close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

не порадовал

код для вставкиСкачать
Может ли отрицание отрицать
пресуппозицию?
Елена Падучева (Москва)
http://lexicograph.ruslang.ru/
elena.paducheva@yandex.ru
Общее о пресуппозициях
Понятие пресуппозиция (иначе – презумпция)
пришло в лингвистику из логики и стало
незаменимым инструментом семантического и
синтаксического анализа. Оно позволило решить
много лингвистических проблем. В частности,
понятие презумпции существенно продвинуло
вперед проблему отрицания и отрицательного
предложения: было обнаружено свойство
отрицания в естественном языке, состоящее в том,
что оно воздействует на ассерцию высказывания и
не распространяется на его презумпции.
2
Определение 1. Предложение Р является
презумпцией предложения S, если Р следует как
из S, так и из отрицания S.
Так, предложение (I) имеет презумпцию ‘Фишер
отказался от игры’, что видно из (II).
(I) Отказ от игры уронил Фишера в глазах
шахматистов ‘Фишер отказался от игры’;
(II) Отказ от игры не уронил Фишера в глазах
шахматистов ‘Фишер отказался от игры’.
Общее о пресуппозициях
3
Триггеры презумпций. Примеры
фактивные глаголы и, шире, фактивные предикаты:
Иван жалеет /не жалеет, что уехал ‘Иван уехал’;
конативные глаголы (например, глагол удаться):
Ивану удалось /не удалось попасть на концерт
Макаревича ‘пытался’;
адвербиалы типа быстро, громко, с трудом:
Они разговаривали громко /не громко ‘они
разговаривали’.
Общее о пресуппозициях
фазовые глаголы, типа перестать, продолжать:
Иван перестал /не перестал бить свою жену ‘бил’;
4
Пример проблемы, решаемой с
помощью понятия презумпции
Понятие презумпции вызвало к жизни понятие
ассерции.
Общее о пресуппозициях
(x) Такой мысли не возникает.
(y) *Такой мысли не возникает неожиданно.
(z) Такая мысль не возникает неожиданно.
5
Presupposition-preserving и
presupposition-denying negation
В литературе исследовалась возможность
подавления презумпций в контексте
отрицания. В этой связи было введено в
рассмотрение понятие «внешнего отрицания»
(external negation, presupposition-denying
negation, в противоположность обычному,
presupposition-preserving negation, см.
Horn 1989: 137). Якобы, есть отрицание, которое
не различает в структуре предложения
презумпций и ассерций.
6
Пример из Kempson 1975. Если понимать не как
«внешнее» отрицание (т.е. по Расселу), то
предложение (III) будет иметь смысл (IV), а (V) не
будет аномальным:
(III) Джон не огорчен тем, что провалился на
экзамене;
(IV) ‘Джон либо провалился и не огорчен, либо не
провалился’;
(V) Джон не огорчен тем, что провалился на
экзамене, – он его сдал.
7
Иначе говоря, допускается, что фраза (V) Джон не
огорчен тем, что провалился на экзамене может
пониматься как истинная в контексте, когда Джон
НЕ провалился на экзамене, – хотя при этой
интерпретации фраза должна отрицать свою
презумпцию.
Такое употребление отрицания не соответствует
реальному узусу и допустимо разве что в режиме
языковой игры.
8
Отрицание в расщепленной
каузативной конструкции
Однако в русском языке имеется конструкция, в
составе которой отрицание как бы способно отрицать
презумпцию. Эта конструкция была обнаружена в
Кустова 1996, а внимание к ней привлекла работа
Апресян В. 2013.
В Кустова 1996 (см. также Кустова 2004: 214-231)
были рассмотрены две конструкции с каузативным
глаголом. Ср. предложения (1а) и (1б):
(1) а. Его женитьба на служанке опозорила семью;
б. Он опозорил семью женитьбой на служанке.
9
В примере (1а) обычная каузативная конструкция с
событийной каузацией: каузативный глагол в норме
связывает две ситуации; в (1а) это женитьба,
каузатор, и позор, эффект. А каузативная
конструкция в (1б) была названа в Кустова 2004
личной. Можно думать, особенность каузативной
конструкции в (1б) состоит в том, что она является
результатом своего рода расщепления событийной
каузативной конструкции в (1а), см. Падучева 2004:
283. При расщеплении может, действительно,
возникать подлежащее-лицо и дополнительный
агентивный смысл, ср. различие между (2а) и (2б):
(2) а. Ванин приход обрадовал нашу маму;
б. Ваня обрадовал нашу маму своим приходом.
10
Но это не обязательно. Предложение (3) (пример из
Падучева 2004: 283) может иметь две интепретации.
Интепретация (i) агентивная; семантическая роль
подлежащего – Агенс, а ИГ в твор. падеже
обозначает поступок. А интепретация (ii)
неагентивная; семантическая роль подлежащего –
Мишень:
(3) Родственники раздражали его бесконечными
вопросами.
(i) Родственники задавали много вопросов, имея
целью его раздразить;
(ii) Родственники задавали много вопросов, и это
его раздражало.
11
А в примерах (4) и (5) подлежащее в расщепленной
конструкции однозначно неагентивно:
(4) а. Мой проигрыш огорчил отца;
б. Я огорчил отца своим проигрышем.
(5) а. Невежество внука меня беспокоит;
б. Внук беспокоит меня своим невежеством.
12
В примере (6) дополнение в твор. падеже
выражает свойство, а подлежащее – его носителя:
(6) Письма Сельвинского молодым поэтам
удивляют своей щедростью ( Щедрость писем
Сельвинского молодым поэтам удивляет).
13
В событийной каузативной конструкции
различаются следующие компоненты.
Подлежащее Р, пропозициональный актант,
– это каузатор; с этой именной группой связана
фактивная презумпция – что естественно для
каузативного глагола.
Сказуемое Q (т.е. каузативный глагол)
выражает эффект (радость, раздражение, позор и
проч.), касающийся компонента Y, прямого
дополнения.
Имеется в виду пропозиция подлежащего и
пропозиция сказуемого.
14
В расщепленной каузативной конструкции
появляется новый компонент – Х: в агентивном
случае это Агенс, но в принципе это может быть
любой участник, обозначенный подлежащим.
Например, в (6) это носитель свойства, выражаемого
компонентом Р, т.е. даже не лицо. Компонент P,
маркированный в расщепленной конструкции твор.
падежом, обозначает поступок Агенса, как в (2б),
или свойство участника-подлежащего, как в (5) и
(6). Группа сказуемого Q попрежнему выражает
эффект.
15
Хотя расщепленная конструкция изучалась в
основном на глаголах эмоции (см. Апресян В. 2013),
она свойственна и другим каузативным глаголам –
таким как спасти, защитить, испортить,
помешать, утомить, задержать, уронить (ср.
Отказ уронил его и Он уронил себя отказом) и др.,
см. о релевантных классах глаголов в Кустова 1996.
16
В событийной каузативной конструкции статус
пропозиционального актанта Р всегда презумпция
– Р следует и из данного предложения, и из его
отрицания (пример (7а) = (2а)):
(7) а. Ванин приход обрадовал нашу маму
‘Ваня пришел’;
б. Ванин приход не обрадовал нашу маму
‘Ваня пришел’.
17
Контекст
снятой утвердительности
Если триггер презумпции попадает в контекст
снятой утвердительности, презумпция исчезает
(под номером (8) повторен пример (I)):
(8) Отказ от игры уронил Фишера в глазах шахматистов
[‘Фишер отказался от игры’ – презумпция];
(8’) Отказ от игры уронил бы Фишера в глазах шахматистов
[нет этого следствия, т.е. нет презумпции].
О снятой утвердительности (suspended assertion)
см. Weinreich 1963, а также Падучева 1985, 2005;
ср. термин non-veridicality в Giannakidou 2002.
Утвердительность финитного глагола может
сниматься косвенной модальностью, буд. временем,
союзами типа чтобы, пропозициональными
18
установками и проч.
NB. В контексте снятой утвердительности триггера
пропозиция Р приобретает нейтральную
модальность (можно сказать нейтрализуется), но
не отрицается. Не путать с «подавлением»
презумпции под действием «внешнего» отрицания,
как в примере (III), которого не бывает.
«Presuppositional inferences are typically subject to
cancellation by direct denial only when the
presupposition trigger is embedded under some other
operator» (Beaver, Guerts 2011).
19
Двоякая интерпретация отрицания в составе
расщепленной конструкции
(9) Иван не порадовал нас своим возвращением =
(i) ‘То, что Иван вернулся, нас не порадовало’
(ii) ‘Иван не вернулся, тем самым нас не
порадовал’.
Неснятая утвердительность
В расщепленной конструкции пропозициональный
актант может терять свой презумптивный статус –
что и было обнаружено Г.И.Кустовой. В самом деле,
предикатное отрицание в составе расщепленной
конструкции может иметь две интерпретации:
20
При интерпретации (i), со стандартным
отрицанием, отрицается каузативный компонент,
ассерция, а пропозиция Р ведет себя как
презумпция, т.е. является истинной и в исходном
предложении, и в его отрицании:
(10) а. Иван порадовал нас своим возвращением ‘Иван вернулся’;
б. Иван не порадовал нас своим возвращением ‘Иван вернулся’.
А отрицание с интерпретацией (ii) можно назвать
радикальным, поскольку оно отрицает
пропозицию Р ‘Иван вернулся’, каузатор, которая
составляла презумпцию предложения (10а) –
равно как и пропозицию Q, эффект, которая была в
(10а) ассерцией.
21
Семантика конструкции с
радикальным отрицанием
При интерпретации (i) фразовый акцент на глаголе,
а интерпретация (ii) предполагает фразовый акцент
на пропозициональном актанте:
(9i) – Иван не порадовал нас своим возвращением;
(9ii) – Иван не порадовал нас своим возвращением .
Следовательно, это отрицание типа смещенного
(см. Падучева 1974: 149ff, Богуславский 1985);
отрицание стоит при главном предикате, но
отрицает, прежде всего, пропозицию, которая несет
фразовый акцент.
22
Однако простое смещенное отрицание дало бы
отрицание акцентно выделенного компонента, а
остаток отодвинуло в презумпцию; пример
смещенного отрицания на базе Fillmore 1971:
Я не обвиняю Джона в незаконных махинациях
< обвиняю в чем-то другом>
23
Для (9ii) это означало бы: ‘Иван не вернулся’ –
ассерция, ‘Иван нас порадовал чем-то другим’ –
презумпция, которая не отрицается. Между тем
радикальное отрицание отрицает не только
пропозициональный актант Р, каузатор, но и
компонент Q, эффект.
Отрицание компонента каузатор возникает за счет
контекстной идентифицирующей
импликатуры: в (9) это ‘вернуться – значит
порадовать’. В силу этой идентификации получаем
интерпретацию (9ii) = ‘Иван не вернулся – и тем
самым нас не порадовал’.
24
Показателен пример (11):
(11) Мы не оскорбим нашего учителя покупным
подарком.
Радикальная интепретация его отрицания – ‘не
подарим покупного подарка – и тем самым не
оскорбим’. Она основана на довольно
нетривиальной импликатуре ‘подарить человеку
покупной подарок – значит оскорбить его’.
Известно, что интуиция относительно
допустимости радикальной интепретации может у
разных говорящих не совпадать. Это можно
объяснить разной степенью приемлемости
отождествляющей импликатуры.
25
Какое предложение является исходным
утвердительным для предложения с
радикальным отрицанием?
В Кустова 1996 отрицание в (9ii) называется
импликативным – на том основании, что
пропозиция Р исходном утвердительном
предложении истинна, а в отрицательном
отрицается, т.е. ведет себя как пропозициональный
актант импликативного глагола, см. Karttunen 1971,
2012:
(12) а. Иван порадовал нас своим возвращением
‘Иван вернулся’;
б. Иван не порадовал нас своим возвращением
‘Иван не вернулся’.
26
Однако эта характеристика не отражает сути
конструкции. Пропозиция Р отрицается не как
следствие отрицания предложения в целом, а
потому, что именно она, будучи носителем главного
фразового ударения, воспринимается как ассерция.
Для предложения (12б), с радикальной
интерпретацией отрицания, нет исходного
утвердительного – потому что оно не является
семантически общеотрицательным.
Определение 2. Предложение S является
семантически общеотрицательным, если оно
допускает перефразировку ‘НЕ ИМЕЕТ МЕСТА ТО, ЧТО S,
где S есть S минус не’, ср. Jackendoff 1972.
Примеры частноотрицательных предложений.
27
Во всяком случае, (12б) не является (общим)
отрицанием предложения (12а):
(12) а. Иван порадовал нас своим возвращением ;
б. Иван не порадовал нас своим возвращением .
Для (12а) общим отрицанием будет (12в), в котором
акцент на актанте делает эту пропозицию
ассертивной (а значит, отрицаемой), а пропозицию
главного предиката переведет в презумпцию:
(12в) НЕ (Иван порадовал нас возвращением)
= ‘Иван порадовал нас не возвращением .
<Порадовал чем-то другим. >’
28
Дело в том, что пропозиция ‘Иван вернулся’
составляет семантическую презумпцию
предложения (12а): возвращение имеет место.
Однако эта презумпция не является
прагматической (т.е. презумпцией
известности, см. Падучева 1977): то, что Иван
вернулся, не предполагается известным адресату.
29
В принципе, предложения, в которых презумпция
пропозиционального актанта не является
прагматической, не поддаются отрицанию, см. (13а)
(отсутствие презумпции известности у
пропозиционального актанта выражено фразовыми
акцентами). И наоборот, отрицательное
предложение (13б), тоже без прагматической
презумпции своего пропозиционального актанта, не
является общим отрицанием для (13а):
(13) а. Иван знал , что в этом лесу водятся волки
б. Иван не знал , что в этом лесу водятся волки
30
Есть исключения. У слова только его
семантическая презумпция (Только Ваня пришел
значит ‘Ваня пришел <презумпция> & больше
никто не пришел <ассерция>’) не является
прагматической, и тем не менее предложения с
только имеют общее отрицание, см. Падучева 1977.
Однако семантическая презумпция только не
отрицается в общеотрицательном предложении. И
неизвестно случаев, чтобы семантическая
презумпция могла подвергаться отрицанию из-за
того, что она не является прагматической.
31
Остается считать, что предложение (12б) не
является отрицанием (12а) – так же, как (13б) не
является отрицанием (13а). Семантика
расщепленной конструкции с радикальным
отрицанием должна описываться сама по себе.
32
В Апресян В. 2013 компонентам предложения с
каузативным глаголом приписываются ассертивные статусы
– ассерция, пресуппозиция, импликатив – как если бы
предложение с радикальным отрицанием всегда было
отрицанием какого-то неотрицательного. Между тем, это не
так.
Особой оговорки требуют глаголы злить, пугать и веселить.
При этих глаголах предложение может не быть результатом
расщепления событийной каузативной конструкции, а ИГ в
твор. падеже – пропозициональным актантом. Так, в примере
(47а) (из Апресян В. 2013) такая ИГ – инструментальное
дополнение. Оно не имеет статуса презумпции. Предложение
является общеотрицательным и имеет структуру (47а’)
(отрицание стандартное, не радикальное) – как в (47а’’).
(47а) Он больше не злит учительницу глупыми выходками =
(47а’) ‘НЕ (он по-прежнему злит учительницу глупыми
выходками)’.
(47а’’) Она не гладит блузки горячим утюгом.
33
Радикальное отрицание в расщепленной
конструкции отрицает ту пропозицию, которая в
«ближайшем по смыслу неотрицательном
предложении» была презумпцией, и в этом смысле
это presupposition-denying negation.
Радикальное отрицание – это не то же, что
«внешнее отрицание», которое подавляет
пресуппозицию, т.е. сводит ее ко второй ассерции.
Отмена презумптивного статуса одной из
пропозиций дает отрицание конъюнкции, которое,
по законам логики, выражает ложность хотя бы
одного из конъюнктов. Между тем радикальное
отрицание отрицает обе пропозиции.
34
Разбор примеров
В Кустова 1996 в качестве примера
импликативной (иначе – радикальной)
интерпретации отрицания приводится
предложение (14а); для сравнения, в (14б)
стандартное отрицание, сохраняющее
презумпцию:
(14) а. Он хоть и проиграл в карты целое состояние,
но по крайней мере не опозорил семью женитьбой
на служанке ;
б. Он не опозорил семью женитьбой на
служанке.
35
В (14а) для однозначно радикальной
интерпретации отрицания требуется контекст,
который сместит акцент на компонент Р. См.
однозначно радикальную интерпретацию
отрицания в примерах (15), (16), (18), на которых
видно, что предикатное отрицание отрицает,
прежде всего, пропозицию Р, выраженную
существительным в твор. падеже (отрицание
предикации самого каузативного глагола вытекает
в силу идентифицирующей импликатуры);
примеры из Русского Национального корпуса,
http://www.ruscorpora.ru.
36
(15) Редкие недовыписанные родильницы не
тревожат шарканьем пустынные коридоры…
[Т.Соломатина. Акушер-ХА! Байки (2009)]
(16) Занимать денег у Фили Герой не стал ― и тем
самым остался на равных со старым приятелем, не
испортил дружбу деньгами . [М.Чулаки. Примус
// «Звезда», 2002]
(18) Ещё один ребёнок удивил Бритоголового тем,
что вышел самым естественным образом, через
родовые пути, но и он не порадовал его наличием
пуповины . [Л.Улицкая. Казус Кукоцкого (2000)]
37
Примеры стандартного отрицания в расщепленной
конструкции, где пропозициональный актант Р
составляет презумпцию и, соответственно, не
отрицается (NB фразовый акцент на глаголе):
(19) Воланд рассмеялся громовым образом, но никого
не испугал и смехом этим никого не удивил . [М.
А. Булгаков. Мастер и Маргарита, часть 2 (19291940)]
(21) Шляхтичи, составлявшие войско, не спасли
себя бегством. [Н. И. Костомаров. Русская история в
жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Выпуск
пятый: XVII столетие (1862-1875)]
(22) Кого я уже не обижу дотошностью своего
недоброго глаза? [Нина Воронель. Без прикрас.
38
Воспоминания (1975-2003)]
Радикальная интерпретация глагольного
отрицания возникает чаще всего в контексте
снятой утвердительности. Отрицание каузального
эффекта есть следствие того, что не будет, не
может, не должна, и т.д. иметь места ситуация,
заданная пропозициональным актантом Р –
который является ассерцией, т.е. составляет сферу
действия всех модальностей.
(23) Он не испугает хозяйку перепадами
настроения , оно всегда приподнято. [// «100%
здоровья», 2002.12.11]
(24) Нет уж, что бы там ни было <…>, она не
обрадует узурпатора расспросами и виду не
подаст, насколько ей сейчас тревожно.
[Т.Соломатина. Девять месяцев, или «Комедия
женских положений» (2010)]
39
(25) Квартирохозяин мой, почтальон, учится играть
на скрипке, потому что любит свою мамашу и не
хочет огорчать ее женитьбой . “Жена все-таки
чужой человек”, — говорит он [Максим Горький.
Жизнь Клима Самгина. Часть 1. (1925)]
(26) Кстати, чтобы не обижать миллионеров
предложениями принять причитающиеся им за
интервью деньги, исследователи предлагали им
возможность внести эти средства в
благотворительные фонды. [// «Бизнес-журнал»,
2004.01.22]
(27) Потом твой друг возвращает её, и вы
договариваетесь не тревожить пространство
информированием третьих лиц . [Т.Соломатина.
Отойти в сторону и посмотреть (2011)]
40
Известный призыв не унижать человека жалостью
– это призыв не жалеть:
(28) Надо уважать человека! Не жалеть… не
унижать его жалостью … уважать надо! Выпьем
за человека, Барон! [Максим Горький. На дне
(1902)]
Очевидна нетривиальная идентифицирующая
импликатура ‘жалеть значит унижать’.
41
Противопоставление стандартного и радикального
отрицания в контексте снятой утвердительности
демонстрирует пример (29). В (29а), с событийной
каузативной конструкцией и стандартным
отрицанием, пропозиция Р, которая была
презумпцией в утвердительном контексте,
оказывается условием, т.е. не имеет истинностного
значения.
(29) а. Отказ от игры не уронит Фишера в глазах
шахматистов = ‘если Фишер откажется от игры, он
не упадет в глазах шахматистов’.
42
В примере (29б), с расщепленной конструкцией и
радикальным отрицанием, пропозиция Р
отрицается, т.е. ведет себя как ассерция:
(29) б. Фишер не уронит себя отказом от игры =
‘Фишер не откажется от игры, тем самым не упадет
в глазах шахматистов <а если откажется, то
упадет>’.
43
Хороший тест на радикальное отрицание –
невозможность замены расщепленной
отрицательной конструкции на событийную.
Расщепленная неотрицательная конструкция
может быть заменена на событийную (Фишер
уронил себя отказом – Отказ Фишера уронил его).
И расщепленная отрицательная со стандартным
отрицанием может (пример (19) про смех Воланда).
А расщепленная с радикальным отрицанием не
может. Так, она не обрадует узурпатора
расспросами в контексте примера (24) нельзя
заменить на ее расспросы не обрадуют
узурпатора. Поскольку в событийной конструкции,
отрицание может быть только стандартное, см.
пример (7) про Ванин приход.
44
Напротив, если возможна замена расщепленной
каузативной конструкции на событийную, то
отрицание стандартное; так, в контексте примера
(30) отрицание стандартное, потому что выражение
лица существует:
(30) ― Я… не понимаю, ― медленно произношу я,
стараясь не испугать ее выражением своего лица.
[Андрей Геласимов. Год обмана (2003)] = ‘стараясь,
чтобы выражение моего лица не испугало ее’.
45
Что способствует радикальной
интерпретации отрицания?
Классическая работа Fillmore 1971 направляет внимание на
то, что у глаголов с пропозициональным актантом
взаимодействие с отрицанием определяется ассертивным
статусом подчиненной пропозиции, а статус заложен в
лексической семантики глагола. Известный пример –
глаголы осуждать и обвинять.
Во фразе (а) подчиненная пропозиция имеет статус
презумпции и не отрицается, а во фразе (б) подчиненная
пропозиция ассертивна, и участие Ивана в незаконных
махинацииях отрицается.
(а) Я не осуждаю Ивана за <его> незаконные махинации.
(б) Я не обвиняю Ивана в незаконных махинациях .
См. в этой связи работу Апресян В. 2013 о каузативных
глаголах эмоции. Но для большинства каузативных
глаголов в расщепленной конструкции возможны оба
отрицания.
Интерпретация отрицания в расщепленной конструкции
может зависеть от денотативного статуса
пропозиционального актанта Р (см. об этом в Апресян В.
2013). Так, глагол удивить в примере (31), где
пропозициональный актант Р определенный, ведет себя под
отрицанием как презумпция, и интерпретация отрицания
стандартная, а в (32), где пропозициональный актант
неопределенный, – как ассерция, и интерпретация
отрицания радикальная:
(31) а. Новый проект удивил нас своей беспомощностью ‘беспомощность имеет место’;
б. Новый проект не удивил нас своей беспомощностью ‘беспомощность имеет место’ [Р – презумпция, стандартное
отрицание];
(32) а. Новый проект удивил нас <кое-какими> интересными деталями
‘были детали’;
б. Новый проект не удивил нас <никакими> интересными
деталями ‘не было деталей’ [радикальное отрицание].
47
Примеры (33), (34), (35) тоже демонстрируют
возможность двоякой интерпретации отрицания
при одном и том же глаголе.
(33) а. Он не помог нам своим советом ‘дал совет’ [стандартное
отрицание];
б. Он не помог нам советом ‘не дал совета’ [радикальное
отрицание].
(34) а. Он не разозлил меня своей выходкой ‘выходка была’
[стандартное отрицание];
б. Хочу быть уверена, что он не разозлит меня какой-нибудь
выходкой ‘что не будет никакой выходки’ [радикальное
отрицание].
(35) а. На этот раз он не раздражал меня своими глупыми шутками
‘глупые шутки были’ [стандартное отрицание];
б. Оставь его дома, чтобы он не раздражал меня глупыми
шутками ‘чтобы не было глупых шуток’ [радикальное
отрицание].
48
Подобные противопоставления возможны почти
для всех каузативных глаголов. Глагол спасти не
допускает радикальной интерпретации отрицания
в утвердительном контексте, см. (36а). Но в
контексте снятой утвердительности отрицание всетаки может распространяться и на пропозицию Р:
(36) а. Он не спас семью отказом от наследства ‘отказался, но не спас’;
б. Он не спасет утопающего прыжком в воду ‘он не прыгнет в воду, тем самым и не спасет’.
49
Определенную роль играет и порядок слов –
поскольку он влияет на место фразового ударения,
ср.:
(37) а. Отказом от игры он не уронит себя [скорее
стандартное отрицание];
б. Он не уронит себя отказом от игры [скорее
радикальное отрицание].
Кроме того, в данном случае радикальное отрицание,
в отличие от стандартного, заставляет понять отказ
как действие с предсказуемым эффектом. (Связь
радикального отрицания с предсказуемым
эффектом подчеркивается в Апресян В. 2013.)
50
Влияние на интерпретацию отрицания может оказывать
также глагольный вид (см. об этом в Апресян В. 2013):
(38) а. Я не обременю его своей просьбой;
б. Я не буду обременять его своей просьбой.
Предложение (38а), с глаголом в совершенном виде (будущего
времени), допускает и стандартную, и радикальную
интерпретацию отрицания, а в (38б), с глаголом в несов. виде,
интерпретация отрицания однозначно радикальная. В несов.
виде речь идет о действии (просьбе), каузирующий эффект
которого (обременение) Агенсу заранее известен, так что
предупредить эффект можно только несовершением
действия. А в сов. виде будущее время может пониматься и в
значении намерения, и в значении предсказания: моя
просьба, будучи сделана, не обременит. Так что сов. вид
совместим и с радикальной, и со стандартной
интерпретацией отрицания.
51
Группа глаголов, в которой Г.И.Кустовой было
обнаружено нестандартное отрицание,
охарактеризована ею как глаголы интерпретации
– они дают косвенную номинацию событию (см. о
косвенной номинации Зализняк 1990). Можно
думать, переход от каузальной связи между
ситуациями к интерпретативной и лежит в основе
перехода от презумптивного понимания отрицания к
радикальному. Каузация требует существования
причины, несет презумпцию отдельного
существования причины. А интерпретация как бы
отождествляет причину и следствие, превращает
разные события в разные номинации одного и того
же. Это и есть та идентифицирующая импликатура,
которая дает возможность отрицать две пропозиции с
52
помощью одной отрицательной частицы.
Можно сказать иначе: идентифицирующая
импликатура сводится к тому, что событие Р из
достаточного условия ситуации Q становится также
необходимым. Этот переход достаточно широко
распространен в разных языках, см. Geis & Zwicky
1971.
Так, союз если обычно понимается в значении ‘если и
только если’; например, фраза Если попросишь,
приду подразумевает ‘а если нет, то нет’, см.
Падучева 1985, с. 44: «Понимание условного
предложения как выражающего не только
достаточное, но и необходимое условие возникает как
следствие постулата информативности» (имеются в
виду коммуникативные постулаты, conversational
implicatures, по П.Грайсу, Grice 1975).
53
Радикальное отрицание за пределами
расщепленной каузативной
конструкции
В Апресян В. 2010 описано нетривиальное
поведение под отрицанием глагола повезти, в
безличном употреблении. Этот глагол
употребляется в двух разных конструкциях
(имеется третья, которую мы здесь опускаем). В
(42), где пропозитивный актант глагола вводится
предлогом что, обычное отрицание, сохраняющее
презумпцию.
(42) а. Ему повезло , что он встретил эту женщину
= ‘от события Y, которое произошло с Х-ом, Х-у
<было> хорошо’;
б. Ему не повезло , что он встретил эту
женщину = ‘от события Y, которое произошло с Хом, Х-у не <было> хорошо’.
А отрицание в (43) можно трактовать как
радикальное:
(43) а. Ему повезло родиться богатым = ‘с Х-ом
произошло хорошее событие Y, тем самым, ему
<было> хорошо’;
б. Ему не повезло родиться богатым = ‘с Х-ом не
произошло хорошее событие Y, тем самым, ему не
<было> хорошо’.
Радикальная интерпретация отрицания возникает
за счет того, что каузальная связь между двумя
разными событиями вырождается в их
идентификацию: каузация одного события другим
переходит в разные наименования одного и того же
события.
55
Радикальное отрицание и смежные
явления: глобальное отрицание
Нечто подобное внешнему отрицанию представляет собой
глобальное отрицание (Падучева 2005; в Богуславский 1985 это
отрицание с широкой сферой действия). Две пропозиции,
связанные аргументно-предикатным отношением (из которых одна
является ассерцией, а другая – пропозициональным актантом и
пресуппозицией), объединяются в одну (NB: не в конъюнкцию двух!) –
которая и отрицается. Перестройка происходит на уровне
коммуникативной структуры утвердительного предложения.
(44) а. Иван приехал в Москву для участия в конкурсе [‘Иван
приехал в Москву’ – презумпция, ‘цель приезда – участие в конкурсе’
– ассерция];
б. Иван приехал в Москву не для участия в конкурсе [стандартное
отрицание].
(45) а. Иван приехал в Москву для участия в конкурсе [одна
пропозиция];
б. Иван не приехал в Москву для участия в конкурсе [глобальное
отрицание].
56
Глобальное отрицание часто возможно только в
контексте снятой утвердительности:
(46) а. НЕ (Я ушел сразу) = Я ушел не сразу;
б. НЕ (Я сразу ушел) = ???
в. Почему я тогда сразу не ушел?
Соединение двух пропозиций в одну, которое
является предпосылкой глобальной интерпретации
приглагольного отрицания, возможна для
триггеров-адвербиалов, но не для фактивного
глагола и его пропозиционального актанта: это
было бы «внешнее отрицание».
Термин широкая сфера действия не вызывает
возражений (широкая = расширенная). Но узкая
сфера действия не годится как синоним для
стандартного отрицания. Ср. частное отрицание. 57
Вопрос 1. Почему радикальное отрицание возможно
только в составе расщепленной конструкции:
Женитьба Вани не огорчила маму / Маму не
огорчила женитьба Вани ‘Ваня женился’.
Ваня не огорчил маму женитьбой ‘Ваня не
женился’.
Вопрос 2. При каких глаголах может возникать
радикальное отрицание? Ср. глагол спасти.
Радикальное отрицание в расщепленной каузативной
конструкции – это нестандартная интерпретация
смещенного предикатного отрицания, возникающая
при сочетании ряда контекстных условий. Так что
ответ на вопрос в заглавии отрицательный. (NB
«слабые» презумпции глагола притворяться,
Апресян 2006; слабые подавляются, обычные – нет.)58
Литература
Апресян В. 2013 – В.Ю. Апресян. Семантика эмоциональных
каузативов: статус каузативного компонента //В кн.: Компьютерная
лингвистика и интеллектуальные технологии: По материалам
Международной конференции "Диалог 2013" . Вып. 12(19). М.:
РГГУ, 2013. С. 43-57.
Богуславский 1985 – Богуславский И. М. Исследования по
синтаксической семантике. М.: Наука, 1985.
Зализняк 1990 – Зализняк Анна А. Считать и думать: два вида
мнения // Логический анализ языка. Культурные концепты. М.,
1990. С. 187–194.
Кустова 1996 – Г.И. Кустова. О коммуникативной структуре
предложений с событийным каузатором // Московский
лингвистический журнал. Т. 2. М.: РГГУ, 1996. с. 240–261.
Кустова 2004 – Кустова Г. И. Типы производных значений и
механизмы языкового расширения. М.: Языки русской культуры,
2004.
59
Падучева 1974 – Падучева Е. В. О семантике синтаксиса.
Материалы к трансформационной грамматике русского языка М.:
Наука, 1974. Изд. 2-е. УРСС, 2007.
Падучева 1985 – Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность
с действительностью. М.: Наука, 1985. Изд. 6-е. ЛКИ, 2010.
http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/paducheva1985.pdf
Падучева 2004 – Падучева Е. В. Динамические модели в семантике
лексики. М.: Языки славянской культуры, 2004.
http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf1/PaduDinamMod2004.pdf
Падучева 2005 – Падучева Е. В. Эффекты снятой утвердительности:
глобальное отрицание // Русский язык в научном освещении.
2005/2(10). М.: Языки славянской культуры, 2005. С. 17–42.
http://lexicograph.ruslang.ru/TextPdf2/ryns2005.pdf
Beaver, Geurts 2011 – Beaver D., Geurts B. Presupposition. In: E.
Zalta. (Ed.) The Stanford Encyclopedia of Philosophy.
https://webspace.utexas.edu/dib97/sep-v3.2.pdf
Fillmore 1971 – Fillmore Ch.J. Verbs of Judging: An Exercise in
Semantic Description. In: Fillmore, C.J. and Langendoen, D. T. (Eds.)
Studies in Linguistic Semantics.
60
Geis & Zwicky 1971 – Geis Michael L., Zwicky Arnold M. On invited
inferences. Linguistic Inquiry, 2(4). P. 561–566.
http://www.jstor.org/stable/4177664.
Grice 1975 – Grice H. P. Logic and conversation // Syntax and
Semantics. Vol. 3. Speech Acts. N. Y.: Academic Press, 1975. Рус. пер.:
Грайс Г. П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной
лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс,
1985. C. 217–237.
Horn 1989 – Horn L.R. A natural history of negation. Chicago:
University of Chicago press, 1989.
Jackendoff 1972 – Jackendoff R.S. Semantic interpretation in
generative grammar. Cambridge: MIT Press.
Karttunen 1971 – Karttunen L. Implicative Verbs. Language 47. P.
340–358. Франц. пер.: Karttunen L. La logique des constructions
anglaises à complément prédicatif // Langages. № 30. 1973. P. 56–80.
Рус. пер.: Карттунен Л. Логика английских конструкций с
сентенциальным дополнением // Новое в зарубежной лингвистике.
Вып. 16. Лингвистическая прагматика. М.: Прогресс, 1985. C. 303–
332.
61
Karttunen 2012 – Karttunen L. Simple and Phrasal Implicatives. In
Proceedings of *SEM: The First Joint Conference on Lexical and
Computational Semantics. Montréal, Canada. June 7–8, 2012. P. 124–
131.
Weinreich 1963 – Weinreich U. On the Semantic Structure of
Language. In: J. Greenberg (Ed.) Universals of Language. Cambridge,
MA: MIT Press. P. 114–171. Переиздана в: Weinreich, U. On
Semantics, 1980 [Philadelphia:] Univ. of Pennsylvania Press. P. 37–96.
Русский перевод (И. А. Мельчука): Вейнрейх У. О семантической
структуре языка // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. V.
Языковые универсалии / Ред. В. А. Звегинцев. М.: Прогресс, 1970.
С. 163–249.
62
Документ
Категория
Презентации по психологии
Просмотров
10
Размер файла
661 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа