close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация

код для вставкиСкачать
Виртуальная экскурсия по Таганрогу Фаины Раневской
Автор: Хестанов Марк, МОУ СОШ №10 г.Таганрог
Меня зовут Марк Хестанов. Я живу в Таганроге, и чем
дольше я здесь живу, тем больше соглашаюсь с фразой
Чехова: «Сколько, однако, известных людей вышло из
Таганрога». Связь некоторых из них с родным городом,
например А.П. Чехова, хорошо исследована и описана,
некоторые же судьбы только ждут своего часа.
Например, поэт и хореограф Валентин Парнах, который
«завез» джаз в Россию, или этнограф, лингвист,
создатель письменности народов Севера – Владимир
Богораз-Тан. Вот Раневская, я думаю, относится к тем
людям, чья «вторая жизнь» в Таганроге только
начинается. Здесь она провела детство и раннюю
юность, а потом уехала навсегда. Увековечить память
артистки решили лишь в год ее смерти. На дом, где она
родилась, повесили мемориальную доску, (в левом
верхнем углу – копия документа, в котором просят
повесить эту самую доску), В музее Градостроительства
и Быта есть зал с ее личными вещами. Несколько лет
назад был установлен памятник, в ее честь был
организован ежегодный театральный фестиваль
«Великая провинция».
Раневская уничтожила свои мемуары, остались лишь
разрозненные записки о ее детстве, о родном городе. Да
и родной город уже потерял многие здания и памятники,
украшавшие его в начале прошлого века. Тем
интереснее пройти по «Таганрогу Раневской», может,
на этом пути мы поймем, как из маленькой Фани
родилась Народная артистка – Раневская.
Попробуем вместе пройти по тем улицам и местам, которые еще помнят Раневскую.
№1.Мы пройдем от дома Раневской(Ул.Фрунзе10/Николаевская/) по
пер. Украинскому/Коммерческому/до
№2. Домика А. П. Чехова (ул. Чехова, 69)
№3. По ул. Чехова до пер. Тургеневского/Депальдовского/, на
котором находилась синагога(здание не сохранилось), далее
№4. По ул. Чехова до Мариинской женской гимназии (Чехова 104 б)
№5. От нее по пер. Комсомольскому/Атаманскому/к мужской
классической гимназии(ул. Октябрьская, 5)
№6. Далее по пер. Спартаковскому/Мало-Кампенгаузенскому/к
музею Градостроительства и быта (Ул. Фрунзе, 80 – бывший дом
Шаронова)
№7. Затем по ул. Петровской мимо парка/Городского сада/,
Театра пройдем до Депальдовского спуска (Каменная лестница)
№8. И завершим экскурсию в кофейне «Фрекен Бок» (пер.
Тургеневский).
Что значит «Народная
артистка»? Это когда
героиня знакома тебе как
соседка? Или когда
произнесенная фраза
героини становится
«крылатой» и «улетает»
от автора? Когда
созданные актрисой
образы сопровождают
тебя всю жизнь?
Может быть.., не
знаю…знаю только то,
что спектакли Раневской
– «Дальше - тишина»,
«Странная миссис
Севидж» очень дороги
нашим бабушкам и
дедушкам, родителям –
«Подкидыш», а детям –
ну конечно, Фрекен Бок.
№1
Для любой экскурсии необходима точка отсчета. Для
нас этой точкой станет, конечно же, дом, в котором
родилась великая артистка.
Фаина Фельдман,(принявшая в 1915г. псевдоним
Раневская), родилась 14(27) августа 1895 года, в
состоятельной еврейской семье в городе Таганроге, о
чем есть запись в «Метрической
книге для записи
родившихся евреев на
1895г.», которую
вел таганрогский
раввин. Интересно
отметить, что почти
во всех книгах,
даже в
энциклопедиях
ошибочно указывается
1896 год. Отец ее владел
двухэтажным особняком по улице
Николаевской
(сейчас ул. Фрунзе, 10)
в самом центре города.
1895г.
«На вопросы, что чаще всего вспоминается из
детства, Раневская не без удовольствия
отвечала: «Это когда рано утром входила
горничная вся в крахмале и говорила: «Барышня,
чай подан»
В семье Фельдманов
было четверо детей:
Белла, Яков, Фаина и
Лазарь (он умер
маленьким). Родители
старались сделать все,
чтобы детство детей
было безмятежным:
игрушки, гувернанткифранцуженки, поездки
летом в Швейцарию.
Может быть «горничная
в крахмале» была похожа
на ту, что справа, может
нет…
«…Мне видится детство все чаще и чаще. Разные
события всплывают из недр памяти и волнуют до
сердцебиения. Я вижу двор, узкий и длинный,
мощенный булыжником. Во дворе сидит на цепи
лохматая собака с густой свалявшейся шерстью, в
которой застрял мусор и даже гвозди, - по
прозвищу Букет. Букет всегда плачет и гремит
цепью. Я люблю его. Я обнимаю его за голову, вижу
его добрые, умные глаза, прижимаюсь лицом к
морде, шепчу слова любви. От Букета плохо пахнет,
но мне это не мешает. В черном небе – белые
звезды, от них светло<…>Мне пять лет».
В доме все было чисто, родители
стремились к благополучию,
поэтому Фаине не разрешили бы
взять в дом Букета, и может
поэтому в будущем она так
любила собак…
№2
Милка
Рафаиловна
Фельдман
(Заговалова)
«Говорят, любовь приходит с молоком матери. У меня любовь пришла
со «слезами матери». «…В семье была нелюбима. Мать обожала,
отца боялась и не очень любила. На даче под Таганрогом, утро, очень
жарко, трещат цикады, душно пахнут цветы в палисаднике, я
уложила кукол спать и прыгаю через веревочку. Я счастлива, не надо
готовить уроки, не надо играть гаммы – я обрезала палец, к дому
подъехала двуколка, из города приехал приказчик, привез почту, привез
много свертков, много вкусности. Я счастлива, я очень счастлива.
«Почему?» - вскрикнула мама. Я бегу в дом, через спущенные жалюзи в
спальне полоска света, она блестит золотом, мама уронила голову на
ручку кресла, она плачет… Я пугаюсь и тоже плачу. На коленях мамы
– газета: «…вчера в Баденвейлере скончался А. П. Чехов ». В газете –
фотография человека с добрым лицом. Бегу искать книгу А. П. Чехова.
Нахожу, начинаю читать. Мне попалась «Скучная история». Я
схватила книгу, побежала в сад, прочитала всю. Закрыла книжку. И
на этом кончилось мое детство. Я поняла все об одиночестве
человека.
Память о семье Чеховых в Таганроге была еще совсем свежа. «Мама
знала многих, с кем он был знаком, у кого бывал. Гимназисткой я
бегала к домику, где он родился, и читала там книги, сидя на скамье в
саду».
№3
Фаина Раневская, однажды упомянув, что отца боялась и не очень любила, больше не
возвращалась к нему в своих воспоминаниях. А ведь Гирш Хаимович Фельдман был посвоему выдающийся человек, всего добившийся в жизни сам. В течении десятилетия он
сделал многомиллионное состояние на операциях с недвижимостью. Был владельцем
фабрик сухих красок и ювелирных фабрик, занимался торговлей черным металлом и
удобрениями. Имел собственный пароход «Святой Николай», на котором после
революции семья уехала в Америку. Может показаться, что деньги для него были на
первом, на втором и на третьем месте, но это не так. Гирш Фельдман был старостой
Таганрогской синагоги, находившейся возле Технического училища на переулке
Депальдовском(теперь Тургеневском). Этой синагоге он подарил орган. Впервые в
России ввел в синагогальный хор женские голоса. Вряд ли человек, который считался
крупнейшим в России благотворителем, почетным членом ведомства учреждений
Императрицы Марии, старостой синагоги и основателем приюта для престарелых
евреев, был бездушным. Его интересовало все - и музыка, и политика, все, кроме Фаины.
Нельзя сказать, что он вообще не обращал внимания на детей, он много занимался
воспитанием Якова – будущего американского бизнесмена, восхищался красавицей
Беллой – звездой любого праздника. Только вот чудачка Фаина, которая, несмотря на
заикание, мечтала о театре, была ему непонятна.
Мы можем только догадываться, где Фаина гуляла, к кому
ходила в гости, что она любила петь, о чем мечтала по
ночам(«…в пять лет была тщеславна…Дни и ночи мечтала,
чтобы полицмейстер, плавая в море, стал тонуть и чтобы я
его вытащила, не дала ему утонуть и за это мне дали медаль,
как у нашего дворника»). По свидетельствам современников
«в памяти ее остались аллеи городского сада, спуск,
ведущий к морю, вид зеленых, с акацией из-за забора улиц:
«Окна раскрыты, и из каждого окна несется музыка». «Так
уж и из каждого?» - усомнился однажды Владимир Лакшин,
которому Раневская рассказывала о своем детстве.
«Представьте, в Таганроге во всех домах стояли фортепиано,
наш город был очень музыкален».
«В городе, где я родилась, было множество меломанов.
Знакомые мне присяжные поверенные собирались друг у
друга, чтобы играть квартеты великих классиков.
Однажды в специальный концертный зал пригласили
Скрябина. У рояля стояла большая лира из цветов. Скрябин,
выйдя, улыбнулся цветам. Лицо его было обычным,
заурядным, пока он не стал играть. И тогда я услыхала и
увидела перед собой гения. Наверное, его концерт втянул,
втолкнул мою душу в музыку. И стала она страстью моей
долгой жизни».
Ранимая, наблюдательная,
чувствительная, упрямая
Фаина придумывает себе
«Второй мир» - театр, где
она уже не на вторых
ролях, мир, ставший ее
страстью на всю жизнь.
«Петрушка» - потрясение №1. Каким-то
образом среди игрушек оказались
персонажи «Петрушки» - городовой, цыган,
дворник и еще какие-то куклы. Я
переиграла все роли, говорила, меняя голос,
городовой имел неописуемый успех. Была и
ширма, и лесенка, на которую становились.
Сладость славы переживала за ширмой. С
достоинством выходила раскланиваться».
«Актрисой себя почувствовала в пятилетнем возрасте. Умер
маленький братик, я жалела его, день плакала. И все-таки
отодвинула занавеску на зеркале – посмотреть, какая я в слезах.
…Я стою в детской на подоконнике и смотрю в окно дома
напротив. Нас разделяет узкая улица, и потому мне хорошо
видно все, что там происходит. Там танцуют, смеются,
визжат. Это бал в офицерском собрании. Мне семь лет, я не
знаю слов «пошлость» и «мещанство», но мне очень не нравится
все, что происходит на втором этаже в окне дома напротив. Я
не буду, когда вырасту, взвизгивать, обмахиваться носовым
платком или веером, так хохотать и гримасничать!.. Там
чужие, они мне не нравятся, но я смотрю на них с интересом.
Потом офицеры и их дамы уехали, и в доме напротив поселилась
учительница географии – толстая важная старуха, у которой я
училась, поступив в гимназию. Она ставила мне двойки и
выгоняла из класса, презирая меня за невежество в области
географии. В ее окно я не смотрела, там не было ничего
интересного. Через много лет, став актрисой, я получила роль
акушерки Змеюкиной в Чеховской «Свадьбе». Мне очень помогли
мои детские впечатления-воспоминания об офицерских балах.
Помогли наблюдательность, стремление увидеть в человеке
характерное: смешное или жалкое, доброе или злое… Играть,
представлять кого-либо из людей, мне знакомых, я стала лет с
пяти и часто бывала наказана за эти показы…»
№4
Что уж меньше всего интересовало Фаину, так это учеба. Какая может быть учеба, если она
хотела стать актрисой и только и думала об этом! Но глупой Фаину нельзя было назвать, так
как она читала взахлеб, видела множество пьес, обожала музыку.
«Учительница подарила медальон, на нем было написано: «Лень – мать
всех пороков». С гордостью носила медальон. Ненавидела гувернантку,
ненавидела бонну немку. Ночью могила Бога, чтобы бонна, катаясь на
коньках, упала и расшибла голову, а потом умерла. Любила читать,
читала запоем, над книгой, где кого-то обижали, плакала навзрыд, тогда отнимали книгу и ставили в угол. Училась плохо, арифметика
была страшной пыткой. Писать без ошибок так и не научилась.
Считать тоже. Наверное, потому всегда, и по сию пору, всегда без
денег… Учиться я научилась, повзрослев. И теперь, в старости,
стараюсь узнать больше и больше. Часто вспоминаю мудреца: «...знаю
только то, что ничего не знаю…»
Свою мечту Раневская осуществила, в 1915-м, после бурных сцен в
семье – отец и мать были резко против ее решения уйти на сцену, Раневская отправилась в Москву.
- Посмотри на себя в зеркало – и увидишь, что ты за актриса! –
говорил отец.
Она уехала из города, прошла множество испытаний и стала актрисой,
вернулась попрощаться с семьей в 1917 году. На этом ее связь с
Таганрогом прервалась на долгие годы.
Но в середине 70-х годов в школе №15 (Мариинская гимназия) было
решено создать школьный музей (в его создании принимала участие и
классная руководительница моей бабушки – Олимпиада Михайловна
Холина), обратились к выпускникам школы. Одной из первых, кто
откликнулся на просьбу поделиться воспоминаниями, была Народная
артистка Фаина Раневская. Сейчас в музее истории школы хранятся
фотографии, письма, открытки, подписанные Раневской, книга Г.
Шахова «Эти короткие мгновения…» с дарственной надписью
Раневской, материалы о ней и ее жизни.
№5
Рядом с женской Мариинской
гимназией находилась мужская
классическая, и хотя обучение в
те годы было раздельным,
любовь никто не отменял.
В воспоминаниях Раневской даже
свидания выглядят как пьеса с
завязкой, кульминацией и
драматическим концом.
«Много я получала приглашений на свидания. Первое, в ранней
молодости, было неудачным. Гимназист поразил меня
фуражкой, где над козырьком был великолепный герб гимназии,
а тулья по бокам была опущена и лежала на ушах. Это
великолепие сводило меня с ума. Придя на свидание, я застала
девочку, которая попросила меня удалиться, так как я уселась
на скамью, где у нее свидание. Вскоре появился и герой,
нисколько не смутившийся при виде нас обеих. Герой сел между
нами и стал насвистывать. А соперница требовала, чтобы я
немедленно удалилась. На что я резонно отвечала: «На этом
месте мне назначено свидание, и я никуда не уйду». Соперница
заявила, что не сдвинется с места. Я сделала такое же
заявление. Каждая из нас долго отстаивала свои права. Потом
герой и соперница пошептались. После чего соперница взяла с
земли несколько увесистых камней и стала в меня их кидать. Я
заплакала и покинула поле боя… О моем первом свидании я
рассказала Маршаку, он смеялся: ему понравилось то, что,
вернувшись все-таки на поле боя, я сказала: «Вот увидите, вас
накажет Бог!» И ушла, полная достоинства».
Та любовь, которая
Раневская видела в кино,
театре и находила в книгах
была гораздо красивее, чем
та, что она видела в жизни.
Любовь в жизни меркла
перед любовью в фильме,
например, «Ромео и
Джульетта», который она
смотрела.
«…По лестнице взбирался на балкон юноша
неописуемой красоты, потом появилась девушка
неописуемой красоты, они поцеловались, я плакала. Я
в экстазе, хорошо помню мое волнение. Схватила
копилку в виде большой свиньи, набитую мелкими
монетами (плата за рыбий жир). Свинью разбиваю.
Я в неистовстве – мне надо совершить что-то
большое, необычное. По полу запрыгали монеты,
которые я отдала соседским детям: «Берите,
берите, мне ничего не нужно…» И сейчас мне тоже
ничего не нужно – мне 80. Даже духи из Парижа, мне
их прислали – подарки друзей. Теперь перебираю в
уме, кому бы их подарить… Экстазов давно не
испытываю. Жизнь кончена, а я так и не узнала что
к чему».
Чем старше
Раневская
становилась, тем
больше ее привлекал
в человеке именно
талант.
Всегда завидовала таланту: началось все с детства.
Приходил в гости к старшей сестре гимназист –
читал ей стихи, флиртовал, читал наизусть.
Чтение повергало меня в трепет. Гимназист
вращал глазами, взвизгивал, рычал тигром, топал
ногами, рвал на себе волосы, ломая руки. Стихи
назывались «Белое покрывало». Кончалось чтение
словами «…так могла солгать лишь мать…».
Гимназист зарыдал, я была в экстазе. Подруга моей
сестры читала стихи: «Увидев почерк мой, Вы,
верно удивитесь, я не писала вам давно и думаю, Вам
это все равно». Подруга сестры тоже и рыдала, и
хохотала. И опять мой восторг, и зависть, и горе –
почему у меня ничего не выходило, когда я пыталась
им подражать. Значит, я не могу стать актрисой?
Теперь, к концу моей жизни, я не выношу актеров«игральщиков». Не выношу органически, до
физического отвращения – меня тошнит от
партнера, «играющего роль», а не живущего тем,
что ему надлежит делать в силу обстоятельств.
Сейчас мучаюсь от партнера, который
«представляет» всегда одинаково, как запись на
пластинке. Если актер не импровизирует – ремесло,
мерзкое ремесло!
№6
…больше всего в жизни я любила
влюбляться: Качалов, Павла
Леонтьевна, Бабель, Ахматова,
Блок (его лично не знала),
Михоэлс – прелесть
человек…Макс Волошин, Марина
Цветаева, чудо-Марина.
Обожала Е.В. Гельцер. Мне везло
на людей.
В таганрогском музее
Градостроительства есть зал с
экспозицией, посвященной
Раневской: легкий мебельный
гарнитур из карельской
березы,(люди, знавшие
Раневскую, часто его
вспоминают, потому, что на него
нельзя было садиться, он
разваливался) ее сумочки,
шляпки и главное – фотографии.
На них те, кого она любила
больше всего – собаки и
талантливые люди. Это ее
любовь с детства.
№8
Скоро дом Раневской станет Домом-музеем, и
тогда мы действительно сможем пойти к ней в
гости, пока же, за углом, нас ждет не менее
гостеприимный дом – кофейня «Фрекен Бок».
Здесь можно и поесть знаменитых плюшек, и
посмотреть фильмы с участием Раневской, и
разглядеть ее фотографии, и поделиться
впечатлениями от экскурсии.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
50
Размер файла
10 000 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа