close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Фёдор Иванович Тютчев. (1803

код для вставкиСкачать
Фёдор Иванович Тютчев.
(1803-1873)
Любовная лирика
Екатерина Львовна Тютчева,
урожденная Толстая, мать поэта
Основные факты биографии поэта
1803—1819 годы — детство, юность,
учеба у С. Е. Раича, интерес к латинской
литературе, переводы из Горация.
1819—1822 годы — учеба в Московском
университете, увлечение философией
Паскаля и Руссо. «Pensées» («Мысли»)
Паскаля — импульс к философскому
характеру его лирики, осмыслению места
человека во Вселенной, связям человека
и природы.
1822—1837 годы — служба в русской
дипломатической миссии в Мюнхене,
а затем — в Турине.
1838 год — смерть первой жены поэта
Элеоноры Тютчевой.
1839 год — второй брак с Эрнестиной
Дёрнберг.
40-е годы — период становления
политического мировоззрения Тютчева.
1844 год — возвращение в Петербург.
Публикация политических статей «Россия
и Германия», «Россия и революция»,
«Папство и римский вопрос».
1854 год — выход первого сборника
стихотворений Тютчева.
50—60-е годы — усиление трагизма
восприятия жизни, связанное
с осмыслением жизни в России, и критика
правительства. Драматический характер
любви к Елене Денисьевой и ее смерть
(1864).
1858—1873 годы — служба в России
в должности председателя Комитета
Тютчев ребёнком.
Жизнь Федора Ивановича Тютчева начиналась
благополучно. Детство он провел в стороне от
бурных исторических событий – в усадьбе
Овстуг Орловской губернии, в Москве и
подмосковном имении Троицком. Получил
домашнее образование; одним из его учителей и
первым литературным наставником оказался
С.Е.Раич, известный поэт и переводчик, знаток и
поклонник античности и итальянской культуры. В
1819-1821 гг. учился в Московском университете
и окончил его по отделению словесных наук со
степенью кандидата. В конце 1821 г. начал
служить по дипломатической части, через год
получил назначение в Мюнхен, где оставался до
1833 г., затем был переведен в Турин на
должность старшего секретаря русской миссии,
причем одно время исполнял и должность
посланника. В 1838 г. Тютчев оставил службу и
уехал в Швейцарию. Затем он переехал в
Мюнхен и лишь осенью 1844 г. возвратился в
Россию, где продолжил службу по Министерству
иностранных дел. В 1848 г. получил должность
старшего цензора, а в 1858 г. стал
председателем комитета "ценсуры
иностранной".
Этот послужной список, однако, отражает только
внешнюю сторону жизни Тютчева. Внутренняя
же была отмечена многими драмами, многими
"взрывами страстей".
Всепоглощающей страстью Тютчева была политика. Сохранилось
вполне достоверное свидетельство о том, что даже на смертном одре,
уже исповедавшись и причастившись, он продолжал думать о злобе
дня; едва ли не последними словами были: "Какие получены
подробности о взятии Хивы?" Интерес Тютчева к политике нельзя
считать дилетантским. Он был одним из самых профессиональных и
самых искушенных публицистов так называемого "консервативного
лагеря", когда-либо обращавшихся к проблеме "Россия и Запад"; его
статьи "Россия и Германия", "Россия и Революция" до сих пор остаются
одними из самых значительных памятников русской мысли – наряду с
"Запиской о старой и новой России" Карамзина и книгой К.Леонтьева
"Византизм и славянство".
Чиновник на государственной службе и политический публицист по
призванию, Тютчев был человек эпохи романтизма, с его
мучительными поисками недостижимой гармонии, с его
индивидуализмом и ясным пониманием невозможности примирения
рассудка и чувства.
Первое выступление в печати Тютчева-поэта относится к 1819 г.,
однако замечен и оценен он был довольно поздно. На формирование
его литературной репутации оказали благотворное воздействие
публикации обширных подборок его стихов Пушкиным
("Современник", 1836) и Некрасовым ("Современник", 1854). При
жизни поэта увидели свет два отдельных издания его стихотворений –
в 1854 г., под редакцией И.С.Тургенева, и в 1868 г., под редакцией
И.Ф.Тютчева и И.С.Аксакова.
Биографы утверждают, что "жизнь сердца" была у него бурной,
насыщенной, "роковой". Судьба подарила поэту несколько встреч с
женщинами, которых он любил. И каждый раз он отдавался своему
чувству без остатка, и каждый раз оно находило отражение в его
творчестве. Вадим Кожинов в монографии о Тютчеве писал: "...сразу
же уместно сказать, предваряя все дальнейшее, что полюбив, Тютчев
уже не умел, не мог разлюбить. Любимая женщина являла для него
Мураново Приусадебный дом и
луг возле него..
Элеонора Петерсон
►
►
►
►
►
Федор Иванович женился рано, двадцати трех лет.
После окончания университета в 1826 году он был
определен на дипломатическую службу в Мюнхен
и уже через год стал мужем прелестной Элеоноры
Петерсон, вдовы русского посланника, взяв ее с
четырьмя сыновьями от первого брака.
Элеонора была старше Тютчева на четыре года,
она боготворила его. “Никогда человек не стал бы
столь любим другим человеком, сколь я любим ею,
— признавался спустя годы Федор Иванович, — в
течение одиннадцати лет не было ни одного дня в
ее жизни, когда, дабы упрочить мое счастье, она
не согласилась бы, не колеблясь ни мгновенья,
умереть за меня”.
У них уже три дочери...
Пароход, на котором Элеонора с детьми в
мае 1838 года ехала к мужу, ночью
загорелся. И. С. Тургенев, оказавшийся в
числе пассажиров, впоследствии
вспоминал, как некая молодая женщина, не
теряя самообладания, в угаре всеобщей
паники, босая, полуодетая, выносила
сквозь пламя трех малюток. Это была
Элеонора Тютчева.
Однако простуда и волнение сделали свое:
через три месяца она скончалась в
страданиях. Смерть жены потрясла
Тютчева. Он поседел в одну ночь...
Эрнестина Дернберг
И вдруг новая страсть врывается в жизнь
Тютчева. Он влюбляется в жену барона
Дернберга Эрнестину, одну из первых
красавиц Мюнхена, красота которой
сочеталась с блестящим умом и
прекрасным образованием.
Да, и в эти страшные дни он грезил об
Эрнестине и был убежден: если бы не
она — не вынести ему тяжести
перенесенной утраты... Они венчались в
июле 1839 года.
Вторая жена Федора Ивановича,
деликатная, очень сдержанная Эрнестина
Феодоровна, в девичестве - баронесса
Пфефель, уроженка Дрездена безмерно
обожала своего Theodora. Ее отец, брат и
первый муж - барон Дернберг - всю
жизнь состояли на службе при Баварском
королевском дворе, и вообще, вся семья
их сердечно дружила с фамилией самого
короля Баварии, Людвига, на чьих
придворных балах яркою звездой всегда
блистала "милая Нестерле", как звали ее
в семье.
После отпуска, проведенного в России, Федор Иванович отправился к новому
месту службы, в Турин. Жена и дети еще в Петербурге, и он, воспользовавшись
временным одиночеством, мчится в Геную, где назначено прощальное свидание
с Эрнестиной. Тогда никто из них не мог и предположить, что через полтора
года она станет госпожой Тютчевой... Тютчев вел себя именно как человек
эпохи романтизма, когда оставил службу, чтобы обвенчаться с любимой
женщиной, Эрнестиной Дернберг, – и венчание это происходило в начале июля
1839 г., когда не прошло и года со времени кончины его первой жены,
Элеоноры, которую он искренне любил и смерть которой пережил очень
глубоко, как подлинную трагедию. Странная раздвоенность души Тютчева,
власть, которую имели над ней страсти, сложность и даже непредсказуемость
его личности неоднократно отмечались современниками. В дневнике его дочери
сохранилось в высшей степени характерное замечание: "Он совершенно вне
всяких законов и правил. Он поражает воображение, но в нем есть что-то
жуткое и беспокойное".
Это было не просто увлечение, какие случались с ним и раньше, а роковая
страсть, которая, по словам поэта, “потрясает существование и в конце концов
губит его”. Однолюбом Федор Иванович не был. Он мог страстно обожать двух
женщин сразу и при этом не кривил душой. Женщины же, которых он любил,
отвечали ему еще более беззаветным, самозабвенным чувством, он увлекал их
порой с первой встречи.
Разве можно долго таить такую любовь от чужих глаз? Тем более что Эрнестина
теперь свободна: муж ее умер вскоре после ее знакомства с Федором
Тютчевым. Их роман получает огласку. Жена, узнав о связи мужа, пытается
покончить с собой... Но ведь он любит и Элеонору, любит обеих... Так или
иначе, жить в одном городе, в одной стране уже невозможно.
Елена Александровна ДЕНИСЬЕВА
ПОСЛЕДНЯЯ И С САМАЯ СТРАСТНАЯ ЛЮБОВЬ ПОЭТА Ф.И.
ТЮТЧЕВА(1826 г. - 04 августа 1864 г.)
Елена Александровна Денисьева
родилась в Курске, в 1826 году, в
старинной, но очень обедневшей
дворянской семье. Рано потеряла мать. С
отцом, Александром Дмитриевичем
Денисьевым, заслуженным военным, и
его второю женою отношения почти
сразу не сложились. Непокорная и
вспыльчивая для новой" матушки" Елена
была спешно отправлена в столицу,
Санкт - Петербург - на воспитание к тете,
сестре отца, Анне Дмитриевне
Денисьевой - старшей инспектрисе
Смольного института.
Это позволило ей воспитывать
полусироту -племянницу на общих
основаниях с остальными "смолянками":
девочка приобрела безуукоризненные
манеры, стройную осанку, отличный
французско - немецкий выговор, основы
естественных наук и математики,
солидные познания в области
домоводства и кулинарии, и непомерную
пылкость воображения, развитую
чтением по ночам сентиментальных
романов и поэзии, украдкою от классных
дам.
Анна Дмитриевна, чрезмерно строгая и сухая с подчиненными и
воспитанницами, страстно привязалась к племяннице, по своему баловала ее, то есть, рано начала покупать ей наряды,
драгоценности, дамские безделушки и вывозить в свет, где на
нее - изящную, грациозную брюнетку, с чрезвычайно
выразительным, характерным лицом , живыми карими глазами и
очень хорошими манерами - быстро обратили внимание и
бывалые ловеласы и пылкие "архивные юноши" ( студенты
историко - архивных факультетов Петербургского и Московского
университетов), представители старинных дворянских, часто
обедневших, семейств.
Елена Александровна, при своем природном уме, обаянии,
глубокой вдумчивости, серьезности - ведь жизнь сироты, что ни
говори, накладывает отпечаток на душу и сердце, - и очень
изысканных, изящных манерах могла рассчитывать на весьма
неплохое устройство своей судьбы: Смольный институт был под
неустанной опекой Императорской Фамилии, и племянницу,
почти приемную дочь, заслуженной учительницы собирались
при выпуске непременно назначить фрейлиной Двора!
А там и замужество, вполне приличное ее летам и воспитанию.
Но судьбе было угодно познакомить ее с Федор Ивановичем
Тютчевым....
У нее почти не осталось ни друзей не знакомых в свете. Ее на новой
квартире, где она жила вместе с тетушкой и новорожденной дочерью,
тоже- Еленой,- навещали только две - три подруги, самая преданная из
них : Варвара Арсентьевна Белорукова, классная дама Смольного,
заботящаяся после смерти Елены о детях и престарелой тетке, да
немногочисленные родственники.
От полного отчаяния ее спасала только ее Любовь и привязанность к
Тютчеву. Она прощала ему абсолютно все: частые отлучки,
постоянную жизнь на две семьи, он не собирался , да и не мог оставить
преданной и все знающей Эрнестины Феодоровны и фрейлин дочерей, свою службу дипломата и камергера. Эгоистичность,
вспыльчивость, частую, рассеянную невнимательность к ней, а в конце
- даже полухолодность,- и даже то, что ей нередко приходилось лгать
детям, и на все их вопросы:
"А где папА и почему он обедает с нами только раз в неделю?" - с
запинкою отвечать, что он на службе и очень занят.
Свободной от косых взглядов, презрительной жалости, отчуждения, и
всего того, что сопровождало ее фальшивое положение полужены полулюбовницы Елену Александровну избавляло только
кратковременное пребывание вместе с Тютчевым за границей - по
нескольку месяцев в году, да и то - не каждое лето. Там ей не нужно
было не от кого таиться, там она свободно и гордо называла себя:
madame Tutchef, в регистрационных книгах отелей без колебаний,
твердой рукой, в ответ на учтивый вопрос портье, записывала: "
Tutchef avec sa famille" (Тютчев с семьей - франц. )
Муж сестры Елены Денисьевой А.И.Георгиевский вспоминал, что
чувство Тютчева "вызвало с ее стороны такую глубокую, такую
самоотверженную, такую страстную и энергическую любовь,
что она охватывала все его существо, и он остался навсегда ее
пленником, до самой ее кончины". В глазах высшего света
Петербурга их отношения, продлившиеся 14 лет, в течение
которых Елена Александровна родила троих детей, были
скандальными. Денисьеву отвергло общество, от нее отрекся
отец, ее тетушка, инспектриса Смольного института, вынуждена
была уйти оттуда. Положение невенчанной жены, матери
незаконнорожденных детей усугублялось тем, что Тютчев
продолжал любить и свою "законную" семью, жену, детей. Его
никогда не оставляло чувство вины. "Как захваченный
водоворотом, он бесцельно метался в заколдованном круге
нелепых, тяжелых, подчас унизительных условий созданного им
самим положения, являясь в одно и то же время палачом и
жертвой«, - вспоминал Федор Федорович Тютчев, сын поэта и
Денисьевой. Роман Тютчева с Еленой Денисьевой стал самым
сильным в его жизни. Они встретились, когда ей было — 24, ему
— 47... и развивался пугающе стремительно!
Через полтора десятилетия Тютчев напишет:
Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло С того
блаженно-рокового дня, Как душу всю она свою
вдохнула, Как всю себя перелила в меня... Федор
Иванович снял недалеко от Смольного квартиру с
видом на Неву, где они встречались. Долгое время
никто ни о чем не догадывался. Но вскоре Елена
забеременела. Это ли не позор для Института
благородных девиц! Отношения Тютчева и
Денисьевой вылились в светский скандал. Жестокие
обвинения пали на женщину, которая ради любимого
человека пренебрегла и честью, и будущим. Скандал
разгорелся в марте 1851 года, почти перед самым
выпуском и придворными назначениями. Теперь
перед нею навсегда закрылись двери домов, где
прежде она была желанной гостьей. Отец ее
проклял.
И для поэта это ощущение жизни через свою любовь было настолько
органичной потребностью души, что, утратив его, он решил: "Я отжил
свой век и... у меня ничего нет в настоящем". Однако ему было
суждено вновь встретить любовь, которую он сам назвал "последней".
Стихотворение "Последняя любовь" (1852-1854).
О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней...
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!
Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье, Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись очарованье.
Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность...
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство, и безнадежность
Трагизм положения влюбленных мы ощущаем уже в одном из первых
стихотворений "денисьевского цикла" "О, как убийственно мы любим!"
(1851).
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя...
Год не прошел - спроси и сведай,
Что уцелело от нея?
Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.
Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески-живой?
И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!
Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!
Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья...
Но изменили и оне.
И на земле ей дико стало,
Очарование ушло...
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.
И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!
О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!..
С течением времени, трещина, надлом в отношениях Тютчева и
Денисьевой усиливалась, и неизвестно, чем бы завершились их
пятнадцатилетние страдания, если бы не внезапная кончина
Елены Александровны от скоротечной чахотки в августе 1864
года, в возрасте 37 неполных лет!
Так прошло четырнадцать лет. Под конец Елена Александровна
много хворала (она была туберкулёзна). Сохранились её письма
к сестре, относящиеся к последним полутора годам её жизни. В
них-то она и называет Тютчева "мой Боженька", в них и
сравнивает его с неразвлекаемым французским королём. Из них
явствует также, что в последнее лето её жизни дочь её, Лёля,
почти каждый вечер ездила с отцом кататься на Острова. Он
угощал её мороженым; они возвращались домой поздно. Елену
Александровну это и радовало и печалило: она оставалась в
душной комнате одна или в обществе какой-нибудь
сердобольной дамы, вызвавшейся навестить её. В то лето
Тютчев особенно хотел уехать за границу, тяготился
Петербургом; это мы знаем из его писем к жене. Но тут и постиг
его тот удар, от которого он уже не оправился до смерти.
Безмерное горе, переходящее в отчаяние, чувство бессилия и надвигающейся
трагедии переполняют сердце лирического героя.
В 1864 г. Елена Денисьева умерла от скоротечной чахотки. Ее смерть стала для
Тютчева тяжелейшим ударом: "Не живется, не живется, не живется", - повторял
он в письмах этого времени.
После смерти любимой поэт выражает в стихах боль, утрату, тоску.
"Накануне годовщины 4 августа 1864 года"
Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня...
Тяжело мне, замирают ноги...
Друг мой милый, видишь ли меня?
Все темней, темнее над землею Улетел последний отблеск дня...
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?
Завтра день молитвы и печали,
Завтра память рокового дня...
Ангел мой, где б души не витали,
Ангел мой, ты видишь ли меня? (1865)
При жизни Елены Александровны жертвою их любви была она; после её смерти
жертвою стал Тютчев. Быть может, он любил её слишком мало, но без её любви
он жить не мог.
Елена Александровна умерла в Петербурге или на даче под Петербургом 4
августа 1864 года. Похоронили её на Волковом кладбище. На её могиле стоял
крест, ныне сломанный, с надписью, состоявшей из дат рождения и смерти и
слов: "Елена - верую, Господи, и исповедую". О её предсмертных днях и часах и
об отчаянии Тютчева говорят стихи:
Весь день она лежала в забытьи –
И всю её уж тени покрывали –
Лил тёплый, летний дождь - его струи
По листьям весело звучали.
И медленно опомнилась она –
И начала прислушиваться к шуму,
И долго слушала - увлечена,
Погружена в сознательную думу...
И вот, как бы беседуя с собой,
Сознательно она проговорила: (Я был при ней, убитый, но живой) «
О, как всё это я любила!"
Любила ты, и так, как ты, любить - т, никому ещё не удавалось –
О Господи!.. и это пережить...
И сердце на клочки не разорвалось...
Тютчева ожидало еще немало утрат.
После смерти Денисьевой умерли ее
дочь Елена и сын Николай, мать и брат
поэта, дети Дмитрий и Мария.
"Пережить все, чем мы жили... Что
обыкновеннее этой судьбы - и что
ужаснее? Все пережить и все-таки
жить...", - писал Тютчев
В.А.Жуковскому после кончины первой
жены. "Все пережить и все-таки жить..."
- таков удел человека в этой жизни.
Любовная лирика Тютчева - это
поэтическое воплощение пережитого,
которое помогло дальше жить не только
поэту, но и многим его читателям.
Одно из самых замечательных стихотворений
"денисьевского цикла".
Когда на то нет божьего согласья,
Как ни страдай она, любя, Душа, увы, не выстрадает счастья,
Но может выстрадать себя...
Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови!
Он, милосердный, всемогущий,
Он, греющий своим лучом
И пышный цвет, на воздухе цветущий,
И чистый перл на дне морском.
Тютчев в 60-годы. Письменный
стол.
В июле 1869 года, через пять лет после смерти Денисьевой, Тютчев впервые
решился посетить родину своей возлюбленной - Курск. Город восхитил его. В
день отъезда в Киев он пишет в письме к своей второй жене Эрнестине: "...
Впрочем, я ничуть не сожалею о своей долгой остановке в Курске". А в конце
письма добавляет:
"Одним словом, я унесу из Курска самое благоприятное впечатление, и оно
останется таковым, если только не повторится, ибо в сущности лишь в самые
первые минуты ощущается поэтическая сторона всякой местности".
Тютчева восхищало в нашем городе все: и его расположение, напоминающее
Флоренцию, и река Кур, и "музыка в общественном саду". Письмо к Эрнестине
позволяет установить и точное время пребывания в Курске - суббота, 26 июля
1869 года.
Мне кажется, многие города России почитали бы за честь принимать великого
русского поэта Федора Тютчева. Курску посчастливилось.
Как ни тяжёл последний час - Та непонятная для нас Истома смертного
страданья, - Но для души ещё страшней Следить, как вымирают в ней Все
лучшие воспоминанья. Прошла ещё одна петербургская зима, потом весна... В
июне Тютчев написал:
Опять стою я над Невой, И снова, как в былые годы, Смотрю и я, как бы живой,
На эти дремлющие воды. Нет искр в небесной синеве, Всё стихло в бледном
обаянье, Лишь по задумчивой Неве Струится бледное сиянье. Во сне ль всё это
снится мне, Или гляжу я в самом деле, На что при этой же луне С тобой живые
мы глядели? Понимать это следует буквально. Ему не хватало жизни, и ему
оставалось не долго жить. Он скончался в июле 1873 года...
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
129
Размер файла
1 066 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа