close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тема города в поэзии

код для вставкиСкачать
Тема города в поэзии
Серебряного века
Цели:
- рассмотреть ряд
стихотворений поэтов
Серебряного века, в
которых отражается тема
города;
- попытаться понять,
каким видел город и что
связывал с этим образом
каждый из поэтов
Задачи исследования:
- провести параллели между сюжетными
линиями стихотворений разных поэтов;
- разобраться, в чем заключается
своеобразие поэтических образов у каждого
из них;
- установить суть сходства и различия в
подходе к теме;
- выяснить, каковы взаимоотношения города
с лирическим «я» поэтов Серебряного века.
Новизна исследования
заключается не в постановке
проблемы,
а в исследовательском подходе
к ее решению
Практическая ценность работы
заключается в возможности
использования ее на уроках
литературы в качестве
углубляющего и развивающего
материала.
Образ современного города в
поэзии В.Брюсова
Я люблю большие дома…
Я люблю большие дома
И узкие улицы города, В дни, когда не настала зима,
А осень повеяла холодом.
Пространства люблю площадей,
Стенами кругом огражденные,
В час, когда еще нет фонарей,
А затеплились звезды смущенные.
Город и камни люблю,
Грохот его и шумы певучие, —
В миг, когда песню глубоко таю,
Но в восторге слышу созвучия.
Горят электрические луны
На выгнутых длинных стеблях;
Звенят телеграфные струны
В незримых и нежных руках.
Круги циферблатов янтарных
Волшебно зажглись над толпой,
И жаждущих плит тротуарных
Коснулся прохладный покой.
«Сумерки»
Конь
Мчались омнибусы,
кебы и автомобили,
Был неисчерпаем
яростный людской
поток…
В гордый гимн
сливались с рокотом
колес и скоком
Выкрики газетчиков и
щелканье бичей.
блед
Растут дома; гудят автомобили;
Фабричный дым висит на всех кустах;
Аэропланы крылья расстелили
В облаках…
«Ответ»
Конь блед
Улица была – как
буря.
Толпы проходили,
Словно их
преследовал
неотвратимый Рок…
Городу
Стальной,
кирпичный и
стеклянный,
Сетями проволок
обвит,
Ты – чарователь
неустанный,
Ты – не слабеющий
магнит.
К Медному Всаднику
…северный город как призрак
туманный,
Мы, люди, проходим,
как тени во сне.
Лишь ты сквозь века,
неизменный,
венчанный,
С рукою простертой
летишь на коне.
Миг – и знамена кровавого цвета
Кинет по ветру, воспрянув, Восток.
Миг – и потребует властно ответа
Зов на сраженье – фабричный гудок.
Улицы жаждут толпы, как голодные звери,
Миг – и желанья насытят они до конца…
«В сквере»
Здесь на улицах избита
Вашей поступью трава,
Здесь под плитами гранита
Грудь земная не жива.
Здесь не стонут гордо сосны,
Здесь не шепчет круг осин,
Здесь победен шум колесный
Да далекий гул машин.
«Рысь»
- Каменщик, каменщик в фартуке белом,
Что ты там строишь? Кому?
- Эй, не мешай нам, мы заняты делом,
Строим мы, строим тюрьму…
«Каменщик»
Ночь
Но пробуждается
разврат.
В его блестящие
приюты
Сквозь тьму, по
улицам, спешат
Скитальцы
покупать минуты…
Коварный змей с волшебным взглядом!
В порыве ярости слепой
Ты нож, с своим смертельным ядом,
Сам подымаешь над собой.
«Городу»
Замкнутые
Освобождение, восторг
великой воли,
Приветствую тебя и славлю
из цепей!
Я – узник, раб в тюрьме, но
вижу поле, поле…
О солнце! О простор! О
высота степей!
Как ненавидел я всей этой жизни строй,
Позорно-мелочный, неправый, некрасивый,
Но я на зов к борьбе лишь хохотал порой,
Не веря в робкие призывы.
«Но чуть заслышал я заветный зов трубы,
Едва раскинулись огнистые знамена,
Я — отзыв вам кричу, я — песенник борьбы,
Я вторю грому с небосклона.
«Кинжал»
А. Блок- «гениальный поэт»
Невского проспекта
Улица, улица…
Улица, улица…
Тени беззвучно
спешащих
Тело продать,
И забвенье купить,
И опять погрузиться
В сонное озеро
города – зимнего
холода…
На улице - дождик
и слякоть,
Не знаешь, о чем
горевать.
И скучно, и хочется
плакать,
И некуда силы
девать…
Зажгутся нити
фонарей.
Блеснут витрины и
тротуары.
В мерцанье тусклых
площадей
Потянутся рядами
пары…
Пять изгибов вдохновенных…
Пять изгибов
вдохновенных,
Семь и десять по
краям,
Восемь, девять,
средний храм...
Бегут неверные тени…
Бегут неверные
дневные тени.
Высок и внятен
колокольный зов.
Озарены высокие
ступени,
Их камень жив – и
ждет твоих шагов…
Ночь
Ночь темная одела
острова.
Взошла луна.
Весна вернулась.
Печаль светла.
Душа моя жива.
И вечная холодная Нева
У ног сурово колыхнулась.
Вечность бросила в город…
Вечность бросила в город
Оловянный закат.
Край небесный распорот,
Переулки гудят.
Оловянные кровли –
Всем безумным приют.
В этот город торговли
Небеса не сойдут…
Еще прекрасно серое небо
И в небе сером
холодные светы
Одели Зимний
дворец царя,
И латник в черном
не даст ответа,
Пока не застигнет
его заря…
Снежная дева
И город мой железно-серый
Где ветер, дождь, и зыбь, и
мгла,
С какой-то непонятной верой
Она, как царство, приняла.
Она узнала зыбь и дымы,
Огни, и мраки, и дома –
Весь город мой непостижимый
–
Непостижимая сама.
Мы встретились с тобою в храме…
Мы встретились с тобою в храме
И жили в радостном саду,
Но вот зловонными дворами
Пошли к проклятью и труду.
Мы миновали все ворота
И в каждом видели окне,
Как тяжело лежит работа
На каждой согнутой спине.
Холодный день
...я запомнил эти
лица
И тишину пустых
орбит.
И обреченных
вереница
Передо мной везде
стоит.
Да, так велит мне вдохновенье:
Моя свободная мечта
Все льнет туда, где униженье,
Где грязь, и мрак, и нищета.
И я люблю сей мир ужасный:
За ним сквозит мне мир иной,
Обетованный и прекрасный,
И человечески-простой…
«Соловьиный сад»
Урбанистическая тема
в творчестве В.Маяковского
Вашу мысль,
мечтающую на размягченном мозгу,
как выжиревший лакей на засаленной кушетке,
буду дразнить об окровавленный сердца лоскут
досыта изыздеваюсь, нахальный и едкий.
У меня в душе ни одного седого волоса,
и старческой нежности нет в ней!
Мир огромив мощью голоса,
иду - красивый,
двадцатидвухлетний.
«Облако в штанах»
Ночь
Багровый и белый
отброшен и скомкан,
В зеленый бросали
горстями дукаты,
А черным ладоням
сбежавшихся окон
Раздали желтые
карты.
Адище города
На царство базаров
коронован шум…
Адище города окна
разбили
На крохотные, сосущие
светами адки.
Рыжие дьяволы,
вздымались автомобили,
над самым ухом взрывая
гудки...
Вывескам
Когда же, хмур и
плачевен,
загасит фонарные
знаки,
влюбляйтесь под
небом харчевен
в фаянсовых чайников
маки!
Туман с
кровожадным
лицом
каннибала
жевал
невкусных
людей…
Морду в кровь разбила
кофейня,
зверьим криком багрима…
«Война объявлена»
Ветер колючий
трубе вырывает
дымчатой шерсти клок…
«Из улицы в улицу»
Мокрая, будто ее облизали,
толпа.
Прокисший воздух плесенью веет…
Толпа – пестрошерстая быстрая кошкаплыла, изгибаясь, дверями влекома…
Вот так я сделался собакой…
Толпа
навалилась,
огромная,
злая…
я стал на
четвереньки и
залаял…
Адище города
А там, под вывеской,
где сельди из Керчисбитый старикашка
шарил очки
и заплакал, когда в
вечереющем смерче
трамвай с разбега
взметнул зрачки…
Я вышел на площадь,
Выжженный квартал
Надел на голову, как рыжий парик.
Людям страшно – у меня изо рта
Шевелит ногами непрожеванный крик.
«А все-таки»
Из улицы в улицу
Лысый фонарь
сладострастно
снимает
с улицы
черный чулок…
Последняя Петербургская сказка
Стоит император
Петр Великий,
думает:
«Запирую на
просторе я!» а рядом
под пьяные клики
строится гостиница
«Астория»…
Приказ по армии искусства
Довольно грошовых
истин.
Из сердца старое
вытри.
Улицы – наши кисти.
Площади – наши
палитры.
Лодкой подводной шел ко дну
взорванный Петербург…
Мы разливом второго потопа
Перемоем миров города…
«Наш марш»
Мы идем
Чтоб природами хилыми
не сквернили скверы,
в небеса шарахаем
железобетон…
И он, свободный,
ору о ком я,
человек –
придет он,
верьте мне, верьте!
«Война и мир»
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают –
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
«Послушайте!»
В.Брюсов
Начало XX века:
-«чарователь неустанный»;
«воздвиг дворцы из золота,
праздничные храмы»;
Эволюция темы:
- социальные противоречия
городской цивилизации;
- хитроумен и коварен;
- «Безумье, Гордость, Нужда,
Разврат…»;
- образ Петра Первого;
- буржуазный город погибнет
сам от себя;
- поиск яркой сильной
личности.
А.Блок
Ранняя лирика:
- белые ночи, Невский
проспект, загадочность
женщин, призрачность,
смутность городских видений,
фонари, блеск витрин,
колокольный звон и
церковные купола;
- героиня – Снежная дева;
Эволюция темы:
- образ непостижимого
города;
- «страшный и магический
мир»;
- образ Петра Первого;
- облик рабочего Питера;
- мечта об обетованном и
прекрасном мире.
В.Маяковский
Дореволюционная лирика:
Город – «адище»:
-движение, звучание,
нагромождения;
-душит искусство;
- мотив смерти;
- герой – толпа, нет места
человеку;
- нет любви;
- духота, блуд, жестокость
- образ Петра Первого;
Послеоктябрьское
творчество:
- революция рушит старый
город;
- мечта о городе-саде.
Выводы:
-все поэты любят свой город и страдают от его пороков;
-В.Брюсов в начале своего творчества называет город «обдуманным чудом»;
но при всей своей урбанистической натуре он изображает город
трагическим пространством;
- В.Маяковский изображает город как некоего монстра, который душит все
живое, революционные перемены смогут изменить жизнь и будет возведен
новый город – город- сад;
- А.Блок сумел поэтически выразить свое чувство Петербурга; но это и
«страшный мир» с его социальными противоречиями и это город, полный
бунтарской революционной энергии;
- каждый из поэтов, видя все ужасы, страхи, которые несет город,
одновременно пытается найти во всеобщем хаосе урбанистической жизни
яркую индивидуальность, необыкновенную личность, которая приведет мир
к обновлению.
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
359
Размер файла
3 192 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа