close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ОБЗОР практики рассмотрения судами Челябинской области

код для вставкиСкачать
ОБЗОР
практики рассмотрения судами Челябинской области гражданских дел, вытекающих из семейных правоотношений
Рассмотрение дел указанной категории регулируется Гражданским кодексом РФ, Семейным кодексом РФ, иными специальными законодательными и нормативными правовыми актами, связанными с реализацией отдельных положений Семейного кодекса РФ*.
Вопросы, касающиеся рассмотрения дел, вытекающих из брачно-семейных отношений, разъяснены в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в частности:
№ 9 от 25 октября 1996 г. "О применении судами Семейного кодека РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов" (с изм. от 06.02.2007 г.),
№ 10 от 27 мая 1998 г. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" (с изм. от 06.02.2007 г.),
№ 15 от 05 ноября 1998 г. "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" (с изм. от 06.02.2007 г.),
№ 8 от 20 апреля 2006 г. "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей".
Дела названной категории составляют значительную часть рассматриваемых судами дел, в связи с чем, в целях единообразия судебной практики и устранения допускаемых ошибок, возникла необходимость в подготовке настоящего Обзора.
1. Подсудность
К делам, вытекающим из семейных отношений, относятся дела по спорам о детях, об установлении отцовства, об установлении факта признания отцовства, об оспаривании отцовства (материнства), об усыновлении (удочерении) ребенка, о лишении родительских прав, подсудные районному суду (ст. 24 ГПК РФ), и дела о расторжении брака, взыскании алиментов, разделе между супругами совместно нажитого имущества (независимо от цены иска), иные возникающие из брачно-семейных отношений дела, не подсудные районному суду, рассматриваемые мировыми судьями (ст. 23 ГПК РФ).
По общему правилу, если в одном исковом заявлении содержатся требования разной родовой подсудности, спор подлежит разрешению в районном суде.
Споры о подсудности между мировыми судьями и районными судами, между судами РФ не допускаются (ст.23 ч. 4, ст. 33 ч. 4 ГПК РФ).
* - редакция нормативных актов и постановлений Пленума ВС РФ приведена по состоянию на 26.02.2008 года.
В бракоразводном процессе не допускается участие третьих лиц. Поэтому, если третье лицо (с самостоятельными либо без самостоятельных требований на предмет спора) вступает в процесс, в котором наряду с иском о разделе имущества супругов рассматривается требование о расторжении брака, то согласно п. 3 ст. 24 СК РФ суд вправе выделить требование о разделе имущества в полном объеме в отдельное производство. В этом случае дело в полном объеме (о разделе имущества супругов и иск третьего лица) подлежит рассмотрению мировым судьей или районным судом в зависимости от цены заявленного третьим лицом иска.
При появлении третьих лиц в деле о разделе имущества супругов, рассматриваемого отдельно от дела о расторжении брака, все имущественные требования супругов и иск третьего лица, претендующего на предмет спора (в целом либо в его части), также разрешаются в одном деле мировым судьей или районным судом в зависимости от цены заявленного третьим лицом иска.
Правила применения территориальной подсудности, как правило, вопросов у судей не вызывают, за исключением вопроса о том, где должно быть рассмотрено дело о разделе имущества, споры о котором подчинены правилам исключительной подсудности, в частности споры о правах на недвижимое имущество (ст. 30 ГПК РФ).
В силу ст.24 СК РФ суд по требованию супругов либо одного из них при расторжении брака обязан произвести раздел имущества, находящегося в совместной собственности. Таким образом, спор о расторжении брака и разделе имущества супругов рассматривается по правилам подсудности, установленным ст.28, ч.4 ст.29 ГПК РФ. Правило исключительной подсудности (ст.30 ГПК РФ) действует тогда, когда требования в отношении объектов недвижимости являются самостоятельными, заявлены вне дела о расторжения брака. В этом случае спор о разделе объекта недвижимости рассматривается в суде по месту нахождения объекта недвижимости, либо, если объектов несколько - по месту нахождения одного из них.
2. Расторжение брака. Признание брака недействительным
Семейным законодательством РФ не предусмотрено взыскание компенсации морального вреда в связи с расторжением брака.
В соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
П.С. просил взыскать с ответчицы П.Е. денежную компенсацию морального вреда в сумме 1000000 рублей в связи с расторжением брака по ее инициативе, так как она лишила его отдельного жилья, разрушила их семью, незаконно проживает в их квартире с другим мужчиной.
Поскольку семейным законодательством не предусмотрено взыскание компенсации морального вреда в связи с расторжением брака, суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований.
В кассационном порядке данное решение оставлено без изменения.
(№33-4188/2007)
В соответствии со ст. 16 СК РФ основанием для прекращения брака является смерть одного из супругов, что исключает его прекращение путем расторжения.
К.Е. обратилась в суд с иском к К.А. о расторжении брака. Решением мирового судьи исковые требования о расторжении брака удовлетворены.
С учетом положений ст. 16 СК РФ, президиум Челябинского областного суда, куда истица представила копию свидетельства о смерти К.А., отменил решение суда, указав на следующие обстоятельства. Как следовало из письма истицы К.Е., поступившего к мировому судье 03 июня 2004 г., она сообщала суду о полученной ею информации о смерти К.А., последовавшей 10 августа 2003 г., и намеревалась представить соответствующие документы. Однако суд 20 октября 2004 г. без извещения и участия сторон в судебном заседании постановил решение о расторжении брака.
Согласно ст. 220 ГПК РФ производство по делу прекращается, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.
Таким образом, поскольку после смерти К.А. спорное правоотношение не допускало правопреемство, производство по делу подлежало прекращению.
(№44Г-276/2006)
Согласно п. 8 ч. 3 ст. 402 ГПК РФ суды РФ вправе рассматривать дела о расторжении брака с участием иностранных лиц.
Решением мирового судьи Б.В. было отказано в удовлетворении иска к Б.Т. о расторжении брака, предъявленного им по последнему известному месту жительства ответчицы в России, со ссылкой на отсутствие доказательств о месте жительства ответчицы по адресу, указанному истцом в исковом заявлении, а также доказательств того, что ответчица является гражданкой Украины.
Отменяя такое решение, президиум Челябинского областного суда указал, что возможность прекращения брака путем его расторжения по заявлению заинтересованного супруга установлена ст. 16 п. 2 СК РФ. Ограничением права на предъявление мужем требований о расторжении брака является беременность жены, а также период в течение года после рождения ребенка - ст. 17 СК РФ.
При рассмотрении дела мировому судье следовало руководствоваться положениями ч.1 ст. 29 ГПК РФ, устанавливающей возможность предъявления иска по последнему известному месту жительства ответчика, и п. 8 ч.3 ст. 402 ГПК РФ, согласно которой суды РФ вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если по делу о расторжении брака истец имеет место жительства в РФ или хотя бы один из супругов является гражданином России.
Изложенные в решении мирового судьи обстоятельства не являлись основанием для отказа Б.В. в иске о расторжении брака.
(№ 44Г-2080/2007)
Определение мирового судьи о возвращении искового заявления о расторжении брака, мотивированное неподсудностью дела данному мировому судье с рекомендацией обратиться в суд по месту проживания ответчика в г. Одессу, также было отменено президиумом областного суда, поскольку мировым судьей не были учтены положения ч. 1 ст. 29 и п. 8 ч. 3 ст. 402 ГПК РФ.
(№ 44Г-2063/2006)
Судья отказывает в принятии искового заявления о признании брака недействительным, если истец не относится к категории лиц, которые вправе возбуждать вопрос о признании брака недействительным.
Д. обратился в суд с иском к П. о признании заключенного брака недействительным по тем основаниям, что он заключался фиктивно, т.е. без намерения создавать семью. Брачных отношений между ним и ответчицей никогда не было, совместно они не проживали, и общее хозяйство ими не велось. Брак заключен с целью получения по месту работы жилья большей площади, и с этой же целью им произведено удочерение несовершеннолетней дочери П.
Решением мирового судьи требования истца удовлетворены, брак признан недействительным.
Отменяя решение суда первой инстанции и прекращая производство по делу, президиум указал следующее.
Согласно ст. 27 СК РФ брак признается недействительным в случае заключения фиктивного брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью. Ст. 28 СК РФ определен круг лиц, имеющих право обращаться с требованиями о признании брака недействительным. В частности, требовать признания брака недействительным вправе не знавший о фиктивности брака супруг в случае заключения фиктивного брака.
Как следует из пояснений истца, он знал о фиктивности заключаемого брака в момент его заключения, что в силу положений ст. 28 СК РФ лишает его права на предъявление в суд иска о признании брака недействительным.
Как разъяснено в п. 22 Постановления Пленум Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", при принятии искового заявления о признании брака недействительным судье необходимо выяснять, по какому основанию оспаривается действительность брака (п. 1 ст. 27 СК РФ) и относится ли истец к категории лиц, которые в силу п. 1 ст. 28 СК РФ вправе возбуждать вопрос о признании брака недействительным именно по этому основанию. Если заявитель не относится к таким лицам, судья отказывает ему в принятии искового заявления, а принятое к производству дело прекращает.
(№ 44Г- 0004/2007)
3. Раздел имущества супругов
В соответствии с п.2 ст.1 Семейного кодекса РФ признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния. Однако поскольку в соответствии с действовавшим до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. законодательством незарегистрированный брак имел те же правовые последствия, что и зарегистрированный, на имущество, приобретенное совместно лицами, состоявшими в семейных отношениях без регистрации брака, до вступления в силу Указа распространяется режим общей совместной собственности супругов. Исходя из п.6 ст.169 СК РФ при разрешении спора о разделе такого имущества необходимо руководствоваться правилами, установленными ст.ст.34 - 37 СК РФ.
Что касается спора о разделе имущества иных лиц, проживающих совместно без государственной регистрации заключения брака, то он должен разрешаться не по правилам ст.38 СК РФ, а в соответствии со ст. 252 ГК РФ, устанавливающей порядок раздела имущества, находящегося в долевой собственности. При этом родовая подсудность этих споров определяется от цены иска. Подлежат доказыванию и именно лицом, утверждающим, что имущество является общей собственностью, обстоятельства приобретения этого имущества в общую собственность, которая в случае установления этого является долевой, а доли определяются в зависимости от степени участия каждого из этих лиц средствами и личным трудом в приобретении имущества.
Решением суда К. было отказано в иске к М. о разделе совместно нажитого имущества. В обоснование он указывал, что состоял с ответчицей в фактических брачных отношениях, жили одной семьей, имеют дочь. Судом было установлено, что собственником спорного имущества является ответчица, кроме того, часть имущества приобретена до того, как стороны стали проживать совместно, часть имущества приобретена в кредит, который выплачивался ответчицей, доказательств того, что имущество было приобретено на средства истца суду представлено не было.
Кассационная инстанция оставила решение суда без изменения, поскольку выводы суда истцом не были опровергнуты.
(№ 33-0805/2007)
Б. просила взыскать с ответчика Б. 53800 руб., указывая, что в период нахождения с ответчиком в фактических брачных отношениях ими был построен жилой дом, на строительство она передала ответчику свои личные денежные сбережения. Право собственности на дом зарегистрировано за ответчиком, который утверждал, что дом построен на его личные средства.
Суд постановил решение об отказе в иске.
Разрешая спор, суд правомерно исходил из того, что истица не представила достоверных доказательств о передаче ответчику для строительства дома принадлежащих ей денежных средств.
Ссылка истицы на подтверждение факта передачи ответчику денег показаниями свидетелей, к тому же являющимися родными братьями истицы, правомерно не отнесена судом к числу допустимых доказательств.
Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, указав, что брак между сторонами в органах записи актов гражданского состояния не заключался, в связи с чем истица должна была доказать с учетом норм гражданского законодательства вложение с целью создания общей собственности своих средств в создание имущества ответчика.
(№ 33-1754/2007)
Выводы суда о том, что длительное состояние сторон в фактических брачных отношениях, проживание одной семьей, сочетание церковным браком повлекло образование у них общей совместной собственности на нажитое имущество, в связи с чем суд признал право каждого на 1/2 долю в спорном имуществе, правильно признаны кассационной инстанцией не основанными на законе.
Суд не учел положений п.3 ст. 244 ГК РФ, ст. 256 ГК РФ, ст. 34 СК РФ, в силу которых общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.
(№ 33-2371/2007)
При разрешении споров о разделе общего имущества супругов следует исходить из того, что в силу ст.33 СК РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Общие условия, позволяющие отнести имущество, нажитое супругами во время брака, к их совместной собственности, изложены в ст. 34 СК РФ. В круг юридически значимых обстоятельств по делу о разделе совместно нажитого супругами имущества входит: установление объёма всего совместно нажитого имущества, подлежащего разделу, имеющегося у них в наличии либо находящегося у третьих лиц на момент прекращения брака или совместного проживания и ведения общего хозяйства сторонами, его действительной стоимости, факта увеличения или уменьшения стоимости конкретного имущества за счет одного из супругов после прекращения совместного проживания и ведения общего хозяйства супругами и прежней стоимости этого имущества (например до произведенного ремонта или повреждения имущества), нет ли среди этого имущества вещей, приобретенных исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей, долгов, определение доли каждого супруга в этом имуществе, какое имущество с указанием его стоимости подлежит передаче каждому из них, при необходимости определение денежной компенсации, наличие оснований для отступления от принципа равенства долей. Однако суды не всегда учитывают это, что влечет отмену состоявшихся судебных постановлений.
Так истец М. просил признать доли в совместно нажитом имуществе равными, передать ответчице в счет раздела трехкомнатную квартиру, ему - автомашину и два гаража. Признание ответчицей М-ой иска было принято судом, постановлено решение о разделе имущества по предложенному варианту.
Президиум областного суда отменил решение мирового судьи по надзорной жалобе истца М.: мировой судья, сославшись на ст. 39 СК РФ, не применил указанное в ней правило об определении долей супругов в совместно нажитом имуществе. То обстоятельство, что ответчица признала иск о разделе имущества по предложенному истцом варианту, не лишало истца права на получение денежной компенсации в случае, если стоимость переданного М-ой имущества превышала стоимость имущества, переданного М.
(№ 44Г-0432/2006)
С. обратилась в суд к Б. с иском об определении доли в совместно нажитом имуществе и просила, признав за нею право на 1/2 долю, взыскать с ответчика стоимость доли в денежном выражении.
Суд признал за истицей право на 1/2 долю в праве собственности на спорную квартиру и, несмотря на несогласие ответчика, обязал его выплатить истице стоимость 1/2 доли квартиры в денежном выражении.
Отменяя решение суда в части взыскания денежной компенсации доли, кассационная инстанция указала, что при отсутствии согласия сособственника на него не может быть возложена обязанность по выплате стоимости доли и получении в собственность всего имущества, по делу принято новое решение об отказе С. и удовлетворении этой части исковых требований.
Такая позиция судебной коллегии соответствует требованиям ст. 252 ГК РФ.
(№ 33-0005/2007)
Х. обратилась в суд с иском к Х. о разделе совместно нажитого имущества, просила спорную квартиру передать ей в собственность, взыскав с нее в пользу ответчика стоимость его 1/2 доли в денежном выражении.
Отменяя решение мирового судьи, оставленное без изменения в апелляционной инстанции, которым заявленные требования были удовлетворены, президиум областного суда указал на нарушение судом требований ст. 252 ГК РФ, согласно которой суд может при отсутствии согласия собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию только в случае, если доля собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в ее использовании.
При разрешении спора мировой судья не учел, что Х. имеет право на 1/2 долю, на получение денежной компенсации не был согласен, указывал, что другого жилья не имеет.
Президиум принял по делу новое решение, которым определил право общей долевой собственности Х. на спорную квартиру по 1/2 доле за каждым, отказал Х. в иске о разделе квартиры путем передачи в ее собственность и взыскания в пользу ответчика Х. денежной компенсации.
(№ 44Г-0135/2007)
При законном режиме имущества действует правило, согласно которому вещи, приобретенные в период брака, являются совместной собственностью супругов. Следовательно, сторона, утверждающая об отнесении спорного имущества к общей собственности супругов, должна представить суду доказательства, что имущество приобретено в период брака. Соответственно, при доказанности этого, на супруга, требующего признания приобретенной в браке вещи его личной собственностью и исключения ее из состава общего имущества, возлагается бремя доказывания указанных обстоятельств. Он обязан в подтверждение таких требований или возражений на иск представить соответствующие доказательства (свидетельство о праве на наследство, договор дарения, сведения о приобретении вещи за счет его личных средств и т. п.). Часто один из супругов в подтверждение того, что имущество приобретено на его личные средства, представляет выписки о движении средств со своего счета в банке. Следует иметь в виду: то обстоятельство, что супруг снял со своего счета сумму денег, являющуюся его личной собственностью, и в этот же день или вскоре приобретено в период брака имущество (обычно на это ссылаются, когда супруги делят имущество в виде автомобилей, недвижимости), само по себе не является бесспорным доказательством приобретения права личной собственности на это имущество этим супругом при наличии возражений второго супруга. Это имущество может быть признано личной собственностью супруга лишь при наличии бесспорных доказательств, что именно его личные средства были потрачены на приобретение этого имущества.
Также нередко один из супругов представляет договор займа или долговую расписку, подписанную только им. Если судом установлено, что все полученное по этому обязательству одним из супругов, было использовано на нужды семьи, то долг считается общим долгом супругов, а имущество, приобретенное на эти средства - их совместной собственностью, а не личной собственностью этого супруга. Если суду не представлено доказательств того, что полученный заем был потрачен на нужды семьи, в том числе и на приобретение в период брака конкретного имущества, то это имущество считается совместной собственностью супругов, если по другим обстоятельствам не доказано иное, а долг - личным долгом супруга, получившего заем.
Так, при оставлении без удовлетворения апелляционной и затем надзорной жалобы О. на решение мирового судьи, которым квартира была признана совместной собственностью супругов и за бывшей супругой О. было признано право на 1/2 долю квартиры, указано на правильное применение и толкование судом ст. 34 СК РФ, поскольку по делу было установлено, что супруги состояли в браке с 1996 по 2005 год, квартира была приобретена по договору купли-продажи в 2001 году. Доводам О. о том, что квартира ранее принадлежала его умершей бабушке и была фактически подарена ему, своих денежных средств супруги для ее покупки не имели, судом была дана надлежащая правовая оценка, в том числе, со ссылкой на то, что в договоре указано о передаче продавцу денег, что не могло быть опровергнуто расчетами О. об отсутствии у них денежных средств.
Кроме того, в ответе на доводы надзорной жалобы о том, что суд вышел за пределы исковых требований истицы о разделе имущества, было указано, что установление режима имущества - признание имущества совместно нажитым и установление долей супругов - является составной частью вопроса раздела имущества супругов.
(№ 4Г-0305/2007)
Решением суда, оставленным без изменения в кассационной инстанции, спорная квартира, приобретенная в период брака, на основании ст. 34 СК РФ признана совместной собственностью супругов Л., доли супругов в трехкомнатной квартире признаны равными.
Суд правомерно не принял во внимание доводы ответчика Л. о признании за ним права на большую долю, основанные на том, что на приобретение квартиры из городского бюджета была перечислена часть стоимости в размере 2990000 руб. и предоставлена беспроцентная ссуда, которые предназначались только ему как льготнику-ликвидатору последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Судом установлено, что указанная сумма рассчитывалась на него и всех членов семьи и предоставлялась Л. исходя из нуждаемости семьи в улучшении жилищных условий, а беспроцентный кредит погашался за счет общих средств супругов.
(№33-3650/2007)
Судом кассационной инстанции было отменено решение районного суда и принято новое решение о признании за истицей Э. доли в праве собственности на трехкомнатную квартиру, зарегистрированную на имя ее умершего бывшего мужа С., при следующих обстоятельствах дела.
Ссылаясь на показания свидетелей, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что супруги с 2003 года проживали раздельно, что влечет согласно п. 4 ст. 38 СК РФ признание факта приобретения С. спорной квартиры в 2004-2005 г.г. на личные средства.
При этом суд не учел другие доказательства, которые достоверно подтверждали факт признания С. за истицей права на долю в спорной квартире. Так ранее производство по делу о разделе имущества между супругами было прекращено по заявлению Э., в котором она ссылалась на соглашение о добровольном разделе квартиры, подкрепленное договором поручения, заключенным С. и Э. с Агентством недвижимости. По этому договору Агентству поручалось оказать посреднические услуги по купле-продаже спорной квартиры и в котором была определена стоимость квартиры и получение С. и Э. каждым отдельно денежных средств.
Ссылка суда на то, что истицей не приведено доказательств, подтверждающих приобретение квартиры на общие средства супругов, правомерно признана судебной коллегией несостоятельной, поскольку в соответствии с правилами, закрепленными в ст. 56 ГПК РФ, обязанность по представлению доказательств лежит на лице, оспаривающем режим совместной собственности.
(№ 33-2257/2007)
П.С. обратилась в суд с иском к П.Н. о признании совместно нажитым имуществом комнаты в квартире, приобретенной на имя ответчика в период брака, признании права на 1/2 долю. Решением мирового судьи П.С. в удовлетворении заявленных требований было отказано.
Надзорная жалоба также оставлена без удовлетворения.
При разрешении спора было установлено, что спорная комната в двухкомнатной квартире была приобретена П.Н. действительно в период брака, но вследствие продажи принадлежащей ему в результате получения наследства на праве собственности 1/2 доли в праве собственности на двухкомнатную квартиру. Материалами дела подтверждено, что сделка купли-продажи квартиры, в которой ответчик имел долю в праве, и сделка купли-продажи им спорной комнаты были совершены в один день, оплата государственной регистрации сделки по отчуждению квартиры и сделки по приобретению комнаты совершены последовательно одна за другой, первой была продана принадлежавшая братьям квартира, деньги за нее получены, а затем из полученных денежных средств оплачена и куплена спорная комната. Истица этих обстоятельств не оспаривала.
При таких обстоятельствах мировой судья правомерно сослался на положения, установленные в ст. ст. 34, 36 СК РФ, с учетом их системного толкования и применения, в связи с чем пришел к обоснованному выводу о том, что имущество, приобретенное во время брака, но на личные средства одного из супругов, полученные в порядке наследования, не является совместным.
(№ 4Г-1963-2007)
Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового судьи, удовлетворившего требования истицы по аналогичному спору, правильно принял во внимание такие обстоятельства, как то, что спорная квартира была приобретена на денежные средства, полученные ответчиком от продажи принадлежащей ему до брака жилой площади, подтвержденные в судебном заседании показаниями сторон, в том числе истицы, свидетельскими показаниями риелтора, сопровождавшего сделки, продавца спорной квартиры, договорами купли-продажи указанных квартир, зарегистрированными в реестре нотариуса в один день последовательно один за другим.
Надзорная жалоба истицы была оставлена без удовлетворения.
(№ 4Г-2346-2007)
Кассационная инстанция оставила без изменения решение районного суда, которым однокомнатная квартира была признана личной собственностью умершего Т., поскольку была приобретена им хотя и в период брака с истицей Т., но в период раздельного проживания и за счет личных средств, полученных от продажи принадлежавшей ему 1/4 доли в трехкомнатной приватизированной квартире. Суд не принял доводов Г., которая претендовала на долю в спорной квартире, указывая на то, что на приобретение квартиры были использованы денежные средства, полученные ею в долг, кроме того, она проживала в спорной квартире одной семьей с Т. после расторжения брака, в квартире был сделан ремонт, значительно увеличивший ее стоимость. Как правильно признал суд, Г. не представила доказательств расходования заемных денежных средств на приобретение спорной квартиры, при том, что Т. располагал достаточными средствами для ее приобретения. Проведение текущего ремонта, включая замену сантехнического оборудования, не является основанием для признания квартиры совместно нажитым имуществом (ст. 244-245 ГК РФ, ст. 37 СК РФ, ст. 210 ГК РФ).
( №33-4594/2007)
М. обратился в суд с иском к М. о перераспределении долей и признании совместной собственностью 586/1000 долей квартиры, указав в обоснование, что квартира была приобретена до регистрации брака по договору уступки права требования в равных долях, однако часть стоимости квартиры была оплачена им в размере 150000 руб. из собственных добрачных денежных средств, а остальная стоимость - из совместных средств супругов.
С решением суда об отказе М. в удовлетворении иска согласилась и кассационная инстанция, указав, что право собственности на квартиру возникло на основании заключенного договора, доли сторон были определены договором как равные, предусмотрено внесение денежных средств на общую сумму стоимости квартиры в равных долях, в силу чего суд пришел к обоснованному выводу о том, что новые дольщики выразили согласованную волю на переход к ним прав первоначального дольщика в равных долях, что соответствует требованиям ст. ст. 420-421 ГК РФ. Оснований для иной квалификации правоотношений сторон, изменения режима собственности и признания части квартиры совместной собственностью супругов у суда не имелось.
(№ 33-2390-2007)
Отказывая А. в иске о признании квартиры общим имуществом супругов А-ых., суд правомерно исходил из того, что спорная квартира принадлежит В. (являющейся тещей истца), кроме того, отсутствуют основания, предусмотренные ст. 244 ГК РФ, для возникновения права общей собственности, а именно: истец не представил доказательств того, что между ним и В. была достигнута договоренность на приобретение спорной квартиры в совместную собственность и с этой целью он вносил денежные средства для оплаты стоимости квартиры.
Оставляя жалобу истца без удовлетворения, суд кассационной инстанции правильно указал, что ссылка истца на представление им доказательств оплаты спорной квартиры не является основанием для признания выводов суда незаконными, поскольку избранный истцом способ защиты своих прав не мог быть судом осуществлен, решение суда не препятствует истцу защитить свои права иным способом (например путем обращения с иском о взыскании уплаченных им денег).
(№ 33-2854/2007)
В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ квартира, приобретенная одним из супругов хотя и в период брака, но бесплатно - в порядке приватизации, является личным имуществом этого супруга. Постановлением президиума областного суда было отменено решение мирового судьи и апелляционное определение по делу о разделе совместно нажитого имущества супругов С., поскольку в нарушение положений ст. 36 СК РФ при разделе была учтена двухкомнатная квартира, полученная ответчицей С. по договору безвозмездной передачи квартиры в собственность (приватизации).
(№44Г-0119/2006)
При разрешении спора о включении в состав совместной собственности супругов акций, приобретенных одним из супругов при приватизации предприятия по льготной подписке, необходимо, основываясь на положениях п. 2 ст. 34 СК РФ, исходить из условий их приобретения.
В тех случаях, когда эти акции были получены супругом в результате его трудовой деятельности на предприятии, приходящейся на период брака, они являются совместным имуществом супругов. Если же акции приобретены хотя и во время брака, но на личные средства супруга или причитаются ему за трудовое участие в работе предприятия до вступления в брак, то такие акции не могут быть включены в состав совместного имущества супругов, поскольку не были нажиты ими в период брака.
Владение, пользование, распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию. При совершении сделки по распоряжению таким имуществом одним из супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга (ст. 35 СК). В судебной практике судей области возник вопрос о возможности включения в раздел имущества, которое было отчуждено одним из супругов не в интересах семьи, и об определении стоимости этого имущества. Как разъяснено в п.16 Постановления Пленума ВС РФ от 05.11.1998 года № 15, учитывая, что в соответствии с п.1 ст.34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость. При этом учитывается его действительная стоимость на момент раздела имущества, которая может и не совпадать с ценой, по которой супруг произвел отчуждение этого имущества. Президиум областного суда отменил оставленное без изменения в апелляционной инстанции решение мирового судьи, которым были удовлетворены требования С. к В. о включении в раздел совместно нажитого имущества денежных сумм, полученных ответчиком от продажи автомобилей ВАЗ-21083 и Инфинити RX- 45.
Как указано в постановлении президиума, согласно требованиям ст. ст. 35, 38, 39 СК РФ, включение стоимости двух автомобилей в сумму выделенного В. имущества могло быть признано правомерным лишь при условии доказанности того, что ответчик осуществил продажу вопреки воле истицы и не в интересах семьи, распорядился вырученными деньгами по своему усмотрению также не в интересах семьи.
Поскольку указанные обстоятельства суд не выяснял, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
(№ 44Г-0176/2007)
Мировой судья, удовлетворяя иск Б-ой о разделе совместно нажитого имущества, взыскал в ее пользу с Б-ва половину рыночной стоимости автомобиля в сумме 41500 руб., определенной отчетом ООО "Права потребителей-независимая оценка" без осмотра автомобиля ввиду его отчуждения ответчиком.
Суд апелляционной инстанции отменил указанное решение и принял решение о взыскании в пользу истицы Б. денежной компенсации половины стоимости автомобиля в размере 10000 руб., приняв за доказательство его стоимости цену, указанную в договоре комиссии на момент продажи.
Президиум областного суда, отменяя апелляционное решение и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, указал, что суд апелляционной инстанции не учел разъяснения, содержащиеся в п.п.15,16 Постановления Пленума ВС РФ от 05 ноября 1998 г. № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", в соответствии с которыми стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела. В случае, если на время рассмотрения требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.
Вывод суда о том, что указанная при продаже цена соответствует действительной стоимости имущества на момент рассмотрения дела, не мотивирован. Из материалов дела следует, что в суд апелляционной инстанции сам ответчик представлял отчет эксперта-оценщика о рыночной стоимости автомобиля на момент вынесения решения мировым судьей в размере 67700 руб., который не получил никакой оценки в апелляционном решении.
(№ 44Г-0068/2007)
Аналогичные нарушения были допущены судом апелляционной инстанции при отмене решения мирового судьи и разрешении спора между бывшими супругами Д.
Стоимость отчужденного совместно нажитого имущества была определена апелляционным решением на момент его продажи, а не на время рассмотрения дела, кроме того, суд не учел требований п. 3 ст. 38 и п. 2 ст. 39 СК РФ и, передав в собственность истицы Д. имущество на большую сумму, чем сумма имущества, преданного ответчику Д., не обсудил и не разрешил вопрос о взыскании соответствующей денежной компенсации.
Президиум направил дело на новое рассмотрение судом апелляционной инстанции.
(№ 4Г-1990/2006)
Ш.А. обратилась в суд с иском к Ш.Б. о разделе имущества, указав в обоснование, что после расторжения брака ответчик продал без ее согласия автомобиль и прицеп, нажитые в период брака. Она просила взыскать в ее пользу половину стоимости проданного имущества.
Во встречном иске Ш.Б. просил взыскать с Ш.А. половину стоимости однокомнатной квартиры, также проданной после расторжения брака.
Мировой судья удовлетворил требования обеих сторон.
Суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи в части взыскания с Ш.А. половины стоимости проданной квартиры, принял решение об отказе в иске, ссылаясь в обоснование на то, что мировой судья не принял во внимание таких обстоятельств, как то, что квартира была продана с согласия Ш.Б. и в интересах семьи, поскольку деньги переданы сыну и снохе.
Президиум областного суда отменил апелляционное решение, оставив в силе решение мирового судьи, указав, что, несмотря на согласие Ш.Б. на отчуждение квартиры, являвшейся совместной собственностью супругов, дальнейшие правоотношения должны были квалифицироваться судом с учетом того, что на момент заключения договора стороны супругами не являлись, что исключало применение разъяснения, содержащегося в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ № 15 от 05 ноября 1998 г. "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", на которое сослался суд второй инстанции, поскольку имущество не может быть отчуждено в интересах или не в интересах семьи ввиду отсутствия таковой на день заключения сделки.
Допустимых доказательств того, что Ш.Б. получил половину стоимости квартиры либо поручил Ш.А. передать свою часть денег сыну и снохе, в материалах дела не имелось.
(№ 44Г-0776/2007)
Была оставлена без удовлетворения надзорная жалоба П. на решение мирового судьи, которым в раздел были включены денежные средства, имевшиеся на лицевом счете П. на момент расторжения брака.
Его доводы о том, что после расторжения брака они продолжали проживать совместно с истицей и снятые со счета в Сбербанке деньги были израсходованы с согласия истицы на совместные нужды, признаны не основанными на законе - ст. 35 СК РФ, устанавливающей только для супругов (а не для лиц, проживающих совместно одной семьей без регистрации брака) правило, по которому предполагается, что один из супругов совершает действия по распоряжению общим имуществом с согласия другого супруга.
(№ 4Г-0771/2007)
В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 35 СК РФ супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки, требующей нотариального удостоверения, не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки. М. было отказано в иске о признании сделки по отчуждению имущества недействительной, предъявленном по мотиву отсутствия ее нотариально удостоверенного согласия на совершение сделки, и разделе совместно нажитого имущества.
На основании положений, закрепленных в п.3 ст. 35 СК РФ, и представленных доказательств суд правомерно обосновал свое решение тем, что истица узнала о совершении сделки четыре года назад, когда получала на руки по запросу адвоката подтверждающие переход права на спорное имущество к другому лицу документы, ее ссылка на положения ст. 181 ГК РФ, устанавливавшие на тот момент десятилетний срок давности для применения последствий недействительности ничтожной сделки, признана несостоятельной.
(№ 4Г-0953/2007)
С заявлением о разделе совместного имущества могут обратиться в суд любой из супругов, а также кредитор (кредиторы) одного из супругов для обращения взыскания на долю супруга-должника в общем имуществе супругов.
Ж. обратилась в суд с иском к супругам Ш. о признании двух автомобилей общим имуществом ответчиков. Просила выделить долю супруга Ш., являющегося ее должником по судебному решению о взыскании 150000 руб., для обращения взыскания на имущество. Оставляя без изменения решение районного суда, которым иск был удовлетворен, кассационная инстанция указала на соответствие его требованиям материального закона - ст. 256 ГК РФ и ст. 33 СК РФ.
Доводы Ш. о том, что согласно брачному договору автомобили являются ее собственностью, были правомерно не приняты во внимание, поскольку установлено, что брачный договор заключен после предъявления в суд иска в отношении спорного имущества и после наложения на него ареста. Решение соответствует также требованиям ст.46 СК РФ, предусматривающим гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора.
(№ 33-0033/2006)
Отменяя решение районного суда, которым в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя о выделе доли должника Ш. из общего имущества супругов Ш. было отказано, кассационная инстанция указала на неправильное применение и толкование судом норм материального права.
Так, суд не учел, что в соответствии со ст. 255 ГК РФ кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания. Аналогичное правило закреплено в п. 1 ст. 45 СК РФ.
Кроме того, ст. 46 СК РФ устанавливает гарантии прав кредиторов при заключении, изменении или расторжении брачного договора, поэтому ее положения должны были учитываться судом при разрешении спора, в связи с чем суду следовало установить и исследовать обстоятельства заключения брачного договора в период совершения приставом действий по отысканию имущества должника, о заключении которого в нарушение указанной правовой нормы Ш. не известил своего взыскателя.
Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
(№ 33-3661/2007)
Ф. обратилась в суд с иском к Ф. и В. об освобождении имущества от ареста, указав в обоснование, что является единственным собственником арестованного судебным приставом-исполнителем имущества в силу брачного контракта.
Решением суда, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам областного суда, Ф. отказано в иске.
Разрешая спор, суд, руководствуясь требованиями ст. ст. 45,46 СК РФ, ст. ст. 131, 223 ГК РФ, пришел к обоснованному выводу о том, что спорное имущество является совместной собственностью супругов Ф.
Доводы Ф. о том, что с момента нотариального удостоверения брачного контракта имущество принадлежит ей, осуществить государственную регистрацию она не имела возможности из-за наложенного ареста и запрета на регистрацию, а также в связи с отсутствием денежных средств для регистрации брачного контракта, были правомерно не приняты во внимание, как не основанные на требованиях закона, регулирующих вопросы перехода права собственности.
(№ 33-2009/2007)
Решением суда по иску П. была выделена доля З-ой в общем имуществе супругов З-ых - признано право на 1/2 долю автомобиля Тойота, а в части выдела доли в праве собственности на квартиру, право собственности на которую зарегистрировано за мужем З-ой., было отказано.
В удовлетворении надзорной жалобы П. было отказано, так как решение суда основано на законе: квартира была приобретена супругом З-ой в период брака по договору мены, который считается возмездным, однако в обмен на имущество, принадлежащее ему на праве личной собственности, в силу чего правильно признана его личной собственностью.
Таким образом, судом при разрешении спора положения ст. ст. 33,34,38,39, 45 СК РФ были применены правильно.
(№ 4Г-3120/2007)
Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на момент раздела имущества и должна отражать его действительную стоимость. В соответствии со ст.148 ГПК РФ одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству является примирение сторон. Судья должен стремиться к получению единого мнения сторон относительно стоимости включенных в раздел предметов, и в случае согласования, с целью закрепления их волеизъявления и исключения дальнейших споров, это может быть выражено как в отдельном подписанном сторонами заявлении, так и в протоколе судебного заседания под подпись сторон. В случае, если стороны не достигли согласия, стоимость имущества может быть подтверждена ими любыми допустимыми доказательствами, в том числе может быть назначена экспертиза.
Президиум областного суда отменил заочное решение мирового судьи по иску К. о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества, указав на существенное нарушение мировым судьей при рассмотрении дела норм процессуального и материального права: дело рассмотрено в отсутствие ответчика, не извещенного о времени и месте судебного заседания, в деле нет доказательств, подтверждающих стоимость спорного имущества, включенного истицей в раздел, что не соответствует требованиям ст. ст. 38,39 СК РФ.
(№ 44Г-0109/2007)
Причиной отмены решения мирового судьи о разделе имущества супругов Г. президиум областного суда указал нарушение мировым судьей требований ст. ст. 38,39 СК РФ, поскольку раздел имущества произведен исходя из стоимости, указанной истицей в исковом заявлении, без ссылки на какие-либо доказательства. Между тем в силу ст.68 ГПК РФ объяснения стороны об известных ей обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами.
(№ 44Г-0954/2006)
Разрешая спор, мировой судья взыскал в пользу истицы Д. половину стоимости автомобиля, являвшегося совместно нажитым имуществом бывших супругов Д. При этом рыночная стоимость транспортного средства была определена отчетом ООО "Техническая экспертиза и оценка" в сумме 134700 руб. по заявлению истицы на момент предъявления иска. Суд апелляционной инстанции, отменяя указанное решение, определил стоимость автомобиля в размере 59780 руб. и взыскал в пользу истицы 29890 руб., сославшись на снижение стоимости в результате дорожно-транспортного происшествия и высчитав разницу между стоимостью автомобиля и суммой материального ущерба (142058-82278), определенными калькуляцией и экспертным заключением после ДТП.
Однако суд апелляционной инстанции не учел, что стоимость имущества определяется на момент рассмотрения дела, кроме того, не дал оценки тому обстоятельству, что авария имела место в период использования автомобиля ответчиком после прекращения совместного проживания с истицей.
Указав, что истица не утратила права требовать от ответчика передачи соразмерно ее доли денежных средств, полученных ответчиком от причинителя вреда, суд не указал мотивы, по которым рекомендовал истице такой способ защиты права.
Президиум областного суда отменил апелляционное решение и оставил без изменения решение мирового судьи.
(№ 44Г-0134-2007)
Президиум областного суда отменил апелляционное решение и направил дело на новое рассмотрение, указав, что при разрешении спора о разделе совместно нажитого имущества истице не могло быть отказано в разделе садового участка и садового домика по мотиву отсутствия регистрации права на спорное имущество.
Президиум также указал, что отсутствие регистрации права на имущество, приобретенное до вступления в действие ФЗ "О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", не являлось препятствием для включения такого имущества в раздел с учетом положений ст. 218 ГК РФ о возникновении права собственности.
Отменяя это же решение и в части взыскания в пользу истицы половины стоимости автомобиля, президиум признал существенным нарушением судом норм материального и процессуального права неустановление судом стоимости автомобиля на момент рассмотрения дела в суде.
(№ 44Г-0173/2007)
В период брака супруги вправе ставить вопрос о разделе имущества в любое время, без ограничения каким-либо давностным сроком. К требованиям о разделе имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 СК). Течение давностного срока в соответствии с общими правилами, закрепленными в п. 1 ст. 200 ГК, начинается с того дня, когда супруг, обращающийся за судебной защитой, узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Этим днем может быть и день расторжения брака.
Но, если после расторжения брака бывшие супруги продолжают пользоваться общим имуществом, то есть осуществляют правомочия собственника, то давностный срок начинает течь с того дня, когда одним из них будут совершены действия, препятствующие другому осуществлять свои права в отношении этого имущества (произведено отчуждение имущества либо оно вывезено в другое место или в помещение, в которое бывший супруг не имеет доступа, и т. п.).
Вопрос применения срока исковой давности вызывает затруднения при рассмотрении дел о разделе имущества бывших супругов.
Часто встречающееся мнение истцов и их представителей о том, что исковая давность не распространяется на правоотношения при приобретении супругами права общей собственности на имущество, является ошибочным, поскольку положения ст. 208 ГК РФ к спорным правоотношениям не применимы, так как срок исковой давности для имущественных правоотношений супругов урегулирован специальным семейным законодательством.
Итак, отталкиваясь от того, что для супругов, брак которых расторгнут, установлен трехлетний срок исковой давности, суду по каждому конкретному делу, в котором ответчик заявил о применении срока исковой давности, надлежит правильно определить начало течения срока исковой давности.
Поскольку п. 2 ст. 9 СК РФ установлено, что при применении норм, устанавливающих исковую давность, суд руководствуется правилами статей 198-200 и 202-205 ГК РФ, при определении дня начала течения срока исковой давности следует исходить из того, что течение срока может приостанавливаться, прерываться, а также восстанавливаться судом в исключительных случаях при признании судом уважительными причин пропуска срока, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению лица в споре в суде первой инстанции.
Б. обратилась в суд с иском о признании права собственности на долю в трехкомнатной квартире, приобретенной в период брака с ответчиком Б.
Ответчик просил суд отказать Б. в удовлетворении иска, заявив о применении в споре срока исковой давности, указав, что истица достоверно знала, что членом кооператива она не является.
Разрешая спор, суд правильно применил положения ст. ст. 34, 38 СК РФ и указал, что правовой режим спорной квартиры определяется не членством в кооперативе, а фактом выплаты паевых взносов за нее при совместной жизни супругов. Срок исковой давности начал течь с момента, когда истица, проживающая постоянно в спорной квартире, узнала о нарушении своего права в 2006 году, когда ответчик получил в ЖСК справку о выплате паевого взноса с целью оформления права собственности на себя, а не с 1987 года, когда стороны фактически прекратили совместное проживание, и не с 1999 г., когда стороны расторгли брак.
(№ 33-1969/2007)
Н. обратился в суд с иском о разделе имущества в виде квартиры, указав в обоснование, что квартира приобретена в период брака с ответчицей, и просил признать за ним право на 1/2 долю.
Решением мирового судьи, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, Н. отказано в иске по основанию пропуска срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчицей.
Надзорная жалоба Н. также была оставлена без удовлетворения, поскольку при разрешении спора суд правильно применил положения ст. 34, п. 7 ст. 38, п. 2 ст. 9 СК РФ, ст. ст. 199, 200 ГК РФ.
Так, по делу было установлено, что спорная квартира приобретена была в 1993 году, брак супругов Н. был расторгнут в 1998 г., в период, когда истец находился в местах лишения свободы. Свидетельство о расторжении брака он получил в апреле 2003 года после освобождения, в квартиру не вселялся, ссылаясь на то, что в ней проживал брат жены. С учетом требований, установленных ст. 200 ГК РФ, исходя из установленных обстоятельств по делу, суд правильно признал, что срок исковой давности начал течь со времени освобождения истца из мест лишения свободы, когда он узнал, что его право нарушено.
Обращение истца в суд с иском о разделе имущества в декабре 2006 года имело место за пределами срока исковой давности, поскольку п. 7 ст. 38 СК РФ установлен трехлетний срок исковой давности для требований о разделе имущества супругов, брак которых расторгнут.
Срок исковой давности применен судом по заявлению ответчицы Н., что основано на положениях ст. 199 ГК РФ.
(№ 4Г-2261/2007)
Суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи и отказал К. в удовлетворении иска к наследникам умершего К. о разделе имущества и признании за нею права собственности на 1/2 долю акций, вошедших в состав наследственного имущества.
Поскольку судом было установлено, что супруги К расторгли брак в 1996 году, проживали раздельно, в 2000 году К. умер, в суд истица обратилась в 2005 году, узнав, что наследственным имуществом стали приобретенные бывшим мужем в период их брака акции ОАО "ММК", суд апелляционной инстанции правильно признал, что срок исковой давности, установленный п. 7 ст. 38 СК РФ, о применении которого было заявлено ответчиками, истица пропустила. Доводы К. о том, что после расторжения брака имущество супруги не делили и ей не было известно о том, что у мужа сохранились акции, а потому срок исковой давности следует исчислять с того дня, когда ей стало известно о наличии акций, суд правомерно не принял во внимание, как основанные на ошибочном толковании норм материального права.
Правила исчисления срока в соответствии с п.2 ст. 9 СК РФ и п.1 ст. 200 ГК РФ применены судом правильно.
(№ 4Г-1214/2007)
Исходя из положений, закрепленных в ст. ст. 39, 45 СК РФ, при разделе общего имущества супругов суд обязан проверить, свободно ли подлежащее разделу имущество от прав третьих лиц. Поскольку принятие признания иска и утверждение мировых соглашений в силу требований ст. 39 ГПК РФ проводится под контролем суда, судьям следует тщательно проверять, не является ли признание ответчиком иска или заключение сторонами мирового соглашения действием, имеющим целью исключить возможность обращения взыскания на это имущество по долгам одного из супругов. При рассмотрении дела по иску Г. к П.Е. о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП, судом был наложен арест на автомобиль, принадлежащий П.Е., иск удовлетворен.
Супруг П.Е., который не привлекался к участию в деле о возмещении ущерба, обратился в суд с иском об освобождении имущества (автомашины) от ареста, указав в обоснование, что решением мирового судьи от 26 июля 2005 г. разделено имущество между ним и супругой П.Е., автомобиль передан в его собственность, в силу чего на него не может быть обращено взыскание.
Такое исковое заявление П. было рассмотрено судом в законченном производством деле о возмещении ущерба и вынесено определение об отмене мер по обеспечению иска и снятии ареста с автомобиля ВАЗ-21102.
Президиум областного суда, отменяя названное определение суда, указал, что заявление П. не могло быть рассмотрено в деле о возмещении ущерба.
Суд не учел, что в соответствии с п.3 ст.144 ГПК РФ при удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда. Указанной нормой процессуального права также установлено, что в решении вопросов отмены обеспечения иска участвуют только лица, участвующие в деле. Спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание (наложен арест), заявленный лицами, не принимавшими участие в деле, рассматривается судом по правилам искового производства как иск об исключении имущества из описи и освобождении от ареста, что предусмотрено ст. 442 ГПК РФ.
По надзорной жалобе Г. президиумом также было отменено упомянутое выше решение мирового судьи от 26 июля 2005 г. о разделе имущества между супругами П., поскольку имущество (автомашина) находилось под арестом, Г. к участию в деле не была привлечена. Были нарушены права Г. на возмещение ущерба за счет доли П.Е. в общем имуществе супругов П.
(№ 44Г-1295/2006, № 44Г-0551/2006)
С. обратилась в суд с иском к С.А. о разделе совместно нажитого имущества в виде автомобиля ВАЗ-21093 1997 года выпуска стоимостью 45000 руб. и просила передать автомобиль ей, ответчику присудить денежную компенсацию доли, указав в обоснование, что спор возник в связи с осложнением отношений в семье, от расторжения брака она пока воздерживается.
Ответчик иск признал и мировой судья постановил решение об удовлетворении иска.
С надзорной жалобой на указанное решение обратился П., указав, что спорный автомобиль находился под арестом в целях обеспечения судебного решения по его иску к С.А. о взыскании возмещения ущерба от ДТП в сумме 308182 руб.
В постановлении президиума областного суда, отменившего решение мирового судьи, указано на существенное нарушение норм материального и процессуального права, выразившееся в нарушении положений ст. 17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц), требований ст. 45 СК РФ, ст. 255 ГК РФ. ст. 150 ГПК РФ.
Также указано, что мировой судья не выполнил требований ст. 39 ГПК РФ, предусматривающей, что признание ответчиком иска производится под контролем суда, который не принимает признания, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.
(№44Г-0015/2007)
А.М. обратился в суд с иском к А. о разделе совместно нажитого в браке имущества в виде автомобилей Мерседес-Бенц, Ренж Ровер, ГАЗ-22171, ВАЗ-21310, Тойота Лэнд Крузер на общую сумму 3851100 руб. и просил выделить ему автомобили ВАЗ и ГАЗ на сумму 400000 руб., остальные автомобили передать супруге без взыскания денежной компенсации превышения ее доли.
Ответчица иск признала, и мировой судья постановил решение об удовлетворении иска в предложенном истцом варианте.
Указанное решение было отменено президиумом областного суда по жалобе ОАО "УРАЛСИБ", являющегося взыскателем по судебному решению о взыскании с А.М. 1291729 долларов США и не привлеченного к участию в деле судом первой инстанции, тогда как спорное имущество находилось под арестом в обеспечение этого решения.
(№ 4Г-0561/2006)
Если спорное имущество полностью оплачено в период брака за счет заемных средств, то несмотря на то, что обязательства по кредитному договору к моменту прекращения супружеских отношений не исполнены в полном объеме, суду при разделе имущества супругов следует руководствоваться положениями ст. 34 СК РФ.
Судом при разрешении спора о разделе квартиры между супругами К. было установлено, что К. получил кредит во Внешторгбанке на приобретение недвижимости, на полученные средства супруги К. приобрели трехкомнатную квартиру.
Признавая за истицей К.И. право собственности на 2/25 доли, а за ответчиком К. - 23/25 доли в праве собственности на спорную квартиру, мировой судья и суд апелляционной инстанции исходили из того, что при совместной жизни из совместных средств супруги оплатили лишь часть стоимости квартиры, что составило для каждого из них по 2/25 доли, остальная стоимость квартиры будет оплачена ответчиком К. по договору кредитования, по которому у истицы нет никаких обязательств.
Отменяя решение по делу, президиум областного суда указал, что применение к спорным правоотношениям по аналогии раздела пая в ЖСК до его полного погашения является неправильным.
Суду следовало руководствоваться общими положениями ст. 34 СК РФ и исходить из того, что право совместной собственности возникло в момент заключения договора и оплаты продавцу стоимости квартиры, а суммы, полученные в долг и затраченные на нужды семьи, являются общими долгами супругов (ст. 218 ГК РФ, ст. 39 п. 3, ст. 45 п.2 СК РФ).
(№ 44Г-0186/2007)
Имущество каждого из супругов является его собственностью (ст. 36 СК). Однако на основании ст. 37 СК такое имущество может быть признано совместной собственностью супругов, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др.).
По спорам между супругами о праве собственности на недвижимое имущество, составляющее личную собственность одного из них, необходимо тщательно проверять доводы о совместном производстве капитального ремонта, достройке, перестройке дома, его переоборудовании и т. п., устанавливать, насколько возросла стоимость этого имущества в связи с вложением в его улучшение общих средств или средств каждого из супругов.
Совместная собственность на часть недвижимого имущества, являющегося собственностью одного из них, возникает только тогда, когда супруги в период брака производят капитальный ремонт (достройку, перестройку и т.п.) недвижимости. Участие супругов в капитальном ремонте и улучшении недвижимого имущества (его части), принадлежащего третьему лицу, создает для них права собственности на часть этого имущества только при условии доказанности совершения этих действий с целью создания общей собственности. В противном случае они вправе требовать лишь возмещения понесенных затрат.
В. был заявлен иск о признании совместно нажитым имуществом и признании права на 1/2 долю дома, принадлежащего на праве собственности ее бывшему мужу, по тем основаниям, что при совместной жизни в браке дом был достроен, введен в эксплуатацию и зарегистрирован.
Установив при разрешении спора, что дом был построен В. до регистрации брака с истицей и на момент регистрации брака был готов: оштукатурен, покрыт крышей, разделены комнаты, оформлены дверные проемы, окна застеклены, пол и потолок зашиты деревом, дом отапливался двумя очагами, имелась электропроводка, веранда, крыльцо, туалет, выгреб, колодец, дом огорожен забором, суд правильно, на основании ст. 36 СК РФ, отказал В. в удовлетворении иска.
В силу требований ст. 37 СК РФ и ст. 256 ГК РФ судом были проверены доводы истицы о том, что в период брака были проведены работы капитального характера, которые существенно улучшили дом.
Оценивая характер перечисленных ею работ: застеклено крыльцо, заложены два окна, произведен ремонт фундамента, переоборудована ванная комната, положено 13 кв. м кафельной плитки, заменены деревянные ворота на железные, построены угольный склад и сарай, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания дома совместным имуществом по указанному истицей основанию.
Кроме того, как правильно признал суд, другие работы, произведенные в доме в период совместного проживания без регистрации брака в 1990, 2004-2005 г.г. - переделка отопления, проведение центрального водоснабжения, переустройство гаража, также не порождают права на совместную собственность, а могут свидетельствовать лишь о праве на возмещение произведенных из личных средств затрат.
Истице было отказано в передаче дела в суд надзорной инстанции.
(№4Г-1446/2006)
По другому делу судом было установлено, что на земельном участке, полученном ответчиком С. в собственность до регистрации брака с истицей, им был возведен фундамент дома, стоимость которого была определена в 40087 руб., построена теплица стоимостью 31160 руб., имелись приобретенные им строительные материалы на сумму 99135 руб. В период после регистрации брака был возведен жилой дом, стоимость которого вместе с другими постройками составила 550358 руб. Определив размер совместных вложений супругов С. в возведение жилого дома в виде 69,04 %, учитывая личное участие истицы в создании этого имущества, суд пришел к обоснованному выводу о том, что указанные вложения в спорный дом являются существенными и значительными и являются основанием для признания дома совместным имуществом супругов и его разделе в равных долях. (№ 33-0669/2007) При административно-правовом способе возникновения права собственности граждан на земельные участки предоставление бесплатно земельных участков в собственность граждан (приватизация) не подпадает под категорию гражданско-правовых сделок, которые предусмотрены ст. 36 СК как основание для разграничения режима общей и раздельной собственности, поэтому нет оснований для исключения земельного участка из режима общей совместной собственности супругов, в отличие от приватизированных одним из супругов квартир.
Наряду с другим имуществом предметом спора супругов О. был земельный участок, переданный ответчице О. в собственность в 1997 году постановлением главы органа местного самоуправления.
Мировой судья отказал истцу О. в удовлетворении требований о разделе этого земельного участка, мотивировав свой отказ тем, что право собственности до настоящего времени не оформлено в установленном законом порядке и не зарегистрировано.
Отменяя решение, президиум областного суда указал, что постановление органа местного самоуправления о передаче земельного участка в собственность является правоустанавливающим документом, именно отсутствие регистрации и отсутствие реальной возможности самостоятельно зарегистрировать право послужило поводом для О. заявить требования о признании права совместной собственности, но они фактически остались не разрешенными судом.
Президиум также указал, что в силу действующего законодательства земельные участки, приобретенные как по договору купли-продажи, так и при выделении в период брака, в том числе безвозмездно, на имя одного из супругов, не переходят в раздельную собственность, на них распространяется законный режим имущества супругов, они не могут рассматриваться как поступившие по безвозмездной сделке.
(№ 44Г-0003/2007)
Подробный комментарий разрешения споров, связанных с правом супругов на земельный участок, рекомендуется посмотреть в Настольной книге судьи по гражданским делам, изданнойв 2006г. под редакцией Заместителя председателя Кассационной коллегии Верховного Суда РФ Н.К. Толчеева.
Основные выводы его сводятся к следующему:
1. При разрешении спора в отношении земельного участка, право собственности на который возникло в административно-правовом порядке (п. 2 ст. 8 ГК), помимо положений СК РФ необходимо руководствоваться также гражданским и земельным законодательством.
2. Выделение одному из супругов земельного участка на праве постоянного (бессрочного) пользования либо пожизненного наследуемого владения в период брака и его приватизация в период брака ведут к образованию общей совместной собственности супругов на этот земельный участок.
3. Та же приватизация в период брака, но в отношении земельного участка, находившегося в пользовании одного из супругов до регистрации брака, не ведет автоматически к образованию общей совместной собственности на этот земельный участок. В указанной ситуации возникновение права на земельный участок зависит от принадлежности строения и времени его возведения на этом земельном участке - до приватизации, в процессе либо после ее завершения.
4. Земельный участок, выделенный в собственность в период брака, в том числе и безвозмездно, одному из супругов как лицу, имеющему соответствующую льготу, не переходит в раздельную собственность - на такие земельные участки распространяется законный режим имущества супругов.
5. Земельная доля, выделенная в период брака одному из супругов при реорганизации сельскохозяйственных предприятий, включается в состав общего совместного имущества супругов на основании п. 1 ст. 34 СК РФ. Исключение из этого правила составляют случаи, когда оба супруга наделяются такими земельными долями, которые следует рассматривать как лично принадлежащие каждому из них, если иной режим не установлен их соглашением.
6. Для требований по поводу прав на земельные участки предусмотрена исключительная подсудность - такие споры отнесены к подсудности судов по месту нахождения земельных участков (ч. 1 ст. 30 ГПК РФ). При расторжении брака в судебном порядке действует иное правило - суд обязан по требованию любого из супругов произвести раздел имущества в этом процессе, включая и объекты недвижимости независимо от места их нахождения (ст. 24 СК РФ).
7. При возбуждении дел по спору о разделе имущества супругов в различных судах целесообразно их объединение по ходатайству заинтересованного лица исходя из подсудности дел по связи применительно к ст. 30 ГПК РФ.
8. Решение суда, которым разрешен спор о правах на земельный участок по существу, должно соответствовать требованиям ст. 198 ГПК РФ и содержать все необходимые сведения для внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (местоположение, размер, кадастровый номер).
При рассмотрении спора в отношении земельного участка следует проверять, на каком титуле принадлежит земельный участок: праве собственности, постоянного (бессрочного) пользования и т.д. Имея в виду, что земельный участок не на праве собственности не может быть разделен, а может быть только определен порядок пользования им.
Раздел общего имущества супругов означает прекращение их права совместной собственности на это имущество. При этом вместо совместной собственности может возникнуть долевая собственность. Так, если заявлен иск о разделе имущества в виде квартиры в многоквартирном доме, являющейся совместной собственностью супругов, когда оба супруга претендуют на квартиру, могут быть определены доли каждого из супругов в праве собственности на квартиру.
Жилой дом, дача подлежат разделу в натуре, когда на долю каждого собственника может быть выделена изолированная часть дома с отдельными входами. При этом может быть произведен реальный раздел земельного участка, находящегося в собственности, с учетом делимости участка и конкретных кадастровых данных. Если дом в натуре разделить невозможно, то суд, с учетом требований сторон, может передать его в долевую собственность супругов и определить порядок пользования. Если земельный участок, находящийся в собственности, разделить в натуре невозможно, или он принадлежит на ином праве (не на праве собственности), то независимо от того, разделен дом в натуре или нет, может быть определен порядок пользования земельным участком соответственно долям в праве собственности на дом.
При рассмотрении дела, когда решается вопрос о возможности раздела неоконченного строительством дома, судьи правильно ставят на обсуждение вопросы: степень готовности дома, возможность раздела в натуре, возможность достроить его после раздела. При положительном ответе на эти вопросы раздел дома обоснованно производится как незавершенное строительство.
В практике судов области имелись дела, когда один из супругов, являясь предпринимателем без образования юридического лица, имел товар в обороте, приобретенный на общие средства супругов. Суды, установив на основании произведенной судебным приставом-исполнителем описи имущества перечень и стоимость этого товара, правильно признавали это имущество совместной собственностью супругов.
В соответствии с п.2 ст.34 СК РФ общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. В то же время правильно поступают те суды, которые не включают в раздел имущества супругов конкретное имущество, которое значится на балансе юридического лица, например в случае, когда один из супругов является соучредителем общества с ограниченной ответственностью и передал в собственность общества конкретное имущество в качестве учредительного взноса. Обыкновенные неименные акции открытого акционерного общества включаются в раздел между супругами без привлечения к участию в деле третьих лиц, однако такое решение является основанием для внесения изменений в реестр акционеров. Акции закрытого акционерного общества должны быть оставлены супругу, являющемуся акционером, а доля второго супруга в имуществе учитывается исходя из действительной, реальной стоимости этих акций на момент раздела. В противном случае выделение акций ЗАО постороннему для него лицу повлечет нарушение Устава ЗАО.
Общие долги супругов и права требования распределяются судом между супругами пропорционально присужденным им долям. В соответствии с п.2 ст.45 СК РФ общие долги супругов - те, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи. Общий долг может быть результатом совместного причинения супругами вреда третьим лицам (ст.1080 ГК РФ). Имущество, приобретенное супругами на заемные средства, является их совместной собственностью. Если, например, оба супруга являются заемщиками, то в решении долг признается общим. Когда заемщиком выступает один из супругов и на момент раздела имущества срок погашения кредита предусмотрен вперед по графику на определенный срок, то без согласия банка и изменения условий кредитного договора нельзя возложить выплату долга на обоих супругов. Целесообразно в таких случаях увеличить на сумму долга долю в имуществе супруга-заемщика.
Наличие решения суда о разделе имущества не является препятствием для обращения в суд с иском о разделе иного имущества, по которому не выносилось решение суда. Если же заявлено требование о разделе имущества, по которому уже состоялось решение суда, то в принятии такого заявления следует отказать на основании п.2 ч.1 ст.134 ГПК РФ.
Резолютивная часть решения о разделе имущества супругов, должна быть изложена так, чтобы при исполнении не возникало споров, в том числе и обращений за разъяснением решения. В частности, должно быть указано, какое имущество передается кому из супругов и какова его стоимость, кто и кому должен передать вещь, включенную в раздел, когда вещь при разделе передается одному супругу, но находится у другого супруга, возможно и указание характеристик определенной вещи для исключения подмены, место нахождения недвижимого имущества и т.п., в разделе чего суд отказал. Иногда решение изложено очень громоздко: в резолютивной части решения суд указывает перечень и стоимость совместно нажитого супругами имущества, а затем то, как оно разделено. Между тем вывод суда о том, какое имущество признано совместно нажитым, указывается только в мотивировочной части решения. 4. Споры, связанные с заключением брачного договора
Решением мирового судьи, оставленным без изменения в апелляционной инстанции, был признан недействительным заключенный между супругами К. брачный договор.
Определением судьи областного суда ответчику К. было отказано в передаче дела в суд надзорной инстанции, его надзорная жалоба оставлена без удовлетворения по следующим основаниям.
При разрешении спора суд первой инстанции правильно применил ст. 44 СК РФ, которой предусмотрена возможность признания брачного договора недействительным по иску одного из супругов, если суд установит, что условия договора ставят супруга-истца в крайне неблагоприятное положение, и указал, что в нарушение требований п. 3 ст. 42 СК РФ условия договора противоречат основным началам семейного законодательства.
Выводы суда о том, что условиями брачного договора истец поставлен в крайне неблагоприятное для себя положение, соответствуют установленным по делу обстоятельствам, из которых следует, что квартира, находившаяся в режиме совместной собственности супругов, перешла в собственность ответчика. При этом другая, не включенная в договор, квартира осталась в долевой собственности обоих супругов, доводы истицы о том, что предполагалось, что ответчик переоформит долю в квартире на истицу и, таким образом, будет произведен раздел, не были опровергнуты в судебном заседании. Ответчик также подтвердил, что целью заключения брачного договора было вывести спорную квартиру из раздела, из режима совместной собственности.
Доводы ответчика о том, что квартира приобретена хотя и в браке, но не на совместные средства, при разрешении возбужденного истицей спора не имели правового значения, и указанные обстоятельства приобретения квартиры могли учитываться и подлежали доказыванию с учетом положений п. 4 ст. 38 СК РФ при разделе имущества супругов.
(№ 4Г-2192/2007)
Н. обратилась в суд с иском о признании недействительным нотариального действия по удостоверению нотариусом брачного договора, заключенного супругами В.и Г., указав в обоснование, что в договор включен несуществующий объект собственности, а также незаконно включено неимущественное право пользования жилым помещением при условии сохранения брака.
Решением суда, оставленным без изменения в кассационной инстанции, в иске отказано.
Разрешая спор, суд правильно исходил из того, что права истицы, как наследника В., не нарушены, супруги вправе были заключить брачный договор, изменить режим совместной собственности. Судом также была установлена и подтверждена решением правомерность действий нотариуса, установившего действительную волю сторон, принадлежность им имущества, включенного в договор, в том числе дана надлежащая правовая оценка условию договора, которым предусмотрено, что после заключения брачного договора, разделившего имущество супругов (дом) на доли, каждый из них сохранил право пользования имуществом другого в период брака.
(№ 33-4086/2007)
5. Алименты
На основании судебного приказа не могут быть взысканы алименты на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, поскольку в силу требований ст. 83 СК РФ требуется выяснение дополнительных обстоятельств, с которыми связана возможность взыскания алиментов в твердой денежной сумме.
Президиум отменил судебный приказ, выданный мировым судьей о взыскании с Н. алиментов на содержание ребенка в размере 5000 руб. ежемесячно, разъяснив истице Н. право на предъявление таких требований в порядке искового производства.
(№ 44Г-2331/2006)
В соответствии со ст. 122 ГПК РФ судебный приказ выдается, если заявлено требование о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц.
Судебный приказ о взыскании алиментов с Ч. на содержание несовершеннолетнего ребенка в размере 1/4 части заработка, выданный по заявлению Е., был отменен президиумом областного суда по жалобе Ч.О., в пользу которой ранее взысканы алименты на содержание ребенка также в размере 1/4 части заработка ответчика.
Суд не принял во внимание Постановление Пленума ВС РФ № 9 от 25 октября 1996 г. "О применении судами Семейного кодека РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов", в п. 11 которого разъяснено, что, если должник выплачивает алименты по решению суда на других лиц, либо им производятся выплаты по другим исполнительным документам, судья отказывает в выдаче судебного приказа и разъясняет заявителю его право на предъявление иска по тому же требованию.
(№44Г-1724/2006)
Разрешая вопрос о взыскании алиментов с лица, уже выплачивающего алименты на содержание детей, суд в соответствии с требованиями ст. 43 ГПК РФ должен обсуждать вопрос о привлечении к участию в деле в качестве 3 лица взыскателя алиментов, поскольку решение по делу может впоследствии повлиять на его права.
Д. обратилась в суд с иском о взыскании с Д-ва алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, просила определить размер выплат в 1/6 части заработка, поскольку ответчик уже выплачивал алименты на содержание ребенка от первого брака.
Решение мирового судьи, которым иск был удовлетворен, было отменено в суде надзорной инстанции по жалобе Д.О., не привлеченной к участию в деле о взыскании алиментов в пользу Д., в связи с нарушением судом требований ст. 43 ГПК РФ.
(№44г-0209/2007)
20. Исходя из положений, закрепленных в ст. ст. 80, 81 СК РФ, обстоятельствами, имеющими значение для разрешения иска о взыскании алиментов на детей, являются непредоставление содержания несовершеннолетнему ребенку или несоответствие предоставляемого содержания размеру, установленному законом.
Отказывая Е. во взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, суд исходил из того, что истица и ответчик проживают совместно, ведут общее хозяйство, иск предъявлен в целях уменьшения алиментов на содержание ребенка ответчика от первого брака.
Президиум областного суда отменил указанное решение и апелляционное определение по делу, указав, что принятые судом во внимание обстоятельства имели бы значение при разрешении иска об уменьшении размера алиментов, взысканных с ответчика в размере, превышающем установленный ст. 81 СК РФ размер, но в силу требований ст. 83 СК РФ все равно не являлись бы безусловным основанием для уменьшения размера алиментов, в связи с чем в удовлетворении иска об уменьшении размера алиментов может быть отказано.
Отказ в иске о взыскании алиментов на содержание ребенка по указанным судом основаниям неправомерен, дело направлено на новое рассмотрение.
(№44Г-0204/2007)
При применении ст. 83 СК РФ, которой предусмотрены случаи взыскания алиментов в твердой денежной сумме либо одновременного в долях и твердой денежной сумме, суд вправе определить размер алиментов по любому из указанных вариантов, исключив при этом взыскание алиментов по прежнему исполнительному листу. Н. обратилась в суд с иском о взыскании с Ш. алиментов на содержание ребенка в твердой денежной сумме в размере не менее десяти минимальных размеров оплаты труда, указав в обоснование, что взысканных с ответчика алиментов в размере 1/4 части его заработка не хватает, сама она не работает.
Президиум областного суда отменил решение мирового судьи, которым иск был удовлетворен, и указал в постановлении, что мировой судья неверно истолковал ст. 83 СК РФ, ошибочно полагая под одновременным взысканием наличие двух исполнительных документов о взыскании в долях и в твердой денежной сумме.
В результате неправильного применения норм материального права суд неверно определил предмет доказывания и не установил обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора.
В соответствии со ст. 119 СК РФ, если после установления в судебном порядке размера алиментов изменилось материальное или семейное положение одной из сторон, суд вправе по требованию любой из сторон изменить размер алиментов.
(№44Г-0066/2007)
При разрешении спора о взыскании алиментов с родителей на содержание совершеннолетних нетрудоспособных детей на основании ст. 85 СК РФ суд учитывает при определении размера выплаты материальное и семейное положение и другие заслуживающие внимание интересы сторон.
Президиум областного суда отменил решение мирового судьи, оставленное без изменения в апелляционной инстанции, о взыскании алиментов с М. в пользу нетрудоспособного совершеннолетнего сына М., являющегося инвалидом первой группы, указав, что при разрешении спора подлежали проверке и оценке доводы ответчика о том, что в силу своего материального и семейного положения, состояния здоровья он не имеет возможности оказывать сыну требуемую им помощь.
Представленные ответчиком справки о размере его пенсии, доходах истца, медицинские документы о состоянии здоровья ответчика оставлены судом без внимания. Не было проверено судом и наличие других лиц, которые в силу закона должны предоставлять истцу материальное содержание наряду с ответчиком.
Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
(№ 44Г-0137/2007)
В соответствии со ст. 86 СК РФ каждый из родителей может быть привлечен судом к участию в несении дополнительных расходов, вызванных исключительными обстоятельствами (тяжелая болезнь, увечья несовершеннолетних детей, необходимость постороннего ухода на ними и другие).
Заочное решение мирового судьи о взыскании с отца ребенка дополнительных расходов в сумме 43177 руб. и расходов на будущее время в сумме 13500 руб. было отменено президиумом областного суда.
В постановлении президиума указано, что решение вынесено судом без учета требований ст. 86 СК РФ, поскольку суд взыскал произведенные истицей расходы, при этом не проверил, являются ли эти расходы необходимыми и вызваны ли они обстоятельствами, указанными в законе, решение не содержит вывода о порядке участия родителей в несении дополнительных расходов, что предусмотрено п. 2 ст. 86 СК РФ.
Основанием к отмене решения суда президиум также признал существенное нарушение норм процессуального права: дело было рассмотрено мировым судьей в порядке заочного производства, тогда как ответчик о времени и месте судебного разбирательства извещен не был (ст.ст. 155, 167 ч. 2, 233 ГПК РФ).
(№44Г-0144/2007) Если решением суда взысканы алименты с одного супруга в пользу второго на содержание несовершеннолетнего ребенка, то в случае смерти супруга, в пользу которого взысканы алименты, и передачи ребенка опекуну, суд, вынесший решение, может своим определением в порядке, предусмотренном ст.203 ГПК РФ, изменить порядок и способ исполнения решения с тем, чтобы алименты взыскивались в пользу опекуна. Прекращение исполнительного производства и обращения опекуна в суд с иском не требуется.
6. Споры о детях
Определение порядка общения с детьми отдельно проживающих родителей. Кассационная инстанция оставила без удовлетворения жалобу истца С., не согласного с решением районного суда в части определения порядка общения с сыном в пределах города, где проживает ребенок.
Как указала судебная коллегия, суд правильно применил в споре положения ст. ст. 61, 65 и 66 СК РФ и постановил решение в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и, в частности, с учетом заключения врачей о состоянии здоровья ребенка, мнения самого ребенка, и исходил из интересов ребенка.
(№33-4098/2007)
Суд кассационной инстанции согласился с решением районного суда, которым порядок общения ребенка с отцом, дедушкой и бабушкой был установлен в определенные дни и часы в первые три месяца в присутствии матери, в том числе первые две недели в месте ее жительства, последующие - в месте, определяемом истцами, поскольку выводы суда были обоснованы, в числе других доказательств заключениями и рекомендациями психолого-педагогической службы, и соответствовали требованиям ст. ст. 55,66,67 СК РФ.
(№33-4155/2007)
Суд правомерно оставил без удовлетворения требования А. об изменении порядка общения отца, дедушки и бабушки с ребенком и установлении места встречи их с ребенком не у них дома, а в детском саду, указав, что работники детского учреждения не наделены полномочиями и функциями по контролю процесса общения ребенка с родственниками, не обязаны обеспечивать условия для организации места таких встреч.
(№33-4100/2007)
При разрешении спора об определении места жительства ребенка с отцом судом правомерно не были приняты во внимание доводы ответчицы о том, что ранее истец злоупотреблял алкоголем, длительное время не работал, нерегулярно платил алименты, поскольку при рассмотрении спора были установлены обстоятельства, характеризующие положительно истца по месту работы и жительства, наличие необходимых условий для проживания и воспитания ребенка, сложившиеся между отцом и сыном отношения привязанности, доброжелательные отношения между ребенком и сожительницей отца, а также учтено мнение ребенка, что соответствует требованиям ст. 57 СК РФ.
(№33-0626/2007)
Судебная коллегия, отменяя решение суда, которым установлено право отца на встречи с сыном по своему выбору каждую неделю по двое суток, указала, что для исполнимости решения в соответствии со ст. 206 ГПК РФ в решении должны быть указаны конкретные действия, которые должны совершать стороны. (№33-1188/2007) Суд вправе отказать в удовлетворении иска родителей о передаче им ребенка от других лиц, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка.
Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение суда, которым И. было отказано в удовлетворении иска о передаче ему 10-летней дочери, оставшейся после смерти матери проживать с дедушкой и бабушкой.
Как указала коллегия, само по себе преимущественное право родителей пред другими лицами на воспитание детей, установленное ст. 63 СК РФ, не является безусловным основанием для передачи им ребенка.
Ст. 68 СК РФ предусматривает возможность отказа в удовлетворении иска родителей, если суд придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка.
Судом при разрешении спора были учтены такие конкретные обстоятельства, как то, что истец после ухода из семьи более пяти лет не устанавливал с дочерью контактов, устранился от ее воспитания и содержания.
Его довод о том, что этому препятствовала бывшая жена, не был подтвержден доказательствами, в том числе и обращением заявителя в суд с иском об определении порядка общения с ребенком.
Доводы о лучших условиях проживания и материального обеспечения правомерно не признаны определяющими для решения вопроса о передаче ребенка истцу.
(№33-0457/2007)
В соответствии с требованиями ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для разрешения спора. Г. обратилась в суд с иском к Г. о признании его действий незаконными и противоречащими интересам детей, о разрешении на выезд в ФРГ несовершеннолетних детей для отдыха во время каникул в 2007-2008 годах.
Ответчик возражал, мотивируя своё возражение тем, что Г. по состоянию здоровья не может сопровождать детей в таких поездках.
Суд постановил решение об удовлетворении иска.
Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что выезд детей на отдых в Германию к родственникам соответствует их интересам и оказывает на них благотворное влияние, а также учел, что ранее по приглашению родственников за их счет дети уже выезжали в ФРГ четыре раза.
Ходатайство ответчика о приобщении к делу копии истории болезни истицы суд не удовлетворил, признав указанное доказательство не имеющим значение для дела.
(№33-2307/2007)
7. Лишение родительских прав. Восстановление в родительских правах
Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда об отказе в иске о лишении родительских прав К., признав вывод суда об отсутствии доказательств уклонения ответчицы от выполнения родительских обязанностей не соответствующим обстоятельствам дела.
Из материалов дела следовало, что в 1993 году в возрасте четырех с половиной месяцев мать оставила ребенка на попечение отца и не интересовалась ребенком. Алименты были взысканы в 2004 году, но не выплачивались, что привело к образованию задолженности в сумме более 53000 руб., ребенок в возрасте 13 лет мать не знает, видел ее дважды в жизни на улице.
Судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла новое решение об удовлетворении иска.
(№33-4582/2007)
Суд отказал Х. в удовлетворении иска о лишении родительских прав отца ребенка, указав, что не установлено злостного уклонения его от выполнения родительских обязанностей.
Судебной коллегией по гражданским делам решение суда было отменено, поскольку отсутствие факта привлечения ответчика к уголовной ответственности за уклонение от обязанностей по содержанию сына, на которое сослался суд, не свидетельствовало о выполнении ответчиком этой родительской обязанности, судом фактически не были проверены доводы истицы об уклонении ответчика от содержания ребенка, наличии задолженности по исполнительному листу о взыскании алиментов.
Дело направлено на новое рассмотрение.
(№33-5045/2007)
Решением суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, Н. лишена родительских прав, так как установлено, что она много лет страдает опийной наркоманией, совершила преступление против жизни и здоровья отца ребенка, свои родительские обязанности в отношении сына 2002 года рождения исполняла ненадлежащим образом, не заботясь о физическом и психическом состоянии ребенка.
(№33-3588/2007)
Решение суда об отказе в иске о лишении родительских прав Д. было отменено кассационной инстанцией, поскольку, указывая, что ответчик отбывает уголовное наказание и что это обстоятельство препятствует ему надлежащим образом осуществлять родительские права, суд не учел всех обстоятельств, имевших значение для правильного разрешения дела.
Эти обстоятельства свидетельствовали о том, что ответчик с рождения не общался с ребенком, тот его не знает, ребенок считает отцом другого человека, который фактически занимается его воспитанием, еще в 1999 году ответчик давал согласие на усыновление ребенка любым лицом, не представлял материального содержания, оказавшись в местах лишения свободы, отказался дать согласие на выезд ребенка для краткосрочного отдыха на Украину, стал направлять из мест лишения свободы заявления об определении порядка свиданий с ребенком.
Не направляя дела на новое рассмотрение, судебная коллегия приняла новое решение об удовлетворении иска.
(№33-1418/2007)
Суд оставил без удовлетворения кассационную жалобу опекуна ребенка Ш. на решение суда об отказе в иске о лишении родительских прав ответчиков, признав правильным вывод суда о том, что основания для удовлетворения иска отсутствуют, так как ответчики в добровольном порядке проходят лечение от наркотической зависимости, что свидетельствует о намерении изменить образ жизни, подтвержденном показаниями свидетелей, в том числе врача-нарколога, желании воспитывать ребенка.
Ответчики предупреждены судом, мать ребенка обязана к выплате алиментов, отец ребенка устроился работать, сообщил судебному приставу место работы и от уплаты алиментов на ребенка не уклоняется.
Признаны правомерными и выводы суда о том, что прежнее поведение ответчиков, не проявлявших заботы о дочери, не является основанием для применения такой крайней меры, как лишение родительских прав.
(№33-4759/2007)
Суд отказал УСЗН в иске о лишении родительских прав Т. в отношении сына 1997 года рождения, предупредив ответчика о необходимости изменить отношение к воспитанию ребенка.
Кассационная жалоба оставлена без удовлетворения, поскольку при установленных судом обстоятельствах о том, что с ребенком отец не проживает более шести месяцев, сын желает жить у бабушки с дедушкой и с матерью, лишенной родительских прав, последнее время ухудшились его отношения с отцом и его второй женой, оснований для применения такой крайней меры, как лишение родительских прав не имелось.
(№33-4472/2007)
Решением суда, оставленным без изменения судебной коллегией, М. было отказано в иске о восстановлении в родительских правах.
При этом было учтено мнение детей истца, достигших возраста 10 лет, возражавших против восстановления отца в родительских правах, что соответствует п. 4 ст. 72 СК РФ и п. 19 постановления Пленума ВС РФ № 10 от 27 мая 1998 г. "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей", в силу чего никакие другие доказательства не имеют в данном споре правового значения.
(№33-4376/2007)
8. Установление отцовства
Согласно ст. 49 СК РФ устанавливая отцовство, суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.
Решение суда первой инстанции об установлении отцовства Я. в отношении ребенка П. было отменено кассационной инстанцией, поскольку из материалов дела следовало, что в свидетельстве о рождении ребенка в качестве отца ребенка указан супруг П. и с него решением суда взысканы алименты.
В силу ст. 47 СК РФ запись об отце ребенка, произведенная органом записи актов гражданского состояния в соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, является доказательством происхождения ребенка от указанного в ней лица.
(№33-4987/2007)
При рассмотрении дел с подобными обстоятельствами следует руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 9 от 25 октября 1996 г. "О применении судами Семейного кодека РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов".
Судебная коллегия оставила без изменения по существу решение суда об удовлетворении иска об установлении отцовства Б. в отношении ребенка, родившегося у истицы Т., поскольку судом было установлено, что стороны поддерживали интимные отношения, получение такого доказательства, как заключение экспертизы, стало невозможным в связи с уклонением ответчика от ее проведения. Показания свидетелей одной и другой стороны, как доказательства, получили в решении суда надлежащую оценку.
Вместе с тем, из мотивировочной части решения суда коллегия исключила ссылку на фотографии, как доказательство по делу, указав на несостоятельность вывода суда о внешнем сходстве ответчика и ребенка.
(№33-3885/2007)
Удовлетворяя иск А. об установлении отцовства Г. в отношении родившегося у истицы ребенка, суд принял во внимание показания свидетелей, подтвердивших тот факт, что истица встречалась с ответчиком, который приходил к ней домой, звонил на работу, а также признал установленным факт происхождения ребенка от ответчика в силу положений, установленных п. 3 ст. 79 ГПК РФ - при уклонении ответчика от явки (трижды) на экспертизу.
Кассационная инстанция оставила решение суда без изменения.
(№33-0811/2007)
Аналогично было разрешено дело по иску З. к Ф. об установлении отцовства, по которому ответчик, явившись на экспертизу, отказался от сдачи образца крови, необходимого для генетического исследования.
(№33-3395-2007)
При разрешении вопроса об установлении отцовства в отношении ребенка, родившегося 02 апреля 1994 г., суд правильно применил ст. 48 КоБС РСФСР, действовавшего до 01 марта 1996 г.
Кроме того, суд обоснованно сослался на положения ст. 149 КоБС РСФСР, установив, что истица и ответчик состояли в браке, который был расторгнут 16 августа 1993 г., ребенок родился через 8 месяцев, но при регистрации ребенка истицей не был указан отец и в свидетельстве о рождении ребенка сведения об отце отсутствовали.
(№33-1129/2006)
Определение суда о прекращении производства по делу об установлении отцовства ввиду отказа истицы от иска было отменено в кассационном порядке, поскольку суд не учел положений п.2 ст. 39 ГПК РФ, не выяснил действительную волю истицы, выраженную в ходатайстве о прекращении производства по делу в связи с обещанием ответчика подать заявление в органы ЗАГС. Действиями истицы по отказу от иска были нарушены права несовершеннолетнего ребенка.
(№44Г-24-2007)
Была оставлена без удовлетворения кассационная жалоба П. об изменении решения суда об установлении отцовства и взыскании алиментов с Е. в части определения даты, с которой взысканы алименты.
Как правильно указал суд, при удовлетворении одновременно с иском об установлении отцовства иска о взыскании алиментов, алименты присуждаются со дня обращения с иском в суд.
Правовых оснований взыскивать алименты с другой даты (здесь с даты прекращения сторонами отношений) у суда не имелось, поскольку ответчик в установленном порядке не был признан отцом ребенка.
Разъяснение по этому вопросу содержится в постановления Пленума ВС РФ № 9 от 25 октября 1996 года "О применении судами Семейного кодека РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов".
(№33-2797-2007)
Согласно п. 2 ст. 52 СК РФ требование лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ (по личному заявлению), об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.
Основанный на указанной норме права отказ в иске М. об оспаривании отцовства признан правильным.
(№33-1785-2007)
9. Установление факта признания отцовства
Установление судом юридического факта должно отвечать требованиям ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, исключающей возможность рассмотрения дела в порядке особого производства в случае возникновения спора о праве.
Решение суда об установлении факта признания отцовства было отменено в кассационной инстанции, и заявление К. об установлении такого факта было оставлено без рассмотрения, поскольку заявительница К. указывала, что установление факта признания умершим Д. своего отцовства в отношении родившегося у нее ребенка необходимо для получения ребенком доли наследства в имуществе умершего.
К. разъяснено право на разрешение спора в порядке искового производства.
(№33-4864/2007)
Следует отметить, что чаще всего по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, решения отменяются из-за неустановления заинтересованных лиц и неправильного определения состава лиц, участвующих в деле.
Кассационная инстанция, оставляя без удовлетворения жалобу Л., указала, что суд правильно привлек всех наследников умершего Л. к участию в деле по иску С. об установлении факта признания при жизни умершим Л. своего отцовства в отношении родившегося у нее в 1990 году ребенка в качестве ответчиков, а не заинтересованных лиц, поскольку между ними возник спор о праве на наследство, ранее аналогичное заявление С., поданное в порядке особого производства, было оставлено судом без рассмотрения в соответствии со ст. 263 ГПК РФ.
По существу требования были удовлетворены при правильном применении судом положений ст. 48 КоБС РСФСР в соответствии с установленными обстоятельствами и добытыми доказательствами.
(№33-1060/2007)
Истица П. в интересах несовершеннолетнего П. обратилась в суд с иском к Е. об установлении факта признания умершим Е. своего отцовства в отношении ребенка, признании за ребенком права на 1/2 долю наследственного имущества, состоящего из квартиры.
Отказывая в удовлетворении иска, суд правильно применил нормы материального права, регулирующего отношения по установлению отцовства и установлению факта признания отцовства, и обоснованно указал, что для удовлетворения иска недостаточно, чтобы мужчина при жизни содержал ребенка или участвовал в его воспитании, так как он мог выступать в роли фактического воспитателя, не признавая себя его отцом.
Кассационная жалоба оставлена без удовлетворения.
(№33-3269/2007)
Президиум областного суда отменил решение суда, которым был установлен факт признания отцовства при жизни умершим Т. в отношении ребенка, родившегося у заявительницы С.
Основанием для отмены послужили существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся в том, что суд, ограничившись указанием в заявлении о том, что установление факта необходимо С. для получения пенсии по случаю потери кормильца, не установил круг лиц, заинтересованных в деле, не привлек к участию в деле наследников умершего, которые и обжаловали решение суда в порядке надзора, указав, на нарушение своих прав и то, что имеют возражения и доказательства, опровергающие доводы заявителя, после решения суда, заявившего о праве ребенка на наследство.
(№44Г-310/2007)
10. Нарушения норм процессуального права, являвшиеся основанием для отмены решений и определений по делам, вытекающим из семейных отношений
Мировой судья принял к производству и назначил к рассмотрению дело о расторжении брака супругов Л. и П.
Получив от истца Л. телефонограмму об отказе от иска и с просьбой прекратить дело, мировой судья вынес определение о прекращении производства по делу.
Президиум областного суда отменил определение, указав о нарушении требований ст. ст. 39, 165, 173 ГПК РФ.
Президиум также указал, что в силу ст. 113 ГПК РФ телефонограмма является лишь одним из способов извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела, а не способом распоряжения сторонами своими процессуальными правами о обязанностями.
(№ 44Г-1139/2006)
Судебная коллегия по гражданским делам областного суда отменила определение судьи районного суда, которым истице К. было возвращено исковое заявление о лишении родительских прав и взыскании алиментов с Р. с рекомендацией обратиться в суд по месту жительства ответчика.
Мотивируя определение, судья указал, что наличие требований о взыскании алиментов не является основанием для предъявления иска по месту жительства истицы, поскольку имеется вступившее в законную силу судебное постановление о взыскании алиментов.
Как правильно отметила судебная коллегия в своем определении, ст. 135 ГПК РФ не предусмотрено такое основание для возврата заявления, как наличие судебного постановления о взыскании алиментов, тем более, что иск был заявлен об определении размера алиментов в ином размере (ст. 119 СК РФ), чему не препятствует наличие неотмененного судебного приказа.
(№ 33-4031/2007)
Кассационная инстанция признала законным и обоснованным определение судьи районного суда о возвращении истцу искового заявления о признании квартиры совместной собственностью и определении долей в праве общей совместной собственности по п.2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ в связи с неподсудностью дела данному суду с рекомендацией обратиться к мировому судье.
Доводы частной жалобы истца Б. о том, что его иск подлежал рассмотрению в районном суде, так как имеется два самостоятельных основания, регулируемых нормами ГК РФ (в части добрачных отношений) и нормами СК РФ, к тому же цена иска превышает 50000 руб., правильно были признаны не основанными на законе, поскольку, как следовало из искового заявления, спор возник по вопросу раздела квартиры, которая была приобретена в период нахождения сторон в зарегистрированном браке.
В соответствии со ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска.
(№33-2717/2007)
Определением судьи районного суда было оставлено без движения исковое заявление К., в котором она просила принять экстренные меры для ее постоянного контакта с сыном.
Впоследствии также определением заявление было возвращено истице в связи с невыполнением требований, указанных в определении об оставлении заявления без движения.
Судебная коллегия по гражданским делам, оставляя без изменения определение о возвращении искового заявления, указала, что судья правильно пришел к выводу о несоответствии поданного заявления требованиям ст. ст. 131,132 ГПК РФ, поскольку в заявлении не указано, в чем заключается нарушение прав и законных интересов истца, не указаны требования истца. Поскольку с подачей истцом нового дополнительного заявления в срок, указанный в определении, не были устранены перечисленные судьей недостатки первоначального заявления, в нем содержались те же недостатки, судья обоснованно, в соответствии с требованиями ст. 136 ГПК РФ, возвратил истцу исковое заявление.
(№33-3406/2007)
Кассационная инстанция отменила определение судьи районного суда, которым исковое заявление было оставлено без движения в связи с тем, что не указана цена иска, не мотивировано ходатайство об истребовании доказательств, не приложен документ об оплате госпошлины, ходатайство об отсрочке уплаты госпошлины не мотивировано.
Как указала коллегия, при наличии ходатайства об отсрочке уплаты госпошлины с приложенными справками о доходах и заработной плате истца, оснований считать недостатком заявления отсутствие документа об оплате госпошлины не имелось, ходатайство подлежало разрешению по существу в соответствии с требованиями ст. 90 ГПК РФ и ст. 333.41 НК РФ. Сведения о цене иска содержатся в самом исковом заявлении, а обоснование для истребования доказательств возможно получить в ходе подготовки дела (ст.148-150 ГПК РФ).
(№33-4927/2007)
11. Выводы и предложения
При разрешении судами дел, вытекающих из семейных отношений, судам следует правильно определять предмет доказывания и руководствоваться нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения, следовать разъяснениям, содержащимся в Постановлениях Пленумов Верховного Суда РФ, знать судебную практику разрешения дел названной категории.
В целях устранения ошибок, допускаемых при разрешении дел указанной категории, и формирования единой судебной практики применения законодательства, регулирующего семейные правоотношения, обзор направить в районные (городские) суды и судебные участки.
Обзор подготовлен судебной коллегией по гражданским делам Челябинского областного суда
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
299
Размер файла
270 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа