close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация

код для вставкиСкачать
Презентация Мухиной Ани 9 «А»
Учитель: Степанюк Елена Александровна
Использованы материалы из дневниковых записей руководителя подготовки
космонавтов Николая Петровича Каманина (подготовка публикации Льва
Каманина и Александра Немова).
Выход
12 апреля 1967 года. Байконур.
Сегодня День космонавтики. Первый раз я встречаю этот день на космодроме.
Только что был на занятиях у космонавтов. Экипаж Комарова, Горбатко и Кубасова занимается
бортжурналами и полетной документацией. Ребята особенно внимательно отрабатывают документ
контроля перехода из корабля в корабль. Этот переход должен быть осуществлен впервые в
истории…
15 апреля.
Вчера вечером на заседании Госкомиссии решили приступить до пуска кораблей. Вся технология от
заправки до пуска кораблей занимает восемь суток. Таким образом, пуск новых кораблей «Союз1» и «Союз-2» можно осуществить 24 – 25 апреля. У меня лично нет уверенности, что вся
программа полета будет выполнена успешно, но нет и достаточно веских оснований возражать
против старта. Во всех предыдущих полетах у нас была вера в успех. Сегодня такой былой
уверенности в победе нет. Космонавты подготовлены хорошо, корабли и оборудование прошли
через сотни испытаний и проверок, кажется, все сделано для успеха полета, а уверенности нет.
Это объясняется тем, что мы идем в полет без могучей воли и уверенности Королева, королевский
оптимизм нас избаловал.
16 апреля.
Вчера в 23 часа корабль «Союз-1» поставили на заправку. Начался заключительный и наиболее
важный этап подготовки пуска двух кораблей «Союз» с экипажами на борту. Отмена старта
заправленных кораблей крайне нежелательно.
Сегодня в 10 часов намечалась тренировка экипажей на «Союзе-2», но из-за неполадок на корабле
тренировку отложили. Ее провели между 15 и 20 часами. Все прошло хорошо.
Выход
17 апреля.
С 9 до 14 часов с космонавтами проводил занятия профессор Б. Раушенбах. Разобрали все варианты
стыковок,ориентации, закруток и нормы расхода рабочего тела на различные эволюции. Занятия очень полезные,
и провел их Раушенбах хорошо. В 15 часов к космонавтам приехал Главный – В. Мишин. Он приехал с
намерением поговорить с ребятами по всей программе полета. Предложил провести первую стыковку кораблей
на орбите автоматически. Но ведь более года космонавты готовились к выполнению сближения кораблей с
помощью автоматов, а вот саму стыковку осуществлять вручную. Взял слово В. Комаров. Он доказал, что самый
надежный способ стыковки именно смешанный. До 300 – 200 метров сближение идет с помощью
автоматического комплекса «Игла», потом она полностью выключается, и стыковка производится при ручном
управлении кораблями. В. Комарова поддержали Ю. Гагарин и все остальные космонавты.
Корабль «Союз-1» закончил заправку, а корабль «Союз-2» в 13.00 направлен на заправку.
Теперь уже твердо взят курс на старт 24 – 26 апреля.
18 апреля.
Рано утром в Челябинск вылетела рабочая группа проведения тренировки технических средств по поиску
космического корабля после посадки.
Академик В. Миши провел совет главных конструкторов. Присутствовали все космонавты. Председатель
Госкомиссии К. Керимов, представители конструкторских бюро высказались за полуавтоматическую стыковку (
на дистанции 50 – 70 метров «Игла» выключается, и дальнейшее сближение кораблей производится вручную).
Конструкторы отстаивали вариант автоматической стыковки.
Во второй половине дня К. Феокритов провел с экипажем очень полезные занятия по возможным отказам
оборудования кораблей и дал рекомендации по действиям и решениям экипажа в таких случаях.
Сегодня на одном из кораблей отказал клапан системы наддува азотных баков. Это потрепало нам нервы. Но
специалисты нашли возможность закрыть клапан.
Выход
20 апреля.
Сегодня идет медицинское обследование космонавтов. Врачи требуют побольше времени на осмотр, а космонавты ворчат, что врачи им
мешают готовиться к полету.
Летчики и космонавты не любят и боятся врачей. Я могу, кажется, объективно рассматривать эти отношения, но чаще всего я
поддерживаю сторону космонавтов.
Сегодня на второй площадке провели заседание Госкомиссии.
Решили: пуск космического корабля «Союз-1» осуществить 23 апреля в 3.35 московского, а «Союз-2» – 24 апреля в 3.10.
Конструкторы подтвердили готовность носителей, кораблей и служб к пускам в эти сроки.
Я сделал доклад о подготовке экипажей. Вот он: «Товарищи члены Государственной комиссии! Здесь присутствуют восемь космонавтов.
Все они полностью закончили программу подготовки в ЦПК, сдали экзамены специальной комиссии. По теоретической
подготовке, знанию материальной части корабля, по умению управлять кораблем и его системами все космонавты получили оценку
«отлично».
На технической позиции экипажи провели занятия на борту корабля, консультировались с конструкторами и разработчиками систем,
прослушали и записали в бортжурналы рекомендации по действиям в особых случаях. Космонавты прошли программу
медицинского обследования и признаны годными для выполнения космического полета.
На основании изложенного вношу предложение назначить:
Командиром активного корабля «Союз» и командиром группы космических кораблей – Комарова Владимира Михайловича.
Командиром пассивного корабля «Союз» - Быковского Валерия Федоровича.
Членами экипажа, выходящими в космос:
— Хрунова Евгения Васильевича,
— Елисеева Алексея Станиславовича.
Запасные экипажи определять в следующем составе:
Командир активного корабля и командиром группы космических кораблей – Гагарин Юрий Алексеевич.
Командир пассивного корабля – Николаев Андриян Григорьевич.
Членами экипажа, выходящими в открытый космос, – В. Горбатко и В. Кубасова.
Госкомиссия единогласно утвердила мое предложение.
Итак, все решено. Мы идем на очень нужный и ответственный полет. Успех предстоящего полета опять выведет нашу страну вперед.
Выход
21 апреля.
В 12 часов местного времени гуляли с космонавтами на высоком берегу Сырдарьи. Температура плюс двадцать пять.
Настроение у ребят бодрое. Внимательно осмотрели деревья на Аллее космонавтов, их пока одиннадцать, но
скоро будет пятнадцать. Деревья еще не распустились, но на тополях и кустарниках появились листочки, бурно
растет клевер. Только здесь, на просторах полупустыни, особенно дорога зелень, каждую веточку, каждую
травинку встречаешь, как лучшего друга.
Сегодня ребята заканчивают работу над бортжурналами, особенно усердно работал В. Комаров.
22 апреля
Ракета и корабль «Союз-1» уже на старте. Сегодня в 11 часов провели митинг встречи представителей
промышленности и стартовой команды с экипажами космических кораблей. Те, кто готовил старт, заверили
космонавтов в том, что техника подготовлена надежная, и пожелали удачных полетов. С ответным словом
выступили В. Комаров и В. Быковский.
Главный конструктор говорил с экипажами об отказах в работе систем корабля «Союз-1», которые могут привести к
тому, что пуск «Союза-2» будет отложен. Таких отказов он назвал только два: отказ «Иглы» и отсутствие
подзарядки солнечных батарей.
Я поговорил с В. Комаровым один на один. Советовал ему выполнять всю программу полета только при отличном
состоянии техники и хорошем самочувствии экипажа. При отклонении от нормы консультироваться с Землей, а
при отсутствии связи принимать решения самостоятельно, но не торопиться и все время помнить, что главная
задача – взлететь и сесть благополучно. Нам не нужны ни стыковка кораблей, ни выход в космос, если они могут
закончиться тяжелыми происшествиями.
Выход
23 апреля.
Заседание Госкомиссии началось в 23.30 22 апреля, а закончилось сегодня в 0.15. Все главные конструкторы
подтвердили: ракета, космический корабль «Союз-1», его оборудование, все службы подготовлены к пуску,
каждый ручался, что его работа не подведет. Я доложил о готовности всех средств поиска космического корабля.
Дополнительно к традиционным средствам поиска (самолеты, вертолеты, радиопеленгаторы и др.) мы создали
над районом посадки сплошное радиолокационное поле от высоты 2 километров и выше. А. Карпов доложил,
что космонавт В. Комаров прошел все медицинские обследования, хорошо спал шесть часов, самочувствие его
хорошее и он приступил к подготовке к полету. Вся подготовка пуска проходила при свете прожекторов.
В 3 часа ночи приехал в гостиницу космонавтов. Ребята были уже на ногах. Наклейка датчиков и все медпроверки
были закончены. В. Комаров был готов к отъезду на старт. На мой вопрос, как спал, В. Комаров ответил: «Лег
рановато, около часа не мог заснуть, а потом заснул крепко, чувствую себя хорошо».
Ровно в три часа В. Комаров прибыл на старт. Короткий доклад председателю Госкомиссии К. Керимову: «Тов.
председатель Государственной комиссии, космонавт Комаров к старту готов!» Володя одет в легкий шерстяной
серый костюм и голубую куртку. Члены Госкомиссии полезли обниматься и целоваться. К лифту Комарова
провожали В. Мишин, Ю. Гагарин и я. Гагарин вместе с Комаровым поднялся к кораблю и был там до закрытия
люка.
На время проверки связи и оборудования корабля космонавт А. Николаев и я перешли в бункер. Установили связь с
бортом корабля, Комаров методично и неторопливо докладывал о ходе проверки оборудования.
Подготовку старта ракеты мы наблюдали по телевизорам (три различные позиции), а готовность космонавта
проверяли по радио. Подготовка пуска проходила точно по графику, все параметры ракеты и корабля были в
норме, температура в корабле плюс пятнадцать.
Выход
23 апреля (продолжение)
Пуск состоялся в точно назначенное время, ракета поднималась устойчиво.
Все три ступени ракеты отработали отлично, и через 540 секунд после старта космический корабль «Союз-1» был на
орбите.
Мы были довольны началом полета и поздравляли друг друга с успехом, хотя каждый осознавал, что впереди еще
могут быть сотни трудностей.
Я был назначен руководителем смены на командном пункте, моя смена заступила немедленно после пуска.
На втором витке мы установили с Комаровым хорошую связь на УКВ. КВ связь не работала. В. Комаров доложил:
«Самочувствие хорошее, параметры кабины в норме, но не открылась левая солнечная батарея, зарядный ток
только на 13 – 14 ампер, не работает КВ связь. Попытка закрутить (ориентировать. – Прим. ред.) корабль на
Солнце вручную не прошла, закрутку пытался осуществить вручную…»
Передали команду Комарову: обязательно закрутить корабль на Солнце, экономить энергию.
На третьем витке Комаров доложил: «Давление в кабине 760, зарядка – 14. Солнечная батарея не раскрылась,
закрутка на Солнце не прошла»
Стало, ясно, что на борту «Союза-1» серьезные отказы и корабль в таком положении не пролетает трех суток.
Обсудив создавшуюся обстановку, Госкомиссия решила: «Продолжить подготовку к пуску корабля «Союз-2»,
провести коррекцию орбиты «Союз-1», еще раз попытаться закрутить корабль на Солнце и проверить системы
стабилизации корабля». Комарову передали соответствующие распоряжения. Обстановка полета складывалась
тяжелой, но мы еще не теряли надежд исправить положение на «Союзе-1», поднять в космос «Союз-2» и
выполнить стыковку кораблей и переход Хрунова и Елисеева от Быковского к Комарову. В целях лучшего
управления полетом я отправил Ю. Гагарина на командный пункт в Евпаторию.
Неполадки на борту могли привести к нарушению теплового баланса и израсходованию электроэнергии в первые
сутки полета.
Выход
24 апреля
В 6 часов 45 минут вылетели с космодрома в Орск. Летим в район посадки корабля «Союз-1» для встречи
космонавта Комарова и доставки его на космодром – таково задание Государственной комиссии. Более суток не
спал, было очень много волнений, в полете на корабле «Союз-1» было очень много отказов, была опасность, что
мы не сможем посадить корабль, но сейчас, кажется, все основные опасности позади, корабль сошел с орбиты и
должен приземлиться в 50 километрах от Орска.
Все легли спать, мне тоже безумно хочется спать, но желание записать пережитые тревоги берет верх, и я берусь за
дневник.
Мое дежурство на КП кончилось на шестом витке полета, но ни один человек из смены не ушел отдыхать. Комаров
доложил, что закрутка на Солнце на пятом витке не удалась, попытки стабилизировать корабль с помощью
ионной ориентации не привели к успеху, ручная ориентация в тени очень затруднительна – трудно определить
бег Земли. С 7-го по 13-й виток с кораблем не будет связи. Эти витки проходят над Атлантикой и Америкой – за
пределами радиуса УКВ станций СССР, а КВ связь не работает. По плану полета эти витки совпадают с
периодом отдыха космонавта. Мы разрешили Комарову спать и еще раз подтвердили: максимально беречь
энергию. На полигоне, в Москве и Евпатории начались бесконечные консультации специалистов о положении на
борту корабля и о предложениях по дальнейшей программе полета. Мне без консультаций было ясно, что
продолжать полет по полной программе нельзя, нужно немедленно отставить старт «Союза-2», а «Союз-1»
посадить на 17-м витке. Эту точку зрения поддержали Келдыш, Керимов и другие. В. Мишин еще не терял
надежду выполнить всю программу полета. До 13-го витка можно было не спешить с окончательным решением,
но все согласились с тем, чтобы подготовить все условия для посадки на 17-м, 18-м или 19-м витках. На 13-м
витке Комаров доложил, что его повторные попытки закрутить корабль на Солнце и провести ориентацию с
помощью ионных датчиков опять оказались безуспешными. Все было ясно. Полет «Союза-2» был отменен, надо
было думать, как посадить «Союз-1». Создавалась реальная угроза того, что мы можем не посадить корабль.
На «Союзе-1» три различные системы ориентации корабля. Астроориентация отказала из-за нераскрытия левой
солнечной батареи. Ионная ориентация в предутренние часы ненадежна (ионные ямы). Ручная ориентация на
корабле работала, но ее трудно было использовать для ориентации корабля для посадки (при посадке корабля в
5.30 местного участка ориентации приходится на тень, а в тени корабль трудно ориентировать вручную.
Выход
24 апреля (продолжение)
Донесения о включении тормозной двигательной установки (ТДУ). Это были очень тяжелые и неприятные минуты.
Наконец передали сообщение о том , что ТДУ работает нормально и корабль сошел с орбиты. Через минуту мы
были в самолете Ил-18. При наборе высоты нам передали: «Парашют раскрылся, объект приземлился в 65
километрах восточнее Орска». Итак, все опасности позади. Комаров блестяще справился в пилотированием
неисправного корабля и заставил его подчинится своей воле.
Мы уже под Орском. Я был раньше несколько раз в этом городе, он всегда был пыльным и неуютным. А сейчас он
показался еще неприятнее обычного: десятки сильно дымящих заводов, отсутствие зелени и воды, тучи пыли
снизу и сверху. Не будем здесь задерживаться.. «Союз-1» произвел посадку в 6 часов 24 минуты московского,
сейчас 8 часов 25 минут. За эти два часа Комарова наверное, уже досавили на аэродром в Орск. Пошли на
посадку.
Борт самолета Ил-18.
Летим из Орска в Москву.
22.00 24 апреля – 01.00 25 апреля.
На борту самолета президент Академии наук М. Келдыш, космонавты Ю. Гагарин, А. Николаев, В. Быковский, Е.
Хрунов, В. Горбатко, А. Елисеев, В. Кубасов. Вместе с нами летит и космонавт Владимир Михайлович Комаров,
но он мертв, о в гробу. После всех космических полетов я прилетел с космонавтами во Внуково, а затем на
машинах мы двигались на Красную площадь.
Гагарин, Титов, Николаев, Попович, Быковский, Терешкова, Комаров, Егоров. Феоктистов, Беляев, Леонов – это
были радостные и волнующие полеты, с места посадки космонавтов в Москву, к народу, к правительству, к
родным и близким. А сейчас мы летим с другим настроением. Все убиты горем: погиб один из лучших наших
космонавтов – В. Комаров.
Не спал уже более двух суток, но я не могу спать, пока не занесу в дневник хотя бы основные события трагического
дня – 24 апреля.
Выход
25 апреля (продолжение).
Идя на посадку в Орске я считал, что встречу Комарова уже на аэродроме. Между посадкой «Союз-1» (6 часов 24
минуты) и посадкой нашего Ил-18 (8,25) прошло уже более 2 часов. Я внимательно искал признаки оживления
на аэродроме и не находил их. В сердце закрадывалась тревога. Когда самолет выключил двигатели, к нам
подъехал автобус, из автобуса вышли несколько сотрудников службы поиска. Доложили: «Союз-1» приземлился
в 6 часов 24 минуты в 65 километрах восточнее Орска, корабль горит, космонавт не обнаружен».
Надежды на встречу с живым Комаровым померкли, для меня было ясно, что космонавт погиб, но где-то в глубине
души еще теплилась слабая надежда. В это время неожиданно получили сообщение по телефону, что раненный
космонавт находится в больнице населенного пункта Карабутак в трех километрах от места посадки.
Нужно было немедленно лететь на место происшествия. Когда я садился в вертолет, мне передели, что в Москве
срочно ждут звонка. Но мне нечего было докладывать, требовалось выяснить обстановку на месте посадки. Я
дал команду взлетать. Через десять минут
Штурман доложил мне радиотелеграмму: немедленно вернуться на аэродром и позвонить в Москву. Я приказал
продолжать полет к месту посадки «Союз-1».
Когда мы сели, корабль еще горел. На месте была группа поиска, группа академика Г.Петрова и много местных
жителей. Признаков космонавта в обломках корабля пока обнаружено не было. По докладам местных жителей,
корабль спускался с большой скоростью, парашют вращался и не был наполнен. В момент посадки произошло
несколько взрывов и начался пожар, космонавта никто не видел. При тушении пожара местные жители
забросали корабль толстым слоем земли.
Беглый осмотр корабля убедил меня, что Комаров погиб и находится в обломках догорающего корабля. Я приказал
очищать его обломки от земли и искать тело космонавта. Одновременно я посла часть сотрудников на вертолете,
а других на автомашине в больницу ближайшего населенного пункта, чтобы проверить версию о раненом
космонавте. Через час раскопок мы обнаружили тело космонавта Комарова среди обломков корабля…
Выход
25 апреля (продолжение).
Я немедленно вылетел в Орск и по телефону связался с Москвой. Доклад был краток: «Был на месте, космонавт
Комаров погиб, корабль сгорел. Основной парашют не раскрылся, а запасной парашют не наполнился воздухом.
Корабль ударился о землю со скоростью 35-40 метров в секунду, после удара произошел взрыв тормозных
двигателей и начался пожар. Раньше не могли доложить о судьбе космонавта, потому что его никто не видел, а
во время тушения пожара корабль засыпали землей. Только после проведения раскопок было обнаружено тело
Комарова».
После переговоров с Москвой я опять вылетел к месту происшествия. Принял все меры по сохранности деталей и
обломков корабля и категорически запретил нарушать их взаимное расположение.
Через три часа на место происшествия прилетели члены Госкомиссии. Несколько позже прилетел из Евпатории
Гагарин.
В 21.45 московского времени на аэропорте Орска для прощания с В. Комаровым был выстроен прибывший
специально батальон курсантов. Мимо застывших курсантов мы пронесли гроб с телом Комарова и погрузили
его в самолет Ил-18. За десять минут до нашего взлета прилетел Ан-12 с космодрома, космонавты спешили
принять участие в прощании с другом.
Прилетели в Москву в час ночи. В Шереметьево из Звездного приехали космонавты, жена Комарова- Валентина
Яковлевна, Валя Терешкова и другие космонавты уговаривали Валентину Яковлевну не ехать на аэродром, но
она отвергла их советы и твердо заявила: «Последние часы я буду с ним. Я всю жизнь готова стоять перед ним
на коленях».
В госпитале им. Бурденко открыли гроб, на белом атласе покоились останки Владимира Михайловича Комарова.
К гробу подошли Гагарин, Леонов, Быковский, Попович, другие космонавты. В крематорий я не поехал…
Правительственная комиссия уже приступила к расследованию обстоятельств гибели В. Комарова.
В 10 часов мне сообщили, что урна с прахом Комарова установлена в Краснознаменном зале ЦДСА.
С 12 до 22 часов непрерывный поток людей проходил через зал. В почетном карауле стояли секретари ЦК, члены
правительства, маршалы, генералы, космонавты, представители институтов, заводов, КБ, воинских частей,
академий. У многих людей на глазах слезы…
Выход
Выход
Документ
Категория
Презентации
Просмотров
21
Размер файла
154 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа