close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Апелляционное определение Московского городского суда от 26

код для вставкиСкачать
 Апелляционное определение Московского городского суда от 26 февраля 2013 г. №11-2295/13
26 февраля 2013 года
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе Председательствующего Васильевой И.В.,
судей Ворониной И.В., Кировой Т.В.,
при секретаре Яресько В.В.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Ворониной И.В.,
дело по апелляционной жалобе Гусева В.С. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 21 ноября 2012 года, которым постановлено:
в удовлетворении исковых требований Гусева В. С. к Рудневой Е. Н., Абзаевой М. В. о признании договора дарения квартиры по адресу ***, от *** года недействительной сделкой, признании договора купли-продажи квартиры по адресу ***, заключенного между Рудневой Е.Н. и Абзаевой М.В. недействительной сделкой, признании за Гусевым В.С. права собственности на квартиру по адресу: *** - отказать.
По вступлении решения суда в законную силу отменить обеспечительные меры в виде запрета Управлению Росреестра по г. Москве регистрировать сделки, направленные на отчуждение квартиры по адресу: ***, принятые определением Чертановского районного суда г. Москвы от 23 июля 2012 года - отменить,
УСТАНОВИЛА:
Истец обратился в суд к указанным ответчикам и с учетом уточненных требований просит признать договор дарения квартиры по адресу: ***, от *** года, заключенный между Гусевым В.С. и Рудневой Е.Н., зарегистрированный управлением Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Москве от *** года, недействительной сделкой; признать договор купли-продажи указанной квартиры, заключенный между Рудневой Е.Н. и Абзаевой М.В., недействительной сделкой; признать право собственности на данную квартиру за Гусевым В.С.
Свои требования истец мотивирует тем, что в *** году Руднева Е.Н. предложила Гусеву В.С. заключить договор пожизненного содержания с иждивением, на что Гусев В.С. согласился. Впоследствии Руднева Е.Н. изменила свое намерение, и из-за невозможности удостоверить договор пожизненного содержания с иждивением нотариально, ввиду постоянного нахождения Гусева В.С. в состоянии опьянения, предложила заключить договор дарения в простой письменной форме, в котором будет указано обязательство о пожизненном проживании Гусева В.С. в отчуждаемой им квартире. Руднева Е.Н. зарегистрировалась в указанной квартире, но в нее фактически не вселялась. В *** году Руднева Е.Н. перестала давать деньги на содержание Гусева В.С. Указанные обстоятельства свидетельствует о том, что договор дарения фактически прикрывает договор пожизненного содержания и является притворной сделкой. Квартира фактически Рудневой Е.Н. не передавалась, кроме того, договор дарения является возмездной сделкой, поскольку содержит право дарителя на сохранение права проживания за одаряемым, между тем данное условие возможно указывать только при заключении договора дарения между членами семьи, проживающими в одной квартире, в силу ст. 292 ГК РФ. Поскольку договор дарения содержит встречное обязательство одаряемого, сохранить за дарителем право пользования жилым помещением после его отчуждения, указанный договор не является договором дарения, совершен с целью прикрыть сделку по заключению договора пожизненного содержания с иждивением, а притворная сделка ничтожна в силу ч.1 ст. 572, п. 2 ст. 170 ГК РФ.
Впоследствии Руднева Е.Н. продала спорную квартиру, что подтвердило сомнения истца о том, что договор дарения заключен под влиянием его заблуждения и подпадает под действия ст. 178 ГК РФ.
Новый собственник квартиры Абзаева М.В. является недобросовестным приобретателем квартиры, поскольку квартиру не осматривала, условие договора купли-продажи не содержит условия о праве пожизненного проживания Гусева В.С. в данном помещении. Абзаева М.В. в квартиру не вселялась, коммунальные платежи не оплачивает. Кроме того, при заключении договора истец не понимал значение своих действий, так как находился в болезненном состоянии, испытывал со стороны Рудневой Е.Н. психологическое воздействие, в указанный момент истец злоупотреблял алкоголем (л.д. 75-76).
Истец Гусев В.С. в судебное заседание не явился, обеспечил явку представителя.
Представитель истца Горина Л.П. в судебное заседание явилась, требования поддержала, по основаниям, изложенным в иске.
Ответчик Руднева Е.Н. в судебное заседание не явилась, о дне слушания извещена надлежащим образом, предоставила отзыв по существу иска, в котором просила в удовлетворении исковых требований отказать, поскольку намерения на заключение договора пожизненного содержания стороны не имели (л.д. 29-30).
Ответчик Абзаева М.В. в судебное заседание не явилась, о дне слушания извещалась надлежащим образом.
Третье лицо Управление Росреестра по Москве представителя в суд не направило.
Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит по доводам апелляционной жалобы Гусев В.С., ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права при вынесении решения. Суд перовой инстанции не учел существенности заблуждения истца по поводу обстоятельств, указанных в части 1 ст. 178 ГК РФ, суд не учел особенностей жизненного положения истца, плохого здоровья, характера его деятельности и значения оспариваемой сделки. Истец является ***, образование у него ***, учился он в ***, ***, проживал в принадлежащей ему квартире один и спорный договор оформлял сразу после смерти матери. Иного жилого помещения для проживания, за исключением спорной квартиры, истец не имеет и в родственных отношениях с Рудневой Е.Н. не состоит. При подписании договора дарения он заблуждался в природе сделки, так как никаких разъяснений относительно заключаемой сделки ни от ответчика, ни от других лиц, не получал. Суд не разобрался и не опроверг доводы о том, что если бы истец и Руднева Е.Н. являлись членами одной семьи, то Гусев В.С. имел бы право на проживание в спорной квартире, как член семьи нового собственника-одаряемого в соответствии со ст. 292 ГК РФ, и это не было бы встречным обязательством со стороны одаряемой. Предоставление истцу права проживания, регистрации и пользования спорной квартирой является встречным обязательством со стороны одаряемой, Рудневой Е.Н., что влечет за собой недействительность договора дарения спорной квартиры в соответствии со ст. 572 ГК РФ. В решении суда не нашло отражение поведение Рудневой Е.Н., подпадающее под действие ст. 179 ГК РФ, суд не исследовал обстоятельств того, что Руднева Е.Н. действовала обманом.
Истец Гусев В.С. и его представитель Горина Л.П. в суд явились, доводы апелляционной жалобы поддержали, просили отменить решение суда.
Ответчики Руднева Е.Н., Абзаева М.В., третье лицо Управление Росреестра по Москве в суд не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом, в связи с чем, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что не имеется оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.
Согласно ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что *** года между Гусевым В.С. и Рудневой Е.Н. заключен договор дарения квартиры по адресу ***. Указанный договор подписан сторонами *** года (л.д. 12).
Согласно п. 1 Договора дарения даритель безвозмездно передает (дарит) одаряемой принадлежащую ему на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: ***.
Пункт 5 Договора дарения содержит условие о том, что в указанной квартире состоит на регистрационном учете Гусев В. С., который сохраняет за собой право проживания без права распоряжения указанной квартирой.
Так же, согласно п. 10 Договора дарения с момента государственной регистрации прав собственности одаряемой на квартиру, она считается переданной от дарителя к одаряемой (л.д. 12).
Как установлено судом первой инстанции, квартира на праве собственности принадлежит Абзаевой М.В.(л.д. 53).
В соответствии со ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.
В силу ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.
Существенной особенностью договора дарения является его безвозмездность. Любое встречное имущественное предоставление (в виде вещи или права либо освобождения от обязанности) со стороны лица, бесплатно получающего имущество в собственность, свидетельствует об отсутствии дарения. В силу закона к такому договору применяются положения, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК РФ, т.е. правила о притворной сделке.
Разрешая заявленные требования, суд указал, что в оспариваемом договоре дарения предусмотрено право дарителя на проживание в отчуждаемой квартире, при этом, из текста договора дарения следует, что передача имущества в дар не поставлена в зависимость от сохранения права проживания дарителя в отчуждаемом имуществе.
В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора и понуждение к заключению договора не допускается.
Поскольку в тексте договора дарения имеется указание на его безвозмездность, суд пришел к выводу, что право гражданина на проживание в отчуждаемой квартире является элементом договора о безвозмездном пользовании имуществом, не являясь при этом встречным предоставлением.
В силу ч.3 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
Исходя из вышеперечисленного, суд первой инстанции пришел к верному выводу, что спорный договор дарения содержит элементы двух договоров, что не противоречит требованиям действующего законодательства. Вследствие чего, указанные обстоятельства, не являются основанием для признания договора дарения притворной сделкой.
При этом, суд указал, что ссылка истца на то, что имущество, переданное в дар фактически одаряемому не передано, противоречит п. 10 Договора дарения, согласно которому с момента государственной регистрации прав собственности одаряемой на квартиру, она считается переданной от дарителя к одаряемой.
В силу ч.1 ст. 601 ГК РФ по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты - гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).
Обязанность плательщика ренты по предоставлению содержания с иждивением может включать обеспечение потребностей в жилище, питании и одежде, а если этого требует состояние здоровья гражданина, также и уход за ним. Договором пожизненного содержания с иждивением может быть также предусмотрена оплата плательщиком ренты ритуальных услуг.
В договоре пожизненного содержания с иждивением должна быть определена стоимость всего объема содержания с иждивением. При этом, стоимость общего объема содержания в месяц, по договору пожизненного содержания с иждивением, предусматривающему отчуждение имущества бесплатно, не может быть менее двух установленных в соответствии с законом величин прожиточного минимума на душу населения в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту нахождения имущества, являющегося предметом договора пожизненного содержания с иждивением, а при отсутствии в соответствующем субъекте Российской Федерации указанной величины не менее двух установленных в соответствии с законом величин прожиточного минимума на душу населения в целом по Российской Федерации (ст. 602 ГК РФ).
В соответствии со статьей 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. При этом, существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.
Под природой сделки следует понимать тип сделки, т.е. совокупность признаков, позволяющих отличить один тип сделки от другого, под тождеством - полное совпадение реального предмета сделки с представлением о нем у стороны, совершавшей сделку.
По смыслу статьи 178 ГК РФ заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки, а не в процессе ее исполнения.
Поскольку договор дарения не содержит условия об обязанности одаряемой обеспечивать дарителя всем необходимым, включая его потребность в питании и одежде, сторонами договора не определена стоимость всего объема пожизненного содержания в месяц, суд обоснованно не усмотрел, что при заключении договора дарения, истец имел намерение на заключение договора пожизненного содержания с иждивением.
Таким образом, оснований для признания указанной сделки недействительной в соответствии со ст. 178 ГК РФ у суда первой инстанции не имелось.
При этом, суд указал, что допрошенные судом свидетели Ю.А., В.А., В.А., выводов суда не опровергают. Показания указанных свидетелей направлены на установление обстоятельства того, что Гусев В.С. при заключении договора дарения не понимал значения своих действий. Между тем, указанные обстоятельства были предметом судебного разбирательства, и им дана оценка, изложенная в решении Чертановского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2011 года, которым в удовлетворении иска Миронова В.А. и Гусева В.С. к Рудневой Е.Н., ДЖП и ЖФ г. Москвы о признании недействительными Договора передачи в собственность квартиры от года, Договора дарения квартиры от 12.07.2010 года и о применении последствий недействительности сделок; о признании права собственности на квартиру по _ доле за каждым из истцов в порядке наследования по закону после смерти их матери - Гусевой Л.А. отказано. Указанное решение при рассмотрении настоящего спора имело преюдициальное значение.
Кроме того, доводы приведенные истцом, из которых следует, что при заключении договора он не понимал значения своих действий, не соответствуют требованиям принципа правовой определенности.
Правовая определенность предполагает уважение принципа недопустимости повторного рассмотрения однажды разрешенного дела, которая закрепляет, что ни одна сторона не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу решения только в целях проведения повторного слушания и принятия нового решения.
Согласно ст. 168 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.
Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
В связи с чем, суд пришел к выводу, что истец, не являясь стороной по договору купли-продажи, заключенному между Абзаевой М.В. и Рудневой Е.Н., не вправе требовать признания указанной сделки недействительной, по причине недобросовестности покупателя Абазовой М.В. Таким образом, основания для удовлетворения заявленного требования отсутствуют. Отсутствие в договоре купли-продажи, заключенном между Абзаевой М.В. и Рудневой Е.Н. права истца на проживание в спорной квартире, не является основанием для признания указанной сделки недействительной.
Также суд указал, что в силу ч.3 ст. 144 ГПК РФ по вступлении решения в законную силу запрет, наложенный определением Чертановского районного суда г. Москвы от 23 июля 2012 года, производить регистрацию отчуждения и обременения квартиры по адресу: ***, подлежит снятию.
Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они являются законными и обоснованными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела.
В ходе рассмотрения дела истец в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не представил доказательств того, что оспариваемый договор дарения был им заключен под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение. Доказательств того, что указанный договор дарения совершен с целью прикрыть сделку по заключению договора пожизненного содержания с иждивением, истцом также не представлено. В связи с чем, суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении требований о признании договора дарения недействительным на основании ст. 170, 178 ГК РФ.
Поскольку не имеется оснований для признания недействительным договора дарения квартиры, суд пришел к верному выводу о том, что не имеется оснований для признания недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенного между Рудневой Е.Н. и Абзаевой М.В. и признания за истцом права собственности на спорную квартиру.
При разрешении спора судом первой инстанции верно установлены все значимые для дела обстоятельства дела, и верно применены нормы материального права.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что суд перовой инстанции не учел существенности заблуждения истца по поводу обстоятельств, указанных в части 1 ст. 178 ГК РФ, не учел особенностей жизненного положения истца, плохого здоровья, характера его деятельности и значения оспариваемой сделки; что истец является ***, образование у него ***, учился он в ***, ***, проживал в принадлежащей ему квартире один и спорный договор оформлял сразу после смерти матери, не могут служить основанием для отмены постановленного решения, поскольку не подтверждают, что договор дарения был им заключен под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что при подписании договора дарения он заблуждался в природе сделки, так как никаких разъяснений относительно заключаемой сделки ни от ответчика, ни от других лиц не получал, судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку они не подтверждены доказательствами.
То обстоятельство, что истец не имеет иного жилого помещения для проживания, за исключением спорной квартиры, в родственных отношениях с Рудневой Е.Н. не состоит, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не имеют правового значения.
Доводы апелляционной жалобы о том, что предоставление истцу права проживания, регистрации и пользования спорной квартирой является встречным обязательством со стороны одаряемой Рудневой Е.Н., что влечет за собой недействительность договора дарения спорной квартиры в соответствии со ст. 572 ГК РФ, не могут служить основанием для отмены решения, поскольку являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, которым дана надлежащая оценка.
Доводы апелляционной жалобы о том, что в решении суда не нашло отражение поведение Рудневой Е.Н., подпадающее под действие ст. 179 ГК РФ, суд не исследовал обстоятельств того, что Руднева Е.Н. действовала обманом, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку несмотря на указание в исковом заявлении на ст. 179 ГК РФ, истец в исковом заявлении не ссылался на обстоятельства заключения договора дарения под влиянием обмана. Кроме того, истец не лишен возможности предъявить требования на основании ст. 179 ГК РФ.
При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, а поэтому оснований к отмене решения суда не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 21 ноября 2012 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу Гусева В.С. - без удовлетворения.
Председательствующий:
Судьи:
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
120
Размер файла
64 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа