close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Равочкин НН приложение к плану аспиранта-соискателя

код для вставки
ФГБОУ ВПО Кузбасский государственный технический университет
имени Т.Ф. Горбачева
Институт экономики и управления
Кафедра философии
«Идеология как способ преодоления аномии в современном
глобализирующемся трансформирующемся обществе»
Доклад к заседанию ученого совета Института экономики и управления
КузГТУ имени Т.Ф.Горбачева (приложение к плану
аспиранта/соискателя)
Соискатель 1го года обучения кафедры философии
Н.Н. Равочкин
Научный руководитель
Доктор философских наук, профессор
И.Г. Митченков
Кемерово, 2013
Разработанные в предыдущие столетия концепции идеологии не
позволяют достичь единства в понимании роли и значения, внутреннего
строения и механизма функционирования этого феномена, выявить
специфику его трансформации на современном этапе. Большое значение в
формировании идеологического фундамента современного общества
принадлежит процессам глобализации. Обозначившийся императив
глобального конструирования реальности не исключают, а наоборот,
предполагает формирование мировоззрения в социуме, где в свою очередь,
убеждения, взгляды играют важнейшую роль путем их воздействия на
когнитивные структуры, определяющие интерпретацию общественных
явлений.
Если говорить об идеологии в широком смысле этого слова, то данное
понятие имеет в научной литературе достаточное разнообразие смысловых
оттенков, что вызвано в большей степени историей происхождения данного
термина и его применения. Впервые данный термин был предложен
французским философом Дестютом де Траси в начале XIX века в работе
«Этюд о способности мыслить» [Destutt de Tracy; 1798]. Дальнейшее
развитие понятия идеологии получило в его же исследовании «Элементы
идеологии» [Destutt de Tracy; 1827], где понятие «идеология» было
эксплицировано как наука о создании, выражении и распространении идей.
Новая наука, по мнению ее создателя, должна была фундировать политику,
этику и другие сферы общественной жизни. Де Траси являлся лидером
организации, которая объединяла видных философов той эпохи, известной
под названием Институт. По мнению представителей данной организации,
идеология должна была «изменить лицо мира».
Дальнейшее развитие понятия идеологии было связано с именем
Наполеона, который, вступив в Институт в 1797 г., 20 декабря 1812 г.
публично осудил «первых идеологов», списав на идеологию все свои
политические погрешности [Сергейчик; 2000]. В связи с этим, понятие
идеологии стало носить, прежде всего, политическую окраску и применяться
преимущественно в негативном аспекте, поскольку это явление было
ассоциировано с диктатом, принуждением и насаждением. Критическое
отношение к феномену идеологии стало преобладающим в XIX столетии.
Практически произошло «склеивание» терминов «идеология» и «искаженная
реальность». Правда, происходило это постепенно. Длительное время термин
«идеология» означал одновременно науку об идеях и догматическую,
малореалистачную теорию. Гегель характеризовал идеологию как «редукцию
мысли к ощущению» [Gegel; 1968]. Как особая наука идеология все же не
состоялась (и вряд ли это было возможно), а вот трактовка идеологии как
ложного знания, которое необходимо разоблачать и критиковать, стала
господствующей в социальных теориях XIX века [Тузиков; 2003].
В более поздний период с различных позиций, взглядов на феномен
идеологии обращались и другие исследователи. Среди видных
представителей Т. Парсон, М. Фуко, Д. Белл, К. Брахер и др. В 60-е годы XX
столетия в США и Европе, в основном во Франции, стали популярны
фрейдо-марксистские идеи немецко-американского философа Херберта
Маркузе. В общем понимании фрейдомарксизм это различные течения,
которые стремятся объединить фрейдизм и марксизм, но руководствуются
разнообразными идеями, ориентациями и принципами [Бороненкова; 2011].
К ярким современным представителям фрейдмарксисткого толка относится
словенский культуролог и социальный философ Славой Жижек. Используя
свой метод интерпретации символов массовой культуры и исторических
событий, Жижек выстраивает абсолютно иной взгляд на то, как устроена
идеология. «Для меня идеология — не просто система идей. Идеология для
меня, на самом элементарном уровне, — это что-то интимное, спонтанное,
она — в том, как вы ощущаете окружающий вас мир, как вы организуете
свою жизнь, в чем вы видите ее смысл» [Жижек; 1999].
Как видно из представленного краткого экскурса, феномен идеологии
не является застывшим явлением. Данная проблема вызывала и вызывает
интерес среди исследователей и в настоящее время. Современные авторы
пытаются произвести научную классификацию идеологии по различным
основаниям. Среди выделяемых исследователями различных ее видов, все
чаще стал звучать термин глобальной идеологии.
В некотором роде, к проблеме глобальной идеологии в свое время
обращался немецкий и британский философ, социолог еврейского
происхождения, один из создателей социологии знания Карл Мангейм
[Мангейм; 1994], где он выделил в идеологии два типа: частичные и
тотальные. Частичная – это идеология, четко себя артикулирующая и
ведущая борьбу с другими на уровне политической конкуренции. Тотальная
идеология (она же есть и глобальная) – это мировоззрение, принадлежащее
большим группам, обществам, подчас даже эпохам, где выйти за ее пределы
могут лишь единицы.
Современный
российский
исследователь
Кузнецов
В.Н.,
систематизируя идеологию по основанию ее включения или невключения в
корпус идеологий гражданского общества, выделяет глобальные,
региональные, национальные, корпоративные и партийные идеологии. К
идеологиям антигражданского общества указанный автор относит идеологии
международного, регионального терроризма, а также идеологии
организованной преступности [Кузнецов; 2005].
Выделение глобальной идеологии в отдельный ее вид не случаен,
поскольку в настоящее время наблюдается очевидное ее влияние на
современное общество. Для того чтобы определить суть «глобальной
идеологической доктрины», прежде всего, следует описать процесс, который
сделал возможным появление указанного понятия. Речь идет о процессе
глобализации. Понятием «глобализация» в социально-философском аспекте
обозначается достаточно обширный круг событий и тенденций. В него
входят: развитие мировых идеологий и интенсивная борьба за установление
мирового порядка; скачкообразный рост числа и влияния международных
организаций, ослабление суверенитета национальных государств; появление
и развитие транснациональных корпораций, рост международной торговли;
интенсивные массовые миграции и формирование мультикультурных
сообществ; создание планетарных СМИ и экспансия западной культуры во
все регионы мира и т. д. Анализ вышеуказанных тенденций позволяет
заключить, что они приобрели характер синхронных социальных изменений
еще начале - середине XX века и имеют свое продолжение на современном
этапе. Именно они являются фундаментом глобальной идеологической
доктрины [Никифоров; 2006].
Поэтому, с учетом выше сказанного, глобальную идеологическую
доктрину, с позиции автора данной публикации, следует трактовать как
систему устойчивых мировоззрений и идеалов, сформированных под
влиянием глобальных процессов. Глобальная идеологическая доктрина
претендует на выработку общего для всего человечества понимания мира,
универсальной программы жизнедеятельности, единых принципов
существования общества и государства, а также их экономического и
политического устройства. К таким идеологиям, как правило, относят
либерализм, консерватизм, социализм и национализм (в его разновидностях)
[Иванов; 2012].
Либеральная версия ориентирована на создание «глобальной»,
«вселенской» идеологии как основы планетарного единства, средства
примирения противоборствующих идеологий. Концепция многополярного
мира, с позиции консервативной идеологии, может быть представлена как
развитие солидарного единства в многообразии различных культурных
миров при признании нравственных ценностей в качестве универсального
языка межкультурного общения.
В современном мире все явственнее проступают контуры глобальной
идеологии социализма. Можно привести достаточное количество примеров и
фактов, которые подтверждают нарастающую тенденцию социализации
человечества как объективную, глобальную, неизбежную. Авторы концепции
считают, что мир «устал от капитализма», который привел большинство
стран в тупик, как и попытка СССР построить «бюрократический
социализм», т.е. капитализм, лишенный его преимуществ. По их словам
стремление к социалистической модели мирового устройства – процесс
естественный и отвечающий духу времени.
Что касается национализма в глобальном масштабе, то в настоящее
время, согласно господствующей точке зрения, глобализация, несмотря на
присущее ей всестороннее переосмысление роли национального государства,
стимулирует не столько упадок наций, сколько глобальное этническое
возрождение. Так, электронные средства массовой коммуникации,
унифицируя культуры, одновременно позволяют национальным общностям
более эффективно, чем прежде, отстаивать свою самобытность. По нашему
мнению, вследствие процессов глобализации, повсеместно стирающих
этнические и лингвистические особенности, национализм как политический
феномен обретает второе дыхание. Наблюдаемый в последние десятилетия
подъем этнического самосознания, а также его политические импликации,
обусловлены нарастающей незащищенностью этнических и языковых групп,
особенно малых, и их стремлением отстоять свою самобытность в условиях
глобального миропорядка.
Представленные выше концепции, характеризирующие содержание
глобальной идеологической доктрины, не являются исчерпывающими.
Вместе с этим, они наглядно показывают, что в структуре глобальной
идеологической доктрины, как и в любой другой, лежат знания, идеи,
взгляды, ценности, нормы, идеалы, цели, убеждения. И, главная их
особенность состоит в том, что глобальная компонента оказывается
доминирующей.
Современный
этап
развития
общества,
сопровождающийся
динамичными процессами усложнения общественных связей под влиянием
интенсификации социальных процессов, а также возросший процесс
интеграции государств и народов в разных областях деятельности, в ходе
которой возрастают взаимовлияние и взаимозависимость народов и
государств, обусловливают новый уровень осмысления феномена аномии как
глобального фактора.
Поэтому, несмотря на достаточное количество исследований,
посвященных осмыслению феномена аномии, а также научных дискуссий о
смысле этого неоднозначного термина, данная тема остается неисчерпаемой,
где необходима системная реконструкция философских и социологических
воззрений, отражающих проблему аномии в ее глобальном масштабе.
Понятие «аномия» восходит к временам Древней Греции, и встречается
в произведениях Еврипида и Платона. Широким же распространением
термин «аномия» обязан французскому философу и социологу Эмилю
Дюркгейму, который связывал данный феномен с различными формами
социальной патологии и использовал данный термин в своих
основополагающих трудах «О разделении общественного труда» [Дюркгейм;
1996] (1893) и «Самоубийство» [Дюркгейм; 1994] (1897). По Дюркейму,
аномия является одним из важнейших факторов, который вызывает ряд
опасных социальных деформаций. В основе его теории аномии лежат
следующие
социологические
концепции:
признание
общества
самостоятельной объективной реальностью по отношению к составляющим
его индивидам; рассмотрение доминирующего влияния социальной среды на
индивидуальное сознание и поведение; обоснование социальной природы
религии, морали, права и самого процесса познания. Собственно концепция
аномии органично вытекает у автора из идеи социальной солидарности, где
последнее им понималось как явление, способное скрепить и сплотить в одно
целое.
Анализ диссертации Горшенина [Горшенин; 2004] говорит о
следующем. Дюркгейм полагал, что аномия может развиваться только в том
случае, когда быстрые социально-экономические трансформации нарушают
устоявшийся порядок в общественном устройстве. Вследствие таких
трансформаций многие ценностные нормы и ожидания человека становятся
неясны, недоступны, неосуществимы. Следуя принципу историзма,
Дюркгейм полагал, что аномия есть не что иное, как следствие неполного
перехода от «традиционного» (архаического) общества с его «механической»
социальной солидарностью к «органической» солидарности. Фундаментом
механической солидарности, согласно концепции Дюркгейма, является
неразвитость и высокая степень сходства составляющих общество
индивидов. Индивид в таком «примитивном» обществе не принадлежит
самому себе, а коллективное сознание почти целиком поглощает
индивидуальные признаки. Общественное согласие заключается в единстве
убеждений, консенсусе моральных норм и принципов, которые наблюдаются
в пределах коллективной жизни и собственности. Социальная регуляция
выражается в данном случае в принуждении, в строгих репрессивных
нормах, которые имеют карательное воздействие за малейшее отклонение от
общих правил коллективной морали и коллективного поведения.
Органическая же солидарность, которая порождается разделением
общественного труда, основана уже не на сходстве, а на различии индивидов.
Благодаря этому человек сознательно начинает воспринимать свою
зависимость от общества, которая раньше поддерживалась репрессивными
мерами. Дюркгейм заострял внимание на том, что общественное разделение
труда, составляющее основу промышленного общества, становится
основополагающим источником социальной солидарности и основанием
«морального порядка».
Таким образом, согласно концепциям Дюркгейма, аномия имеет
следующие признаки:
а) частичное или полное отсутствие нормативного регулирования в
кризисных, переходных социальных ситуациях, когда прежняя система норм
и ценностей разрушена, а новая еще не утвердилась;
б) низкая степень воздействия социальных и моральных норм на
индивидов, их неэффективность в качестве средства социальной регуляции
поведения;
в)
расплывчатость,
неустойчивость
и
противоречивость
ценностнонормативных предписаний и ориентации, в частности,
противоречие между нормами, которые определяют цель деятельности, и
нормами, которые регулируют средства достижения этих целей.
Вслед за Дюркгеймом другие исследователи развивали теорию
протекания общественных процессов с точки зрения нравственных,
психологических и иных состояний отдельных индивидов и их сообществ,
вынужденных пребывать в социуме с высокой степенью аномии.
Так, известный немецкий социолог и философ, Э. Фромм [Фромм;
2009] в своих взглядах на «больное общество» указывает на глобальную
опасность аномии. Идея основного гуманистического труда Фромма
заключается в том, что главнейшим показателем болезни общества является
равнодушие к человеческой личности.
Аномия как глобальный фактор, оказывающий влияние на
дезорганизацию социальной жизни, приводит к широкому распространению
девиантного поведения, определение которого схоже с понятием аномии и
рассматривается как несоответствие имеющейся норме или набору норм,
принятых значительной частью людей в группе или обществе в целом.
Нарушения отдельными индивидами или группами общепринятого,
нормального, с точки зрения большинства членов общества, социального
порядка неизбежно деформирует непрерывный процесс воспроизводства
всего ценностно-нормативного механизма общественной жизни, который
призван обеспечивать соответствующее нормам поведение людей. Прежде
всего, аномия ведет от заведенного и привычного порядка - к
непредсказуемому беспорядку, хаосу, анархии. Поэтому порядок как
самовоспроизводящийся механизм ценностно-нормативного регулирования
состоит из практически применяемых образцов поведения, которые
признаны всем обществом и являются для него наиболее необходимыми.
Так, яркой иллюстрацией аномийных процессов служат последние
события в мире. Как следует из вступившего в силу французского закона
[LOI n 2013-404 du 17 mai 2013 ouvrant le mariage aux couples de personnes de
même sexe NOR: JUSC1236338L] о легализации браков между лицами
нетрадиционный сексуальной ориентации, установлены права на
усыновление детей, которыми обладают обычные супружеские пары. Из
комментариев «Российской газеты» от 24 апреля 2013 г., следует, что «В
движении противников «Брака для всех», который в последние месяцы
приобрел массовый характер, участвовали сотни тысяч человек. Их
манифестации, носившие в целом мирный характер, все чаще становились
поводом для столкновений с полицией, как это случилось на днях неподалеку
от Сената после того, как там поддержали закон о гомосексуальных браках»
[Прокофьев В.]. Тема однополых браков и возможности усыновления ими
детей плотно закрепилась в российских СМИ. Эксперты уверяют, что иначе,
как пропагандой это назвать нельзя: общество учат терпимо относиться к
людям нестандартной ориентации, их представляют жертвами и борются за
их права.
Аномийные процессы, происходящие в современном социуме, не
исчерпываются приведенным выше примером. Так, геологическая история
Земли изобилует событиями, которые коренным образом изменили ее облик,
видовой состав ее растительного и животного миров. В данном случае речь
идет о глобальных природных катастрофах. В современном мире природноклиматические аномалии все чаще дестабилизируют обстановку и вносят
существенные коррективы в повседневную жизнь государств и народов мира.
С глобальными природно-климатическими изменениями ученые связывают
нарастание конфликтов в мире, прежде всего из-за доступа к природным
ресурсам. В частности, прогнозируется, что в результате глобального
потепления будет облегчен доступ к энергоресурсам, которыми богата
Арктика. В условиях нарастания дефицита мировых ресурсов уже сегодня
между ведущими странами мира начинает обостряться борьба вокруг
Арктики [Загладин; 1981]. В целом грядущие природно-климатические
изменения в мире, которые несут в себе серьезную опасность самому
существованию народов мира, требуют от государств и правительств уже
сегодня быть готовыми действовать в кризисных условиях эволюции земной
цивилизации.
Подводя итог, следует обратить внимание, что отмеченные выше
характеристики негативных процессов и явлений имеют множественные
факторы детерминации, однако в их составе ведущее положение занимают
аномийные
общественные
состояния,
прямо
или
опосредовано
способствующие разрушению базовых основ социальной стабильности,
порядка и цивилизационного развития в планетарном масштабе. Вместе с
этим, соискатель не претендует на полноту исследования всех вопросов,
связанных с феноменом аномии как фактора оказывающего глобальное
дезорганизующее воздействие на развития современного общества.
Ограниченный объем любой исследовательской работы не позволяет
изложить все вопросы, которые связаны с этим парадоксальным явлением.
Так, за пределами внимания остался философский вопрос о природе аномии
и ее продуктивности. Дать однозначную оценку этому явлению не возможно.
Будучи тотальной деструкцией, хаос, лежащий в основе аномии, может быть
конструктивным и способным служить чем-то вроде «первоматерии», из
которой рождаются вполне упорядоченные формы. И мы, в свою очередь,
солидарны с мнением русского философа-правоведа Н.Н. Алексеева,
который полагал, что «не следует рассматривать хаос как феномен чисто
отрицательный, ибо в нем ощущается близость к истинно беспредельному»
[Алексеев Н.Н.;2008]. Аномия, в том числе, и как глобальный фактор
дезорганизации общества, может нести в себе конструктивный потенциал.
«Страсть к разрушению — творческая страсть», и «… не может быть
революционного обновления без «широкого и страстного разрушения,
разрушения спасительного и плодотворного, потому что именно из него и
только посредством него зарождаются и возникают новые миры» [Бакунин
М.А.; 2000].
Список литературы
1. Алексеев, Н.Н. Очерки по общей теории государства. Основные
предпосылки и гипотезы государственной науки / Н.Н. Алексеев. – М.:
Зерцало, 2008. – 358 с.
2. Бакунин, М.А. Анархия и Порядок / М.А. Бакунин – М.: Эксмо-Пресс,
2000. – 387 с.
3. Бороненкова, С.С. Фрейдомарксизм Франкфуртской школы / С.С.
Бороненкова // Полигнозис, 1(40), 2011 – С.15-22
4. Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда / Э. Дюркгейм — М.:
Просвещение, 1996 – 406 с.
5. Дюркгейм, Э. Самоубийство: социологический этюд / Э. Э. Дюркгейм
— М.: Мысль, 1994 – 399 с.
6. Жижек, С. Возвышенный объект идеологии / С. Жижек - М.:
Художественный журнал, 1999 – 158 с.
7. Загладин, В.В. Глобальные проблемы современности: научный и
социальный аспекты / В.В. Загладин, И.Т. Фролов – М.: Наука, 1981. –
208 с.
8. Иванов, Д.В. Эволюция концепции глобализации / Д.В. Иванов //
Телескоп. - 2012. №4. - С. 6.
9. Кузнецов, В.Н. Идеология: Социологический аспект / В.Н. Кузнецов М.: ИНФРА-М, 2005. – 412 с.
10.Мангейм, Карл. Диагноз нашего времени / К. Мангейм. – М.: Юристъ,
1994. – 704 с.
11.Фромм Э. Бегство от свободы / Э. Фромм – М.: АСТ, 2009. – 299 с.
12.Сергейчик, Е.М. Философия истории / Е.М. Сергейчик - СПб.: Лань,
2000. - 608 с.
13.Destutt de Tracy Elements d' Ideologie - Paris, 1827.
14.Destutt de Tracy Mémoire sur la faculté de penser - Paris,1798
15.Gegel G. Werke, 1968, vol. 15, pp. 387 - 474.
Электронные ресурсы
16.Прокофьев, В. «Голубым» дали зеленый свет [Электронный ресурс] / В.
Прокофьев // Российская газета – столичный выпуск, №6065 (89) –
URL: http://www.rg.ru/2013/04/23/braki-site.html (Дата обращения:
5.09.2013)
17.LOI n 2013-404 du 17 mai 2013 ouvrant le mariage aux couples de
personnes de même sexe NOR: JUSC1236338L [Электронный ресурс] /
Официальный текст – URL: http://www.legifrance.gouv.fr (Дата
обращения: 20.09.2013)
Летопись диссертаций
18.Горшенин В.М. Аномия как общественный феномен: Социальнофилософский анализ: Диссертация 09.00.11 – Хабаровск, 2004. – 161 с.
19.Литягин Е. В. Идеология как необходимый фактор жизни
современного общества: Диссертация 09.00.11. – Горно-Алтайск, 2004
– 197 c.
20.Никифоров В.Е. Глобальная идеология: сущность, тенденции и
перспективы: Диссертация 09.00.11. – Ростов-на-Дону, 2006. – 161 с.
21.Тузиков А. Р. Теории идеологии в западной социологии: Диссертация
22.00.06. – Москва, 2003. – 423 с.
Автор
nickravochkin
Документ
Категория
Наука
Просмотров
170
Размер файла
76 Кб
Теги
философия, политех, 09.00.11, аномия, равочкин, аспирантура, идеология, социальная философия, 2013, кузгту
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа