close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Культура речи журналистов

код для вставкиСкачать
Работу выполнили учащиеся 10 «Б»
Основные мотивы речевого
поведения и речевые
стратегии.
• Многие слова журналисты
используются в измененном
смысле, идет “расшатывание”
старых лексических значений.
Значение слова расширяется,
оттенки его смысла
утрачиваются - так создается
благоприятная ситуация для
появления речевого штампа.
Основой речевого общения
становится принцип
"приблизительности".
• Это касается, прежде всего, опасных
зон языковой системы - усиленно
эксплуатируемых журналистами
жаргонизмов, иноязычных и
устаревших слов.
• “”Белокурый малыш с голубыми
глазами” - в России подобный
умилительный имидж представляется
характерно русским, но уж никак не
еврейским. ”(НГ. 1996. 21 февр.)
Основные мотивы речевого
поведения и речевые
стратегии.
•
"Радикальный имидж, подчеркнутый подзаголовком "Самая новая
музыка", должен быть оправдан в глазах любителей широким
выбором программ. "(Коммерсантъ-daily. 1996. 13 апр.)
•
1) когда используются слова переносном значении, при этом
устойчивая связь “слово - обозначаемый предмет” перестает
воспроизводиться и тем самым разрушаются некоторые
существовавшие до этого момента знания о мире (в погоне за
оригинальностью, особым способом выражения журналисты порой
не замечают буквального, прямого смысла образного слова): по
ошибке или с умыслом залетают снаряды на территорию
дагестанских сел; глава КМВ Кулаковский, как пробка, выскакивал
из любой сомнительной ситуации, в которую садился;
мультимиллионер отец огромными финансовыми вливаниями
обеспечивает триумфальный прорыв дочурки в ящик;
2) когда используются языковые единицы с так называемым
"широким" значением: формальности делались, случился провал.
•
Речевая актуальность. Речевая
идентичность и речевая мода.
•
Суть мотива речевой актуальности - “хочу быть современным,
таким, как все”, “хочу соответствовать духу времени”, “хочу
говорить на общем языке”. Цель речевой актуализации состоит в
достижении речевой идентичности, в осознании тождества
отдельного человека другим людям. Безусловно, в этом мотиве
заложен положительный потенциал: учитывать мнение окружающих
по поводу “современности” языка необходимо, если коммуниканты
хотят ослабить конфликтность в общении. Проблема, между тем,
заключается в том, какую долю ответственности за эту актуальность
готов принять на себя коммуникант. Осознавая себя частью единого
языкового коллектива, он стремится к актуальности, чтобы вместе
со всеми участвовать в ее формировании, ощущать свою
идентичность и отвечать за собственное речевое поведение. В этом
случае адресант вынуждает себя думать о собственном речевом
поведении, совершать некий осмысленный выбор из возможных
способов выражения, в том числе и с учетом потенциальных
речевых конфликтов. В противном случае речевая актуальность
становится речевой модой и приводит к речевой безответственности.
Речевая мода - это косвенное подтверждение согласия на речевое
подчинение.
• Наиболее ярко речевая мода проявляется в том, как в
текстах СМИ используются заимствованные исконные (+освоенные) элементы: заимствованная
лексика теснит исконную (и даже заимствованную,
но освоенную ранее); чужие языки (прежде всего
английский) трансформируют грамматические, а в
некоторых случаях - и фонетические
(интонационные) законы русского языка. Отметим,
например, интересную тенденцию в языке СМИ
последних лет: естественное для русского языка
сочетание сущ+сущ заменяется сочетанием прил.
сущ.
• Некоторые исследователи отмечают “нерусское”
интонирование фразы у ведущих и журналистов на
радио и ТВ (Арина Шарапова, Татьяна Миткова), а
также “нерусскую” кинетику - мимику, жесты, позу
(синдром Натальи Дарьяловой, жесты ведущих на
BIZ-ТВ).
• Еще одним проявлением речевой моды является
позиционирование коммуникантов в системе “устаревшие актуальные - новые слова”: мощная волна устаревших слов
при более осторожном использовании новых. Правда, в
некоторых исследованиях утверждается обратное: процесс
неологизации усиливается, в том числе и в текстах СМИ, а
этот процесс, безусловно, отражает стремление
коммуникантов к речевой ответственности, причем
исследователи отмечают изменение их характера: если в 7080-е годы они относятся, прежде всего, к области
словопроизводства, то в последние годы это в основном
словотворчество. Однако “пик словотворчества” приходится
именно на 90-е годы, сегодня, по нашим наблюдениям,
создание новых слов в СМИ идет менее активно. К тому же
отличительной особенностью создания новых слов в текстах
СМИ является серийность, повторение одной и той же
распространенной словообразовательной модели:
обреферендить, опрезидентиться; гайдаризация,
ваучеризация, прихватизация; вампирировать, еврошопиться и
т.д.
• Конструирующая программа:
• 1) Как отражается в речевом поведении адресанта его
“общительность”?
• 2) Как отражается в речевом поведении адресанта
“общительность” адресата или текстовых собеседников
адресанта?
• 3) Какие факты речевого поведения адресанта могут проявить
неравенство в правах на “общительность” адресанта и
адресата, адресанта и его текстовых собеседников?
• Принимающая программа:
• 1) Отражается ли в речевом поведении адресанта его
“общительность”?
• 2) Отражается ли в речевом поведении адресанта
“общительность” адресата или текстовых собеседников
адресанта?
• Попытаемся установить соотношение “речевой факт общительность коммуникантов”. При описании правила
коммуникативной инициативы мы столкнемся с разными
моделями коммуникативного поведения, которые зависят от
того, как адресант выполняет речевые действия,
демонстрирующие его позицию по отношению к
коммуникативной цели обращения.
Модель 1: открытая
общительность адресанта и
адресата
•
•
•
•
Как ведет себя адресант в этом речевом контакте? Нуждается
ли он в общении с аудиторией? Да, эта потребность у
журналиста выражается сильно: он инициативен, активно
стремится вступить в диалог с читателем, завязать с ним
контакт. Но одновременно журналист изображает
инициативным, общительным и читателя, и своего
реального собеседника. Адресат ощущает, что адресант
открыт любой речевой инициативе в свой адрес, что он
демонстрирует в тексте свою готовность стать чьим-то
собеседником.
- прямая речь конкретного человека, собеседника
журналиста; отметим максимальную индивидуальность этой
речи;
- несобственно-прямая речь - это слова читателясобеседника, хотя оформляются они как авторская речь;
- авторская речь, отражающая "чужое" мнение, "чужой
голос"; этот "голос" принадлежит всем или какому-то
одному, но неопределенному лицу и в этом смысле может
принадлежать и любому читателю.
•
•
•
•
•
•
•
•
•
Еще один важный момент: в коммуникативной структуре данного
текста роли "говорения" и "слушания" не имеют однозначной
распределенности. И адресант, и адресат владеют обеими ролями,
инициативу говорения адресант постоянно передает другому лицу читателю/ конкретному, т.е. актуальному собеседнику/ любому
человеку, т.е. потенциальному собеседнику.
Отмеченные языковые сигналы контактной информации
подчеркиваются в тексте, усиливаются - это достигается
композиционными приемами:
- повтор
- аналогия+антитеза
- вопросно-ответное построение текста
Именно эти языковые средства и композиционные приемы - а не
собственно местоимения и глаголы 1-го и 2-го лица, не обращения
к читателю - отражают тот факт, что адресант следует
определенным инструкциям:
1) "передавай коммуникативную инициативу"; "производи мену
коммуникативной инициативы";
2) "моделируй свою готовность совершить речевые действия, а также
действия, сопровождающие речевой контакт".
Эти инструкции отражают диалогическую стратегию адресанта, не
только его умение "говорить", но и его готовность "слушать"
адресата.
Модель 2*: удерживание коммуникативной
инициативы адресантом или навязывание
адресату коммуникативной инициативы под
давлением.
• Речевая инициатива, общительность самого
журналиста в этих текстах достаточно сильна,
однако он много "говорит" и мало "слушает". Он
особенно не нуждается в речевых контактах
диалогического типа, а диалога с читателем
почти избегает. Речевая инициатива у
собеседников журналиста и у читателя здесь почти
или вообще "нулевая". Поэтому равенства
коммуникативных ролей - "говорения" и
"слушания" - между адресантом и адресатом нет:
журналист в основном - а по отношению к
читателю только - говорит, а читатель только
слушает, воспринимает, контакт здесь
односторонний.
• Эти ощущения возникают из-за особенностей
речевой структуры данных текстов, хотя
формально, с языковой точки зрения, с точки
зрения композиции эти тексты существенно
не отличаются от текстов первой модели:
здесь есть и глаголы "говорения", и
вопросно-ответное построение текста, и
"чужая речь". Однако работают эти средства
и приемы иначе, подчиняются иным
инструкциям.
• Как представлены "чужие голоса" в текстах
третьей модели? "Голоса" читателя и
собеседников журналиста отражают их
речевую пассивность: и читатель, и герои
идут в речевом контакте за журналистом и
даже не пытаются изменить ход этого
контакта. Как это получается?
Модель3: передача
коммуникативной инициативы
не-адресату
•
•
В текстах СМИ адресат может простить адресанту
ограничения в праве на “общительность”, свою
недостаточную активность “говорения”. Однако это возможно
только при определенных условиях. В ходе одного
эксперимента читатели оценивали журналистов на основе их
текстов, описывающих жизненные однотипные ситуации и
имеющих сходную, однотипную авторскую концепцию. Это
сходство сообщений, однако, с точки зрения коммуникации
оказалось мнимым: читатели увидели журналистов поразному. Читатели должны были ответить на вопрос "Как вы
представляете себе автора данного текста?" Из полученных
ответов дадим здесь только те, которые, так или иначе,
характеризуют потребность адресанта в установлении
контакта.
Читатели получают информацию о журналисте на основе
его контактов с героями материала
• Итак, коммуникативная структура диалогичного
газетного текста предполагает, прежде всего,
равенство для адресанта и адресата - насколько
это возможно - речевых инициатив "говорения"
и "слушания", одинаковую "общительность"
адресанта и адресата. Это достигается
выполнением инструкций общительности. Если
языковые средства и композиционные приемы
в тексте подчиняются таким инструкциям,
основания для возникновения
коммуникативных конфликтов сокращаются.
• Наиболее ярко проявляются в текстах СМИ:
речевая свобода, речевая простота и речевая
идентичность, а также контактная подстройка и
контактная уникальность.
Документ
Категория
Презентации по психологии
Просмотров
285
Размер файла
130 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа