close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Слайд 1 - Добро пожаловать

код для вставкиСкачать
Личная жизнь Ф.И.Тютчева
Любовная лирика
поэта
ТЮТЧЕВ Федор Иванович [23 ноябрь (5 декабря), 1803, с. Овстуг
Орловской губернии, ныне Брянской обл. — 15 (27) июля 1873,
Царское Село, ныне г. Пушкин Ленинградской обл.], русский поэт, членкорреспондент Петербургской АН (1857).
Мураново. Усадебный дом
Жизнь поэта должна быть мучительной, с
надрывами и переломами, иначе не родятся на свет
стихи, способные потрясать и захватывать. А когда
драмой его жизни становится любовь — не простая,
не освященная церковью, не принятая обществом, —
его творчество становится пронзительным и вечным.
Такова судьба русского певца любви Федора
Тютчева. Его сердце разрывалось пополам между
двумя женщинами: подругой, верной женой, матерью
его детей, боготворимой возлюбленной Эрнестиной
Федоровной Тютчевой и молоденькой Лелей
Денисьевой — его последней и великой земной
страстью.
Женитьба
В 1826 г. Тютчев женился на вдове русского
дипломата Элеоноре Петерсон, хотя незадолго до
женитьбы был увлечен Амалией Лерхенфельд, которой
посвятил позднее стихотворение, ставшее популярным
романсом:
Я встретил Вас – и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое –
И сердцу стало так тепло…
Амалия Лерхенфельд
Тютчев не замечал Элеоноры Петерсон совершенно, его
темные ореховые глаза горели влюбленным огнем только при
встрече с женою начальника - блестящею баронессой Амалией,
но последняя лишь ласково поддразнивала юношу, говорившего
в присутствии «коронованной» баронессы часто невпопад, и
превращаясь из блестящего, крутолобого остроумца с
растрепанными вихрами в растерянного мальчишку, только что
выпорхнувшего из уютного родительского гнезда.
Элеонора же влюбилась в него сразу и беззаветно. Она
была старше его на четыре года и мягкая, обаятельная ее
красота не шла ни в какое сравнение с блеском и чарами
баронессы Амалии. Она оставила в сердце Теодора рану
навсегда. Краем уха восхищенная и влюбленная мадам
Петерсон слышала, что Теодор даже готовился несколько лет
назад стреляться из – за прелестной своей пассии, и страшная
дуэль не состоялась лишь благодаря тому, что вмешался в это
опасное дело верный слуга мсье Тютчева, Никита Хлопов,
написавший испуганное письмо в Москву, родителям
вспыльчивого юноши. Скандал кое-как замяли, но с тех пор
сотрудники дипмиссии с опаскою посматривали на Теодора: да,
он несомненно, умен, блестящий острослов и светский лоск
отлично скрывает порывы его страстей, но кто знает, что может
прийти ему в голову?!...
Элеонора Петерсон –
первая жена Ф.И.Тютчева
Об этой женщине, двенадцатилетней спутнице и хранительнице души
замечательного русского поэта, дипломата, философа и публициста Федора
Ивановича Тютчева известно очень мало, несмотря на все кажущиеся обилие
документов и писем, хранящихся в обширных архивах усадеб Мураново и
Овстуг…
Неизвестны ни дата ее рождения, ни подробности жизни ее в отчем
доме, ни события детства, ни история первого ее замужества. Неизвестно о ней
– ничего, вплоть до встречи ее с Поэтом.
Элеонору Феодоровну Тютчеву, урожденную графиню Ботмер, в ее
долгом, незримом путешествии по волнам вселенской, космической и просто –
человеческой - памяти неотступно и всегда сопровождал и сопровождает лишь
легкий флер загадки, неких мучительных сожалений, некоего тайного
восхищения и некоей же неизбывной, тайной вины пред нею человека, которого
она любила, вероятно, более самой себя и более шестерых детей своих..
Впрочем, ее «милый Теодор» всегда был для нее немного беспомощным
ребенком, она и в домашних письмах называла его «наш дитятя».. Так что, на
самом деле у нее было семеро детей, но последний, боготворимый ею
беззаветно, отличался странной способностью временами впадать в глубокие
размышления и говорить рифмически….
Вдова с сыновьями
Как и когда графиня Эмилия – Элеонора фон Ботмер вышла замуж за
русского дипломата, секретаря российской миссии в Мюнхене
Александра Карловича Петерсона, доподлинно неизвестно, но к 1826
году она уже носила вдовье платье и имела на руках трех сыновей
сирот: Карла, Оттона и Альфреда. У нее был скромный, но очень
уютный дом в Мюнхене на Каролинен – плац, как раз напротив здания
русской миссии. На вечерах, даваемых этой миссией, точнее, ее
первым секретарем, князем Григорием Ивановичем Гагариным и его
помощником, бароном Александром Сергеевичем Крюденером, от
лица русского Императора, и познакомилась прелестная графиня вдова с Теодором Тютчевым, прибывшим в баварское посольство
сверхштатным помощником секретаря почти сразу со скамьи
Московского университета.
Эрнестина фон Деренберг
Через 7 лет начался роман Тютчева с
баронессой Эрнестиной фон Деренберг «мефистофельской
вдовушкой
из
Ратисбонна» (А. И. Тургенев) - блистательного
украшения всех аристократических гостиных
Мюнхена, урожденной фон Пфеффель,
дочери знаменитого дипломата, «министра в
Париже» (А. И. Тургенев) и внучки не менее
знаменитого баснописца, и переросли в
мучительный, почти пятилетний, роман!
Своенравная умница, воспринимающая
свою красоту, как некую силу, которой
подвластно все и вся, повергла в светских
салонах Мюнхена к своим ногам не только
пылко увлекающего и увлекающегося второго
секретаря русского посольства, но и его друга
и соотечественника, путешественника и
журналиста Александра Тургенева
Трагедия
Тень вдовушки Деренберг, «мадонны Мефистофеля пугала
Элеонору все больше, ибо властный призрак этой женщины все более и
более превращался в явь рядом с раздраженной, опустошенной душою
Теодора. И она решилась. Отринув уговоры родных и сестры,
беспрестанно писавшей успокоительные письма из Вены и Мюнхена,
она порывисто собралась, упаковала вещи и на пароходе «Святой
Николай» 26 мая 1838 года отправилась в Турин, вместе с тремя своими
дочерьми. Она выбрала самый быстрый путь, но во время плавания ей
пришлось пережить то, что через месяца три с небольшим унесло ее в
могилу, до основания сокрушив остатки здоровья и духовных сил.
Рассказывать о пережитом родным у нее не хватало духа. Как всегда,
перо из ее слабых рук подхватывал Теодор..
По семейному преданию, «Тютчев, проведя ночь у гроба первой
жены, поседел от горя». Позднее Тютчев обвенчался с Эрнестиной
Деренберг.
.
Последнее увлечение поэта
Федор Иванович носил древний дворянский герб и звание камергера двора его
величества. Овдовев, он был счастливо женат во второй раз на благородной гордой
женщине, достойной любви великого поэта, имел взрослых детей и «теплое место»
старшего петербургского цензора. Но закат его жизни не был светлым, тихим и радостным.
Его, влюблявшегося за свою жизнь не раз в опытных замужних женщин, в сорок семь лет
потрясла сильная страсть к юной девушке. Именно о ней он писал:
«О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй! Сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней».
Елена Александровна Денисьева.
Акварель Иванова. Петербург. 1851.
Меж двух женщин…
Но он не смог вырвать из сердца и святой любви к своей
жене, которую, как он сам мучительно осознавал, смертельно
оскорбил открытой связью с молодой женщиной. Его страстные,
полные любви письма к мудрой и гордой красавице Эрнестине
не сохранились: она сама сожгла их на его глазах, когда
упорная измена мужа стала приносить любящей женщине
невыносимые страдания. И об этом тоже есть горькие
стихотворные строки у измученного страстями поэта:
«Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала...»
Елена Александровна Денисьева.
Дагерротип. <Конец 1850-х гг.>.
Но в итоге страдали все. Бесконечно страдал сам Федор
Иванович, продолжая преклоняться перед своей женой и
страстно, по-земному обожать юную Лелю. Страдала его
молодая любовница, строго и безапелляционно осужденная
обществом за этот разбитый брак. Тютчеву не нужно было
выдумывать страсти для своих произведений. Он просто
записывал то, что видел своими глазами, что пережил
собственным сердцем.
Странная жизнь Лели
Любовь к чужому мужу заставила Лелю вести странную жизнь.
Сама она оставалась «девицей Денисьевой», а ее дети носили фамилию
Тютчевых. Фамилию, но не дворянский герб. По несчастью, Леля
Денисьева была не столь сильна духом, да и ее возлюбленный не так
всесилен. От ненормальности своего положения, открытого презрения
общества, часто посещавшей нужды, она страдала чахоткой, которая
медленно, но верно сводила еще молодую женщину в могилу.
Видя медленное умирание обожаемой женщины, Тютчев
запаниковал. Пользуясь своими близкими знакомствами при дворе, он
приглашал к Леле самых известных врачей. Но даже лейб-медики ничего
не могли поделать: чахотка была следствием постоянного душевного
надрыва и лечить ее медицинскими средствами было бесполезно. Поэт с
тоской видел, как угасает его последняя любовь и последний смысл жизни.
Тютчев очень хорошо осознавал значение Лели для своей жизни, и не
ошибся.
Подрывали ее здоровье и частые роды. Своего последнего
ребенка Леля родила за два месяца до смерти. От былой красоты,
веселости, жизни остался только призрак — бледный, почти невесомый...
Леля Денисьева умерла на руках Тютчева 4 августа 1864 года, через
четырнадцать лет после начала их мучительного романа.
«Весь день она лежала в забытьи, И всю ее уж тени
покрывали...» -- писал потом об этих кошмарных днях поэт. Убитый горем,
перед остывающим телом любимой женщины, Тютчев... пишет к жене. К
единственному самому дорогому среди оставшихся живых людей. Пишет о
том, что жизнь его потеряла смысл.
В смерть Лели он долго не мог поверить. Уже не молодой, вовсе
разболелся, сгорбился, но домой, в свой богатый особняк, под
попечительство все еще любящей жены вернуться не мог. Он тихо страдал
в маленьком неприметном доме на тихой Коломенской, где жила Леля, в
окружении своих младших незаконных детей — Лелиных детей. И
медленно сходил с ума.
Последние годы поэта
Видя это, Эрнестина Федоровна в очередной раз переступила через гордость и сама
пришла к нему. Чтобы приглушить его боль, оторвать от мест, где все напоминало ему
Лелю, она увезла его — больного, покорного – из России. Жена и старшие дочери поэта,
простившие его измены матери при виде этого отчаянного горя, перевозили его с курорта на
курорт, показывали лучшим докторам, с благородным тактом старались развлечь и отвлечь.
Но он не хотел забывать.
Он нигде не мог найти покоя, беспрестанно, до самой смерти, переезжая с места на
место. Парижская выставка 1867 года, великосветский Петербург, чванливая Женева,
блистательная Ницца, курорты, курорты... Везде он чувствовал ее присутствие, с ней
сверял свои впечатления. И в годовщину ее смерти тоска Тютчева по Лели была столь же
пронзительна:
«Завтра день молитвы и печали
Завтра память рокового дня...
Ангел мой, где б души не витали
Ангел мой, ты видишь ли меня?»
Тютчев пережил Лелю на девять лет и умер в далекой от дорогой ее могилы Италии.
Но его последняя признательность досталась все же Эрнестине Федоровне — верной,
любящей, всепрощающей:
«Все отнял у меня казнящий бог:
Здоровье, силу воли, воздух, сон,
Одну тебя при мне оставил он,
Что б я ему еще молиться мог».
Дочери поэта от первого брака
Мария Тютчева, младшая дочь
поэта. Рисунок И. Риша
(карандаш, белила). Мюнхен.
1854.
Дарья Федоровна Тютчева,
вторая дочь поэта.
Фотография. Петербург.
<Конец 1840-х гг.>.
Екатерина Федоровна Тютчева,
третья дочь поэта. Миниатюра
В. Гебхарда. Москва. 1855.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
42
Размер файла
219 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа