close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

files.sudrf.ru

код для вставкиСкачать
 С П Р А В К А
по результатам обобщения практики рассмотрения судами Калининградской области дел, связанных с применением Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года г. "О защите прав потребителей", рассмотренных в 2009 - 2011 г.г. В связи с поручением Верховного Суда РФ была изучена практика рассмотрения судами Калининградской области дел, связанных с защитой прав потребителей. Для обобщения судебной практики были выборочно истребованы и изучены 318 дел указанной категории, рассмотренных районными (городскими) судами и мировыми судьями области в 2009 - 2011 годах. Согласно данным Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Калининградской области за указанный период времени судами области было рассмотрено 6426 гражданских дел данной категории, из которых мировыми судьями в 2009 году рассмотрено 778 дел, в 2010 году - 1644 дела и в 2011 году - 1515 дел. Районными судами в 2009 году рассмотрено 657 дел, в том числе, из договоров с финансово-кредитными учреждениями - 123 дела и из договоров в сфере торговли, услуг - 534 дела. С вынесением решения районными судами рассмотрено 484 дела, при этом заявленные требования были удовлетворены по 400 делам, в удовлетворении исковых требований было отказано по 84 делам. Прекращено производство (в том числе, в связи с отказом от иска и утверждением мирового соглашения) судами по 92 гражданским делам, оставлено без рассмотрения 40 заявлений.
В 2010 году имел место существенный рост поступления дел данной категории - районными судами рассмотрено 1015 дел, из них по спорам из договоров в сфере торговли, услуг - 758 дел и из договоров с финансово-кредитными учреждениями - 258 дел. С вынесением решения районными судами рассмотрено 798 дел, при этом заявленные требования были удовлетворены по 678 делам, в удовлетворении иска отказано по 120 делам. Прекращено производство (в том числе, в связи с отказом от иска и утверждением мирового соглашения) судами по 118 гражданским делам, оставлено без рассмотрения 79 заявлений. В 2011 году количество рассмотренных дел вновь уменьшилось - районными судами рассмотрено 817 дел данной категории, из них по спорам, вытекающим из договоров с финансово-кредитными учреждениями, рассмотрено 231 дело, а из договоров в сфере торговли, услуг -586 дел. С вынесением решения районными судами рассмотрено 591 дело, при этом заявленные требования были удовлетворены по 488 делам, в удовлетворении иска отказано по 103 делам. Прекращено производство судами по 140 гражданским делам, оставлено без рассмотрения 47 заявлений. В кассационном порядке в 2009 году по делам данной категории отменены решения по 8 делам, изменены 3 решения; в 2010 году отменено 3 решения и 1 решение изменено; в 2011 году - отменено 8 решений. Мировыми судьями за 2009 год рассмотрено 778 дел, в том числе, из договоров с финансово-кредитными учреждениями - 136 дел и из договоров в сфере торговли, услуг - 642 дела; с вынесением решения рассмотрено 587 дел, при этом заявленные требования были удовлетворены по 507 делам, в удовлетворении иска отказано по 80 делам. Прекращено производство мировыми судьями по 157 гражданским делам, оставлено без рассмотрения 16 заявлений. В 2010 году мировыми судьями рассмотрено 1644 дела, из которых по спорам из договоров в сфере торговли, услуг - 1456 дел; с вынесением решения рассмотрено 1450 дел, при этом заявленные требования были удовлетворены по 1348 делам, в удовлетворении иска отказано по 102 делам. Прекращено производство мировыми судьями по 129 гражданским делам, оставлено без рассмотрения 24 заявления. В 2011 году мировыми судьями рассмотрено 1515 дел, из них по спорам, вытекающим из договоров с финансово-кредитными учреждениями, рассмотрено 353 дела, а из договоров в сфере торговли, услуг - 1162 дела. С вынесением решения рассмотрено 1236 дел, при этом заявленные требования были удовлетворены по 1136 делам, в удовлетворении иска отказано по 110 делам. Прекращено производство мировыми судьями по 226 гражданским делам, оставлено без рассмотрения 19 заявлений. Таким образом, исковые требования по делам, связанным с защитой прав потребителей, судами Калининградской области в большинстве случаев признаются обоснованными и удовлетворяются. 1. Анализ изученных дел показывает, что при определении подведомственности дел, возникших в связи с осуществлением и защитой прав потребителей, суды исходили из того, что в силу положений ст. 22 ГПК РФ споры о защите прав потребителей относятся к подведомственности суда общей юрисдикции как в случаях, когда исковые требования заявлялись гражданином в защиту нарушенных ответчиком (продавцом, изготовителем, исполнителем) прав, поскольку относятся к числу исковых дел с участием граждан о защите нарушенных прав, вытекающих из гражданских правоотношений, при этом не являются экономическими спорами, отнесенными федеральным законом к ведению арбитражных судов, так и в случаях, когда исковые требования заявлены органом государственного надзора, общественным объединением потребителей в защиту интересов конкретных потребителей, либо неопределенного круга потребителей. Вместе с тем, в судебной практике имели место случаи, когда в ходе производства по делу судом было установлено, что на момент обращения с иском в суд в отношении ответчика-организации арбитражным судом введена процедура банкротства - наблюдение. В таких случаях суды исходили из того, что в силу положений ст. 63 и ч.ч. 1 и 7 ст. 71 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" имущественные требования кредиторов-потребителей, не относящиеся к текущим платежами, за исключением требований о взыскании компенсации морального вреда, могут быть предъявлены должнику только с соблюдением установленного указанным законом порядка предъявления требований и подлежат рассмотрению арбитражным судом при решении вопроса о включении в реестр требований кредиторов. Поэтому в указанных случаях в части исковых требований имущественного характера, в частности, требований о взыскании уплаченных денежных средств, неустойки, заявленных потребителем к ответчику, в отношении которого арбитражным судом введена процедура банкротства - наблюдение, судом производство по делу прекращалось в соответствии с абзацем 2 ст. 220 ГПК РФ (дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке искового производства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой ст. 134 ГПК РФ, поскольку рассматривается и разрешается в ином судебном порядке).
Центральным районным судом г. Калининграда на основании положений ст. 220 ГПК РФ прекращено производство по гражданскому делу №2-744/2011 по заявлению Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области в защиту интересов Б. к ООО "Олимп" в части требований, вытекающих из заключённого между Бабушкиной М.И. и ООО "Олимп" договора на оказание услуг по установке окна, о взыскании стоимости предоплаты окна в размере <данные изъяты> рублей, неустойки в соответствии со ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" в размере <данные изъяты> рублей. Прекращая производство по делу, суд исходил из того, что определением арбитражного суда Калининградской области от 26 января 2011 года по делу в отношении должника ООО "Олимп" была введена процедура банкротства - наблюдение. При этом согласно ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного данным Федеральным законом порядка предъявления требований к должнику. Кроме того, согласно ст. 71 указанного закона для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов. Требования кредиторов, предъявленные по истечении срока для предъявления требований, подлежат рассмотрению арбитражным судом после введения процедуры, следующей за процедурой наблюдения.
С учетом того, что заявленные Управлением Роспотребнадзора по Калининградской области в интересах истицы требования имущественного характера не относятся к текущим платежам, суд пришел к выводу, что данные требования, за исключением требований о компенсации морального вреда, не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку с момента введения наблюдения разрешаются в ином судебном порядке - подлежат предъявлению в арбитражный суд Калининградской области для включения в реестр требований кредиторов в рамках дела о банкротстве ООО "Олимп". В то же время, представляется, что в случае, если исковые требования имущественного характера были заявлены потребителем ранее введения в отношении ответчика процедуры наблюдения, с учетом положений пункта 1 статьи 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" основания для прекращения производства по делу в части таких требований отсутствуют, и спор должен быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства судом общей юрисдикции.
При определении подсудности споров данной категории суды исходили из того, что пунктом 2 ст. 17 Закона "О защите прав потребителей", а также положениями ч. 7 ст. 29 ГПК РФ установлена альтернативная подсудность данной категории дел - иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд как по месту нахождения организации (ее филиала или представительства), либо по месту жительства ответчика, являющегося индивидуальным предпринимателем, так и по месту жительства или месту пребывания истца, либо по месту заключения или исполнения договора, при этом право выбора суда принадлежит истцу.
Вместе с тем, согласно ч.3 ст. 30 ГПК РФ иски по спорам, вытекающим из договоров перевозки груза, предъявляются в суд по месту нахождения перевозчика, к которому в установленном порядке предъявляется претензия. Поскольку обязательное предъявление претензии до обращения с иском в суд предусмотрено в соответствии с положениями ст.797 ГК РФ только по перевозкам грузов, и действующим законодательством не установлена обязанность гражданина до обращения в суд предъявить претензию перевозчику, осуществляющему перевозку пассажира или багажа, суды исходили из того, что иски, возникающие из договоров перевозки пассажира или багажа, могут быть заявлены по правилами подсудности, установленным для исков о защите прав потребителей.
Так, в ходе рассмотрения мировым судьей Правдинского судебного участка Калининградской области иска, заявленного Калугиной С.С. в интересах несовершеннолетней дочери Д. к ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии", о возмещении убытков, связанных с несвоевременной доставкой багажа, при оказании ответчиком услуги по перевозке пассажира и багажа, компенсации морального вреда, судьей отказано в удовлетворении ходатайства представителя ОАО "Аэрофлот-российские авиалинии" о передаче дела по подсудности в суд по месту нахождения ответчика - мировому судье судебного участка № района "Х." г. М., поскольку правила исключительной подсудности, предусмотренные ч.3 ст. 30 ГПК РФ, к спорным правоотношениям, связанным с перевозкой пассажира и багажа, применению не подлежат (дело №2-177/2009). В соответствии с ч.1 ст. 30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов. Исходя из указанной нормы закона, при предъявлении гражданином - участником долевого строительства исковых требований, вытекающих из договора долевого участия в строительстве, о понуждении застройщика к исполнению условий договора и передаче гражданину в собственность жилого помещения суды исходили из того, что такой спор в соответствии с п.1 ст. 30 ГПК РФ подлежит разрешению по правилам исключительной подсудности по месту нахождения жилого помещения, поскольку имеет место спор о праве на жилое помещение. Такая позиция, на наш взгляд, представляется правильной. Вместе с тем, поскольку к правоотношениям, возникающим из договора между гражданином - участником долевого строительства многоквартирного дома в целях приобретения в собственность жилого помещения для личных нужд применяется законодательство о защите прав потребителей, вопрос о возможности заявления вышеуказанных исковых требований по правилам подсудности, установленным для исков о защите прав потребителей, нуждается, на наш взгляд, в разъяснении Верховного Суда РФ. При разграничении родовой подсудности дел по искам о защите прав потребителей суды исходили из положений п.5 ст. 23 ГПК РФ, в силу которых все дела указанной категории по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей, подсудны мировым судьям.
В случае, если потребителем заявлялись требования, основанные на Законе РФ "О защите прав потребителей", об обязании ответчика устранить недостатки, например, произвести ремонт приобретенного товара, суды исходили из того, что указанные требования по своему характеру также являются имущественными, и в случае, если цена иска не превышает пятьдесят тысяч рублей, такие споры рассматривались мировыми судьями.
При этом, если одновременно с требованиями имущественного характера заявлялись исковые требования о взыскании компенсации морального вреда, суды исходили из того, что эти требования производны от имущественных требований, поэтому в случаях, когда цена иска не превышала пятидесяти тысяч рублей, все вышеуказанные требования также рассматривались мировыми судьями. Все иные споры по имущественным требованиям, превышающим пятьдесят тысяч рублей, вытекающим из Закона РФ "О защите прав потребителей", рассматривались районными судами. При решении вопроса, подлежит ли применению при разрешении спора законодательство о защите прав потребителей, суды исходили из того, что Законом РФ "О защите прав потребителей" регулируются отношения между гражданином, имеющим намерение заказать или приобрести либо заказывающим, приобретающим или использующим товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, с одной стороны, и организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующими товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, - с другой стороны. Как показало обобщение, нормы законодательства о защите прав потребителей судами области применялись к правоотношениям, возникающим из договоров розничной купли-продажи, аренды, проката, найма жилого помещения, в том числе социального найма, в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение, по предоставлению или обеспечению предоставления коммунальных услуг, проведению текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг; договоров подряда; договоров на обслуживание жилого помещения, находящегося в собственности граждан; договоров перевозки граждан и их багажа; комиссии; хранения; из договоров на открытие и ведение счетов клиентов - граждан и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Суды области исходили из того, что законодательство о защите прав потребителей не подлежит применению при разрешении споров, вытекающих из договорных отношений между гражданами, а также из отношений, возникающих в связи с приобретением гражданином - предпринимателем товаров, выполнением для него работ или предоставлением услуг не для личных, семейных, домашних и иных нужд, а для осуществления предпринимательской деятельности. Так, Гурьевский районный суд Калининградской области при рассмотрении гражданского дела №2-148/2009 г. по иску Битюцкого А.П. к ООО "СибТорг-Балтика" о взыскании денежных средств по договору поставки и встречному иску ООО "СибТорг-Балтика" к Битюцкому А.П. о взыскании задолженности денежных средств по договору поставки, расходов, связанных с таможенными платежами, простоем и хранением контейнеров, сертифицировании товара пришел к выводу о том, что к спорным правоотношениям не подлежат применению нормы Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку по условиям заключенного между сторонами договора поставки ООО "СибТорг-Балтика" обязалось передать в собственность покупателя электровелосипеды с грузовой корзиной в количестве 50 штук и велосипеды для прогулочной перевозки людей (велорикши) в количестве 47 штук путем доставки их в порт Калининград, а покупатель - произвести их предварительную 100% оплату в размере 59178 долларов США. Количество заказанных истцом велосипедов свидетельствовало о покупке товара с целью, не связанной с его использованием для личных, домашних, семейных нужд, а указывало на приобретение его с целью извлечения прибыли. В этой связи судом признаны несостоятельными ссылки Битюцкого А.П. на нарушение его прав, предусмотренных Законом РФ "О защите прав потребителей", поскольку к отношениям между сторонами подлежат применению положения параграфа 3 главы 30 Гражданского кодекса РФ о поставке товаров. 2. При разрешении споров, вытекающих из договоров купли-продажи товара, суды исходили из того, что в силу ст.492 ГК РФ которых по договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю-гражданину товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью; к данным отношениям, не урегулированным Гражданским кодексом РФ, применяются законы о защите прав потребителей. В силу положений ст.469 ГК РФ и ст. 4 Закона РФ "О защите прав потребителей" продавец обязан передать потребителю товар, качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара продавец обязан передать потребителю товар, соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.
При разрешении споров, вытекающих из договора купли-продажи, требования по которым были основаны на доводах о продаже некачественного товара, судами проверялось, прежде всего, то обстоятельство, имеются ли в действительности в приобретенном товаре недостатки. Для разрешения вопросов, требующих специальных познаний, судами в необходимых случаях в соответствии с положениями ст. 79 ГПК РФ назначалась экспертиза, а также к участию в деле привлекались специалисты.
Центральный районный суд г. Калининграда при рассмотрении гражданского дела по иску Захарчука И.С. к индивидуальному предпринимателю Даценко В.И. о расторжении договора купли-продажи, взыскании уплаченных денежных средств, неустойки и компенсации морального вреда, обязании демонтировать некачественную черепицу пришел к выводу о необоснованности требований истца, поскольку доказательств наличия дефекта в проданном товаре не представлено. Судом установлено, что между истцом и ответчиком 18 февраля 2009 года был заключен договор купли-продажи, по условиям которого продавец обязался передать в собственность, а покупатель Захарчук И.С. - оплатить металлочерепицу "Р." и доборные элементы, ассортимент, количество и стоимость которых были указаны в товарной накладной, являющейся неотъемлемой частью договора. Цена товара составила <данные изъяты> руб. и полностью оплачена истцом. На указанный товар установлен гарантийный срок в 20 лет. 15 июля 2011 года истец обратился к ответчику с претензией, в которой потребовал расторжения договора и возврата уплаченной суммы, ссылаясь на некачественность приобретенной им по договору металлочерепицы, поскольку в процессе эксплуатации она изменила свой первоначальный цвет. Ответчик отказался удовлетворить требования истца, ссылаясь на отсутствие нарушений договора.
Отказывая в иске, суд исходил из того, что представленные ответчиком доказательства опровергают доводы истца о некачественности приобретенного им товара. Так, в ходе рассмотрения дела ответчиком представлены технические условия на указанную черепицу, сертификат соответствия на указанный товар, протокол испытаний, подтверждающий его качество. Согласно пояснениям специалиста ООО "Н." приобретенная истцом металлочерепица имеет антикаррозийное покрытие, при этом устойчивость к изменению цвета, ультрафиолетовым лучам не гарантируется, однако действующим законодательством допускается изготовление металлочерепицы с указанными характеристиками; проданный истцу товар по своему качеству соответствует предъявляемым к нему требованиям, а само по себе изменение цвета черепицы в процессе ее эксплуатации не свидетельствует о недостатке товара. В связи с этим суд пришел к выводу, что оснований для расторжения договора и взыскания в пользу истца уплаченной суммы, неустойки и компенсации морального вреда не имеется. Доводы истца о недостаточности информации относительно проданного товара судом признаны несостоятельными. В силу ч.2 ст. 12 Закона РФ "О защите прав потребителей" продавец, не представивший покупателю полной и достоверной информации о товаре, несет ответственность, предусмотренную п.1-4 ст. 18 или п.1 ст. 29 названного Закона, за недостатки товара, возникшие после передачи его потребителю вследствие отсутствия у него такой информации. Суд исходил из того, что в данном случае наличие недостатка в товаре не установлено, в связи с чем оснований для возложения на продавца ответственности за непредставление информации о товаре в силу указанной нормы закона не имеется (дело №2- 2584/2011). При разрешении споров о расторжении договора купли-продажи судами учитывались положения п. 6 ст. 18 Закона "О защите прав потребителей", в соответствии с которыми в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товаров потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы. Мировой судья 1-го судебного участка Советского городского округа при рассмотрении дела по иску Титовой О.Е. к ИП Корзанову А.Г. о защите прав потребителя принял решение об удовлетворении требований истицы - взыскании с ответчика стоимости телевизора в размере <данные изъяты> рублей и компенсации морального вреда в размере 3000 рублей, а также расходов по оплате услуг представителя в размере 1500 рублей и штрафа в доход местного бюджета в размере 5600 рублей. Суд установил, что 06.03.2010 года ответчиком был продан истице телевизор Л.-№ <данные изъяты>, стоимостью <данные изъяты> рублей, на который установлен гарантийный срок - 1 год. В течение гарантийного срока в процессе эксплуатации телевизора в нем неоднократно обнаруживались неисправности, которые дважды устранялись продавцом. 8 декабря 2010 года в телевизоре вновь возник недостаток - дефект звука, в связи с чем истца обратилась к ответчику с просьбой о возврате уплаченной за телевизор денежной суммы, однако ответчик, установив при осмотре 23 декабря 2010 года дефект звука - неисправность динамика, причиной которой является заводской брак, в добровольном порядке выполнить требования истицы отказался. На основании положений ст. ст. 15 и 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" суд пришел к выводу об обоснованности требований истицы о возврате ответчиком денежной суммы, уплаченной за проданный ей товар ненадлежащего качества, а также о взыскании компенсации морального вреда. При этом суд исходил из того, что продавцом не доказан тот факт, что недостаток возник после передачи товара истице вследствие нарушения ею правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы. Ссылки ответчика на то, что истица вправе была предъявить требования о возврате денежных средств только в течение 15 дней со дня передачи ей товара в связи с тем, что телевизор является технически сложным товаром, мировым судьей признаны необоснованными исходя из следующего.
Согласно Постановлению Правительства РФ от 13.05.1997 г. № 575, действующему на момент приобретения товара и на момент разрешения спора (признано утратившим силу в связи с утверждением постановлением Правительства РФ от 10.11.2011 г. № 924), которым утвержден Перечень технически сложных товаров, в отношении которых требования потребителя о расторжении договора и замене товара подлежат удовлетворению лишь в случаях обнаружения существенного недостатка товара, а также нарушения установленных Законом сроков устранения недостатков товара, невозможности использования товара в совокупности более 30 дней в течение каждого года гарантийного срока вследствие неоднократного устранения его недостатков, телевизоры к технически сложным товарам не относились.
С учетом этого, мировой судья пришел к выводу о том, что предусмотренные ст. 18 Закона ограничения не подлежат применению в отношении телевизоров и в данном случае не требуется установления факта наличия существенного недостатка в случае предъявления потребителем требования о возврате уплаченной суммы по истечении 15-дневного срока. Указанное решение мирового судьи представляется законным и обоснованным, при том, что проданный истице товар имеет недостатки, которые выявлены в период гарантийного срока, и обстоятельств, в силу ст. 18 названного Закона освобождающих продавца от ответственности, не установлено (дело № 2-178/2011). Как показало обобщение, в судебной практике имели место споры о расторжении договора купли-продажи дорогостоящих пылесосов марки "К.", приобретенных, как правило, потребителем на дому у сотрудника организации, занимающейся реализацией данного товара после демонстрации его работы. В обоснование иска потребители ссылались как на наличие в проданном им товаре недостатков, так и на психологическое воздействие, оказанное сотрудником при заключении договора купли-продажи, введение им покупателя в заблуждение, отсутствие достаточной информации о товаре. При разрешении указанных споров суды проверяли вышеуказанные доводы истцов и в случае недоказанности факта наличия недостатков принимали решения об отказе в иске.
Так, Зеленоградским районным судом Калининградской области отказано в иске Троян Л.М. к ООО "ЭкоБалтияСервис" о расторжении договора купли-продажи, взыскании уплаченной суммы, компенсации морального вреда.
Троян Л.М. в обоснование иска указала, что 11 сентября 2010 г. ею был заключен с ответчиком договор на приобретение моющего пылесоса "К." с набором стандартных насадок, за который ею была внесена сумма первоначального взноса в размере <данные изъяты> рублей. Истица ссылалась, что при заключении договора она была введена продавцом в заблуждение, поскольку начиная с июня 2010 г. на протяжении трех месяцев на ее мобильный телефон и телефон ее мужа неоднократно звонили сотрудники фирмы "К.", после чего 11.09.2010г. менеджер фирмы, занимающиеся демонстрацией товара и приемом заказов, показал возможности пылесоса в ее квартире. После того, как она согласилась приобрести указанный пылесос, в ее квартиру доставили другой пылесос и в течение трех-четырех часов демонстрировали работу пылесоса, после чего она согласилась его купить. В дальнейшем, после ухода продавца, она поняла, что этот пылесос ей не нужен, поскольку в семье имеется два пылесоса. Кроме того, масса пылесоса со щеткой глубинной очистки в нарушение ГОСТ составляет 11,6 кг, а, являясь пенсионеркой и инвалидом второй группы, она не может поднимать предметы более 5 кг. Также полагала, что ей продан товар ненадлежащего качества, поскольку пылесос сильно шумит, при этом документ, подтверждающий санитарно-эпидемиологическое заключение об уровне шума, к инструкции не приложен; на изделие отсутствует технический паспорт фирмы-изготовителя. При этом стоимость проданного ей пылесоса значительно выше, чем при приобретении такого же через интернет-магазин, а с учетом материального положения для нее затруднительно выплачивать в рассрочку за указанный товар по <данные изъяты> руб. ежемесячно. 15 сентября 2010 года она направила ответчику претензию о расторжении договора купли-продажи и возврате первоначального платежа, однако 12 октября 2010 г. ей в этом отказано. В связи с этим просила расторгнуть договор купли-продажи, взыскать с ответчика уплаченную ею за товар сумму, а так же компенсировать моральный вред в размере стоимости пылесоса.
Отказывая Троян Л.М. в иске, суд исходил из того, что доказательств несоответствия качеству проданного истице пылесоса не представлено, и законных оснований в соответствии со ст. 475 ГК РФ и ст. ст.18, 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" для расторжения договора купли-продажи не имеется. Судом установлено, что 11.09.2010 года между ООО "ЭкоБалтияСервис" и Троян Л.М. был заключен договор купли-продажи пылесоса электрического бытового, торговой марки "К." и дополнительных принадлежностей, указанных в договоре. Условиями договора цена пылесоса определена в <данные изъяты> руб., предусмотрена рассрочка оплаты товара через банк. К договору сторонами был заключен график погашения задолженности с учетом первоначального взноса покупателя в <данные изъяты> руб. Согласно указанному графику, истица обязана была оплачивать с 02.10.2010 г. по <данные изъяты> руб. ежемесячно. Оплата первоначального взноса подтверждена товарным чеком от 11.09.2010г. и копией кассового чека от 12.09.2010 г. На проданный пылесос продавцом установлен гарантийный срок на 36 месяцев; истице выдан гарантийный талон, согласно которому с ней проведен инструктаж 11.09.2010г., о чем имеется ее подпись; вместе с пылесосом истице была выдана инструкция по эксплуатации на русском языке.
Разрешая возникший спор, суд установил, что пылесос, приобретенный истицей, соответствует установленным нормам и критериям качества этого товара, недостатков, в том числе, по показателям, касающимся допустимого уровня шума, не имеет.
Не соглашаясь с доводами истицы о повышенном уровне шума пылесоса, суд указал, что договор купли - продажи с передачей пылесоса был заключен после четырехчасовой демонстрации его работы, в процессе которой истица имела возможность ознакомиться с условиями работы пылесоса и его свойствами, в том числе, уровнем шума и весом пылесоса. В соответствии с п. 2 ст. 12 указанного Закона РФ продавец, не предоставивший покупателю полной и достоверной информации о товаре, несет ответственность, предусмотренную пунктами 1-4 ст. 18 или п. 1 ст. 29 Закона, за недостатки товара, возникшие после передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации.
Однако нарушений прав потребителя при заключении договора купли - продажи не допущено, истице вместе с пылесосом передана инструкция по технике безопасности, гарантийный талон с отметками продавца о продаже товара, а также с информацией о сертификации. Информация о технических характеристиках пылесоса и его свойствах при продаже пылесоса соответствовала его данным, в том числе инструкции и гарантийному талону, переданным Троян Л.М. Судом также признаны необоснованными ссылки истицы на возможность покупки пылесоса через интернет-магазин по более низкой цене, поскольку данное обстоятельство основанием к расторжению договора служить не может. Доводы об оказании на нее психологического давления при покупке пылесоса не нашли подтверждения и не свидетельствуют о нарушении ее прав как потребителя. Вместе с тем, при разрешении споров, вытекающих из договоров купли-продажи технически сложных товаров, Перечень которых утвержден Правительством РФ, суды исходили из того, что согласно положениям ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель в случае обнаружения в нем недостатков вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за такой товар суммы либо предъявить требование о его замене на товар этой же марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены лишь в течение пятнадцати дней со дня передачи потребителю такого товара, а по истечении этого срока указанные требования подлежат удовлетворению лишь в случае обнаружения существенного недостатка товара, либо нарушения установленных Законом сроков устранения недостатков товара, либо невозможности использования товара в течение каждого года гарантийного срока в совокупности более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.
Центральным районным судом г. Калининграда по гражданскому делу №2-2921/2011 расторгнут заключенный 25.12.2010 г. между Климовым А.П. и ООО "К-Авто" договор купли-продажи автомобиля "Ф.", ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, и с ООО "К-Авто" в пользу истца взысканы уплаченные по договору денежные средства в размере <данные изъяты> руб., а также уплаченная на установку дополнительного оборудования к автомобилю сумма в размере <данные изъяты> руб., убытки в размере <данные изъяты> рублей, неустойка в размере <данные изъяты> руб., компенсация морального вреда в размере 10000 руб. В удовлетворении встречного иска ООО "К-Авто" к Климову А.П. о взыскании расходов на производство экспертизы отказано. В обоснование иска Климов А.П. ссылался на то, что в ходе эксплуатации приобретенного им у ответчика транспортного средства - 20 февраля 2011 года около 01 часа 30 минут произошло возгорание указанного автомобиля, припаркованного на огороженной стоянке для личного автотранспорта сотрудников завода "А.", и в результате пожара полностью выгорел моторный отсек, лопнуло лобовое стекло, частично повреждены поверхности передних колёс, прогорела приборная панель в правой её части, закопчен салон. Поскольку постановлением дознавателя отдела НД Центрального района г. Калининград от 02 марта 2011 года в возбуждении уголовного дела по факту пожара отказано на основании ч.1 п.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием тяжких последствий и события преступления, и факт противоправных действий третьих лиц, направленных на уничтожение автомобиля путём поджога, исключается, а согласно заключению специалиста ЭКЦ при УВД по Калининградской области очаг пожара располагался в правой передней части моторного отсека автомобиля и непосредственной (технической) причиной возникновения пожара автомобиля явился аварийный режим работы бортовой электросети, истец полагал, что товар ему был продан надлежащего качества, в связи с чем продавец должен нести ответственность за наступившие последствия, связанные с возгоранием автомобиля. 22 апреля 2011 года он обращался к продавцу с претензией о возмещении понесенных им убытков, однако ответчик ему в этом отказал, в связи с чем истец полагал, что поскольку ООО "К-Авто" не выполнил предусмотренные Законом РФ "О защите прав потребителей" обязанности, по истечении десятидневного срока подлежат применению нормы ст.23 Закона РФ "О защите прав потребителей".
ООО "К-Авто" обратилось в суд со встречным иском к Климову о взыскании на основании абзаца 4 п. 5 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей", расходов, понесенных продавцом на производство пожаро-технической экспертизы в сумме 50 000 рублей, указав, что согласно заключению экспертизы причиной пожара в автомобиле является воспламенение горючих материалов от открытого источника пламени, возможно с применением интенсификатора горения, таким образом, причина возникновения пожара не связана с некачественной работой бортовой электропроводки автомобиля, что свидетельствует об отсутствии брака (скрытого дефекта) в проданном ООО "К-Авто" автомобиле. Удовлетворяя исковые требования Климова А.П., суд, оценив представленные доказательства, в том числе, экспертные заключения, пришел к выводу о том, что возгорание автомобиля произошло в течение гарантийного срока в результате неисправности электрооборудования автомобиля. Доказательств, свидетельствующих о том, что пожар в автомобиле произошел в результате чьих-либо умышленных или неосторожных действий, ответчиком не представлено, в то время как согласно заключению эксперта ЭКЦ при УВД по Калининградской области непосредственной причиной возникновения пожара явился аварийный режим работы электрооборудования автомобиля. Суд учитывал, что в соответствии с п.6 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товаров потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы. Между тем, доказательств того, что неисправность электрооборудования автомобиля возникла после передачи товара истцу вследствие нарушения им правил его эксплуатации или непреодолимой силы, исключающих ответственность продавца за причиненные убытки потребителю, ответчиком вопреки требованиям Закона РФ "О защите прав потребителей" и ст. 56 ГПК РФ не представлено. При этом суд исходил также из того, что в отношении технически сложных и дорогостоящих товаров, к которым согласно действующему на указанный период времени Перечню технически сложных товаров, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 13.05.1995 г. №575, относятся легковые автомобили, требования потребителя о расторжении договора подлежат удовлетворению в случае обнаружения существенных недостатков товаров. Согласно п. 2 ст. 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружение неустранимых недостатков, а также тех, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени или выявляются неоднократно либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе по своему выбору: отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы; потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору. При разрешении спора суд признал имеющийся в автомобиле недостаток существенным с учетом наступивших последствий, в связи с чем пришел к выводу о том, что истец вправе требовать расторжения договора купли-продажи, возврата уплаченной суммы, взыскания неустойки, а также возмещения причиненных ему вследствие продажи некачественного товара убытков и компенсации морального вреда. Удовлетворяя частично исковые требования о взыскании убытков, суд исходил из того, что в соответствии со ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель вправе потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Убытки возмещаются в сроки, установленные Законом, для удовлетворения соответствующих требований потребителя. Суд пришел к выводу, что истцу подлежат возмещению убытки в виде оплаченной им стоимости дополнительного оборудования автомобиля в размере <данные изъяты> рублей, а также понесенных истцом расходов на оплату услуг по транспортировке сгоревшего автомобиля на станцию технического обслуживания ООО "М." в размере 1500 рублей. Кроме того, судом установлено, что между Климовым А.П. и ООО "Р." был заключен договор добровольного страхования КАСКО на период с 21.12.2010 г. по 20.12.2011 г., срок действия которого на момент возгорания автомобиля не истек, но который ввиду значительных повреждений автомобиля после пожара и его возврата ответчику, как некачественного, не может быть реализован в течение оставшегося срока действия. В связи с этим суд пришел к выводу, что расходы истца по уплате страховой премии по указанному договору пропорционально неиспользованному сроку в размере <данные изъяты> руб. являются убытками истца, причиненными вследствие продажи товара ненадлежащего качества, и подлежат возмещению истцу ответчиком. Вместе с тем, суд отказал истцу во взыскании убытков в виде расходов по оплате постановки автомобиля на учет и по уплате процентов за пользование кредитом (с помощью которого истцом частично оплачивалось приобретенное транспортное средство), поскольку указанные расходы не могут быть расценены как убытки, причиненные вследствие продажи товара ненадлежащего качества - причинно-следственная связь между указанными расходами и продажей истцу товара ненадлежащего качества отсутствует. Одновременно судом в соответствии со ст. 23 Закона РФ "О защите прав потребителей" взыскана неустойка за нарушение сроков добровольного удовлетворения требований потребителя в размере 1% за каждый день просрочки за период с 03.05.2011 г. по 26.09.2011 г. Размер данной неустойки составил <данные изъяты> рублей, вместе с тем, законный размер неустойки не может быть более цены договора. Исходя из положений ст.333 ГК РФ суд признал, что указанный размер неустойки явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства и уменьшил ее размер до <данные изъяты> рублей. На основании положений ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" судом также взыскана компенсация морального вреда в сумме 10 000 рублей.
Оснований для удовлетворения встречного иска ООО "К-Авто" о взыскании с Климова А.П. расходов по оплате услуг за составление пожаро-технического заключения специалистом суд не усмотрел, поскольку недостатки товара возникли вследствие обстоятельств, за которые отвечает продавец, в связи с чем в силу требований пункта 5 статьи 18 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" продавец не вправе требовать возмещения расходов на проведение экспертизы за счет потребителя. С указанным решением суда согласился и суд кассационной инстанции. Судами области рассматривались также споры, вытекающие из договора купли-продажи товара дистанционным способом. При разрешении таких споров суды исходили из того, что особенности таких договоров купли-продажи установлены ст. 497 ГК РФ, предусматривающей в том числе право покупателя отказаться от исполнения такого договора до передачи товара, Правилами продажи товаров дистанционным способом, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 27 сентября 2007 года №612, а также ст.26.1 Закона РФ "О защите прав потребителей". Так, в силу ч.8 Правил продажи товаров дистанционным способом продавец должен до заключения договора розничной купли-продажи предоставить покупателю информацию об основных потребительских свойствах товара и адресе (месте нахождения) продавца, о месте изготовления товара, полном фирменном наименовании (наименовании) продавца, о цене и условиях приобретения товара, о его доставке, сроке службы, сроке годности и гарантийном сроке, о порядке оплаты товара, а также о сроке, в течение которого действует предложение о заключении договора. Согласно п. "е" ч.9 Правил продавец в момент доставки товара обязан довести до сведения покупателя в письменной форме сведения о сроке службы или сроке годности товаров, а также сведения о необходимых действиях потребителя по истечении указанных сроков и возможных последствиях при невыполнении таких действий, если товары по истечении указанных сроков представляют опасность для жизни, здоровья и имущества покупателя или становятся непригодными для использования по назначению. Положениями п.п. 1, 2 ст.26.1 Закона РФ "О защите прав потребителей" также предусмотрено, что договор розничной купли-продажи может быть заключен на основании ознакомления потребителя с предложенным продавцом описанием товара посредством каталогов, проспектов, буклетов, фотоснимков, средств связи (телевизионной, почтовой, радиосвязи и других) или иными исключающими возможность непосредственного ознакомления потребителя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора (дистанционный способ продажи товара) способами. Продавцом до заключения договора должна быть предоставлена потребителю информация об основных потребительских свойствах товара, об адресе (месте нахождения) продавца, о месте изготовления товара, о полном фирменном наименовании (наименовании) продавца (изготовителя), о цене и об условиях приобретения товара, о его доставке, сроке службы, сроке годности и гарантийном сроке, о порядке оплаты товара, а также о сроке, в течение которого действует предложение о заключении договора. Поэтому при разрешении споров, возникающих из указанных договоров, суды исходили из того, что согласно п. 4 указанной нормы Закона потребитель вправе отказаться от товара в любое время до его передачи, а после передачи товара - в течение семи дней; в случае же непредставления информации о порядке и сроках возврата товара надлежащего качества в письменной форме в момент доставки товара - потребитель вправе отказаться от товара в течение трех месяцев с момента передачи товара. При этом возврат товара надлежащего качества возможен лишь в случае, если сохранены его товарный вид, потребительские свойства, а также документ, подтверждающий факт и условия покупки указанного товара. Потребитель не вправе отказаться от товара надлежащего качества, имеющего индивидуально-определенные свойства, если указанный товар может быть использован исключительно приобретающим его потребителем; при отказе потребителя от товара продавец должен возвратить ему денежную сумму, уплаченную по договору, за исключением расходов продавца на доставку от потребителя возвращенного товара, не позднее чем через десять дней со дня предъявления потребителем соответствующего требования.
Кроме того, судами учитывались положения ст. 12 Закона РФ "О защите прав потребителей", которыми установлены последствия представления продавцом ненадлежащей информации о товаре, предусматривающие, что если потребителю не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора информацию о товаре (работе, услуге), он вправе потребовать от продавца (исполнителя) возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен - в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков. Кроме того, при разрешении указанной категории споров суды исходили из того, что согласно названным Правилам (п. 28) в случае продажи дистанционным способом товара ненадлежащего качества, если это не было оговорено продавцом, покупатель вправе защитить свои права любым из способов: путем безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление покупателем или третьим лицом; соразмерного уменьшения покупной цены; замены на товар аналогичной марки (модели, артикула) или на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены (в отношении технически сложных и дорогостоящих товаров эти требования покупателя подлежат удовлетворению в случае обнаружения существенных недостатков); либо вместо предъявления указанных требований вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной за товар суммы, а также требовать полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие продажи товара в сроки, установленные Законом РФ "О защите прав потребителей" для удовлетворения соответствующих требований покупателя.
Мировым судьей 3-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда при рассмотрении дела по иску Косовой М.В. к ООО "Формула Здоровья" принято решение о расторжении договора купли-продажи товара дистанционным способом, взыскании уплаченной стоимости товара, неустойки, компенсации морального вреда и взыскании штрафа. Судом установлено, что 06 декабря 2010 года между продавцом ООО "Формула Здоровья" и Косовой М.В. был заключен договор купли-продажи товара дистанционным способом - оформлен бланк заказа на приобретение аппликатора лечебного грязевого-тамбуканского, стоимостью <данные изъяты> руб. на основании ознакомления с предложенным описанием товара посредством дистанционного способа продажи товара и оказания услуг населению. Согласно бланку заказа заказчику (истице) представлена и им проверена полная информация о товаре. Однако, как установил суд, после получения 07 декабря 2010 года товара Косова М.В., ознакомившись с сертификатом соответствия, изучив инструкцию и описание приобретённого аппликатора, посчитав, что данный товар ей не подходит с учетом состояния здоровья, 10 декабря 2010 года направила ответчику претензию, в которой отказалась от товара и просила вернуть ей уплаченные за аппликатор денежные средства. Ответчик 13 декабря 2010 года отказал Косовой С.В. в удовлетворении ее требований, ссылаясь на то, что в момент получения товара ей в письменной форме была представлена о нем полная информация, она ознакомлена со всеми документами, оплатила товар и претензий к качеству товара не предъявляла, о чем свидетельствует её подпись в бланке заказа, а кроме того, она вскрыла заводскую упаковку для пересчёта аппликаторов, чем нарушила его товарный вид и ухудшила его потребительские свойства.
Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу, что истица в силу приведенных выше положений ст. 26.1 Закона вправе была отказаться от товара надлежащего качества, приобретенного дистанционным способом, при том, что ею соблюден 7-дневный срок отказа от товара с момента его получения, и возврат товара возможен, поскольку его товарный вид, потребительские свойства были сохранены, а также представлен документ, подтверждающий факт и условия покупки указанного товара. Суд признал необоснованным отказ ответчика принять вышеуказанный товар, поскольку утверждение ответчика о нарушении его товарного вида и ухудшении его потребительских свойств в результате вскрытия Косовой С.В. заводской упаковки для пересчёта аппликаторов, доказательствами не подтверждено.
Одновременно суд пришел к выводу, что в письменной информации, доведённой до Косовой М.В. до заключения договора, а также в момент доставки ей товара, отсутствовали сведения о необходимых действиях потребителя по истечении срока годности товара и возможных последствиях при невыполнении таких действий, в то время как приобретаемый истицей товар по истечению указанного срока становится непригодным для использования по назначению и может представлять опасность для её здоровья, в связи с чем ответчиком допущено нарушение приведенных выше требований Правил об информировании потребителя.
С учетом этого суд взыскал в пользу истицы уплаченную сумму <данные изъяты> рублей, а на основании п.1 ст. 23 Закона "О защите прав потребителей" - взыскал неустойку в размере <данные изъяты> рублей за нарушение установленного законом 10-тидневного срока удовлетворения требования потребителя со дня предъявления требования о возврате уплаченной суммы, при определении размера которой применены положения ст. 333 ГК РФ вследствие явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства, и сумма неустойки снижена с <данные изъяты> рублей до <данные изъяты> рублей. Кроме того, на основании положений ст. 15 Закона в пользу истицы взыскана компенсация морального вреда в размере 1000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 4500 рублей и штраф в доход местного бюджета в размере 5310 руб. (Дело № 2- 06/2011).
Положения Закона РФ "О защите прав потребителей" судами применялись и при разрешении споров, связанных с предоставлением коммунальных услуг собственникам и пользователям жилых помещений в многоквартирных домах, услуг по содержанию жилых домов.
При рассмотрении указанных споров судами применялись положения ч.2 ст.162 ЖК РФ, в силу которых по договору управления многоквартирным домом одна сторона (управляющая организация) по заданию другой стороны (собственников помещений в многоквартирном доме) в течение согласованного срока за плату обязуется оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, предоставлять коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, осуществлять иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность. При этом согласно ст.157 ЖК РФ правила предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах, а также правила, обязательные при заключении управляющей организацией договоров с ресурсоснабжающими организациями, устанавливаются Правительством Российской Федерации.
В соответствии с п.4 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 г. №307, коммунальные услуги предоставляются потребителю в порядке, предусмотренном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и Правилами, на основании договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг и заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации. Под "исполнителем" понимается юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, предоставляющие коммунальные услуги, производящие или приобретающие коммунальные ресурсы и отвечающие за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги. Исполнителем может быть управляющая организация.
При этом согласно п.3 Правил под коммунальными услугами надлежащего качества понимаются коммунальные услуги, отвечающие требованиям Правил, санитарным и техническим требованиям к режиму, объему и качеству предоставления коммунальных услуг, иным требованиям законодательства Российской Федерации, а также договора, заключаемого исполнителем в соответствии с законодательством Российской Федерации и содержащего условия предоставления коммунальных услуг (предоставления коммунальных услуг гражданам). При предоставлении коммунальных услуг должны быть обеспечены бесперебойная подача в жилое помещение коммунальных ресурсов надлежащего качества в объемах, необходимых потребителю, и бесперебойное отопление жилого помещения в течение отопительного периода в зависимости от температуры наружного воздуха (п.9 Правил). Поэтому при установлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что исполнитель (управляющая организация) ненадлежащим образом оказывает коммунальные услуги либо выполняет работы по содержанию и ремонту общего имущества в жилом доме, судами принимались решения об удовлетворении заявленных исковых требований, при этом к спорным правоотношениям применялись и нормы Закона "О защите прав потребителей" при разрешении требований о взыскании убытков, компенсации морального вреда, а также штрафа в доход местного бюджета.
Так, Советским городским судом Калининградской области удовлетворены частично иски собственников Саснаускене С.А. и др. к МУП "Жилсервис" об устранении недостатков по содержанию общего имущества в многоквартирном доме, производстве перерасчета оплаты и возмещении материального и морального вреда.
Иск обоснован тем, что МУП "Жилсервис" осуществляет управление домом № по <адрес>. Температура в квартирах истцов не поднимается до +18+20º С, однако ответчиком не производится ремонт и наладка внутридомовых систем отопления, а также перерасчет платы за отопление. Горячее водоснабжение является некачественным, не соответствует нормативному уровню - при пользовании горячей водой в первоначальный момент вода имеет низкую температуру, которая поднимается по мере разбора. Кроме того, МУП "Жилсервис" не организовывает уборку придомовой территории, внешнего благоустройства. Проезд и тротуары разрушены, не оборудованы детская и спортивная площадки. Перерасчет платы за уборку придомовой территории не произведен. Также МУП "Жилсервис" не производит контроль герметизации межпанельных стыков, не проводит работы по устранению причин, вызывающих увлажнение ограждающих конструкций. Претензия к ответчику по восстановлению работоспособности вентиляционного канала, находящегося в недостроенном виде, осталась без ответа. Подвал дома наполнен водой, желоба частично отсутствуют, вентканалы не функционируют. Бездействие МУП "Жилсервис" привело к постоянному намоканию стен дома, образованию грибка в ряде квартир. Вышеприведенные обстоятельства привели к длительным физическим и нравственным страданиям жильцов. Судом принято решение, которым на МУП "Жилсервис" возложена обязанность в срок до 30.09.2011 года выполнить регулировку и наладку системы отопления для квартир №, №, № дома, а в течение месяца со дня вступления в силу решения суда выполнить регулировку и наладку системы горячего водоснабжения квартир №, №, № указанного дома, устранить неисправность вентиляционного канала квартир № и №, организовать уборку придомовой территории многоквартирного жилого дома, произвести текущий ремонт кровли в районе квартиры № и обеспечить исправность водостока в районе квартиры №, произвести текущий ремонт отмостков, крыльца дома, а также произвести истцам перерасчет платы за отопление, за горячее водоснабжение, за уборку придомовой территории за отдельные периоды времени. Кроме того, взыскал с МУП "Жилсервис" в пользу каждого из истцов компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей, в доход местного бюджета - штраф в размере 2 500 рублей за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителей. При рассмотрении дела судом применены положения названных Правил, согласно которым под горячим водоснабжением понимается круглосуточное обеспечение потребителя горячей водой надлежащего качества, подаваемой в необходимых объемах по присоединенной сети в жилое помещение; под отоплением - поддержание в жилом помещении, отапливаемом по присоединенной сети, температуры воздуха, указанной в пункте 15 приложения №1 к Правилам предоставления коммунальных услуг гражданам - в жилых помещениях - не ниже 18ºС (в угловых комнатах - +20ºС), в других помещениях - в соответствии с ГОСТ Р51617-2000, допустимое снижение нормативной температуры в ночное время суток (от 0.00 до 5.00 часов) - не более 3ºС; в остальное время дня (с 5.00 до 0.00 часов) отклонение температуры воздуха в жилом помещении не допускается (п.6 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам). Кроме того, суд исходил из п.5 приложения №1 к Правилам, в силу которых для предоставления коммунальной услуги надлежащего качества исполнитель обязан обеспечить температуру горячей воды в точке разбора для закрытых систем централизованного теплоснабжения - не менее 50º С и не более 75ºС; допустимое отклонение температуры горячей воды в точке разбора в ночное время (с 23.00 до 06.00 часов) не более чем на 5ºС, в дневное время (с 06.00 до 23.00 часов) не более чем на 3ºС.
При этом датой начала предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества считается время, указанное в акте, составленном исполнителем в порядке, определенном пунктами 67 - 69 Правил, - в случае выявления исполнителем факта предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества (п.п. "б" п.70 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам), а окончанием периода предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества считается: а) день подписания потребителем (или его представителем) акта об устранении недостатков предоставления коммунальных услуг, оформляемый в порядке, определенном пунктами 67 - 69 настоящих Правил; б) момент возобновления предоставления коммунальных услуг надлежащего качества, зафиксированный соответствующим прибором учета (п.74 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам).
Судом применен пункт 60 Правил, которым предусмотрен порядок перерасчета платы при предоставлении коммунальных услуг ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную Приложением №1 к Правилам продолжительность: размер платы за каждую коммунальную услугу подлежит уменьшению в соответствии с указанным приложением - в отношении отопления - за каждый час отклонения температуры воздуха в жилом помещении (суммарно за расчетный период) размер ежемесячной платы снижается: на 0,15 процента размера платы, определенной исходя из показаний приборов учета за каждый градус отклонения температуры; на 0,15 процента размера платы, определенной исходя из нормативов потребления коммунальных услуг (при отсутствии приборов учета), за каждый градус отклонения температуры; в отношении горячего водоснабжения - за каждые 3ºС снижения температуры свыше допустимых отклонений размер платы снижается на 0,1% за каждый час превышения (суммарно за расчетный период) допустимой продолжительности нарушения; при снижении температуры горячей воды ниже 40ºС оплата потребленной воды производится по тарифу за холодную воду. При этом, обязанность по уменьшению размера платы за коммунальные услуги, согласно п.п. "ж" п.49 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, возложена на исполнителя.
Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что управление многоквартирным домом, в котором проживают истцы, осуществляет МУП "Жилсервис". Из актов осмотра системы отопления и горячего водоснабжения следует, что в ряде квартир истцов услуги по отоплению и услуги горячего водоснабжения предоставлялись ненадлежащего качества, радиаторы отопления являлись холодными, температура воздуха в жилых помещениях обеспечивалась при помощи электрического обогревателя; температура горячей воды составляла + 25ºС, +26ºС,+28ºС. Доказательств устранения до окончания отопительного периода недостатков предоставления коммунальных услуг по отоплению и устранения недостатков предоставления услуг по горячему водоснабжению, уменьшения платы за некачественно оказанные услуги не представлено. В связи с этим, с учетом представленных доказательств суд признал обоснованными исковые требования о возложении обязанности выполнить регулировку и наладку системы отопления и системы горячего водоснабжения для квартир дома, а также произвести перерасчет платежей за отопление и горячее водоснабжение за период предоставления коммунальных услуг ненадлежащего качества. Кроме того, по данному делу судом установлено, что в доме истцов необходим ремонт кровли, текущий ремонт крыльца второго подъезда, ремонт отмостки и дорожного покрытия у дома. Разрешая иск, суд исходил из того, что порядок обслуживания и ремонта жилищного фонда определены Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными Постановлением Госстроя РФ от 27.09.2003 №170, в соответствии с п.1.8 которых техническая эксплуатация жилищного фонда включает в себя, в том числе, техническое обслуживание и ремонт строительных конструкций и инженерных систем зданий, включая текущий ремонт, и санитарное содержание, включая уборку мест придомовой территории и уход за зелеными насаждениями. Согласно п.4.1.1 названных Правил организация по обслуживанию жилищного фонда должна обеспечить исправное состояние фундаментов, а также устранение повреждений фундаментов по мере выявления, не допуская их дальнейшего развития. В силу п.4.1.7 просадки, щели и трещины, образовавшиеся в отмостках, необходимо заделывать материалами, аналогичными покрытию. В этой связи, поскольку управляющей организацией работ по текущему ремонту кровли, крыльца, отмосток, дорожного покрытия не проводилось, судом удовлетворены исковые требования о понуждении МУП "Жилсервис" к проведению текущего ремонта крыльца подъезда, отмосток. Кроме того, суд установил, что ответчиком не производился текущий ремонт вентиляционного канала, и неисправность вентиляции способствует нарушению температурно-влажного режима в ряде квартир истцов, влечет неблагоприятные последствия в виде появления плесневого налета на стенах комнат и подсобных помещений, а также низкой температуры воздуха в санитарном узле, неисправность кровли влечет протечки в квартиру одного из истцов. Ответчиком также не производилась уборка придомовой территории дома, хотя в силу п.3.6.1 Правил уборка площадок, садов, дворов, дорог, тротуаров, дворовых и внутриквартальных проездов территорий должна производиться организациями по обслуживанию жилищного фонда. Принимая во внимание, что в соответствии со ст.154 ЖК РФ плата за содержание и ремонт жилого помещения включает в себя плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию, текущему и капитальному ремонту общего имущества в многоквартирном доме, установив, что в 2008 - 2011 годах истцам ежемесячно начислялась плата за содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме, в том числе, плата за уборку придомовой территории, суд на основании положений п.1 ст.28 Закона РФ "О защите прав потребителей" пришел к выводу о том, что истцы вправе потребовать уменьшения цены за оказание услуги, и возложил на МУП "Жилсервис" обязанность по перерасчету платы за содержание и текущий ремонт за период с февраля 2008 года по февраль 2011 года в связи с отсутствием уборки придомовой территории. В случае установления факта причинения собственнику жилого помещения убытков в связи с ненадлежащим исполнением обслуживающей организацией обязанностей по обеспечению надлежащей эксплуатации и ремонту общего имущества многоквартирного жилого дома судами принимались решения о взыскании в пользу собственника с ответчика убытков, причиненных его неправомерным бездействием.
Так, Гусевским городским судом Калининградской области с ОАО "Управляющая компания" в пользу Дерманской И.П. взыскано в возмещение материального вреда 120 000 рублей. При рассмотрении дела судом установлено, что истица с 2006 года является сособственником трех жилых комнат в коммунальной квартире многоквартирного жилого дома на основании договора передачи жилого помещения в собственность граждан в порядке приватизации, заключенного с администрацией городского округа МО "Гусевский городской округ". Управляющей организацией в отношении данного дома является ОАО "Управляющая компания". Ответчиком не оспаривалось, что кровля жилого дома над квартирой истицы на протяжении нескольких лет требовала ремонта, истица неоднократно обращалась к нему с заявлениями с просьбой произвести ремонт кровли над ее квартирой, однако такой ремонт не производился. В результате неисправности кровли принадлежащее истице жилое помещение во время выпадения осадков затапливало, вследствие чего оно нуждается в ремонте.
Судом при разрешении спора применены положения п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года № 491, согласно которым крыши являются общим имуществом в многоквартирном доме, а пунктом 10 Правил предусмотрено, что общее имущество должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации (в том числе санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающем, в том числе соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасности жизни и здоровья граждан, сохранности имущества физических и юридических лиц, государственного, муниципального и иного имущества; согласно пункту 11 вышеназванных Правил содержание общего имущества в зависимости от состава, конструктивных особенностей, степени физического износа и технического состояния общего имущества, а также в зависимости от геодезических и природно-климатических условий расположения многоквартирного дома включает в себя среди прочего текущий и капитальный ремонт общего имущества дома.
Принимая во внимание, что залив квартиры истицы имел место из-за неисправности крыши и неправомерного невыполнения ответчиком ее ремонта, вследствие чего истице причинен ущерб - согласно экспертному заключению стоимость восстановительного ремонта квартиры составляет 150 000 рублей, однако ответчик возместил ущерб лишь частично путем перерасчета оплаты, суд взыскал с ответчика в пользу истицы в возмещение ущерба разницу в размере 120 000 рублей.
Суд также исходил из того, что ущерб подлежит взысканию именно с ОАО "Управляющая компания", а не с администрации МО "Гусевский муниципальный район", не согласившись с доводами управляющей организации о том, что на момент передачи жилого помещения истцу в собственность дом требовал капитального ремонта, поэтому на основании ст. 16 Закона "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" при приватизации занимаемых гражданами жилых помещений в домах, требующих капитального ремонта, за бывшим наймодателем сохраняется обязанность производить капитальный ремонт дома в соответствии с нормами содержания, эксплуатации и ремонта жилищного фонда.
Суд указал, что квартира была передана в собственность истцу по договору от 03 апреля 2006 года, и согласно передаточному акту к данному договору квартира передается истцам в удовлетворительном техническом состоянии, отвечающим санитарным требованиям, предъявляемым к жилым помещениям. Дом, в котором расположено жилое помещение, довоенной постройки. Крыша дома на момент передачи помещений в собственность не протекала. Лишь 12 марта 2008 года межведомственная комиссия по результатам обследования помещений подписала акт, из которого следует, что необходим ремонт черепичной кровли с заменой желобов. Доказательств того, что капитальный ремонт кровли был необходим ранее, стороны суду не представили. Поскольку общее имущество должно содержаться в состоянии, обеспечивающем соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасности жизни и здоровья граждан, то при отсутствии решения о проведении капитального ремонта дома управляющая организация должна была производить текущий ремонт кровли и не допускать залитие квартир, в том числе в порядке аварийного ремонта, при том, что истица свои обязанности по оплате содержания и текущего ремонта перед ответчиком выполняла. (Дело № 2-234/11).
Как показало обобщение, с требованиями о защите прав потребителей обращались в суд также наниматели жилых помещений по договорам социального найма. Споры возникали в связи с ненадлежащим оказанием исполнителем коммунальных услуг (непредставлением или некачественным представлением услуги отопления, горячего водоснабжения), услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, по проведению ремонта общего имущества многоквартирного жилого дома, а также устройств для оказания коммунальных услуг.
При разрешении указанных споров судами применялись нормы Жилищного Кодекса РФ, приведенные выше Правила оказания коммунальных услуг, а также положения Закона РФ "О защите прав потребителей". В случае установления факта ненадлежащего оказания нанимателю коммунальных услуг, услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, невыполнения ремонтных работ в отношении общего имущества многоквартирного жилого дома, а также устройств для оказания коммунальных услуг судами принимались решения о возложении на исполнителя обязанности выполнить определенные работы, предоставить коммунальную услугу надлежащего качества, уменьшить плату либо произвести перерасчет платы за ненадлежащим образом оказанные коммунальные услуги либо неоказанные услуги; одновременно в пользу нанимателя взыскивалась убытки, причиненные в связи с ненадлежащим оказанием услуг, и на основании положений ст.15 Закона РФ "О защите прав потребителей" - компенсация морального вреда.
Так, Озерским районным судом Калининградской области удовлетворен частично иск Петренко Т.П. - нанимателя по договору социального найма квартиры, расположенной в многоквартирном доме в г. О. Калининградской области. На МУП "Озерск-ЖКХ" возложена обязанность в течение 7 дней с момента вступления решения суда в законную силу промыть радиаторы системы отопления, расположенные в квартире, в пользу истицы с МУП "Озерск-ЖКХ" взыскана компенсация морального вреда в размере 10 000 рублей, а также судебные издержки в сумме 6400 рублей. При рассмотрении дела судом установлено, что с 17 июня 2008 года управляющей компанией и исполнителем коммунальных услуг в отношении многоквартирного жилого дома, в котором проживает истица, является МУП "Озерск-ЖКХ". Начиная с 2008 года, истица неоднократно обращалась с заявлением в МУП "Озерск-ЖКХ", администрацию МО "Озерское городское поселение" по вопросу неисправности системы отопления, а также несоответствия температурного режима в её квартире предусмотренным правилам и нормам. В ходе осмотра жилого дома комиссией, созданной по поручению главы администрации МО "Озерское городское поселение" от 25.10.2011 года, в ходе обследования 02.11.2011 года системы теплоснабжения квартиры установлено, что причиной низкого качества теплоснабжения является засоренность радиаторов внутриквартирной системы отопления.
При этом судом установлено, что МУП "Управляющая компания гор. Озерска", в чьем ведении находится котельная, отапливающая жилой многоквартирный дом № по <адрес>, поставляет тепло по центральному трубопроводу до дома, а далее тепло до жильцов дома поставляется по внутридомовой инженерной системе отопления, обслуживаемой МУП "Озерск-ЖКХ". В этой связи суд пришел к выводу о том, что именно МУП "Озерск-ЖКХ" является для Петренко Т.П. исполнителем коммунальной услуги в виде отопления, что соответствует п.3 и подп. "а" - "г" п. 49 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, согласно которым обязательным признаком статуса исполнителя коммунальных услуг является ответственность одного лица и за подачу в жилое помещение коммунальных ресурсов, и одновременно за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги.
С учетом изложенного, суд возложил обязанность по промывке радиаторов системы отопления, расположенных в квартире истицы, на МУП "Озерск-ЖКХ", установив ответчику семидневный срок на исполнение указанных работ, а также взыскал компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей. Доводы представителя ответчика о том, что МУП "Озерск-ЖКХ" с 01 сентября 2011 года не является управляющей организацией многоквартирного дома, где проживает Петренко Т.П., суд признал несостоятельными, поскольку в одностороннем порядке договор управления многоквартирным домом МУП "Озерск-ЖКХ" не мог быть расторгнут, и документы о расторжении договора подписаны неуполномоченным на это лицом (дело №2-177/2011). Судами также удовлетворялись требования потребителя - нанимателя жилого помещения о возложении на исполнителя обязанности устранить вред, причиненный в связи с ненадлежащим оказанием услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации и проведению текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома, в котором находится данное жилое помещение, путем возложения обязанности выполнить определенные действия. Так, Неманский городской суд Калининградской области при разрешении спора по иску Логвиной В.В. - нанимателя жилого помещения в многоквартирном жилом доме к Неманскому городскому МУП ЖХ (обслуживающей организации) установил, что ответчиком своевременно не производились работы по текущему ремонту кровли крыши дома, в котором проживает истица, и в результате протечек крыши над квартирой истицы потолки в отдельных помещениях квартиры (в спальне и санузле) нуждаются в ремонте. Несмотря на неоднократные обращения Логвиной В.В. ответчиком ремонт не произведен. С учетом изложенного, суд пришел к выводу о том, что истица вправе требовать от обслуживающей организации устранения вреда, причиненного вследствие непроведения ремонтных работ, и возложил на ответчика обязанность произвести ремонт (побелку) потолков в квартире истицы, а также взыскал в ее пользу на основании ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" компенсацию морального вреда в размере 1500 рублей. (Дело № 2-56/2009).
При разрешении споров, вытекающих из договора бытового подряда, судами применялись положения параграфа 2 главы 37 ГК РФ, в частности, положения ст. 737 ГК РФ, в силу которых в случае обнаружения недостатков во время приемки результата работы или после его приемки в течение гарантийного срока, а если он не установлен, - разумного срока, но не позднее двух лет (для недвижимого имущества - пяти лет) со дня приемки результата работы, заказчик вправе по своему выбору осуществить одно из предусмотренных в статье 723 настоящего Кодекса прав либо потребовать безвозмездного повторного выполнения работы или возмещения понесенных им расходов на исправление недостатков своими средствами или третьими лицами, а в случае обнаружения существенных недостатков результата работы - заказчик вправе предъявить подрядчику требование о безвозмездном устранении таких недостатков, если докажет, что они возникли до принятия результата работы заказчиком или по причинам, возникшим до этого момента. Это требование может быть предъявлено заказчиком, если указанные недостатки обнаружены по истечении двух лет (для недвижимого имущества - пяти лет) со дня принятия результата работы заказчиком, но в пределах установленного для результата работы срока службы или в течение десяти лет со дня принятия результата работы заказчиком, если срок службы не установлен. При невыполнении подрядчиком требования, указанного в пункте 2 статьи 737 ГК РФ, заказчик вправе в течение того же срока потребовать либо возврата части цены, уплаченной за работу, либо возмещения расходов, понесенных в связи с устранением недостатков заказчиком своими силами или с помощью третьих лиц либо отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.
Фактически аналогичные положения содержатся в п.п.1, 3 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей", согласно которым потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать: безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), либо соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги), либо безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы, либо возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.
При этом отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков потребитель вправе лишь в случае, если в установленный договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем, либо если потребителем обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора. Кроме того, указанной нормой закона потребителю предоставлено право потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Потребитель вправе предъявлять требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги), если они обнаружены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии в разумный срок, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы (оказанной услуги) или пяти лет в отношении недостатков в строении и ином недвижимом имуществе.
При этом, согласно п. 4 ст. 29 Закона исполнитель отвечает за недостатки работы (услуги), на которую не установлен гарантийный срок, если потребитель докажет, что они возникли до ее принятия им или по причинам, возникшим до этого момента.
В отношении работы (услуги), на которую установлен гарантийный срок, исполнитель отвечает за ее недостатки, если не докажет, что они возникли после принятия работы (услуги) потребителем вследствие нарушения им правил использования результата работы (услуги), действий третьих лиц или непреодолимой силы.
С учетом изложенных выше положений закона при разрешении споров по делам такой категории суды исходили из того, что в случае обнаружения существенных недостатков выполненной работы (оказанной услуги), на которую не установлен гарантийный срок, в течение разумного срока, но не позднее двух лет (для недвижимого имущества - пяти лет) со дня приемки результата работы, потребитель вправе по своему выбору требовать от исполнителя как устранения недостатков, так и отказаться от договора и требовать возврата уплаченной суммы.
Так, Московским районным судом г. Калининграда по гражданскому делу № 2-959/2009 удовлетворены исковые требования Киселевой Л.А. и на индивидуального предпринимателя Чародеева В.В. возложена обязанность безвозмездно устранить недостатки выполненных работ по ремонту двигателя автомобиля "V." - устранить стук двигателя, отсутствие компрессии в 3 цилиндре, пониженное давление и повышенный расход масла. Кроме того, с ИП Чародеева В.В в пользу Киселевой Л.А. взыскана компенсация морального вреда в размере 6000 руб., а в доход бюджета - штраф в сумме 3000 руб. за нарушение прав потребителя. При рассмотрении данного дела судом установлено, что в июле-августе 2008 г. ИП Чародеевым В.В. были проведены работы по ремонту двигателя принадлежащего Киселевой Л.А. автомобиля. За услуги по ремонту автомобиля истица уплатила ответчику <данные изъяты> руб. После приемки выполненных ИП Чародеевым В.В. работ Киселева Л.А. в октябре 2008 года обнаружила в указанных работах существенные недостатки. Факт выполнения ИП Чародеевым В.В. работ ненадлежащего качества подтвержден заключением ГУ "Калининградская лаборатория судебной экспертизы", согласно которому двигатель автомобиля Киселевой Л.А. имеет неисправность, которая может являться прямым следствием ремонтных работ, проведенных ИП Чародеевым В.В. с нарушением технических требований. Доводы ответчика о том, что имеющаяся неисправность двигателя автомобиля могла возникнуть в результате повреждения автомобиля в ДТП и ремонта автомобиля иными лицами, основаны на предположениях, поскольку объективных данных, свидетельствующих о получении автомобилем повреждений после выполнения ИП Чародеевым В.В. ремонтных работ, не установлено.
Разрешая спор, суд пришел к выводу, что характер сложившихся между сторонами в связи с выполнением указанных работ правоотношений свидетельствует о заключении ими договора бытового подряда, регулируемого статьями параграфа 2 главы 37 ГК РФ. В соответствии со ст. 737 ГК РФ в связи с обнаружением недостатков после приемки результата работы до истечения двухлетнего срока истица вправе была по своему выбору реализовать одно из предусмотренных в статье 723 ГК РФ прав, в том числе, потребовать безвозмездного устранения недостатков в разумный срок. Кроме того, в соответствии с требованиями ст.ст. 4, 29 Закона РФ "О защите прав потребителей", потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы вправе по своему выбору потребовать, помимо прочего, безвозмездного устранения недостатков выполненной работы, а также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы. Потребитель вправе предъявлять требования, связанные с недостатками выполненной работы, если они обнаружены в течение гарантийного срока, а при его отсутствии - в разумный срок, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы.
Такие же права предоставлены потребителю пунктом 40 Правил оказания услуг (выполнения работ) по техническому обслуживанию и ремонту автомототранспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 290 от 11 апреля 2001 г. С учетом изложенных выше обстоятельств суд в соответствии с требованиями вышеуказанных норм пришел к выводу о нарушении ИП Чародеевым В.В. условий договора бытового подряда, заключенного с Киселевой Л.А., и о праве последней требовать безвозмездного устранения недостатков выполненной работы, а также выплаты компенсации морального вреда.
Как показало обобщение, нормы Закона РФ "О защите прав потребителей" судами области применялись и при разрешении споров, вытекающих из договоров долевого участия в строительстве многоквартирных домов.
При этом суды исходили из того, что положениями Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" прямо предусмотрено, что к отношениям, вытекающим из договора, заключенного гражданином - участником долевого строительства исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, применяется законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей в части, не урегулированной данным Федеральным законом ( п.9 ст. 4 Закона).
Вместе с тем, без достаточных оснований были применены положения Закона РФ "О защите прав потребителей" Светловским городским судом Калининградской области при рассмотрении дела по иску Маслениковой Т.Г. к ООО "Балтик-Строй". Принимая решение по указанному делу, суд на основании положений ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" взыскал с ответчика в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей, а также штраф на основании ст. 13 названного Закона в размере 11425 руб. за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя. Указанное решение судом кассационной инстанции в этой части отменено и вынесено новое решение, которым в удовлетворении иска Маслениковой Т.Г. о взыскании компенсации морального вреда отказано, поскольку предметом договора долевого участия в строительстве являлась гостиница коттеджного типа, в связи с чем оснований для признания его заключенным для удовлетворения личных, семейных, домашних нужд или иного личного использования не имеется. С учетом изложенного, к спорным отношениям положения ст. ст. 13, 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" применению не подлежали. (Дело № 33-4604).
Как показало обобщение, наиболее часто исковые требования, вытекающие из договора долевого участия в строительстве, заявлялись в связи с несвоевременной сдачей объекта долевого строительства в эксплуатацию. При этом истцами ставились вопросы как о расторжении договора и взыскании уплаченной денежной суммы, неустойки, компенсации морального вреда, так и о взыскании только неустойки, компенсации морального вреда. Разрешая такие споры, суды исходили из положений статьи 9 названного Закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ, в силу которых участник долевого строительства вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора и требовать его расторжения в случае неисполнения застройщиком обязательства по передаче объекта долевого строительства в срок, превышающий установленный договором срок передачи такого объекта на два месяца (с момента вступления в законную силу Федерального закона от 17.06.2010 N 119-ФЗ, поскольку ранее редакция п.1 ст. 9 Закона не предусматривала указанного выше двухмесячного срока); в случае существенного нарушения требований к качеству объекта долевого строительства; в случаях неисполнения застройщиком обязанностей, предусмотренных частью 2 статьи 7 Закона (если объект долевого строительства построен (создан) застройщиком с отступлениями от условий договора и (или) указанных в части 1 статьи 9 Закона обязательных требований, приведшими к ухудшению качества такого объекта, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного договором использования), а также иных случаях, установленных указанной нормой закона, в том числе, в случае прекращения или приостановления строительства многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости, при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что в предусмотренный договором срок объект долевого строительства не будет передан участнику долевого строительства.
Кроме того, согласно пункту 2 статьи 6 названного Федерального закона в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная настоящей частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.
Поэтому при установлении обстоятельств, предусмотренных ст. 9 Закона, судами принимались решения о расторжении договора долевого участия в строительстве, взыскании процентов в размере, предусмотренном названным законом, а также о взыскании компенсации морального вреда на основании ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей". Так, Ленинградский районный суд г. Калининграда удовлетворил иск Пасюка Ю.В. к ООО "Ганза-Сервис" о расторжении договоров участия в долевом строительстве и взыскании денежных средств и взыскал с ООО "Ганза-сервис" в пользу истца денежные средства в размере <данные изъяты> рублей, проценты за нарушение сроков строительства за период с 01 января 2011 года по 10 марта 2011 года в размере <данные изъяты> рублей, а всего - <данные изъяты> рублей.
При рассмотрении дела судом установлено, что 26 февраля 2009 года между сторонами заключен договор участия в долевом строительстве, по условиям которого, застройщик обязуется своими силами и с привлечением других лиц построить объект долевого строительства - двухкомнатную квартиру и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома передать объект долевого строительства участнику долевого строительства, а участник долевого строительства (истец) - уплатить обусловленную договором цену и принять в собственность объект долевого строительства. Цена договора составила <данные изъяты> рублей, которую участник долевого строительства обязался внести застройщику в момент подписания договора.
Согласно пункту 4.1 договора застройщик обязался ввести дом в эксплуатацию в четвертом квартале 2010 года и в течение двух месяцев после ввода дома в эксплуатацию передать объект долевого строительства участнику долевого строительства. Кроме того, 26 марта 2009 года между сторонами заключен договор участия в долевом строительстве, по условиям которого, застройщик обязался построить встроенный гараж, расположенный в указанном многоквартирном доме. Цена договора составила <данные изъяты> рублей и подлежала уплате участником долевого строительства в кассу застройщика в момент подписания договора.
Истцом обязательства по оплате цены по обоим договорам на общую сумму <данные изъяты> рублей исполнены, что подтверждено копиями квитанций к приходным кассовым ордерам. Ответчиком же строительство многоквартирного дома было приостановлено с 01 сентября 2009 года и на момент разрешения спора не возобновлено. Дополнительных соглашений о переносе сроков строительства с 4 квартала 2010 года на более поздний срок не заключалось. С учетом указанных выше обстоятельств, суд на основании положений статьи 9 названного закона пришел к выводу о том, что в связи с неисполнением ответчиком обязательства передать истцу объект долевого строительства в установленный срок и приостановлением строительства исковые требования о расторжении договоров долевого участия подлежат удовлетворению, и с ответчика в пользу истца подлежат взысканию денежные средства, уплаченные по договорам долевого участия, в общей сумме <данные изъяты> рублей. Кроме того, судом взысканы проценты на основании статьи 6 Закона за нарушение сроков передачи объектов за период с 01 января 2011 года по 10 марта 2011 года в размере <данные изъяты> рублей. (Дело № 2- 226/2011). В судебной практике также имели место споры, связанные с устранением недостатков, обнаруженных после передачи застройщиком потребителю жилого помещения. Октябрьским районным судом г. Калининграда при рассмотрении дела по иску Мутовкиной Г.П. к ООО "Мегаполис" установлено, что на основании договора долевого участия от 10 сентября 2000 года ООО "Мегаполис" построило для Мутовкиной Г.П. квартиру по <адрес> и 15.12.2000 г. указанная квартира была передана истице по акту приема-передачи. В процессе эксплуатации квартиры в ней были выявлены дефекты: следы переувлажнения на поверхности стен спальни, на потолке в районе сопряжения со стеной и по верхнему откосу оконного проема в помещении спальни, в лоджии на первом уровне квартиры намокает подоконное пространство, имеются повреждения от протечек вдоль оконного проема в сопряжении со скосом мансарды в лестничном холле второго уровня квартиры, а также в помещениях № № этажа и в помещении №. В ходе производства по делу для выяснения причины появления протечек в квартире истицы судом была назначена и проведена судебная строительно-техническая экспертиза, согласно заключению которой имеющиеся в квартире недостатки (протечки, переувлажнения, нарушение теплоизоляции) возникли из-за дефектов, вызванных нарушениями, допущенными при строительстве жилого дома, указанные недостатки являются существенными. При разрешении спора суд пришел к выводу о том, что к спорным правоотношениям подлежат применению положения Закона РФ "О защите прав потребителей", в соответствии с п.6 ст. 29 которого в случае выявления существенных недостатков работы (услуги) потребитель вправе предъявить исполнителю требование о безвозмездном устранении недостатков, если докажет, что недостатки возникли до принятия им результатов работы или по причинам, возникшим до этого момента. Это требование может быть предъявлено в течение 10 лет со дня принятия результата работы, если срок службы не установлен. При этом сроком службы, в соответствии с п.1 ст. 5 Закона РФ "О защите прав потребителей" является период, в течение которого изготовитель обязуется обеспечивать потребителю возможность использования товара по назначению и нести ответственность за существенные его недостатки.
Принимая во внимание, что срок службы построенного ООО "Мегаполис" жилого дома, как и квартиры для истицы, застройщиком установлен не был, суд пришел к выводу, что претензии к его качеству могут быть предъявлены истицей как потребителем в течение 10-ти лет, и ответственность за строительные недостатки, в результате которых в квартире появились протечки, должен нести застройщик, как исполнитель договора долевого участия. Поэтому ссылки ответчика на то, что истицей пропущен установленный ст. 196 ГК РФ срок исковой давности по требованиям к ООО "Мегаполис", как застройщику, являются необоснованными. Поскольку выявленные недостатки (дефекты), допущенные при строительстве дома, появлялись неоднократно и могут привести к преждевременному износу конструкций дома, негативно влияют на условия проживания в квартире, суд пришел к выводу, что данные недостатки являются существенными. Исходя из этого, на основании положений п.6 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" суд признал, что в связи с выявлением существенных недостатков истица вправе предъявить ответчику требование о безвозмездном устранении недостатков, а также о возмещении убытков, причиненных ей вследствие некачественного выполнения строительных работ, в связи с чем удовлетворил иск Мутовкиной Г.П. и возложил на ООО "Мегаполис" обязанность в течение 2-х месяцев со дня вступления решения суда в законную силу выполнить работы по устранению строительного брака (переустановить наружный оконный отлив в лоджии первого уровня квартиры с организацией его уклона от конного проема не менее 2% и герметизацией места примыкания в соответствии с технологией на производство данного вида работ; произвести работы по герметизации выступающего на скатом кровли участка стены спальни второго уровня квартиры с наружной стороны; дефектный участок стены заново утеплить и оштукатурить по армирующей синтетической сетке). Кроме того, на ответчика возложена обязанность компенсировать истице затраты, необходимые на устранение последствий строительного брака - на производство ремонтно-восстановительных работ в квартире в размере 133 000 руб., а также затраты, понесенные истицей на устранение частичных причин протечек в размере 25000 руб. Одновременно судом с ответчика взыскана компенсация морального вреда в размере 5000 руб. Данное решение оставлено без изменения судом кассационной инстанции(дело № 2-618/2010). Зеленоградским районным судом Калининградской области удовлетворены частично исковые требования Извекова М.М. и на застройщика ООО "КранцСтройИнвест" возложена обязанность установить в квартире истца входной вентиль холодной воды, соответствующий проектной документации на жилой дом, а также взыскано в возмещение ущерба 6268 руб., расходы по проведению экспертизы 3500 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 15000 руб., компенсация морального вреда в размере 10000 руб. Судом установлено, что 25 мая 2009 г. между Извековым М.М. и ООО "КранцСтройИнвест" был заключен договор долевого участия в строительстве жилого дома в г. З., по условиям которого Извекову М.М. по окончании строительства подлежала передаче квартира. Пунктом 1.4 договора установлен гарантийный срок эксплуатации объекта, составляющий 5 лет со дня подписания акта о приемке законченного строительством объекта.
26 марта 2010 г. квартира была передана истцу по передаточному акту, при этом видимых дефектов и недостатков не было установлено.
25 июля 2010 года вследствие разрушения вводного вентиля холодной воды в квартире произошло залитие квартиры истца и нижерасположенных квартир. При этом актом от 26 июля 2010 года, составленным комиссией ООО "У.", ООО "С." и мастером по эксплуатации дома, подтверждено, что причиной протечки воды в квартире истца послужило разрушение вводного вентиля холодной воды, в результате чего были затоплены также 4 нижерасположенные квартиры.
Согласно заключению ООО "Калининградский центр судебной экспертизы и оценки", при исследовании вентиля установлено, что причиной его разрушения являлось механическое повреждение, вероятнее всего, полученное при установке вентиля. Указанный вывод согласуется и с заключением назначенной судом по ходатайству ООО "КранцСтройИнвест" экспертизы, согласно которому отлом резбового сгона входного вентиля произошел не одномоментно, первоначально в толще металла образовались микротрещины, в которые начала поступать вода, что привело к окислению поверхности излома, а наличие микротрещин существенно снизило прочность детали и в результате эксплуатационных нагрузок произошел долом и отделение сгона от гайки и разгерметизация магистрали. Образование первичных микротрещин связано с механическим воздействием на корпус крана, вероятнее всего - в процессе монтажных работ.
С учетом изложенного, суд пришел к выводу о том, что вследствие дефекта выполненных застройщиком ООО "КранцСтройИнвест" строительных работ (при проведении монтажных работ по установке вентиля), проявившихся после передачи истцу указанной квартиры, в период гарантийного срока, имуществу истца причинен ущерб. Доводы ООО "КранцСтройИнвест" о том, что после передачи истцу квартиры он самостоятельно несет ответственность за сохранность установленного в ней оборудования, судом отклонены при том, что согласно заключенному с истцом договору долевого участия, застройщик передает дольщику квартиру со стояками горячего и холодного водоснабжения и канализации с разводкой по квартире, с установкой счетчика холодной воды, и указанный выше вентиль, расположенный выше счетчика, был установлен именно застройщиком. Доказательств же в подтверждение доводов о том, что в квартире истцом самостоятельно осуществлена проводка труб горячего и холодного водоснабжения, что привело к разрушению вентиля ввода воды в квартиру, застройщиком не представлено. (Дело № 2- 10/2011).
В судебной практике имели место также споры, вытекающие из договора на оказание риэлтерских услуг с целью приобретения жилого помещения. При разрешении указанных споров суды исходили из того, что правоотношения, связанные с оказанием таких услуг, регулируются нормами ГК РФ о возмездном оказании услуг (ст. 779), а в части неурегулированной нормами ГК РФ - Законом РФ "О защите прав потребителей". Так, в случае установления недостатков оказанных услуг в силу положений ст. 29 Закона истец вправе требовать устранения недостатков оказанной услуги, либо уменьшения цены оказанной услуги, и одновременно взыскания неустойки за нарушение срока оказания услуги и возмещения убытков, причиненных вследствие недостатка оказанной услуги.
Мировым судьей 2-го судебного участка Балтийского района г. Калининграда удовлетворен частично иск Прокудиной Н.А. и в ее пользу с ООО "Альфа-Риэлт" взысканы денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей и компенсация морального вреда в размере 5000 рублей. В обоснование иска Прокудина Н.А. указывала, что заключила с ООО "Альфа-Риэлт" договор, по условиям которого ответчик принял на себя обязательство по подготовке пакета документов, необходимого для заключения сделки купли-продажи недвижимости - жилого дома и земельного участка, расположенных в садоводческом товариществе. Во исполнение обязательств истица внесла в качестве предоплаты денежные средства в размере <данные изъяты> рублей. Ответчик же свои обязательства, по мнению истицы, не выполнил, поскольку из Управления Росреестра по Калининградской области ею было получено уведомление о приостановлении регистрации сделки. При обращении к ответчику последний заверил ее в том, что сделка оформляется, однако в последующем регистрация сделки вновь была приостановлена, в связи с чем истица потребовала от ответчика возврата денежных средств, однако в этом ей было отказано. В дальнейшем истица своими силами собрала недостающие документы, исправила ошибки в подготовленном ответчиком проекте договора и представила их регистрирующему органу, после чего сделка была зарегистрирована. В связи с невыполнением ответчиком условий договора истица просила взыскать в ее пользу денежную сумму <данные изъяты> рублей и компенсацию морального вреда.
Удовлетворяя частично исковые требования, мировой судья применил положения ст. 782 ГК РФ, в силу которых по договору возмездного оказания услуг заказчик вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, а также положения ст. 32 Закона РФ "О защите прав потребителей", согласно которым потребитель вправе отказаться от исполнения договора об оказании услуг в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по договору. Судом по данному делу установлено, что по условиям заключенного между сторонами договора на организацию сделки купли-продажи недвижимости в виде жилого дома и земельного участка, срок действия которого истекал 01.10.2010 г., ответчик обязался консультировать истицу, подготовить пакет документов, необходимых для проведения сделки купли-продажи объекта в регистрирующем органе, подготовить проект договора купли-продажи для его регистрации, организовать подачу документов в регистрирующий орган, известить покупателя о дне совершения сделки. Однако по состоянию на 01.01.2010 года обязательства не были выполнены, регистрация сделки приостанавливалась по причине неуказания в подготовленном ответчиком договоре купли-продажи недвижимости от 03.09.2010 г. цены дома, при том, что указана цена земельного участка. Указанные препятствия к регистрации сделки и недостатки были устранены самой истицей только 13.11.2010 года, после чего 15.11.2011 года произведена государственная регистрация сделки. С учетом выполнения ответчиком обязательств по договору не в полном объеме, на основании приведенных выше норм закона суд пришел к выводу об обоснованности требований истицы в части взыскания денежной суммы в размере <данные изъяты> рублей, то есть с учетом оплаты фактически выполненной работы на сумму <данные изъяты> рублей, а также взыскал в ее пользу в соответствии со ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей. (Дело № 2- 636/2011). Следует отметить, что в заключаемых между сторонами договорах на оказание риэлтерских услуг, как правило, не определена цена каждой из подлежащих выполнению ответчиком работ в отдельности. Данное обстоятельство, как показало обобщение, на практике создает определенные затруднения у судов при оценке объема фактически выполненных по договору работ. Вместе с тем, суды исходят из того, что сам по себе факт неуказания в договоре цены каждой из выполняемых работ по договору на оказание таких услуг не может служить основанием к признанию договора незаключенным и отказу потребителю в удовлетворении его требований о соответствующем уменьшении цены оказанной услуги и взыскании в его пользу денежных средств в связи с ненадлежащим оказанием услуги. Центральным районным судом г. Калининграда при рассмотрении дела по иску Мережко Н.М. установлено, что 08 февраля 2008г. между Мережко Н.М. и ООО "Агентство недвижимости "Инвент" был заключен договор на оказание услуг по поиску и подбору объекта недвижимости, по условиям которого Агентство обязалось за вознаграждение совершить действия, направленные на приобретение для Мережко Н.М. объекта недвижимости - однокомнатной квартиры, расположенной в строящемся многоквартирном жилом доме. Оказываемая по договору услуга является комплексной и включает в себя поиск и подбор объекта, юридическую проверку объекта, совершение всех действий, связанных с переуступкой прав требований на объект, подготовку проекта договора переуступки права требования и организацию его заключения с обязательным уведомлением застройщика. По данному договору Мережко Н.М. 08 февраля 2008г. оплатила Агентству <данные изъяты> рублей за оказание услуг. Одновременно между Мережко Н.М. и названным Агентством был заключен договор поручения, по условиям которого поверенный (Агентство) обязалось за от имени и за счет доверителя (Мережко Н.М.) оформить соглашение о задатке с потенциальным собственником (инвестором) приобретаемого доверителем объекта недвижимости.
В дальнейшем, 12 февраля 2008г. между Мережко Н.М. и Б. заключен предварительный договор уступки прав требования, по которому Б., являющийся инвестором однокомнатной квартиры, обязался за <данные изъяты> рублей переуступить права требования на указанный объект недвижимости, а Мережко Н.М. обязалась их принять посредством заключения договора инвестирования в срок до 29 февраля 2008г., а 19 февраля 2008г. между Мережко Н.М. и ООО "Мы строим дом" был заключен инвестиционный договор, по условиям которого заказчик (ООО "Мы строим дом") организует, а инвестор (Мережко Н.М.) инвестирует строительство квартиры. При этом согласно расписке Б. от 27 февраля 2008г., по указанному предварительному договору уступки прав и по инвестиционному договору Б. получил от истицы денежные средства в общей сумме <данные изъяты> рублей. Кроме того, 04 июля 2008г. между Мережко Н.М. и ООО "Мы строим дом" был заключен инвестиционный договор, по условиям которого заказчик (ООО "Мы строим дом") организует, а инвестор (Мережко Н.М.) инвестирует строительство квартиры. 04 июля 2008г. и 31 июля 2008г. истица по данному договору внесла в кассу ООО "Мы строим дом" денежные средства в общем размере <данные изъяты> рублей.
При разрешении спора суд пришел к выводу о ничтожности договоров от 19 февраля 2008г. и от 04 июля 2008г. между Мережко Н.М. и ООО "Мы строим дом" как противоречащих положениям Федерального закона "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", распространяющегося на спорные правоотношения, ввиду отсутствия у ООО "Мы строим дом" разрешения на строительство многоквартирного жилого дома со строительным номером № по <адрес>, применил последствия недействительности договора от 04 июля 2008г., взыскав с ООО "Мы строим дом" денежные средства в размере <данные изъяты> рублей, уплаченные истицей ООО "Мы строим дом" по данному договору.
Одновременно суд пришел к выводу о том, что "Агентство недвижимости "Инвент" оказало истице услуги ненадлежащего качества по договору на оказание услуг от 08 февраля 2008г., приведших к заключению вышеуказанных недействительных договоров, что нарушило права истицы как потребителя. Исходя из этого, на основании ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей", суд взыскал с ООО "Агентство недвижимости "Инвент" в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей. При этом то обстоятельство, что дополнительным соглашением от 01 октября 2009г. к указанному договору последний расторгнут, и Агентством истице возвращены денежные средства в <данные изъяты> рублей, уплаченных ею Агентству, не признано судом обстоятельством, освобождающим Агентство от ответственности по компенсации причиненного морального вреда, при том, что истице была оказана услуга ненадлежащего качества. С решением суда в этой части согласился и суд кассационной инстанции. (Дело № 2- 374/2010). Судами области рассматривались также споры, вытекающие из договора на оказание услуг по туристическому обслуживанию. При разрешении таких споров суды исходили из того, что отношения, связанные с предоставлением туристских услуг, регулируются положениями Гражданского Кодекса РФ о возмездном оказании услуг - ст. 779 ГК РФ и положениями специального закона - Федерального Закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации", при этом положения Закона РФ "О защите прав потребителей" применяются к правоотношениям в сфере туристских услуг в части, не противоречащей нормам Гражданского Кодекса РФ и Федерального Закона "Об основах туристской деятельности" (ст. 2 Федерального Закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ). В случаях, когда указанные правоотношения связаны также с перевозкой пассажиров, то есть транспортные услуги входят в состав туристского продукта, судами в части данных услуг применялись также нормы законодательства о воздушном, водном, железнодорожном и иных видах транспорта.
Кроме того, при разрешении таких споров судами учитывались положения Правил оказания услуг по реализации туристского продукта, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18.07.2007 года №452, которыми установлен порядок оказания услуг по реализации туристского продукта.
Принимая во внимание, что договор на предоставление таких услуг потребителем может заключаться турагентом, действующим на основании договора с сформировавшим туристский продукт туроператором, при этом договор о реализации туристского продукта им заключается от своего имени, но по поручению и за счет туроператора в соответствии с Федеральным законом "Об основах туристской деятельности Российской Федерации" и Гражданским кодексом РФ, в судебной практике возникали вопросы о том, кто несет ответственность перед туристом за ненадлежащее оказание услуг - турагент или туроператор.
Суды исходили из того, что положения Федерального Закона "Об основах туристской деятельности" не исключают ответственности турагентов. Так, из положений абзаца 11 статьи 9 указанного Закона следует, что претензии туристов или иных заказчиков по договору о реализации туристского продукта могут предъявляться туроператору и турагенту. При этом общие нормы предела ответственности агентов перед принципалами и третьими лицами определены в ст. 1005 ГК РФ, однако п. 4 ст. 1005 ГК РФ установлено, что законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского договора. Такие особенности правового положения турагентов установлены ст. ст. 9, 10 и 10.1 Закона "Об основах туристской деятельности". При этом ответственность туроператора и турагента, действующего от имени туроператора, перед потребителями туристских услуг согласно положениям ст. 9 Закона "Об основах туристской деятельности" и п.п. 1 и 4 ст. 1005 ГК РФ определяется содержанием договора между ними. Согласно абз. 13 статьи 9 Закона в договоре, заключаемом между туроператором и турагентом, устанавливается ответственность каждого из них перед туристом и (или) иным заказчиком за непредставление или представление недостоверной информации о туристском продукте, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта. Таким образом, турагенты также могут нести ответственность за ненадлежащее исполнение обязанностей по договору. Вместе с тем, согласно названому Закону именно туроператоры несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта (в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги). Поэтому в случае предъявления потребителем иска только к турагенту, если судом установлено, что исходя из характера спорных правоотношений рассмотрение дела без туроператора невозможно, суд по своей инициативе на основании положений ст. 40 ГПК РФ привлекал туроператора к участию в деле в качестве соответчика, и в случае установления факта неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта принималось решение, которым ответственность возлагалась на туроператора. Кроме того, в качестве третьего лица судом привлекалась страховая компания, в которой застрахована ответственность туроператора.
Центральным районным судом г.Калининграда рассмотрено гражданское дело по иску Клепчукова Н.К. и др. истцов, а всего - 14 потребителей, которые в обоснование иска к ООО "НИКА-ТУР" ссылались на то, что в декабре 2008 года заключили с ООО "НИКА-ТУР" договоры об организации туристического обслуживания, предметом которых являлась организация ответчиком туристической поездки в <данные изъяты> в период с 30 декабря 2008г. по 03 января 2009г. с размещением туристов в пансионате "У." (г. С.). Истцы оплатили стоимость данного тура исходя из предложенных тарифов. Днем 30 декабря 2008г. группа туристов в количестве 20 человек была привезена в г. С. (<данные изъяты>) и размещена в отеле "У.". Температурный режим в отеле не соответствовал нормам. В ночь с 30 декабря 2008г. на 31 декабря 2008г. произошла авария в системе отопления отеля. Поскольку температура в помещениях была такой же, как на улице, истцы были вынуждены находиться в отеле в зимней одежде и обуви; из-за холода невозможно было спать, все испытывали болезненные ощущения из-за недостатка тепла; отсутствовала горячая вода. Истцы пытались разрешить возникшую ситуацию с представителем ООО "НИКА-ТУР" и администрацией отеля, но безрезультатно. По состоянию на 10:30 часов (<данные изъяты>) 31 декабря 2009г. никаких ремонтных работ в отеле не проводилось. В 11:00 часов 31 декабря 2008г. истцы вручили представителю ответчика рекламацию-протокол, в котором зафиксировали недостатки в обслуживании, заявили о расторжении договора с ООО "Ника-Тур" и потребовали немедленной доставки группы в г.Калининград. В тот же день истцы были доставлены в г.Калининград. 12 и 13 января 2009г. истцы обратились с заявлениями в ООО "НИКА-ТУР", в которых содержались требования о возврате денежных средств, однако ответчик денежные средства возвращать отказался. Ссылаясь на оказание им туристской услуги с существенными недостатками, истцы просили суд расторгнуть договоры об организации туристического обслуживания, заключенные с ООО "НИКА-ТУР", взыскать стоимость неоказанной услуги и неустойку и компенсацию морального вреда в пользу каждого из истцов в размере по 30000 рублей, а также судебные издержки в общей сумме 16000 рублей.
Судом к участию в деле в качестве соответчика привлечено ООО "АБЦ", осуществляющее туроператорскую деятельность по формированию реализованного истцам туристского продукта, а в качестве третьего лица - ЗАО "ГУТА-Страхование", которым застрахована гражданская ответственность ООО "АБЦ" за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристического продукта.
Судом при рассмотрении дела установлено, что в декабре 2008 года между истцами и ООО "НИКА-ТУР" (туроператором) были заключены договоры об организации туристического обслуживания, предметом которых являлась организация исполнителем (ответчиком) туристического обслуживания заказчиков (истцов) в период с 30 декабря 2008г. по 03 января 2009 г. в <данные изъяты> в соответствии с заказанным комплексом туристских услуг, в состав которых входили: проезд на автобусе туристического класса, проживание в частном пансионате "У.", питание - согласно программы тура, новогодний вечер с ужином, экскурсионно-развлекательная программа, сопровождение руководителя, медицинская страховка.
Однако истцам были предоставлены услуги ненадлежащего качества, что выразилось в отсутствии в пансионате "У." при заселении истцов и далее, во время ужина и сна, нормального температурного режима и горячей воды. Разрешая спор, суд исходил из того, что согласно ч. 1 ст. 4 Закона РФ "О защите прав потребителей" продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору, а в силу п.17 Правил оказания услуг по реализации туристского продукта, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 18 июля 2007г. № 452, предусмотрена обязанность исполнителя предоставить потребителю туристский продукт, качество которого соответствует обязательным требованиям, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также договору о реализации туристского продукта.
Оценив представленные доказательства, суд пришел к выводу, что указанный выше недостаток оказанной истцам туристской услуги является существенным недостатком, в связи с чем истцы вправе были в соответствии с положениями ч.1 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке. При этом суд первой инстанции указал, что ответственность перед истцами должен нести туроператор - ООО "АБЦ", осуществлявший туроператорскую деятельность по формированию реализованного истцам туристского продукта. В соответствии с положениями Закона РФ "О защите прав потребителей" и частью 1 ст. 56 ГПК РФ бремя доказывания того, что истцам была оказана услуга надлежащего качества, либо наличия обстоятельств, освобождающих туроператора от ответственности за недостатки услуги, лежит на последнем, однако таких доказательств суду представлено не было. С учетом этого суд взыскал с него в пользу истцов стоимость оплаченной истцами услуги, а также установленную вышеуказанным законом (п.5 ст. 28) неустойку и компенсацию морального вреда в пользу каждого из истцов по 5000 рублей. Вместе с тем, принимая решение, суд пришел к выводу, что не могут быть взысканы с ответчика понесенные истцами расходы на оформление виз. Однако в этой части суд кассационной инстанции с выводом суда не согласился, указав, что оплаченная истцами стоимость услуги подлежит взысканию с ООО "АБЦ" в пользу истцов в полном объеме, включая расходы последних на оформление виз, поскольку данные визы являлись однократными и краткосрочными, связанными лишь с реализацией истцам указанного тура, от которого истцы имели право отказаться по вышеизложенным мотивам. С учетом этого оформление виз, а также двукратное пересечение истцами границы нельзя рассматривать как самостоятельную, реализованную истцам надлежащим образом, часть туристского продукта. В связи с этим решение суда в данной части изменено с увеличением взысканной с ООО "АБЦ" в пользу Клепчуковой Н.К. и других истцов суммы стоимости услуги в полном объеме. Оснований для изменения размера неустойки, определенного судом с применением ст. 333 ГК РФ, и размера взысканной судом компенсации морального вреда суд кассационной инстанции не усмотрел. С учетом подлежащих взысканию с ООО "АБЦ" сумм (<данные изъяты> рублей - стоимость услуги, <данные изъяты> рублей - неустойка, 80000 рублей - компенсация морального вреда) размер взысканного с ООО "АБЦ" штрафа суд кассационной инстанции увеличил до 151877,1 рублей, а также увеличил сумму взысканной с ООО "АБЦ" госпошлины до 3937,54 рублей. ( Дело № 33-3386/09).
Положения Закона РФ "О защите прав потребителей" применялись судом и по спорам, возникающим из договора банковского вклада.
Так, Московским районным судом г. Калининграда удовлетворен частично иск Гутенко Н.Н. к ЗАО Акционерному банку "Сетевой Нефтяной Банк" и в пользу Гутенко Н.Н. взыскана компенсация морального вреда в размере 500 рублей. Принимая указанное решение, суд исходил из того, что на правоотношения, вытекающие из договора банковского вклада, заключенного между гражданином и финансовым учреждением, распространяется действие Закона РФ "О защите прав потребителей".
Судом было установлено, что банком в нарушение п. 3.1 заключенного с истицей договора банковского вклада от 07.04.2007 года, согласно которому она разместила <данные изъяты> рублей на срок с 07.04.2007 года по 08 апреля 2010 года под 10,5% годовых, и вправе была совершать расходные операции по вкладу без расторжения договора до размера неснижаемого остатка - <данные изъяты> рублей, по заявлению Гутенко Н.Н. от 12.12.2008 г. о снятии с вышеуказанного денежного вклада денежных средств в размере <данные изъяты> рублей указанная сумма ей не была выдана со ссылкой на невозможность удовлетворения требований вкладчика в связи с возникшими сложностями с текущей ликвидностью, и денежные средства по вкладу ей были выданы 21 января 2009 года в Калининградском отделении Сбербанка РФ. На основании положений ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" суд пришел к выводу о том, что вследствие нарушения прав потребителя в пользу истицы подлежит взысканию компенсация морального вреда. Определяя размер такой компенсации, суд учитывал конкретные обстоятельства дела, в частности, тот факт, что на основании приказа Центрального Банка РФ от 18.12.2008 года у кредитной организации ЗАО Акционерный банк "Сетевой Нефтяной Банк" была отозвана лицензия на осуществление банковских операций с 19 декабря 2008 года, в указанной даты назначена временная администрация по управлению банком, и в соответствии со ст. 22.1 Федерального Закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" исполнение текущих обязательств после отзыва лицензии и до дня открытия конкурсного производства осуществляется на основании сметы расходов, утверждаемой Центральным Банком РФ; для установления кредиторов и размеров их требований временная администрация вправе осуществлять учет требований кредиторов в реестре требований. С учетом этого суд пришел к выводу, что период просрочки исполнения банком обязательств составляет с 13 декабря 2008 года по 18 декабря 2008 года. Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, в том числе, незначительный период просрочки, отзыв у банка лицензии и возбуждение процедуры банкротства, а также учитывая, что Акционерный банк "Сетевой Нефтяной Банк" являлся участником системы обязательного страхования вкладов, в связи с чем сумма вклада истице была выдана 21 января 2009 года в Калининградском отделении Сбербанка РФ, с учетом характера и степени нравственных страданий, причиненных просрочкой выдачи банковского вклада, требований разумности и справедливости, суд удовлетворил заявленный иск частично и взыскал в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 500 рублей. (Дело №2-122/2009). В судебной практике имели место также споры, вытекающие из кредитных договоров, наиболее распространенными из которых являлись иски о применении последствий недействительности кредитного договора в части и взыскании уплаченной банку денежной суммы за ведение ссудного счета.
Так, решением Славского районного суда Калининградской области, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, по делу по иску Михайловой А.И. к ОАО "Сбербанк России" о признании недействительным кредитного договора в части и применении последствий недействительности сделки, в пользу Михайловой А.И. взыскан единовременный платеж (тариф) за обслуживание ссудного счета в размере <данные изъяты> рублей. Судом установлено, что 22 октября 2008 года между Михайловой А.И. и банком был заключен кредитный договор №, согласно которому банк предоставил кредит в сумме <данные изъяты> руб. на срок до 22 октября 2013 года под 18% годовых. Согласно п. 3.1. данного договора за обслуживание ссудного счета заемщик уплачивает кредитору единовременный платеж в размере <данные изъяты> руб. не позднее даты выдачи кредита, и денное условие истицей было выполнено. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что в силу пункта 1 статьи 16 Закона РФ " О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
В соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее. Из Положения "О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ", утвержденного Банком России 26 марта 2007 г. № 302-П следует, что условием предоставления и погашения кредита (кредиторская обязанность банка) является открытие и ведение банком ссудного счета.
Ссудные счета не являются банковскими счетами и используются для отражения в балансе банка образования и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предоставлению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответствии с заключенными кредитными договорами. Таким образом, действия банка по открытию и ведению ссудного счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу. Кроме того, такой вид комиссии как комиссия за ведение ссудного счета нормами Гражданского кодекса РФ, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ не предусмотрен. Следовательно, условие договора о том, что кредитор за открытие и ведение ссудного счета взимает платежи, не основано на законе, по существу является скрытой формой процента за пользование кредитом и нарушает права потребителя.
Ссылки банка на то, что комиссия за ведение ссудного счета не является платой за отдельную дополнительную услугу, предоставленную потребителю, а является частью стоимости услуги по предоставлению кредита, судебными инстанциями признаны несостоятельными поскольку из содержания п. 3.1. кредитного договора следует, что кредитор открывает заемщику ссудный счет, за обслуживание которого заемщик уплачивает кредитору единовременный платеж не позднее даты выдачи кредита. Следовательно, вышеуказанный вид комиссии представляет собой именно плату за открытие и ведение ссудного счета, и не входит в состав стоимости услуги по предоставлению кредита.
Признаны необоснованными также доводы банка о том, что условие об уплате комиссии за обслуживание ссудного счета соответствует требованиям ст. 421 ГК РФ, а также нормам ст. 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-1 "О банках и банковской деятельности", поскольку действия банка по открытию и ведению ссудного счета Михайловой А.И. не являются самостоятельной банковской операцией по проведению расчетов по счету клиента, оказываемой на возмездной основе, следовательно, такие действия не соответствует требованиям ст. ст. 5, 29 Закона РФ "О банках и банковской деятельности".
С учетом изложенного судом применены последствия недействительности ничтожной сделки и в соответствии с положениями ст. 167 ГК РФ взысканы денежные средства в размере <данные изъяты> рублей. При этом ссылки ответчика на пропуск истицей срока исковой давности, предусмотренного п. 2 ст. 181 ГК РФ, признаны также необоснованными. Поскольку условие кредитного договора об уплате единовременного платежа (тарифа) за ведение ссудного счета является ничтожным в силу закона, как нарушающее требования п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, следовательно, в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение указанного срока начинается со дня исполнения кредитного договора, то есть с 22 октября 2008 года, и на момент обращения в суд с указанным иском истицей не был пропущен. (Дело № 2- 134/2011 г.)
Судами области рассматривались также споры о защите прав потребителей, связанные с ненадлежащим оказанием услуги перевозки пассажира и багажа. При разрешении указанных споров суды исходили из того, что в силу разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 (в ред. от 29.06.2010) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" в случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК РФ, регулируются и специальными законами Российской Федерации (например, договоры перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону. Ответственность за нарушение обязательств по перевозке предусмотрена ст.793 ГК РФ, согласно которой в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную Гражданским Кодексом РФ, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.
В отношении воздушных перевозок подлежит применению Воздушный Кодекс РФ от 19.03.1997 N 60-ФЗ, статьями 116-120 которого урегулированы вопросы ответственности перевозчика, в том числе, за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, груза, а также вещей, находящихся при пассажире, за просрочку доставки пассажира, багажа или груза. С учетом этого судами применялись положения Воздушного Кодекса РФ при разрешении требований, возникающих из договора воздушной перевозки пассажира и багажа, при просрочке доставки пассажира, багажа или груза. При этом судами применялись и нормы международного права - при рассмотрении споров, связанных с несвоевременной доставкой авиаперевозчиком багажа, судом применялись положения Варшавской Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г. (с изменениями от 28.09.1955г.). Вместе с тем, как показало обобщение, в случаях непредоставления потребителю перевозчиком услуги воздушной перевозки и отказа возвратить пассажиру уплаченную сумму судами применялись положения Закона РФ "О защите прав потребителей" и в пользу потребителя взыскивалась неустойка в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона, установленной в размере трех процентов цены оказания услуги за каждый день просрочки, в размере, не превышающем общую стоимость услуги.
Так, мировым судьей 1-го судебного участка Зеленоградского района Калининградской области при рассмотрении дела по иску Кочина С.А. к ОАО "КДавиа" принято решение о взыскании денежных средств за неоказанную услугу в размере <данные изъяты> рублей и неустойки в том же размере. Судом установлено, что 02.08.2009 г. истцом был приобретен авиабилет на рейс 06.11.2009 года из аэропорта Храброво в г. М. и обратно 24.11.2009 г. из аэропорта М. в Калининград-Храброво на общую сумму <данные изъяты> руб. Указанные авиарейсы в августе 2009 года были отменены, услуга воздушной перевозки истцу ответчиком не оказана. 12.09.2009 года Кочин С.А. обратился к ответчику с претензией, в которой просил вернуть уплаченные денежные средства, однако указанная сумма ему не возвращена. Принимая решение, суд исходил из того, что к спорным отношениям подлежат применению положения ст. 116 Воздушного Кодекса РФ, предусматривающие ответственность перевозчика, а также п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" и взыскал в пользу истца стоимость неоказанной услуги, а также неустойку в размере трех процентов цены оказания услуги за каждый день просрочки, ограничив ее общей стоимостью услуги в <данные изъяты> руб. (Дело № 2- 05/2010). Мировым судьей Правдинского судебного участка Калининградской области удовлетворен частично иск Калугиной С.С., заявленный в интересах несовершеннолетней дочери А., ДД.ММ.ГГГГ г.р., к ОАО "Аэрофлот- российские авиалинии" о возмещении убытков, связанных с несвоевременной доставкой багажа при оказании ответчиком услуги по перевозке пассажира и багажа.
Судом установлено, что несовершеннолетняя А. с согласия родителей воспользовалась услугами ответчика и 25 декабря 2008 года осуществила перелет из г. Калининграда в г. П. с промежуточной посадкой в г. М., а 05 января 2009 года вернулась обратно. При этом в аэропорту отправления Храброво оно сдала в багажное отделение чемодан с личными вещами, необходимыми для повседневной жизни, однако по прибытии в аэропорт Е. чемодан не был доставлен, и лишь 05 января 2009 года вручен ей по прибытии в г. Калининград. На основании положений ст. 792 ГК РФ, предусматривающих обязанность перевозчика доставить пассажира и багаж в пункт назначения в установленные сроки, а также положений ст. 793 ГК РФ, в силу которых в случае неисполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, предусмотренную ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон, судом признаны обоснованными требования истицы о взыскании убытков, причиненных истице в связи с несвоевременной доставкой багажа, связанных с вынужденным приобретением в период нахождения в период с 25.12.2008 г. по 05.01.2009 г. в г. П. личных вещей, необходимых для повседневного использования, и в ее пользу с ОАО "Аэрофлот-российские авиалинии" взысканы денежные средства в размере <данные изъяты> руб., а также компенсация морального вреда в соответствии с положениями ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" в размере 25000 рублей. ( Дело № 2-177/ 2009).
В судебной практике имели место также споры, вытекающие из договора на оказание медицинских услуг. При установлении судом факта некачественного оказания гражданину медицинских услуг судами принимались решения об удовлетворении исковых требований и взыскании как уплаченной за услугу суммы (либо ее уменьшении), так и возмещении причиненного в связи с повреждением здоровья ущерба, либо о возмещении имущественных убытков. При этом суды руководствовались положениями ч.1 ст. 1095 ГК РФ, согласно которым вред, причиненный жизни, здоровью и имуществу гражданина вследствие недостатка услуги, а также вследствие недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу, независимо от его вины и от того, состоял ли потерпевший с ним в договорных отношениях. Кроме того, судами учитывались положения ст. 1097 ГК РФ, в силу которых вред, причиненный вследствие недостатка услуги, подлежит возмещению, если он возник в течение установленного срока годности или срока службы, а если такие сроки не установлены, - в течение 10 лет со дня оказания услуги. При разрешении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, причиненного вследствие оказания медицинских услуг ненадлежащего качества, судами также применялись положения ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей". Как показало обобщение, в случае необходимости разрешения вопросов, требующих специальных познаний в области медицины, судами назначалась судебно-медицинская экспертиза. Октябрьским районным судом г. Калининграда при рассмотрении дела по иску Т. к ЗАО "Центр Флебологии" и ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" установлено, что 13 февраля 2008 года между Т. и ЗАО "Центр Флебологии" был заключен договор о предоставлении медицинских услуг, по условиям которого ЗАО "Центр Флебологии" обязалось предоставить Т. медицинские услуги по флебологическому профилю в виде комбинированного лечения, с проведением операции стволовой флебэктомии обеих ног, которую должно произвести ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" в г. Санкт-Петербурге в рамках заключенного между ЗАО "Центр Флебологии" и ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" договора на оказание медицинских услуг, по условиям которого Клиника обязалась на своей базе с использованием необходимых служб и подразделений оказывать медицинскую помощь пациентам Центра, с оплатой последним данных услуг. Кроме того, ЗАО "Центр Флебологии" должно было осуществлять диспансерное наблюдение в течение года с даты подписания договора. 13.02.2008 года Т. была осмотрена хирургом ЗАО "Центр Флебологии" А., который разъяснил истице особенности второго этапа лечения методом склеротерапии, истицей было подписано добровольное информационное согласие на медицинское вмешательство. В рамках указанного договора истицей была произведена оплата денежных средств в ЗАО "Центр Флебологии" на сумму 25 210 рублей. 10.03.2008 года Т. прибыла на операцию в г. Санкт-Петербург, где между ней и ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" был заключен самостоятельный договор об оказании платных медицинских услуг по стволовой флебэктомии 2 ног под наркозом. Для проведения операции истицей были представлены результаты анализов, список которых ей был предложен ранее в ЗАО "Центр Флебологии". 11.03.2008 года истице была проведена вышеуказанная операция хирургом ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" и 12.03.2008 года истица была выписана под наблюдение флеболога в ЗАО "Центр Флебологии". 14.03.2008 года обратилась с жалобами в Центр Флебологии в г.Калининграде, где была осмотрена хирургом, который, обнаружив при осмотре отек и красноту кожи правой конечности, диагностировал данные симптомы как рожистое воспаление, однако оснований для госпитализации истицы не усмотрел, рекомендовал ей прием медицинских препаратов, назначил контрольный осмотр истицы. Однако 15.03.2008 года Т. была госпитализирована в другое медицинское учреждение, впоследствии ее состояние было диагностировано как "Гнойнонекротическая флегмона правого бедра. Интоксиакция. Состояние после флебэктомии", ей проведена операция и назначено соответствующее лечение в стационаре, которое продолжалось до 11.04.2008 года. Удовлетворяя частично исковые требования Т., суд пришел к выводу о том, что при оказании Т. медицинских услуг обоими ответчиками были допущены недостатки, повлекшие причинение вреда здоровью истицы, поэтому имеются законные основания для взыскания в пользу истицы с каждого из ответчиков дополнительных понесенных истицей в связи с лечением расходов и убытков, уменьшения стоимости оплаченной услуги, а также компенсации морального вреда.
Факт ненадлежащего оказания Т. медицинских услуг установлен Службой по контролю качества медицинской помощи и лицензированию Правительства Калининградской области, которой в ходе проверки качества оказания истице медицинских услуг работниками ЗАО "Центр Флебологии" выявлены нарушения, допущенные врачом-хирургом как при первичном осмотре истицы 13.02.2008 года, выразившиеся в неописании анамнеза заболевания, общего терапевтического статуса, так и нарушения, допущенные при осмотре Т. в послеоперационном периоде - не была адекватно оценена тяжесть состояния больной, не диагностировано послеоперационное осложнение - обширная гематома правого бедра, не установлены показания к госпитализации, вследствие чего Т. самостоятельно обратилась в другое медицинское учреждение и 15 марта 2008 года была госпитализирована с высокой температурой тела. Факт ненадлежащего оказания Т. медицинских услуг ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" подтвержден актом Комитета по здравоохранению Правительства г. Санкт-Петербурга, а также экспертным заключением, составленным по запросу названного Комитета, согласно которым при оказании истице медицинской помощи в ООО "Клиника эстетической хирургии и косметологии" г. Санкт-Петербурга допущены нарушения требований приказа Министерства здравоохранения СССР от 04.10.1980 года № 1030 "Об утверждении форм медицинской документации учреждений здравоохранения" и приказа Минздравсоцразвития России № 333 от 14.05.2007 года "Об утверждении стандарта медицинской помощи больным с варикозным расширением вен нижних конечностей". В частности, исходя из уровня глюкозы в крови пациентки - 6,15 ммоль/л натощак (согласно представленному истицей из поликлиники по месту жительства анализу крови), с учетом возраста больной - 56 лет ей была показана предварительная консультация эндокринолога, однако такая консультация до операции не проводилась; отсутствовало и обоснование объема оперативного вмешательства, учитывая, что в стационарных условиях радикальная флебэктомия обеих нижних конечностей выполняется в исключительных случаях у пациентов не старше 50 лет без сопутствующей патологии и при венозной болезни ног не тяжелее 2 формы; состав операционной бригады, с учетом выполненного истице объема оперативного вмешательства на двух конечностях, являлся неполным, поскольку операцию истице должно было проводить два хирурга; истице была показана, однако фактически превышена выбранная доза Клексана в пред- и послеоперационном периодах, что могло увеличить риск развития геморрагических осложнений; а исходя из расширенного объема оперативного вмешательства, сопутствующей патологии у пациента, возможного длительного периода между перевязками и врачебным наблюдением ей была показана превентивная антибиотикотерапия, однако она не была проведена. Экспертом указано также на то, что в медицинской документации Клиники отсутствует описание перевязки после операции; не указан уровень наложения эластичных бинтов. Все указанные недостатки оказания медицинских услуг в совокупности увеличили риск развития осложнений в послеоперационном периоде, что в совокупности свидетельствует о допущенных ошибках при сборе информации перед оперативным вмешательством, недостаточном использовании ресурсов диагностики, а также недостатках при лечении истицы. Согласно заключению назначенной судом и проведенной по делу комиссионной судебно-медицинской экспертизы, дефект оказания медицинской помощи имел место на этапе послеоперационного ведения пациентки - неадекватная врачебная тактика при обращении ее в ЗАО "Центр Флебологии" в г. Калининграде, поскольку при наличии объективных клинических признаков послеоперационных осложнений (покраснения и отека кожи правой нижней конечности) в сочетании с жалобами пациентки на боли в указанной области ей требовалась экстренная госпитализация в стационар, чего сделано не было. При таких обстоятельствах, хотя в вышеуказанном экспертном заключении комиссия экспертов не смогла дать однозначный ответ о причинах возникновения гнойного осложнения (флегмоны) у Т., указав, что природа возникновения флегмоны является многофакторной, а неадекватная врачебная тактика в послеоперационном периоде, по мнению экспертов, не повлияла на течение послеоперационного периода, суд, дав оценку вышеуказанному заключению комиссионной экспертизы в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ и учитывая положения ч.3 ст. 86 ГПК РФ, обоснованно признал, что иные приведенные выше доказательства, которые ответчиками не опровергнуты, свидетельствуют о допущенных ответчиками дефектах при оказании истице медицинской помощи. С учетом того, что бесспорных доказательств, опровергающих указанные выводы, содержащиеся в заключении эксперта, а также в материалах проверок, при рассмотрении дела ответчиками суду не представлено, а кроме того, они объективно подтверждаются последующим развитием у Т. непосредственно после оперативного вмешательства (в течение недели) осложнения в виде обширной флегмоны правого бедра, суд пришел к выводу о наличии причинной связи между недостатками при оказании истице медицинских услуг и наступившими последствиями в виде возникновения у нее послеоперационного осложнения - флегмоны правого бедра и причинением ей в связи с этим вреда здоровью. В связи с этим судом принято решение о взыскании с ЗАО "Центр флебологии" в пользу истицы в счет возмещения материального ущерба - 25488 рублей, компенсации морального вреда в размере 70 000 рублей, судебных расходов - 1678 руб., с ООО "Клиника эстетической хирургии" в пользу истицы взыскано в счет возмещения материального ущерба - 12883 рублей, компенсация морального вреда в размере 70000 рублей, судебные расходы - 1678 руб., а всего взыскано - 84561 рублей. С указанным решением суда согласился и суд кассационной инстанции. (Дело № 33- 4412/ 2011 г.). Положения законодательства о защите прав потребителей применялись судами и при разрешении споров, вытекающих из договора аренды, в том числе, проката. Мировой судья 5-го судебного участка Ленинградского района города Калининграда при рассмотрении гражданского дела №2-376/2010 по иску Сысоевой Ю.А. к ИП Соболевой И.А. принял решение о взыскании с ответчика уплаченных истицей по договору денежных средств в размере 1000 руб., неустойки за нарушение срока оказания услуги в размере 1 000 рублей, компенсации морального вреда в размере 5000 руб., а также штрафа в доход местного бюджета в размере 3500 руб.
Истица в обоснование иска указывала, что 22.03.2008 г. обратились в агентство "Ч.", принадлежащее ИП Соболевой И.А., с просьбой о предоставлении в аренду в день бракосочетания - 08.08.2008 года автомобиля марки "Л." <данные изъяты> цвета и сотрудник агентства обязался предоставить указанный автомобиль к оговоренному сроку. При этом истицей была внесена предоплата в размере 1000 рублей, одновременно оговорен порядок окончательного расчета по договору, согласно которому общая стоимость услуг по предоставлению заказанного автомобиля составляет 2500 руб. в час. Однако 22.06.2008 г. агентство в одностороннем порядке отказалось от исполнения своих обязательств по договору и предложено арендовать другой автомобиль за сумму, значительно превышающую стоимость услуги, оговоренную ранее. Указанное предложение истица принять отказалась и 07.07.2008 г. направила ответчику претензию, в которой настаивала на оказании услуги 08.08.2008 г. на оговоренных условиях. Однако в день бракосочетания автомобиль представлен не был, в связи с чем Сысоева Ю.А. просила взыскать уплаченную по договору сумму в размере 1000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей и неустойку за нарушение срока оказания услуги в размере 3% от цены услуги на день вынесения решения суда и компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей.
Возражая против иска, ответчик ссылался на то, что договор аренды автомобиля между сторонами не заключался, а агентством "Ч." была оказана лишь услуга информационного характера о лимузинах, предоставляемых предпринимателем в аренду, за что ею и была произведена оплата в размере 1 000 рублей. Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что в силу ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если данные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.
В обоснование иска истицей была представлена выданная ей сотрудником агентства квитанция от 22.03.2008 года, в которой в графе "Наименование работ и видов доплат" содержится указание: "услуги агентства, Л. (<данные изъяты>), 2004 г., 1000 рублей; в графе "Дата выполнения (факт.)" - 08:08.2009 г."; кроме того, указаны наименование предпринимателя - Соболева И.А. и добрачная фамилия заказчика. Исходя из указанной выше нормы закона и буквального значения содержащихся в квитанции слов, выражений и цифр, а также с учетом характера предоставляемых агентством "Ч." свадебных услуг, суд пришел к выводу о том, что между истицей и ответчиком был заключен именно договор оказания услуги по предоставлению в аренду автомобиля марки "Л." <данные изъяты> цвета, ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, с датой исполнения услуги 08.08.2008 г. Кроме того, заключение указанного договора подтверждал журнал "С." 2008 года выпуска, свидетельствующий о том, что агентство "Ч." предоставляет, наряду с иными свадебными услугами, свадебное автообслуживание. Доказательств, свидетельствующих об оказании агентством "Ч." только информационных услуг относительно свадебного автообслуживания, ответчиком суду не было представлено. Принимая во внимание, что 08.08.2008 г. выбранный по каталогу автомобиль марки "Л." <данные изъяты> цвета, ДД.ММ.ГГГГ г.в., ответчиком истице не был представлен, суд признал установленным факт ненадлежащего оказания ответчиком услуги по указанному договору. При этом суд исходил из того, что в силу п. 6 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" исполнитель может быть освобожден от ответственности за нарушение сроков оказания услуги, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя, то есть бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на ответчике, однако доказательств наличия непреодолимой силы, либо виновных действий истца, исключающих своевременное исполнение условий договора и освобождающих от ответственности индивидуальным предпринимателем не представлено, суд взыскал в пользу истицы уплаченную по договору сумму, а также неустойку, при определении размера которой исходил из того, что в соответствии с положениями ст. 28 Закона она подлежит взысканию в размере трех процентов цены выполнения работы, но не может превышать цену отдельного вида оказания услуги или общую цену заказа, в данном случае - 1000 рублей. На основании положений ст. 15 Закона РФ " О защите прав потребителей", ст.ст. 151, 1099-1101 ГК РФ судом взыскана компенсация морального вреда, при определении размера которой в 5000 рублей суд учитывал, что в связи с неисполнением договора ответчиком истице был причинен моральный вред, который выразился в перенесенных ею нравственных страданиях, переживаниях в связи с непредоставлением на свадебное торжество выбранного автомобиля. Поскольку ответчик не удовлетворил в добровольном порядке требование истицы об оказании услуги надлежащим образом, суд взыскал с него в доход местного бюджета штраф в сумме 3500 руб.
Кроме того, судами рассматривались споры, вытекающие из иных договоров возмездного оказания услуг, в частности, услуг в сфере концертной деятельности. При установлении факта неоказания услуги судами принимались решения о взыскании уплаченной потребителем суммы за неоказанную услугу, а также взыскании причиненных в связи с этим убытков, неустойки. При этом суды руководствовались положениями ст.13 Закона РФ "О защите прав потребителей", в силу которых, если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению сверх суммы неустойки (пени), установленной законом или договором. Мировым судьей 2-го судебного участка Октябрьского района г. Калининграда удовлетворен иск Лукьянченко М.В. к ООО "Агентство Мажор" о взыскании стоимости билетов в размере 3200 рублей за несостоявшийся концерт итальянского певца А. При рассмотрении дела судом установлено, что истец 01 ноября 2010 года приобрел 2 билета на указанный выше концерт, который должен был состояться 01 ноября 2010 года в спорткомплексе "Юность", уплатил 3200 рублей. Согласно информации, размещенной на билете, указанный концерт обязалось провести ООО "Агентство Мажор", однако в указанный день концерт не состоялся. Стоимость билета Лукьянченко М.В. возвращена не была. 18 января 2011 года он обратился к ответчику с претензией, в которой просил о возврате уплаченной суммы, однако ответ на данную претензию получен не был, требования истца удовлетворены не были, денежные средства не выплачены. Судом также установлено, что 30.09.2010 года между Дворцом спорта "Ю." и ООО "Агентство Мажор" был заключен договор аренды зала для проведения 01 ноября 2010 года культурно-массового зрелищного мероприятия (сольного концерта А.), ответчиком были перечислены денежные средства за аренду зала, однако в дальнейшем договор расторгнут, концерт отменен. С учетом изложенного, в связи с неоказанием истцу оплаченной им услуги, на основании положений ст.ст. 13, 15, 23 Закона РФ "О защите прав потребителей" суд взыскал в пользу истца, наряду с уплаченной за билет денежной суммой 3200 рублей, неустойку в размере 3200 рублей, а также компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей. Кроме того, с ответчика в пользу истца взысканы понесенные при рассмотрении дела судебные расходы в размере 285,84 рублей и штраф в доход местного бюджета в размере 4342 руб. 92 коп. (Дело № 2-43/2011). Вместе с тем, как показало изучение поступивших на обобщение дел, нормы Закона РФ "О защите прав потребителей" не применялись при рассмотрении споров, вытекающих из договоров имущественного страхования. При этом суды исходили из того, что такие договоры заключаются не с целью удовлетворения личных, семейных и иных нужд потребителей, а для погашения за счет страховщика риска имущественной ответственности перед другими лицами, а также риска возникновения убытков в результате страхового случая, в связи с чем отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона РФ "О защите прав потребителей".
Так, Ленинградский районный суд г. Калининграда при рассмотрении гражданского дела по иску Завеняна М.Э. к ЗАО МСК "Айни" о взыскании страхового обеспечения и компенсации морального вреда, заявленного по тем основаниям, что 08 декабря 2010 года между истцом и ответчиком был заключен договор добровольного страхования транспортного средства (КАСКО), 31 декабря 2010 года в результате дорожно-транспортного происшествия был поврежден принадлежащий Завеняну М.Э. автомобиль, однако при обращении к ЗАО МСК "Айни" с заявлением о выплате страхового возмещения ответчик ему в выплате отказал, судом принято решение об отказе в иске Завеняна М.Э. в части взыскания компенсации морального вреда. При этом суд первой инстанции исходил из того, что правоотношения между сторонами, связанные с имущественным страхованием, положениями Закона РФ "О защите прав потребителей" не регулируются. (Дело № 2- 2855/2011 г.). На практике у судей также возникали вопросы, подлежат ли применению положения Закона РФ "О защите прав потребителей" при рассмотрении споров, вытекающих из договоров об оказании гражданину правовых услуг организацией, предоставляющей таких услуг, в том числе, услуг по подготовке искового заявления в суд и представлению интересов гражданина работником этой организации в суде при разрешении конкретного спора. Суды при рассмотрении такого рода споров исходили из того, что к правоотношениям, возникающим из договоров об оказании правовых услуг, применяются положения ст. 779 ГК РФ, согласно которым по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
Представляется, что к спорным правоотношениям положения Закона РФ "О защите прав потребителей" применению не подлежат, поскольку заключенный между сторонами договор нельзя отнести к договору, направленному на удовлетворение личных, семейных и иных нужд в том смысле, который предусмотрен названным Законом. Вместе с тем, вопрос о возможности применения к указанным правоотношениям положений названного Закона, в том числе, при разрешении требований о взыскании компенсации морального вреда, на наш взгляд, нуждается в разъяснении Верховного Суда РФ. 3. В силу положений Закона РФ "О защите прав потребителей" если международным договором Российской Федерации установлены иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены указанным Законом, применяются правила международного договора. Как показало обобщение судебной практики, нормы международного права применялись судами при разрешении споров по требованиям потребителей, связанным с международными воздушными перевозками. В частности, при рассмотрении споров, связанных с несвоевременной доставкой авиаперевозчиком багажа, судом применялись положения Варшавской Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г. (с изменениями от 28.09.1955г.). Так, положения указанной нормы Конвенции применены судом кассационной инстанции по гражданскому делу по иску Бодякшиной Л.А. к ОАО "КД авиа" о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, неустойки, рассмотренному Гурьевским районным судом Калининградской области. Иск Бодякшиной Л.А. обоснован тем, что 05.08.2008 г. между истицей и авиакомпанией ОАО "КД авиа" был заключен договор перевозки пассажира и багажа по маршруту г.Калининград - г.М. - г.С. (Г.) рейсом 11.08.2008 г.; истицей была произведена оплата за перевозку багажа в количестве двух мест общим весом 28 кг. По прибытии 11.08.2008 г. в пункт назначения багаж (одно место) ей выдан не был в виду его недоставки, а был вручен ей в гостинице только 17.08.2008 г. В связи с этим 28.11.2008 г. в адрес ОАО "КД авиа" истицей была направлена письменная претензия с просьбой в добровольном порядке компенсировать причиненный ей материальный ущерб, выплатить неустойку за задержку доставки багажа и компенсацию морального вреда, однако ответчик возместить причиненный ущерб отказался. На основании положений Закона РФ "О защите прав потребителей" Бодякшина Л.А. просила суд взыскать с ответчика сумму материального ущерба 18991 рублей, в качестве компенсации морального вреда - 25000 рублей, неустойку в размере 40793 рубля за просрочку доставки багажа.
Судом вынесено решение о частичном удовлетворении иска. В пользу Бодякшиной Л.А. взысканы неустойка в размере 30 000 рублей, в счет компенсации морального вреда - 20000 рублей. Определяя неустойку в размере 30 000 рублей, суд первой инстанции исходил из установленного факта оказания истице услуги по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа ненадлежащим образом вследствие допущенной ответчиком задержки доставки одного места багажа весом 14,2 кг. на 144 часа и с учетом положений ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" рассчитал неустойку исходя из 3% стоимости багажа за 1 час просрочки. При этом судом учитывалась стоимость багажа, из которой исчислялась неустойка, исходя из предела ответственности перевозчика, установленной Конвенцией для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г. (с изменениями от 28.09.1955г.), равной 284 доллара США. Изменяя указанное решение в части размера взысканной с ОАО "КД авиа" в пользу Бодякшиной Л.А. неустойки и снижая ее до 3600 рублей, суд кассационной инстанции исходил из следующего.
В соответствии с п. 2 ст. 7 ГК РФ в случае, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора. Положениями ст. 2 Закона РФ "О защите прав потребителей" также предусмотрено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены настоящим Законом, применяются правила международного договора. Статьей 3 Воздушного кодекса РФ также закреплен приоритет международных договоров Российской Федерации.
Международным договором, регулирующим международные воздушные перевозки, является Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г. (с изменениями от 28.09.1955г.) В соответствии со ст. 22 названной Конвенции ответственность перевозчика за утерю, повреждение или задержку багажа ограничивается суммой в 250 франков за килограмм, за исключением случаев, когда отправитель в момент передачи места перевозчику сделал особое заявление о заинтересованности в доставке и уплатил дополнительный сбор. После введения евро в международной практике применяется соответствующая мера ответственности из расчета 20 долларов США за килограмм веса. Аналогичное условие содержится и в заключенном с истицей договоре перевозки - авиабилете.
С учетом этого, исходя из приведенных выше положений Конвенции, предел ответственности перевозчика за задержку багажа не может превышать сумму в размере 284 доллара США. Вместе с тем, положения Конвенции от 12 сентября 1929 г. и заключенный с истицей договор перевозки не содержат положений, регулирующих размеры и порядок расчета неустойки за задержку багажа.
Пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. разъяснено, что в случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК РФ, регулируются и специальными законами Российской Федерации (например, договоры перевозки, энергоснабжения), к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон РФ "О защите прав потребителей" может применяться в части, не противоречащей ГК РФ и специальному закону. При этом необходимо учитывать, что специальные законы, принятые до введения в действие части второй ГК РФ, применяются к указанным правоотношениям в части, не противоречащей ГК РФ и Закону Российской Федерации "О защите прав потребителей".
Частью 2 ст. 784 ГК РФ предусматривается, что общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное.
Поскольку Воздушный кодекс РФ был принят после введения в действие части второй Гражданского Кодекса РФ, при исчислении размера неустойки суду следовало руководствоваться не положениями Закона РФ "О защите прав потребителей", а статьей 120 Воздушного кодекса РФ, согласно которой за просрочку доставки пассажира, багажа или груза в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере двадцати пяти процентов установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем пятьдесят процентов провозной платы. Исходя из этого, размер неустойки, подлежащей взысканию в пользу истицы, составит 3600 рублей (100 рублей х 25% х 144 часа = 3600 рублей). Указанная сумма неустойки не превышает предел ответственности перевозчика, установленный приведенной выше нормой ст. 22 Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 г., и подлежала взысканию в пользу истицы. 4. Согласно ст. 46 ч.1 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, организации вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.
В силу положений ч.1 ст.46 Закона орган государственного надзора, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о прекращении противоправных действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в отношении неопределенного круга потребителей. При удовлетворении такого иска суд обязывает правонарушителя довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда.
Как показало обобщение, судами области рассматривались дела по искам Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области и его территориальных органов, заявленных в интересах неопределенного круга потребителей, о признании неправомерными действий продавцов, (исполнителей услуг) и прекращении ими противоправных действий. При разрешении таких споров суды проверяли, действительно ли допущено продавцом (исполнителем услуг) нарушение прав потребителей, и в случае установления факта противоправных действий удовлетворяли заявленные требования, обязывали прекратить противоправные действия, одновременно возлагая на ответчика обязанность довести до сведения потребителей решение через средства массовой информации. Так, Краснознаменским районным судом Калининградской области рассмотрено гражданское дело по иску Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области в Гусевском, Краснознаменском и Нестеровском районах в интересах неопределенного круга потребителей к индивидуальному предпринимателю Хидиряну А.Р. о признании противоправными действий по оказанию услуг общественного питания, по продаже продовольственных товаров ненадлежащего качества, с истекшими сроками годности, с нарушением условий хранения и реализации пищевых продуктов, без документов, подтверждающих происхождение, качество и безопасность товара, без информации о товаре, приготавливаемых блюд, с отсутствием информации о ценниках, в меню и прекращении вышеуказанных действий. Удовлетворяя исковые требования, признавая вышеуказанные действия индивидуального предпринимателя Хидиряна А.Р. неправомерными и возлагая на ответчика обязанность по их прекращению, суд исходил из того, что ответчиком при осуществлении им розничной торговли продовольственными товарами в магазине "П.", торговом павильоне "М.", а также при оказании услуг общественного питания в кафе "Р." допущены нарушения прав потребителей на безопасность реализуемого товара и приготавливаемых блюд, на информацию о товаре и пищевой ценности продукции общественного питания. Факты нарушений установлены в ходе проверок, проведенных Территориальным отделом Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области в Гусевском, Краснознаменском и Нестеровском районах в период с 03 октября 2011 года по 25 октября 2011 года, за допущенные нарушения прав потребителей индивидуальный предприниматель Хидирян А.Р. неоднократно привлекался к административной ответственности. Принимая решение об удовлетворении иска, одновременно суд обязал ответчика после вступления решения суда в законную силу довести до сведения потребителей решение через средство массовой информации - периодическое издание "Красное знамя" и экземпляр данного печатного издания в течение 5 дней с даты опубликования представить в указанный Территориальный отдел.
Гвардейским районным судом Калининградской области удовлетворен иск Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области в Черняховском, Озерском и Гвардейском районах Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области к Муниципальному учреждению "Центральная районная больница" о признании противоправными действий ответчика в отношении неопределенного круга потребителей и прекращении таких действий.
В обоснование иска Управление ссылалось на то, что ответчик, осуществляя платные медицинские услуги населению Калининградской области на основании соответствующего разрешения и лицензии от 13.04.2006 года, при заключении с потребителями в 2009 году договоров на предоставление платных медицинских услуг, включает в договор условия, не соответствующие требованиям п. 3 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей", ущемляющие установленные законом права потребителя, а именно: в договорах включены условия: "Пациент вправе в случае неполучения услуги или получения услуги неудовлетворительного качества обратиться в больницу в течение 30 дней. Претензии по истечении 30-дневного срока не принимаются". Кроме того, ответчиком в нарушение положений ст.ст. 8, 9, 10 Закона РФ "О защите прав потребителей и п. 10 Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13.01.1996 года № 27, потребителям не предоставляется необходимая и достоверная информация об исполнителе медицинских услуг и оказываемых услугах.
Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что условие, содержащееся в пункте 2.3 заключаемого ответчиком с потребителями договора, предусматривающее право пациента в случае неполучения услуги или получения услуги неудовлетворительного качества обратиться в больницу только в течение 30 дневного срока и невозможность предъявления претензии по истечении 30-дневного срока, противоречит положениям п. 3 ст.29 Закона РФ "О защите прав потребителей", в силу которых требования, связанные недостатками выполненной работы (оказанной услуги) могут быть предъявлены при принятии выполненной работы (оказанной услуги) или в ходе выполнения работы (оказания услуги), либо, если невозможно обнаружить недостатки при принятии выполненной работы (оказанной услуги) в течении сроков, установленных указанным пунктом, потребитель вправе предъявлять требования, связанные с недостатками выполненной работы (оказанной услуги), если они обнаружены в течении гарантийного срока, а при его отсутствии в разумный срок, в пределах двух лет со дня принятия выполненной работы (оказанной услуги).
Кроме того, судом установлено, что ответчиком были нарушены права потребителей на получение необходимой и достоверной информации об исполнителе медицинских услуг и оказываемых услугах, поскольку до сведения потребителей не доведена информация о месте нахождения организации (адресе), режиме работы (на вывеске), в больнице отсутствуют информация об условиях предоставления и получения платных медицинских услуг, о льготах отдельных граждан, в прейскуранте указана стоимость без наименования денежной единицы; до сведения потребителей копии прейскурантов на платные медицинские услуги доводились не в полном объеме. За указанные нарушения главный врач по поликлинической работе взрослой поликлиники МУ ЦРБ также был привлечен к административной ответственности.
Между тем, в силу ст. 8 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель вправе требовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполните, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Указанная информация в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей при заключении договоров купли-продажи и договоров о выполнении работ (оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей. Согласно ст. 9 вышеназванного Закона изготовитель (исполнитель, продавец) обязан ввести до сведения потребителя фирменное наименование (наименование) своей организации, место ее нахождения (адрес) и режим ее работы. Продавец (исполнитель) размещает указанную информацию на вывеске. В силу ст. 10 Закона РФ "О защите прав потребителей" изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать: правила оказания услуг, условия предоставления и получения услуг (платных медицинах услуг), о льготах для отдельной категории граждан, стоимости услуги с указанием наименования денежной единицы, гарантийный срок, срок предъявления требований, связанных с недостатками оказанной услуги, адрес (место нахождения), фирменное наименование изготовителя (исполнителя, продавца).
С учетом изложенного, суд признал действия ответчика в части заключения в течение 2009 года договоров на предоставление платных медицинских услуг, включающих вышеуказанные условия, ущемляющие установленные законом права потребителя, а также в отсутствие полной и достоверной информации об услуге и исполнителе не соответствующими закону. Принимая во внимание, что на момент разрешения судом спора все допущенные нарушения требований закона ответчиком были устранены, за исключением того, что на вывеске поликлиники именование медицинского учреждения указано неверно (указано: Муниципальное учреждение Гвардейская ЦРБ, в то время как согласно учредительным документам наименование ответчика - Муниципальное учреждение Центральная районная больница), суд обязал ответчика устранить указанное нарушение прав потребителей на получение полной и достоверной информации об исполнителе медицинских услуг в 10-дневный строк со дня вступления решения суда в законную силу, а также обязал довести до сведения потребителей информацию о состоявшемся решении через средство массовой информации - периодическое издание " Наша жизнь".
Как показало обобщение, с исками в суд в защиту прав потребителей обращались также общественные организации потребителей.
В силу статьи 45 Закона РФ "О защите прав потребителей" общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе, в частности, обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей).
Статьей 46 названного Закона, регулирующей судебный способ защиты прав неопределенного круга потребителей, установлено, что общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей и о прекращении таких действий.
Согласно разъяснениям, данным в пункте 6.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 года N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", при рассмотрении дел данной категории необходимо иметь в виду, что, исходя из статьи 46 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", в защиту неопределенного круга потребителей могут быть заявлены лишь требования неимущественного характера (то есть не связанные со взысканием каких-либо сумм), целью которых является признание действий продавца (исполнителя, изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении всех потребителей (как уже заключивших договор, так и только имеющих намерение заключить договор с данным хозяйствующим субъектом) и прекращение таких действий. При удовлетворении такого иска суд обязывает правонарушителя довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда.
Общественная организация "Анастасия" обратилась в Черняховский городской суд в защиту неопределенного круга потребителей к МУП "Теплоэнергетика" о признании противоправными действий ответчика и просила обязать его произвести действия по корректировке платежей за отопление населению города Черняховска, проживающему в жилых домах, не оборудованных приборами учета теплоэнергии за период с октября 2008 года по декабрь 2009 года.
Судом к участию в деле было привлечено Управление Роспотребнадзора по Калининградской области и принято решение, которым указанные требования Общественной организации "Анастасия" удовлетворены. Судом установлено, что МУП "Теплоэнергетика" оказывает услуги населению города Черняховска по снабжению тепловой энергией, то есть является исполнителем указанной коммунальной услуги. Принимая решение, суд руководствовался положениями ст. 157 ч.1 Жилищного кодекса РФ, согласно которым размер платы за коммунальные услуги, в том числе за отопление, определяется исходя из показаний приборов учета, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами местного самоуправления, по установленным законодательством Российской Федерации тарифам. При этом в целях защиты прав потребителей коммунальных услуг и в соответствии со статьей 157 Жилищного кодекса РФ постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307 утверждены Правила предоставления коммунальных услуг гражданам, которые регулируют отношения между исполнителями и потребителями коммунальных услуг, устанавливают их права и обязанности, а также порядок определения размера платы за коммунальные услуги с использованием приборов учета и при их отсутствии. Данными Правилами установлен порядок расчета размера платы за коммунальные услуги, в соответствии с которым размер платы за коммунальные ресурсы периодически корректируется исполнителем.
Так, согласно подп. "а" п. 19 Правил размер платы за отопление в жилом помещении многоквартирного дома 1 раз в год корректируется исполнителем в соответствии с подп.2 п.1 приложения №2 к Правилам. При этом потребитель доплачивает или ему возвращается стоимость разности количества потребленной в многоквартирном доме в течение года тепловой энергии, приходящейся на жилое помещение, и общего размера платы за отопление за прошедший год по нормативам потребления тепловой энергии.
Принимая во внимание, что ответчик в нарушение положений подп. "а" п. 19 Правил корректировку платежей за отопление в жилом помещении многоквартирных домов города Черняховска, не оборудованных приборами учета, в спорные периоды времени не производил, суд признал бездействие МУП "Теплоэнергетика" противоправным и обязал его прекратить. При этом доводы представителя ответчика о том, что производство данной корректировки является правом, а не обязанностью МУП, и ссылки на то, что недоплата потребителей за фактически отпущенную тепловую энергию значительно превышает переплату, суд признал необоснованными, так как исходя из системного толкования положений ст. 157 ч.1 ЖК РФ, подп. "а" п. 19 и подп."с" п.49 Правил оказания коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 №307 следует, что корректировка размера платы за отопление в жилом помещении многоквартирного дома 1 раз в год является обязанностью исполнителя коммунальных услуг, а не его правом. По данному делу суд возложил на МУП "Теплоэнергетика" обязанность через средства массовой информации довести до сведения потребителей указанное решение суда. (Дело № 2- 476/2010). Однако, как показало обобщение, в судебной практике имели место случаи необоснованного заявления общественной организацией потребителей иска в защиту интересов неопределенного круга потребителей.
Так, Багратионовским районным судом Калининградской области принято решение об отказе в иске Санкт-Петербургской общественной организации потребителей "Общественный контроль", действующей в интересах неопределенного круга потребителей, к ОАО "Мамоновский рыбоконсервный комбинат" о признании действий по производству и реализации рыбных консервов "Сельдь атлантическая натуральная с добавлением масла" с датой выработки 12 ноября 2008 года противоправными и о возложении обязанности прекратить данные действия. Иск обоснован тем, что 23 июня 2009 года ООП "Общественный контроль" была произведена закупка образцов товара - 5 банок консервов рыбных "Сельдь атлантическая натуральная с добавлением масла" производства ОАО "МРКК" по 250 граммов каждая в одной из розничных торговых сетей города Санкт-Петербурга - в ООО "А.". На закупленных образцах имелась этикетка с маркировкой: консервы рыбные "Сельдь атлантическая натуральная с добавлением масла", ГОСТ 13865-2000 с датой выработки 12 ноября 2008 года. Указанные образцы были направлены в испытательный центр ОАО "Г." с целью их изучения на предмет соответствия требованиям ГОСТ 13865-2000, и в соответствии с протоколом испытаний № от 02 июля 2009 года и Приложением к протоколам лабораторных испытаний № от 02 июля 2009 года указанный образец был признан не соответствующим ГОСТ 13865-2000 по ряду показателей, в том числе, по внешнему виду продукта, консистенции мяса рыбы, запаху, вкусу, заливке. Кроме того, массовая доля белка в консервах составила 10,4 грамма, а не 19 граммов, как то указано на этикетке консервов; массовая доля жира - 12,1 грамма, в то время как на этикетке консервов указано 19 граммов. Таким образом, ответчик при производстве указанных рыбных консервов нарушил требования ГОСТ 13865-2000 и статей 4 и 10 Закона РФ №2300-1 от 07 февраля 1992 года "О защите прав потребителей". На основании части 2 статьи 12 Закона ответчик, не предоставив покупателю полной и достоверной информации о товаре, должен нести ответственность, предусмотренную пунктами 1-4 статьи 18 пунктом 1 статьи 29 Закона о защите прав потребителей, за недостатки товара, возникшие после его передачи потребителю вследствие отсутствия у него такой информации.
Отказывая в иске, суд исходил из того, что достаточных доказательств некачественности товара не представлено.
Согласно пункту 2.9 ГОСТ 8756.0-70 "Продукты пищевые консервированные. Отбор проб и подготовка их к испытанию" при получении неудовлетворительных результатов испытаний хотя бы по одному из показателей проводят повторные испытания удвоенного объёма выборок, взятых от той же партии консервов; результаты повторных испытаний распространяются на всю партию. Таким образом, неудовлетворительные результаты испытаний хотя бы по одному из показателей возможно распространить на всю партию только по результатам повторных испытаний. Между тем, в данном случае заявителем не производилось повторного испытания консервов рыбных "Сельдь атлантическая натуральная с добавлением масла" производства ОАО "МРКК" с датой выработки 12 ноября 2008 года из той же партии. При этом суд также учел, что в протоколе испытаний, выполненных ОАО "Г.", не указано - по каким признакам специалисты пришли к выводу о том, что спорные консервы не соответствуют требованиям ГОСТ-13865-2000 по показателям запаха, внешнего вида продукта и заливки, поскольку указанные в протоколе и приложениях характеристики продукта прямо не противоречат требованиям названного ГОСТа. Суд также учитывал то обстоятельство, что на рыбные консервы "Сельдь атлантическая натуральная с добавлением масла" изготовления ОАО "МРКК" имеется сертификат соответствия (на консервы с вышеуказанной датой выработки имеется удостоверение качества о соответствии их ГОСТ 13865-2000), а согласно заключению эксперта ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Калининградской области" от 27 февраля 2010 года консервы рыбные "Сельдь атлантическая натуральная с добавлением масла" производства ОАО "МРКК" с датой выработки 12 ноября 2008 года полностью соответствуют требованиям ГОСТ 13865-2000 "Консервы рыбные натуральные с добавлением масла. Технические условия" и пищевой ценности, указанной на этикетке банки рыбных консервов. (Дело №2-102/2010).
Исковые требования в защиту неопределенного круга потребителей заявлялись также прокурором. Так, прокурор Озерского района Калининградской области обратился в суд с иском в порядке ст. 45 ГПК РФ в интересах неопределенного круга лиц к муниципальному унитарному предприятию "Озерск-ЖКХ" о прекращении нарушения прав неопределенного круга потребителей, выразившегося в подаче воды ненадлежащего качества.
Озерским районным судом Калининградской области иск прокурора удовлетворен. Признаны противоправными в отношении неопределенного круга потребителей действия МУП "Озерск-ЖКХ" по подаче питьевой воды населению г. Озерска, не соответствующей качеству по отдельным показателям - запаху, мутности, по содержанию железа. На МУП "Озерск-ЖКХ" возложена обязанность прекратить вышеуказанные действия путем поставки населению питьевой воды надлежащего качества и соответствующей требованиям санитарных правил и норм СанПин 2.1.4.1074-1 "Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества", а также довести до сведения потребителей решение суда в десятидневный срок со дня вступления решения в законную силу через средства массовой информации путем публикации за свой счет сообщения о принятом судом решении.
Принимая решение, суд исходил из того, что МУП "Озерск-ЖКХ" является управляющей организацией, обслуживающей многоквартирные жилые дома в г. Озерске Калининградской области, одним из видов деятельности которой является предоставление коммунальных услуг жильцам, в том числе, и услуг по водоснабжению. При этом управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, получение качественных коммунальных услуг. Согласно п. 49 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.05.2006 г. №307, исполнитель - организация предоставляющая услуги, обязана предоставлять потребителю коммунальные услуги надлежащего качества, безопасные для его жизни, здоровья и не причиняющие вреда его имуществу. Между тем, при рассмотрении дела судом установлено, что коммунальная услуга по холодному водоснабжению оказывается ответчиком некачественно - подаваемая в жилые дома питьевая вода не соответствует требованиям п.3.3 СанПин 2.1.41074-01 "Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем водоснабжения. Контроль качества". Факт предоставления некачественной услуги подтвержден результатами исследований филиала ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Калининградской области в городе Черняховске", согласно заключениям которого поставляемая ответчиком в жилые дома питьевая вода не соответствует требуемым нормативам по запаху, мутности, по содержанию железа. С учетом требований Закона РФ "О защите прав потребителей", а также положений приведенного выше Постановления Правительства суд первой инстанции признал неправомерным оказание некачественной услуги по водоснабжению, возложив на управляющую компанию МУП "Озерск-ЖКХ" обязанность по поставке в жилые дома питьевой воды надлежащего качества. Указанное решение суда было оставлено без изменения судом кассационной инстанции (Дело №2 -158/2010). 5. Как показывает обобщение, исковые требования потребителя о взыскании неустойки удовлетворялись судами в соответствии с положениями п.5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" - в случаях установления судом факта нарушения исполнителем установленных сроков выполнения работы или оказания услуги, или назначенных потребителем на основании п.1 ст. 28 Закона новых сроков выполнения работы (оказания услуги).
При этом размер неустойки потребителю взыскивался из расчета трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги) за каждый день, либо час, если срок определен в часах, просрочки, а в случаях, когда цена выполнения работы (оказания услуги) договором не была определена - исходя из общей цены заказа. Определяя период взыскания неустойки за нарушение сроков окончания выполнения работы (оказания услуги), суды исходили из того, что она подлежит взысканию за период с начала выполнения работ и до окончания выполнения работы (оказания услуги), или предъявления потребителем требований, предусмотренных п.1 ст. 28 Закона. При этом, судами учитывалось, что в соответствии с указанной нормой закона сумма взыскиваемой в пользу потребителя неустойки не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги).
С учетом положений ст.ст. 30, 31 Закона РФ "О защите прав потребителей" суды исходили из того, что в таком же размере и порядке определяется неустойка и за нарушение предусмотренных ст.30 указанного Закона разумных сроков устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги), а также за нарушение исполнителем десятидневного срока удовлетворения требований потребителя об уменьшении цены за выполненную работу (оказанную услугу), о возмещении расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами, а также о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора. Кроме того, неустойка взыскивалась судами в соответствии со ст. 23 названного Закона в случаях установления судом факта нарушения продавцом предусмотренных статьями 20, 21 и 22 Закона сроков, в том числе, сроков устранения продавцом недостатков товара, сроков замены товара ненадлежащего качества; сроков исполнения требований потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены товара, возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или третьим лицом, возврате уплаченной за товар денежной суммы, а также требование о возмещении убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара. В этих случаях в соответствии со ст. 23 названного Закона неустойка взыскивалась размере одного процента цены товара за каждый день просрочки, а в случае нарушения продавцом установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю - в соответствии с положениями ст. 23.1 Закона - в размере половины процента суммы предварительной оплаты товара.
Как показало обобщение, в случае установления несоразмерности размера неустойки последствиям нарушения обязательств судами применялись положения ст. 333 ГК РФ и размер неустойки снижался. В этом случае судами учитывались конкретные обстоятельства дела, в том числе, степень выполнения ответчиком обязательства, наличие заслуживающих внимание обстоятельств, повлекших нарушение сроков исполнения обязательств, имущественное положение потребителя. Так, Центральный районный суд г. Калининграда, принимая решение по гражданскому делу № 2-1522/2011 по иску Черноокова О.Ю. к ООО "Международный строительный центр" о расторжении договора от 03 июня 2010 года на выполнение работ по производству и сборке домокомплекта, выполненного по канадской технологии из структурно-изоляционных панелей и несущего деревянного бруса, стоимость заказа по которому составляла <данные изъяты> руб., работы подлежали выполнению в срок до 05 июля 2010 года установил, что ответчиком допущено нарушение строительных норм и правил, обусловившее наличие существенных недостатков объекта строительства, а также допущено нарушение сроков выполнения работ, в связи с чем пришел к выводу об обоснованности требований истца о расторжении договора, взыскании уплаченной истцом по договору суммы предоплаты в размере <данные изъяты> рублей (предусмотренной условиями договора), а также неустойки в соответствии с п.5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" за нарушение сроков выполнения работ. При этом, удовлетворяя требования истца и взыскивая неустойку из расчета 3% цены выполнения работы, суд применил положения ст. 333 ГК РФ и признал ее размер - <данные изъяты> рублей за 59 дней просрочки несоразмерным последствиям нарушения обязательства, и принимая во внимание, что ее размер не может превышать общую цену заказа, снизив ее до <данные изъяты> рублей. Кроме того, по данному делу суд пришел к выводу о том, что в связи с отказом от удовлетворения требований потребителя об устранении недостатков (претензия была направлена ответчику 25 августа 2010 года) подлежит взысканию неустойка за нарушение срока удовлетворения требований потребителя об устранении недостатка, при взыскании которой суд также применил положения ст. 333 ГК РФ, признав, что размер неустойки за 408 дней просрочки в сумме <данные изъяты> рублей явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, снизив его до <данные изъяты> рублей. Исходя из конкретных обстоятельств дела, применение судом в данном случае положений ст. 333 ГК РФ при взыскании неустойки представляется обоснованным. (Дело № 2- 1522/2010). В судебной практике имели место случаи увеличения судом кассационной инстанции взысканного судом первой инстанции размера неустойки в связи с тем, что судом при применении положений ст. 333 ГК РФ и уменьшении неустойки взыскивался чрезмерно низкий ее размер. Так, по гражданскому делу по иску Румянцева Г.А., рассмотренному Центральным районным судом г. Калининграда, судом кассационной инстанции изменено решение суда в части размера взысканной судом в пользу истца неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору долевого участия в строительстве. Взысканная судом первой инстанции сумма неустойки увеличена с <данные изъяты> рублей до <данные изъяты> рублей. При этом суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что уменьшение судом размера неустойки за 284 дня просрочки ответчиком исполнения обязательств по договору долевого участия (передачи квартиры) - с <данные изъяты> рублей до <данные изъяты> рублей, является необоснованным, неустойка чрезмерно низкой, не соответствует последствиям нарушения обязательства с учетом его длительности и в связи с этим увеличил размер неустойки до <данные изъяты> рублей. В случаях, когда условиями договора между потребителем и исполнителем предусматривался более низкий размер неустойки, чем это установлено Законом РФ "О защите прав потребителей", судами применялись положения ст. 16 названного Закона, предусматривающие недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленным законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, и неустойка взыскивалась в соответствии с положениями названного закона. Так, мировым судьей 2-го судебного участка Зеленоградского района Калининградской области при рассмотрении дела по иску Бурдина К.И. к ООО "Теплосервис" о расторжении договора подряда, взыскании неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств, взыскании расходов по устранению недостатков и компенсации морального вреда установил, что п.8.1 заключенного между сторонами договора на строительство газопровода в жилом доме истца предусматривает уплату ответчиком (исполнителем) неустойки в размере 0,01% за нарушение сроков исполнения обязательства. Данное условие договора мировым судьей признано недействительным, поскольку в соответствии с п.5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" размер неустойки за нарушение сроков выполнения работ составляет три процента цены выполнения работы (оказания услуги), в связи с этим, признав исковые требования истца о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения работ на сумму 30750 рублей обоснованными, суд взыскал неустойку исходя из вышеуказанного размера, установленного п.5 ст. 28 названного Закона, при этом применил положения ст. 333 ГК РФ, признав размер неустойки в 31365 руб., подлежащий уплате за 34 дня просрочки исполнения обязательства, явно несоразмерным последствиям нарушения обязательства и уменьшил ее размер до 15000 рублей. С данным решением согласился и суд апелляционной инстанции. (Дело №2-2/2010). 6. При разрешении споров о защите прав потребителей по требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), суды исходили из того, что в силу положений ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей" вред, причиненный вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме, и потерпевший вправе требовать возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или не состоял.
При этом судами учитывалось, что в силу указанной выше нормы закона причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вред подлежит возмещению, если он причинен в течение установленного срока службы или срока годности товара (работы), а в случае, если на товар (результат работы) должен быть установлен в соответствии с пунктами 2, 4 статьи 5 Закона срок службы или срок годности, но он не установлен, либо потребителю не была предоставлена полная и достоверная информация о сроке службы или сроке годности, либо потребитель не был проинформирован о необходимых действиях по истечении срока службы или срока годности и возможных последствиях при невыполнении указанных действий, либо товар (результат работы) по истечении этих сроков представляет опасность для жизни и здоровья, - вред подлежит возмещению независимо от времени его причинения. При этом, в случае, если в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона изготовитель (исполнитель) не установил на товар (работу) срок службы, вред подлежит возмещению в случае его причинения в течение десяти лет со дня передачи товара (работы) потребителю, а если день передачи установить невозможно, с даты изготовления товара (окончания выполнения работы).
Одновременно судами учитывалось, что продавец, изготовитель, исполнитель освобождается от ответственности лишь в случае, если докажет, что вред причинен потребителю вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги). При этом вред, причиненный вследствие недостатков товара, подлежит возмещению по выбору потерпевшего продавцом или изготовителем товара, а вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, - подлежит возмещению исполнителем.
Октябрьским районным судом г. Калининграда удовлетворен частично иск Мутовкиной Г.П., Рогаткиной Е.В., действующей также в интересах М., К. удовлетворены. С ООО "Мегаполис" в пользу Мутовкиной Г.П. взыскан материальный ущерб в размере <данные изъяты> рублей, компенсация морального вреда в сумме 10 000 рублей; в пользу Рогаткиной Е.В., действующей также в интересах несовершеннолетней М., взыскана компенсация морального вреда в размере 30 000 рублей, в пользу К. - компенсация морального вреда в размере 15 000 рублей.
При рассмотрении дела судом установлено, что 10 сентября 2000 года между ООО "Мегаполис" и Мутовкиной Г.П. был заключен договор на долевое участие в строительстве шестикомнатной квартиры на № этаже многоквартирного дома, при этом отопление квартиры предусмотрено с применением газового двухконтурного котла; 15.12.2000 г. квартира по акту приема-передачи была передана Мутовкиной Г.П. 18 декабря 2009 года из указанной квартиры были госпитализированы члены семьи Мутовкиной Г.П., в том числе, несовершеннолетняя М. с диагнозом отравление угарным газом. 19.12.2009 года при проведении комиссионного обследования технического состояния внутридомового газопровода и газоиспользующего оборудования с участием специалистов ООО "И.", ООО "С.", ФГУП "Калининградгазификация" председателя ТСЖ, заместителя начальника отдела ГПН Октябрьского района, было установлено, что в квартире истцов наблюдалась обратная тяга в вентиляционных каналах кухни, где размещено газоиспользующее оборудование, а также отсутствие условий обеспечения притока воздуха в помещении кухни квартиры; подключение дымоотводящих патрубков от отопительных котлов выполнено в один канал; оголовки дымовых и вентиляционных каналов сверху закрыты плитой из жестяного листа.
Актом обследования ООО "И." технического состояния систем дымоотведения и вентиляции квартиры от 11.01.2010 года установлены нарушения в части дымоотведения и вентиляции, в том числе: в дымоходном канале заужено сечение канала; на расстоянии 3 м от места подключения котла в квартире № подключен гофрированный патрубок двухконтурного котла квартиры №; оголовники каналов перекрыты покровными плитами: дымоходные каналы выложены из силикатного кирпича и, частично, из красного кирпича; в вентиляционном канале обнаружено заужение канала; вентиляционные каналы выложены из силикатного и, частично, из красного кирпича. Вентиляция квартир № и № осуществляется по одному каналу №. Указанной организацией были даны рекомендации по устранению выявленных нарушений, в том числе было рекомендовано изменить конструкцию дымоходных каналов, выполнить прочистку каналов, устранить заужения канала №, на огловке устранить стальной лист и установить зонт, исключающий возможность ветрового подпора, выполнить санацию дымоходных каналов нержавеющими дымовыми трубами, выполнить приточную вентиляцию, установить сигнализаторы загазованности.
Судом в ходе рассмотрения дела была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, согласно заключению которой система вентиляции и дымоотведения не соответствовали техническим нормам и правилам, действующим на декабрь 2000 года (п.3.4, п.3.70, п.3.74 СНиП 2.04.05-91 "Отопление, вентиляция и кондиционирование"), в связи с чем эксперт пришел к выводу, что выявленные нарушения в системе вентиляции и дымоудаления относились к строительным недостаткам. Указанные выводы экспертом подтверждены в судебном заседании. При этом из обращений истцов к ответчикам, актов комиссионного обследования усматривается, что нарушения работы системы вентиляции и дымоудаления в вышеуказанной квартире происходили на протяжении длительного периода времени ( с 20.03.2008 года). Одновременно судом установлено, что с целью устранения недостатков выполненных застройщиком работ Мутовкина Г.П. обратилась к третьему лицу - ООО "П." и указанным подрядчиком в январе 2010 года были выполнены работы по монтажу системы вентиляции и дымоудаления, в связи с чем истицей понесены расходы на сумму <данные изъяты> рублей, а кроме того, работы по монтажу сигнализаторов загазованности и приточной вентиляции, на сумму <данные изъяты> рублей, работы по монтажу настенного газового котла, стоимость которых составила <данные изъяты> рублей. Кроме того, Мутовкиной Г.П. были дополнительно приобретены материалы и оборудование, в том числе газовый котел с закрытой камерой сгорания, стоимость <данные изъяты> рублей. Необходимость выполнения вышеперечисленных работ и приобретения материалов и оборудования для устранения выявленных нарушений работы системы вентиляции и дымоудаления была подтверждена специалистом ООО "С." и заключением вышеуказанной экспертизы, согласно которому выявленные строительные недостатки (нарушения) могли повлечь угрозу жизни и здоровья людей, требовали безотлагательного устранения. Разрешая спор, суд исходил из того, что к правоотношениям, вытекающим из заключенного между сторонами договора долевого участия в строительстве от 10 сентября 2000 года, подлежат применению нормы Закона РФ "О защите прав потребителей", в силу положений п. 6 ст. 29 которого в случае выявления существенных недостатков работы (услуги) потребитель вправе предъявить исполнителю требование о безвозмездном устранении недостатков, если докажет, что недостатки возникли до принятия им результата работы (услуги) или по причинам, возникшим до этого момента. Это требование может быть предъявлено в течение десяти лет со дня принятия результата работы (услуги) потребителем, если срок службы не установлен; если данное требование не удовлетворено в течение двадцати дней со дня его предъявления потребителем или обнаруженный недостаток является неустранимым, потребитель по своему выбору вправе требовать: соответствующего уменьшения цены за выполненную работу (оказанную услугу); возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.
При заключении сторонами договора на долевое участие в строительстве от 10.09.2000 года срок службы жилого дома по ул. Лесопарковой не был установлен застройщиком, в связи с чем Мутовкина Г.П. обратилась к ООО "Мегаполис" в установленный законом срок (в пределах десятилетнего срока со дня принятия результата работы).
Поскольку выявленные недостатки (дефекты), допущенные при строительстве дома, проявлялись неоднократно, привели к нарушению безопасности пользования отопительной системой и негативно повлияли на условия проживания в квартире, суд признал их существенными недостатками, а также пришел к выводу, что ответственность по возмещению имущественного вреда, причиненного Мутовкиной Г.П. в виде убытков - расходов по устранению недостатков выполненной работы - нарушений работы системы вентиляции и дымоудаления и приобретения новых материалов в размере <данные изъяты> рублей, должен нести застройщик ООО "Мегаполис". Учитывая, что застройщик некачественно выполнил работы по строительству жилого дома, что повлекло причинение не только имущественного вреда потребителю Мутовкиной, но и вреда здоровью членам семьи потребителя, проживающим вместе с ней в квартире, поскольку судом установлено, что несовершеннолетняя М. 18.12.2009 года была госпитализирована с диагнозом: "отравление угарным газом, средней степени тяжести", поступила с жалобами на головокружение и слабость и находилась на излечении в Детской областной больнице с 18.12.2009 года по 19.12.2009 года, а кроме того, в тот же день были госпитализированы членным семьи истицы - Рогаткина Е.В. и К. и находились на лечении в ОГСУ "Инфекционная больница Калининградской области", при том, что согласно заключению экспертизы выявленные строительные недостатки (нарушения) работы системы вентиляции и дымоотведения могли повлечь попадание продуктов сгорания в квартиру, в частности, заужение дымоходного канала явилось причиной попадания в вышеуказанную квартиру угарного газа, суд на основании приведенных выше положений ст.14 Закона РФ "О защите прав потребителей" пришел к выводу об обоснованности требований истцов и о взыскании в их пользу компенсации морального вреда. (Дело №33-5110/2010). Таким образом, судом на основании указанной нормы закона судом возмещен вред, причиненный как потребителю Мутовкиной, так и вред, причиненный в связи с повреждением здоровья членам ее семьи, т.е. лицам, не состоявшим с исполнителем в договорных отношениях.
Ленинградским районным судом г. Калининграда при рассмотрении дела по иску Рыженко О.Е., Рыженко В.В., заявленному в интересах несовершеннолетнего Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, к ООО "Морская даль" и ООО "Самбия" о возмещении вреда, причиненного некачественно оказанной услугой, принято решение о взыскании с ООО "Морская даль" в пользу истцов <данные изъяты> руб., уплаченных за некачественно оказанную услугу, а также компенсации морального вреда в размере 15000 руб., штрафа в доход местного бюджета в размере 8010 руб. и госпошлины 400 руб. Судом установлено, что 06.01.2011 г. в 13.00 ч. Рыженко О.Е., Рыженко В.В. с несовершеннолетним сыном, ДД,ММ.ГГГГ рождения вселились в гостиницу "Самбия", оплатив за предоставление гостиничных услуг (включая проживание и услуги аквапарка) на период с 06.01. 2011 г. по 07.01.2011 г. После заселения в номер истцы с ребенком обедали в ресторане отеля "Самбия" (услуги которого предоставляются ООО "Морская даль"), оплатив за обед <данные изъяты> руб., а вечером, поужинав в данном ресторане в 22.34 час., уплатили <данные изъяты> руб. В дальнейшем территорию гостиничного комплекса "Самбия" истцы и их малолетний ребенок не покидали, еды и напитков, приобретенных вне ресторана гостиницы "Самбия", не употребляли. 07.01.2011 г. около 02.10 час. у ребенка истцов появилась тошнота, началась рвота, понос и возникли боли в области живота. Ввиду отсутствия на территории гостиничного комплекса "Самбия" медицинского работника истцы выехали из гостиницы "Самбия" по месту жительства в г. К. и в тот же день утром обратились в ООО "Ц.", педиатром у которого постоянно наблюдается ребенок, где был поставлен диагноз о перенесенной ребенком в период с 6 по 10 января 2011г. пищевой токсикоинфекции тяжелой формы, в связи с чем ему трижды производилось промывание желудка, и по 10.01.2011г. проводилось соответствующее лечение, в результате которого состояние улучшилось на 4-е сутки. Возражая против доводов иска, ООО "Морская даль" ссылалось на отсутствие доказательств оказания им истцам некачественной услуги и причинения вреда здоровью ребенка продуктами питания, приготовленными данным ответчиком. Суд с указанными доводами не согласился, указав, что об оказании некачественной услуги свидетельствует как заключение педиатра ООО "Ц." от 11.01.2011г., записи от 13.01.2011 г. в истории развития ребенка в медико-санитарной части УВД по Калининградской области, где имеется ссылка на жалобы ребенка с 06.01.2011 г. после питания в отеле "Самбия" на боли в области живота, рвоту, жидкий стул, повышенную температуру тела (37,8 ) и указан диагноз: состояние после перенесенного гастроэнтероколита (пищевая токсикоинфекция), так и акт проведенной Территориальным Управлением Роспотребнадзора по Калининградской области в Зеленоградском районе и Светлогорском городском округе в связи с жалобой Рыженко внеплановой проверки в отношении ООО "Морская даль", из которого следует, что при проверке осуществления ООО "Морская Даль" деятельности по оказанию услуг общественного питания на территории гостевого комплекса ООО "Самбия" выявлены допущенные им нарушения требований СП 2.3.6.1079-01 "Санитарно-эпидемиологические требования к организации общественного питания, изготовления и оборотоспособности в них продовольственного сырья и пищевых продуктов" и п.1.9.15; 1.9.15.16 СП 2.3.1 1078-01 "Гигиенические требования к безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов", в связи с чем ООО "Морская даль" и его должностные лица привлечены к административной ответственности. С учетом этого суд пришел к выводу, что в результате употребления несовершеннолетним Н. в период ужина в ресторане ООО "Морская даль" некачественных продуктов питания (приготовленной пищи) по вине названного ответчика ребенку был причинен вред здоровью, и, соответственно, причинен моральный вред как самому пострадавшему от пищевого отравления ребенку, так и его родителям, переживавшим за жизнь и здоровье своего малолетнего сына, поэтому на основании приведенной выше ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей" суд возложил обязанность по возмещению морального вреда на ООО "Морская даль", определив его размер с учетом характера и степени причиненных физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда, а также с учетом требований разумности и справедливости. Кроме того, правильно суд взыскал с ответчика стоимость оплаченных истцами во время ужина продуктов в сумме <данные изъяты> руб., поскольку установить стоимость конкретного некачественно приготовленного блюда, употребленного ребенком в ресторане, не представилось возможным. С указанным решением согласился и суд кассационной инстанции. (Дело № 33- 4135/ 2011г. ). 7. Как показало изучение дел данной категории, в случаях, когда в обоснование заявленных требований истцы ссылались на то, что условия договора ущемляют права потребителя, суды применяли положения пункта 1 статьи 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", согласно которым условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными; если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.
Так, положения п. 1 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" были применены при разрешении спора по иску Румянцева Г.А. к ООО "Партнер" о признании условий договора долевого участия в строительстве недействительным, взыскании денежных средств, неустойки и компенсации морального вреда, рассмотренному Центральным районным судом г. Калининграда. Требования истца обоснованы тем, что 25 мая 2009 года он заключил с ООО "Партнер" договор долевого участия в строительстве, по условиям которого принял на себя обязательство оплатить строительство объекта долевого участия - квартиры площадью 41 кв.м из расчета <данные изъяты> рублей за 1 кв.м, а ответчик обязался не позднее 28 февраля 2010 года передать ему квартиру. При этом п.2.3 договора предусмотрено, что фактическая площадь объекта долевого строительства, приобретаемого участником долевого строительства, уточняется после получения разрешения на ввод в эксплуатацию жилого комплекса с объектами инфраструктуры в соответствии с обмерами, произведенными Филиалом ФГУП "Ростехинвентаризация" по Калининградской области. В случае уменьшения площади объекта долевого строительства по данным технической инвентаризации более чем на 2 кв.м от проектной площади, указанной в п. 1.4 договора, по сравнению с проектной площадью, указанной в п. 1.4 договора застройщик обязуется вернуть участнику долевого строительства денежные средства в размере, определяемом исходя из стоимости одного квадратного метра, указанной в п. 1.5 договора. Румянцев Г.А. принятые на себя обязательства выполнил в полном объеме, внес в кассу застройщика <данные изъяты> руб., однако ответчик в нарушение условий договора передал ему квартиру только 9 декабря 2010 года. Кроме того, фактически истцу передана квартира площадью 40,8 кв.м, в результате чего истцу причинен ущерб в размере <данные изъяты> рублей, а ответчик получил неосновательное обогащение на указанную сумму. Несмотря на предъявление ему письменной претензии в связи с оказанием услуги ненадлежащего качества, от возврата денег ответчик уклоняется. Истец просил признать п.2.3 договора недействительным в части обязательства застройщика вернуть денежные средства только при уменьшении площади квартиры более чем на 2 квадратных метра, взыскать с ООО "Партнер" в его пользу переплату по договору в размере <данные изъяты> рублей, неустойку за отказ в добровольном порядке соразмерно уменьшить стоимость квартиры в сумме <данные изъяты> рублей, неустойку за 284 дня просрочки исполнения обязательств по договору в размере <данные изъяты> руб., компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей, а также взыскать с ответчика штраф в размере 50% от присужденной суммы за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя.
Решением суда в пользу Румянцева Г.А. взысканы неустойка за просрочку исполнения обязательств по договору участия в долевом строительстве в размере <данные изъяты> рублей, компенсация морального вреда в размере 5000 рублей; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано. Отказывая в иске о признании п. 2.3 договора долевого участия в строительстве недействительным и взыскании денежных средств в размере <данные изъяты> рублей - переплаты по договору, неустойки за отказ в добровольном порядке соразмерно уменьшить стоимость квартиры, суд первой инстанции исходил из того, что стороны согласовали строительство квартиры площадью 41 кв.м. Являясь свободным в заключении договора, истец принял его на приемлемых для себя условиях, подписал договор добровольно; доказательств того, что застройщик заведомо заложил в договор условие, безусловно выгодное только для себя, а по результату строительства площадь квартиры не могла быть увеличена, суду не представлено. С указанным выводом суда не согласился суд кассационной инстанции, указав следующее. В силу ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
В соответствии с п.1 ст.4 Федерального закона от 30 декабря 2004 года № 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов..." по договору долевого участия в долевом строительстве одна сторона (застройщик) обязуется в предусмотренный договором срок своими силами и (или) с привлечением других лиц построитель (создать) многоквартирный дом (или) иной объект недвижимости и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию этих объектов передать соответствующий объект долевого строительства участнику долевого строительства, а друга стона (участник долевого строительства) обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства.
Специфика договора долевого участия в строительстве, заключаемого в отношении вещи, которая будет создана в будущем, обуславливает определение в договоре технических характеристик квартиры (метража) приблизительно, исходя из проектной документации. Из этих примерных характеристик и устанавливается цена договора, определенная как стоимость одного квадратного метра квартиры или иного помещения. После завершения строительства дольнику передается конкретный объект долевого участия в строительстве, действительный размер которого уточнен в ходе проведения технической инвентаризации. Таким образом, участник долевого строительства должен оплатить застройщику стоимость объекта долевого строительства, фактически переданного ему в собственность.
Учитывая изложенное, положения п.2.3 договора, предусматривающие обязанность выплаты застройщиком дольщику разницы стоимости объекта строительства только в том случае, если разница в площадях будет уменьшена более чем на 2 кв.м., ущемляют права потребителя и являются недействительными.
Принимая во внимание, что согласно условиям договора объектом долевого строительства является квартира, проектной площадью 41 кв.м., в то время как истцу фактически передана квартира, площадь которой согласно данным технической инвентаризации составляет 40, 8 кв.м., суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что цена квартиры должна была составить сумму в размере <данные изъяты> рублей, то есть переплата составила <данные изъяты> рублей. Учитывая, что Румянцевым Г.А. 24 марта 2010г. была направлена ООО "Партнер" претензия, в которой он просил выплатить ему указанную выше сумму переплаты, однако в добровольном порядке она удовлетворена не была, суд кассационной инстанции пришел к выводу об обоснованности требований истца о взыскании в его пользу с ответчика вышеуказанной переплаченной ответчику суммы, а также неустойки за невыполнение в срок требования потребителя о соразмерном уменьшении цены заказа в размере одного процента от цены товара за каждый день просрочки исполнения требования потребителя в соответствии со ст. 23 Закона РФ "О защите прав потребителей". С учетом изложенного, суд кассационной инстанции отменил решение суда в указанной выше части и принял новое решение, которым исковые требования Румянцева Г.А. удовлетворил, признал недействительным п. 2.3 вышеназванного договора в части возврата денежных средств дольщику, взыскал с ООО "Партнер" в пользу истца денежную сумму в размере <данные изъяты> рублей, неустойку в размере <данные изъяты> рублей (признав, что размер неустойки в <данные изъяты> руб. явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства, в связи с чем на основании положений ст. 333 ГК РФ уменьшил его до <данные изъяты> рублей). 8. При рассмотрении дел о защите прав потребителей по требованиям, основанным на положениях ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей", - в случае продажи товара ненадлежащего качества, суды исходили из того, что в соответствии с указанной нормой закона, а также в соответствии со ст. 503 ГК РФ потребитель вправе по своему выбору предъявить требования, указанные в п. 1 ст. 18 Закона (ст. 503 ГК РФ) к продавцу при продаже товара ненадлежащего качества, когда его недостатки не были оговорены продавцом. При этом потребитель вправе требовать замены товара либо отказаться от договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, установленных в ст. 4 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", в том числе и технически сложного, в случае, если такие требования были предъявлены в течение пятнадцати дней со дня передачи товара потребителю. По истечении указанного срока отказ от исполнения договора купли-продажи либо требования о замене технически сложного товара могут быть удовлетворены лишь в случаях обнаружения существенного недостатка товара, нарушения установленных Законом сроков устранения недостатков товара, невозможности использования товара в совокупности более 30 дней в течение каждого года гарантийного срока вследствие неоднократного устранения его недостатков.
При решении вопроса о том, являются ли недостатки проданного товара, выполненной работы (оказанной услуги) существенными, суды исходили из определения существенного недостатка товара(работы услуги), содержащегося в Законе Российской Федерации "О защите прав потребителей", согласно которому существенными недостатками являются неустранимые недостатки или недостатки, которые не могут быть устранены без несоразмерных затрат времени, или выявляются неоднократно, или проявляются вновь после их устранения, или другие подобные недостатки. Светлогорский городской суд Калининградской области при разрешении спора по иску Васильева В.В. к ООО "Аг-Текс" (гражданское дело № 2-97/2010) о возмещении убытков по договору подряда и компенсации морального вреда установил, что между сторонами были заключены два договора - от 11.09.2008 года и от 22.09.2008 года, по условиям которых ответчик обязался в срок до 04.10.2008 года выполнить проектные работы по подготовке рабочего проекта жилого дома на основании согласованного между сторонами эскиза и требований заказчика (стоимость работ по которому составляла 23010 рублей), а кроме того, ответчик обязался в срок до 30 ноября 2008 года выполнить работы по возведению деревянного сборно-щитового жилого дома под "белый ключ" в г. О. М-ой области, стоимость работ определена в размере <данные изъяты> рублей и дополнительных работ в доме - <данные изъяты> рублей. Истец в обоснование иска ссылался, что в нарушение условий договора работы по подготовке проекта жилого дома выполнены не были, а по договору о возведении жилого дома работы не были выполнены в указанный срок, и по утверждению истца, были выполнены некачественно с существенными недостатками, в связи с чем просил взыскать с ответчика полную стоимость оплаченных работ - <данные изъяты> рублей, неустойку в размере <данные изъяты> рублей, стоимость оплаченного им заключения экспертизы и командировочные расходы в связи с поездками в М-ую область, а также компенсацию морального вреда в размере 300000 рублей. Заключением специалиста ООО "Калининградский центр судебной оценки", которым проводился выезд по месту объекта и его обследование, подтверждено, что работы по возведению дома выполнены не в полном объеме и некачественно, строение непригодно для дальнейшей эксплуатации в качестве жилого по санитарно-эпидемиологическим условиям и по состоянию несущих конструкций, при этом доведение до состояния, пригодного к эксплуатации, невозможно, требуется полный демонтаж дома; древесина после демонтажа должна быть сожжена. Существенным недостатком строительных работ специалистом признано использование подрядчиком некачественных, сырых пиломатериалов, а также то, что пропитка их антисептиком против гнили производилась не предварительно, а по месту их установки, в связи с чем в теле древесины имеется плесень, интенсивно происходит развитие грибка с последующим его разрушением, что представляет опасность для конструкций дома, а также жизни и здоровью людей. Кроме того, судом установлено, что ответчик построил не сборно-щитовой, а каркасно-щитовой дом, посредством возведения каркаса с его обшивкой и заполнением в нее утеплителя. Указанные выводы подтверждены заключением Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по М-ой области в городах Звенигород, Одинцовский район, согласно которому дом не отвечает требованиям СанПин 2.1.2 1002-00 и непригоден для проживания семьи с детьми. Ответчиком не представлено доказательств, опровергающих указанные выводы, в том числе, заключений специалистов по спорным вопросам, о производстве экспертизы в судебном заседании не ходатайствовал.
С учетом этого суд пришел к выводу, что указанные недостатки строительных работ являются существенными, и истец вправе требовать расторжения договора и возврата ему уплаченных по договорам суммы. Судом взыскана также неустойка согласно п.5 ст. 28 Закона за просрочку исполнения требований потребителя за 440 дней, размер которой с применением положений ст. 333 ГК РФ составил <данные изъяты> рублей, а также компенсация морального вреда в размере 70000 рублей, а также расходы по оплате экспертного заключения в размере 57100 рублей. Вместе с тем, как показывает судебная практика, суды признавали имевшийся в товаре недостаток существенным и с учетом наступивших для потребителя негативных последствий. Так, по вышеуказанному гражданскому делу №2-2921/2011 по иску Климова А.П. к ООО "К-Авто", рассмотренному Центральным районным судом г. Калининграда, суд пришел к выводу о том, что имевшийся в проданном истцу автомобиле недостаток в виде неисправности электрооборудования автомобиля, повлекшей его возгорание, является существенным, при этом оценивал существенность недостатка по его последствиям для потребителя, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов - в автомобиле требуется замена большей части деталей, сгоревших и оплавившихся в моторном отсеке, стоимость восстановительного ремонта автомобиля превышает его стоимость. В то же время, Центральным районным судом г. Калининграда при рассмотрении дела по иску Сорокина Д.В. к ОАО "Лада-Преголь" принято решение об отказе в иске в части требований о возложении обязанности заменить товар ненадлежащего качества, поскольку достаточных доказательств, свидетельствующих о наличии существенных недостатков в проданном истцу товаре (автомобиле), не представлено. Исковые требования Сорокина Д.В. удовлетворены лишь в части взыскания затрат на устранение недостатков и в его пользу с ОАО "Преголь-Лада" взысканы денежные средства в размере <данные изъяты> рублей, а также в возмещение морального вреда - 2 000 рублей.
Требования истца обоснованы тем, что по договору купли-продажи от 16 мая 2008 года он приобрел у ОАО "Преголь-Лада" автомобиль марки В. VIN №, ДД.ММ.ГГГГ года выпуска. В течение первого года эксплуатации данный автомобиль находился на станции технического обслуживания ОАО "Преголь-Лада" более чем тридцать дней вследствие неоднократного устранения его различных недостатков по гарантийному ремонту. Выставленные счета за ремонт и обслуживание автомобиля были оплачены истцом на сумму <данные изъяты> рубль <данные изъяты> коп. В течение гарантийного срока Сорокиным Д.В. в адрес ОАО "Преголь-Лада" было направлено заявление с просьбой о замене автомобиля в соответствии со ст. 18 Закона "О защите прав потребителей", однако 16 июня 2009 года ответчик отказал ему в замене, поэтому истец просил суд обязать ответчика заменить приобретенный им автомобиль на товар надлежащего качества в соответствии с п. 1 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителя", п. 2 ст. 475 ГК РФ, п. 1 ст. 503 ГК РФ, п. 1 ст. 504 ГК РФ, обязать ОАО "Преголь-Лада" возместить ему расходы на устранение недостатков товара в сумме <данные изъяты> рубль <данные изъяты> копеек, выплатить ему неустойку за нарушение сроков удовлетворения требования о замене товара ненадлежащего качества в размере 1% за каждый день просрочки в размере <данные изъяты> рублей, а также компенсировать моральный вред.
Принимая изложенное выше решение, суд исходил из того, что в силу п. 3 статьи 503 ГК РФ в отношении технически сложного товара покупатель вправе потребовать его замены или отказаться от исполнения договора розничной купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы лишь в случае существенного нарушения требований к его качеству (пункт 2 статьи 475). При этом под существенными понимаются недостатки, которые не могут быть устранены, или для устранения которых требуются несоразмерные расходы либо затраты времени, или вновь проявляющиеся после их устранения, а также другие недостатки, вследствие которых покупатель лишается того, на что он был вправе рассчитывать при заключении договора, в том числе и возможности использования товара по назначению.
Между тем, достаточных доказательств в подтверждение доводов о том, что в автомобиле, который относится к технически сложным товарам, имелись существенные недостатки, то есть недостатки, выявляющиеся неоднократно, либо проявляющиеся вновь после их устранения, возникшие по вине изготовителя, не представлено.
Так, из содержания актов производства гарантийного ремонта автомобиля усматривалось, что автомобиль имел различные дефекты, которые были устранены в ходе ремонта продавцом и не повторялись вновь, после ремонта покупатель не был лишен возможности эксплуатировать товар по назначению, и на момент разрешения спора автомобиль находился в рабочем состоянии и эксплуатировался истцом. При рассмотрении дела суд учитывал также то обстоятельство, что в период эксплуатации автомобиля с его участием имели место два дорожно-транспортных происшествия - в марте 2008 года и в январе 2010 года, результатом которых явились значительные повреждения узлов и агрегатов автомобиля. Поэтому судом для разрешения вопроса о наличии производственных дефектов автомобиля по делу была назначена и проведена судебная товароведческая экспертиза, согласно заключению которой автомобиль имел ряд дефектов, однако имеющаяся на момент осмотра автомобиля неисправность кресла водителя является устранимой, при этом, она могла являться следствием ДТП с участием данного автомобиля. Кроме того, экспертом в автомобиле установлена неисправность системы охлаждения двигателя и самого двигателя, вместе с тем, определить характер и причины данной неисправности в ходе экспертизы не представилось возможным. Иные установленные в ходе экспертизы дефекты - неисправность датчика уровня омывателя, АКБ, передних амортизаторов, прибора звука, расширительного бачка, подшипника правой передней ступицы, правого приводного вала, петли крышки багажника, водяного насоса, головки блока не признаны неустранимыми. Поскольку автомобиль дважды получал технические повреждения в ДТП, а из акта выполненных работ от 14.01.2010 года следовало, что после этого ремонту были подвергнуты защита крыла, бампер передний, балка переднего бампера, АКБ, блок/фара левая, крыло переднее левое, панель передняя, кронштейн решетки радиатора указанного автомобиля, суд пришел к выводу о том, что достаточных оснований для признания неисправностей автомобиля, обнаруженных на момент проведения экспертизы, возникшими именно в результате заводского дефекта, то есть до передачи потребителю, не имеется.
Доводы истца о его праве требовать замены приобретённого им автомобиля на основании положений ст. 18 названного Закона в связи с невозможностью его использования более чем 30 суток в течение одного года гарантийного срока, вызванной нахождением автомобиля на станции технического обслуживания ОАО "Преголь-Лада", а также вследствие неоднократного устранения его недостатков по гарантийному ремонту, судом также признаны несостоятельными, поскольку судом установлено, что автомобиль в течение первого года эксплуатации (в период с 16 мая 2008 года по 16 мая 2009 года) находился на гарантийном обслуживании в сервисном центре ОАО "Преголь-Лада" с целью выполнения ремонтных работ в совокупности 14 дней, поэтому предусмотренных положениями ч. 1 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" оснований для замены автомобиля не имелось. Вместе с тем, поскольку согласно заключению экспертизы часть неисправностей автомобиля могла быть вызвана производственными дефектами, в том числе, связанных с заменой подшипника передней ступицы и др., при этом недостатки были устранены ответчиком в ходе ремонта, однако стоимость ремонтных работ была оплачена истцом, суд признал частично обоснованными требования Сорокина о взыскании понесенных им расходов на оплату ремонта и взыскал в пользу истца в возмещение причиненных ему по вине ответчика убытков денежные средства в размере <данные изъяты> руб., а также взыскал на основании положений ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей. С таким решением суда согласился и суд кассационной инстанции, кассационная жалоба истца на решение суда в части отказа ему в иске была оставлена без удовлетворения. (Дело № 2- 1269/2010). 9. Как показало обобщение, судами рассматривались также требования потребителей, связанные с ремонтом в течение гарантийного срока купленных товаров длительного пользования. Как правило, споры возникали в связи с тем, что обнаруженные в течение гарантийного срока в товаре недостатки не устранялись ответчиком при обращении к нему (либо непосредственно в организацию, производившую гарантийный ремонт товара) потребителя за устранением таких недостатков вследствие неустранимости недостатка (в том числе, невозможности ремонта ввиду отсутствия соответствующих запасных частей), в связи с чем истцами заявлялись требования к продавцу о расторжении договора купли-продажи некачественного товара. Такие требования в случае установления факта неустранения недостатков проданного товара ненадлежащего качества судами удовлетворялись. Так, Зеленоградским районным судом Калининградской области рассмотрен иск Маркова А.Н., Марковой Е.Н. к ООО "Оптисвязь" о взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда. Иск обоснован тем, что 27 декабря 2007 года истцы (супруги Марковы) приобрели в магазине сети ООО "Э." телевизор марки "Ш." за <данные изъяты> рублей (с учетом стоимости сертификата программы дополнительного сервиса в размере <данные изъяты> руб.), на который был установлен гарантийный срок в 3 года. В течение гарантийного срока - в сентябре 2010 года телевизор сломался, в связи с чем Маркова обратилась в мастерскую с требованием устранить дефект, однако ремонт произведен не был, 14 октября 2010 года был выдан акт о наличии заводского дефекта и невозможности ремонта в связи с отсутствием запасных частей. 23 октября 2010 года истица обратилась в магазин с заявлением о возврате денежных средств или замене товара на аналогичный, однако в этом ей было отказано. 03 ноября 2010 года истцы направили правопреемнику ООО "Э." - ООО "Оптисвязь" претензию, на которую ответчик не ответил. В связи с этим просили взыскать с ответчика уплаченные за некачественный товар денежные средства, неустойку в размере 1% стоимости суммы телевизора, начиная с 11 ноября 2010 года, и компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей. Судом принято решение, которым иск Маркова А.Н. удовлетворен частично. Расторгнут договор купли-продажи указанного телевизора, с ответчика взыскана стоимость некачественного товара в размере <данные изъяты> рублей и стоимость сертификата программы дополнительного сервиса в размере <данные изъяты> руб., неустойка в размере <данные изъяты> рублей, компенсация морального вреда в размере 4000 рублей, а также штраф в доход местного бюджета в размере 44149 рублей. Принимая указанное решение, суд исходил из того, что приобретенный истцом Марковым А.Н. в ООО "Э." телевизор имеет недостатки, которые были установлены в течение гарантийного срока, составляющего 3 года, и не были устранены после передачи телевизора для ремонта, поэтому истец вправе требовать от ответчика (правопреемника продавца) расторжения договора купли-продажи и возврата уплаченной за телевизор денежной суммы, а также неустойки, предусмотренной ст. 23 Закона за нарушение предусмотренного ст. 22 Законом 10-дневного срока возврата уплаченной суммы и отказ от добровольного выполнения требований покупателя в размере 1% цены товара за каждый день просрочки, начиная с 11 ноября 2010 года, размер которой составляет за 174 дня просрочки <данные изъяты> руб. Одновременно судом применены положения ст. 333 ГК РФ в связи с явной несоразмерностью размера неустойки последствиям нарушения обязательств и неустойка уменьшена до <данные изъяты> рублей. В соответствии со ст. 15 Закона судом в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 4000 рублей. В удовлетворении исковых требований Марковой Е.Н. к ООО "Оптисвязь" судом отказано в связи с тем, что покупателем по договору купли-продажи являлся Марков А.Н. (Дело №2-140/2011). Вместе с тем, судами принимались решения об отказе потребителю в иске в случаях, когда нарушения прав потребителя в связи с ремонтом товара длительного пользования в период гарантийного срока не было установлено. Так, мировым судьей Светловского судебного участка Калининградской области рассмотрен иск Филькинштейна И.В. к ООО "Евросеть СПБ" о расторжении договора купли-продажи и денежных средств, уплаченных за товар, пени и компенсации морального вреда. Истец в обоснование иска указал, что 09 мая 2009 года приобрел у ответчика мобильный телефон "С.", стоимостью <данные изъяты> рублей, на который был установлен гарантийный срок 1 год. В период действия гарантийного срока - 17 мая 2009 года телефон сломался (перестал светиться экран), и в тот же день истец сдал телефон ответчику для проведения экспертизы на предмет установления причины поломки. Однако продавец в отсутствие согласия истца произвел ремонт телефона. 25 июля 2009 года истец обратился к ответчику с претензией о расторжении договора купли-продажи и возврате денежных средств, однако в этом ему было отказано. В связи с неудовлетворением требований покупателя в добровольном порядке истец просил взыскать пени в размере <данные изъяты> рублей и компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей. Мировой судья принял решение об отказе в иске, при этом исходил из того, что при обнаружении в телефоне в период гарантийного срока недостатков ( 17 мая 2009 года) истец избрал предусмотренный ч.1 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" способ защиты права в виде предъявления продавцу требований о безвозмездном устранении недостатков товара - в связи с поломкой телефона он сдал его для производства гарантийного ремонта, что подтверждено квитанцией от 17 мая 2009 года о приемке от него телефона для производства ремонта, подписанной Филькинштейном И.В. Доказательств в подтверждение доводов истца о том, что он не был согласен с ремонтом телефона и сдал его ответчику только для проверки его качества, суду не представлено. Поскольку после ремонта телефона и исправления имеющихся в нем недостатков, о чем свидетельствовал акт выполненных работ от 19 июня 2009 года, истец необоснованно отказался принять товар, мировой судья пришел к выводу о том, что требования истца о расторжении договора купли-продажи, взыскании уплаченной суммы, неустойки и компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат. С таким решением согласился суд апелляционной инстанции. (Дело №2-1399/2009).
10.Как показало изучение поступивших на обобщение дел, при предъявлении исковых требований на основании Закона РФ "О защите прав потребителей" истцы, как правило, одновременно просят взыскать в их пользу компенсацию морального вреда. При разрешении таких споров суды исходили из положений ст.15 Закона РФ "О защите прав потребителей", в силу которых моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины; размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда; компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков. Поэтому при установлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что вследствие нарушения прав потребителей неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательств, допущенным по вине продавца (исполнителя, изготовителя), в том числе, вследствие продажи некачественного товара, либо нарушения сроков передачи его покупателю, оказания услуги, не соответствующей по качеству предъявляемым требованиям, непредоставления информации о товаре либо услуге и о возможных последствиях, истцу были причинены физические и (или) нравственные страдания, судами принимались решения о взыскании в пользу потребителя компенсации морального вреда.
При определении размера денежной компенсации морального вреда судом согласно положениям статей 151 и 1101 ГК РФ принималась во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания конкретные обстоятельства, учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, а также требования разумности и справедливости.
При разрешении требований о взыскании компенсации морального вреда судами учитывались такие обстоятельства, как длительность нарушения прав потребителей, наступившие для них неблагоприятные последствия, вызванные нарушением их прав, характер и объем причиненных истцам нравственных и (или) физических страданий с учетом индивидуальных особенностей истца, в том числе, возраста, состояния здоровья, наличия инвалидности. Озерский районный суд Калининградской области, удовлетворяя частично иск Петренко Т.П. к МУП "Озерск-ЖКХ" по приведенному выше гражданскому делу, определяя денежную компенсацию морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истицы в связи с нарушением ее права на предоставление услуги по отоплению квартиры надлежащего качества, в размере 10 000 рублей, учитывал то обстоятельство, что истица вследствие отказа МУП "Озерск-ЖКХ" на ее многочисленные обращения промыть радиаторы системы отопления проживала на протяжении более двух лет в плохо отапливаемой квартире, испытывала дискомфорт. Ответчиком были нарушены ее личные неимущественные права на полноценный отдых, здоровье, о чем свидетельствуют представленные истицей медицинские документы, в том числе, листок временной нетрудоспособности. Суд учитывал степень вины ответчика, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истицы, а также требования разумности и справедливости (Дело №2-177/2011 года). При рассмотрении Центральным районным судом г. Калининграда гражданского дела по иску Дудника Г.А. к ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии" о взыскании компенсации морального вреда истец в обоснование ссылался на то, что в феврале 2009 года приобрел билеты ОАО "Аэрофлот-российские авиалинии" по маршруту Калининград - У. - Калининград с пересадкой в М. в аэропорту Ш., с вылетом 10 февраля 2009 года, прибытием - 27 марта 2009 года. 27 марта 2009 года, в день своего вылета, он приехал в аэропорт У. в И. за три часа до отправления рейса, однако в связи с отсутствием сообщений о его рейсе на информационных табло аэропорта он не смог попасть на рейс и остался в У. без денег и обратного билета. В связи отсутствием денег, обратного билета, необходимости оставаться в незнакомой стране он испытал стресс, потерял голос, для восстановления здоровья он был вынужден уехать в штат Г. и дождаться денежного перевода из России на приобретение обратного билета. Деньги были оправлены родственниками 31 марта 2009 года, а о возможности их получить ему стало известно 03 апреля 2009 года. 04 апреля 2009 года истец попал в аварию, из-за окончания срока действия страховки 27 марта 2009 года он не смог получить медицинскую помощь. Он смог улететь обратно только 19 апреля 2009 года рейсом К-их авиалинии У. - М., стоимость билета составила <данные изъяты> евро. Шрамы на лице и теле остались до настоящего времени, ежедневно наносят моральный ущерб, негативно сказываются на его социальном статусе. Кроме того, из-за истечения срока действия визы 29.04.2009 года он находился в состоянии стресса в связи с вероятностью быть подвергнутым штрафным санкциям - заключению в тюрьму и наложению штрафа. В связи с этим просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 235000 рублей.
Судом установлено, что со стороны перевозчика ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии" не было обеспечено надлежащее информирование пассажиров рейса AEROFLOT, № из У. в Калининграда 27 марта 2009 года в 06 часов 55 минут, в связи с чем истец Дудник Г.А. данным рейсом не вылетел, опоздав на регистрацию пассажиров указанного рейса. Данные обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением мирового судьи 2-го судебного участка Центрального района г. Калининграда от 14.07.2010 года, которым исковые требования Дудника Г.А. к ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии" о возмещении убытков удовлетворены, в его пользу взысканы убытки в размере <данные изъяты> рублей <данные изъяты> копеек. Судом применены положения п. 1 ст. 102 Воздушного кодекса РФ, в силу которых перевозчики при выполнении воздушных перевозок обязаны соблюдать Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, устанавливаемые федеральными авиационными правилами. Согласно ст. 74 Общих правил воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требований к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, утвержденных Приказом Минтранса РФ от 28.06.2007 г. № 82, в случае изменения расписания движения воздушных судов перевозчик должен принять возможные меры по информированию пассажиров, грузоотправителей, с которыми заключен договор воздушной перевозки пассажира, договор воздушной перевозки груза, об изменении расписания движения воздушных судов любым доступным способом.
С учетом этого, суд пришел к выводу о том, что необеспечением ОАО "Аэрофлот - российские авиалинии" надлежащего информирования истца, как пассажира рейса, о месте и времени регистрации рейса, о движении воздушного судна, были нарушены его права как потребителя, поскольку истец не смог своевременно вылететь в Россию, в связи с чем на основании положений ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей" подлежит возмещению причиненный Дуднику Г.А. моральный вред (перенесенные им вследствие виновных действий ответчика нравственные страдания). Требования истца были удовлетворены частично, размер компенсации морального вреда в определен в 10000 рублей, при этом суд принял во внимание обстоятельства дела, характер причиненных потерпевшему нравственных страданий, степень вины нарушителя, а также учитывал требования разумности и справедливости. Судом кассационной инстанции решение суда было оставлено без изменения, при этом признаны несостоятельными ссылки Дудника на причинение ему морального вреда также тем, что в г. У. с ним произошел несчастный случай, последствия которого он вынужден был устранять самостоятельно из-за отсутствия медицинской страховки и медицинской помощи, а также на болезнь отца в связи с указанными действиями ответчика, поскольку указанные обстоятельства не связаны с действиями ОАО "Аэрофлот", вина которого в этом не установлена.
11. Исходя из положений п. 6 ст. 13 Закона "О защите прав потребителей", при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, судами принимались решения о взыскании с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. При этом в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" в случае удовлетворения требований потребителей в связи с нарушением их прав, установленных Законом Российской Федерации "О защите прав потребителей", которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), судами области принимались решения о взыскании с ответчика штрафа независимо от того, заявлялось ли истцами такое требование.
Вместе с тем, обобщение показало, что по некоторым рассмотренным делам о защите прав потребителей в нарушение приведенных выше разъяснений Верховного Суда РФ суд, удовлетворив требования потребителя и взыскивая с ответчика в пользу истца денежные средства, не производил взыскание суммы штрафа в размере 50 процентов от присужденной суммы за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в соответствии с п.6 ст. 13 Закона. Так, судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда при рассмотрении в кассационном порядке указанного выше гражданского дела по иску Мережко к ООО "Агентство недвижимости "Инвент" дополнила решение суда указанием на взыскание с ответчика в соответствии с положениями пункта 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" штрафа в доход местного бюджета в размере 15000 рублей за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, поскольку судом при взыскании в пользу истицы компенсации морального вреда в размере 30000 рублей сумма штрафа взыскана не была. При расчете размера штрафа судами учитывались все присужденные в пользу потребителя суммы, в том числе, сумма неустойки, убытков и компенсации морального вреда. Вместе с тем, не учитывались суммы, взыскиваемые в возмещение расходов, понесенных на оплату услуг представителя, поскольку они относятся к судебным расходам, возмещение которых предусмотрено нормами ГПК РФ, они не могут быть отнесены к присужденным в пользу потребителя в соответствии с Законом РФ "О защите прав потребителей" суммам. Положения ст. 333 ГК РФ, предусматривающие возможность уменьшения размера неустойки в случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, при взыскании суммы штрафа судами не применялись, поскольку размер штрафа императивно определен законом - п.6 ст. 13 Закона. Принимая во внимание, что в соответствии с положениями подпункта 7 пункта 1 статьи 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации указанный штраф, по общему правилу, зачисляется в бюджет муниципального образования (местный бюджет) по месту нахождения суда, вынесшего решение о наложении штрафа, взыскание суммы штрафа производилось судами в доход местного бюджета. В случаях, когда судом удовлетворялись исковые требования об устранении нарушений прав неопределенного круга потребителей, возлагающие на нарушителя обязанность выполнить определенные действия, и решения о взыскании с ответчика денежных средств не принималось, штраф в соответствии с приведенными выше положениями ст. 13 Закона с ответчика не взыскивался. Так, Черняховский городской суд Калининградской области при рассмотрении дела № 2-478/ 2011 по иску общественной организации "Анастасия" в защиту неопределенного круга потребителей к МУП "Теплоэнергетика", признав обоснованными заявленные исковые требования, принял решение о признании противоправным бездействия МУП "Теплоэнергетика" по непроведению корректировки платежей за отопление населению города Черняховска, проживающему в жилых домах, не оборудованных приборами учета теплоэнергии за период с октября 2008 года по декабрь 2008 года и за период с января 2009 года по декабрь 2009 года и возложил на МУП "Теплоэнергетика" обязанность прекратить указанные действия. При этом в удовлетворении требований общественной организации "Анастасия" о взыскании с ответчика штрафа на основании п.6 ст. 13 Закона суд отказал, принимая во внимание, что в силу указанной нормы штраф взыскивается судом в размере 50% процентов в случае взыскания в пользу потребителя денежных средств; в данном случае общественной организацией потребителей исковые требования были заявлены в защиту неопределенного круга потребителей, денежные суммы в пользу потребителей не присуждались. 12. Как показало обобщение, при удовлетворении требований потребителя об обязании произвести какие-либо действия, судами в решении указывался срок, в течение которого ответчик обязан совершить данные действия. Так, в случае установления судом факта нарушения ответчиком прав потребителя, предусмотренных ст. ст. 18, 21 Закона РФ "О защите прав потребителей", - отказа в добровольном порядке заменить товар ненадлежащего качества в сроки, установленные указанным законом, судом на продавца возлагалась обязанность произвести замену товара ненадлежащего качества, при этом устанавливался срок, в течение которого ответчик обязан совершить данные действия. Черняховским городским судом при разрешении спора по иску Литвина Ю.А. к ООО "Троплатс" было установлено, что в ходе монтажа ответчиком проданной истцу двери было повреждено дверное полотно (образовался скол нижнего правого угла данной двери), в связи с чем истец обратился в ООО "Троплатс" с требованием о замене данной двери. В силу положений ст. 21 Закона РФ "О защите прав потребителей" в случае обнаружения потребителем недостатка товара и предъявления требования о его замене продавец обязан заменить товар в течение 7 дней со дня предъявления данного товара потребителем, а при необходимости дополнительной проверки качества товара продавцом - в течение 20 дней со дня предъявления указанного требования; в случае отсутствия у продавца необходимого товара для замены - замена должна быть произведена в течение месяца со дня предъявления такого требования.
Признав требования потребителя обоснованными с учетом того, что в нарушение указанной нормы закона ответчиком замена двери не была произведена, суд возложил на ответчика ООО "Троплатс" обязанность произвести замену двери, установленной в квартире истца, определив срок для выполнения указанных работ - в течение 5 дней с момента вступления решения суда в законную силу (Дело № 2-117/2011). Таким образом, изучение судебной практики рассмотрения дел данной категории показывает, что судами Калининградской области, в целом, правильно применяются нормы Закона РФ "О защите прав потребителей", учитываются разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.1994 № 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей". Спорные вопросы, нуждающиеся, на наш взгляд, в разъяснении Верховного Суда Российской Федерации, приведены в настоящей справке выше. Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда 
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
82
Размер файла
625 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа