close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация

код для вставкиСкачать
Любовь в лирике
С.А.Есенина
Но Вы по-прежнему мне милы,
Как Родина и как весна!
С.А.Есенин
Биография и творчество
С.А.Есенина
Сергей Александрович Есенин родился в сентябре 1895 г. в селе
Константиново Рязанской губернии в семье зажиточных крестьян. Детство
его прошло в доме деда Федора Титова, куда мать вернулась в 1899 г.,
после того как временно разошлась с мужем. В 1904 г. Есенина отдали в
Константиновское земское четырехгодичное училище, а в 1909-м
отправили продолжать учение во второклассную церковно-учительскую
Спас-Клепиковскую школу. В 1912 г., по окончании школы, он уехал в
Москву с твердым намерением посвятить себя стихотворству.
Сергей Есенин очень не любил, когда его называли поэтом "из низов". Он
всегда говорил: "Я просто поэт". Александр Блок горячо поддержал юное
дарование, и вскоре Есенина стали печатать во всех передовых
литературных журналах. В литературных кругах постоянно обсуждалась и
личная жизнь Есенина, связанные с ним скандалы, дебоши.
Осенью 1913 года вступил в гражданский брак с Анной Романовной
Изрядновой, работавшей вместе с Есениным корректором в типографии
Сытина. 21 декабря 1914 года у них родился сын Юрий, но Есенин вскоре
оставил семью. После смерти Есенина в народном суде Хамовнического
района Москвы разбиралось дело о признании Юрия ребенком поэта. 13
августа 1937 года Юрий Есенин был расстрелян по обвинению в
подготовке к покушению на Сталина.
30 июля 1917 года Есенин обвенчался с красавицей-актрисой Зинаидой
Райх в церкви Кирика и Улиты Вологодского уезда. 29 мая 1918 года у них
родилась дочь Татьяна. Дочь, белокурую и голубоглазую, Есенин очень
любил. 3 февраля 1920 года, уже после того, как Есенин разошелся с
Зинаидой Райх, у них родился сын Константин.
Биография и творчество
С.А.Есенина
5 марта 1925 года - знакомство с внучкой Льва Толстого Софьей
Андреевной Толстой. Она была младше Есенина на 5 лет, в ее жилах
текла кровь величайшего писателя мира. Софья Андреевна заведовала
библиотекой Союза писателей. 18 октября 1925 года состоялась
регистрация брака с С.А.Толстой. Софья Толстая - еще одна не
сбывшаяся надежда Есенина создать семью. Вышедшая из
аристократической семьи, по воспоминаниям друзей Есенина, очень
высокомерная, гордая, она требовала соблюдения этикета и
беспрекословного повиновения. Эти ее качества никак не сочетались с
простотой, великодушием, веселостью, озорным характером Сергея.
Вскоре они разошлись. Но уже после его смерти Софья Андреевна
отметала разные сплетни о Есенине, говорили, что он, якобы, писал в
состоянии пьяного угара. Она, неоднократно бывавшая свидетелем его
работы над стихом, утверждала, что Есенин очень серьезно относился к
своему творчеству, никогда не садился за стол пьяным.
Тема любви в лирике
С.А.Есенина
Сложно отыскать у Есенина произведения, где, пусть даже косвенно,
тонким намеком не упоминается родная природа, родная сторона. Сам
поэт говорил: «Обратите внимание, что у меня почти совсем нет любовных
мотивов… Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к Родине.
Чувство Родины – основное в моем творчестве». Любовь к родному краю в
стихах поэта такая же страстная и жгучая, каким может быть чувство к
женщине, возможно даже глубже и сильнее. Тем не менее любовной теме
посвящено у Есенина немало произведений, есть даже несколько циклов,
где эта тема является центральной.
Любовь в лирике Есенина была и тяжелой страстью, и «заразой», «чумой»
(«Сыпь гармоника. Скука… Скука…», «Пой же, пой. На проклятой
гитаре…» и др.). Она была благодатным, очищающим чувством (цикл
«Любовь хулигана») и романтическим приключением (цикл «Персидские
мотивы»). Любовь была и донжуанской, как бы «кстати», лишь вспышкой
страсти в сердце лирического героя («Не гляди на меня с упреком…»,
«Какая ночь! Я не могу…», «Ты меня не любишь, не жалеешь…», «Может
поздно, может, слишком рано…»).
В раннем творчестве любовные стихи поэта, еще очень
немногочисленные, наполнены народными мотивами, отличаются
печальным сюжетно-повествовательным характером, присущим
народной песне. Во всем раннем творчестве поэта, используются
авторская стилизация слов и выражений под фольклорные, а так же
использование уже существующих народных выражений – например,
составные слова: «душегубкою змеею».
Радость, восторг и удовольствие от любви в ранних стихах
постепенно сменяются «прохладой души» стихов более позднего
периода. Сердце лирического героя «тронуто холодком» («Не жалею,
не зову, не плачу…»). И этот холодок постепенно перерастает в
жгучую боль, в надрыв, которым пронизаны многие стихи цикла
«Москва кабацкая». Герой бежит от сознания своей утраченной
молодости, он страдает оттого, что не может вернуть «половодье
чувств», он с горечью задумывается о своей судьбе, в которой не
видит ничего хорошего, размышляет о тленности человека, о своем
одиночестве, его одолевает смертная скука.
Герой пытается залить эту боль вином, бросается в «омут столичного
разгула».
Он желает забыться в объятиях женщин, которым стремится отдать
душу до дна. О женщинах в этих стихах говорится и грубо и с какой-то
глубокой тоской. Герой называет свою спутницу и «проклятой сукой» и
«выдрой», в то же время просит прощения, обращаясь к ней «дорогая»
(«Сыпь, гармоника! Скука… Скука…»). Героиня сводит его с ума
«прищуренным глазом», эта «молодая, красивая дрянь» обещает много
счастья, в то же время олицетворяя собой «гибель» («Пой же, пой. На
проклятой гитаре…»). Такая любовь для него становится «заразой» и
«чумой». бы ждать возрождения героя, и самого поэта. И это
возрождение происходит.
Несмотря на оставшуюся душевную усталость, Есенин открывает нам
«правдивую, почти биографическую историю любви, которую он
рассказывает в рамках цикла «Москва кабацкая». Эта любовь
излечивает едва не погибшую душу героя, наполняет ее нежностью. Это
светлая, спасительная любовь, это «Любовь хулигана
Анализ стихотворения:
«Заметался пожар голубой»:
Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.
Был я весь - как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось пить и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.
Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И чтоб, прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.
Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.
Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил,
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.
Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали...
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.
В июле 1924 г. в Ленинграде Есенин выпустил новый сборник стихов
под общим названием "Москва кабацкая", включающий четыре
раздела: стихи как вступление к "Москве кабацкой", собственно
"Москва кабацкая", "Любовь хулигана" и стихотворение как
заключение.
В цикл "Любовь хулигана" вошло 7 стихотворений, написанных во
второй половине 1923 года: "Заметался пожар голубой", "Ты такая ж
простая, как все", "Пускай ты выпита другим", " Дорогая, сядем
рядом", "Мне грустно на тебя смотреть", "Ты прохладой меня не
мучай", "Вечер черные брови насопил". Все они были посвящены
актрисе камерного театра Августе Миклашевской, с которой Есенин
познакомился после возвращения из-за границы.
Мотив "уходящего хулиганства", отречения от скандалов, сожаление о
том, что был он весь, "как запущенный сад", прозвучали в первом
стихотворении цикла "Заметался пожар голубой".
Здесь лирический герой недвусмысленно заявляет: "Разонравилось
пить и плясать И терять свою жизнь без оглядки". Смысл своего
существования он видит в том, чтобы смотреть на любимую, "видеть
глаз злато-карий омут", касаться тонкой ее руки и волос ее "цветом в
осень". Для героя становится важным доказать любимой, "как умеет
любить хулиган, как умеет он быть покорным".
Ради любви он не только отрекается от прошлого, он готов забыть
"родимые дали" и отказаться от поэтического призвания. Герой
чувствует возможность обновления под воздействием любви, и в
стихотворении это выражено сослагательным наклонением "мне бы
только смотреть на тебя", " я б навеки забыл кабаки", " я б навеки
пошел за тобой".
Стремясь полнее и ярче выразить свои эмоции, поэт использует
различные художественные средства. Например, Есенин часто
употребляет олицетворение (заметался пожар).
Это оживляет мир стихотворения, делает его одухотворенным,
очеловеченным, и в этом единым. Метафору (и волос твоих цветом в
осень) и эпитеты (голубой пожар, легкий стан) придают стихотворению
плавность и поэтичность. Сравнение (как запущенный сад). Эти
изобразительные средства придают художественной картине мира,
нарисованной поэтом, яркий, зримый, наглядный, почти осязаемый
характер.
Прощаясь с молодостью и любовью, поэт сохраняет веру в жизнь и
счастье. От надрывных вопросов и безысходных суждений он
приходит к убеждению, что это не конец жизни, но завершение
определенного жизненного этапа - "былой жизни".
«Шаганэ ты моя, Шаганэ!»
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Потому, что я с севера, что ли,
Я готов рассказать тебе поле,
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ.
Потому, что я с севера, что ли
Что луна там огромней в сто раз.
Как бы ни был красив Шираз,
Он не лучше рязанских раздолий.
Потому, что я с севера, что ли.
Я готов рассказать тебе поле,
Эти волосы взял я у ржи,
Если хочешь, на палец вяжи –
Я нисколько не чувствую боли.
Я готов рассказать тебе поле.
Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне.
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Там, на севере, девушка тоже,
На тебя она страшно похожа,
Может, думает обо мне…
Шаганэ ты моя, Шаганэ!
Галине Бениславской
Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос.
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.
Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней,
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.
Я помню, ты мне говорила:
"Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда".
Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.
И сердце, остыть не готовясь,
И грустно другую любя.
Как будто любимую повесть,
С другой вспоминает тебя.
Августе Миклашевской
Пускай ты выпита другим,
Но мне осталось, мне осталось
Твоих волос стеклянный дым
И глаз осенняя усталость.
И мне в окошко постучал
Сентябрь багряной веткой ивы,
Чтоб я готов был и встречал
Его приход неприхотливый.
О возраст осени! Он мне
Дороже юности и лета.
Ты стала нравиться вдвойне
Воображению поэта.
Теперь со многим я мирюсь
Без принужденья, без утраты.
Иною кажется мне Русь,
Иными - кладбища и хаты.
Я сердцем никогда не лгу,
И потому на голос чванства
Бестрепетно сказать могу,
Что я прощаюсь с хулиганством.
Прозрачно я смотрю вокруг
И вижу, там ли, здесь ли, где-то ль,
Что ты одна, сестра и друг,
Могла быть спутницей поэта.
Пора расстаться с озорной
И непокорною отвагой.
Уж сердце напилось иной,
Кровь отрезвляющею брагой.
Что я одной тебе бы мог,
Воспитываясь в постоянстве,
Пропеть о сумерках дорог
И уходящем хулиганстве.
Айседоре Дункан
Не глядя на её запястья
И с плечей её льющийся шёлк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашёл.
Я не знал, что любовь – зараза,
Я не знал, что любовь – чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.
«Пой же пой на проклятой гитаре…»
Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот - и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.
Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились
- Значит, ангелы жили в ней.
Ах! какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.
Вот за это веселие мути,
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной,-
Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.
Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.
Дар поэта - ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черною жабой
Я хотел на земле повенчать.
1923
«Жизнь... Я не могу понять ее
назначения, и ведь Христос
тоже не открыл цель жизни. Он
указал только, как жить, но чего
этим можно достигнуть, никому
не известно... Да, однако если
это тайна, то пусть ей и
останется. Но мы все-таки
должны знать, зачем живем...
зачем она, жизнь? Зачем жить?
На все ее мелочные сны и
Сергей Александрович Есенин
стремления положен венок
1895 – 1925 гг.
заблуждения, сплетенный из
шиповника. Ужели так и
невозможно разгадать?»
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
233
Размер файла
510 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа