close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Международное право – учебник. Под ред. Ю

код для вставкиСкачать
Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД РФ
Международное право
Рекомендовано Министерством образования Росисийской Федерации для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям "Юриспруденция", "Международные отношения", "Мировая экономика"
Под ред. Ю. Колосова, Э. Кривчиковой
Москва, 2001
Предисловие
"Международное право - язык международного общения". Так определила значение и смысл международного права первая Всемирная конференция международного права, состоявшаяся в Нью-Йорке в 1995 году.
Международное право представляет собой живой организм, находящийся в непрерывном развитии и обновлении.
История международных отношений свидетельствует, что государства не могут существовать и общаться друг с другом без всяких правил, руководствуясь силой и сиюминутными интересами. Международное право как совокупность принципов и норм, регулирующих международные отношения и превращающих их в международно-правовые отношения, является основой стабильного международного правопорядка, который образно можно сравнить с правилами уличного движения, где любые нарушения чреваты кризисами и катастрофами.
Международно-правовое регулирование охватывает все новые и новые сферы общения, в том числе и в тех областях, которые традиционно находились в рамках регулирования национального права (права человека, хозяйственное использование государственной территории и др.).
Это и предопределило подход коллектива авторов Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России к созданию нового учебника "Международное право".
Отличительной особенностью этого учебника является то, что он подготовлен исключительно силами профессорско-преподавательского состава одной кафедры - кафедры международного права МГИМО(У) МИД России, что свидетельствует о том, что здесь сформировалась своя научная школа международного права.
Другой особенностью данного учебника является то, что в нем впервые появились такие главы, как "Международное право массовой информации", "Религия и международное право", "Международное ядерное право", а в главе "Международно-правовое регулирование экономического, научно-технического и культурного сотрудничества" освещаются вопросы таможенного и транспортного права, анализируются правовые аспекты торговли продовольственными и сырьевыми продуктами, туризма и туристических услуг, валютно-финансовых отношений, отношений в области культуры.
Учебник предназначен для студентов, преподавателей и аспирантов юридических вузов и факультетов, а также для специалистов в области международных отношений и международного права. Он может быть использован всеми, кто хочет приобщиться к правовой культуре и повысить правовую грамотность.
Проф. Ю.М. Колосов Проф. Э.С. Кривчикова
Общая часть
Глава 1. Понятие современного международного права
1. Возникновение международного права
Человеческое общество - это сложная система взаимодействия людей, продукт их совместной жизни, порождающей определенные общественные отношения. Основной формой современной общественной организации является государство, характеристиками которого считаются наличие публичной власти и территориальная организация населения. Государство осуществляет регулирование общественных отношений с помощью специального аппарата. Система правил поведения членов человеческого общества и норм публичного управления образует государственное право.
Различные группы людей взаимодействовали и на самых ранних этапах возникновения общественной организации жизни, начиная с эпохи первобытно-общинного строя. Межплеменные отношения с возникновением государств сменились межгосударственными отношениями. Как и внутригосударственные отношения, межплеменные, а затем и межгосударственные связи регламентируются определенными нормами поведения. Сначала возникают неписаные правила (международный обычай), а затем и писаные (в форме международных договоров) на межплеменном уровне. Но это еще не международное право в современном понимании.
В римском праве система правовых норм, определявших отношения граждан с негражданами, именовалась правом народов (jus gentium). Именно это понятие было перенесено в средние века на правила международных отношений (jus inter gentes - международное право), в их недрах происходит формирование общего международного права, которое в более ранние эпохи характеризовалось локальностью.
2. Особенности международного права
Международное право - особая правовая система, существующая параллельно с системами национального права различных государств.
На каждом этапе развития международных отношений международное право отражает их особенности, является производным от международных отношений во всем их разнообразии. Являясь надстроечной категорией, оно как бы вырастает над экономическими, политическими, военными и другими международными отношениями и затем активно воздействует на все эти отношения, способствуя развитию одних и тормозя другие.
На каждом историческом этапе международное право отражает объективные факторы общественного развития, а не чью-либо субъективную волю. Вместе с тем нельзя отрицать роль политиков, дипломатов, ученых-юристов в формировании принципов и норм международного права. Отдельные личности могут выступать катализаторами в деле развития международного права, но они ничего не могут сделать, если общественные международные отношения еще не созрели для формулирования новых правил поведения на международной арене.
Главной особенностью международного права является то, что оно регулирует исключительно межвластные отношения между государствами. Национальные правовые системы регулируют отношения между различными властными структурами государства, между этими структурами и физическими и юридическими лицами, действующими под юрисдикцией данного государства. Международное право действует только в отношениях между государствами как таковыми. Здесь задействован древнеримский постулат - par in parem non habet imperium (равный над равным власти не имеет).
Другой особенностью системы международного права является отсутствие в ней какого-либо надгосударственного аппарата принуждения к соблюдению правовых предписаний. Отдельные исключения из этого правила возникают лишь в XX веке (например, в форме санкций по решениям Совета Безопасности ООН). Государства добровольно соблюдают нормы международного права, исходя из заинтересованности в их соблюдении также своими партнерами по международным отношениям.
Международное право имеет согласительную природу. Если в национальных системах права органы государства наделены функцией создания нормативных предписаний поведения субъектов права (субординационный характер внутригосударственного права), то в системе международного права нормативные предписания поведения государств не могут возникнуть иначе как в результате добровольного согласия между самими субъектами международных отношений (согласительный характер).
3. Функции международного права
Международное право выполняет в международных отношениях координирующую функцию. Иначе говоря, в нормах международного права отражаются общеприемлемые для государств стандарты поведения в различных областях взаимоотношений (например, правила использования радиочастотного спектра, позволяющие избегать взаимных помех при использовании электросвязи).
Регулирующая функция международного права проявляется в установлении государствами четких правил поведения в соответствующих областях взаимодействия. Без таких правил было бы невозможно совместное существование и общение государств (например, порядок установления и прекращения дипломатических отношений).
Обеспечительная функция международного права выражается в принятии норм, побуждающих государства соблюдать международные обязательства (например, положения о международной ответственности за нарушения международного права или механизмы контроля за соблюдением договоров).
Охранительная функция международного права призвана защищать законные права и интересы государства (например, право на законную самооборону, создание оборонительных военных союзов, запрещение ряда видов оружия и т.п.).
4. Соотношение международного и внутригосударственного права
Между этими самостоятельными правовыми системами существует тесная взаимосвязь. Национальные правовые системы оказывают влияние на формирование норм международного права (например, двусторонние соглашения о режиме государственной границы отражают национальные законы о границах соответствующих граничащих стран).
Международное право, в свою очередь, влияет на национальное законодательство, и это влияние постоянно возрастает (например, обеспечение основных прав человека).
Нормы международного права отражают права и обязанности субъектов лишь данной правовой системы. Отдельные органы государства, его физические и юридические лица непосредственно нормами международного права в принципе не руководствуются. С другой стороны, принимая на себя международное обязательство, государство обязано обеспечить его фактическое выполнение на всей своей территории и всеми органами и лицами, находящимися под его юрисдикцией. Эта система мер носит название имплементации.
Имплементация международного права достигается различными способами. Государство может по конституции признать непосредственное (прямое) действие норм международного права на своей территории. Например, по Конституции Российской Федерации 1993 года международное право является частью национальной правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ). В случае расхождения какого-либо положения международного права с национальной нормой преимущественную силу имеет норма международного права.
Если конституция этого не предусматривает, государство предпринимает шаги для включения положений взятых на себя международных обязательств в уже существующие законы или принимает новые законы и правила. Такой метод именуется трансформацией (превращением, преобразованием).
В ряде государств ратифицированные международные договоры автоматически становятся частью национального законодательства.
Согласно международному праву, государство не может ссылаться на свое национальное законодательство для оправдания несоблюдения международного обязательства.
В теории международного права исследуется вопрос о так называемом примате международного права. Здесь можно выделить две проблемы.
Согласно одной точке зрения, примат международного права означает его главенствующую роль среди всех правовых систем. Согласно другой - он означает обязанность государств руководствоваться в своих международных отношениях прежде всего международным правом, а не другими побудительными мотивами (военными, экономическими или какими-либо иными чисто национальными интересами). В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1989 года, посвященной Десятилетию международного права (1990-1999 гг.), говорится о необходимости укрепления главенства права в международных отношениях, для чего требуется содействовать его преподаванию, изучению, распространению и более широкому признанию.
Вместе с тем нельзя не признать, что у каждого государства имеются свои национальные интересы. Поэтому задача заключается в том, чтобы, не нарушая международного права, поставить его на службу своим национальным интересам.
В плане научного исследования проблемы соотношения международного и внутригосударственного права существуют две теории.
Монистическая теория исходит из единства двух правовых систем. Дуалистическая теория признает наличие двух самостоятельных правовых систем, которые развиваются на параллельных курсах, никогда не пересекаясь.
Истина, очевидно, находится посередине. С точки зрения методов нормообразования внутригосударственное и международное право являются самостоятельными системами, но с точки зрения правоприменения они неразрывно взаимосвязаны.
5. Нормообразование в международном праве
Нормы международного права создаются как соглашения между независимыми субъектами межвластных международных отношений. Они устанавливают взаимные права и обязанности этих субъектов. Паритет - основной принцип признания действительности международно-правовой нормы. Праву должна корреспондировать обязанность уважать аналогичное право партнера.
Нормообразование в международном праве началось с формирования обычаев. Международно-правовой обычай - это сложившееся в международной практике правило поведения, за которым субъекты международного права признают юридически обязательный характер. Особенность обычной нормы состоит в том, что она не оформлена в виде юридического документа с четкой словесной формулировкой правила.
Обычная норма складывается постепенно, в результате повторяющихся действий всех или подавляющего большинства субъектов (например, обычай оказывать покровительство послам и обеспечивать их неприкосновенность).
Признание существования той или иной обычной нормы и ее конкретного содержания может явиться предметом разногласий между государствами. На помощь установлению истины в данном вопросе приходят труды ученых-юристов (доктрина международного права) и толкования, составляющие часть решений арбитражных и судебных международных органов. В последние десятилетия в этом отношении существенную роль стали играть резолюции международных организаций, в первую очередь Организации Объединенных Наций. Например, вопрос о том, какие действия государства следует рассматривать как вооруженное нападение, предоставляющее другому государству право на самооборону, проясняется в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX) от 14 декабря 1974 г. К актам агрессии, как наиболее опасной форме незаконного применения силы, отнесены вторжение или нападение вооруженных сил одного государства на территорию другого, любая аннексия с применением силы, блокада портов или берегов вооруженными силами, засылка одним государством на территорию другого вооруженных банд и т.д.
Обычай может иметь как универсальный, так и локальный (региональный) характер.
Формулирование обычных норм в виде писаных правил, объединенных в международном договоре, и систематизация норм называются кодификацией. Так, Комиссия международного права ООН кодифицировала нормы международного обычного права, относящиеся к дипломатическому праву, праву международных договоров и др. в форме соответствующих международных конвенций.
В связи с бурным развитием и усложнением международных отношений, под влиянием научно-технического прогресса и других факторов становление обычных норм не успевает за потребностями международно-правового регулирования возникающих проблем межгосударственных отношений. Поэтому международное сообщество не может ограничиться кодификационной деятельностью, и, согласно Уставу ООН, эта Организация наделена функцией не только кодификации, но и прогрессивного развития международного права (п. 1а ст. 13 Устава ООН), то есть формулирования новых правил поведения, не установившихся в качестве обычая, но необходимых для упорядоченных международных отношений (например, порядок участия государств в деятельности по исследованию и использованию космического пространства).
Образование норм обычного международного права - процесс длительный. Он продолжается и в настоящее время. Однако время складывания новых обычаев сокращается в результате деятельности международных организаций. Если в десятках резолюций ООН по одному и тому же вопросу в течение ряда лет единогласно принимается какое-либо положение и все государства следуют этому правилу, можно говорить о становлении новой нормы обычного права. Это еще не договорная норма, поскольку резолюции международных организаций за редким исключением носят характер рекомендаций. Например, происходит становление обычных норм в области международного сотрудничества по поддержанию и сохранению качества окружающей среды.
Обычай продолжает сохранять значение и после его кодификации, в частности для государств, которые не стали участниками кодифицирующих конвенций.
От обычных норм следует отличать международные обыкновения. Это - международная практика, за которой не признается характера юридически обязательной нормы, но которой государства следуют в порядке взаимной вежливости (например, определенный церемониал при обмене визитами глав государств).
Хотя обычай продолжает занимать в международных отношениях значительное место, международное право все больше становится договорным правом. Заключение договоров - это сегодня основной способ нормообразования в системе международного права.
В последние годы развивается концепция возникновения "мягкого права". К нему относят международные акты, не имеющие характера договора, но обладающие большой морально-политической силой (различные резолюции, декларации, программы действий и т.п.). Такая оценка соответствующих актов чревата определенным субъективизмом. В зависимости от обстоятельств то или иное государство может истолковывать какое-либо положение международного документа либо в качестве нормы "мягкого права", либо как рекомендацию.
6. Международное публичное и международное частное право
Международные отношения шире, чем межгосударственные, межвластные. Действующими лицами на международной арене выступают физические и юридические лица в своем личном качестве, а не от имени государства. Такие отношения регулируются нормами национального права (например, законы государств о правовом статусе иностранцев на их территории); нормами сделок-контрактов, заключаемых лицами различного гражданства; коллизионными нормами (правилами, которые определяют применимое право того или иного государства к возникающему правоотношению); международными договорами, которые унифицируют порядок правоотношений лиц различной национальности в той или иной области (гражданские, трудовые, семейные отношения).
Перечисленный набор источников норм, регулирующих международные отношения такого рода, дает основание для различения международного публичного (межвластного) права и международного частного (не межвластного) права. Соответственно, наука международного права разделилась также на две части.
В отечественной доктрине можно выделить два направления: одни считают, что международное публичное и международное частное право составляют два раздела единой системы международного права; по мнению других, международное частное право входит в национальные правовые системы в качестве их отрасли.
Сложное взаимодействие норм международного публичного и международного частного права, нередкий переход правоотношения из сферы международного частного права в сферу международного публичного права (например, право лица на так называемую дипломатическую защиту своих нарушенных интересов), обязательность соответствия частноправовых отношений общепризнанным принципам международного публичного права, развивающаяся кодификация норм международного частного права в межгосударственных договорах - все это свидетельство того, что истинный профессионализм юриста-международника предполагает одинаково хорошее владение знаниями в обеих областях правового регулирования международных отношений.
7. Международное право, внешняя политика и дипломатия
Внешняя политика - это общий курс государства в международных отношениях и его конкретные шаги в направлении реализации этого курса.
Дипломатия - это важнейший инструмент осуществления внешней политики государства.
Внешняя политика и дипломатия должны соответствовать международному праву и опираться на него.
Устав ООН в качестве одной из целей создания этой Организации ставит задачу "создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права" (Преамбула Устава ООН).
Международное право развивается под влиянием совокупности внешнеполитических курсов государств. Дипломатия обеспечивает достижение общего знаменателя при осуществлении государствами своей внешней политики. Этим общим знаменателем является международное право. В дипломатии важно умение не только достигать политического компромисса, но и выражать его специфическим юридическим языком. В этом и состоит диалектическое единство и взаимодействие внешней политики, дипломатии и международного права.
Ни внешняя политика, ни дипломатия не должны вступать в противоречие с международным правом, являющимся единственным общим языком межгосударственного общения.
Международное право оказывает непосредственное воздействие на внешнюю политику государства и его дипломатию.
Бытует мнение о том, что в международных отношениях сила доминирует над правом. Это мнение ошибочно, поскольку отдельные факты силового решения вопросов в международной жизни не могут образовать общего правила.
Один из основателей науки международного права, голландский юрист Гуго Гроций еще в 1625 году писал в своем труде "О праве войны и мира": "Народ, нарушающий право естественное и право народов, подрывает основу своего собственного спокойствия в будущем".
Международное право - средство дальнейшей демократизации и гуманизации современной системы международных отношений.
Идеал будущего - превращение международного права в истинный кодекс поведения всех народов.
8. Система международного права
Система международного права - объективно существующая целостность внутренне взаимосвязанных элементов: общепризнанных принципов международного права, договорных и обычно-правовых норм, отраслей и институтов международного права. В этой системе находится место и резолюциям международных организаций, и решениям арбитражных и судебных международных органов.
Отрасль международного права - совокупность юридических норм, регулирующих отношения субъектов международного права в определенной области, которая составляет специфический предмет международного права, обладает большой степенью универсальной кодификации и характеризуется наличием принципов, применимых к данной конкретной области правоотношений.
Международно-правовой институт - это группа норм и принципов, регулирующих определенную область правоотношений (например, институт признания государств, институт международной ответственности и т.д.). И отрасли, и институты международного права являются его неотъемлемой составной частью.
Систему международного права нельзя отождествлять с системой науки международного права. Первая - объективно существующее социальное явление, вторая - результат научной мысли отдельных юристов или коллективов юристов-международников, международное право в субъективном понимании и изложении. Значение системы науки международного права состоит в том, что она является своего рода нитью Ариадны в огромном лабиринте многосторонних и двусторонних договоров, которыми связано каждое государство.
Существует множество научных определений понятия международного права. Наиболее общим является следующее: система юридических норм и принципов, регулирующих международные отношения и выражающих согласованную волю государств, обусловленную действием закономерностей международных отношений на определенном этапе развития цивилизации.
Контрольные вопросы
1. Каковы особенности системы международного права?
2. В чем состоят функции международного права?
3. Как соотносятся международное и внутригосударственное право?
4. Как происходит образование норм международного права?
5. Как соотносятся международное публичное и международное частное право?
6. В чем проявляется взаимодействие внешней политики, дипломатии и международного права?
7. Попытайтесь сформулировать свое определение понятия международного права.
Литература
Мартене Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. - Т. I-II. - М., 1996.
Словарь международного права. - М., 1986.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. I. - М., 1996. - Разд. I.
Левин Д.Б. Международное право, внешняя политика и дипломатия. - М, 1981.
Тункин Г.И. Теория международного права. - М., 1970.
Международное право в современном мире / Под. ред. Ю.М. Колосова. - М., 1991.
Глава 2. История и наука международного права
1. Периодизация истории международного права
История международного права неразрывно связана с историей международных отношений, с историей человеческой цивилизации, в частности с возникновением так называемых центров человеческой цивилизации. В древности к ним относились районы Древнего Китая, Древней Индии, долины рек Нила, Тигра и Евфрата, Греция и Рим. По мере развития человеческого общества появились и иные центры международной жизни (в Африке, Азии и др.). Государства, которые располагались в таких центрах, поддерживали разнообразные отношения между собой, что вело к возникновению международно-правовых норм.
Международно-правовые нормы, регулировавшие отношения государств, расположенных в региональных центрах, носили преимущественно двусторонний характер, однако наряду с ними существовали и нормы регионального характера. Общее в развитии государств различных регионов предопределило появление сходных международно-правовых норм.
Ряд международно-правовых норм, которые возникли в глубокой древности, претерпели различные изменения и вошли в современное международное право, например некоторые нормы, относящиеся к дипломатическому праву и к праву международных договоров.
В истории международного права вопрос о ее периодизации является наиболее спорным и сложным, поскольку нет каких-либо общепризнанных критериев. Хотя периодизация истории международного права неотделима от периодизации истории международных отношений, первая имеет свои особенности, обусловленные тем, что процесс возникновения, развития и формирования международно-правовых норм тесно связан с переломными моментами истории. В связи с этим можно дать такую периодизацию истории международного права: международное право в древности, международное право в средние века (с V в. до Вестфальского мира 1648 г., завершившего Тридцатилетнюю войну) и международное право в новое время. Последний период можно подразделить на международное право с 1648 года до Венского конгресса 1815 года, которым завершилась эпоха наполеоновских войн, с 1815 года до окончания Первой мировой войны и Версальского мирного договора 1919 года; с 1919 года до завершения Второй мировой войны и создания в 1945 году Организации Объединенных Наций. В настоящее время развитие международного права происходит под знаком системы ООН, в которую кроме самой ООН входят специализированные учреждения ООН.
Каждый исторический период накладывал свой отпечаток на международное право и являлся определенной вехой в его развитии.
2. Международное право в древности
Возникновение первых государств, как свидетельствуют исторические источники, относится к концу IV - началу III тысячелетия до н.э. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что вступление первых государств в отношения между собой привело к образованию международно-правовых норм, однако говорить о возникновении системы международного права было бы преждевременно.
Сохранившиеся исторические памятники свидетельствуют, что государства вели переговоры по таким вопросам, как окончание войн, заключение договоров, оформление союзнических отношений и др. Для ведения переговоров направлялись посольства. Следует иметь в виду, что как в древние времена, так и в последующие на развитие международного права большое влияние оказывали войны.
В основе международно-правовых норм древности лежали обычаи, которые регулировали отношения между племенами, а также между племенами и первыми государствами. Международно-правовые обычаи на протяжении столетий оставались основным источником международного права.
Наряду с обычаями государства для регулирования своих отношений заключали договоры первоначально в устной форме. Появление письменности способствовало дальнейшему развитию договорных отношений между государствами, в том числе в письменной форме.
Одним из древнейших договоров, дошедших до нас, является высеченный на каменном блоке договор о границах, заключенный в 2100 году до н.э. между городами-государствами Лагаш и Умма в Южной Месопотамии (в Двуречье). В договоре предусматривалось, что гарантами его исполнения выступали боги.
Наибольшую известность получил договор, заключенный в 1296 году до н.э. между египетским фараоном Рамзесом II и царем хеттов Хаттушилем II, которым устанавливался военный союз: в случае
нападения какого-либо врага на владения договаривающихся сторон они обязывались оказать военную помощь друг другу. Такая же помощь должна была оказываться и в случае мятежей в подвластных владениях. В договоре предусматривалась также выдача перебежчиков со всем имуществом. В качестве гарантов соблюдения договора призывались египетские и хеттские боги и богини. Нарушителю договора грозили страшные небесные кары.
В первом тысячелетии до н.э. большую роль в международных отношениях на Ближнем и Среднем Востоке играли такие государства, как Ассирия, Вавилон, Персия, Урарту. Договоры, которые заключались в это время, также касались вопросов войны, захвата земель, получения дани, образования военных союзов, закрепления династических связей.
В этом же тысячелетии возникли государства в Древнем Китае и Древней Индии. Исторические памятники свидетельствуют о том, что древнекитайские государства поддерживали регулярные дипломатические связи, заключали международные договоры. Послы пользовались неприкосновенностью. Для разрешения международных вопросов созывались съезды государей. В частности, на одном из съездов (VI в. до н.э.) был заключен договор о мирном разрешении споров и о третейском суде. Для отражения нападения внешних врагов заключались военные союзы.
На международные связи древнеиндийских государств большое влияние оказывали законы Ману, которые представляли собой свод различных постановлений относительно политики, ведения переговоров, способов ведения войны, вопросов международного права. Древнеиндийские государства признавали неприкосновенность посольств. Большое значение придавалось международным договорам, которые подразделялись на договоры, заключаемые в мирное время, и договоры, вызванные войной. Считалось, что государства могут отказаться от исполнения договоров только в том случае, если могут дать этому соответствующее обоснование. Особое значение придавалось правилам ведения войны. В частности, различались справедливые и несправедливые войны. Запрещалось использовать отравленное оружие, убивать стариков, женщин и детей, хранителей храмов, пленных. Раненых полагалось отпускать на свободу.
В VIII веке до н.э. возникли древнегреческие города-государства (полисы). В Древней Греции считалось, что только греческие государства и их колонии подпадают под действие права. Это обусловливалось тем, что полноправными гражданами считались лишь греки, а негреки относились к варварам.
Древнегреческие государства поддерживали между собой разнообразные связи. Эти связи осуществлялись в ранний период греческой истории специальными представителями государств-полисов - вестниками или глашатаями. Впоследствии отношения между государствами стали поддерживаться путем направления посольств. Во главе посольства стоял посол, которому вручалась грамота, состоявшая из двух сложенных вместе навощенных дощечек (диплома). Отсюда и происходит слово "дипломатия". Вестники и послы пользовались неприкосновенностью и находились под покровительством богов.
Договоры между греческими государствами заключались по самым различным вопросам. Среди них можно отметить мирные договоры, договоры о союзах, об арбитраже, о правовом положении иностранцев и др. Исполнение договоров обеспечивалось клятвами либо в некоторых случаях заложниками.
Греческие города-полисы заключали союзы двух видов: религиозно-политические - амфиктионии (например, Дельфийско-Фермопильская) и военно-политические - симмахии (например, Лакедемонская, Афинская симмахии, Этолийский и Ахейский союзы). Эти союзы являлись, в сущности, предвестниками современных международных организаций. Они действовали на постоянной основе, имели высшие органы. Члены союзов, независимо от их величины и значения, имели по одному голосу, а решения принимались большинством голосов.
Из-за бесправного положения иностранцев на территории городов-полисов в Древней Греции появился такой институт, как проксения (гостеприимство). Проксеном назначался какой-либо гражданин, главной функцией которого являлось оказание покровительства иностранцам. Кроме того, проксен защищал интересы иностранного государства и был посредником между таким государством и городом-полисом, гражданином которого он являлся. Некоторые ученые видят в проксении зачатки современного института консулов.
Греческие города-полисы выработали определенные правила, касающиеся войн. В сущности, эти правила являлись определенными международно-правовыми нормами. Среди этих правил можно выделить следующие. О начале войны следовало официально объявить. Запрещалось применять отравленное оружие. В то же время убийство женщин, детей, стариков в захваченных вражеских городах считалось правомерным действием. Греки не знали режима пленных, которых либо убивали, либо обращали в рабство. Существовали и определенные запреты. Так, запрещалось убивать укрывавшихся в храмах. Посягательство на места погребения считалось святотатством. Разрешалось хоронить погибших противников. Во время войны между греческими полисами всем грекам разрешалось посещать общественные игры и храмы, приносить жертвоприношения.
Древняя Греция рассматривала войну как крайнее средство. Кроме того, войны подразделялись на законные и незаконные. Для ведения законной войны необходимы были причины, в качестве которых выступали защита от нападения, исполнение союзных обязательств и др.
Известен был Древней Греции и такой институт, как третейское разбирательство. Чаще всего в качестве третейского суда выступали симмахии. В третейских судах рассматривались вопросы окончания войн, споры о границах и т.д.
В трудах древнегреческих философов и историков (Аристотель, Геродот, Ксенофонт, Платон, Плутарх и др.) можно встретить отдельные рассуждения по некоторым вопросам международного права, особенно таким, как война, правовое положение пленных, отношения между греками и варварами.
Значительная роль в становлении международного права принадлежит Древнему Риму, на международную практику которого оказала влияние Древняя Греция.
Древний Рим осуществлял свои отношения с другими государствами с помощью специальной жреческой коллегии фециалов, на которую возлагались функции объявления войны, заключения мира, договоров о дружбе, союзных договоров, охраны международных договоров, предъявления претензий иностранным государствам и др.
Все войны, которые вели римляне, считались справедливыми. К справедливым войнам относились войны, о начале которых заблаговременно объявлялось. Процедура объявления войны осуществлялась фециалами. При ведении войны римляне не знали никаких ограничений: захваченные города, жители и все имущество считались законной добычей, а пленных либо убивали, либо обращали в рабство.
Однако следует отметить, что римляне считали недопустимым применение отравленного оружия.
Иностранцы, находящиеся на территории Рима, не пользовались какой-либо правовой защитой. Они могли быть обращены в рабство, а имущество захвачено. Из этого положения было исключение в отношении лиц, прибывавших из дружественных государств, то есть государств, с которыми Рим заключил договор о дружбе.
В Древнем Риме, как и в Древней Греции, существовал институт покровительства иностранцам. Данное положение и привело к назначению специального лица - praetor peregrinus, в функции которого входили дела, связанные с участием иностранцев. В результате деятельности преторов появились правила, определяющие правовое положение иностранцев. В конечном счете в Древнем Риме возникло jus gentium - право народов. Под ним понималось право, которое применялось ко всем лицам - как к римлянам, так и к иностранцам.
В эпоху рецепции римского права в Европе jus gentium привело к возникновению в науке и практике государств понятия "международное право".
Древний Рим осуществлял свои связи с иностранными государст-' вами и с помощью посольств. Посольства направлялись для ведения переговоров, подписания договоров, для арбитражного разрешения
споров, заключения мира. Римляне признавали неприкосновенность иностранных послов, в том числе и послов вражеских государств.
Несмотря на то что в Риме право получило значительное развитие, в трудах римских ученых можно обнаружить лишь отдельные высказывания, относящиеся к международному праву. В частности, М. Цицерон выделял справедливые войны, к которым относились войны, предварительно объявленные. Д. Ульпиан считал, что к праву народов относятся занятие и укрепление местностей, возведение на них строений, войны, плен, рабство, мирные договоры, перемирие, запрет оскорблять послов.
Римское право оказало большое влияние на последующее развитие правовой науки, в том числе и международного права. В частности, под влиянием греческих стоиков римские юристы развили идею естественного права, под которым понималось право, вытекающее из природы. В связи с этим естественное право распространяет свое действие на все лица, на все народы. Впоследствии эта идея нашла свое отражение и в международно-правовой науке.
3. Международное право в Средние века (с V в. до Вестфальского мира 1648 г.)
В 476 году пала Западная Римская империя. Ей на смену пришли европейские государства. Первые из них стали возникать еще до падения Рима.
Процесс становления европейских государств завершился к IX веку и сменился периодом феодальной раздробленности, который продолжался вплоть до появления абсолютистских монархий (XVI-XVII вв.). Кроме европейских государств, на территории Римской империи на Ближнем и Среднем Востоке возник Арабский халифат.
Несмотря на то что Средние века характеризуются ведением государствами постоянных войн, развитие государственности, необходимость вступать в разнообразные международные отношения, прежде всего в мирные и торговые, вели к появлению отдельных институтов международного права. Большую роль на Европейском континенте играло христианство. В сущности, христианство выступило духовной объединяющей силой европейских государств. Оно оказывало смягчающее влияние на суровые международные отношения того периода, ограничивало царящий в те времена произвол. На католических церковных соборах решались не только церковные дела, но и вопросы, относящиеся к международному праву.
С XII века начинается рецепция римского права, в связи с чем на международные позиции государств наравне с Библией и церковными актами стало оказывать влияние и римское право. Именно римское право обусловило развитие ряда институтов международного права,
касающихся, например, способов приобретения территории, международных договоров. Поскольку римское право в основном было гражданским, то и развивающиеся под влиянием римского права международно-правовые институты приобретали цивилистическую окраску.
С XV века появляются постоянные посольства. Послы, как и прежде, пользуются неприкосновенностью. Принцип неприкосновенности распространяется и на помещения, занимаемые посольством. Значительную роль в укреплении принципа неприкосновенности послов сыграла церковь, которая рассматривала послов как находящихся под ее покровительством. Приобрел большую остроту вопрос о старшинстве послов.
С XIII века в купеческих колониях итальянских городов-республик появляются консулы, основной функцией которых было разрешение споров между согражданами и защита их интересов в иностранных государствах, на территории которых они находились.
Иностранцы находились в бесправном положении. Любой иностранец, оказавшийся на территории какого-либо феодала без специального разрешения или проживший там больше года, превращался в крепостного, а имущество переходило в собственность феодала. В это же время получило большое распространение береговое право, согласно которому люди, потерпевшие кораблекрушение, и их имущество попадали под власть феодала, в чьих владениях находился берег. В целях защиты прав иностранцев в международные договоры стали включаться соответствующие положения.
С XVI века европейские государства стали заключать с мусульманскими странами, начиная с Турции, договоры, в которых предусматривался режим капитуляций. Сущность режима капитуляций заключалась в предоставлении только европейским христианам льгот и изъятий в облаете судопроизводства, налогов и повинностей.
Получает дальнейшее развитие право международных договоров. Договоры заключаются не только по вопросам, связанным с окончанием войны или передачей территории, но и относящимся к развитию и укреплению международных политических и торговых отношений, династических связей. Особое внимание в договорной практике государств уделяется вопросу обеспечения выполнения международных договоров. Основным таким средством являлась торжественная религиозная клятва, сопровождавшаяся целованием креста и Евангелия. Нарушителю договора грозили возможность интердикта* и отлучение от церкви. Однако религиозная клятва постепенно становилась недостаточной, и государства начали прибегать к таким мерам, как поручительство (гарантии) третьей стороны (чаще всего Папы римского или императора Священной Римской империи), взятие или обмен заложниками, залог ценностей или территорий.
* Интердикт - полное или частичное временное запрещение совершать богослужение и религиозные обряды, налагавшиеся Папой римским или епископами на отдельных лиц либо на определенную территорию (город, государство).
Успехи в мореплавании и судостроении оказывали влияние не только на развитие международных связей, но и на международное право. В частности, в Средние века государства стали претендовать на прилегающие к их берегам морские пространства. Так, Венеция притязала на Адриатическое море, Генуя и Пиза - на Лигурийское, Англия - на прилегающие к ее берегам морские пространства.
Великие географические открытия в XV и XVI веках обусловили притязания таких могущественных в те времена морских держав, как Испания и Португалия, на обширные морские пространства. Чтобы предотвратить военные столкновения, сначала Папа римский Александр VI в 1493 году утвердил раздел Атлантического океана между Испанией и Португалией, а затем эти государства заключили в 1494 и 1529 годах договоры о разделе между собой земель, которые омывались водами Атлантического, Тихого и Индийского океанов, а также пространства этих океанов.
Однако с этим не могли смириться другие государства. В конце XVI века и в начале XVII века Англия, а также Нидерланды выступили за свободу открытого моря. Теоретическое обоснование принципа свободы открытого моря дал Г. Гроций в опубликованной в 1609 году работе "Свободное море". Он также обосновал право государств на прибрежные воды, то есть на территориальное море. Иными словами, в международном праве стали появляться нормы, призванные регулировать отношения государств в связи с использованием Мирового океана. Эти нормы касались не только правового режима судов в таких пространствах, как территориальное море и открытое море, но и в портах. На становление правового режима портов оказали большое влияние сборники морских обычаев, такие как Родосское право, Олеронские свитки, Консолато дель маре, Висбийские законы и др.
В Средние века война считалась естественным состоянием, и средства и способы ее ведения ничем не ограничивались. Имущество неприятеля в случае его поражения доставалось победителю. Захваченные города и поселения подвергались разграблению. Однако существовали определенные обычаи, которые в той или иной степени соблюдались государствами. В частности, государства прибегали к обоснованию начала войны. Кроме того, началу войны предшествовало ее официальное объявление. Постепенно войны стали подразделять на законные и незаконные. Законная война должна была быть обязательно объявлена.
На церковных соборах принимались постановления, направленные на ограничение способов и средств ведения войны, а также
торговли оружием. Так, Латеранский собор в 1139 году запретил использовать арбалеты, продажу мусульманам судов и оружия под угрозой отлучения от церкви.
Пленных не запрещалось убивать. Это же относилось и к раненым. Тем не менее появлялись и такие ограничения, как запрещение убивать безоружных и просящих пощады. Поскольку в европейских государствах рабства не существовало, то постепенно стали использовать выкуп пленных.
Развитие морской торговли обусловило появление специальных норм, касающихся ведения морских войн. В частности, в XIII- XIV веках возникает институт каперства. Капер - любой частный судовладелец, получивший от государства каперское свидетельство на захват неприятельских судов и находящегося на них имущества. Захваченные суда и имущество получили наименование приза.
В Средние века получают дальнейшее развитие такие мирные способы разрешения международных споров, как посредничество и арбитраж. Заключаются специальные договоры об арбитражном разбирательстве.
В IX веке появляется Древнерусское государство. Его международная практика, как и практика последующих русских государств, в принципе не отличалась от практики западноевропейских. В частности, это относится к войнам, договорам, положению пленных и т.д. В то же время нужно обратить внимание на то, что в некоторых случаях эта практика имела отличия. Так, еще в договорах Киевской Руси с Византией 911 и 944 годов предусматривался отказ Руси от берегового права.
Хотя в рассматриваемый период самостоятельной науки международного права не было, в трудах богословов, философов и юристов можно встретить отдельные высказывания по вопросам международного права. Большое влияние на взгляды ученых средневековья оказал труд жившего в 345-430 годах Августина Блаженного "О граде божьем". В этом труде обосновывалась необходимость соблюдения международных договоров. Августин Блаженный подразделял войны на справедливые и несправедливые. Войны могут рассматриваться как справедливые только в том случае, если их начало было вызвано законными причинами, например необходимостью отражения нападения врагов. Другой богослов, Фома Аквинский (1225-1275 гг.), также подразделял войны на справедливые и несправедливые. Справедливой война может считаться в том случае, если она вызвана, например, необходимостью к принуждению исполнения договорных обязательств.
Взгляды Фомы Аквинского оказали большое влияние на последующие правовые концепции, в том числе и международно-правовые. Прежде всего это касается его идеи о естественном праве, которое он рассматривал в качестве части божественного права.
Из юристов можно выделить итальянцев Бальда (1237-1327 гг.) и Бартола (1314-1350 гг.), которые в своих трудах, в частности, затронули вопрос о законности заключенных монархами международных договоров.
В XVI столетии ученые все больше внимания уделяют вопросам международного права. Так, испанский теолог Ф. Виториа, вопреки политике Испании, считал, что индейцы Америки должны рассматриваться в качестве народов со своими законными интересами. Война испанцев против индейцев может быть оправдана только на основе справедливой причины. Поскольку он полагал, что международное право является частью естественного права, то и народы, проживающие за пределами Европы, подпадают под его действие.
Можно также отметить такого выдающегося ученого, как А. Джен-тили (1552-1608 гг.), который известен своими работами "О посольствах" (1585 г.) и "Право войны" (1598 г.). Эти работы оказали заметное влияние на развитие науки международного права. Он выделял справедливые войны, для ведения которых необходимы справедливые причины. И далее: посол, хотя и совершивший преступление, может быть подвергнут судебному преследованию, однако в интересах государства его следует выслать.
Необходимо отметить, что в XVI столетии появляется понятие суверенитета. Это понятие было выдвинуто и научно обосновано французским ученым Ж. Боденом (1530-1596 гг.) в его произведении "Шесть книг о республике", вышедшем в 1576 году. Под суверенитетом понималась абсолютная и постоянная власть монарха. Она проявляется: в издании законов, которые распространяют свое действие на все лица и учреждения государства; в решении вопросов войны и мира; в назначении должностных лиц; в действии в качестве высшего суда; в помиловании. В XVII веке понятие суверенитета было воспринято международным правом, и с тех пор суверенитет признается необходимым юридическим свойством государства.
В конце рассматриваемого исторического периода появляется первое систематизированное произведение, в котором исследованы все основные вопросы международного права. Это труд Гуго Гроция (1583-1654 гг.) "О праве войны и мира. Три книги", вышедший в 1625 году. Его влияние на развитие как науки международного права, так и самого международного права весьма велико. Г. Гроций понимал международное право как право, основанное на соглашении государств (на договоре или обычае). В то же время он считал, что источниками международного права являются природа либо божественные законы. Иными словами, Г. Гроций различал естественное право и позитивное (положительное) право.
Эти взгляды впоследствии обусловили появление в юридических науках двух направлений - естественного права и позитивного права.
4. Международное право с 1648 года до 1815 года
1648 год знаменуется заключением Вестфальского мира, завершившего Тридцатилетнюю войну в Европе (1618-1648 гг.), вызванную прежде всего религиозными причинами.
Вестфальский договор - это два связанных между собой подписанных 24 октября 1648 г. договора: Оснабрюкский и Мюнстерский. Первый подписали император Священной Римской империи с союзниками с одной стороны и Швеция с союзниками - с другой. Мюнстерский договор подписали император Священной Римской империи и Франция с союзниками. Со стороны Швеции гарантом Вестфальского мира выступил великий князь Московский.
Этот договор разрешил ряд международно-правовых вопросов, что оказало существенное влияние на последующее развитие международного права и на историю европейских государств. Им впервые была установлена система политического равновесия, сущность которой заключалась в том, что созданная договором общность европейских государств считалась неизменной и против государства - нарушителя договорных положений могла вестись справедливая война.
Договор признал равенство вероисповеданий - католического и протестантского. Кроме того, был подтвержден Аугсбургский договор 1555 года, в соответствии с которым религия монарха определяла религию его подданных.
Все государства не только считались равноправными, но и обладающими правом на территорию и верховенством, то есть признавался суверенитет государства на его территорию. Были признаны в качестве независимых государств Швейцария и Нидерланды. Германские государства (в количестве 355) получили независимость, но с одним условием: они не имели права заключать договоры, которые могли бы нанести ущерб интересам других германских государств.
Вестфальский договор содержал положения, направленные на ограничение войны в ответ на нарушение договора. В течение трех лет государства должны были попытаться решить спор путем заключения мирного соглашения или судебного разбирательства. И только в том случае, если спор не мог быть решен названными способами и все участники договора приходили к такому выводу, потерпевший имел право обратиться к войне. Однако данное положение так и не было применено на практике.
Вестфальский договор заложил основу классического международного права, которое формировалось в последующие столетия.
Наряду с нормами международного права, провозглашенными Вестфальским договором, в XVII-XVIII веках появлялись новые и претерпевали изменения действовавшие международно-правовые нормы.
Развитие международного права в этот период непосредственно связано с идеей равноправия государств и понятием суверенитета, который олицетворялся с независимостью и полновластием государства. В то же время равноправие не всегда признавалось. В частности, соблюдалась определенная иерархия послов в зависимости от того, какое- государство они представляли. Так, французские и испанские послы при английском дворе требовали более почетного места для себя по сравнению с другими.
В посольском (дипломатическом) праве утвердился принцип неприкосновенности посла, а также неприкосновенности посольских помещений. Было признано, что посол неподсуден судам государства пребывания за совершенные преступления или долги.
Рост международной торговли и ее значение для внутренней экономики вызвали интерес государств к такому институту, как консулы. Если раньше консулы выбирались купцами из своей среды или из почетных граждан, то теперь консулы находятся на государственной службе и назначаются только государствами. Правовое положение консулов и их функции закрепляются в международных договорах. Особое значение консульской службе придавал Наполеон I.
Среди договоров этого периода выделяются договоры о торговле и мореплавании, которые, в частности, касались правового положения иностранцев. Появившийся еще в XV веке принцип наибольшего благоприятствования широко используется в договорной практике XVIII столетия. Под ним понималось предоставление подданным договаривающихся государств таких же прав и льгот, какие они предоставили подданным третьих государств.
Приобретение территорий осуществлялось на основе цессии; при этом использовались ее разнообразные формы (обмен, купля-продажа, дарение и др.). Колонизация новых земель обусловила появление такого института, как первичная оккупация в качестве основания завладения ничейной территорией.
Колонизация территорий была связана с успехами в мореплавании, что не могло не сказаться и на правовом режиме морских пространств. Появляются такие международно-правовые институты, как открытое море и территориальное море. В частности, термин "территориальное море", появившийся в конце XVIII столетия, стал впоследствии общепризнанным. Государство имело право на такое пространство территориального моря, ширина которого определялась дальностью пушечного выстрела. Поскольку в конце XVII и на протяжении XVIII века эта дальность не превышала трех миль, это явилось основанием для образования соответствующего обычая. Было признано, что открытое море находится в общем пользовании, что привело к закреплению принципа свободы открытого моря.
Законы и обычаи войны по-прежнему оставались жестокими. Появление наемных армий способствовало произволу в войнах. Воюющие государства не проводили различия между комбатантами и некомбатантами. Однако уже во второй половине XVIII столетия
заключаются договоры, в соответствии с которыми признается на взаимной основе неприкосновенность военных госпиталей, оказание помощи взятым в плен больным и раненым, неприкосновенность мирных жителей (женщин, детей и других лиц).
В XVIII столетии нейтралитет стал пониматься как полное неучастие нейтрального государства в войне и отказ от оказания какой-либо помощи воюющим.
В морской войне признавалось каперство, однако только государство было вправе выдавать каперские свидетельства. Наряду с эффективной блокадой широко применялась и фиктивная, "кабинетная" блокада. Каждое государство само определяло, какие товары относятся к контрабанде. Это вело к произволу, прежде всего каперов, при захвате призов. Выдвигается принцип "неприятельского заражения", когда груз, принадлежащий неприятельскому государству или его подданным и находящийся на нейтральном судне, подлежал захвату в качестве законного приза. Делаются попытки определить путем заключения договоров (например, Утрехтские договоры 1713 г.), какие предметы составляют военную контрабанду.
Значительной вехой в развитии законов и обычаев морской войны стала Декларация о вооруженном нейтралитете, с которой в 1780 году выступила Россия. В ней выдвигались следующие принципы права морской войны: свобода плавания нейтральных кораблей (военных и гражданских) даже вблизи берегов воюющих государств; запрет захвата на нейтральных судах собственности, принадлежащей подданным неприятельских государств (принцип "флаг покрывает груз"); определялось, какие предметы составляют военную контрабанду; признавалась только эффективная блокада, условия установления которой определялись Декларацией. Положения Декларации легли в основу двусторонних договоров, заключенных Россией, либо были в одностороннем порядке признаны некоторыми государствами.
Революция во Франции 1789-1793 годов оказала существенное влияние на все последующее развитие международного права. Идеи, выдвинутые в ходе революции и частично закрепленные в Декларации прав человека и гражданина 1789 года, а также Конституциях Франции 1791 и 1793 годов, касались таких вопросов, как признание суверенитета народа, невмешательство во внутренние дела, признание неприкосновенности территории, правовое положение иностранцев (иностранцы на территории Франции обладали теми же правами, что и французы). Вводится понятие гражданина, что предполагает наличие у индивида не только обязанностей по отношению к государству, но и прав. Революционные идеи оказали значительное влияние на последующее развитие международного права.
Франция в вопросах ведения войны проводит различие между комбатантами и мирным населением.
Но особое значение Декларация прав человека и гражданина 1789 года имела для последующего развития прав и свобод человека и гражданина как институтов внутреннего и международного права.
В рассматриваемый период формируется наука международного права, которая начинает оказывать существенное влияние на международные отношения. Под влиянием Г. Гроция определились два направления - естественно-правовое и позитивно-правовое. Яркими представителями естественно-правового направления были X. Вольф, С. Пуффендорф и др., а позитивного - К. Бинкерсхук, Р. Зеч, Ж.-Ж. Мозер. Так, С. Пуффендорф (Германия) отождествлял международное право с естественным правом и отрицал юридическое действие обычаев, а также отказывался признавать договоры в качестве основы международного права. В свою очередь, позитивисты Р. Зеч (Англия) и К. Бинкерсхук (Голландия) полностью отвергали естественное право.
В то же время некоторые ученые подходили к пониманию международного права с позиции единства естественного и позитивного права (представителей этого направления называют гроцианцами). Так, швейцарский ученый Э. Ваттель в своем произведении "Право народов, или Принципы естественного права, применяемые к поведению и делам наций и суверенов" (1758 г.) писал, что в международном праве следует различать естественное и позитивное право. Первое является необходимым элементом права народов, которое предписано природой и обязательно для всех народов и всех людей. Позитивное, или производное, право является продуктом деятельности государств. В его основе лежит согласие государств. Заслугой Э. Ваттеля является то, что он, в частности, обосновал концепцию равенства государств, полагая, что малая республика обладает таким же суверенитетом, что и могущественное королевство. Г.Ф. Мартене (Германия), хотя и различал естественное и позитивное международное право, главное внимание в своих трудах уделял позитивному праву, подразделяя его на обычное и конвенционное. Он считал, что естественное международное право связывает все народы, а позитивное действует только в Европе.
Труды Э. Ваттеля и Г.Ф. Мартенса пользовались большой "популярностью и оказали влияние на международно-правовую науку XIX столетия.
Начиная с конца XVII столетия стали появляться сборники международных договоров. Первым был сборник, выпущенный в 1693 году Г.В. Лейбницем под названием "Кодекс дипломатии и международного права". Г.Ф. Мартене издал "Собрание договоров о союзе", восемь томов которого вышли в период с 1791 по 1801 год. Издание этого собрания с дополнениями продолжалось и в начале XX века.
В этот период в России также появляются работы, затрагивающие некоторые вопросы международного права. Наиболее известны "Рас-
суждения..." П. Шафирова о законных причинах войны России со Швецией (издана в 1717 г.). В своей работе П. Шафиров рассмотрел такие вопросы, как положение дипломатических агентов воюющих государств в начале военных действий, положение подданных воюющих государств на территории противника, сражающееся и мирное население, положение пленных, репрессалии и капитуляции. Вышли и такие работы, как "Сокращение естественного права" (1722 г.) В.Т. Золотницкого, "О первенстве и председательствовании европейских государей, их послов и министров" (1792 г.) П.А. Левашова, "Рассуждения о мире и войне" (1798 г.) В.Ф. Малиновского, обосновавшего в своей работе необходимость создания международной организации, основной целью которой было бы обеспечение мира.
5. Международное право с 1815 года до окончания Первой мировой войны
С 1795 года начались захватнические войны Франции, которые разрушили Вестфальскую систему равновесия. Франция в течение 15-летнего периода непрерывных войн отказалась от прогрессивных международно-правовых идей, выдвинутых во время французской революции.
В результате победы коалиционных сил над Францией произошли изменения не только на политической карте Европы. Государства-победители стремились создать новый международный порядок, который был бы основан на принципах равновесия и легитимизма. Принцип легитимизма означал обеспечение сохранения территориальных приобретений, а также внутреннего правопорядка от революционных потрясений.
XIX столетие характеризуется тем, что многие международные вопросы стали решаться на международных конгрессах (конференциях), в которых принимали участие все или почти все европейские государства. Начало этой практике положил Венский конгресс 1814-1815 годов, созванный в связи с разгромом Наполеона I. В нем принимали участие все европейские государства (за исключением Турции). Акты Венского конгресса 1815 года сыграли значительную роль в развитии международного права. Этими актами признавались свобода судоходства по некоторым европейским рекам, постоянный нейтралитет Швейцарии и единообразие в рангах различных дипломатических представителей. Особое значение имела "Декларация держав об уничтожении торга неграми".
На этом конгрессе был создан Священный союз в составе России, Пруссии и Австрии, к которому присоединились впоследствии Великобритания и Франция. Этот союз, в сущности, присвоил себе функции на основе принципа легитимности выступать гарантом территориальной стабильности в Европе и внутреннего правопорядка от революционных посягательств. Уже в 1821 году во имя принципа легитимности войска Австрии вторглись в Неаполь и Сардинию, а войска Франции - в Испанию в 1823 году в целях защиты королевской власти. В противовес этому принципу, в связи с революционными выступлениями в Венгрии в 1848 году ряд государств выступил за признание принципа невмешательства.
Идеи французской революции в области прав человека, несомненно, оказали влияние на возникновение принципа национальности, который лег в основу образования национальных государств и освобождения народов от иноземного господства (Греция, Бельгия, Италия, Болгария, Сербия, Черногория, Румыния).
Правовое положение иностранцев становится более обеспеченным, поскольку ряд государств предоставляет им в основном те же права, что и собственным гражданам. Возникает институт предоставления права убежища политическим эмигрантам.
Колонизация территорий в Африке и связанные с ней спорные вопросы о принадлежности той или иной территории вызвали необходимость созыва в 1884 году конгресса в Берлине. На этом конгрессе было решено, что право открытия "ничейной" территории не является достаточным правовым основанием для оккупации территории. Оккупация должна быть эффективной, то есть государство должно осуществлять в отношении этой территории акты власти. Кроме того, об акте оккупации государство должно сообщить (нотифицировать) другим государствам. На этом конгрессе также была признана свобода судоходства по реке Конго.
В международном праве признавались такие способы территориальных изменений либо территориальных приобретений, как цессия в разнообразных формах и плебисцит. Так, в 1867 году Россия продала США Аляску, в 1863 году Великобритания уступила Греции Ионические острова. В практике государств стало признаваться, что покупка означает приобретение территории, но не населения. Поэтому населению уступаемой территории предоставляется право оптации гражданства.
Плебисциты проводились в 1858 году в Румынии, в 1860 году в Ницце и Савойе.
Международное морское право получает дальнейшее развитие. Ни одно государство не ставит под сомнение существование таких институтов международного морского права, как открытое море и территориальные воды. Кроме того, появляется настоятельная потребность в регулировании отдельных видов пользования морскими пространствами. В частности, заключаются как двусторонние, так и многосторонние договоры относительно рыболовства и добычи отдельных видов живых ресурсов, например котиков, тюленей и др.
Появляются такие понятия, как исторические заливы и прилежащие зоны.
Развитие экономики и связанный с ней научно-технический прогресс привели к созданию международных организаций. Были образованы Международный союз для измерения земли (1864 г.), Международный телеграфный союз (1865 г.), Всемирный почтовый союз (1874 г.), Международный комитет мер и весов (1875 г.), Международный союз для охраны промышленной собственности (1886 г.), Международный противоневольнический союз (1890 г.), Международный союз для публикации таможенных тарифов (1890 г.), Международный союз железнодорожных товарных сообщений (1890 г.) и др.
Большое распространение получили договоры, роль которых в регулировании международных отношений значительно возросла. Заключались не только мирные договоры или договоры, связанные с территориальными изменениями, но и договоры о торговле, мореплавании, по консульским вопросам, о взаимной судебной помощи, о выдаче (экстрадиции) преступников, о рыболовстве, по вопросам связи и транспорта и др. Появились многосторонние договоры, например по борьбе с пиратством, торговлей женщинами, распространением порнографических изданий и т.п.
Для разрешения международных споров государства часто прибегали к международному арбитражу. Известны арбитражные решения споров между Великобританией и США в 1870 году по делу крейсера "Алабама", между Россией и США в 1893 году по поводу захвата американских судов, осуществлявших добычу котиков, между Венесуэлой и Великобританией в 1897 году по спору о Британской Гвиане, и многие другие.
Законы и обычаи войны претерпели существенные изменения. Для регламентации способов и средств ведения войны созываются международные конгрессы. Так, в 1856 году на конференции в Париже принимается Декларация о праве морской войны, которая, в сущности, подтверждает положения Декларации о вооруженном нейтралитете 1780 года, дополняя их лишь новым правилом о запрете каперства. В 1868 году в Санкт-Петербурге подписывается Декларация об отмене употребления взрывчатых и зажигательных пуль. Но особое значение имели созванные по инициативе России в 1899 и 1907 годах Первая и Вторая Гаагские конференции мира. На этих конференциях были приняты акты о законах и обычаях войны, учреждена Постоянная палата третейского суда.
Формирование классического международного права начиналось с Вестфальского мира. Характерная его черта - формирование преимущественно как права европейских государств.
В XIX столетии сложилась наука международного права. В ней продолжали существовать два направления - естественно-правовое
и позитивно-правовое. Однако в результате развития международно-правовой практики все большее распространение получило позитивное направление. Во многих странах появляются курсы международного права: в Великобритании - Р. Филлимора, Т. Твисса, У. Холла и др.; во Франции - Ж. Рейневаля, П. Прадье-Фодере и др.; в США - Г. Уитона, Дж. Кента, Т. Улси и др.; в Германии - Й. Клюбера, А. Гефтера, Ф. Гольцендорфа, Ф. Листа и др.; в Италии - П. Фиоре и др.; в Швейцарии - И. Блюнчли и т.д.
Разрабатывались и отдельные международно-правовые вопросы. Так, П. Манчини (Италия) посвятил свою работу принципу национальности. В частности, его определение нации как естественного общества людей, которые вследствие общей территории, происхождения, нравов и языка объединены общей культурой и общественным сознанием, оказывает до сих пор влияние на понятие народов, национальных меньшинств и т.п.
Большое внимание вопросам международного права уделялось в России. Появляются как общие курсы и учебники по международному праву, так и работы, посвященные отдельным вопросам. Необходимо заметить, что расцвет российской науки международного права падает на вторую половину XIX столетия. Появляется целая плеяда выдающихся юристов-международников: М.Н. Капустин, В.А. Незабитовский, Л.А. Камаровский, И.И. Ивановский, Ф.Ф. Мартене, М.А. Таубе, О.О. Эйхельман, В.Э. Грабарь, П.Е. Казанский, В.А. Овчинников и др.
6. Международное право с 1919 года до создания ООН
Первая мировая война 1914-1919 годов и заключенный по ее окончании Версальский мирный договор (1919 г.) не только изменили политическую карту мира, но и оказали существенное влияние на развитие международного права. В 1917 году в результате Великой Октябрьской социалистической революции появляется Советская Россия, которая в первые же дни своего существования выдвинула политические и международно-правовые идеи, оказавшие влияние на международное право.
Те бедствия, которые принесла война, показали международному сообществу, что необходимы средства для ограничения войн и обеспечения международного мира. Основным механизмом для решения этой задачи была призвана стать созданная в 1919 году Лига Наций, членами которой уже в первые годы ее существования стали 44 государства, а к 1932 году ее членами являлись уже 55 государств. СССР стал ее членом в 1934 году.
Статут Лиги Наций предусматривал процедуры мирного разрешения споров между государствами.
Особо следует отметить влияние идей Октябрьской революции и внешнеполитических акций Советского государства на международное право. Эти идеи касались таких международно-правовых вопросов, как запрет агрессивных и колониальных войн, аннексий и контрибуций, признание права народов на самоопределение. На развитие международного сотрудничества в области защиты социальных прав человечества оказала влияние и внутренняя политика Советского государства. В частности, созданная в 1919 году Международная организация труда специально занималась вопросами социальных прав граждан.
Период 1919-1939 годов характеризуется тем, что государства осознавали необходимость запрещения агрессивной войны. В связи с этим в 1928 году принимается Парижский договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики (пакт Бриана-Келлога). Тем не менее острой проблемой оставалась необходимость общепринятого определения понятия агрессивной войны. Усилия Советского Союза в этом отношении в определенной степени увенчались успехом, поскольку в 1933 году по его инициативе была заключена Конвенция об определении агрессии (ее участниками являлись СССР, Эстония, Латвия, Польша, Румыния, Турция, Персия и Афганистан).
Делаются определенные шаги в области обеспечения прав человека. В частности, принимаются Конвенции о запрете рабства (1926 г.) и о правовом положении политических беженцев (1928 г.).
Лига Наций предпринимает попытку кодификации международного права. Однако эти попытки на созванной в 1930 году конференции завершились неудачей.
Среди советских ученых, занимавшихся проблемами международного права этого периода, можно выделить В.Э. Грабаря, В.Н. Дурденевского, Е.А. Коровина, СБ. Крылова, Д.Б. Левина, Е.Б. Пашуканиса и др.
На Западе появляется нормативистская школа международного права, основоположником которой являлся австрийский ученый Г. Кельзен (в годы фашистской оккупации покинувший Австрию и поселившийся в США). Суть нормативизма заключалась в том, что и международное право, и внутреннее право составляют одну правовую систему, однако международное право стоит над внутренним правом. В основе правовой системы находится норма, обладающая высшей юридической силой. Такой нормой является норма pacta sunt servanda, и все нормы как международного, так и внутреннего права подчиняются названной норме.
7. Современное международное право
Образование в 1945 году Организации Объединенных Наций положило начало современному международному праву. Хотя четкие
границы между этапами развития международного права провести невозможно, поскольку образование норм международного права может быть охарактеризовано как постоянный процесс создания новых норм, изменения действующих и прекращения устаревших норм международного права, современное международное право существенным образом отличается от предыдущего. Прежде всего следует отметить, что современное международное право в значительной степени развивается под влиянием Организации Объединенных Наций.
Поскольку главной задачей международного сообщества является обеспечение международного мира и безопасности, основным средством для осуществления этой задачи выступает ООН. Несмотря на то что вооруженные конфликты так и не исчезли с лица земли, заслуги ООН в области поддержания мира значительны.
Современное международное право отличается по ряду признаков от классического.
Субъектами международного права признаются все государства, а не только цивилизованные, как это предусматривалось классическим международным правом. Современное международное право признало также, что его субъектами являются межгосударственные организации, хотя их правосубъектность является производной, вторичной и отличается существенным образом от правосубъектности государств.
Право государств на войну запрещено. Государства могут обращаться только к мирным средствам разрешения международных споров.
Если основным источником предыдущих международно-правовых систем являлись обычаи, то в современный период возросла роль международных договоров.
Осуществлена кодификация многих отраслей международного права, например дипломатического и консульского права, права международных договоров, международного морского права и др.
Ученые многих стран внесли вклад в развитие международно-правовой науки. В Советском Союзе ей уделялось значительное внимание. В послевоенный период появилась большая плеяда ученых, которые занимались различными проблемами международного права. Это М.М. Аваков, И.П. Блишенко, Р.Л. Бобров, B.C. Верещетин, Г.П. Задорожный, Г.В. Игнатенко, Ф.И. Кожевников, А.Л. Колодкин, И.И. Лукашук, С.А. Малинин, А.А. Моджорян, СВ. Молодцов, Г.И. Морозов, В.К. Собакин, Г.Б. Старушенко, Г.И. Тункин, Н.А. Ушаков, Д.И. Фельдман, В.М. Шуршалов и многие другие. Их труды сыграли значительную роль в становлении отечественной науки международного права и оказали влияние на развитие науки международного права.
Контрольные вопросы
1. Дайте периодизацию истории международного права.
2. Охарактеризуйте международное право Древней Греции и Древнего Рима.
3. Назовите институты международного права, действовавшие в Средние века.
4. В чем заключается значение Вестфальского мира 1648 года для развития международного права?
5. В чем заключаются особенности международного права XIX столетия?
6. В чем состоит различие классического международного права и современного международного права?
Литература
Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647-1917). - М., 1958.
Коровин Е.А. История международного права. Вып. 1. - М, 1946.
Левин Д.Б. История международного права. - М., 1962.
Левин Д.Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX века. - М., 1982.
Кожевников Ф.И. Русское государство и международное право. - М., 1947.
Баскин Ю.А., Фельдман Д.И. История международного права. - М., 1990.
Глава 3. Источники международного права
1. Понятие нормы международного права
В переводе с латинского "норма" означает правило, руководящее начало, образец.
Под нормой международного права понимается правило поведения, которое признается государствами и другими субъектами международного права в качестве юридически обязательного.
Нормы международного права следует отличать от так называемых обыкновений, или норм международной вежливости (международной морали), которые соблюдаются субъектами международного права во взаимных отношениях. Если международно-правовые нормы - это юридически обязательные правила поведения, то обыкновения, или нормы международной вежливости, лишены качества юридически обязательных. Нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, а нарушение обыкновения такой ответственности не влечет. К нормам международной вежливости относится, например, большинство правил дипломатического этикета.
Содержание норм международного права составляют права и обязанности, которыми наделяются государства и другие субъекты международного права. Вступая в отношения между собой, субъекты международного права реализуют свои права и соблюдают обязанности, устанавливаемые международно-правовыми нормами.
Исходя из содержания международно-правовой нормы, субъект международного права может судить как о своем возможном и должном поведении, так и о возможном и должном поведении других субъектов международного права. Тем самым международно-правовая норма упорядочивает поведение участников международных отношений, то есть выполняет регулирующую роль во взаимоотношениях субъектов международного права.
Урегулированные международно-правовыми нормами международные отношения приобретают характер международно-правовых.
Вступая в те или иные международно-правовые отношения, субъекты международного права тем самым реализуют свои права и обязанности.
Ряд норм международного права называют принципами, хотя это те же нормы международного права, но одни из них издавна назывались принципами, а другие стали называться так в силу своей значимости и роли в международно-правовом регулировании. Имеются принципы, которые носят наиболее общий характер по сравнению с другими международно-правовыми нормами и имеют наиважнейшее значение для международного сообщества в деле поддержания международного правопорядка.
Среди принципов выделяются основные принципы международного права, составляющие фундамент международного правопорядка. Нарушение государством какого-либо основного принципа может рассматриваться международным сообществом как посягательство на весь международный правопорядок. К основным относятся принципы суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела, запрета применения силы или угрозы силой, соблюдения международных обязательств, мирного разрешения международных споров и др.
Международные отношения характеризуются большим разнообразием, что обусловливает и разнообразие международно-правовых норм.
В процессе участия в международном общении, постоянно вступая в отношения друг с другом, субъекты международного права не только действуют в соответствии с существующими нормами международного права, но и вносят необходимые уточнения, дополняя и изменяя их содержание, а также создают новые нормы. Таким образом, создание международно-правовых норм - это непрерывный процесс.
Единственным способом создания международно-правовых норм является соглашение субъектов международного права. Только субъекты международного права придают тем или иным правилам своего поведения качество юридической обязательности, то есть они выражают согласие на юридическую обязательность таких правил поведения. В сущности, любое правило поведения субъектов международного права, даже если оно не обладает качеством юридической обязательности, основывается на соглашении (согласии) этих субъектов.
Соглашение субъектов международного права относительно международно-правовых норм может быть явно выраженным или молчаливым. В первом случае соглашение называется договором, а во втором - обычаем. Соответственно и нормы, содержащиеся в договорах, являются договорными нормами, а содержащиеся в обычаях - обычными либо обычно-правовыми.
Договоры заключаются между субъектами международного права, как правило, в письменной форме и содержат четкие, конкретные формулировки международно-правовых норм. Заключая договор, субъек-
ты международного права преследуют цель создания международно-правовых норм, которые направлены на регулирование отношений между ними. В зависимости от круга участников договоры могут быть с ограниченным числом участников (двусторонние и региональные) и универсальные. Тем не менее все нормы, содержащиеся в них, являются юридически обязательными для участников договоров и их нарушение влечет международно-правовую ответственность.
Процесс создания обычных норм (обычая) является сложным. В п. 1 b ст. 38 Статута Международного Суда ООН обычай определяется как "доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы". Это означает, что международным обычаем, составляющим норму международного права, может стать такое правило поведения субъектов международного права, которое образовалось в результате повторяющихся однородных действий.
Повторение действий предполагает продолжительность их совершения. Но международное право не устанавливает, какой период необходим для формирования обычая. В прошлом назывались сроки, например в 50, 100 и более лет, которые были необходимы для формирования обычая. При современных средствах транспорта и связи государства могут быстро узнавать о действиях друг друга и, соответственно на них реагируя, выбирать тот или иной образ поведения. Это привело к тому, что фактор времени уже не играет, как прежде, важную роль в процессе образования обычая. Более того, международно-правовые обычаи могут создаваться в очень короткий период времени. В качестве примера можно привести образование связанной с запуском СССР первого искусственного спутника Земли в 1957 году обычной нормы международного права, в соответствии с которой государства стали обладать свободой исследования и использования космического пространства.
Решения международных организаций и других объединений, выражающие согласованные позиции государств, могут явиться отправным моментом для образования обычая.
С возникновением правила поведения процесс образования обычая не завершается. Только признание государствами в качестве правовой нормы превращает то или иное правило в международно-правовой обычай (opinio juris vel necessitatis).
Обычные нормы имеют такую же юридическую силу, что и договорные нормы.
2. Классификация норм международного права
По действию в отношении круга участников международно-правовых отношений нормы подразделяются на универсальные и партикулярные (действующие среди ограниченного числа участников).
Последние называются также локальными, или региональными, нормами, хотя они могут регулировать отношения двух или нескольких государств, не только расположенных по соседству либо в одном регионе, но и находящихся в различных частях мира.
Универсальные нормы регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право.
По способу (методу) правового регулирования международно-правовые нормы подразделяются на диспозитивные и императивные.
Диспозитивной является такая норма, в рамках которой субъекты международного права могут сами определять свое поведение, взаимные права и обязанности в конкретных правоотношениях в зависимости от обстоятельств.
К императивным относятся нормы, которые устанавливают четкие, конкретные пределы определенного поведения. Субъекты международного права не могут по своему усмотрению изменять объем и содержание прав и обязанностей, предусмотренных императивными нормами.
Международная практика XX столетия характеризуется тем, что среди императивных норм стали выделяться нормы jus cogens. В соответствии со ст. 58 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года под нормой jus cogens (императивной нормой) понимается норма общего международного права, принимаемая и признаваемая международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо; она может быть изменена только последующей нормой такого же характера. Отличие норм jus cogens от других норм императивного характера заключается в том, что любое отклонение от норм jus cogens делает действия государств юридически ничтожными. Нормы jus cogens должны соблюдаться и быть применимыми к любой сфере международных отношений и в отношениях между всеми без исключения государствами. Нормами jus cogens являются основные принципы общего международного права.
Сложилось общее понимание, что нормами jus cogens являются принципы Устава ООН, содержание которых отражено в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, от 24 октября 1970 г. Следует, однако, отметить, что нет какого-либо международно-правового акта, который перечислял бы императивные нормы, имеющие характер jus cogens.
Выделение норм jus cogens было вызвано признанием государствами наличия ряда международно-правовых норм, которые составляют основу международного правопорядка. Отклонение от таких норм рассматривается как посягательство на международный правопорядок.
Наличие императивных норм ставит в повестку дня вопрос об иерархии международно-правовых норм. Нормы jus cogens имеют наивысшую юридическую силу, и все остальные нормы не должны им противоречить. Выступая на международной арене, государства, безусловно, должны сообразовывать свое поведение прежде всего с нормами jus cogens.
В силу Устава ООН обязательства государств-членов по Уставу имеют преимущественную силу перед обязательствами, принятыми ими по какому-либо другому договору.
3. Понятие источников международного права
Термин "источники права" употребляется в двух значениях - материальном и формальном. Под материальными источниками понимаются условия жизни международного сообщества, то есть международные отношения. Формальные источники права - это те формы, в которых находят свое выражение нормы права. Только формальные источники права являются юридической категорией и составляют предмет изучения.
Не существует общепризнанного правового акта, которым устанавливался бы перечень источников международного права и давалось их определение. Как уже указывалось, нормами международного права являются договорные и обычные нормы. Они находят свое выражение, соответственно, в договорах и обычаях, то есть источниками международного права являются договоры и обычаи. С этих позиций следует подходить и к распространенной точке зрения, что в ст. 38 Статута Международного Суда ООН содержится перечень источников международного права. Статья 38 гласит: "Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, применяет:
a) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государствами;
b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;
c) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;
d) с оговоркой, указанной в ст. 59, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм".
Под общими международными конвенциями понимаются договоры, в которых участвуют или могут участвовать все государства. В этих конвенциях содержатся нормы общего международного права.
К специальным относятся договоры с ограниченным числом участников, для которых обязательны положения этих договоров.
Квалификация правила поведения в качестве обычной нормы (обычая) является сложным вопросом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо актом в письменном виде. Потому для установления существования обычая используются вспомогательные средства, упомянутые в п. 1 d ст. 38 Статута Международного Суда ООН: судебные решения и доктрины. Кроме того, как свидетельствует международная практика, в этих целях используются решения международных организаций и конференций и односторонние акты и действия государств.
К судебным решениям, которые являются вспомогательным средством, относятся решения Международного Суда ООН, других международных судебных и арбитражных органов. Передавая спор в Международный Суд ООН или другие международные судебные органы, государства нередко просят установить наличие обычной нормы, обязательной для спорящих сторон.
Международный Суд ООН в своей практике не ограничивался констатацией существования обычаев, но давал более или менее четкие формулировки. В качестве примера можно назвать решение Международного Суда ООН по англо-норвежскому спору о рыболовстве 1951 года, содержащее, в частности, определение обычной нормы, в соответствии с которой прибрежные государства могли в качестве исходной линии для отсчета ширины территориальных вод применять и прямые линии.
В некоторых случаях судебные решения могут положить начало формированию обычной нормы международного права.
В прошлом труды выдающихся ученых в области международного права часто рассматривались в качестве источников международного права. В настоящее время также нельзя недооценивать значение доктрины международного права, которая в некоторых случаях способствует уяснению отдельных международно-правовых положений, а также международно-правовых позиций государств. В частности, спорящие стороны в своих документах, представляемых в международные судебные органы, используют иногда мнения специалистов по различным вопросам международного права.
Вспомогательными средствами для определения существования обычая являются и односторонние действия и акты государств как доказательства признания того или иного правила поведения в качестве обычая. К таким односторонним действиям и актам относятся внутренние законодательные и другие акты. Международные судебные органы для подтверждения существования обычной нормы нередко прибегают к ссылкам на национальное законодательство.
Официальные заявления глав государств и правительств, других представителей, в том числе в международных органах, и делегаций
на международных конференциях могут также служить подобным доказательством.
Вспомогательным средством для определения обычной нормы могут считаться совместные заявления государств (например, коммюнике по итогам переговоров).
Несмотря на интенсивный процесс кодификации международного права, значение обычая в международной жизни сохраняется. Одни и те же международные отношения могут регулироваться для одних государств договорными нормами, а для других - обычаями.
В ст. 38 Статута Международного Суда ООН (п. 1 с) упоминаются общие принципы права, признанные цивилизованными нациями. Однако нет каких-либо международно-правовых актов, которые определяли бы, что следует понимать под общими принципами права. Поскольку международное право и внутригосударственное право являются двумя различными правовыми системами, то общими принципами права должны быть такие принципы, которые действительно являются общими для этих систем. Эти принципы не могут носить правового характера, то есть быть правовыми нормами, поскольку правовых норм, общих и для международного, и для внутреннего права, нет. В связи с этим к общим принципам права иногда относят правила юридической техники, например, "никто не может передать больше прав, чем сам имеет" (nemo plus juris transfere potest quam ipse habet), "специальный закон отменяет общий закон" (lex specialis derogat generalis), "последующий закон отменяет предыдущий" (lex posteriori derogat priori) и т.д.
Общие принципы права применяются, как правило, при толковании и уяснении содержания международно-правовых норм.
4. Кодификация и прогрессивное развитие международного права
Под кодификацией международного права понимается систематизация международно-правовых норм, осуществляемая субъектами международного права. Кодификация предполагает не только приведение в единую систему действующих международно-правовых норм, но и более точную их формулировку, отражение в договорной форме международных обычаев.
Однако кодификация международного права не ограничивается этим и связана с необходимостью изменения либо обновления действующих норм, а также выработки новых норм. Иными словами, кодификация сопровождается прогрессивным развитием международного права.
Кодификация может быть официальной и неофициальной.
Официальная кодификация реализуется в форме международных договоров. Особое место в кодификационном процессе занимает
ООН, в рамках которой работает Комиссия международного права (КМП). Она была создана Генеральной Ассамблеей ООН в 1947 году в качестве вспомогательного органа для поощрения прогрессивного развития международного права и его кодификации. Комиссия состоит из 34 человек, избираемых Генеральной Ассамблеей ООН на 5-летний срок. Несмотря на то что кандидатуры этих членов представляются государствами, после избрания они действуют в личном качестве. За время своего существования КМП подготовила большое количество проектов статей, на основе которых созванные под эгидой ООН международные конференции приняли соответствующие конвенции. Так, в 1958 году на дипломатической конференции, созванной в Женеве под эгидой ООН, были приняты кодифицирующие конвенции по морскому праву, а в 1961 и 1963 годах в Вене - конвенции о дипломатических и консульских отношениях.
В рамках ООН задачи по кодификации и прогрессивному развитию международного права выполняют и другие комитеты и комиссии, например Комиссия ООН по правам человека, Комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Значительную роль в процессе кодификации и прогрессивного развития международного права играют другие международные организации, прежде всего специализированные учреждения ООН.
Неофициальная кодификация может осуществляться отдельными учеными или их коллективами, национальными институтами, общественными организациями либо международными неправительственными организациями. Среди последних - Ассоциация международного права и Институт международного права, которые оказали значительное влияние на кодификацию и прогрессивное развитие международного права путем проведения исследований и подготовки проектов конвенций по различным аспектам международных отношений. Ассоциация международного права существует с 1873 года (штаб-квартира находится в Лондоне). Институт международного права был учрежден также в 1873 году (его местонахождение - Брюссель).
Контрольные вопросы
1. Дайте определение нормы международного права.
2. Что вы понимаете под обычной и договорной нормой?
3. Назовите виды международно-правовых норм.
4. Назовите источники международного права.
5. Что такое вспомогательные средства для определения правовых норм и когда они используются?
Литература
Лукашук И.И. Нормы международного права. - М, 1997.
Шестаков Л.Н. Императивные нормы в системе современного международного права. - М., 1981.
Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права: императивные нормы (jus cogens). - Тбилиси, 1982.
Даниленко Г.М. Обычай в современном международном праве. - М, 1988.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996. - Разд. II.
Глава 4. Принципы международного права
1. Понятие основных принципов международного права
В международных юридических документах и в теоретических трудах встречаются такие понятия, как "принципы международного права", "общие принципы международного права", "отраслевые принципы международного права", "общепризнанные принципы международного права", "императивные принципы международного права", "основные принципы международного права".
Очевидно, что первое из перечисленных понятий является наиболее общим, охватывающим все последующие. Вряд ли можно подвергнуть сомнению суждение о том, что общепризнанные принципы международного права включают как основные, так и отраслевые принципы международного права.
Понятие общих принципов международного права имеет по крайней мере два толкования: общие для международного права и национально-правовых систем, а также общие для всех школ науки международного права.
Императивный принцип международного права (jus cogens) определен в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года как "императивная норма общего международного права", "которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер" (ст. 53).
Однако обращение к универсальным международным договорам не дает возможности обнаружить в них перечень тех или иных принципов международного права. В доктрине по этому вопросу нет единого мнения. Можно утверждать, пожалуй, лишь следующее: основные принципы международного права являются универсальными и не включают отраслевых принципов; основные принципы международного права имеют характер общепризнанных; основные принципы международного права являются принципами jus cogens.
Этот вывод основывается на следующем. Статья 2 Устава ООН обязывает саму организацию и ее членов действовать в соответствии с определенными принципами: суверенное равенство всех членов; добросовестное выполнение обязательств по Уставу; разрешение международных споров мирными средствами; отказ в международных отношениях от угрозы силой или ее применения; отказ от помощи любому государству, против которого ООН предпринимает меры превентивного или принудительного характера, и оказание помощи ООН в осуществлении таких мер; обеспечение действий государств - нечленов ООН в соответствии с этими принципами, поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности; невмешательство ООН в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства.
Вряд ли можно подвергнуть сомнению то, что в год принятия Устава ООН государства считали эти принципы международного права основными.
Ровно через четверть века после вступления в силу Устава ООН, 24 октября 1970 г., Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. В ней были торжественно провозглашены следующие принципы международного права: воздержание в международных отношениях от угрозы силой или ее применения; разрешение международных споров мирными средствами; невмешательство в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства; сотрудничество государств в соответствии с Уставом ООН; равноправие и самоопределение народов; суверенное равенство государств; добросовестное выполнение обязательств, принятых в соответствии с Уставом ООН. В разделе 3 этой Декларации определенно утверждается, что эти принципы "представляют собой основные принципы международного права".
В 1975 году Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе в Заключительном акте сформулировало Декларацию принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях. В ней содержится уже не семь, а десять принципов. Но они, во-первых, не названы основными, а во-вторых, приняты в документе регионального характера.
Представляется, что основные принципы международного права - это концентрированно выраженные и обобщенные общепризнанные нормы поведения субъектов международных отношений по поводу наиболее важных вопросов международной жизни.
Отражение этих принципов в договоре (Уставе ООН) придает им силу юридически обязательных норм поведения. Все другие принципы международного права и международные договоры не должны
противоречить основным принципам международного права в силу их императивности.
2. Принцип неприменения силы и угрозы силой
Принцип неприменения силы и угрозы силой относится к числу принципов, становление которых произошло в XX столетии. До этого международное право считало обращение к войне как к способу урегулирования международных разногласий и споров естественной функцией государства, его неотъемлемым правом. Это отмечал в своем трактате "О праве войны и мира" Гуго Гроций, подчеркивая, что "право... народов, установленное волею, а также законы и обычаи всех народов, как об этом в достаточной мере свидетельствует история, отнюдь не осуждают войны". Английский юрист Л. Оппен-гейм признавал, что "с точки зрения права война представлялась естественной функцией государства и прерогативой его неограниченного суверенитета".
Принятые на Гаагских конференциях мира 1899 и 1907 годов Конвенции о мирном решении международных столкновений и об ограничении применения силы при взыскании по договорным долговым обязательствам не отменяли права государства на войну (jus ad bellum), а лишь призывали государства "по возможности" предупреждать обращение к силе, "насколько позволят обстоятельства".
Становление принципа неприменения силы началось с запрещения агрессивных войн. Впервые война была объявлена величайшим преступлением против человечества во внутригосударственном законе - Декрете о мире, принятом на II Всероссийском съезде Советов России 8 ноября 1917 г.
Статут Лиги Наций установил определенные ограничения на право государств прибегать к войне. Лига приняла ряд документов, запрещающих и осуждающих агрессивные войны, в том числе Декларацию об агрессивных войнах 1927 года. Первым многосторонним договором, запретившим обращение к войне, стал Договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики от 27 августа 1928 г., вступивший в силу 24 июля 1929 г. (известен как пакт Бриана-Келлога, или Парижский пакт). В ст. 1 Договора предусматривалось, что участники Договора "осуждают обращение к войне для урегулирования международных споров и отказываются от таковой в своих взаимных отношениях в качестве орудия национальной политики".
Устав ООН придал более широкое толкование запрещению войны, закрепив его в форме неприменения силы или угрозы силой. Статья 2, пункт 4, Устава обязывает государства воздерживаться в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как
против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН.
Нормативное содержание принципа неприменения силы и угрозы силой получило конкретизацию в Декларации ООН о принципах международного права 1970 года, в Определении агрессии 1974 года, в Заключительном акте СБСЕ 1975 года, в Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 года. Анализ всех этих документов дает возможность определить в наиболее полной степени нормативное содержание принципа.
Прежде всего, рассматриваемый принцип является универсальным по своему характеру и обязательным, независимо от политической, экономической, социальной или культурной системы или союзнических отношений каждого государства (Декларация 1987 г.). Это означает, что принцип распространяется на все государства. При этом запрещаются любые действия, представляющие собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы одним государством против другого (Декларация 1975 г.). Под "любыми действиями" следует понимать как применение вооруженной силы, так и невооруженное насилие.
Запрещая все проявления силы или ее угрозы, Декларация 1970 года обращает особое внимание на обязанность воздерживаться от угрозы силой или ее применения с целью: 1) нарушения существующих международных границ другого государства или в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных споров или вопросов, касающихся государственных границ; 2) нарушения международных демаркационных линий, включая линии перемирия; 3) актов репрессалий, связанных с применением силы; 4) насильственных действий, лишающих народы их права на самоопределение, свободу и независимость; 5) организации или поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства; 6) организации, подстрекательства, оказания помощи или участия в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве или потворствования подобным актам в пределах собственной территории; 7) военной оккупации территории государства или ее приобретения в результате угрозы силой или ее применения.
В Декларации 1987 года подчеркивается также обязанность государств не применять и не поощрять применения экономических, политических или каких-либо других мер с целью добиться подчинения себе другого государства в осуществлении им своих суверенных прав и получения от этого каких бы то ни было преимуществ.
Принцип неприменения силы и угрозы силой запрещает прежде всего применение вооруженной агрессии. Для раскрытия его содержания принципиальное значение имеет Определение агрессии, принятое Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году.
Статья 3 дает Определение агрессии через перечень конкретных агрессивных актов, устанавливая, что любое из нижеперечисленных действий, независимо от объявления войны, будучи "примененным первым, будет квалифицироваться в качестве акта агрессии:
1) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы против территории другого государства или части ее;
2) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;
3) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;
4) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские или воздушные флоты другого государства;
5) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;
6) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;
7) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.
Из семи перечисленных случаев первые пять относятся к актам прямой агрессии, последний, седьмой, - к косвенной. Особо выделяется в п. 6 случай соучастия в агрессии.
Перечень агрессивных актов, перечисленных в Определении агрессии, не является исчерпывающим. "Совет Безопасности, - говорится в ст. 4, - может определить, что другие акты представляют собой агрессию согласно положениям Устава".
В Определении агрессии прямо подчеркиваются дискреционные полномочия Совета Безопасности при установлении существования актов агрессии. Именно с учетом таких полномочий ст. 2 Определения агрессии устанавливает критерии противоправности применения вооруженной силы. Наиболее важный из них - принцип первенства, который гласит, что "применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава является prima facie свидетельством акта агрессии".
Совет Безопасности, выполняя свои полномочия в установлении акта агрессии, помимо принципа первенства должен руководствоваться и другими важными критериями. Об этом прямо говорит ст. 2 Определения агрессии: "Совет Безопасности может в соответствии с Уставом сделать вывод, что определение о том, что акт агрессии был совершен, не будет оправданным в свете других соответствующих обстоятельств, включая тот факт, что соответствующие акты или их последствия не носят достаточно серьезного характера".
Критерий серьезности характера актов незаконного применения вооруженной силы позволяет Совету Безопасности провести грань между актом агрессии и таким применением вооруженной силы, которое в силу его ограниченного или случайного характера может быть расценено как угроза миру или нарушение мира.
Из ст. 2 вытекает также необходимость учета критерия агрессивного намерения. При рассмотрении конкретной ситуации Совет Безопасности исходит не только из принципа первенства, но и из агрессивных намерений сторон. Важным подспорьем в этом направлении является ст. 5 Определения агрессии, которая указывает, что никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного, не могут служить оправданием агрессии.
Определение агрессии квалифицирует агрессию как преступление против международного мира, влекущее международную ответственность. Оно предусматривает, что никакое территориальное приобретение или особая выгода, полученные в результате агрессии, не являются и не могут быть признаны законными.
Принятый в Риме в июле 1998 года Статут Международного уголовного суда включил в перечень преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда и влекущих индивидуальную уголовную ответственность физических лиц, преступление агрессии. И хотя Суду предстоит еще выработать определение и элементы такого преступления, факт его включения в перечень наиболее серьезных преступлений, вызывающих озабоченность всего международного сообщества, свидетельствует о решимости государств укрепить режим неприменения силы и угрозы силой.
Принцип неприменения силы и угрозы силой не исключает правомерного применения силы в порядке самообороны и в случае применения мер объединенными вооруженными силами от имени ООН в целях поддержания международного мира и безопасности.
Устав ООН, ссылаясь в ст. 51 на неотъемлемое право государств на индивидуальную или коллективную самооборону, подчеркивает, что это право возникает лишь в случае вооруженного нападения
одного государства на другое. Право на самооборону не должно трактоваться расширительно. Это означает, что государство не вправе использовать вооруженные силы в порядке превентивного удара, ссылаясь на угрозу вооруженного нападения. Статья 51 также требует от государств, чтобы о мерах, принятых ими при осуществлении права на самооборону, было немедленно сообщено Совету Безопасности и чтобы эти меры никоим образом не затрагивали полномочий и ответственности Совета Безопасности в отношении действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.
Право ООН на применение вооруженной силы для поддержания международного мира и безопасности также поставлено в определенные рамки. Применение такой силы может иметь место только в случаях угрозы миру, нарушения мира и акта агрессии по решению Совета Безопасности и под его руководством.
Вооруженная сила может быть применена народами колониальных и зависимых стран в борьбе за свою независимость при осуществлении своего права на самоопределение.
Что касается применения невооруженной силы, то государства вправе обращаться к мерам, не связанным с использованием вооруженных сил, в порядке реторсии или репрессалии в ответ на недружественное поведение или правонарушение, не имеющее характера международного преступления. Их применение должно носить соразмерный характер. Если же речь идет об использовании таких мер в качестве санкций против государства, поведение которого квалифицировано как создающее угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии, то они могут применяться только по решению Совета Безопасности и под его контролем. В ст. 41 Устава дан перечень таких мер: полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио и других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений.
Спецификой принципа неприменения силы и угрозы силой является то, что он связан с такими понятиями, как сила, вооруженная сила, невооруженная сила, угроза миру, нарушение мира, агрессия, акт агрессии, вооруженное нападение, индивидуальная и коллективная самооборона. Право квалифицировать те или иные ситуации в соответствии с указанными понятиями и устанавливать применение мер, связанных с использованием силы, принадлежит исключительно Совету Безопасности. Это один из основополагающих моментов в системе поддержания мира, основанной на положениях Устава, который, к сожалению, не всегда соблюдается в практике международных отношений. Применение силы или ее угрозы в нарушение положений Устава ООН является незаконным, и, как отмечено в Декларации 1987 года, "никакие соображения не могут использоваться в качестве оправдания" этому.
Составной частью принципа неприменения силы и угрозы силой является запрещение пропаганды войны. В Декларации 1970 года об этом говорится: "В соответствии с целями и принципами Организации Объединенных Наций государства обязаны воздерживаться от пропаганды агрессивных войн". Такое же положение включено и в Декларацию 1987 года.
Принцип неприменения силы и угрозы силой самым тесным образом связан с системой поддержания международного мира и безопасности, являясь ее центральным звеном.
3. Принцип разрешения международных споров мирными средствами
Принцип разрешения международных споров мирными средствами - один из важнейших основных принципов современного международного права. В качестве такового он закреплен в Уставе ООН. В п. 3 ст. 2 говорится: "Все Члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость".
Как императивный этот принцип сложился в международном праве лишь в XX столетии. Его становление проходило параллельно со становлением принципа неприменения силы и угрозы силой. Хотя международному праву с момента его возникновения были известны мирные средства разрешения международных споров, оно не содержало обязательства для государств разрешать споры исключительно мирным путем, не прибегая к силе, в том числе вооруженной. В принятой впервые на Гаагских конференциях мира 1899 и 1907 годов специальной Конвенции о мирном решении международных столкновений содержался лишь призыв к государствам "предупредить, по возможности, обращение к силе" (ст. 1) и, "прежде чем прибегнуть к оружию, обращаться, насколько позволят обстоятельства, к добрым услугам или посредничеству" (ст. 2).
Статут Лиги Наций поставил в определенные рамки право государств обращаться к войне как средству разрешения споров между ними, обязав их начинать урегулирование споров с мирных средств. Так, согласно ст. 12 Статута Лиги Наций, члены Лиги соглашались, что если между ними возникнет спор, могущий повлечь за собой разрыв, то они подвергнут его либо третейскому разбирательству, либо судебному разрешению, либо рассмотрению Совета. Они также соглашались, что ни в коем случае не должны прибегать к войне до истечения трехмесячного срока после решения третейских судей или судебного постановления, или доклада Совета. Таким образом, Статут Лиги Наций, не запрещая по существу обращение к войне,
сводил на нет стремление придать мирному разрешению споров юридически обязательный характер.
Лишь в Парижском договоре об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 года (пакт Бриана-Келлога), объявившем агрессивную войну запрещенной с точки зрения международного права, было закреплено обязательство государств разрешать свои споры исключительно мирными средствами. Статья 2 договора гласила: "Высокие договаривающиеся стороны признают, что урегулирование или разрешение всех разногласий или конфликтов независимо от характера их происхождения, которые могут возникнуть между ними, должны осуществляться только мирными средствами". Следовательно, если до подписания Парижского договора мирные средства были лишь одним из возможных путей решения международных споров, то с его подписанием разрешение любого спора или несогласия отныне стало возможным только путем применения мирных средств.
Подтверждение и закрепление в Уставе ООН принципа разрешения международных споров мирными средствами придало ему всеобъемлющий характер. Это связано с тем, что запрещение войны, закрепленное Парижским договором 1928 года, было расширено в Уставе ООН до полного отказа от применения силы и угрозы силой в международных отношениях. Это означало, что государства обязывались решать все свои споры исключительно мирными средствами, не прибегая к силе или к угрозе ее применения. Устав ООН в Главе VI дал развернутый ответ на вопрос, какие средства относятся к категории мирных средств разрешения международных споров, и конкретизировал процедуру их применения.
Принцип разрешения международных споров мирными средствами нашел дальнейшее подтверждение и закрепление в различных международно-правовых актах: в Декларации о принципах международного права 1970 года, в Хельсинкском Заключительном акте 1975 года, в ряде резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, включая Манильскую декларацию о мирном разрешении международных споров 1982 года, а также в двусторонних и многосторонних договорах, в том числе в Пакте Лиги арабских государств (ст. V), в Хартии Организации африканского единства (ст. 3), в Уставе Организации американских государств (Гл. V) и др.
Для лучшего понимания нормативного содержания принципа разрешения международных споров мирными средствами необходимо уточнить понятие "международный спор". Хотя общепризнанного определения такого понятия в международном праве нет, большинство как отечественных, так и зарубежных юристов полагают, что под международным спором надо понимать наличие между субъектами международного права неурегулированных вопросов, разногласий по самым различным проблемам международных отношений,
а также расхождений в толковании международных договоров. При этом международный спор предполагает четко обозначенный предмет спора и взаимные претензии.
Устав ООН говорит о спорах и ситуациях, но не дает критериев для четкого различия этих понятий. В нем уделяется больше внимания различию споров и ситуаций, продолжение которых могло бы угрожать международному миру и безопасности или уже создало такую угрозу, и споров и ситуаций, которые такой угрозы не содержат. Это различие имеет политическое значение, так как Устав ООН обязывает государства в первую очередь решать споры и ситуации, продолжение которых угрожает поддержанию международного мира и безопасности.
Это различие имеет также юридическое значение: постоянный член Совета Безопасности ООН, являясь стороной в споре, обязан воздерживаться при голосовании при рассмотрении этого спора (ст. 27) и не обязан этого делать при рассмотрении ситуации.
Квалификация того или иного вопроса в качестве спора или ситуации относится к компетенции Совета Безопасности. В его поак-тике так и не было выработано каких-либо четких критериев, и каждый раз эта проблема решается с учетом конкретных обстоятельств. Однако принципиальное значение имеет различие ситуаций (разногласий), которые еще не оформились в спор, и ситуаций, которые в результате односторонних действий государств, направленных на изменение силой существующего положения в свою пользу, перерастают в международные конфликты. Такие конфликты могут получить квалификацию угрозы миру, нарушения мира и акта агрессии.
Из принципа разрешения международных споров мирными средствами вытекает обязанность всех субъектов международного права разрешать все возникающие между ними споры вне зависимости от их характера и причин возникновения исключительно мирными средствами. К нормативным требованиям принципа относится обязательство воздерживаться от применения силы или ее угрозы. В Декларации о принципах международного права 1970 года прямо указывается, что каждое государство обязано воздерживаться от угрозы силой или ее применения "в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ". В Заключительном акте 1975 года уточняется, что никакое применение силы или угроза силой "не будет использоваться как средство урегулирования споров или вопросов, которые могут вызвать споры между ними".
Государства должны стремиться к скорейшему и справедливому разрешению своих международных споров. В Заключительном акте 1975 года употребляется даже термин "в короткий срок". Однако международное право не устанавливает каких-либо временных границ, по истечении которых спор можно было бы не решать и прибегнуть к применению силы. Это означает, что государства не должны оставлять спор нерешенным, стремясь разрешить его в любое время. При этом стороны должны воздерживаться от любых действий, которые могут привести к обострению спора и перевести его в состояние международного конфликта.
Международные споры разрешаются на основе принципа суверенного равенства государств и в соответствии с принципом свободного выбора средств мирного разрешения споров. Стороны могут прибегать к любым процедурам и средствам по своему выбору с учетом того, что любой спор должен быть решен на основе международного права и принципа справедливости. Принцип оставляет сторонам свободу выбора того или иного средства, известного международному праву. Это переговоры, добрые услуги, посредничество, следственная и согласительная процедуры, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к органам международных организаций, а также любая процедура урегулирования, согласованная до возникновения спора. В Декларации о принципах международного права 1970 года указывается, что, если стороны не достигнут разрешения одним из выбранных ими средств, они должны стремиться к урегулированию спора согласованными между ними мирными средствами.
4. Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств
Суверенность государства является политико-правовой предпосылкой для его полноправного и равноправного участия в международном общении и в принципе - независимой деятельности на мировой арене. Это свойство государства обусловливает и самостоятельность во всем, что касается его внутренней жизни: от установления и поддержания подходящего для него экономического и политического строя, создания и функционирования органов власти, управления и правосудия до различных проявлений общественной жизни, равно как и осуществления всякого рода преобразований. Все это многообразие внутренней жизни государства не может являться предметом каких-либо повелений, указаний, непрошеных советов и т.п. действий любого другого государства или международной структуры либо их действий, направленных на оказание влияния или давления на то, что происходит внутри страны.
Свое концентрированное концептуальное выражение эта сторона межгосударственного общения на определенном историческом этапе получила в формировании доктрины невмешательства, а затем, по мере развития многосторонних процессов, обрела характер международно-правового принципа невмешательства.
Французский народ, говорилось в Конституции Франции 1793 года, "не вмешивается в управление другими нациями; он не потерпит, чтобы другие нации вмешивались в его собственное". В Декларации международного права, спроектированной Робеспьером, отредактированной Грегуаром и рассмотренной Конвентом в 1795 году, также подчеркивалось, что "ни один народ не имеет права вмешиваться в правление других". Спустя три десятилетия в послании президента США Д. Монро конгрессу (1823 г.) было заявлено, что вмешательство европейских держав в дела Американского континента недопустимо, что США будут отражать такое вмешательство всеми силами и не будут, со своей стороны, вмешиваться в дела Европы, кроме случаев, затрагивающих их непосредственные интересы. Эта доктрина Монро оставляла, однако, открытым вопрос о невмешательстве внутри межамериканской системы.
Прежде чем провозглашенный доктринально принцип невмешательства начал обретать свое нормативное воплощение, и притом в возрастающем международном масштабе, ему пришлось выдерживать противоборство с принципом легитимности и интервенционизма со стороны монархической Европы в лице Священного союза, а также сопротивление крупных держав, не желавших расставаться с возможностью давления на другие страны путем вмешательства в их внутренние дела.
После Первой мировой войны в Статуте Лиги Наций была предпринята попытка встроить принцип невмешательства в институционные рамки путем ссылки на то, что пакт не затрагивает законность доктрины Монро в "региональном понимании"; что же касается придания международного измерения принципу невмешательства, то дело ограничилось наделением государства, вовлеченного в спор, правом ссылаться на то, что спор касается вопроса, который, "согласно международному праву, находится во внутренней компетенции этого государства". Такое положение представляло внутреннюю компетенцию государства, по существу в ущерб и самому принципу невмешательства, как нечто производное от международно-правового регулирования.
Демократизация международных отношений в итоге разгрома агрессивных государств во Второй мировой войне и глубокая инсти-туционализация международного общения путем учреждения Организации Объединенных Наций и сети межправительственных организаций ее системы создали возможность для того, чтобы принцип невмешательства получал все более развернутое воплощение на международном и региональном уровнях.
Это нашло свое выражение в Уставе ООН, где невмешательство трактуется как один из принципов деятельности Организации и поведения государств - ее членов: "Настоящий Устав, - сказано в этом документе, - ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства", и не требует от членов ООН "представлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава"; этот принцип не затрагивает, однако, применения принудительных мер, предусмотренных Уставом.
За десятилетия своего функционирования принцип невмешательства, как и его концепция, обрел глубокое и разностороннее развитие в таких актах ООН, как Декларация принципов международного права 1970 года, Декларация о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государства, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН в 1982 году, и ряде других решений.
Принцип невмешательства закреплен в Декларации принципов Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года.
В разработку и международно-правовое закрепление принципа невмешательства существенный вклад внесли государства межамериканской системы. В этой связи следует особо сказать о ст. 18 Устава ОАГ, согласно которой "никакое государство или группа государств ни под каким предлогом не имеют права на прямое или косвенное вмешательство во внутренние или внешние дела любого государства". Это относится не только к вооруженному вмешательству, но и к любой другой форме вмешательства или тенденции, имеющей целью посягательство на личность государства или его политические, экономические и культурные органы: "никакое государство не может применять или стимулировать принудительные меры экономического или политического характера в целях повлиять на суверенную волю другого государства и извлечь из этого какие-либо выгоды" (ст. 19).
Принцип невмешательства закреплен в Уставе ОАЕ, а также Уставе СНГ. Последний в числе принципов, на которых государства Содружества должны строить свои отношения, предусматривает "невмешательство во внутренние и внешние дела друг друга", но вместе с тем говорит и о сотрудничестве в целях поддержания "гражданского мира и межнационального согласия".
Изложенные выше формулы принципа невмешательства воплощают наиболее важные элементы его содержания. Другими его элементами являются обязательства государства:
- не организовывать, не разжигать, не финансировать, не подстрекать или не допускать подрывную, террористическую или вооруженную деятельность, направленную на насильственное свержение строя другого государства, не способствовать ей, а также не вмешиваться во внутреннюю борьбу в другом государстве;
- воздерживаться от оказания содействия, поощрения или поддержки, прямо или косвенно, мятежной или сепаратистской деятельности в других государствах под каким бы то ни было предлогом или
от каких-либо действий, направленных на нарушение единства либо подрыв стабильности другого государства или любого из его институтов;
- воздерживаться от организации, обучения, финансирования или вооружения политических и этнических групп на своей территории или территории другого государства с целью осуществления подрывной деятельности, создания беспорядков или волнений в других странах.
Не является вмешательством во внутренние дела осуществление мер контроля, проверки и инспекции на месте, предусмотренных международными соглашениями, в частности по вопросам разоружения, хотя бы эти меры носили далеко идущий интрузивный, то есть вторгающийся во внутреннюю сферу государства, характер, как это предусмотрено, в частности, в Конвенции 1993 года о запрещении химического оружия и в Договоре 1996 года о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Оба соглашения предусматривают, однако, и пределы интрузивности контроля. В частности, в Договоре 1996 года сказано, что деятельность по контролю осуществляется "на основе полного уважения суверенитета государств-участников" и "как можно менее проникающим образом", совместимым с эффективным и своевременным достижением ее целей. В Конвенции о химическом оружии также оговаривается, что и инспекционная группа "руководствуется принципом проведения инспекции по запросу как можно менее интрузивным образом".
С расширением международного регулирования вопросов обеспечения прав и основных свобод человека эта сфера также перестала рассматриваться как сфера исключительно внутренних дел государства. В документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1991 года участниками совещания было подчеркнуто, что обязательства, принятые ими в этой области, "являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников, и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства".
Практически таким же образом действуют различные механизмы ООН, занимающиеся вопросами прав человека, а также механизмы, функционирующие на основе международных соглашений в этой области.
Взаимозависимость государств, расширение и углубление сфер их общения, особенно на многосторонней основе, закономерно приводят к сужению и ограничению той сферы, которая может считаться сферой исключительно внутренних дел государства. Все большее число конкретных вопросов охватывается международным регулированием.
Это, однако, не значит, что возникает некое право на вмешательство, как считают некоторые представители зарубежной науки международного права, в частности право на "гуманитарную интервенцию". Международный Суд ООН в своем решении от 9 апреля 1949 г. высказался в том смысле, что "якобы существующее право вмешательства Суд может рассматривать только как проявление политики силы, такое, которое в прошлом вело к наиболее серьезным злоупотреблениям и которое не может, каковы бы ни были дефекты организации международного общения, найти место в международном праве".
Интервенция не может быть легализована существованием договора, допускающего ее в случае гражданской войны или с формального согласия правительства, против которого началась революция, в силу императивности принципа невмешательства. Именно так ставил вопрос еще Ф. Козентини в своем Международном кодексе войны и мира. Комиссия международного права ООН отнесла наиболее серьезные акты интервенции, такие как разжигание гражданской войны в другом государстве, к числу преступлений против мира и безопасности человечества. В проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, подготовленном Комиссией международного права, вмешательство во внутренние или внешние дела государства как такового указывается в числе такого рода преступлений. Любое лицо, которое как руководитель или организатор совершает или отдает приказ о совершении акта вмешательства, в случае признания его виновным подлежит уголовному наказанию. Однако Статут Международного уголовного суда, принятый в 1998 году, не содержит состава преступлений вмешательства в перечне преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда, ограничиваясь оговоркой в Преамбуле, в силу которой ничто в Статуте "не должно восприниматься как дающее какому-либо государству право вмешиваться в вооруженный конфликт, входящий в сферу внутренних дел любого государства".
5. Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом
Принцип сотрудничества государств был заложен в основу деятельности Организации Объединенных Наций и закреплен в ее Уставе в качестве одного из основных принципов современного международного права. Так, в п. 3 ст. 1 Устава провозглашается, что одной из целей ООН является "международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера".
Генеральная Ассамблея ООН уполномочена "рассматривать общие принципы сотрудничества в деле поддержания международного мира и безопасности" и делать соответствующие рекомендации (ст. 11 Устава), а согласно ст. 13 она организует исследования и
делает рекомендации в целях содействия международному сотрудничеству в политической, экономической, социальной, культурной сферах, в области образования, здравоохранения, содействия осуществлению прав человека и основных свобод для всех, а также для поощрения прогрессивного развития международного права и его кодификации.
Глава IX Устава ("Международное экономическое и социальное сотрудничество") специально посвящена организации и развитию межгосударственного сотрудничества в указанных областях.
Важнейшая обязанность государств - сотрудничать между собой и с ООН - установлена по Уставу ООН прежде всего в целях поддержания международного мира и безопасности как главной предпосылки достижения всех других целей ООН.
В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года нормативное содержание принципа сотрудничества государств раскрыто следующим образом: "Государства обязаны сотрудничать друг с другом, независимо от различий их политических, экономических и социальных систем, в различных областях международных отношений с целью поддержания международного мира и безопасности и содействия международной экономической стабильности и прогрессу, общему благосостоянию народов и международному сотрудничеству, свободному от дискриминации, имеющей в своей основе такие различия".
При этом четко определяются правовые рамки межгосударственного сотрудничества.
Прежде всего, обязанность сотрудничества во всех сферах международного общения существует независимо от различия политических, экономических и социальных систем государств.
Далее, сотрудничество между государствами должно быть подчинено достижению определенных целей. Первейшей такой целью, главным определяющим фактором межгосударственного сотрудничества является поддержание международного мира и безопасности.
Другая важнейшая цель сотрудничества - содействие обеспечению международной экономической стабильности и прогрессу, повышение общего благосостояния народов.
Декларация обязывает государства сотрудничать "в установлении всеобщего уважения и соблюдении прав человека, основных свобод для всех и в ликвидации всех форм расовой дискриминации и всех форм религиозной нетерпимости". Тем самым подчеркивается важность и обязанность широкого сотрудничества государств в соответствии с Уставом ООН в гуманитарной сфере.
Согласно Декларации, "государства сотрудничают в экономической, социальной и культурной областях, а также в области науки и
техники и содействуют прогрессу в мире в области культуры и образования. Государства должны сотрудничать в деле содействия экономическому росту во всем мире, особенно в развивающихся странах". Таким образом, наряду с общими проблемами сотрудничества особо выделена специальная проблема - международное сотрудничество в целях содействия экономическому росту развивающихся стран.
Существенный вклад в утверждение и дальнейшее развитие принципа сотрудничества государств внесло Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Заключительный акт Совещания 1975 года в числе десяти основных международно-правовых принципов взаимоотношений государств-участников включает и принцип IX - "Сотрудничество между государствами". Согласно этому принципу, государства-участники обязались "развивать свое сотрудничество друг с другом, как и со всеми государствами, во всех областях в соответствии с целями и принципами Устава ООН", а также непрестанно совершенствовать это сотрудничество.
Положения Заключительного акта, находясь в полном соответствии с Декларацией 1970 года, вместе с тем представляют собой его дальнейшую конкретизацию. Государства, развивая свое сотрудничество, будут стремиться "повышать" благосостояние народов, "используя, в частности, выгоды, вытекающие из расширяющегося взаимного ознакомления и из прогресса и достижений в экономической, научной, технической, социальной, культурной и гуманитарной областях", а также "предпринимать шаги по содействию условиям, благоприятствующим тому, чтобы делать эти выгоды доступными для всех". При этом они "будут учитывать интересы всех, и в частности интересы развивающихся стран во всем мире".
Конкретизация принципа сотрудничества достигается в Заключительном акте и путем указания, что государства-участники будут придавать особое значение областям сотрудничества, как они определены в рамках совещания. Каждая из этих областей детализируется по видам и направлениям сотрудничества, методам и формам его осуществления.
Принцип сотрудничества не следует понимать буквально. Его необходимо рассматривать в контексте с принципом государственного суверенитета, в силу которого каждое государство свободно в выборе форм своих взаимоотношений с другими государствами. Принцип сотрудничества как международно-правовую обязанность государств следует отличать от самой деятельности государств по реализации сотрудничества, которая должна осуществляться в соответствии с этим принципом. Эта деятельность должна осуществляться в рамках международного права и прежде всего при строгом соблюдении предписаний других основных принципов международного права.
6. Принцип равноправия и самоопределения народов
Принцип равноправия и самоопределения народов стоп основным принципом общего международного права с образованием ООН.
В Уставе Организации этот принцип упоминается дважды. В п. 2 ст. 1 провозглашается, что одна из целей Организации - "развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов". В ст. 55 самоопределение народов отнесено к одной из основ мирных и дружественных отношений между нациями, которые сами являются условиями стабильности и благополучия. Показательно, что сама эта статья входит в главу "Международное экономическое и социальное сотрудничество".
Несколько иное толкование право на самоопределение приобретает после принятия Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам (резолюция 1514 (XV) ГА ООН от 14 декабря 1960 г.). Статья 2 провозгласила, что "все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие".
Однако в ст.6 содержится важное ограничительное положение о том, что "любая попытка, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное единство и территориальную целостность страны, несовместима с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций".
Хотя этот документ в связи с его значением в деле деколонизации можно по праву назвать историческим, его принятие положило начало явно расширительному толкованию права на самоопределение.
В 1966 году ООН приняла Международные пакты о правах человека. В обоих пактах имеются аналогичные статьи следующего содержания: "Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие". Включение данного положения в важнейшие международные документы договорного характера дало толчок к широкой дискуссии, в ходе которой это коллективное право (право народов) рассматривалось в качестве чуть ли не основы всех других прав человека, что не могло не сказаться и на реальных политических процессах, происходящих в мире.
В Декларации о принципах международного права 1970 года есть положение, касающееся принципа равноправия и самоопределения народов, и сводится оно к тому, что "все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава".
В то же время в нем содержатся и важные ограничительные положения. Во-первых, говорится, что "каждое государство обязано содействовать путем совместных и самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом".
Во-вторых, дается краткое, но тем не менее довольно четкое перечисление способов осуществления права на самоопределение, таких как "создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним или установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом".
И в-третьих, в Декларации не только подтверждается важнейшее требование об отказе от любых действий, ведущих к расчленению или частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, но и указываются условия, при соблюдении которых само право на самоопределение, по существу, ограничивается и не может включать в себя расчленение государств, нарушение территориальной целостности, политического единства государства. Важнейшее из них - наличие "правительства, представляющего весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи". Поэтому если правительство на недискриминационной основе с соблюдением основных прав человека и свобод предоставляет своему населению право на участие в политической и социальной жизни государства, то попытки, направленные на расчленение государства, подрыв его территориальной целостности, политического единства, являются незаконными.
Подтвердив положения Устава ООН о самоопределении народов и Декларации 1970 года о ненанесении ущерба территориальной целостности или политическому единству государства, Конференция по правам человека в Вене в 1993 году приняла важные формулировки, отражающие, с одной стороны, значение реализации права на самоопределение в контексте соблюдения прав человека, а с другой - стремление положить предел дестабилизирующему эффекту, связанному с этническими и национальными проблемами.
Итак, право народов на самоопределение должно осуществляться в строгом соответствии с требованиями других принципов международного права.
Особенно следует подчеркнуть первостепенное значение повсеместного соблюдения прав человека. Несомненно, что интерес к самоопределению приобрел столь гипертрофированные формы именно в силу попрания прав человека и меньшинств. Международно признанная концепция прав меньшинств, сформулированная в ст. 27 Международного пакта о гражданских и политических правах, исходит, однако, из индивидуального характера этих прав как прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.
Нередко право народов на самоопределение, провозглашаемое основой всех других прав человека, стремятся свести к праву только на отделение, при практической реализации которого происходит грубейшее нарушение прав и свобод человека.
Каковы же допускаемые международным правом способы осуществления права народов на самоопределение, то есть основанные на их волеизъявлении и ведущие к полному уважению и соблюдению их политических, гражданских, социальных, экономических и культурных прав?
Этнос, народ может по собственному желанию постепенно утратить свои национальные и этнические черты, ассимилироваться с другой этнической общностью, или, вернее, в процессе развития создать совместно с последней какое-то новое образование.
Достаточно распространенными в мире являются самые разнообразные формы национально-культурной автономии. Такого рода автономия дает возможность сохранять этническую самобытность тех или иных народов, решать вопросы развития, религии, культуры, языка, образования. Преимущество этой формы состоит в том, что вопрос о территориальном разграничении снимается.
Автономия во многих случаях приобретает форму национально-территориальной государственности и при соблюдении прав человека и интересов национальных меньшинств позволяет решать вопросы их развития.
Наконец, велики возможности федерализма. Опыт федерализма в ряде государств доказывает, что в рамках федерации удается решить национальный вопрос, если это делается на основе демократии и верховенства закона.
Что же касается права на отделение, то оно, как общее правило, не является органической формой права на самоопределение. Его возможность связана либо с закреплением в конституциях государств, как это имело место в СССР и Югославии, либо с экстремальными ситуациями, когда той или иной этнической общности отказывается в праве принимать участие в политической и социальной жизни стран на недискриминационной основе.
7. Принцип суверенного равенства государств
Государства участвуют во взаимных отношениях и в многостороннем международном общении, обладая суверенитетом как политико-правовым свойством, выражающим верховенство каждого из них внутри страны и его самостоятельность и независимость во внешних
делах. Наличие у государств одного и того же свойства суверенности, их участие в международном общении в одинаковом качестве субъектов международного права закономерно уравнивают их в правовом положении, создают объективную основу для равноправия. Чтобы быть равноправными, государства должны быть суверенными; чтобы оставаться суверенными, они должны быть равноправными. Эта органическая взаимосвязь суверенитета и равноправия составляет существо принципа суверенного равенства государств как одного из общепризнанных принципов международного права.
В Декларации 1970 года принцип суверенного равенства государств трактуется как имеющий "первостепенное", "основополагающее значение". Функция этого принципа в условиях формирующейся постбиполярной, неконфронтационной структуры международных отношений состоит в том, что принцип суверенного равенства является оптимальной основой отношений партнерства и конструктивного взаимодействия между государствами, условием сохранения международной стабильности, с чем несовместимы притязания на гегемонизм и одностороннее лидерство.
Важнейшую роль принцип суверенного равенства играет в институционализированной сфере международного общения, в создании и функционировании межправительственных международных организаций. В Уставе ООН подчеркивается, что эта Организация и входящие в ее состав государства действуют в соответствии с тем, что она "основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов".
В случае, когда речь идет о федеративных государствах - субъектах международного права, даже если какие-либо их составные части по конституции считаются государствами и в законодательстве речь идет об их суверенности, к взаимоотношениям федерации как таковой и какого-либо ее субъекта этот принцип неприменим, равно как он неприменим и к взаимоотношениям самих субъектов федерации, а также и к общению с подобными образованиями других государств.
При характеристике содержания принципа суверенного равенства государств в Декларации 1970 года указывается, что государства имеют одинаковые права и обязанности и являются равноправными членами международного сообщества, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера.
Согласно Декларации, концепция суверенного равенства включает, в частности, следующие элементы: 1) все государства юридически равны, или, как точнее сказано в Хартии экономических прав и обязанностей государств, принятой ООН в 1974 году, "юридически равноправны"; 2) каждое государство пользуется правами, "присущими полному суверенитету"; 3) каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств; 4) территориальная целостность и политическая независимость государств неприкосновенны; 5) каждое государство имеет право свободно выбирать и развивать свою
политическую, социальную, экономическую и культурную систему; 6) каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.
Заключительный акт ОБСЕ 1975 года связывает принцип суверенного равенства государств с их обязательством уважать "также все права, присущие их суверенитету и охватываемые им", к числу которых отнесены как перечисленные в Декларации 1970 года элементы, так и ряд других, таких как право каждого государства на свободу и политическую независимость, право устанавливать свои законы и административные правила, право определять и осуществлять по своему усмотрению отношения с другими государствами в соответствии с международным правом. К числу прав, присущих суверенитету, уважение которых предполагает принцип суверенного равенства, Заключительный акт относит право принадлежать к международным организациям, быть или не быть участниками двусторонних или многосторонних договоров, включая союзные договоры, право "на нейтралитет".
По смыслу Декларации 1970 года и Заключительного акта 1975 года каждое государство имеет равное право на обеспечение своей безопасности, не нанося ущерба безопасности других государств. Проявлением суверенитета и суверенного равенства государств является иммунитет каждого из них от юрисдикции другого государства (par in parem non habet imperium).
В международном праве не существует и не может существовать исчерпывающего перечня сфер, которым бы ограничивалась сфера действия принципа суверенного равенства государств. Международный Суд ООН однажды высказался даже в том плане, что это равенство означает также равную свободу во всех делах, не регулируемых международным правом.
Итоговый документ Венской встречи государств - участников ОБСЕ 1989 года подчеркивал необходимость содействия диалогу между ними "во всех областях и на всех уровнях на основе полного равенства".
Функционирующие в современном международном общении институционные структуры и договорные режимы в ряде случаев включают правовые установления, которые нередко противопоставляются принципу суверенного равенства государств. Так, в частности, обстоит дело с институтом постоянного членства Великобритании, Китая, России, США, Франции в Совете Безопасности ООН и их правом вето при принятии решений, а также со статусом ядерной державы этих же пяти государств согласно Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года.
В обоих случаях нет оснований усматривать отступление от принципа суверенного равенства. Статус постоянного членства в Совете Безопасности является не привилегией великих держав, а отражением предусмотренной Уставом ООН особой ответственности в международных делах, которая на них возложена от имени всех членов ООН. То же самое можно сказать и о международном режиме нераспространения ядерного оружия, в рамках которого решениями ООН и Международного агентства по атомной энергии неоднократно подчеркивалась особая ответственность ядерных держав в вопросах, касающихся ядерного оружия.
Нет оснований рассматривать как отступление от принципа суверенного равенства и некоторые договорные положения о взвешенном голосовании. И в случае ООН, и в такого рода договорных положениях (Европейский Союз, Международный экономический комитет Экономического союза стран СНГ, международные финансовые организации системы ООН и другие международные структуры) отступление от юридического равноправия было согласовано в договорном порядке с другими участниками.
Суверенное равенство государств, их равноправие в рамках международного права не означает их восприятия как равных фактически, не означает равнозначности их политической, экономической и иной роли и веса в международных делах.
8. Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву
Одним из основных принципов современного международного права является принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву. Этому принципу предшествовал принцип соблюдения международных договоров (pacta sunt servanda), появление и развитие которого тесно связано с римским правом, а затем с возникновением и развитием межгосударственных отношений и международного права.
Принцип добросовестного соблюдения международных договоров имеет длительную историю. Заключение первых международных договоров обусловило необходимость их выполнения, поскольку нарушение обязательств, предусмотренных международными договорами, приводило бы к неустойчивости межгосударственных отношений. Уже в древние времена государства осознавали необходимость соблюдения договорных обязательств в целях упорядочения и предсказуемости межгосударственных отношений.
Исторически государства исходили из общей заинтересованности в незыблемости заключенных договоров. По мере становления общего международного права этот принцип стал признаваться в качестве юридически обязательного для всех государств.
На Лондонской конференции 1871 года по пересмотру положений договоров, заключенных в 1856 году в Париже относительно ре-
жима Черноморских проливов, было установлено, что государства - участники конференции признают "за существенное начало международного права, что ни одна держава не может освободить себя от обязательств договора, не изменив его постановлений иначе, как с согласия договаривающихся сторон, достигнутого посредством дружественного соглашения". Иными словами, было признано, что уважение договоров является одним из принципов международно-го-права.
В XX столетии этот принцип приобрел новое юридическое качество - он распространил свое действие и на иные нормы международного права. Так, в Преамбуле Устава ООН говорится о том, что государства - члены ООН преисполнены решимости создать "условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права".
Содержание этого принципа раскрывается в Декларации о принципах международного права 1970 года. В Декларации подчеркивается, что добросовестное соблюдение принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, имеют важнейшее значение для поддержания международного мира и безопасности. Государства - участники ОБСЕ подтвердили эти положения в Заключительном акте 1975 года.
В силу данного принципа субъекты международного права должны выполнять обязательства, вытекающие из международного права, добросовестно. Это означает, что выполнение обязательств должно осуществляться честно и точно. Только в этом случае исполнение международно-правовых обязательств может квалифицироваться как добросовестное. Государство не может уклоняться от выполнения обязательств, вытекающих из международно-правовых норм, и не может ссылаться ни на положения внутреннего права, ни на иные обстоятельства как на причину неисполнения или отказа от исполнения своих обязательств. Как следует из Заключительного акта 1975 года, государствам следует сообразовывать свое законодательство и административные правила со своими международно-правовыми обязательствами.
Государство может отказаться от исполнения международно-правовых обязательств, однако такой отказ должен осуществляться только на основании международного права, что отражено в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года.
Значение принципа добросовестного соблюдения международных обязательств заключается также в том, что он является основой международного права, поскольку без такого принципа действенность международного права была бы проблематичной. В силу своей значимости и роли в системе международного права данный принцип приобрел императивный характер (jus cogens).
Следует отметить, что принцип pacta sunt servanda продолжает действовать в качестве самостоятельного принципа. Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года и Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 года закрепляют его в качестве отраслевого принципа права международных договоров. Учитывая, что договоры являются источником всех отраслей международного права, принцип pacta sunt servanda продолжает действовать и в качестве общего принципа современного международного права.
9. Принцип нерушимости государственных границ
В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года сформулирован принцип, согласно которому "государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы". Признание существующих границ в данном случае означает отказ от каких-либо территориальных притязаний государств-участников в Европе.
Впервые принцип нерушимости границ получил отражение в Договоре СССР и ФРГ от 12 августа 1970 г., в соответствии с которым две указанные стороны заявили, что "не имеют каких-либо территориальных претензий к кому бы то ни было и не будут выдвигать таких претензий в будущем" и что "рассматривают как нерушимые сейчас и в будущем границы всех государств в Европе". Впоследствии подобное же обязательство было закреплено в Договоре между Польской Народной Республикой и ФРГ от 7 декабря 1970 г., в советско-французском документе от 30 ноября 1971 г. под названием "Принципы сотрудничества между Союзом Советских Социалистических Республик и Францией", в Декларации от 26 января 1972 г. стран - участниц Варшавского договора, в Советско-американском коммюнике от 30 мая 1972 г. и в ряде других документов, принятых до Совещания в Хельсинки.
В контексте хельсинкского Заключительного акта принцип нерушимости границ означает взаимный отказ государств Европы, а также США и Канады от политического посягательства на государственные границы, то есть от односторонних действий или требований, направленных на изменение юридического оформления или фактического положения границы. Это, по существу, отказ от территориальных притязаний. Поэтому, как указано в хельсинкском Заключительном акте, государства "будут соответственно воздерживаться от любых требований или действий, направленных на захват или узурпацию части или всей территории любого государства-участника".
Тем самым европейские государства, а также США и Канада выразили свое признание существующих государственных границ в Европе.
Это не означает, что принцип нерушимости границ утвердился в общем международном праве. Существующие на Азиатском, Африканском и Южно-Американском континентах острые территориальные споры не позволяют в ближайшем будущем рассчитывать на признание этого принципа за пределами Европы.
30 мая 1992 г. был заключен Договор об основах межгосударственных отношений, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан. В ст. 1 данного Договора среди принципов, которыми обязались руководствоваться Высокие Договаривающиеся Стороны, указан принцип нерушимости границ, а согласно ст. 2 Договора Стороны "уважают территориальную целостность друг друга и нерушимость границ".
9 октября 1992 г. государства - участники СНГ заключили Соглашение о сотрудничестве государств - участников Содружества по обеспечению стабильного положения на их внешних границах. В преамбуле Стороны подтверждают "свою приверженность положениям хельсинкского Заключительного акта о нерушимости границ" и выражают свою решимость "и впредь обеспечивать неприкосновенность и нерушимость этих границ" (внешних границ СНГ). Принцип нерушимости границ, таким образом, не заменяет принципа неприкосновенности границ. Показательно в этом отношении, что 7 августа 1993 г. государства - участники СНГ подписали Декларацию о неприкосновенности границ, а 15 апреля 1994 г. - Декларацию о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств - участников Содружества Независимых Государств.
В настоящее время в международных документах применительно к рассматриваемому вопросу используются три термина: "неприкосновенность границ", "нерушимость границ" и "неприкосновенность и нерушимость границ".
Очевидно, что действуют два принципа с различным правовым содержанием: принцип нерушимости границ и принцип неприкосновенности границ. Последний входит в нормативную систему общего международного права, имея универсальный характер, независимо от наличия специальных соглашений по данному вопросу между конкретными государствами, поскольку непосредственно вытекает из других общепризнанных принципов международного права, содержащихся в Уставе ООН и Декларации принципов международного права 1970 года, а первый носит региональный характер.
Принцип нерушимости государственных границ означает обязанность государств уважать установленные в соответствии с международным правом границы каждого иностранного государства.
10. Принцип территориальной целостности государств
Принцип территориальной целостности государств закреплен в Заключительном акте 1975 года. В Уставе ООН такого принципа нет.
Пункт 4 статьи 2 Устава ООН закрепляет обязанность членов ООН воздерживаться от угрозы силой или ее применения, кроме прочего, против "территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства".
Строго говоря, в данном случае территориальная неприкосновенность (как и политическая независимость) формально не названа в качестве принципа международного права. Она является лишь объектом принципа воздержания от угрозы силой или ее применения. Однако именно с принятием Устава ООН считается общепризнанным наличие в международном праве принципа территориальной неприкосновенности.
Концепция территориальной целостности государств была выдвинута в период после Второй мировой войны развивающимися странами в ответ на стремление колониальных держав препятствовать национально-освободительному движению колоний и попыткам дробления их территорий. Выражением этого противодействия явилась Бандунгская декларация о содействии всеобщему миру и сотрудничеству 1955 года, в которой среди принципов сотрудничества государств указывалось на необходимость "воздержания от актов агрессии или применения силы против территориальной целостности или политической независимости любой страны".
Данная формула не совпадает с текстом п. 4 ст. 2 Устава ООН. Это, однако, означает не отказ развивающихся стран от принципа территориальной неприкосновенности в пользу принципа территориальной целостности, а дальнейшее развитие последнего. В последующем "бандунгская формула" быстро получила широкое хождение в двусторонних соглашениях. Примерами могут служить Советско-индийское заявление от 22 июня 1955 г., Польско-индийское коммюнике от 25 июня 1955 г., Советско-вьетнамское коммюнике от 18 июля 1955 г., Совместное заявление Индии и Саудовской Аравии от 11 декабря 1955 г., Советско-афганское заявление от 18 декабря 1955 г., Советско-бельгийское коммюнике от 2 ноября 1956 г. и ряд других документов подобного рода.
В Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой Генеральной Ассамблеей ООН
14 декабря 1960 г., особо отмечается, что "все народы имеют неотъемлемое право на... целостность их национальной территории", а всякая попытка, направленная на полное или частичное разрушение национального единства и территориальной целостности страны, несовместима с целями и принципами Устава ООН.
В Декларации принципов международного права, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 4 ноября 1970 г., говорится, что каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение "национального единства или территориальной целостности" любого другого государства.
Значительным шагом в прогрессивном развитии данного принципа явились документы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. В частности, в ст. IV Декларации принципов, включенной в Заключительный акт Совещания, говорится об уважении "территориальной целостности", "политической независимости", "единства любого государства-участника".
Принцип территориальной целостности закреплен в Совместной декларации об основах взаимоотношений между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой от 18 декабря 1992 г., в Договоре об основах межгосударственных отношений, дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан от 30 мая 1992 г. (ст. 1), в Преамбуле и ст. 2 Хартии Организации африканского единства, в ст. V Пакта Лиги арабских государств и т.д.
В последнее время чаще используется комплексная формула - принцип целостности и неприкосновенности государственной территории.
11. Принцип уважения прав человека и основных свобод
Принцип уважения прав человека и основных свобод получил признание в качестве основного принципа общего международного права с принятием Устава ООН. Тем самым была признана неразрывная связь между поддержанием и сохранением международного мира и безопасности и соблюдением основных прав и свобод человека. Устав ООН содержит юридически обязательные общие положения о необходимости осуществления международного сотрудничества в поощрении и развитии уважения к правам и основным свободам человека. В Уставе нашел отражение ряд принципов, регулирующих соблюдение прав человека: основополагающее значение достоинства и ценности человеческой личности, равноправие народов, равноправие мужчин и женщин, недопустимость дискриминации по признакам расы, пола, языка и религии.
В последующем международным сообществом было принято большое число документов по правам человека. Во Всеобщей декларации
прав человека 1948 года, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года перечисляются основные права и свободы человека, которые государства обязались предоставлять всем лицам, находящимся под их юрисдикцией, путем принятия соответствующих законодательных и других мер. В то же время допускается возможность основанных на законе ограничений, например для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других лиц.
Согласно этим и другим документам, государства обязались пресекать грубые и массовые нарушения прав человека, проистекающие в особенности от международных преступлений (агрессия, геноцид, апартеид, военные преступления), расовой дискриминации, защищать интересы индивидов от злоупотреблений со стороны органов государства или отдельных лиц и организаций, гарантировать отдельные категории прав человека (трудовые права, семейные права, свободу информации, свободу ассоциаций, пользование культурой, права национальных меньшинств, мигрантов, беженцев).
Анализ документов показывает, что в современном международном праве имеется универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать и соблюдать права человека и основные свободы для всех, без различия расы, пола, языка и религии.
Эта обязанность носит всеобщий характер. Это значит, что права и свободы человека должны соблюдаться во всех государствах и действовать в отношении всех лиц под юрисдикцией государства без какой-либо дискриминации, а международное право устанавливает в этом отношении минимальные стандарты.
Если в течение длительного периода времени практическое осуществление прав человека рассматривалось в качестве сферы внутренней компетенции государства, то со времени принятия Устава ООН и особенно Заключительного акта 1975 года оно во все большей мере является предметом озабоченности всего международного сообщества. Это подтвердила, в частности, Всемирная конференция по правам человека 1993 года.
Повсеместному и неукоснительному соблюдению принципа уважения прав человека большой ущерб наносят попытки его политизации и использования в целях, ничего общего не имеющих с заботой о правах человека.
Некоторые государства продолжают попытки использовать принципы суверенитета и невмешательства во внутренние дела либо социально-экономические, религиозные, идеологические и просто национальные особенности для оправдания нарушений прав человека.
Права человека во все большей степени используются для выдвижения необоснованных требований об осуществлении права на само-
определение в его самой крайней форме, а именно права на отделение, что наносит ущерб территориальной целостности государств и в большинстве случаев не способствует улучшению положения с правами человека.
Контрольные вопросы
1. Что входит в нормативное содержание принципа неприменения силы и угрозы силой?
2. Каково значение принципа разрешения споров мирными средствами?
3. Как вы понимаете понятие "дела, входящие во внутреннюю компетенцию государства"?
4. Расскажите о принципе сотрудничества в международных отношениях.
5. Как вы понимаете содержание принципа равноправия и самоопределения народов?
6. В чем специфика принципа суверенного равенства государств ?
7. Как понимать добросовестность в деле соблюдения международных обязательств?
8. В чем сходство и различие принципов нерушимости^ границ и территориальной целостности государств?
9. Каково значение принципа уважения прав и основных свобод человека в современном международном праве?
Литература
Ушаков Н.А. Невмешательство во внутренние дела государств. - М., 1971.
Курс международного права. В семи томах. - Т.2. - М., 1989.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М.. 1996. - Разд. III.
Глава 5. Субъекты международного права
А. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ 1. Понятие субъекта международного права
Участники международных отношений, которые обладают правами и обязанностями, непосредственно вытекающими из международного правопорядка, относятся к числу субъектов международного права.
В этом смысле международная правосубъектность равнозначна международной дееспособности, которая выражается, с одной стороны, в способности субъекта международного права реализовывать свои права и обязанности посредством прямого участия в международных отношениях, а с другой - в его подчиненности международному правопорядку.
Субъекты международного права не обязательно должны быть идентичны с точки зрения их правовой природы, а также объема их международных прав и обязанностей. Главное состоит в том, чтобы их участие в международных отношениях регулировалось непосредственно международным правом.
Только субъекты международного права участвуют в становлении и поддержании международного правопорядка; в их исключительную компетенцию входят создание и реализация норм международного права, а также осуществление мер по принуждению к их исполнению через различные формы международно-правовой ответственности.
В международных правоотношениях от имени субъектов международного права выступают представляющие их органы или специально уполномоченные должностные лица.
2. Первичные и производные (вторичные) субъекты международного права
Субъекты международного права, в зависимости от своей правовой природы и происхождения, подразделяются на две категории:
первичные и производные (вторичные). Иногда их называют суверенными и несуверенными.
Первичные субъекты международного права - это государства, а при определенных обстоятельствах также народы и нации, которые самостоятельно участвуют в международных отношениях и эволюционируют в направлении обретения в той или иной форме собственной государственности.
Первичные субъекты международного права - это самостоятельные и самоуправляемые образования, которые с самого начала, уже самим фактом своего существования (ipso facto), становятся носителями международных прав и обязанностей. Их правосубъектность не зависит от чьей-либо внешней воли и по своей сущности носит объективный характер. Вступая во взаимоотношения между собой, первичные субъекты международного права делают возможным создание международного правопорядка и существование самого международного права.
К категории производных (вторичных) субъектов международ-* ного права относятся образования, источником правосубъектности которых являются соглашения или любые другие договоренности первичных субъектов международного права, прежде всего государств, а в ряде случаев и договоренности между уже конституированными производными субъектами международного права.
Производные (вторичные) субъекты международного права - это в основном межправительственные организации, реже - другие самостоятельные политические единицы, наделенные элементами государственности. Все они действуют в международных отношениях в пределах компетенции, предусмотренной соответствующими учредительными документами - уставами или другими правовыми актами. Такие документы определяют в каждом конкретном случае объем и содержание правосубъектности производных субъектов международного права. В этом смысле их правосубъектность имеет конститутивный характер, и она может прекратиться (либо видоизмениться) одновременно с прекращением или изменением учредительного документа.
3. Международная правосубъектность государств. Государственный суверенитет
Международная правосубъектность государства универсальна. Это означает полномасштабное участие государства в создании и поддержании международного правопорядка, в выработке норм международного права, способность в полном объеме как приобретать, так и реализовывать права, а также выполнять взятые на себя обязательства. Вместе с тем каждое государство, как говорится в Декларации ООН о принципах международного права 1970 года, обязано уважать правосубъектность других государств.
С точки зрения современного международного права государство может быть определено как образование, обладающее определенной территорией и постоянно проживающим на ней населением, которое находится под контролем собственных властных структур, а также способное устанавливать формальные отношения с другими аналогичными образованиями.
Верховенство государства в пределах своей территории, самостоятельность и независимость во взаимоотношениях с другими государствами в своей совокупности составляют государственный суверенитет.
Государственный суверенитет, будучи по своей юридической природе международно-правовой категорией, представляет собой основу, которая обусловливает общий международно-правовой статус государства, его права и обязанности. Обладание суверенитетом делает государства юридически равными между собой, обеспечивает им в рамках мирового сообщества независимость и самостоятельность.
Принцип суверенного равенства государств закреплен в Уставе ООН. В частности, п. 1 ст. 2 Устава гласит, что Организация Объединенных Наций "основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов".
4. Простые (унитарные) и сложные государства и их союзы
Государства в зависимости от своей территориально-организационной структуры могут быть простыми (унитарными) и сложными.
Простое (унитарное) государство представляет собой единое государственное образование с единой системой высших органов государственной власти и управления. В области внешних сношений оно выступает в качестве единого субъекта международного права.
Отдельные области или регионы таких государств могут обладать внутренней автономией и пользоваться некоторыми правами в области внешних сношений. Тем не менее они остаются интегрированными частями унитарного государства и, следовательно, не могут рассматриваться в качестве субъектов международного права.
Классическое сложное государство - это федерация, состоящая из отдельных территориальных единиц - субъектов федерации, которые пользуются определенной политико-правовой самостоятельностью.
Степень самостоятельности субъектов федерации чаще всего определяется основным законом федерации - конституцией, федеративным договором либо договорами, относящимися к разграничению предметов ведения и взаимному делегированию полномочий
между федерацией и ее отдельными субъектами, в том числе в международной сфере.
Федерация, как правило, выступает в качестве единого субъекта международного права. Что же касается членов федерации, ее субъектов, то они могут рассматриваться в качестве носителей в том или ином объеме международных прав и обязанностей только в случае, если это допускается федеральным законодательством (в той степени, в которой они непосредственно и автономно от центральной власти участвуют в международных отношениях).
Конституционная система ряда стран с федеративным устройством допускает возможность заключения субъектами федерации соглашений по широкому кругу вопросов с иностранными государствами. Тем не менее в этих случаях власти субъектов федерации пользуются не собственными полномочиями, а действуют как органы федерального управления, которым соответствующие полномочия делегированы центральной властью. Международную ответственность за их действия несет федеративное государство в целом.
В современном международном праве преобладает определенная сдержанность в отношении объема международных прав и обязанностей, которыми могут пользоваться члены федерации.
Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года исключает, в частности, возможность самостоятельного заключения международных договоров субъектами федеративного государства.
Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 72), координация международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ отнесена к совместному ведению Федерации и ее субъектов.
Аналогичное положение содержит Федеральный закон РФ о международных договорах РФ 1995 года, который относит заключение международных договоров к ведению РФ и устанавливает, что международные договоры РФ, затрагивающие вопросы, относящиеся к ведению субъектов РФ, заключаются по согласованию с соответствующими субъектами Федерации.
Вместе с тем положения о признании за субъектами РФ некоторых элементов международной правосубъектности закреплены в ряде договоров РФ с субъектами Федерации о разграничении полномочий. В частности, согласно Договору между РФ и Республикой Татарстан 1994 года, органы государственной власти Республики Татарстан могут участвовать в международных отношениях, устанавливать отношения с иностранными государствами, заключать с ними соглашения, не противоречащие Конституции и международным обязательствам РФ.
В число сложных государств по традиции включаются так называемые унии - реальные и личные. Реальная (органическая) уния возникает в результате слияния двух или нескольких государств в одно. При этом вновь образовавшееся государство становится новым
субъектом международного права, а слившиеся государства теряют свой суверенитет и международную правосубъектность. Поэтому с международно-правовой точки зрения более корректно было бы говорить об изменении статуса государств и образовании нового государства. Примерами современных уний могут быть нынешняя Республика Йемен, образовавшаяся в 1990 году в результате слияния Народно-Демократической Республики Йемен и Арабской Республики Йемен, а также Сирийско-Египетская уния, созданная в 1958 году и прекратившая свое существование в 1961 году.
Личная (персональная) уния - своеобразный правовой реликт феодального прошлого, связанный с монархической формой правления. Это династический союз двух или более государств, возглавляемый одним и тем же лицом - монархом. Каждое из входящих в такую унию государств продолжает оставаться самостоятельным субъектом международного права, включая право вступать в сношения с другими государствами, независимо от унии.
Конфедерацией называется постоянный союз суверенных государств, каждое из которых сохраняет собственную международную правосубъектность.
В качестве субъекта международного права может выступать и сама конфедерация, однако в ограниченном виде. В рамках конфедерации могут создаваться совместные органы, обеспечивающие координацию деятельности государств-членов, а также выработку общих направлений сотрудничества в сфере политики, экономики, в правовых и социальных вопросах.
Ранее существовавшие конфедерации - Соединенные Штаты Америки (1776-1787 гг.), Швейцарская Конфедерация (1291-1798 гг.; 1815-1848 гг.), Республика Соединенных провинций в Нидерландах (1579-1795 гг.), Германский союз (1815-1866 гг.) - со временем эволюционировали в направлении федеративного устройства, хотя Швейцария и сохранила свое прежнее официальное название.
5. Постоянно нейтральные государства
Постоянно нейтральным считается государство, которое добровольно приняло на себя в соответствии с международным договором или в одностороннем порядке обязательство соблюдать постоянный нейтралитет, то есть не вступать в военные союзы и не допускать на своей территории военного присутствия иностранных государств в мирное и военное время.
Режим постоянного нейтралитета предполагает, что государство, взявшее на себя соответствующее обязательство, будет проводить политику, исключающую ее вовлечение в войну, и оставаться нейтральным в случае вооруженного конфликта между другими странами.
Состояние постоянного нейтралитета, как правило, гарантируется либо формально признается другими государствами.
Постоянный нейтралитет не влечет за собой утраты нейтральным государством суверенитета и международной правосубъектности, за исключением ограничений военного характера. Постоянно нейтральное государство может в целях собственной обороны располагать соответствующими вооруженными силами.
В настоящее время постоянно нейтральными государствами являются Швейцария (согласно Парижскому акту о признании и гарантиях постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности ее территории от 8 (20) ноября 1815 г.), Австрия (в соответствии с Федеральным конституционным законом о нейтралитете Австрии от 26 октября 1955 г.), Мальта (Декларация правительства Республики Мальта от 14 мая 1981 г.), Туркменистан (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1995 г. и Конституционный закон Туркменистана от 12 декабря 1995 г.), Ватикан (Латеранский договор с Италией от 11 февраля 1929 г.), Республика Сан-Марино (Договор с Италией от 31 марта 1939 г.), Камбоджа (Соглашение, подписанное на Парижской конференции по Камбодже 23 октября 1991 г.).
Политике нейтралитета, в том числе во время войны, традиционно следует Швеция, однако такое положение формально не зафиксировано ни во внутренних конституционных актах, ни в международных документах.
6. Основные (фундаментальные) права и обязанности государств
Среди международных прав и обязанностей, которыми руководствуются в общении между собой все субъекты международного права, по традиции в отдельную категорию выделяются основные (фундаментальные) права и обязанности государств. Они могут быть определены как права и обязанности, которые принадлежат государствам непосредственно в силу их первичной международной правосубъектности и которые поэтому являются предпосылкой существования международного правопорядка в целом.
Конкретное содержание категории основных прав и обязанностей достаточно условно, и все попытки, в том числе в рамках ООН, составить их согласованный перечень до сих пор успеха не имели. Вместе с тем несомненна объективная правовая взаимозависимость основных прав и обязанностей государств с руководящими принципами современного международного права, которые находят свое формально-нормативное выражение в категории основных прав и обязанностей.
С учетом этого к числу непременных, основополагающих прав государства могут быть, в частности, отнесены: суверенное равенство
государств, право на независимость, осуществление верховенства над своей территорией, право на индивидуальную или коллективную самооборону.
Из основных прав государств вытекают их обязанности в отношении других членов международного сообщества и сообщества в целом: уважение суверенитета других государств, невмешательство во внутренние дела, неприменение силы и угрозы силой, сохранение мира и поддержание международной безопасности, развитие международного экономического сотрудничества, защита прав человека, охрана окружающей среды.
7. Международная правосубъектность наций и народов
Приобретение статуса субъекта международного права может стать следствием самоопределения нации или народа; однако международная правосубъектность сама по себе не вытекает автоматически из реализации их права на самоопределение, закрепленного в Уставе ООН (ст. 1, п. 2; ст. 55, 73, 76).
Самоопределение наций и народов, если судить по современной международно-правовой практике, может осуществляться в самых различных формах, включая и те, при которых не встает проблема признания международной правосубъектности за тем или иным народом.
Кроме того, принцип равноправия и самоопределения народов не должен использоваться в ущерб территориальной целостности и политического единства государств, которые его соблюдают и обеспечивают представительство всех слоев населения в органах государственной власти без какой-либо дискриминации.
Современная международная практика свидетельствует о том, что народы, опираясь на принцип самоопределения, вправе претендовать на признание их субъектами международного права только при определенных условиях и на достаточно продвинутом этапе практической реализации права на самоопределение.
К таким условиям относятся нарушение конституционных прав отдельного народа, наличие у него организованных властных структур и централизованного политического руководства, которое способно выступать в международных делах от имени своего народа, обмениваться представителями с различными государствами и международными организациями, участвовать в подписании международных соглашений, иными словами - выполнять функции, сопоставимые с публично-правовыми функциями правительств.
Если в таком качестве выступает командование вооруженного движения, то оно должно одновременно обладать признанными политическими полномочиями.
8. Международная правосубъектность самоуправляемых
политико-территориальных образований
В международных отношениях могут участвовать особые политико-территориальные образования (иногда их называют государство-подобными), которые обладают внутренним самоуправлением и, в различных объемах, международной правосубъектностью.
Чаще всего такие образования носят временный характер и возникают как следствие неурегулированности территориальных претензий различных стран друг к другу.
Именно к этой категории исторически относились Вольный город Краков (1815-1846 гг.), Свободное государство Данциг (ныне Гданьск) (1920-1939 гг.), а в послевоенный период Свободная территория Триест (1947-1954 гг.) и, в определенной степени, Западный Берлин, который пользовался особым статусом, установленным в 1971 году Четырехсторонним соглашением СССР, США, Великобритании и Франции. Режим, близкий к статусу "вольного города", существовал в Танжере (1923-1940 и 1945-1956 гг.), в Сааре (1919-1935 и 1945-1955 гг.), а также был предусмотрен на основе резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 26 ноября 1947 г. для Иерусалима.
Общим для политико-территориальных образований такого рода является то, что практически во всех случаях они создавались на основе международных соглашений, как правило, мирных договоров.
Такие соглашения наделяли их определенной международной правосубъектностью, предусматривали независимое конституционное устройство, систему органов государственного управления, право издавать нормативные акты, иметь ограниченные вооруженные силы.
Международный режим, установленный в отношении "вольных городов" и аналогичных политико-территориальных образований, в большинстве случаев предусматривал их демилитаризацию и нейтрализацию. Гарантами соблюдения их международного режима становились либо международные организации (Лига Наций, ООН), либо отдельные заинтересованные страны.
9. Характер международной правосубъектности Ватикана
и Мальтийского ордена
В настоящее время стало общепризнанным, что Ватикан (Святой престол) является субъектом международного права. Его правосубъектность выводится из международной роли Ватикана как независимого руководящего центра католической церкви, организованной в мировом масштабе и активно участвующей в мировой политике.
Особое образование - Государство-город Ватикан, созданное в соответствии с Латеранским договором между Италией и Святым
престолом от 11 февраля 1929 г. и наделенное некоторыми чертами государственности, является чисто формальным выражением самостоятельности и независимости Ватикана (Святого престола) в мировых делах.
Именно с Ватиканом (Святым престолом), а не с Государством-городом Ватикан поддерживают дипломатические и официальные отношения 165 стран мира, включая Российскую Федерацию (с 1990 г.) и практически все страны СНГ. Ватикан участвует во многих двусторонних и многосторонних международных соглашениях. Имеет статус официального наблюдателя в ООН, ЮНЕСКО, ФАО, является членом ОБСЕ. Ватикан заключает особые международные договоры - конкордаты, которые регулируют взаимоотношения католической церкви с государственными властями. Он имеет во многих странах послов, именуемых нунциями.
Более сложен вопрос о правосубъектности Мальтийского ордена (официальное название - Суверенный военный орден госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты).
После потери территориального суверенитета и государственности на острове Мальта в 1798 году Орден, реорганизовавшись при поддержке России, обосновался с 1834 года в Италии, где ему были подтверждены права суверенного образования и международная правосубъектность. В настоящее время Орден поддерживает официальные и дипломатические отношения с 81 государством, включая Россию, представлен наблюдателем в ООН, а также имеет своих официальных представителей при ЮНЕСКО, ФАО, Международном комитете Красного Креста и в Совете Европы.
Штаб-квартира Ордена в Риме пользуется неприкосновенностью, а глава Ордена - Великий магистр обладает иммунитетами и привилегиями, присущими главе государства.
Сохранение за Мальтийским орденом элементов международной правосубъектности можно рассматривать как своеобразный отголосок многовекового непрерывного существования Ордена в качестве суверенного и независимого государственного образования, а также как признание современной роли Ордена в деле международной благотворительности.
10. Международные организации
Только международные межправительственные организации относятся к субъектам международного права. Неправительственные международные организации этим качеством не обладают.
Основой правосубъектности международной межправительственной организации является соответствующий учредительный документ, который наделяет ее правом участвовать в международных отношениях и принимать решения от имени организации в целом, а не от имени государств-членов, а также заключать международные договоры с государствами и другими межправительственными организациями.
Правосубъектность международных межправительственных организаций носит, в отличие от государств, функциональный характер, поскольку она ограничена целями и задачами, определенными учредительным документом.
11. Вопрос о международной правосубъектности индивидов
Многие межгосударственные договоры посвящены урегулированию правоотношений между правительствами государств и их физическими и юридическими лицами, в частности, в области обеспечения прав и основных свобод человека. Это объективно наделяет индивида некоторыми правами на основе международного права. Но во всех случаях эти права имеют исключительно вторичный характер, поскольку являются следствием соглашения участников соответствующих межгосударственных договоров.
Индивид сам по себе не имеет правовой возможности участвовать в международных отношениях, а также в создании норм международного "права. Соответственно, следует считать, что физические и юридические лица субъектами международного права не являются.
12. Транснациональные корпорации
Вопрос о правосубъектности транснациональных корпораций методологически схож с проблемой международной правосубъектности индивидов. ТНК представляют собой качественно новый уровень международного разделения труда. Их организационная структура предусматривает строго централизованное управление финансово-технологическими связями между входящими в ТНК филиалами и предприятиями, расположенными в различных государствах. ТНК от своего имени уже сейчас заключают соглашения как с отдельными странами, так и с международными финансово-экономическими организациями. Значительна роль ТНК в поддержании международных взаимоотношений производственного, научно-технического, валютно-финансового характера, а также в области энергетики, связи, транспорта, новых технологий.
Все это дает основание говорить об образовании своего рода транснационального права как ветви международного экономического права, в рамках которого ТНК могли бы стать носителями не только определенных прав, но и обязанностей.
Однако сейчас рассматривать ТНК в качестве субъекта международного права было бы преждевременным.
Б. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ПРИЗНАНИЕ 1. Понятие и сущность признания государств
Признание - это политико-правовой акт государства, которым оно официально подтверждает свою осведомленность о возникновении нового государства, выражает свое позитивное отношение к этому и к намерению нового государства вступать в отношения с другими государствами и иным образом участвовать в международном общении.
В современном международном праве институт признания во многом сформировался в связи с появлением новых государств в результате обретения независимости бывшими колониями, слияния или разделения государств. Считается, что признание государства требуется и в случае смены в государстве общественно-политической системы.
Не существует какой-либо трафаретной формулы выражения признания, но чаще всего речь идет о признании государства в качестве независимого суверенного, что означает, что признающий исходит из наличия у признаваемого способности участвовать в международном общении и выступать при этом как субъект международного права.
Как показывает современная практика, признание осуществляется в виде письменного послания от признающего государства, передаваемого по дипломатическим каналам или на церемонии провозглашения независимости, как это было в отношении Намибии в марте 1990 года. Россия свое признание в качестве суверенных государств Чехии и Словакии в 1992 году и Эритреи в 1993 году оформила Указами Президента РФ.
Международное право не устанавливает обязанности предоставлять признание; это обычно является актом доброй воли со стороны признающего государства. Однако в некоторых постконфликтных ситуациях такого рода обязанность может предусматриваться в целях нормализации отношений. В частности, по Парижско-Дейтонским соглашениям 1996 года Союзная Республика Югославия и Республика Босния и Герцеговина были обязаны признать друг друга в качестве суверенных независимых государств. Также в порядке постконфликтного урегулирования и во исполнение соответствующего решения Совета Безопасности ООН Ирак, считавший Кувейт одной из своих провинций, в 1994 году принял решение о том, что он
"признает суверенитет Государства Кувейт, его политическую независимость и территориальную целостность".
Международной практике известны случаи отказа от признания, и это рассматривается как правомерное явление. Так, например, по линии ООН было принято решение о непризнании независимости Южной Родезии, провозглашение которой пришедший к власти в стране расистский режим рассчитывал использовать для укрепления своих позиций. Непризнанной остается так называемая "Турецкая республика Северного Кипра" (ТРСК), провозглашенная турецкой общиной этого острова в 1983 году с целью раскола Республики Кипр. В целом, однако, случаи отказа в признании являются исключением. <
Обычно признающее государство руководствуется своими собственными соображениями, прежде всего политическими, при решении вопроса о том, предоставлять или не предоставлять признание. Однако в 1991 году в связи с распадом СССР и положением в некоторых странах Восточной Европы Европейское сообщество (ныне Европейский Союз) определило общий подход к вопросу официального признания новых государств в этом районе. Были согласованы критерии официального признания, такие как соблюдение Устава ООН и обязательств, принятых по хельсинкскому Заключительному акту и Парижской хартии для Новой Европы; уважение нерушимости всех границ; принятие соответствующих обязательств, касающихся разоружения и нераспространения ядерного оружия, а также безопасности и региональной стабильности.
После прекращения существования СССР в адрес России последовали нотификации других государств о ее признании (свыше 100 нотификаций). Руководители ряда государств заявили, что Российская Федерация как правопреемница бывшего Союза признается ими автоматически и никаких специальных актов на этот счет приниматься не будет.
Строго говоря, необходимости в актах признания не было, ибо Россия с самого начала выступила в качестве государства, продолжающего осуществление прав, обязательств и ответственности бывшего СССР, что было принято к сведению.
2. Вопрос о декларативной или конститутивной значимости признания
В связи с признанием вновь возникшего государства встает вопрос, имеет ли такое признание лишь декларативную или конститутивную значимость. Иначе говоря, идет ли речь лишь о констатации факта появления нового субъекта международного права и определении отношения к этому со стороны признающего или же о том, что признание как бы наделяет признаваемое государство международной правосубъектностью, возможностью практически участвовать в международном общении. Соответственно, в доктрине международного права сложились две теории признания: декларативная, видным представителем которой в России был профессор Ф.Ф. Мартене, и конститутивная, которой придерживались известные английские международники Л. Оппенгейм и Г. Лаутерпахт.
В Уставе ОАГ в качестве одного из принципов предусмотрено, что "политическое существование государства не зависит от признания его другими государствами. Даже до своего признания государство имеет право на защиту своей целостности и независимости, на обеспечение своей безопасности и процветания" (ст. 12).
В каждом акте признания присутствует элемент его декларативной значимости. Вместе с тем в условиях нарастания в современном мире тенденций к сепаратизму, к фрагментации, к расчленению территориальной целостности государств, особенно многонациональных, наблюдается усиление конститутивного начала в институте признания.
3. Признание правительств
Признание обычно адресуется вновь возникшему государству. Но признание может предоставляться и правительству государства, когда оно приходит к власти неконституционным путем - в результате гражданской войны, переворота и т.п. Каких-либо сложившихся критериев признания такого рода правительств не существует. Обычно исходят из того, что признание правительства является обоснованным, если оно эффективно осуществляет власть на территории государства, контролирует ситуацию в стране, проводит политику соблюдения прав и основных свобод человека, уважает права иностранцев, выражает готовность к мирному урегулированию конфликта, если таковой имеет место внутри страны, и заявляет о готовности соблюдать международные обязательства.
Признание правительства не может истолковываться как его одобрение.
В 1930 году министр иностранных дел Мексики Эстрада сформулировал доктрину, получившую его имя, согласно которой особого признания правительства не требуется, поскольку это ставило бы признающее правительство в положение высказывающего суждение о законности другого правительства и тем самым вмешивающегося во внутренние дела государства. Достаточно просто либо продолжать поддерживать дипломатические отношения, либо отозвать дипломатическое представительство, что позволяет избегать принятия или непринятия нового режима.
В 1907 году была выдвинута доктрина Тобара (по имени тогдашнего министра иностранных дел Эквадора), в силу которой правительства, возникшие неконституционным путем, не должны признаваться, пока они не будут признаны населением своей страны, то есть не укрепят свою власть и влияние в стране. Обе эти доктрины возникли в Латиноамериканском регионе на фоне царившей там частой смены правительств в результате государственных переворотов.
В последние десятилетия все больше государств (США, Англия, Австралия, Бельгия и др.) отказываются от практики выступлений с заявлениями о признании правительств, ограничиваясь продолжением или отказом от продолжения дипломатических отношений.
Своеобразный случай имел место в 1949 году, когда в связи с-провозглашением Китайской Народной Республики Советский Союз заявил о признании правительства КНР, а не КНР как государства.
4. Признание de jure и признание de facto
В международной практике различают две формы официального признания: признание de jure и признание de facto. Они применяются к признанию как государств, так и правительств.
Признание de jure - это полное, окончательное признание, влекущее за собой весь комплекс правовых последствий: от возможности установления дипломатических и консульских отношений до признания правовой системы и применения законодательства признаваемого государства и исполнения вынесенных его судами решений. Считается, что однажды выраженное юридическое признание отозвано быть не может, хотя известны случаи и иного.
Признание de facto - это признание ограниченное, неполное, не окончательное, скорее переходное к признанию de jure. Оно, как и признание de jure, также влечет юридические последствия, но в меньшем объеме: например, могут быть установлены лишь консульские отношения.
Известно также признание ad hoc (на данный случай), иногда использовавшееся для переговоров с государством или правительством, которое в принципе не получает признания.
5. Признание в качестве воюющей и восставшей стороны
Это как бы предварительное признание, направленное на установление контактов с признаваемым субъектом, как это первоначально имело место во время гражданской войны в Испании во второй половине 30-х годов XX в. Признание в качестве воюющей стороны предполагает, что признающее государство исходит из наличия со-
стояния войны и считает необходимым соблюдать по отношению к воюющим правила нейтралитета. В период Второй мировой войны в качестве воюющей стороны признавался Национальный комитет Сражающейся Франции, позднее ставший Французским комитетом национального освобождения, в отношении которого уже вставал вопрос о его признании в качестве правительства.
6. Признание и членство в ООН
Прием государства в члены ООН является очевидным подтверждением международной правосубъектности государства. Вместе с тем это не означает ни его коллективного признания, ни индивидуального признания со стороны отдельных государств - членов ООН. Равным образом отказ в принятии в члены ООН не был бы равносилен непризнанию.
Применительно к национально-освободительным движениям, действовавшим в Африке, ООН признавала лишь те из них, которые признавались также Организацией африканского единства в качестве единственных представителей своих народов. По сути дела, это было признание органов национального освобождения.
Что касается других международно-правовых вопросов, связанных с институтом признания, то следует упомянуть прецедент признания в качестве нации, которое было произведено державами Антанты в 1917-1918 годах по отношению к Чехословакии и Польше, которые тогда только еще конституировались в качестве независимых государств, но уже создавали свои военные формирования на территории Франции, что и вызывало необходимость такого признания.
В. ПРАВОПРЕЕМСТВО ГОСУДАРСТВ 1. Сущность и понятие правопреемства государств
Регулируя поведение государств как участников международного общения, международное право не остается в бездействии в случаях перемен в их судьбе и статусе, таких как объединение одного государства с другим, отделение от государства какой-либо его части или его разделение на несколько самостоятельных государств.
Крупными примерами такого рода изменений являются: вхождение в 1990 году бывшей ГДР в состав Федеративной Републики Германия и образование единого германского государства; отделение в 1991 году Латвии, Литвы и Эстонии от тогда еще существовавшего Союза ССР; последовавшее несколько позднее полное прекращение существования этого Союза и возникновение на его территории 12 независимых государств, включая Россию; образование в 1992 году на территории бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии в качестве самостоятельных государств Боснии и Герцеговины, Македонии, Словении, Хорватии, а также Сербии и Черногории, объединившихся в Союзную Республику Югославию; возникновение в 1993 году на месте Чехословакии самостоятельных Чехии и Словакии. Объединение, разделение государств, отделение от государства части территории, повлекшие правопреемство, имели место и в более ранние годы: например, в 1947 году из состава Индии выделился Пакистан, а из него в 1971 году - Бангладеш; в 1990 году Йемен и Демократический Йемен объединились в единое государство Йемен; в 1993 году Эритрея выделилась из состава Эфиопии.
Конечно, исчезновение государства или, наоборот, его возникновение обусловлены прежде всего политическими, социальными и иными подобными факторами. Роль международного права в этих случаях состоит в том, что оно определяет значимость происшедших изменений с юридической точки зрения, связывает с ними соответствующие правовые последствия. Свое концентрированное выражение это получает в институте правопреемства государств.
Под правопреемством в международном праве понимается смена одного государства другим в несении ответственности за международные отношения соответствующей территории и в осуществлении существовавших к этому моменту прав и обязательств.
Концепция правопреемства применялась также в связи с преобразованиями общественно-политических укладов таких стран, как Россия, на месте которой в октябре 1917 года возникла РСФСР, а в 1922 году - СССР; Китай, ставший с 1949 года Китайской Народной Республикой; Куба после свержения в 1959 году диктаторского режима.
В осуществлении правопреемства, сколько бы государств ни были его участниками, всегда различимы две стороны: государство-предшественник, которое полностью или в отношении части территории сменяет новый носитель ответственности за международные отношения, и государство-преемник, то есть государство, к которому эта ответственность переходит. Понятие "момент правопреемства" означает дату смены государством-преемником государства-предшественника в несении указанной ответственности. Объектом правопреемства является территория, применительно к которой сменяется государство, несущее ответственность за ее международные отношения.
Нередко в соглашениях по вопросам правопреемства содержится ссылка на третьи государства - в том смысле, что права этих государств правопреемством не затрагиваются. Наиболее распространенными основаниями возникновения правопреемства являются: объединение государств; разделение государства; отделение от государства части территории; передача части территории одного государства другому. В отношении международно-правового регулирования различаются определенные сферы, в которых правопреемство осуществляется. Речь идет о правопреемстве государств в отношении международных договоров, государственной собственности, государственных архивов, государственных долгов, а также государственной территории, границ государства, членства в международных организациях и органах. Это последнее отличается от правопреемства международных организаций как таковых, например, в отношении осуществления функций депозитария по международным договорам, как это имело место между Лигой Наций и ООН в отношении некоторых многосторонних договоров, заключенных под эгидой Лиги.
Действующие международно-правовые нормы, относящиеся к правопреемству государств, носят во многом характер норм обычного права или определяются соглашениями заинтересованных государств. При этом немалую роль играют международная практика и прецеденты, решения международных органов, а в ряде случаев и национально-правовые и другие индивидуальные акты государств. Вместе с тем были приняты Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года и Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 года. В 1996 году в силу вступила лишь первая из двух названных конвенций.
Однако обе конвенции имеют определенное значение для решения вопросов правопреемства государств, так как содержат ряд положений, отражающих общепринятую практику. Они, в частности, исходят из сложившегося принципа, в силу которого вопросы правопреемства могут решаться по соглашению между заинтересованными государствами, а положения соответствующей конвенции применяются только в случае отсутствия такого соглашения. В конвенциях также оговаривается, что не предусмотренные ими вопросы правопреемства по-прежнему регулируются нормами и принципами общего международного права.
Другой существенный момент, который нашел отражение в конвенциях, заключается в том, что сформулированные в них правила применяются только к правопреемству, которое осуществляется в соответствии с принципами международного права, воплощенными в Уставе ООН. Иначе говоря, не может быть речи о правопреемстве, когда на ведение международных дел какой-либо территории претендует государство, совершившее в отношении этой территории акт агрессии, аннексии или оккупации. Немаловажно и наличие в Венских конвенциях положений о порядке урегулирования споров по вопросам правопреемства.
Комплекс договоренностей по вопросам правопреемства достигнут между странами, вошедшими после распада СССР в Содружество Независимых Государств (СНГ); ими же принят и ряд решений по правопреемству. В числе этих актов можно назвать датированные 1992 годом Меморандум о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза ССР, представляющих взаимный интерес, Соглашение о распределении всей собственности бывшего СССР за рубежом, Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР, решение Совета глав государств СНГ от 20 марта 1992 г. по вопросам правопреемства. Ряд положений, имеющих прямое отношение к правопреемству, содержится в учредительных актах СНГ, а также в Соглашении Беларуси, Казахстана, России и Украины о совместных мерах в отношении ядерного оружия.
В связи с прекращением существования СССР и возникновением на его месте государств-правопреемников положения по вопросам правопреемства стали включаться во многие соглашения, заключаемые Россией как с государствами СНГ, так и с другими странами (Великобританией, Германией, Италией, Францией). При решении вопросов правопреемства значение имеют и другие акты заинтересованных государств, как, например, имевшее правовое значение Письмо министров иностранных дел ГДР и ФРГ, направленное в 1990 году министрам иностранных дел СССР, США, Великобритании и Франции в связи с подписанием Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии.
2, Правопреемство государств в отношении международных договоров
С точки зрения складывающихся в международном праве норм, включая ряд вошедших в Венскую конвенцию 1978 года, и международной практики вопросы правопреемства в отношении договоров решаются в зависимости от того, что является основанием для правопреемства: объединение государств, разделение государства или отделение от него части его территории.
При объединении государств и создании таким образом одного государства-преемника любой договор, находящийся в силе в момент правопреемства в отношении каждой из объединившихся стран, продолжает действовать в отношении государства-преемника, если оно и другое государство - участник договора не условятся об ином. Этот договор применяется лишь к той части территории государства-преемника, в отношении которой он находился в силе в момент правопреемства. Однако в случае двустороннего договора государство-
преемник и другой участник договора могут договориться об ином. Таким же образом могут договориться государство-преемник и все другие участники многостороннего договора с ограниченным числом участвующих государств либо договора, объект или цели которого предполагают согласие всех его участников на применение договора в отношении упомянутой части территории государства-преемника.
Если многосторонний договор не относится к одной из двух названных категорий, государство-преемник может уведомить других участников договора, что он применяется в отношении всей его территории.
При разделении государства-предшественника и образовании на его месте нескольких государств-преемников любой его договор, находившийся в силе в отношении всей его территории, продолжает действовать в отношении каждого образованного в результате разделения государства-преемника. Соответствующие государства могут, однако, договориться об ином. Если в момент правопреемства договор действует в отношении лишь той части государства-предшественника, которая стала государством-преемником, он продолжает находиться в силе в отношении только этого государства-преемника.
Если отделившаяся часть одного государства становится частью другого государства, договоры государства-предшественника утрачивают силу в отношении этой территории и вступают в действие договоры государства-преемника, за исключением случаев, когда установлено, что применение договора к данной территории было бы несовместимо с его объектом и целями или коренным образом изменило бы условия его действия.
Когда после отделения части его территории государство-предшественник продолжает существовать, находившийся в силе и не относившийся лишь к отделившейся территории договор продолжает действовать в отношении его сохранившейся территории; однако заинтересованные государства могут договориться об ином.
Регулируя правопреемство в отношении договоров в случаях объединения государств, разделения государства, отделения от него части территории или передачи части его территории другому государству, Венская конвенция 1978 года устанавливает, что такое правопреемство не может иметь место, когда "из договора явствует или иным образом установлено, что применение этого договора в отношении государства-преемника было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменяло бы условия его действия".
Современное международное право - и это также нашло свое отражение в Венской конвенции - исходит из того, что правопреемство государств как таковое не затрагивает границ, установленных договором, а также обязательств и прав, предусмотренных в договоре и относящихся к режиму границы. Эти положения ограждают незыблемость государственных границ и стабильность установленного для них режима от тех или иных превратностей, которые могли бы возникать в процессе осуществления правопреемства государства в отношении договоров о границах.
Правопреемство государств не затрагивает, кроме того, обязательств, касающихся пользования любой территорией или ограничений на это, установленных договором в пользу иностранного государства, группы государств или вообще всех государств, а равно прав, установленных договором в пользу какой-либо территории, группы государств или всех государств и касающихся пользования или ограничений пользования территорией иностранного государства.
В решении вопросов правопреемства в отношении договорного наследия бывшего Союза ССР государства-правопреемники, которые образовали СНГ, в значительной мере опирались на норму международного права, выраженную и в Венской конвенции 1978 года, согласно которой соответствующие вопросы могут решаться по договоренности между государствами-преемниками. Уже в учредительных актах Содружества (Беловежское соглашение о создании СНГ от 8 декабря 1991 г. и Алма-Атинский протокол к нему, а также Декларация от 21 декабря 1991 г.) они предусмотрели, что гарантируют выполнение обязательств распавшегося СССР, а в Меморандуме о взаимопонимании в отношении договоров бывшего Союза, представляющих взаимный интерес, от 6 июля 1992 г. государства СНГ, признавая роль этих договоров "в деле стабилизации и дальнейшего развития отношений с другими государствами", сочли необходимым определить общий подход к решению вопросов правопреемства в отношении этих договоров (общее число их превышает 15 тыс.).
В решении Совета глав государств СНГ по вопросам правопреемства от 12 марта 1992 г. говорилось о договорах, "представляющих взаимный интерес". Практически, как указывается в Меморандуме от 6 июля 1992 г., все многосторонние договоры бывшего СССР представляют общий интерес для государств Содружества. Они не требуют каких-либо совместных решений или действий их участников, и каждое государство СНГ решает вопрос об участии в этих договорах самостоятельно, "в зависимости от специфики каждого конкретного случая, характера и содержания договора".
Имеется, однако, ряд многосторонних договоров, особенно с ограниченным числом участников, а также двусторонних, в частности в области разоружения и контроля над вооружениями, которые затрагивают интересы нескольких, но не всех государств СНГ. Применительно к каждому такому договору потребовались принятие решений или действия со стороны тех государств СНГ, к которым эти договоры применимы, а в тех случаях, когда это необходимо, - с участием и других партнеров по договору.
Например, в связи с заключенным в 1991 году Договором между СССР и США о, сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений Россия, Беларусь, Казахстан и Украина, где такие вооружения бывшего Союза ССР были дислоцированы, подписали вместе с США Лиссабонский протокол от 23 мая 1992 г. к этому Договору. Протокол предусматривает, что названные четыре государства "в качестве государств - правопреемников" Союза принимают на себя его обязательства по Договору и будут выполнять их применительно к своим национальным территориям. Для целей проведения Договора в жизнь фигурирующее в нем название "Союз Советских Социалистических Республик" впредь означает Республику Беларусь, Республику Казахстан, Российскую Федерацию и Украину.
В интересах осуществления Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и связанного с ним Соглашения о максимальных уровнях для наличия обычных вооружений и техники Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии (подписаны, соответственно, 3 и 19 ноября 1990 г.) 15 ноября 1992 г. было заключено Соглашение о принципах и порядке выполнения этого Договора. Сторонами этого Соглашения являются государства, расположенные в пределах той части бывшего Союза ССР, на которую распространяется ДОВСЕ, - Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Молдова, Россия и Украина, которые по Соглашению рассматриваются в качестве правопреемников СССР в отношении этого Договора. Протоколом к этому Соглашению были определены в рамках квоты, предусматривавшейся для Союза договоренностью стран бывшего Варшавского договора, численные потолки наличия танков, боевых бронированных машин, артиллерии, боевых самолетов и ударных вертолетов для участников Протокола.
В сентябре 1997 года министры иностранных дел России, США, Беларуси, Казахстана и Украины подписали Меморандум о договоренности в связи с заключенным в 1972 году между СССР и США Договором об ограничении систем противоракетной обороны. Меморандум предусматривает, что по его вступлении в силу сторонами Договора по ПРО явятся не только Россия и США, но и Беларусь, Казахстан и Украина. Эти "государства - правопреемники СССР принимают на себя права и обязательства бывшего СССР по Договору", и каждое из них выполняет его положения "применительно к своей территории и применительно к своей деятельности, где бы такая деятельность ни осуществлялась этим государством самостоятельно или в сотрудничестве с другим государством". Из этих и ряда других положений Меморандума видно, что урегулирование вопросов правопреемства может вести к трансформации двустороннего договора в многосторонний.
3. Правопреемство государств в отношении государственной собственности
В контексте правопреемства под государственной собственностью понимаются имущество, права и интересы, которые на момент их передачи государству-преемнику принадлежали государству-предшественнику согласно его внутреннему праву.
Одной из важнейших проблем правопреемства в отношении государственной собственности является проблема компенсации за собственность, переходящую к государству-преемнику. В Венской конвенции 1983 года предусматривается, что в принципе такой переход собственности должен происходить без компенсации, если иное не согласовано заинтересованными государствами или не предусмотрено решением соответствующего международного органа. Вместе с тем в Конвенции оговорено, что ее положения не наносят ущерба справедливой компенсации между государством-предшественником и государством-преемником, который может возникнуть в результате правопреемства при разделении государства или отделении от него части территории.
Государство-предшественник обязано принять все меры для предотвращения нанесения ущерба или разрушения собственности, переходящей к государству-преемнику. Правопреемство не затрагивает собственность, права и интересы, которые находятся на территории государства-предшественника и принадлежат третьему государству согласно внутреннему праву государства-предшественника.
Нормами правопреемства устанавливается неодинаковый режим для перехода движимой и недвижимой собственности. Когда государства объединяются и создается одно государство-преемник, к этому государству переходит вся государственная собственность государств-предшественников.
При разделении государства и образовании на его территории двух или более государств-преемников:
- недвижимая собственность государства-предшественника переходит к тому государству-преемнику, на территории которого она находится;
- недвижимая собственность, находящаяся за пределами территории государства-предшественника, переходит к государствам-преемникам, как указывается в Венской конвенции 1983 года, "в справедливых долях";
- движимая собственность государства-предшественника, связанная с его деятельностью в отношении территорий, являющихся объектом правопреемства, переходит к соответствующему государству-преемнику; иная движимая собственность переходит к преемникам "в справедливых долях".
Все эти положения применяются, если соответствующие государства-преемники не договорились об ином.
При передаче государством части своей территории другому государству переход государственной собственности регулируется соглашением между этими государствами. При отсутствии такого соглашения недвижимая собственность государства-предшественника, расположенная на передаваемой территории, переходит к государству-преемнику; движимая собственность, связанная с деятельностью государства-предшественника в отношении этой территории, также переходит к государству-преемнику.
При отделении части территории государства и образовании на ней государства-преемника или ее объединении с другим государством:
- недвижимая собственность государства-предшественника, находящаяся на отделившейся от него части территории, переходит к государству-преемнику;
- движимая собственность, связанная с деятельностью государства-предшественника в отношении этой части территории, также переходит к государству-преемнику; иная движимая собственность переходит к нему в справедливой доле. По всем этим вопросам государство-предшественник и государство-преемник могут достичь договоренности о других правилах перехода собственности.
Положения о правопреемстве в отношении государственной собственности не применимы в том, что касается ядерного оружия, также являющегося такого рода собственностью. Согласно Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 года, каждая из ядерных держав, будь то Россия, США, Великобритания, Франция или Китай, обязуется не передавать "кому бы то ни было" ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а неядерное государство связано встречным обязательством "не принимать передачи от кого бы то ни было" ядерного оружия или ядерных взрывных устройств.
Эти положения Договора исключают, таким образом, какое бы то ни было правопреемство в отношении ядерного оружия. Права России на ядерное оружие, являвшееся собственностью бывшего Союза ССР, основываются на иных правооснованиях, о которых говорится ниже (п. 6).
Как видно из соглашений и решений, принятых в рамках СНГ по вопросам правопреемства в отношении государственной собственности бывшего СССР, предметом урегулирования стала прежде всего та часть этой собственности, которая находится за рубежом. На этот счет были приняты соответствующие решения и соглашения. По Соглашению глав государств СНГ от 30 декабря 1991 г. и Соглашению о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом от 6 июля 1992 г. их участники подтвердили право каждой стороны на владение, пользование и распоряжение причитающейся ей такого рода долей при соблюдении прав и интересов других сторон, а также законов государств, на территории которых находится имущество, входящее в эту долю.
В Соглашении 1992 года сказано, что предметом его регулирования являются движимая и недвижимая собственность СССР за пределами его территории и инвестиции, находящиеся за рубежом, которые имелись на момент правопреемства во владении, пользовании и распоряжении бывшего Союза, его государственных органов и иных структур общесоюзного значения, находившихся под его юрисдикцией и контролем. Вся эта собственность подлежала разделу. Соответствующие доли были выражены в процентах (например, России - 61,34%, Таджикистану - 0,83% и т.д.), исчисленных, как это предусматривалось еще Договором от 4 декабря 1991 г., на основании единого агрегированного показателя с учетом произведенного национального дохода, экспорта, импорта и численности населения в 1980-1990 гг.).
В Соглашении 1992 года оговорено, что его участники исходят из взаимозависимости между обязательством участвовать в несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга бывшего СССР и в погашении этого долга в долях, указанных выше, и возможностью реализации права собственности каждого из них на причитающуюся долю собственности Союза за границей.
На практике, однако, для подавляющего большинства бывших союзных республик оказалось непосильным участие в расходах по погашению и обслуживанию внешнего долга распавшегося СССР, и дело кончилось тем, что их доли в загрансобственности были ими переданы России в обмен на ее согласие принять на себя их доли по долговым обязательствам. К тому же некоторые виды загрансобственности, их статус по местному законодательству делали невозможным ее раздел. 3 февраля 1993 г. Президент России издал Указ, согласно которому Российская Федерация как государство - продолжатель Союза ССР принимает на себя все права на недвижимую и движимую собственность бывшего СССР, находящуюся за рубежом, а также по выполнению всех обязательств, связанных с использованием этой собственности.
Что касается государственного имущества бывшего Союза внутри страны, то еще до его распада входившие в его состав союзные республики, провозглашая суверенитет, обратили в свою собственность практически все объекты союзного значения, находившиеся на их территории. В России это было сделано на основании закона "Об обеспечении экономической основы суверенитета РСФСР" 1990 года. В результате к моменту прекращения существования СССР его государственная собственность была в основном разделена и требовалось лишь договориться о взаимном признании произведенного раздела. Это и было сделано в Соглашении о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 г., которое предусматривало, что "стороны взаимно признают осуществленный в соответствии с их национальным законодательством переход в их собственность имущества... бывшего союзного подчинения, расположенного на территориях сторон". С Украиной потребовалось на этот счет заключение отдельного соглашения.
4. Правопреемство государств в отношении государственных архивов
Под государственными архивами государства-предшественника понимается совокупность документов любой давности и рода, произведенных или приобретенных этим государством в ходе его деятельности, которые на момент правопреемства принадлежали ему согласно его внутреннему праву и хранились им под его контролем в качестве архивов для различных целей.
По договоренности заинтересованных государств или по решению соответствующего международного органа может устанавливаться компенсация за переход архивов государства-предшественника к государству-преемнику; в ином случае переход происходит без компенсации. В таком же порядке решается вопрос о дате перехода архивов.
По Венской конвенции 1983 года от государства-предшественника требуется, чтобы оно принимало все меры по предотвращению ущерба или уничтожению архивов, которые переходят к государству-преемнику. В Конвенции оговаривается, что ничто в ней не должно рассматриваться как предрешающее в каком-либо отношении любой вопрос, который может возникнуть из соображений целостности государственных архивных фондов государства-предшественника.
При объединении государств и образовании одного государства-преемника к нему переходят государственные архивы государств-предшественников.
При разделении государства, когда на его месте возникает несколько государств-преемников, часть архивов государства-предшественника, которая должна находиться на территории государства-преемника в целях нормального управления этой территорией, переходит к этому государству. К нему также переходит другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к его территории. Соответствующие государства-преемники могут договориться об ином. Другие архивы государства-предшественника переходят к государствам-преемникам, как сказано в Венской конвенции 1983 года, "справедливым образом, с учетом всех соответствующих обстоятельств".
При отделении от государства части его территории, на которой образуется самостоятельное государство, часть архивов государства-предшественника, которая для целей нормального управления отделившейся территорией должна находиться на этой территории, переходит к государству-преемнику. К нему же переходит и другая часть архивов, имеющая непосредственное отношение к отделившейся территории. Аналогичные правила применяются и тогда, когда отделившаяся часть государства объединяется с другим государством.
По договоренности между государством-предшественником и государством-преемником могут быть установлены иные правила перехода архивов, с тем, однако, условием, что такая договоренность не должна нарушать право народов этих государств на развитие и на информацию об их истории и культурном наследии.
В случае, когда происходит передача части территории одной страны другому государству, переход государственных архивов регулируется соглашением между этими государствами. При отсутствии такого соглашения часть архивов государства-предшественника, которая в целях нормального управления этой территорией должна находиться в распоряжении приобретающего ее государства, переходит к нему. Другие архивы, имеющие отношение исключительно или главным образом к передаваемой территории, переходят к государству-преемнику.
Применительно к случаям правопреемства при разделении государства, отделении от него части территории, передачи одной части страны другому государству Конвенция регулирует вопросы предоставления на основе обмена или, по просьбе заинтересованной стороны, "надлежащего воспроизведения" государственных архивов, связанных с интересами соответствующих территорий, а также предоставления достоверных сведений, которые касаются титулов на такую территорию либо ее границ или необходимы для выяснения смысла передаваемых архивных документов.
Судьба государственных архивов СССР была урегулирована в связи с его распадом между возникшими в пределах его территории государствами СНГ. Соглашение о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР от 6 июля 1992 г., заключенное между этими государствами, исходит из принципа целостности и неделимости фондов, образовавшихся в результате деятельности высших государственных структур бывших Российской империи и Союза ССР и хранящихся в государственных архивах за пределами государств - участников Соглашения. Государства - участники Соглашения не претендуют на право владения этими комплексами документальных материалов.
Вместе с тем Соглашение придает важное значение содержанию полноценных архивных фондов государств-участников. Они взаимно признают осуществленный в соответствии с законодательствами переход под их юрисдикцию государственных архивов и других архивов союзного уровня, включая отраслевые архивные фонды бывшего СССР, находящихся на их территории. Признается также право на возвращение тех фондов, которые образовались на территории каждой из стран и в разное время оказались за ее пределами.
Когда отсутствует возможность физического выделения комплекса документов, каждое государство - участник Соглашения имеет право доступа к ним и получения необходимых копий. Эти государства признают на своих территориях юридическую силу архивных справок, выданных государственными архивными учреждениями других государств СНГ.
В случае, когда государством-владельцем передается право использования архивных документов, затрагивающих интересы другого государства - участника Соглашения, иностранным государствам, их физическим или юридическим лицам, право на использование этих документов сохраняется за государством, интересы которого затрагивают документы. Соглашение также предусматривает, что в такого рода случаях заинтересованные государства СНГ принимают дополнительные согласованные меры по использованию и обеспечению сохранности этих документов и предотвращению их уничтожения.
5. Правопреемство государств в отношении государственных долгов
Для целей регулирования правопреемства государственный долг означает любое финансовое обязательство государства-предшественника в отношении другого государства, международной организации или иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом. Правопреемство в отношении государственных долгов не затрагивает прав и обязанностей кредиторов. Датой перехода долга к государству-преемнику является момент правопреемства, если договоренностью между заинтересованными государствами или решением соответствующего международного органа не предусмотрено иное.
Когда государства объединяются и образуют одно государство-преемник, к нему переходят государственные долги государств-предшественников.
При разделении государства на несколько частей и если государства-преемники не договорились об ином, государственный долг переходит к ним в справедливых долях с учетом, в частности, имущества, прав и интересов, которые переходят к ним в связи с государственным долгом. Если между вовлеченными в правопреемство сторонами не достигнуто иного соглашения, аналогичное правило применяется, когда происходят отделение части территории государства и образование на ней государства-преемника или когда отделившаяся часть территории объединяется с другим государством, а также когда часть территории передается одним государством другому.
Вопрос о правопреемстве в отношении государственного долга бывшего СССР стал предметом регулирования еще до прекращения существования союзного государства. 28 октября 1991 г. между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Киргизией, Молдовой, Россией, Таджикистаном, Туркменистаном, Союзом ССР и западными странами-кредиторами, известными как Группа семи, был подписан Меморандум о взаимопонимании относительно внешнего долга иностранным кредиторам Союза ССР и его правопреемства. Позднее с участием большинства входивших в его состав союзных республик и самого СССР был заключен Договор о правопреемстве в отношении государственного долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 г., а также Соглашение о дополнениях к этому Договору от 13 марта 1992 г. Договор определил этот долг так, как он охарактеризован Венской конвенцией. Однако в Договоре речь идет о финансовом обязательстве не только перед субъектами международного права, но и перед любым иностранным кредитором.
В январе 1992 года Россия взяла на себя общую ответственность за внешний долг бывшего СССР. Без такого рода решения, давшего возможность западным кредиторам иметь дело с единым партнером, было бы невозможно вести с ними какие-либо переговоры, в частности об отсрочках выплаты процентов по долгу и самого долга.
Предусмотренная Соглашением о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом зависимость между осуществлением прав на эту собственность и осуществлением обязательства участвовать в погашении и несении расходов по обслуживанию государственного внешнего долга СССР на практике реализовывалась в том, что по двусторонним соглашениям России с другими государствами СНГ 1992-1994 годов доля внешнего государственного долга была обменена на долю в зарубежной собственности. В качестве примера можно привести соглашение с Туркменистаном от 31 июля 1992 г. о том, что Туркменистан передал, а Россия приняла на себя обязательства по выплате доли Туркменистана во внешнем государственном долге бывшего СССР по состоянию на 1 декабря 1991 г.; Россия приняла, а Туркменистан передал свою долю в активах бывшего Союза по состоянию на ту же дату. По соглашению России и Украины от 9 декабря 1994 г. об урегулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР было предусмотрено, что "Украина передает, а Российская Федерация принимает на себя обязательства по выплате доли Украины" в этом долге, а также что "Украина передает", а "Российская Федерация принимает долю Украины в активах бывшего Союза ССР".
6. Правопреемство в связи с прекращением существования СССР.
Континуитет России
Процесс правопреемства в связи с прекращением существования СССР, происходящий в основном в рамках норм международного права, имеет существенную особенность. Она заключается в том, что в значительной степени, особенно в отношении международных договоров, это правопреемство связано с континуитетом, под которым понимается продолжение Россией прежде всего осуществления предусмотренных в договорах прав и обязательств бывшего СССР.
Этот континуитет начал складываться с согласия других правопреемников СССР, которые в связи с прекращением его существования поддержали Россию в том, чтобы она "продолжала членство СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности, и других международных организациях", как было предусмотрено в решении Совета глав государств СНГ от 22 декабря 1991 г. Континуитет в отношении членства в ООН и других международных организациях означал и продолжение участия в Уставе ООН, являющемся международным договором, и в договорных актах, на основе которых функционируют другие организации.
За немногими исключениями, континуитет России был воспринят как должное со стороны государств, участвующих в международном общении, а члены ЕС и Совета Европы выступили 23 декабря 1991 г. со специальным заявлением, в котором приняли к сведению, что права и обязательства бывшего СССР "будут продолжать осуществляться Россией".
Начало правовому оформлению этого континуитета было положено посланием Президента России от 24 декабря 1991 г. Генеральному секретарю ООН, информировавшего его, что членство СССР в Организации Объединенных Наций, в том числе в Совете Безопасности, во всех других органах и организациях системы ООН "продолжается", при поддержке стран СНГ, Российской Федерацией и что она в полной мере сохраняет ответственность за все права и обязательства СССР в соответствии с Уставом ООН, включая финансовые обязательства. В послании выражалась просьба вместо названия "Союз Советских Социалистических Республик" использовать наименование "Российская Федерация" и рассматривать послание как "свидетельство полномочий представлять Россию в органах ООН всем лицам, имевшим в то время полномочия представителей СССР в ООН". Перед этим, имея в виду упомянутое решение СНГ, Европейское со-
общество и его государства-члены приняли "к сведению, что международные права и обязательства СССР, включая права и обязательства по Уставу ООН", будут продолжать осуществляться Россией. Генеральный секретарь ООН разослал обращение Президента России всем членам ООН и, учитывая мнение юридического советника ООН, исходил из того, что это обращение носит уведомительный характер, констатирует реальность и не требует формального одобрения со стороны ООН. 25 декабря 1991 г. страна - председатель ЕС (тогда Нидерланды) опубликовала заявление, в котором констатировалось, что с этого дня Россия считается имеющей международные права и несущей международные обязательства бывшего СССР, включая вытекающие из Устава ООН.
Затем последовала серия нотификаций МИД России ООН и иностранным государствам о том, что: а) посольства и консульства бывшего СССР следует рассматривать "в качестве дипломатических и консульских представительств Российской Федерации"; б) Россия "продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров СССР", и просит рассматривать ее в качестве стороны всех таких действующих договоров "вместо Союза ССР", включая договоры и другие международно-правовые инструменты, заключенные в рамках или под эгидой ООН; в) правительство России будет выполнять вместо правительства Союза функции депозитария по соответствующим международным договорам.
Континуитет России обусловлен не только согласием на него других правопреемников бывшего СССР и принятием его почти всеми участниками международного общения, но и рядом объективных факторов.
К их числу относится, прежде всего, неделимость статуса великой державы и ее общей политико-правовой ответственности в мире, которые, как уже указывалось, Россия унаследовала от СССР, являвшегося постоянным членом Совета Безопасности ООН. Это же относится и к статусу и ответственности СССР как ядерной державы. В условиях действия режима нераспространения ядерного оружия этот статус не мог юридически возникнуть для всех его правопреемников; не могло ядерное оружие бывшего СССР оказаться ничейным. И поскольку наибольшая часть ядерного потенциала СССР была размещена на территории России, на нее и легло бремя стать продолжательницей прав и обязательств СССР в качестве ядерного государства, что с самого начала нашло свое отражение в Соглашении о совместных мерах в отношении ядерного оружия от 22 декабря 1991 г. В нем предусмотрены, в частности, перемещение в Россию ядерных средств бывшего СССР из Беларуси, Казахстана и Украины и закрепление этими странами статуса неядерных государств и обязательств присоединиться в этом качестве к Договору о нераспространении ядерного оружия. Применительно к Украине, которая медлила с выполнением своих обязательств по Соглашению, а также по Протоколу к Договору между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений 1991 года (Лиссабонский протокол), понадобилось также достижение договоренности на высшем уровне о выводе с ее территории ядерных боезарядов в Россию в целях их разукомплектования, как это было предусмотрено трехсторонним заявлением президентов России, США и Украины от 14 января 1994 г.
Еще один фактор, обусловливающий континуитет России, состоит в неприменимости норм правопреемства к определенной категории договоров. Речь идет о таких случаях, когда применение договора, заключенного государством-предшественником, в отношении государств, являющихся его преемниками, "было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило бы условия его действия", как сказано в Венской конвенции 1978 года. Примерами таких договоров могут явиться Соглашение между СССР и США 1987 года о создании Центров по уменьшению ядерной опасности, Договор об окончательном урегулировании с Германией 1990 года, мирные договоры 1947 года и ряд других.
Применительно к России концепция продолжательства опирается и на преемственность в историческом развитии российской государственности. Как констатируется в Федеральном законе о государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом, Российская Федерация "есть правопреемник и продолжатель Российского государства, Российской Республики, Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР)". Эта концепция, таким образом, соотнесена "с принципом непрерывности (континуитета) российской государственности".
При отсутствии такого рода объективных факторов ситуация континуитета, как показывает опыт бывшей Югославии, не может возникать. В конце 1992 года парламент, состоявший к тому времени из депутатов от Сербии и Черногории, принял Конституцию Союзной Республики Югославии (СРЮ), которая была провозглашена государством, продолжавшим международную деятельность и правосубъектность прежней СФРЮ. Однако Совет Безопасности ООН - и в этом его поддержала Генеральная Ассамблея - счел, что СРЮ не может автоматически продолжать в ООН членство прекратившей свое существование СФРЮ и должна обратиться с просьбой о принятии ее в эту международную организацию. О непризнании Сербии и Черногории в качестве единственного государства - правопреемника СФРЮ заявило мюнхенское совещание семи ведущих промышленно развитых стран 1992 года.
Концепция продолжательства Россией бывшего СССР получила свое закрепление в политических договорах, заключенных нашей страной с Францией, Италией, Бельгией, Испанией, Чехией и др. Характерным является следующее положение в преамбуле Договора со Словакией 1993 года: "Учитывая, что Российская Федерация является государством - продолжателем Союза Советских Социалистических Республик, а Словацкая Республика - одним из правопреемников Чешской и Словацкой Федеративной Республики..."
О продолжательстве говорится и в целом ряде других соглашений. В Меморандуме о взаимопонимании относительно учреждения консульских представительств России и Великобритании на территории каждого государства, подписанном в 1992 году, предусмотрено, что российско-британские консульские связи регулируются Консульской конвенцией между СССР и Великобританией 1965 года, и Российская Федерация как продолжатель СССР полностью сохраняет все права и обязательства, вытекающие из этой Конвенции. В Совместном заявлении министерств иностранных дел России и Нидерландов 1997 года подтвержден "принцип продолжения применения в отношениях" между двумя странами двусторонних договоров, которые действовали между СССР и Нидерландами. Продолжательство договорных прав и обязательств трактуется, таким образом, как принцип.
Рассматривая континуитет России, следует иметь в виду, что он отнюдь не противопоставляется правопреемству как таковому, а должен трактоваться как его специфическое проявление в случае, когда при разделении государства юридически, политически да и практически оказывается возможным признание лишь одного из возникших таким образом новых государств в качестве правопреемника в отношении членства в международных организациях, участия в некоторых договорах или применения их отдельных положений (например, о функциях депозитария) и невозможным выступление в этом качестве других государств, также возникших на месте прекратившего свое существование государства-предшественника.
Континуитет России отнюдь не означает, что другие государства, образовавшиеся в связи с распадом СССР, ущемляются в своих правах в области правопреемства. Наряду с Россией, принявшей на себя основные права и обязанности СССР, другие возникшие в его пределах государства также являются его правопреемниками.
7. Правопреемство новых независимых государств
В Венских конвенциях 1978 и 1983 годов немалое место занимают положения, направленные на установление особых правил для
правопреемства "новых независимых государств", в качестве которых в Конвенциях рассматриваются государства-преемники, территории которых непосредственно перед моментом правопреемства являлись зависимыми территориями, а за их международные отношения были ответственны государства-предшественники (являвшиеся метрополиями).
Применительно к правопреемству в отношении договоров Венская конвенция 1978 года исходит из того, что новое независимое государство не обязано сохранять в силе какой-либо договор или становиться его участником исключительно по причине того факта, что в момент правопреемства этот договор был в силе в отношении территории, являющейся объектом правопреемства. Для оставления в силе в отношении нового независимого государства двустороннего договора необходимы явно выраженная договоренность этого государства с другим государством - участником договора или такое его поведение, которое равносильно подобной договоренности.
Для Венской конвенции 1983 года характерно наличие весьма широкого круга категорий собственности, переходящей к новому-независимому государству. К нему переходит недвижимая собственность, не только расположенная на территории, к которой относится правопреемство, но и, в частности, другая недвижимая, а также движимая собственность, в создание которой зависимая территория внесла вклад (в пропорции к этому вкладу).
В Венской конвенции 1983 года предусмотрен и весьма широкий круг государственных архивов, которые при правопреемстве должны переходить к новому независимому государству.
Что касается государственного долга государства-предшественника, то к новому независимому государству, согласно Конвенции 1983 года, не должен переходить никакой долг. Соглашение между этими государствами может предусмотреть иное с учетом связи между этим долгом, который обусловлен деятельностью государства-предшественника на территории, являющейся объектом правопреемства, и имуществом, правами и интересами, которые переходят к новому независимому государству. Оговаривается, однако, что такое соглашение не должно наносить ущерб принципу неотъемлемого суверенитета каждого народа над его национальными богатствами и природными ресурсами, а осуществление этого соглашения не должно подрывать основы экономического благосостояния нового независимого государства.
Включение в Венские конвенции 1978 и 1983 годов изложенных выше и некоторых других положений, в немалой мере неоправданно обособляющих новые независимые государства от других стран - участниц международного общения, явилось одной из причин непринятия этих Конвенций многими государствами.
Контрольные вопросы
1. Что вы знаете о субъекте международного права?
2. Каков круг субъектов международного права?
3. Что такое государственный суверенитет?
4. Неоднозначность практики в вопросе о международной правосубъектности членов федерации.
5. Каковы формы и виды международно-правового признания ?
6. В чем отличие признания de facto от признания de jure?
7. Как вы понимаете декларативную и конститутивную значимость признания?
8. В чем состоит сущность правопреемства государств ?
9. Какие имеются международные соглашения по вопросам правопреемства и какова роль международного обычного права в регулировании этих вопросов?
10. Каковы основные моменты правопреемства государств в отношении международных договоров в случае разделения государства, отделения от него части территории, объединения государств?
11. Затрагивает ли правопреемство государств границы, установленные договором, а также договорные права и обязательства, относящиеся к режиму границы?
12. Как решаются вопросы правопреемства государств в отношении государственной собственности?
13. Какова судьба с точки зрения правопреемства государственного долга в случае разделения государства-предшественника ?
14. Что из государственных архивов и на каких условиях переходит к государствам-преемникам в случае разделения государства-предшественника?
15. В чем особенности правопреемства в связи с распадом СССР?
16. В чем выражается континуитет России в отношении прав и обязательств СССР?'
17. Расскажите о позиции независимых государств, образовавшихся в результате ликвидации их колониальной зависимости, в отношении института правопреемства государств.
Литература
Аваков М.М. Правопреемство освободившихся государств. - М., 1983.
Клименко Б.М. Проблемы правопреемства на территории бывшего Союза ССР//Московский журнал международного права. - 1992. - № 1.
Рыбаков Ю.М. Международные договоры и правопреемство//Междуна-родная жизнь. - 1978. - № 11.
Цибуков В. Проблемы правопреемства в Содружестве Независимых Государств. - Изд. МГИМО МИД РФ, 1994.
Черниченко С. Объединенная Германия: продолжатель или правопреемник прежней//Дипломатический ежегодник. - М., 1996.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996. - Разд. IV и VIII.
Глава 6. Территория в международном праве
А. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ТЕРРИТОРИИ 1. Теоретико-правовая природа территории
Термин "территория" происходит от латинского terra - земля, суша. Старейшая объектная теория, объясняющая правовую природу государственной территории, основана на признании земельного участка объектом частной собственности. При этом государство, в которое входят соответствующие земельные участки, в своих границах обладает публично-вещным правом собственности на землю, и оно (право) имеет преимущественную силу перед правами частных земельных собственников.
Данная теория, отождествляющая землю государства и его терри-" торию, со временем изжила себя, особенно в связи с появлением таких видов территории, как водное и воздушное пространства, материальные субстанции которых - вода и атмосферный воздух - по своей природе, текучести, не могут быть объектом права собственности.
Вторая из рассматриваемых теорий называется теорией компе* тенции (или предела), связываемой, прежде всего, с именем Г. Кель-зена. Согласно данной теории, под территорией понимается сфера валидатарности (юридической действенности) национального юридического порядка, сфера, в пределах которой, согласно общему международному праву, органы, определенные национальным юридическим порядком, уполномочены осуществлять этот порядок. Иными словами, это абстрактное пространство, границы которого определяются пределом действия твердо установленного национального правопорядка. Фактически это принцип эффективности, отвергаемый современным международным правом.
Наибольшим признанием пользуется обоснованная в прошлом веке украинским юристом В.А. Незабитовским третья теория - пространственная, в соответствии с которой территория государства представляет собой сферу его властвования, территориального верховенства, суверенитета, осуществляемого в тех пределах, которые
образуются совокупностью земельных, водных и воздушных участков, входящих в состав данного государства как страны в целом. Данная теория не исключает оценки территории не только как пространства осуществления государственной власти, но и как особого вида материального достояния.
2. Виды правового режима территории
Под территорией в современном международном праве понимаются весь земной шар с его сухопутной и водной поверхностью, недрами, воздушным пространством, а также космическое пространство.
По видам правового режима территория подразделяется на три основные категории: 1) государственная территория; 2) международная территория общего пользования; 3) территория со смешанным режимом.
Правовой режим государственной территории определяется ее принадлежностью определенному государству, которое осуществляет в отношении ее и в ее пределах свое территориальное верховенство. Сдача государственной территории в аренду не лишает ее указанных двух характеристик - принадлежности и суверенитета, поскольку в этом случае государство реализует свое суверенное право распоряжаться своей территорией.
В международную территорию общего пользования входят открытое море, воздушное пространство над ним, Международный район морского дна, Антарктика, космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела. Общим для всех этих частей международной территории общего пользования является то, что они в целом или какой-то своей частью, во-первых, не подлежат национальному присвоению каким бы то ни было образом и, во-вторых, открыты для исследования и использования всеми государствами на основе равенства в соответствии с международным правом.
Территория со смешанным режимом характеризуется ее расположением в основном за пределами государственной территории, в акватории Мирового океана и действием в ее пределах как международных норм, так и внутригосударственных норм прибрежного государства. Таких территорий три: прилежащая зона, континентальный шельф и исключительная экономическая зона.
Прилежащая (таможенная, фискальная, иммиграционная и санитарная) зона является морским районом, прилегающим к территориальному морю и совместно с ним имеющим ширину не более 24 миль, в пределах которых прибрежное государство осуществляет контроль и юрисдикцию в специально установленных областях.
В исключительной экономической зоне соответствующее прибрежное государство обладает суверенными правами и исключительной юрисдикцией в отношении разведки, разработки и сохранения природных ресурсов, использования энергии воды и ветра, а также ограниченной юрисдикцией в отношении охраны природной среды в пределах 200 морских миль от той же линии, от которой отсчитываются территориальные воды.
На континентальном шельфе за прибрежным государством признаны суверенные права на разведку и разработку природных ресурсов и недр морского дна.
К числу государственных территорий международного пользования относятся международные реки, международные проливы, международные каналы, а также острова, в отношении которых существуют специальные международные договоры: архипелаг Шпицберген, Аландские острова, Додеканезские острова.
3. Государственная территория
Государственная территория состоит из сухопутной территории, включая ее недра, водной и воздушной. Внешние пределы государственной территории определяются государственной границей.
Сухопутной территорией государства считается тот объем суши, который расположен в пределах установленных государственных границ.
Водную территорию государства составляют внутренние воды и территориальное море. К числу первых относятся воды рек, озер, каналов и иных водоемов, расположенных в пределах сухопутных границ государства. Внутренними морскими водами являются те. которые определены Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года: морские воды, в том числе воды государств-архипелагов, расположенные в сторону берега от прямых исходных линий, принятых для отсчета ширины территориального моря; воды портов; воды заливов, берега которых принадлежат одному государству, если их ширина не превышает 24 морских миль; а также исторические моря и заливы (например, море Лаптевых, залив Петра Великого).
Что касается территориального моря (территориальных вод), то таковым называется полоса прибрежных морских вод шириной не более 12 морских миль от линии наибольшего отлива или от прямых исходных линий.
Недра, находящиеся под сухопутной и водной поверхностями государств, не имеют ни в международном, ни в национальном праве каких-либо ограничений по глубине. В доктрине международного права наиболее распространенным является подход, в соответствии с которым "глубинные пределы" государственной территории ограничиваются уровнем наибольшего освоения недр. Но различные государства обладают весьма разными возможностями такого освоения
в зависимости от технического потенциала, которым они располагают. Отсюда возникает реальное неравенство государств в данной области, что может иметь серьезные практические последствия в отношении добычи ресурсов с "соседней территории" с учетом перспектив наклонного бурения. В данном вопросе сохраняются резервы для прогрессивного развития международно-правовых норм.
Воздушная территория государства (государственное воздушное пространство) замкнута в пределах вертикальных линий, проецируемых от границ государства на его сухопутной и водной поверхностях, до границы с условным "космическим пространством" на высоте 100-110 км над уровнем моря. Ни в международном праве (в договорном порядке), ни в национальном законодательстве эта "воздушная граница" не определена.
Верховенство государства в пределах своей территории (территориальное верховенство) является одним из проявлений его суверенитета и состоит в следующем: власть государства является высшей по отношению ко всем физическим и юридическим лицам, находящимся на его территории; в пределах территории данного государства исключается публичная власть любого иного субъекта международного права, если только иное не предусмотрено международным договором данного государства; высшая власть государства осуществляется системой государственных органов в законодательной, исполнительной, судебной, административной сферах; земля и природные ресурсы государства не могут использоваться другими государствами без явно выраженного согласия территориального суверена.
Территориальное верховенство государства не исключает изъятий из действия его законов по отношению к определенной категории иностранных граждан на всей государственной территории или действия иностранного законодательства в определенных районах его территории, если согласие на это выражено во внутреннем законе или в международном договоре. Типичной в этом отношении является конституционная норма большинства государств мира о примате международного договора над национальным законом, как это закреплено, например, в ст. 15, п. 4, Конституции Российской Федерации 1993 года.
Юрисдикция государства (действие его законодательной и судебной власти) может распространяться, и весьма часто распространяется, и за пределы его границ. Однако никакое государство не вправе применять свои законы, в особенности средства властного принуждения, на территории иностранного государства, если законами или международными договорами последнего не допускается иное.
Природная среда с ее компонентами - сушей и водами, атмосферным воздухом, лесами и недрами (ресурсами) - составляет материальное содержание государственной территории и с точки зрения международного права принадлежит тому государству, в пре-
делах границ которого находится. Временное пребывание в указанных пределах таких текучих объектов, как воды и атмосферный воздух, а также невозобновляемых (исчерпаемых) и возобновляемых ресурсов не изменяет этого общего подхода.
Соответственно, неправомерно использование ресурсов государственной территории иностранными государствами, их юридическими и физическими лицами в промышленных и иных целях без согласия территориального суверена. Это находит подтверждение, в частности, в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН относительно суверенитета государств над их природными ресурсами.
При международно-правовой аренде территории на арендованном участке, который продолжает оставаться территорией государства-арендодателя, государство-арендатор может осуществлять в его пределах свою юрисдикцию (но не суверенитет) в соответствии с соглашением об аренде.
Согласно Конституции РФ, любое изменение территории и границ Российской Федерации требует согласия Парламента и соответствующего субъекта Федерации в том случае, если изменения затрагивают его территорию. Договоры о приобретении или уступке территории ратифицируются в порядке, предусмотренном для внесения изменений в Конституцию, а договоры об уточнении линии прохождения границы ратифицируются в общем порядке.
4. Государственные границы
Государственная граница - это обозначенная на картах и закрепленная путем маркировки на местности линия и проходящая по этой линии вертикальная плоскость, определяющая внешние пределы государственной территории (суши, вод, недр, воздушного пространства) соответствующего государства, то есть пространственный предел действия его государственного суверенитета (территориального верховенства).
Границы разделяются на сухопутные, водные и воздушные.
Делимитация границы - договорное определение линии границы и нанесение ее на карту с подробным описанием ее прохождения по конкретным естественным или искусственно выбранным ориентирам и характерным признакам рельефа местности.
Демаркация границы - обозначение (установление специальных пограничных знаков) линии границы на местности в соответствии с договором о делимитации. Возникающая иногда необходимость при демаркации отступать от договора о делимитации решается с помощью смешанных межгосударственных комиссий или проведения дополнительных переговоров между соседними государствами (и соответствующего дополнения или изменения договора о
делимитации). Результаты демаркации оформляются протоколом о демаркации.
На сухопутной границе оборудуется пограничная полоса (шириной около 6 м) с установленными пограничными столбами и другими знаками, подробное описание каждого из которых (вид знака, его размеры, цветовая раскраска, материал изготовления и др.) содержится в протоколе о демаркации. Иногда пограничная полоса отсутствует, что характерно в отношениях между дружественными сопредельными государствами.
Водные границы подразделяются на речные границы, озерные границы, границы других водоемов, морские границы. Границы на реках устанавливаются по договору между прибрежными государствами: на судоходных реках - по тальвегу (линии наибольших глубин) или главному фарватеру, на несудоходных - по середине реки или ее главного рукава (если рукав не один). Поскольку линия границы на реке нередко изменяется из-за различных намывов, наносов и других природных явлений, в таких договорах, как правило, определяется, является ли установленная таким образом линия неизменной или меняется в зависимости от естественных изменений реки.
На прохождение линии границы по реке и в особенности на режим пользования пограничной рекой вследствие изменения уровня воды непосредственное влияние оказывают такие действия и деятельность, как сооружение, переоборудование или снос плотин, дамб, мостов и подобных сооружений. Считается неправомерным осуществление таких мер каким-либо из приречных государств в одностороннем порядке. Если же таких государств не два, а более, то подобные меры не может осуществлять и группа приречных государств без согласования своих действий со всеми другими приречными государствами. В договорах, касающихся режима пограничных рек, и в нормах, определяющих конкретный режим государственной речной границы, обычно содержатся специальные предписания по данному вопросу.
На приграничных озерах и иных подобных водоемах (например, Чудское озеро между Россией и Эстонией, Великие озера между США и Канадой), к которым выходят два сопредельных государства, граница проводится по прямой линии, соединяющей точки выхода сухопутной границы указанных государств на берега такого озера или водоема. Пограничный режим указанных озер устанавливается по договору между приозерными государствами.
Специфичен режим озер-морей, к берегам которых выходят несколько государств. Уникальным на сегодня в этом отношении является Каспийское море, по берегам которого расположены Россия, Казахстан, Иран, Азербайджан, Туркменистан.
Морские границы государства проходят по внешним линиям его территориальных вод, которые согласно Конвенции ООН по морс-
кому праву 1982 года, составляют ширину не более 12 морских миль от линии наибольшего отлива или прямых исходных линий. Между противолежащими и смежными государствами такие границы на море считаются установленными по срединной линии, если только между такими государствами не заключено соглашение об ином или действуют исторически сложившиеся или другие специальные нормы.
Боковые (или вертикальные) воздушные границы государства проходят по вертикальной плоскости, проецируемой вверх от линии сухопутной, водной и морской границ государства до границы с условным космическим пространством (100-110 км над уровнем моря). Не существует специальных договоров или норм национального законодательства по данному вопросу. Территориальное разграничение в данном случае имеет обычно-правовую природу.
Если границы проводятся по специфическим характеристикам рельефа местности (долинам, горам, рекам и т.п.), они называются орографическими. Границы, устанавливаемые по прямой линии между двумя избранными в этих целях точками, именуются геометрическими. Границы, проходящие по меридианам или параллелям, носят название астрономических.
Сопредельные государства в своем законодательстве и в двусторонних договорах устанавливают специальный пограничный режим в целях обеспечения: неприкосновенности границы, ее содержания в надлежащем порядке, охраны, пересечения, проживания и ведения определенной деятельности в районе границы, расследования приграничных инцидентов и конфликтов и пр.
Иногда государства по взаимным договорам устанавливают специальный режим своих государственных границ. Это могут быть "прозрачные границы" со свободным их пересечением и даже (чрезвычайно редко) без пограничных знаков.
Режим прозрачности границ действует в отношениях между государствами - участниками СНГ, в соответствии с Декларацией о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ государств - участников СНГ 1994 года и Концепцией охраны внешних границ Пограничными войсками государств - участников СНГ (принятой главами государств СНГ в 1995 г.). Последним документом введены в оборот два специальных понятия: внешние границы СНГ и внутренние границы СНГ. К числу первых отнесены границы СНГ по общему внешнему периметру границ государств-участников с сопредельными государствами - неучастниками СНГ или с международной территорией общего пользования (открытым морем). Внутренними в данном случае являются границы между самими государствами-участниками.
Вдоль государственной границы на местности (как на суше, так и на воде), как правило, устанавливается пограничная зона шириной
до 5 и(, в пределах которой пограничные войска обладают особыми правами в отношении обеспечения пограничного режима.
В целях урегулирования пограничных инцидентов правительства многих государств назначают специальных пограничных представителей, именуемых (как, например, в Российской Федерации) пограничными комиссарами или пограничными уполномоченными. Последние взаимодействуют с аналогичными представителями соседних государств на основе двусторонних договоров. В практике договорных отношений по данному вопросу встречаются примеры, когда и сам институт пограничных представителей как таковой, и порядок их назначения, а также права и обязанности таких представителей, правила их сношений между собой, иммунитеты и т.п. изначально определяются договорами о режиме границы и о порядке урегулирования пограничных инцидентов.
Случаи нарушения границы, которые не получают решения на уровне пограничных представителей или столь серьезны, что выходят за рамки их компетенции, разрешаются дипломатическим путем.
Режим государственной границы России определен Законом о государственной границе Российской Федерации от 4 мая 1993 г., с изменениями и дополнениями от 29 ноября 1996 г.
Договоры о границах принципиально отличаются от других договоров тем, что заключаются не на временный срок, а имеют целью окончательное установление границ, их стабильность и по этой причине не содержат положений об их денонсации и отменительных условий (даже в случае войны или коренного изменения обстоятельств).
Государство-преемник обязано соблюдать договоры о границах, заключенные своим предшественником, если по новому договору не достигнуто согласие заинтересованных сторон об изменении границ в соответствии с международным правом. Это вытекает из смысла ст. 11 Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года.
Существуют три основания изменения границ. Все они связаны с изменением принадлежности территории и состоят в следующем: 1) осуществление народами и нациями права на самоопределение, результатом чего является выделение новой государственной территории в составе прежней, разделение существующей территории или воссоединение (присоединение) различных территорий; 2) обмен участками территории между государствами или их уступка на основании международного договора, подлежащего ратификации; 3) редемаркация границы на основе двустороннего протокола.
Свидетельством непризнания границы или владения территорией является официально заявленный протест одной стороны в адрес другой по поводу действий последней в отношении спорного участка границы или границы и/или территории в целом.
5. Международные реки
Реки, протекающие по территории двух или более государств или разделяющие их территории, относятся к разряду международных, независимо от того, имеется или нет специальный международный договор по поводу режима этих рек.
Согласно устоявшейся классификации международные реки подразделяют на судоходные (или собственно международные, имеющие выход к морю), трансграничные (протекающие по территории нескольких государств и не имеющие выхода к морю, как правило, несудоходные или судоходство по которым имеет местное значение), пограничные (по которым проходит граница между прибрежными государствами).
Данная классификация носит не абсолютный характер, поскольку на практике разные участки конкретной реки в одном случае могут пересекать территории нескольких государств (и вследствие этого быть трансграничными), в другом - разделять прибрежные государства (и являться, таким образом, пограничными). Международное судоходство осуществляется по трансграничным и пограничным рекам.
К числу основных международно-правовых документов, определяющих статус и правовой режим международных рек, относятся: Парижский мирный договор 1814 года (провозгласил свободу судоходства по Рейну); Заключительный акт Венского конгресса 1815 года (установил принцип свободы судоходства по международным рекам Европы, а также юрисдикцию прибрежных государств над соответствующими участками таких рек); Парижский мирный договор 1856 года (установил свободу судоходства по Дунаю и учредил Европейскую Дунайскую комиссию); Генеральный акт Берлинской конференции 1885 года (установил свободу торгового судоходства по рекам Конго и Нигер); Мирные договоры, заключенные после Первой мировой войны (распространили режим свободы судоходства всех стран на Эльбу, Влтаву, Одер, Неман, Вислу, Буг и учредили международные комиссии для Эльбы, Одера и Немана); Барселонская конвенция и Статут о режиме судоходных путей международного значения 1921 года; Женевская конвенция 1923 года о гидроэнергии водных потоков, имеющих значение для нескольких государств; Мирные договоры, заключенные после окончания Второй мировой войны с Болгарией, Румынией и Венгрией (предусмотрели свободу судоходства по Дунаю); Конвенция о режиме судоходства по Дунаю 1948 года (учредившая, кроме прочего, Дунайскую комиссию из представителей придунайских стран).
В послевоенный период заключен также ряд других договоров о режиме международных рек.
Большой известностью и авторитетом пользуются принятые Ассоциацией международного права в 1966 году "Хельсинкские правила использования вод международного значения", не относящиеся к числу международных договоров, но отражающие концептуальный подход к признанию за каждым прибрежным государством права на свободу судоходства на всем протяжении международной реки и предоставлению такого права прибрежными государствами неприбрежным государствам на основе специального договора (конвенции, соглашения).
На практике, как общее правило, режим судоходства по международной реке устанавливается прибрежными государствами, каждое из которых ipso facto (в силу того, что является прибрежным) имеет право на проход своих судов через участки реки, входящие в состав территории другого прибрежного государства, но в соответствии с условиями договора, заключенного между такими государствами.
Неприбрежные государства не обладают таким изначальным правом, но по соответствующим договорам их торговым судам зачастую предоставляется свобода судоходства по международным рекам.
Прибрежные государства имеют также равные права между собой на использование вод международной реки в промышленных и сельскохозяйственных целях (несудоходное использование), как-то: строительство гидроэлектростанций и ирригационных плотин, сброс промышленных отходов, рыболовство, лесосплав и т.п. Иногда несудоходное использование международных рек имеет значительно больший удельный вес в общем объеме использования соответствующей реки, чем судоходство.
Наиболее важными в этом отношении являются вопросы, возникающие при строительстве гидроэлектростанций на международных реках. Данному предмету посвящена упомянутая выше Женевская конвенция о гидроэнергии водных потоков, имеющих значение для нескольких государств, 1923 года. Согласно положениям данной Конвенции, приобретшим со временем всеобщее международное признание, все работы по использованию гидроэнергии, которые могут привести к физическому изменению местности на территории другого государства или причинить ему существенный ущерб, должны проводиться на основании соглашения заинтересованных государств.
Немаловажное значение имеют также вопросы ирригации. Согласно Хельсинкским правилам, каждое государство бассейна имеет право на разумную и справедливую долю вод в соответствии с правилами количественного распределения вод между прибрежными государствами.
Исходя из принципа справедливого использования вод, каждое прибрежное государство должно предотвращать любые формы загрязнения или увеличение степени существующего загрязнения, которое причинило бы существенный ущерб другому государству. Несудоходное использование международных водотоков может оказывать вредное воздействие на нерест рыб и на рыбные ресурсы в целом. В целях разрешения возникающих в данной сфере противоречий между прибрежными государствами последние заключают соответствующие соглашения.
Международное судоходство по Дунаю регулируется Конвенцией о режиме судоходства на Дунае 1948 года. Согласно ст. 1 Конвенции о режиме судоходства на Дунае 1948 года, навигация по Дунаю свободна и открыта для граждан, торговых судов и товаров всех государств на основе равенства в отношении портовых и навигационных сборов и условий торгового судоходства. Плавание военных, полицейских и таможенных судов придунайских государств может происходить лишь в пределах границ своего государства, а на остальных участках - лишь с согласия соответствующих придунайских государств. Дунайская комиссия осуществляет наблюдение за выполнением Конвенции, координирует деятельность прибрежных стран и содействует их сотрудничеству в данной сфере, проводит консультации, выносит решения и т.п.
Придунайские государства обязаны содержать свои участки Дуная в судоходном состоянии для речных и (на соответствующих участках) морских судов и производить необходимые работы для обеспечения и улучшения условий судоходства, а также не ставить препятствий или помех для судоходства на фарватерах Дуная. Прибрежные государства могут в своих пределах предпринять работы по обеспечению судоходства, выполнение которых необходимо по возникшим срочным и непредвиденным обстоятельствам.
Дунайская комиссия учреждается в составе представителей придунайских государств по одному от каждой. В компетенцию Комиссии входит: наблюдение за исполнением постановлений Конвенции; составление общего плана основных работ в интересах судоходства на базе предложений и проектов придунайских государств в специальных речных Администрациях, а также составление общей сметы расходов, относящихся к этим работам; производство работ в случаях, предусмотренных ст. 4 Конвенции, и др.
В низовьях Дуная (от устья Сулинского канала до Браилова включительно) создается специальная речная Администрация для производства гидротехнических работ и регулирования судоходства в составе представителей прибрежных сопредельных государств. Администрация действует на основании соглашения между правительствами государств - участников Администрации.
Судоходство в низовьях Дуная и в районе Железных Ворот осуществляется в соответствии с правилами плавания, установленными Администрациями указанных районов. Судоходство на остальных участках Дуная осуществляется согласно правилам, установленным соответствующими придунайскими государствами, по территории которых протекает Дунай, а в тех районах, где берега Дуная принадлежат двум разным государствам, - согласно правилам, установленным по соглашению между этими государствами.
Суда, плавающие по Дунаю, имеют право с соблюдением правил, установленных соответствующими придунайскими государствами, заходить в порты, производить в них погрузочные и разгрузочные операции, посадку и высадку пассажиров, а также пополнять запасы топлива, предметов снабжения и т.д.
Санитарные и полицейские правила, применяемые на Дунае, должны осуществляться без дискриминации по мотивам национальной принадлежности судов, пунктов их отправления и назначения или по каким-либо другим причинам.
Функции таможенного, санитарного и речного надзора на Дунае осуществляются придунайскими государствами, которые сообщают Комиссии изданные ими правила, чтобы Комиссия могла содействовать унификации таможенных и санитарных правил и осуществить унификацию правил речного надзора.
Плавание по Дунаю военных кораблей всех непридунайских государств воспрещается. Плавание по Дунаю военных кораблей при-дунайских стран за пределами страны, флаг которой несет корабль, может осуществляться только по договоренности между заинтересованными придунайскими государствами.
Б. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АРКТИКИ 1. "Секторальный принцип" владений в Арктике
Арктика - район земного шара, расположенный вокруг Северного полюса, общей площадью около 27 млн. кв. км, если проводить ее южную границу по южной границе зоны тундр. Если же исходить из линии прохождения Северного полярного круга (66°ЗГ с.ш.), то площадь Арктики составит примерно 21 млн. кв. км.
К Арктическому бассейну выходят Россия, Канада, Норвегия, Дания, США, Швеция, Финляндия и Исландия (последние три - незначительными частями сухопутной территории).
В мае 1925 года правительство Канады официально объявило канадский арктический сектор как составляющий пространство в пределах 60° в.д. - 141° з.д., вплоть до Северного полюса. Суверенитет Канады на земли и острова в рамках данного сектора был закреплен дополнением к Закону о северо-западных территориях от 10 июня 1925 г., запретившим иностранным государствам и их гражданам заниматься какой-либо деятельностью "без разрешения канадских властей в пределах Канадской Арктики между 141° и 60° з.д.". (В качестве примера более позднего законодательства подобного
рода можно указать на канадский закон от 2 августа 1972 г., предусматривающий обязательные правила по предотвращению загрязнения морской среды в границах Канадской Арктики.)
Официальные российские притязания на арктический сектор датируются нотой-депешей российского правительства от 20 сентября 1916 г. "Правительствам союзных и дружественных держав". Данной нотой сообщалось о включении в состав территории России Земли Императора Николая II, острова Цесаревича Алексея, острова Старокадомского и острова Новопашенного, открытых экспедициями Вилькицкого в 1913 и 1914 годах, а также подтверждалось, что неразрывной частью России являются острова Генриетты, Жаннетты, Беннетты, Геральд, Уединения, Новосибирские, Врангеля и др., "расположенные близ азиатского побережья Империи" и составляющие "продолжение к северу континентального пространства Сибири". В ноте напоминалось также о том, что острова Новая Земля, Колгуев, Вайгач и иные меньших размеров, расположенные близ европейского побережья России, составляют территорию России "ввиду того, что их принадлежность к территориям Империи является общепризнанной в течение столетий".
Ни от одного из государств не поступило заявления о несогласии с данной нотой. Были отмечены, после установления советской власти в России, отдельные попытки проверить "на прочность" суЁеренитет России в отношении указанных территорий. Так, в 1923 году судно под командованием английского капитана Нойса без разрешения посетило остров Врангеля, а в 1924 году американская шхуна "Hermen" - остров Геральда. Это заставило правительство СССР выступить 4 ноября 1924 г. с заявлением о том, что все земли и острова, составляющие "продолжение к северу Сибирского материкового плоскогорья", принадлежат по праву правопреемства РСФСР.
Официальным актом, подтвердившим принадлежность Советскому Союзу всех земель и островов в Северном Ледовитом океане, перечисленных в ноте от 20 сентября 1916 г. правительством Российской империи, стало Постановление Президиума Центрального исполнительного комитета СССР "Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане", от 15 апреля 1926 г.
Географическое арктическое пространство, в пределах которого все ранее открытые земли и острова, а также земли и острова, которые могут быть открыты, объявлялись территорией Советского Союза, за исключением земель и островов, признанных ранее правительством СССР принадлежащими другим государствам, было объявлено к северу от побережья СССР (в настоящее время - Российской Федерации) с боковыми границами по меридиану 32°04'35" в.д. и меридиану 168°49'30" з.д. Постановление от 15 апреля 1926 г. не затрагивало вопросов правового статуса и правового режима морских пространств в указанных границах.
Таким образом, сами по себе границы полярных секторов не считались государственными границами, а установление тем или иным государством полярного сектора не предрешало вопроса о правовом режиме входящих в этот сектор морских (водных) пространств. Считается, что правовой режим каждого отдельного района арктического моря следует оценивать отдельно, исходя из фактически сложившегося и имеющего многолетнее признание правопорядка, основанного на учете оборонных, политических, экономических и иных интересов, в первую очередь прибрежных государств.
В соответствии с таким подходом и Россия вправе рассматривать морские пространства Арктики в пределах "российского полярного сектора" (в том числе Северо-Восточный проход) в качестве зоны своих особых интересов. Это влечет за собой признание за Россией права принимать в указанной зоне любые необходимые меры для обеспечения своей безопасности, вплоть до запрещения появления в пространстве зоны военных кораблей и самолетов других государств.
Дания в течение ряда столетий оккупировала юго-западную часть острова Гренландия. Между 1916 и 1920 годами ее суверенитет над всем островом был признан многими государствами. Однако Норвегия создала в 1922 году на северо-востоке Гренландии свою станцию и провозгласила в 1931 году норвежский суверенитет над этой частью острова, оправдывая свои действия тем, что Дания не осуществляла эффективной оккупации северо-восточной части Гренландии. Постоянная палата международного правосудия своим решением от 5 апреля 1933 г. признала суверенитет Дании над всем островом Гренландия, приведя в обоснование своего решения довод о том, что на северные полярные области в силу их природных особенностей не должны распространяться обычные требования об эффективной оккупации в качестве основания для признания прав суверенитета над ними и что в отношении таких областей достаточно осуществлять простой контроль после их открытия и нотификации об этом.
Обладателями земель в Арктике являются также Норвегия и США. Положение Норвегии как арктического государства связано, прежде всего, со Шпицбергенским архипелагом.
Правовое положение Шпицбергена было определено на Парижской конференции 1920 года с участием США, Великобритании и ее доминионов, Франции, Италии, Японии, Нидерландов, Дании, Норвегии и Швеции. Советская Россия не была приглашена на конференцию. Договор о Шпицбергене был подписан 9 февраля 1920 г. В 1935 году к нему присоединился Советский Союз. Кроме того, к Договору в разное время присоединились более 20 других стран Европы, Латинской Америки и Азии.
Участники Договора согласились "признать на условиях, установленных настоящим Договором, полный и абсолютный суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген с Медвежьим островом" (ст. 1). Согласно ст. 2, суда и граждане всех договаривающихся сторон "допущены на одинаковых основаниях к осуществлению права на рыбную ловлю и охоту в местностях, указанных в ст. 1, и в их территориальных водах". Договор обязывает Норвегию не создавать и не допускать создания "в местностях, указанных в ст. 1", какой-либо морской базы, не строить никаких укреплений в тех же местностях, которые "никогда не должны быть использованы в военных целях" (ст. 9). В ст. 10 Договора было оговорено: "В ожидании того, что признание Высокими Договаривающимися Державами Русского Правительства позволит России присоединиться к настоящему Договору, русские граждане и общества будут пользоваться теми же правами, что и граждане Высоких Договаривающихся Сторон".
Права, предоставленные Договором о Шпицбергене России, осуществлял Советский Союз, а после его распада соответствующие права перешли к России.
Норвегия, получив по Договору права суверенитета над Шпицбергеном, не установила своего арктического сектора.
В пределах Северного полярного круга Норвегия владеет, кроме того, небольшим островом Ян-Майен.
2. Проблема интернационализации Арктики
Концепция интернационализации Арктики обсуждается с начала 20-х годов.
Первоначально западными политиками и юристами выдвигалась в этой связи концепция множественного кондоминиума. Но уже в то время притязания приарктических государств в Арктике привели к появлению "секторальной теории", реализованной на практике. Но Арктика всегда входила в сферу важнейших стратегических интересов ведущих западных стран.
Этими интересами объясняется инициатива, выдвинутая США в 1970 году, о созыве международной конференции в целях выработки международно-правового режима Арктики. Конференция не состоялась, но на III Конференции ООН по морскому праву данный вопрос был вновь поставлен. И вновь он не получил необходимой поддержки.
Одни сторонники концепции интернационализации Арктики полагают, что на арктические водные пространства должны полностью распространяться универсальные нормы, определяющие общий режим открытого моря. Этот подход хотя формально и не противоречит заявленным "секторальным претензиям" приарктических государств на земли и острова в данном районе, но не получает широкой поддержки.
Другие считают более реалистичным региональное решение, в пользу которого говорит солидный опыт сотрудничества приаркти-ческих государств, например, в вопросах охраны окружающей среды.
Наконец, третья разновидность данной концепции сводится к частичной интернационализации Арктики за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны.
Демилитаризация Арктического бассейна сегодня - самая актуальная тема. Но это не отвечает военной стратегии США, которые заинтересованы сохранять свое военное присутствие во всех регионах мира и в Арктике в особенности, в том числе посредством свободного использования арктических морских пространств, в первую очередь Северо-Западного арктического прохода, где Соединенные Штаты не признают право Канады на суверенитет.
В 1970-1972 годах Канада безуспешно пыталась созвать совещание приарктических государств в целях заключения регионального соглашения по таким вопросам, как статус водных путей, право прохода судов по водным арктическим путям, контроль над загрязнением, и др. Но идея созыва такой конференции сохранилась.
Позитивный опыт многостороннего сотрудничества государств Арктического бассейна есть. Примером может служить Соглашение о сохранении полярных медведей 1973 года.
Данное Соглашение, обязывая договаривающиеся стороны координировать свои исследовательские программы, обмениваться информацией о процедурах регулирования и консультироваться друг с другом с целью защиты полярных медведей, закрепляет важный принцип, согласно которому приарктические государства несут специальную ответственность по защите флоры и фауны данного региона.
Учитывая очевидную потребность всех приарктических государств в активизации обмена информацией по природоохранительной тематике, предсказанию погоды, вполне корректным может оказаться созыв арктической конференции по вопросам окружающей среды, а также по вопросам правового режима арктических вод и арктических проходов.
Известно, что канадцы связывают международное признание и утверждение своего суверенитета над "канадскими" арктическими пространствами с развитием сотрудничества в области метеорологии, полагая, что вполне возможное соглашение в данной области должно быть основано на разрешительном порядке плавания метеорологических судов с национальными и многонациональными научными коллективами на борту в водах приарктических государств, которым будут выдавать разрешения на проход через воды приарктических государств. В этом проявится их суверенитет над своими водами, что особенно важно для Канады в отношении Северо-Западного прохода.
Норвежские ученые К. Траавил и В. Остренг предлагают за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны в Арктике установить режим коллективной функциональной юрисдикции прибрежных государств с целью обеспечить "экологическую безопасность" данного региона в целом при сохранении действия принципа свободы открытого моря. Вместе с тем предполагается, что третьи государства могут принимать участие в разведке и разработке полезных ископаемых в этом районе только с разрешения соответствующих приарктических государств и при соблюдении введенного ими режима охраны окружающей арктической среды. Такой региональный режим планируется в будущем связать с глобальным режимом охраны морской среды. Указанные авторы считают, что пяти основным приарктическим государствам может быть вручен мандат на управление деятельностью в регионе и ее регулирование от имени всего человечества.
Проблематично достижение такого соглашения между указанными пятью приарктическими государствами. Но оно может быть вполне действенным при участии в нем России, США и Канады, даже если остальные приарктические государства не примут в нем участия. Другое дело, что это вызовет возражение со стороны тех государств, в первую очередь развивающихся, которые могут расценить это как попытку промышленно развитых стран захватить контроль над минеральными ресурсами Арктики.
Теория интернационализации Арктики имеет определенные шансы на успех ввиду столкновения "секторальных интересов" некоторых государств региона. В частности, неоднократно заявляли о непризнании канадского арктического сектора Соединенные Штаты, Норвегия и Дания, вследствие чего у Канады существуют проблемы с разграничением морских границ с данными государствами.
Достигнуто, правда, соглашение Канады с Данией о разграничительной линии между островами Элсмир и Гренландией - значительно восточнее границы условного "канадского сектора". Но по-прежнему не определена граница в море Бофорта между США и Канадой. Канада исходит из того, что установление исключительной экономической зоны не препятствует осуществлению Канадой своей исключительной юрисдикции в остальном пространстве арктического сектора Канады, за пределами этой зоны. Конфликт с нормами международного морского права здесь очевиден, хотя теоретически сохраняется возможность установления режима sui generis будущих договоров двустороннего, регионального и универсального характера.
Канада проявляет стремление решать проблемные вопросы "канадской Арктики", не абсолютизируя "секторальный принцип".
В частности, на III Конференции ООН по морскому праву канадская делегация официально не отвергала идеи интернационализации
Арктического бассейна в том, что касается района морского дна и создания Международного органа по морскому дну.
США, судя по всему, заинтересованы покончить с секторами с помощью идеи интернационализации Арктики. Именно этим следует объяснять представление Соединенными Штатами в 1971 году проекта Договора об Арктике и предложение о созыве международной конференции по данному вопросу.
Процессу интернационализации в Арктике в определенной мере может способствовать Арктический совет.
Согласно Декларации об учреждении Арктического совета, принятой в г. Оттаве 19 сентября 1996 г., Арктический совет учреждается с целью:
a) нахождения способов организации сотрудничества, координации и взаимодействия между арктическими государствами по вопросам Арктики, представляющим общий интерес (при этом Арктический совет не должен заниматься вопросами, относящимися к военной безопасности), с привлечением объединений арктических коренных народов и других жителей Арктики, особенно по вопросам устойчивого развития и защиты арктической окружающей среды;
b) надзора и координации программ, учрежденных в рамках Стратегии охраны окружающей среды Арктики (АЕПС) по Программе арктического мониторинга и оценки (АМАП), Программе сохранения арктической природы и фауны (КАФФ), Программе защиты арктической морской среды (ПАМЕ), Предупреждению, готовности и реагированию на чрезвычайные ситуации (ЕППР);
c) определения круга ведения Программы устойчивого развития, а также ее контроля и координации;
d) распространения информации, поощрения образования и обеспечения интереса к вопросам, относящимся к Арктике.
Членами Арктического совета являются: Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Российская Федерация, Швеция и Соединенные Штаты Америки (арктические государства). Приполярная конференция инуитов, Совет саамов и Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации являются "постоянными участниками" Арктического совета. Статус "постоянных участников" могут на равных условиях получить и другие арктические организации коренных народов, где коренные народности Арктики составляют большинство, представляющие один коренной народ, проживающий на территории более одного арктического государства, или несколько коренных народов, проживающих на территории одного арктического государства.
Статус наблюдателей в Арктическом совете открыт для неарктических государств; межправительственных и межпарламентских организаций, универсальных и региональных; неправительственных
организаций, которые по решению Совета могут внести положительный вклад в его работу.
Решения Арктического совета принимаются его членами на основе консенсуса.
Но пока что сам этот Совет практически не начал свою работу и, кроме того, нет данных о том, что он выйдет за рамки своей компетенции в области охраны окружающей среды Арктики.
3. Законодательство приарктических государств в отношении правового режима Арктики
Проблемность в данном случае заключается в том, в какой мере национальное законодательство приарктических государств соответствует международно-правовым принципам и нормам, регламентирующим территориальные вопросы, и в частности принципу свободы открытого моря.
Наиболее уверенно в том, что касается принятия соответствующих законов, приарктические государства ведут себя в вопросах защиты окружающей среды, полагая, что обладают правом приостанавливать движение судов не только через их территориальные воды, но и через прилежащие к их побережью воды, и вводить соответствующие нормы в свое законодательство. В этом отношении Канадский закон 1970 года о предотвращении загрязнения арктических вод можно считать эталонным.
В Женевской конвенции об открытом море 1958 года содержится запрет загрязнять открытое море. Обязанность по принятию должных мер возложена на каждое государство, которое должно принимать соответствующие правила и следить за тем, чтобы его сооружения и установки (в том числе на континентальном шельфе) не загрязняли море. Но на практике это сплошь и рядом происходит. По этой причине многие государства, в том числе арктические, применяют соответствующие законы, адресатами которых являются как собственные, так и иностранные объекты и юридические лица.
Стремление данных стран спасти арктические воды от загрязнения законодательным путем вполне естественны. Однако такие односторонние меры, как считают многие специалисты, в частности Л.В. Сперанская и СВ. Молодцов, могут быть признаны лишь временными и должны впоследствии лечь в основу норм, согласованных арктическими государствами.
Согласование здесь, безусловно, необходимо. И, видимо, наиболее эффективно оно может быть достигнуто на основе документа типа Арктической конвенции. Множественность национальных правил в данной сфере может создать значительные помехи мореплаванию.
В ст. 211 Конвенции по морскому праву 1982 года в принципе установлены общие требования к решению данной проблемы: "Государства, действуя через компетентную международную организацию или общую дипломатическую конференцию, устанавливают международные нормы и стандарты для предотвращения, прекращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды с судов". А согласно п. 5 данной статьи прибрежные государства в указанных целях могут принимать в отношении своих экономических зон законы и правила, соответствующие международным нормам и стандартам. Но приарктические государства (в первую очередь, Канада) устанавливают в данном случае не международные, а национальные нормы и стандарты, не обращаясь к помощи "компетентной международной организации или общей дипломатической конференции".
В обоснование указанных природоохранных целей, а также регулирования права использования арктических проливов и прохода через них вообще используется принцип "прибрежного архипелага", который позволяет Канаде ставить вопрос о наличии "архипелага" в ее арктическом секторе и потому рассматривать воды между соответствующими островами как внутренние.
Общим из изложенного является вывод о том, что прибрежные архипелаги не должны обладать особым статусом, отличным от статуса прилежащего материка.
Национальное законодательство в данной сфере не противоречит международному праву в контексте защиты арктических вод от загрязнения. Вместе с тем нельзя признать оправданным его мотивацию концепцией права на самооборону, как это отмечается в заявлениях канадского правительства.
4. Правовые проблемы делимитации и режима морских пространств Арктики
Вследствие наличия в Арктике широких полей пакового льда и значительной изрезанности береговой линии приарктические государства зачастую отмеряют ширину территориального моря не от линии наибольшего отлива, а от прямых исходных линий, что позволяет расширять внутренние воды. Используя этот метод, Норвегия отнесла к внутренним водам судоходный морской путь Индерлея, а Международный Суд ООН в 1951 году признал это решение правомерным, отметив, что метод прямых исходных линий диктовался "специфической географией норвежского побережья".
1 января 1986 г. Канада на подобном основании объявила внутренними воды Канадского арктического архипелага.
Прямые исходные линии для отсчета ширины территориальных вод, исключительной экономической зоны и континентального шельфа в Арктике использовал также Советский Союз, в результате чего в 1985 году были перекрыты входы в проливы Вилькицкого, Шокальского, Дмитрия Лаптева, Санникова и Этерикен. Таким образом, в указанных проливах был закреплен сформировавшийся там исторический режим внутренних вод. В разряд внутренних и территориальных вод СССР были отнесены также проливы Югорский Шар, Карские Ворота, Маточкин Шар, Красной Армии.
Северный морской путь, проходящий вдоль Арктического побережья Российской Федерации от Кольского залива на западе до Берингова моря на востоке и составляющий около 3500 морских миль, считается национальной транспортной артерией России. Он пролегает в морских районах, находящихся под суверенитетом или под действием юрисдикции России на всем протяжении.
Плавание морских судов по данному пути происходит в соответствии с российскими "Правилами плавания по трассам Северного морского пути" от 1 июля 1991 г. По этим Правилам данный путь открыт для плавания судов любой национальности на недискриминационной основе, но под контролем российских навигационных служб и при соблюдении специальных технико-экономических требований к судам. Вообще регулирование эксплуатации Северного морского пути возложено на специальный российский орган - Администрацию Северного морского пути.
За арктическими государствами признаются также суверенные права и исключительная юрисдикция в покрытых льдом районах исключительных экономических зон. Это соответствует ст. 234 Конвенции ООН по морскому праву, которая устанавливает: "Прибрежные государства имеют право принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны, где особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствие либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение морской среды могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушить его".
Свою историю имеет проблема делимитации морских пространств в Баренцевом море между СССР и Норвегией. В 1974 году СССР предложил основываться на границах существовавшего в то время в Арктике "советского полярного сектора". Норвегия, не имеющая арктического района и отвергающая концепцию полярных секторов, настояла на том, чтобы использовать в этих целях срединную, или равноотстоящую, линию. 11 января 1978 г. стороны пришли к временному соглашению: определили "серую зону", расположенную между линией сектора и равноотстоящей линией, в которой установлена общая квота вылова рыбы; предусмотрели квоту вылова для третьих стран, осуществляющих рыболовство в зоне по российской или норвежской лицензиям. Окончательное решение пока не достигнуто.
С 1 января 1977 г. Норвегия объявила у своего арктического побережья исключительную экономическую зону, а с 3 июня 1977 г. - рыбоохранную зону шириной в 200 морских миль вокруг Шпицбергена и Медвежьего острова при условии, что в случае соприкосновения последней зоны с пространствами других государств "граница будет устанавливаться договорным путем".
Поскольку суверенитет Норвегии в отношении Шпицбергена и Медвежьего острова ограничен в соответствии с Договором 1920 года, что распространяется на сам архипелаг и четырехмильную зону территориального моря вокруг него, правительство Норвегии заявило, что за пределами этих границ Норвегия вправе устанавливать исключительную экономическую зону на общих основаниях.
Это вызвало протесты со стороны Испании, Португалии, СССР, некоторых других государств, полагавших, что Договор 1920 года не предоставляет Норвегии права на распространение своих суверенных прав и исключительной юрисдикции за пределы Шпицбергенского архипелага.
Показательным также в контексте проблемы делимитации морских границ в Арктике является американо-канадский спор о морской границе в заливе Мэн. Данный спор восходит к Мирному договору 1783 года. Он особенно обострился с принятием в 1945 году Прокламации Трумэна, по которой США усилили свои притязания на континентальный шельф, проходящий под водами залива Мэн.
Но вплоть до 1969 года, когда США резко возражали против этой практики, Канада продолжала выдавать разрешения на разведку нефтяных и газовых месторождений в данном районе (банка Джорджерс). В 1970 году Канада согласилась с целесообразностью установления здесь разграничительной линии в соответствии с принципом эквидистации, предусмотренным Женевской конвенцией о континентальном шельфе 1958 года.
Но на практике вопрос не решался, а в 1977 году Канада установила 200-мильную рыболовную зону и официально объявила о своих территориальных водах в данном районе. В ноябре 1981 года обе стороны обратились в Международный Суд ООН.
Последний решением специальной камеры в составе 5 судей 12 октября 1984 г. постановил, что две трети площади вод залива Мэн отходят к США и треть - Канаде. Но уже в декабре того же года Государственный департамент США предложил правительству Канады установить сроком на один год мораторий на введение Канадой в ее районе залива нормативов относительно рыболовства. США претендовали на всю банку Джорджерс, отвергая метод эквидистации и такие "справедливые принципы", как дистанционный и принцип примыкания (proximity). Канада отвергла это предложение.
Канада полагает, что здесь необходимо исходить из положений ст. 6 Конвенции 1958 года, подчеркивая, что данный спор касается прежде всего границы континентального шельфа, а действия сторон в области рыболовства в спорном районе не имеют отношения к последнему.
Канада выделяла дистанционный критерий делимитации в контексте концепции исключительной экономической зоны, а также факт примыкания морских районов к побережью по меньшей мере в рамках 200-мильных зон, обращая внимание на фактор экономической зависимости населения прибрежных районов от ресурсов данных вод.
В Арктике в последние годы расширяется региональное сотрудничество в области защиты окружающей среды; разработана Стратегия защиты окружающей среды, которая нашла свое отражение в ряде важных документов, в частности в Декларации всех арктических стран 1993 года. Для решения экономических и юридических проблем, наряду с экологическими, проводится работа по обеспечению успешного функционирования Арктического совета, а также Совета Баренцева моря.
В. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АНТАРКТИКИ 1. Территориальные претензии в Антарктике
Антарктикой называется район вокруг Южного полюса земного шара до линии слияния и перемешивания холодных антарктических вод с теплыми субтропическими (граница антарктической конвергенции). К Антарктике относятся: шестой материк Земли Антарктида с прилегающими островами и доходящие до границы антарктической конвергенции со стороны Южного полюса части Атлантического, Тихого и Индийского океанов. Общая площадь Антарктики составляет около 50 млн. кв. км, или около 10% площади земного шара.
Материк Антарктида за исключением вершин гор круглогодично находится под ледниковым покровом средней толщины в 1,7 км, который медленно и постоянно сползает к морю, образуя над шельфовой частью Антарктиды ледники (шельфовые льды).
Исследование и освоение Антарктики началось в XVIII столетии, после того как здесь побывали французские экспедиции Буве (1738-1739 гг.), Кергелена (1772-1773 гг.) и английская экспедиция Кука (1772-1775 гг.). Материк Антарктида был обнаружен позднее, в 1820 году, русской экспедицией под командованием Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева.
В XIX веке в Антарктику все чаще стали направляться научные экспедиции, а также промысловые суда и флотилии в целях добычи китов и тюленей.
Выдвижение первых территориальных претензий в Антарктике датируется 1908 и 1917 годами, когда Великобритания королевскими указами 1908 и 1917 годов объявила острова и территории между 20° и 50° з.д. к югу от 50-й параллели и между 50° и 80° з.д. к югу от 58-й параллели "зависимой землей", находящейся под управлением генерал-губернатора английской колонии на Фолклендских островах. В 1923 году Великобритания провозгласила свой суверенитет над Колонией Росса (район к югу от 60-й параллели между 150° з.д. и 160° в.д.), переданной в последующем под управление Новой Зеландии. В 1933 году таким же образом под суверенитет Великобритании перешли земли к югу от 60-й параллели между 160° и 45° в.д. (кроме Земли Адели), переданные в последующем Австралии.
Начало притязаний Франции восходит к 1924 году, когда Земля Адели была объявлена находящейся под управлением генерал-губернатора Мадагаскара. В 1938 году Франция заявила о своем суверенитете над этой территорией. Наконец, в 1955 году было объявлено о создании французской заморской территории (Южные и Антарктические владения Франции) в составе островов Святого Павла, Амстердам, Крозе и Кергелен.
Чили провозгласила своей территорией земли, острова, заливы, скалы, ледники, как уже открытые, так и те, которые будут открыты в секторе между 53° и 90° з.д., Декретом правительства от 6 ноября 1940 г.
В тот же срок Декретом от 12 ноября 1940 г. Аргентина провозгласила своими земли между 25° и 70° з.д., а в ноябре 1946 г. - территории до 74° з.д. Особую конфликтность такие действия приобрели в связи с тем, что в состав таких "аргентинских" территорий вошли Фолклендские (Мальвинские) острова, которые еще ранее провозгласила своими Великобритания. Это привело к вооруженному конфликту между Великобританией и Аргентиной в 1948 году. Несколько конфликтных ситуаций в данном районе между Великобританией, с одной стороны, и Чили - с другой, сопровождавшихся демонстрацией военной силы и инцидентами, имели место до середины 50-х годов. В те же годы появились сведения о планах западных стран использовать Антарктику для военных целей, в частности для испытаний ядерного оружия. Это ускорило процесс интернационализации Антарктики.
Этим же периодом датируется появление теории полярных секторов, вершиной которых являлся бы полюс, гранями - меридианы, а основанием - берег прилегающей страны или параллель.
В 1928-1939 годах на территорию Антарктики стала претендовать и Норвегия, объявившая, в частности, в 1930 году свой суверенитет над тем районом Антарктики, в который вошел, кроме прочего, остров Петра I, открытый экспедицией Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева. Правительство СССР своей нотой правительству Норвегии от 24 января 1939 г. заявило о непризнании соответствующего акта Норвегии. СССР, официально не претендуя на свой суверенитет, резервировал свою позицию по поводу государственной принадлежности земель, открытых русскими мореплавателями в Антарктике.
2. Основы международно-правового режима Антарктики
15 октября 1959 г. в Вашингтоне открылась Международная конференция по Антарктике, в которой приняли участие представители 12 государств: Австралии, Аргентины, Бельгии, Великобритании, Новой Зеландии, Норвегии, СССР, США, Франции, Чили, Южно-Африканского Союза, Японии. 1 декабря 1959 г. Конференция приняла Договор об Антарктике, который определяет ее международно-правовой режим и в настоящее время.
Договор об Антарктике 1959 года территориальные претензии на антарктические районы не ликвидировал, а лишь "заморозил".
В этом отношении ст. IV Договора об Антарктике устанавливает, что ни одно из положений Договора не должно, с одной стороны, толковаться как "отказ любой из Договаривающихся сторон от ранее заявленных прав или претензий на территориальный суверенитет в Антарктике", но, с другой, - как "отказ от любой основы для претензии на территориальный суверенитет в Антарктике или сокращение этой основы, которую оно может иметь в результате ее деятельности или деятельности ее граждан в Антарктике или по другим причинам" (п. 1 "Ь"). Одновременно ничто в Договоре не должно толковаться как "наносящее ущерб позиции любой из Договаривающихся сторон в отношении признания или непризнания ею права или претензии или основы для претензии любого другого государства на территориальный суверенитет в Антарктике" (п. 1 "с" ст. IV). Созданию стабильности в территориальных вопросах Антарктики особенно способствует п. 2 ст. IV Договора, согласно которой "никакие действия или деятельность, имеющие место, пока настоящий Договор находится в силе, не образуют основы для заявления поддержания или отрицания какой-либо претензии на территориальный суверенитет в Антарктике и не создают никаких прав суверенитета в Антарктике. Никакая новая претензия или расширение существующей претензии на территориальный суверенитет в Антарктике не заявляется, пока настоящий Договор остается в силе" (ст. IV, п. 2).
Антарктика является демилитаризованной территорией согласно ст. I указанного Договора, которая устанавливает: "Антарктика используется только в мирных целях. Запрещаются, в частности, любые
мероприятия военного характера, такие как создание военных баз и укреплений, проведение военных маневров, а также испытания любых видов оружия" (п. 1).
Согласно ст. V Договора об Антарктике "любые ядерные взрывы в Антарктике и удаление в этом районе радиоактивных материалов запрещаются" (п. 1). Данное положение придало Антарктике, по сути дела, статус безъядерной зоны. Поскольку Договор не содержит запрета на использование "мирного" ядерного оборудования или ядерной техники, США на своей базе Мак-Мердо в 60-х годах создали атомную электростанцию, которую в середине 70-х годов пришлось демонтировать ввиду утечки радиоактивных отходов, а загрязненный район очистить.
Демилитаризованный и нейтрализованный статус Антарктики подтвержден Конвенцией о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 года, согласно ст. 3 которой стороны Конвенции, независимо от их участия в Договоре об Антарктике 1959 года, обязались соблюдать положения ст. I и V последнего.
Договор об Антарктике не препятствует использованию военного персонала или военного оснащения для научных исследований или для любых других мирных целей (п. 2 ст. I). Инициатива о закреплении данной нормы в Договоре мотивировалась соответствующими участниками конференции 1959 года тем, что в суровых условиях Антарктики весьма трудно осуществлять научные исследования в мирных целях без привлечения военного персонала и использовании военного оборудования. Но поскольку в данном вопросе возможны злоупотребления, Договор обязывает его участников информировать друг друга о любом военном персонале или оснащении, предназначенном для направления его в Антарктику с соблюдением условий, предусмотренных п. 2 ст. I Договора.
В Антарктике действует также принцип свободы научных исследований, что предусмотрено ст. II Договора об Антарктике, участники которого согласились в максимально возможной и практически осуществимой степени производить обмен планами научных работ, результатами и данными научных наблюдений, а также обмен научным персоналом между экспедициями и станциями в Антарктике. Предусматривается также всяческое поощрение делового сотрудничества с теми специализированными учреждениями ООН и другими международными организациями, для которых Антарктика представляет интерес в научном или техническом отношении (п. 2 ст. III Договора).
За прошедшие годы научные исследования, обмен научной информацией и научным персоналом приобрели в Антарктике постоянный и широкий характер. Действует Научный совет по исследованию Антарктики, который сотрудничает со многими международными и национальными организациями.
Вопрос о юрисдикции государств над лицами во время их пребывания в пределах Антарктики получил следующее решение в ст. VIII Договора об Антарктике:
"Без ущерба для соответствующей позиции каждой Договаривающейся стороны относительно юрисдикции над всеми другими лицами в Антарктике наблюдатели, назначаемые в соответствии со ст. VII, и научный персонал, которым обмениваются станции и экспедиции Договаривающихся сторон, а также все лица, сопровождающие наблюдателей и членов научного персонала, находятся в Антарктике под юрисдикцией той Договаривающейся стороны, гражданами которой они являются, в отношении всех действий или упущений, имеющих место во время их пребывания в Антарктике для выполнения своих функций".
Делегации СССР, США и Бельгии на Конференции 1959 года по данному вопросу официально заявили, что положения Договора об Антарктике, касающиеся юрисдикции, не должны толковаться в том смысле, что правительство каждой из перечисленных стран соглашается на распространение юрисдикции иностранного государства над ее гражданами.
Договором об Антарктике установлен действенный механизм обеспечения его соблюдения и контроля. Его важнейшим элементом являются регулярные Консультативные совещания участников Договора (обычно раз в два года), а также специальные совещания. Задачи Консультативных совещаний: обмен информацией, взаимные консультации по вопросам Антарктики, разработка, рассмотрение и представление рекомендаций правительствам государств-участников в отношении необходимых мер по осуществлению принципов и целей Договора.
В Консультативных совещаниях участвуют представители 12 государств - первоначальных участников Договора, а также 14 государств, присоединившихся к Договору позднее. Каждое государство, присоединившееся к Договору, имеет право назначать своих представителей для участия в Консультативных совещаниях в течение того времени, "пока эта Договаривающаяся сторона проявляет свою заинтересованность в Антарктике проведением там существенной научно-иследовательской деятельности, такой как создание научной станции или посылка научной экспедиции" (п. 2 ст. IX).
Решения, которые принимает Консультативное совещание, называются "рекомендациями мер своим правительствам". Однако они становятся обязательными для участников Договора после того, как соответствующие меры утверждены всеми государствами, представители которых имели право участвовать в работе конкретного совещания (п. 4 ст. IX).
Первое Консультативное совещание рекомендовало производить определенный обмен упомянутой информацией через дипломатиче-
ские каналы каждый год в определенное время. Рекомендация включала конкретный перечень вопросов, по которым дается информация. К этому перечню были приняты дополнения третьим и шестым Консультативными совещаниями. Восьмое Консультативное совещание рекомендовало "стандартную форму обмена информацией", которая включает обширный перечень вопросов, в том числе:
1) типы, описание и вооружение морских судов, самолетов и других транспортных средств, которые вводятся в район действия договора;
2) время прибытия и пребывания, маршруты следования экспедиций;
3) подробное описание всех научных станций, создаваемых в районе действия Договора, с указанием программы их работ, оборудования, персонала и его личного оружия; 4) средства связи и запасные аэродромы; 5) средства оказания помощи; 6) извещения о намерении использовать радиоизотопы, о научно-исследовательских работах и о морских судах, используемых для широких океанографических исследований, а также некоторые другие сведения.
Договором об Антарктике (ст. VII) предусмотрена также система инспекции: государства - участники Консультативных совещаний вправе назначать из числа своих граждан неограниченное число наблюдателей, каждый из которых "имеет полную свободу доступа в любое время в любой или все районы Антарктики". Все районы Антарктики, находящиеся в ней объекты (станции, установки и оборудование, морские и воздушные суда в пунктах разгрузки и погрузки), а также персонал, пребывающий в Антарктике, открыты для инспекции указанными наблюдателями в любое время. По результатам инспекции наблюдатели составляют доклады, направляемые участникам Консультативных совещаний.
Наблюдение с воздуха может производиться в любое время над любым или всеми районами Антарктики каждой договаривающейся стороной, имеющей право назначать наблюдателей.
В соответствии со ст. XI Договора 1959 года все споры между двумя или несколькими сторонами относительно толкования или применения Договора разрешаются мирными средствами по выбору участвующих в споре сторон. Любой спор, который не будет разрешен указанным путем, передается на разрешение в Международный Суд ООН с согласия в каждом случае всех сторон, участвующих в споре. Однако, если не будет достигнута договоренность о передаче спора в Международный Суд, стороны не освобождаются от обязанности разрешить спор мирными средствами, признанными Уставом ООН.
Договор об Антарктике открыт для присоединения к нему любого государства, являющегося членом ООН, или любого другого государства, которое может быть приглашено присоединиться к Договору с согласия всех договаривающихся сторон, представители которых имеют право участвовать в Консультативных совещаниях. В настоящее время кроме 12 первоначальных сторон Договора еще
14 государств являются консультативными сторонами Договора и еще 12 государств являются участниками Договора, но не являются его консультативными сторонами, поскольку не подпадают под определение п. 2 ст. IX Договора.
Договор об Антарктике бессрочный. Он допускает внесение в него изменений и поправок с согласия всех консультативных сторон Договора.
3. Система Договора об Антарктике
В дипломатическом, практическом и научном обороте устоялось и стало общепризнанным понятие "система Договора об Антарктике", главной составной частью которой является Договор об Антарктике 1959 года. Наряду с данным Договором в "систему" входят: 1) действующие в его рамках меры; 2) связанные с ним другие международные договоры; 3) меры, действующие в рамках таких других международных договоров.
В частности, в рамках Договора об Антарктике действует стандартная система обмена информацией, содержащая перечень вопросов для представления государствами обязательных сведений относительно их деятельности в Антарктике и используемых с этой целью средствах. Сюда же относятся "Согласованные меры по охране фауны и флоры Антарктики", одобренные Консультативным совещанием в 1964 году, а также отдельные конвенции, касающиеся сохранения живых природных ресурсов, охраны окружающей среды Антарктики, во многом заменившие принятые по этим вопросам "Согласованные меры".
Основное содержание указанных конвенций следующее. Конвенция о сохранении антарктических тюленей 1972 года разрешила отлов только трех из шести видов антарктических тюленей, определила допустимые уровни их добычи, охраняемые виды, открытые и закрытые для промысла районы, лимиты вылова по полу, размеру и возрасту, технические данные орудий лова и приспособлений, порядок предоставления информации о промысле и системы инспекции.
В Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 года, прежде всего подчеркнута ее тесная связь с Договором об Антарктике 1959 года: "Договаривающиеся стороны, независимо от того, являются ли они участницами Договора об Антарктике или нет, соглашаются, что в районе действия Договора об Антарктике они не будут осуществлять никакой деятельности, противоречащей принципам и целям этого Договора..." (ст. III Конвенции). Район действия Конвенции 1980 года шире района действия Договора об Антарктике 1959 года. Он распространяется на морские пространства севернее 60° ю.ш. до линии конвергенции. В связи с этим меры по сохранению антарктических ресурсов в той степени, в какой они будут затрагивать интересы некоторых государств, имеющих в этом районе владения, суверенитет над которыми не оспаривается, применяются в надлежащих случаях с согласия указанных государств.
Конвенция 1980 года распространяется на все популяции плавниковых рыб, моллюсков, ракообразных и на другие виды живых организмов, включая птиц, а также тюленей и китов. Конвенция 1980 года "не умаляет прав и обязательств Договаривающихся сторон по Международной конвенции о регулировании китобойного промысла и Конвенции о сохранении тюленей Антарктики".
Конвенцией 1980 года учреждена Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики, которая определяет квоты вылова в районах действия Конвенции, охраняемые виды популяций, возраст, размер и пол видов, которые могут вылавливаться, сезоны и зоны, открытые и закрытые для промысла, методы и орудия лова. Комиссия вправе принимать другие меры, необходимые для сохранения морских живых ресурсов Антарктики, и в частности определять общий допустимый улов отдельных видов морских живых ресурсов Антарктики.
Комиссия разрабатывает и осуществляет систему наблюдения и инспекции, которая включает: порядок посещения судна наблюдателями и инспекторами; процедуру судебного преследования государством флага и применения санкций на основании доказательств, полученных в результате такого посещения и инспекции; сообщение договаривающейся стороной о таких мерах судебного преследования и примененных санкциях.
Конвенция по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988 года распространяется на Антарктический континент, все антарктические острова, включая все шельфовые ледники, к югу от 60° ю.ш., а также морское дно и недра прилегающих прибрежных районов вплоть до глубоководных районов морского дна (до внешней границы континентального шельфа).
Конвенцией предусмотрено создание Комиссии по минеральным ресурсам Антарктики (с функциями оценки возможного воздействия на окружающую среду Антарктики, освоения минеральных ресурсов, установления открытых и закрытых для добычи минеральных ресурсов районов и др.), а также Комитета по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики для каждого открытого района (с функциями рассмотрения заявок на разведку и разработку минеральных ресурсов открытых для такой деятельности районов, выдачи разрешений на указанную выше деятельность, наблюдения и инспекции за ней и др.).
У Конвенции 1988 года с самого начала появилось много противников, отрицательно относившихся к самой возможности промышленной разработки минеральных ресурсов Антарктики, чреватой губительными последствиями.
Одним из наиболее авторитетных проявлений такой позиции явилась резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей ООН на ее 43-й сессии в 1988 году, в которой выражается "глубокое сожаление" в связи с принятием Конвенции 1988 года.
4 октября 1991 г. XI сессия специального Консультативного совещания по Договору об Антарктике одобрила Протокол об охране окружающей среды к Договору об Антарктике.
В соответствии со ст. 2 Протокола 1991 года Антарктика определена "в качестве природного заповедника, предназначенного для мира и науки". Согласно ст. 7 Протокола 1991 года, в Антарктике запрещается "любая деятельность, связанная с минеральными ресурсами, за исключением научных исследований".
Этот запрет действует до тех пор, пока не вступит в силу юридически обязательный режим в отношении освоения минеральных ресурсов Антарктики, включающий согласованные средства для определения того, приемлема ли любая такая деятельность, и если да, то на каких условиях. Этот режим охраняет интересы всех государств, указанных в ст. IV Договора об Антарктике.
Протокол 1991 года устанавливает систему взаимосвязанных и взаимодополняющих природоохранных принципов, действующих в отношении Антарктики, и предусматривает, что любая деятельность в Антарктике (научные исследования, туризм и др.), прежде чем она будет допущена, должна пройти на национальном и, в случае необходимости, на международном уровнях процедуру предварительной оценки ее воздействия на окружающую среду Антарктики. Эта процедура установлена в Приложении II к Протоколу. В других Приложениях к Протоколу определены допустимые и недопустимые виды деятельности, касающиеся местной флоры и фауны, а также производства, удаления отходов и предотвращения загрязнения морской среды (Приложения III и IV).
Каждая договаривающаяся сторона в пределах своей компетенции осуществляет соответствующие меры, включая принятие законов и правил, акций административного и принудительного характера, необходимых для обеспечения соблюдения Протокола 1991 года. Кроме того, каждая договаривающаяся сторона прилагает надлежащие усилия, совместимые с Уставом ООН, с тем чтобы никто не осуществлял в Антарктике деятельность, противоречащую Протоколу.
Поскольку Протокол 1991 года является дополнением к Договору об Антарктике 1959 года, консультативные стороны Договора об Антарктике в соответствии с положениями Протокола "определяют политику по всеобъемлющей охране окружающей среды Антарктики и зависящих от нее и связанных с ней экосистем", в частности
организуют - индивидуально или коллективно - инспекции, проводимые наблюдателями, как это предусмотрено ст. VII Договора об Антарктике. Оговорки к Протоколу не допускаются.
Протокол 1991 года устанавливает порядок урегулирования споров, касающихся толкования применения положений Протокола, а также обязывает договаривающиеся стороны разработать правила о материальной ответственности за ущерб от деятельности в Антарктике.
По истечении 50 лет со дня вступления Протокола в силу по требованию любой из консультативных сторон Договора об Антарктике может быть созвана конференция для рассмотрения вопроса о том, как он действует (п. 2 ст. 25). В то же время Протокол 1991 года может быть изменен и в него может быть внесена поправка в любое время по согласию всех договаривающихся сторон, являющихся консультативными сторонами (п. 1 ст. 25).
Контрольные вопросы
1. Назовите основные виды территории и их пространственные пределы.
2. Дайте понятие государственной территории и укажите ее составные части.
3. Каков порядок установления государственных границ ?
4. Назовите правомерные способы изменения государственных границ и принадлежности территории.
5. Кратко охарактеризуйте режим международной реки.
6. Что означает понятие "северный полярный сектор" ?
7. Каков правовой режим морских пространств в Арктике ?
8. Охарактеризуйте Договор о Шпицбергене 1920 года.
9. Опишите правовой режим Северного морского пути.
10. Каково основное содержание Договора об Антарктике 1959 года?
11. Как регулируется правовая охрана окружающей среды Антарктики?
Литература
Бабурин С.Н. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. - М., 1997.
Гуреев С.А., Тарасова И.М. Международное речное право. - М., 1993.
Клименко Б.М. Государственная территория. - М., 1974.
Клименко Б.М., Порк А.А. Территория и границы СССР. - М., 1985.
Корбут Л.В., Баскин Ю.Я. Международно-правовой режим рек: история и современность. - М., 1987.
Курс международного права. В семи томах. - Т. 3. - М., 1990. - Гл. 1; Т. 2. - М., 1989. - Гл. 5 и 6.
Голицын В.В. Антарктика: тенденции и перспективы развития. - М., 1989.
Королева Н.Д., Марков В.Ю., Ушаков А.П. Правовой режим судоходства в Российской Арктике. - М., 1995.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996. - Разд. V; Т. 3. - Разд. XXIII.
Глава 7. Население и международное право
1. Понятие населения и регламентация его положения
Под населением в международном праве понимается совокупность физических лиц, живущих на территории определенного государства и подчиненных его юрисдикции. В понятие населения любого государства входят: а), граждане данного государства (основной состав населения); б) иностранные граждане; в) лица, имеющие двойное гражданство (бипатриды); г) лица, не имеющие гражданства (апатриды).
Правовое положение населения любой страны регулируется внутренним законодательством - конституциями, законами о гражданстве и другими нормативными актами государства. Вместе с тем имеется определенная группа вопросов, которые регулируются на основе международно-правовых норм и принципов, например режим иностранцев, защита национальных меньшинств и коренного населения.
В принципе все население государства находится под его юрисдикцией.
Существует целый ряд универсальных международных документов, которые являются основой для широкого признания прав всех категорий населения любого государства.
2. Международно-правовые вопросы гражданства
Понятие гражданства. Под гражданством понимается устойчивая правовая связь физического лица с определенным государством, выраженная в обладании взаимными правами и обязанностями.
Институту гражданства исторически предшествовал институт подданства, означавший подчинение лица монарху. Термин "гражданин" был провозглашен и юридически закреплен во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года. Впоследствии
этот институт приобрел международно-правовое значение и стал выражением юридического статуса лица, его государственной принадлежности.
Гражданство как правовое понятие обозначает совокупность правовых связей между индивидом и государством и указывает при этом на принадлежность лица к определенному государству. Наиболее типичным и прочным видом фактической связи лица с государством является его постоянное проживание на территории государства. В гражданстве аккумулируются как политико-правовые, так и социальные, морально-нравственные и психологические отношения и связи, которые существуют между личностью и государством. Иными словами, гражданство имеет не только юридическое значение, определяющее правовую связь между лицом и государством, но также социальное значение, определяющее принадлежность лица к обществу и участие в его жизни.
Гражданство следует рассматривать и как правовую категорию, связанную с населением государства. Необходимо различать фактическое население, о котором говорилось выше, и население в государственно-правовом смысле. К последнему относятся лишь граждане данного государства, и не только те, которые проживают на его •территории, но и находящиеся за рубежом. Иными словами, территориально гражданство не ограничено.
Гражданство определяет правовое положение личности как внутри государства, так и за его пределами в международном общении.
Институт гражданства выполняет как бы двуединую социально-правовую функцию. С одной стороны, гражданство является основанием права на получение защиты со стороны своего государства, с другой - оно выступает в качестве инструмента защиты прав и интересов государства. С гражданством связаны как правовой статус личности, так и юрисдикция государства, предполагающая ответственность лица перед государством.
Гражданство представляет собой такой институт, в котором соотносятся нормы национального законодательства и международного-права. Помимо национального законодательства по вопросам гражданства существуют двусторонние и многосторонние соглашения государств, регулирующие вопросы гражданства.
Гражданство можно рассматривать как субъективное право лица, и в этом смысле следует говорить о праве индивида на гражданство. Обоснованием такого толкования служат ст. 15 Всеобщей декларации прав человека 1948 года и п. 3 ст. 24 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, в которых прямо указывается на это право. Речь идет о гражданстве как о признанном законом отношении лица к конкретному государству. Гражданство означает наличие у индивида конституционных прав, свобод и обязанностей, установленных каждым конкретным государством.
Способы приобретения и утраты гражданства. Каждое государство в силу своего суверенитета самостоятельно регулирует вопросы приобретения и утраты гражданства.
Гражданство может быть приобретено по рождению (происхождению), путем натурализации, на основании международного договора и в некоторых случаях путем реинтеграции (восстановления) и пожалования. Реинтеграция может иметь место в случае отмены решения о незаконном лишении гражданства, а пожалование представляет собой случай предоставления гражданства за особые заслуги перед государством.
Основным способом приобретения гражданства является получение его в силу рождения. Все другие способы встречаются сравнительно редко. Это вполне объяснимо: основная масса людей, получив гражданство при рождении, не меняет его на протяжении всей своей жизни.
Приобретение гражданства по рождению. Наиболее распространенным способом приобретения гражданства является филиация, или его приобретение в силу рождения. Как это вытекает из общепризнанных норм и принципов международного права, каждый ребенок имеет право на гражданство. Согласно содержанию принципа 3 Декларации прав ребенка 1959 года, п. 3 ст. 24 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, п. 1 ст. 7 Конвенции о правах ребенка 1989 года ребенок ни при каких обстоятельствах не должен остаться апатридом, то есть лицом без гражданства.
Филиация может иметь место на основе двух принципов: "права крови" (jus sanguinis) и "права почвы" (jus soli), а в ряде случаев законодательство.государств предусматривает смешанную систему. Согласно принципу "права крови" (национальный принцип), гражданство ребенка определяется гражданством его родителей и не зависит от места рождения. Этому принципу следуют многие страны Европы, в том числе и Россия.
Согласно принципу "права почвы" (территориальный принцип), гражданство определяется по месту рождения ребенка и не зависит от гражданства его родителей. По этому принципу определяют гражданство многие страны Латинской Америки.
Действие принципа "права почвы" исключается в отношении детей иностранных дипломатов и консулов, что предусмотрено в Факультативном протоколе к Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года и в Факультативном протоколе об обязательном разрешении споров к Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года.
Во многих правовых системах при смешанном браке гражданство ребенка могут определить сами его родители путем подачи совместного заявления в органы регистрации актов гражданского состояния. В некоторых из них (например, во Франции) родившееся от смешанного брака лицо может по достижении совершеннолетия самостоятельно решать вопрос о своем гражданстве.
Приобретение гражданства в порядке натурализации. Другим способом приобретения гражданства является так называемое укоренение, или приобретение гражданства в порядке натурализации. Известны индивидуальная натурализация (по заявлению) и натурализация в силу правопреемства государств.
Индивидуальная натурализация в практике некоторых государств иногда ограничивается в законодательном порядке различными оговорками дискриминационного характера в отношении отдельных категорий лиц по национальным, религиозным и политическим признакам. Это выражается в предпочтении или облегчении натурализации лиц определенной национальности или происхождения. Так, в израильском Законе о репатриантах 1950 года установлено, что каждое лицо еврейской национальности, прибывшее на постоянное жительство в Государство Израиль, автоматически и незамедлительно приобретает его гражданство.
Приобретение гражданства в порядке натурализации является добровольным актом волеизъявления со стороны натурализуемого лица. Это выражается как в подаче заявления о натурализации по собственной воле, так и в молчаливом согласии при территориальных изменениях. Однако без согласия государства натурализация невозможна. Односторонние действия государства, направленные на навязывание своего гражданства гражданину другого государства или апатриду с точки зрения международного права считаются противоправными. Принудительная натурализация является ничтожной с самого начала.
Практически во всех государствах в законодательном порядке закреплены определенные предпосылки натурализации. Основной из них является домицилий, или ценз оседлости, определенной длительности (во Франции и США - 5 лет, в Англии и Норвегии - 7 лет, в Испании - 10 лет и т.д.). Условие о необходимости фактической связи с государством, или оседлости, содержится в ряде международно-правовых актов, в частности в некоторых договорах Версальской системы (ст. 51 договора Нейи 1919 г., ст. VI Вашингтонского соглашения по вопросам гражданства между американскими государствами 1923 г.). В Конвенции ООН о сокращении безгражданства 1961 года также закреплено положение о предпочтении оседлости сроком от пяти до десяти лет. Ценз оседлости сроком в семь лет определен в Соглашении Скандинавских стран по вопросам гражданства 1969 года. Кроме того, может быть выдвинут и ряд дополнительных условий: знание языка данной страны, достижение определенного возраста, хорошая нравственность и др.
В законодательстве и практике многих государств утвердилось положение о том, что "жена следует гражданству мужа". Конвенцией о гражданстве замужней женщины 1957 года (ст. 3) и Конвенцией о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (ст. 9) установлено, что женщина, вступая в брак с иностранцем, имеет право сохранить свое гражданство или в порядке добровольной натурализации принять гражданство мужа.
Во многих государствах в качестве условия натурализации законодательным порядком предусматривается принесение присяги в верности государству. К примеру, это относится к Великобритании, США, Молдове и др.
Следует выделить и натурализацию на основе закона, которая не основана на личном выборе лица. Натурализация по указанному основанию может иметь место как правовое следствие усыновления, установления опеки, признания отцовства, поступления на военную или государственную службу.
В некоторых странах помимо обычной натурализации законодательством предусмотрено и приобретение гражданства в порядке регистрации, которое международным правом не регламентируется.
При нынешнем состоянии норм международного права о гражданстве, которое главным образом состоит из обычных правил, вопросы натурализации, как уже отмечалось, являются в принципе суверенной областью государства. Сохранение внутренней юрисдикции соответствует потребности правительства полагаться на лояльность населения: государства должны быть свободны в том, чтобы обеспечить себе наличие политико-правовой связи с лицами, которые являются его гражданами, или с теми, кто хочет считаться таковыми. При этом международно-правовые стандарты в области гражданства должны сосуществовать с принципом невмешательства во внутренние дела государств. Однако такие вопросы, как гражданство, могут, тем не менее, составлять предмет обязательств, взятых государством по отношению к другим государствам и, таким образом, перестают быть исключительным делом этого государства. В таких случаях вопрос о том, имеет ли государство право действовать определенным образом, приобретает международный характер. К тому же чрезмерно ограничительное внутреннее регулирование приобретения гражданства может оцениваться как противоречащее международному праву.
Приобретение и перемена гражданства на основании международных договоров. В ряде случаев они имеют место при заключении мирных договоров, специальных соглашений по территориальным вопросам: в связи с образованием новых государств в результате объединения двух или нескольких государств в одно государство (например, объединение ГДР и ФРГ) или разделения одного государства и образования нескольких государств (например, распад СССР).
Таким образом, приобретение гражданства по причине правопреемства может иметь место в результате появления нового субъекта международного права. Оно не является видом коллективной натурализации. Определяющим поведением того или иного лица при таких обстоятельствах является то, что оно продолжает оставаться на территории нового субъекта международного права и не ставит вопрос о своем намерении выйти из вновь возникшего гражданства.
Приобретение гражданства также может иметь место: при заключении соглашений о репатриации; при переходе части территории от одного государства к другому (цессия), а также при обмене отдельных участков территории между сопредельными государствами; при добровольном выборе гражданства (оптация) и автоматическом его изменении (трансферт); при территориальных изменениях. При оптации население в индивидуальном порядке может выбрать гражданство. При этом имеется в виду, что оптант будет проживать на территории того государства, гражданство которого он избрал. Практика свидетельствует о том, что оптация происходит, как правило, при браке, при ликвидации двугражданства и т.д.
При трансферте, встречавшемся сравнительно редко, население территории, переходящей от одного государства к другому, соответственно переходило из одного гражданства в другое, независимо от его согласия.
Утрата гражданства возможна: а) в результате добровольного выхода из гражданства (экспатриации); б) при денатурализации, то есть принудительном лишении гражданства натурализованных лиц государством; в) на основании положений международного договора; г) при перемене гражданства в случае натурализации, в связи со вступлением в брак, усыновлением и т.д.
Экспатриация, то есть выход из гражданства по собственному желанию, бывает свободной и разрешительной. В настоящее время во многих государствах мира она не запрещена. Строгие ограничения на выход из гражданства вводятся лишь в период военного времени, хотя и без того в международном и государственном праве утвердился принцип, предопределяющий лояльность гражданина в отношении своего государства. Право лица на экспатриацию вытекает и из ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года. Свобода выхода из гражданства по собственной воле закреплена в целом ряде договоров, определяющих порядок оптации.
Разрешительная система выхода из гражданства заключается в прекращении гражданства на основе принятого решения компетентного государственного органа по заявлению заинтересованного лица. Она установлена во многих странах мира. Некоторые государства требуют при этом подтверждения того, что лицо приобретет новое гражданство.
Свобода выхода из гражданства бипатридов была установлена ст. 6 и 7 Гаагской конвенции 1930 года и ст. 2 Европейской конвенции о сокращении случаев множественности гражданства 1963 года.
Денатурализация в большинстве государств производится в соответствии со специальными внутригосударственными правовыми актами, в основе которых лежит принцип утраты связи натурализованного лица с государством, предоставившим ему гражданство.
Принудительное лишение гражданства в силу закона может осуществляться автоматически без всякого производства по делу, в частности по причине неопределенно долгого пребывания за границей, особенно в государстве прежнего гражданства. Причиной денатурализации могут послужить сообщение заведомо ложных данных при натурализации, грубое нарушение обязанностей гражданина и др. Денатурализация известна, например, в законодательствах Канады, Ирландии, Судана, Венесуэлы, Болгарии.
В современном международном праве вопросы лишения гражданства разработаны сравнительно слабо. В ст. 8 Конвенции о сокращении безгражданства 1961 года содержится обязанность государства не прибегать к лишению лиц гражданства, если это лишение делает их апатридами. Вместе с тем эта норма не является общепризнанной.
Лишение гражданства может происходить по решению высшего должностного лица в государстве (например, президента), высшего органа государственной власти или по приговору суда.
Двойное гражданство и безгражданство. Двойное гражданство (бипатризм) - это правовое положение лица, свидетельствующее о том, что оно является гражданином двух или более государств в соответствии с их законами. Иными словами, приобретение двойного гражданства осуществляется только в силу норм национального законодательства различных государств.
Двойное гражданство возникает: а) при территориальных изменениях; б) при миграции населения; в) в случае коллизии при применении законов о приобретении гражданства; г) в результате смешанных браков и при усыновлении; д) при натурализации, если лицо, приобретающее гражданство другой страны, не теряет своего прежнего гражданства и т.д.
В силу определенных социально-экономических, политических, идеологических и других причин институт двугражданства признается в ряде государств мира, например в Англии, Армении, Бангладеш, Белоруссии, Германии, Израиле, России, Франции, некоторых странах Латинской Америки и т.д. Двугражданство, с одной стороны, создает для государства определенные социально-экономические и политические преимущества, а с другой - нарушает оптимальный режим регулирования правового статуса индивида и может негативно отражаться на отношениях других лиц в обществе с бипатридами. Бипатрид имеет возможность пользоваться правами по законам государств, гражданство которых он имеет. Одновременно он имеет и двойную обязанность. В рамках таких правоотношений могут возникать коллизии. Это приводит к межгосударственным проблемам
правового, политического, социально-экономического характера. В частности, бипатрид не может обеспечить равное выполнение своих обязанностей по отношению к государствам, наделившим его своим гражданством. Тем самым он дискриминирует то государство, для которого он выполняет меньше обязанностей. В свою очередь, одно из этих государств может дискриминировать самого бипатрида.
Законодательство большинства государств о гражданстве, как и международно-правовые нормы, регулирующие эти отношения, направлено на ограничение и сокращение числа лиц с двойным гражданством. В то же время не исключается возможность иного решения вопроса в интересах личности при соблюдении соответствующих интересов того или иного государства.
В международной практике можно выделить по крайней мере три различных подхода к двойному гражданству: признание двойного гражданства; запрещение двойного гражданства; допущение двойного гражданства. В соответствии с этим в международной практике различают три вида договоров, посвященных вопросам двойного гражданства.
Первый - договоры, направленные на урегулирование вопросов двойного гражданства, примером которого может служить Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном по данному вопросу от 23 декабря 1993 г.
Второй - договоры, направленные на ликвидацию двойного гражданства как такового. Значительное число договоров о предотвращении возникновения случаев двойного гражданства в свое время заключил Советский Союз с социалистическими странами. В основу было положено правило, согласно которому лицо с двойным гражданством могло выбрать в течение определенного срока одно из гражданств. Если в течение этого срока выбор не был сделан, такое лицо сохраняло гражданство государства, на территории которого постоянно проживало.
Третий - договоры, направленные на устранение последствий двойного гражданства (в связи с оказанием дипломатической защиты или военной службы). Они включают ряд положений многосторонней Гаагской конвенции о некоторых вопросах, относящихся к коллизии законов о гражданстве 1930 года, Европейской конвенции о сокращении случаев множественности гражданства 1963 года и ряд двусторонних договоров, соглашений и конвенций.
Основным международно-правовым средством устранения дву-гражданства является заключение международных договоров на двусторонней, региональной или многосторонней основе.
Международное сообщество при помощи и на основе международно-правовых актов способно решить и решает вопросы устранения двугражданства с использованием следующих правовых механизмов: утраты первичного гражданства в случае приобретения нового
гражданства; исключения действия принципа "jus soli"; нотации; добровольного отказа от одного из гражданств, имеющихся у индивида, и др.
Национальные правовые нормы, не исключая значения международно-правовых средств, также предусматривают некоторые способы устранения бипатризма. К таковым следует отнести: оптацию; передачу гражданства родителей детям мигрантов, утратившим реальную связь с родиной по "праву крови"; получение гражданства отца при смешанном браке и матери при раздельном проживании, при разводе и др.
В законодательстве многих государств не без оснований закреплен так называемый принцип непризнания двойного гражданства. Конечно, он означает лишь непризнание его правовых последствий, а между тем этот принцип прямо вытекает из ст. 3 Гаагской конвенции 1930 года. В то же время не существует общепризнанной международно-правовой нормы, запрещающей или хотя бы ограничивающей применение государством принципа непризнания двойного гражданства.
Безгражданство (апатризм) представляет собой такое правовое положение лица, когда оно не состоит в гражданстве какого-либо государства.
В различных правовых системах термин "лица без гражданства" трактуется по-разному.
Определение безгражданства содержится в ст. 1 Конвенции о статусе апатридов, принятой в Нью-Йорке 28 сентября 1954 г., гласящей: "В настоящей Конвенции под термином "апатрид" подразумевается лицо, которое не рассматривается гражданином какого-либо государства в силу его закона".
Слово "гражданин" в этом определении относится к лицу, которому гражданство было предоставлено государством.
В 1961 году в рамках ООН была принята Конвенция о сокращении безгражданства (вступила в силу 31 декабря 1975 г.), нацеленная на установление благоприятных условий для приобретения апатридами гражданства государства постоянного проживания и исключения возможностей обретения лицом статуса апатрида при экспатриации. По смыслу Конвенции дети апатридов должны приобретать гражданство по месту рождения, то есть по "праву почвы". В случае территориальных изменений Конвенция предписывает государствам предусмотреть в договорах о передаче территории гарантии от возникновения безгражданства.
Безгражданство может возникнуть: а) в случае, когда одно государство лишает лицо своего гражданства и не предоставляет ему возможность сразу приобрести гражданство другого государства; б) при утрате гражданства, если данное лицо добровольно вышло из гражданства своего государства и не приобрело гражданства в другом
государстве; в) при изменении гражданства женщины по причине вступления в брак, когда в соответствии с законодательством страны ее гражданства она при вступлении в брак с иностранцем автоматически теряет прежнее гражданство; г) в определенных случаях вследствие территориальных изменений. На лиц без гражданства полностью распространяется юрисдикция того государства, на территории которого они проживают.
Апатризм, разумеется, исключает наличие прочной политико-правовой связи лица без гражданства с государством и представляет собой отрицательное явление как для государства, так и для апатридов. Последние ограничены в определенных, прежде всего в политических, правах. К тому же они не могут претендовать на дипломатическую защиту какого-либо государства.
3. Гражданство Российской Федерации
В настоящее время в России вопросы гражданства регулируются Конституцией РФ 1993 года, Законом о гражданстве РФ 1991 года, указами Президента России, а также двусторонними международными соглашениями.
Положения Закона о гражданстве РФ, дополненные Законом от 17 июня 1993 г. и федеральными законами от 18 января 1995 г. и от 6 февраля 1996 г., а также Указом Президента РФ от 24 октября 1994 г. "О некоторых вопросах реализации Закона Российской Федерации "О гражданстве Российской Федерации"" не только регламентируют вопросы гражданства на территории России, но и направлены на то, чтобы признать гражданами России всех лиц, которые после распада СССР оказались за рубежами России, но считали и считают себя россиянами и желают получить гражданство Российской Федерации.
В преамбуле Закона о гражданстве Российской Федерации 1991 года гражданство определяется как устойчивая правовая связь человека с государством, выражающаяся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанной на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека.
Законом установлено, что каждый индивид в Российской Федерации имеет право на гражданство (ст. 1). Более того, Россия поощряет приобретение российского гражданства лицами без гражданства (ст. 7). При этом независимо от оснований, по которым приобретено российское гражданство, каждый гражданин Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности.
Законом о гражданстве РФ 1991 года определено (ст. 12), что гражданство Российской Федерации приобретается: а) в результате его признания; б) по рождению; в) в порядке регистрации; г) в результате приема в гражданство; д) в результате восстановления в гражданстве Российской Федерации; е) путем выбора гражданства (оптации) при изменении государственной принадлежности территории и по другим основаниям, предусмотренным международными договорами РФ; ж) по иным основаниям, предусмотренным Законом о гражданстве.
Рассмотрим отдельные варианты приобретения российского гражданства. Законом предусмотрен такой способ приобретения гражданства, который называется "в результате его признания". Согласно ст. 13 Закона, гражданами Российской Федерации признаются все граждане бывшего Советского Союза, постоянно проживающие на территории России надень вступления в силу данного Закона (т.е. на 6 февраля 1992 г.), если в течение одного года после этого они не заявят о своем нежелании состоять в гражданстве Российской Федерации.
В российском законодательстве применяется принцип "права крови". Статья 14 рассматриваемого Закона гласит, что ребенок, родители которого на момент его рождения состоят в гражданстве Российской Федерации, является гражданином Российской Федерации независимо от места рождения.
В Законе о гражданстве используется и принцип "права почвы". В частности, ч. 2 ст. 15 Закона устанавливает, что при различном гражданстве родителей, один из которых на момент рождения ребенка состоит в гражданстве Российской Федерации, а другой имеет иное гражданство, вопрос о гражданстве ребенка независимо от места рождения определяется письменным соглашением его родителей. В случае отсутствия такого соглашения ребенок приобретает гражданство Российской Федерации, если он родился на ее территории.
В соответствии со ст. 16 Закона находящийся на территории Российской Федерации ребенок, оба родителя которого неизвестны, является гражданином Российской Федерации.
Принцип "права почвы" реализован и в ч. 2 ст. 17 этого Закона, где определено, что ребенок, родившийся на территории Российской Федерации от лиц без гражданства, является гражданином Российской Федерации.
Новеллой для отечественного законодательства является приобретение гражданства в порядке регистрации в соответствии со ст. 18 Закона, то есть путем упрощенной процедуры. Наряду с гражданами бывшего СССР, проживающими в постсоветских республиках, в упрощенном порядке могут приобрести гражданство Российской Федерации и граждане бывшего СССР, прибывшие для проживания на территорию России после 6 февраля 1992 г. Это положение Закона действует до 31 декабря 2000 г.
В порядке регистрации приобретают гражданство Российской Федерации также, например, лица, у которых супруг либо родственник по прямой восходящей линии является гражданином России. В упрощенном порядке российское гражданство приобретают дети бывших граждан Российской Федерации, родившиеся после прекращения гражданства родителей, в течение пяти лет до достижения 18-летнего возраста.
Необходимые документы при приобретении гражданства в любых случаях на основании ст. 19 Закона представляются соответственно в органы внутренних дел на территории Российской Федерации или в ее консульские учреждения по месту проживания.
Такими документами, согласно Положению о порядке рассмотрения вопросов гражданства Российской Федерации в редакции от 23 декабря 1993 г., являются: заявление; копия свидетельства о рождении; документ или надлежащим образом оформленные свидетельские показания, подтверждающие принадлежность супруга (супруги) или родственника по прямой восходящей линии к гражданству Российской Федерации; документ, подтверждающий принадлежность родителей к гражданству Российской Федерации в прошлом.
При наличии несовершеннолетних детей в зависимости от обстоятельств, предусмотренных Законом, представляются также: копии свидетельств о браке, рождении детей, лишении родительских прав; письменное согласие заинтересованных лиц на изменение гражданства ребенка, включая согласие детей в возрасте от 14 до 18 лет.
Иностранные граждане и лица без гражданства могут приобрести гражданство России путем приема или натурализации, условием для которого является постоянное проживание на территории Российской Федерации (ст. 19 Закона). Таким образом, российский законодатель впервые ввел ценз оседлости для решения вопросов гражданства: для иностранных граждан и лиц без гражданства - всего пять лет или три года непрерывно непосредственно перед обращением с ходатайством; для беженцев, признанных таковыми российским законодательством, договорами России, указанные сроки сокращаются вдвое. При этом сроки проживания на территории Российской Федерации считаются непрерывными, если лицо выезжало за ее пределы для учебы или лечения не более чем на три месяца.
В ч. 3 ст. 19 Закона о гражданстве РФ предусматриваются обстоятельства, облегчающие прием в гражданство, то есть дающие право на сокращение, вплоть до снятия, требования о времени проживания на территории Российской Федерации. Такими обстоятельствами являются: а) состояние в гражданстве бывшего СССР; б) усыновление ребенка - гражданина России; в) наличие высоких достижений в области науки, техники и культуры, а также обладание профессией или квалификацией, представляющей интерес для Российского государства; г) наличие заслуг перед народами, объединенными в России-
скую Федерацию; д) получение убежища на территории России; е) состояние в прошлом лица или хотя бы одного из его родственников по прямой восходящей линии в российском гражданстве по рождению.
Законодатель указал и на случаи, когда ходатайства о приеме в гражданство должны быть отклонены. Это касается тех, кто выступает за насильственное изменение конституционного строя России; состоит в партиях и других организациях, деятельность которых несовместима с российскими конституционными принципами. Отклоняются также ходатайства лиц, осужденных и отбывающих наказание в виде лишения свободы за действия, преследуемые по законам Российской Федерации.
В порядке регистрации Закон в формально-юридическом плане также предусматривает восстановление в российском гражданстве.
Значителен круг лиц, восстановленных в гражданстве Российской Федерации в соответствии с ч. 2 ст. 20 Закона в связи с лишением гражданства без их свободного волеизъявления. Ранее законоположения предусматривали восстановление в российском гражданстве только лиц, лишенных гражданства в связи с выездом в Израиль, а также на основании персональных указов Президиума Верховного Совета СССР. По действующему ныне законодательству восстановленными в российском гражданстве, в частности, считаются все лица, выехавшие с территории России в разное время, лишенные или утратившие гражданство без их свободного волеизъявления.
Согласно ст. 21 Закона о гражданстве при изменении границы в порядке, определенном законодательством Российской Федерации, лица, проживающие на территории, государственная принадлежность которой изменилась, имеют право на выбор гражданства (оптацию) в порядке и в сроки, определяемые международными договорами Российской Федерации.
По ст. 22 Закона о гражданстве основаниями прекращения российского гражданства могут являться: а) выход из гражданства; б) отмена решения о приеме в гражданство; в) выбор гражданства вследствие оптации; г) по иным законным основаниям.
Прекращение гражданства Российской Федерации влечет за собой прекращение гражданства республик в составе Российской Федерации.
Рассмотрим отдельные способы выхода из российского гражданства.
Согласно ч. 1 ст. 23 Закона, выход из гражданства Российской Федерации может иметь место: а) по ходатайству гражданина; б) в порядке регистрации, если у лица, заявившего о намерении выйти из гражданства Российской Федерации, хотя бы один из родителей, супруг или ребенок имеют иное гражданство либо лицо выехало на постоянное жительство в другое государство в установленном законом порядке, при условии, что отсутствуют препятствия, предусмотренные законом. Нормативными актами России предусмотрено, что в порядке регистрации из гражданства Российской Федерации выходят также и дети до достижения ими 18-летнего возраста - по заявлению родителей, из которых один является гражданином Российской Федерации, а другой - иностранцем.
Ходатайство о выходе из гражданства России может быть отклонено, если гражданин проживает или намеревается поселиться в стране, не связанной с Российской Федерацией договорными обязательствами о правовой помощи, но либо имеет имущественные обязательства перед физическими или юридическими лицами России, либо в случае неисполнения им обязанностей перед государством, вытекающих из оснований, предусмотренных Конституцией РФ.
В соответствии с Законом о гражданстве РФ (ч. 3 ст. 23) предусмотрено, что выход из гражданства России не допускается: а) после получения повестки о призыве на срочную военную службу или альтернативную службу и до ее окончания; б) если гражданин, ходатайствующий о выходе из гражданства РФ, привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении его имеется вступивший в законную силу и подлежащий исполнению обвинительный приговор суда.
Отклонение ходатайства о выходе из гражданства Российской Федерации или в регистрации выхода из гражданства России должно быть мотивировано полномочными органами.
Разница указанных двух вариантов выхода из гражданства России состоит в сложности процесса. По ходатайству решение принимается Президентом РФ, по заявлению о выходе в порядке регистрации - компетентными органами системы МВД или МИД РФ.
Российский Закон предусмотрел впервые и такой способ прекращения гражданства, как отмена решения о приеме в гражданство РФ. Он применяется в отношении лица, которое приобрело гражданство РФ на основании заведомо ложных сведений и фальшивых документов. Факт их представления устанавливается в судебном порядке. Отмена решения о приеме в гражданство не освобождает лицо от ответственности.
Однако Закон определяет, что отмена решения о приеме в российское гражданство не распространяется на супруга (супругу) и детей "обманщика", приобретающих гражданство России вместе с ним, если не будет доказана их осведомленность, что гражданство РФ было приобретено незаконным путем. Отмена решения о приеме в гражданство России возможна в течение пяти лет после приема.
В Законе о гражданстве РФ в соответствии с положениями Конституции РФ четко решен вопрос и о двойном гражданстве. Согласно, в частности, ст. 62 Основного Закона России гражданин России может иметь одновременно гражданство иностранного государства
(двойное гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Данное конституционное положение закреплено в ст. 3 Закона о гражданстве Российской Федерации. На этот счет уже имеется определенная практика, хотя она находится в стадии становления. Так, 23 декабря 1993 г. между Российской Федерацией и Туркменистаном подписано Соглашение об урегулировании вопросов двойного гражданства. Они согласились с тем, что каждая из сторон признает за своими гражданами право приобрести, не утрачивая ее гражданства, гражданство другой стороны. Такое приобретение осуществляется на основе свободного волеизъявления гражданина на условиях и в порядке, установленных законодательством каждой из сторон. Некоторые положения этого Соглашения имеют "обратную силу". Его ст. 2 гласит: "Граждане одной Стороны, которые до вступления в силу настоящего Соглашения получили по их просьбе гражданство другой Стороны без утраты прежнего гражданства, сохраняют гражданство обеих Сторон".
Лицо, состоящее в гражданстве обеих сторон, в полном объеме пользуется правами и свободами, а также несет обязанности гражданина той стороны, на территории которой оно постоянно проживает. Лица с двойным гражданством, согласно Соглашению, проходят обязательную военную службу в той стране, на территории которой они постоянно проживают на момент призыва. Прошедшие таким образом обязательную военную службу освобождаются от призыва на военную службу в другой стране.
Соглашение также предусмотрело, что лица с двойным гражданством вправе пользоваться защитой и покровительством каждой из сторон. При этом таковые для данной категории лиц в третьем государстве осуществляются стороной, на территории которой они постоянно проживают. По просьбе этих лиц защита и покровительство могут производиться и другой стороной, гражданство которой они также имеют.
Аналогичное соглашение заключено 7 сентября 1995 г. между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан.
4. Правовое положение иностранцев
Иностранец - это лицо, которое не имеет гражданства государства пребывания и состоит в гражданстве другого государства.
Иногда в международно-правовых и внутригосударственных актах используются термины "иностранцы" и "иностранные граждане".
Международно-правовые акты, так или иначе затрагивающие правовое положение иностранцев, не содержат определения понятия
"иностранец". В начале 70-х годов в процессе разработки проекта Декларации о правовом положении лиц, не являющихся гражданами государства пребывания, появилось понятие "негражданин", которое впоследствии было заменено понятием "иностранец".
Из этого следует, что понятие "иностранец" может быть применено в широком и узком смыслах. В первом случае к "иностранцам" относятся все те лица, которые не являются гражданами государства пребывания, во втором -лица, находящиеся на территории страны, но имеющие гражданство другого государства.
В ст. 1 Закона о правовом положении иностранных граждан на территории СССР 1981 года (действует в России в части, не противоречащей Конституции РФ и законодательству страны) установлено, что "иностранными гражданами в СССР признаются лица, не являющиеся гражданами СССР и имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иностранного государства". В законодательстве ряда других государств термин "иностранец" чаще всего употребляется в широком смысле, то есть в эту группу по меньшей мере объединены иностранные граждане и лица без гражданства.
Правовой статус иностранцев представляет собой совокупность их прав, свобод и обязанностей в государстве пребывания, гарантированных этим государством с учетом международно-правовых стандартов в области прав человека. Между иностранцем и страной его пребывания устанавливается как бы временная правовая связь, которая может быть прервана самим иностранцем или органами власти данной страны в любое время.
Правовое положение иностранцев определяется рядом специальных международных принципов.
Принцип распространения на иностранцев юрисдикции государства пребывания заключается в том, что государство, реализуя на своей территории суверенные права, устанавливает определенный правопорядок, соблюдать который обязаны все физические лица, находящиеся на его территории. Иностранцы не исключение. Так, в соответствии со ст. 13 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года "иностранец, законно находящийся на территории какого-либо из участвующих в настоящем Пакте государств, может быть выслан во исполнение решения в соответствии с законом..."
Принцип недискриминации базируется прежде всего на традиционном понятии недискриминации по признакам расы, национальности, цвета кожи, вероисповедания, языка, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения и т.д.
В конституциях и других правовых актах государств принцип недискриминации находит отражение в различных формах. На основе взаимности государство может предоставить гражданам некоторых других государств дополнительные права. Например, в п. 3 ст. 15
Конституции Португалии указано, что "граждане португалоязычных стран могут обладать по международному соглашению или на взаимной основе правами, которыми не пользуются иностранцы, за исключением службы на ключевых постах органов власти.., службы в вооруженных силах, дипломатической службы".
Принцип наличия обязательств в отношении государства пребывания исходит из того, что нахождение иностранца под юрисдикцией какого-либо государства не освобождает его от обязательств в отношении этого государства. На это указано в ст. 2 Конвенции о статусе беженцев и ст. 2 Конвенции о статусе апатридов.
Принцип защиты иностранца государством его гражданства, или домицилия, означает, что иностранцы, находящиеся на территории какого-либо государства, обладают возможностью при необходимости воспользоваться защитой со стороны государства их гражданства, или домицилия. Во Всеобщей декларации прав человека отмечается, что все лица имеют равные права на равную защиту от любой дискриминации (ст. 7).
Осуществление дипломатической защиты прав человека за границей является правом государства его гражданства, или домицилия. Дипломатическая защита - это защита, которую государство через органы внешних сношений вправе оказать своему гражданину, находящемуся за границей, в случае нарушения или попыток нарушения его прав. Предметом дипломатической защиты являются все права человека, которые нарушены властями другого государства вопреки его обязательствам в отношении иностранцев.
Статья 5 Закона о гражданстве Российской Федерации говорит о том, что государственные органы России, дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, их должностные лица обязаны содействовать тому, чтобы гражданам Российской Федерации была обеспечена возможность в полном объеме пользоваться всеми правами, установленными законодательством государства их пребывания, международными договорами России, международными обычаями, защищать их права и законные интересы, а при необходимости принимать меры для восстановления нарушенных прав граждан Российской Федерации.
Таким образом, Россия, осуществляя защиту своих граждан за рубежом, ограничена рамками местного законодательства. Ее граждане могут пользоваться правами и выполнять обязанности, вытекающие из их российского гражданства (т.е. предусмотренные российским законодательством), лишь в той мере, в какой это допускается государством пребывания, не противоречит его суверенитету и безопасности.
Принцип защиты прав и интересов иностранца государством пребывания реализован в Международном пакте о гражданских и политических правах, который обязывает каждое государство не
только уважать, но и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам закрепленные в этом документе права (п. 1 ст. 21). Под понятие "все лица", естественно, подпадают и иностранцы.
Законы ряда государств содержат положения о том, что государство принимает на себя обязательства по защите находящихся на его территории иностранцев. Так, в Законе "О правовом положении иностранных граждан в СССР" прямо указывается: "Иностранные граждане в СССР имеют право на обращение в суд и иные государственные органы для защиты принадлежащих им личных имущественных и неимущественных прав" (ст. 21).
Мировая практика свидетельствует о том, что государства в своем внутреннем законодательстве и международных договорах предусматривают в том или ином сочетании самые различные режимы иностранцев в стране пребывания: взаимности, "открытых дверей", идентичности, национальный, наибольшего благоприятствования, преференциальный и др.
Наиболее распространенными являются три вида правового режима иностранцев: национальный, наибольшего благоприятствования и специальный.
Национальный режим означает предоставление иностранцам прав и свобод наравне с гражданами данного государства.
При этом национальный режим не означает и не может означать полного приравнивания иностранцев к гражданам государства пребывания, без некоторых изъятий. Как правило, государства оговаривают особое положение иностранцев при уравнивании их в правах с собственными гражданами.
Так, в Преамбуле Договора между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан, и граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, от 20 января 1995 г. говорится о максимальном приближении правового режима тех и других граждан к максимально близкому статусу граждан договаривающихся сторон. В то же время в ст. 4 Договора указаны изъятия, когда гражданин Стороны, постоянно проживающий в другой Стороне, не пользуется в стране проживания следующими правами и свободами:
а) избирать и быть избранным на высшие государственные должности и в представительные органы власти;
б) участвовать во всенародном голосовании (общегосударственном референдуме), проводимом Стороной проживания;
в) занимать должности на дипломатической службе, в органах безопасности и в органах внутренних дел;
г) занимать должности в центральных органах исполнительной власти и др.
Национальный режим определяется межгосударственными договорными нормами, но прежде всего внутригосударственным законодательством.
Режим наибольшего благоприятствования рассматривается как предоставление иностранным гражданам таких прав и свобод, какими пользуются или будут пользоваться граждане любого третьего государства. Природа этого режима исключительно договорная.
Традиционной также считается и такая разновидность правового режима иностранцев, как специальный режим, предусматривающий предоставление иностранцам на основе национального законодательства или международного договора специальных прав. Этот режим отличается предоставлением определенных привилегий и преимуществ, как правило, в отношениях с соседними странами, например в области приграничного общения населения. Кроме того, особыми привилегиями могут пользоваться военнослужащие воинских частей и подразделений, расквартированных на территории иностранных государств.
5. Правовое положение беженцев, вынужденных переселенцев и перемещенных лиц
Проблема беженцев существует давно, но в XX веке она стала приобретать столь массовый характер, что международное сообщество было вынуждено приступить к поиску ее решения. Первые международно-правовые акты, посвященные проблеме беженцев, были заключены уже в 20-е годы нашего столетия.
После Второй мировой войны в рамках ООН для решения проблемы беженцев в качестве вспомогательного органа Генеральной Ассамблеи ООН было учреждено Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Его функции заключаются в обеспечении международной защиты беженцев и нахождении окончательного или долгосрочного решения их проблем посредством добровольной репатриации или ассимиляции в других государствах.
Под мандатом или под защитой УВКБ ООН находятся любые лица, которые в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства или политических убеждений находятся вне страны своей гражданской принадлежности и не могут пользоваться защитой правительства этой страны или не желают пользоваться такой защитой либо вследствие таких опасностей, либо по причинам, не связанным с соображениями личного удобства.
В последующем к этому определению вводились дополнительные критерии с целью приспособить мандат УВКБ ООН к изменяющемуся характеру причин увеличения потока беженцев. Это, например, касалось беженцев, являющихся жертвами не только преследований, но и вооруженных конфликтов и массовых нарушений прав человека. Поэтому в практике появился термин "лица, нуждающиеся в международной помощи".
В настоящее время существует несколько категорий беженцев. Категория беженцев, входящая в компетенцию УВКБ ООН, получила название "мандатные" беженцы. Этот термин применяется к лицам, которые рассматриваются УВКБ ООН в качестве беженцев в соответствии с Уставом этой организации. "Мандатные" беженцы могут получать помощь непосредственно от УВКБ ООН в результате проводимых ею программ оказания помощи. "Конвенционные" беженцы пользуются правами и льготами, предоставляемыми государством убежища в соответствии с Конвенцией 1951 года и Протоколом 1967 года.
Конвенция о статусе беженцев 1951 года (вступила в силу 22 апреля 1954 г.) - это международный договор, разработанный одновременно с созданием УВКБ ООН. Он является основным универсальным соглашением между государствами по проблеме беженцев, а также правовым фундаментом международной системы защиты беженцев. Конвенция содержит общее определение понятия "беженец", не привязанное к определенным национальным группам. Согласно ст. 1 Конвенции, беженец - это лицо, находящееся вне страны гражданской принадлежности в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений и которое не может или не желает пользоваться защитой этой страны или вернуться в нее вследствие опасений стать жертвой преследований; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений.
Одно из важных положений, заложенных в Конвенции, заключается в утверждении принципа невысылки, в соответствии с которым любое лицо, ищущее убежище, не может быть насильно возвращено в государство, где может подвергнуться преследованиям. Конвенция определяет правовой статус беженца, решает вопросы социального и медицинского обеспечения и ряд других.
В то же время в Конвенции содержится ряд ограничений временного и географического характера, не позволяющих на современном этапе охватить всех беженцев, нуждающихся в правовой и политической защите.
В 1967 году вступил в силу Протокол, касающийся статуса беженцев. Он отменил ограничение действия Конвенции 1951 года во вре-
мени и пространстве. Конвенция стала носить универсальный характер. По состоянию на 1 января 1999 г. около 140 государств являются участниками Конвенции или Протокола. Россия присоединилась к Конвенции и Протоколу 2 февраля 1993 г.
Личный статус беженца определяется законами страны его домицилия, а в случае его отсутствия - законами страны его пребывания. Конвенция о статусе беженцев подробно регулирует следующие вопросы: право беженца в отношении собственности, авторские и промышленные права, вопросы трудоустройства, социального и медицинского обеспечения и др. В отношении некоторых прав беженцы пользуются национальным режимом (право на обращение в суд, авторские права, образование и т.д.), а в отношении других прав (право собственности, право ассоциаций, работа по найму и др.) - режимом не менее благоприятным, чем тот, которым при тех же обстоятельствах обычно пользуются иностранные граждане.
Конвенция о статусе беженцев 1951 года содержит положение о том, что государства-участники будут "по возможности облегчать ассимиляцию и натурализацию беженцев". Одним из способов этого является предоставление им гражданства государства убежища. Например, в России Законом РФ "О гражданстве Российской Федерации" 1991 года предусмотрено, что обычным условием приема в гражданство является ценз оседлости в пять лет всего или три года перед обращением с ходатайством. Для беженцев существуют льготы - эти сроки сокращены вдвое (ст. 19).
Отдельную категорию беженцев составляют палестинские беженцы. После арабо-израильской войны 1948 года 3,5 млн. палестинцев оказались за пределами Палестины. Для решения их проблем ООН учредила Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР). В результате палестинские беженцы не подпадают под действие мандата УВКБ ООН, Конвенции о статусе беженцев 1951 года и Протокола к ней.
Существует также ряд международных договоров по проблеме беженцев регионального характера (например, Конвенция по конкретным аспектам проблем беженцев в Африке 1969 г.), на основе которых создаются международные органы как временного, так и постоянного характера. Важно отметить, что в этих документах понятию "беженец" часто придается более расширительное толкование, чем в Конвенции 1951 года, Протоколе 1967 года и Уставе УВКБ ООН.
В России приняты два закона, регулирующих правовое положение беженцев, - Федеральный закон РФ "О беженцах" от 19 февраля 1993 г. с изменениями и дополнениями от 28 июня 1997 г. и 21 июля 1998 г. и Федеральный закон РФ "О вынужденных переселенцах" от 19 февраля 1993 г. с изменениями и дополнениями от 20 декабря 1995 г.
Определение понятия "беженец", сформулированное законом, идентично определению Конвенции 1951 года. Беженцем не может признаваться любое лицо, совершившее преступление против мира, человечности или другое умышленное уголовное преступление. Закон подробно регламентирует процедуру признания за лицом, ищущим убежище, статуса беженца; правовой статус беженца; регулирует вопросы международного сотрудничества в данной области; устанавливает систему государственных органов (в России проблемой беженцев занимается Федеральная миграционная служба России), обеспечивающих выполнение положений закона и т.д.
Вынужденный переселенец - правовая новелла в международном праве. В соответствии со ст. 1 Закона РФ "О вынужденных переселенцах", - это гражданин РФ, покинувший место жительства вследствие совершенного в отношении него или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка. Помимо граждан РФ вынужденными переселенцами могут быть признаны граждане РФ, вынужденные покинуть место жительства на территории иностранного государства, на территории одного субъекта России и прибывшие на территорию другого субъекта РФ; иностранцы или лица без гражданства, постоянно проживающие на территории РФ и изменившие место жительства в пределах территории РФ на основании вышеперечисленных причин, а также граждане бывшего СССР, постоянно проживавшие на территории одной из республик бывшего СССР, получившие статус беженца в России и утратившие этот статус в связи с приобретением гражданства РФ, при наличии обстоятельств, препятствовавших им в период действия статуса беженца в обустройстве на территории России.
В связи с тем что проблема беженцев и вынужденных переселенцев охватила все пространство бывшего СССР, важное место в ее решении занимает международное сотрудничество стран - участниц СНГ. Для координации действий в этой области 24 сентября 1993 г. в Москве было подписано Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам, дополненное 10 февраля 1995 г.
Россия тесно сотрудничает с УВКБ ООН и Международной организацией по миграции (MOM). В 1992 году между УВКБ ООН и Россией было подписано Соглашение об учреждении Бюро регионального представителя Верховного комиссара ООН по делам беженцев, которое имеет право регистрировать беженцев и выдавать
им соответствующие документы. Аналогичное Соглашение о сотрудничестве заключено с MOM в 1992 году.
Одной из категорий граждан, пользовавшихся правовой защитой после окончания Второй мировой войны, являлись перемещенные лица.
Перемещенные лица - это лица, насильственно вывезенные во время Второй мировой войны с оккупированных немецкими войсками и их союзниками территорий для использования в качестве рабочей силы. После окончания войны вопросами возвращения перемещенных лиц в страну их постоянного местожительства занималась созданная в 1946 году Международная организация по делам беженцев. Советский Союз заключил ряд международных соглашений о репатриации своих граждан, насильственно перемещенных в ходе войны.
В современных международно-правовых документах термин "перемещенные лица" не используется, хотя в практике УВКБ ООН и других международных организаций, занимающихся проблемой миграции, встречаются термины "лица, перемещенные за пределы страны" и "лица, перемещенные внутри страны".
В последние десятилетия международное сообщество сталкивается с фактами перемещения населения, получившими название "массовый исход", или "массовый приток", населения, характеризующийся перемещением населения с территории одного государства на территорию другого государства в силу определенных обстоятельств.
6. Право убежища
Становление института права убежища, как и ряда других институтов по правам человека, было непростым и долгим.
Одна из первых попыток унификации норм об убежище была предпринята Институтом международного права в 1950 году, принявшим резолюцию "Убежище в международном публичном праве". В ней право убежища было определено следующим образом: "Убежище означает покровительство, которое государство предоставляет на своей территории или в каком-либо другом месте, находящемся под контролем его определенных органов, лицу, которое ищет его". Определение исходило из существования двух форм убежища: а) территориального - предоставление государством иностранному гражданину убежища на своей территории и б) дипломатического - предоставление убежища отдельным лицам на территории дипломатического или консульского представительства иностранного государства, в большинстве случаев - гражданам стран пребывания посольства или консульства.
Дальнейшее рассмотрение вопросов права убежища шло в рамках Организации Объединенных Наций. Положения об этом институте
были включены, в частности, во Всеобщую декларацию прав человека 1948 года и Декларацию о территориальном убежище 1967 года. В этих документах сказано, что любое лицо имеет право искать убежище от преследования в других странах и пользоваться убежищем, за исключением иностранцев, преследуемых за уголовные преступления, противоречащие целям ООН (ст. 14 Всеобщей декларации прав человека). Право убежища было зафиксировано также для борцов против колониализма (ст. 1 Декларации 1967 г.).
Между тем в указанных статьях этих же документов говорится о том, что нельзя признать обоснованным предоставление убежища лицам, которые предают интересы своего народа, преследуют свои узкокорыстные интересы, нарушают принципы Устава ООН.
Общепризнанно, что право убежища является институтом, основанным на государственном суверенитете, и носит исключительно политический характер. Кроме того, характерным признаком права убежища является наличие в каждом конкретном случае заявления (просьбы, прошения) со стороны заинтересованного лица о предоставлении политического убежища.
Один из основных вопросов данного правового института - вопрос о круге лиц, которым может быть предоставлено убежище.
По сложившейся внутригосударственной практике законоположения о праве убежища включаются в конституционные акты государств с указанием категорий лиц, которые могут претендовать на приобретение указанного права. На государстве, предоставившем убежище лицу на своей территории, лежит обязанность в обеспечении гарантии безопасности этого лица, в невыдаче и невысылке его в страну, где оно может подвергнуться преследованию, и в предоставлении ему основных прав и свобод. Различие между выдачей и высылкой заключается в следующем:
1) высылка является административно-правовым актом, а выдача является актом правовой помощи;
2) высылка представляет собой внутригосударственный институт, в то время как выдача является институтом международно-правовым;
3) высылка производится по инициативе государства, на территории которого находится лицо, а выдача - лишь при условии наличия требования о выдаче.
Следует подчеркнуть, что право убежища как международно-правовой институт является правом государства, а не правом того или иного физического лица. Более того, исходя из норм международного права, не существует обязанности государств предоставлять убежище даже определенным категориям лиц в бесспорном порядке. В равной мере во внутригосударственных правовых нормах ни одного из государств не содержится положение о том, что граждане того или иного государства имеют право просить убежища у другого государства. Индивид, обратившийся с просьбой к иностранному государству о
предоставлении убежища, совершает неправомерные действия по внутреннему законодательству его государства. Такая просьба представляет собой попытку выйти из-под юрисдикции своего государства противоправным способом.
В национальном законодательстве различных государств об убежище общим основанием для его предоставления является тот или иной вид преследования лица у себя на родине по политическим мотивам.
Считается общепризнанным, что убежище не может быть предоставлено:
1) лицам, совершившим международные преступления (военным преступникам и др.);
2) уголовным преступникам, совершившим преступления международного характера, выдача которых предусмотрена многосторонними международно-правовыми документами (например, угон самолетов, незаконное распространение наркотических веществ и психотропных препаратов и др.);
3) уголовным преступникам, выдача которых предусмотрена двусторонними или многосторонними договорами государств о выдаче;
4) лицам, совершившим деяния, противоречащие целям и принципам ООН.
В случае неправомерного предоставления убежища государство гражданства вправе требовать выдачи лица, получившего таковое, а государство убежища обязано выдать его.
Большинство стран считает неприемлемым и неправомерным институт дипломатического убежища (оно признается лишь в странах Латинской Америки). Однако в практике государств имеют место случаи, когда убежище предоставляется не только на территории государства как таковой, но и в зданиях дипломатических представительств и консульств, на бортах военных кораблей и воздушных судов, на территориях военных баз и пр. Именно такие случаи именуются дипломатическим убежищем. Правомерность предоставления его, в частности, в дипломатических резиденциях объясняется их иммунитетом. Однако это противоречит п. 3 ст. 41 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, которая установила, что "помещения представительств не должны использоваться в целях, несовместимых с функциями представительства, предусмотренными настоящей Конвенцией или другими нормами общего международного права, или же какими-либо специальными соглашениями, действующими между аккредитующим государством и государством пребывания". Если дипломатические представительства, которым адресована вышеуказанная норма, переступают запрет, то в данном случае речь идет о злоупотреблении дипломатическим иммунитетом, о вмешательстве во внутренние дела государства пребывания.
Национальное законодательство и практика предоставления убежища государствами разнообразны. Это предопределяется полити-
кой каждого государства, его международно-правовой позицией, отношениями с другими странами. Так, в США и Великобритании регулирование вопросов убежища составляет часть иммиграционного законодательства.
В США понятия политического убежища, приостановки депортации (невысылки) иностранца из страны и статуса беженца достаточно близки по своему содержанию, поскольку позволяют иностранцам въехать или остаться в Соединенных Штатах и тем самым избежать преследований в своей стране.
Различия между этими понятиями определяются географическим местом обращения за покровительством американских властей, доказательствами угрозы преследований в стране, откуда прибыл иностранец, которые необходимо представить, а также объемом полномочий Генерального прокурора в принятии решения по делу.
Для того чтобы просить политическое убежище в США, иностранец должен подпадать под определение беженца в соответствии с его международно-правовым понятием. При этом иностранец должен находиться в США либо в пункте въезда в эту страну. За предоставлением убежища нельзя обращаться в американские посольства и консульства. С другой стороны, ходатайствовать о предоставлении убежища имеют право лица, находящиеся на территории США как на законном основании, так и въехавшие нелегально.
В дополнение к ограничениям, существующим на предоставление статуса беженца, в убежище будет отказано лицу, в отношении которого есть веские основания считать, что до прибытия в США оно совершило серьезное преступление неполитического характера, а также существуют обоснованные подозрения считать это лицо представляющим угрозу безопасности Соединенным Штатам.
Законодательство Франции для оформления заявления о предоставлении политического убежища требует его передачи во Французское управление по защите беженцев и апатридов (ОФПРА) с приложением национального паспорта (или иного документа, удостоверяющего личность). В заявлении должны быть изложены причины, побудившие иностранца покинуть свою страну, факты преследования (в том числе своих близких) и др.
Характерно, что французская практика отказывает в предоставлении убежища лицам, покинувшим свою страну вследствие гражданской войны. Убежище предоставляется сначала на три года и затем продлевается на пятилетние периоды. При этом национальное гражданство не утрачивается.
Законодательство Австрии гораздо сложнее. Оно предусматривает, что ходатайство иностранца о предоставлении убежища будет рассматриваться еще на границе, для чего в пограничных зонах созданы специальные пункты для беженцев. Здесь же они проходят проверки иммиграционных властей.
Кроме того, в течение нескольких последних лет Австрия подписала со многими странами, в том числе и с Россией, протоколы о том, что авиабилеты на рейсы в Вену должны выдаваться за рубежом лишь тем лицам, которые располагают австрийской визой.
В Конституции Российской Федерации указано, что Президент РФ решает вопросы гражданства и предоставления политического убежища.
Россия предоставляет политическое убежище лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного местожительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, которые не противоречат демократическим принципам, признанным мировым сообществом, нормам международного права и по другим причинам.
Политическое убежище в Российской Федерации не предоставляется, если:
лицо преследуется за действия (бездействие), признаваемые в России преступлением, или виновно в совершении действий, противоречащих целям и принципам ООН;
лицо прибыло из третьей страны, где ему не грозило преследование и по другим мотивам.
Индивид, желающий получить политическое убежище на территории Российской Федерации, должен лично обратиться в территориальный орган Федеральной миграционной службы России по месту своего пребывания с письменным ходатайством, которое при наличии достаточных оснований для его рассмотрения направляется в Федеральную миграционную службу России. Последняя решает вопрос о предоставлении политического убежища в соответствии с Положением о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 21 июля 1997 г.
7. Правовое положение трудящихся-мигрантов
Огромное количество людей перемещается из одного государства в другое в поисках работы. Данная категория лиц в международном праве определена понятием "трудящиеся-мигранты".
Важное место в регулировании правового статуса трудящихся-мигрантов занимают соглашения, заключенные под эгидой Международной организации труда. Среди первых международных соглашений, касающихся трудящихся-мигрантов, необходимо отметить действующую Конвенцию МОТ № 97 о трудящихся-мигрантах 1949 года Статья 11 данной Конвенции содержит определение понятия "тру-
дящийся-мигрант". Оно означает лицо, которое мигрирует из одной страны в другую с намерением получить работу иначе, чем за собственный счет, и включает всякое лицо, допускаемое в соответствии с законом в качестве трудящегося-мигранта. Положения Конвенции не применяются к пограничным работникам, въехавшим на короткий срок лицам свободных профессий и артистам, а также к морякам.
Конвенция предусматривает обязательство ратифицировавших ее государств - членов МОТ предоставлять без дискриминации по признаку национальности, расы, религии или пола иммигрантам, законно пребывающим на их территории, режим не менее благоприятный, чем тот, которым пользуются его граждане, в отношении заработной платы, других условий труда, принадлежности к профсоюзам, жилищных условий, социального обеспечения, налогов и судопроизводства.
В 1962 году была принята Конвенция МОТ № 118 о равноправии граждан страны, иностранцев и лиц без гражданства в области социального обеспечения. Положения Конвенции направлены на предоставление на территории каждого государства - члена МОТ, в отношении которого Конвенция находится в силе, гражданам любого другого государства - члена МОТ, для которого положения Конвенции также имеют силу, одинаковых прав со своими гражданами как в отношении распространения на них законодательства, так и в отношении права на социальные пособия.
Конвенция МОТ № 143 о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении трудящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения 1975 года в ст. 1 предусматривает, что каждое государство - член МОТ, для которого Конвенция находится в силе, обязуется соблюдать основные права всех трудящихся-мигрантов. Однако Конвенция не содержит перечня этих основных прав. Раздел II Конвенции "Равенство возможностей и обращения" предусматривает обязанность государств - участников Конвенции разработать и осуществлять национальную политику, направленную на содействие и гарантию равенства возможностей и обращения в отношении труда и занятий, социального обеспечения, профсоюзных и культурных прав, индивидуальных и культурных свобод для лиц, находящихся на законных основаниях на их территории в качестве трудящихся-мигрантов или членов их семей.
Помимо вышеперечисленных документов МОТ разработала ряд рекомендаций, среди которых необходимо отметить Рекомендацию МОТ № 86 о трудящихся-мигрантах 1949 года и Рекомендацию МОТ № 151 о трудящихся-мигрантах 1975 года.
Первый документ содержит предложение государствам - членам МОТ развивать и использовать все возможности найма и способствовать с этой целью распределению в международном масштабе рабо-
чей силы и в особенности ее перемещению из стран, изобилующих ею, в страны, где в ней наблюдается недостаток. В приложении к Рекомендации МОТ № 86 содержится Типовой договор о временной и постоянной миграции трудящихся, включая миграцию беженцев и перемещенных лиц, который может быть заключен между государствами на дву- и/или многосторонней основе.
Второй документ рассматривает следующие вопросы: равенство возможностей и обращения трудящихся-мигрантов и членов их семей и граждан государства работы по найму; социальная политика государства работы по найму, которая, в частности, должна быть направлена на воссоединение семей трудящихся-мигрантов, охрану здоровья, свободный доступ данной категории лиц к социальным службам; занятость и проживание.
Среди региональных соглашений, посвященных проблеме трудящихся-мигрантов, следует отметить действующую Европейскую конвенцию о правовом статусе трудящихся-мигрантов 1979 года, принятую в рамках деятельности Совета Европы. Она содержит определение понятия "трудящийся-мигрант", отличное от определений, содержащихся в предыдущих международных соглашениях. В соответствии со ст. 1 Конвенции, "трудящийся-мигрант" означает гражданина государства - участника Конвенции, которому разрешено другим государством проживать на его территории для выполнения оплачиваемой работы. Конвенция регулирует вопросы въезда, передвижения трудящегося-мигранта, условий работы и трудоустройства, жилища, налогообложения и др.
Центральное место среди международных соглашений, касающихся трудящихся-мигрантов и членов их семей, занимает Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, подписанная 18 декабря 1990 г. в Нью-Йорке. Конвенция была разработана с целью обеспечить всеобъемлющую правовую защиту трудящихся-мигрантов и членов их семей, установив основные нормы в Конвенции, которая могла бы иметь универсальный характер. К сожалению, Конвенция до сих пор не вступила в силу, не набрав 20 необходимых ратификаций (по состоянию на 31 декабря 1997 г. ее ратифицировали 9 государств).
В соответствии с п. 1 ст. 1 Конвенции ее положения применяются ко всем трудящимся-мигрантам и членам их семей без какого бы то ни было различия по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии или убеждений, политических или иных взглядов, национального, этнического или социального происхождения, гражданства, возраста, экономического, имущественного, семейного и сословного положения или по любому другому признаку.
Конвенция применяется в течение всего процесса миграции трудящихся-мигрантов и членов их семей, который включает подготовку
к миграции, выезд, транзит и весь период пребывания в государстве работы по найму, а также возвращения в государство происхождения или государство обычного проживания.
Статья 2 Конвенции определяет "трудящегося-мигранта" как лицо, которое будет заниматься, занимается или занималось оплачиваемой работой в государстве, гражданином которого оно не является. Кроме общего понятия трудящегося-мигранта Конвенция содержит перечень подкатегорий данной категории лиц: приграничный трудящийся, сезонный трудящийся, моряк, трудящийся на проекте, трудящийся целевого найма, трудящийся, работающий не по найму, и др.
Положения Конвенции не применяются к следующим категориям лиц: 1) служащим международных организаций; 2) лицам, нанятым государством вне его территории, для выполнения официальных функций (правовое положение данных категорий лиц регулируется общим международным правом или конкретными международными соглашениями); 3) лицам, направленным или нанятым государством или от его имени вне его территории и участвующим в осуществлении различных программ сотрудничества нанявшего их государства (их статус определяется соглашением с государством работы по найму); 4) инвесторам, проживающим не в государстве своего происхождения; 5) беженцам и апатридам; 6) учащимся и стажерам; 7) морякам и трудящимся, занятым на стационарной прибрежной установке, не имеющим разрешения на пребывание и работу в государстве работы по найму.
Конвенция обязывает государства-участники уважать и обеспечивать права трудящихся-мигрантов и членов их семей на основе принципа недискриминации в отношении этих прав. Часть III Конвенции ("Права человека всех трудящихся-мигрантов и членов их семей") подробно регламентирует и предоставляет правовые гарантии защиты политических, гражданских, экономических, социальных и культурных прав данной категории граждан.
Положения Конвенции, касающиеся прав и свобод трудящихся-мигрантов и членов их семей, полностью соответствуют положениям, зафиксированным во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года и других универсальных международных соглашениях по правам человека. Статья 24 Конвенции гласит, что каждый трудящийся-мигрант и любой член его семьи повсюду имеют право на признание своей правосубъектности.
В отношении большей части прав и свобод трудящимся-мигрантам и членам их семей предоставляется национальный режим. Отклонение от принципа равного обращения с гражданами государства, работы по найму, в частности в отношении договора найма, является
незаконным. Поэтому государства - участники Конвенции принимают все надлежащие меры для обеспечения того, чтобы трудящиеся-мигранты и члены их семей не лишались никаких прав, вытекающих из этого принципа, в силу какого-либо отклонения в статусе их пребывания или занятости.
Часть IV Конвенции посвящена дополнительным правам трудящихся-мигрантов и членов их семей, которые имеют документы или постоянный статус в государстве работы по найму. В частности, им предоставляется право быть полностью информированными о всех условиях въезда, пребывания, работы по найму; право свободного передвижения по территории государства, работы по найму и свобода выбора местожительства в нем; право на создание ассоциаций и профсоюзов с целью защиты своих интересов и др. Важно отметить, что по сравнению с предыдущими соглашениями Конвенция очень подробно регламентирует права трудящихся-мигрантов и членов их семей, а также уделяет большое внимание вопросам международного сотрудничества государств в этой сфере.
В Конвенции впервые предусмотрен механизм контроля. В момент вступления Конвенции в силу для целей наблюдения за ее применением должен быть учрежден Комитет по защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей, который состоит из 10, а после вступления Конвенции в силу для ее 41-го государства-участника - из 14 экспертов, избираемых тайным голосованием государствами - участниками Конвенции с учетом справедливого географического представительства как государств происхождения трудящихся-мигрантов, так и государств работы по найму. Эксперты избираются сроком на четыре года и выполняют свои функции в личном качестве. В функции Комитета входит: а) рассмотрение докладов, представляемых государствами -участниками Конвенции; б) разработка рекомендаций; в) ежегодное представление докладов Генеральной Ассамблее ООН о выполнении положений Конвенции; г) принятие собственных Правил процедуры, д) проведение ежегодных заседаний и др.
Государство - участник Конвенции может в любое время заявить, что оно признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения о том, что другое государство-участник не выполняет своих обязательств в соответствии с Конвенцией. Такие сообщения могут приниматься и рассматриваться лишь в случае представления их государством - участником Конвенции, сделавшим заявление о признании в отношении себя компетенции Комитета.
Международная конвенция о защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 года не снимает и не решает всех вопросов, существующих в сфере защиты прав такой категории лиц, как трудящиеся-мигранты.
Контрольные вопросы
1. Дайте определение понятия населения и общую оценку норм права, регламентирующих его положения.
2. Какая группа вопросов, связанных с положением населения, регулируется международно-правовыми нормами?
3. Что понимается под гражданством?
4. Каков порядок приобретения гражданства?
5. В каких случаях индивид может утратить гражданство ?
6. Что понимается под двойным гражданством, и допустимо ли оно по российскому законодательству?
7. Что такое безгражданство, и допустимо ли оно с точки зрения международного права?
8. Определите понятие политического убежища.
9. Каков международно-правовой статус беженцев?
10. Каковы права трудящихся-мигрантов?
Литература
Актуальные проблемы гражданства. - М., 1995.
Галенская Л.Н. Правовое положение иностранцев в СССР. - М, 1982.
Галенская Л.Н. Право убежища. Международно-правовые вопросы. - М., 1968.
Потапов В.И. Беженцы и международное право. - М., 1986.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996. - Разд. VI; Т. 2. - Разд. XIV.
Сборник законодательных актов государств СНГ и Балтии по вопросам миграции, гражданства и связанным с ними аспектам. - М., 1996.
Глава 7. Право международных договоров
1. Понятие права международных договоров, его источники и субъекты
Государства с древних времен определяли свои права и обязанности путем заключения договоров. В результате длительной истории применения договоров в качестве регулятора международных отношений выработались определенные международно-правовые нормы, устанавливающие порядок заключения, действия, действительности, толкования и прекращения действия договоров. Эти нормы в своей совокупности и составили особую отрасль международного права - право международных договоров.
До недавнего времени такие нормы носили обычно-правовой характер. В 1968-1969 годах в Вене состоялась конференция, созванная в целях кодификации и прогрессивного развития права международных договоров. Результатом конференции явилась Венская конвенция о праве международных договоров (далее - Венская конвенция 1969 г.), которая вступила в силу в 1980 году. Конвенция регулирует отношения, касающиеся межгосударственных договоров. Между тем характерной особенностью XX столетия является то, что в международных отношениях активное участие в качестве субъектов международного права принимают межгосударственные организации. Это, в свою очередь, вызвало появление большого числа договоров с участием названных организаций. Особенности, присущие межгосударственным организациям как субъектам международного права, оказали влияние и на договоры с их участием, что обусловило необходимость принятия специального акта, который определял бы правила, касающиеся таких договоров. В 1986 году в Вене на международной конференции была принята Конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (далее - Венская конвенция 1986 г.). Названная Конвенция не вступила в силу, однако многие ее положения действуют в качестве обычных норм.
В 1978 году была принята Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров, кодифицировавшая соответствующие обычные международно-правовые нормы. Эта Конвенция вступила в силу 6 ноября 1996 г.
Кроме норм права международных договоров определенное значение имеют нормы национального права, устанавливающие внутригосударственный порядок заключения и обеспечения выполнения международных договоров. Такие нормы содержатся, как правило, в конституциях либо в специальных законах.
Конституция Российской Федерации 1993 года определяет место международных договоров в системе российского права, органы, имеющие право заключать подобные договоры, порядок ратификации международных договоров. Федеральный закон РФ от 16 июня 1995 г. "О международных договорах Российской Федерации", положения которого в основном соответствуют Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, подробно регулирует такие вопросы, как порядок заключения, выполнения, прекращения и приостановления действия международных договоров, а также порядок регистрации в международных органах, хранения подлинников международных договоров и официальной публикации. Данный закон имеет и международное значение. Так, в нем определяется, кто имеет право заключать международные договоры России без предъявления полномочий, а также какие договоры подлежат обязательной ратификации.
Субъектами права международных договоров являются субъекты международного права. Государства обладают договорной правоспособностью в силу своего суверенитета и международного права. В свою очередь, договорная правоспособность международных организаций определяется учредительными актами, принятыми в соответствии с ними решениями и резолюциями, а также практикой организации.
2. Понятие международного договора
Под международным договором, как следует из ст. 2 Венской конвенции 1969 года и Венской конвенции 1986 года, понимается регулируемое международным правом соглашение, заключенное государствами и другими субъектами международного права в письменной форме, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном, двух или более связанных между собой документах, а также независимо от конкретного наименования.
Хотя в Конвенциях говорится лишь о договорах в письменной форме, это не означает, что государства не могут заключать договоры в устной форме и распространить на них действие, например, Венской конвенции 1969 года.
Договорами в международно-правовом смысле выступают только соглашения между субъектами международного права. К таким договорам не относятся соглашения, заключаемые, в частности, международными транснациональными компаниями с какими-либо государствами. Международными договорами не могут считаться и такие международные акты в письменной форме, которые внешне могут напоминать договоры. В качестве примера можно назвать Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года и Парижскую хартию для Новой Европы 1990 года. Как следует из содержания этих актов, государства-участники не пожелали придать им форму договоров. В частности, названные акты не подлежали регистрации в Секретариате ООН, хотя такая регистрация и является обязанностью членов ООН, что предусмотрено Уставом этой Организации.
Международным договором является соглашение, которое может содержаться в двух или более связанных между собой документах. В качестве примеров таких договоров являются соглашения, заключенные путем обмена нотами или письмами либо путем принятия международными организациями параллельных резолюций.
Объектом международного договора является все то, по поводу чего государства заключают договор, то есть вступают в договорные отношения. В качестве объекта могут выступать материальные и нематериальные блага, действия и воздержание от действий. Международное право не содержит каких-либо ограничений относительно выбора объекта для международных договоров.
Целью договора является то, что субъекты международного права стремятся осуществить или достигнуть путем заключения договора.
Объект определяется в названии либо в контексте договора, а цель - в преамбуле либо в первых статьях договора. Так, объектом Устава ООН является создание международной организации по поддержанию международного мира и безопасности. Целью Венской конвенции 1969 года являются кодификация и прогрессивное развитие норм права международных договоров.
3. Классификация международных договоров
Договоры могут классифицироваться по кругу участников и по объекту. По кругу участников договоры подразделяются на двусторонние и многосторонние. В свою очередь, многосторонние договоры подразделяются на договоры универсальные (общие) и договоры с ограниченным числом участников. К универсальным договорам относятся договоры, в которых участвуют или могут участвовать все субъекты международного права. Иными словами, объект таких договоров представляет интерес для всех субъектов международного права. Договоры с ограниченным числом участников, которые называются региональными, или партикулярными, это такие договоры, число участников которых ограничено.
Договоры могут классифицироваться и по объекту регулирования. С этой точки зрения договоры подразделяются на договоры по политическим, экономическим, правовым вопросам, по вопросам транспорта и связи и т.д.
Договоры могут быть закрытыми либо открытыми. К закрытым договорам относятся, как правило, уставы международных организаций, двусторонние договоры. Участие в таких договорах для третьих государств предполагает согласие их участников. В открытых договорах может участвовать любое государство, и такое участие не зависит от согласия сторон договора. Открытыми договорами являются, например, Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 года, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 года, Венская конвенция о праве договоров 1986 года и др.
Закон "О международных договорах Российской Федерации" 1995 года предусматривает классификацию договоров на межгосударственные договоры, заключаемые от имени России, межправительственные, заключаемые от имени Правительства РФ, и межведомственные, заключаемые ведомствами России в пределах своих полномочий. Несмотря на такую классификацию, все эти договоры являются договорами России, и, независимо от того, какой государственный орган заключил договор, он создает права и налагает обязанности на Россию в целом.
Форма международных договоров. Из определения понятия международного договора следует, что под действие Венских конвенций 1969 и 1986 годов подпадают договоры в письменной форме. Однако государства могут заключать договоры и в устной форме. В связи с этим, когда идет речь о формах договоров, то имеется в виду прежде всего письменная и устная форма международных договоров. Договоры в устной форме получили наименование "джентльменских соглашений". Они имеют такую же юридическую силу, что и договоры в письменной форме.
Между тем очень часто форму договора олицетворяют с его структурой, под которой понимаются составные части договора. К ним относятся название договора, преамбула, основная часть, заключительные положения, подписи сторон.
Преамбула является важной частью договора, поскольку в ней часто формулируются цели договора. Кроме того, преамбула используется при толковании договора.
Основная часть договора делится на статьи, некоторые могут быть сгруппированы в разделы (Конвенция ООН по морскому праву
1982 г.), главы (Устав ООН) или части (Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г.). В некоторых договорах статьям, а также разделам (главам, частям) могут даваться наименования.
В заключительной части излагаются такие положения, как условия вступления в силу и прекращения договора, язык, на котором составлен текст договора, и т.д.
Международные договоры могут иметь приложения, которые будут составлять неотъемлемые части договоров только в том случае, если об этом прямо указано в договорах.
Договоры могут и не иметь названную структуру, что зависит от их характера.
Текст договора содержится, как правило, в одном документе. Однако в том случае, когда договор заключается путем обмена нотами или письмами, то его текст содержится в двух или более связанных между собой документах (в данном случае в нотах или письмах, которыми обменялись договаривающиеся стороны).
Наименование международных договоров. Договоры могут иметь самые различные наименования либо быть без названия. Наименование договора (конвенция, соглашение, собственно договор, хартия, устав, пакт, декларация, протокол и т.д.) не имеет какого-либо юридического значения, поскольку понятие "договор" является родовым.
Язык международных договоров. Договаривающиеся стороны сами определяют, на каких языках составляется текст договора. Двусторонний договор составляется, как правило, на языках обеих договаривающихся сторон, но они могут выбрать какой-либо другой язык или другие языки. Так, Портсмутский мирный договор 1°05 года между Россией и Японией был исполнен на английском и французском языках. Иногда помимо двух языков договаривающихся сторон текст договора составляется и на третьем (нейтральном) языке. Как правило, этот текст берется в качестве основы толкования договора.
Многосторонние договоры составляются на языках, которые определяются договаривающимися государствами. Установилась практика, что договоры, заключаемые под эгидой ООН, ее специализированных учреждений или других международных организаций, составляются на официальных языках этих организаций. Тексты многостороннего договора на разных языках являются аутентичными и имеют одинаковую юридическую силу.
4. Заключение международных договоров
Стадии заключения договора. Заключение международных договоров представляет собой процесс, который включает следующие стадии: подготовка и принятие текста договора, установление аутен-
тичности текстов договора и выражение согласия договаривающихся сторон на обязательность договора.
Заключению договора предшествует договорная инициатива, то есть предложение какого-либо государства или же группы государств или международной организации заключить определенный договор с одновременным представлением проекта текста договора. Договорная инициатива облегчает процесс заключения договора, прежде всего работу над самим текстом.
Полномочия и уполномоченные. Законодательство государств и правила международных организаций определяют, какие органы могут от их имени заключать договоры. Как правило, договоры от имени государств или международных организаций заключают специально уполномоченные такими органами лица. Этим лицам выдается документ, который называется полномочиями. Полномочия могут выдаваться на все стадии заключения договора или только на какую-то определенную стадию.
Международное право установило, что определенные лица, представители государств или международных организаций, не нуждаются в полномочиях. Это положение нашло закрепление в ст. 7 Венских конвенций 1969 и 1986 годов. В этой статье предусматривается, что главы государств, главы правительств и министры иностранных дел не нуждаются в полномочиях и могут совершать все действия, относящиеся к заключению договоров. Главы дипломатических представительств и представительств при международных организациях, а также главы делегаций на международных конференциях также не нуждаются в полномочиях лишь в целях принятия текста договора.
В соответствии со ст. 12 российского Закона о международных договорах Президент, Председатель Правительства и министр иностранных дел Российской Федерации могут вести переговоры и подписывать договоры без предъявлений полномочий. Федеральный министр и руководитель иного федерального органа исполнительной власти в пределах своей компетенции ведут переговоры и подписывают договоры также без предъявлений полномочий. Без предъявлений полномочий глава российского дипломатического представительства или глава представительства при международной организации вправе вести переговоры в целях принятия текста договора между Россией и государством пребывания или в рамках международной организации.
Полномочия предоставляются соответствующим лицам Президентом либо Правительством России. Они оформляются соответственно от имени Президента либо Правительства Министерством иностранных дел. В отношении договоров межведомственного характера полномочия предоставляются федеральным министром или руководителем иного федерального органа исполнительной власти.
Международная организация представляется лицом, имеющим специальные полномочия, либо лицом, которое на основании правил международной организации представляет ее без предъявлений полномочий (ст. 7 Венской конвенции 1986 г.).
Подготовка текста договора. Подготовка текста договора осуществляется путем переговоров через обычные дипломатические каналы, на международных конференциях и в международных организациях. Путем дипломатических переговоров подготавливаются, как правило, тексты двусторонних договоров. В международных организациях подготавливаются тексты многосторонних договоров, и такую подготовку осуществляют их главные органы либо специально созданные для таких целей вспомогательные органы. Так, в рамках ООН действует Комиссия международного права, вспомогательный орган Генеральной Ассамблеи, которая подготовила ряд проектов конвенций. В международной практике имеются примеры, когда международная конференция сама вырабатывала проект договора. В качестве примера можно назвать Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, текст которой III Конференция ООН готовила с 1974 по 1982 год.
Принятие текста договора. Принятие текста договора является необходимой процедурой. Международная практика выработала различные формы принятия текстов договора. Такими формами могут быть подписание или парафирование текста договора. На международной конференции текст договора принимается путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании, если иное не было установлено ее участниками (ст. 9 Венской конвенции 1969 г.).
В международных организациях тексты договоров принимаются в соответствии с правилами таких организаций. Текст договора обычно включается в качестве приложения к принимаемой в этой связи резолюции.
Текст договора может быть принят в международных организациях и на международных конференциях посредством консенсуса, то есть без голосования, путем согласования позиций участников и при отсутствии официальных возражений со стороны любого из участников.
Установление аутентичности текста договора. Принятие текста договора сопровождается и такой процедурой, как установление его аутентичности. Аутентичность текста договора означает, что данный текст является подлинным и достоверным. После того, как установлена аутентичность, текст договора не подлежит дальнейшим изменениям.
Как указывается в ст. 10 Венской конвенции 1969 года, "текст договора становится аутентичным и окончательным" путем процедуры, о которой условились участвующие в переговорах государства, либо путем подписания, подписания ad referundum, Парафирования самого текста договора или же заключительного акта конференции, содержащего этот текст.
Подписание ad referundum (условное подписание) означает, что такое подписание нуждается в последующем подтверждении соответствующим государством или соответствующей международной организацией. Парафирование предполагает подписание, как правило, инициалами уполномоченных лиц первой или последней страницы либо каждой страницы текста договора.
Способы выражения согласия на обязательность международного договора. Последней стадией заключения договора является выражение субъектами международного права согласия на его обязательность. Международная практика к таким способам относит подписание, обмен документами, образующими договор, ратификацию, акт официального подтверждения, утверждение, принятие, одобрение, присоединение к договору. Это нашло закрепление в ст. 11 Венских конвенций 1969 и 1986 годов. Однако этот перечень не является исчерпывающим. Как указывается в названных статьях, стороны могут договориться и об иных способах выражения согласия на обязательность договора.
Наиболее распространенным способом выражения согласия на обязательность договора является подписание. Подписание двусторонних договоров осуществляется в порядке альтерната (чередования).
Альтернат означает, что подписи представителей государств ставятся друг против друга либо одна под другой. В экземпляре договора (на двух языках) подпись слева (в текстах на арабском языке - справа) или сверху ставит представитель того государства, у которого будет храниться данный экземпляр договора. В таком экземпляре название этого государства" упоминается первым.
Подписи под многосторонними договорами ставятся одна под другой в алфавитном порядке названий государства на языке, о котором договорились участники. Обычно подписание многостороннего договора открыто до определенного срока либо до вступления в силу.
В том случае, если подписание предшествует ратификации, утверждению или одобрению, Венские конвенции 1969 и 1986 годов (ст. 18) предусматривают, что государства и международные организации должны воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.
Ратификация - это один из способов выражения согласия государств на обязательность договора. Как правило, ратификация осуществляется высшим органом государственной власти - парламентом либо главой государства.
Венские конвенции 1969 и 198,6 годов не определяют, какие конкретно договоры подлежат ратификации. В них только устанавливается, что договор подлежит ратификации, если об этом условились договаривающиеся государства либо их представители подписали договор под условием ратификации.
Как правило, законодательные акты государств предусматривают, какие договоры подлежат обязательной ратификации. Так, в соответствии с Конституцией РФ и законом "О международных договорах Российской Федерации" 1995 года ратификация осуществляется в форме федерального закона. В законе устанавливается, какие договоры подлежат ратификации, например договоры, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, договоры, предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина, договоры о территориальном разграничении и др.
Международные организации в целях выражения своего согласия на обязательность договора применяют акт официального подтверждения, который приравнивается к ратификации.
Утверждение, принятие, одобрение также являются способами выражения согласия на обязательность договора. Они применяются в том случае, если об этом условились договаривающиеся стороны либо это предусмотрено нормативными актами таких сторон. Обычно утверждение, принятие и одобрение осуществляются тем государственным органом (как правило, органом исполнительной власти), от имени которого заключен договор.
Закон "О международных договорах Российской Федерации" предусматривает применение таких способов, как утверждение и принятие, которые могут осуществляться Президентом РФ, Правительством РФ либо федеральным органом исполнительной власти. Утверждение и принятие международного договора, как следует из закона, возможно и в форме федерального закона.
Присоединение используется в том случае, когда государство или международная организация, не участвовавшие в переговорах по заключению договора, решили стать его участниками. Как правило, присоединение осуществляется в отношении договоров, вступивших в силу. Присоединение осуществляется также в том случае, когда государство, хотя и участвовало в переговорах по заключению договора и подписало его, однако не выразило согласия на его обязательность до вступления договора в силу. Присоединение может осуществляться в форме ратификации, утверждения, принятия или одобрения, что определяется либо положениями соответствующего договора, либо нормативными актами государства.
Согласие на обязательность договора может быть выражено государствами и международными организациями путем обмена документами (нотами или письмами), образующими договор.
Оговорки к международным договорам. Международное право признает, что государства и другие субъекты имеют право делать ого-
ворки. В соответствии со ст. 2 Венских конвенций 1969 и 1986 годов под оговоркой понимается одностороннее заявление, сделанное государством или международной организацией в любой формулировке и под любым наименованием при подписании, ратификации, акте официального подтверждения, принятии, утверждении или присоединении, посредством которого эти субъекты желают исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству или данной организации.
Государство или международная организация не могут делать оговорки в тех случаях, когда они договором запрещены либо не совместимы с его объектом и целями. Иногда договор прямо предусматривает, к каким его положениям разрешается делать оговорки.
Оговорка изменяет действие договора в целом либо его отдельного положения, к которому сделана оговорка, между государством, сделавшим такую оговорку, и другими участниками договора. Государство может возразить против оговорки и заявить, что договор действует, за исключением положения, к которому сделана оговорка, либо договор не будет действовать в целом между ним и участником, сделавшим оговорку. Если государство признает оговорку, то договор будет действовать между ним и участником, сделавшим оговорку, за исключением соответствующего положения договора.
Оговорка, возражения против оговорки и согласие с ней должны быть сделаны в письменной форме и доведены до сведения договаривающихся сторон. Если оговорка была сделана при подписании договора, который подлежал ратификации, акту официального подтверждения, принятию или утверждению, то она должна быть подтверждена сделавшим оговорку участником при выражении своего согласия на обязательность договора.
Государство, сделавшее оговорку, может в любое время ее снять. Снятие оговорки или возражения против оговорки осуществляется в письменной форме.
Обмен и депонирование ратификационных грамот и других документов. Ратификация, акт официального подтверждения, принятие, утверждение или присоединение оформляются официальными документами. Такими документами являются ратификационные грамоты и документы об официальном подтверждении, утверждении, принятии или присоединении. Эти документы являются, как следует из ст. 16 Венских конвенций 1969 и 1986 годов, формами согласия на обязательность договоров.
В случае двусторонних договоров происходит обмен ратификационными грамотами и документами об официальном подтверждении, принятии или утверждении.
В отношении многосторонних договоров осуществляется сдача названных документов на хранение.
Венские конвенции 1969 и 1986 годов (ст. 16) предусматривают, что вместо обмена или сдачи ратификационных грамот или иных документов может применяться и такая упрощенная форма, как уведомление о выражении согласия на обязательность договора. Эта форма применяется в том случае, когда она предусматривается в самом договоре. Уведомление осуществляется, как правило, в виде ноты.
Законом "О международных договорах Российской Федерации" 1995 года установлено, что на основании федерального закона о ратификации международного договора Президент РФ подписывает ратификационную грамоту, которая скрепляется его печатью и подписью министра иностранных дел (ст. 18). Обмен ратификационны-■ ми грамотами и сдача этих грамот на хранение производятся, если стороны не договорились об ином, Министерством иностранных дел РФ либо по его поручению дипломатическим представительством в иностранном государстве или представительством РФ при международной организации (ст. 19).
Депозитарий и его функции. Депозитарий - это хранитель подлинного текста договора, то есть аутентичного текста. Он назначается в отношении многосторонних договоров. В качестве депозитария могут быть назначены одно или -несколько государств, международная организация либо главное должностное лицо такой организации. Так, депозитарием Венских конвенций 1969 и 1986 годов и Конвенции ООН по морскому праву является Генеральный секретарь ООН.
В соответствии со ст. 77 Венской конвенции 1969 года и ст. 78 Венской конвенции 1986 года в функции депозитария входит хранение подлинного текста договора и переданных ему полномочий, а также всех документов, относящихся к договору, ратификационных грамот, других документов о согласии на обязательность договоров, документов о денонсации, заявлений об оговорках и возражений против них и т.д. Кроме этих функций депозитарий в соответствии со ст. 77 Венской конвенции 1969 года и ст. 78 Венской конвенции 1986 года осуществляет и такие функции, как подготовка заверенных копий с подлинного текста договора для рассылки участникам, получение подписей под договором, получение и хранение документов, уведомлений или сообщений, изучение вопроса о том, находятся ли эти подписи, документы, уведомления и сообщения в полном порядке и надлежащей форме, информирование участников о таких документах, уведомлениях и сообщениях, регистрация договора в Секретариате ООН и др.
Функции депозитария являются международными по своему характеру. Депозитарий при исполнении своих функций обязан действовать беспристрастно.
Регистрация и опубликование договоров. Статья 102 Устава ООН предусматривает, что государства - члены ООН должны при
первой возможности зарегистрировать любой международный договор. В том случае, если договор не будет зарегистрирован, ни одна из сторон договора не может на него ссылаться ни в одном из органов ООН. В соответствии с правилами регистрации и опубликования договоров, одобренными резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1946 г., только вступивший в силу договор подлежит регистрации. Регистрация может быть произведена одной из сторон договора. В этом случае другие стороны освобождаются от обязательства такой регистрации.
Участники Венских конвенций 1969 и 1986 годов на основании ст. 80 и 81 обязаны направить вступившие в силу договоры в Секретариат ООН для регистрации или для хранения и опубликования.
Регистрацию договоров производят и другие международные организации, например ИКАО, МАГАТЭ, МОТ. Даже если договор зарегистрирован в международной организации, он подлежит, как следует из Венских конвенций, обязательной регистрации в Секретариате ООН.
Законом "О международных договорах Российской Федерации" на Министерство иностранных дел возлагается обязанность регистрировать международные договоры РФ в Секретариате ООН и в соответствующих органах других международных организаций.
Зарегистрированные Секретариатом ООН договоры публикуются в специальной серии "Treaty series". Договоры публикуются и другими международными организациями.
Многими государствами предусматривается порядок публикации договоров, заключенных с их участием. Внутригосударственная публикация носит наименование промульгации.
Законом России о международных договорах 1995 года предусмотрен следующий порядок опубликования международных договоров.
Как указывается в ст. 30 Закона, вступившие в силу для России международные договоры, решения о согласии на обязательность которых было принято в форме федеральных законов, подлежат официальному опубликованию в Собрании законодательства Российской Федерации (они также публикуются в Бюллетене международных договоров, являющемся официальным изданием). Остальные международные договоры (за исключением договоров межведомственного характера) публикуются в Бюллетене международных договоров. Договоры межведомственного характера публикуются по решению федеральных органов исполнительной власти в официальных изданиях соответствующих органов.
Закон также предусматривает создание Единой государственной системы регистрации и учета международных договоров Российской Федерации, находящейся в ведении Министерства иностранных дел.
5. Вступление договора в силу. Действие (применение) международных договоров
Вступление договора в силу. Вступление договора в силу означает, что его стороны приобретают права и несут обязанности, предусмотренные этим договором. Только вступивший в силу договор создает юридические последствия для его участников. Как указывается в ст. 26 Венских конвенций 1969 и 1986 годов, каждый действующий договор обязателен для участников и должен ими добросовестно выполняться (принцип pacta sunt servanda).
В соответствии со ст. 24 Венских конвенций 1969 и 1986 годов порядок и дата вступления договора в силу устанавливаются в самом договоре или согласуются самими участниками. Как следует из международной практики, договоры могут вступать в силу с даты подписания, ратификации, утверждения, принятия, обмена ратификационными грамотами или сдачи депозитарию определенного числа ратификационных грамот. При этом может быть установлен срок, по истечении которого после сдачи на хранение определенного числа ратификационных грамот или иных документов, выражающих согласие участников на обязательность договора, договор вступает в силу. Так, в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года предусматривается, что она вступит в силу через 12 месяцев после сдачи 60-й ратификационной грамоты или документа о присоединении. В Договоре о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний от 24 сентября 1996 г. указывается, что он вступает в силу через 180 дней после сдачи на хранение ратификационных грамот всеми государствами, которые перечислены в приложении к этому договору, но не ранее чем через два года после открытия его для подписания.
Иногда договор не предусматривает дату его вступления в силу. Это относится главным образом к двусторонним договорам, согласие на обязательность которых выражается в форме подписания. Предполагается, что момент вступления таких договоров в силу совпадает с датой их подписания.
Договор вызывает юридические последствия, то есть создает права и налагает обязанности на участников, лишь с момента его вступления в силу. Иными словами, договор, как общее правило, не имеет обратной силы. Однако международное право не препятствует участникам договора условиться о том, чтобы распространить договор в отношении любого действия или факта, которые имели место до вступления договора в силу, или в отношении любой ситуации, которая перестала существовать до этой даты. Это положение зафиксировано в ст. 28 Венских конвенций 1969 и 1986 годов.
Временное применение договоров. Международная практика свидетельствует, что государства и другие субъекты иногда заинте-
ресованы во временном применении отдельных положений или всего договора до его вступления в силу. Обычно это относится к договорам, которые предусматривают ратификацию, принятие, утверждение либо присоединение. Такое временное применение осуществляется лишь в том случае, если сам договор предусматривает такую возможность либо участники переговоров по заключению договора условились об этом. Данная возможность закреплена в ст. 25 Венских конвенций 1969 и 1986 годов. В качестве примера можно назвать Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских пространств в Беринговом море от 1 июня 1990 г., которое временно применяется Россией и США.
Действие (применение) договоров во времени, пространстве и по субъектам. Вступление договора в силу связано со сроком действия, который обычно устанавливается в договоре. Договоры могут заключаться на определенный срок (срочные договоры), на неопределенный срок, без указания срока действия либо с указанием на бессрочность действия.
На определенный срок могут заключаться как двусторонние, так и многосторонние договоры. Некоторые двусторонние договоры содержат условие, что по истечении указанного в договоре срока он будет оставаться в силе до тех пор, пока один из участников не заявит о своем выходе из договора. Другие договоры предусматривают, что по истечении времени, на которое они были заключены, их действие будет автоматически продлеваться на определенные сроки, например на три года, пять лет или на больший срок. Продление договора будет осуществляться до тех пор, пока один из участников не денонсирует договор либо откажется продлевать его действие. Продление договора называется пролонгацией. Кроме приведенных случаев пролонгация может быть осуществлена на основании специального соглашения в отношении договора, срок которого истекает. Если договор прекратил свое действие и стороны специально договорились о продлении его действия, то такое продление называется восстановлением, или возобновлением, действия договора.
В некоторых договорах, хотя и не указывается конкретный срок их действия, может содержаться условие, определяющее, что по достижении установленных договорами целей действие таких договоров прекращается. Так, Договором о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего СССР от 4 декабря 1991 г. предусматривается, что его действие прекращается после урегулирования всех платежей и расчетов, определенных его положениями, а также дополнительными соглашениями и протоколами.
Бессрочными являются договоры, в которых не указан срок их действия и не содержится условий их прекращения либо которые прямо предусматривают бессрочность их действия. Так, Венские конвенции 1969 и 1986 годов являются бессрочными, поскольку в них не указаны ни срок, ни условия прекращения их действия.
Каждый договор имеет территориальную или пространственную сферу действия. Общее правило, которое нашло свое закрепление в ст. 29 Венских конвенций 1969 и 1986 годов, заключается в том, что договор обязателен для каждого из его участников в отношении всей его территории, если иное не установлено этим договором. Ряд многосторонних договоров предусматривает пространственную сферу действия иную, чем территории государств. В качестве примера можно назвать Договор об Антарктике 1959 года, Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года. Сложная территориальная сфера действия предусмотрена в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, которая охватывает пространства, начиная от внутренних морских вод и кончая воздушным пространством за пределами государственной территории. Территориальная сфера действия Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков 1992 года имеет специфический характер: она распространяет свое действие на трансграничные воды, под которыми понимаются любые поверхностные или подземные воды, пересекающие границы между двумя или более государствами или расположенные на таких границах.
Договоры порождают права и обязанности только для участников. И, как общее правило, они не создают права и обязанности для третьих государств или международных организаций без их на то согласия (ст. 34 Венских конвенций 1969 и 1986 гг.). Под третьим государством и третьей международной организацией понимаются такое государство и такая международная организация, которые не являются участниками договора. Однако имеются и исключения, когда в договорах предусматриваются права и обязанности для третьих государств или третьих международных организаций. На этот счет Венские конвенции содержат положения, определяющие условия осуществления этих прав и обязанностей.
Как следует из ст. 35 Венских конвенций 1969 и 1986 годов, обязательство для третьего государства или третьей международной организации возникает в том случае, если это предусмотрено участниками договора и если третье государство или международная организация определенно принимают на себя такое обязательство в письменной форме.
Договором может быть предусмотрено право для третьего государства или третьей международной организации. Такие субъекты пользуются названным правом, если они соглашаются с этим. Согласие на пользование названным правом будет предполагаться до тех пор, пока не будет доказательств противного (ст. 36 Венских конвенций 1969 и 1986 гг.). Таким образом, для пользования правом, вытекающим из договора, не требуется явно выраженного согласия третьего государства или третьей международной организации, то есть согласия в письменной форме.
Договором может быть предусмотрено, что вытекающими из него правами названные субъекты могут пользоваться в том случае, если они соблюдают необходимые условия, которые предусмотрены договором или установлены в соответствии с договором.
Рассматриваемые обязанности и права не могут быть отменены или изменены участниками договора без согласия третьего государства или третьей международной организации, если только договором не предусматривалось иное.
Применение прежних и новых договоров, заключенных по одному и тому же вопросу. Международная практика показывает, что государства нередко заключают многосторонние договоры по одному и тому же вопросу. И в этих договорах могут содержаться взаимоисключающие положения. В связи с этим возникает вопрос о применении таких договоров, поскольку круг участников прежних и новых договоров часто не совпадает. Обычно в договорах, последовательно заключенных по одному и тому же вопросу, имеются положения о применении таких договоров. Так, ст. 103 Устава ООН предусматривает, что в том случае, когда обязательства членов Организации, предусмотренные Уставом, окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо другому международному соглашению, преимущественную силу имеют обязательства по Уставу.
Венские конвенции 1969 и 1986 годов, отражая международную практику, устанавливают общие правила о том, как должны применяться последовательно заключенные договоры по одному и тому же вопросу (ст. 30).
Заключая договор, его участники могут предусмотреть, что применение договора обусловлено действием предыдущего или последующего договора, либо указать на совместимость с таким договором. В данном случае преимущественную силу будет иметь этот предыдущий или последующий договор. Другими словами, самим договором устанавливается порядок применения новых, предыдущих и будущих договоров по одному и тому же вопросу. В качестве примера можно назвать Венскую конвенцию о консульских сношениях 1963 года, в которой прямо указывается, что ее положения не отражаются на других международных договорах, действующих между его участниками, а также не препятствуют заключению международных соглашений, подтверждающих, дополняющих, распространяющих или расширяющих положения Конвенции. Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года прямо указывает, что его положения ни в коей мере не затрагивают обязательств, взятых на себя участниками данного Договора по международным соглашениям, учреждающим зоны, свободные от ядерного оружия.
В том случае, если участники нового договора являются одновременно и участниками предыдущего договора, действие которого не прекращено или не приостановлено, положения такого предыдущего договора будут действовать в той мере, в какой они совместимы с положениями нового договора. Так, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года предусматривает, что она имеет преимущественную силу между ее участниками перед Женевскими конвенциями по морскому праву 1958 года. В то же время она не изменяет прав и обязательств, которые вытекают для участников из других договоров, совместимых с названной Конвенцией.
Венская конвенция 1969 года предусматривает и такие случаи, когда не все участники последующего договора являются участниками предыдущего договора. В отношениях между участниками обоих договоров предыдущий договор будет применяться в той мере, в какой его положения совместимы с положениями нового договора. А в отношениях между участником обоих договоров и участником только одного договора будет применяться тот договор, участниками которого оба они являются. Так, в той же Конвенции ООН по морскому праву 1982 года предусматривается, что два или более ее участников могут заключать соглашения, изменяющие или приостанавливающие действие положений Конвенции, но при условии, что такие соглашения не касаются тех положений, отступление от которых несовместимо с эффективным осуществлением объекта и цели Конвенции.
6. Толкование международных договоров
Понятие и цели толкования. Толкование - это выяснение действительного смысла и содержания договора. Применение договора невозможно без уяснения смысла, действительного содержания его положений применительно к конкретной ситуации.
Известны принципы толкования международных договоров. Прежде всего договор должен толковаться добросовестно. Терминам, используемым в договоре, следует придавать обычное значение в их контексте и в свете объекта и целей договора. Используемому в договоре термину может придаваться специальное значение, если участники имели такое намерение. Толковаться текст договора должен в сочетании с преамбулой и приложениями, а также с любым соглашением, относящимся к договору. Во внимание принимается также любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с заключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относящегося к договору. При толковании учитываются любое последующее соглашение относительно толкования или применения договора, последующая практика применения договора и любые нормы международного права, которые применяются в отношениях между участниками договора. Необходимо иметь в виду, что используется не всякая последующая практика применения договора, а только такая, которая может рассматриваться как согласие участников относительно толкования договора в целом либо его отдельных положений.
При толковании могут использоваться и дополнительные средства, которыми, как указывается в ст. 32 Венских конвенций 1969 и 1986 годов, являются подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора. Однако к дополнительным средствам возможно обращение только в том случае, если толкование приводит к неясным или двусмысленным выводам либо к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.
Виды толкования. Если толкование осуществляется самими участниками договора, то оно называется аутентичным. Это толкование основывается на соглашении участников и поэтому обладает наивысшей юридической силой. Аутентичное толкование осуществляется в форме специальных соглашений, протоколов, в форме обмена нотами и т.п.
Наряду с аутентичным широко используется так называемое международное толкование, которое осуществляется международными органами. Эта форма толкования может быть предусмотрена в самом договоре либо согласована его участниками особо. Так, в Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 года указывается, что ее участники по взаимному согласию могут обращаться в Международный Суд ООН в связи с возникновением между ними спора относительно толкования положений Конвенции.
Органы государства, заключившего договор, очень часто дают толкование договора либо его отдельных положений. Это одностороннее толкование, и, в сущности, оно связывает только то государство, чьи органы в соответствии с внутренним правом имеют право давать такое толкование. Этот вид толкования называется внутригосударственным. Оно может иметь форму заявления, декларации и т.п., которые государства могут делать как при подписании, ратификации, утверждении, принятии или присоединении, так и при применении вступившего в силу международного договора.
Существует и так называемое неофициальное толкование. Оно может осуществляться научными коллективами, отдельными учеными и т.д.
Способы (приемы) толкования. Толкование осуществляется при помощи специальных способов (приемов), к которым относятся
грамматическое (словесное), логическое, историческое и систематическое толкование договоров.
Грамматическое (словесное) толкование означает уяснение значения отдельных слов и смысла договора на основе грамматических и иных правил.
Под логическим толкованием понимается толкование той или иной статьи договора на основе других его статей или сопоставления их друг с другом. Текст договора при этом должен использоваться в качестве единого целостного документа.
Иногда с момента заключения договора проходит значительное время, в связи с чем возникают трудности в уяснении его действительного содержания, например целей договора, отдельных его положений, терминов и т.д. Для толкования таких договоров приходится прибегать к изучению исторической обстановки заключения договора, исследованию различных подготовительных материалов, дипломатической переписки и т.д. Такое толкование называется историческим.
Толкование договора может осуществляться путем сравнения его положений с другими связанными с ним договорами. Этот вид толкования называется систематическим.
Толкование договоров, аутентичность которых установлена на двух или нескольких языках. Как отмечалось, многосторонние договоры заключаются на двух или более языках, которые являются равно аутентичными. К таким договорам применяются рассмотренные выше принципы и способы толкования. Однако толкование этих договоров имеет определенную специфику, что нашло отражение в ст. 33 Венских конвенций 1969 и 1986 годов.
Как следует из названных Конвенций, тексты таких договоров на каждом языке, которые признаны равно аутентичными, имеют одинаковую силу. Текст на каком-либо языке может иметь преимущественную силу лишь в том случае, если об этом условились участники либо это предусмотрено самим договором. Несмотря на языковые различия, термины, используемые в договоре, имеют одинаковое значение в каждом аутентичном тексте. В том случае, если при сравнении аутентичных текстов договора обнаруживается расхождение значений, будет приниматься то значение, которое с учетом объекта и целей договора лучше всего согласовывает все эти тексты, то есть приведет к уяснению единого смысла этого договора.
7. Недействительность международных договоров
Венские конвенции 1969 и 1986 годов исходят из презумпции действительности международных договоров, поскольку действительность договора или согласие участника на обязательность дого-
вора может устанавливаться лишь на основе международного права. Только действительный договор создает права и обязанности, которые в нем предусмотрены.
В международной практике встречались случаи, когда отдельные договоры объявлялись недействительными. Венские конвенции 1969 и 1986 годов содержат исчерпывающий перечень оснований недействительности договоров. Основаниями недействительности являются принуждение государства, его представителя, обман, ошибка, противоречие договора нормам jus cogens и др.
Если договор был заключен в результате принуждения государства посредством угрозы силой или ее применения в нарушение принципов Устава ООН, он является ничтожным. Ничтожным считается договор, который заключен в результате принуждения представителями государства действиями или угрозами, направленными против него.
Таковым будет и договор, если он в момент заключения противоречит императивной норме общего международного права (норме jus cogens), то есть такой норме, которая признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой такого же характера. Кроме того, если возникнет новая норма jus cogens, то любой договор, который противоречит этой норме, будет также недействительным.
Недействительными являются договоры, которые заключены в результате подкупа представителя государства, обмана контрагента или ошибки. Однако не всякая ошибка может быть основанием для недействительности договора, а только такая, которая касается факта или ситуации. И эти факт или ситуации представляли существенную основу согласия на обязательность договора.
Если согласие государства на обязательность договора было выражено в нарушение какого-либо положения внутреннего права, касающегося компетенции заключать договоры, то оно не может ссылаться на это как на основание недействительности договора. Такая ссылка возможна лишь в том случае, когда это нарушение касалось нормы внутреннего особо важного значения и было явным. Однако нарушение будет явным в том случае, когда оно является объективно очевидным для любого государства, которое действовало добросовестно и в соответствии с обычной практикой.
Если договор был заключен в результате принуждения государства или его представителя либо он противоречит норме jus cogens, то он признается ничтожным. В случае заключения договора в результате подкупа, обмана, ошибки либо в нарушение нормы внутреннего права особо важного значения действительность договора может быть только оспорена.
8. Прекращение и приостановление международных договоров
Прекращение международных договоров. Прекращение договора, то есть утрата им юридической силы, или выход из него участника осуществляются в соответствии с положениями договора или в любое время с согласия его участников.
Прекращение договора может иметь место в результате истечения срока его действия, исполнения договора, возникновения новой нормы jus cogens, денонсации на условиях, предусмотренных договором, и т.д. Исполнение договора также является основанием его прекращения.
Последующий договор может прекратить действие предшествующего, если они заключены по одному и тому же вопросу. Однако такое прекращение возможно, когда последующий договор прямо предусматривает, что он заменяет предшествующий договор. Участники таких договоров также могут установить, что вопрос, являющийся объектом обоих договоров, будет регулироваться последующим договором. Последующий договор также может прекратить действие предшествующего в том случае, когда оба договора настолько несовместимы друг с другом, что их невозможно применять одновременно.
Если произошло существенное нарушение двустороннего договора одним из его участников, другой участник имеет право прекратить или приостановить действие этого договора. Существенное нарушение многостороннего договора одним из его участников дает право другим участникам приостановить действие договора в отношениях с государством, нарушившим договор, либо в отношениях между всеми участниками. Существенным нарушением является, в частности, нарушение положений договора, которые имеют особое значение для осуществления объекта и цели договора.
Для прекращения договора чаще всего используется денонсация или выход из договора, то есть уведомление о расторжении договора. Денонсация или выход могут осуществляться лишь на условиях, предусмотренных самим договором. Если договор не предусматривает денонсации или выхода из него, то он не может быть денонсирован либо расторгнут путем выхода. Также невозможна денонсация или выход из договора, если установлено, что его участники не допускают возможности денонсации или выхода.
В международно-правовой литературе денонсация или выход из договора иногда обозначают терминами "отмена" и "аннулирование". Под отменой понимается прекращение договора по соглашению между участниками. Аннулирование означает односторонний отказ государства от договора, например, в случае существенного нарушения договора другим участником. Однако и отмена, и аннулирование осуществляются путем денонсации или выхода из договора.
Государство может также прекратить свое участие в договоре, когда произошло коренное изменение обстоятельств (клаузула rebus sic stantibus). На коренные изменения обстоятельств можно ссылаться, когда наличие таких обстоятельств составляло существенное основание соглашения участников и когда изменение обстоятельств коренным образом изменяет сферу действия обязательств.
Однако клаузула о неизменности обстоятельств не может применяться в отношении договоров, устанавливающих границу. На эту клаузулу участник не может ссылаться как на основание прекращения договора, если коренное изменение произошло в результате нарушения им своих обязательств по договору.
В том случае, если безвозвратно исчез или уничтожен объект, необходимый для выполнения договора, участник может ссылаться на это обстоятельство как на основание для прекращения или выхода из договора. Однако указанное обстоятельство может выступать в качестве основания для прекращения договора только тогда, когда оно возникло не в результате нарушения таким участником своего обязательства по договору либо иного международного обязательства по отношению к любому другому участнику договора.
Договор прекращает свое действие и в том случае, если на момент действия договора возникла новая императивная норма общего международного права (jus cogens).
Разрыв дипломатических или консульских отношений не влияет на правовые отношения, установленные международным договором между его участниками. Однако если дипломатические или консульские отношения являются необходимым условием для выполнения договора, то такой договор в случае разрыва указанных отношений прекращает свое действие.
Приостановление действия договора. Венские конвенции 1969 и 1986 годов предусматривают возможность приостановления действия договора. Это означает, что действие договора может прекратиться на какой-то промежуток времени. В то же время приостановление действия договора не влияет на правовые отношения, установленные договором.
Приостановление действия договора возможно лишь в соответствии с положениями самого договора либо с согласия его участников. Два или несколько участников многостороннего договора могут заключить соглашение о временном приостановлении действия его положений только в отношениях между собой, если такая возможность предусмотрена самим договором либо им не запрещается. При этом такое приостановление не должно влиять на пользование другими участниками своими правами, вытекающими из данного договора, и не должно быть несовместимым с объектом и целями договора. Существенное нарушение договора одним из его участников дает основание участнику, особо пострадавшему от этого нарушения,
приостановить действие договора в целом или в части, касающейся нарушения договора.
Во время приостановления действия договора стороны должны воздерживаться от действий, которые могли бы помешать возобновлению действия такого договора.
Российское законодательство о прекращении и приостановлении действия договоров. Российский Закон о международных договорах 1995 года содержит положения, касающиеся порядка прекращения и приостановления действия договоров (ст. 35-40). Закон, например, предусматривает, что прекращение и приостановление действия международного договора осуществляются в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права тем органом, который принимал решение о согласии на обязательность международного договора для Российской Федерации. Если решение о согласии на обязательность договора принималось в форме федерального закона, то и прекращение либо приостановление действия договора также осуществляется в форме федерального закона. В частности, Конституция РФ предусматривает, что федеральные законы о денонсации подлежат обязательному рассмотрению Советом Федерации.
9. Поправки к договорам и изменение договоров
Венские конвенции 1969 и 1986 годов не делают различия между понятиями "поправки к договорам" и "изменение договоров". В этих Конвенциях устанавливаются общие положения относительно поправок и изменений договоров.
В соответствии с Венскими конвенциями 1969 и 1986 годов международный договор может быть изменен по соглашению между его участниками. Если договором не предусмотрено иное, то его изменение осуществляется в соответствии с процедурой, которая применяется при заключении международных договоров.
При внесении поправок к многосторонним договорам все договаривающиеся государства должны уведомляться о любом предложении, касающемся поправок к таким договорам. При этом каждое из договаривающихся государств имеет право участвовать в принятии решения в отношении такого предложения, а также в переговорах и заключении любого соглашения о внесении поправок в договор. Вступление в силу соглашения о внесении поправок в договор создает следующие юридические последствия. Любое государство становится в таком случае участником многостороннего договора, в который были внесены поправки. В то же время такое государство считается участником договора, в который не были внесены поправки, в отношении других участников договора, которые не являются участниками соглашения о внесении поправок в договор. В качестве
примера может служить Соглашение об осуществлении части XI Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, которое внесло изменения в названную часть Конвенции. Согласно ст. 4 Соглашения любой документ об участии в Конвенции 1982 года означает и выражение согласия на обязательность Соглашения.
Два или несколько участников многостороннего договора могут заключить соглашение об изменении договора только во взаимоотношениях между собой, если возможность такого изменения предусматривается либо не запрещается договором. При этом данное соглашение не влияет на пользование другими участниками своими правами и на выполнение ими своих обязательств, вытекающих из многостороннего договора. Кроме того, оно не должно затрагивать положения многостороннего договора, отступление от которых является несовместимым с эффективным осуществлением объекта и целей договора в целом.
От внесения изменений в договор отличается процедура исправления ошибок в тексте договора. Если обнаружена ошибка в тексте договора после установления его аутентичности, то, как правило, она исправляется путем внесения соответствующего исправления в текст и парафирования этого исправления уполномоченными лицами. Может быть составлен документ, в котором содержится соответствующее исправление, или же стороны обменяются такими документами. Стороны вправе составить исправленный текст всего договора, используя те же процедуры, что и при оформлении подлинного текста.
В том случае, если договор сдается на хранение депозитарию и в нем обнаруживается ошибка, депозитарий, если не последует возражений, вносит исправление в текст и парафирует это исправление. Депозитарий составляет протокол об исправлении ошибки и направляет его копию участникам договора, а также государствам, имеющим право стать участниками договора. Исправленный текст заменяет собой текст договора, содержащий ошибку, с момента его заключения, если только стороны договора не решат иначе. Исправление текста зарегистрированного договора доводится до сведения Секретариата ООН.
10. Обеспечение выполнения международных договоров
Обеспечение выполнения международных договоров осуществляется самими субъектами международного права. Выполнение договоров может обеспечиваться с помощью международных гарантий, международного контроля, при поддержке международных организаций и т.д.
Международные гарантии. Под международными гарантиями понимается международно-правовой акт, предусматривающий поручительство или заверение государства или группы государств принять все необходимые меры, чтобы побудить участника либо участников выполнить заключенный договор. Так, в 1925 году Германия, Бельгия, Франция, Великобритания и Италия заключили Локарнский договор о взаимной гарантии, в котором было указано, что его участники гарантируют индивидуально и коллективно сохранение территориального status quo и нерушимость границ между Германией и Бельгией и Германией и Францией.
Международный контроль может осуществляться в разнообразных формах. Например, такой контроль осуществляется специальными комитетами. Так, в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 года создан Комитет по правам человека, осуществляющий контроль за соблюдением государствами-участниками прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Пакте. Такие комитеты созданы в соответствии и с другими договорами в области прав человека (Комитет по правам ребенка, Комитет по ликвидации расовой дискриминации и др.).
Международные организации играют значительную роль в обеспечении выполнения договоров, поскольку их органы, согласно уставам, часто уполномочиваются рассматривать вопросы соблюдения их членами своих договорных обязательств.
В договорах может специально предусматриваться, что международный контроль возлагается на определенные международные организации. Так, МАГАТЭ в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия 1968 года осуществляет контроль за соблюдением договорных обязательств о нераспространении ядерного оружия путем осуществления инспекций.
Могут создаваться специальные организации для обеспечения соблюдения и исполнения положений договора. Например, Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 года предусматривается создание организации для осуществления международной проверки соблюдения конвенционных положений ее участниками.
Обеспечению выполнения договоров содействует также существование института международной ответственности за правонарушения.
Внутригосударственные меры. Применение международных договоров предполагает осуществление внутригосударственных мер по выполнению договорных обязательств. В ряде договоров прямо предусматривается, какие меры обязаны принимать их участники. Так, в соответствии с Венской конвенцией об охране озонового слоя 1985 года ее участники для выполнения конвенционных положений принимают надлежащие законодательные или административные меры.
Каждое государство само определяет, какие меры необходимы для выполнения заключенных им договоров. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Отсюда следует, что, если международные договоры для своего применения не требуют издания каких-либо нормативных актов, они действуют непосредственно. В российском Законе о международных договорах 1995 года имеется специальный раздел, касающийся выполнения международных договоров Российской Федерации. В законе указывается, что международный договор подлежит выполнению с момента вступления его в силу для Российской Федерации. Кроме того, законом устанавливается, что Президент и Правительство России принимают меры по обеспечению выполнения договоров. Федеральные органы исполнительной власти, в чью компетенцию входят вопросы, регулируемые международным договором, не только обеспечивают выполнение договоров, но и наблюдают за выполнением договорных обязательств другими участниками.
Могут создаваться специальные органы, на которые возлагаются функции по контролю за выполнением договорных обязательств. Так, Постановлением Правительства РФ от 14 сентября 1995 года создана Правительственная комиссия по вопросам Содружества Независимых Государств, которая, в частности, осуществляет контроль за выполнением федеральными органами исполнительной власти обязательств по международным договорам с государствами - участниками СНГ.
Контрольные вопросы
1. Дайте определение права международных договоров и охарактеризуйте его место в системе международного права.
2. Назовите источники права международных договоров.
3. Что понимается под международным договором?
4. Назовите стадии заключения договоров и определите значение каждой из них.
5. Назовите способы выражения согласия на обязательность международных договоров.
6. Каким образом действуют договоры в отношении третьих сторон?
7. Назовите виды и способы толкования договоров.
8. В каких случаях действительность договора может оспариваться ?
9. Каким образом может прекращаться или приостанавливаться действие международных договоров?
Литература
Талалаев А.Н. Право международных договоров: общие вопросы. - М., 1980.
Талалаев А.Н. Право международных договоров: действие и применение. - М., 1985.
Талалаев А.Н. Право международных договоров: договоры с участием международных организаций. - М., 1989.
Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарий. Сост. и автор комментария Талалаев А.Н. - М., 1997.
Манасуев А.В. Действие и применение международных договоров // Московский журнал международного права. - 1998. - № 4. - С. 94-124.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996. - Разд. VII.
Комментарий к Федеральному закону "О международных договорах Российской Федерации". - М., 1996.
Глава 9. Международные конференции
1. Международные конференции как средство многосторонней дипломатии
Изучение международных конференций в рамках курса международного права необходимо потому, что международные конференции являются важным средством кодификации и прогрессивного развития международного права. Кроме того, проведение самих международных конференций осуществляется в соответствии с международно-правовыми принципами и нормами.
Международные конференции по статусу участвующих в них субъектов делятся на межправительственные и неправительственные. Участниками неправительственных конференций являются отдельные лица и национальные неправительственные организации (например, конгрессы Международной федерации астронавтики).
Участниками межправительственных конференций являются официальные представители государств, выступающие от имени государства и осуществляющие прерогативы государственной власти в рамках предоставляемой им компетенции, то есть они представляют официальную позицию государства и имеют полномочия временного государственного органа внешних сношений. Поэтому межправительственные конференции можно считать, как и международные межправительственные организации, субъектами международного права (вторичными, или производными, субъектами, создаваемыми государствами). В отличие от международных организаций, конференции являются временными, создаваемыми ad hoc, субъектами международного права.
Исторически международные конференции являются предшественниками международных организаций. В сущности, международные организации представляют собой постоянные международные конференции. Например, такая международная конференция, как Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), начавшееся в 1975 году, переросла в 1994 году в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).
По кругу участников межправительственные конференции делятся на универсальные (на которые приглашаются все государства, как, например, на Всемирную конференцию по правам человека в Вене в 1993 г.), региональные (на которые приглашаются государства определенного региона, как, например, на конференцию 1991 г. для заключения Европейского соглашения по важным международным путям смешанных транспортных перевозок) и локальные, или субрегиональные (на которые приглашаются государства субрегиона, как, например, на конференцию 1962 г. в Хельсинки стран Северного совета).
Для определения круга участников конференций используются и другие критерии. В мирных конференциях участвуют бывшие воюющие стороны. В Конференции 1990 года по ограничению обычных вооружений в Европе участвовали государства двух противостоявших тогда военных блоков: НАТО и ОВД. В Конференции 1993 года по оливковому маслу участвовали страны - производители этого продукта. Конференции могут носить закрытый характер, когда на них приглашаются только участники международного договора для его пересмотра или оценки действия.
Следует отметить, что в работе не универсальных конференций часто участвуют наблюдатели. Наблюдатели могут присутствовать и на универсальных конференциях, если государство решило не становиться полноправным участником конференции и не выдало на то своей делегации соответствующих полномочий. На многие конференции приглашаются также наблюдатели от международных организаций.
В зависимости от целей конференции подразделяются на дипломатические (на которых принимается текст международного договора) и не дипломатические (часто это конференции научно-технического характера, как, например, Конференции по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях 1968, 1982 и 1999 гг.).
Международной конференцией считаются международное совещание, съезд, конгресс и т.п., в которых участвуют не менее трех делегаций.
Продолжительность конференций может составить один день и несколько недель. Некоторые конференции проводятся сессионно и в этом случае длятся по нескольку лет (Конференция ООН по морскому праву проходила с 1973 по 1982 г.).
Таким образом, международная конференция - это собрание официальных представителей, выступающих от имени государств, которое созывается на ограниченный срок для достижения определенных целей и является важным средством многосторонней дипломатии.
2. Подготовка международной конференции
Институт международных конференций практически почти исключительно основывается на нормах обычного права и международных обыкновениях.
Организация международной конференции начинается с проявления инициативы одним или несколькими субъектами международного права. Так, первая Конференция мира 1899 года в Гааге проводилась по инициативе России. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе началось в 1972 году по инициативе государств - участников Варшавского договора. В последние десятилетия международные конференции в своем подавляющем большинстве проводятся по инициативе и под эгидой ООН, ее специализированных учреждений и других международных организаций.
На практике проявление такой инициативы выражается в рассылке циркулярного документа (ноты) с обоснованием необходимости созыва конференции, предложением о времени и месте ее проведения и предварительной повестки дня. Если предлагается провести дипломатическую конференцию с целью принятия международного договора, то часто к ноте прилагается и проект соответствующего договора с объяснительной запиской (комментариями).
В случае положительного отклика на инициативу образуется международный подготовительный комитет, который решает организационные вопросы (место проведения, сроки, источник финансирования и т.п.), а также готовит проект правил процедуры конференции. Если конференция организуется под эгидой международной организации, то роль подготовительного комитета исполняется секретариатом этой организации.
Местом проведения конференции может быть столица страны-инициатора или столица (иногда и другой город) страны, готовой взять на себя основное бремя финансовых расходов по проведению конференции, а чаще всего - город местонахождения штаб-квартиры (секретариата) международной организации. В последнем случае расходы на проведение конференции значительно сокращаются, так как используются помещения организации и ее штатный персонал, необходимый для обслуживания конференции.
Расходы по проведению конференции может взять на себя международная организация или все государства-участники сообща в соответствии со шкалой взносов, которую устанавливает подготовительный комитет. Расходы делегаций несут сами государства - участники конференции.
Каждое государство-участник формирует свою делегацию, в состав которой могут входить глава (руководитель) делегации, его заместители, члены, советники и эксперты, а также технический и обслуживающий персонал. Если на конференцию прибывает всего
один человек - глава делегации, то он все равно именуется делегацией. Состав делегации сообщается специальной нотой министерству иностранных дел принимающей страны или высшему должностному лицу международной организации. Согласно международному обыкновению, главы делегаций назначаются примерно на одинаковом должностном уровне. Особенно важны конференции, проводимые на уровне глав государств и правительств. Первой такой конференцией считается Вестфальский конгресс 1648 года, проходивший в Оснабрюкке и Мюнстере и положивший конец Тридцатилетней войне.
Для участия в конференции делегации снабжаются специальными полномочиями от имени главы государства, главы правительства, министра иностранных дел или главы другого министерства. Уровень полномочий зависит от задач конференции - заключение межгосударственного, межправительственного или межведомственного договора. Главы государств, правительств и министры иностранных дел могут участвовать в работе конференции без специальных полномочий, ex officio.
В полномочиях указываются состав делегации и ее компетенция - только принимать участие в работе, то есть голосовать при принятии документов, выступать, вносить предложения и т.п., или же также подписывать принятые документы. Если полномочия по какой-либо причине не представлены комитету по проверке полномочий конференции, делегация может быть временно допущена к работе на основании временных полномочий, присланных по телеграфу или факсимильной связи. Временные полномочия не дают права на подписание принятых конференцией документов.
Самое главное - подготовка делегации к участию в конференции по существу. Компетентные органы государства утверждают для делегации директивы, указания, инструкции, а эксперты готовят для их реализации досье, содержащие справки, проекты выступлений, проекты альтернативных положений к вырабатываемым на конференциях документам и т.д.
Вошло в практику в период подготовки к конференции проведение "сепаратных" консультаций между государствами-единомышленниками с целью согласования тактики поведения на конференции. Уже много лет с единых позиций на конференциях официально выступают члены Европейского Союза. Государства, имеющие различия в позициях, также могут проводить между собой консультации с целью избежать в ходе конференции открытой политической конфронтации.
3. Правила процедуры
Правила процедуры - это регламент работы конференции, в том числе порядок руководства конференцией и принятия решений, а также права и обязанности участников.
Для международных конференций это единственный регулирующий акт, в отличие от международных организаций, имеющих учредительный договор и устав.
Будучи самостоятельными субъектами, международные конференции являются сами "хозяевами" собственных правил процедуры и официально принимают их в начале работы конференции. Поскольку правила процедуры - это довольно сложный документ, который во многом может предопределять исход конференции, они в виде предварительного проекта согласовываются в период подготовки конференции (по дипломатическим каналам или на заседаниях подготовительных комитетов, рабочих групп и т.д.).
Каких-либо типовых правил процедуры не существует (хотя такая попытка в 60-х гг. предпринималась в рамках ООН), но сложились определенные нормы обычного права, относящиеся к содержанию правил процедуры. Образовались и некоторые обыкновения: председателем конференции чаще всего избирается представитель принимающей страны (если конференция проводится не под эгидой международной организации, когда вопрос о председательствовании является предметом отдельных дипломатических переговоров); в заключительном акте конференции . или в специальной резолюции выражается благодарность правительству и народу принимающей страны за хорошие условия, созданные для проведения конференции, и др.
Правила процедуры содержат следующие основные разделы:
- порядок утверждения повестки дня (повестка дня является фактически компетенцией конференции, и за ее рамки не могут выходить ни выступления, ни предложения делегаций);
- выборы руководящих органов (обычно избираются председатель, который на многих языках именуется президентом конференции в отличие от председателей ее рабочих органов; его заместители, кандидатуры которых на универсальных конференциях выдвигаются от основных региональных групп, включающих Азию, Африку, Западную Европу и прочие государства, т.е. США, Канаду, Австралию и Океанию, Восточную Европу и Латинскую Америку; генеральный докладчик; этот круг должностных лиц составляет так называемое бюро конференции, которое может играть существенную роль в нахождении развязок по вопросам, которые зашли в тупик при обсуждении на пленарных заседаниях); иногда конференцией руководят сопредседатели;
- порядок формирования вспомогательных органов (комитет по проверке полномочий, редакционный комитет, комитеты и рабочие группы по отдельным вопросам повестки дня и разделам проекта конвенции); вспомогательные органы сами избирают своих председателей и докладчиков;
- порядок формирования и обязанности секретариата во главе с генеральным секретарем в качестве рабочего обслуживающего органа конференции, который обеспечивает ведение протоколов, издание документов, перевод на языки конференции, а также может давать пояснения и консультации по просьбе председателя с согласия конференции;
- установление кворума для начала работы и порядок принятия решений (обычно простое большинство от зарегистрированных делегаций для работы и квалифицированное большинство от числа участвующих в голосовании при принятии решений); по просьбе одной или нескольких делегаций может проводиться поименное голосование; в последние десятилетия для принятия решений часто применяется метод консенсуса (принятие решения без голосования и при отсутствии формальных возражений со стороны делегаций, которые не удовлетворены полностью принимаемым решением); практикуется и так называемый "пакетный" метод принятия решений, при котором несогласованные вопросы включаются в окончательный документ, при этом несогласные делегации идут на уступки друг другу, принимая несогласованные предложения с целью достичь договоренности в целом;
- полномочия председателя, который вправе принимать единолично решения по процедурным вопросам (предоставлять слово для выступления, ограничивать время выступлений, объявлять перерывы в заседаниях, ставить вопросы на голосование и т.д.); решение председателя может быть опротестовано, и в этом случае спор решается путем голосования: требуется простое большинство голосов, что, как правило, обеспечивает поддержку председателю;
- порядок внесения предложений и поправок и постановки их на голосование в определенной очередности;
- условия участия наблюдателей;
- порядок изменения правил процедуры;
- официальные и рабочие языки конференции (на официальных можно выступать в главных органах и вносить официальные предложения, на них издаются официальные решения конференции; на рабочих языках можно выступать во вспомогательных органах, вносить неофициальные тексты, на них ведутся протоколы заседаний); как правило, только часть официальных языков признается рабочими, что позволяет экономить средства на переводе и издании текущих рабочих документов; какого-либо единого официального дипломатического языка в настоящее время не существует.
Хорошее знание дипломатом правил процедуры и умение их применять позволяет достигать тактических успехов на этапе разработки проектов решений конференции и в ходе голосования по ним.
4. Итоговые документы конференций
Международные конференции завершаются принятием итоговых документов.
Чаще всего принимается заключительный акт, в котором указываются цели конференции, место и время проведения, достигнутые успехи в форме согласованных документов, перечисляются участники и наблюдатели, образованные конференцией органы и др. Если цели не достигнуты, заключительный акт остается единственным официальным итогом, что произошло, например, на дипломатической конференции в Риме в 1973 году, когда не удалось принять конвенцию о санкциях в отношении государств, которые попустительствуют актам незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации.
Дипломатическая конференция предполагает принятие международного договора (конвенции, соглашения и т.п.), который часто открывается для подписания в последний день конференции в месте ее проведения. Однако в ряде случаев место и время открытия договора для подписания откладываются и обозначаются в заключительных положениях договора.
Конференции принимают также такие виды документов, как резолюции, декларации, программы и планы действий. Научно-технические конференции принимают доклады.
По итогам конференций часто издаются официальные протоколы заседаний в форме стенографических отчетов.
5. Правовой статус делегаций на международных конференциях
Делегация на международной конференции - временный зарубежный орган внешних сношений, выполняющий функции представления интересов государства.
Представительский характер делегации обусловливает объективную необходимость обеспечения для нее необходимых условий для выполнения функций, включая отстаивание интересов посылающего государства. Это и составляет правовую природу иммунитетов, предоставляемых делегациям на международных конференциях. Делегация персонифицирует на конференции само государство, а принцип суверенитета предполагает невмешательство одного государства в дела другого.
Давая согласие на проведение на своей территории международной конференции, государство отдает себе отчет в том, что оно обязано признать за делегациями особый статус - статус органа посылающего государства. Но специфика состоит в том, что делегация аккредитуется не в государстве пребывания, а при конференции.
В 1975 году в Вене была принята Конвенция о представительстве государств и их отношениях с международными организациями универсального характера. Разумеется, Конвенция распространяется на делегации, участвующие в конференциях, созываемых международными организациями или под их руководством. Однако по аналогии и в силу международного обычая ее положения применимы к делегациям на всех межправительственных конференциях.
Статусу делегаций в органах и на конференциях посвящена часть III Конвенции. В принципе привилегии и иммунитеты, признаваемые за делегациями на конференциях, приравниваются к дипломатическим и включают: неприкосновенность архивов и документов, свободу передвижения, свободу сношений с посылающим государством (включая курьеров и шифрпереписку), неприкосновенность личности членов дипломатического персонала делегации, иммунитет дипломатического персонала от всех видов местной юрисдикции в отношении всех действий, совершаемых при выполнении официальных функций (функциональные иммунитеты), освобождение от налогов и сборов, освобождение от таможенных пошлин и досмотра и др.
Контрольные вопросы
1. По каким признакам классифицируются международные конференции?
2. Как происходит подготовка международной конференции?
3. Изложите основные положения типичных правил процедуры международной конференции.
4. Охарактеризуйте основные итоговые документы международной конференции.
5. Каков правовой статус делегаций на международных конференциях ?
Литература
Ашавский Б.М. Межправительственные конференции. - М., 1980.
Кузнецов С.А. Представители государств в международных организациях. - М., 1980.
Крылов Н.Б. Правотворческая деятельность международных организаций. - М., 1988. - Гл. II, § 2.
Действующее международное право. В трех томах. - Т. 1. - М., 1996. - Разд. XI.
Глава 10. Право международных организаций
А. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ 1. Понятие и источники права международных организаций
В современных международных отношениях международные организации играют существенную роль как форма сотрудничества государств и многосторонней дипломатии.
Возникновение международных организаций в XIX веке явилось отражением и следствием объективной тенденции к интернационализации многих сторон жизни общества. Начиная с создания в 1815 году Центральной комиссии навигации по Рейну, международные организации наделяются собственной компетенцией и полномочиями. Новым этапом в их развитии явилось учреждение первых международных универсальных организаций - Всемирного телеграфного союза (1865 г.) и Всемирного почтового союза (1874 г.), Лиги Наций (1919 г.).
Значительное влияние на развитие международных организаций, их демократизацию оказали и продолжают оказывать создание и деятельность Организации Объединенных Наций (1945 г.). Именно с ней связано признание за международными межправительственными организациями качества субъекта международного права.
На современном этапе международных отношений продолжаются численный рост международных организаций, дальнейшее расширение их компетенции и функций, усложнение организационной структуры. Взаимные связи и сотрудничество между действующими международными организациями (по некоторым данным, их насчитывается около 7 тыс., из них более 300 - межправительственные) позволяют говорить о становлении системы международных организаций, в центре которой находится ООН.
Развитие международных организаций привело к появлению специфического предмета правового регулирования - международных отношений в рамках международных организаций, включающих отношения государств-членов и нечленов с международной организацией; отношения между государствами-членами и между органами
международной организации; отношения с другими международными организациями. Качественным своеобразием отличается и метод правового регулирования указанных отношений, устанавливающий взаимные права и обязанности не только путем согласования в форме международного договора или обычая, но и путем принятия решений органами международной организации. К тому же накоплен огромный нормативный материал, относящийся к правовому регулированию указанного комплекса международных отношений. Это свидетельствует о становлении самостоятельной отрасли международного права - права международных организаций.
Право международных организаций - отрасль современного международного права, включающая принципы и нормы, регулирующие вопросы создания, организации и деятельности международных организаций.
Основные принципы международного права - неприменение силы и угрозы силой, мирное разрешение споров, невмешательство и др. - относятся не только к государствам, но и к международным организациям. Среди специальных принципов можно выделить принцип соответствия создания и деятельности международных организаций общепризнанным принципам международного права; принцип ответственности международных организаций за правонарушения; принцип добровольности членства в международных организациях.
Международные договоры, относящиеся к источникам права международных организаций, можно разбить на три группы: договоры между государствами; договоры между государствами и международными организациями и договоры между международными организациями. Среди договоров первой группы особое место занимают учредительные акты международных организаций. Они определяют правовую природу международных организаций, наделяя их правами и обязанностями, составляющими их правосубъектность. При этом Устав ООН, закрепивший основные принципы международного права, является источником, имеющим важное значение для всех отраслей международного права, включая право международных организаций. Это означает, что международные организации должны действовать в соответствии с общепризнанными принципами и нормами, закрепленными в Уставе ООН.
Из других договоров между государствами следует выделить международные соглашения, устанавливающие нормы общего порядка для международных организаций. Так, в ряде соглашений признается принцип ответственности международных организаций, например в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, от 27 января 1967 г. В договорах о привилегиях и иммунитетах международных организаций, например в Конвенции о привилегиях и иммунитетах ООН от 13 февраля 1946 г., регулируется правовой статус международных организаций на территории государств.
К группе договоров между государствами и международными организациями относятся соглашения о месте пребывания штаб-квартиры международной организации, о ее представительстве в государствах, функциональные соглашения, направленные на реализацию целей организации: о технической помощи; о финансовой помощи; об опеке; о предоставлении вооруженных сил и других видов военной помощи и т.д.
Среди соглашений между международными организациями можно выделить соглашения о сотрудничестве, о статусе специализированного учреждения при ООН, о правопреемстве, о создании совместных органов и программ и др.
Формирование международных обычных норм имеет место не только в деятельности государств, но и в практике международных организаций, например институт операций по поддержанию мира сложился в практике ООН. Что касается решений международных организаций, то те из них, которые носят обязательный характер, входят в число основных источников права международных организаций, например обязательные решения Совета Безопасности, обязательные решения Европейского Союза, финансовые правила, правила комплектования международного персонала и т.п.
В доктрине различают понятия внешнего и внутреннего права международных организаций. Конечно, такое различие достаточно условно. К внешнему праву относятся нормы, которые регулируют взаимоотношения международной организации с государствами-членами и нечленами, с другими организациями. К внутреннему праву относятся нормы, регулирующие внутренние правовые отношения: правила процедуры, порядок принятия решений, финансовые правила, нормы, определяющие статус персонала. Большинство юристов считают, что нормы внутреннего права носят международно-правовой характер и являются нормами международного права.
2. Понятие и классификация международных организаций
Международная организация - постоянное объединение государств, в отличие от международных конференций - их временного объединения.
Термин "международные организации" употребляется, как правило, применительно и к межгосударственным (межправительственным), и к неправительственным организациям. Однако их юридическая природа различна.
Международные неправительственные организации не основаны на межгосударственном договоре, и в них официально не представ-
лены государства. Их членами могут быть национальные общественные объединения, союзы и ассоциации, а также отдельные лица из различных стран (например, Межпарламентский союз, Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, Международная амнистия и др.).
Общепризнанного определения международной межправительственной организации нет. В многочисленных доктринальных определениях выделяются следующие ее основные признаки: объединение суверенных государств; наличие учредительного межгосударственного договора; общие постоянные цели и принципы; постоянные органы; наделение международной правосубъектностью; соответствие общепризнанным принципам и нормам международного права. С учетом этих признаков можно определить, что международная межправительственная организация - это объединение суверенных государств, учрежденное межгосударственным договором на постоянной основе, имеющее постоянные органы, наделенное международной правосубъектностью и действующее для достижения общих целей в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Такие организации признаются субъектами международного права.
Наименования международных организаций могут быть различными - организация, лига, ассоциация, союз, фонд, банк и др., однако это не влияет на их статус.
Для классификации международных организаций применяются различные критерии. По характеру членства они делятся на межправительственные и неправительственные организации.
По кругу участников международные организации подразделяются на универсальные, региональные и межрегиональные. Универсальные организации открыты для участия всех государств (ООН, ее специализированные учреждения, МАГАТЭ) или для участия общественных объединений и физических лиц всех государств (Всемирный совет мира, Международная ассоциация юристов-демократов). Членами региональных организаций могут быть государства или общественные объединения и физические лица определенного географического района (Организация африканского единства, Организация американских государств, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Европейская конфедерация профсоюзов, Всеафриканский союз студентов). К межрегиональным организациям относятся те, членство в которых ограничено определенным критерием, выводящим их за рамки региональной организации, но не позволяющим стать универсальной. Так, участие в Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) открыто только для государств, экспортирующих нефть. Членами Организации Исламская конференция (ОИК) могут быть только мусульманские государства.
Межгосударственные организации подразделяются также на организации общей и специальной компетенции. Деятельность организаций общей компетенции затрагивает все сферы отношений между государствами-членами: политическую, экономическую, социальную, культурную и др. (например, ООН, ОАЕ, ОАГ).
Организации специальной компетенции ограничиваются сотрудничеством в одной специальной области (например, Всемирный почтовый союз, Международная организация труда и др.) и могут подразделяться на политические, экономические, социальные, культурные, научные, религиозные и т.д. Этот критерий может быть применен и к неправительственным организациям.
Классификация по характеру полномочий позволяет выделить межгосударственные и наднациональные или, точнее, надгосударственные организации. К первой группе относится подавляющее большинство международных организаций, целью которых является регулирование сотрудничества государств. Решения таких организаций имеют рекомендательную или обязательную силу для государств. Наднациональные (надгосударственные) организации наделяются правом принимать решения, непосредственно обязывающие физических и юридических лиц государств-членов. Такие решения действуют на территории государств наряду с национальными законами. Некоторыми наднациональными полномочиями в таком понимании наделен Европейский Союз.
С точки зрения порядка приема в них организации подразделяются на открытые (любое государство может стать членом по своему усмотрению) и закрытые (прием в члены производится по приглашению первоначальных учредителей). Примером закрытой организации является НАТО.
Некоторые авторы наряду с термином "международные организации" употребляют термин "международные учреждения", считая это понятие более широким и включая в него не только международные организации, но и постоянные объединения государств, основанные на политическом соглашении, не имеющем характера международного договора (французский юрист С. Бастид), или имеющие упрощенную организационную структуру (французский юрист К. Коль-яр), которые они не рассматривают как международные организации. Подобной точки зрения придерживается и И. Лукашук, называя постоянные объединения государств с ограниченной компетенцией и упрощенной организационной структурой постоянными международными органами.
"Международные организации" и "международные учреждения" - это термины-синонимы. В пользу этой точки зрения свидетельствует то, что специальные организации системы ООН называются специализированными учреждениями. Многообразие международных организаций требует ввести дополнительные критерии классификации.
Например, по критерию структуры можно выделить организации с упрощенной и развитой структурой. По критерию способа их создания можно говорить о международных организациях, созданных классическим путем, на основе международного договора с последующей ратификацией, и о международных организациях, созданных на иной основе (деклараций, совместных заявлений и т.д.).
3. Порядок создания международных организаций и прекращения их существования
Международные организации как вторичные, производные субъекты международного права создаются (учреждаются) государствами. Процесс создания новой международной организации проходит три этапа: принятие учредительного документа; создание материальной структуры организации; созыв главных органов, свидетельствующий о начале функционирования организации.
Согласованное волеизъявление государств относительно создания международной организации может быть зафиксировано двумя способами: в международном договоре; в решении уже существующей международной организации.
Наиболее распространенным способом является заключение международного договора. Это предполагает созыв международной конференции для выработки и принятия текста договора, который и будет учредительным актом организации. Наименования такого акта могут быть различными: статут (Лига Наций), устав (ООН, ОАГ, ОАЕ), конвенция (ВПС, ВОИС) и др. Дата его вступления в силу считается датой создания организации.
Международные организации могут быть созданы и в упрощенном порядке, в форме принятия решения другой международной организацией. К такой практике неоднократно прибегала ООН, создавая автономные организации со статусом вспомогательного органа Генеральной Ассамблеи. Например, так были созданы ЮНКТАД - Конференция ООН по торговле и развитию (1964 г.), ПРООН - Программа развития ООН (1965 г.). В данном случае согласованное волеизъявление государств относительно создания международной организации проявляется путем голосования за учредительную резолюцию, вступающую в силу с момента ее принятия.
Второй этап предполагает создание материальной структуры организации. В этих целях наиболее часто используются специальные подготовительные органы. Такова практика создания ООН, ЮНЕСКО, ФАО, ВОЗ, МАГАТЭ и др. Из последних примеров можно сослаться на подготовительную комиссию для Международного органа по морскому дну и Международного трибунала по морскому праву.
Подготовительные органы учреждаются на основе отдельного международного договора или приложения к уставу создаваемой организации либо на основе резолюции другой международной организации. В этих документах определяются состав органа, его компетенция и функции. Деятельность такого органа направлена на подготовку проектов правил процедуры будущих органов организации, проработку всего круга вопросов, касающихся создания штаб-квартиры, составление предварительной повестки дня главных органов, подготовку документов и рекомендаций, относящихся ко всем вопросам этой повестки дня, и др.
Государства, не являющиеся членами международных организаций, могут посылать своих наблюдателей для участия в работе органов международных организаций, если это установлено правилами организации. В некоторых организациях государствам-нечленам разрешается аккредитовать миссии постоянных наблюдателей. Так, например, при ООН такие миссии имеют Ватикан, Швейцария, Палестина; при ОАГ - 30 государств, в том числе Россия.
Созыв главных органов и начало их функционирования завершают мероприятия по созданию международной организации.
Прекращение существования организации также происходит путем согласованного волеизъявления государств-членов. Чаще всего ликвидация организации осуществляется путем подписания протокола о роспуске. Так, 1 июля 1991 г. на совещании Политического консультативного комитета в Праге государства - участники Варшавского договора - Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, СССР и Чехо-Словакия (еще два первоначальных участника Варшавского договора вышли из него раньше: Албания в 1968 г., ГДР в 1990 г. в связи с объединением Германии) - подписали Протокол о прекращении действия Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 14 мая 1955 г. и Протокола о продлении срока его действия, подписанного 26 апреля 1985 г. Протокол о роспуске ОВД подлежал ратификации парламентами всех стран-участниц. Он был ратифицирован Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. и вступил в силу 18 февраля 1993 г.
Таким же образом был ликвидирован Совет экономической взаимопомощи. 28 июня 1991 г. в Будапеште страны - члены СЭВ - Болгария, Венгрия, Вьетнам, Куба, Монголия, Польша, Румыния, СССР и Чехо-Словакия - подписали Протокол о расформировании организации, просуществовавшей более 40 лет. Для урегулирования имущественных споров и претензий был создан ликвидационный комитет. Если вместо ликвидируемой организации создается новая, то возникает проблема правопреемства, решаемая в соглашении между организациями. Объектом правопреемства являются имущество, фонды, некоторые функции. Правопреемство имело место при создании ООН, ЮНЕСКО, ВОЗ, ВМО, ФАО, ИКАО и др.
4. Правовая природа международных организаций
В основе правовой природы международных организаций лежит наличие общих целей и интересов государств-членов.
Принцип суверенного равенства государств является руководящим в построении международных организаций. Его проявление характеризуется следующими чертами: договорная основа международной организации; добровольность членства; в основном рекомендательный характер решений организации; ее межгосударственный характер; сохранение суверенности и равноправия государств как внутри организации, так и вне ее.
Для правовой природы международной организации существенным является то, что ее цели и принципы, компетенция, структура и т.п. имеют согласованную договорную основу.
Проблема соотношения государственного суверенитета и общих целей и интересов организации находит разрешение в ее учредительном акте. Между ними не возникает противоречий, если государство добросовестно выполняет взятые на себя по уставу организации обязательства и следует установленным принципам.
В настоящее время широко признается следующее положение: государства, создавая международные организации, наделяют их определенной право- и дееспособностью, признавая за ними способность иметь права и обязанности, участвовать в создании и применении норм международного права, стоять на страже соблюдения норм международного права. Этим признанием государства создают новый субъект международного права, который наряду с ними осуществляет правотворческие, правоприменительные и правоохранительные функции в сфере международного сотрудничества.
Способность международных организаций совершать юридически действительные действия от своего имени предполагает наличие у них относительно обособленной правовой воли. Такая воля качественно отличается от каждой индивидуальной воли государств-членов. Индивидуальные волевые акты членов организации не поддаются ни слиянию, ни простому сложению. Они согласуются, и эта согласованная воля международной организации носит межгосударственный характер. Именно это волевое обособление международных организаций лежит в основе их международной правосубъектности и признанной за ними способности делать волеизъявления, принимать на себя права и обязанности по международному праву.
Источником этой относительно обособленной воли, ее правовой основой является учредительный акт. Это означает, что ни сами международные организации, ни их органы не могут совершать действия, выходящие за рамки учредительного акта.
Конечно, наделение международных организаций правами и обязанностями не означает их приравнивания к государствам - основным субъектам международного права. Объем их правосубъектности значительно меньше и носит целевой и функциональный характер.
Чтобы выполнять свои функции, международные организации должны обладать необходимыми юридическими средствами. В ст. 104 Устава ООН предусмотрено в этих целях, что "Организация Объединенных Наций пользуется на территории каждого из своих Членов такой правоспособностью, которая может оказаться необходимой для выполнения ее функций и достижения ее целей". Аналогичные положения содержатся в большинстве учредительных актов.
Международные организации наделяются договорной правоспособностью, то есть вправе заключать самые разнообразные соглашения в рамках своей компетенции. Как устанавливает ст. 6 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями, "правоспособность международной организации заключать договоры регулируется правилами этой Организации".
Пункт 1 статьи 2 Конвенции разъясняет, что "правила Организации" означают, в частности, учредительные акты, принятые в соответствии с ними решения и резолюции, а также установившуюся практику Организации.
Анализ учредительных актов международных организаций свидетельствует, что договорная правоспособность закрепляется в них, как правило, двумя способами: либо в общем положении, предусматривающем право заключать любые договоры, способствующие выполнению задач организации (например, ст. 65 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации 1944 г.), либо в специальном положении или положениях, определяющих возможность заключения организацией определенных категорий соглашений (например, ст. 43 и 63 Устава ООН) и с определенными сторонами (с любыми государствами или только с государствами-членами, с любыми международными организациями или только с некоторыми из них).
Международные организации обладают способностью участвовать в дипломатических сношениях. При них аккредитуются представительства государств, они сами имеют представительства в государствах и обмениваются представителями между собой. В Москве имеются Информационный центр ООН и представительства ЮНЕСКО, МОТ. 6 октября 1992 г. было заключено Соглашение между Правительством Российской Федерации и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев об открытии представительства УВКБ.
15 июня 1993 г. было заключено Соглашение между Правительством РФ и ООН об учреждении в Российской Федерации Объединенного представительства ООН и ее органов, программ и фондов в целях поддержки и дополнения национальных усилий по решению наиболее важных проблем экономического развития, содействия социальному прогрессу и повышению уровня жизни. Объединенное представительство включает ООН, Программу развития ООН (ПРООН), Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Управление Верховного комиссара по делам беженцев (УВКБ), Программу ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Фонд ООН по народонаселению (ЮНФПА), Мировую продовольственную программу (МПП), Программу ООН по контролю над наркотическими средствами (ЮНДКП).
Правительством РФ были заключены соглашения об учреждении постоянных представительств в Российской Федерации и с рядом других международных организаций, например с Международным валютным фондом (24 сентября 1997 г.), с Международной финансовой корпорацией (24 сентября 1997 г.).
Международные организации и их должностные лица пользуются привилегиями и иммунитетами (например, Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций 1946 г., Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений ООН 1947 г., Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, 1980 г. и др.).
Как субъекты международного права международные организации несут ответственность за правонарушения и нанесение ущерба своей деятельностью и могут выступать с претензиями об ответственности.
Международные организации наделяются также правом набирать персонал на контрактной основе. Это не представители государств, а международные должностные лица, подчиняющиеся исключительно международной организации и действующие от ее имени и в ее интересах. Как отмечено в ст. 100 Устава ООН, Генеральный секретарь и персонал Секретариата "не должны запрашивать или получать указания от какого бы то ни было правительства или власти, посторонней для Организации. Они должны воздерживаться от любых действий, которые могли бы отразиться на их положении как международных должностных лиц, ответственных только перед Организацией".
Каждая международная организация располагает финансовыми средствами, которые складываются в большей части из взносов государств-членов и расходуются исключительно в общих интересах организации.
Международные организации действуют также со всеми правами юридического лица по внутреннему праву государств. Так, ст. 39 Устава Международной организации труда устанавливает, что МОТ имеет все права юридического лица, в частности право заключать договоры, право приобретать движимое и недвижимое имущество и распоряжаться им, право возбуждать судебные дела.
Такие же права предоставлены ООН и ее органам, программам и фондам, а также их Объединенному представительству Соглашением между Правительством РФ и ООН от 15 июня 1993 г.
5. Компетенция, полномочия и функции международных организаций
Международная организация, создаваемая государствами для выполнения конкретных целей и задач, наделяется ими зафиксированной в учредительном акте определенной компетенцией. По мнению большинства юристов, компетенция международной организации - это объект или сфера ее предметной деятельности.
Однако недостаточно характеризовать понятие компетенции международной организации только через круг вопросов, которыми ей надлежит заниматься. Для более полного определения этого понятия необходимо включить в него полномочия, которыми наделяется организация для выполнения возложенных на нее задач. Следовательно, в компетенцию международной организации включается как круг проблем, которыми ей надлежит заниматься, так и предоставленные ей для этого полномочия.
Что касается функций международной организации, то под ними следует понимать внешние проявления процессов ее деятельности по выполнению возложенных на нее задач (например, регулирующие, контрольные, оперативные и другие функции). При этом организация вправе осуществлять свои функции только в пределах закрепленной за ней компетенции.
Компетенция международной организации, так же как и-ее правосубъектность, имеет договорную основу и ограничена договорными рамками. Вместе с тем в западной доктрине распространено расширительное толкование компетенции международных организаций. Сторонники концепций "имманентной компетенции" (норвежский юрист Ф. Сейерстед и др.) и "подразумеваемой компетенции" (английский юрист Д. Боуэт и др.) исходят из того, что любая международная организация может предпринять любые действия, необходимые для достижения ее целей, независимо от конкретных постановлений учредительного акта или других международных соглашений либо в силу имманентных, внутренне присущих международной организации свойств, либо на основе подразумеваемой компетенции, которая может быть разумно выведена из целей и задач организации.
Обе концепции близки друг другу, так как выводят компетенцию международной организации из ее целей и задач, что в корне противоречит договорной природе современных международных организаций.
Вместе с тем в определенном смысле можно вести речь о подразумеваемой компетенции. На это обращали внимание некоторые юристы (например, Г.И. Тункин, американский юрист Г.Х. Хэкворт). Подразумеваемые полномочия возможны тогда, когда они вытекают из явно предоставленных организации или ее органу полномочий и функций и необходимы для их осуществления.
Именно в этом смысле следует рассматривать закрепленную в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года подразумеваемую компетенцию для Международного органа по морскому дну. В ст. 157 Конвенции говорится, что орган обладает полномочиями и функциями, которые четко предоставлены ему согласно настоящей Конвенции. Далее указано: "Орган имеет такие подразумеваемые полномочия, соответствующие настоящей Конвенции, которые вытекают из этих полномочий и функций, связанных с деятельностью в районе, и необходимы для их осуществления".
6. Членство в международных организациях
Членство в международных организациях является неотъемлемым правом государства, вытекающим из его суверенитета. Различаются две категории членов в межгосударственных организациях - полноправные члены и члены с ограниченными правами. Полноправными членами в таких организациях могут быть только государства. Эта категория, в свою очередь, подразделяется на первоначальных и присоединившихся членов.
В учредительных актах международных организаций содержатся различные положения относительно первоначальных членов. Первоначальными членами являются: 1) государства, принявшие участие в учредительной конференции (МВФ); 2) государства, принявшие участие в учредительной конференции, а также приглашенные на нее, но не участвовавшие в ней (ИМО); 3) государства, участвовавшие в учредительной конференции или подписавшие документы, предшествовавшие конференции, и затем подписавшие и ратифицировавшие учредительный акт (ООН).
Разумеется, встречаются и иные определения первоначальных членов. Некоторые международные организации перечисляют такие государства в приложении к учредительному акту (ФАО).
Правовой статус первоначальных членов не отличается от правового статуса присоединившихся членов в отношении прав и обязанностей, вытекающих из членства в международной организации. Разница между ними заключается в том, что первоначальные члены своим волеизъявлением создали международную организацию, наделив ее правосубъектностью и признав за ней статус международной организации.
К присоединившимся членам международной организации относятся те государства, которые вступили в нее после начала ее деятельности в соответствии с установленными положениями. Для процедуры присоединения имеют значение условия и порядок приема.
Большинство международных организаций в своих учредительных актах устанавливают критерии приема в члены. Различаются общие и специальные критерии. К общим критериям относятся признание государством-кандидатом целей и принципов международной организации, принятие на себя обязательств, вытекающих из учредительного акта, и способность эти обязательства выполнять. Эти критерии применяются, как правило, во всех международных организациях, в том числе и тех, учредительные акты которых специально не оговаривают формальных требований к кандидатам в члены (МОТ, ВОЗ, ВПС и др.).
В некоторых учредительных актах предусмотрены также специальные требования для приема в члены. Так, для приема в ООН необходимо быть миролюбивым государством, в ВМО - иметь метеорологическую службу, в ОИК - быть мусульманским государством. Финансовые организации устанавливают для каждого кандидата свои условия приема (МВФ и др.).
Что касается порядка приема, то он может быть упрощенным на основе установленной процедуры с применением голосования. При упрощенном порядке достаточно присоединиться к учредительному акту и передать на хранение депозитарию документ о присоединении (Интерспутник, Международная китобойная комиссия) либо формально принять обязательства, вытекающие из учредительного акта, сообщив об этом должностному лицу организации (МОТ). Упрощенный порядок установлен для государств - членов ООН при приеме их в специализированные учреждения ООН.
Порядок приема устанавливается в учредительных актах. Так, для приема в члены ООН требуется решение Совета Безопасности, принятое с учетом принципа единогласия постоянных членов, и решение Генеральной Ассамблеи, принятое 2/3 присутствующих и участвующих в голосовании членов. В большинстве других международных организаций достаточно решения пленарного органа, принятого квалифицированным (ОАГ) или простым большинством голосов (ВОЗ, ОАЕ).
Наиболее сложна процедура приема в закрытые международные организации. Так, для приема в Организацию Североатлантического договора (НАТО) необходимо приглашение, принятое единогласно всеми государствами-членами, решение Совета НАТО, ратифицированное всеми членами НАТО.
Государство, не будучи членом международной организации, может принять участие в его работе в качестве наблюдателя. В последнее время появились и иные формы привлечения государств-нечленов к участию в деятельности международной организации, например статус специально приглашенного государства (Совет Европы), статус полномасштабного партнера по диалогу (АСЕАН).
В некоторых международных организациях (например, в ВОЗ, ИМО, ФАО, ЮНЕСКО) предусматривается особая форма членства с ограниченными правами (ассоциированный член, член-сотрудник, сочлен). Такое членство предоставляется территориям или группам территорий, не несущих ответственности за ведение своих внешних сношений. Члены с ограниченными правами имеют право участвовать в заседаниях, получать документы, однако не могут участвовать в голосовании и избираться в органы организации.
Прекращение членства может иметь место двумя способами: выход и исключение. Учредительные акты большинства международных организаций предусматривают положения о выходе из организации на основе выполнения определенных условий: наличия письменного заявления о выходе, выполнения финансовых обязательств, установления определенного срока для вступления заявления в силу и др. Если учредительные акты не содержат положений о выходе, это не означает, что государство-член не может выйти из организации. Оно имеет на это право в силу присущего ему качества суверенитета. В практике международных организаций такие выходы имели место неоднократно (так, прекратили свое членство Индонезия в 1965 г. в ООН, США, Великобритания и Сингапур в 1984-1985 гг. в ЮНЕСКО). Государство может мотивировать свой выход, однако это его право, а не обязанность. Вместе с тем государство не должно использовать выход или угрозу выхода для оказания давления на международную организацию.
Исключение из организации производится за систематическое нарушение уставных обязательств. Оно предусмотрено большинством учредительных актов в качестве дисциплинарной санкции по решению высшего органа организации. В ООН такое решение принимает Генеральная Ассамблея по рекомендации Совета Безопасности.
Ряд специализированных учреждений предусматривают автоматическое прекращение членства, если государство исключено из ООН. Прекращение членства может иметь место и в силу других причин - ликвидации международной организации, исчезновения государства как субъекта международного права, несогласия государства-члена с принятой поправкой к учредительному акту.
От прекращения членства нужно отличать приостановление членства. Согласно уставам международных организаций, оно также применяется за нарушение уставных обязательств, но на определенный срок. Чаще всего имеет место лишение права голоса в органах международной организации, приостановление права представительства в высшем органе. Так, Гаити и Доминиканская Республика были лишены права голоса в Генеральной Ассамблее ООН в 1968 году за финансовую задолженность по членским взносам. Начиная с 1970 года было приостановлено представительство ЮАР в Генеральной Ассамблее за проведение политики апартеида.
7. Органы международных организаций
Орган международной организации - это составная часть международной организации, ее структурное звено. Он создается на основании учредительного или иных актов международной организации, наделен определенной компетенцией, полномочиями и функциями, обладает внутренней структурой, имеет определенный состав и порядок принятия решений; в учредительном или иных актах закреплен его правовой статус.
Положения о компетенции международной организации в целом тесно связаны с компетенцией ее органов. Компетенция органа международной организации определяется в учредительном акте или в иных международных соглашениях и носит договорный характер. Она не может быть произвольно изменена без согласия государств - членов международной организации, выраженного в соответствующей форме.
Органы международных организаций можно классифицировать по различным критериям. Исходя из характера членства, можно выделить органы межправительственные, межпарламентские, административные, состоящие из лиц в личном качестве, с участием представителей различных социальных групп (например, представители от профсоюзов и предпринимателей в органах Международной организации труда).
Наиболее важными органами являются межправительственные, в которые государства-члены направляют своих представителей, имеющих соответствующие полномочия и действующих от имени правительств.
Совершенно не обязательно, чтобы представители были дипломатами. В ряде организаций требуется, чтобы представителем был соответствующий специалист (например, лицо, имеющее медицинское образование, для Всемирной организации здравоохранения или специалист в области культуры - для ЮНЕСКО).
Межпарламентские органы созданы главным образом для региональных организаций. Их участники либо непосредственно избираются населением государств-членов путем всеобщих прямых выборов (Европейский парламент), либо назначаются национальными парламентами (Парламентская ассамблея Совета Европы). В большинстве случаев парламентские органы ограничиваются принятием рекомендаций.
Административные органы являются важным структурным звеном во всех без исключения международных организациях. Они состоят из международных должностных лиц, находящихся на службе в международной организации и ответственных только перед ней. Набираются такие лица в соответствии с установленными для государств-членов квотами на контрактной основе.
Довольно существенную роль в деятельности международных организаций играют органы, состоящие из лиц в личном качестве (например, арбитражные и судебные органы, комитеты экспертов).
Исходя из числа членов, можно выделить два типа органов: пленарные, состоящие из всех государств-членов, и органы ограниченного состава. В организациях с наиболее демократической структурой пленарный орган, как правило, определяет политику организаций. За ним резервируются решения по наиболее фундаментальным вопросам: определение общей политики организации и ее принципов; принятие проектов конвенций и рекомендаций; бюджетные и финансовые вопросы; пересмотр устава и принятие поправок к нему; вопросы, связанные с членством в организации, - прием, исключение, приостановление прав и привилегий и др.
Вместе с тем в деятельности ряда международных организаций, особенно специализированных учреждений ООН, наблюдается тенденция к повышению роли в руководстве их деятельностью органов ограниченного членства (например, в МОТ, ИМО, ИКАО).
Для органов с ограниченным членством важное значение имеют вопросы их состава. Эти органы должны быть укомплектованы таким образом, чтобы принимаемые ими решения в наибольшей степени отражали интересы всех государств, а не одной-двух групп. В практике деятельности международных организаций для формирования органов ограниченного состава наиболее часто применяются следующие принципы: справедливого географического представительства; специфических интересов; равного представительства групп государств с несовпадающими интересами; наибольшего финансового вклада; политического представительства (учет представительства постоянных членов Совета Безопасности в органах, где за ними не закреплено постоянное место).
При формировании органов чаще всего применяется какой-либо один из принципов. Например, п. 3 ст. 15 Конвенции ВПС гласит: "Страны - члены Исполнительной комиссии по связи назначаются Конгрессом на основе справедливого географического распределения". В Международной морской организации Ассамблея избирает членов Совета на основе принципа специфических интересов с учетом групп стран, в наибольшей степени заинтересованных в международных морских перевозках и в международной морской торговле. На основе принципа паритетного представительства государств с несовпадающими интересами формировался, например, Совет по Опеке ООН.
В ряде случаев органы формируются с учетом двух и более критериев. Например, выборы непостоянных членов Совета Безопасности проводятся с учетом в первую очередь степени участия членов ООН в поддержании международного мира и безопасности и в достижении других целей Организации, а также справедливого географического представительства.
Для характеристики органов международных организаций возможно применение и других критериев, например иерархия органов (главные и вспомогательные), периодичность заседаний (постоянные и сессионные) и др.
8. Принятие решений международными организациями
Решения международных организаций принимаются их органами. Решение международной организации можно определить как согласованное волеизъявление государств-членов в компетентном органе в соответствии с правилами процедуры и положениями устава данной организации. Процесс формирования решений зависит от многих факторов: положений учредительного акта, правил процедуры, состава органа, расстановки политических сил внутри него. Он начинается с проявления инициативы, исходящей от государства, от группы государств, от органов или должностных лиц международной организации. Как правило, инициатор предлагает изучение определенной проблемы. Но в ряде случаев он может внести на обсуждение и проект будущего решения. Свои проекты решений могут вносить и другие государства, а также группы государств.
В международных организациях широко применяется практика привлечения к проектам соавторов. При этом следует иметь в виду, что, если соавторами выступает слишком много стран, возникают трудности с согласованием каждого положения внесенного проекта. Здесь в каждом конкретном случае требуется взвешенный подход.
Следующий этап формирования решения - внесение проблемы в повестку дня органа, принимающего решение. В Генеральной Ассамблее ООН предварительная повестка дня составляется за 50 дней до открытия очередной сессии, дополнительные пункты вносятся за 30 дней, новые срочные пункты - менее чем за 30 дней или во время очередной сессии. Генеральный комитет, руководящий работой сессии, рассматривает предварительную повестку дня вместе с дополнительными пунктами и по каждому пункту дает рекомендацию о включении в повестку дня либо отклонении, либо переносе на последующие сессии. Затем Генеральная Ассамблея принимает повестку дня. В специализированных учреждениях ООН обычно исполнительные органы занимаются подготовкой повестки дня пленарных органов.
После внесения вопроса в повестку дня он либо обсуждается непосредственно в самом органе, либо передается на рассмотрение специально создаваемых комиссий или комитетов. После этого вопрос снова представляется на рассмотрение полномочного органа.
Например, по правилу 65 Правил процедуры Генеральной Ассамблеи ООН она, если только не решит иначе, не принимает окончательного решения ни по одному вопросу, стоящему на повестке дня, до тех пор, пока не получит по нему доклад соответствующего комитета.
В большинстве международных организаций решения, прежде чем они выносятся на обсуждение пленарного органа, передаются на рассмотрение вспомогательных органов, где по существу и вырабатывается проект решения, выявляются его сторонники и противники. Поэтому работе вспомогательных органов уделяется большое внимание.
Важное место в процессе формирования решений международных организаций занимает этап обсуждения. Будь то в главных или во вспомогательных органах, это обсуждение имеет непосредственное политическое значение и конкретный юридический результат, выражающийся в том, будет ли поставлен на голосование проект решения или резолюции.
Основным этапом принятия решения является голосование. В подавляющем большинстве органов международных организаций каждая делегация имеет один голос. Лишь в органах со взвешенной системой принятия решений число голосов, предоставляемых государствам, разнится в зависимости от принятых в организации критериев. Например, в финансовых организациях системы ООН каждое государство имеет количество голосов, пропорциональное его взносу.
В правилах процедуры каждого органа устанавливается кворум, необходимый для принятия решений и составляющий чаще всего простое большинство членов органа.
Решения могут приниматься единогласно, простым или квалифицированным большинством. В XIX веке решения в международных организациях в большинстве случаев принимались на основе принципа абсолютного единогласия. Однако практика показала неудобство такого метода, так как даже одно государство могло сорвать всю работу органа. Поэтому постепенно международные организации перешли к относительному единогласию, простому и квалифицированному большинству.
Принцип относительного единогласия означает положительное голосование членов органа без учета отсутствующих или воздерживающихся от голосования членов. Такова была, например, практика голосования в Совете и Ассамблее Лиги Наций.
Простое (50 + 1 голос) и квалифицированное большинство (2/3 или 74) может быть абсолютным и относительным. Абсолютное большинство требует учета всего количества членов органа, относительное большинство - только присутствующих и голосующих "за" или "против".
В некоторых случаях решения в органах международной организации могут приниматься без голосования, путем аккламации или без возражений. Такие методы принятия решений применяются чаще всего в отношении процедурных вопросов.
В практике деятельности международных организаций все большее распространение находит процедура принятия решений на основе консенсуса. Для консенсуса характерен путь согласования позиций государств - членов органа на основе учета мнений и интересов всех и при общем согласии. Согласованный текст решения объявляется председателем органа без проведения голосования и при отсутствии возражений против принятия решения в целом.
9. Нормотворчество международных организаций
Международные организации в силу своей правосубъектности участвуют в нормотворческой деятельности. Можно выделить два направления такой деятельности: непосредственное правотворчество и вспомогательная роль в правотворческом процессе государств. Непосредственное правотворчество международных организаций проявляется в их договорной практике и в принимаемых ими решениях.
Международные организации, обладая договорной правоспособностью, заключают соглашения как с государствами, так и между собой. Несмотря на вторичность норм таких соглашений, они относятся к источникам международного права. Их обязательность обусловлена тем, что в них выражена в одних случаях суверенная воля государства, согласованная с волей международной организации, в других - согласованная воля двух или нескольких международных организаций. При этом воля каждой международной организации является, в свою очередь, проявлением согласования суверенных воль государств - членов данной организации.
Что касается решений международных организаций, то не все они содержат нормоустановительные положения. Решения по процедурным, финансовым, организационным и иным вопросам внутреннего права международных организаций являются обязательными для всех государств-членов, если, во-первых, обязательность таких решений предусмотрена учредительным актом и, во-вторых, соблюдены все правила их принятия.
Рекомендации международных организаций не содержат, как правило, юридически обязательных норм, но могут получить признание в качестве таковых как в обычной, так и в договорной практике государств.
Международные организации могут выполнять вспомогательные функции в нормотворческом процессе государств. Наиболее типич-
ными случаями их участия в таком процессе являются: разработка и принятие высшим органом организации проектов конвенций, технических стандартов и регламентов, созыв конференций для заключения договоров и др. Нормы, содержащиеся в проектах конвенций, становятся нормами международного права на основе выполнения государствами определенных процедур (ратификация, вступление в силу после определенного числа ратификаций).
Для вступления в силу регламентов некоторых организаций предусмотрена необходимость их явного принятия государствами. Так, регламенты ВПС подлежат ратификации, а регламенты МСЭ требуют одобрения их государствами. Что касается регламентов ИКАО, ВОЗ, ВМО, то для вступления их в силу нет необходимости в их ратификации или одобрении в иной явной форме государствами. Однако здесь имеет место выражение молчаливого согласия государств, так как государство считается принявшим регламент, если оно в определенный срок (например, три-девять месяцев применительно к регламентам ВОЗ) не заявило о своем отказе принять регламент или не сделало оговорки к нему в случаях, когда такие оговорки запрещены.
Б. ООН И ОРГАНИЗАЦИИ, ВХОДЯЩИЕ В СИСТЕМУ ООН 1. Создание ООН
Создание Организации Объединенных Наций стало возможным в результате объединения усилий государств в борьбе с фашизмом в период Второй мировой войны.
Лига Наций, созданная после Первой мировой войны, хотя и провозгласила своими официальными целями поддержание мира и разоружение, не стала эффективным инструментом в их осуществлении. Ее Статут не только не запретил агрессивную войну, но и не подверг ее безусловному осуждению. Военные санкции против государства, развязавшего войну в нарушение положений Статута, не носили обязательного характера для членов Лиги. Установленная Статутом мандатная система закрепляла колониализм. Лига Наций не смогла стать эффективным препятствием на пути развязывания Второй мировой войны. Она фактически прекратила свою деятельность в 1939 году. Формально Лига Наций была распущена в 1946 году, после создания Организации Объединенных Наций.
Важными этапами в становлении новой организации явились: Московская конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании с участием посла Китая в СССР, принявшая 30 октября 1943 г. Декларацию по вопросу о всеобщей безопасности, в которой признавалась необходимость учреждения всеобщей международной организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств; Тегеранская конференция глав правительств СССР, США и Великобритании (сентябрь-декабрь 1943 г.), подтвердившая важность задачи создания новой организации; конференция в Думбартон-Оксе (близ Вашингтона) представителей тех же держав и на второй стадии - Китая (сентябрь 1944 г.), выработавшая проект Устава ООН; Крымская конференция руководителей СССР, США и Великобритании (февраль 1945 г.), на которой был согласован вопрос о процедуре голосования в Совете Безопасности ООН.
Окончательный текст Устава ООН был принят на конференции в Сан-Франциско (апрель-июнь 1945 г.) и подписан 26 июня 1945 г. Дата вступления его в силу, 24 октября 1945 г., отмечается во всех государствах - членах ООН как День Организации Объединенных Наций.
Создание ООН явилось крупным политическим достижением в области межгосударственных отношений и международного сотрудничества. В ходе подготовки и принятия Устава ООН на всех этапах переговоров Советский Союз сыграл исключительную роль в окончательном закреплении в Уставе передовых, прогрессивных принципов международных отношений и международного права.
Делегаты Сан-Францисской конференции, чтобы подчеркнуть историческую важность Устава ООН (теперь, к концу XX столетия можно со всей определенностью заявить, что это наиболее значимый документ этого столетия), при его принятии и подписании отступили от некоторых общепризнанных процедур международных договоров. Устав ООН был одобрен единогласно, но не голосованием с поднятием рук или поименно, а вставанием всех участников Конференции. При подписании Устава отступили от общепризнанного алфавитного порядка. Было решено первые пять мест при подписании Устава предоставить основным державам - четырем приглашающим государствам на Сан-Францисскую конференцию в порядке английского алфавита: Китаю, СССР, Великобритании и США, затем Франции, далее всем остальным государствам в алфавитном порядке. Польше, которая не принимала участия в Конференции, было оставлено место для подписи.
Было также решено дать возможность подписать Устав от имени своих стран всем делегатам, которые имели соответствующие полномочия. Устав был подписан 153 делегатами от 51 государства. От СССР Устав подписали 7 представителей, в том числе первый заведующий кафедрой международного права Московского государственного института международных отношений доктор юридических наук, профессор СБ. Крылов, который принимал самое активное участие на всех этапах подготовки проекта Устава.
2. Цели и принципы ООН
Организация Объединенных Наций создана, как это определено в ст. 1 ее Устава, в целях: 1) поддерживать международный мир и безопасность; 2) развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов; 3) осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии; 4) быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей.
Организация основана на прогрессивных, демократических принципах международного права. В ст. 2 Устава ООН предусмотрено, что Организация и ее члены действуют в соответствии с принципами суверенного равенства всех ее членов; добросовестного выполнения принятых на себя обязательств по Уставу; разрешения международных споров мирными средствами; отказа в международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН; всемерного оказания помощи Организации во всех ее действиях в соответствии с Уставом и отказа от помощи любому государству, против которого ООН предпринимает действия превентивного или принудительного характера.
В Уставе ООН нашли отражение и другие важные принципы современных международных отношений и международного права: добрососедских отношений ("проявлять терпимость и жить вместе в мире друг с другом, как добрые соседи"); совместных действий государств в целях поддержания международного мира и безопасности; разоружения; равноправия и самоопределения народов; широкого международного сотрудничества для содействия экономическому и социальному прогрессу всех народов, обеспечения равноправия людей, их основных прав и свобод, уважения к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права.
Принципы международного права, закрепленные в Уставе, получили подтверждение и дальнейшее развитие в резолюциях и декларациях Генеральной Ассамблеи ООН, таких, например, как резолюция о всеобщем и полном разоружении 1959 года, Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года, Определение агрессии 1974 года, Декларация об усилении эффективности принципа
отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 года и др.
3. Членство в ООН
В Организации Объединенных Наций различаются первоначальные и принятые члены. Первоначальными членами являются 50 государств, принявших участие в Конференции в Сан-Франциско и подписавшие и ратифицировавшие Устав. 51-му государству - Польше было дано право подписать Устав на правах первоначального члена.
Согласно ст. 4 Устава, членами ООН могут быть миролюбивые государства, которые примут на себя содержащиеся в настоящем Уставе обязательства и которые, по суждению Организации, могут и желают эти обязательства выполнять. Для приема в члены ООН необходимы рекомендация Совета Безопасности ООН, принятая не менее чем девятью голосами, включая совпадающие голоса всех пяти постоянных членов Совета, и постановление Генеральной Ассамблеи ООН, вынесенное 2/3 присутствующих и участвующих в голосовании государств.
Член ООН, систематически нарушающий принципы Устава ООН, может быть исключен из Организации решением Генеральной Ассамблеи по рекомендации Совета Безопасности (ст. 6). ООН к такой мере пока не прибегала.
Хотя Устав ничего не говорит о возможности выхода из Организации, однако такое право принадлежит каждому члену ООН как суверенному государству. В январе 1965 года Индонезия вышла из ООН, а в сентябре 1966 года возобновила свое участие в ее деятельности.
В Уставе предусмотрена возможность приостановления прав и привилегий государства - члена ООН, если против него Советом Безопасности были приняты меры превентивного или принудительного характера. Такое приостановление производится Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности, а восстановление - Советом Безопасности.
За время, прошедшее после создания ООН, количество ее членов достигло 188 (на 1 января 2000 г.).
Государств - нечленов ООН осталось немного. Это Швейцария, Ватикан, государство Океании - Тувалу. Что касается Швейцарии, то в ней дважды состоялся общенациональный референдум относительно членства в ООН (второй раз - 16 марта 1986 г.). Большинство населения страны высказалось против вступления Швейцарии в ООН, считая, что членство в ООН может ущемить принцип постоянного нейтралитета, которого Швейцария придерживается с 1815 года.
Дальнейший рост числа членов возможен не только за счет государств-нечленов, но и в случае деколонизации еще оставшихся колониальных владений и зависимых территорий. Среди них можно назвать колониальные владения Великобритании (например, Бермудские острова, ряд островов в Вест-Индии), так называемые "заморские департаменты" и "заморские территории" Франции (Реюньон, Гваделупа, Мартиника и др.).
Как правило, государства-члены учреждают при Организации свои постоянные представительства. Государства-нечлены могут установить отношения с ООН и учредить миссии постоянных наблюдателей. В настоящее время такие миссии имеют Швейцария и Ватикан. Свою миссию сохраняет Палестина. Статус наблюдателя может предоставляться также освободительным движениям, специализированным учреждениям, другим межправительственным организациям. Такой статус имеют Европейский Союз, Организация американских государств, Лига арабских государств, Организация африканского единства и др.
4. Система органов ООН
В соответствии с Уставом (ст. 7) главными органами ООН являются Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС), Совет по Опеке, Международный Суд и Секретариат. Компетенция и правовой статус каждого из них четко зафиксированы в Уставе ООН. Они являются центральными звеньями в своей сфере деятельности, однако это не означает, что они равнозначны по своей роли и правовому положению. Наиболее важное значение для обеспечения целей и принципов ООН имеет Генеральная Ассамблея как самый широкий международный форум, на котором представлены все страны - члены ООН, и Совет Безопасности - как орган, на который возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности и который при исполнении своих обязанностей действует от имени всех членов Организации. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности - независимые органы, не подчиненные друг другу и другим органам системы ООН.
ЭКОСОС и Совет по Опеке осуществляют свои функции под руководством и контролем Генеральной Ассамблеи и в некоторых случаях - Совета Безопасности. Международный Суд является главным судебным органом ООН, состоящим из коллегии независимых судей. Секретариат как главный административно-технический орган призван обслуживать деятельность всех других органов.
Вспомогательные органы могут учреждаться всеми главными органами ООН на основе ее Устава, при этом их компетенция должна быть частью компетенции главного органа.
Как правило, органы ООН состоят из всех или некоторых государств-членов, представленных полномочными представителями или делегацией. Иногда органы комплектуются на основе личного представительства. Так, Комиссия международног