close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Образы библейских персонажей

код для вставкиСкачать
Образы библейских
персонажей
Образ Христа, соединившего в себе
земную и небесную природу, явивший
божественный образ в земном мире, был в
центре рефлексии.
Создавая новый образ человека, писатели и
поэты обращались к образу Христа, находили в нем
вневременный идеал. Образ Второго Пришествия
появляется в стихотворении Н.С. Гумилева
«Память»: «Предо мной предстанет, мне неведом, /
Путник, скрыв лицо; но все пойму, / Видя льва,
стремящегося следом, / И орла, летящего к нему». В
стихотворении «Христос» вновь повторяется призыв
к апостолам: «Он идет путем жемчужным / По
садам береговым. / Люди заняты ненужным, /
Люди заняты земным. // “Здравствуй, пастырь!
Рыбарь, здравствуй! / Вас зову я навсегда, / Чтоб
блюсти иную паству / И иные невода».
• В письмах Г. Панфилову Есенин много говорил о
Христе, считая его примером для подражания, видя
в нем человека, поднявшегося на неизмеримо
высокую ступень духовного развития: «На людей я
стал смотреть тоже иначе. Гений для меня – человек
слова и дела, как Христос» (VI; 33); «Гриша, в
настоящее время я читаю Евангелие и нахожу очень
много для меня нового… Христос для меня
совершенство» (VI; 25). Он говорил о своей вере в
Христа именно как в человека, «одаренного
светлым умом и благородною душою, как в образец
в последовании любви к ближнему» (VI; 25).
Васнецов
• Видение высшей, преображенной природы
Христа отразилось и в творчестве поэта: «И в
каждом страннике убогом / Я вызнавать пойду
с тоской, / Не Помазуемый ли Богом / Стучит
берестяной клюкой» (I; 44). Подобные мысли
Есенин будет высказывать и в статье «Ключи
Марии», говоря о возможностях человека, его
жизненной цели: «Разбираясь в узорах нашей
мифологичной эпики, мы находим целый ряд
указаний на то, что человек есть ни больше, ни
меньше, как чаша космических
обособленностей» (V;195).
В поэме Есенина «Сельский часослов» на
заклание себя обрекает Русь: «На кресте висит
/ Ее тело, / Голени дорог и холмов
/ Перебиты... // <…>Тайна твоя велика есть. /
Гибель твоя миру купель / Предвечная. // <…>
Гибни, край мой! / Гибни, Русь моя, /
Начертательница / Третьего / Завета» (IV; 173–
176). В «Ключах Марии» поэт писал: «Ничто не
дается без жертвы. Ни одной тайны не
узнаешь без послания в смерть» (V; 190).
• Созвучны словам поэта и строки из книги
Л.Н. Толстого «Путь жизни», входившей в его
личную библиотеку: «Главное в учении Христа,
это то, что Он всех людей признавал братьями.
Он видел в человеке брата и потому любил
всякого, кто бы он ни был и какой бы он ни
был». Толстой писал о родстве всех людей как
о родстве душ: «Помни, что в каждом
человеке живет тот же дух, какой живет и в
тебе, и потому чти как святыню и свою душу и
душу каждого человека».
В стихотворении Есенина «Не ветры осыпают пущи…» Ее облик
схож с иконой, написанной В.М. Васнецовым для Владимирского
собора в Киеве, – Богородица показана в полный рост, ее
фигура окутана темно-синим гиматием, Она идет по облакам,
держа в руках Христа, который простирает Свои руки над Русью.
Сравните с текстом Есенина:
Я вижу – в просиничном плате,
На легкокрылых облаках,
Идет возлюбленная Мати
С Пречистым Сыном на руках.
Она несет для мира снова
Распять воскресшего Христа…
Такое живописное сходство и следование поэта различным
традициям говорит о создании Есениным образа «русской
Богородицы», близкой заступницы перед надвигающимися
катастрофами.
Тип Христа, образы странников призваны
собрать, объединить разобщенный род людской,
сплотить для мирового делания. О соборном
идеале жизни писали многие мыслители начала XX
века.
Федоров
отмечал,
что
такой
тип
взаимодействия явлен в Божественной Троице –
«единстве без слияния, различии без розни».
Философ приводил пример преп. Сергия
Радонежского, учившего «взиранием на Святую
Троицу побеждать страх пред ненавистной
раздельностью мира». Достоевский говорил о
«всесветном единении во имя Христово».
Есенин в письмах Панфилову развивал эту
идею, говоря, что при достижении соборного
мироустройства человечество достигнет
земного рая: «Да, Гриша, люби и жалей людей
– и преступников, и подлецов, и лжецов, и
страдальцев, и праведников: ты мог и можешь
быть любым из них. <…> Все люди – одна
душа» (VI; 36–37); «<…> Если бы люди
понимали это, а особенно ученые-то, то не
было крови на земле и брат не был бы рабом
брата» (VI; 37).
Важнейшим героем дореволюционной лирики Есенина является
«милостник Микола» (Николай Чудотворец), заступник и помощник
людей. Традиционно образ Его, совместивший христианские и
языческие черты, воспринимался на Руси как родственный, близкий.
«Почитание святого епископа на Руси было настолько велико и
повсеместно, что Св. Николая называли “русским Богом”». Эту веру и
передает Есенин в своих стихах. Он создает подчеркнуто бытовой,
крестьянский облик святого, несколько стилизованный: «В шапке
облачного скола, / В лапоточках, словно тень, / Ходит милостник
Микола / Мимо сел и деревень / <…> Он идет, поет негромко /
Иорданские псалмы»; «Под березкою-невестой, / За сухим
посошником, / Утирается берестой, / Словно мягким рушником». Он
обитает не в Небесном Иерусалиме, а ходит по земле, соединяя таким
образом дольние и горние черты: «И идет стопой неспешной / По
селеньям, пустырям: / “Я, жилец страны нездешной, / Прохожу к
монастырям”. // Высоко стоит злотравье, / Спорынья кадит туман: /
“Помолюсь схожу за здравье / Православных христиан”». «…он
почитался как милостивый и скорый в помощи заступник, избавитель
невинно-осужденных и находящихся в плену, податель милостыни,
“питатель вдов и сирот”, покровитель плавающих и путешествующих.
Называли его “скорый и сильный пред Богом во всяких бедах
помощник”, “Град спасения всех”, “побеждаемым помощь”».
Здесь можно также указать и на своеобразную
традицию начала XX века в изображении святителя
Николая. А.М. Ремизов в своих произведениях
(«Николины притчи» и др.) уделял ему особенно много
внимания. В его представлении Богородица, Николай
Угодник были действенными заступниками, вечными
посредниками между максималистским в своих
требованиях Богом и далеким от совершенства
человечеством. Ремизов писал: «И носителем такой
человечности и человека сделался Николай Чудотворец
– “Новый Спаситель”, замещающий Христа на земле,
предстатель перед недосягаемым Судией-Христом,
заступник за все бесчисленные немудрение жизни»
В 1914 году Н.К. Рерих создает картину
«Николай Угодник». В ней святитель вписан
в природу, идет по русской земле. На фоне
предгрозового, катастрофического неба его
фигура монументальна и спокойна, среди
общей полутьмы полотна от нее исходит
свет.
Святой Микола выступает не только как
герой духовных стихов, как знаковая фигура
для русского православного архетипа, но и
как важный герой предреволюционного
времени, стремящийся отвести беды от
людей.
Герои лирики поэта связывают небо и землю,
являются проводниками процессов горнего
мира в мир дольний, являют собой
гармоничные
образы.
Персонажи
есенинских произведений синкретичны,
сочетают
архетипичные,
иконные,
живописные,
апокрифичные
черты,
становясь символами, знаками времени.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
14
Размер файла
1 378 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа