close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПРЯМАЯ И КОСВЕННАЯ ДИАТЕЗА

код для вставкиСкачать
Эгоцентрические валентности
и деконструкция говорящего
Елена Викторовна ПАДУЧЕВА
Российская академия наук, ВИНИТИ
elena.paducheva@yandex.ru
Москва, МГУ, 29.10.2010
Субъективность в языке
“Язык настолько глубоко отмечен
выражением субъективности, что возникает
вопрос, мог ли бы он, будучи устроенным
иначе, вообще функционировать и
называться языком.” (Бенвенист 1974: 295)
“Язык устроен таким образом, что
позволяет каждому говорящему, когда он
обозначает себя как говорящий, как бы
присваивать себе язык целиком.”
(Бенвенист 1974: 296) «апроприировать»
Коммуникативная ситуация
Всю совокупность своих возможных функций
говорящий может выполнять только в
канонической коммуникативной
ситуации (см. Lyons 1979: 637, Падучева
1996: 259–261), когда говорящему
обеспечен синхронный адресат,
находящийся в том же месте и в зоне
видимости.
Два типа неканонических ситуаций:
нарратив и гипотаксис.
Подразумеваемый говорящий
Подразумеваемый (имплицитный) говорящий
входит, например, в семантику вводного слова.
(1) Иван едва ли вернется = ‘говорящий
сомневается, что Иван вернется’ (по МАС и
В.В.Виноградову)
Эгоцентрическая валентность – это
валентность, которую в канонической ситуации
заполняет собой, в семантическом смысле,
говорящий, а на синтаксическом уровне ей
соответствует дейктический нулевой знак.
Слова, категории и конструкции с
эгоцентрическими валентностями являются
эгоцентрическими.
Роли говорящего
Основные роли, которые может
играть говорящий в семантике
слов, категорий и конструкций:
субъект восприятия
субъект сознания
субъект речи
субъект (= ориентир) дейксиса
Говорящий как субъект восприятия
Предложение (2) описывает ситуацию, в
которой кроме дороги и всадника
присутствует некое синтаксически не
выраженное лицо – наблюдатель события:
(2) На дороге показался всадник (знаменитый
пример из Апресян 1986/1995).
Естественно предположить, что это лицо –
говорящий. Это предположение
подтверждается аномальностью примера (3):
(3) *На дороге показался я.
В нарративе или гипотаксисе подлежащее 1-го лица
при показаться нормально – поскольку субъект
восприятия не говорящий, а другое лицо:
(4) а. Иван шел к морю. В какой-то момент на дороге
показался я.
б. Иван видел, что в какой-то момент на дороге
показался я.
На основании того, что не всегда субъект восприятия
– говорящий считается, что в толковании глагола
показаться фигурирует не говорящий, а
наблюдатель, см. Апресян 1986 /1995.
В гипотаксическом контексте роль
наблюдателя обычно выполняет субъект
матричного предложения:
(5) Фон Корен уже помирился с мыслью, что ему
сегодня не уехать, и сел играть с Самойленком в
шахматы; но когда стемнело, денщик доложил,
что на море показались огни и что видели
ракету. [А. П. Чехов. Дуэль (1891)]
Огни показались именно в поле зрения денщика.
Так что показаться – это слово с
эгоцентрической валентностью на субъект
восприятия: в гипотаксическом контексте
происходит гипотаксическая проекция – от
говорящего к субъекту матричного предложения.
(6) Иван понял, что справа показался корабль,
потому что все бросились к правому борту.
В (6) роль наблюдателя не может играть
субъект матричного предложения, поскольку
он является субъектом другой установки; эту
роль могли выполнять люди, которые
бросились к правому борту, или кто-то с кем
они были в контакте.
В нарративе наблюдателем
оказывается персонаж, так или иначе
выделенный в эпизоде; в (7) такой
персонаж – Нинка:
(7) Тут Нинка отскочила к забору, потому что
на дороге показалась Красавка, которая
галопом неслась по деревне, а за ней, не
отставая, бежала маленькая собачонка и
отчаянно тявкала. [В. Войнович. Чонкин]
Это нарративная проекция
Только в нарративе 1 лица говорящий
и наблюдатель могут присутствовать в
тексте одновременно и быть разными
лицами
(9) Меня дома не было. Ваня и Таня сидели
на кухне. Вдруг в окне показался человек.
Правило дейктической проекции
по Дж.Лайонзу (Lyons 1977: 579).
Ориентация на говорящего в
вопросе может смениться
ориентацией на слушающего (в
канонической ситуации):
(10) а. – На дороге показался всадник <в
моем поле зрения>;
б. – Ну что, он так и не показался? <в
твоем поле зрения>
Глаголы с эгоцентрической
валентностью на субъекта восприятия
– белеть, чернеть и др. (Апресян
1986/1995)
Другие примеры: возникнуть, оказаться, появиться,
показаться, исчезнуть, пропасть; проступить,
выступать, выглядывать, высовываться,
проглядывать, проскользнуть, промелькнуть,
мелькать; пахнуть, вонять, звучать, раздаться,
доноситься (Звучит колокол, и доносится пение из
собора. [НКРЯ]); светиться, блестеть, мерцать;
разверзнуться, раскинуться, расстилаться
(Падучева 2004: 210-214). Ср. также маячить
(перевод англ. to lurk, описанного Филлмором),
торчать, выситься; послышаться (Успенский
1970/2000: 103); реять, развеваться (Булыгина
1982: 29).
Глаголы, открытые Ю.Д.Апресяном (1980),
которые в определенном контексте
предполагают движущегося наблюдателя:
кончаться, начинаться, подниматься,
спускаться, поворачивать и др.
(11) а. Тропинка кончалась у реки;
б. После моста дорога поворачивала на юг.
Глагол в этих контекстах меняет значение и
диатезу: наблюдатель-идущий/следящий
уходит за кадр (письмо обрывалось на
полуслове).
Примеры перевода глаголов в
диатезе с наблюдателем на англ.
язык (из Мещерякова 2008);
перевод эксплицирует
наблюдателя
(12) а. Кустарник скоро совсем окончился. (Куприн.
Олеся) ‘Before long I came out of the brushwood’
б. Была уже темная ночь, когда Ольсен выехал
из города. Дорога шла берегом моря. (Беляев.
Человек-амфибия) ‘It was dark by the time Olsen
had cleared the city and taken the road that skirted
the beach.’
У многих глаголов валентность на наблюдателя
возникает в грамматически производных диатезах:
выделиться, выискаться, выразиться, выявиться,
задеваться, запропаститься, запечатлеться,
заслониться, затеряться, изобразиться, найтись,
обнажиться, обнаружиться, обозначиться,
отобразиться, потеряться, проясниться,
разыскаться, скрыться, утаиться;
проглядываться, просматриваться, различаться,
смотреться, улавливаться, усматриваться;
ощущаться (Во рту, от недоспанного сна, ощутился
привкус свинцовой горечи), почувствоваться,
чувствоваться.
(12) a. Я обнаружил у мальчика незаурядную эрудицию;
б. Мальчик обнаружил незаурядную эрудицию =‘Говорящий
обнаружил у мальчика незаурядную эрудицию’.
Говорящий как субъект
сознания
Толкование глагола воображать, в одном
из значений (Фреге 1977):
Х воображает, что Р = ‘Х считает, что
имеет место некое желательное для него
Р, а говорящий не считает, что Р имеет
место’
В канонической ситуации участник в
роли субъекта противоположного
мнения синтаксически невыразим
(13) Ее муж воображает себя гением [= ‘ее
муж считает себя гением; говорящий не
считает, что это так’].
В гипотаксическом контексте роль субъекта
сознания выполняется субъектом матричного
предиката:
(14) Мария знает, что ее муж воображает
себя гением.
Наблюдатель и субъект сознания – это разные
роли. Только наблюдатель дает аномалию
при наличии во фразе участника Я, как в
примере (3) (т.е. при совпадении субъекта и
объекта наблюдения).
(3) *На дороге показался я.
Наблюдатель – это внешний наблюдатель, и
именно в этом источник аномалии в (3),
Падучева 1985 /2009: 142,143. А субъект
сознания вполне может иметь объектом
самого себя, как в примере (13):
(13) Ее муж воображает себя гением.
Наблюдателя иногда включают в
толкование таких слов, которые на самом
деле предполагают субъект сознания.
Толкование для <вдруг, неожиданно и др.>,
Левонтина 2004
‘имеет место Р; говорящий или
наблюдатель не ожидал, что будет Р или
что Р произойдет именно в данный
момент’.
Неожиданно ведет себя как слово с
участником Субъект сознания, а не
Наблюдатель; ничуть не аномально
сочетание неожиданно для самого себя.
В примере (15) слова кончился <лес> и
начались <болота> предполагают
наблюдателя-идущего – он и является
субъектом сознания для неожиданно:
(15) За озером местность неожиданно
изменилась ― хвойный лес кончился,
начались болота. [Василь Быков. Болото
(2001)].
По умолчанию предполагают субъект 1 лица
слова так наз. категории состояния, типа больно,
весело, видно, возможно, видимо, заметно,
интересно, жутко, горестно, досадно,
приятно, хорошо, важно, безразлично,
любопытно, легко, тошно, неловко, забавно,
интересно, жарко, душно, обидно, радостно,
скучно, грустно, страшно, трудно, легко, ясно,
похоже; плевать, лень, жаль, жалко, хорошо,
охота, неохота; возвратные глаголы типа
хочется, придется, остается и многие, многие
другие.
(17) Приятно тебя слышать ‘it is nice to hear from
you’ [= ‘мне приятно’]
Класс слов с подразумеваемым субъектом сознания
образуют объяснить, подтвердить, показать,
оправдать, опровергнуть в контексте субъекта нелица (Падучева 1996: 153). Например, оправдать
что-то можно только в чьих-то глазах. Поэтому в (18)
ощущается несобственная прямая речь –
высказывание «Мощь государства оправдывает все
жертвы» делается явно не от лица автора:
(18) Сумбурный либерализм хрущёвского толка
«Святая Русь» принципиально отторгает. <…> Чем
криминальнее режим, чем нестерпимее гнёт, тем он
любезнее народу. Мощь государства оправдывает
все жертвы. Подумаешь, ― индивидуальная судьба!
«Жила бы страна родная, и нету других забот» ― как
поётся в песне. [Д.Карапетян. Владимир Высоцкий.
Воспоминания]
Ср. Jakobson 1957/1972.
Эгоцентрическую по умолчанию валентность на
субъект сознания имеют многие прилагательные
– такие как приемлемый; непостижимый,
неразрешимый; важный, главный; непонятный,
странный (примеры – по материалам
Г.И.Кустовой).
Итак, говорящий является, в каноническом
контексте, подразумеваемым субъектом
сознания, т.е. знания и мнения,
неопределенности, оценки (Падучева 1985: 141),
ощущения сходства и подобия; ожидания и
неожиданности (Падучева 1996: 281),
интерпретации (Апресян 2004), номинации
(Успенский 1970/2000) и проч.
Субъект сознания в неканонических
контекстах
Пример 1. Толкование ошибаться по
Апресян 2004:
Х ошибается, думая Р =
1) Х думает, что Р;
2) говорящий считает или знает, что не Р;
3) говорящий считает, что Х думает так
потому, что не знает фактов или не
понимает их.
Глагол ошибаться подразумевает
говорящего как субъекта сознания.
Гипотаксическая проекция: в (1а), в
канонической коммуникативной ситуации
субъектом оценки является имплицитный
говорящий, а в (1б) – не говорящий, а
Мария:
(1) а. Иван ошибается ‘говорящий
считает, что не Р’;
б. Мария уверена, что Иван
ошибается ‘Мария считает, что не Р’.
Что происходит, если ошибаться
имеет подлежащее в 1 лице?
(2) Впрочем, я очень мало знаю Вену и, быть
может, ошибаюсь, воображая ее зиму холодной.
[П. И. Чайковский. Переписка с Н.Ф. фон-Мекк
(1882)]
В этом случае на место Х подставляется тот же
говорящий, так что два противоречащих друг
другу мнения (Р и не Р) принадлежат одному
лицу – говорящему. Противоречие не приводит к
аномалии, поскольку эти мнения разделены
«загородкой» (hedge).
Пример 2 (из Апресян В. 2004):
хотя бы и хоть
Словам хотя бы и хоть дается в НОСС
толкование с участием имплицитного
говорящего:
хотя бы Р = ‘говорящий понимает, что
иметь желаемое невозможно, и готов
иметь меньшее Р, обладание которым
более вероятно’.
Однако в примерах (1а-1г) смысл
хотя бы, хоть не требует обращения
к говорящему:
(1) а. Маша хотела взглянуть на героя
хотя бы издали.
б. Кэт решила поспать хотя бы
полчаса.
в. Маша просит, чтобы ты ей хотя бы
позвонил.
г. Шофер вел машину медленно, чтобы
солдаты хоть немного отдохнули.
Заменив в толковании из НОСС
«говорящий» на «человек Х», мы
получим:
хотя бы Р = ‘человек Х понимает, что иметь
желаемое Р' невозможно, и готов иметь меньшее
Р, обладание которым более вероятно’.
В этом толковании два компонента: желание
человека Х что-то иметь (в частности, это может
быть желание, чтобы человек Y имел нечто или
сделал нечто, нужное Х-у) и готовность того же
человека Х иметь меньшее. В обоих компонентах
Х (одно и то же, но) произвольное лицо. (1в) ‘Маша, может быть, хотела бы, чтобы ты зашел,
но согласна на то, что ты только позвонишь’.
В частности, лицо Х может быть
говорящим:
(2) Хорошо, что Маша хоть раз в год приезжает в
Москву = ‘говорящий понимает, что не может иметь
желаемое им Р' (чтобы Маша приезжала часто), и
готов иметь меньшее Р, обладание которым более
вероятно (чтобы Маша приезжала раз в год)’.
В (2) субъектом «уступительности» является
говорящий: это он готов довольствоваться тем,
что есть, понимая, что не может рассчитывать на
большее. Про Машу мы ничего не знаем.
Возможно, Маша вовсе не довольна, что
приезжает так редко. А может быть и так, что она
не считает более частые приезды в Москву
желательными.
В чем же дело с примерами (1а) – (1г)? А в
том, что хотя бы употребляется в этих
примерах в гипотаксическом контексте, где
говорящего обычно заменяет субъект
матричного предложения. Так что описание в
НОСС, которое приписывает хотя бы
эгоцентрическую валентность, выдерживает
проверку на адекватность, а гипотаксическая
проекция получает новое подтверждение.
Видимо, хотя бы относится к таким словам,
которые должны находиться в сфере
действия того или иного предиката
пропозициональной установки (см. об этих
словах Падучева 1985/2007: 141, 142).
В предложении с хотя бы может быть и
два субъекта сознания:
(3) Хорошо, что Маше удается хоть раз в год
приезжать в Москву. [NB эгоцентрические
валентности у хорошо и удаваться]
При этом сознания должны быть согласованы –
говорящий должен эмпатизировать Маше (что
отмечено в НОСС), иначе возникает аномалия:
(4) *Жаль, что Маше хоть раз в год удается
приезжать в Москву.
Пример 3. Подразумеваемые субъекты
вводного оказывается
Значение вводного оказывается в канонической
ситуации:
оказывается, Р =
а) говорящий узнал, что Р;
б) говорящий удивлен, что Р.
Например, Иван, оказывается, давно вернулся =
а) говорящий узнал, что Иван давно вернулся;
б) говорящий удивлен, что Иван давно вернулся.
Несобственная прямая речь
Допустимо употребление оказывается, когда оно вводит
несобственную прямую речь. Тогда Р – это то, что сказал
говорящему некий Y, причем говорящий не рассматривает
информацию Р как свое знание; в его сознании Р – всего лишь
мнение лица Y, которое вызывает у него недоумение или
отстраненность.
(1) – Я вам скажу. Хотите откровенно? Я давно замечаю за
Вами, Дима. – И тут она понесла такой немыслимый и
ошеломляющий вздор, что Глебов онемел от изумления.
Оказывается, он с каким-то особенным вниманием всегда
осматривает их квартиру, на кухне его интересовали
холодильник под окном и дверь грузового лифта. Однажды он
подробно расспрашивал <...> (Ю.Трифонов)
Ассоциированная пропозиция вводного оказывается является
не знанием говорящего (в данном случае – нарративного, т.е.
персонажа), а мнением некоего не упоминаемого в
предложении лица (квартирохозяйки); говорящий является
только субъектом недоумения по поводу этого мнения.
(2) Но меня и без политики схарчить раз десять
хотели. Хорошо ещё, что я беспартийный, ― то
пьяницу мне пришьют, то, оказывается, я
бабник. [Василий Гроссман. Жизнь и судьба, ч. 1
(1960)]
В (3) дело не в том, что говорящий не принимает
полученную информацию как знание, а в том, что
она для него не столь существенна, как для
другого лица:
(3) Визит преподобного взволновал всю больницу.
Оказывается, в наших краях есть священники! И
они исповедуют желающих! В самой большой
палате больничной <…> говорили только об
исповеди тёти Поли. [В. Т. Шаламов. Колымские
рассказы (1954-1961)]
Заключение
Выявлены некоторые классы слов с эгоцентрической
валентностью, т.е. с валентностью, которая
заполняется, в канонической коммуникативной
ситуации, по смыслу – говорящим, а по форме –
нулем. Найдено общее правило, которое позволяет
персонифицировать имплицитного говорящего в
гипотаксическом контексте – гипотаксическая
проекция.
Существенно, что проекция возможна только для
вторичных эгоцентриков (таких как показаться,
едва ли). На однозначно дейктических словах, таких
как, например, сегодня, гипотаксическая проекция не
работает: во фразе Он вчера сказал, что сегодня
занят слово сегодня никак не может значить ‘вчера’:
сегодня ориентировано на наст. время говорящего, и
не проецируется на субъекта пропозициональной
установки.
Заключение (continued)
Итак, различаются два понятия: имплицитный
говорящий (в той или иной из своих ролей) как
фигурант толкования
и
говорящий как участник конкретного речевого
акта, который в канонической коммуникативной
ситуации персонифицирует имплицитного
говорящего.
В неканонической ситуации персонифицировать
говорящего может другое лицо.
Заключение (continued)
Имплицитный говорящий, который требуются
смыслом слова, но не имеет поверхностного
выражения, рассматривается и обосновывается
в работах, созданных в рамках формальной
(теоретико-модельной) семантики, см. Partee
1989 и др. Так что трактовка субъективности, в
основе которой лежит понятие имплицитного
говорящего, позволяет включить исследуемую
проблематику в более широкий теоретический
контекст.
References
НОСС – Новый объяснительный словарь синонимов русского
языка. Под общим руководством академика Ю.Д.Апресяна. 2-е
издание, Москва-Вена, 2004.
Апресян 1986 – Апресян Ю. Д. Дейксис в лексике и грамматике и
наивная модель мира // Семиотика и информатика. Вып. 28. М.,
1986. С. 5–33. См. Также Ю. Д. Апресян. Избранные труды, т. ІІ.
М., 1995, 629–650.
Апресян В. 2004 – Апресян В. по крайней мере 2, хотя бы 1,хоть 3
//НОСС.
Бенвенист 1974 – Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: Прогресс,
1974.
Булыгина 1982 – Булыгина Т. В. К построению типологии
предикатов в русском языке // Семантические типы предикатов.
М.: Наука, 1982. С. 7–85.
Левонтина 2004 – Левонтина И.Б. Неожиданно, вдруг и др.
//НОСС.
Мещерякова 2008 – Мещерякова Е.М. Русские глаголы со
смысловым компонентом 'находиться в поле зрения
наблюдателя' в английских переводах русской прозы. Изв.РАН.
Серия лит-ры и языка, 2008, т.67, №4, 53-61.
Падучева 1985 /2009 – Падучева Е. В. Высказывание и его
соотнесенность с действительностью. М.: Наука, 1985. Изд. 6-е,
М.: УРСС, 2009.
Падучева 1996 – Падучева Е. В. Семантические исследования:
Семантика времени и вида в русском языке. Семантика
нарратива. М.: Языки рус. культуры, 1996.
Падучева 2004 – Падучева Е. В. Динамические модели в семантике
лексики. М.: Языки славянской культуры, 2004.
Фреге 1977 – Фреге Г. Смысл и денотат. //Семиотика и
информатика. Вып. 8, М.: ВИНИТИ, 181-210.
Fillmore, 1975 — Ch. J. Fillmore. Santa Cruz Lectures on Deixis.
Reproduced by the Indiana University Linguistic Club. Bloomington,
Indiana, 1975.
Lyons 1977 – Lyons J. Semantics. Vol. 1–2. L. etc.: Cambridge Univ.
Press, 1977.
Partee 1989 – Partee B. Binding implicit variables in quantified
contexts. //Papers from the Twenty Fifth Meeting of the Chicago
Linguistic Society, eds. C. Wiltshire, B. Music and R. Graczyk, 342365. Chicago: Chicago Linguistic Society.
Wierzbicka 1980 – Wierzbicka A. Lingua mentalis. Sydney etc.: Acad.
Press, 1980.
Thank you for your attention!
С одной стороны, понятие говорящего стало
шире, чем было: Наблюдатель – это, в
канонической коммуникативной ситуации,
говорящий в одной из своих ролей. С
другой стороны, оно стало уже, чем было,
поскольку если речь идет о вторичных
эгоцентриках, то в неканонических
контекстах говорящего может замещать
другое лицо.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
7
Размер файла
231 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа