close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Новый Гуманитарный Университет

код для вставкиСкачать
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ........................................................................................3
ГЛАВА I. Слияние юридических лиц: предпосылки и особенности механизма правопреемства....................................................................................5
§ 1 Слияние юридических лиц и его сущность в гражданском праве....................5
§ 2 Специфика слияния акционерных обществ по российскому законодательству..8
§ 3.Процедура слияния обществ с ограниченной ответственностью в российской гражданско-правовой системе...................................................................20
§ 4 Заключение договора о слиянии юридического лица.................................22
ГЛАВА II. Присоединение юридических лиц как форма их реорганизации...29
§ 1. Понятие присоединения юридических лиц в российском гражданском праве........................................................................................................29 § 2. Особенности гражданско-правового механизма присоединения двух организационно правовых форм юридических лиц: открытого акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью ..............................................32
§ 3 Составление договора о присоединении юридического лица........................35
ГЛАВА III. Тенденции развития слияния и присоединения юридических лиц в современном российском имущественном (рыночном) обороте....................40 § 1. Недружественные слияния и присоединения в России и способы защиты от недружественных поглощений юридических лиц...........................................40
§ 2 Корпоративный шантаж и способы борьбы с ним......................................52
§ 3 Теоретические и практические проблемы сделок слияния и присоединения юридических лиц...................................................................................62 Заключение.........................................................................................78
Библиография.....................................................................................81
Нормативно-правовые акты и судебно арбитражная практика ..........................81
Научная литература ...............................................................................84
Введение.
Не так давно в российский гражданский оборот стремительно вошли такие понятия как "слияния" и "поглощения" компаний. В действующем законодательстве понятие "поглощение" юридических лиц отсутствует. Гражданский Кодекс Российской Федерации выделяет такие понятия как "слияние" и "присоединение" как формы реорганизации юридических лиц. Понятия "слияние" и "присоединение" в гражданском праве наиболее четко и полно отражают экономическое понятие "поглощения" компаний.
Актуальность темы данной выпускной квалификационной работы заключается в том, что на сегодняшний день совершается очень много сделок в области слияния и присоединения компаний различных отраслей и направлений производства. Возникает немало практических ситуаций, которые не может решить действующее законодательство, так как оно, на мой взгляд, не успевает следить за развитием бизнес процессов в нашем государстве. Динамика развития бизнеса, а с ним и сделок в области слияния и присоединения компаний намного опережает действующие гражданское законодательство.
Цель данной работы заключается в том, чтобы раскрыть сущность слияния и присоединения в гражданско-правовом обороте, рассмотреть процедуры и механизмы заключения сделок по слиянию и присоединению. Так же целью данной работы является показ тенденций развития слияния и присоединения юридических лиц в современном рыночном обороте, анализ проблем, препятствующих развитию сделок по слиянию и присоединению.
В соответствии с поставленной целью в работе будут рассмотрены и решены следующие задачи: процесс слияния и присоединения акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, порядок составления и заключения договора о слиянии и присоединении юридических лиц, "недружественные" поглощения юридических лиц и способы защиты.
На данном этапе развития российского законодательства, процесс использования таких форм реорганизации юридических лиц, как слияние и присоединение не пользуется популярностью у российского бизнеса. Такая негативная оценка со стороны бизнеса вызвана необходимостью соблюдения сложной процедуры и, прежде всего, связанной с проведением нескольких общих собраний участников (акционеров), участвующих в процессе слияния или присоединения, и заседаний совета директоров. Игнорирование требований закона может привести к невозможности завершения процедуры реорганизации или к оспариванию результатов решений общего собрания со стороны "третьих лиц". Организации, которые проводят реорганизацию юридического лица, обязаны не позднее 30 дней с даты принятия решения, письменно уведомить об этом своих кредиторов. В этот же срок организация должна опубликовать в печатном издании, предназначенном для публикации данных о регистрации юридических лиц, сообщение о принятом решении. Данные факторы увеличивают временные затраты на процедуру реорганизации юридических лиц, и негативным образом сказываются на бизнес процессах внутри реорганизуемых компаний. Из-за таких негативных факторов тормозится развитие экономического роста предприятий.
Как представляется, анализ реорганизации в форме слияния и присоединения юридических лиц, который будет сделан в данной работе, позволит выявить теоретические и практические проблемы в данной сфере гражданско-правовых отношений. Предлагаемые решения позволят существенно улучшить процесс слияния и присоединения компаний, в условиях интенсивно развивающегося российского рынка.
ГЛАВА I. Слияние юридических лиц: предпосылки и особенности механизма правопреемства.
§ 1 Слияние юридических лиц и его сущность в гражданском праве.
Прежде всего, необходимо определить само понятие слияние в гражданском праве. ГК РФ в п.1 ст.57 закрепляет, что "реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами". Исходя из смысла ст. 57 ГК РФ, слияние есть не что иное, как форма реорганизации юридического лица.
Более конкретно и точно определение понятию слияние дает п.1 ст.16 ФЗ от 26 декабря 1996 года "Об акционерных обществах"1: "слиянием обществ признается возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних" (п.1ст.16).
Таким образом, под слиянием юридических лиц в действующем законодательстве понимается процесс реорганизации, в результате которого возникает новый субъект гражданских прав и обязанностей. При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к возникшему юридическому лицу, а сами сливающиеся лица прекращаются (п.1 ст.58 ГК РФ; п.1 ст.16 Закон об АО; п.1 ст.52 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью")2.
В процессе реорганизации юридического лица возникает универсальное правопреемство3. Необходимо отметить, что правовое регулирование универсального правопреемства при слиянии юридических лиц должно закрепить переход прав и обязанностей с переходом деятельности реорганизованного юридического лица к его правопреемнику. В момент правопреемства распределяются обязанности юридического лица и ответственность за их нарушения между сливающимися организациями в соответствии с видами деятельности, которую они осуществляли до реорганизации.
Экономическая сущность сделок по слияниям и присоединениям заключается в стремление к увеличению собственности инвестора, росту прибыли, повышению рентабельности инвестиционного капитала, как правило, в форме повышения курсовой стоимости акций и через нее стоимости компании в целом.4 В целом процесс слияния юридических лиц, как и процесс создания нового юридического лица, осуществляется путем последовательного накопления ряда юридических фактов, которые в совокупности образуют юридический состав имеющим следствие реорганизацию в форме слияния юридических лиц и возникновение нового субъекта в качестве правопреемника.
Прежде всего, нужно отметить юридический факт регистрации в едином государственном реестре юридических лиц нового участника гражданско-правового оборота5 (который является правопреемником, действовавших ранее юридических лиц). Не менее важным является процесс передачи имущественных прав и обязанностей вновь возникшему юридическому лицу на основании передаточного акта (двухсторонней распорядительной сделки). После реорганизации юридических лиц в форме слияния, из государственного реестра юридических лиц исключаются реорганизуемые юридические лица (так как они подлежат ликвидации). В цивилистической литературе отмечается, что использование передаточного акта для определения состава имущества, которое должно быть передано в результате реорганизации, представляется неудобным, и правопреемство должно осуществляться по состоянию на момент завершения реорганизации6 в соответствии с реорганизационным договором. Неудобство заключается в том, что передаточный акт, утвержденный участниками одновременно с принятием решения о реорганизации, редко остается актуальным до момента передачи имущества другому обществу. Так как содержание активов и пассивов реорганизуемого общества непрерывно меняется, как в процессе его нормальной хозяйственной деятельности, так и при реализации кредиторами и участниками общества своих прав. Слияние юридических лиц как форма реорганизации происходит на основании принятого общим собранием участников (акционеров) решения о слиянии. Такое решение общего собрания, будучи "корпоративной сделкой", обязывает единолично исполнительные органы сливающихся юридических лиц заключить договор о слиянии. По своей природе договор о слиянии представляет собой многосторонний, консенсуальный, и возмездный гражданско-правовой договор. Главная особенность договора слияния состоит в том что, что он заключается между сливающимися юридическими лицами, которые вследствие исполнения договорных обязательств, прекращают свое существование. Другой важной особенностью исполнения обязательств, возникающих в период заключения договора о слиянии, становится регистрация нового юридического лица, которому сливающиеся организации передают все свои вещные, обязательственные, исключительные и корпоративные права.
Во исполнение договора о слиянии юридических лиц, заключаются другие договоры, в частности такие, как "авторские договоры", "договоры об уступке патента".
Таким образом, подводя итог первому параграфу можно, сказать, что слияние юридических лиц - это одна из форм реорганизации. Слияние юридических лиц базируется на волеизъявлении участников общества, которое выражается в принятии решения на общем собрании, в результате которого во исполнение договора о слиянии появляется новый субъект гражданско-правового оборота, который является правопреемником реорганизуемых юридических лиц. § 2 Специфика слияния акционерных обществ по российскому законодательству.
Из известных современному правопорядку способов реорганизации исторически первым формулировалось именно слияние (fusion). Один из ранних примеров объединения компаний в России - учреждение Российско-Американской компании в Иркутске на основании акта, учиненного компаньонами 3 августа 1798 г7.
В отечественной правоприменительной практике процедуры слияния пока не получили широкого распространения. Согласно статистическим данным, среди форм реорганизации лидерами можно назвать выделение и преобразование. В то же время современный уровень развития корпоративных отношений в зарубежных странах характеризуется стремительным увеличением числа слияний как формы экономической концентрации капитала. Учитывая довольно высокий уровень заимствования западных методов управления, можно прогнозировать рост количества проводимых слияний и в России. Поэтому весьма актуальным будет анализ некоторых вопросов, касающихся специфики слияния акционерных обществ в Российской Федерации.
В соответствии со ст. 16 Закона об АО, слиянием обществ признается возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних. Согласно ст. 58 Гражданского кодекса РФ при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом.
Общества, участвующие в слиянии, заключают договор о слиянии, в котором определяется порядок и условия слияния, а также порядок конвертации акций каждого общества в акции нового общества. Слияние относится к договорному виду реорганизации, что сближает его с присоединением и позволяет говорить о наличии некоторых унифицированных признаков, присущих каждой из этих форм реорганизации.
Во всех случаях слияние является добровольным видом реорганизации, т.е. может быть проведено только по решению общего собрания акционеров акционерного общества; ни суд, ни какой-либо иной орган не вправе обязать те или иные организации провести слияние. Пункт 3 ст. 57 ГК РФ предусматривает, что в некоторых случаях, прямо установленных в законе, слияние может быть осуществлено лишь с согласия уполномоченных государственных органов.
Весьма важным моментом при рассмотрении вопроса о специфики слияния акционерных обществ, является вопрос о допустимость в России слияние юридических лиц различной организационно-правовой формы. Из Постановления Пленума ВАС РФ от 18 октября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"8 видно, что суд не допускает слияния с участием юридических лиц различных организационно-правовых форм. Таким образом при участи в слиянии хотя бы одного АО, остальными участниками такого слияния должны быть также АО, а в результате подобной реорганизации не может образоваться юридическое лицо в какой-либо организационно-правовой форме, отличной от АО.
Рассмотрим подробнее специфику слияния акционерных обществ.
Подготовка проекта договора о слиянии, его согласование со всеми участниками реорганизации. В п. 2 ст. 16 Федерального закона "Об акционерных обществах", предусмотрено, что общества, участвующие в слиянии, заключают договор о слиянии, в котором определяются порядок и условия слияния, а также порядок конвертации акций каждого общества в акции нового общества. В соответствии с Указом Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера"9 договор о слиянии акционерных обществ должен определять:
"... дату составления списка акционеров всех реорганизуемых обществ, имевших право на участие в их совместном общем собрании акционеров, а также порядок их голосования на этом собрании, если необходимое для этого число голосов, принадлежащих каждому акционеру, не совпадает с числом принадлежащих ему акций;
условия, гарантирующие соблюдение прав владельцев голосующих акций всех реорганизуемых обществ, а также иных акций этих обществ, подлежащих обмену на голосующие акции создаваемого акционерного общества".
В случаях, предусмотренных антимонопольным законодательством РФ, проект договора о слиянии вносится на утверждение общих собраний акционеров реорганизуемых обществ после согласования с антимонопольным органом10.
Не вполне ясно, когда данный договор подписывается исполнительными органами обществ, участвующих в слиянии, до общего собрания или после. При буквальном толковании текста п. 2 ст. 16 Закона об АО, можно сделать вывод о том, что договор сначала заключается, а потом утверждается общим собранием. Законодательно логично предусмотреть следующую конструкцию: договор о слиянии подписывается уполномоченными лицами сторон, начинает действовать, однако если по истечении года со дня его подписания он не будет утвержден соответствующими органами всех участвующих в слиянии организаций, он прекращается. Не вдаваясь в анализ использованной юридической техники, хотелось бы отметить безусловную логичность данной нормы. Поскольку если предположить, что договор считается заключенным с момента его подписания, но после утверждения общими собраниями реорганизуемых обществ, то может создаться ситуация, когда одно общество будет нести финансовые потери из-за действий другого общества. Так, например, руководители ОАО "Характер" и ОАО "Устойчивость" приняли решение о слиянии. ОАО "Характер" провело инвентаризацию своего имущества, получило разрешение антимонопольного органа на проведение, затратив свои денежные средства, разработало проект договора о слиянии, созвало общее собрание, на котором было принято решение о реорганизации. А общество "Устойчивость" отказалось от слияния. Кто в данном случае должен нести бремя расходов, и какова природа ответственности - договорная или внедоговорная?
Но если проводить аналогию с процедурами слияния кредитных организаций11, то мы можем увидеть, что сначала имеет место именно общее собрание, на котором принимаются соответствующие решения, и только потом подписание договора о слиянии. При этом любое общество обязательно будет нести расходы на проведение инвентаризации, поскольку без нее невозможно составление передаточного акта.
П. 2 ст. 16 Закона об АО гласит, что "совет директоров общества выносит на решение общего собрания акционеров (ОСА) каждого общества, участвующего в слиянии вопрос о реорганизации в форме слияния, об утверждении договора о слиянии, устава общества, создаваемого в результате слияния, и об утверждении передаточного акта". Решение о реорганизации и об утверждении договора о слиянии должно приниматься общим собранием в рамках одного вопроса повестки дня, а вопросы об утверждении устава создаваемого общества и об утверждении передаточного акта должны решаться на ином общем собрании. Оно проводится после принятия решения о реорганизации и заключения договора о слиянии, определяющего взаимные права и обязанности сторон. Возможно, законодатель пошел по пути упрощения отношений в обществе при слиянии, включая все указанные пункты в один вопрос повестки дня одного общего собрания и не обязывая общество проводить повторное общее собрание акционеров. Однако это представляется не вполне корректным с точки зрения процедуры реорганизации. По моему мнению, лучше созвать и провести еще одно общее собрание акционеров, чем проводить "ненужную" инвентаризацию имущества. Более того, на основе проведенной инвентаризации составляется передаточный акт, который, по мысли законодателя, утверждается на том же собрании, на котором принимается решение о слиянии. Но ведь после этого общество еще некоторое время находится в процессе своей нормальной хозяйственной деятельности. Кроме того, структура активов и пассивов меняется при использовании кредиторами и акционерами своих прав. Необходимо подчеркнуть, что правопреемство должно осуществляться по состоянию на момент завершения реорганизации. Но нельзя согласиться с тем, что правопреемство должно осуществляться в соответствии с договором о слиянии. По моему убеждению, данный договор относится к группе договоров, направленных на достижение определенной общей цели, действие которого по ее достижении прекращается. Сущность же передаточного акта заключается в том, что после завершения реорганизации и создания нового общества он представляет собой единственный документ, показывающий размер переданных активов и пассивов каждым из реорганизуемых обществ. Действие его не может быть прекращено по завершению реорганизации. Это еще раз подтверждает целесообразность утверждения передаточного акта на завершающем этапе реорганизации. Но, тем не менее, п. 2 ст. 16 Закона об АО четко указывает на то, что речь идет о вопросе повестки дня, а не о вопросах.
Оценка стоимости акций независимым оценщиком. Согласно п. 3.4. Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров (утв. постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 31 мая 2002 г. N 17/пс)12 к дополнительной информации (материалам), обязательной для предоставления лицам, имеющим право на участие в общем собрании, повестка дня которого включает вопросы, голосование по которым может повлечь возникновение права требования выкупа обществом акций, относится, в частности отчет независимого оценщика о рыночной стоимости акций общества, требования, о выкупе которых могут быть предъявлены обществу.
Необходимо отметить также особый этап при слиянии акционерных обществ, который состоит в получение согласия антимонопольного органа на проведение слияния в случаях, предусмотренных законодательством о конкуренции13.
В процессе слияния акционерных обществ, проходит инвентаризация имущества, подготовка устава нового общества и передаточного акта. Подготовка устава нового общества является весьма важным моментом в дальнейшей судьбе самого общества и его акционеров. Поэтому АО, которые намерены проводить реорганизацию в форме слияния, должны четко и грамотно проработать устав создаваемого в процессе слияния общества. Отдельно требует рассмотрения процесс составления списка лиц, имеющих право на участие, в общем собрание акционеров. В соответствии со ст. 51 Закона об АО список лиц, имеющих право на участие, в общем, собрание составляется на основании данных реестра. При этом дата его составления не может быть установлена ранее даты принятия решения о проведении общего собрания акционеров и более чем за 50 дней до даты проведения общего собрания. Необходимо также иметь в виду, что при наличии в обществе акционеров - владельцев привилегированных акций дата составления списка лиц, имеющих право на участие, в общем, собрание, устанавливается не менее чем за 45 дней до собрания.
Сообщение акционерам о проведении общего собрания должно быть сделано не позднее, чем за 30 дней до даты его проведения. Далее идет проведение общего собрания акционеров с принятием соответствующего решения.
Письменное сообщение о принятом решении должно быть представлено в налоговый орган по месту нахождения общества в срок не позднее трех дней с даты принятия решения. Необходимо определить правовые последствия подобного уведомления. ВАС РФ в своем письме от 28 августа 1995 г. N С1-7/ОП-506 14"Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике" указал следующее: "Если на момент реорганизации имущество реорганизуемого общества уже было обременено обязательствами перед бюджетом по уплате недоимок и финансовых санкций, эти обязательства наравне с обязательствами перед другими кредиторами должны быть включены в передаточный акт".
О предстоящей реорганизации налогоплательщик обязан сообщить налоговым органам. Если налоговый орган, несмотря на такое сообщение, до окончания процесса реорганизации и составления передаточного акта не выявил оставшиеся у реорганизуемого юридического лица недоимки, к вновь созданному юридическому лицу впоследствии не может применяться ответственность за нарушения налогового законодательства, допущенные реорганизованным обществом и выявленные после образования нового юридического лица. Однако в этом случае сумма недоимки может быть взыскана, поскольку она представляет собой задолженность перед государством независимо от того, была ли эта задолженность выявлена на момент реорганизации". То есть, после сообщения о реорганизации в срок до ее завершения налоговый орган должен провести налоговую проверку общества.
Реорганизуемые АО, должны предоставить акционерам, включенным в список лиц, имеющих право на участие в общем собрание акционеров, отчета об итогах голосования - не позднее 25 дней после закрытия общего собрания или даты окончания приема бюллетеней.
При реорганизации, как уже отмечалось, требуется письменное уведомление кредиторов о принятом решении и опубликование сообщения об этом в печатном издании, предназначенном для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц. При этом тридцатидневный срок начинает течь с момента принятия решения о реорганизации последним из обществ. После данного сообщения кредиторы могут заявить требования о досрочном прекращении или исполнении соответствующих обязательств общества и возмещении им убытков. Срок на предъявление таких требований составляет 30 дней с даты направления кредиторам уведомлений или с даты опубликования сообщения в печатном издании. При правомерности данных требований общество их удовлетворяет.
Владельцы голосующих акций, голосовавшие против решения о реорганизации либо не принимавшие участия в голосовании, могут предъявить требования о выкупе обществом принадлежащих им акций. Данные требования должны быть предъявлены обществу не позднее 45 дней с даты принятия решения о реорганизации. Выкуп (и погашение) обществом акций у лиц, предъявивших соответствующие требования, осуществляется в течение 30 дней по истечении срока, предусмотренного предыдущим этапом.
Важным этапом в становлении нового субъекта гражданско-правового оборота, является проведение совместного общего собрания акционеров обществ, участвующих в слиянии. Законом определен лишь один вопрос, решение по которому правомочно принимать подобное собрание, а именно: образование органов вновь возникающего общества. В законе указывается, что порядок голосования на совместном собрании может быть определен договором о слиянии.
Теперь необходимо определить порядок голосования на подобном собрании. Ведь "переход на одну акцию" еще не произведен и новое общество еще не зарегистрировано. Поскольку сейчас в случае отсутствия в договоре порядка голосования становится невозможным проведение подобного собрания вообще, предлагается законодательно установить следующее диспозитивное правило, которое может быть изменено договором о слиянии:
количество голосов делится между всеми участвующими в слиянии обществами пропорционально внесенным в создаваемое общество активам на основании передаточных актов. При этом акционер участвующего в слиянии общества получает такое количество голосов, которое представляет собой часть полученных этим обществом голосов пропорционально количеству акций данного общества, принадлежащих этому акционеру.
Поясним на примере: АО "Характер" и АО "Устойчивость" сливаются. Акции АО "Характер" поделены в равных "долях" между четырьмя акционерами, АО "Устойчивость" - между двумя. АО "Характер" передает активов на сумму 72 тыс. руб., АО "Устойчивость" - на сумму 8 тыс. руб. Всего передано активов на 80 тыс. руб., при этом АО "Характер" сформировало 90% активов нового общества, а АО "Устойчивость" - 10%. Поэтому каждый акционер общества "Характер" получает по 22,5% голосов (90 х 25%), а общества "Устойчивость" - по 5%.
Учитывая отсутствие подобных норм в законе, хотелось бы указать на безусловную необходимость освещения порядка действий в данных ситуациях в договоре о слиянии.
При слиянии акции общества, принадлежащие другому обществу, участвующему в слиянии, а также собственные акции, принадлежащие участвующему в слиянии обществу, погашаются. На практике может возникнуть следующая ситуация:
Генеральный директор АО "Андромеда" Иванов И.И. владеет 25% данного АО. 15% акций принадлежат "недружественной" группе акционеров. Остальные акционеры готовы продать принадлежащие им пакеты. Но у генерального директора не имеется достаточных денежных средств для увеличения своего пакета и приобретения полного контроля над обществом "Андромеда". Тогда он своими решениями учреждает несколько обществ, 100% акций которых принадлежат АО "Андромеда". Данные общества за счет средств АО "Андромеда", переданных в их уставные капиталы, выкупают 60% акций АО "Андромеда". Затем каждое из обществ принимает решение о слиянии и образовании АО "Вымпел". Размер активов АО "Вымпел" будет равен размеру активов АО "Андромеда", но доля Иванова И.И. в этом обществе будет равна уже 62,5%.
Подготовка документов для государственной регистрации нового юридического лица и представление их в регистрирующий орган. Данный этап не может иметь место перед предыдущим, поскольку в форме заявления, утвержденной Правительством РФ, указывается на то, что заявителем может быть руководитель постоянно действующего исполнительного органа создаваемого общества15.
Сливающимся АО требуется сообщить регистратору, осуществляющему ведение реестра владельцев ценных бумаг реорганизуемого общества о факте подачи документов на государственную регистрацию юридического лица, создаваемого в результате такой реорганизации. Это сообщение должно быть сделано в день подачи документов в налоговый орган. Кроме того, в соответствии с п. 6 Постановления ФКЦБ (ныне ФСФР) от 24 июня 1997 г. N 2116 сторона, расторгающая договор на ведение реестра, обязана в письменной форме уведомить другую сторону не менее чем за 25 дней до даты расторжения договора, а при одностороннем расторжении - не менее чем за 45 дней. Не вполне ясно, применяется ли данный нормативный акт ФКЦБ (ФСФР) при процедуре реорганизации, однако, не выводя это действие в отдельный реорганизационный этап, можно предположить, что при реорганизации, влекущей расторжение договора с реестродержателем, необходимо уведомить регистратора не менее чем за 45 дней до предполагаемой даты расторжения договора.
Важнейшим элементом на пути становления правосубъектности у АО, является момент государственной регистрации. После этого созданное юридическое лицо сообщает регистратору, осуществлявшему ведение реестра владельцев ценных бумаг реорганизуемого общества, о факте своей государственной регистрации.
Специфика слияния АО в отличие от ООО заключатся в том, что АО требуется осуществить государственную регистрацию выпуска ценных бумаг образованного общества и отчета об итогах выпуска17. Решение о выпуске в данном случае утверждается на основании и в соответствии с договором о слиянии. При этом данным договором может предусматриваться консолидация или дробление акций, коэффициент конвертации. Решение о дроблении и консолидации акций, а также решение о реорганизации могут быть приняты одновременно. Размещение ценных бумаг созданного общества осуществляется в день его государственной регистрации. Размещение ценных бумаг при слиянии осуществляется путем конвертации. При этом договор о слиянии должен определять порядок конвертации, т.е. способ размещения - конвертация, количество ценных бумаг каждой категории (типа, серии) каждого участвующего в слиянии общества, которые конвертируются в одну ценную бумагу организации, создаваемой в результате слияния (коэффициент конвертации). Акции при реорганизации могут быть конвертированы только в акции. При этом обыкновенные акции могут быть конвертированы только в обыкновенные акции, а привилегированные - в обыкновенные и привилегированные. П. 8.3.2. Стандартов18 содержит очень важное правило, согласно которому облигации и опционы эмитента могут быть конвертированы только в облигации и опционы эмитента соответственно. При этом одна облигация конвертируется в одну облигацию, предоставляющую те же права, а один опцион эмитента - в один опцион эмитента, предоставляющий те же права. Т.е. лица, "не участвовавшие" в уставном капитале реорганизуемого АО, не могут получить долю участия в нем после реорганизации. Данная норма есть ни что иное, как претворение в жизнь правила о том, что при реорганизации не может увеличиваться число участников создаваемого юридического лица, и при этом не могут использоваться "сторонние" вклады в уставный капитал (фонд) создаваемого юридического лица.
Подводя итоги данного параграфа необходимо, отметить, что действующие законодательство не решает многих практических ситуаций, которые возникают у сливающихся юридических лиц, поэтому нашим законодательным органом нужно обратить особое внимание на процесс проведения и участия акционеров в общем, собрании акционеров сливающихся лиц, и порядке принятия решений и голосования. § 3.Процедура слияния обществ с ограниченной ответственностью в российской гражданско-правовой системе.
Прежде чем рассматривать процедуру слияния обществ с ограниченной ответственностью необходимо дать понятие "слияние ООО". Пункт. 1 ст.52 Закона об ООО, закрепляет что: слиянием обществ признается создание нового общества с передачей ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ и прекращением последних19. Таким образом, определение понятия слияния в Законе об ООО идентично определению слияния в Законе об АО.
Процедура слияния ООО схожа с процессом слияния ОАО20.
1. Принятие решения о такой реорганизации и об утверждении договора о слиянии, в котором закреплено изменение состава участников и определены размеры их долей общим собранием участников каждого общества, участвующего в реорганизации в форме слияния.
2. Решение вопроса об органах управления создаваемого в процессе слияния общества на совместном собрании реорганизуемых предприятий21.
3. Сообщение о слиянии в налоговый орган по месту учета в течение трех дней с момента принятия такого решения.
4. Письменное уведомление кредиторов не позднее 30 дней с даты принятия решения об этом последним юридическим лицом, участвующим в процессе слияния, и опубликование в органе печати, в котором публикуются данные о государственной регистрации юридических лиц, сообщения о принятом решении.
5. Получение согласия на слияние в федеральном антимонопольном органе.
6. Проведение инвентаризации всех статей баланса действующего ООО, на которых учитывались имущество и обязательства, передаваемые в процессе слияния. Составление и утверждение передаточного акта. При передаче вновь созданному юридическому лицу основных средств и нематериальных активов, кроме общего передаточного акта, на каждый объект следует заполнять унифицированную форму первичной документации "Акт (накладная) приемки-передачи основных средств". В акте отражают информацию о сроках приобретения объекта, его первоначальной стоимости, нормах и сумме амортизационных отчислений.
7. Утверждение договора о слиянии и устава общества, создаваемого в результате слияния, общими собраниями участников каждого общества. Договор о слиянии является учредительным документом ООО. Он должен удовлетворять всем требованиям, предъявляемым к учредительному договору действующим законодательством. В соответствии со ст.12 Закона об ООО учредительным договором определяются состав учредителей (участников) ООО, размер уставного капитала и размер доли каждого из учредителей (участников), размер и состав вкладов.
8. Проведение выездных и камеральных налоговых проверок22.
9. Государственная регистрация вновь возникшего юридического лица и прекращение деятельности лиц, реорганизованных в форме слияния.
На основании рассмотренной процедуры реорганизации ООО в форме слияния, можно сказать о том, что, так же, как и в случае с АО, при слиянии ООО происходит возникновение нового субъекта гражданско-правового оборота, который является правопреемником реорганизуемых ООО.
Особенной чертой слияния ООО в отличие от АО, является упрощенность появления нового юридического лица, а вследствие этого ускорение процесса становления нового субъекта в рыночном обороте. Процедура упрощения сливающихся ООО отлична от АО тем, что ООО не требуется осуществлять государственную регистрация выпуска ценных бумаг образованного общества и отчета об итогах выпуска в ФСФР, и уведомлять о процессе слияния своего регистратора. § 4 Заключение договора о слиянии юридического лица.
В данном параграфе будет проведен анализ реорганизационного договора в форме слияния, и установлен порядок заключения самого договора.
Значительный интерес для понимания сути и механизма сделок по слияниям и присоединениям представляют данные компании KPMG. В 2000 г. этой компанией было проанализировано около 700 крупнейших международных сделок по слияниям и присоединениям в период 1996-1998 гг. В качестве критерия рассматривалась эффективность сделки, т.е. изменение курсов акций до и после сделки. При этом учитывались средний развития соответствующего рынка и динамика курса акций участвующих в сделке компаний через год после ее заключения. Только 17% компаний увеличили свою суммарную стоимость, у 30% практически не произошло изменений и 53% фирм отметили снижение стоимости23. О реорганизационном договоре слияния можно сказать, что он, подобно учредительному договору, является консенсуальным, многосторонним и взаимным24. Взаимность вытекает из того, что все стороны договора имеют права и обязанности по отношению к другим участникам, многосторонность проявляется в наличии прав и обязанностей у всех сторон договора. Что касается консенсуальности, то передача имущества сливающимися обществами производится в соответствии с условиями передаточного акта, которые, как будет показано далее, являются существенными условиями реорганизационного договора. Таким образом, стороны будут иметь возможность исполнить реорганизационный договор в части передачи имущества только при условии, что реорганизационный договор и передаточный акт вступят в силу к моменту такой передачи. Нельзя связывать момент вступления договора в силу с передачей каких-либо вещей или совершения каких-либо иных фактических действий, поскольку вопрос о реорганизации отнесен к исключительной компетенции общего собрания акционеров (участников) и волеизъявление общества относительно реорганизации содержится именно в решении общего собрания, в то время как любые действия по передаче имущества от имени общества совершаются его исполнительным органом, с фактическими действиями которого нельзя связывать вступление в силу соглашений по вопросам, отнесенным к исключительной компетенции общего собрания. М.И. Брагинский, сравнивая п.1 и п.2 ст.433 ГК РФ, делает вывод о легальной презумпции в пользу консенсуальности договора25.
Реорганизационный договор слияния (в отличие от учредительного) сложно признать фидуциарным. Относительно возмездного характера договора необходимо отметить, что п.3 ст.423 ГК РФ устанавливает легальную презумпцию возмездности договоров. Вопрос состоит в следующем: не может ли безвозмездный характер договора вытекать из самого существа договоров о слиянии и присоединении? Действительно, стороны соглашения не получают никакого встречного предоставления за исполнение своих обязанностей по договору слияния. Пункт 2 ст.423 ГК РФ предусматривает, что безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Сложно, однако утверждать, что в рамках реорганизационного договора прекращающим существование субъектам предоставляется что-либо. Тем не менее, субъекты реорганизации, подлежащие прекращению, проявляют свои интересы в указанных договорах, а встречное предоставление предназначено акционерам (участникам), а не обществам. Таким образом, подобные договоры должны рассматриваться как возмездные. Разграничение договоров на возмездные и безвозмездные имеет несомненное практическое значение, в частности при решении вопроса об имущественной ответственности сторон. В некоторых случаях ответственность лица, не извлекающего из договора материальной выгоды, - менее строгая, чем лица, заключающего договор в своем интересе. От такого лица нельзя требовать, чтобы оно производило расходы по принятию особых мер предосторожности, по охране имущества26. Вообще деление договоров на возмездные и безвозмездные влияет, главным образом, на основания ответственности сторон и на возможность виндикации у добросовестного приобретателя.
Интересным представляется и вопрос об обязательственном характере реорганизационного договора слияния.
Переходя к анализу содержания реорганизационного правоотношения, необходимо обратить внимание на вопрос о существенных условиях реорганизационных договоров. Они требуют обязательного согласования сторонами и потому влияют на порядок совершения сделок, кроме того, в существенных условиях фиксируются права и обязанности контрагентов, составляющие основное содержание соответствующего правоотношения.
В связи с тем, что решение общего собрания о реорганизации может рассматриваться как сделка с дополнительным определением воли, необходимо, чтобы все существенные условия договора реорганизации были утверждены в рамках единого решения общего собрания. Иными словами, нельзя одну часть существенных условий утвердить на одном общем собрании, а другую часть - на другом. Это представляется разумным, поскольку общее собрание при решении вопроса о реорганизации должно рассматривать все условия в комплексе. Иной подход к правовой природе решения общего собрания позволил бы разбить общий вопрос о реорганизации на множество мелких (об условиях договора, о порядке конвертации акций, о передаче имущества и т.д.), утверждаемых разными решениями общего собрания. В этом случае увеличивается вероятность злоупотреблений, связанных, например, с манипуляциями составом участников разных общих собраний. Закон об АО не содержит четкого перечня существенных условий реорганизационной сделки, а указывает лишь на "порядок и условия" реорганизации. Полагаем, к ним можно отнести требования к форме реорганизации и конвертации акций (какие ценные бумаги конвертируются и в какие, бумаги какого общества, курс конвертации).
Исходя из требований Закона об АО, обязывающего общее собрание утверждать передаточный акт, можно было бы утверждать, что для договора слияния перечень передаваемого по передаточному акту имущества также является существенным условием договора. Правильность данного вывода зависит от подхода законодателя к принципиальному вопросу об универсальном правопреемстве для случаев слияния и поглощения. Поскольку сама идея реорганизации предполагает универсальное правопреемство, перечень передаваемого имущества не должен являться существенным условием договора, ибо все имущество реорганизуемого лица считается передающимся. Более того, представляется, что и утверждение общим собранием передаточного акта не требуется по тем же причинам.
Однако до полного признания такой позиции представляется необходимым следовать формальным требованиям закона о передаче имущества строго в соответствии с передаточным актом. В этом случае перечень передаваемого реорганизуемым лицом имущества является существенным условием реорганизационного договора, хотя это и не согласуется с самой идеей слияния. По-видимому, необходимость утверждения передаточного акта общим собранием для реорганизации в форме слияния или присоединения была необоснованно заимствована из аналогичной необходимости в случае выделения или разделения, где разделительный баланс действительно должен утверждаться, но по определению имеет место сингулярное, а не универсальное правопреемство.
Статьи 16 и 17 Закона об АО предусматривают, что общества, участвующие в слиянии, заключают между собой соответствующее соглашение, в котором определяются порядок и условия слияния, порядок конвертации акций одного общества в акции другого. Нетрудно заметить, что подобный договор не вписывается в рамки ни одного из поименованных в ГК РФ и имеет существенные отличия от наиболее близких к нему по характеру договоров о совместной деятельности (простом товариществе) и учредительных договоров.
Текст п. 2 ст. 16 Закона об АО изложен, на мой взгляд, непоследовательно. Сначала общества заключают договор о слиянии, а затем советы директоров (наблюдательные советы) обществ, участвующих в слиянии, выносят этот договор, другие документы, на решение общих собраний акционеров своих обществ.
В действительности процедура слияния обществ, исходя из положений ФЗ об АО, иная. Схематично она выглядит следующим образом.
1. Первоначально советы директоров (наблюдательные советы) двух или более акционерных обществ решают вопрос, о слиянии. При проведении переговоров они могут опираться на состоявшиеся принципиальные решения о слиянии общих собраний акционеров своих обществ. Возможно, что советы директоров ведут такие переговоры по собственной инициативе, не ставя своих акционеров об этом в известность.
Так или иначе, но стороны переговоров - советы директоров - должны разработать проекты договора о слиянии и всех других документов. К этим документам должно быть отнесено и принципиальное решение о составе совета директоров (наблюдательного совета), правления (дирекции), ревизионной комиссии, кандидатуре на пост генерального директора (директора) вновь создаваемого общества.
2. Проекты этих документов советы директоров выносят на решение общих собраний акционеров своих обществ. Если собрания большинством в три четверти голосов от числа участвующих в них акционеров согласятся на участие в слиянии, то они должны принять решение о реорганизации общества в форме слияния и утвердить указанные выше документы.
Заметим, что для решения всех этих крайне важных для акционеров вопросов может потребоваться созыв не одного собрания. Акционеры каждого общества должны определиться, на каких условиях в этом плане они дадут свое согласие на слияние.
3. В том случае, если собрания всех обществ приняли положительное решение по всем вопросам их повестки дня, общества, участвующие в слиянии, заключают договор о слиянии в соответствии с п. 2 ст. 16.
4. После этого проводится совместное общее собрание акционеров обществ, участвующих в слиянии. На нем принимаются решения о создании общества, утверждении его устава, избираются органы управления. Новое общество считается созданным с момента его государственной регистрации. Слияние может быть только добровольным27 (в принудительном порядке осуществляются разделение и выделение), однако воля сливающихся обществ в некоторых случаях не может быть реализована по решению государственного антимонопольного органа.
Право решения вопроса о реорганизации общества принадлежит исключительно общему собранию акционеров. Такое право общего собрания акционеров основано на положениях п. 1 ст. 104 ГК РФ, согласно которым акционерное общество может быть реорганизовано добровольно по решению общего собрания акционеров. Это право, подтверждено также ст. 48 Закона об АО. Собрание, ознакомившись с условиями договора и согласившись с ними, должно дать директору поручение подписать договор от имени общества.
Не понятно, почему утверждение устава нового общества осуществляется не на совместном собрании акционеров нового общества, а каждым обществом в отдельности. В этой связи нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что согласно ранее действовавшей редакции ст. 16 Закона об АО, устав нового общества утверждался на совместном собрании акционеров сливающихся обществ.
Важным является и вопрос о порядке созыва, проведения и принятия решений совместным общим собранием акционеров. В п. 3 ст. 16 Закона об АО, закрепляется лишь положение о том, что порядок голосования на совместном общем собрании акционеров может быть определен договором о слиянии обществ, т.е. может быть определен, а может быть не определен.
Таким образом, Закон не регламентирует порядок созыва и проведения совместного общего собрания акционеров, допуская в то же время, что порядок голосования в обществе установят сами участники.
Таковой правовой вакуум неизбежно ведет к принятию произвольных решений, ущемлению прав акционеров сливающихся обществ, многочисленным судебным искам со стороны оставшихся в меньшинстве противников их реорганизации. Они не преминут воспользоваться возможностью оспорить решения совместного собрания акционеров в судебном порядке.
Для того чтобы как-то избежать всего этого, можно рекомендовать лицам, разрабатывающим проект договора о слиянии, включить в него пункт, регламентирующий не только порядок голосования на совместном общем собрании акционеров, но также сослаться в этом пункте на соответствующие статьи Закона об АО, определяющие порядок созыва и проведения собрания.
ГЛАВА II. Присоединение юридических лиц, как форма их реорганизации.
§ 1. Понятие присоединения юридических лиц и его характеристика в российском гражданском праве.
В данной главе будет проведен анализ понятия присоединения юридических лиц, дана характеристика присоединения юридического лица, и рассмотрены правовые последствия присоединения такой формы реорганизации юридических лиц. По своей правовой природе договор присоединения представляет собой многосторонний, консенсуальный и возмездный гражданско-правовой договор28. По своему содержанию договор присоединения является гражданско-правовой сделкой, направленной на создание нового участника гражданского оборота. Необходимо отметить, что в литературе по корпоративному праву высказываются и иные мнения на природу договора присоединения: он представляет собой разновидность утверждаемого общим собранием акционеров решение о реорганизации, которое и определяет условия реорганизации с участие нескольких юридических лиц29. Статья 17 Закона об АО, определяет: присоединение общества как прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу.
Таким образом, в отличие от слияния обществ, присоединение характеризуется тем, что не возникает нового субъекта права (нового юридического лица), потому как присоединяющиеся юридическое лицо в силу договора о присоединении и в силу действующего законодательства передает свои права и обязанности другому обществу, а само прекращает свою деятельность.
При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица новое юридическое лицо не создается. Завершение реорганизации обоих юридических лиц определяется моментом внесения органом государственной регистрации в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица30.
Действующее законодательство, будучи предназначенным для регулирования экономических отношений, ориентировано среди прочего и на то, чтобы в отношениях, где экономическая сила сторон, а также их заинтересованность в установлении договорных отношений отнюдь не одинакова, создать необходимые условия для защиты интересов всех участников. В данном контексте большой интерес представляет предусмотренный в ст.428 ГК РФ договор присоединения31.
Рассмотрим процесс присоединения на примере АО. Присоединяемое акционерное общество и общество, к которому осуществляется присоединение, заключают договор о присоединении. То есть в договоре присоединения юридические лица берут на себя обязательства по реорганизации своих компаний, и в силу исполнения данного договора и решений, принятых на общем собрании акционеров общества, происходит реорганизация общества в форме присоединения. В самом договоре присоединения определяются порядок и условия присоединения, а также порядок конвертации акций АО присоединяемого общества в акции общества, к которому осуществляется присоединение. Совет директоров (наблюдательный совет) каждого общества выносит на решение общего собрания акционеров своего общества, участвующего в присоединении, вопрос о реорганизации в форме присоединения и об утверждении договора о присоединении. Совет директоров (наблюдательный совет) присоединяемого общества выносит также на решение общего собрания акционеров вопрос об утверждении передаточного акта.
Необходимо отметить, что, так же, как и в договоре слияния, порядок голосования на совместном общем собрании акционеров определяется договором о присоединении.
Весьма важным юридическим фактом, является момент утверждения акционерами в АО, и участниками в ООО передаточного акта по которому правопреемнику передаются сведения о должниках и кредиторах юридического лица. Поэтому составлению передаточного акта должна предшествовать обязательная инвентаризация имущества и денежных обязательств реорганизуемого юридического лица, предусмотренная п.27 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.98 г. N 34н (в ред. от 24.03.2000 г.). Передаточный акт утверждается учредителями (участниками). Затем он представляется вместе с учредительными документами для государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или для внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц (п.2 ст.59 ГК РФ).
Процесс присоединения таит в себе значительные опасности для кредиторов - контрагентов реорганизуемых юридических лиц. Так, они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после его присоединения будут переданными наиболее слабым в имущественном отношении преемникам.
Присоединение грозит кредиторам увеличением их числа, отнюдь не обязательно сопровождающимся увеличением имущества должника (если, например, имущество присоединяемого юридического лица уже обременено многочисленными долгами). Поэтому закон требует, чтобы лица или органы, принявшие решение о реорганизации, письменно уведомили об этом всех кредиторов, а последние вправе независимо от поступления уведомления требовать прекращения или досрочного исполнения соответствующих обязательств и возмещения возникших убытков (п. 1 и 2 ст. 60 ГК).
Рассмотрев действующие законодательство, можно заключить, что присоединение как одна из форм реорганизации по процессу перехода прав и обязанностей, и реорганизации как таковой очень схожа с другой формой реорганизации - слиянием. Сущность реорганизации юридического лица в форме присоединения заключается в том, что присоединяющиеся юридическое лицо передает свои права и обязанности по договору присоединения и по передаточному акту, присоединяемой организации, вследствие чего присоединяющиеся организация прекращает свою деятельность как субъект гражданско-правовых отношений. Таким образом, при присоединении не образуется (не регистрируется) новое юридическое лицо, а происходит регистрация такого юридического факта как реорганизация в форме присоединения, в результате которой закрепляется правопреемство. § 2. Особенности гражданско-правового механизма присоединения двух организационно правовых форм юридических лиц: ОАО и ООО.
В данном параграфе будет рассмотрен процесс присоединения юридических лиц, таких организационно правовых форм как ОАО и ООО. Так как процедура, присоединения юридических лиц во многом схожа с процедурой слияния юридических лиц, в связи с данным обстоятельством далее будет рассмотрены особенности присоединения юридических лиц АО и ООО. Рассмотрим особенности механизма присоединения АО. Механизм и процедура присоединения АО, законодательно закреплена в Законе об АО. Особенности присоединения АО в отличие от ООО, заключается в том, что у акционерного общества уставной капитал поделен на акции. Под акцией в действующем законодательстве понимается эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является ценной именной бумагой (ст.2 ФЗ "О рынке ценных бумаг"). При присоединении акционерного общества необходимо учитывать, что акции присоединяемого общества, принадлежащие обществу, к которому осуществляется присоединение, а также собственные акции, принадлежащие присоединяемому обществу, погашаются (п. 4 ст. 17 п. 5 Закона об АО).
Необходимо отметить, что акции присоединяемого общества могут конвертироваться только в акции присоединяющего общества. Процедура присоединения аналогична процедуре слияния обществ: заключение договора о присоединении, утверждение его и передаточного акта на общих собраниях акционеров, получение разрешения на присоединение от федерального или регионального антимонопольного органа.
Отличие заключается в том, что при присоединении, в отличие от слияния акционерных обществ, акции присоединяемого общества конвертируются в акции общества, к которому осуществляется присоединение.
Отличие присоединение акционерных обществ от реорганизации в форме слияния, заключается также в том, что совместное общее собрание акционеров не утверждает новый устав, а вносит изменения и дополнения, связанные с присоединением, в устав присоединяющего общества. При необходимости это собрание, естественно, может принять решения и по иным вопросам, например, увеличить состав совета директоров (наблюдательного совета) и правления. Порядок голосования на совместном общем собрании акционеров определяется договором о присоединении. Ст.53 Закона об ООО предусматривает второй способ реорганизации - присоединение. Присоединением общества признается прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу.
В соответствии с Законом, при присоединении одного или нескольких обществ к другому, общее собрание участников каждого общества, участвующего в реорганизации, принимает решение об утверждении договора о присоединении, а общее собрание участников присоединяемого общества принимает также решение об утверждении передаточного акта. Совместное собрание участников обществ, участвующих в реорганизации, вносит изменения в учредительные документы общества, к которому осуществляется присоединение, связанные с изменением состава участников общества, размером долей его участников и др.
Таким образом, процедура присоединения в целом имеет много общего с процедурой слияния обществ, однако есть и отличия, которые заключаются в следующем: при слиянии участники каждого общества утверждают на общем собрании весь комплекс необходимых документов, в случае же присоединения собрание каждого общества принимает решение о реорганизации и утверждает договор о присоединении. В связи с тем, что происходит передача имущества присоединяемого общества, общее собрание его участников утверждает и передаточный акт.
Необходимо обратить внимание на важный момент: в случае проведения реорганизации в форме присоединения новые учредительные документы не разрабатываются. Совместное собрание участников обществ лишь вносит изменения в учредительный договор и устав общества, к которому осуществляется присоединение. Обязательно должны быть внесены изменения, касающиеся состава участников общества, определения размеров их долей. При необходимости общее собрание решает иные вопросы, в том числе об избрании органов общества, к которому осуществляется присоединение. Сроки и порядок проведения такого общего собрания определяются договором о присоединении.
Особенность присоединения таких организационно правовых форм как АО и ООО, состоит в том, что процесс присоединения акционерных обществ более затруднителен, так как он связан с установлением перехода одного АО на акции другого АО, и в соответствии с этим установлением порядка конвертации акций. Акционерное общество также должно предупредить своего реестрадержателя о реорганизации общества. Так как в ООО структура капитала, состоит из долей, а не из акций, то и процесс присоединения двух ООО выглядит более простым. § 3 Составление договора о присоединении юридического лица.
Договор о присоединении не является учредительным документом, но это тот базовый документ, который определяет движение процесса присоединения. В нем предусматриваются порядок и условия присоединения (в том числе основные этапы указанного процесса и сроки их реализации), размер уставного капитала реорганизованного общества и порядок конвертации долей (акций) присоединяемого общества в доли (акции) общества, к которому осуществляется присоединение. Кроме того, необходимо оговорить сроки и порядок проведения общего собрания участников (акционеров) обществ, участвующих в присоединении, порядок голосования на таком собрании. Дополнительно могут быть определены вопросы:
о распределении между обществами расходов по присоединению;
о руководстве процессом присоединения со стороны присоединяющего общества или о создании совместного координационного органа;
о запрете на совершение определенных категорий сделок присоединяющимся обществом до завершения процесса присоединения;
о согласовании присоединения с антимонопольным органом, ст. 17 ФЗ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" закрепляет, что присоединение коммерческих организаций, суммарная балансовая стоимость активов которых по последнему балансу превышает 30 миллионов установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда, осуществляются с предварительного согласия антимонопольного органа).
Договор о присоединении утверждается общим собранием участников (акционеров) каждого общества, участвующего в названной форме реорганизации.
Решение по вопросу реорганизации отнесено к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров) обществ и должно приниматься: в обществе с ограниченной ответственностью - единогласно; в акционерном обществе - большинством в три четверти голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем, собрании акционеров и только по предложению его совета директоров (наблюдательного совета), если иное не установлено уставом АО.
Договор присоединения юридического лица разрабатывается и составляется совместными усилиями реорганизуемыми организациями. Как уже отмечалось, в ходе присоединения одна или несколько компаний присоединяется к другой компании.
Рассмотрим пример присоединения юридических лиц в форме АО. В договоре присоединения в начале указывается, что ОАО "Ромашка", в лице генерального директора действующего на основании устава, ОАО "Пышка" в лице генерального директора, действующего на основании устава, именуемые "Присоединяемые общества", с одной стороны и ОАО "Малыш" в лице генерального директора, действующего на основании устава, с другой стороны, заключили договор присоединения. Предметом договора присоединения является обязательства юридических лиц осуществить реорганизацию в форме присоединения, а также осуществить конвертацию акций на условиях которые определяют акционерные общества. При заключении договора АО обязуются совместно осуществлять все предусмотренные законом, другими нормативными актами, а также учредительными документами действия и процедуры, необходимые для осуществления реорганизации в форме присоединения.
В течение 3-х дней после принятия Общими собраниями акционеров каждого общества, участвующего в присоединении, решения о реорганизации общества единоличный исполнительный орган общества уведомляет налоговый орган о том, что состоялось общее собрание акционеров соответствующего общества, повестка дня которого содержала вопрос о присоединении, а после получения протокола общего собрания акционеров - о принятом решении. Одним из важнейших обязательств сторон на нашем примере будет являться, обязательство о проведении общего совместного собрания акционеров (АО "Ромашка", АО "Пышка", АО "Малыш"), а также конвертация акций присоединяемых обществ в акции АО "Малыш".
В договоре присоединения указывается, что АО "Малыш", осуществляет дополнительную эмиссию акций (как правило, обыкновенных именных) в размере, необходимом для конвертации акций всех присоединяемых обществ. Так же в самом договоре указывается, какие права предоставляют акции акционерам общества. Конвертация акций присоединяемых обществ акции (в том числе акционерам, голосовавшим против принятия решения о реорганизации либо не принимавшим участие в голосовании по данному вопросу) подлежат конвертации в акции ОАО "Малыш" в порядке и на условиях, предусмотренных договора. В самом договоре присоединения вследствие проведенной оценки стоимости акций присоединяемых АО, устанавливается коэффициент конвертации акций общества, например, 3 обыкновенных именных акций АО "Пышка" конвертируются в 1 (одну) дополнительную обыкновенную именную акцию АО "Малыш". Отдельно в договоре присоединения указывается о совместном общем собрании акционеров реорганизуемых обществ, и об условии его проведения. Как правило, проведение, и созыв общего собрания реорганизуемых обществ осуществляется по решению совета директоров, в нашем случае совета директоров АО "Малыш". Дата, на которую составляется список лиц, имеющих право на участие в совместном Общем собрании акционеров, определяется Советом директоров АО "Малыш" в соответствии с положениями ст. 51 Закона об АО. Расходы на проведения общего собрания акционеров, должны распределятся среди АО, пропорционально количеству акционеров от каждого общества.
На рассмотрение общего собрания акционеров ОАО "Малыш" и присоединяемых обществ, выносится вопрос о внесении дополнений в Устав ОАО "Малыш" предполагающий принятие решения: изменения о количестве акций АО "Малыш", изменения номинальной стоимости акций, категории акций и правах предоставляемых акционерам, также устанавливается, что при голосовании на всеобщем собрании, каждая акция АО "Малыш" имеет один голос, каждая акция АО "Пышка", конвертируемая в акции АО, Малыш" имеет о.3333 голосов, каждая акция АО "Ромашка", конвертируемая в акции АО "Малыш" имеет 6 голосов, так же определяется порядок округления дробных голосов на общем собрании. Общее собрание акционеров правомочно (имеет кворум), если в нём приняли участие акционеры, обладающие не менее 50 % голосов на собрании в соответствии с договором присоединения. Договор присоединения в нашем примере (допустим) подлежит исполнению только после принятия советами директоров сторон решений об одобрения его как сделки, в совершении которой имеется заинтересованность (при необходимости) и утверждения общими собраниями акционеров ОАО "Малыш" и присоединяемых обществ в соответствии со статьей 17 Закона об АО. В договоре так же указываются основания для прекращения его действия, это, прежде всего не принятия общим собранием АО "Малыш" решения о его реорганизации в форме присоединения, в случае отказа Федеральной антимонопольной службы в согласие на присоединении обществ, в случае в случае отказа Федеральной службы по финансовым рынкам (её региональных отделений) в государственной регистрации дополнительного выпуска акций АО "Малыш".
В конце договора устанавливается ответственность сторон за неисполнение обязательств, ставятся подписи уполномоченных лиц (в нашем случае это генеральные директора) и печати присоединяющихся организаций.
ГЛАВА III. Тенденции развития слияния и присоединения юридических лиц в современном российском гражданском имущественном (рыночном) обороте. § 1. Недружественные слияния и присоединения в России и способы защиты от недружественных поглощений юридических лиц.
Не смотря на позитивные сдвиги в нашем обществе, настоящим бумом в современной Российской экономике стали враждебные слияния и присоединения компаний. Необходимо отметить, что при перехвате управления в компании, которое происходит при нарушении положений Уголовного кодекса, это вряд ли можно отнести к недружественному присоединению компанию, это очевидный "захват". Пожалуй, главной причиной возникновения данного явления стало общественное отношение к проблеме появления класса новых собственников. Основная масса людей справедливо полагает, что небольшая кучка предпринимателей людей получила под контроль всенародное достояние - промышленность.
Ускорению процесса концентрации в разных секторах бизнеса мешает проблема происхождения собственности. Юридически чистые слияния и поглощения в России затруднительны в первую очередь потому, что почти не существует юридически чистых объектов для слияний и поглощений.32 О популярности недружественных поглощений говорит и активное развитие бизнеса корпоративных рейдеров - специалистов по недружественным присоединениям, действующих как в собственных интересах, так и в интересах заказчиков33. Следовательно, легитимность их статуса собственников довольно призрачна, из чего следует возможность перераспределения имущества. Так называемые недружественные поглощения - установление контроля над компанией вопреки интересам основного акционера или акционеров - составляют существенную долю рынка M&A (от английского mergers and acquisitions - слияния и поглощения, в нашем гражданско-правовом обороте - слияние и присоединение). Чаще всего недружественное присоединение осуществляется путем консолидации определенного пакета акций компании-цели в руках агрессора и, тем самым, получения возможности участия в принятии корпоративных решений и управлении компанией в соответствии со своими целями и задачами. Недооцененность большинства российских компаний рынком и акционерами, неэффективная практика применения норм законодательства в области регулирования слияний и присоединений и неразвитость широкого использования норм деловой и корпоративной этики, а также отсутствие у большинства компаний превентивной системы защиты являются важными предпосылками, определяющими популярность именно недружественных поглощений в России в настоящее время.
Главная выгода от недружественного поглощения заключается в том, что агрессор получает активы или действующий бизнес за незначительную долю от их реальной стоимости. Балансовая стоимость активов большинства российских компаний гораздо ниже рыночной. Наряду с невыплатой дивидендов и отсутствием информации о деятельности компании, доступной большинству ее акционеров, это приводит к недооцененности акций компании, как рынком, так и ее акционерами, большинство из которых является рядовыми работниками (или бывшими работниками) предприятия.
Отсутствие у миноритарных владельцев информации о реальной стоимости акций позволяет консалтинговым компаниям (рейдерам) осуществлять скупку у владельцев, готовых избавиться от своих акций.
Так называемые "силовые" захваты компаний с использованием поддельных документов в настоящей работе не рассматриваются, так как деятельность этих компаний неразрывно связано с положениями Уголовного Кодекса Российской Федерации.
Зачастую при установлении корпоративного контроля над компанией агрессор нарушает принципы корпоративной и деловой этики. Это возможно в ситуации, когда отсутствует четкое законодательное регулирование и защита таких принципов. Большинство российских компаний считают, что они никогда не станут целью или жертвой агрессора, и начинают задумываться о создании системы защиты от недружественного присоединения только тогда, когда они уже подверглись нападению.
Подобная самоуверенность дает агрессору преимущество "первого шага", которое заключается в том, что агрессор выигрывает время, необходимое компании-цели (компания над которой хотят установить контроль) для анализа ситуации и организации, ответных мер.
Мероприятия по корпоративной защите компании условно можно разделить на превентивные и оперативные. Под превентивной защитой понимается разработка и реализация комплекса мер по созданию юридических барьеров, направленных на предотвращение попыток недружественного присоединения компании, а также усложняющих процесс доступа агрессора к управлению компанией. Оперативная защита компании - это разработка и реализация комплекса мер, направленных на защиту компании, которая уже подверглась атаке со стороны агрессора.
Если компания учитывает элементы превентивной защиты при долгосрочном планировании развития бизнеса, то, как правило, это позволяет либо предотвратить нападение, либо в случае, если нападение все же произойдет, успешно защититься. В большинстве случаев российские компании используют меры оперативной защиты, предполагающие быстрое реагирование и опережение действий агрессора в условиях начавшегося присоединения.
Основные методы превентивной и оперативной защиты от недружественного поглощения, которые применяются в практике корпоративной защиты от недружественного слияния либо присоединения: Превентивные методы
* - реорганизация
* -создание холдинга
* - реструктуризация системы корпоративного управления. * - повышение стоимости акций. * - консолидация корпаритивного контроля * - выпуск дополнительных акций / конвертируемых ценных бумаг
Оперативные методы.
* - контрскупка акций компании.
* - привлечение стратегического партнера.
* - контрнападение на агрессора.
* - информационная война.
Одним из первых методов оперативной защиты компании является встречная скупка акций компании-цели34, организованная ее основным акционером либо топ-менеджментом. В результате могут быть достигнуты две цели. Во-первых, уменьшается доля акций, которая может достаться агрессору, а, во-вторых, за счет возросшего спроса на акции увеличивается цена их продажи и, соответственно, затраты агрессора на скупку. Однако для этого компания-цель должна обладать достаточными финансовыми ресурсами.
В качестве оперативной меры защиты, при условии наличия ресурсов и обладания информацией о заказчике поглощения, можно предпринять меры по контрнападению на его компанию с целью отвлечения сил агрессора.
В последнее время все чаще недружественные слияния и присоединения сопровождаются активной информационной поддержкой путем заказных публикаций в прессе или специальных репортажей на телевидении. Подобная информационная атака может существенно облегчить задачу агрессора за счет формирования негативного мнения о собственнике предприятия у трудового коллектива, контрагентов или представителей власти (как вариант - создать разобщенность среди акционеров). Для успешного противодействия "черному PR" необходимо постоянное проведение мониторинга СМИ, и, в случае появления негативной информации о компании либо собственниках, осуществление собственной программы мероприятий, которая может выражаться в требовании опровержения негативной информации со стороны СМИ (как правило, опровержение информации, происходит по решению суда), опубликовании собственной интерпретации событий и новостей, используемых агрессором, формировании у общественности негативного мнения о "черном PR". При недостатке собственных ресурсов для оперативной защиты, компания может попытаться найти стратегического партнера, приемлемого для компании-цели, заинтересованного в ее бизнесе и обладающего большими ресурсами, чем агрессор, т.е. так называемого "белого рыцаря". Привлечение "белого рыцаря" увеличит стоимость присоединения для агрессора и, как следствие, акционеры получат большую компенсацию за свои акции.
При разработке и реализации мероприятий по защите компании от недружественного присоединения или слияния, необходимо соблюдать требования законодательства, чтобы впоследствии агрессор не смог воспользоваться допущенными ошибками в своих интересах. Так, нужно учитывать государственный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства при приобретении акций (долей) в уставном капитале коммерческих организаций и иных случаях (Федеральный закон "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" № 948-1) и своевременно получать необходимые разрешения федерального антимонопольного органа.
Кроме юридических барьеров, весьма значимыми и весомыми в противостоянии компании агрессору, являются экономические барьеры, направленные на снижение привлекательности компании для потенциального агрессора путем создания иллюзии ухудшения финансово-экономических показателей компании, и методы, напротив, направленные на повышение стоимости компании, и тем самым снижающие вероятность недружественного присоединения компании путем скупки акций по низкой цене.
Компании - цели необходимо защитить наиболее привлекательных активов. В связи с тем, что основной целью агрессоров в последнее время являются определенные активы компании-цели, какие как земля, недвижимость, оборудование и т.п., именно их и необходимо в первую очередь защищать. Так, наиболее ценные активы можно передать в аренду, залог или в доверительное управление дружественной структуре, включив в договор условия, усложняющие его расторжение в случае недружественного поглощения. Еще одним вариантом защиты особо ценных активов может быть их передача обществам, минимально подверженным риску нападения, для того чтобы усложнить доступ агрессора к защищаемому имуществу и снизить привлекательность компаний, владеющих этими активами, по отдельности. Для этого, например, может быть создана холдинговая структура, которая позволяет диверсифицировать риски, связанные с утратой активов или контроля над компаниями группы. Альтернативой описанным выше методам являются мероприятия, направленные на повышение стоимости акций компании. Их можно представить в виде трех составляющих: совершенствование системы корпоративного управления, повышение эффективности деятельности компании, а также работа с внешними финансовыми инвесторами.
В рамках улучшения качества корпоративного управления основное внимание должно уделяться проведению работы с акционерами с целью доведения до них сведений о реальной стоимости компании, о ее финансово-хозяйственной деятельности и о планах и перспективах развития. Обладая такой информацией, любой акционер будет более лоялен к компании и будет оценивать принадлежащие ему акции гораздо выше. В результате таких действий агрессору будет сложнее найти желающих продать акции компании и, соответственно, на их приобретение агрессору придется потратить гораздо больше средств. Важной частью стратегии по повышению стоимости акций является также работа с внешними финансовыми инвесторами, начиная с привлечения венчурных инвестиций до организации и поддержания публичного обращения акций компании на бирже.
Несмотря на то, что повышение стоимости компании требует разработки и реализации целого комплекса сложных мероприятий и проводится в течение длительного периода времени, являясь, по сути, превентивной мерой защиты, некоторые элементы могут эффективно применяться и при оперативной защите компании.
Для успешной защиты компании от недружественного слияния или присоединения, необходимо рассмотреть применение ряда юридических барьеров, создание которых базируется как на результатах ретроспективного анализа, так и на мониторинге текущей ситуации по следующим основным направлениям:
- анализ хозяйственной деятельности и внутренних документов компании;
- анализ сделок с акциями компании.
Агрессор может оспорить в суде сделки, совершенные компанией без их одобрения надлежащим образом. Поэтому с целью минимизации таких рисков компании необходимо заранее позаботиться о приведении внутренних документов в соответствие требованиям законодательства.
В рамках анализа хозяйственной деятельности и внутренних документов компании рекомендуется провести экспертизу учредительных и внутренних документов, системы управления и юридической чистоты совершенных сделок с целью выявления недостатков, которые могут быть использованы с целью недружественного поглощения.
По результатам экспертизы компанией могут быть приняты следующие меры:
- приведение документов в соответствие с требованиями действующего
законодательства;
- внесение в Устав положений, направленных на защиту от недружественного поглощения;
- реструктуризация системы управления компанией, в т.ч. ограничение компетенции генерального директора;
- регламентация процедур принятия решений по стратегическим вопросам (включая заключение договоров, одобрение существенных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность);
- создание системы контроля за соблюдением требований законодательства и внутренних документов компании.
Не стоит использовать слишком формальный подход к внутренним документам компании, просто переписывая в них императивные нормы закона. В таком случае при угрозе недружественного нападения у собственников может просто не хватить времени на внесение необходимых для целей защиты компании изменений.
Большое значение имеет структура и персональный состав органов управления, а также распределение полномочий между ними. Целесообразно установить ограничение по объему сделок, совершаемых генеральным директором без предварительного одобрения высшими органами управления компании, особое внимание следует уделить сделкам с наиболее ценными активами (недвижимость.) В связи с тем, что при избрании совета директоров применяется процедура кумулятивного голосования, количество членов совета директоров должно быть минимальным, чтобы увеличить размер пакета акций, который должен купить захватчика, чтобы провести в него своего представителя. Однако необходимо учитывать, что при минимальной численности совета директоров, агрессору потребуется подкупить меньшее число людей, чтобы провести "свое" решение на заседании совета директоров.
С другой стороны, для того, чтобы после внесения изменений в существующие документы и принятие новых документов не возникали ошибки, связанные с нарушением установленных процедур, необходимо внедрение системы контроля за соблюдением требований законодательства и внутренних регламентов и процедур компании. В задачи системы контроля должен входить постоянно осуществляемый мониторинг и своевременное выявление, и предотвращение неправомерных корпоративных действий (которые могут быть оспорены в суде). Анализ сделок с акциями компании может вестись по двум направлениям. Во-первых, это выявление и устранение ошибок в процессе регистрации выпусков акций, а во вторых - обнаружение нарушений законодательства в процессе совершения сделок связанных с приобретением акций компании, как агрессором, так и основными акционерами. Независимо от размера пакета, контролируемого основными акционерами, любое нарушение дает возможность агрессору нанести удар, выведя акции из борьбы, например, арестовать акции или запретить ими голосовать, или, получив в качестве обеспечительной меры решение суда о запрете принятия определенных решений. Для устранения своевременно обнаруженной неточности или ошибки при приобретении акций, можно успешно использовать некоторые методы обеспечения чистоты сделки (обеспечив тем самым своим акционерам безупречную репутацию добросовестного приобретателя). Не стоит консолидировать весь пакет акций на одном лице (компании), чтобы распределить риски, связанные с невозможностью реализации прав по акциям, есть смысл хранить их на нескольких подконтрольных (дружественных) компаниях.
С другой стороны, компания может использовать против агрессора и свои ошибки, если они касаются выпуска акций, которые принадлежат агрессору. Оспаривание прав агрессора как акционера может продолжаться в суде не один месяц.
Важным элементом превентивной защиты компании является постоянный анализ сделок с акциями компании. Информация об увеличении числа сделок с акциями компании - первый сигнал об опасности. Например, в случае, если акции компании не обращаются на бирже, а количество совершенных сделок за период времени резко возросло, это может свидетельствовать о том, что началась скупка акций компании.
В обществах с числом акционеров более 50 держателем реестра акционеров общества должен быть регистратор. Лояльный к акционерам, проверенный регистратор может стать серьезным препятствием на пути агрессора. Работа с реестродержателем должна быть построена на основе его материальной заинтересованности в сотрудничестве с компанией так, чтобы он информировал компанию о любом движении акций и оперативно регистрировал сделки с акциями, в которых участвуют структуры основного
собственника.
В соответствии с действующим законодательством, если одно лицо или группа лиц владеют более чем 1 процентом голосующих акций акционерного общества, то в течение 20 дней они могут получить от регистратора список владельцев ценных бумаг данного общества по данным реестра, в котором указываются имена владельцев, количество, категория (тип) и номинал их ценных бумаг (п.7.9.1 Положения о ведении реестра владельцев ценных именных бумаг, утв. Постановлением ФКЦБ РФ № 27). Данный запрос может направить регистратору и номинальный держатель, если на его счете имеется более 1 процента голосующих акций. Зачастую при недружественных присоединениях в ход идут фиктивные протоколы общих собраний акционеров (ОСА), т.е. протоколы собраний, которые фактически не проводились или результаты голосования, по которым вызывают сомнения. При привлечении регистратора к проведению ОСА и поручении ему выполнения функций счетной комиссии агрессору будет сложнее договориться с юридическим лицом и получить подпись под протоколом недружественного ОСА, в то же время это обеспечит легитимность принятых общим собранием акционеров (проведенным основным собственником) решений.
Еще одним юридическим барьером на пути агрессора является передача акций в номинальное держание. Это позволит основному акционеру контролировать запросы, которые поступают в депозитарий, и иметь возможность для принятия ответных мер. При этом передача акций в номинальное держание возможна лишь тогда, когда в отношении пакета акций нет обеспечительных мер (арест).
Передача пакета акций в доверительное управление с целью усложнения доступа агрессора к акциям миноритариев наиболее эффективна в качестве превентивной меры для компании, акции которой распылены среди большого числа мелких акционеров. Доверительный управляющий не становится собственником имущества, переданного ему учредителем, поэтому он должен учитывать объекты доверительного управления на отдельном балансе, а для расчетов по этим операциям открыть отдельный баланс35. Во время начавшейся атаки агрессора данный метод тоже применим, однако убедить большую группу миноритариев в целесообразности передачи акций в доверительное управление будет существенно труднее. Такой договор должен заключаться на длительный срок и содержать в себе условия, усложняющие или делающие невыгодным его расторжение.
Одним из наиболее распространенных способов как превентивной, так и оперативной защиты является размывание доли агрессора в уставном капитале общества до незначительного пакета, например, путем нескольких выпусков дополнительных акций, которые будут размещаться среди дружественных основному акционеру лиц. В то же время агрессор, обладающий большими финансовыми ресурсами, способен приобретать дополнительные акции компании неограниченное число раз. Однако даже в
этом случае компания получает дополнительный источник финансирования и выигрывает время для разработки и применения, дополнительных мер защиты. Опыт, направленный на защиту компаний, подвергшихся атаке, показывает, что нельзя исключать вероятность того, что агрессор узнает о планируемой дополнительной эмиссии и попытается воспрепятствовать ее проведению. Например, в одном из практических случаев ответным ходом противника, на планируемый компанией целью выпуск акций, стал исполнительный лист с запретом на принятие общим собранием акционеров решения об увеличении уставного капитала, полученный им в качестве обеспечительной меры по иску третьего лица. В данном случае можно вынести на общее собрание акционеров вопрос о размещении ценных бумаг, конвертируемых в акции.
Универсальных схем и методов для защиты компаний от недружественных слияний и присоединений нет. На практике перечисленные выше методы применяются в различных комбинациях, которые являются индивидуальными для каждого предприятия и сложившейся ситуации. Не стоит недооценивать значимость превентивных мер. На стороне агрессора, как правило, оказывается инициатива, а также команда опытных рейдеров (юристов и консультантов), в то время как подвергающиеся атаке собственники (особенно сталкивающиеся с недружественным поглощением впервые) сильно ограничены по времени и ресурсам. В подобных ситуациях одним из приемлемых выходов может стать привлечение, опытных юристов в области гражданского права, способных в силу своего опыта быстро разобраться в ситуации, определить наиболее уязвимые стороны компании, в короткие сроки разработать стратегию и тактику защиты компании, и способствовать ее реализации на практике. § 2 Корпоративный шантаж и способы борьбы с ним Понятие корпоративный шантаж - постепенно стало использоваться в деловом обороте, во взаимоотношениях между участниками экономической деятельности. Корпоративный шантаж является инструментом воздействия на то или иное предприятие или компанию, в определенных корыстных целях.
В данном параграфе будет подробно рассмотрен корпоративный шантаж как инструмент в борьбе за слияние или присоединение компании и способы борьбы с ним.
Как правило, информационные войны и корпоративный шантаж исследуются в литературе по корпоративной конфликтологии в аспектах "черного" ПиАра и аналогичных мер контратаки противника, перешедшего границы внутрифирменного. В данной работе нас интересует гражданско-правовой аспект корпоративного шантажа.
В фундаментальной норме ст.31 Закона об АО, описывающей основополагающие права акционеров - владельцев обыкновенных акций, о нем ничего не говорится. В действующем гражданском законодательстве указано значительное количество режимов, предоставляющих участникам компании серьезные возможности для легального мониторинга ее прошлой, настоящей и даже будущей деятельности. Причем их количество значительно превышает количество норм, скажем, о правах на получение текущего и окончательного дохода акционера от деятельности компании. Эту совокупность прав можно подразделить на две группы. Первая - на раскрываемую публичными компаниями в обязательном порядке информацию и иные открытые в силу указаний закона сведения. Особенность раскрытия этой информации заключается в том, что она объективно адресована не только акционерам, но и потенциальным инвесторам компании, а также иным заинтересованным лицам. По этой причине доступ к ней не оговаривается фактом наличия акций данной компании. Учитывая это обстоятельство, в институциональной теории их называют производными правами. Вторая группа - сугубо акционерные права. Получить их может только владелец корпоративных ценных бумаг данного типа, который для этого должен предпринять некие организационные усилия и заплатить компании или регистратору плату за услуги по подготовке соответствующих документов и материалов. В корпоративных атаках активно используются права, предоставляемых именно второй группой. Поэтому они и будут рассмотрены в данном параграфе наиболее полно.
Если апогеем недружественного присоединения почти всегда является эксплуатация нормы п.8 ст.55 Закона об АО, более или менее творческая, что, как хорошо известно, дает возможность сформировать "параллельный" совет директоров и дирекцию компании, то его прологом часто выступает запрос акционера на ознакомление с документами компании и требование предоставления их копий в порядке, предусмотренном п.2 ст.91. При разработке грамотной политики корпоративного реагирования на режимы ст.ст. 89-91 Закона об АО реальная практика управления открытыми акционерными обществами столкнулась с великим искушением. С одной стороны, высокие стандарты корпоративного управления призывают их мажоритарных акционеров и советы директоров следовать линии предельной информационной "прозрачности" в целом и доброжелательности в отношении акционеров, запрашивающих некие документы и информацию о компании, в частности. Во всяком случае, без этого трудно рассчитывать на позитивную динамику инвестиционной привлекательности. С другой стороны, необходимо принимать во внимание ужесточение конкурентной борьбы и являющиеся ответом на этот императив, мотивы тщательной охраны коммерческой тайны и иных сведений, обладание которых может принести ущерб бизнесу или репутации самой компании и ее мажоритарного акционера. Под эти критерии, как легко заметить, подпадают и управленческие технологии, используемые антикризисным штабом потенциальной компании-цели. Требование предоставления копий документов, указанных ст.91 Закона об АО, ориентированное на получение "всех документов" и нередко за "весь период деятельности" выступает орудием устрашения и сигналом о приближении недружественного присоединения.
Полученная таким образом агрессивным инвестором информация является объектом целевой аналитики, итогом которой в обязательном порядке будет компромат36. Это может быть и объективное в материально-правовом плане заключение, которое наткнулось на то или иное значимое нарушение закона, и некая тенденциозная оценка определенной спорной в смысле нечеткости соответствующих норм закона ситуации. Величайшей ценностью обладают особого рода находки в регулирующих документах компании, прежде всего, в уставе и внутренних положениях, - нарушения императивных норм закона, внутренние противоречия, повороты диспозитивных режимов закона против самой компании и ее органов.
Побочной целью такого запроса является сам запрос. Нарушение прав акционера в плане сроков предоставления информации, ее объема, формата полученной информации являются основанием для подачи жалобы в ФСФР РФ и исков в суд. Анализ списков участников прошедших собраний акционеров, бюллетеней для голосования и доверенностей на право участия в них позволяет составить ретроспективную картину движения акций по лицевым счетам значимых акционеров, обращением к регистратору, как известно, не формируемую, если, конечно, исключить фактор особо трогательной дружбы шантажиста с отдельными работниками правоохранительных органов. Исследование тех же документов, равно как и договоров с крупными дилерами и поставщиками позволяет вычислить фактическую аффилированность дирекции и мажоритарного акционера. Что, понятно, ценится многократно выше сведений о формальной аффилированности и является важным элементом понимания расклада сил и средств предприятия-цели и вычисления слабых звеньев во внешней области его корпоративных отношений. Получение списков и регистрационных сведений об объектах недвижимости, транспортных средствах и ценных бумагах, принадлежащих компании, в дальнейшем поможет агрессору сделать более технологичным их отъем с использованием разного род "черных схем", а также блокировки их воспроизводственного использования с целью поставить дирекцию и мажоритарных акционеров в "угол".
Знание специфических условий некоторых соглашений компании позволит в дальнейшем бизнес-пирату эффективно обезоружить предприятие-цель при использовании других, более изощренных технологий недружественных слияний и присоединений. Так, для "увода реестра" и применения прессинга в отношении регистратора в смысле понуждения его исполнить функции счетной комиссии в порядке использования права агрессора в соответствие с п.8 ст.55 Закона об АО (альтернативное внеочередное общее собрания акционеров) полезно обладать договором между эмитентом и реестродержателем. Для нейтрализации внешних экспертов договором между компанией и обслуживающей ее юридической фирмой. Из этой же области и соглашения о спонсировании ассоциаций ветеранов правоохранительных органов, заключение которых стало нынче обычаем делового оборота.
Анализ протоколов общих собраний акционеров и заседаний советов директоров, ценных для шантажистов тем, что в них отражаются корпоративные традиции организационного и процедурного обеспечения деятельности этих органов. Данная информация дает возможность прогнозировать повторение стереотипных ошибок компании в будущем, когда у шантажиста будет шанс эти решения оспорить, доказав нарушение его прав (или "его" члена совета директоров).
Как компаниям противостоять шантажистам? Прежде всего, необходимо отметить, что серьезный ущерб шантажистам (которые хотят все и сразу) нанес вердикт Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г №263-0. Обращаясь с жалобой к Конституционному Суду РФ, гражданка Симакова и владельца 16% голосующих акций ОАО "Спецгидрострой", оспаривала конституционность абзаца 1 ст. 91 ФЗ "Об акционерных обществах", на основании которой ей было отказано в удовлетворении с ознакомлением документов бухгалтерского учета. По мнению заявителя, эта норма нарушала его конституционные права, а, в частности статьи: 2, 7 (часть 1), 8, 15 (часть 1, 2, 4), 17 (часть 1 и 3) 18, 19 (часть 1 и 2) 21, 24 (часть 1) 29 (часть 2 и 4) 34, 35 (часть 1,2 и 3) 45, 46 (часть 1 и 2) 52, 53, 55 (часть 2 и 3) 56 (часть 3) и 60 Конституции РФ. Конституционный Суд РФ, не ограничился формальным отказом к рассмотрению жалобы ввиду того, что жалоба не отвечает требованиям ФКЗ "О Конституционном Суде в Российской Федерации", в свою очередь суд дал чрезвычайно важные пояснения, которые уточняют информационные права акционеров. Конституционный Суд РФ пояснил, что в силу абзаца 2 стать 3 Гражданского Кодекса РФ, нормы гражданского права, содержащиеся в других законах должны соответствовать Гражданскому кодексу. Закон об АО, являясь специальным актом по отношению к ГК, устанавливает порядок, и условия реализации тех положений, которые содержатся в кодексе. В пункте 1 ст. 67 ГК РФ участники хозяйственных обществ, в праве получать информацию о деятельности общества и знакомится с его бухгалтерской книгой и иной документацией в установленном учеридительными документами порядке. Абзац первый пункт 1 ст.91 ФЗ Закона об АО, развивает положения ГК, обязывающие акционерное общество осуществлять доступ акционеров к документам общества. В тоже время пункт 1 ст.89 Закона об АО устанавливает, что к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний исполнительного коллегиального органа, имеют право доступа акционеры, владеющие не менее 25 % голосующих акций.
Акционерное общество по своей сути является добровольным объединением граждан и юридических лиц, создаваемое с целью ведения предпринимательской деятельности. Правила участия в акционерном обществе определяются федеральным законом, как актом гражданского законодательства. Граждане, которые хотят стать акционерами заранее осведомлены об ограничениях в доступе к документам бухгалтерского учета. Нормативные положения Закона об АО, устанавливает обязанность акционерного общества обеспечить доступ акционеров к документам общества, направлено среди прочего на обеспечение информационной открытости хозяйственной деятельности общества и возможности реализации акционерами своих прав. Необходимо учитывать, что в соответствии Конституцией РФ, а именно ст. 17(частью 3) осуществление прав свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц37. Особенность акционерной формы предпринимательской деятельности, является неограниченное число акционеров, в том числе имеющих мелкое пакеты акций, что предопределяет наличие специальных мер охраны и правил доступа к сведениям не являющимися общедоступными. Согласно пункту первому ст.1 Федерального Закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О Бухгалтерском учете"38, бухгалтерский учет представляет собой, упорядоченную систему сбора, упорядочения и обобщения информации в денежном выражение об имуществе, обязательствах организации и их движении путем сплошного непрерывного документального учете всех хозяйственных операциях. В соответствии с п.1 ст. 1 главой ФЗ "о Бухгалтерском учете", к документам бухгалтерского учета относятся первичные и сводные учетные документы, а также регистры бухгалтерского учета, внутренняя бухгалтерская отчетность, содержание которых в силу пункта 4 ст.10 является коммерческой тайной, т.е. информация, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности (пункт 1 ст.139 ГК РФ). Таким образом, законодательно установлены ограничения в виде определенного порядка или условий доступа к такой информации. При этом такие ограничения не должны нарушать конституционного принципа равенства всех переда законом и судом, гарантированного ст.19 Конституции РФ.
Норма закона, которая оспаривалась, устанавливает право доступа к документам бухгалтерского учета имеют акционеры, владеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций. Данная норма не может рассматриваться как норма, ограничивающая конституционный принцип равенства, поскольку это обусловлено спецификой соответствующих правовых отношений и поскольку вступление в акционерное общество акционеров является добровольным. Таким образом, вступление акционера в акционерное общество предполагает свободное волеизъявление и осведомление обо всех ограничениях лица. Таким образом, в данных правоотношениях действует "специальная норма" предусмотренная ФЗ. Таким образом, при изъявлении желания шантажисты не могут получить такую полезную информацию как информация о бухгалтерском учете на законных основаниях, если они не владеют 25 % голосующих акций. Также в ст.67 ГК РФ, устанавливает, что порядок ознакомления акционерами с бухгалтерскими книгами и иной документацией может устанавливаться в учеридительных документах.
На практике, компании могут использовать неточности в ст. 91 Закона об АО, в свою пользу. Наиболее популярная технология использования таких неточностей в законе выражается в нормативных актах компании или в самом уставе, который определяет сроки, критерии, объем и порядок предоставления такой информации. В подготовке компании против действия шантажистов необходимо конкретизировать во внутренних или учредительных документах компании п.1 ст.91 и п.1 ст.89 Закона об АО. В последней дан не открытый перечень документации, а ограниченно открытый перечень документации. Опытный шантажист, получив первую партию документов, как правило, это наиболее безобидные документы, положения, протоколы собраний и заседаний совета директоров, а также приказы по кампании, выуживает из них много ссылок на другие более важные документы. Требование о предоставление более важных документов шантажисту, не заставят ждать, поэтому необходимо, четко регламентировать порядок предоставления этих документов и предварительно сделать "чистку документов" на соответствие их с действующим законодательством, а в частности с императивными нормами. В уставе или в положении об информационной политике необходимо определить срок для предоставления копий документов, в отличие от процедуры ознакомления с документами (7 дней ст. 91 Закона об АО) этот срок, как правило, составляет 30 дней. Так же компании, необходимо закрепить порядок и процесс ознакомления с документацией компании, в частности установить, как проходит ознакомление с документами, где проходит данное ознакомление, можно ли снимать копии при ознакомлении с документами и.т.д.
Оспорить корпоративный акт может лицо, которое на этапе принятия такого акта являлось акционером. Хотя на практике многие шантажисты, которые становится собственниками акций компании, пытаются оспорить акты компании которые были приняты много лет назад, до их него появления в компании. Как противостоять данным нападкам со стороны шантажистов? Судебная практика в данном вопросе не дает однозначного ответа, однако за последние несколько лет в судебной практике наметился позитивный процесс, который затрудняет оспаривание нормативных актов, принятых до входа акционера в общество. Примером такой тенденции может служить постановление ФАС Московского округа от 5 декабря 2001 г по делу КГ-40/7013-01.
Общество с ограниченной ответственностью "Русатоммент" обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу энергетики и электрификации "Мосэнерго", об обязании ответчика предоставить истцу как акционеру общества копии документов акционерного общества. Фрагмент позиции кассационной инстанции "Суд правомерно отказал ООО "Русатоммет", в предоставление информации общества в виде отчетов о выпуске ценных бумаг, документов бухгалтерского учета, протоколов общего собрание исполнительного коллегиального органа, договор финансово-хозяйственной деятельности, как не предусмотренной п.1 ст.89 Закона об АО. Правильная позиция суда, определила общий подход к предоставлению информации акционерам. Вместе с тем кассационная инстанция посчитала, что в предоставление протоколов заседания совета директоров общества "Мосэнерго", отказано в нарушение закона, поскольку предоставление такой информации предусмотрено п.1 ст.89 и ст.91 Закона об АО. Учитывая все материалы, которые были предоставлены по делу судебная коллегия полагает, что необходимо обязать ответчика предоставить копии протоколов общего собрания коллегиального исполнительного орган за 1998-2001. При этом суд посчитал, необоснованным предоставление такой информации, как требует истец, с момента создания общества, поскольку владеет акциями ОАО "Мосэнерго", третьего выпуска зарегистрированного 27.04.1998 г. Таким образом, судебная практика говорит о позитивном направление защиты компаний подвергающимся шантажу со стороны других лиц.
Практика показывает, что в противодействие информационному шантажу, компания может эффективно использовать встречные требования к компании агрессору, которая слишком активно использует свои информационные права акционеров. В публичных компаниях сейчас широко применима практика следующих действий, с членов совета директоров (в нашем случае член совета директоров представитель шантажистов), подписывается соглашение о конфиденциальности. Согласно ФЗ "О Рынке ценных бумаг" конфиденциальной информацией признается любая не являющиеся общедоступной информация, об эмитенте и выпушенных им эмиссионных ценных бумагах, которая ставит лиц, обладающих такой информацией в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг, а ст.32 того же закона к данным лицам относит членов органа управления обществом.
Секретариат компании должен, активно собирать информацию от аффилированности нового акционера общества, основание ст. 93 Закона об АО. Наше антимонопольное законодательство, в отношениях вопросов об аффилированности, позволяет задавать в запросе очень неприятные вопросы акционеру. Будучи шантажистом, отвечать на такие вопросы он, скорее всего не будет. Это конечно не формальный довод в суде по делу о востребованности документов этим акционером, для отклонения иска, но моральный облик истца это обнажит, вследствие чего перед судом можно ставить вопрос о добросовестности применения акционером своих прав.
Компаниям, которые не намерена, проводит в будущем IPO (первоначальное публичное размещение акций), нет смысла за ранние устанавливать, дополнительные информационные права для значимых акционеров. Дополнительные информационные права вещь конечно красивая, но не в преддверии корпоративного шантажа и захвата компании.
Весьма важным моментом в получении информации шантажистами, может стать аудиторская проверка на основании п.5 ст.103 ГК РФ, чтобы компания не поплатилась своими деньгами или акциями, после заявленных требований шантажистом, которые собрали информацию в ходе аудиторской проверке. Необходимо установить в уставе общества положение о проведение аудита в обществе, а, в частности указать, что: аудиторскую проверку проводит только официальный аудитор компании, и только за деньги акционеров, при условии 100% предоплаты услуг, так же необходимо определить порядок и сроки предоставления аудиторам документов компании. § 3. Теоретические и практические проблемы сделок слияния и присоединения юридических лиц. Начиная с 2000 г., в России наблюдается резкий рост количества поглощений. Согласно исследованиям "Ernst-& Young", в 2003 г. объем рынка слияний и поглощений вырос на 45% и составил 12,9 млрд. долл., что в 6 раз превысило уровень 2000 г. Средняя цена сделок по поглощениям за 2000-2003 гг. увеличилась примерно на 42% до 40млн. долл. Наиболее активно сделки по слияниям и поглощениям совершались в нефтегазовой, энергетической, телекоммуникационной, металлургической и пищевой отраслях39. В таком юридически не простом процессе как слияние и присоединение, на данном этапе развития законодательства существуют свои особенности, трудности и проблемы. В данной части работы, будут рассмотрены правовые проблемы, связанные с процессами слияния и присоединения. Прежде всего, необходимо отметить, особенности слияния и присоединения организаций, эмитирующих ценные бумаги. Это организации, как правило, акционерного типа. Особенности правового регулирования данного вида организаций, связано со спецификой такого объекта гражданских прав как бездокументарные ценные бумаги. Это, прежде всего, влечет за собой, появление таких участников процесса слияний и присоединений как Федеральная служба по финансовым рынкам, регистратор, а также новых способов получения контроля над предприятием (доли в уставном капитале путем дополнительной эмиссии акций, манипуляции с привилегированными акциями). В конечном итоге цель процесса слияния и присоединения - получение контроля над бизнесом в целом или над активами предприятия. На сегодняшнем этапе развития экономических отношений, многие недружественные слияния и присоединения основаны на действующем гражданском законодательстве, отчасти на его противоречии. Любой процесс слияния и поглощения связан с получением информации об интересующем предприятии. Поскольку на некоторых эмитентов возложена обязанность по раскрытию информации, в том числе опубликование ежеквартальных отчетов, сообщений о существенных фактах, более подробную информацию можно получить, напрямую запросив ее у Общества, действуя по доверенности от лояльного акционера (в порядке ст. 91 Закона об АО). Несмотря на то, что, на первый взгляд, акционерное законодательство предоставляет довольно серьезные гарантии получения акционером информации о деятельности Общества, указанные положения далеко не совершенны. Например, в соответствии с Постановлением ФКЦБ №17/пс Общество в годовом отчете обязано указать все существенные условия, совершенных в течение года крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Если в нарушение возложенной законом обязанности данные сведения в годовом отчете не представлены, акционер не может ознакомиться с текстом договора, поскольку договоры как документы бухгалтерского учета, предоставляются исключительно акционерам, владельцам более 25% акций Общества. Акционер, даже располагая сведениями о том, что обществом были совершены сделки, судебной защиты своих прав получить не может, поскольку обращение в суд с требованием о признании сделки недействительной без приложения текста самого договора в большинстве случаев влечет возвращение искового заявления. Таким образом, право акционера требовать признания крупных сделок и сделок с заинтересованностью, совершенных Обществом с нарушением действующего законодательства, недействительными фактически сводится на нет при отсутствии доступа к документам, которыми оформлены эти сделки (договоры). Непосредственно покупка акций в открытом акционерном обществе особых проблем не вызывает, в отличие от закрытых акционерных обществ. Традиционно считается, что создание юридического лица в форме закрытого акционерного общества гарантирует неприкосновенность бизнеса, поскольку императивной нормой ФЗ закреплено преимущественное право акционеров на приобретение акций, отчуждаемых другим акционером. Между тем практике известны множество способов ухода от преимущественного права, начиная от простейших (договор дарения) до достаточно изощренных (внесение акций в уставный капитал вновь создаваемых юридических лиц). Нормы действующего законодательства (ст.7 Закона об АО) предусматривают только один способ защиты нарушенного преимущественного права акционеров закрытого акционерного общества - требование в судебном порядке перевода прав и обязанностей покупателя на себя. Запоздалые иски акционеров о переводе прав и обязанностей покупателя по сделкам купли-продажи акций, совершенных с нарушением преимущественного права, своей цели не достигают. Поскольку после исполнения сделки купли-продажи акций фигура покупателя исчезает, появляется собственник акций, возможность истребования в данном случае акций у их собственника не возникает. Чаще всего акционеры узнают о нарушении своего преимущественного права намного позже исполнения договора, что на практике означает, что законодательные ограничения на вхождение в состав акционеров закрытых акционерных обществ третьих лиц превращаются в фикцию. Кроме того, лица, приобретающие акции Общества, увлекаясь процессом консолидирования в своих руках пакета акций, часто забывают о том, что тем самым они исключают возможность обжалования в судебном порядке как сделки, совершенные обществом, так и решения органов управления общества, совершенные до даты вхождения этих лиц в состав акционеров общества. В практике арбитражных судов закрепилась позиция, по которой акционер, приобретающий акции, имеет право оспаривать решения органов управления общества, принятые только после момента перехода права собственности на покупаемые им ценные бумаги, поскольку решения, принятые до указанного момента, права такого акционера не нарушают. В свою очередь продавец акций с момента перехода права собственности на отчуждаемые им акции право на обжалование сделок и решений органов управления общества, совершенных в период, когда он был акционером, утрачивает. На бездокументарные ценные бумаги распространяет правовой режим вещей, а, следовательно, и права собственности на акции. Данные обстоятельства влекут за собой ряд правовых последствий, которые необходимо учитывать при заключении сделок купли-продажи акций. В случае нарушения права собственности на акции их, собственник вправе использовать вещно-правовые способы защиты своего права, в том числе требовать возвращения акций из чужого незаконного владения (например, в случае признания сделки купли-продажи акций недействительной). Между тем, из данного общего правила ст. 302 ГК РФ предусмотрены исключения: собственник не может "виндицировать" имущество у добросовестного приобретателя, то есть у такого приобретателя, который приобрел имущество у лица, не имевшего права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать40. Добросовестный приобретатель - лицо, которое приобрело ценные бумаги, произвело их оплату и в момент приобретения не знало и не могло знать о правах третьих лиц на эти ценные бумаги, если не доказано иное.
Институт добросовестного приобретателя призван обеспечить стабильность гражданского оборота, соблюдение баланса прав собственника и лица, которое не догадывалось о порочности сделок, в результате которых оно стало владельцем спорных акций. Между тем, на практике правами добросовестного приобретателя повсеместно злоупотребляют, реализуя схемы, при которых пакет акций в результате сделок, совершенных с нарушением закона, отчуждается и впоследствии многократно передается, что в конечном итоге ведет к появлению акционера. А доказать факт того, что такой знал или мог знать о порочности сделок в такой ситуации не представляется возможным. В последнее время участились попытки со стороны государства сделать процесс слияния и присоединения предприятий более прозрачным. Например, Федеральной службой по финансовым рынкам разработан проект ФЗ "О поглощениях". Суть предлагаемых нововведений сводится к тому, что лицо, приобретающее более 25 процентов акций компании, должно сделать предложение остальным акционерам о продаже ему имеющихся у них акций по цене приобретения тех 25 процентов. То есть, лицо, приобретающее акции, должно раскрыть информацию о покупке акций, и обязано купить любой пакет из оставшихся. Между тем, очевидно, что при желании подобные процентные ограничения на покупку акций можно обойти, поскольку лица, заинтересованные в получении контроля над предприятием, далеко практически не действуют напрямую, а в основном работают через подконтрольных лиц. Кроме того, не надо забывать о том, что процесс слияния и присоединения сфера частного права, основным методом регулирования которого является диспозитивность, предполагающая, прежде всего, добровольное вступление сторон в договорные отношения. А нововведения, предлагаемые ФСФР, обязывающие приобретателя акций заключить договор купли-продажи акций с остальными акционерами, причем по заранее установленной цене, прямо противоречат ст.421 ГК РФ, закрепляющей принцип свободы договора. Надо отметить, что, стараясь сделать процесс слияния и присоединения максимально цивилизованным, государство предпринимает попытки так или иначе обязать одних купить (как в данном случае), а других продать (в случае с законопроектом об обязанности миноритарных акционеров продать свой пакет). Хотелось бы, чтобы принуждение в сфере договорного права носило максимально ограниченную сферу применения. Особенности бездокументарных ценных бумаг, а именно их нематериальная природа требует особого порядка учета прав на указанный объект гражданских прав - запись по лицевому счету в реестре акционеров. Более того, согласно законодательству именно запись по лицевому счету в реестре акционеров является доказательством права собственности на акции. Поскольку именно получение права собственности на акции компании является целью большинства сделок слияния и присоединения, ни один корпоративный конфликт не обходится без участия профессионального участника рынка ценных бумаг - регистратора. В случае оспаривания права собственности на акции именно на регистратора возлагается обязанность внести запись по лицевому счету или наоборот запрет на ее внесение, именно регистратор обладает полной информацией о движении акций. Немаловажную роль играет регистратор и при подготовке и проведении общих собраний акционеров общества, путем предоставления реестра акционеров и осуществления функций счетной комиссии. Оперативность реагирования этого профессионального участника рынка ценных бумаг на требования непосредственных участников корпоративного конфликта или, наоборот, искусственное затягивание им исполнения возложенных на него обязанностей часто определяет успех тех или иных мероприятий сторон. Во многих случаях поддержка со стороны регистратора, формально независимого, определяет результат корпоративных споров. Не секрет, что независимых регистраторов практически не бывает. Именно злоупотребления с реестром акционеров, стали причиной появления идей о создании некого единого регистратора - централизованной системы учета прав на ценные бумаги. Между тем, идея не получила своей реализации, хотя бы потому, что благие цели, преследуемые ее разработчиками, скорее усугубили бы положение. Желающим фактически была бы обеспечена возможность получать информацию из единого источника, причем практически обо всех эмитентах. Как правило, приобретение пакета акций Общества является только началом собственно процесса слияния и присоединения. В случае консолидации достаточного пакета акций в одних руках второй целью является смена руководства в обществе. По инициативе МНС РФ прекращение полномочий единоличного исполнительного органа общества и избрание нового Генерального директора должно быть обусловлено не получением простого большинства голосов на общем собрании акционеров, а : хорошими отношениями с бывшим генеральным директором. С легкой руки МНС РФ (а именно согласно изданному им ненормативному акту)41 заявление в регистрирующий орган о смене единоличного исполнительного органа управления должен подписывать не новый легитимно избранный директор, а старый директор. Тем самым, возможность легализации вновь избранного генерального директора общества в условиях противоборства участников - мажоритарных акционеров становится формально неосуществимой и создает повод для нагнетания конфликтной обстановке в самом обществе. Между тем, органы государственной власти, МНС РФ, посчитали, что данный способ будет эффективным методом борьбы с недружественными слияниями и присоединениями. Несмотря на то, что благую цель указанной инициативы МНС РФ нельзя не одобрить, вместе с тем хотелось бы, чтобы способы, которыми государство борется с захватом чужой собственности были разумными, цивилизованными и соответствующими основным принципам гражданского законодательства. В случае, когда конечной целью присоединения предприятия являются его активы, а не бизнес в целом, то способом достижения этой цели является заключение сделок по отчуждению активов. В большинстве своем указанные сделки являются крупными (ст.78 Закона об АО) или сделками с заинтересованностью (ст.81 Закона об АО), что требует соблюдения особого порядка их одобрения. Необходимо понимать, что лица, контролирующие предприятие, в целях снижения привлекательности бизнеса для захватчиков могут предпринять точно такие же действия по выводу активов еще на стадии покупки акций заинтересованным лицом. Надо отметить, что Закон об АО, в изобилии содержит неоднозначные понятия, которые совершенно по-разному применяются арбитражными судами. Например, согласно ФЗ к нескольким взаимосвязанным сделкам, связанным с приобретением, отчуждением и возможностью отчуждения обществом прямо или косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов Общества, применяется порядок одобрения, предусмотренный для крупных сделок. Между тем определения в законе не содержится. В итоге, отсутствие точной законодательной формулировки позволяет распродавать активы общества по частям, обходя при этом законодательный порог для признания крупной и, следовательно, требования об особом порядке ее одобрения. Особенности таких объектов гражданских прав как акции порождают и специфические способы получения контроля над эмитентом - такие как пакета акций противника с помощью дополнительной эмиссии акций и размещения их по закрытой подписке. Несомненно, такой способ получения контроля над предприятием является достаточно долгим, дорогим и рискованным, поскольку каждый этап эмиссии предполагает как раскрытие информации, так и соблюдение прав акционеров, голосовавших против такого решения органов управления Общества. Считается, что дополнительную эмиссию акций достаточно легко оспорить, между тем вследствие неоднозначности законодательства исполнить решения о признании недействительным выпуска ценных бумаг чаще всего не представляется возможным. А связано это с тем, что по истечении 3-х, месяцев с даты регистрации отчета о размещении ценных бумаг, происходит объединение дополнительного выпуска ценных бумаг с первым выпуском. И вынесенное судебное решение о признании недействительным дополнительного выпуска ценных бумаг и изъятии из обращения таких ценных бумаг не может быть исполнено, поскольку дополнительного выпуска больше не существует. Таким образом, годичный срок исковой давности для признания выпуска недействительным, предусмотренный ФЗ на практике не отвечает целям защиты прав акционеров, чья доля в уставном капитале Общества в результате подобных действий сократилась. В большинстве случаев процессы слияния и присоединения организаций на данном этапе развития экономических отношений в нашем государстве не обходятся без участия в судопроизводстве. Даная тенденция, на мой взгляд, является негативной и плохо влияет на формирование цивилизованного рынка слияния и присоединения. Между тем, лицо, требующее судебной защиты, сталкивается с проблемами еще на стадии подачи искового заявления, а именно на стадии выбора компетентного суда. Несмотря на то, что с момента принятия, как Арбитражно-процессуального кодекса РФ, так и Гражданского процессуального кодекса РФ прошло несколько лет, единого решения относительно подведомственности корпоративных споров так и не было выработано. Статья 33 Арбитражно Процессуального Кодекса РФ от 24 июля 2002 г. N - 95 ФЗ42: относит к подведомственности арбитражных судов дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных обществ и товариществ, вытекающих из деятельности хозяйственных товариществ и обществ. Данная статья до сих пор вызывает горячие споры не только среди участников корпоративных конфликтов, но и среди судей. Например, иски акционеров к Обществу и бывшим акционерам о нарушении последними преимущественного права на покупку акций до сих пор успешно рассматриваются как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции. Фактически создана почва для выбора заинтересованной стороной более удобных для нее правил судебного разбирательства и места нахождения суда и, соответственно, злоупотребления процессуальными правами. Критерии определения подведомственности, разработанные Верховным Судом РФ (Ответы СК по гражданским делам Верховного Суда РФ на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24 марта 2004 г.), также оставляют желать лучшего, поскольку в соответствии с позицией Верховного Суда РФ арбитражным судам, традиционно более осведомленных о реалиях корпоративного права, подведомственны исключительно дела сторонами которых являются Общество и акционер. Между тем, огромный пласт корпоративных отношений между участниками Обществ, остается на откуп судам общей юрисдикции. Результатом такой неопределенности становятся нередкие в настоящее время случаи принятия мировыми судьями южных республик России определений об аресте недвижимого имущества градообразующих предприятий, находящихся за несколько тысяч километров от суда. Качество принимаемых судебных актов также оставляет желать лучшего. И в данном случае речь вовсе не идет о заведомо купленных судебных решениях. Единства судебной практики в России нет в принципе. Решения, принимаемые арбитражными судьями, их мотивировка различаются между собой в зависимости от судебного округа, в котором выносится судебный акт. Отчасти тому виной, коллизионность и противоречивость гражданского законодательства. В прочем, о чем можно говорить, если корпоративное законодательство в России находится в стадии становления и существует от силы десять лет, а квалифицированные специалисты, в том числе и компетентные судьи и того меньше.
Для более подробного анализа проблем возникающих при реорганизации юридических лиц на практике, следует обратиться к судебной практике постановления судов Российской Федерации. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 26 июля 2002 г. N КА-А59/7356-99 по которому Общество с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Карусель" обратилось в Арбитражный суд с иском о признании недействительным отказа МИФНС № 46 по г. Москве в государственной регистрации ОАО "Торговый дом "Карусель", создаваемого путем слияния ООО "Торговый дом Карусель", ООО "Мартель" и ЧП Овчарова И.В.
Представитель МИФНС № 46 по г. Москве иск не признал, ссылаясь на нарушение истцом при создании акционерного общества ст. 52 Закона об ООО.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 20 апреля 2002 года по делу требование истца удовлетворено, отказ в госрегистрации акционерного общества признан недействительным. Решение суда в кассационном порядке обжалует МИФНС № 46 по г. Москве.
Заявитель просит решение суда отменить, как постановленное в нарушение ст.ст. 52 и 56 Закона об ООО, а также ст. 6 п. 5 ФЗ "О введении в действие ч. 1 ГК РФ".
По мнению заявителя, вышеуказанные нормы законов не предусматривают одновременного слияния обществ с ограниченной ответственностью и их преобразование в акционерные общества. Такое преобразование, с точки зрения МИФНС, может быть совершено с соблюдением ряда последовательных действий, предписанных законом.
Кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Московского округа, выслушав представителей сторон, их доводы и соображения, проверив в порядке ст. 174 АПК РФ правильность применения норм материального и процессуального законодательства. Нашло, что решение суда подлежит отмене ввиду неправильного применения судом материального закона с вынесением по делу нового решения, которым в удовлетворении требований ООО "Торговый дом "Карусель" отказывает.
Образование акционерного общества "Торговый дом "Карусель", в государственной регистрации которого отказано, должно произойти путем слияния 2-х обществ с ограниченной ответственностью (ООО Торговый дом "Карусель" и ООО "Мартель") и ЧП Овчарова И.В..
Согласно ст. 52 Закона об ООО, слиянием обществ признается создание нового общества, в результате слияния может быть создано новое общество той же организационно-правовой формы.
Общество вправе преобразоваться в акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью, или производственный кооператив. Преобразование представляет собой изменения организационной формы общества и является самостоятельной формой реорганизации юридического лица и производится это не путем слияния обществ и других субъектов предпринимательской деятельности (ст. 56 названного закона), в этой связи, вывод суда, что преобразование акционерного общества, путем слияния юридических лиц, возможно противоречит закону. Следовательно, отказывая в государственной регистрации акционерного общества, МИФНС обоснованно указала на нарушение истцом порядка образования юридического лица. Таким образом, мы ведем, что отказ МИФНС в регистрации общества соответствует действующему законодательству. Ссылка суда на ст. 8 Закона об АО, неосновательна, поскольку первоначально идет преобразование обществ с ограниченной ответственностью путем слияния и должен применяться Закон "Об обществах с ограниченной ответственностью", который запрещает одновременные действия, связанные с образованием акционерного общества, путем слияния других обществ.
Поскольку решение суда постановлено в противоречии с требованиями закона, оно подлежит отмене с вынесением нового решения. На основании закона и руководствуясь ст.ст. 174-178 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:
В удовлетворении требований ООО "Торговый дом "Карусель" к МИФНС о признании недействительным отказа в государственной регистрации - отказать.
Рассмотрим другой пример из судебной практики по аналогичным вопросам. Рогозина Г.П. обратилась в арбитражный суд с иском к Открытому акционерному обществу "Дмитровское агропромышленное общество" (ОАО "ДАПО") и к Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по г. Дмитрову (ИМНС России по г. Дмитрову) о признании недействительной реорганизации СПК "Каменка" путем присоединения к ОАО "ДАПО" признав недействительным решение ИМНС России по г. Дмитрову о государственной регистрации ликвидации СПК "Каменка" в связи с присоединением к ОАО "ДАПО" от 25 июля 2002 г. Решением Арбитражного суда Московской области от 10 декабря 2004 г. в иске отказано. Решение мотивировано тем, что вопросы реорганизации СПК "Каменка" путем присоединения его к ОАО "ДАПО" были рассмотрены на общем собрании членов и ассоциированных членов СПК "Каменка" 15 июля 2002 г. при достаточном количестве участников и с принятием решений квалифицированными большинством членов п. 3 ст. 20 Федерального Закона от 8 декабря 1995г.N -193 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"43. Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2005 г. N 10 П-103/05-ГК решение Арбитражного суда Московской области от 10 декабря 2004 г. по делу N А41-К1-21022/04 оставлено без изменения. При этом апелляционная инстанция дополнительно указала, что на момент присоединения СПК "Каменка" к ОАО "ДАПО" нормативными актами ФКЦБ был урегулирован порядок обмена паев членов производственного кооператива, присоединяемого к акционерному обществу, на акции реорганизуемого общества (п. 1.4 Стандартов эмиссии акций и облигаций и их проспектов эмиссии при реорганизации коммерческих организаций, утвержденных постановлением ФКЦБ от 12 февраля 1997 г. N 48), что доказательств нарушения оспариваемой реорганизацией прав и законных интересов истца как члена СПК "Каменка" суду не представлено (т. 2, л.д. 76-79).
В кассационной жалобе истец просит решение и постановление апелляционной инстанции отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении исковых требований, ссылаясь на неправильное применение судом п. 1, 7, 8 ст. 41 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" и ст. 17 на неприменение судом п. 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" от 18 ноября 2003 г. N 1944.
Давая объяснения в заседании кассационной инстанции, представитель истца привел доводы, аналогичные изложенными в жалобе.
Представитель ответчика просил оставить без изменения обжалуемые решение и постановление, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов кассационной жалобы.
ИМНС России по г. Дмитрову, надлежаще извещенная о времени и месте заседания кассационной инстанции, своего представителя в суд не направила.
Проверив доводы жалобы, материалы дела, выслушав объяснения представителей сторон, кассационная инстанция не усматривает оснований для отмены решения и постановления в связи со следующим.
Первая инстанция и апелляционная инстанция, в соответствии с ч. 1 ст. 268 АПК РФ повторно рассматривавшая дело, правильно определили спорное правоотношение и предмет доказывания по делу, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства.
Первой и апелляционной инстанциями правильно применены надлежащие нормы Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации", Федерального закона "Об акционерных обществах", иных нормативных правовых актов.
Неприменение к спорным правоотношениям положений, содержащихся в постановлении Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" от 18 ноября 2003 г. N 19 первой и апелляционной инстанциями арбитражного суда мотивировано. Кассационная инстанция с этими мотивами соглашается.
С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворена быть не может.
Руководствуясь ст.ст. 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановил:
решение от 10 декабря 2004 г. по делу N А41-К1-21022/04 Арбитражного суда Московской области и постановление от 21 марта 2005 г. N 10АП-103/05-ГК Десятого арбитражного апелляционного суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
Данные примеры судебной практики призваны показать отсутствие единообразия в применении норм гражданского права. В одном решении суд не допустил реорганизацию юридических лиц различных организационно правовых форм, а в другом случае суд установил, что может быть осуществлена реорганизация юридических лиц с различными организационно-правовыми формами.
Заключение.
Подводя итоги данной работы, можно сказать, что слияния и присоединения, как формы реорганизации юридических лиц, являются не только формальным способом "перестроения" общества, но и весьма важным бизнес - процессом, который осуществляют многие компании.
Слияние юридических лиц - это одна из форм реорганизации. Слияние юридических лиц базируется на волеизъявлении участников общества, которое выражается в принятии решения на общем собрании, в результате которого во исполнение договора о слиянии появляется новый субъект гражданско-правового оборота, являющейся правопреемником реорганизуемых юридических лиц. Необходимо, отметить, что действующие законодательство не решает многих практических ситуаций, которые возникают у сливающихся юридических лиц, поэтому нашим законодательным органом нужно обратить особое внимание на процесс проведения и участия акционеров в общем собрании акционеров сливающихся юридических лиц, и порядке принятия решений и голосования.
На основании рассмотренной процедуры реорганизации ООО в форме слияния, можно сказать о том, что, так же, как и в случае с АО, при слиянии ООО происходит возникновение нового субъекта гражданско-правового оборота, который является правопреемником реорганизуемых ООО.
Особенной чертой слияния ООО в отличие от АО, является упрощенность появления нового юридического лица, а вследствие этого ускорение процесса становления нового субъекта в рыночном обороте. Процедура упрощения сливающихся ООО отлична от АО тем, что ООО не требуется осуществлять государственную регистрацию выпуска ценных бумаг образованного общества и отчета об итогах выпуска в Федеральной Службе по Финансовым Рынкам, и уведомлять о процессе слияния своего регистратора. ФЗ "Об Акционерных обществах" не регламентирует порядок созыва и проведения совместного общего собрания акционеров, допуская в то же время, что порядок голосования в обществе установят сами участники.
Такой правовой вакуум неизбежно ведет к принятию произвольных решений, ущемлению прав акционеров сливающихся обществ, многочисленным судебным искам со стороны оставшихся в меньшинстве противников их реорганизации. Они не преминут воспользоваться возможностью оспорить решения совместного собрания акционеров в судебном порядке.
Для того чтобы как-то избежать всего этого, можно рекомендовать лицам, разрабатывающим проект договора о слиянии, включить в него пункт, регламентирующий не только порядок голосования на совместном общем собрании акционеров, но также сослаться в этом пункте на соответствующие статьи Закона об акционерных обществах, определяющие порядок созыва и проведения собрания.
Сущность реорганизации юридического лица в форме присоединения заключается в том, что присоединяющиеся юридическое лицо передает свои права и обязанности по договору присоединения и по передаточному акту, присоединяемой организации, вследствие чего присоединяющиеся организация прекращает свою деятельность как субъект гражданско-правовых отношений. Таким образом, при присоединении не образуется (не регистрируется) новое юридическое лицо, а происходит регистрация такого юридического факта как реорганизация в форме присоединения, в результате которой закрепляется правопреемство.
Особенность присоединения таких организационно правовых форм как АО и ООО, состоит в том, что процесс присоединения акционерных обществ более затруднителен, так как он связан с установлением перехода одного АО на акции другого АО, и в соответствии с этим установлением порядка конвертации акций. Акционерное общество также должно предупредить своего реестра держателя о реорганизации общества. Так как в ООО структура капитала, состоит из долей, а не из акций то процесс присоединения двух ООО выглядит более простым
Универсальных схем и методов для защиты компаний от недружественных слияний и присоединений, а также от корпоративного шантажа нет. На практике перечисленные в работе методы применяются в различных комбинациях, которые являются индивидуальными для каждого предприятия и сложившейся ситуации. Не стоит недооценивать значимость превентивных мер защиты. На стороне агрессора, как правило, оказывается инициатива, а также команда опытных рейдеров (юристов и консультантов), в то время как подвергающиеся атаке собственники (особенно сталкивающиеся с недружественным поглощением впервые) сильно ограничены по времени и ресурсам. В подобных ситуациях одним из приемлемых выходов может стать привлечение опытных юристов в области гражданского права, способны быстро разобраться в ситуации, определить наиболее уязвимые стороны компании, в короткие сроки разработать стратегию и тактику защиты компании, и способствовать ее реализации на практике.
Судебная практика показывает отсутствие единообразия в применении норм гражданского права. В одном решении суд допускает реорганизацию юридических лиц различных организационно правовых форм, а в другом случае суд установил, что не может быть осуществлена реорганизация юридических лиц с различными организационно-правовыми формами.
Библиография.
-Нормативно правовые акты и судебно-арбитражная практика 1. ФЗ от 30 ноября 1994 г. N -52 ФЗ "О введение в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Гражданский Кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ. Часть первая // СЗ РФ 1994. N 32 ст. 3301(с посл. измен, и доп.).
2. ФЗ от 26 января 1996 г. N - 15 ФЗ " О ведение в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации". Гражданский кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ. Часть вторая // СЗ РФ. 1996. N 5 ст. 410. (с посл. измен, и доп.).
3. ФЗ от 26 ноября 2001 г. "О ведение в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации". Гражданский кодекс Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ. Часть третья // CЗ РФ. 2001. N 49 ст. 4552. (с посл. измен, и доп.).
4. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с изм. и доп. от 28 июля, 2 ноября 2004 г., 31 марта, 27 декабря 2005 г.) // в СЗ РФ. 2002. N 30 ст. 3012
5. Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изменениями от 29 декабря 2004 г.) // СЗ РФ. 1998. Ст. 785.
6. Федерального Закона от 8 декабря 1995г.N -193 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" (c изменениями от 11 июня 2003) // СЗ РФ.1995.N 50. Ст.4870.
7. Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (с изменениями от 30 июня 2003 г.) // CЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.
8. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями от 5 января 2006 г.) // СЗ РФ 1996. N 1. Ст.1.
9. Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (с изменениями от 5 января 2006 г.) // СЗ РФ. 1996. N 17. ст. 1918.
10. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (с изм. и доп. от 23 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 2 ноября 2004 г., 2 июля 2005 г.) // CЗ РФ.2001. N 33, Ст. 3431.
11. Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. и доп. 2 февраля 2006 г.) // Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. N 16. Cт. 499
12. Указ Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера" // CЗ РФ. 1999. N 32. Ст. 4051.
13. Постановление Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 439 "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей" (с изм доп. от 13 декабря 2005 г) // СЗ РФ 2002. N 26. Ст. 2586.
14. Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 31 мая 2002 г. N 17/пс.// Российская газета. 2003 г. N 38 15. Постановление Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 24 июня 1997 г. N 21 "Об утверждении Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг" // Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. 1997 г. N 4. 16. О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения Положение ЦБР от 4 июня 2003 г. N 230-П. // Вестник Банка России. 2003. N 39.
17. Положение по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.98 г. N 34н.// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти .1998. N 23.
18. Положение о ведении реестра владельцев ценных именных бумаг, утв. Постановлением ФКЦБ РФ № 27. Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. 1999 г. N 5. 19. Приказ Федеральной службы по финансовым рынкам от 16 марта 2005 г. N 05-4/пз-н "Об утверждении Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг" (с изм. и доп. от 1 ноября 2005 г., 12 января 2006 г.) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 18.
20. Письмо МНС РФ от 16 марта 2004 г. N 09-1-02/1012
21. Приказ МНС РФ от 10 апреля 2000 г. N АП-3-16/138 "Об утверждении Инструкции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 N 60 "О порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах". // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 26.
22. Определение Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. N 263-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Симакова Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 91 Федерального закона "Об акционерных обществах"// Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 7. 23. Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 1.
24. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"// Вестник ВАС РФ. 2001. N 25. Письмо ВАС РФ от 28 августа 1995 г. N С1-7/ОП-506 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике"// Вестнике ВАС РФ. 1995. N 11
26. Постановление ФАС Московского округа от 5 декабря 2001 г по делу КГ-40/7013-01.
27. Ответы СК по гражданским делам Верховного Суда РФ на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24 марта 2004).
28. Решение от 10 декабря 2004 г. по делу N А41-К1-21022/04 Арбитражного суда Московской области. 29. Слияние акционерных обществ Я.С. Кошелев, "Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения. 2005. N3
- Научная литература:
1. Аиткулов Т.Д. Правовое регулирование слияния и присоединения // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 4 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2002. 2. Архипов Б.П. Реорганизационные договоры о слиянии и поглощении акционерного общества // Законодательство .2002 №10.
3. Архипов Б.П. Гражданско-правовой механизм слияний и присоединений акционерных обществ. Дис...канд. юрид. наук. М., 2004.
4. Брагинский М.И., Медведева Т.М., Тимофеева А.В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран Западной Европы. М., 2000.
5. Басин Ю.Г. Защита интересов кредиторов при универсальном правопреемстве юридических лиц в коммерческих отношениях // Избранные труды по гражданскому праву. Спб., 2003. 6. Гражданское право. Том I. / Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова. М., 2004.
7. Гражданское право: Учебник. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2004.
8. Ершов Ю.Л. О некоторых особенностях конструкции договора присоединения в Российском гражданском праве // Журнал российского права. 2003. N1. 9. Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. М., 2002.
10. Залесский В.В., Авилов Г.Е Постатейный комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". М., 2004.
11. Иванов Ю.В. Слияния, поглощения и разделение компаний: стратегия и тактика трансформации бизнеса. М., 2001.
12. Карлин А.А. Реорганизация акционерного общества. Автореф. дис...канд. юрид. наук. М., 2004.
13. Кобякова А.С. Слияния и поглощения - любимая забава крупного капитала // Эксперт.1997. N 22.
14. Козлова Н.В. Создание юридических лиц: взгляд в будущие // Хозяйство и право. 2002. N 1.
15. Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005.
16. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" (постатейный) / Под ред. Телюкина М.В. М., 2005.
17. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1998.
18. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая / Под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. М., 2004.
19. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / Под общей редакцией А.М. Эрделевского, М., 2001.
20. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Карповича В.Д. М., 2002.
21. Коровайко А.В. Реорганизация хозяйственных обществ: Теория, законодательство, практика: Учебное пособие. М., 2001..
22. Корнийчук Г.А. Комментарий к Федеральному закону от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" - Система ГАРАНТ, 2005 г.
23. Лобус Н.И. Цалабанова Н.И Защита компаний от недружественного поглощения, осуществляемого путем приобретения ее пакета акций // Материалы авторского семинара Москва 3 октября 2005. 24. Ломакин Д.В. Договоры о создании и реорганизации юридических лиц // Законодательство. 2004 № 2.
25. Молотников А.Е. Слияния и поглощения. Российский опыт. - М., 2006. 26. Моткин Д.Ю. Присоединение финансовых организаций // Адвокат. 2004. N 1.
27. Меньщиков С.В. Что стоит за волной слияний? // Проблемы теории и практики управления. 1998. N 6. 28. Милушина И.В. Милушин М.А. Объединение обществ с ограниченной ответственностью, документальное оформление правовые и налоговые последствия // Финансовая газета 2002. N 45, 46.
29. Осипенко О.В. Защита бизнеса от недружественного поглощения и корпоративного шантажа // Материалы авторского семинара Челябинск 29 сентября 2005.
30. Суханов Е.А Реорганизация акционерных обществ и других юридических лиц // Хозяйство и право. 1996. N1. 31. Тарасов И.Т Учение об акционерных компаниях. М., 2000. 1 СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. (Далее - Закон об АО).
2 СЗ РФ. 1998 г. N 7. Ст. 785. (Далее - Закон об ООО).
3 Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: 2005.C167-175. 4 См.: Конина Н.Ю. Слияния и поглощения в конкурентной борьбе международных компаний: монография М., 2005. С-41. 5 См.: Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (с изм. и доп. от 23 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 2 ноября 2004 г., 2 июля 2005 г.) // СЗ РФ. 2001. N 33 (Часть I). Ст. 3431.
6См.: Аиткулов Т.Д. Правовое регулирование слияния и присоединения // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 4 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2002. с 24. 7 См.: Слияние акционерных обществ (Кошелев Я.С. "Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения", N 3, май-июнь 2005 г.)
8 Вестник ВАС РФ. 2004.N 1. 9 СЗ РФ. 1996. N 35. Ст. 4142.
10 См.: Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. и доп. от 24 июня, 15 июля 1992 г., 25 мая 1995 г., 6 мая 1998 г., 2 января 2000 г., 30 декабря 2001 г., 21 марта, 9 октября 2002 г., 7 марта 2005 г., 2 февраля 2006 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. N 16. Ст. 499.
11 См.: О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения см. Положение ЦБР от 4 июня 2003 г. N 230-П
12 Текст постановления опубликован в "Российской газете" от 18 июля 2002 г., N 130.
13 См.: Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. и доп. от 2 февраля 2006 г.)
14 Вестник ВАС РФ. 1995. N 11.
15 См.: Постановление Правительства РФ от 19 июня 2002 г. N 439 "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, используемых при государственной регистрации юридических лиц, а также физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей" (с изм доп. от 13 декабря 2005 г) // СЗ РФ 2002. N 26. Ст. 2586.
16 Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. 1997 г. N 4.
17 См.: Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (с изм. и доп. от января 2006 г.) // CЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.
18 См.: Приказ Федеральной службы по финансовым рынкам от 16 марта 2005 г. N 05-4/пз-н "Об утверждении Стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг" (с изм. и доп. от 1 ноября 2005 г., 12 января 2006 г.) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 18
19 Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"// Вестник ВАС РФ. 2001.N 1. 20 См.: Милушина И.В. Милушин М.А. Объединение обществ с ограниченной ответственностью, документальное оформление правовые и налоговые последствия // Финансовая газета №45, 46 ноябрь 2002.
21 См.: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изм. и доп. от 11 июля, 31 декабря 1998 г., 21 марта 2002 г., 29 декабря 2004 г.)
22 См.: Приказ МНС РФ от 10 апреля 2000 г. N АП-3-16/138 "Об утверждении Инструкции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 N 60 "О порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах". // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2000. N 26.
23 См.: Конина Н.Ю. Слияния и поглощения в конкурентной борьбе международных компаний: монография М., 2005. С-54.
24 Гражданское право. Учебник Том I. / Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М.: Волтерс Клувер, 2004. Глава VII.(автор главы - Е.А. Суханов).
25 См.: Брагинский М.И., Медведева Т.М., Тимофеева А.В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц по законодательству России и стран Западной Европы. М., 2000.С.143-153.
26 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая / Под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004 (автор комментария - Т.Е Абова. З.С. Беляева). С.85.
27 См.: Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" (постатейный). - "Волтерс Клувер", 2005 С. 43.
28 См.:Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. М.: Статут, 2005.C167-175.
29 См.: Карлина А.А. Реоганизация акционерного общества. Автореф. Дис..канд. юрид. Наук. М., 2004.С.7,19. 30 См.: Комментарий к ст. 57 Гражданского кодексу РФ. Часть первая (под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина) - М.: Юрайт-Издат, 2004 (автор комментария - Т.Е Абова. З.С. Беляева). С.87.
31 См.: Ю.Л. Ершов. О некоторых особенностях конструкции договора присоединения в Российском гражданском праве // Журнал российского права, N 1, январь 2003 г.
32 См.: Конина Н.Ю. Слияния и поглощения в конкурентной борьбе международных компаний: монография М., 2005. С. 127.
33 См.: Молотников А.Е. Слияния и поглощения. Российский опыт. - М., 2006. С 73-88.
34 См.: Лобус Н.И. Цалабанова Н.И Защита компаний от недружественного поглощения, осуществляемого путем приобретения ее пакета акций. Материалы авторского семинара Москва 3 октября 2006. 35 См.: Корнийчук Г.А. Комментарий к Федеральному закону от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" - Система ГАРАНТ, 2005 г.
36 См.: Осипенко О.В. Защита бизнеса от недружественного поглощения и корпоративного шантажа // Материалы авторского семинара Челябинск 29 сентября 2005.
37 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Карповича В.Д. - М.:Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002 г. С.33.
38 СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369. 39 См.: Конина Н.Ю. Слияния и поглощения в конкурентной борьбе международных компаний: монография М., 2005. С.134-135. 40 См.: Постатейный научно-практический комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации под общей редакцией А.М. Эрделевского (с изменениями и дополнениями на 1 апреля 2001 г.) (в ред. Федерального закона от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ с изменениями, внесенными Федеральными законами от 20 февраля 1996 г. N 18-ФЗ, от 12 августа 1996 г. N 111-ФЗ, от 8 июля 1999 г. N 138-ФЗ) - Агентство (ЗАО) "Библиотечка РГ", М., 2001 г.
41 См.:также письмо МНС РФ от 16 марта 2004 г. N 09-1-02/1012
42 СЗ РФ. 2002. N. 30. Ст. 3012.(Далее - АПК РФ).
43 СЗ РФ.1995.N 50. Ст.4870.
44 Вестник ВАС РФ. 2004. N. 1.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
88
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
74
Размер файла
436 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа