close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация

код для вставкиСкачать
Осип Эмильевич
Мандельштам
ОСНОВНЫЕ
МОТИВЫ
ЛИРИКИ
Сохрани мою речь навсегда
За привкус несчастья и дыма,
За смолу кругового терпенья,
За совестный деготь труда.
...Я рождён в ночь с
второго
на третье
Января в девяносто
одном
Ненадёжном году — и
столетья
Окружают меня огнём.
Молись, музыкант
встревоженный,
Люби, вспоминай и
плачь,
И, с тусклой
планеты брошенный,
Подхватывай легкий
мяч!
О. Мандельштам
«.... Сидят человек десять—двенадцать, читают
стихи, то хорошие, то заурядные, внимание
рассеивается, слушаешь по обязанности, и вдруг будто
лебедь взлетает над всеми — читает Осип
Эмильевич».
(Из воспоминаний А. А. Ахматовой)
Акмеизм — модернистское течение (от греч. акте — острие,
вершина, высшая степень, ярко выраженное качество),
декларировавшее конкретно-чувственное восприятие
внешнего мира, возврат слову его изначального, не
символического смысла.
«Акмеизм — для тех, кто,
обуянный духом строительства,
не отказывается малодушно от
своей тяжести, а радостно
принимает ее, чтобы разбудить и
использовать архитектурно
спящие в ней силы».
(Утро акмеизма», 1913)
«Акмеизм – это тоска по мировой
культуре».
(Авторский вечер в Ленинграде,
1933г. )
1913
1923
ДИАЛОГ ВРЕМЕНИ
«Мне хочется
говорить не о себе, а
следить за веком,
за шумом
и прорастанием
времени. Память
моя враждебна всему
личному.»
О. Мандельштам
Революция и гражданские стихи
«Октябрьская революция не
могла не повлиять на мою работу,
так как отняла у меня
«биографию», ощущение личной
значимости. Я благодарен ей за то,
что она раз навсегда положила
конец духовной обеспеченности и
существованию на культурную
ренту… Подобно многим другим,
чувствую себя должником
революции, но приношу ей дары, в
которых она пока не нуждается»
О.Мандельштам
— Еще волнуются живые голоса
О сладкой вольности гражданства!
Но жертвы не хотят слепые
небеса:
Вернее труд и постоянство.
Все перепуталось, и некому
сказать,
Что, постепенно холодея,
Все перепуталось, и сладко
повторять:
Россия, Лета, Лорелея.
(«Декабрист», 1917)
Когда октябрьский нам готовил
временщик
Ярмо насилия и злобы,
И ощетинился убийца-броневик,
И пулеметчик низколобый.
(«Когда октябрьский нам готовил временщик», 1917)
И в декабре семнадцатого года
Всё потеряли мы, любя;
Один ограблен волею народа,
Другой ограбил сам себя...
(«Кассандре», 1917)
Прославим братья сумерки
свободы
Великий сумеречный год
В кипящие ночные воды
Опущен грузный лес тенёт
Восходишь ты в глухие годы,—
О, солнце, судия-народ.
(«Прославим братья сумерки свободы», 1918)
Нельзя дышать, и твердь кишит
червями,
И ни одна звезда не говорит,
Но, видит Бог, есть музыка над
нами,
Дрожит вокзал от пенья Аонид...
(«Концерт на вокзале», 1921)
Петербург в лирике
Кто, скажите, мне
сознанье
Виноградом замутит,
Если явь — Петра
созданье,
Медный всадник и
гранит?...
...А над Невой — посольства
полумира,
Адмиралтейство, солнце,
тишина!
И государства жесткая
порфира,
Как власяница грубая, бедна.
(«Петербургские строфы», 1913)
В Петербурге мы сойдемся снова,
Словно солнце мы похоронили в нем,
И блаженное, бессмысленное слово
В первый раз произнесем.
(«В Петербурге мы сойдемся снова…», 1920)
Я вернулся в мой город,
знакомый до слез,
До прожилок, до детских
припухших желез…
….Петербург! я еще не хочу
умирать:
У тебя телефонов моих
номера.
Петербург! у меня еще есть
адреса,
По которым найду
мертвецов голоса.
(Я вернулся в мой город, знакомый до слез»,
1931)
Диалог времени
Век мой, зверь мой,
кто сумеет
Заглянуть в твои
зрачки,
И своею кровью
склеит
Двух столетий
позвонки?
(«Век», 1923)
За гремучую доблесть грядущих
веков,
За высокое племя людей —
Я лишился и чаши на пире отцов,
И веселья, и чести своей.
Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей:
Запихай меня лучше, как шапку, в
рукав
Жаркой шубы сибирских степей...
(«За гремучую доблесть грядущих веков…», 1931 )
Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не
слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлевского горца.
Его толстые пальцы, как черви,
жирны,
И слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются глазища
И сияют его голенища.
(1933)
Воронежские тетради
Миллионы убитых
задешево
Протоптали тропу в
пустоте, —
Доброй ночи! всего им
хорошего
От лица земляных
крепостей!
(«Стихи о неизвестном
солдате», 1937)
«Поразительно,
что простор,
широта, глубокое
дыхание
появились в
стихах
Мандельштама
именно
в Воронеже,
когда он был
совсем
несвободен».
(А.Ахматова)
Любовная лирика
И море, и Гомер — все
движется любовью.
Кого же слушать мне?
И вот Гомер молчит,
И море черное,
витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом
подходит к изголовью.
«Бессонница. Гомер.
Тугие паруса»
Анна Ахматова
Вполоборота, о печаль!
На равнодушных
поглядела,
Спадая с плеч,
окаменела
Ложноклассическая шаль.
Зловещий голос —
горький хмель —
Души расковывает
недра:
Так — негодующая
Федра —
Стояла некогда
Рашель.
Марина Цветаева
В разноголосице девического
хора
Все церкви нежные
поют на голос свой,
И в дугах каменных
Успенского собора
Мне брови чудятся, высокие,
дугой. И пятиглавые
московские соборы
С их итальянскою и русскою
душой
Напоминают мне — явление
Авроры,
Но с русским именем и в
шубке меховой.
Надежда Хазина
(Мандельштам)
Твой зрачок в небесной корке,
Обращенный вдаль и ниц,
Защищают оговорки
Слабых чующих ресниц.
Будет он обожествленный
Долго жить
в
родной стране —
Омут ока удивленный, —
Кинь его вдогонку мне.
Он глядит уже охотно
В мимолетные века —
Светлый, радужный,
бесплотный,
Умоляющий пока.
Ольга Ваксель
Возможна ли женщине
мертвой
хвала?
Она в отчужденьи
и в силе,
Ее чужелюбая
страсть
привела
К насильственной
жаркой могиле.
Мария Петровых
Мастерица виноватых взоров,
Маленьких держательница
плеч!
Усмирен мужской опасный
норов,
Не звучит утопленницаречь….
…Не серчай турчанка дорогая
Я с тобой в глухой мешок
зашьюсь,
Твои речи темные глотая
За тебя кривой воды напьюсь.
Ты Мария — гибнущим
подмога
Надо смерть предупредить —
уснуть.
Наталья Штемпель
К пустой земле
невольно
припадая,
Неравномерной
сладкою
походкой
Она идет — чутьчуть опережая
Подругу быструю и
юношупогодка.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
15
Размер файла
4 762 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа