деталировки. Антаблемент составляет
канонические 1/4 от высоты колонны. Все три части антаблемента соразмерны. Архитрав и фриз по пропорциям близки к традиционным формам. Карниз – простой, вместо
кронштейнов и зубцов стоит широкая барочная полка. Пилястра лежит на раскрепованном столбе из рустов, и этот прием добавляет легкости и изысканности зданию.
На втором ярусе поэтажного ордера Меншиковского дворца (арх. Дж. Фонтана,
И. Г. Шедель) в Петербурге стоят пилястры коринфского ордера. Эти пилястры гораздо
проще и архаичнее: пилястры короткие, база – тосканская, акантовые листья капители
31
плохо проработаны, вместо антаблемента применен поэтажный гурт. На третьем ярусе
стоят композитные колонны также с искаженными пропорциями и деталями. Композитный ордер в эту эпоху встречается очень редко, и здесь он стоит, видимо, для соблюдения правил «суперпозиции».
Таким образом, сложные ордера (ионический, коринфский и сложный) имели барочное решение. Капитель ионического ордера всегда делали с шейкой. Волюты
украшали свешивающимися гирляндами цветов. Колонны старались делать полные,
с пьедесталом. Зубцов, модульонов или кронштейнов в карнизе не делали, а предпочитали ставить большую полку в поддерживающей части. База обычно аттическая, но
могла быть и тосканская. Коринфский ордер ставили много, для наиболее торжественных фасадов. Сложный ордер делали крайне редко, только на верхних этажах поэтажного ордера.
В этот период наблюдается преобладание плоскостного решения ордера, несколько
вытянутого по высоте. Колонный ордер чаще всего решали в виде пилястр (рис. 17).
Ставили тройные пилястры, т. е. к пилястре прижимали две другие пилястры по бокам.
Встречались отдельно стоящие колонны у стены, на стене им отвечала пилястра. Полуколонн в этот период не делали. Фасады украшают колоннадами, портиками, встречаются и ордерные аркады. Многие ордера раскрепованы, хотя наравне с этим приемом
встречаются и нераскрепованные композиции. Раскреповки имеют небольшой вынос.
Ордера любили сочетать с рустованными элементами: пилястра лежала на рустованной стене, ствол тосканской или дорической колоны охватывали русты.
32
1/5Н
Ионический ордер
Н=9D
Н
Н
8D
8D
0,12Н
0,18 Н
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
D
D
0,2H
D
Благовещенская
Александро-Невская церковь,
стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад,
Т. Швертфегер
1-й этаж,
Меншиковский дворец,
стр-во 1710–1714 гг.,
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель
Большая Оранжерея
в Петергофе,
стр-во 1722–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Рис. 15. Ионический ордер петровского барокко
33
Коринфский ордер
0,34Н
0,13Н
1/4Н
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Первый Зимний
дворец,
стр-во 1711 г.,
арх. Д. Трезини
Н
Н
Н=9,6D
8,8 D
10,7 D
2.45 M
D
D
Павильон «Эрмитаж»
в Петергофе,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
0.29Н
0,28Н
D
2-й этаж,
Меншиковский дворец,
стр. 1710–1714 гг.,
арх. Дж. Фонтана,
И. Г. Шедель
Церковный павильон
Большого Меншиковского
дворца в Ораниенбауме,
стр-во 1711–1727 гг.,
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель,
И. Браунштейн
Рис. 16. Коринфский ордер петровского барокко
34
Второй Зимний
дворец,
стр-во 1716–1725 гг.,
арх. Д. Трезини
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Композитный ордер
Восточный фасад Петропавловского
собора, стр-во 1713–1733 гг.,
арх. Д. Трезини (обмер В. П. Куроедова, 1860 г.)
пилястры
тройные пилястры
колонна с пилястрой
ордерная аркада
3-й этаж,
Меншиковский дворец,
стр-во 1710–1720-е гг.,
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель
Рис. 17. Композитный ордер и примеры ордерных композиций петровского барокко
35
6. Горизонтальные членения фасада
Все горизонтальные тяги петровского барокко соответствовали общим классическим правилам, но имели несколько упрощенные виды (табл. 2, рис. 18). Так, цоколь
решался в виде простого цоколя, цоколя-пьедестала или цокольного этажа. Венчающие карнизы и антаблементы делали простые (без зубцов и кронштейнов) и раскрепованные. Меж­этажные тяги имели вид гурта и пояса.
Таблица 2. Горизонтальные членения фасада петровского барокко
Цоколь
Венчающие карнизы
простой
карниз
зонтальные
нения
простой пьедестал
цокольный
этаж
антаблемент
раскрепованный
Межэтажные
и второстепенные тяги
гурт
пояс
Приемы сочетания
На некоторых чертежах первых лет основания Петербурга еще можно встретить
изображения здания без цоколя (дворец Алексея на Московской стороне, Д. Трезини, 1712 г.). В последующие годы цоколь оказался абсолютно необходимым в петербургском климате. О формах цоколей того времени лучше всего судить по чертежам
XVIII века, так как существующие цоколи в течение последующих веков подвергались постоянным переделкам вместе с повышением культурного слоя. Самым распространенным был простой цоколь, оштукатуренный или облицованный известняком.
Простые цоколи, облицованные плитами известняка, стоят на фасадах Летнего дворца Петра I (арх. Д. Трезини, А. Шлютер), Меншиковского дворца (арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель) на Васильевском острове. Сложный цоколь обычно решался в виде
пьедестала. Цоколь Петровских ворот (арх. Д. Трезини) имел вид упрощенного пьедестала с высоким цоколем. Как пьедестал решены цоколи Петропавловского собора
(арх. Д. Трезини). Достаточно часто встречается оформление подвального помещения и первого этажа под цокольный этаж. Этот этаж мог быть как рустованным (это
сделано на Благовещенской церкви в Александро-Невской лавре, арх. Д. Трезини,
К. Конрад, Т. Швертфегер), так и иметь ровную плоскость стены, как в Стрельнинском дворце (арх. Н. Микетти). Во всех случаях он по-европейски имел свою карнизную тягу (кордон) и свой собственный цоколь.
Венчающие главные карнизы в этот период делали простые, без модульонов,
зубчиков и тем более кронштейнов. На карнизах некоторых зданий не выявлен слезниковый камень, и карниз теряет свою трехчастную классическую структуру (Меншиковский дворец на В. О., арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель, и Духовской корпус
Александро-Невской лавры, арх. Д. Трезини). На других сооружениях (например,
36
Петровские ворота) канонический характер карниза сохранен. На фасадах встречаются как карнизы, так и полные антаблементы. Антаблементы могли быть раскрепованными на всю высоту карниза или иметь особый характерный вид – раскреповка,
заканчивающаяся у слезника карниза. Раскреповку на фризе над колоннами можно
принять за упрощенные триглифы, но эти элементы могли стоять над любым ордером. Такие пластины стоят и над коринфским ордером дворца «Эрмитаж» (арх. И. Браунштейн) в Петергофе, и над ионическим ордером Благовещенской церкви. Карниз,
архитрав, раскреповки на фризе выделялись белым цветом, цвет самого фриза окрашивался в цвет стен.
Межэтажные карнизы и второстепенные горизонтальные членения стены
имели вид простых, грубоватых гуртов и поясов. Меншиковский дворец на В. О.
расчленен при помощи пилястр и межэтажных гуртов, «имеет “кассетнyю” расчлененность фасада на прямоугольники с одним проемом в каждом из них» [17]. Под
межэтажными гуртами расположена колонна, что выглядит неверно с точки зрения
теории ордеров. Колонны согласно ордерной теории должны завершаться антаблементами, а не гуртами, даже если они стоят на нижних этажах. Межэтажный карниз
на дворце «Марли» имеет также переходный вид между гуртом и поясом. Снизу здесь
стоят поддерживающие обломы, раскрепованные над столбами из рустов.
37
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Горизонтальные членения
Горизонтальные членения петровского барокко
пьедестал
простой
Межэтажные и второстепенные тяги
Венчающие карнизы
Цоколь
простой карниз
цокольный этаж
антаблемент
раскрепованный
гурт
пояс
42°
Благовещенская Александро-Невская
церковь, стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер
Павильон «Эрмитаж» в Петергофе,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И . Браунштейн
Дворец «Марли», межэтажный карниз и цоколь,
стр-во 1720–1723 гг., арх. И . Браунштейн
Рис. 18. Горизонтальные членения фасада петровского барокко
38
7. Вертикальные членения стен
В качестве вертикальных членений стен в петровском барокко, помимо колонных
ордеров (которые рассмотрены выше), использовали выступы, лопатки, цепи и столбы из рустов (табл. 3, рис. 19). Сложно назвать элементы вертикального членения фасадов в эту эпоху разнообразными, однако они вполне соответствовали духу времени
и подчеркивали лаконичность и графичность самого стиля петровского барокко.
Таблица 3. Вертикальные членения стены фасадов петровского барокко
Выступы и раскреповки
Лопатки
Столбы из рустов Цепи из рустов
ризалиты выступы раскреповки
Разделение плоскости фасада в первую очередь делали с помощью ризалитов и выступов. Они помогали визуально разбить фасад. Прямоугольные в плане, большие выступы зданий, именуемые ризалитами, позволяли создать перед фасадом парадный
двор – курдонер. Этот прием широко применялся для дворцов той эпохи. Меншиковский дворец на В. О., дворец Петра I в Петергофе, первый Зимний дворец Петра I – все
эти дворцы имели по бокам главного фасада два симметричных ризалита. На плане
Подзорного дворца (арх. Ст. ван Звиттен) в Дубках можно увидеть как ризалиты, так
и типичную для фасадов того времени разбивку небольшими выступами. Раскреповки
для разбивки плоскости фасада применялись редко.
Более мелкое вертикальное членение выполняется с помощью лопаток (лизен). Лопатки создавались путем незначительного выступа кирпичной кладки, и рельеф получался невысоким. Такой тип разбивки по вертикали фасада мы можем наблюдать
на здании Кунсткамеры (арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов), в проекте Зимнего дворца Петра I архитектора Г. Маттарнови, а также в проекте образцового
жилого дома архитектора Ж.-Б. Леблона. Лопатки могли быть простыми или украшены вытянутыми филенками, выделялись цветом, что придавало графичность рисунка
всему фасаду. Особый вид лопаток – фигурные кронштейны. Впервые они применены на аттиковом этаже в Стрельне. Н. Микетти применил здесь барочные вертикальные кронштейны, которые будет впоследствии широко использовать Ф.-Б. Растрелли.
Цепи из рустов можно увидеть только на Летнем дворце Петра I, гораздо большее
распространение получили столбы из рустов. Столбы из рустов ставили как самостоятельные вертикальные членения на первых этажах зданий (дворец «Марли», Двенадцати коллегий, дворец Меншикова в Ораниенбауме). Часто столб из рустов ставили
только на углах, что помогало выделить углы здания, заключив фасад в визуальную
рамку. Русты могли быть окрашены как в цвет поля стены, так и в цвет деталей. Швы
столбов из рустов выделяли, окрашивая в контрастный рустам цвет.
39
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Вертикальные членения
Вертикальные членения петровского барокко
Лопатки
Выступы и раскреповки
ризалиты
выступы
Цепи из рустов
раскреповки
Столб из рустов
Павильон «Эрмитаж»,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Столбы из рустов
Дворец «Марли»,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Лопатки
Цепь из рустов
Летний дворец Петра I,
стр-во 1710–1714 гг.,
арх. Д. Трезини
Ризалиты и выступы
Духовской корпус,
стр-во 1717–1725 гг.,
арх. Д. Трезини,
Т. Швертфегер
Подзорный дворец в Дубках,
чертеж 1722 г.,
арх. Ф. де Вааль, Ст. ван Звиттен
Рис. 19. Вертикальные членения стены фасадов петровского барокко
40
8. Элементы оформления поля стены
Элементами оформления плоскости стен в период петровского барокко являлись
русты, филенки, ниши, картуши, рельефы и скульптура, цвет стен (табл. 4, рис. 20).
Таблица 4. Основные элементы оформления поля стены фасадов петровского барокко
Русты
французский руст
Филенки
Ниши
с рельефом полуцир- прямо- лучковые
простые
фигурные
кульные угольные
Картуши
Скульптура
рельеф
объемная
скульптура
Парапеты
Руст использовался французский, ленточный без вертикальных швов. Так как
на фасадах зданий эпохи Петра I часто можно встретить столб из рустов, то характер ленточного руста не сразу читается. Тем не менее на первом этаже Благовещенской церкви (арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер) Александро-Невской лавры
можно увидеть именно ленточный руст. Поверхность руста могла быть гладкой, как,
например, на фасаде Кунсткамеры, могла быть фактурной под неотшлифованный камень, как в Летнем дворце Петра I, могла приближаться к квадрам, как на Петровских
воротах в Петропавловской крепости. Швы между рустами обычно простые, в сечении прямо­угольные, но сечение швов между рустами дворца Меншикова в Ораниенбауме – сложное, фигурное. «Непрерывные горизонтали руста создают впечатление
усложненной и утяжеленной архитектурной массы… заглушающего звучание прихотливых барочных наличников» [17].
Филенки, которые применялись часто, имели неглубокий рельеф. На фасаде Двенадцати коллегий (арх. Д. Трезини) филенки размещены под окнами и поддерживают вертикальную ось разбивки фасада. Филенки могли быть прямоугольные простые
или со снятыми в 1/4 круга фасками. У Ж.-Б. Леблона на проекте образцового дома
изображены выступающие из плоскости стены филенки. Тем не менее обычно делали западающие филенки, как на фасадах Кикиных палат (арх. А. Штауберт, реконструкция И. Н. Бенуа), Двенадцати коллегий. Филенки выделялись цветом, так как
игра светотени в северном климате при небольшом рельефе не давала необходимой
выразительности. Филенки могли быть украшены рельефными композициями, как
сделано на фасаде Второго Зимнего дворца (проект Г. Маттарнови) и Летнего дворца Петра I.
Для оформления фасадов также использовались ниши. По форме (в плоскости фасада) ниши могли быть полуциркульные, прямоугольные и лучковые, по плану – прямоугольные и полукруглые. Лучковые, прямоугольные в плане ниши стоят вместо окон
на боковых фасадах павильона «Эрмитаж» в Петергофе (арх. И. Браунштейн). Полуциркульные ниши размещены по бокам от главного входа на фасаде Петропавловского
41
собора (арх. Д. Трезини). В полуциркульных нишах Петровских ворот (арх. Д. Трезини) в Петропавловской крепости стоят статуи.
Скульптура являлась неотъемлемой частью украшения фасадов петровского барокко. Многие скульптурные элементы того времени не сохранились, о них можно
судить только по чертежам. Скульптурные элементы, безусловно, добавляют барочный характер всей архитектуре. Скульптура применялась в виде картушей над входами, рельефных композиций в филенках, статуй и ваз на парапетах и фронтонах,
статуй в нишах (рис. 21).
Картуши размещали над входным порталом, на фронтонах и аттиках здания. Картуши были внушительного размера, на них мог быть изображен герб или вензель
с инициалами владельца, как в Меншиковском дворце на Васильевском острове. Над
дверью Летнего дворца Петра I – фигура Минервы (богини мудрости) в окружении победных знамен и военных трофеев. Даже над входом в мазанковую аптеку Д. Трезини
можно увидеть картуш в виде герба Российской империи.
Рельефные и скульптурные композиции можно увидеть гораздо в большем количестве на проектах, чем было выполнено в натуре. Характерна история украшения Петровских ворот в Петропавловской крепости, где на проектном чертеже
видны статуи в нишах и на крыше, рельефы в филенках стен, на аттике и в тимпане фронтона, картуш с двуглавым орлом над въездными воротами. «Согласно
Богданову, эти ворота “названы Петровскими, потому что на них на фронтошпице
поставлен каменной стоячей Образ Святого Апостола Петра... Оные врата устроены преизрядною архитектурою со архитравы и с разными арматурами военными,
и притом четыре басерлевы, каменныя резныя статуи, из которых две статуи стоят
в ничах (нишах), а другие две статуи по сторонам со обоих боков стоящия. Над теми
воротами Герб Российской во образ Пишущаго Орла Двоглавнаго вылит свинцовой, в котором весу имеется шестьдесят осьм пуд дватцать фунтов. Над тем гербом
повыше, в средине четвероуголника, вырезана на деревянных досках и вставлена
история, показующая Симона, Волхва, на небо возносящагося, его же молитвою
своею Святый Апостол Петр свержеонаго с высоты небесной на землю... Еще над
сим повыше, в месте полукружном, изображение образа Господа Савкова, сидящего на облацех... А выше сего, на самом верху ворот, изображен на камне, на пьедестале, стоячий Образ Святаго Апостола Петра с держащими в руках ключами.
По сторонам сего Петра Святаго Образа, по концам фронтошпица, седят два Ангела с трубами. Еще пониже сих Ангелов, подле фронтошпица, по сторонам же, поставлены две статуи во образ жены, одна содержит крест, яко благочестие, и книгу
писанную Слово Божие, другая содержит котву, или якорь, со цветом побеителным, яко крепость”» [5, с. 21]. «…Фигуры и рельефы вначале были вылеплены из
гипса, ибо в первой половине XVIII века понятие “штукатурная работа” означало
художественную лепку. Но в условиях петербургского климата открытые круглый
год всем ветрам, дождям и морозам гипсовые скульптуры не могли быть долговечными, и уже через два с половиной года Канцелярия городовых дел выплачивает деньги “Ивану Прокофьеву с товарыщи четырем человеком у Петровских ворот
в городе за починку двух фигур штукаторною работою, за подделку орла внов штукаторством”» [5, с. 22]. «В 1720 году французским литейным мастером Франсуа
Вассу взамен гипсового “на ворота городские орел свинцовой отлит и вычищен”»
42
[5, с. 23]. В апреле 1725 года Трезини подал доношение «о выливании из свинцу
в санкт питербурхскую фортификацию на Петровские ворота басерлев и фигур»,
в котором писал, что «ежели оные басорлевы и фигуры ныне выливать из свинцу
не будут то надобно вместо двух фигур у тех ворот стоячие в нишах которые деланы были с ысвестью и от морозов повредилис вырезать деревянные и выкрасить
и во оные ниши поставит до того времени как будут вылиты свинцовые» [5, с. 23].
Последний документ об установке скульптур и барельефов датируется 29 апреля
1729 года: «На Петровские ворота статуи доделав и басерливы вырезав поставить».
Из этого понятно, что от отливки барельефов из свинца также отказались и заменили их деревянными [5, с. 23]. «Петровские ворота стали первым примером синтеза архитектуры и скульптуры в Санкт-Петербурге. Именно отсюда берет начало эта
наиболее характерная черта архитектурного облика российской столицы, которая
последовательно воплощалась архитекторами на протяжении двух столетий в Зимнем дворце и Адмиралтействе, Казанском соборе и арке Главного штаба, Публичной
библиотеке и Александринском театре, зданиях Сената и Синода и т. п.» [5, с. 25].
Через два года после постройки Летнего дворца Петр I велел его украсить 28 барельефами по рисункам архитектора А. Шлютера, на которых изображены события Северной войны. «…Барельефы сделаны вовсе не из терракоты, как считалось ранее,
а “намазаны” на кирпичной кладке раствором серой извести, в которой добавлялась
мелкая кирпичная крошка “землянка”. Эта техника намного сложнее, чем отливка
их в мастерской. И свидетельствует о большом искусстве создателей декоративного
оформления дворца» [18, с. 105–106].
Петропавловский собор «стал не только самым большим, но и самым нарядным
зданием столицы. Первоначально он был украшен снаружи 49 вырезанными из дерева
и окрашенными в белый цвет статуями. Согласно проекту надлежало «внизу в ничах
вырезать четыре евангелиста и на фачату церкви достальных апостол и ангелов где
пристойно по чертежу вырезать и четыре зделанные болшие херувимы с крылами
на углы колоколни» [5, c. 30].
В петровское барокко много делали необычных крышных украшений. До нас
дошла корона на дворце Меншикова в Ораниенбауме. К крышным украшениям
можно отнести и знаменитого ангела на шпиле Петропавловской крепости. В мае
1722 года Трезини подал доношение в Канцелярию городовых дел, в котором писал:
«Надлежит ныне делать из листовой меди ангела летающего которой будет поставлен на кугель шпица колоколни святыя церкви Петра и Павла которой будет держать
в руках крест против зделанной модели и рисунку» [5, c. 29]. Рисунок ангела был исполнен Трезини. Подряд на работу получили крестьянин И. Меньшой и серебряного
дела мастер Л. Задубский. Однако когда они представили законченную фигуру ангела, оказалось, что чеканка и пайка были выполнены «весьма плохо и со многими
заплатами... и ежели бы поставить того ангела на шпиц так как ими зделан был и за
тою нетвердостию повредился или весь бы розвалился», поэтому работа была передана Штейнбейсу и Эберхарду, которые, использовав от фигуры, сделанной русскими мастерами, железную арматуру, корпус, шею и голову, изготовили вновь все
недостающие детали, скрепили их между собой шурупами, вызолотили всю фигуру
и крест. Работы по установке на шпиле креста с ангелом и обивка шпиля позолоченными медными листами были завершены в 1724 году [5, c. 30].
43
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Поле стены
Архитектурные формы поля стены петровского барокко
Русты
французские русты
Филенки
Ниши
с рельефом
простые
полуцир- прямо- лучковые
фигурные
кульные угольные
рельеф скульптура
Филенки
Французские русты
Благовещенская
Александро-Невская церковь,
стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер
Картуши Скульптура
Петровские ворота,
стр-во 1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Филенки
Кикины палаты, стр-во 1714–1720 гг.,
арх. А. Штауберт, рест. И . Н. Бенуа
Здание Двенадцати
коллегий, 1722–1742 гг.,
арх. Д. Трезини
Третий Зимний
дворец Петра I,
чертеж 1716 г.,
арх. Г. Маттарнови
Рис. 20. Основные элементы оформления поля стены фасадов петровского барокко
44
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Поле стены
Ниши
полуциркульные
прямоугольные
лучковые
Петровские ворота,
стр-во 1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Картуши
Здание Двенадцати
коллегий, 1722–1742 гг.,
арх. Д. Трезини
Петропавловский собор,
стр-во 1713–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Скульптура
Петровские ворота,
стр-во 1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Мазанковая аптека
на Адмиралтейском острове,
стр-во 1722–1723 гг., арх. Д. Трезини
Подзорный дворец,
чертеж Ф. де Вааля, по проекту Ст. ван Звиттена, 1720-е гг.
Рис. 21. Ниши и скульптурные элементы фасадов петровского барокко
45
Цвет фасадов зданий – одна из наиболее важных стилевых архитектурных характеристик. К сожалению, изучению данного вопроса мешают как сложившиеся стереотипы, так и многочисленные позднейшие перекраски фасадов. В целом ясно, что
цвет основного фона фасада обычно делали теплым, насыщенным. Детали выделяли
белым, охристым и реже коричневым цветом. Цвет фасадов часто имитировал естественные материалы – кирпич и камень.
В 1703 г. в центре Петропавловской крепости Петр Великий заложил деревянную церковь, освященную во имя апостолов Петра и Павла. Она была построена
уже через год и окрашена «под каменный вид желтым мрамором» [14]. Интересна информация, полученная в ходе реставрации каменного Петропавловского собора. Расчистка слоев краски помогла добраться до одних из самых первых слоев.
Выяснилось, что первоначально собор был выкрашен в серый цвет со светло-желтыми деталями на его фоне [14]. «В ходе расчисток покрасочных слоев на фасадах
арх. С. С. Наливкина обнаружила под считавшимся первым – розовым – слоем, датировавшимся 1732 г., еще два слоя краски: ярко-серый (в 1725 г. Д. Трезини просил
отпустить для покраски “краски лазори четыре пуда, белил осьми пуд”) по стенам
и светло-желтый (кадмий желтый средний, сиена натуральная, белила) по пилястрам и архитектурным деталям. Причем второй полностью совпал с цветом елизаветинского доломита части архитектурных деталей собора» [14].
О здании Двенадцати коллегий писали: «Окраска здания – стены красно-коричневого цвета, белые лопатки, пилястры, наличники окон – подчеркивала архитектурные
членения фасада. Поэтому, несмотря на большую протяженность, оно не кажется тяжеловесным и однообразным» [5, с. 67].
В январе следующего 1723 года Трезини составил еще один план Васильевского
острова, на котором «у кого фундаменты сделаны, назначены красною краскою. И что
на фундаментах зачато строить и которые палаты или хоромы построены и покрыты –
начерчены. И на элевации по берегу и каналам каменное строение прикрыто красною
краскою, а по улицам желтою, и вышеупомянутое строение начерчено по берегу, каналам и улицам, только что наличное строение строено, а что во дворех каждаго места
строено – того не назначено» [5, с. 89].
Так же выводы о цветности фасадов можно сделать по гравюрам того времени,
на которых успели запечатлеть вид зданий этой эпохи. Например, по гравюрам можно
определить, что крыши того времени были кирпично-красными, так как выкрашивались красным суриком. Из цветов фасадов чаще встречается песочно-охристый цвет
со светлыми архитектурными деталями. Летний дворец Петра I имеет обратную раскраску – светло-желтый фон и темно-коричневые детали. Цвета большинства зданий не могли быть насыщенными и яркими, какими они станут позже. Дело в том,
что большинство строений были мазанковыми, т. е. покрывались глиняной обмазкой. Глина впитывает в себя пигменты, и они со временем обесцвечиваются, поэтому
можно предположить, что цвет фасадов был блеклым и будто выцветшим.
«После вступления на престол Анны Иоанновны Трезини в сентябре 1730 года доложил в Канцелярию от строений, что “новопостроенные палаты по каналу (Зимней канавке) и по улице маскою (т. е. штукатурные работы) приходят ко окончанию
и оные потому ж раскрасить надлежит” и потребовал для этого “сажи четыре пуда,
вина для терсния одно ведро, вохры светлой и темной пополам двенатцать пуд,
46
мумии (красно-коришевая краска) шесть пуд, белил немецких десять пуд”, т. е. фасад
имел желтый цвет, все детали архитектурной отделки были белыми, а крыша красной» [5, с. 118].
О Константиновском дворце в Стрельне: «Натурные исследования выявили на фасадах семь слоев исторической краски, пять из которых, начиная с первоначального,
представляют собой светлый бежевато-орхистый колер, соответствующий цвету природного камня (известняка)» [19].
Существовала роспись стен «под кирпич», как это было сделано во дворце «Монплезир» и в домике Петра I. Кедринский писал о реставрации домика Петра I: «Гораздо более трудной оказалась реставрация росписи “под кирпич” на стенах здания.
Пробные расчистки показали, что на разных участках сруба нанесено от девяти до
одиннадцати слоев масляных окрасок и шпаклевок. Понятно, что наибольшее количество наслоений имелось на самых старых, первоначальных венцах сруба, а наименьшее – на вставках, сделанных при многочисленных ремонтах; причем при каждой
новой перекраске наблюдались все большие отклонения от расколлеровки петровского времени» [18]. Гессен о Летнем домике: «Это позволило снять с фасадов все
позднейшее укрепление, а когда под досками “пилястр” обнаружились следы первоначальной окраски фасадов под кирпич, было проведено последовательное снятие девяти-одиннадцати слоев масляных покрасок. Несколько покрасок, близких нам
по времени, были также выполнены под кирпич, но совсем иначе, чем первоначальная. У первоначальной покраски “кирпичи” были огромные, в два раза больше натуральных и, соответственно, с толстыми швами. Мазок кисти сочный, с размахом.
Трудно было не заметить такую “кирпичную кладку” даже с другого берега широкой
Невы. Она служила эффектным и убедительным образцом такого рода окраски стен,
предусмотренной петровским указом» [20].
Необходимость выделить еле выступающий из плоскости стены рельеф родила
двуцветность фасадов – обычно светлые архитектурные детали на контрастном фоне.
Использовали насыщенный кирпично-красный, охру и коричневый цвета для фона,
а также белым или цветом слоновой кости выделяли архитектурные детали.
47
9. Верхние завершения зданий
Верхние завершения зданий включают завершения стен (парапеты, фронтоны и т. п.) и, собственно, завершения зданий, такие как крыши, купола и башни.
Для верхнего завершения стен в петровское барокко использовали парапеты, аттики
и фронтоны. Эти элементы имеют яркий барочный характер (табл. 5, рис. 22). Высокие вальмовые и скатные крыши петровского барокко носят влияние средневековых
голландских крыш и французских мансардных крыш эпохи маньеризма. Петровские
высокие крыши разительно контрастируют с классическими традициями построения
кровель, предписывавшими небольшие уклоны крыш и прятавшими крыши за парапетом. Небольшие, малого пролета купола этого периода скорее напоминают башни
и имеют двухъярусное барочное оформление. Яркой особенностью петровской эпохи
были высокие шпили на ярусных башнях.
Таблица 5. Виды верхних завершений зданий петровского барокко
Верхние
завершения
стен
Парапеты
глухие
парапеты
аттик
Аттики
Фронтоны
мезонин треугольные фигурные
аттик
балюстрады
Крыши
с фронтоном
Башни
Крыши
Купола
вальмовые
мансардные
малые
лучковые
полуфронтоны
Купола
Шпили
двухъярусные
Парапет на крыше был новой и редко используемой архитектурной формой. Высокие крыши были модным и стильным явлением. Если парапеты классицизма прикрывали, прятали крышу, то парапеты петровского барокко скорее украшали фасады
наиболее значимых зданий. Интересен пример парапета на павильоне «Эрмитаж»
в Петергофе. В проекте арх. И. Браунштейна можно увидеть невысокий правильный парапет. Крыша опирается на карниз, а парапетная стенка ограждает крышу.
Но на реальной постройке строители не смогли решить практические вопросы: как
спускать воду и снег с крыши, закрытой парапетом. В результате строители просто
приподняли крышу дома и оперли на нее непосредственно парапет. Карниз парапета стал карнизом дома, что в корне противоречит классическому правилу. По тому
же принципу решен парапет Петропавловского собора. Крыша здесь также опирается на глухой парапет. Парапет чуть меньше высоты антаблемента пилястр,
48
расположенных на стенах собора. Парапеты могли украшать (по-барочному обильно) скульптурой. На тумбах парапета Грота в Летнем саду стояли скульптуры, а филенки простенков имели рельефы.
Парапеты в период петровского барокко делали также в виде балюстрад. Балюстрады можно увидеть на проектных чертежах Стрельнинского дворца (арх. Н. Микетти), на фиксационных чертежах XVIII века Меншиковского дворца в Ораниенбауме.
На крышах зданий «Монплезира» и Оранжереи в Петергофе и сейчас стоят балюстрады, но подлинность их прорисовки вызывает сомнения.
Аттики в этот период имеют барочный причудливый характер. Глухой аттик Меншиковского дворца в Петербурге был обильно украшен скульптурами, но по форме
больше походил на парапет. Аттик второго Зимнего дворца (проект расширения дворца Д. Трезини) имел посередине высокий полуфронтон с большим картушем и также
много скульптурных украшений. «Новая центральная часть фасада напоминала трехпролетную триумфальную арку эпохи римских императоров, которая была увенчана
четырьмя аллегорическими “хорошими статуями вокруг большой короны, украшенной корабельным носом (Corona Rostralis)”» [5, c. 41].
На фасаде Стрельнинского дворца можно увидеть аттиковый этаж с вертикальными кронштейнами. Классический аттиковый этаж, форма, введенная еще А. Палладио,
в период петровского барокко более не встречается. Гораздо большее распространение нашла барочная форма – короткий аттиковый этаж с фронтоном. В русской традиции эта форма получила название мезонина. Мезонин стоял на первом Зимнем
дворце Петра I. Встречаются и широко распространенные в Западной Европе барочные композиции из аттика, полуциркульного фронтона и двух эвольвентов по бокам.
Эти композиции можно увидеть и на Петровских воротах Петропавловской крепости,
и на фасадах самого Петропавловского собора.
Фронтоны в этот период делали следующих видов: треугольные, лучковые, лучковые полуфронтоны и фигурные фронтоны (рис. 23). Правильный римский тре­
угольный фронтон стоял на фасаде второго Зимнего дворца (арх. Г. И. Маттарнови).
Сложный большой картуш закрывал нижний горизонтальный карниз, и издали фронтон выглядел полуфронтоном. Треугольный фронтон с очень низким, почти греческим
подъемом стоял на фасаде Меншиковского дворца в Ораниенбауме. Этот фронтон, согласно гравюрам, также украшал большой картуш. Простой лучковый фронтон дворца «Марли» в Петергофе (арх. И. Браунштейн) – простой без заполнения в тимпане.
Лучковые полуфронтоны можно увидеть на павильоне «Эрмитаж» (арх. И. Браунштейн) в Петергофе и на фасадах Благовещенской церкви Александро-Невской лавры
(арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер). Если на боковом фасаде Благовещенской
церкви стоит лучковый полуфронтон, то восточный фасад украшает маленький, почти
полуциркульный полуфронтон. Необычные фигурные формы фронтонов с вогнутыми боковыми гранями стояли на Меншиковском дворце в Петербурге и в Подзорном
дворце Петра I (арх. Ст. ван Звиттен). Эти фронтоны были украшены скульптурами,
картушами или коронами.
49
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Верхние завершения стен
Виды верхних завершений зданий петровского барокко
Парапеты
Верхние
завершения
стен
без
парапета
балюстрады
Фронтоны
Аттики
глухие парапеты
аттики аттики с фронтонами мезонин
Купола
Башни
Крыши
треугольные лучковые
полуфронтоны
фигурные
Шпили
Крыши
Купола
вальмовые
мансардные
малые
Балюстрада
Кунсткамера, стр-во 1717–1720 гг., фиксац. чертеж,
арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов
двухъярусные
Глухие парапеты
Петропавловский собор, стр-во 1713–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Аттик
Меншиковский дворец, арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель,
гравюра А. И. Ростовцева 1716–1717 гг.
Фигурный раскрепованный аттик
Второй Зимний дворец, стр-во 1716–1725 гг.,
арх. Д. Трезини, гравюра Е. Г. Виноградова 1750–1751
. гг.
Грот в Летнем саду, стр-во 1714–1725 гг.,
проект арх. А. Шлютера, фиксац. чертеж М. Г. Земцова 1730 г.
Аттиковый этаж
Дворец в Стрельне, проект арх. Н.Микетти, 1719 г.
Рис. 22. Виды верхних завершений зданий петровского барокко
50
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Верхние завершения стен
Фронтоны
Лучковые полуфронтоны
Треугольный фронтон
Второй Зимний дворец Петра I, чертеж 1716 г.,
арх. Г. Маттарнови
Благовещенская Александро-Невская церковь,
стр-во 1717–1724 гг., арх. Д. Трезини, К. Конрад,
Т. Швертфегер
Фигурные фронтоны
Меншиковский дворец,
гравюра А. И. Ростовцева 1716–1717 гг.
Мезонин
(аттиковый этаж с фронтоном)
Подзорный дворец,
чертеж Ф. де Вааля по проекту Ст. ван Звиттена,
1720-е гг.
Аттик с фронтоном
Петровские ворота, стр .1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Второй Зимний дворец Петра I,
гравюра А. Ф. Зубова 1716 г.,
арх. Д. Трезини
Рис. 23. Фронтоны петровского барокко
51
Крыши в петровское барокко строили скатные вальмовые и мансардные с переломом (рис. 24). Уклон крыш делали большой – 25–40 градусов. Нижние пределы уклона позволяли положить металлические листы, а верхние – крыть крышу черепицей.
В первые десятилетия XVII века крыши делали чаще вальмовые без перелома (образцовые дома и первый Зимний дворец Д. Трезини). Иногда встречаются сложные
ярусные крыши, как на первых проектах Кунсткамеры (арх. Г. Маттарнови) и на проектном рисунке дворца «Монплезир». В 20-е годы XVII века, видимо под французским
влиянием, чаще стали применять мансардные крыши. «Заимствованная из Франции мансардная крыша с переломом и нарядными окнами-люкарнами хорошо вписалась в семейство традиционных сложных крыш. Охотно делают в петровское время
и крыши упругих криволинейных очертаний» [1, с. 294]. Мансардная крыша имела
три ската: нижний окрывал карниз, средний создавал стену мансарды, верхний закрывал крышу. Средний скат делали уклоном около 60 градусов, но на чертеже Д. Трезини
видна почти вертикальная мансардная стена, где уклон составляет более 80 градусов.
Уклон верхнего ската делали около 25 градусов, что удобно с точки зрения эксплуатации в северном климате, но высоко согласно классическим вкусам. Уклон верхнего
ската Ораниенбаумского дворца князя Меншикова был более 35 градусов.
Купола и башни имели небольшой радиус пролета и решались по одному принципу
(см. рис. 24). Восьмигранные в плане, несколько вытянутого эллипсоидного очертания,
они венчались сверху еще одной башенкой. В результате форма становилась ярусной
с ярко выраженным барочным характером. Купол Грота в Летнем саду (арх. А. Шлютер, Г. Маттарнови) снаружи в плане был восьмигранным. В верхней части большого
эллипсоидного купола стояла восьмигранная башенка-фонарик. Купол Благовещенской церкви Александро-Невской лавры (арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер)
стоит на высоком барабане и сверху увенчан дополнительной малой башенкой. Даже
маленькая башенка дворца «Монплезир» благодаря эвольвентам и верхнему украшению воспринимается как ярусное сооружение.
Шпили – характерный элемент эпохи, введенный по прямому указанию императора (см. рис. 24). О строительстве первого Исаакиевского собора говорилось: «В июле
1722 года в Канцелярии городовых дел было получено “Ведение архитектора Трезина по присланному к нему от его императорского величества чертежа рижского шпица
с куполами”, по которому изволил указать Его величество делать в Адмиралтейской
стороне на строящейся церкви Исакия Долмацкого таким образом шпиц и куполы против того чертежа, с которого и отдана архитектору Гербелю копия» [5, с. 52]. На что
Канцелярия определила: «Для дела шпица против присланного чертежа от его императорского величества к архитекту Трезину ис подрядчиковых припасов подрядить
волных людей... и у дела того шпица и куполов быть шпичному мастеру Фанболесу и смотрение иметь архитекту Трезину» [5, с. 52]. Согласно проекту Д. Трезини, колокольня Петропавловского собора завершалась двумя поставленными друг на друга
фонариками, покрытыми куполами, которые увенчивал шпиль. Шпиль первого Адмиралтейства (мастер Харман ван Болос) и шпиль Троицкого деревянного собора
поставлены на ярусную башенную композицию. Верхняя восьмигранная башенка
с барабаном и куполом является основанием для шпиля. Формы петровских шпилей
имели голландские и прибалтийские корни. В зимние месяцы 1717 года начали заготовку стропил для шпиля. 1 мая Трезини рапортовал в Канцелярию городовых дел:
52
«К делу купола и шпица деревянного на башню надобно одного плотника иноземца для связыванья и есть один человек гулящей голландец Гарман Фамболес (Болос)
и ежели ему поведено будет оного голландца взять и он к тому делу возьмет и определит» [5, c. 28]. Этот голландский «шпичного и столярного дела мастер» своими
разнообразными работами на протяжении пятидесяти лет оказал заметное влияние
на формирование внешнего облика Санкт-Петербурга. Болос не только разработал конструкцию 25-метрового шпиля, но и руководил сборкой его деревянной конструкции
на земле, подъемом на 72-метровую высоту и установкой ее на верхнем фонарике колоколов. Шпиль был покрыт листами красной меди и позолочен. «В том же мае 1719 года
Канцелярия городовых дел заключила контракт с рижским мастером Ф. Циферсом
на выковку из красной меди 887 листов размером 120×86 см, а в апреле 1721 года подписала договор с рижскими мастерами И. П. Штейнбейсом, И. В. Эберхардом о золочении изготовленных листов, которое было завершено в ноябре 1723 года» [5, c. 29].
53
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Крыши и купола
Мансардные крыши
Вальмовые крыши
27°
56°
21°
38°
Здание Двенадцати коллегий,
задний фасад,
арх. Д. Трезини, чертеж 1732 г.
Палаты Академии наук,
автор гр. Х. Вортман, 1737 г.
25°
82
°
26°
Проект двухэтажного каменного
дома, 1720-е годы,чертеж,
арх. Д. Трезини
Проект караульни у Аничкова моста,
арх. М. Земцов, 1726 г.
Башни, купола, шпили
Адмиралтейство,
с гравюры А. Зубова 1716 г.,
мастер Х. ван Болос
Петропавловский собор,
стр-во 1712–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Грот в Летнем саду, стр-во 1714–1725 гг., проект арх. А. Шлютера,
фиксац. чертеж М. Г. Земцова 1730 г.
Дворец «Монплезир», стр-во 1714–1723 гг.,
арх. А. Шлютер, И. Браунштейн,
Н. Микетти
Благовещенская Александро-Невская
церковь, стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад,
Т. Швертфегер
Рис. 24. Крыши и купола зданий петровского барокко
54
10. Окна
Окна петровского барокко отличаются своеобразием, которое накладывает отпечаток на весь стиль. Окна просты по оформлению, мы не наблюдаем многих сложных
форм окон, присущих канонам классицизма. Широкие наличники с ушками являются
характерным символом зданий этой эпохи. Причудливые люкарны украшают высокие
мансардные крыши. В этой стилистике решения окон, безусловно, есть и французское, и голландское, и немецкое влияние, но все же своеобразие петербургской архитектуры нельзя не отметить.
На основании сравнительного анализа были выявлены наиболее характерные виды
окон петровского барокко и составлена их классификация (табл. 6). Окна, согласно
классической теории, подразделены на окна основных и второстепенных этажей. Окна
основных этажей петровского барокко всегда были одинарные, сложных составных
окон не делали. Соответственно, окна основных этажей включают только две большие
группы: 1-я группа – прямоугольные и лучковые, 2-я группа – полуциркульные. Окна
прямоугольные и лучковые составляют одну группу, так как их оформление решалось
одинаково. В петровское барокко прямоугольные окна делали чаще, чем лучковые.
Прямоугольные окна основных этажей могли иметь следующее оформление: простое
без наличника, с наличником и ушками, с наличником с сандриком. Полуциркульные
окна имели следующее решение: без наличника, с архивольтом и импостом, ордерное
оформление окна. В этот период существовал и особый вид окон, намного опережавший время, – большие витражные окна.
Окна второстепенных (нижних и верхних) этажей решались по-другому, они могли
иметь формы, близкие к квадрату, прямоугольные формы «лежачих» пропорций,
овальные формы. Распространены были многочисленные крышные окна – мансардные и люкарны.
Таблица 6. Виды окон петровского барокко
Окна
основных
этажей
Окна
второстепенных
этажей
Прямоугольные, лучковые
без наличника с наличником и ушками с сандриком
витражные
Полуциркульные
с архивольтом
окна на крыше
квадратные
лежачих пропорций
овальные и круглые
Прямоугольные окна основных этажей имели пропорции чуть менее или чуть
более двух квадратов (рис. 25, 26). Пропорции окон в полтора квадрата, предельно
55
низкая величина, встречаются редко. Окна Летнего дворца Петра I имеют высоту
чуть выше 1,5 квадратов. Известно письмо Петра I Д. Трезини о проекте образцового дома архитектора Ж.-Б. Леблона: «...понеже по Леблоновым чертежам во всех полатных строениях, а особливо в Петербургских домах окны зело велики, а шпанцы
меж ими малы, для чего ему объявите, чтоб в жилых полатах конечно окны менше
делал, а в салах как хочет, понеже у нас не французский климат» [5, с. 99]. При сравнении чертежей Леблона и Трезини видим, что пропорции окон чертежей Трезини ниже,
простенки больше, а лучковые перемычки заменены на прямоугольные.
Тем не менее встречались окна выше 2,5 квадратов, как, например, окна бокового
фасада Петропавловского собора или на фасаде Кикиных палат. Это было ново и очень
по-европейски и свидетельствовало о барочном характере архитектуры. В архитектурных трактатах периода барокко конца XVII – нач. XVIII века, например в трактате д’Авилье, пропорции окон вытянуты до 2–2,5 квадратов по сравнению с канонами
классицизма.
Окна имели мелкую расстекловку, так как стекло было дорого и сложно в изготовлении. Н. В. Калязина писала о реставрации Меншиковского дворца в Петербурге:
«Обнаружили заложенные при перестройках в 1730-х годах окна, изразцовую отделку,
валик на подоконнике и даже целехонькую фрамугу с осколками старого стекла начала XVIII века, которое получило название “лунного” за его не очень ровную радужную
поверхность. Оно было образцом подлинного первоначального заполнения оконных
проемов с мелкой расстекловкой квадратами, размерами примерно 20×30 сантиметров» [21, с. 73]. Кедринский писал о реставрации Домика Петра I: «Важную роль
в возвращении фасадам здания их первоначального облика сыграла замена дубовых
оконных переплетов, появившихся намного позже, свинцовыми, характерными для начала XVIII века… Для остекления окон Домика Петра I использовалось не обычное современное стекло, а так называемое “лунное”, изготавливавшееся в петровское время.
Технология изготовления этого стекла с неровной, волнистой поверхностью была забыта, но еще в 1948 году ее возродил известный ученый, профессор Ленинградского
технологического института имени Ленсовета П. Н. Качалов, который получил в руководимой им лаборатории опытные образцы такого стекла» [18]. «Исключительно эффектно стали восприниматься оконные заполнения, дубовые переплеты которых были
заменены свинцовыми, с мелкой расстекловкой “лунным” стеклом; ее живая волнистая поверхность стала эстетически поддерживать фасадные поверхности» [20].
Переплеты окон могли быть как железные, так и деревянные. Согласно описи Ораниенбаумского дворца, производившейся в 1728 г., «в оной же палате четыре окошка
в деревянных горбылях, замазанные. В каждом окне по тридцати стекол, в том числе
три штуки разбито, затворы дубовые створные. В каждом окне по четыре штуки з железными задвижками, оные окошки с гирьками свинцовыми» [22, с. 261], и там же
в другой палате «…в ней пять окончин в свинце и в рамах сосновых, в них по сороку
стекол малых штук, при них решетки железные» [22, с. 286].
Простое решение прямоугольных окон без наличника встречается в домах с достаточно пышно оформленными фасадами. Примером могут служить окна Кикиных
палат или окна фасада второго Зимнего дворца (чертеж Г. В. Маттарнови). В обоих
случаях окружающая окно плоскость стены так плотно заполнена пилястрами, филенками, что для обрамления окна не остается места. Наличники не ставили, если
56
окно располагалось на фоне рустованной стены, как это сделано на первом этаже
Благовещенской церкви в Александро-Невской лавре (арх. Д. Трезини, К. Конрад,
Т. Швертфегер).
Характерным элементом эпохи стали окна, обрамленные широким наличником
с ушками. Наличник петровских окон широкий – около 1/5 от ширины проема. Профиль наличника мог быть разным – чаще всего гладкий пояс (павильон «Эрмитаж»,
арх. И. Браунштейн), иногда ставят тонкий гзимс на расстоянии от окна (Летний дворец Петра I), иногда можно увидеть более сложный профиль с обрамляющим валиком (здание Двенадцати коллегий), но всегда профиль наличника далек от канонов.
Рисунок ушек существенно отличается от традиций классицизма. Классические ушки
Дж. Виньолы меньше и расположены только сбоку от проема окна [10, с. 30]. В трудах Л. Штурма, немецкого теоретика, популярного в петровское время, встречаются ушки, охватывающие окно сверху и сбоку [9, с. 22], но здесь они решены гораздо
сдержаннее. Наличники с ушками в петровское барокко делали самой разнообразной
формы. Ушки могли огибать окно сверху или быть приспущены сбоку. Снизу окна
ушки огибали наличник, спускались прямыми выступами вниз, наконец, сам наличник мог иметь прямоугольный выпуск по центру – «фартук». Наличник с ушками мог
иметь также усложнения в виде украшающих деталей в верхней части окна. Под ушками свисали капли или завитки. Капли крепились и снизу под «фартуком», по центру
наличника. Сверху окна мог стоять замковый камень или декоративный рельеф (дворец «Марли» и церковь Благовещения в Александро-Невской лавре). Наличник мог
подниматься вверх в виде дуги полуциркульной или лучковой формы. Здание Двенадцати коллегий имеет на фасаде, в одном ряду окон, и лучковые, и полуциркульные наличники, причем сами окна остаются прямоугольными.
Окна с сандриком украшали фасады важнейших зданий и акцентировали на фасадах главные композиционные центры. Окна с сандриком имели наличник с ушками, а сандрик решался в виде фронтона или полуфронтона сложной формы. Все эти
формы носят индивидуальный барочный характер. Грабарь приводит рисунок Петра I
с изображением сандрика в виде полуциркульного полуфронтона [23, с. 111]. Пример
подобного окна – центральное окно Кикиных палат. Окно имеет лучковый сандрик,
ушки причудливой формы, расположенные как сверху, так и внизу плоского широкого
наличника, подоконную тумбу, оформленную с помощью филенки. Сложный сандрик
в виде аттика, украшенного скульптурным рельефом, стоит над окном Петропавловского собора, а сандрик окон фасада Кунсткамеры (арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель,
Г. Киавери, М. Земцов) был решен в виде треугольного полуфронтона.
Яркой особенностью архитектурных форм петровской эпохи являются большие
окна витражного типа. Большие витражи остекляют проемы дворца «Монплезир»,
огромные окна второго этажа выходят на балкон павильона «Эрмитаж». Стремление
раскрыть внутреннее пространство помещения на окружающую природу намного опережает время, носит барочные черты и будет подхвачено окнами периода Ф.-Б. Растрелли. Витражи – деревянные и имеют расстекловку в виде прямоугольников с размерами
от 20 см. Опись Ораниенбаумского дворца говорит об окнах двух галерей: «…в них четыре окончены по тридцати стекол в окне» [22, с. 286].
Полуциркульные окна делали реже, чем прямоугольные (рис. 27). Пропорции
различны: от 2 до 2,5 квадратов. Расстекловка верхней части полуциркульного окна
57
радиальная, барочная. Полуциркульное окно чаще всего обрамляли простым архивольтом и лопатками с импостом. Так решены первый этаж здания Двенадцати коллегий
и центральное окно образцового дома Ж.-Б. Леблона. Колокольня Петропавловского собора до пожара имела проемы, оформленные архивольтами и импостами, расположенными между пилястрами, что приближает такое решение окна к ордерному.
Правильное оформление окон в виде ордерной аркады имеют окна фасада Большой
Оранжереи в Петергофе (арх. И. Браунштейн).
Окна второстепенных этажей согласно классическим традициям имеют другие
формы и пропорции (рис. 28). Окна цокольного этажа имели пропорции «лежачего»
прямоугольника. Они могли быть прямоугольные и лучковые. Такие окна могли быть
решены без обрамления или оформлены наличником. На отреставрированном фасаде Меншиковского дворца окна в подвал обрамлены простым широким наличником
с ушками. На чертеже 1737 г. фасада Академии наук видны лучковые окна с наличником и замковым камнем.
Окна верхних малых этажей имели пропорции ближе к квадрату. Окна дворца
«Марли» обрамлены наличниками с ушками, замковым камнем и каплями. Окна церкви Благовещения Александро-Невской лавры также имели наличник с ушками и рельефом над фигурной верхней линией наличника.
Овальные окна широко использовались в эпоху петровского барокко. Например,
в Меншиковском дворце горизонтальное овальное окно украшает фронтон над боковыми ризалитами. Окно обрамлено плоским наличником, который к тому же украшен
замковым камнем. Окно в виде вертикального эллипса можно найти над главным входом в Кикины палаты. Эллипсоидные вертикальные окна верхнего этажа дворца Ораниенбаума (арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель, И. Браунштейн) обрамлены наличником
и сандриком в виде треугольного полуфронтона.
Особый интерес в эпоху петровского барокко представляли окна на высоких мансардных крышах. Мансардные окна могли быть решены очень просто, как на чертеже
мазанковой аптеки Д. Трезини, или в виде элегантного лучкового окна с наличниками
с неизменными ушками, как на Оранжерее в Петергофе (арх. И. Браунштейн). Люкарны на образцовом проекте Ж.-Б. Леблона выглядят цитатами из трактата д’Авилье [6].
Люкарны «Монплезира» по построению формы – это сочетание квадратного объема
и круглого окна с добавлением завитков-эвольвентов. Эти волютообразные завитки,
изогнутые карнизики придают люкарнам скульптурный характер, эффектно смотрящийся на фоне темного железа крыши.
58
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Окна
Виды окон петровского барокко
Полуциркульные
Прямоугольные, лучковые
без наличника
Окна
основных
этажей
Окна
второстепенных
этажей
с наличником и ушками
с сандриком
с архивольтом и импостом
витражные
окна на крыше
квадратные
лежачие пропорции
овальные и круглые
Прямоугольные с наличником окна основных этажей
Окна с наличником и ушками
Очертания наличников
2.5В
Окна без наличника
Пропорции
1:2,5
Кикины палаты,
стр-во 1714–1720 гг.,
арх. А. Штауберт, рест. И. Н . Бенуа
L
0,22 L
L
В=0,19 L
Летний дворец Петра I,
стр-во 1710–1714 гг.,
арх. Д. Трезини
5В
Меншиковский дворец, 1710–1720 гг.,
Благовещенская церковь
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель
Александро-Невской лавры,
стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т . Швертфегер
В
Здание Двенадцати
коллегий, 1722–1742 гг.,
арх. Д. Трезини
Дворец «Марли», 1720–1723 гг.,
арх. И. Браунштейн
Благовещенская
Александро-Невская церковь,
стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т . Швертфегер
Рис. 25. Виды окон петровского барокко, прямоугольные окна с наличником
59
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Окна
Прямоугольные окна основных этажей
Окна с сандриком
Кикины палаты,
стр-во 1714–1720 гг.,
арх. А. Штауберт,
рест. И . Н. Бенуа
Петропавловский собор,
стр-во 1713–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Витражные окна
Боковой корпус,
дворец «Монплезир»
,
стр-во 1714–1723 гг.,
арх. А. Шлютер, И. Браунштейн,
Н. Микетти
Благовещенская
Александро-Невская церковь,
стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад,
Т . Швертфегер
Кунсткамера , стр-во 1717–1720 гг.,
арх. Г.Маттарнови
Балконные двери
Павильон «Эрмитаж»
в Петергофе,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Рис. 26. Прямоугольные окна петровского барокко
60
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Окна
Полуциркульные окна основных этажей
Окна с архивольтом и импостом
Здание Двенадцати коллегий,
стр-во 1722–1742 гг.,
арх. Д. Трезини
Ордерное оформление
Большая Оранжерея в Петергофе,
стр-во 1722–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Окна с архивольтом и импостом
Образцовый проект двухэтажного дома,
проект 1717 г., арх. Ж.-Б. Леблон
Подзорный дворец с павильонами, чертеж
Ф. де Вааля по проекту Ст. ван Звиттена,
1720-е гг.
Рис. 27. Полуциркульные окна петровского барокко
61
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Окна
Окна дополнительных этажей
Окна пропорций, близких к квадрату,
верхние этажи
Окна лежачих пропорций,
цокольные этажи
Палаты Академии наук,
автор гр. Х. Вортман, 1737 г.
Благовещенская
Дворец «Марли», стр. 1720–1723 гг., Александро-Невская церковь,
арх. И. Браунштейн
стр-во 1717–1724 гг.,
арх. Д. Трезини, К. Конрад, Т. Швертфегер
Окна овальные и круглые
Вертикальный эллипс
Кикины палаты,
стр-во 1714–1720 гг.,
арх. А. Штауберт, рест. И. Н. Бенуа
Эллипс с сандриком
Горизонтальный эллипс
Меншиковский дворец, стр-во 1710–1720 гг.
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель
Окна на крыше
Мансардное окно
Большая Оранжерея
в Петергофе,
стр-во 1722–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Меншиковский дворец, стр-во 1710–1720 гг.
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель
Образцовый проект
двухэтажного дома, 1717 г.,
Ж.-Б. Леблон
Д. Трезини,
Мазанковая аптека,
рисунок неизв.
автора, 1730-е гг.
Дворец Меншикова
в Ораниенбауме,
стр-во 1711–1727 гг.,
арх. Дж. Фонтана,
И. Г. Шедель, И. Браунштейн
Люкарны
Боковой корпус,
дворец «Монплезир»,
,
стр. 1714–1723 гг.,
арх. А. Шлютер, И. Браунштейн,
Н. Микетти
Меншиковский дворец,
стр-во 1710–1720 гг.,
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель
Рис. 28. Окна дополнительных этажей и окна на крышах петровского барокко
62
11. Двери и порталы
Двери, порталы петровского барокко имеют ряд особенностей как стилистического,
так и функционального характера (рис. 29). Последние вызваны спецификой адаптации
русских традиций к новым западноевропейским веяниям. На основании обобщающего анализа выявлены основные виды дверей и порталов петровского барокко, классификация, которая представлена в табл. 7. Согласно классической теории входные
двери петровского барокко по форме можно разделить на две большие группы. Первая
группа – прямоугольные и лучковые двери, оформление которых решалось одинаково. Если окна в этот период старались делать прямоугольными, то двери, наоборот,
чаще встречаются лучковые. Вторая группа – полуциркульные двери. Прямоугольные двери оформляли наличником, сандриком и портиком, полуциркульные – наличником, архивольтом, ордерным портиком.
Порталы, парадно оформленные двери, в этот период могли выделить рельефомкартушем, окном над дверью, вместо навеса над дверью расположить балкон и, наконец,
оформить как ордерный портик. Особенностью этого периода были высокие входные
крыльца, не характерные для более поздних периодов архитектуры Санкт-Петербурга.
По русской традиции перед входом в здание располагали высокое крыльцо. Это было
удобно, так как для города существовала постоянная угроза подтопления, а в зимнее
время – высокий уровень снега. В новом городе, где предписывалось строить по красной линии, выдвигалось «требование застройки улиц “сплошной фасадою”» [24]. Здания же с массивным крыльцом приходилось либо отодвигать от красной линии, либо
выносить крыльцо вперед на тротуар. Если судить по гравюрам начала XVIII века,
многие жилые дома Петербурга имели крыльца. Впоследствии большинство крылец
были разобраны, как это случилось, например, с Меншиковским дворцом [22]. Сложность оформления традиционных русских крылец в духе классических канонов порождала странные решения, характерные только для этого периода.
Таблица 7. Основные виды дверей и порталов петровского барокко
Прямоугольные, лучковые
Двери
Полуциркульные
с архивольтом
с наличником с сандриком портик с наличником
с окном
с портиком
ордерная дверь портик
с крыльцом и портиком
Портальные
композиции
с рельефом
под балконом
Балконы на кронштейнах
с крыльцом
Балконы
63
Пропорции дверей обычно делали около двух квадратов. Леблон, согласно барочным традициям конца XVII века, рисует дверь чуть выше – 2,5 квадрата. Но такие
двери встречаются редко, только на павильоне Оранжереи в Петергофе (арх. И. Браунштейн). Низкие пропорции (менее 1,5 квадратов) применяли для дверей в цокольные
этажи и въездных ворот. Парадные двери ставили двупольными, симметричными,
филенчатыми. В описи Ораниенбаумского дворца (арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель,
И. Браунштейн) 1727 г. приводится: «…Двойные дубовые двери столярной работы,
замок английской работы железной, ручки медные, петли и задвижки железные» [22,
26, с. 261].
Удивительной особенностью петровского барокко является появление наружных
остекленных дверей в летних дворцах. Эти двери с прямоугольной мелкой расстекловкой открывали пространство здания в парк и были эффектным новшеством в то
время. В той же описи Ораниенбаумского дворца говорится: «Из… полаты на галерею двери сосновые столярной работы, в них две окончины по тридцати штук
стекол» [22, 26, с. 264]. Такие двери стояли и в петергофских малых дворцах «Монплезир» и «Эрмитаж».
Прямоугольные и лучковые двери часто были оформлены наличниками. На чертеже образцового дома Д. Трезини дверь обведена наличником с характерными ушками, ко входу ведут широкие трехсторонние ступени, исполненные по западным
образцам. Подобные ступени вряд ли могли быть осуществлены в натуре, так как выступали за красную линию и не соответствовали русской традиции. Павильон «Эрмитаж» в Петергофе имеет остекленную дверь, обрамленную простым гладким
наличником. Наличник составляет 1/6 часть пролета, что соответствует классическим
пропорциям. Архитектурные формы, предложенные И. Браунштейном, всегда отличаются более точным следованием канонам архитектурной теории.
Сандрик над окнами ставился редко. Над входной дверью Кикиных палат расположен высоко приподнятый лучковый сандрик. Классически правильный сандрик
на кронштейнах можно увидеть на проектном чертеже церкви на Васильевском острове Н. Микетти.
В особо торжественных случаях прямоугольную или лучковую дверь могли оформить ордерным портиком. Колонны портиков всегда были на пьедесталах, а на крыше
портика мог быть расположен балкон. На фиксационном чертеже XVIII века Кунсткамеры портики боковых входов поставили на высокое крыльцо.
Полуциркульные двери обрамляли наличником с ушками, как это сделано на цокольном этаже Кикиных палат (рис. 30). Более сложным оформлением полуциркульных дверей являлась обводка архивольтом с опиранием через импосты на лопатки.
Дверь дворца «Марли» (арх. И. Браунштейн) имеет обрамление архивольтом и вход
в здание на уровне земли, то есть по новой европейской моде. Дверь Большой Оранжереи (арх. И. Браунштейн) в Петергофе оформлена в виде ордерной аркады, имеет
высокие пропорции в 2,5 квадрата и вполне европейское звучание. Самой сложной
формой решения полуциркульной двери является ордерный портик. Портик первого Зимнего дворца Петра I носит архаические черты: на высоком крыльце стоит ордерный портал.
64
Двери и порталы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Виды дверей и порталов петровского барокко
Прямоугольные, лучковые
Полуциркульные
Форма
дверей
с наличником
с сандриком
портик
с наличником с архивольтом
ордерная дверь
портик
Портальные
композиции
с рельефом
с окном
под балконом
с портиком
с крыльцом
с крыльцом и портиком
Двери прямоугольные и лучковые
двери, обрамленные наличником
1/6 L
Проект образцового дома,
ок. 1714 г ., арх. Д. Трезини
дверь с сандриком
Проект церкви на В. О., 1723 г.,
арх. Н. Микетти
L
Павильон «Эрмитаж», стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
входной портик
Кунсткамера, стр-во 1717–1720 гг., фиксац. чертеж,
арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов
Рис. 29. Основные виды дверей и порталов петровского барокко
65
Двери и порталы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Двери полуциркульные
с наличником
Крыльцо дома Синода,
чертеж 1725 г.,
арх. Д. Трезини
Ордерная дверь
Большая Оранжерея в Петергофе,
стр-во 1722–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
с архивольтом
Дворец «Марли», 1720–1723 гг.,
арх. И. Браунштейн
Портик
Второй Зимний дворец Петра I,
гравюра А. Ф. Зубова 1716 г., арх. Д. Трезини
Рис. 30. Двери полуциркульные петровского барокко
66
Портальные композиции играли важную роль в оформлении фасадов (рис. 31,
32). Порталы подчеркивали рельефными композициями над проемами, картушами.
Рельеф картуша мог изображать победную символику, герб Империи или владельца.
Примером дверей с картушем могут служить двери Летнего и первого Зимнего дворцов Петра I (арх. Д. Трезини), а также двуглавый орел над Петровскими воротами (арх.
Д. Трезини) Петропавловской крепости.
Для украшения портала над дверью могли расположить овальное окно, как, например, в Кикиных палатах. Сложной барочной композицией отличался портал Грота
в Летнем саду (арх. А. Шлютер, Г. Маттарнови). Окно в куполе над дверью, обилие
лепного декора напоминают композиции Ф.-Б. Растрелли. Время подобных решений
еще не пришло, и проект был осуществлен в более сдержанном варианте. Козырьков
над входом, в соответствии с канонами классицизма, не ставили. Леблон изобразил
в образцовом проекте балкон на консолях над элегантной вытянутой дверью с тремя
ступенями. И. Браунштейн ставил подобные балконы над входными дверьми во дворцах Петергофа «Марли» и «Эрмитаж». Балконы ставили и на обычных городских зданиях, иногда балкон размещался над входным портиком. Ордерный портик без балкона
существовал на фасадах Петропавловского собора, он носил барочные черты: высокие
пьедесталы, полуфронтон сложной формы. Впоследствии он был заменен на более
классический.
Большинство обывательских домов имели высокие крыльца. Это хорошо видно
по гравюрам XVIII века. Кикины палаты, Зал Славных Торжествований (арх. М. Земцов) имели однотипные крыльца. Крыльцо в плане могло быть прямым или дуго­
образным, ограждение – глухой парапет или балюстрада с массивными столбами. Под
входным крыльцом часто размещали вход в подклет. Портик дворца Меншикова маскировал подобное крыльцо. «Вероятно, первым изображением входа является гравюра А. И. Ростовцева 1716–1717 гг. “Дворец светлейшего князя А. Д. Меншикова
на Васильевском острове”: здесь показаны два прямых лестничных марша, ведущих
к небольшой площадке перед дверью… В 1726-м году О. де ла Мортрэ видел “двойные марши лестниц. Возможно, вход в… главный и парадный дворец светлейший
князь постоянно переделывал”» [22, с. 76].
Двери петровского барокко дают две противоположные по стилевому решению
формы: архаичные двери на высоких крыльцах и опережающие время остекленные
двери летних дворцов. Эти две крайности отражают противоречие эпохи и ее стилистическое своеобразие.
67
Двери и порталы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Портальные композиции
с рельефом
с окном
Петровские ворота, стр-во 1714–1717 гг.,
арх. Д. Трезини
Грот в Летнем саду,
стр-во 1714-1725 гг.,
проект арх. А. Шлютера,
фиксац. чертеж М. Г. Земцова, 1730 г.
под балконом
Образцовый проект двухэтажного дома,
проект 1717 г., арх. Ж.-Б. Леблон
с портиком
Петропавловский собор,
стр-во 1712–1733 гг.,
арх. Д. Трезини
Рис. 31. Основные виды дверей и порталов петровского барокко
68
Двери и порталы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Порталы с крыльцом
Зал Славных Торжествований
в Летнем саду,
арх. М. Земцов, 1725 г.
Кикины палаты,
стр-во 1714–1720 гг.,
арх. А. Штауберт, рест. И. Н. Бенуа
Порталы с крыльцом и портиком
Меншиковский дворец, стр-во 1710–1720 гг.,
арх. Дж. Фонтана, И. Г. Шедель,
реконструкция крыльца – Г. М. Михайлов и В. К. Галочкин
Рис. 32. Портальные композиции петровского барокко
69
12. Балконы
Балконы использовали в эпоху петровского барокко как важный акцентный элемент на фасаде дворцов, и при этом чаще всего балкон использовали как элемент
входного портала. Применялись все виды классических балконов: на входных портиках, на кронштейнах, в толще стены – «французские», балконы-террасы (табл. 8,
рис. 33, 35). Последние два вида встречались достаточно редко. Ограждения балконов
могли быть решены в форме балюстрад или как кованые металлические решетки. Консоли балконов – барочные вертикальные кронштейны.
Таблица 8. Виды балконов петровского барокко
Балконы на портиках
Балконы на кронштейнах Балконы «французские»
Виды
балконов
981
малые
Виды
ограждений
консолей
Балконытеррасы
большие
Балюстрады
малые
большие
Решетки
Консоли
Балконы ставили на входных портиках по центру фасада. Такие балконы могли
опираться как на столбы, так и на колонны. Балкон Меншиковского дворца на Васильевском острове первоначально опирался на четыре колонны, а в дальнейшем был
расширен вдоль центральной части фасада. Десять колонн в данном случае опирались
на землю, пряча входное крыльцо [22]. На фиксационном чертеже Кунсткамеры балкон опирается на колонны, которые опираются на входное крыльцо. Колонны полного
ордера с пьедесталом, пьедесталы становятся тумбами на балюстраде крыльца.
Достаточно часто использовали балконы на кронштейнах (рис. 34). Балконы устраивались чаще всего над входом в здание, тем самым они выполняли роль козырька
и защищали входящих от осадков. Покрытие на балконной плите делали под небольшим уклоном от фасада здания, что обеспечивало отвод осадков. Балконы по центру
фасада над входом можно увидеть и на обывательских жилых домах, и на императорских дворцах. Малые балконы, на одно окно, стоят на главных фасадах дворцов
«Марли» и «Эрмитаж» в Петергофе. Выносы этих балконов небольшие, до 70 см. Консоли вертикальные, сложной барочной формы. На каждом простенке стоят два парных
консольных элемента.
Существовали в Петербурге и большие балконы на консолях, которые шли вдоль
нескольких окон. На фасаде здания Двенадцати коллегий балкон распространяется
70
на три окна. На каждом простенке стоит пара консолей, что является характерным
элементом эпохи. Д. Трезини на сохранившемся чертеже балкона дома Синода также
рисует по две широкие парные консоли с каждой стороны.
Балконы в толще стены, так называемые «французские», применил И. Браунштейн
для боковых окон второго этажа павильона «Эрмитаж» в Петергофе. Этот достаточно редкий вид балкона, как и большие витражи окна летних дворцов, был элементом,
опережающим время, и предвестником будущей елизаветинской эпохи.
Во времена петровского барокко очень любили террасы. Некоторые композиции,
развитые и достроенные в последующее время, стали гордостью архитектуры СанктПетербурга, как, например, террасы Петергофского и Ораниенбаумского дворцов. Балконы также проектировали на террасах, как это было сделано на здании Двенадцати
коллегий. Джузеппе Трезини внес в проект Доменико Трезини «одно незначительное
изменение: между пилонами второго этажа он предложил вместо парапета из балясин
сделать сплошной каменный парапет, обработанный филенками. Сооружение галереи
началось в 1738 году и продолжалось до 1741 года» [5, с. 67]. По сохранившемуся чертежу 1732 г. видно, что с внутренней стороны здания предполагалось создать террасу
над двухэтажной пристройкой, при этом на нее был возможен выход. Однако для климата Санкт-Петербурга подобная терраса оказалась неприемлемой и была заменена
на обычную скатную крышу.
Показательно, как перестраивался балкон Меншиковского дворца. «На гравюрах
А. Ф. Зубова (1714) и А. И. Ростовцева (1716–1717) над парадным входом во дворец
показан небольшой балкон на три окна, опирающийся на четыре колонны. На рисунке
X. Марселиуса (1725) балкон, а точнее, галерея занимает все пространство центрального фасада дворца между двумя боковыми ризалитами. Согласно описи М. Шванвица (1734–1735), ”перед садом голдерия на столбах, а по ней наставлены двенатцать
каменных штатуев”. На плане первого этажа дворца середины XVIII в. галерея не обозначена, но схематично показаны 10 опорных колонн вокруг четырех лестниц, ведущих к парадному входу» [22 с. 84]. Таким образом, из балкона-портика постепенно
развилась галерея-терраса с балконом.
Ограждения балконов могли быть решены в виде металлических решеток, реже
в виде балюстрад. В России применение кованых решеток начинается под влиянием
французских мастеров, таких как Франсуа Блондель, Ардуэн-Maнсар, Шарль Этьен
Бризо и др. Во Франции был разработан прием сочетания основы сравнительно простого рисунка с наложением на нее более сложных деталей с выпуклыми узорами.
Отзвуком французских приемов является решетка на балконе петергофского «Эрмитажа». Решетка разбита на прямоугольники, где изысканный рисунок акантовых листов,
барочных завитков и розеток заключен в строгие рамки. Прямоугольники горизонтальные и лежачие чередуются. Вся решетка строго симметрична как по горизонтали,
так и по вертикали. Кованая черненая решетка имела золоченые вставки, которые выполнялись из «выколотой» меди. Медные элементы выколачивались по заранее подготовленной форме. «Секции решеток представляли собой рамки из кованых пластин
с закрепленными на них коваными же декоративными элементами. Крепление деталей
к рамкам осуществлялось на расклепанных штифтах прямоугольного сечения, пропущенных через отверстия в деталях и рамке… Крепление выколотных деталей в настоящее время выполнено на винтах, первоначально эти узлы выполнялись, вероятно,
71
на медных заклепках со свинцовыми прокладками» [27]. В XVIII веке металлические
части ограды окрашивались методом «воронения»: железная поверхность покрывалась натуральным растительным маслом и прогревалась при температуре до 400 °С
до полного выгорания масла и образования пленки, которая имела цвет от глубокого
черного до коричнево-золотистого. Листья и вензеля выделялись позолотой.
Балясины петровского барокко носили барочные черты. На чертеже Д. Трезини мы
видим неширокие балясины с валиком на пукле. Такие балясины можно отнести к барочным балясинам с острым ребром. На этом же рисунке изображены кованые балясинообразные элементы. Удивительно, что похожие по рисунку решетки можно увидеть
и сейчас на корпусах каре Александро-Невской лавры. Построенные гораздо позднее,
они, по-видимому, сохраняли традиции раннего времени.
72
Балконы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Виды балконов петровского барокко
Балконы на портиках
Балконы на кронштейнах
Балконы «французские» Балконы-террасы
Виды
балконов
малые
Виды
большие
Балясины
малые
большие
Решетки
Консоли
ограждений
консолей
Балконы на столбах
Крыльцо Меншиковского дворца,
чертеж сер. XVIII в.
Меншиковский дворец,
гравюра А. И. Ростовцева, 1716–1717 гг.
Кунсткамера, стр-во 1717–1720 гг., фиксац. чертеж,
арх. Г. Маттарнови, Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов
Рис. 33. Виды балконов петровского барокко
73
Балконы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Балконы на кронштейнах
Малые балконы
Дворец «Марли», стр-во 1720–1723 гг.,
арх. И. Браунштейн
Павильон «Эрмитаж», стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Большие балконы
Здание Двенадцати коллегий, стр-во 1722–1742 гг.,
арх. Д. Трезини
Рис. 34. Балконы на кронштейнах петровского барокко
74
Балконы
Петровское барокко 1703 – нач. 1730-х гг.
Балконы «французские»
Балконы-террасы
981
Павильон «Эрмитаж»,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Здание Двенадцати коллегий, задний фасад,
арх. Д. Трезини, чертеж 1737 г.
Ограждения
Балясины
Балконы дома Синода на Городовом
острове, чертеж 1725 г., арх. Д. Трезини
Павильон «Эрмитаж»,
стр-во 1721–1725 гг.,
арх. И. Браунштейн
Рис. 35. Виды балконов петровского барокко
75
Заключение
Стиль петровского барокко является самостоятельным, уникальным и целостным
явлением, сформированным на основе уникального сочетания климата, местности,
национальных традиций и стремления заказчиков, всего общества в целом к освоению новейших европейских достижений.
Построение архитектурных форм петровского барокко основано на классических
ордерных традициях, выработанных теоретиками XVI–XVII веков, носит барочные
черты, принесенные из Западной Европы в конце XVII – нач. XVIII века.
Ведущее положение в петровское барокко занимали западноевропейские архитекторы. Уровень профессиональной подготовки приглашенных архитекторов был различен. Так, Н. Микеттти и Ж.-Б. Леблон были профессиональными архитекторами,
и предлагаемые ими архитектурные формы и детали соответствуют уровню современной западноевропейской архитектуры. И. Браунштейн (приглашен как скульптор) –
его фасадные формы отличаются мастерством и тонкостью проработки элементов,
Д. Трезини (приглашен как «старший мастер» зданий) – его детали отличают простота и графичность. Особенностью периода петровского барокко является и то, что над
многими объектами работали в разные периоды несколько архитекторов, совместно,
таким образом, создавая архитектурные произведения.
Обобщенная классификация фасадных деталей петровского барокко позволяет охватить общую структуру архитектурных форм, выявить наиболее характерные детали
для данного периода, что важно для изучения и реставрации конкретных памятников
архитектуры, поскольку позволяет установить как датирующие элементы, так и диссонирующие формы.
В период петровского барокко можно выделить пять наиболее характерных композиционных типов решения фасадов зданий: 1) компактные симметричные фасады со входом с уровня земли; 2) симметричный фасад с высоким цокольным этажом
и крыльцом; 3) симметричные протяженные фасады дворцовых комплексов и особо
значимых общественных зданий; 4) протяженные фасады, состоящие из повторяющихся типовых корпусов-секций; 5) фасады церквей, построенных по образцам лютеранских кирх с одной или двумя башнями. Четыре из пяти композиционных типов
решения фасадов петровского барокко уникальны для Санкт-Петербурга и в последующие периоды не встречаются. В период петровского барокко использованы все
шесть типов ордерного построения фасада: безордерная композиция, ордерная композиция одноэтажного здания, поэтажный ордер многоэтажного фасада, ордер на цокольном этаже, колоссальный ордер, колоссальный ордер на цокольном этаже.
Обломы первых тридцати лет после основания Петербурга носят черты переходного периода. Встречаются грубые упрощения в виде ряда повторяющихся полок,
правильные римские и рисованные барочные обломы. Относительно немного каблучков и гуськов, предпочтения отдаются простым криволинейным обломам: валикам,
76
выкружкам и четверным валикам. По стилистике эти обломы ближе к немецкому теоретику XVII века Л. Штурму. Характерный облом – валик с верхней резкой подсечкой. Профили выполняются с большими нарушениями и отклонениями от ордерных
канонов.
В период петровского барокко использовались все пять римских ордеров, однако композитный ордер встречался редко. Наиболее широко применялись тосканский
и коринфский ордера. Пропорции ордеров колонн в петровское барокко колебались
от 8 до 12 ширин по высоте, но чаще были вытянуты. Архитрав всегда мал и занижен
по высоте. Базу в любых ордерах могли делать как тосканскую, так и аттическую. Триглифы на дорическом ордере делали редко. Карнизы – простые, могли быть усложнены при помощи дополнительной барочной полки в поддерживающей части. Капитель
ионического ордера делали с шейкой, волюты украшали свешивающимися гирляндами цветов. Ордер старались делать полный, с пьедесталом. Колонный ордер чаще
всего решали в виде раскрепованных пилястр, раскреповка продолжалась до слезника карниза или охватывала весь ордер целиком. Характерный прием – тройные пилястры, т. е. к пилястре прижимали две другие пилястры по бокам.
Все горизонтальные тяги петровского барокко соответствовали общим классическим правилам, но имели упрощенные виды. Цоколь решался в виде простого цоколя,
цоколя-пьедестала или цокольного этажа. Венчающие карнизы и антаблементы делали простые (без зубцов и кронштейнов), часто раскрепованные. Межэтажные тяги
имели вид гурта и пояса.
В качестве вертикальных членений стен в петровское барокко, помимо колонных
ордеров, использовали выступы, лопатки, цепи и столбы из рустов. Разбивку плоскости фасада производили с помощью ризалитов и выступов, раскреповки для этой цели
не применяли. Графичность и простоту стиля петровского барокко позволяло создавать широкое использование лопаток с небольшим выступом. Лопатки могли быть
простыми или украшены вытянутыми филенками. Цепи из рустов применяли редко,
гораздо большее распространение получили столбы из рустов, которые ставили как
самостоятельные вертикальные членения на первых этажах зданий.
Элементами оформления плоскости стен в период петровского барокко являлись русты, филенки, ниши, картуши, рельефы и скульптура, цвет стен. Руст использовался французский, ленточный без вертикальных швов. Филенки были неглубокие,
по форме прямоугольные, простые или со снятыми в 1/4 круга фасками. Для оформления фасадов также использовались ниши – пустые и со скульптурным заполнением.
Скульптура являлась неотъемлемой частью украшения фасадов петровского барокко,
но многие скульптурные элементы того времени утрачены. Скульптура применялась
в виде картушей над входами, рельефных композиций в филенках, статуй и ваз на парапетах и фронтонах, статуй в нишах. Цвет основного фона фасада зданий делали теплым, насыщенным, например кирпично-красным или охристым. Детали выделяли
белым, цветом слоновой кости и реже коричневым цветом. Окраска фасадов часто
имитировала естественные материалы – кирпич и камень. Многие крыши того времени были кирпично-красными, так как выкрашивались красным суриком.
Для верхнего завершения стен использовали парапеты, аттики и фронтоны, носившие яркий барочный характер. Широкое распространение получила форма мезонина – короткий аттиковый этаж с фронтоном. Парапеты и аттики встречались на особо
77
ответственных зданиях в свободной трактовке пропорций и форм. Фронтоны делали
треугольные, лучковые, лучковые полуфронтоны и фигурные фронтоны с вогнутыми
боковыми гранями. Фронтоны и аттики были украшены скульптурами или картушами.
Крыши в первые десятилетия XVII века делали высокие скатные без перелома,
встречаются ярусные крыши. В 20-е годы XVII века под французским влиянием стали
применять мансардные крыши. Купола и башни имели небольшой радиус пролета
и решались по одному барочному принципу: восьмигранные в плане, вытянутого эллипсоидного очертания, венчались сверху еще одной башенкой. Яркой особенностью
петровской эпохи были высокие шпили на ярусных башнях.
Окна петровского барокко имеют ограниченный набор вариантов по сравнению
с классическими традициями. Прямоугольные и лучковые окна основных этажей
могли иметь следующее оформление: простое без наличника, с наличником и ушками,
наличник с сандриком; полуциркульные окна имели следующее решение: без наличника, с архивольтом и импостом, ордерное оформление окна. Разнообразные наличники с большими ушками являются характерным символом зданий этой эпохи. В этот
период существовал особый вид окон, намного опережавший время, – большие витражные окна. Окна второстепенных этажей могли иметь формы, близкие к квадрату, прямоугольные формы «лежачих» пропорций, овальные формы (как вертикальный
овал, так и горизонтальный). Распространены были многочисленные крышные окна –
мансардные окна и люкарны.
Двери были прямоугольные и лучковые, их оформляли наличником, сандриком
и портиком; полуциркульные – наличником, архивольтом, ордерным портиком. Если
окна в этот период старались делать прямоугольными, то двери, наоборот, чаще встречаются лучковые. Парадные порталы выделяли рельефом-картушем, окном над дверью, балконом над входом и ордерным портиком. Особенностью этого периода были
высокие входные крыльца.
Балконы использовали как важный акцентный элемент на фасаде дворцов, и при
этом чаще всего как элемент входного портала. Применялись все виды классических
балконов: на входных портиках, на кронштейнах, в толще стены – «французские», балконы-террасы. Ограждения балконов могли быть решены в форме балюстрад или как
кованые металлические решетки. Консоли балконов – барочные вертикальные кронштейны. Балясины – барочные со скругленным острым ребром на пукле.
Особенностью петровского барокко является его постоянный поиск и совершенствование архитектурного строительного мастерства. В конце периода можно говорить
об освоении европейской теории и практики построения ордерных форм и деталей.
78
Рекомендуемая литература
1. Пилявский В. И. История русской архитектуры / В. И. Пилявский [и др.]. – СПб. : Стройиздат,
1994.
2. Евсина Н. А. Архитектурная теория в России XVIII в. 1700–1760-е годы / Н. А. Евсина. – М. :
Наука, 1975.
3. Тиц А. А. Неизвестный русский трактат по архитектуре / А. А. Тиц // Русское искусство XVIII
века. Материалы и исследования. – М., 1968.
4. Пилявский В. И. Иван Кузьмич Коробов (материалы к изучению творчества) / В. И. Пилявский //
Архитектурное наследство. – Вып. 4. – Л.; М., 1953.
5. Малиновский К. В. Доменико Трезини / К. В. Малиновский. – СПб. : Крига, 2007.
6. Aviler Augustin-Charles. Cours d’architecture / Aviler A.-Ch. – d’Paris, 1710.
7. Медведкова О. Жан-Батист Александр Леблон, аrchitecte 1679–1719 – De Paris à Saint-Pétersbourg / О. Медведкова. – Paris : Alain Baudry&Cie, 2007.
8. Малиновский К. В. Художественные связи Германии и Санкт-Петербурга в XVIII веке / К. В. Малиновский. – СПб. : Крига, 2007 г.
9. Sturm L. C. Vollständige Anweisung Regierungs-Land-und Rath-Häuser, wie auch Kauff-Häuser und
Börsen starck, bequem und zierlich anzugeben / L. C. Sturm. – Augspurg, 1718. ETH-Bibliothek Zurich.
URL : http://dx.doi.org/10.3931/e-rara-11321
10. Витрувий М. Десять книг об архитектуре / М. Витрувий; пер. с лат. Ф. А. Петровского. – М. :
Изд-во Академии архитектуры, 1936.
11. Да Виньола Джакомо Бароццио. Правило пяти ордеров архитектуры / Джакомо Бароццио Да
Виньола; под ред. А. Г. Габричевского. – М.: Изд-во Всесоюзной академии архитектуры, 1938.
12. Палладио А. Четыре книги об архитектуре : в 2 т. – 2-е изд. / А. Палладио; пер. с итал. И. В. Жолтовского; под общ. ред. А. Г. Габричевского. – М., 1939.
13. Blondel François. Coursd’architecture / F. Blondel. – Paris, 1675–1683.
14. Наливкина С. Петропавловский собор. История реставрации / С. Наливкина // Дизайн и строительство. – № 2 (20). – 2003.– URL : http://www.akme.ru/dek/publ04.htm
15. Дом. Трезини. С. 30, 112. – РГИА. – Ф. 470. – Ед. хр. 69. Л. 132; Ед. хр. 108. Л. 157.
16. Мещеряков В. В. Исследования и реставрация дворца Меншикова / В. В. Мещеряков // Дворец
Меншикова: 1711–2011. – СПб., 2011.
17. Плужников В. В. Организация фасада в архитектуре русского барокко / В. В. Плужников // Русское искусство барокко : материалы и исследования. – М., 1977.
18. Кедринский А. А. Восстановление памятников архитектуры Ленинграда / А. А. Кедринский,
М. Г. Колотов, Б. Н. Ометов, А. Г. Раскин. – Л. : Стройиздат, 1983.
19. Михайлов Г. В. Проблемы реконструкции дворца в Стрельне / Г. В. Михайлов // Константиновский дворцово-парковый ансамбль в Стрельне: история и современность : сб. ст. – СПб., 2006. – URL :
avaiknam.ru/text/g-v-mihajlov-problemi-rekonstrukcii-i-restavracii-konstantinov
20. Гессен А. Э. Жизнь архитектуры (вопросы научной реставрации) / А. Э. Гессен // Восстановление памятников культуры: проблемы реставрации / под ред. Д. С. Лихачева. – М., 1981. – URL : http://
art-con.ru/node/2917
21. Калязина Н. В. Дворец Меншикова в Санкт-Петербурге / Н. В. Калязина, Е. А. Калязин. – СПб. :
Блиц, 1996.
22. Андреева Е. А. Петербургская резиденция А. Д. Меншикова в первой трети XVIII в.: описания
палат, хором и сада. Исследование и документы / Е. А. Андреева. – СПб. : Историческая иллюстрация,
2013.
79
23. Грабарь И. История русского искусства. Архитектура / И. Грабарь – М. : Гос. изд-во литературы
по стр-ву и арх-ре, 1954. – Т. 3.
24. Станюкович-Денисова Е. Ю. Образцовые проекты в жилом строительстве Петербурга 1730–
1760-х гг.: проблема типологии и модификации / Е. Ю. Станюкович-Денисова. – URL : http://www.
actual-art.org/en/k2010-2/st2010/95-ri18-20/189-obraztsovye-proekty.html
25. Фасад и план дома Демидовых. – СПФ АРАН. – Ф. 18Р. Оп. 3. Д. 4997. Л. 25; Ф. 3. Оп. 1. Д. 118.
Л. 588 [Аран4997].
26. 1728 г. Опись резиденции А. Д. Меншикова в Ораниенбауме. – РГИА. – Ф. 467. Оп. 2. Кн. 68*.
Л. 170–212.
ПРИЛОЖЕНИЕ
Примеры архитектурной графики начала XVIII века
Доменико Трезини
(1670–1734)
Здание Двенадцати коллегий. Стр-во 1722–1736 гг. Фрагмент фасада. Чертеж 1740-х гг.
Типовой обывательский дом. Проект 1711–1715 гг. Гравюра выполнена Питером Пикартом
по чертежу Трезини (фрагмент) [Эрмитаж. Инв. номер ЭРГ-7823]
81
Мытный двор. Проект. Стр-во 1722–1732 гг. [ЦГАДА, ф. 248, опись чертежей, д. 208]
Петровские ворота в Петропавловской крепости. Стр-во 1716–1717 гг.
[Малиновский К. В. Санкт-Петербург XVIII века. СПб.: Крига, 2008. C. 106]
Летний дворец Петра I. Стр-во 1710–1714 гг. 1-я пол. XVIII в. (из колл. Берхгольца)
[Кузнецова О. Н., Борзин Б. Ф. Летний сад и летний дворец Петра I. Л.: Лениздат, 1988]
82
Первый Зимний дворец Петра I. Стр-во 1711–1712 гг. Перестроен.
Гравюра А. Ф. Зубова, фрагмент. 1716 г.
Александро-Невский монастырь. Проект 1715 г. Частично осуществлен.
Гравюра А. Ф. Зубова из серии «Малые виды Петербурга», 1716–1717 гг.
[Религиозный Петербург. Альманах. Вып. 106. СПб., 2004. С. 27]
83
Петропавловский собор. Стр-во 1712–1733 гг. Арх. Д. Трезини.
Чертеж А. Коренева, 1767 г.
Проект двухэтажного «образцового каменного дома для шляхетства»
на семь осей на Васильевском острове, чертеж 1720-х гг.
84
Жан-Батист-Александр Леблон
(1679–1719)
Павильон «Водяной Замок» в Стрельне. Проект 1717 г.
Разрез. Фасад, план. Проект [Эрмитаж, инв. номер ОР-4339]
85
Дворец в Стрельне. Проект 1717 г. Фасад к морю [Эрмитаж, инв. номер ОР-4338]
Типовой дом. Проект 1717 г. Арх. Ж.-Б. Леблон, Д. Трезини.
Фасад типового двухэтажного дома с мезонином для застройки набережной Невы.
Гравюра А. И. Ростовцева [Эрмитаж, инв. номер ЭРГ-7822]
86
Никола Микетти
(1675–1759)
Большой каскад в Петергофе. Стр-во 1716–1723 гг. Арх. Н. Микетти, Ж.-Б. Леблон.
Перспектива. Гравюра Н. Микетти, 1720 г. [Эрмитаж, инв. номер ОР-4739]
Церковь на стрелке Васильевского острова. Арх. Н. Микетти.
Вариант «А». Чертеж Н. Микетти, 1723 г. [Эрмитаж, инв. номер ОР-4726]
87
Башня-маяк на Петровском канале. Кронштадт. Проект (не осуществлен).
1722 г., арх. Н. Микетти. Чертеж Н. Микетти, 1721 г. [Эрмитаж, инв. номер ОР-4743]
88
Георг Иоганн Маттарнови
(1660-е – 1719)
Зимний дворец Петра I. Стр-во 1719–1722 гг. Перестроен.
Фасад со стороны Невы. 1716–1719 гг. [Эрмитаж, инв. номер ОР-3734]
Павильон «Грот» в Летнем саду. Стр-во 1714–1723 гг. Арх. А. Шлютер, Г. И. Маттарнови, Н. Микетти.
Не сохранился. Фиксационный чертеж М. Г. Земцова, 1730 г. [Зодчий. 1901. Вып. 9. С. 124–126]
89
Кунсткамера. Стр-во 1718–1734 гг. Копия проекта.
Чертеж, разрез и план здания Кунсткамеры. 1710–1720-е гг.
[Копия. Бумага. Акварель. Тушь. 29×45 см [Сер. 1740-х годов]. СПФ АРАН. P. IX. Оп. 2. Д. 8. Л. 7]
Вторая Исаакиевская церковь. Стр-во 1717–1722 гг. Перестроена.
[Малиновский К. В. Санкт-Петербург XVIII века. СПб.: Крига, 2008. С. 236]
90
Иоганн-Фридрих Браунштейн
(1678 – ?)
.
Усадьба А. Д. Меншикова «Фаворит». Стр-во 1716–1726 гг.
Разобрана после урагана 1763 г. Главный фасад дворца «Фаворит».
[Горбатенко С. Архитектура Стрельны. СПб., 2006. С. 295]
Развертка северных фасадов ансамбля. 1740-е гг.
[Горбатенко С. Архитектура Стрельны. СПб., 2006. С. 294]
91
Губернские дома в Кронштадте (до переделки). Стр-во 1717–1725 гг.
Чертеж М. И. Веретенникова. 1783 г.
[Розадеев Б. А., Сомина Р. А., Клещева Л. С. Кронштадт.
Л.: Стройиздат, Ленинградское отделение, 1977]
Голландский домик «Монплезир». Южный фасад. Чертеж арх. Браунштейна, 1720 г.
[ЦНДА, Кабинет Петра I]
92
Производственно-практическое издание
Возняк Екатерина Рюриковна
АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ И ДЕТАЛИ ФАСАДОВ
ЗДАНИЙ ПЕТРОВСКОГО БАРОККО
Практическое пособие
Редактор О. Д. Камнева
Корректоры М. А. Молчанова, К. И. Бойкова
Компьютерная верстка В. Е. Королевой
Подписано к печати 29.12.2016. Формат 60×84 1/8. Бумага офсетная.
Усл. печ. л. 5,9. Тираж 50 экз. Заказ 210. «С» 104.
Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет.
190005, Санкт-Петербург, 2-я Красноармейская ул., д. 4.
Отпечатано на ризографе. 190005, Санкт-Петербург, ул. Егорова, д. 5/8, лит. А.
ДЛЯ ЗАПИСЕЙ
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
7 192 Кб
Теги
barokk, petrovskiy, voznjak
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа