close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Аёшин А. * Объекты доверительного управления

код для вставкиСкачать
А. АЁШИН,
соискатель Российского университета дружбы народов
ОБЪЕКТЫ ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО ГРАЖДАНСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
Объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество. Из так называемого другого имущества особое правило предусмотрено только в отношении денег: "Не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом" (п. 1 и 2 ст. 1013 ГК РФ). Таким образом, методом "исключения из исключения" деньги все же признаются объектом доверительного управления, если это установлено законом.
На первый взгляд круг возможных объектов доверительного управления представляется неограниченным ("другое имущество"). Однако данное обстоятельство свидетельствует о том, что законодатель не счел возможным представить круг объектов доверительного управления в виде исчерпывающего перечня, имея в виду, что в таком качестве может выступать любое имущество, отвечающее требованиям, вытекающим из всех норм, регулирующих правоотношения доверительного управления имуществом. Таким образом, можно выделить общие требования, предъявляемые ко всякому имуществу, передаваемому в доверительное управление, и специальные требования, касающиеся отдельных объектов.
К общим можно отнести требования, предъявляемые к объекту доверительного управления. Во-первых, имущество в момент его передачи доверительному управляющему не должно быть закреплено за иными субъектами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (п. 3 ст. 1013 ГК РФ). Как известно, правом хозяйственного ведения обладают только государственные и муниципальные предприятия, а правом оперативного управления - федеральные казенные предприятия, а также учреждения, созданные как государством или муниципальным образованием, так и иными собственниками. Установленный законодательный запрет на передачу такого имущества в доверительное управление объясняется тем, что собственник уже распорядился этим имуществом, закрепив его на ограниченном вещном праве за созданными им юридическими лицами, которые, по сути, и осуществляют правомочия собственника в отношении указанного имущества. Если собственник решит распорядиться этим имуществом иным способом, например путем передачи его в доверительное управление, он должен сначала аннулировать ранее учрежденное им ограниченное вещное право созданного им юридического лица. Это может быть сделано путем изъятия имущества у такого юридического лица, если это допускается законодательством. Например, собственник имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением на праве оперативного управления, вправе изъять только лишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК РФ). Однако наиболее радикальным способом сделать имущество пригодным для передачи в доверительное управление будет ликвидация юридического лица, в чьем хозяйственном ведении или оперативном управлении находится данное имущество. По окончании ликвидационной процедуры (после внесения записи о прекращении юридического лица в реестр юридических лиц) указанное имущество может быть передано собственником в доверительное управление.
Во-вторых, учитывая реальный характер договора доверительного управления имуществом и то, что одним из существенных условий договора доверительного управления является состав имущества, передаваемого в доверительное управление, учредитель доверительного управления должен фактически обладать этим имуществом в момент заключения договора. В юридической литературе встречаются и иные мнения. Так, В.А. Дозорцев указывает: "В договоре может быть предусмотрено, что в доверительное управление будет передаваться имущество, еще подлежащее приобретению или даже созданию, то есть имущество, еще не существующее в момент заключения договора. Такое имущество станет предметом договора - но не предметом доверительного управления. В этом случае в договоре должен быть предусмотрен критерий, в соответствии с которыми вновь созданное или приобретенное имущество включается в состав находящегося в доверительном управлении"1. Однако договор доверительного управления имуществом как реальный договор считается заключенным с момента передачи имущества. Поэтому либо договор не будет признан заключенным до момента фактической передачи имущества, относительно которого имелась договоренность между учредителем управления и доверительным управляющим, либо эти договоренности останутся за рамками договора, который вступает в силу только в отношении имущества, фактически переданного доверительному управляющему. Во всяком случае, представить ситуацию, когда какое-либо имущество или его часть является предметом договора, но не предметом доверительного управления, невозможно.
В-третьих, имущество, передаваемое в доверительное управление, должно обладать качествами, позволяющими отделить его (обособить) от имущества иучредителя доверительного управления, и доверительного управляющего. Более того, п. 1 ст. 1018 ГК РФ требует, чтобы это имущество отражалось у доверительного управляющего на отдельном балансе и чтобы по нему велся самостоятельный учет. В связи с этим в юридической литературе высказывалось категорическое мнение о том, что объектом доверительного управления может служить лишь индивидуально-определенное имущество, поскольку только оно поддается самостоятельному учету и может быть действительно (юридически) обособлено от иного имущества. По этим же причинам, помимо имущества, определяемого родовыми признаками, из числа самостоятельных объектов доверительного управления исключаются движимые вещи (кроме ценных бумаг)2.
Несколько менее категоричен в своих суждениях по этому поводу В.В. Чубаров, который пишет: "В законе не содержится прямого запрета на передачу в доверительное управление вещей, определяемых родовыми признаками... Однако структура договора, характер взаимоотношений, складывающихся между участниками, а также примерный перечень объектов договора, даваемый в ст. 1013 ГК, не оставляют сомнений в том, что в доверительное управление, как правило, должно передаваться индивидуально-определенное имущество"3.
На наш взгляд, при толковании норм ГК РФ о необходимости обособления имущества, переданного в доверительное управление, следует учитывать повышенный риск утраты имущества, который несет учредитель доверительного управления, а данное обстоятельство, в свою очередь, делает более предпочтительным жесткий подход к определению объектов доверительного управления. В этом смысле вполне оправданным представляется вывод Е.А. Суханова о том, что "само существо доверительного управления не допускает возможности смешения находящегося в управлении имущества с имуществом самого управляющего. В ином случае неизбежными стали бы различные недоразумения и даже злоупотребления: смешивались бы не только доходы от использования такого имущества, но и возникающие при этом права и обязанности, а имущество учредителя, находящееся в управлении, могло бы стать объектом взыскания кредиторов по личным долгам управляющего"4.
Что касается возможности передачи в доверительное управление только движимых вещей (в качестве самостоятельного объекта), то она должна быть исключена, "ибо обособить их в юридическом смысле (путем открытия отдельного баланса) невозможно"5. Несмотря на некоторый формализм изложенной позиции, она вносит четкость и определенность в правовое регулирование правоотношений, связанных с доверительным управлением имуществом.
В-четвертых, имущество, передаваемое в доверительное управление, должно обладать свойством непотребляемости в процессе его использования, поскольку по истечении срока доверительного управления либо при его прекращении по иным основаниям доверительный управляющий должен возвратить это имущество учредителю доверительного управления (п. 3 ст. 1024 ГК РФ).
Перечисленные требования в равной степени относятся ко всем объектам доверительного управления имуществом, в том числе к тем, которые названы в п. 1 ст. 1013 ГК РФ: предприятиям и другим имущественным комплексам, отдельным объектам недвижимости, ценным бумагам (включая бездокументарные), исключительным правам. Принимая во внимание указанные требования, можно сделать вывод о том, что договор доверительного управления имуществом в основном рассчитан на правоотношения, объектами которых выступают предприятия, недвижимое имущество, пакеты эмиссионных ценных бумаг, комплексы исключительных прав. Именно эти виды имущества нуждаются в постоянном профессиональном управлении. Что касается иного имущества (отдельные вещи, имущественные права), то его участие в имущественном обороте должно обеспечиваться с помощью иных типов договорных обязательств. Поэтому вряд ли можно приветствовать попытки расширительно толковать круг возможных объектов доверительного управления, основанные на формальном анализе их перечня, содержащегося в п. 1 ст. 1013 ГК РФ, которые имеют место в современной юридической литературе.
Как известно, предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), другие исключительные права (ст. 132 ГК РФ).
Большое значение, особенно для соблюдения требований о форме договоре и государственной регистрации доверительного управления имуществом, имеет определение отличительных признаков имущественных комплексов, которые могут быть квалифицированы как предприятия. В юридической литературе нередко можно встретить взгляд на предприятие как на обычный объект недвижимости, одну из ее разновидностей6, что представляется не вполне обоснованным.
На наш взгляд, правильным является отношение к предприятиям как к особым объектам гражданских прав, которым, в отличие от иных объектов недвижимости, присущи такие признаки, как объективная неопределенность, изменчивость, неразрывная связь с субъектом. Предприятие отнесено к объектам недвижимости не по своим природным и физическим свойствам (неразрывная связь с землей, невозможность перемещения без несоразмерного ущерба целевому назначению), а лишь в силу прямого указания федерального закона (п. 1 ст. 132 ГК РФ). Данное обстоятельство, в свою очередь, требует учитывать специфику как самих предприятий, так и вещных прав на них и сделок с ними.
Основная особенность предприятия, отличающая их от иных объектов недвижимости, состоит в том, что в состав имущественного комплекса непременно входят права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги. Поэтому всякая сделка с предприятием включает в свое содержание уступку прав требования и перевод долга, и, следовательно, оценка законности сделки с предприятием предполагает обязательную проверку соблюдения прав кредиторов его собственником, совершающим соответствующую сделку.
Вместе с тем переход прав и перевод долга имеют место лишь в том случае, если объектом договора доверительного управления действительно является предприятие, а не иной имущественный комплекс, которое передается в доверительное управление по обычным правилам, предусмотренным в отношении недвижимого имущества.
В связи с этим представляется, что обязательным признаком предприятия как особого объекта гражданских прав, отличающим его от иных имущественных комплексов, следует признать его фактическое использование для осуществления предпринимательской деятельности ("предприятие на ходу"), как это предусмотрено п. 1 ст. 132 ГК РФ. Внешним проявлением, следствием этого признака может быть признана принципиальная возможность выделить среди всех гражданско-правовых обязательств собственника предприятия те обязательства последнего, которые связаны лишь с деятельностью данного имущественного комплекса. И, напротив, в тех случаях, когда такая возможность отсутствует, имущественный комплекс, выступающий объектом сделки, не может быть признан предприятием со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Например, если объект доверительного управления - цех, производящий комплектующие для основного изделия, то речь может идти лишь о части имущества (имущественном комплексе), не являющейся предприятием, поскольку из обязательств и исключительных прав собственника данного имущественного комплекса невозможно выделить те из них, которые связаны исключительно с деятельностью такого цеха. В то же время договор доверительного управления имущественного комплекса филиала, представительства или иного обособленного подразделения юридического лица во всех случаях будет представлять собой сделку с предприятием, поскольку имеется возможность идентифицировать договоры юридического лица, связанные лишь с деятельностью соответствующих имущественных комплексов: все они заключены руководителем филиала по доверенности юридического лица.
Применение такого обязательного признака предприятия, как фактическое использование имущественного комплекса для осуществления предпринимательской деятельности, позволит сузить сферу действия специальных правил о сделках с предприятиями и обеспечить их применение лишь в действительно необходимых случаях.
К сожалению, гл. 53 ГК РФ не содержит специальных правил, устанавливающих особенности договора доверительного управления предприятием. Например, среди обязательных условий, соблюдение которых необходимо при совершении договора доверительного управления имуществом, не нашло отражения требование законодательства об обязательном уведомлении кредиторов собственника предприятия по его обязательствам, связанным с деятельностью предприятия, как это сделано в отношении договоров продажи или аренды предприятий. Представляется, однако, что указанное требование обязательно и при заключении договора доверительного управления предприятием. А названные нормы могут применяться в силу аналогии закона.
Было бы полезно законодательно установить запрет на произвольное исключение из состава имущества предприятия (или включение в состав имущества предприятия), передаваемого в доверительное управление, прав требований и долгов, в том числе не связанных с деятельностью производственного комплекса.
По общему правилу в состав имущества предприятия входят все виды имущества (включая права требования и долги), предназначенные (связанные) для его деятельности, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 132 ГК РФ). Исключение из общего правила (т.е. "иное", предусмотренное соглашением сторон) могут составить лишь случаи, когда отдельные права требования или долги из тех, что связаны с деятельностью предприятия, не передаются контрагенту по сделке.
Иная трактовка откроет возможность участникам имущественного оборота произвольно включать в состав имущественного комплекса любые права требования и долги по всякому обязательству собственника предприятия, что приведет к совершению сделок, заключаемых в обход закона (в частности, норм, регулирующих уступку требования и перевод долга).
Называя в качестве возможных объектов доверительного управления отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, законодатель, видимо, имел в виду, что, в отличие от других объектов, перечисленных в п. 1 ст. 1013 ГК РФ, которые передаются в доверительное управление в качестве комплексов, пакетов, недвижимость может передаваться в доверительное управление и как отдельно стоящий (единственный) объект недвижимого имущества, например здание, сооружение или земельный участок. Естественно, и в этом случае речь идет о такой недвижимости, которая нуждается в постоянном управлении и эксплуатация которой может принести доходы. В противном случае (скажем, если дом полностью заселен жильцами) передача объекта недвижимости в доверительное управление будет означать, что собственник перекладывает на плечи доверительного управляющего свое бремя содержания названного объекта.
Как известно, к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе: леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество (п. 1 ст. 130 ГК РФ).
Таким образом, все объекты недвижимости можно дифференцировать на три категории. Первую категорию недвижимого имущества (недвижимость по природным свойствам) составляют земельные участки, участки недр и обособленные водные объекты, которые относятся к недвижимому имуществу; нет необходимости устанавливать какие-либо признаки, позволяющие квалифицировать эти объекты в качестве недвижимости. Кроме того, правовое положение названных объектов недвижимого имущества, как правило, определяется специальным законодательством (о земле, о воде, о недрах). Данное обстоятельство предопределено особой ролью, которую играют указанные объекты в жизни всякого общества.
Отличительной чертой правового регулирования таких объектов недвижимости, как земля, участки недр, водные объекты, является определяющее значение публично-правового регулирования. Именно публично-правовые акты решают вопрос о возможности участия названных объектов в имущественном обороте и о степени такого участия. Данное обстоятельство учитывается и Гражданским кодексом Российской Федерации, согласно которому земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (п. 3 ст. 129 ГК РФ).
И только в том случае, если земля, участки недр и обособленные водные объекты допущены публично-правовыми актами к участию в имущественном обороте, они признаются гражданским законодательством оборотоспособными и на них распространяется гражданско-правовое регулирование. Следовательно, только в этом случае возможна передача названных объектов недвижимости в доверительное управление.
Например, в соответствии с п. 1 ст. 260 ГК РФ лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе передавать его, отдавать в залог или сдавать в аренду либо распоряжаться им иным образом, поскольку земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте. В частности, земельные участки и находящееся на них недвижимое имущество их собственники могут предоставлять другим лицам в постоянное или срочное пользование (а стало быть, и в доверительное управление). Вместе с тем особенностью доверительного управления земельными участками является то, что использование некоторых категорий земель (например, сельскохозяйственного назначения) возможно лишь в пределах, определяемых их целевым назначением (п. 1 ст. 264, п. 2 ст. 260 ГК РФ).
Другая категория объектов недвижимости (недвижимость по фактическим и юридическим свойствам) включает в себя здания, сооружения, леса, многолетние насаждения и иные объекты, прочно связанные с землей, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно. Следует заметить, что содержащиеся в Гражданском кодексе нормы регулирования различных сделок с недвижимостью (продажа, аренда и др.) рассчитаны в основном именно на эту категорию объектов.
Помимо объектов, перечисленных в ст. 130 ГК РФ (здания, сооружения и т.п.), законодательство о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и судебная практика относят к этой категории недвижимости (по признаку прочной связи с землей и невозможности перемещения без несоразмерного ущерба целевому назначению) объекты незавершенного строительства. Так, в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. № 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" содержится разъяснение, согласно которому по смыслу ст. 130 ГК РФ и ст. 25 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не полностью построенные объекты, не являющиеся предметом действующего договора строительного подряда, должны относиться к недвижимому имуществу. Поэтому арбитражным судам рекомендовано при разрешении споров о праве на такие объекты руководствоваться нормами, регулирующими правоотношения собственности на недвижимое имущество и совершение сделок с ним, с учетом особенностей, установленных для возникновения права собственности на незавершенные строительством объекты и распоряжения ими7.
Кстати сказать, незавершенное строительство - один из самых привлекательных объектов доверительного управления имуществом. Осуществляя управление таким объектом, доверительный управляющий может завершить строительство, в том числе, путем заключения со строительной организацией договора строительного подряда в качестве заказчика и в течение срока, установленного договором доверительного управления имуществом, использовать данный объект по его целевому назначению на коммерческой основе: сдавать в аренду нежилые помещения коммерческим организациям под офисы либо для организации складов, передавать гражданам жилые помещения по договорам жилищного найма, эксплуатировать производственные сооружения и т.п. При этом все расходы на строительство могут быть возмещены доверительным управляющим за счет доходов от использования завершенных строительством объектов.
В третью категорию объектов недвижимости попадают объекты, не обладающие физическими и юридическими свойствами, характерными для объектов второй категории (неразрывная связь с землей и невозможность перемещения без несоразмерного ущерба их целевому назначению), однако к ним надлежит применять режим недвижимого имущества вследствие прямого указания закона. Так, в ГК РФ содержатся нормы, распространяющие правовой режим недвижимости на подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (п. 1 ст. 130); предприятия как имущественные комплексы, используемые для предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 132); жилые помещения (ст. 558).
Следующий возможный объект доверительного управления - ценные бумаги, которые могут иметь документарную или бездокументарную форму. Как известно, ценной бумагой признается документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности. К ценным бумагам относятся: государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитарный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг (ст. 142, 143 ГК РФ).
Бездокументарные ценные бумаги представляют собой ту же совокупность прав, что и обычные ценные бумаги, но, в отличие от последних, не имеют формы документа, участвующего в имущественном обороте в качестве вещи, а удостоверяются с помощью особого способа фиксации, в том числе с помощью средств электронно-вычислительной техники (ст. 149 ГК РФ). Поэтому в случае с бездокументарными ценными бумагами объектами имущественного оборота выступают не вещи (документы, признаваемые ценными бумагами), а имущественные права, зафиксированные определенным образом.
В юридической литературе обычно отмечается различие между документарными и бездокументарными ценными бумагами (вплоть до полного непринятия последних8), причем указанные различия представляются столь существенными, что данное обстоятельство практически исключает применение к бездокументарным ценным бумагам большинство норм, предназначенных для регулирования оборота ценных бумаг документарной формы выпуска. В основе такого взгляда лежит представление о том, что, совершая сделки с документарными ценными бумагами, их участники имеют дело с такими объектами гражданско-правовых отношений, как вещи; если же сделки заключаются по поводу бездокументарных ценных бумаг, то имеется в виду иной объект гражданских прав - имущественные права. Однако Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" регулирует операции с ценными бумагами и документарной, и бездокументарной форм выпуска одинаковым образом, без учета каких-либо различий между ними. В результате в соответствии с названным Законом, например, покупатель бездокументарных ценных бумаг приобретает их в собственность по обычному договору купли-продажи, что невозможно в принципе, по определению.
Видимо, учитывая потребности имущественного оборота, необходимо отказаться от антагонизма документарной и бездокументарной форм выпуска ценных бумаг и акцентировать внимание не на различии между ними, а, напротив, на несомненном их сходстве и общих чертах. Скажем, можно говорить о тождестве сущности эмиссионных ценных бумаг обеих форм выпуска: интерес участников сделок, например, с акциями направлен, конечно, не на документ - бумажный носитель, и не на способ фиксации прав, а на совокупность прав акционера, выраженных в акции (как в документарной, так и бездокументарной форме). Как правильно отмечает В.А. Дозорцев, "для ценной бумаги существенное значение имеет не ее вещественный характер. Важно, что она выражает определенные права и закрепляет их в объективной форме, притом осуществление их без подтверждения в этой форме не допускается. Поэтому специальные правила о передаче в доверительное управление ценных бумаг применяются и к правам, удостоверенным бездокументарными ценными бумагами"9.
Другое дело, что форма ценной бумаги (документарная или бездокументарная) с юридико-технической точки зрения дает возможность или, напротив, создает невозможность применять те или иные правила, рассчитанные лишь на такие объекты гражданских прав, как вещи или имущественные права. Например, в отношении бездокументарных ценных бумаг доверительным управляющим в случае нарушения его прав не может быть применен их обладателем такой способ защиты, как предъявление виндикационного иска, поскольку подобный иск может быть предъявлен невладеющим собственником к владеющему несобственнику только в отношении индивидуально определенных вещей. В то же время переход прав по документарной ценной бумаге не может совершаться посредством чистой цессии. Для этого в обязательном порядке требуется и фактическая передача приобретателю ценной бумаги (как вещи).
Таким образом, при совершении сделок, в том числе при заключении договора доверительного управления, с эмиссионными ценными бумагами документарной и бездокументарной форм выпуска необходимо исходить из единого объекта таких сделок (неразрывная совокупность прав) и единой сущности эмиссионных ценных бумаг. Что касается отличий в правовом режиме указанных ценных бумаг, то они оправданны только в том случае, если вызываются необходимостью учета специфики документарной или бездокументарной форм выражения прав, вытекающих из ценной бумаги.
В юридической литературе обращалось внимание на то, что из всех многочисленных видов ценных бумаг объектами доверительного управления могут служить в основном эмиссионные ценные бумаги. Например, Е.А. Суханов указывает, что "объектом доверительного управления выступают главным образом эмиссионные ценные бумаги - акции и облигации, ибо большинство других видов ценных бумаг, например, товарораспорядительные, используются в обороте на основе других сделок. Многие виды ценных бумаг, в частности любые векселя и чеки, просто не способны служить объектом рассматриваемого договора. Поэтому наиболее распространенным объектом управления являются корпоративные ценные бумаги - акции, особенно голосующие, т.е. включающие правомочия по управлению делами выпустившего их общества-эмитента"10.
В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг"11 эмиссионной ценной бумагой признается любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных Федеральным законом формы и порядка; размещается выпусками, имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска независимо от времени приобретения ценной бумаги. Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" относит к эмиссионным ценным бумагам акции, облигации, опционы эмитента, российские депозитарные расписки (в документарной и в бездокументарной формах).
Эмиссионные ценные бумаги, как в документарной, так и в бездокументарной форме, соответствуют требованиям, предъявляемым гл. 53 ГК РФ к объектам доверительного управления имуществом: они относятся к имуществу, которое может быть индивидуализировано (номер, серия, выпуск) и обособлено от иного имущества их обладателя, а также доверительного управляющего, который может учитывать их на отдельном балансе; при прекращении доверительного управления указанные ценные бумаги могут быть возвращены их обладателю. Кроме того, данные ценные бумаги (естественно, не единичные экземпляры, а их пакеты) действительно нуждаются в постоянном управлении: акции дают возможность участвовать в управлении акционерным обществом, а облигации свободно обращаются на рынке.
Специальные правила о доверительном управлении ценными бумагами, содержащиеся в ст. 1025 ГК РФ, сводятся к тому, что при передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в управление разными лицами, и что правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами должны быть определены в договоре доверительного управления (видимо, в качестве дополнительного существенного условия). Иные особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом.
Такой закон, который регулировал бы правоотношения, связанные с доверительным управлением ценными бумагами, до настоящего времени не принят. Некоторые особые правила установлены Федеральным законом "О рынке ценных бумаг". В частности, в ст. 5 названного Закона несколько расширено понятие объектов доверительного управления ценными бумагами: к их числу отнесены не только сами ценные бумаги, но и денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги, а также денежные средства и ценные бумаги, приобретаемые в процессе управления ценными бумагами.
По мнению Л.Ю. Михеевой, при доверительном управлении ценными бумагами его действительным объектом являются не ценные бумаги, а имущественные права. Она пишет: "В сущности в данной ситуации... происходит управление имущественным правом, которое данная вещь (ценная бумага) лишь удостоверяет"12. А поскольку при доверительном управлении имущественными правами, а также "при передаче именной ценной бумаги в доверительное управление уступки права требования не должно быть", учредитель должен выдать "управляющему доверенность (как и в случае управления имущественными правами), наличие которой позволит последнему совершать необходимые действия"13.
В связи с указанными суждениями Л.Ю. Михеевой следует отметить, что в другой работе (Л.Р. Юлдашбаевой) обоснованно указывалось на то, что в случае с ценной бумагой, выраженной в документарной форме, "необходимо говорить не о правообладании, а о владении вещью - ценной бумагой. Если в случае с классической вещью - материальным предметом - происходит передача владения доверительному управляющему, то в случае с ценными бумагами также должна произойти передача владения. Иначе доверительный управляющий не сможет реализовать свои правомочия по управлению ценными бумагами, переданными в доверительное управление. Ведь осуществление или передача имущественных прав, удостоверенных ценной бумагой, возможны только при предъявлении ценной бумаги (документа)"14. Л.Р. Юлдашбаева высказывает сомнения и в необходимости для доверительного управляющего действовать, осуществляя доверительное управление ценными бумагами, на основе доверенности, выдаваемой правообладателем. По ее мнению, "то, что для управления имущественными правами требуется доверенность, не вытекает из положений главы 53 ГК РФ. По нашему мнению, как не требуется доверенность при осуществлении доверительным управляющим своих правомочий в отношении вещей, так и не требуется доверенность в отношении имущественных прав"15. Свою позицию Л.Р. Юлдашбаева аргументирует тем, что доверительный управляющий, управляя доверенным ему имуществом, действует от своего имени, информируя при этом контрагентов о том, что он совершает соответствующие сделки в качестве доверительного управляющего16.
Доводы Л.Р. Юлдашбаевой представляются обоснованными. Доверенностью, как известно, признается письменное полномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами (п. 1 ст. 185 ГК РФ). Невозможно, действуя по доверенности, одновременно совершать сделки от своего имени. Одно исключает другое.
Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вступает в различные правоотношения с третьими лицами. Имущество, переданное в доверительное управление, обособляется и, по сути, самостоятельно (независимо от его собственника) участвует в имущественном обороте. При совершении сделок с этим имуществом, иных юридических и фактических действий доверительный управляющий действует от своего имени, приобретенные им в ходе осуществления таких действий имущественные права и новое имущество включаются в состав имущества, находящегося в доверительном управлении, а исполнение обязательств, возникших в результате сделок, совершенных доверительным управляющим, производится за счет доверенного ему имущества. Кроме того, права доверительного управляющего на имущество обеспечиваются абсолютной защитой от действий любых лиц, допускающих их нарушения.
Доверительный управляющий является обычным участником гражданско-правового обязательства, оказывающего услуги (правда, довольно своеобразные) контрагенту. В этом смысле реальное управление имуществом в интересах учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя представляет собой исполнение доверительным управляющим обязательства, вытекающего из договора доверительного управления имуществом, в рамках относительного (обязательственного) правоотношения.
Все перечисленные признаки делают доверительного управляющего (в отношениях с третьими лицами) весьма похожим на субъектов вещных прав на имущество. Эта тема весьма популярна в юридической литературе. Некоторые авторы действительно полагают, что право доверительного управления следует считать вещным правом. Например, по мнению П.В. Турышева, "отношения доверительного управления имеют вещно-правовую природу, а значит должны признаваться разновидностью ограниченного вещного права"17.
Такой квалификации правоотношений доверительного управления имуществом мешает одно непреодолимое формальное препятствие - отсутствие права следования, характерное для всякого вещного права. Необходимо отметить, что и авторы, являющиеся сторонниками обязательственно-правовой концепции правоотношений доверительного управления имуществом, постоянно сравнивают права доверительного управляющего на доверенное ему имущество с правом хозяйственного ведения государственных и муниципальных унитарных предприятий. Так, В.А. Дозорцев указывает: "Режим доверительного управления имуществом призван заменить хозяйственное ведение и оперативное управление, а не существовать в качестве дополнительной надстройки наряду с ними, образуя еще одно звено в управлении, дробя осуществление правомочий собственника на несколько последовательных звеньев"18.
В связи с этим хотелось бы подчеркнуть, что право доверительного управления имуществом и право хозяйственного ведения объединяет лишь одно: в обоих случаях речь идет о профессиональном управлении чужим имуществом в интересах собственника. В остальном же (с юридической точки зрения) это разные, несопоставимые понятия. Право хозяйственного ведения возникает путем создания его субъекта - унитарного предприятия, перед которым собственник ставит определенные цели и задачи (как правило, производственного характера) и контролирует их выполнение; такой субъект может быть ликвидирован в любой момент по усмотрению собственника. Право доверительного управления возникает из договора, заключаемого собственником и доверительным управляющим путем их свободного волеизъявления, и учреждается на определенный срок. При этом в качестве доверительного управляющего выступает самостоятельный субъект гражданского права, не зависящий от собственника имущества. Каждый из этих самостоятельных институтов (хозяйственное ведение и доверительное управление) имеет собственное место в системе субъективных гражданских прав и свою сферу применения.
Представляется, что доверительный управляющий не может быть признан субъектом вещного права в отношении доверенного ему имущества по целому ряду причин.
Во-первых, правомочия доверительного управляющего вытекают не из закона, а из договора доверительного управления имуществом и устанавливаются на определенный срок. Как известно, вещные права возникают по основаниям, установленным законом, и носят бессрочный характер.
Во-вторых, доверительный управляющий хотя и осуществляет правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление, но делает это в пределах, предусмотренных не только законом, но и договором. Статус субъекта вещного права предполагает, что его правомочия определяются исключительно законом.
В-третьих, отсутствует такой необходимый признак вещного права, как постоянное господство над имуществом (возможность постоянного воздействия на него). Как уже отмечалось, права доверительного управляющего носят срочный характер: по истечении срока, предусмотренного договором, доверительный управляющий должен возвратить имущество учредителю доверительного управления.
В-четвертых, доверительный управляющий управляет доверенным ему имуществом не для удовлетворения собственных потребностей, как это делает субъект всякого вещного права, а в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
В-пятых, у права доверительного управления имуществом отсутствует необходимый атрибут всякого права - право следования. Впрочем, данный аргумент не имеет решающего значения для квалификации правового статуса доверительного управляющего как субъекта обязательственных правоотношений. В целом ряде случаев наделение субъектов обязательственных правоотношений правом следования и вещно-правовой защитой свидетельствует лишь об использовании определенных приемов законодательной техники, что не может говорить об изменении правовой природы правоотношений (например, право аренды, право залога).
В-шестых, несмотря на то, что, осуществляя управление доверенным имуществом, совершая сделки и иные юридические и фактические действия, доверительный управляющий действует от своего имени, он всякий раз должен идентифицировать себя в глазах контрагента именно как доверительный управляющий имуществом, действующий на основании договора и в интересах учредителя доверительного управления или выгодоприобретателя. Тем самым он свидетельствует, что действует не в качестве субъекта вещного права, а лишь исполняет свои обязанности перед учредителем доверительного управления и выгодоприобретателем.
В-седьмых, среди имущества, которое может быть самостоятельным объектом доверительного управления, встречаются такие его виды, которые исключают существование каких-либо вещных правоотношений: права на бездокументарные ценные бумаги, безналичные денежные средства, исключительные права. При таких условиях единое и целостное регулирование правоотношений, связанных с доверительным управлением имуществом, может быть обеспечено исключительно нормами обязательственного права.
1 Дозорцев В.А. Доверительное управление / Электронная версия лекции, прочитанной в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации в феврале 1996 г.) // БД "Консультант Плюс".
2 См., например: Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 2: Учебник; Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 538.
3 Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций. С. 571.
4 Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 2: Учебник. С. 121, 122.
5 Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 2: Учебник. С. 122.
6 См., например: А.Ю. Бушев, О.А. Городов, Н.С. Ковалевская и др. Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1997.
7 См.: Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятые с апреля 1992 года по ноябрь 2000 года // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. № 1. С. 99, 100.
8 См., например: Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве / Под ред. проф. Е.А. Суханова. М, 1996. С. 123-139.
9 Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом (глава 53) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь. А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 541.
10 Гражданское право. В 2 т. Т. II. Полутом 2: Учебник. С. 122.
11 СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.
12 Михеева Л.Ю. Доверительное управление имуществом / Под ред В.М. Чернова. М., 1999. С. 120.
13 Там же. С. 121.
14 Юлдашбаева Л.Р. Правовое регулирование оборота эмиссионных ценных бумаг (акций, облигаций) М., 1999. С. 187.
15 Там же. С. 189.
16 Там же.
17 Турышев П.В. Траст и договор доверительного управления имуществом: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 15.
18 Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 537.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
60
Размер файла
115 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа