close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Момент заключения при

код для вставкиСкачать
 На правах рукописи
НЕТБАЙ ЕВГЕНИЙ МИХАЙЛОВИЧ
ДОГОВОР ОБ ОТЧУЖДЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ПРАВА
ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Специальность: 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук
Москва - 2010.
Диссертация выполнена на кафедре частного права юридического факультета Института экономики, управления и права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный гуманитарный университет".
Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор
Молчанов Александр Александрович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук
Рузакова Ольга Александровна
кандидат юридических наук, доцент
Кодолов Владимир Александрович
Ведущая организацияВсероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов Российской Федерации
Защита состоится 03 марта 2010 г. в 17-00 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.11 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Российский государственный гуманитарный университет по адресу: 125993, ГСП-3, Г. Москва, Миусская пл., д. 6, ауд. 255.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный гуманитарный университет".
Автореферат разослан 03 февраля 2010 года.
Ученый секретарь
Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.11
кандидат юридических наук, доцентС.В.Тимофеев
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы диссертационного исследования. Проблемы инновационного развития российской экономики и вовлечения прав на результаты интеллектуальной деятельности в гражданский оборот относятся в современной России к числу наиболее важных как в теоретическом, так и практическом аспектах. Об этом свидетельствует вступление в силу части четвертой Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), присоединение Российской Федерации к новым международным договорам по интеллектуальной собственности, а также международные тенденции охраны исключительных прав. В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 12.11.20091 обращено внимание на необходимость выхода России на новый технологический уровень путем внедрения новейших технологий, а благополучие России в относительно недалеком будущем связывается с успехами в развитии рынка идей, изобретений, открытий. При этом внедрение новейших технологий невозможно без должного регулирования оборота прав на результаты интеллектуальной деятельности, основой которого являются договоры о распоряжении исключительными правами.
О развитии инновационной политики, направленной на более эффективное использование создаваемых в стране результатов интеллектуальной деятельности, свидетельствуют принятые за последний год нормативные правовые акты. В их числе - Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года2, в которой провозглашено увеличение стратегического присутствия России на рынках высокотехнологичной продукции и интеллектуальных услуг, Федеральный закон от 02.08.2009 N 217-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности"3, предоставляющий возможность вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ права на использование результатов интеллектуальной деятельности, и многие другие. В то же время проблемы отставания в развитии новых технологий последнего поколения очевидны, что влияет на конкурентоспособность российской экономики в целом. Решение этих проблем невозможно при отсутствии адекватных механизмов правового регулирования отношений по распоряжению исключительными правами.
Актуальными становятся различные способы вовлечения в хозяйственный оборот исключительных прав не только посредством договоров, но и путем приватизации, обращения взыскания, при реорганизации юридических лиц, внесении в уставный капитал хозяйственных обществ и т.д. При этом механизмы перехода прав на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе путем отчуждения, во внедоговорных отношениях, законодательством не конкретизированы. Нет однозначного понимания особенностей режима исключительных прав в сделках с предприятиями, договорах простого товарищества, смешанных договорах.
Часть четвертая ГК РФ заложила основы гражданского оборота исключительных прав, однако многие нормы, в том числе регулирующие особенности отчуждения прав на результаты интеллектуальной деятельности, не имеют эффективного механизма их реализации, а иногда и создают коллизии с нормами о других способах использования результатов интеллектуальной деятельности, а также договорах о передаче имущества в собственность или в пользование. Правильное определение правовой природы договора и его совершение влияет и на налогообложение, а также обеспечение охраны обладателей исключительных прав, что требует дальнейшего совершенствования не только норм гражданского права, но и других отраслей.
Договорные формы использования результатов интеллектуальной деятельности, в том числе договоры об отчуждении исключительного права, являются наиболее распространенными и востребованными, о чем свидетельствуют данные Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее - Роспатент). Так, ежегодно регистрируется более полутора тысяч договоров об отчуждении исключительного права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы. Договоры об отчуждении исключительного права на запатентованные объекты промышленной собственности преобладают над лицензионными, их доля в общем объеме зарегистрированных договоров составляет более половины (55,5%). Как отмечается в Отчете Роспатента за 2008 год, новые требования части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации предопределили значительное увеличение числа зарегистрированных договоров о передаче исключительного права на программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем. По сравнению с 2004 годом их число выросло более, чем в 10 раз, а по сравнению с 2007 - более чем в 2 раза. В 2008 г. произошел рост числа зарегистрированных изменений, внесенных в зарегистрированные договоры о распоряжении исключительным правом, прежде всего в отношении товарных знаков (1432 изменения на 5004 товарных знаков), по сравнению с 2007 г. (1155 зарегистрированных изменений в отношении 3953 товарных знаков)4.
Увеличение числа договоров об отчуждении исключительного права в свою очередь не снимает проблем, связанных с признанием судами договоров в сфере интеллектуальной собственности незаключенными, прежде всего из-за недостижения соглашения по существенным условиям, подмены названных договоров договорами о передаче материальных носителей, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности. Требует проработки вопрос о соотношении договоров коллективного управления, доверительного управления, других договоров об оказании услуг относительно результатов интеллектуальной деятельности с договорами об отчуждении исключительного права. Не решены многие вопросы о совместном обладании исключительными правами, в том числе в сделках, связанных с их отчуждением.
Поскольку в российской юридической науке отсутствует комплексное исследование вопросов правового регулирования договора об отчуждении исключительного права с учетом части четвертой ГК РФ, Федерального закона "О передаче прав на единые технологии", других нормативных правовых актов, а также судебной и административной практики, видится актуальным рассмотрение в настоящей работе в виде института данного договора в системе гражданско-правовых договоров, а также иных способов перехода прав на результаты интеллектуальной деятельности, средства индивидуализации и иные объекты гражданских прав.
Степень научной разработанности исследования. Общие вопросы договорного использования прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации затрагивают практически все работы в сфере интеллектуальной собственности, причем как дореволюционных (труды Д.И.Мейера, А.Я.Канторовича, А.А.Пиленко, К.П.Победоносцева, В.Д.Спасовича, И.Г.Табашникова, Г.Ф.Шершеневича и др.), советских времен (М.М.Богуславского, В.Я.Ионаса, О.С.Иоффе, В.И.Серебровского, Л.А.Трахтенгерц, С.А.Чернышевой), так и современников (И.А.Близнеца, Э.П.Гаврилова, В.А.Дозорцева, В.Н.Евдокимовой, В.И.Еременко, И.А.Зенина, А.Л.Маковского, А.А.Молчанова, В.В.Орловой, О.А.Рузаковой, И.В.Савельевой, А.П.Сергеева, Е.А.Суханова, В.Ф.Яковлева и др.)
Договоры об отчуждении исключительного права рассматривались в науке гражданского права применительно к отдельным видам объектов исключительного права, в основном объектам патентного права.
В числе последних работ, посвященных договорам о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности, можно выделить диссертационные исследования Рузаковой О.А. "Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами"5, Скворцова А.А. "Договоры о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности"6, Корнихина С.В. "Преемство в исключительных правах по российскому гражданскому законодательству"7, которые выполнены либо без учета положений части четвертой Гражданского кодекса РФ, например, ограничиваясь в отношении авторских прав лицензионными соглашениями, либо без подробного рассмотрения и критического анализа механизмов правового регулирования отношений, возникающих из договоров об отчуждении исключительного права. Общим положениям о системе договоров, в том числе в предпринимательской сфере, посвящены работы Ю.В.Романца8, М.И.Брагинского, В.В.Витрянского9, Е.А.Павлодского10, которые, однако, не уделяют значительного внимания договорам об отчуждении исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.
Таким образом, современных комплексных работ, специально посвященных исследованию договора об отчуждении исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации с учетом новелл части четвертой ГК РФ, фактически не было, а изменение подходов к трактовке понятия исключительного права и способов распоряжения им, вышеназванные экономические и правовые предпосылки обусловили выбор темы и основных направлений исследования.
Основной целью диссертации является исследование теоретических и практических аспектов договоров об отчуждении исключительного права с учетом новелл части четвертой Гражданского кодекса РФ и правоприменительной практики, формулирование и аргументация авторских решений выявленных проблем в сфере перехода исключительного права на основе договора об отчуждении исключительного права, определение тенденций развития данного договорного института гражданского права Российской Федерации.
В связи с этим автором поставлены следующие основные задачи:
1) построение системы договоров о передаче прав на имущество,
2) определение места договора об отчуждении исключительного права в системе гражданско-правовых договоров,
3) анализ различных подходов к определению правовой природы договора об отчуждении исключительного права и установление признаков, на основании которых его относят к договорам о распоряжении исключительными правами, 4) классификация договоров об отчуждении исключительного права,
5) исследование полноты регламентации отношений, возникающих из договора об отчуждении исключительных прав,
6) выявление требований к форме и содержанию договора об отчуждении исключительного права,
7) выработка предложений по совершенствованию законодательства о договорах об отчуждении исключительного права.
Объектом диссертационного исследования являются гражданско-правовые договорные отношения в сфере интеллектуальной собственности, рассматриваемые в теоретическом и практическом аспектах.
Предметом диссертационного исследования является совокупность норм, регламентирующих договор об отчуждении исключительного права как в российском, так и зарубежном законодательстве, судебная практика, практика Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, а также научные результаты, полученные ранее другими исследователями в данной области.
Методы исследования. Методологической основой диссертационного исследования послужили диалектический метод познания, логико-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой, метод системного анализа.
Исходным методологическим способом выступил диалектический метод, обосновывающий взаимообусловленность всех социально-экономических процессов. Историко-правовой, сравнительно-правовой методы дали возможность выявить специфику воздействия исторических условий на эволюцию института договора о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Применение метода системного анализа способствовало определению места института договора об отчуждении исключительного права в системе иных гражданско-правовых договоров.
Комплексный метод позволил проанализировать рассматриваемые вопросы во всем многообразии их связей и взаимоотношений, учитывая, прежде всего, юридические, а также организационные и иные аспекты договорных отношений в сфере интеллектуальной собственности.
Теоретическую основу исследования составили труды российских и зарубежных авторов И.А.Близнеца, Г.Боденхаузена, М.И.Брагинского, В.В.Витрянского, Э.П.Гаврилова, О.А.Городова, С.П.Гришаева, В.А.Дозорцева, В.Н.Евдокимовой, В.И.Еременко, И.А.Зенина, В.Н.Кастальского, А.Л.Маковского, Д.И.Мейера, А.А.Молчанова, А.А.Пиленко, К.П.Победоносцева, И.А.Покровского, Ю.В.Романца, О.А.Рузаковой, А.П.Сергеева, В.Д.Спасовича, Е.А.Суханова, И.Г.Табашникова, Л.А.Трахтенгерц, П.П.Цитовича, С.А.Чернышевой, Г.Ф.Шершеневича, Г.Штумпфа и других.
Эмпирическая и нормативная правовая база исследования представлена отечественным и зарубежным законодательством, практическими материалами, опубликованными в печати, практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации, Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарных знакам, Палаты по патентным спорам. Автором использованы примеры договоров об отчуждении исключительного права, договоров заказа, лицензионных договоров в сфере авторского, патентного права, товарных знаков. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в работе рассматривается договор об отчуждении исключительного права с учетом редакции статьи 128 ГК РФ, действующей с 1 января 2008 года, и положений части четвертой ГК РФ, как договор о передаче имущества (наряду с договорами купли-продажи, дарения, мены, ренты) и договор о распоряжении исключительными правами в системе гражданско-правовых договоров. В сравнении выявлены общие и особенные признаки договоров о передаче имущества в собственность и договоров об отчуждении исключительного права, соотношение норм части четвертой и части второй ГК РФ в этой сфере правового регулирования, а также определены возможности субсидиарного применения норм параграфа 1 главы 30 ГК РФ, и по аналогии норм глав 31 - 33 ГК РФ к отдельным видам договоров об отчуждении исключительного права.
Отчуждение исключительного права рассматривается как элемент отдельных видов договоров в сфере интеллектуальной собственности и обоснована теория комплексных договоров в сфере интеллектуальной собственности, которые не отождествляются со смешанными договорами. В работе предложена теория "расщепления" исключительного права как объекта интеллектуальных прав и в рамках договора об отчуждении исключительного права рассмотрены конструкции частичного отчуждения исключительного права, в том числе на товарный знак, не ограничиваясь отчуждением исключительного права на отдельные классы товаров, а также отчуждение доли в составе исключительного права.
В работе обосновывается предложение о новых видах существенных условий договора об отчуждении исключительного права как договора о передаче имущества. Новизна сформулированных автором выводов представлена также в основных положениях, выносимых на защиту.
1. Договор об отчуждении исключительного права, с одной стороны, является договором о передаче имущества. Это роднит его с договорами купли-продажи, мены, дарения, ренты и свидетельствует о возможности субсидиарного применения норм параграфа 1 главы 30 ГК РФ, а норм глав 31-33 ГК РФ - по аналогии к отдельным видам договоров об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено специальным законодательством об интеллектуальной собственности (часть четвертая Гражданского кодекса РФ). С другой стороны, данный договор относится к договорам о распоряжении правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в предмет которых в отличие от договоров о передаче имущества в собственность, входит особый объект - нематериальные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. В работе предлагается авторский подход к систематизации договоров о передаче имущества, в основе которого лежит классификация объектов гражданских прав в соответствии со ст. 128 ГК РФ.
2. Обосновано разграничение понятий "договоры о распоряжении правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" и "договоры о распоряжении исключительными правами". Система договоров о распоряжении правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации наряду с договорами о распоряжении исключительным правом охватывает также договоры о распоряжении иными оборотоспособными интеллектуальными правами, в частности договор об отчуждении права на получение патента (п. 3 ст. 1345 ГК РФ). Оборотоспособное право на получение патента не тождественно праву на подачу заявки, носящему личный неимущественный характер. До момента публикации Роспатентом сведений о заявке на объект патентного права передача прав на получение патента может быть совершена путем заключения договора об отчуждении исключительного права на секрет производства (ноу-хау). К тем отношениям, которые возникают по поводу отчуждения права на получение патента и которые не урегулированы законодательством, по аналогии применяются нормы о договоре об отчуждении исключительного права.
3. В качестве существенных условий договоров об отчуждении исключительного права в работе предлагается выделять условия об имеющихся лицензиях, как исключительных, так и неисключительных, с указанием их вида, способов использования объекта, территории и срока действия, если имеются - способов продления. Кроме того, в договоре должны быть указаны "потенциальные обременения" - например, условия о возможности работодателя использовать изобретение на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии, если они созданы работником с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя. Существенными условиями следует признать указание на то, что объект патентного права является служебным, но работодатель не воспользовался правом на подачу заявки, передачу права на получение патента либо сохранение информации в тайне, и право на подачу заявки перешло работнику, а также другие виды обременений, которые предусмотрены п. 3 ст. 1295, п. 1, 2 ст. 1297, п. 3 ст. 1298, п. 1, 2 ст. 1371, п. 2, 3 ст. 1372, п. 4 ст. 1373, п. 2, 3 ст. 1431, 1432, п. 2 ст. 1462, п. 2, 3 ст. 1463, 1464 ГК РФ.
4. При отчуждении исключительного права субъектный состав участников может порождать отношения с множественностью лиц, как на стороне правообладателя, так и приобретателя. Между приобретателями исключительного права не возникает отношений соавторства, соисполнительства. К этим отношениям по аналогии могут быть применены нормы об общей долевой или общей совместной собственности. Для избежания использования проприетарного подхода в работе предлагается специальный механизм применения режима совладения при отчуждении исключительного права, которое может "расщепляться" между приобретателями исключительного права. Обосновывается разграничение договоров об отчуждении исключительного права и договоров о расщеплении исключительного права (например, отчуждение исключительного права на отдельные элементы товарного знака, которые могут быть использованы самостоятельно друг от друга, на отдельные элементы формулы изобретения, на самостоятельные части произведения и т.п.), а также договоров об отчуждении доли в исключительном праве, что влечет изменение состава его сообладателей.
5. Учитывая, что исключительное право на изобретение и другие объекты патентного права имеет существенные отличия от исключительного права на секрет производства (ноу-хау), которое представляет собой фактическую монополию, договор об отчуждении исключительного права на секрет производства (ст. 1468 ГК РФ) и лицензионный договор о предоставлении права использования секрета производства (ст. 1469 ГК РФ) следует заменить договором о передаче секрета производства (информации конфиденциального характера, обладающей признаками секрета производства). Порядок использования этих сведений на разных условиях (на срок или без его указания, ограничение по территориальному признаку или без ограничений, определенными способами и т.п.) может быть определен договором. 6. С учетом законодательства зарубежных стран, придерживающихся конструкции лицензионных авторских договоров, и особенностей правового положения автора как более слабой стороны в договоре, законодательством в отношении лиц, чьим творческим трудом создан результат интеллектуальной деятельности, должен быть установлен приоритет лицензионных договоров, а договоров об отчуждении исключительного права на произведение, исполнение - лишь в особых случаях, прямо предусмотренных законом, например, как это имеет место в отношении аудиовизуальных произведений и других сложных объектов. 7. Договор об отчуждении прав на единую технологию может быть отнесен к категории договоров об отчуждении исключительного права лишь тогда, когда переходят исключительные права на все те объекты, которые объединяет технология. Если в состав единой технологии входят такие объекты, исключительные права на которые не принадлежат ее обладателю, например, получены по лицензионному договору, то произвести отчуждение исключительного права невозможно - оно не принадлежит лицу, организовавшему создание единой технологии. В остальных случаях договор о передаче прав на единые технологии необходимо рассматривать как договор, объединяющий договоры об отчуждении исключительного права и лицензионные договоры на те объекты, которые перечислены в п. 1 ст. 1542 ГК РФ.
8. Договор об отчуждении исключительного права на базу данных как объекта смежных прав влечет возможность обновления базы приобретателем исключительного права как самостоятельно, так и первоначальным правообладателем по договору с приобретателем. Природа договора об обновлении базы может быть определена как договора об оказании услуг. Право на неприкосновенность базы данных не входит в число личных неимущественных прав ее изготовителя, в связи с чем изменение базы и ее дополнение не требуют согласия ее изготовителя.
Практическая значимость работы заключается в возможности использования содержащихся в диссертации выводов и предложений по совершенствованию действующего законодательства о договорах по распоряжению исключительными правами. Теоретические выводы и практические предложения могут быть использованы при составлении договоров, а также судами, федеральными органами исполнительной власти при квалификации договоров, рассмотрении споров об исключительных правах. Материалы и результаты исследования могут быть применены при разработке учебных материалов по курсам "Гражданское право", "Интеллектуальные права в Российской Федерации". Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена на кафедре частного права юридического факультета Института экономики, управления и права Российского государственного гуманитарного университета. Основные положения и выводы по теме диссертационного исследования были опубликованы в научных статьях, а также были использованы в выступлениях на девятой международной конференции Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, посвященной совершенствованию российского законодательства "Проблемы совершенствования российского законодательства" (2009 год).
Структура исследования. Настоящая работа состоит из введения, трех глав, состоящих из тринадцати параграфов, заключения, списков актов высших органов государственной власти и управления, международных договоров, актов судебной практики и библиографии.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель, задачи, предмет, методологические, теоретические и нормативные основы исследования, выявляется научная новизна, формируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения о научной и практической значимости полученных результатов.
В первой главе работы "Юридическая природа договора об отчуждении исключительного права" рассмотрены общие характеристики договора об отчуждении исключительного права, определяющие его правовую природу, а также место в системе договорного права.
В параграфе 1.1. "Особенности предмета договора об отчуждении исключительного права" исследуется вопрос об истории развития, подходы к правовой природе исключительного права с учетом возможностей его различной терминологической трактовки разными отраслями права и нормативными правовыми актами, а также возможности его передачи, отчуждения различными способами. Проанализированы новеллы части четвертой Гражданского кодекса РФ в определении правовой природы исключительного права, в том числе в части сравнения отчуждения исключительного права и перехода права собственности на материальный носитель.
Термин "исключительное право" имеет разные значения в разных отраслях права и используется в качестве обозначения монопольных прав, устраняющих всех других лиц от их реализации. Исключительное право с учетом части четвертой ГК РФ необходимо рассматривать как единое целое, неделимое при его отчуждении имущество, состоящее из совокупности правомочий по использованию результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации как нематериальных объектов. Исключительное право как разновидность интеллектуальных прав противостоит вещным правам, в то же время с вещными правами их объединяет имущественный характер.
При рассмотрении предмета договора об отчуждении исключительного права необходимо разграничивать "предмет" и "объект" договора. Предмет договора об отчуждении исключительного права представляет собой действие обязанного лица по отчуждению исключительного права, а объектом является исключительное право на охраняемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.
В параграфе 1.2. "Место договоров об отчуждении исключительного права в системе договоров о передаче имущества" с учетом разных подходов, как в дореволюционной, так и современной науке, зарубежного законодательства исследуется вопрос о соотношении класса договоров о передаче имущества в собственность, владение, пользование и класса договоров о распоряжении исключительными правами с учетом различных подходов в трактовке понятия "имущество".
В договорах, опосредующих переход имущества от одного лица к другому, используются следующие термины: переход, передача, уступка, отчуждение, внесение, предоставление, каждый из которых имеет свое значение, изученное в работе. Предлагается разграничение понятия "отчуждения" (как способов перехода прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) по сравнению с другими способами перехода прав по воли их обладателя, а именно передачи, уступки прав. При этом обосновывается вывод о необходимости разграничения договоров о распоряжении исключительными правами и других договоров, в предмет которых могут входить исключительные и иные интеллектуальные права.
Сравнительный анализ договоров об отчуждении исключительного права с лицензионными договорам, договорами купли-продажи, дарения, мены, уступки требований (цессии), договоров авторского заказа, предусматривающих отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, и договоров подряда позволил сделать вывод об отнесении договоров об отчуждении исключительного права по признаку направленности, с одной стороны, к договорам о передаче имущества, а с другой стороны по предмету, в состав которого входят исключительные права на нематериальные объекты, к договорам особого класса - договорам об использовании прав на результаты интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации и создании результатов интеллектуальной деятельности.
С учетом отнесения договора об отчуждении исключительного права к договорам о передаче имущества в настоящем параграфе обосновывается субсидиарное применение в соответствии с п. 4 ст. 454 ГК РФ отдельных положений, предусмотренных параграфом 1 "Общие положения о купле-продаже" главы 30 ГК РФ, к договору об отчуждении исключительного права, в связи с чем формулируются отдельные положения по совершенствованию законодательства и постановлений Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.
Особое внимание уделено разграничению договоров об отчуждении исключительного права и договоров о передаче прав на единые технологии. На основе анализа норм главы 77 ГК РФ и Федерального закона от 25.12.2008 N 284-ФЗ "О передаче прав на единые технологии" сделан вывод, что законодатель относится к договорам о передаче прав на единые технологии так же как и к договорам об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или лицензионным договорам. Однако этот подход неверный, поскольку не учитывается правовая природа прав, которые имеет обладатель единой технологии на объекты, входящие в ее состав. Договор об отчуждении исключительного права на единую технологию может иметь место лишь, если у ее обладателя имеются исключительные права на все объекты, входящие в состав единой технологии и перечисленные в п. 1 ст. 1542 ГК РФ. Такая презумпция предусмотрена в п. 2 ст. 1542 ГК РФ, но в состав единой технологии могут входить и другие права на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе приобретенные по лицензионным договорам. Если хотя бы на один объект не имеется исключительного права, допускается лишь лицензионный договор, причем его вид будет определяться в зависимости от того, на каких условиях приобретены права в рамках единой технологии - на основании исключительной или неисключительной лицензии. При отсутствии исключительного права на все объекты, входящие в состав единой технологии, целесообразным видится заключение отдельных договоров на каждый из объектов в зависимости от вида прав на них.
Договор об отчуждении исключительного права также рассматривается как разновидность более широкого понятия - договоров о распоряжении правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которые включают в себя:
- договоры о распоряжении исключительными правами,
- договоры о распоряжении иными интеллектуальными правами (например, правом на получение патента).
Предлагается систематизация договоров о передаче имущества, учитывающая понятие имущества (ст. 128 ГК РФ), его различные виды и предмет договора и включающая в себя:
I. Договоры о передаче имущества без сохранения прав за прежним правообладателем:
* договоры о передаче вещей в собственность;
* договоры об отчуждении прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в том числе договор об отчуждении исключительного права, договор о передаче иных имущественных интеллектуальных прав;
* договоры о замене кредитора в обязательстве (уступка всех оборотоспособных имущественных обязательственных прав, принадлежащих кредитору в данном обязательстве).
II. Договоры о передаче отдельных прав на имущество с сохранением за прежним правообладателем его титула: * договоры о передаче вещей во владение, пользование;
* договоры о предоставлении прав на использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации;
* договоры об уступке отдельных прав (требований) в обязательстве. III. Договоры, в результате которых создается и передается имущество:
* договоры на выполнение работ (о создании овеществленного объекта);
* договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности (о возникновении исключительного права как объекта гражданских прав).
В параграфе 1.3 "Классификация договоров об отчуждении исключительного права" рассматривается деление договоров по различным критериям, на основе которых строится система договоров об отчуждении исключительного права (по критерию объекта интеллектуальных прав, особенностям субъектного состава и др.)
Особую категорию договоров составляют комплексные договоры, которые включают в себя элементы договоров об отчуждении исключительного права, а также других договоров о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, и договоров о передаче прав на материальные объекты. К ним относятся - договоры продажи предприятия, в состав которых входят как материальные объекты, так и права на средства индивидуализации и результаты интеллектуальной деятельности, - договор простого товарищества, вкладом в который могут быть как материальные объекты, так и исключительные права,
и другие договоры.
В том случае, если договор содержит элементы договоров об отчуждении исключительного права и других договоров о передаче имущества в собственность, пользовании и т.д., такой договор, в целом не предусмотренный законодательством, следует рассматривать как комплексный и применять к нему нормы, регулирующие отдельные виды договоров. Если отдельные виды договоров, входящих в состав комплексного, предусмотрены законодательством, то такой договор является одновременно смешанным.
В главе 2. "Элементы договора об отчуждении исключительного права" подробно анализируются особенности субъектного состава договора об отчуждении исключительного права, порядка заключения, содержания, формы, прекращение и признание договора об отчуждении исключительного права недействительным, ответственности за нарушение договора, которые определяются, прежде всего, специфическим предметом, в состав которого входит исключительное право на особые нематериальные объекты, а также основанием договорных отношений, направленным на передачу исключительного права без сохранения имущественных правомочий за первоначальным правообладателем.
Параграф 2.1. "Правовое положение сторон договора об отчуждении исключительного права и порядок его заключения" посвящен отдельным проблемам, возникающим в субъектном составе участников договор об отчуждении исключительного права, в частности, при определении правообладателя на служебный результат интеллектуальной деятельности и перехода исключительного права от работодателя к работнику, если работодатель не воспользовался исключительным правом. Рассматривая различные точки зрения на правовую природу возникновения исключительного права у работника по истечении трех лет, более правильным видится определение момента перехода исключительного права от работодателя к работнику по истечении трех лет со дня подписания акта передачи материального носителя произведения или иного юридического факта, свидетельствующего о том, что материальный носитель служебного произведения был предоставлен в распоряжение работодателя. Такой переход права отличается от договора об отчуждении исключительного права, он происходит автоматически и не требует волеизъявления работодателя или работника. Проблема момента перехода исключительного права связана с отнесением договора об отчуждении исключительного права к консенсуальным, реальным или формальным. Анализируя различные точки зрения на данный вопрос, сделан вывод, что договор об отчуждении исключительного права может быть отнесен к реальным или консенсуальным лишь условно. Термин "реальный договор" в его традиционном смысле не может применяться к исключительному праву, поскольку по договору исключительное право не передается как материальный объект. Если же договор подлежит государственной регистрации, то момент перехода исключительного права определяется в силу закона императивно - моментом государственной регистрации этого договора. В данном параграфе содержится предложение о сроках государственной регистрации как договоров об отчуждении исключительного права, так и других договоров о распоряжении исключительными правами, в том числе лицензионных договоров и договоров залога, а также введение уведомительного порядка их регистрации (без проверки самого договора) либо проверки только тех условий, которые затрагивают отчуждение исключительного права. Это особенно важно в тех случаях, когда договор требует и иной регистрации, например, при продаже предприятия, в состав которого входят исключительные права. Кроме того, в договорах об отчуждении исключительного права допустить возможность определения момента перехода исключительного права на зарегистрированный объект не только с момента государственной регистрации, но и по истечении определенного срока после сдачи всех необходимых документов на регистрацию, например, одного месяца. Это даст возможность большей стабильности для участников договора, бухгалтерского учета и налогообложения, а также стимулировать регистрирующие органы осуществлять проверку в течение одного месяца и выносить решение об отказе в регистрации в течение этого срока. При положительном результате решение о государственной регистрации и зарегистрированный договор могут быть представлены сторонам и по истечении указанного срока.
Параграф 2.2. "Характеристика содержания договора об отчуждении исключительного права" посвящен, прежде всего, рассмотрению существенных условий договора об отчуждении исключительного права. Рассматривая условие о вознаграждении на фоне увеличения за последнее время числа споров, в которых безвозмездное или возмездное, но за чрезвычайно низкое вознаграждение, отчуждение исключительного права рассматривается как ничтожная или притворная сделка, обосновывается применение к договору об отчуждении исключительного права норм о договоре дарения лишь по аналогии и в части, не противоречащей существу исключительного права (например, запрета, ограничения дарения и др.)
Наряду с условиями о предмете и вознаграждении в договорах об отчуждении исключительного права необходимо в качестве существенного выделять условие об имеющихся лицензиях, как исключительных, так и неисключительных с указанием их вида, способов использования объекта, территории и срока действия, если имеются - способов продления, например, в силу отсутствия возражений со стороны лицензиата и лицензиара. Кроме того, в договоре должны быть указаны "потенциальные обременения".
Отчуждаемое исключительное право может быть обременено не только ограничениями легальной монополии правообладателя, но и дополнительными правами его обладателя. Так, в соответствии с абз. 2 п. 4 ст. 1370 ГК РФ, если работодатель в течение срока действия патента реализует право использования служебного изобретения, служебной полезной модели или служебного промышленного образца в собственном производстве на условиях простой (неисключительной) лицензии, то патентообладателю причитается компенсация. Обременения отчуждаемого по договору исключительного права предусмотрены и в отношении таких объектов, которые создаются по заказу, по договорам подряда или договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских или технологических работ, в том числе для государственных или муниципальных нужд. Еще одной проблемой содержания договоров об отчуждении исключительного права является возможность частичного отчуждения исключительного права и совместного сообладания исключительным правом, как на стороне правообладателя, так и приобретателя исключительного права. Предлагается специальный механизм применения режима совладения при отчуждении исключительного права, которое может "расщепляться" между приобретателями исключительного права. 1. Необходимо закрепить возможность возникновения исключительного права у нескольких лиц, в том числе на объекты смежных прав, не ограничиваясь исполнителями. Предусмотреть механизм государственной регистрации товарного знака в отношении нескольких лиц.
2. Закрепить право каждого из лиц, которым принадлежит исключительное право, на использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с соблюдением прав другого лица.
3. В рамках договора об отчуждении исключительного права допустить возможность его "расщепления" и передачи доли в исключительном праве. Не следует отождествлять передачу доли в исключительном праве и отчуждение исключительного права на самостоятельные элементы результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации при делимом совладении. В параграфе 2.3. "Особенности формы договора об отчуждении исключительного права" изучены отдельные проблемы формы и государственной регистрации договоров об отчуждении исключительного права, в частности, вопрос о соотношении понятий "незаключенный" и "недействительный" договор, в том числе применительно к сделкам, требующим государственной регистрации, и последствиям ее несоблюдения. Вызывает вопросы при государственной регистрации соотношение уступки права (требования), перевода долга, вытекающих из этих договоров, с переходом исключительного права от одного лица к другому. Уступка права требования в данном случае возможна по возмездному договору в части требования выплаты причитающихся первоначальному правообладателю платежей, а перевод долга - в части исполнения обязательства по выплате долга. Переход исключительного права другому лицу возможен, но по новому договору об отчуждении исключительного права, в котором приобретатель становится правообладателем - "отчуждателем" исключительного права.
В параграфе 2.4. "Правовое регулирование прекращения и признания договора об отчуждении исключительного права недействительным" рассматриваются отдельные проблемы, связанные с прекращением договоров об отчуждении исключительного права, прежде всего, в связи с досрочным прекращением исключительного права на охраняемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Так, в соответствии с п. 6 ст. 1373, 1432 ГК РФ, если исполнитель, получивший патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец, селекционное достижение в соответствии с п. 1 ст. 1373 ГК РФ на свое имя, примет решение о досрочном прекращении действия патента, он обязан уведомить об этом государственного или муниципального заказчика и по его требованию передать патент на безвозмездной основе публичному образованию. В случае принятия решения о досрочном прекращении действия патента государственный или муниципальный заказчик обязан уведомить об этом исполнителя и по его требованию передать ему патент на безвозмездной основе. Последствия отчуждения исключительного права другому лицу и принятия им решения о досрочном прекращении патента остались неурегулированным в вышеназванной статье. Видится целесообразным указание в договоре об отчуждении исключительного права на то, что объект патентного права, селекционное достижение созданы при выполнении работ по государственному или муниципальному контракту и предусмотреть обязанность патентообладателя в случае принятия решения о прекращении патента уведомить об этом первоначального правообладателя, с кем был заключен договор. Последний в свою очередь должен будет уведомить соответственно заказчика или исполнителя, руководствуясь п. 6 ст. 1373 ГК РФ, что требует внесения изменений в пункт 6 названной статьи.
Параграф 2.5. "Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора об отчуждении исключительного права" посвящен специфике ответственности сторон по договору об отчуждении исключительного права, а также отдельным видам юридических составов, в частности, ответственность правообладателя
- за просрочку передачи материального носителя объекта, если это необходимо для использования объекта;
- за отчуждение исключительного права, которое не принадлежит правообладателю. Ранее исключительное право было передано другому лицу, тем не менее "правообладатель" заключил договор об отчуждении исключительного права. В этом случае договор может быть расторгнут с применением санкций к "правообладателю";
- за отчуждение исключительного права, обремененного лицензиями, о чем приобретатель не был поставлен в известность.
Предлагается в Административном регламенте исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по регистрации договоров ..., утвержденного Приказом Минобрнауки РФ от 29.10.2008 N 321, закрепить процедуру регистрации расторжения договора об отчуждении исключительного права в связи с отказом правообладателя в одностороннем порядке.
При применении мер ответственности важное значение имеют процедурные нормы, в том числе об обращении взыскания на исключительные права. Конструкция договорных отношений, возникающих при обращении взыскания на исключительное право при отчуждении исключительного права с торгов, также имеет правовую природу договора об отчуждении исключительного права. Несмотря на то, что в соответствии со ст. 1241 ГК РФ обращение взыскание на исключительное право рассматривается как внедоговорный способ перехода права, согласно п. 5 ст. 448 ГК РФ лицо, выигравшее торги, и организатор открытых торгов в форме аукциона подписывают в день проведения аукциона или конкурса протокол о результатах торгов, который имеет силу договора. Между нормами ст. 1241 и п. 5 ст. 448 ГК РФ имеется противоречие, которое может быть устранено путем дополнения первого предложения п. 5 ст. 448 ГК РФ словами "если иное не предусмотрено законом". В главе 3 "Отдельные виды договоров об отчуждении исключительного права" раскрываются особенности договоров об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы и искусства, объекты смежных прав, объекты патентного права и другие результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.
В параграфе 3.1. "Теоретико-правовая характеристика договоров об отчуждении исключительного права на произведения, объекты смежных прав" показана история развития подходов к возможности отчуждения исключительного права на данные объекты в полном объеме. На основании законодательства Франции, Германии, Великобритании, Казахстана, Украины, Молдовы и других стран установлено, что за рубежом авторские договоры в основном строятся по модели лицензионных договоров, хотя терминология этих договоров иногда свидетельствует о передаче исключительного права в полном объеме. Особое внимание уделено договорам об отчуждении исключительного права на объекты смежных прав, которые слабо урегулированы российским законодательством, в частности, в отношении охраняемых баз данных. В настоящем параграфе установлена возможность отчуждения отдельных правомочий на объекты авторского права или смежных прав на весь срок действия исключительного права на все охраняемые территории. Правовая природа такого договора с обязательством первоначального правообладателя не использовать охраняемый объект, более близка к лицензионному, в том числе и применительно к способам защиты контрагента. С точки зрения оформления, расторжения договора, последствий неисполнения законодательством определены различия, например, в части обязательности государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права и лицензионного договора на зарегистрированную программу для ЭВМ.
Параграф 3.2. "Договоры об отчуждении исключительного прав на объекты патентного права, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау)" раскрывают специфику договоров об отчуждении исключительного права на секреты производства (ноу-хау), а также объекты, которые становятся охраняемыми лишь при условии государственной регистрации и с обратной силой - с даты подачи заявки. До момента государственной регистрации нет правовых оснований для заключения договора об отчуждении исключительного права на изобретение (предварительного договора) как на охраняемый патентным правом объект. Пока информация об объекте не была опубликована, он может рассматриваться как секрет производства (ноу-хау).
По договору об отчуждении исключительного права на изобретение передается исключительное право как единое целое, включающее в себя совокупность образующих его содержание правомочий (п. 2 ст. 1358 ГК РФ). По договору об отчуждении исключительного права на секрет производства по существу передается не исключительное право, поскольку как таковой установленной государством легальной монополии на секрет производства нет, а сами сведения конфиденциального характера.
Законодатель не определяет содержание исключительного права на секрет производства в ст. 1466 ГК РФ, поскольку обладание информацией дает неограниченный круг преимуществ, которые невозможно определить. Лишена смысла и конструкция лицензионного договора о предоставлении права на секрет производства, предусмотренного ст. 1469 ГК РФ. Для лицензиата, как и для приобретателя по договору об отчуждении исключительного права, в первую очередь важно получение сведений, для приобретателя по договору об отчуждении исключительного права на изобретение эти сведения известны, ему необходимо приобрести право на объект. Такое положение дел влечет отсутствие правового значения лицензионного договора. Было бы целесообразно ограничиться договором о передаче секрета производства (ноу-хау), существенными условиями которого выступают сами сведения, сообщаемые приобретателю, условие о конфиденциальности, вознаграждении, а также любые другие ограничительные условия (о сроке, территории и т.п., которые не имеют большого значения применительно к фактической монополии на секрет производства). Раз получив сведения, контрагент ими будет обладать и не утратит возможность их использовать, сообщать другим лицам, кроме случаев взятых на себя обязательств в рамках договора. Параграф 3.3. "Особенности договоров об отчуждении исключительного права на средства индивидуализации" В числе средств индивидуализации, права на которые носят оборотоспособный характер, - товарный знак (знак обслуживания), кроме коллективного товарного знака, коммерческое обозначение в составе предприятия как имущественного комплекса.
В работе рассматривается возможность частичного отчуждения исключительного права как на отдельные классы товаров, работ и услуг, так и на отдельные виды товаров, работ, услуг в рамках одного класса. Специфика отчуждения исключительного права на коммерческое обозначение изучена в рамках комплексного договора, по которому переходит право на предприятие в целом, а совладение исключительным правом на коммерческое обозначение возможно при условии обладания правом общей собственности на предприятие.
В параграфе 3.4. "Условия договора об отчуждении исключительного права в смешанных и комплексных договорах" наряду с закрепленными в ГК РФ формами договорного использования исключительного права (договор об отчуждении исключительного права, лицензионный договор, договор залога и договор о передаче полномочий по управлению авторскими и смежными правами) рассматриваются другие договоры, в которых могут содержаться условия об отчуждении исключительного права, а именно, договор продажи предприятия, договор аренды предприятия, договор доверительного управления, договор простого товарищества и др.
При совершении сделок с предприятием, а они в основном совершаются в рамках приватизации, договоры об исключительных правах имеют самостоятельное значение отдельно от недвижимого имущества и других материальных вещей, особенно тогда, когда договор об отчуждении исключительного права или лицензионный договор требуют государственной регистрации в Роспатенте. Элементы договоров об отчуждении исключительного права могут содержаться как в смешанных отраслевых, так и в смешанных полиотраслевых договорах. Так, например, условия об отчуждении исключительного права могут присутствовать в трудовых, брачных договорах. Обосновывается вывод о разграничении условий договоров об отчуждении исключительного права и договоров о распределении прав между создателем результата интеллектуальной деятельности и другими лицами, что возможно в рамках трудовых и брачных договоров. Условия договора об отчуждении исключительного права могут содержаться в организационных договорах, в частности, в предварительных. В п. 1 ст. 429 ГК РФ не говорится о том, что по предварительному договору стороны обязуются в будущем заключить договор о распоряжении исключительным правом, однако понятие передача имущества необходимо рассматривать в широком смысле, с учетом предлагаемой автором классификации договоров о передаче имущества и соответственно охватывает и отчуждение исключительного права. В то же время было бы целесообразно в п. 1 ст. 429 ГК РФ упомянуть о распоряжении исключительным правом. В параграфе 3.5 "Договор об отчуждении права на получение патента, его соотношение с договором об отчуждении исключительного права" анализируются различные точки зрения на правовую природу права на получение патента и делается вывод о разграничении двух элементов права, возникающего у автора изобретения или селекционного достижения:
1) право принятия решения на подачу заявки, носящее личный неимущественный характер. Это право может быть не использовано автором по аналогии с правом на обнародование. При передаче работодателю созданного объекта, являющегося служебным, указанное право считается реализованным. Аналогичные последствия возникают при передаче информации об объекте заказчику по договору заказа,
2) право на получение патента, которое реализуется после подачи заявки до момента принятия решения о государственной регистрации объекта. Данное право носит имущественный характер и может быть передано другим лицам.
Договор о передаче права на получение патента имеет много общего с договором об отчуждении исключительного права. Однако право на получение патента не является исключительным правом. Оно относится в соответствии с п. 3 ст. 1345 ГК РФ к иным интеллектуальным правам, но при этом отвечает критерию оборотоспособности в отличие от всех других видов прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, не являющихся исключительными. В то же время законодателем еще не регламентированы все возможные сделки с данным правом, например, лицензионный договор, договор залога, внесения в уставный капитал и т.д. К тем отношениям, которые возникают по поводу отчуждения права на получение патента и которые не урегулированы законодателем, по аналогии применяются нормы о договоре об отчуждении исключительного права.
В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, излагаются основные выводы, имеющие теоретическое и практическое значение, а также подводится итог относительно предложений по совершенствованию законодательства.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Нетбай Е.М. Проблемы вовлечения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в гражданский оборот бюджетными образовательными учреждениями//Юриспруденция. 2009. № 15. - 0,7 п.л.
2. Нетбай Е.М. Проблемы терминологии в договорах о передаче прав на имущество в гражданском и семейном праве//Семейное и жилищное право. 2009. № 6. - 0,5 п.л.
3. Нетбай Е. Договор об отчуждении исключительного права на секрет производства в соотношении с договорами об отчуждении исключительного права на получение патента//Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2010. № 1.- 0,4 п.л.
4. Нетбай Е.М. Элементы договоров об отчуждении исключительного права в смешанных и комплексных договорах//Интеллектуальная собственность: правовые, экономические и социальные проблемы. Сборник научных работ аспирантов РГИИС (дополнительные материалы). - М.: Российский государственный институт интеллектуальной собственности, 2009. - 0,3 п.л.
5. Нетбай Е.М. Правовое регулирование инновационной экономики. Проблемы отчуждения исключительного права в контексте правового регулирования инновационной экономики //Девятая международная научно-практическая конференция МЭСИ "Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина в условиях экономического кризиса". М., 2009 г. - 0,6 п.л.
6. Нетбай Е.М. Комментарий к статье 1365 Гражданского кодекса Российской Федерации в кн. Патентное право. Комментарий к главе 72 Гражданского кодекса Российской Федерации. Под ред. П.В.Крашенинникова. М.: "Статут", 2010. - 0,1 п.л. (в печати)
1 Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации//Российская газета. 13.11.2009. N 214.
2 Собрание законодательства РФ. 2008. N 47. Ст. 5489.
3 Собрание законодательства РФ. 2009. N 31. Ст. 3923.
4 Отчет Роспатента за 2008 год//www.fips.ru
5 Рузакова О.А. Договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами. Дис... докт. юрид.наук, 2007.
6 Скворцов А.А. Договоры о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности. Дис. ... канд. юрид. наук. М, 2008.
7 Корнихин С.В. Преемство в исключительных правах по российскому гражданскому законодательству. Автореф. дис. ... канд. юрид наук. М., 2007. 8 Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001.
9 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998.
10 Договоры в предпринимательской деятельности. Отв. ред. Е.А. Павлодский, Т.Л. Левшина. М.: "Статут", 2008, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о передаче имущества. Книга 2. 4-е издание, стереотипное. М.: "Статут", 2002, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М. "Издательство "Статут", 2002.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
34
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
31
Размер файла
196 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа