close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О Б З О Р

код для вставкиСкачать
О Б З О Р
судебной практики по рассмотрению районными (городскими) судами
Калининградской области гражданских дел
в первом полугодии 2011 года
За первое полугодие 2011 года судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда рассмотрено 2 931 дело, что на 65 дел (или 2,3 %) больше, чем в первом полугодии 2010 года (2 866 дел), из них по кассационным жалобам и представлениям 2 202 дела, что на 49 дел или 2,3 % больше, чем в первом полугодии 2010 года (2 153 дел), по частным жалобам и представлениям - 729 дел, что находится на уровне показателя аналогичного периода прошлого года (в первом полугодии 2010 году - 713 дел).
Из 2 202 обжалованных решений без изменения оставлено 1 942 или 88,2% от общего числа оконченных дел.
Отменено 242 решения (из них полностью - 192 и 50 в части) или 11% (в первом полугодии 2010 году 12,2%). По 124 делам (51,2 %) коллегией приняты новые решения, что находится на уровне показателя аналогичного периода прошлого года (в первом полугодии 2010 года - 134 решения или 51 %).
На новое рассмотрение в райгорсуды направлено 104 дела, 12 - производством прекращены, 2 - оставлено без рассмотрения. По 18 делам решения изменены (0,8%) (в первом полугодии 2010 года - 13 решений).
Таким образом, стабильность судебных решений из числа обжалованных в кассационной инстанции составила 88,2 %, что несколько выше показателей прошлых лет (1 полугодие 2010 года - 87 %, 1 полугодие 2009 года - 86 %).
В целом стабильность судебных решений от числа всех оконченных райгорсудами гражданских дел составила 97,9 % (в первом полугодии 2010 года - 97,7%, 1 полугодие 2009 года - 97,6%).
Что касается надзорной инстанции, то согласно статистическим данным за 6 месяцев 2011 г. президиумом областного суда отменено 2 решения райгорсудов, 1 решение изменено. Также отменено одно определение городского суда о взыскании судебных расходов. Далее приводится анализ ошибок в применении норм материального и процессуального права, допущенных судами при рассмотрении отдельных категорий дел. В настоящем обзоре не приводятся отдельные категории гражданских дел, приведенные в иных справках по результатам обобщений, проведенных Калининградским областным судом. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Споры о праве пользования жилым помещением
Решение суда об отказе в удовлетворении требований администрации о признании недействительным договора социального найма, признании нанимателя и его несовершеннолетнего ребенка не приобретшими право пользования жилым помещением, снятии их с регистрационного учета признано незаконным, поскольку жилое помещение по договору социального найма было предоставлено ответчику без достаточных на то оснований. Решением Светлогорского городского суда от 29 ноября 2010 года Сидорчуку В.А. отказано в удовлетворении исковых требований к администрации муниципального образования "Янтарный городской округ" о передаче несовершеннолетнему сыну Сидорчуку А.В., 2004 года рождения, в собственность бесплатно в порядке приватизации квартиры, расположенной по адресу: Калининградская область, пос. Янтарный, ул. Лесная, дом №2 "А", кв.78. Администрации муниципального образования "Янтарный городской округ" отказано в удовлетворении встречного иска к Сидорчуку В.А., несовершеннолетнему Сидорчуку А.В. и МУ "Управление жилищно-коммунального хозяйства" пос. Янтарный о признании недействительным договора социального найма на комнату 17,9 кв.м. в вышеуказанной квартире, о признании Сидорчука В.А. и несовершеннолетнего Сидорчука А.В. не приобретшими право пользования указанным жилым помещением и снятии с регистрационного учета по указанному адресу. Судебная коллегия не согласилась с указанным решением в части отказа в удовлетворении исковых требований администрации муниципального образования "Янтарный городской округ".
Судом установлено, что 29 декабря 2008 года МУ "Управление жилищно-коммунального хозяйства пос. Янтарный" в качестве наймодателя заключило с Сидорчуком В.А. договор социального найма на комнату площадью 17,9 кв.м. в квартире 78 дома 2 "А" по ул. Лесная в пос. Янтарный и согласно акту (без номера и даты) передало указанное жилое помещение во владение и пользование ответчику. Распоряжением главы администрации МО "Янтарный городской округ" от 29.12.2008 года № 323 разрешена регистрация Сидорчука В.А. по месту жительства в данном жилом помещении. Сидорчук В.А. зарегистрирован в указанном жилом помещении с 14.01.2009 года. Совместно с ним зарегистрирован с 03.04.2009 года его несовершеннолетний сын Сидорчук А.В., 2004 года рождения.
Отказывая в удовлетворении исковых требований администрации МО "Янтарный городской округ", суд исходил из того, что договор социального найма заключен с Сидорчуком В.А. уполномоченным лицом - МУ "Управление жилищно-коммунального хозяйства" пос. Янтарный, которое согласно Уставу этого учреждения вправе заключать такие договоры. Однако с такими выводами судебная коллегия не согласилась.
В соответствии с ч.ч.3,4 ст.57 ЖК РФ гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления. Решение о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, принятое с соблюдением требований настоящего Кодекса, является основанием заключения соответствующего договора социального найма в срок, установленный данным решением.
Таким образом, основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса РФ решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении. Из материалов дела следует, что Сидорчук В.А. и его несовершеннолетний сын на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях в администрации МО "Янтарный городской округ" не состояли и не состоят в настоящее время, решение о предоставлении Сидорчуку В.А. спорного жилого помещения органом местного самоуправления не принималось. В связи с этим основания для заключения с Сидорчуком В.А. договора социального найма на комнату в вышеуказанной квартире отсутствовали. Поскольку указанный договор заключен между МУ "Управление жилищно-коммунального хозяйства" пос. Янтарный и Сидорчуком В.А. в нарушение требований действующего законодательства, в силу ст.168 ГК РФ данный договор является ничтожным и не влечет возникновение у Сидорчука В.А. и его несовершеннолетнего сына права пользования спорным жилым помещением (ч. 1 ст.167 ГК РФ).
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что требования администрации МО "Янтарный городской округ" о признании недействительным договора социального найма, заключенного с Сидорчуком В.А., о признании Сидорчука В.А. и его несовершеннолетнего сына не приобретшими право пользования спорным жилым помещением и снятии их с регистрационного учета подлежали удовлетворению.
Постановленное судом в указанной части решение отменено и вынесено в этой части новое решение об удовлетворении требований администрации МО "Янтарный городской округ". Судом неправомерно удовлетворены исковые требования нанимателя жилого помещения о признании его матери не приобретшей право пользования жилым помещением со снятием с регистрационного учета и выселением, поскольку члены семьи нанимателя, к которым в силу закона независимо от ведения общего хозяйства относятся родители нанимателя, приобретают равное с нанимателем право пользования жилым помещением. Решением Светлогорского городского суда от 27 декабря 2010 года отказано в иске Корниловой М.А. и Еленской Е.В. к Маковской Л.В. о признании ее утратившей право пользования жилым помещением по адресу: Калининградская область, поселок Донское, ул. Янтарная, дом 7, кв. 4. Удовлетворены встречные исковые требования Маковской Л.В. к Корниловой М.А. и Еленской Е.В. Корнилова М.А. и Еленская Е.В. признаны не приобретшими право пользования жилым помещением по адресу: Калининградская область, поселок Донское, ул. Янтарная, дом 7, кв. 4, со снятием с регистрационного учета и выселением Корниловой М.А. и Еленской Е.В. из жилого помещения по адресу: Калининградская область, поселок Донское, ул. Янтарная, дом 7, кв. 4., без предоставления другого жилого помещения.
Судебная коллегия отменила указанное решение в части признания Корниловой М.А. не приобретшей право пользования жилым помещением со снятием с регистрационного учета и выселением по следующим основаниям.
Судом установлено, что Корнилова М.А., Еленская Е.В. и Маковская Л.В. зарегистрированы по адресу: Калининградская область, поселок Донское, ул. Янтарная, дом 7, кв. 4, в однокомнатной муниципальной квартире общей площадью 27 кв.м. Указанная квартира ранее была предоставлена Маковскому А.В. на состав семьи: жена Маковская Л.В. и двое сыновей, 1991 и 1997 года рождения, на основании ордера, выданного ОМИС Балтийского флота. Согласно поквартирной карточке в указанной квартире вся семья Маковского А.В. была зарегистрирована с 17 декабря 1999 года. 27 марта 2001 года Маковский А.В. и его несовершеннолетние дети снялись с регистрационного учета, а Маковская Л.В. осталась зарегистрированной в указанной квартире по настоящее время.
21 июня 2002 года в указанной квартире были зарегистрированы постоянно: Корнилова М.А. - мать и Корнилова Е.В. (в настоящее время Еленская) - сестра Маковской Л.В.
Стороны поясняли, что ранее Корнилова М.А. и Корнилова Е.В. проживали в г. Ташкенте и по договоренности сторон приехали в Россию для получения гражданства Российской Федерации и постоянного проживания на территории России, получили гражданство РФ с выдачей им паспортов 7 февраля 2005 года.
Из пояснений Маковской Л.В. следует, что ее выезд из спорной квартиры был временным и вынужденным, поскольку вся семья переехала к месту службы супруга. Регистрацию своей матери и сестры в спорной квартире она разрешила для того, чтобы они только получили гражданство Российской Федерации и выехали из квартиры. То обстоятельство, что Маковская Л.В. не проживала и не вела совместного хозяйства с Корниловой М.А. и Еленской Е.В., последними в суде не оспаривалось.
Отказывая в удовлетворении требований Корниловой М.А. и Еленской Е.В., суд правильно исходил из того, что Маковская Л.В. не отказалась от спорной квартиры, не утратила к ней интереса.
Разрешая исковые требования Маковской Л.В., суд исходил из того, что Корнилова М.А. и Еленская Е.В. были вселены ею в спорную квартиру для проживания в жилом помещении не как члены семьи нанимателя, а как временные жильцы для получения гражданства Российской Федерации с последующим выездом из жилого помещения, так как стороны в спорном жилом помещении вместе не проживали, совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п. не имели.
С такими выводами суда первой инстанции не согласилась судебная коллегия, указав на то, что мать нанимателя спорного жилья Маковской Л.В. Корнилова М.А. являлась при вселении членом ее семьи в силу закона (ст. 53, 54 ЖК РСФСР) независимо от ведения общего хозяйства. Бесспорных доказательств временного вселения матери истицей не представлено. При таком положении, учитывая, что между нанимателем Маковской Л.В. и ее матерью Корниловой М.А. отсутствовало соглашение о временном проживании Корниловой М.А., судебная коллегия пришла к выводу о том, что Корнилова М.А. приобрела наравне с Маковской Л.В. право пользования спорным жилым помещением, в связи с чем отменила решение суда в указанной части с вынесением в этой части нового решения об отказе Маковской Л.В. в удовлетворении указанных исковых требований.
Что касается аналогичных требований к Еленской Е.В., судебная коллегия признала, что они правильно разрешены судом исходя из того, что членом семьи нанимателя Маковской Л.В. в силу закона она не являлась, ввиду отсутствия совместного проживания с нанимателем и ведения общего хозяйства признана членом семьи Маковской Л.В. быть не может, следовательно, права пользования спорным жильем она не приобрела и подлежит выселению из него по требованию Маковской Л.В.
Решение суда о признания за истицей права пользования жилым помещением отменено, поскольку судом не учтены положения ст. 53 ЖК РСФСР, согласно которым истица могла быть признана членом семьи нанимателя и, соответственно, приобрести равное с ним право пользования жилым помещением только в том случае, если она проживала совместно с нанимателем и вела с ним общее хозяйство.
Решением Гусевского городского суда от 10 февраля 2011 года исковые требования Поляковой Т.В. удовлетворены: Полякова Г.П. обязана не чинить препятствий Поляковой Т.В. и ее несовершеннолетней дочери Поляковой А.Д., 27 мая 2002 года рождения, в пользовании жилым помещением - квартирой № 33 дома № 6 по ул. Ломоносова в г. Гусеве, Полякова Т.В. вместе с несовершеннолетней Поляковой А.Д. вселены в указанное жилое помещение, за Поляковой Т.В. и несовершеннолетней Поляковой А.Д., 27 мая 2002 года рождения, признано право пользования квартирой № 33 дома № 6 по ул. Ломоносова в г. Гусеве Калининградской области по договору социального найма.
Судебная коллегия отменила указанное решение суда в части признания за Поляковой Т.В. права пользования спорной квартирой по следующим основаниям.
Согласно ст. 53 ЖК РСФСР члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. К членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.
Судом установлено, что нанимателем квартиры № 33 дома № 6 по ул. Ломоносова в г. Гусеве являлась и является Полякова Г.П. Вместе с ней в спорном жилом помещении проживал в качестве члена ее семьи и был зарегистрирован сын истицы - Поляков Д.Г. Право пользования Поляковым Д.Г. спорным жилым помещением наниматель Полякова Г.П. никогда не оспаривала.
11 августа 2001 года истица зарегистрировала брак с сыном ответчицы Поляковым Д.Г., с которым до его смерти 31 октября 2010 года проживала одной семьей в спорной квартире. Истица, будучи супругой Полякова Д.Г., и несовершеннолетняя Полякова Алла, 27 мая 2002 года рождения, его дочь, были им вселены в спорное жилое помещение летом 2002 года в качестве членов семьи для постоянного проживания.
С учетом установленных по делу доказательств судебная коллегия признала обоснованным вывод городского суда о том, что, вселившись в 2002 году в спорную квартиру к своему отцу, проживая там до октября 2010 года, несовершеннолетняя Полякова Алла приобрела равное с ним право на спорное жилое помещение, куда была правомерно судом вселена.
Между тем, суд кассационной инстанции не согласился с решением в части признания за Поляковой Т.В. права постоянного пользования спорной квартирой.
Так, по делу установлено и не оспаривалось Поляковой Т.В., что с момента вселения в 2002 году в спорную квартиру их семья общего хозяйства с нанимателем квартиры Поляковой Г.П. не вела, бюджет у каждой из семей был свой, общих вещей в квартиру не приобретали, питались раздельно, отношений с Поляковой Г.П. не было никаких. Она была зарегистрирована и продолжает сохранять за собой право пользования домом № 11 в поселке Садовое Нестеровского района, где проживают ее родители.
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что у суда не имелось оснований для признания Поляковой Т.В. членом семьи нанимателя Поляковой Г.П. и для признания за ней равного с нанимателем права пользования спорной квартирой.
Решение суда в этой части отменено с вынесением нового решения об отказе Поляковой Т.В. в иске.
Между тем, поскольку за несовершеннолетней Поляковой Аллой правомерно признано право пользования спорной квартирой и она туда вселена, судебная коллегия сохранила и за ее матерью Поляковой Т.В. право пользования данным жилым помещением до исполнения дочери возраста 14 лет.
Дело о признании бывшей супруги утратившей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета направлено на новое рассмотрение в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела. Решением Ленинградского районного суда от 21 декабря 2010 года исковые требования Кувина В.И. удовлетворены. Кувина Н.Ф. признана утратившей право пользования двухкомнатной квартирой 13 дома 36 по Московскому проспекту в г. Калининграде и снята с регистрационного учета по указанному адресу. В удовлетворении встречного иска Кувиной Н.Ф. к Кувину В.И. о признании права пользования жилым помещением, об устранении препятствий в пользовании имуществом отказано.
Судебная коллегия отменила указанное решение суда в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.
Судом установлено, что квартира 13 дома 36 по Московскому проспекту в г. Калининграде была предоставлена Кувину В.И. в сентябре 1979 года по договору социального найма на состав семьи из 3 человек - он, супруга Кувина Н.Ф. и дочь Кувина (Щербакова) Е.В. Дочь нанимателя выехала из занимаемого жилого помещения 18 февраля 1997 года и снялась с регистрационного учета. 04 марта 1998 года указанная квартира была передана по договору приватизации в собственность Кувина В.И. и право собственности было зарегистрировано за ним в установленном законом порядке. Удовлетворяя исковые требования Кувина В.И. о признании Кувиной Н.Ф. утратившей право пользования квартирой 13 в доме 36 по Московскому проспекту в г. Калининграде, суд исходил из того, что Кувина Н.Ф. с 1997 года в спорной квартире не проживает, добровольно выехала из нее на постоянное место жительства в квартиру 22 дома 121 по проспекту Мира в г. Калининграде, расходы по содержанию спорного жилого помещения не несла, утратила интерес к данной квартире.
Однако с таким выводом судебная коллегия не согласилась.
Вывод суда о том, что Кувина Н.Ф. не проживает в спорной квартире с 1997 года, добровольно выехала из нее к новому месту жительства, основан на пояснениях Кувина В.И. и показаниях дочери сторон Щербаковой Е.В. Однако из показаний свидетеля Щербаковой Е.В. следует, что Кувина Н.Ф. не проживает в спорной квартире последние два с половиной года, но она приходит и пытается попасть в квартиру, хочет получить одну из комнат в квартире. Свидетель пояснила также о том, что Кувин В.И. поменял замки от входной двери квартиры, Кувину Н.Ф. в квартиру не впускает.
Указывая о том, что Кувина Н.Ф. в спорной квартире не проживает с 1997 года, выехала добровольно в квартиру 22 дома 121 по проспекту Мира в г. Калининграде, Кувин В.И. как в суде первой инстанции, так и в заседании судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда пояснял о том, что Кувина Н.Ф., действительно, неоднократно уходила из спорной квартиры и некоторое время проживала в квартире 22 дома 121 по проспекту Мира в г. Калининграде, приобретенной сторонами в период брака на имя Кувиной Н.Ф., однако затем возвращалась и вновь продолжала проживать в спорной квартире, они пытались наладить супружеские отношения. Кувин В.И. не оспаривал также то обстоятельство, что он поменял замок от входной двери квартиры и Кувина Н.Ф. не может попасть в квартиру. Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что пояснения Кувина В.И. и показания свидетеля Щербаковой Е.В. о длительном непроживании Кувиной Н.Ф. в спорном жилом помещении, ее добровольном отказе от пользования данным жилым помещением носят противоречивый характер.
Судебная коллегия указала, что судом не установлено, с какого времени Кувина Н.Ф. фактически в спорной квартире не проживает, каковы причины ее непроживания в данном жилом помещении, носит ли ее выезд из жилого помещения вынужденный характер или добровольный, является ли выезд временным или постоянным, не чинились ли Кувиной Н.Ф. препятствия в пользовании спорным жилым помещением. Нуждались в проверке и доводы Кувиной Н.Ф. о том, что она несла обязанности по оплате охраны спорного жилого помещения, налога на имущество и оплате коммунальных услуг.
Не дана судом оценка и тому обстоятельству, что на момент приватизации спорного жилого помещения истица имела равное с Кувиным В.И. право пользования данным жилым помещением, дала согласие на его приватизацию в единоличную собственность Кувина В.И.
Поскольку указанные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения возникшего спора по существу, однако оценка им в решении судом не была дана, постановленное судом решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела судом установлено, что на момент приватизации Кувиным В.И. спорного жилого помещения ответчик Кувина Н.Ф., вселенная в спорное жилое помещение в установленном законом порядке, имела равные с Кувиным В.И. права в отношении указанного жилого помещения, соглашения о порядке пользования спорным жилым помещением не имеется, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что Кувина Н.Ф. приобрела право пользования указанной квартирой и не может быть выселена на основании ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. Не установлено судом и оснований для признания Кувиной Н.Ф. утратившей право пользования в отношении спорного жилого помещения. Совокупность представленных Кувиной Н.Ф. доказательств, а именно показания допрошенных свидетелей, пояснивших, что Кувина Н.Ф. не утратила интерес к спорному жилому помещению, не могла попасть в квартиру из-за смены замков Кувиным В.И., представленные квитанции об оплате коммунальных услуг за май-сентябрь 2010 года, квитанции об оплате услуг охраны спорной квартиры за 2002,2004,2005,2006 годы, позволила суду придти к выводу о том, что отсутствие Кувиной Н.Ф. в спорной жилой площади с ноября 2008 года носит вынужденный характер. Доказательств того, что Кувина Н.Ф. выехала на новое место жительства и добровольно отказалась от пользования спорным жилым помещением Кувиным В.И. не представлено.
На основании изложенного исковые требования Кувина В.И. о признании Кувиной Н.Ф. утратившей право пользования указанным жилым помещением оставлены без удовлетворения. Встречный иск Кувиной Н.Ф. удовлетворен - за ней признано право пользования спорным жилым помещением, Кувин В.И. обязан не чинить ей препятствий в пользовании квартирой. Иные жилищные споры
При разрешении спора о признании недействительным договора приватизации судом неверно применены нормы материального и процессуального права. Воробей В.А. обратился в суд с иском к Воробью А.З., Воробей А.Д., администрации города Светлогорска о признании недействительным заключенного с Воробей А.Д. договора от марта 1993 года по передаче квартиры, расположенной по адресу: поселок Приморье, Калининградской области, улица Артиллерийская, д. 11, кв. 2, в собственность граждан (приватизации), указав, что он (истец) с 1992 по 2005 годы был зарегистрирован и постоянно проживал в указанной квартире, в 1993 году его отец Воробей А.З. и его бабушка Воробей А.Д. приватизировали спорную квартиру. В момент приватизации ему было 15 лет, он являлся несовершеннолетним, и в соответствии с действующим законодательством имел право и должен был участвовать в приватизации. В настоящее время он узнал, что указанная квартира была приватизирована в единоличную собственность его бабушки Воробей А.Д., что нарушает его право на участие в приватизации.
Решением Светлогорского городского суда от 03 декабря 2010 года Воробью В.А. отказано в удовлетворении его требований. При этом суд исходил из того, что законодательство, действовавшее на момент заключения договора приватизации, позволяло приватизировать квартиру без согласия несовершеннолетних членов семьи в возрасте от 15 до 18 лет и без установления их доли в праве на приватизируемое жилое помещение.
Отменяя решение городского суда, судебная коллегия указала на неверное применение норм материального и процессуального права. Так, в соответствии со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в редакции, действующей в момент приватизации спорной квартиры (1993 год), право на приобретение в собственность жилья в порядке приватизации имели граждане, занимающие жилые помещения. То есть по смыслу закона к таким гражданам относились как совершеннолетние, так и несовершеннолетние лица.
Поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи согласно ст. 53 ЖК РСФСР, действовавшей в момент заключения договора, имели равные права, вытекающие из договора найма жилого помещения, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями могли стать участниками общей собственности на это помещение.
Учитывая, что в соответствии со ст. 133 КоБС РСФСР, действовавшей в момент заключения договора, опекун и родители, действующие в интересах своих детей в качестве опекунов, не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки, связанные с отказом от принадлежащих подопечному прав, отказ от участия в приватизации мог быть осуществлён родителями только при наличии разрешения указанных выше органов.
Одновременно с этим суд кассационной инстанции указал, что в материалах дела отсутствуют допустимые доказательства, позволяющие установить дату заключения оспариваемого договора приватизации, а также подтвердить имеющие значение для дела обстоятельства того, что истец являлся членом семьи нанимателя на момент совершения оспариваемой сделки. Представленные истцом ксерокопии документов, на основании которых постановлено судебное решение, в соответствии со ст.ст. 55, 60, 71 ГПК РФ к допустимым доказательствам отнесены быть не могут. Суду при рассмотрении дела следовало предложить истцу представить подлинные документы или их копии, заверенные надлежащим образом, чего судом сделано не было.
При таких обстоятельствах решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела установлено, что истец был зарегистрирован в спорной квартире более чем через год с даты приватизации - 25 октября 1994 года, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что права истца оспариваемой сделкой приватизации жилого помещения не нарушены и отказал в удовлетворении заявленных требований. Решение суда о вселении лица в принадлежащее ему на праве долевой собственности жилое помещение и определении порядка пользования жилым помещением отменено с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку судом не были надлежащим образом исследованы все имеющие значение для дела обстоятельства.
Решением Московского районного суда от 24 декабря 2010 года в удовлетворении исковых требований Чебанюка А.А., Чебанюк Е.А. к Рубановской Е.А., Иванову В.А. Мухамедшину И.О. о признании договоров дарения недействительными отказано. Встречные требования Мухамедшина И.О. удовлетворены. Он вселен в квартиру 2 дома 29 по бульвару Южному в г. Калининграде. Определен порядок пользования указанной квартирой. В пользование Мухамедшина И.О. выделена жилая комната размером 11,6 кв.м., в пользование Чебанюка А.А., Чебанюк Е.А., Чебанюк Т.А. - жилая комната размером 19,1 кв.м. с прилегающим к комнате балконом. Места общего пользования квартиры: санузел - 3,4 кв.м., кухня - 9,0 кв.м., коридор -4,1 кв.м., кладовая - 1,6 кв.м. оставлены в совместном пользовании. На Чебанюка А.А., Чебанюк Е.А. возложена обязанность не чинить препятствий Мухамедшину И.О. в пользовании указанной квартирой согласно определенному порядку пользования.
Судебная коллегия не согласилась с указанным решением в части удовлетворения иска Мухамедшина И.О. о вселении и определении порядка пользования жилым помещением.
Так, судом установлено, что собственниками квартиры по адресу: г. Калининград, бул. Южному, д. 29, кв. 2 в настоящее время являются Чебанюк А.А. -1/6 доли, Чебанюк Е.А. - 1/6 доли, Чебанюк Т.А. - 1/3 доли и Мухамедшин И.О. -1/3 доли в праве собственности на указанную квартиру. Мухамедшин И.О. является собственником 1/3 доли квартиры на основании договора дарения oт 26 июля 2010 года, заключенного между Ивановым В.А. и Мухамедшиным И.О. Иванову В.А. данная доля принадлежала на основании договора дарения от 21 января 2010 года, заключенного между Колодченко (Рубановской) Е.А. и Ивановым В.А.
Решение суда в части отказа в удовлетворении исков о признании договоров дарения недействительными признано законным, суд правильно исходил из того, что в нарушение положений ст. ст. 56, 57 ГГЖ РФ истцы Чебанюки не представили доказательств притворности оспариваемых договоров дарения.
В то же время, решение суда в части удовлетворения иска Мухамедшина И.О. о вселении и определении порядка пользования жилым помещением отменено с направлением дела в указанной части на новое рассмотрение. При этом судебная коллегия исходила из того, что предложенный Мухамедшиным И.О. порядок пользования, по которому трое собственников, в том числе ребёнок старше 9 лет, должны будут проживать в одной комнате, ущемляет права остальных собственников квартиры по сравнению с Мухамедшиным И.О.
При этом судом установлено, что Мухамедшин И.О. проживает в д.6 по ул. Взводной в г. Калининграде. Ему на праве собственности принадлежат 1/3 доли в праве собственности на кв. 56 в д. 38 по ул. Ген. Павлова в г. Калининграде, 315/1000 доли в праве собственности на кв. 2 в д. 39 по проспекту Мира в г. Калининграде, 11/36 и 7/36 доли в праве собственности на кв.1 в д.7 по ул. Гайдара в г. Калининграде.
При таких обстоятельствах судебная коллегия направила дело в указанной части на новое рассмотрение, указав, что суду следует установить, какими причинами вызвано желание Мухамедшина И.О. вселиться в спорную квартиру к посторонним людям, в каком жилище Мухамедшин И.О. проживает в настоящее время, почему не пользуется иными принадлежащими ему жилыми помещениями и не имеет ли предъявление данного иска цель исключительно причинить Чебанюкам вред для оказания на данных лиц давления без фактического желания реализовать права на принадлежащее Мухамедшину И.О. имущество.
При новом рассмотрении дела суд, разрешая требования Мухамедшина И.О. о вселении и определении порядка пользования указанной выше квартирой, не усмотрел злоупотреблений Мухамедшиным И.О. своими правами собственника, в том числе в связи с наличием у него в собственности других жилых помещений, и, удовлетворяя требования истца, принял решение, аналогичное ранее постановленному. Судебная коллегия согласилась с указанным решением, указав, что, определяя порядок пользования квартирой, по которому Мухамедшину И.О. передана в пользование комната площадью 11,6 кв.м., суд обоснованно исходил из того, что она наиболее приближена к его доле в праве собственности на квартиру, а Чебанюкам передал в пользование комнату большего размера с примыкающим к ней балконом. Иной порядок пользования квартирой, с учетом наличия в ней жилых помещений, определить невозможно.
Отказ в даче согласия на реконструкцию жилого дома признан необоснованным, поскольку, несмотря на то, что проведение реконструкции многоквартирного жилого дома возможно лишь в случае получения согласия всех сособственников реконструируемого жилого помещения, судебная коллегия признала, что действия ответчиков, возражавших против реконструкции, свидетельствуют о злоупотреблении ими своими правами.
Решением Зеленоградского районного суда от 16 марта 2011 года в удовлетворении заявленного Афанасьевой Е.А., Пьяных Э.В., Кочневой В.Е., Роговой Г.А. иска к Семизаровой Т.М., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего опекаемого ребенка Зайцева П.И., 2000 года рождения, Семизарову М.В. о признании отказа в даче согласия на реконструкцию необоснованным отказано.
Отменяя решение районного суда, судебная коллегия указала следующее. Судом установлено, что стороны по делу проживают в многоквартирном жилом доме № 11 по ул. Герцена в г. Зеленоградске Калининградской области. Согласно технической документации жилой дом до 1945 года постройки. При этом истица Афанасьева Е.А. является собственником квартиры №1, Пьяных Э.В. - собственником квартиры №2, Кочнева В.Е. - квартиры №3 и Рогова Г.А. - квартиры № 4. Собственниками квартиры № 5 названного жилого дома являются ответчики Семизарова Т.М., Семизаров М.В. и несовершеннолетний Зайцев П.И., 2000 года рождения, каждому из которых принадлежит по 1/3 доли квартиры. Земельный участок, на котором расположен жилой дом, сформирован и поставлен на государственный кадастровый учет с разрешенным использованием - для обслуживания многоквартирного жилого дома.
06 июня 2010 года собственниками дома 11 по ул. Герцена в г. Зеленоградске было проведено общее собрание, на котором, в том числе, решался вопрос об утверждении проекта реконструкции многоквартирного жилого дома, объема и перечня работ. Согласно протоколу общего собрания собственники 4-х квартир (№№ 1, 2, 3, 4) проголосовали за проведение реконструкции, а собственники квартиры № 5 - Семизарова Т.М., действующая в своих и интересах опекаемого ею Зайцева П.И., возражали.
Разрешая заявленный спор и принимая решение об отказе в иске, суд исходил из того, что в результате реконструкции по предложенному истцами варианту будут нарушены права ответчиков, указав, что в результате реконструкции увеличится площадь жилого дома путем возведения пристроек к нему в границах сформированного под дом земельного участка, что приведет к уменьшению доли ответчиков в праве собственности на земельный участок.
С такими выводами суда кассационная инстанция не согласилась. Из положений ст. 36, 40, 44 ЖК РФ следует, что проведение реконструкции с расширением и увеличением общей площади многоквартирного жилого дома (с пристройкой) возможно лишь в случае получения согласия всех сособственников реконструируемого жилого помещения. Вместе с тем, судебная коллегия указала, что само по себе отсутствие согласия одного из сособственников (применительно к данной ситуации), его нежелание проводить реконструкцию не может быть поставлено в зависимость от возможности производства реконструкции и не является безусловным основанием к отказу в ней.
При возникновении спора и разрешения его судом суду надлежит выяснить мотивы такого несогласия, цель проведения реконструкции дома и нуждаемость в ней, проверить приводимые в обоснование своей позиции доводы несогласившегося сособственника и установить, будут ли нарушены подобной реконструкцией по представленному истцами проекту жилищные права, а также законные интересы лица, не желавшего ее проведения.
Преодоление такого несогласия сособственника жилого дома на стадии принятия решения о проведении реконструкции возможно путем предъявления иска о признании отказа в даче согласия на реконструкцию необоснованным (незаконным). Из материалов дела следует, что жилой дом, в котором проживают все стороны по делу, будучи собственниками квартир, построен до 1945 года, является ветхим, включен в реестр ветхого и аварийного муниципального жилищного фонда МО "Зеленоградское городское поселение". Произведя обследование жилого дома, учитывая состояние конструкций дома и планировку территории, специалисты ОАО "Институт "Калининграджилкоммунпроект" пришли к выводу о возможности проведения реконструкции здания в целях улучшения условий проживания в нем.
Именно на эти обстоятельства истцы ссылались при обращении в суд, настаивая, что реконструкция жилого дома необходима в целях улучшения условий проживания в нем, улучшения работоспособности конструкций и покрытий кровли всего жилого дома.
По заказу истцов архитектором был разработан проект реконструкции указанного дома, согласованный архитектором администрации МО "Зеленоградское городское поселение". Истцы также представили положительное техническое заключение об обследовании фундаментов жилого дома с целью его реконструкции, составленное ООО "ГЕОИД".
Таким образом, представленные суду технические документы позволяют сделать вывод о необходимости осуществления ремонта посредством реконструкции всего жилого дома, что отвечает интересам собственников помещений в этом жилом доме.
Кроме того, представлен стороной истцов и градостроительный план земельного участка, подготовленный отделом архитектуры администрации МО "Зеленоградское городское поселение", которым определены места допустимого размещения строений, отмечена дворовая территория и учтены места участка, используемые в качестве огородов.
Фактически та часть земельного участка, где планируется возведение пристройки, Семизаровой Т.М. не используется.
Более того, 26 июня 2010 года собственниками квартир №№ 1-4 заключено соглашение относительно определения долей в праве общей собственности на земельный участок исходя из размера занимаемых ими помещений до их реконструкции. Названное соглашение действительно не подписано стороной ответчика, между тем факт его составления подтверждает готовность истцов сохранить прежнее положение относительно порядка использования земельного участка и не изменять его после реконструкции, которая повлечет увеличение площадей занимаемых ими помещений. Кроме того, судебная коллегия отметила, что фактически при проведении реконструкции жилого дома реального уменьшения земельного участка не произойдет, поскольку одновременно с возведением пристроек истцами заказан проект газификации жилого дома (в котором ответчики также не желают участвовать) и в этой связи подлежат сносу сараи истцов, используемые для хранения дров и угля. Таким образом, земельные участки, занятые названными выше хозяйственными постройками, подлежат освобождению.
На основании изложенного, учитывая нуждаемость объекта недвижимости в проведении ремонтных работ, что возможно только в результате его реконструкции с одновременным улучшением основных несущих конструкций жилого дома, судебная коллегия не согласилась с доводами ответчиков Семизаровых об обоснованности отказа в даче согласия на реконструкцию.
Более того, из материалов дела следует, что в целях получения согласия на реконструкцию стороной истцов предлагалось проведение реконструкции жилого дома исключительно путем финансирования работ за их счет, без привлечения денежных средств ответчиков, а также с возможным отселением семьи ответчиков из квартиры на период реконструкции. Однако к мировому соглашению стороны не пришли. На основании изложенного суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что действия ответчиков, возражавших против реконструкции фактически только по мотиву нежелания ее проведения, с целью получения материальной выгоды из сложившейся ситуации, свидетельствуют о злоупотреблении ими своими правами, что с учетом положений ст.10 ГК РФ защите не подлежит.
При таком положении судебная коллегия решение суда об отказе в иске отменила с вынесением нового решения об удовлетворении заявленного иска.
СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОБСЛУЖИВАНИЕМ МНОГОКВАРТИРНЫХ ЖИЛЫХ ДОМОВ. Отменяя решение суда об отказе в удовлетворении иска об исключении из счетов - квитанций требований о внесении платы за уборку мест общего пользования, судебная коллегия исходила из того, что наниматель жилого помещения по договору социального найма не должен нести бремя содержания и ремонта общего имущества дома сверх предельного размера, установленного органами местного самоуправления.
Решением Балтийского районного суд от 29 ноября 2010 года исковые требования Шихова А.В. к ТСЖ "Портовая, 6" об исключении из счетов - квитанций требований о внесении платы за капитальный ремонт и уборку мест общего пользования удовлетворены частично. На ответчика возложена обязанность не включать в счета - квитанции, направляемые истцу, плату за капитальный ремонт.
Судебная коллегия не согласилась с указанным решением в части отказа в иске об исключении из счетов - квитанций требований о внесении платы за уборку мест общего пользования. Отменяя решение в указанной части, кассационная инстанция указала следующее.
В соответствии с п. 4 ст. 155 ЖК РФ наниматели жилых помещений по договору социального найма и договору найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда в многоквартирном доме, управление которым осуществляется юридическим лицом независимо от организационно-правовой формы или индивидуальным предпринимателем (далее - управляющая организация), вносят плату за содержание и ремонт жилого помещения, а также плату за коммунальные услуги этой управляющей организации. Если размер вносимой нанимателем жилого помещения платы меньше, чем размер платы, установленный договором управления, оставшаяся часть платы вносится наймодателем этого жилого помещения в согласованном с управляющей организацией порядке.
Согласно п. 2.4 Порядка установления размера платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма и договорам найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда на территории городского округа "Город Калининград", утвержденного постановлением главы администрации городского округа "Город Калининград" от 24 декабря 2009 года № 2286, размер платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений в многоквартирном доме, собственники помещений которого выбрали способ управления - управление товариществом собственников жилья..., устанавливается в размере, равном обязательным платежам и (или) взносам, связанным с оплатой расходов на содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме, определенным органами управления товарищества собственников жилья, но не выше предельного размера платы, установленного администрацией городского округа на очередной календарный год. Этим же постановлением предельный размер платы за содержание и ремонт жилого помещения для нанимателей жилых помещений по договорам социального найма жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда в расчете на 1 кв. м. общей площади на 2010 год для жилищного фонда, оборудованного внутридомовыми сетями отопления, горячего водоснабжения, водоотведения, мусоропроводом, лифтом, к которому относится и многоквартирный дом №6 по ул. Портовой в г. Калининграде, определен в размере 16 рублей 50 копеек. Согласно Постановлению главы администрации городского округа "Город Калининград" от 3 июня 2009 года № 818 установлен Порядок внесения администрацией городского округа "Город Калининград" управляющей организации, товариществу собственников жилья, жилищному кооперативу и иному специализированному кооперативу платы за коммунальные услуги и части платы за жилое помещение, находящееся в муниципальной собственности городского округа "Город Калининград" в случае, если размер платы, вносимой нанимателем такого помещения по договорам социального найма или договорам найма меньше, чем размер платы, установленный договором управления многоквартирным домом или договором, заключенным с товариществом собственников жилья, или меньше, чем размер обязательного платежа и (или) взноса городского округа "Город Калининград" как члена ТСЖ. Указанное Постановление главы администрации "Город Калининград" введено в действие с 1 января 2009 года.
Судом кассационной инстанции установлено, что решением общего собрания членов ТСЖ "Портовая,6" от 5 февраля 2010 года плата за содержание жилья для собственников жилых помещений установлена в размере 13 рублей на 1 кв. метр. Расходы на уборку мест общего пользования собственники помещений оплачивают дополнительно, помимо расходов на содержание общего имущества многоквартирного дома. Решением общего собрания собственников помещений многоквартирного дома от 17 мая 2010 года уборка помещений общего пользования отнесена к их содержанию. Ответчик, начиная с 1 июня 2010 года, начисляет истцу плату за содержание жилья из расчета 16 рублей 50 копеек в расчете на 1 кв.м. площади жилого помещения, то есть в предельном размере. Таким образом, требование об оплате сверх указанной суммы других расходов по содержанию общего имущества многоквартирного дома, в том числе расходов по уборке мест общего пользования, не основано на нормах жилищного законодательства. Исходя из этого, постановленное судом решение в указанной части отменено кассационной инстанцией с вынесением нового решения о возложении на ТСЖ "Портовая,6" обязанности не включать в счета - квитанции, направляемые Шихову А.В., требования о внесении платы за уборку мест общего пользования.
Решение суда об удовлетворении требований собственника квартиры в многоквартирном доме к управляющей организации о взыскании ущерба, который был причинен истице во время проведения капитального ремонта жилого дома подрядной организацией, выбранной на общем собрании собственников многоквартирного жилого дома, признано незаконным.
Решением Советского городского суда Калининградской области от 20 апреля 2011 года иск Борисовой В.А. к ООО "Управляющая компания "Иван" удовлетворен частично. С ООО "Управляющая компания "Иван" в пользу Борисовой В.А. взысканы возмещение материального ущерба, неустойка, компенсация морального вреда. С ООО "Управляющая компания "Иван" взыскан штраф за несвоевременное удовлетворение требований потребителя в доход местного бюджета.
Отменяя указанное решение, судебная коллегия указала следующее. Судом установлено, что жилой дом №13 по ул. Мамина-Сибиряка находится на обслуживании у управляющей организации ООО "УК Иван". Решением общего собрания собственников многоквартирного дома от 21 июня 2010 года принято решение о проведении капитального ремонта жилого дома за счет средств, выделяемых на реформирование жилищно-коммунального хозяйства. На этом же собрании собственники приняли решении о софинансировании проведения капитального ремонта, выбрали подрядную организацию - ООО "Советский строительный трест", утвердили сметную стоимость работ и избрали ответственное лицо по контролю за проведением капитального ремонта. Постановлением Правительства Калининградской области жилой дома № 13 по ул. Мамина-Сибиряка г. Советска включен в перечень жилых домов, подлежащих капитальному ремонту за счет средств фонда. 4 августа 2010 г. между ООО "УК Иван" - заказчиком и ООО "Советский строительный трест" - подрядчиком был заключен договор строительного подряда. Предметом договора явилось выполнение подрядчиком капитального ремонта кровли названного выше жилого дома. При проведении ООО "Советский строительный трест" ремонтных работ в сентябре 2010 года был снят гидроизоляционный слой, при этом не обеспечено накрытие вскрытых участков, в связи с чем во время дождя произошло залитие квартиры истицы.
Суд расценил договор, заключенный между ООО "УК Иван" и ООО "Советский строительный трест", как договор субподряда, заключенный управляющей организацией во исполнение принятых на себя обязательств по обслуживанию и содержанию общего имущества жилого дома. Возлагая на ответчика ответственность за ущерб, причиненный квартире Борисовой В.А., суд пришел к выводу о ненадлежащем выполнении им принятых на себя обязательств по надлежащему обслуживанию жилого дома, при этом сослался на положения норм, регулирующих ответственность подрядчика перед третьими лицами.
С такими выводами суда судебная коллегия не согласилась, указав, что ущерб истице был причинен во время проведения капитального ремонта жилого дома ООО "Советский строительный трест" - подрядной организацией, выбранной на общем собрании собственников многоквартирного жилого дома. При этом, в каких правоотношениях состоят собственники помещений жилого дома, в том числе и истица, с обслуживающей организацией по вопросам проведения капитального ремонта, и в связи с чем именно обслуживающая организация вступила в договор с подрядной организацией, выбранной самими собственниками, суд не выяснил и какой-либо оценки не дал. Кроме того, в соответствии с названным выше договором строительного подряда ООО "УК Иван" выступает в качестве заказчика. Данным договором предусмотрено, что перед 3-ми лицами подрядчик несет самостоятельную ответственность за ущерб, причиненный им неисполнением, а также ненадлежащим исполнением условий Договора, а также за ущерб, причиненный по вине работников подрядчика. В материалах дела отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие о том, что ответчик вступал в какие-либо иные договорные отношения по вопросам проведения капительного ремонта, как подрядчик, в связи с чем из решения суда не ясно, на каком основании суд применил к нему ответственность, предусмотренную для подрядчика. Кроме того, судебная коллегия указала, что из материалов дела видно, что ущерб истице причинен в период капитального ремонта кровли жилого дома, который проводило ООО "Советский строительный трест", привлеченное судом к участию в деле в качестве 3-го лица. Основанием для проведения такого ремонта явился названный выше договор строительного подряда. Между тем, поскольку договор является двусторонним и вред причинен в рамках его исполнения, второй участник договора - ООО "Советский строительный трест" должен был быть привлечен судом к участию в деле в качестве соответчика, в порядке, предусмотренном ч.3 ст. 40 ГПК РФ. Поскольку, суд этого не сделал, оценка действиям этого лица осталась за пределами судебной проверки, что является неправильным. Учитывая изложенное, судебная коллегия отменила указанное решение, а дело направила на новое судебное рассмотрение. При новом рассмотрении дела определение суда между истицей Борисовой В.А. и ответчиками: "Управляющая компания "Иван" и ООО "Советский Строительный Трест" утверждено мирового соглашение, по условиям которого ООО "Советский Строительный Трест" обязуется произвести единовременную денежную выплаты истице в размере 60 000 рублей, а истица отказывается от всех предъявленных требований к ответчикам. Истица признает, что денежная выплата в полном объеме компенсирует вред, причиненный заливом ее квартиры. Производство по делу прекращено. Решение суда о взыскании суммы задолженности по оплате жилья, жилищно-коммунальных услуг в пользу управляющей компании, назначенной застройщиком, признано незаконным, поскольку общим собранием собственников жилых помещений дома было принято решение о выборе иного способа управления многоквартирным домом (ТСЖ), в связи с чем с момента регистрации указанного решения в органах местного самоуправления взаимные обязательства между управляющей компанией застройщика и собственниками помещений многоквартирного жилого дома были прекращены. Отменяя решение Ленинградского районного суда от 28 сентября 2010 года об удовлетворении требований ООО "ПИК-Комфорт" филиал в г. Калининграде к Кулумбеговой И.Р. о взыскании суммы задолженности по оплате жилья, жилищно-коммунальных услуг, судебная коллегия указала на неправильное применение норм материального права. Из материалов дела усматривается, что распоряжением ЗАО "Первая Ипотечная Компания - Регион" (фирмы застройщика) от 04 сентября 2007 года ООО "Пик-Комфорт" назначено управляющей и эксплуатирующей организацией в жилых домах, возводимых в рамках строительной программы ГК ПИК.
Решением общего собрания собственников жилых помещений в жилом дома № 20 по бул. Ф. Лефорта от 17 марта 2008 года, проведенного в форме заочного голосования, было создано ТСЖ "Ф. Лефорта, 20", утвержден устав ТСЖ, избран способ управления - товарищество собственников жилья. 18 апреля 2008 года ТСЖ "Ф. Лефорта, 20" зарегистрировано как юридическое лицо. Решение общего собрания собственников помещений многоквартирного жилого дома № 20 по ул. Лефорта по выбору способа управления в форме "товарищество собственников жилья" было зарегистрировано администрацией Ленинградского района 10 июля 2008 г. Как видно из материалов дела, истец осуществлял управление и обслуживание жилым домом на основании распоряжения фирмы-застройщика. Однако такая передача многоквартирного дома под управление противоречит требованиям действующего законодательства. Принятие собственниками жилого дома решения о выборе способа управления влекло очевидные для истца последствия - прекращение всей деятельности по управлению и обслуживанию и соответственно прекращение взаимных обязательств между указанной управляющей компанией и собственниками помещений многоквартирного жилого дома. Это касается и обязанности собственников производить управляющей компании оплату за текущее обслуживание общего имущества жилого дома. Как следует из материалов дела, суд установил, что у ответчицы отсутствовала задолженность по оплате жилищно - коммунальных услуг за период до 1 июля 2008 года, вместе с тем суд признал за истцом право на получение соответствующих платежей за период с 1 июля 2008 года по 1 апреля 2009 года. При этом суд исходил из того, что до указанной даты именно истец являлся легитимной управляющей организацией, поскольку решение общего собрания собственников от 17 марта 2008 года о выборе способа управления - ТСЖ являлось предметом судебного спора по иску Мнацакановой о признании этого решения незаконным. Окончательное решение по данному спору, которым в удовлетворении исковых требований Мнацакановой было отказано, было постановлено 1 апреля 2009 года и с этой даты, как полагал суд, решение общего собрания собственников приобрело законный характер.
С такими выводами судебная коллегия не согласилась, указав, что поскольку названное выше решение собственников многоквартирного жилого дома не признано незаконным или недействительным, оно является легитимным с момента принятия, при том, что такое решение в соответствии с требованиями жилищного законодательства было зарегистрировано в установленном порядке в органе местного самоуправления. Собственники вправе были реализовать свое решение о передаче всех прав по управлению жилым домом созданному во исполнение решения товариществу собственников жилья с момента регистрации этого решения в органах местного самоуправления. 01 ноября 2008 года между ТСЖ "Ф. Лефорта, 20" и ЗАО "Жилищная Управляющая Компания" был заключен договор на управление, содержание и текущий ремонт общего имущества в многоквартирном доме № 20 по бул. Ф. Лефорта, в соответствии с которым ТСЖ поручило, а ЗАО "Жилищная Управляющая Компания" приняло на себя обязательства по техническому обслуживанию и содержанию дома № 20 по бульвару Ф. Лефорта в г. Калининграде. Как установил суд, не позднее ноября 2008 года ЗАО "Жилищная Управляющая Компания" фактически приступило к управлению жилым домом, заключив соответствующие договоры и соглашения с поставщиками жилищно-коммунальных услуг. С учетом изложенных обстоятельств судебная коллегия пришла к выводу, что у Кулумбеговой И.Р., начиная с июля 2008 года, никаких обязательств перед истцом по оплате жилищно-коммунальных услуг не существовало. Если, игнорируя решение общего собрания, ООО "ПИК-Комфорт" продолжило свою деятельность по обслуживанию жилого дома, то такая деятельность является риском истца и не создает у сторон каких-либо обязательственных правоотношений. На основании изложенного решение суда отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.
ЗЕМЕЛЬНЫЕ СПОРЫ
По спорам о праве собственности на земельные участки, на которых расположены незавершенные строительством объекты недвижимости, предметом судебной проверки является соблюдение разрешенного вида использования земельных участков, предназначенных для строительства.
Клепчинов С.Д. обратился в суд с заявлением об оспаривании отказа в государственной регистрации права собственности на земельный участок, на котором расположен принадлежащий ему на праве собственности неоконченный строительством индивидуальный жилой дом, степень готовности - 4 %. Земельный участок предоставлен Клепчинову С.Д. по договору передачи земельного участка в собственность, заключенному на основании постановления главы администрации Гурьевского муниципального района о передаче участка в собственность за плату для завершения строительства индивидуального жилого дома. Управлением Федеральной регистрационной службы по Калининградской области было отказано в государственной регистрации права собственности на земельный участок по тем основаниям, что по смыслу требований ст. 36 ЗК РФ не подлежат передаче в собственность земельные участки, на которых расположены незавершенные строительством объекты. Заявитель полагал отказ в государственной регистрации права собственности необоснованным и нарушающим его права.
Решением Гурьевского районного суда от 29 сентября 2010 года отказ Управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области в регистрации права собственности Клепчинова С.Д. на земельный участок признан незаконным и на Управление Росреестра по Калининградской области возложена обязанность произвести государственную регистрацию права собственности.
Судебная коллегия решение отменила ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.
Удовлетворяя заявление Клепчинова С.Д., суд первой инстанции исходил из того, что земельным законодательством не установлен запрет на предоставление в частную собственность земельных участков, на которых расположены незавершенные строительством объекты недвижимости, в связи с чем орган местного самоуправления вправе распоряжаться такими земельными участками по собственному на то усмотрению, исходя из приоритета прав человека и гражданина.
В то же время, принадлежащий Клепчинову С.Д. объект незавершенного строительства расположен на земельном участке площадью 600 кв.м., который был предоставлен продавцу неоконченного строительством жилого дома Хисматулиной О.Н. в аренду для строительства индивидуального жилого дома сроком до 1 марта 2010 года на основании постановления администрации МО "Гурьевский городской округ" № 1019 от 19 марта 2007 года, договора аренды земельного участка № 197 от 14 мая 2007 года, зарегистрированного в установленном порядке 13 июля 2007 года.
С учетом состоявшегося перехода права собственности на объект недвижимости к Клепчинову С.Д. в силу закона перешло право аренды упомянутого земельного участка на тех же условиях и в том же объеме, которыми обладала Хисматулина О.Н. (п. 1 ст. 35 ЗК РФ).
При этом в соответствии с пунктом 3 ст. 35 ЗК РФ собственники объектов недвижимости, расположенных на чужом земельном участке, имеют преимущественное право покупки или аренды земельного участка, которое осуществляется в отношении земельных участков, находящихся в частной собственности, - в порядке, установленном гражданским законодательством для случаев продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу, а в случае, если земельный участок находится в государственной или муниципальной собственности, - по правилам, установленным пунктом 1 ст.36 ЗК РФ.
Согласно пункту 1 ст.36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участка в соответствии с настоящим Кодексом. Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.
По смыслу норм, содержащихся в пункте 3 ст. 35 ЗК РФ и пункте 1 ст. 36 ЗК РФ, выбор вида землепользования (собственность или аренда) отнесен к усмотрению собственника объекта недвижимости, расположенного на чужом земельном участке.
Пунктом 1 ст. 130 ГК РФ предусмотрены такие виды недвижимого имущества как здания, сооружения и объекты незавершенного строительства.
В отличие от нормы, содержащейся в пункте 1 ст. 130 ГК РФ, пункт 1 ст. 36 ЗК РФ содержит иной перечень недвижимого имущества, земельные участки под которыми подлежат передаче в собственность или аренду собственникам объектов недвижимости, который включает в себя не только здания, сооружения, но и строения.
Вместе с тем, в силу прямого указания закона - ст. 1 Земельного кодекса РФ - при регулировании земельных отношений применяется принцип разграничения действия норм гражданского законодательства и норм земельного законодательства в части регулирования отношений по использованию земель, а также принцип государственного регулирования приватизации земли.
По смыслу пункта 3 ст. 3 ЗК РФ к имущественным отношениям по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок гражданское законодательство применяется только в том случае, если иное не предусмотрено земельным законодательством.
Таким образом, статья 130 ГК РФ не регулирует непосредственно отношения, связанные с передачей земельных участков из государственной собственности в частную собственность, а земельным законодательством предусмотрено только 3 основания к отказу в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, а именно: изъятие земельных участков из оборота, установленный федеральным законом запрет на приватизацию земельных участков, резервирование земель для государственных или муниципальных нужд (пункт 4 ст. 28 ЗК РФ).
Поскольку земельным законодательством не предусмотрены какие-либо особенности оборота земельных участков, на которых расположены объекты незавершенного строительства, и не установлен запрет на приватизацию таких участков, возможность передачи этих участков в частную собственность не исключается, о чем правильно указано в решении суда первой инстанции.
Вместе с тем судебная коллегия указала, что правовой режим земель в период строительства имеет особенности, установленные земельным и гражданским законодательством.
Так, в силу ст. 42 ЗК РФ как собственники земельных участков, так и лица, не являющиеся таковыми, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель, своевременно приступать к освоению земельных участков, своевременно производить платежи за землю. При этом и для собственников, и для арендаторов земельных участков, предназначенных для строительства, установлены аналогичные правовые последствия в виде возможного прекращения права на земельные участки в случае неиспользования земельных участков, предназначенных для жилищного или иного строительства, в указанных целях в течение трех лет, за исключением времени, необходимого для освоения земельных участков, а также времени, в течение которого земельные участки не могли быть использованы по назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование (соответственно ст. 284 ГК РФ и п. 4 ч. 2 ст. 46 ЗК РФ).
Кроме того, как земельным законодательством (применительно к арендованным земельным участкам, предназначенным для строительства) и налоговым законодательством (в отношении земельных участков, находящихся в частной собственности и предназначенных для строительства) установлены повышенные размер арендной платы и размер земельного налога в случае осуществления строительства в течение периода, превышающего трехлетний срок строительства, за исключением участков, приобретенных (предоставленных) в собственность физическим лицам для индивидуального жилищного строительства, для которых исчисление суммы земельного налога производится в коэффициентом 2 по истечении 10 лет с даты государственной регистрации прав на данные земельные участки вплоть до государственной регистрации прав на построенный объект недвижимости, что, в свою очередь, согласуется с установленным пунктом 19 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ предельным сроком разрешения на индивидуальное жилищное строительство (п. 3 ст. 65 ЗК РФ, ст. 396 НК РФ).
Принимая во внимание сходное правовое регулирование последствий неиспользования или ненадлежащего использования предназначенных для строительства земельных участков, принадлежащих на праве аренды и частной собственности, а также переход к покупателям незавершенных строительством объектов соответствующих прав на земельные участки, в целях соблюдения принципа сочетания интересов общества и законных интересов граждан (п.п. 11 п. 1 ст. 1 ЗК РФ) предметом судебной проверки по спорам о праве собственности на земельные участки, на которых расположены такие объекты недвижимости, является обеспечение соблюдения правового режима земельных участков, предназначенных для строительства, в случае их передачи в собственность до ввода объектов строительства в эксплуатацию.
Как следует из материалов дела, земельный участок передан в аренду Хисматулиной О.Н. в 2007 году на срок до 1 марта 2010 года для строительства индивидуального жилого дома, разрешение на строительство индивидуального жилого дома от 31 января 2008 года выдано ей на тот же срок (до 1 марта 2010 года), предметом договора купли-продажи от 30 марта 2009 года является незавершенный строительством индивидуальный жилой дом со степенью готовности - 4%.
После перехода к Клепчинову С.Д. права собственности на этот объект земельные отношения им оформлены не были в течение нескольких месяцев (в том числе путем заключения договора аренды), за продлением срока разрешения на строительство на строительство Клепчинов С.Д. не обращался, дальнейшее строительство индивидуального жилого дома не осуществляет и на протяжении практически двух лет с момента возникновения у заявителя права собственности на неоконченный строительством объект его степень готовности остается неизменной - 4%, трехлетний срок освоения земельного участка с момента его предоставления для индивидуального жилищного строительства истек.
На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что фактические обстоятельства дела свидетельствуют об отсутствии достаточных оснований полагать, что Клепчинов С.Д. добросовестно и надлежащим образом осуществляет пользование земельным участком с учетом его разрешенного назначения, в связи с чем передача такого земельного участка в частную собственность не отвечает принципу соблюдения баланса публичных и частных интересов.
При таких обстоятельствах решение об удовлетворении заявленных Клепчиновым С.Д. требований отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления.
Решение суда о признании правомерным отказа Управления Росреестра в государственной регистрации права собственности на земельный участок в садовом товариществе в упрощенном порядке отменено, поскольку заявительницей было подтверждено, что право на указанный участок возникло у нее до введения в действие Земельного кодекса РФ. Борисова А.Ф. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения Управления Росреестра по Калининградской области от 21 сентября 2010 года об отказе в государственной регистрации права собственности на земельный участок в с/т "Октябрьское" по ул. Аксакова в г. Калининграде, ссылаясь на то, что упомянутый земельный участок № 220 в с/т "Октябрьское" ранее находился в пользовании члена товарищества Горбацевич М.Л. и был передан последнему в собственность постановлением мэра города Калининграда от 21 января 1996 года № 143. В феврале 1999 году Горбацевич М.Л. подал заявление о передаче находившегося в его пользовании участка супругу Борисовой А.Ф. - Борисову А.П., который одновременно обратился с заявлением о приеме его в члены товарищества. Фактически участок находился в общем пользовании супругов Борисовых, а членская книжка оформлена на Борисову А.Ф. Кроме того, справкой председателя правления СНТ "Октябрьское" подтверждено, что на основании решения правления СНТ от 28 апреля 1999 года Борисова А.Ф. принята в члены СНТ "Октябрьское". В дальнейшем Борисова А.Ф. ошибочно оформила арендные отношения на используемый земельный участок, право аренды было зарегистрировано 10 августа 2008 года, после чего по соглашению сторон договор аренды был расторгнут с осуществлением соответствующей регистрационной записи в ЕГРП в августе 2010 года. Распоряжением комитета муниципального имущества и земельных ресурсов № 70-1004/р от 28 мая 2010 года "О внесении изменений в список членов садоводческого товарищества "Октябрьское" Ленинградского района" внесены изменения в вышеупомянутое постановление мэра города № 143 от 22 января 1996 года и вместо Горбацевича М.Л. в списке членов с/т, которым земельные участки постановлено передать в собственность, указана Борисова А.Ф. В последующем Борисова А.Ф. обратилась с заявлением о государственной регистрации права собственности на земельный участок, однако в государственной регистрации 21 сентября 2010 года было отказано по тем основаниям, что у Борисовой А.Ф. не возникло право на регистрацию права собственности на земельный участок в порядке статьи 25.2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". Настаивая на том, что право на земельный участок у нее возникло до введения в действие Земельного кодекса РФ, а договор аренды был заключен ошибочно и в связи с этим в последующем расторгнут, Борисова А.Ф. просила признать незаконным отказ в государственной регистрации и возложить на Управление Росреестра по Калининградской области обязанность по государственной регистрации права собственности на указанный земельный участок.
Решение Ленинградского районного суда от 23 ноября 2010 года в удовлетворении заявления Борисовой А.Ф. отказано.
Судебная коллегия решение отменила вследствие неправильного применения судом первой инстанции норм материального права.
Отказывая в удовлетворении заявления Борисовой А.Ф., суд первой инстанции исходил из того, что заявителем не представлены доказательства возникновения у нее до 2001 года права собственности на земельный участок при том, что в 2004 году был заключен и в 2010 году расторгнут договор аренды, а распоряжение комитета муниципального имущества № 70-1004/р от 28 мая 2010 года не имеет обратной силы и не изменяет правоотношения, возникшие до его принятия.
С такими суждениями судебная коллегия не согласилась исходя из следующего.
В силу п. 4 ст. 28 Федерального закона от 15 апреля 1998 года № 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" в случае, если земельный участок, составляющий территорию садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения, предоставлен данному некоммерческому объединению либо иной организации, при которой до вступления в силу настоящего Федерального закона было создано (организовано) данное некоммерческое объединение, гражданин, являющийся членом данного некоммерческого объединения, имеет право бесплатно приобрести в собственность земельный участок, предоставленный ему в соответствии с проектом организации и застройки территории данного некоммерческого объединения либо другим устанавливающим распределение земельных участков в данном некоммерческом объединении документом. Предоставление в указанном случае такого земельного участка в собственность этого гражданина осуществляется исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления, обладающими правом предоставления такого земельного участка, на основании заявления этого гражданина или его представителя.
Из материалов дела следует, что с/т "Октябрьское" создано в октябре 1993 года, то есть до вступления в силу Федерального закона от 15 апреля 1998 года № 66-ФЗ. Постановлением органа местного самоуправления от 21 января 1996 года № 143 упомянутый земельный участок был передан в собственность бывшему члену с/т "Октябрьское", который свое право собственности не зарегистрировал и фактически отказался от права на землю. Борисова А.Ф. является членом товарищества с 1999 года, что объективно подтверждено ее членской книжкой и справкой председателя правления с/т "Октябрьское". Распоряжением комитета муниципального имущества и земельных ресурсов № 70-1004/р от 28 мая 2010 года "О внесении изменений в список членов садоводческого товарищества "Октябрьское" Ленинградского района" вместо прежнего члена товарищества Горбацевича М.Л. постановлено передать участок Борисовой А.Ф.
С учетом фактических обстоятельств дела судебная коллегия пришла к выводу о том, что у Борисовой А.Ф. возникло право на упомянутый земельный участок до введения в действие Земельного кодекса РФ 2001 года, а само по себе заключение между нею и органом местного самоуправления договора аренды земельного участка, который действовал в период с 2004 по 2010 гг. и расторгнут в настоящее время, не свидетельствует об отсутствии у заявителя права на получение находящегося в ее пользовании участка в собственность бесплатно, равно как и об отсутствии в принципе права на земельный участок в период до 2001 года.
Таким образом, принимая во внимание, что возникновение у Борисовой А.Ф. права на указанный участок в срок до введения в действие Земельного кодекса РФ подтверждено, помимо иных документов, членской книжкой, право собственности Борисовой А.Ф. подлежит регистрации в упрощенном порядке на основании ст. 25.2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", при этом момент внесения изменений в список членов с/т "Октябрьское", которым постановлено передать земельные участки, сам по себе не имеет существенного правого значения. Исходя из изложенного решение суда отменено с вынесением нового решения об удовлетворении заявления Борисовой А.Ф.
В удовлетворении исковых требований администрации о расторжении договора аренды земельного участка и прекращении права аренды на том основании, что предметом договора аренды в нарушение требований п. 3 ст. 36 ЗК РФ является доля неделимого земельного участка, отказано, поскольку судом кассационной инстанции установлено, что фактически предмет договора аренды сторонами определен как целый земельный участок, а некорректное описание предмета договора аренды не влечет за собой безусловное признание такого договора ничтожной сделкой.
Администрация городского округа "Город Калининград" обратилась с иском к Кулагиной Л.С. о расторжении договора аренды земельного участка № 3300-и от 14 января 2002 года и прекращении права аренды, ссылаясь на то, что по указанному договору в аренду Родиной Л.П. были предоставлены на срок до 2 ноября 2050 года 57/100 доли в праве аренды земельного участка площадью 800 кв.м по ул. Лозовая, 3 в Ленинградском районе г. Калининграда под принадлежащие ей на праве собственности 57/100 доли существующего жилого дома. В связи с состоявшимся переходом права собственности на 57/100 доли дома 19 августа 2005 года соглашением № 3300-и/1 УА об уступке прав и обязанностей по договору права и обязанности арендатора по указанному договору перешли к ответчице. Поскольку в настоящее время жилой дом по ул. Лозовая, 3 в г. Калининграде находится в долевой собственности Кулагиной Л.С. (57/100 доли) и Грибановой Н.А. (43/100), земельный участок, сформированный для обслуживания такого дома, в силу п.3 ст.36 ЗК РФ подлежит передаче в общую долевую собственность указанных лиц или в аренду со множественностью лиц на стороне арендатора. При этом доля в праве аренды на земельный участок не может являться самостоятельным предметом договора аренды. Решением Ленинградского районного суда от 1 февраля 2011 года иск администрации городского округа "Город Калининград" к Кулагиной Л.С. удовлетворен частично: применены последствия недействительности ничтожной сделки в виде признания не возникшим права Кулагиной Л.С. на 57/100 доли в праве аренды земельного участка площадью 800 кв.м. по ул. Лозовая, 3 в г. Калининграде. Принимая такое решение, суд исходил из того, что ничтожный договор аренды земельного участка, не соответствующий положениям п. 3 ст. 36 ЗК РФ, не подлежит расторжению при том, что по инициативе суда могут быть применены последствия недействительности ничтожной сделки в виде признания не возникшим права аренды указанного земельного участка.
С такими суждениями судебная коллегия не согласилась исходя из следующего.
Основания для расторжения договора предусмотрены ст.ст. 450-451 ГК РФ, а основания прекращения аренды земельного участка - также ст. 46 ЗК РФ.
Изложенные истцом обстоятельства не являются основанием для расторжения договора аренды земельного участка, в связи с чем судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда об отказе в удовлетворении требований о расторжении договора аренды земельного участка и о прекращении в связи с этим права аренды отмене не подлежит.
В то же время, суд кассационной инстанции признал ошибочными содержащиеся в решении выводы о ничтожности договора аренды и о наличии оснований к применению последствий недействительности ничтожной сделки. Действительно, в соответствии с п. 3 ст. 36 ЗК РФ в случае, если здание (помещения в нем), находящееся на неделимом земельном участке, принадлежит нескольким лицам на праве собственности, эти лица имеют право на приобретение данного земельного участка в общую долевую собственность или в аренду с множественностью лиц на стороне арендатора, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, федеральными законами, с учетом долей в праве собственности на здание.
По смыслу приведенной нормы закона предметом договора аренды земельного участка является непосредственно земельный участок, а не доля неделимого участка.
Вместе с тем, само по себе некорректное описание предмета договора аренды в пункте 1.1. договора от 14 января 2002 года не влечет за собой безусловное признание такого договора ничтожной сделкой и применение последствий недействительности ничтожной сделки при том, что согласно пункту 1.3 этого договора схема установления и закрепления границ земельного участка на местности, которая определенно и однозначно описывает предмет договора, является неотъемлемой частью договора, а из этой схемы следует, что предметом договора является земельный участок в целом.
При этом ошибочное указание в пункте 1.1 договора на передачу в аренду 57/100 доли упомянутого земельного участка (456 кв.м.) было произведено по сути в целях исчисления арендной платы, что также подтверждено содержанием пункта 4.4 договора, согласно которому арендная плата исчисляется за участок площадью 456 кв.м. (в пределах нормы отвода).
Как видно из кадастрового паспорта земельного участка, в государственном кадастре объектов недвижимости учтен неделимый земельный участок площадью 800 кв.м. (а не его доли) и весь участок обременен правами аренды Кулагиной Л.С. и Грибановой Н.А.
Таким образом, принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу, что фактически предмет договора аренды сторонами определен как земельный участок площадью 800 кв.м., а возникшая, по мнению органа местного самоуправления, необходимость в приведении редакции пункта 1.1 договора в строгое соответствие с положениями пункта 3 ст. 36 ЗК РФ может быть реализована в ином порядке, в частности, путем внесения соответствующих изменений в действующий договор аренды.
Кроме того, судебная коллегия указала, что суд первой инстанции, применив по собственной инициативе последствия недействительности ничтожной сделки, фактически лишил ответчицу права на заявление о применении исковой давности и таким образом существенно ограничил ее процессуальные права, а также ошибочно указал в резолютивной части решения о частичном удовлетворении иска при том, что требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки истцом не заявлены.
Более того, в случае ничтожности договора аренды земельного участка законом предусмотрены иные последствия недействительности ничтожной сделки, а именно: приведение сторон в первоначальное состояние (ст. 167 ГК РФ), а не признание не возникшим права аренды, которое возникло у ответчицы с момента государственной регистрации договора аренды и дополнительного соглашения к нему (ст. 26 ЗК РФ, ст. 609 ГК РФ).
С учетом изложенного решение суда в части указания на частичное удовлетворение иска и в части применения последствий недействительности ничтожной сделки отменено. Судебная коллегия признала недействительными изменения, произведенные в государственном кадастре недвижимости, и зарегистрированное в ЕГРП уточнение площади земельного участка, поскольку при проведении землеустроительных работ границы земельного участка в нарушение требований действующего законодательства не были согласованы со смежным землепользователем. Решением Черняховского городского суда от 08 февраля 2011 года исковые требования Полещука А.Ф. удовлетворены. Новгородова Л.П. обязана: за свой счет восстановить уничтоженный ею межевой знак между участками № 58 и № 55 в СОТ "Анграпа" по адресу: Калининградская область, г. Черняховск, ул. Краснофлотские Дачи; не препятствовать Полещуку А.Ф. в пользовании земельным участком № 58 в СОТ "Анграпа" в границах, определенных межевым планом данного участка. В иске Новгородовой Л.П. к Федеральному государственному учреждению "Земельная кадастровая палата" по Калининградской области, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калининградской области, Полещуку А.Ф. и ООО "Земпроект" о признании недействительным и отмене в государственном кадастре недвижимости изменений в отношении земельного участка Полещука А.Ф., о признании недействительным зарегистрированного в ЕГРП уточнения площади земельного участка Полещука А.Ф. отказано. Принимая указанное решение, суд исходил из того, что размеры и границы участка Полещука А.Ф. установлены межевым планом от 11 февраля 2010 года. С учетом проведенного межевания 19 марта 2010 года законно и обоснованно был выдан кадастровый паспорт на вышеуказанный земельный участок № 58 площадью 731 кв.м. В судебном заседании Новгородова Л.П. не предоставила доказательств нарушения ее прав Полещуком А.Ф. в пользовании принадлежащего ей земельного участка № 55 в СОТ "Анграпа". Имеющиеся границы участка № 55 являются декларативными. Утверждения Новгородовой Л.П. о том, что проведенным межеванием участка № 58, принадлежащего Полещуку АФ., были нарушены ее права и поэтому она вытащила межевой знак, не нашли своего подтверждения в судебном заседании.
С такими выводами не согласилась судебная коллегия по следующим основаниям.
Исходя из содержания ст.ст. 38-40 Федерального закона РФ № 221-ФЗ от 24 июля 2007 года "О государственном кадастре недвижимости", п.п. 14.1 - 14.4 "Методических рекомендаций по проведению межевания объектов землеустройства", утвержденных Росземкадастром 17 февраля 2003 года, определение границ земельного участка землеустройства на местности и их согласование на местности проводится в присутствии лиц, права которых могут быть затронуты при проведении межевания. Как следует из материалов дела, ООО "ЗЕМПРОЕКТ", проводя землеустроительные работы, согласовало смежную границу, расположенную между земельными участками Полещук А.Ф. и Новгородовой Л.П., не с Новгородовой Л.П., а с должностным лицом администрации МО "Черняховский муниципальный район". Данное нарушение в судебном заседании подтвердил руководитель ООО "ЗЕМПРОЕКТ" Горох А.И., проводивший землеустроительные работы. Однако суд необоснованно посчитал, что данное нарушение связано с тем, что кадастровая палата дала данные, из которых не усматривается, что участок Новгородовой Л.П. является смежным с участком Полещука А.Ф., и именно поэтому Новгородова Л.П. не была приглашена на согласование границ земельного участка.
Суд кассационной инстанции признал данный вывод противоречащим материалам дела, из которых усматривается, что кадастровая палата представила кадастровый план территории, из которого следует, что участок Новгородовой Л.П. № 55 и участок Полещука А.Ф. № 58 расположены рядом и являются смежными. При таких обстоятельствах решение суда отменено с вынесением нового решения, которым Полещуку А.Ф. в иске отказано, а исковые требования Новгородовой Л.П. удовлетворены. ТРУДОВЫЕ СПОРЫ
Споры о восстановлении на работе
Решение суда об отказе в иске работнику о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе отменено в связи с неправильным применением судом норм материального права.
Решением Зеленоградского районного суда от 18 ноября 2010 года Оленькиной Л.Н. отказано в иске к ОАО "ОКОС" о признании расторжения трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск, задолженности по индексации заработной платы, компенсации морального вреда.
Судебная коллегия решение отменила в части отказа в иске Оленькиной Л.Н. о признании расторжения трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в связи с неправильным применением судом норм материального прав и неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела. Судом установлено, что 06 июля 2005 года между ОАО "ОКОС" и Оленькиной Л.Н. был заключен трудовой договор № 35тд, согласно которому истица принята на работу на должность бухгалтера по работе с абонентами планово-абонентского отдела. 01 декабря 2005 года сторонами заключено дополнительное соглашение № 11 к указанному договору, в соответствии с которым истица была переведена на должность инженера по работе с абонентами. В дальнейшем между сторонами к указанному трудовому договору 01 февраля 2007 года, 09 января 2008 года, 01 декабря 2008 года заключались дополнительные соглашения, которыми истице повышалась заработная плата. Приказом № 39-к от 24 мая 2010 года трудовой договор с Оленькиной Л.Н. был расторгнут с 24 мая 2010 года в связи с сокращением штата работников организации по п. 2 ч.1 ст. 81 ТК РФ.
Отказывая Оленькиной Л.Н. в удовлетворении заявленных ею исковых требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, суд первой инстанции исходил из того, что факт сокращения занимаемой истицей должности нашел свое подтверждение в судебном заседании, приказ об увольнении издан уполномоченным лицом, преимущественное право на оставление истицы на работе не было нарушено, установленный законом порядок увольнения был соблюден, поскольку о предстоящем увольнении истица была извещена более чем за 2 месяца, возможности перевода ее на иную работу у работодателя не имелось, порядок учета мотивированного мнения выборного профсоюзного органа первичной профсоюзной организации при увольнении был соблюден, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что ее увольнение произведено в соответствии с вышеуказанной нормой закона. С указанными выводами суда не согласилась судебная коллегия. В соответствии с п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации. Работодатель вправе расторгнуть с работником трудовой договор по указанному выше основанию только в случае, если имело место реальное сокращение численности или штата работников. Между тем, при рассмотрении дела ответчиком не было представлено доказательств, свидетельствующих о том, что факт сокращения занимаемой истицей должности на момент увольнения - 24 мая 2010 года имел место в действительности. Из материалов дела усматривается, что определением Арбитражного суда Калининградской области от 28 сентября 2009 года в отношении ОАО "ОКОС" введена процедура банкротства - внешнее управление сроком на 12 месяцев. Внешним управляющим назначен Сергейчук С.С., с этой даты прекращены полномочия руководителя должника, управление делами должника возложено на внешнего управляющего.
04 марта 2010 года внешним управляющим ОАО "ОКОС" был издан приказ № 21 "О сокращении штата сотрудников организации", согласно которому, в связи с введением внешнего управления предприятия-должника ОАО "ОКОС" и утверждением плана внешнего управления, в целях финансового оздоровления предприятия подлежали сокращению с 04 мая 2010 года 34 должности, в том числе, в планово - абонентском отделе сокращалась занимаемая истицей должность инженера по расчетам с абонентами. С указанным приказом Оленькина Л. Н. была ознакомлена 04 марта 2010 года. Между тем, как следует из представленных работодателем штатных расписаний, действующих в период до увольнения истицы и после издания приказа о ее увольнении, реального сокращения должности инженера по расчетам с абонентами планово - абонентского отдела предприятия с 04 мая 2010 года ответчиком не произведено. Такое сокращение имело место лишь с 01 июня 2010 года.
Так, из штатного расписания ОАО "ОКОС", утвержденного 31 июля 2009 года и введенного в действие в с 01 августа 2009 года, усматривается, что в штате организации в структурном подразделении Управление предусмотрен Планово-абонентский отдел, в котором имелось 4 единицы работников, в том числе 1 единица - инженер по работе с абонентами. Новое штатное расписание в ОАО "ОКОС" было утверждено только 31 мая 2010 года и введено в действие с 01 июня 2010 года, и согласно данному штатному расписанию в структурном подразделении "Управление" предусмотрен Планово-экономический отдел, в котором, действительно, имеется лишь 2 единицы работающих: начальник отдела и экономист; должность инженера по работе с абонентами в нем отсутствует. Таким образом, в ОАО "ОКОС" до 01 июня 2010 года действовало штатное расписание, утвержденное 31 июля 2009 года, введенное в действие с 01 августа 2009 года, в котором сохранялась должность инженера по работе с абонентами планово-абонентского отдела.
Изложенное выше свидетельствует о том, что по состоянию на 24 мая 2010 года (дату увольнения истицы) занимаемая ею должность имелась в штате организации, то есть в действительности сокращена не была. В этой связи законных оснований к увольнению истицы в связи с сокращением штата с 24 мая 2010 года у ответчика не имелось. Кроме того, как следует из приказа № 39-к о прекращении с Оленькиной Л.Н. трудового договора от 24 мая 2010 года, он издан и подписан исполнительным директором ОАО "ОКОС" Медведевой О.Т.
Оспаривая законность увольнения, истица полагала, что данный приказ издан неуполномоченным лицом.
Не соглашаясь с указанным доводом истицы, суд в решении указал, что полномочия Медведевой О.Т. на издание приказа подтверждены доверенностью, выданной 27 марта 2010 года внешним управляющим Сергейчуком С.С. на имя Медведевой О.Т., в которой последняя была уполномочена, в том числе, правом увольнения работников. Между тем суд кассационной инстанции указал, что и данный вывод нельзя признать законным и обоснованным. Права и обязанности внешнего управляющего предусмотрены Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (в ст. 94 и ст. 99, а также иных нормах закона), которыми не предусмотрено право передачи внешним управляющим полномочий по увольнению работников иным лицам на основании доверенности. Таким образом, исполнительный директор Медведева О.Т. не вправе была издавать и подписывать приказ об увольнении Оленькиной Л.Н., поскольку таким правом обладал внешний управляющий Сергейчук С.С. С учетом изложенного судебная коллегия не согласилась с выводом суда и о том, что приказ об увольнении от 24 мая 2010 года издан уполномоченным лицом. При таких обстоятельствах решение суда в этой части отменено с вынесением нового решения о признании незаконным расторжения с Оленькиной Л.Н. трудового договора от 24 мая 2010 года и о восстановлении ее на работе в ОАО "ОКОС" в занимаемой ранее должности с 25 мая 2010 года с взысканием в ее пользу среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Решение суда о восстановлении на работе отменено с направлением дела на новое рассмотрение в связи с недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела.
Решением Центрального районного суда от 17 января 2011 года признаны незаконными и отменены приказы начальника УВД по Калининградской области в отношении майора милиции Алхименкова С.Н. - начальника центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел при УВД по Калининградской области: от 29 апреля 2010 г. № 575 л/с о привлечении к дисциплинарной ответственности, от 27 мая 2010 г. № 675 л/с об увольнении из органов внутренних дел по п. "л" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (за грубое нарушение дисциплины). Алхименков С.А. восстановлен в должности начальника центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел при УВД по Калининградской области с 27 мая 2010 года. С УВД по Калининградской области в пользу Алхименкова С.А. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула с 27 мая 2010 года по 17 января 2011 года, компенсация морального вреда. Судебная коллегия решение отменила в связи с недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела.
Как следует из материалов дела, приказом начальника УВД по Калининградской области от 29 апреля 2010 года № 575 л/с начальник ЦВСНП УВД по Калининградской области майор милиции Алхименков С.Н. был привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение ст.12 Федерального закона от 10.01.2002 года № 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи", выразившееся в разглашении информации о закрытом ключе электронной цифровой подписи, с указанием на увольнение из органов внутренних дел по п. "л" ч.7 ст.19 Закона РФ "О милиции" (за грубое нарушение служебной дисциплины). Приказом от 27 мая 2010 г. №675 л/с Алхименков С.Н. уволен из органов внутренних дел по п. "л" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" (за грубое нарушение дисциплины).
Принимая решение об удовлетворении исковых требований Алхименкова С.Н. и признании приказа об увольнении незаконными, суд первой инстанции исходил из того, что разглашение информации о закрытом ключе электронной цифровой подписи не является грубым нарушением дисциплины. С таким выводом суда первой инстанции не согласилась судебная коллегия, указав, что он сделан судом без установления всех юридически значимых обстоятельств дела.
Согласно приказу начальника УВД по Калининградской области от 29 апреля 2010 года № 575 л/с основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности Алхименкова С.Н. явилось то, что в отсутствие должного контроля со стороны Алхименкова С.Н. за период времени с 01 февраля 2008 г. по 28 февраля 2010 г. бухгалтер ЦВСНП УВД Черненко К.А. необоснованно получила и присвоила себе денежные средства ЦВСНП УВД в размере 564 727, 14 рублей. Хищение денежных средств бухгалтером ЦВСНП УВД Черненко К.А. стало возможным в результате ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей начальником ЦВСНП УВД майором милиции Алхименковым С.Н. В связи с указанными обстоятельствами судебная коллегия указала, что суду необходимо было установить основания привлечения к дисциплинарной ответственности Алхименкова С.Н. в полном объеме, дать оценку заключению служебной проверки, аттестации истца о соответствии занимаемой должности, выяснив у представителя ответчика, какие действия истца послужили основанием для его увольнения и явились ли указанные действия Алхименкова С.Н. причиной хищения денежных средств бухгалтером ЦВСНП УВД.
В то же время, суд первой инстанции признал, что порядок увольнения истца был ответчиком нарушен, поскольку увольнение истца было произведено в период его временной нетрудоспособности. Не соглашаясь с указанными выводами, судебная коллегия указала, что вывод суда о том, что оспариваемый приказ вынесен в период нахождения истца на амбулаторном стационарном лечении, что подтверждено листком освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности № 2862 от 27 мая 2010 года, сделан судом без учета всех обстоятельств по делу. Так, судом первой инстанции не установлено, когда был издан и подписан уполномоченным должностным лицом приказ об увольнении Алхименкова С.Н., исполнял ли свои служебные обязанности истец на момент приглашения его для ознакомления и подписания приказа об увольнении, либо он в указанное время находился на больничном, когда сообщил истец о своей нетрудоспособности работнику кадрового аппарата. Установив изложенные обстоятельства, суду необходимо было сделать вывод о том, имелось либо нет злоупотребление правом со стороны истца. Указанные обстоятельства имеют существенное значение для установления наличия либо отсутствия основания для привлечения Алхименкова С.Н. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, соблюдения порядка увольнения. При таких обстоятельствах решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела решением Центрального районного суда от 25 апреля 2011 года в удовлетворении вышеуказанных требований Алхименкова С.Н. отказано. Судебной коллегий признано, что суд обоснованно исходил из установленных обстоятельств совершенного Алхименковым С.Н. дисциплинарного проступка, который, как установлено служебной проверкой, в нарушение пунктов 2.1.14, 2.1.15., 2.1.16., 6.7 своей должностной инструкции не исполнял в полном объеме свои должностные обязанности по контролю за деятельностью бухгалтерии, в феврале 2010 года передал бухгалтеру Черненко К.А. дискету со своей электронной цифровой подписью, что дало ей возможность подавать в ФЭО УВД по Калининградской области заявки на финансовое обеспечение в завышенном размере, а после поступления финансов - похитить денежные средства в размере 564 727,14 рублей. При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что у руководства УВД имелись основания для привлечения Алхименкова С.Н. к дисциплинарной ответственности по п. "Л" ч.7 ст.19 Закона РФ "О милиции" - увольнение за грубое нарушение дисциплины. При этом судом обоснованно отвергнуты доводы истца о том, что он был уволен в период временной нетрудоспособности. Суд кассационной инстанции передал дело о восстановлении на работе на новое рассмотрение в связи с необходимостью установления обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Решением Ленинградского районного суда от 12 января 2011 года Корчагин П.В. восстановлен на работе в обществе с ограниченной ответственностью "Преголь-Лада-Сервис" в должности директора с 05 июля 2010 года. С общества с ограниченной ответственностью "Преголь-Лада-Сервис" в пользу Корчагина П.В. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, компенсация морального вреда. Судебная коллегия отменила указанное решение в связи с недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильным применением норм материального права.
В соответствии с п.10 ч.1 ст.81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения руководителем организации своих трудовых обязанностей.
При рассмотрении дела судом установлено, что в соответствии с приказом № 01 от 19.08.2009 года Корчагин П.В. был принят на работу в ООО "Преголь-Лада-Сервис" на должность директора. Указанную должность истец занимал по совместительству, работая одновременно в должности заместителя генерального директора ОАО "Преголь-Лада" по основному месту работы.
Приказом без номера и даты Корчагин П.В. уволен с занимаемой должности директора ООО "Преголь-Лада-Сервис" 02 июля 2010 года по п.10 ч.1 ст.81 ТК РФ за однократное грубое нарушение руководителем организации своих трудовых обязанностей. Поводом к увольнению истца послужило его отсутствие на работе 29 и 30 июня 2010 года в течение всего рабочего дня без уважительных причин, что подтверждается представленными суду актами от 29 июня 2010 года и от 30 июня 2010 года, составленными ответчиком.
Разрешая возникший спор, суд признал установленным факт грубого нарушения руководителем ООО "Преголь-Лада-Сервис" Корчагиным П.В. своих трудовых обязанностей, поскольку истец отсутствовал на работе в связи с направлением его в период с 28 июня 2010 года по 02 июля 2010 года в командировку по основному месту работы, при этом доказательств того, что истец надлежащим образом уведомил участника ООО "Преголь-Лада-Сервис" об откомандировании его по основному месту работы в г. Тольятти, им не представлено, в связи с чем работодатель не мог знать о причинах отсутствия директора на рабочем месте.
Однако с таким выводом судебная коллегия не согласилась.
Как следует из материалов дела, единственным участником ООО "Преголь-Лада-Сервис" на момент принятия истца на работу и на момент его увольнения являлся Гурьянов А.В. Оспаривая совершение им дисциплинарного проступка, при рассмотрении дела истец ссылался на то, что Гурьянов А.В. являлся одновременно генеральным директором ОАО "Преголь-Лада", и именно Гурьянов А.В. направил истца в командировку в г. Тольятти по основному месту работы. Таким образом, Гурьянов А.В. знал о том, что истец будет отсутствовать на рабочем месте. Судебная коллегия указала, что указанные обстоятельства имеют существенное значение для разрешения возникшего спора, т.к. могут свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны учредителя ООО "Преголь-Лада-Сервис" Гурьянова А.В., однако оставлены судом без проверки и оценки, что не может быть признано обоснованным.
В то же время, суд пришел к выводу о том, что порядок увольнения истца был ответчиком нарушен, поскольку у истца не было отобрано объяснение, приказ об увольнении подписан лицом, которое не имело право на его подписание.
При этом суд не дал оценки тому обстоятельству, что приказ подписан Гурьяновым А.В., являющимся единственным участником общества. Не дано оценки тому, насколько существенным является нарушение, выразившееся в невыполнении ответчиком установленной ст.193 ч.1 ТК РФ обязанности затребовать у истца объяснение, и может ли данное нарушение само по себе повлечь признание увольнения незаконным и восстановление истца на работе. Кроме того, судом при рассмотрении дела не установлено, является ли заключенный между сторонами трудовой договор срочным либо он заключен на неопределенный срок. Истек ли на момент принятия судом решения срок трудового договора, если такой договор был заключен на определенный срок, и подлежал ли истец восстановлению в прежней должности или, если увольнение признано незаконным, а срок трудового договора на время рассмотрения спора судом истек, суд обязан изменить формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора (ст.394 ч.6 ТК РФ).
Указанное обстоятельство имеет значение также и при решении вопроса о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.
С учетом изложенного постановленное судом решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела судом вынесено решение, которым признано незаконным увольнение Корчагина П.В. по п. 10 ст.81 ТК РФ - за однократное грубое нарушение руководителем организации его трудовых обязанностей. Изменена формулировка и дата увольнения Корчагина П.В. на увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ - истечение срока трудового договора 18 августа 2010 года. С ООО "Преголь-Лада-Сервис" в пользу Корчагина П.В. взысканы зарплата за время вынужденного прогула, компенсация морального вреда.
С указанным решением согласилась судебная коллегия, указав, что, разрешая заявленные требования и делая вывод о том, что Корчагин П.В. не допустил 29 и 30 июня 2010 года грубого нарушения своих трудовых обязанностей, суд обоснованно исходил из того, что он действительно отсутствовал на работе в ООО "Преголь-Лада Сервис" в указанные дни, однако это было вызвано уважительной причиной - нахождением в командировке в указанные дни в г. Тольятти, куда он был направлен генеральным директором ОАО "Лада-Сервис" Гурьяновым А.В., который одновременно являлся учредителем и генеральным директором ООО "Преголь-Лада-Сервис".
При таком положении, признав доказанным, что увольнение истца по п. 10 ст. 81 ТК РФ является незаконным, а также установив, что он был принят на работу на определенный срок - 2 года, который истек 18 августа 2010 года, суд отказал Корчагину П.В. в восстановлении на работе, изменив формулировку его увольнения на ст. 77 ч.1 п.2 - истечение срока трудового договора и дату увольнения на 18 августа 2010 года.
Иные споры, возникающие из трудовых отношений
Решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований работодателя к работнику о взыскании причиненного им ущерба отменено в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела.
Решением Светловского городского суда от 17 ноября 2010 года отказано в удовлетворении исковых требований ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" к Коревко А.В. о взыскании ущерба, причиненного работником. Указанное решение отменено судебной коллегией в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела. Согласно пунктам 1, 2 части первой ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях: когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей; недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.
Судом установлено, что Коревко А.В. был принят в ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" на работу на должность торгового представителя с 23 июля 2008 года. При заключении трудового договора с ответчиком был заключен договор о полной материальной ответственности. В должностные обязанности ответчика входило: исполнение индивидуальных планов по отгрузкам продукции, возврат дебиторской задолженности за отгруженную продукцию, посещение торговых клиентов согласно графикам, прием и передача заказов на поставку продукции, контроль за своевременной оплатой за отгруженную продукцию, обеспечение сбора средств в согласованные сроки. Приказом от 22 августа 2009 года Коревко А.В. был уволен по собственному желанию. После увольнения Коревко А.В. ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" была проведена проверка поступления денежных средств от торговых клиентов, обслуживанием которых занимался Коревко А.В. В ходе проверки было установлено, что денежные средства в ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" от ООО "Саркау", ООО "Ирвилани", ООО "От заката до рассвета" не поступили, что подтверждается актами сверок, справками указанных юридических лиц. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что для получения денежных средств у торговых клиентов за поставленную продукцию торговому представителю выдавалась доверенность на получение денежных средств, при этом в доверенности отсутствует подпись Коревко А.В. о получении денежных средств, а также не имеется приходных и расходных кассовых ордеров к указанным доверенностям в подтверждение приема-передачи денежных средств. Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что размер причиненного ущерба ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" не установлен, доверенности не являются достаточным доказательством получения Коревко А.В. денежных средств от торговых клиентов, а признание Коревко А.В. факта присвоения денежных средств от торговых клиентов в размере 50 000 рублей не подтверждает сумму причиненного ущерба в размере, указанном в иске.
С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась исходя из следующего. Доказательством получения денежных средств от торговых клиентов служат доверенности, выданные ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" Коревко А.В. на получение денежных средств. Как поясняли представители ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" в судебном заседании, торговому представителю торговыми клиентами выдавались денежные средства за поставленный товар в обмен на доверенность о получении денежных средств, при этом размер полученной суммы торговый представитель вписывал в доверенность собственноручно. Затем торговый представитель должен был сдать денежные средства в кассу ООО "Торговый Дом "РосВестАлко", получив чек, предоставить его торговому клиенту в подтверждение принятой оплаты за поставленный товар. Представитель 3-го лица ООО "Ирвилани" суду первой инстанции пояснял, что в подтверждение переданных денежных средств торговый представитель отдавал доверенность на право получения денежных средств и расписывался в журнале за получение денежных средств. В подтверждение доводов истца о сложившемся порядке взаиморасчетов к материалам дела приобщены доверенности на получение торговым представителем Коревко А.В. денежных средств, находившиеся у ООО "Саркау", ООО "Ирвилани", ООО "От заката до рассвета".
Кроме того, в подтверждение произведенной оплаты за поставленный товар в материалы дела судом первой инстанции приобщены накладные на поставку продукции от ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" в ООО "Саркау", ООО "Ирвилани", ООО "От заката до рассвета", а также акты сверки взаимных расчетов.
При этом судебная коллегия указала, что Коревко А.В. в своем объяснении в материале проверки по заявлению ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" о привлечении Коревко А.В. к уголовной ответственности признавал факт присвоения денежных средств от торговых клиентов из общей суммы в размере 50 000 рублей. На основании изложенного, принимая во внимание наличие договора о полной материальной ответственности, заключенного между ООО "Торговый Дом "РосВестАлко" и Коревко А.В., и требования п. 2 части первой ст. 243 ТК РФ, судебная коллегия пришла к выводу о том, что ущерб, причиненный ООО "Торговый Дом "РосВестАлко", подлежит взысканию с Коревко А.В. в полном размере. При таких обстоятельствах решение суда отменено с вынесением нового решения об удовлетворении требований ООО "Торговый Дом "РосВестАлко".
Отказ работнику в удовлетворении иска о понуждении работодателя к уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование признан необоснованным вследствие неправильного применения судом первой инстанции норм материального права. Ершов Ю.М. обратился в суд с иском к ООО "Телелайн" о понуждении к начислению и уплате страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 1 января по 30 июня 2010 года, ссылаясь на то, что вступившим в законную силу решением Балтийского районного суда г. Калининграда от 2 ноября 2009 года Ершов Ю.М. восстановлен в должности инженера ОТК (СВК) 2 класса в ООО "Телелайн" с 1 июля 2009 года и в его пользу взысканы средний заработок за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда. Вступившим в законную силу определением того же суда от 10 марта 2010 года с ООО "Телелайн" взыскан в пользу Ершова Ю.М. средний заработок за время задержки исполнения указанного решения от 2 ноября 2009 года о восстановлении на работе за период с 3 ноября 2009 года по 10 марта 2010 года, после чего определением Балтийского районного суда г. Калининграда от 18 июня 2010 года с ООО "Телелайн" взыскан в пользу Ершова Ю.М. средний заработок за время задержки исполнения решения от 2 ноября 2009 года за период с 11 марта 2010 года по 18 июня 2010 года. Указанные определения до настоящего времени не исполнены. Из полученной в августе 2010 года выписки из лицевого счета застрахованного лица в Управлении Пенсионного фонда в г. Калининграде следует, что работодателем не перечислены страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за первое полугодие 2010 года на индивидуальный лицевой счет Ершова Ю.М., в связи с чем истец просил на основании Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" обязать ООО "Телелайн" начислить и уплатить страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за период с 1 января по 30 июня 2010 года исходя из взысканного судом среднего заработка за этот период времени.
Решением Гурьевского районного суда от 8 ноября 2010 года в удовлетворении указанного иска отказано. При этом суд исходил из того, что обязанность по начислению и уплате страховых взносов должна быть выполнена работодателем только при реальном исполнении судебных актов о взыскании среднего заработка.
С такими суждениями не согласилась судебная коллегия, указав на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права. В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" застрахованные лица вправе беспрепятственно получать от работодателя информацию о начислении страховых взносов и осуществлять контроль на их перечислением в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации.
Учитывая приведенную норму закона, в случае невыполнения страхователем обязанности, предусмотренной пунктом 2 статьи 15 названного Федерального закона, по своевременной и в полном объеме уплате страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации застрахованное лицо не лишено возможности обратиться с иском в суд о взыскании со страхователя страховых взносов за предшествующий период.
Подобное толкование закона также содержится в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 от 20 декабря 2005 года "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".
При этом обязанность по уплате страховых взносов не поставлена законодателем в зависимость от фактического исполнения либо неисполнения обязанности по выплате заработной платы, в том числе взысканной судебными актами.
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу об обоснованности требований истца о возложении на работодателя обязанности по уплате страховых взносов за первое полугодие 2010 года, вследствие чего решение суда первой инстанции об отказе в иске отменено с вынесением нового решения о понуждении ООО "Телелайн" к зачислению страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 1 января по 30 июня 2010 года на индивидуальный лицевой счет Ершова Б.М. в Пенсионном фонде Российской Федерации. Определяя размер подлежащих взысканию страховых взносов, судебная коллегия исходила из размера взысканного в пользу Ершова Ю.М. среднего заработка. Решение суда об удовлетворении требований истицы о взыскании доплаты за оказание дополнительной медицинской помощи вынесено с нарушением норм материального права. Решением Ленинградского районного суда от 2 марта 2011 года удовлетворены исковые требования Никифоровой Л.В. к МУЗ "Детская городская поликлиника № 6" о взыскании доплаты за оказание дополнительной медицинской помощи.
Отменяя решение районного суда, судебная коллегия указала на неправильное применение судом норм материального права. При рассмотрении дела судом установлено, что Никифорова Л.В. с 27 августа 2010 года была принята в МУЗ "Городская детская поликлиника № 6" на должность врача-педиатра участкового на 1,0 ставку временно, на период отсутствия основного работника. Приказом № 60-к от 28 сентября 2010 года истица с 01 октября 2010 года уволена с занимаемой должности в связи с выходом из отпуска основного работника.
Удовлетворяя исковые требования Никифоровой Л.В. о взыскании доплаты за оказание дополнительной медицинской помощи, суд исходил из того, что при приеме истицы на работу на должность врача-педиатра участкового работодателем с ней должно было быть заключено дополнительное соглашение к трудовому договору на оказание дополнительной медицинской помощи, на основании которого истица должна была быть допущена к оказанию дополнительной медицинской помощи, за оказание которой истице подлежала выплате доплата к заработной плате за сентябрь 2010 года в размере 10 000 рублей. Однако с такими выводами судебная коллегия не согласилась. Порядок и условия осуществления в Калининградской области денежных выплат стимулирующего характера врачам-терапевтам участковым, врачам-педиатрам участковым, врачам общей практики (семейным врачам) в размере 10 000 рублей в месяц, медицинским сестрам участковым врачей-терапевтов участковых, врачей-педиатров участковых и медицинским сестрам врачей общей практики (семейных врачей) - в размере 5 000 рублей в месяц за оказание дополнительной медицинской помощи утверждены постановлением Правительства Калининградской области от 15 марта 2010 года № 115.
Указанные денежные выплаты не включаются в тарифы амбулаторной медицинской помощи и подушевые нормативы финансового обеспечения территориальной программы обязательного медицинского страхования.
Согласно пункту 9 настоящего Порядка трудовые отношения между медицинскими работниками и учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь, оформляются с учетом Методических рекомендаций по оформлению в 2008 году трудовых отношений между врачами-терапевтами участковыми, врачами-педиатрами участковыми, врачами общей практики (семейными врачами), медицинскими сестрами участковыми врачей-терапевтов участковых, медицинскими сестрами участковыми врачей-педиатров участковых, медицинскими сестрами врачей общей практики (семейных врачей) и учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь (а при их отсутствии - соответствующими учреждениями здравоохранения субъекта Российской Федерации), утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 19 февраля 2008 года № 77н.
В соответствии с положениями пункта 2 Методических рекомендаций трудовые отношения между работниками и учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь, по выполнению дополнительного объема работы в связи с выполнением государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи следует оформлять путем заключения дополнительных соглашений к трудовым договорам в письменной форме, которые составляются в двух экземплярах. Один экземпляр дополнительного соглашения передается работнику, другой хранится у работодателя. При этом ни постановлением Правительства Калининградской области от 15 марта 2010 года № 115, ни Методическими рекомендациями по оформлению трудовых отношений не предусмотрена обязанность работодателя по заключению дополнительного соглашения с работником на оказание дополнительной медицинской помощи, заключение указанных соглашений является правом работодателя.
Как следует из материалов дела, дополнительное соглашение с истицей об оказании дополнительной медицинской помощи заключено не было. Отказ в заключение дополнительного соглашения об оказании дополнительной медицинской помощи истицей оспорен не был.
Кроме того, из пояснений представителей МУЗ "Детская городская поликлиника № 6" в суде первой инстанции и в заседании судебной коллегии по гражданским делам следует, что Никифорова Л.В. не привлекалась к выполнению дополнительного объема работы, предусмотренного п.3 "б" Методических рекомендаций, в связи с выполнением государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи.
При этом судебная коллегия указала, что ссылка Никифоровой Л.В. в исковом заявлении на то, что в период с 30 августа по 15 сентября 2010 года она обслуживала 6 участков и вела основной прием пациентов первого участка, т.е. продолжительность рабочего дня превышала 6 часов 30 минут; в период с 16 сентября по 23 сентября 2010 года она обслуживала 3 участка, с 27 сентября по 1 октября 2010 года вела прием в поликлинике без медицинской сестры, не свидетельствует о выполнении истицей дополнительных обязанностей, предусмотренных п.3 "б" Методических рекомендаций, за выполнение которых врачу-педиатру участковому может быть установлена надбавка стимулирующего характера, предусмотренная постановлением Правительства Калининградской области от 15 марта 2010 года № 115.
Кроме того, в соответствии с приказом № 146 от 1 октября 2010 года Никифоровой Л.В. произведена оплата за работу дежурного врача в период с 30 августа 2010 года по 27 сентября 2010 года по факту врачебной выработки и доплата за исполнение обязанностей временно отсутствующего работника (медсестры) с 27 сентября 2010 года по 01 октября 2010 года в размере 50%.
Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу, что основания для взыскания в пользу Никифоровой Л.В. надбавки к заработной плате в размере 10 000 рублей за оказание дополнительной медицинской помощи отсутствовали. Решение суда отменено с вынесением нового решения с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Никифоровой Л.В. Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора
Суд кассационной инстанции отменил решение об отказе в иске в связи с пропуском срока обращения в суд, признав указанные истицей причины пропуска этого срока уважительными.
Решением Ленинградского районного суда от 18 марта 2011 года исковые требования Коршуновой О.А. к ООО "Торговый дом "Океан-5" о взыскании денежных средств при увольнении, компенсации морального вреда оставлены без удовлетворения в связи с пропуском срока обращения в суд.
Судебная коллегия решение суда отменила исходя из следующего.
Как следует из материалов дела, Коршунова О.А. была принята на работу в ОАО "Торговый Дом "Океан-5" на должность главного технолога с 06 ноября 2009 года. Приказом от 13 сентября 2010 года № 43 Коршунова О.А. была уволена из ОАО "Торговый Дом "Океан-5" на основании п.3 ст.77 ТК РФ. Согласно подписи в приказе Коршунова О.А. об увольнении была уведомлена 13 сентября 2010 года.
Судом установлено, что с иском в суд о взыскании заработной платы и оплаты больничных листов в связи с увольнением истица обратилась 13 января 2011 года, т.е. с пропуском установленного ст. 392 ТК РФ трехмесячного срока на обращение в суд со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права.
При этом суд отказал истице в ходатайстве о восстановлении пропущенного срока на обращение в суд с указанными требованиями, не согласившись с ее доводами о том, что перенесенная ею в августе 2010 г. операция на коленном суставе, последующая реабилитация в течение трех месяцев, а также ожидание выплаты заработной платы согласно предписанию, выданному Государственной инспекции труда в Калининградской области ответчику о выплате заработной платы Коршуновой О.А. в срок до 29 декабря 2010 г., являлись уважительными причинами.
С выводами суда судебная коллегия не согласилась.
В соответствии со ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.
Как следует из материалов дела, Коршунова О.А. с 29 марта 2010 года по 09 сентября 2010 года находилась на больничном, с 20 июля 2010 года по 09 августа 2010 года на оперативном лечении в г. Санкт-Петербург, представив в ОАО "Торговый Дом "Океан-5" больничные листы для их оплаты. В день увольнения истицы 13 сентября 2010 года в нарушение требований ст.140 ТК РФ выплата всех сумм, причитающихся ей от работодателя, в том числе по оплате больничных листов, не произведена.
Коршунова О.А. 30 ноября 2010 года обратилась в Государственную инспекцию труда в Калининградской области с заявлением о нарушении трудовых прав, которая, установив наличие задолженности по оплате больничных листов и причитающимся при увольнении выплатам, выдала ОАО "Торговый Дом "Океан-5" предписание об устранении нарушений трудового законодательства в срок до 29 декабря 2010 года.
Таким образом, указанные истицей причины пропуска срока обращения в суд с данными требованиями являются уважительными, поскольку она проходила курс реабилитации после операции до декабря 2010 года, 10 сентября 2010 года ей была установлена инвалидность II группы, до настоящего времени истица передвигается на костылях, была введена в заблуждение относительно обещания со стороны директора ОАО "Торговый Дом "Океан-5" о выплате ей задолженности, кроме того, ожидала выплаты указанной задолженности в связи с предписанием Государственной инспекцией труда в Калининградской области, выданным ОАО "Торговый Дом "Океан-5" о ее погашении в срок до 29 декабря 2010 года. Судебная коллегия также указала, что пропуск срока на обращение в суд был незначительным и не свидетельствовал о злоупотреблении правом со стороны истицы. На основании изложенного решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение. Заявление о пропуске срока обращения в суд, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе при солидарной ответственности. Решением Московского районного суда от 25 января 2011 года Харченко А.Е. отказано в удовлетворении исковых требований к Некоммерческой организации Ассоциация "Группа компаний Вестер", ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания" о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда в связи с пропуском срока обращения в суд. Судебная коллегия отменила решение суда в части отказа Харченко А.Е. в иске к ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания" в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.
Так, в ходе рассмотрения дела представителем Некоммерческой организации Ассоциация "Группа компаний Вестер" Елаевым АА. было заявлено о пропуске истицей срока обращения в суд с заявленными исковыми требованиями. Бесспорно установив, что с данным иском Харченко А.Е. обратилась в суд с пропуском срока, предусмотренного ст. 392 ТК РФ, и представителем ответчика - Некоммерческой организации Ассоциация "Группа компаний Вестер" при рассмотрении дела было заявлено о пропуске истицей срока обращения в суд, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, обоснованно отказал Харченко А.Е. в удовлетворении исковых требований о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда, заявленных к ответчику - Некоммерческой организации Ассоциация "Группа компаний Вестер". При этом доводам представителя истицы о том, что срок обращения в суд был пропущен Харченко А.Е. по уважительным причинам, судом дана правильная оценка как несостоятельным.
Вместе с тем, судебная коллегия не согласилась с решением суда в части отказа Харченко А.Е. в иске к ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания", указав, что отказ в иске к данному ответчику также мотивирован пропуском истицей срока обращения в суд, при этом, исследование фактических обстоятельств дела по существу судом не производилось. Между тем, из материалов дела видно, что заявлений о пропуске истицей срока обращения в суд от представителя ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания" при рассмотрении дела не поступало. Принимая во внимание, что вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом только при условии, если об этом заявлено ответчиком, при отсутствии такого заявления со стороны ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания" суд не вправе был отказать истице в иске к данному ответчику по мотиву пропуска ею срока обращения в суд. При этом само по себе то обстоятельство, что Харченко А.Е. просила взыскать заработную плату и компенсацию морального вреда с ответчиков в солидарном порядке, не могло служить основанием к отказу в иске к обоим ответчикам при наличии заявления о пропуске срока обращения в суд лишь от одного из них. Судебная коллегия указала, что в данном случае суду первой инстанции следовало проверить по существу законность и обоснованность исковых требований Харченко А.Е., заявленных к ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания".
С учетом изложенного решение суда в части отказа Харченко А.Е. в иске к ООО "Региональное оптовое предприятие "Русская ювелирная компания" отменено с направлением дела в этой части на новое рассмотрение.
СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С НЕНАДЛЕЖАЩИМ ИСПОЛНЕНИЕМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ Взимание банком с физических лиц комиссии за обслуживание счета потребительской карты не противоречит требованиям Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку указанная комиссия по своей правовой природе отличается от комиссии за ведение ссудного счета. Заочном решением Центрального районного суда г. Калининграда от 7 февраля 2011 года с Попивщего А.А. в пользу ОАО "АЛЬФА-БАНК" взыскана задолженность по соглашению о кредитовании в сумме 41 710 руб. 15 коп., расходы по уплате государственной пошлины в сумме 1 381 руб. 13 коп., а всего 43 091 руб. 28 коп., в удовлетворении остальной части исковых требований ОАО "АЛЬФА-БАНК" - отказано. Судебная коллегия указанное решение изменила в связи с неправильным применением норм материального права.
Судом установлено, что ОАО "Альфа-Банк" направил Попивщему А.А. кредитное предложение, которым предложил заключить с банком соглашение о потребительской карте, в рамках которого банк откроет счет потребительской карты и осуществит его кредитование. Соглашение о потребительской карте считается заключенным между банком и клиентом с даты активации потребительской карты. Размер лимита овердрафта сообщается в момент активации карты. Процентная ставка за пользование кредитом 19, 9 % годовых. Комиссия за обслуживание счета потребительской карты - 1,99 % от суммы задолженности по основному долгу по кредиту ежемесячно. Обслуживание потребительской карты осуществляется в соответствии с общими условиями по потребительской карте и тарифами, размещенными на сайте банка.
13 июля 2007 года кредитная карта была активирована Попивщим А.А., ему установлен лимит овердрафта в размере 61 500 руб. При таких обстоятельствах судебная коллегия признала, что суд обоснованно исходил из того, что согласно п. 1 ст. 435 ГК РФ направленное в адрес Попивщего А.А. кредитное предложение является офертой, а совершение истцом действий по активации потребительской карты в соответствии с п. 4 ст. 434 ГК РФ признается акцептом, в связи с чем пришел к правильному выводу о том, что согласно п. 2 ст. 432 ГК РФ между банком и Попивщим А.А. заключено соглашение о кредитовании на получение потребительской карты, предусматривающее открытие счета потребительской карты и его кредитование на условиях, изложенных в кредитном предложении.
Согласно представленным выпискам по счету банк предоставил Попивщему А.А. кредит в сумме 61 500 руб., перечислив его на счет потребительской карты, между тем Попивщий А.А. несвоевременно и не в полном объеме исполнял обязанности по внесению платежей в погашение кредита, а с 27 декабря 2008 года вообще перестал вносить платежи на счет потребительской карты, вследствие чего по состоянию на 14 июля 2010 года образовалась задолженность в сумме 64 254 руб. 24 коп., из которых: задолженность по основному долгу - 59 439 руб. 33 коп.; задолженность по процентам - 264 руб. 92 коп.; задолженность по комиссии за обслуживание счёта - 4 549 руб. 99 руб. Определяя размер задолженности, подлежащей взысканию с Попивщего А.А. в пользу банка, суд исходил из того, что условие о взыскании комиссии за обслуживание счета потребительской карты согласно п. 1 ст. 16 Закона "О защите прав потребителей", ст. 168 ГК РФ не основано на законе и является нарушением прав потребителей, в связи с чем в соответствии со ст. 167 ГК РФ из размера задолженности суд исключил сумму задолженности по комиссии за обслуживание счета потребительской карты - 4 549 руб. 99 коп. и уменьшил размер задолженности на сумму ранее уплаченной комиссии за весь период обслуживания счета - 15 764 руб. 86 коп. Поскольку возможность взимания банком комиссии обусловлена выдачей кредита, а сумма комиссии поставлена в зависимость от размера кредитной задолженности, суд пришел к выводу о том, что фактически банк взимал комиссию за обслуживание ссудного счёта, что противоречит вышеприведенным нормам закона.
С такими выводами суда судебная коллегия не согласилась исходя из следующего. Так, Попивщему А.А. был открыт счет потребительской карты, указанный в кредитном предложении. Согласно п.п. 2.1., 2.3 Общих условий предоставления физическим лицам потребительской карты банк открывает клиенту счет потребительской карты, за обслуживание которого ежемесячно взимает комиссию в соответствии с тарифами (согласно кредитному предложению - 1, 99 % от суммы использованного кредита). Как видно из преамбулы Общих условий предоставления физическим лицам потребительской карты, счет потребительской карты - это счет, открываемый клиенту для учета операций, предусмотренный общими условиями по потребительской карте.
Открытие счета потребительской карты клиенту - физическому лицу прямо регламентируется нормами гл. 45 ГК РФ, поскольку фактически сторонами заключается договор банковского счета.
Таким образом, по своему содержанию соглашение о потребительской карте, заключенное между банком и Попивщим А.А., содержит элементы кредитного договора и договора банковского счета.
Кроме того, банком с целью учета средств, поступающих в погашение кредита от Попивщего А.А., дополнительно был открыт внутренний ссудный счет, за ведение которого комиссия не взималась.
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что открытый Попивщему А.А. счет потребительской карты не является ссудным, а комиссия за его обслуживание по своей правовой природе отличается от комиссии за ведение ссудного счета.
Условие о взимании комиссии за ведение банковского счета физических лиц не противоречит требованиям Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку в соответствии с п. 1 ст. 846 ГК РФ при заключении договора банковского счета клиенту или указанному им лицу открывается счет в банке на условиях, согласованных сторонами. Поскольку условие о взимании комиссии за обслуживание счета потребительской карты в размере 1, 99% было указано в кредитном предложении, Попивщий А.А., акцептовав его, выразил согласие со всеми его условиями, следовательно, заключенный договор полностью соответствует требованию п. 3 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей".
То обстоятельство, что размер комиссии за обслуживание карты установлен от общей суммы задолженности по кредитной карте, а не от количества проведенных по ней операций, не свидетельствуют о нарушении прав Попивщего А.А., как потребителя.
Учитывая изложенное, законных оснований для признания условия договора о взыскании комиссии за обслуживание банковского счета потребительской карты недействительным, и, соответственно, уменьшения размера задолженности Попивщего А.А. по соглашению о кредитовании на сумму задолженности по комиссии (4 549 руб. 99 коп.) и сумму ранее уплаченной комиссии за весь период обслуживания счета (15 764 руб. 86 коп.), а всего на сумму - 20 314 руб. 85 коп., не имелось.
Кроме того, уменьшая подлежащий взысканию с ответчика размер задолженности на сумму ранее уплаченных Попивщим А.А. неустоек за несвоевременную уплату основного долга, процентов, комиссии и штрафа за образование просроченной задолженности на общую сумму 2 229 руб. 24 коп., суд исходил из того, что письменное соглашение о неустойке между банком и Попивщим А.А. в соответствии со ст. 331 ГК РФ не заключалось, в связи с чем условия соглашения о кредитовании в части уплаты Попивщим А.А. указанных неустоек и штрафа не соответствуют закону и являются недействительными.
Между тем судебная коллегия не согласилась с правильностью таких выводов, указав на то, что поскольку Попивщим А.А. были совершены действия по активации потребительской карты, безусловно свидетельствующие об акцепте кредитного предложения, достаточных оснований полагать, что между банком и ответчиком не была соблюдена письменная форма договора, в том числе содержащего условия о неустойках, судебная коллегия не усматривает.
При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что оснований для уменьшения размера кредитной задолженности на сумму комиссии за обслуживание счета потребительской карты - 20 314 руб. 85 коп. и сумму ранее уплаченных неустоек - 2 229 руб. 24 коп., не имелось, в связи с чем решение суда изменила, увеличив размер задолженности, подлежащей взысканию с Попивщего А.А. в пользу ОАО "Альфа-Банк", с 41 710 руб. 15 коп. до 64 254 руб. 24 коп., а госпошлины с 1 381 руб. 13 коп. до 2 127 руб. 63 коп.
Поручители не являются солидарными в том случае, если поручительство возникло по различным договорам. Решением Советского городского суда от 27 января 2011 года с заемщика Кулешова И.Ю., поручителей Кулешовой Т.И., Беляева А.В., Папоротного Д.А. солидарно в пользу Епишева Д.В. - поручителя, исполнившего обязательства по кредитному договору, взысканы денежные средства в размере 210 498 руб. 14 коп., включая 207 159 руб. 14 коп. в счет возмещения оплаченной задолженности по кредитному договору и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 339 руб.
Судебная коллегия решение суда отменила в части взыскания денежных средств солидарно с Кулешовой Т.И., Беляева А.В., Папоротного Д.А. в связи с неправильным применением норм материального права.
Судом установлено, что 23 марта 2007 года между Сбербанком РФ и Кулешовым И.Ю. был заключен кредитный договор, согласно которому заемщику предоставлен кредит в сумме 450 000 рублей на цели личного потребления на срок по 23 марта 2012 года под 17% годовых. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по данному кредитному договору между банком и Кулешовой Т.И., Беляевым А.В., Папоротным Д.А., Епишевым Д.В. были заключены 23 марта 2007 года соответствующие договоры поручительства, согласно п.п. 2.1, 2.2 которых поручители обязались отвечать перед кредитором за выполнение заемщиком обязательства в том же объеме, как и заемщик, при этом поручитель и заемщик отвечают перед кредитором солидарно. Решением Советского городского суда Калининградской области от 7 мая 2010 года с заемщика Кулешова И.Ю. и поручителей Епишева Д.В., Кулешовой Т.И., Беляева А.В., Папоротного Д.А. в пользу Сбербанка РФ взыскана задолженность по кредитному договору в размере 193 971 руб. 75 коп., а также судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 094 руб. 63 коп. с каждого из ответчиков. Указанное решение исполнено 29 июля 2010 года в принудительном порядке ОСП г. Советска за счет денежных средств, принадлежащих Епишеву Д.В. и находившихся на лицевом счете в Советском ОСБ №7382, в сумме 207 159 руб. 14 коп.
Удовлетворяя исковые требования Епишева Д.В. и взыскивая уплаченные им денежные средства в размере 207 159 руб. 14 коп., а также проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 339 руб., начисленными на указанную сумму за период с 29 июля 2010 года по 22 октября 2010 года, а всего - 210 498 руб. 14 коп., суд исходил из того, что в соответствии со ст. 365 ГК РФ поручитель Епишев Д.В., исполнивший обязательство за других должников, становится в договоре поручительства на место кредитора и тем самым имеет право адресовать свои требования согласно договору к должникам, включая заёмщика Кулешова И.Ю. и поручителей Кулешову Т.И., Беляева А.В. и Папоротного Д.А.
Судебная коллегия с такими выводами не согласилась, поскольку они основаны на ошибочном толковании норм, регулирующих солидарные обязательства, в том числе вытекающие из договора поручительства.
Согласно п. 1 ст. 363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Как предусмотрено п. 3 данной статьи, лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства. Между тем, данное правило к настоящему спору не может быть применено, поскольку поручительства оформлялись отдельно, то есть по различным договорам, а не совместно (по одному договору со множественностью лиц на стороне поручителя). В соответствии с п. 1 ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) возникает, если солидарность обязанности предусмотрена договором или установлена законом, в частности, при неделимости предмета обязательства. Применительно к поручительству действуют вышеприведенные положения п. 1 ст. 363 ГК РФ.
Согласно ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Таким образом, положения указанной нормы устанавливают, что поручительство создает между кредитором и поручителем дополнительное обязательство по отношению к основному. На основании поручительства разных лиц по различным договорам возникает соответствующее количество этих дополнительных обязательств, следовательно, если иное не предусмотрено договорами поручительства, поручители в данном случае не являются солидарными.
Как следует из п. 1 ст. 365 ГК РФ, к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требования кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника. Специальное указание на переход прав залогодержателя и отсутствие указания на переход прав по прочим видам обеспечения свидетельствует об отсутствии предусмотренной законом возможности перехода прав по договору поручительства. Таким образом, исполнивший обязательство поручитель не становится на место кредитора в договоре поручительства и не может предъявить регрессные требования к остальным поручителям, поскольку между ними не возникло никаких гражданско-правовых отношений. Такая возможность предусматривается лишь в том случае, если бы из договоров поручительства следовала солидарная обязанность поручителей (пп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ). Вместе с тем, п. 2.5 заключенных договоров поручительства прямо предусмотрено, что после выполнения обязательств по договору поручительства поручитель приобретает право требования к заемщику в размере уплаченной кредитору суммы.
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что Епишев Д.А., как поручитель, исполнивший обязательства по кредитному договору, вправе предъявить требования в порядке регресса только к Кулешову И.Ю., являвшемуся заемщиком по кредитному договору.
Учитывая изложенное, решение суда отменено в части взыскания солидарно с ответчиков Кулешовой Т.И., Беляева А.В., Папоротного Д.А. денежных средств в размере 210 498 руб. 14 коп. и расходов по госпошлине равных долях по 1 326 руб. 24 коп. с каждого в пользу Епишева Д.В., с вынесением нового решения об отказе истцу в удовлетворении данных требований и указанием на то, что денежные средства в размере 210 498 руб. 14 коп. и расходы по госпошлине в размере 5 304 руб. 98 коп. в пользу Епишева Д.В. подлежит взысканию только с одного ответчика Кулешова И.Ю.
Открытие в отношении должника по основному обязательству конкурсного производства не влечет прекращения поручительства по этому обязательству.
Решением Центрального районного суда от 25 марта 2011 года отказано в удовлетворении исковых требований ИП Сушко А.М. к Куринову В.Н. о взыскании задолженности по договору поручительства.
Судебная коллегия решение отменила, указав на неверное применение судом норм материального права. Судом установлено, что 13 августа 2009 года между ИП Сушко А.М. и ООО "Фрегат Балтики" был заключен договор № 13-08/К, согласно которому ИП Сушко А.М. (продавец) обязался поставлять ООО "Фрегат Балтики" (покупатель) рыбопродукцию (товар), принадлежащую на праве собственности продавцу, а покупатель обязался оплачивать товар в соответствии с условиями настоящего договора. Согласно дополнительному соглашению к указанному договору от 20 августа 2009 г. общая стоимость поставляемой по договору рыбопродукции составляет 50 000 000 рублей, в том числе НДС, срок действия договора установлен до 31 декабря 2010 г. Согласно договору поручительства, заключенному между ИП Сушко А.М. и Куриновым В.Н. 14 января 2010 г., поручитель Куринов В.Н. обязался отвечать перед кредитором ИП Сушко за исполнение ООО "Фрегат Балтики" в полной мере всех обязательств по договору №13-08/К, в том же объеме, что и должник. Ответственность поручителя и должника является солидарной. Договор действует до момента исполнения сторонами своих обязательств по нему. В нарушение условий договора от 13 августа 2009 года №13-08/К ООО "Фрегат Балтики" прекратило надлежащее исполнение своих обязательств по оплате за поставленную продукцию, что подтверждается решением Арбитражного суда Калининградской области от 27 августа 2010 г., которым с ООО "Фрегат Балтики" в пользу ИП Сушко А.М. взысканы задолженность по оплате полученного товара в размере 30 906 920 рублей и проценты за пользование денежными средствами в размере 724 746, 42 рублей. Отказывая в удовлетворении заявленных ИП Сушко А.М. требований о взыскании вышеуказанной задолженности с поручителя, суд сослался на то, что решением Арбитражного суда Калининградской области от 17 января 2011 года ООО "Фрегат Балтики" признано несостоятельным (банкротом), введено конкурсное производство сроком на 6 месяцев, что, исходя из положений Закона РФ "О несостоятельности (банкротстве)", свидетельствует о том, что исполнение обязательств должника ООО "Фрегат Балтики" прекратилось 17 января 2011 г., а также в соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ прекратилось с указанной даты и поручительство Куринова В.Н. С таким выводом не согласилась судебная коллегия, указав, что признание должника несостоятельным (банкротом) и открытие конкурсного производства в отношении должника по основному обязательству не влекут прекращения поручительства по исполнению этого обязательства.
При таких обстоятельствах, с учетом того, что ООО "Фрегат Балтики" не ликвидировано и не исключено из Единого государственного реестра юридических лиц, судебная коллегия пришла к выводу, что оснований для отказа в удовлетворении заявленных требований к поручителю у суда не имелось.
На основании изложенного решение суда отменено с вынесением нового решения, которым исковые требования ИП Сушко А.М. удовлетворены и в его пользу с Куринова В.Н. взыскана задолженность по вышеуказанному договору поручительства в общей сумме 31 631 666,42 рублей.
Дело по иску о взыскании страхового возмещения передано на новое рассмотрение, поскольку суд, отказывая в удовлетворении иска, пришел к необоснованному выводу о том, что установление инвалидности страхователю не является страховым случаем. Колыш Л.Ф. обратилась в суд с иском к ОАО "Государственная страховая компания "Югория" о взыскании в пользу выгодоприобретателя ОАО "КИТ Финанс Инвестиционный банк" страхового возмещения, ссылаясь на то, что 16 октября 2007 года она заключила кредитный договор с КИТ Финанс Инвестиционный банк (ОАО), с целью обеспечения обязательств по кредитному договору 16 октября 2007 года ею был заключен комбинированный договор ипотечного страхования с ОАО "ГСК "Югория" сроком до 2017 года. 10 февраля 2009 года истице была установлена вторая группа инвалидности бессрочно. Колыш Л.Ф. 02 апреля 2010 года она обратилась в страховую компанию о выплате страхового возмещения в пользу выгодоприобретателя ОАО "КИТ Финанс Инвестиционный банк", однако ответа не получила. КИТ Финанс Инвестиционный банк (ОАО) обратился в суд с иском к ОАО "Государственная страховая компания "Югория" о взыскании страхового возмещения по тем же основаниям. Решением Московского районного суда от 11 февраля 2011 года Колыш Л.Ф., КИТ Финанс Инвестиционный банк (ОАО) отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО "Государственная страховая компания "Югория". При этом суд исходил из того, что у Колыш Л.Ф. имелись заболевания до заключения договора страхования, вследствие которых наступила инвалидность, следовательно, установление инвалидности не является страховым случаем.
Однако судебная коллегия не согласилась с указанными выводами, указав, что они сделаны без достаточного анализа норм материального права и условий договора страхования.
Судом установлено, что 16 октября 2007 года между ОАО "Государственная страховая компания "Югория" (страховщиком) и ДымовойН.П. (страхователем) был заключен комбинированный договор ипотечного страхования. В соответствии с п.п. 1.2-1.2.2 предметом договора страхования являются жизнь и трудоспособность страхователя (застрахованного) Дымовой Н.П. и Колыш Л.Ф., а также однокомнатная квартира, принадлежащая на праве собственности Дымовой Н.П., переданная в залог (ипотеку) выгодоприобретателю в обеспечение исполнения кредитного договора, а также риска утраты права собственности страхователя на квартиру.
В соответствии с п.3.1-3.1.3 Договора страховым случаем по страхованию жизни, здоровья и трудоспособности страхователя (застрахованного) является смерть страхователя (застрахованного) по любой причине, произошедшая в период действия настоящего договора; полная/частичная утрата общей трудоспособности страхователем (застрахованным) присвоение инвалидности 1 или 2 группы по любой причине, наступившая в период действия договора; временная утрата трудоспособности в результате несчастного случая.
Из изложенных условий договора страхования видно, что страховым случаем является утрата трудоспособности и установление инвалидности 1-й или 2-й группы по любой причине. При этом понятие заболевания, в результате которого наступил страховой случай, в договоре отсутствует. Таким образом, Колыш Л.Ф. застрахована от утраты трудоспособности в период действия договора страхования не зависимо от причины наступления инвалидности. При таких обстоятельствах судебная коллегия признала, что выводы суда о том, что страховой случай не наступил, не соответствуют договору страхования. Также суд кассационной инстанции указал, что положения п.п. 6.3, 6.3.4 Правил комплексного ипотечного страхования Государственной страховой компании "Югория" (раздел "Исключения из объёма страховой ответственности"), согласно которым договором страхования не покрываются убытки, понесенные страхователем в результате страхового случая, хотя и произошедшего в течение срока действия договора страхования, но причины наступления которого начали действовать до вступления договора в силу, не соответствуют требованиям закона, поскольку возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая может быть предусмотрена исключительно законом (ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ). На основании изложенного решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела с ОАО ГСК "Югория" в пользу ОАО "КИТ Финанс Инвестиционный банк" взыскано страховое возмещение. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРАВОМ СОБСТВЕННОСТИ НА ИМУЩЕСТВО
Решение суда о признании права собственности на жилое помещение на основании предварительного договора мены жилыми помещениями отменено, поскольку в соответствии с действующим законодательством признание права собственности на объект такого договора невозможно без разрешения вопроса о заключении основного договора мены.
Решением Зеленоградского районного суда от 28 марта 2011 год отказано в удовлетворении исковых требований Михайлюка В.В. к Купер (Клемяшовой) А.А. о признании предварительного договора прекращенным, выселении, понуждении к передаче ключей. Удовлетворены исковые требования Купер (Клемяшовой) А.А. - признан состоявшимся предварительный договор мены жилыми помещениями, заключенный 17 мая 2008 года между Михайлюк Л.К., Михайлюком В.В. и Клемяшовой А.А. Признано за Купер (Клемяшовой) А.А. право собственности на часть жилого дома 20 по ул. Садовая в г. Зеленоградске Калининградской области.
Судебная коллегия отменила указанное решение в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права. Судом установлено, что 17 мая 2008 года между Михайлюк Л.К., Михайлюком В.В., с одной стороны, и Клемяшовой (Купер) А.А., с другой стороны, был заключен нотариально удостоверенный предварительный договор, согласно которому стороны договорились, что в будущем, после оформления Михайлюк Л.К. и Михайлюком В.В. своих наследственных прав и государственной регистрации права на часть жилого дома 20 по ул. Садовая в г. Зеленоградске, а также сбора всех необходимых для мены документов, Михайлюк Л.К. и Михайлюк В.В. обменяют принадлежащую им часть указанного жилого дома на принадлежащую Клемяшовой А.А. квартиру 17 дома 16 по ул. Бровцева в г. Зеленоградске. При этом Клемяшова А.А. обязалась доплатить Михайлюк Л.К. деньги в сумме 18 000 долларов США, что эквивалентно 450 000 рублей, в срок до 01 июля 2008 года. Пунктом 3 предварительного договора срок заключения договора мены был установлен до 01 ноября 2008 года. 24 февраля 2009 года Михайлюк Л.К. умерла. Основной договор мены между сторонами заключен не был.
Удовлетворяя исковые требования Купер (Клемяшовой) А.А. и отказывая в удовлетворении иска Михайлюка В.В., суд первой инстанции основывался на положениях ст. 570 ГК РФ, согласно которой, если законом или договором мены не предусмотрено иное, право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать соответствующие товары обеими сторонами. При этом суд учитывал, что основной договор мены не был заключен по причинам, не зависящим от воли сторон (ввиду несоответствия сведений в кадастровом паспорте на жилое помещение и в решении Зеленоградского районного суда Калининградской области от 10 октября 2008 года о признании за Михайлюк Л.К., Михайлюком В.В. права собственности на часть жилого дома в порядке наследования), обмен жилыми помещениями был фактически совершен, Михайлюк Л.К. получила от Клемяшовой Е.М. (матери Клемяшовой А.А.). 18000 долларов США доплаты, предусмотренной предварительным договором.
С такими выводами судебная коллегия не согласилась.
Согласно ст. 567 ГК РФ к договору мены применяются соответственно правила о купле-продаже (глава 30), если это не противоречит правилам настоящей главы и существу мены. Пунктом 2 ст. 558 ГК РФ предусматривается, что договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.
Таким образом, закон обусловливает возникновение права собственности на жилое помещение по договору мены обязательным наличием такого договора, прошедшего государственную регистрацию.
Одновременно с этим, законом предусмотрена возможность понуждения стороны, уклоняющейся от заключения основного договора, к его заключению в судебном порядке (п. 4 ст. 445 ГК РФ). В частности, пунктом 5 статьи 429 ГК РФ предусматривается, что в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 ГК РФ.
Установлено, что между сторонами данного спора не имеется договора мены вышеуказанными жилыми помещениями, зарегистрированного в установленном законом порядке. При таких обстоятельствах, с учетом вышеуказанных материально-правовых норм, судебная коллегия пришла к выводу, что без разрешения вопроса о заключении основного договора мены за Клемяшовой А.А. не может быть признано право собственности на спорное жилое помещение. Фактический обмен жилыми помещениями не имеет правового значения при разрешении вопроса о признании права собственности на эти помещения.
На основании изложенного решение суда отменено.
При новом рассмотрении дела предварительный договор мены от 17 мая 2008 года, заключенный между Михайлюк Л.К., Михайлюком В.В. и Клемяшовой А.А., признан прекращенным; Купер А.А., Клемяшова Е.М. и Клемяшов А.В. выселены из спорного жилого помещения. Неправильно определив обстоятельства, имеющие значение для дела, суд необоснованно признал гараж, находящийся в потребительском гаражном обществе, самовольной постройкой.
Решением Ленинградского районного суда от 18 апреля 2011 года исковые требования администрации Ленинградского района городского округа "Город Калининград" удовлетворены: на Карлова В.П. возложена обязанность в течение 3-х месяцев с момента вступления решения суда в законную силу освободить земельный участок путем демонтажа гаража № 50, находящегося в потребительском гаражном обществе "Трудовые резервы" по ул. Горького, 83 в Ленинградском районе г. Калининграда. Принимая такое решение, суд исходил из того, что принадлежащий Карлову В.П. гараж является самовольной постройкой, так как гараж надлежащим образом в эксплуатацию не введен, в установленном порядке не узаконен, разрешение на строительство не выдавалось, право собственности на гараж не зарегистрировано, земельный участок как ПГО "Трудовые резервы", так и под строение, на каком-либо праве не предоставлялся.
С указанным решением не согласилась судебная коллегия, указав на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела.
Из материалов дела следует, что на основании решения исполнительного комитета Калининградского городского Совета народных депутатов от 24 июня 1986 года № 279 "Об отводе Ленинградскому райисполкому земельного участка в Ленинградском районе по ул. Горького", Ленинградскому райисполкому во временное пользование сроком на 10 лет предоставлялся земельный участок площадью 1 га в Ленинградском районе по ул. Горького под размещение металлических индивидуальных гаражей.
ПГО "Трудовые резервы" зарегистрировано в администрации Ленинградского района г. Калининграда в установленном законом порядке 8 июля 1996 года. При этом судом не выяснено, находится ли занимаемый Карловым В.П. гараж на территории, отведённой для постройки гаражей, в связи с чем выводы о том, что гараж является самовольной постройкой, являются преждевременными.
Судебная коллегия указала, что из составленной органами БТИ карточки владельца гаража видно, что принадлежащий Карлову В.П. гараж был построен в 1994 году. Таким образом, во время строительства гаражей в гаражном обществе Градостроительный кодекс РФ и Земельный кодекс РФ еще не действовали. Применявшееся в тот период Постановление Совета Министров СССР от 23 января 1981 г. №105 "О приемке в эксплуатацию законченных строительством объектов" не предусматривало обязательной сдачи таких объектов государственной приемочной комиссии, которая в период 1991-1992 гг. обладала правом на принятие решения о вводе в эксплуатацию объектов строительной деятельности.
Не согласилась судебная коллегия и с содержащимися в иске доводами о том, что принадлежащий Карлову В.П. гараж должен быть снесен в связи с нахождением в пределах охранной зоны водовода, поскольку из материалов дела усматривается, что соглашением № 27/22 от 2 февраля 2011 года, заключенным Карловым В.П. с организацией, эксплуатирующей указанный водовод - МУП КХ "Водоканал", ответчику согласовано размещение гаражного бокса в зоне действующих инженерных сетей, разрешено использование гаража. На основании изложенного решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении дела суд отказал администрации Ленинградского района ГО "Город Калининград" в удовлетворении исковых требований к Карлову В.П. о сносе самовольной постройки. СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРИЗНАНИЕМ СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ
Признавая договор дарения доли в праве собственности на квартиру мнимой сделкой, суд ошибочно исходил из того, что действительной целью сделки являлось предотвращение возможности обращения взыскания на это имущество в рамках исполнения решения суда о взыскании с дарителя в пользу истца суммы займа. Решением Московского районного суда от 30 марта 2011 года применены последствия недействительности ничтожной сделки - договора дарения от 18 сентября 2009 года Ювченко Василем Антоновичем Ювченко Сергею Васильевичу 1/2 доли в праве собственности на квартиру № 21 дома № 44 по ул. О.Кошевого г. Калининграда и указанная доля возвращена в собственность Ювченко В.А. Принимая такое решение по делу, суд исходил из того, что сделка является мнимой и стороны при ее совершении не были намерены создать правовые последствия, соответствующие этой сделке, поскольку действительной целью сделки являлось предотвращение возможности обращения взыскания на имущество Ювченко В.А. Между тем, судебная коллегия признала, что такие выводы суда основанием к удовлетворению иска не являются по следующим основаниям. Судом установлено, что в период совершения ответчиками указанной сделки в суде рассматривалось дело по иску Литвина С.В. к Ювченко В.А. о взыскании более 4 миллионов рублей по договору займа. В обеспечение заявленных требований судом наложен арест на имущество ответчика в пределах суммы иска. 04 июля 2009 года судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство и вынесено постановление о запрете Ювченко В.А. распоряжаться квартирой общей площадью 116,3 кв.м., расположенной по адресу: г. Светлогорск, ул. К.Маркса, 5б-8, поскольку стоимость этой квартиры соответствовала сумме заявленных требований, что соотносится с требованиями ст. 140 ч.3 ГПК РФ. При этом доля в праве собственности на квартиру по ул. О.Кошевого, также принадлежащая Ювченко В.А., оставалась свободной от арестов и ограничений.
Вступившим в законную силу решением Московского районного суда г. Калининграда от 23 октября 2009 года с Ювченко В.А. в пользу Литвина С.В. взыскано 4 264 000 рублей. На основании выданного судом исполнительного листа возбуждено исполнительное производство, однако решение суда не исполняется.
Из пояснений Литвина С.В. и его переписки с ОСП Светлогорского ГО следует, что на квартиру в г. Светлогорске, которая была арестована в обеспечение его имущественных требований к ответчику, взыскание, по мнению ОСП, обращено быть не может, поскольку это жилое помещение является единственным местом жительства должника Ювченко В.А., что послужило основанием для обращения Литвина С.В. в суд с настоящими требованиями.
Установив эти обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что названной сделкой нарушены права истца, поскольку в результате ее исполнения и отчуждения Ювченко В.А. доли в праве на квартиру по ул. О.Кошевого, квартира в г. Светлогорске осталась единственным местом жительства ответчика и в этой связи на нее не может быть обращено взыскание в целях исполнения решения суда.
С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась, поскольку в отношении принадлежащей ответчику Ювченко В.А. доли в квартире по ул. О.Кошевого арест имущества в качестве меры по обеспечению иска Литвина С.В. судом не применялся, следовательно, отчуждение ее Ювченко В.А. путем дарения сыну права и законные интересы истца Литвина С.В. не нарушает. Что же касается доводов истца о невозможности в настоящее время обратить взыскание на квартиру в г. Светлогорске как оставшуюся единственным местом жительства должника, то судебная коллегия указала, что они подлежат выяснению при решении вопроса об обращении взыскания на заложенное имущество в рамках исполнительного производства, а в случае отказа судебного пристава в совершении таких действий - при разрешении этого спора в суде.
С учетом изложенного решение суда отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Литвина С.В.
Дело по иску о признании сделок купли-продажи нежилых помещений недействительными направлено на новое рассмотрение, так как суд, отказывая в удовлетворении иска, пришел к необоснованному выводу о том, что истцом не доказано заключение сделки под влиянием заблуждения.
Отменяя решение Балтийского районного суда от 25 октября 2010 года, которым Козловскому А.Н. отказано в удовлетворении иска к Моисеенко Г.И., Щековской Г.А., ООО "Балтийский центр недвижимости" о признании сделок недействительными, возмещении убытков, компенсации морального вреда, судебная коллегия указала на нарушение норм материального права. Судом установлено, что 26 февраля 2008 года между Моисеенко Г.И. и Щековской Г.А. (продавцы) и Козловским А.Н. (покупатель) заключены договоры купли-продажи, согласно которым Козловский А.Н. приобрел в собственность нежилые помещения, расположенные по адресу: г. Калининград, ул. Железнодорожная, дом № 7. Право собственности на вышеуказанные нежилые торговые помещения Козловским А.Н. зарегистрировано в Управлении Федеральной регистрационной службы по Калининградской области.
Решением Арбитражного суда Калининградской области от 23 октября 2009 года признано недействительным зарегистрированное право собственности Козловского А.Н. на вышеуказанные нежилые торговые помещения. Судом было установлено, что спорные торговые павильоны не обладают признаками объекта недвижимости.
Согласно сообщению Областного государственного предприятия "Автовокзал" Козловскому А.Н., в виду отказа Агентством по имуществу согласования заключения договоров аренды на сооружения, под временную установку сборных, разборных павильонов, запрещено осуществление предпринимательской деятельности на территории автовокзала г. Калининграда.
Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что Козловский А.Н., заключая договоры купли-продажи, не заблуждался относительно предмета сделки, так как договоры содержали все необходимые условия. Так же Козловский не заблуждался относительно свойств предметов сделки, поскольку имел возможность осмотреть торговые павильоны. Однако судебная коллегия не согласилась с такими выводами, указав, что, покупая торговые павильоны, Козловский А.Н. предполагал, что они являются недвижимым имуществом. В случае приобретения нежилых помещений Козловский А.Н. в соответствии со ст. ст. 35, 36 Земельного кодекса РФ имел бы безусловное право на предоставление земельного участка, необходимого для обслуживания этих помещений, и не мог быть ограничен в распоряжении недвижимым имуществом. Поскольку торговые павильоны к недвижимому имуществу не относятся, земельные участки для их установки не выделены, Козловскому А.Н. запрещено осуществлять торговлю в определённом месте, в котором в настоящее время находятся павильоны, он не обладает правом на предоставление земельных участков для обслуживания павильонов и для использования их по назначению должен вывезти павильоны в другое место.
Так как продавцы имели зарегистрированные права на нежилые помещения, приобретая указанные объекты, Козловский А.Н. имел основания предполагать, что приобретает недвижимое имущество, то есть заблуждался относительно свойств предметов сделки.
На основании изложенного решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела договоры купли-продажи спорных нежилых помещений признаны недействительными, применены последствия недействительности ничтожных сделок - с Моисеенко Г.И. и Щековской Г.А. в пользу Козловского А.Н. взысканы уплаченные по договорам денежные средства. НАСЛЕДСТВЕННЫЕ СПОРЫ
Неосведомленность наследника о наличии в собственности у наследодателя имущества не является уважительной причиной для восстановления пропущенного срока для принятия наследства. Решением Балтийского районного суда от 22 декабря 2010 года Кульдяеву Артему Сергеевичу и Кульдяеву Антону Сергеевичу восстановлен срок для принятия наследства, открывшегося после смерти Кульдяева Валерия Михайловича, умершего 23 марта 2010 года.
Судебная коллегия отменила указанное решение в связи с неправильным применением норм материального права, неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.
Судом установлено, что 23 марта 2010 года умер Кульдяев Валерий Михайлович, после смерти которого открылось наследство в виде 1/4 доли квартиры, находящейся по адресу: г. Калининград ул. Баумана, д. 13 кв.3. Наследниками по закону первой очереди умершего Кульдяева В.М. являются его супруга - Кульдяева Т.С., а также его дочери - Кульдяева Е.В. и Кульдяева М.В., признанные судом недееспособными и находящиеся в ОГСУСО "Советский психоневрологический интернат". Кроме того, в силу ст. 1146 ГК РФ наследниками после смерти Кульдяева В.М. по праву представления являются его внуки - Кульдяев Артем Сергеевич и Кульдяев Антон Сергеевич, поскольку их отец - Кульдяев С.В. (сын наследодателя Кульдяева В.М.) умер до открытия наследства - 04.11.2009 года. С заявлением о принятии наследства в установленный ч.1 ст. 1154 ГК РФ шестимесячный срок к нотариусу обратилась супруга наследодателя - Кульдяева Т.С., а также опекун недееспособных Кульдяевой Е.В. и Кульдяевой М.В. Истцы - Кульдяев Артем Сергеевич и законный представитель несовершеннолетнего Кульдяева Антона Сергеевича - Кульдяева Г.Н. в установленный законом срок с заявлением к нотариусу о принятии наследства не обращались, фактически наследство не принимали. С иском в суд о восстановлении им срока для принятия наследства истцы обратились 25 ноября 2010 года, ссылаясь при этом на то обстоятельство, что не знали о смерти дедушки и узнали об этом только после того, как в октябре 2010 года навестили могилу отца и рядом с ней увидели могилу дедушки. Разрешая заявленный спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцы не могли не знать о смерти Кульдяева В.М. С указанным выводом согласилась судебная коллегия, поскольку он подтверждается совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств. В то же время, удовлетворяя заявленный Кульдяевыми иск, суд признал уважительной причиной пропуска ими срока для принятия наследства то обстоятельство, что на момент смерти наследодателя у истцов отсутствовали сведения об имеющемся в собственности Кульдяева В.М. имуществе в виде 1/4 доли в праве собственности на квартиру, расположенную по адресу: г. Калининград, ул. Баумана, д. 13, кв. 3, и о ее наличии им стало известно 18.10.2010 года - после получения выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество, то есть после того, как установленный законом срок для принятия наследства ими был пропущен.
С таким решением суда судебная коллегия не согласилась исходя из того, что сама по себе неосведомленность наследника о наличии в собственности у наследодателя имущества основанием для признания причины пропуска срока для принятия наследства уважительной не является, поскольку не препятствует ему обратиться с заявлением о принятии наследства. На основании изложенного, учитывая, что на какие-либо иные обстоятельства, препятствующие истцам принять наследство в установленный законом срок, в том числе, обратиться к нотариусу с заявлением о принятии наследства, они не ссылались, судебная коллегия решение суда отменила с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска.
Дело о признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования направлено на новое рассмотрение, поскольку суд при рассмотрении дела по существу разрешил вопрос о правах наследника, не привлечённого к участию в деле.
Вырвич Е.Д. обратилась в суд с иском к администрации городского округа "Город Калининград" о признании права собственности в порядке наследования на кв. 9 в д. 4 по ул. Ген. Озерова в г. Калининграде, ссылаясь на то, что её отец Коршак Д.Д. 29 марта 2010 года заключил договор приватизации указанной квартиры, однако зарегистрировать право собственности по этому договору не успел. 06 июня 2010 года Коршак Д.Д. умер. В связи с тем, что право собственности наследодателя не было зарегистрировано в Едином государственном реестре, получение свидетельства о праве на наследство у нотариуса невозможно. Просила признать в порядке наследования право собственности на квартиру. Решением Центрального районного суда г. Калининграда от 08 декабря 2010 года исковые требования Вырвич Е.Д. удовлетворены. За Вырвич Е.Д. признано право собственности на кв. 9 в д. 4 по ул. Ген. Озерова в г. Калининграде.
Судебная коллегия решение отменила в связи с нарушением норм процессуального права.
В соответствии со ст. 1154 ГК РФ наследство может быть принято в течение 6 месяцев со дня открытия наследства. В случае возникновения в суде спора по поводу наследственного имущества до истечения срока принятия наследства, суд на основании положений ст. 215 ГПК РФ обязан приостановить производство по делу и истребовать у нотариуса сведения о лицах, принявших наследство.
Между тем, суд получил у нотариуса соответствующие сведения по состоянию на 25 августа 2010 года, хотя срок принятия наследства истёк 06 декабря 2010 года.
До указанной даты родной брат истицы и сын наследодателя - Коршак В.Д. в установленном порядке обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства, и 07 декабря 2010 года получил свидетельство о праве на наследство на вклад в Сбербанке. В силу положений п.2 ст. 1152 ГК РФ принятие наследником части наследства означает принятие всего наследства, в чем бы оно не заключалось и где бы не находилось.
Таким образом, настоящим спором затрагиваются права Коршака В.Д., принявшего наследство.
Судебная коллегия указала, что суд на основании ч. 3 ст. 40 ГПК РФ, ст. 42 ГПК РФ был обязан своевременно истребовать у нотариуса сведения о лицах, принявших наследство, и привлечь Коршака В.Д. к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора.
Удовлетворив требования Вырвич Е.Д., суд разрешил вопрос о правах другого наследника, не привлечённого к участию в деле, что в силу положений п.4 ч.2 ст. 364 ГК РФ является безусловным основанием к отмене решения суда. На основании изложенного решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Несогласие одного из наследников с завещанием, которое в установленном порядке не оспорено и не признано недействительным, не является основанием для отказа другому наследнику в выдаче свидетельства о праве на наследство. Решением Центрального районного суда от 10 мая 2011 года Магура О.Ю. отказано в удовлетворении заявления о признании недействительным постановления нотариуса КГНО Деевой Е.В. от 04 марта 2011 года об отказе в совершении нотариального действия. Судебная коллегия решение отменила в связи с нарушением норм материального права.
Судом установлено, что 02 февраля 2007 года умерла Егорова A.M. 10 апреля 2007 года нотариусом КГНО Деевой Е.В. было заведено наследственное дело к имуществу умершей, в материалах которого имеется закрытое завещание. При вскрытии и оглашении закрытого завещания обнаружено, что оно было составлено следующим образом: Егорова А.М. завещала свою квартиру 6 в д. 3 по Нарвскому проезду в г. Калининграде внуку Сливко С.А. с возложением обязанности распределить стоимость квартиры между детьми и частично внукам наследодателя следующим образом: первую долю - сыну Егорову В.А., вторую долю дочери - Ермаковой М.А., третью долю внучке Зуевой И.А., четвертая доля стоимости квартиры, которая принадлежала бы сыну Егорову А.А., но он 21 сентября 1998 года скоропостижно скончался, разделена между его сыновьями: (первая) - старшему (внуку наследодателя) Егорову К.А., (вторая) - младшему (внуку наследодателя) Егорову Я.А., среднему сыну Егорова А.А. (внуку наследодателя) от стоимости квартиры ничего не завещано, так как он проживает в квартире своего отца в городе Таллине.
Все наследники Егоровой А.М. по завещанию и по закону обратились к нотариусу КГНО Деевой Е.В. с заявлениями о принятии наследства в установленном порядке.
В соответствии со ст. 1132 ГК РФ 02 октября 2007 года нотариусом КГНО Деевой Е.В. было вынесено постановление о толковании закрытого завещания Егоровой A.M., согласно которому 1/4 доля указанной выше квартиры завещана Егорову В.А., 1/4 доля - Ермаковой М.А., 1/4 доля - Зуевой И.А., 1/8 доля - Егорову К.А., 1/8 доля - Егорову Я.А. Наследники Егоров Я.А., Ермакова М.А., Егоров А.В., Сливко С.А., Сливко А.А., Зуева И.А., Егоров К.А. письменно выразили согласие с толкованием завещания Егоровой A.M.
Наследник по закону по праву представления Егоров Дмитрий, являющийся гражданином Эстонской Республики, обратился к нотариусу с заявлением от 16 октября 2008 года, в котором указал имеющиеся у него претензии по поводу толкования завещания, ссылаясь на то, что завещание неясно и противоречиво в целом, а также содержит ошибочные условия наследования или исключения наследования. Полагает целесообразным пренебречь завещанием и выдать свидетельства о праве на наследство исходя из принципа наследования по закону. 09 июня 2009 года умерла дочь Егоровой A.M. - Ермакова М.А.. 22 февраля 2011 года Магура О.Ю., являющаяся внучкой Егоровой A.M. и дочерью Ермаковой М.А., обратилась к нотариусу с заявлением, из содержания которого следует, что она является наследницей по закону после смерти матери к имуществу умершей бабушки Егоровой A.M., однако ее мать в течение длительного периода времени наследство не получила в связи с отказом в выдаче ей свидетельства о праве на наследство, что также лишило и Магура О.Ю. права на получение наследства. Постановлением нотариуса от 04 марта 2011 года в совершении нотариального действия - выдаче свидетельства о праве на наследство было отказано.
Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что между наследниками возник спор по поводу толкования завещания, следовательно, выдача свидетельства о праве на наследство противоречит закону.
С указанным выводом не согласилась судебная коллегия, указав, что действительно, в соответствии со ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате противоречие требуемого нотариального действия закону является основанием для отказа в его совершении, однако ни одной нормой гражданского законодательства не предусмотрен отказ в выдаче свидетельства о праве на наследство в связи с несогласием наследников с завещанием.
Согласно ст. 1111 ГК РФ наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием. Таким образом, предложенный Егоровым Д. вариант игнорирования завещания и выдачи свидетельств о праве на наследство по закону без учёта завещания противоречит указанной норме ГК РФ.
Завещание Егоровой А.М. недействительным в соответствии со ст.1131 ГК РФ не признано. Более того, Егоров Д. с 2007 года с таким иском не обращался, хотя о содержании завещания и толковании его нотариусом ему известно. Егоров Д. прямо лишён наследства указанным завещанием, что он не оспорил.
Действительно, завещание Егоровой А.М. изложено некорректно, однако воля наследодателя в нём выражена достаточно чётко. Согласно положениям ст. 1132 ГК РФ завещание Егоровой А.М. было правильно истолковано нотариусом, соответствующее постановление тоже до настоящего времени не оспорено. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что нотариус была обязана выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию Егоровой А.М. Выдача свидетельства о праве на наследство в соответствии с правильно истолкованным завещанием, которое с 2007 года не оспорено и не признано недействительным, закону не противоречит. Предусмотренные ст. 48 Основ законодательства о нотариате основания для отказа в выдаче свидетельства о праве на наследство отсутствуют.
Ермакова М.А., обратившись к нотариусу, приняла наследство в соответствии с положениями ст. ст. 1152, 1153 ГК РФ, следовательно, наследственное имущество после смерти Егоровой А.М. признаётся принадлежавшим ей на праве собственности не зависимо от государственной регистрации прав на наследственное имущество. Решение суда отменено с вынесением нового решения об удовлетворении заявления. Судебная коллегия признала недействительным постановление нотариуса КГНО Деевой Е.В. от 04 марта 2011 года об отказе в совершении нотариального действия. На нотариуса Дееву Е.В. возложена обязанность выдать Магура О.Ю. свидетельство о праве на наследство по закону после смерти Ермаковой М.А. на имущество, ранее принадлежавшее Егоровой А.М., принятое Ермаковой М.А. в собственность в порядке наследования по завещанию. Решение суда об отказе наследнику, пропустившему срок для принятия наследства, во взыскании с другого наследника, принявшего наследство, денежных средств, вырученных последним от реализации части причитающегося ему имущества, вынесено без исследования обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Решением Ленинградского районного суда от 21 февраля 2011 года в удовлетворении исковых требований Попова А.В. в интересах несовершеннолетнего Попова И.А., 10 февраля 1993 года рождения, к Сергеевой Г.В. о взыскании денежных средств отказано.
Судебная коллегия не согласилась с указанным решением исходя из следующего. Судом установлено, после смерти Пастухова В.В., последовавшей 3 сентября 2000 года, открылось наследство в виде квартиры № 50 по ул. Куйбышева, д. 111 в г. Калининграде, квартиры № 84 по ул. Лейтейзена дом 1 в г. Туле и денежные средства. Наследниками по закону к имуществу умершего Пастухова В.В. после его смерти являлись: жена - Пастухова Н.И., дочь - Сергеева Г.В., внук - Попов И.А. (истец по делу) по праву представления после умершей матери Поповой (Пастуховой) Н.В. 23 мая 2001 года Сергеевой Г.В. и Пастуховой Н.И. было выдано свидетельство о праве на наследство по 1/2 доли в праве собственности на квартиру в г. Туле и в г. Калининграде. Наследник по праву представления Повов И.А. к наследству не призывался. Квартира в г. Туле 25 июня 2001 года по договору купли-продажи была продана Романову В.В., что подтверждается копией договора купли-продажи от 25 июня 2001 года. При этом стороной по договору выступала Пастухова Н.И., действующая за себя и за Сергееву Г.В. 11 ноября 2006 года Пастухова Н.И. умерла. Решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 21 ноября 2008 года, вступившим в законную силу 11 февраля 2009 года, Попову И.А., 10 февраля 1993 года рождения, восстановлен срок для принятия наследства, открывшегося 03 сентября 2000 года после смерти Пастухова В.В.; признаны недействительными свидетельства о праве на наследство по закону на квартиру 50 дома 111 по ул. Куйбышева в г. Калининграде на имя Пастуховой Н.И. и Сергеевой Г.В.; за Поповым И.А. и Сергеевой Г.В. признано право собственности в порядке наследования по закону по 1/2 доли в праве собственности на указанную квартиру.
Судебная коллегия указала, что, разрешая заявленные требования, суд обоснованно исходил из того, что часть третья ГК РФ введена в действие с 1 марта 2002 года и по смыслу ст. 5 ФЗ от 26 ноября 2001 года № 147 "О введении в действие части третьей ГК РФ" применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. Поскольку наследодатель Пастухов В.В. умер 3 сентября 2000 года и с этого времени открылось наследство, а решением Ленинградского районного суда г. Калининграда от 21 ноября 2008 года Попову И.А. восстановлен срок для его принятия, правоотношения, возникшие у истца в связи с этим, регулируются ГК РСФСР, действовавшим до 01 марта 2002 года.
Суд правильно руководствовался при разрешении спора положениями ч.2 ст. 547 ГК РСФСР, согласно которой наследнику, пропустившему срок для принятия наследства, передается лишь то из причитающегося ему имущества, принятого другими наследниками или перешедшего к государству, которое сохранилось в натуре, а также денежные средства, вырученные от реализации другой части причитающегося ему имущества.
Принимая решение об отказе во взыскании с Сергеевой Г.В. денежных средств, полученных от реализации квартиры в г. Туле, в части, приходящейся на долю истца, суд сослался на то, что со слов ответчицы, денег от продажи указанной квартиры она не получала, их Пастухова Н.И. полностью потратила на лечение внука (истца по делу), а также на то, что факт передачи денег ответчице от продажи ее доли в квартире в г. Туле не доказан.
Однако с таким мотивом отказа в удовлетворении заявленных требований в полном объеме судебная коллегия не согласилась, указав, что, разрешая заявленные требования, суд не предложил ответчице представить доказательства в подтверждение своих доводов о том, что она деньги от продажи квартиры в г. Туле не получала, поскольку они пошли на лечение истца. На основании изложенного решение суда отменено и дело направлено дело на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении дела определением Ленинградского районного суда от 27 июля 2011 года исковое заявление оставлено без рассмотрения по причине неявки истцов. ИНЫЕ КАТЕГОРИИ ДЕЛ
Дело по иску о взыскании в порядке суброгации ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, передано на новое рассмотрение, поскольку суд не учел, что на ответчике лежит обязанность возместить страховой компании ущерб, причиненный выплатой страхового возмещения, в размере стоимости ремонта автомашины с учетом износа.
ООО "Страховая компания Цюрих" обратилось в суд с иском к Шипицину А.В. о взыскании в порядке суброгации ущерба, причиненного в результате ДТП, указав, что 31 марта 2008 года произошло ДТП по вине Шипицына А.В., который, управляя автомобилем "Мазда 626", допустил столкновение с принадлежащим Любогощеву Г.Л. автомобилем "Мерседес". В результате столкновения находящемуся в собственности Любогощева Г.Л. транспортному средству причинены значительные технические повреждения. Указанный автомобиль был застрахован по программе АВТОКАСКО, страховая компания выплатила Любогощеву Г.Л. стоимость восстановительного ремонта в размере 553 924 руб. 15 коп. Так же страховой компанией были оплачены услуги эвакуатора. Часть выплаченной суммы (120 000 рублей) погашена страховой компанией, в которой застрахована ответственность Шипицина А.В. Общество просило взыскать с ответчика в порядке суброгации 436 524 руб. 15 коп. Решением Московского районного суда от 13 декабря 2010 года исковые требования ООО "Страховая компания Цюрих" удовлетворены.
Судебная коллегия не согласилась с выводом суда об удовлетворении требований в полном объеме, указав, что в соответствии со ст. ст. 1079, 1082, 15 ГК РФ владелец источника повышенной опасности, на которого в силу закона возложена обязанность по возмещению вреда, должен возместить потерпевшему вред и причиненные убытки, под которыми понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.
Из изложенной нормы следует, что право лица, которому был причинен вред, должно быть восстановлено в том же объёме, что и до причинения вреда. Возмещение вреда не предполагает получение прибыли или неосновательного обогащения, улучшения повреждённого имущества. При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что взысканию в пользу потерпевшего (а в порядке суброгации - в пользу страховой компании) подлежала стоимость восстановительного ремонта с учётом износа узлов, агрегатов и деталей транспортного средства, так как в противном случае возмещение вреда было бы произведено в большем объёме, чем причинён вред, и имущество, принадлежащее потерпевшему, было бы приведено в лучшее состояние, чем до причинения вреда. Установив, что при определении размера страховой выплаты износ повреждённых узлов и деталей автомобиля учтен не был, судебная коллегия решение отменила с направлением дела на новое рассмотрение. Заявленные к суду исковые требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконного осуждения, не подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции. Мальковский С.В. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ и Черняховскому городскому суду Калининградской области о взыскании компенсации морального вреда и взыскании утраченного заработка, ссылаясь на то, что из-за ошибки суда, допущенной при пересмотре приговора, ему не было снижено наказание, в результате чего он отбыл наказание на два месяца больше, чем ему было назначено согласно постановлению суда надзорной инстанции. В связи с этим ему были причинены нравственные и физические страдания, кроме того, в течение двух месяцев он был лишен возможности трудоустроиться и получать заработную плату.
Решением Черняховского городского суда Калининградской области от 05 мая 2011 года в удовлетворении требований Мальковского С.В. к Министерству финансов РФ и Черняховскому городскому суду Калининградской области отказано. Судебная коллегия указанное решение отменила в части отказа в удовлетворении исковых требований Мальковского С.В., заявленных к Черняховскому городскому суду Калининградской области, с прекращением производства по делу в данной части по следующим основаниям.
Статьей 220 ГПК РФ предусматривается, что суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 настоящего Кодекса.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, когда заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.
Согласно положений ст.ст. 1, 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны. Судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
В настоящее время не урегулирован вопрос об основаниях и порядке возмещения убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) суда, законом не определены подведомственность и подсудность таких дел применительно к случаям, когда вина судьи не установлена приговором, не определен порядок рассмотрения вопросов об ответственности судей (суда) за выраженное ими мнение или принятое решение при осуществлении правосудия. Исходя из этого Черняховский городской суд Калининградской области не может являться ответчиком по данному делу. Денежные средства, уплаченные по обоюдному согласию из общих средств супругов в счет погашения задолженности по кредитному договору, заключенному одним из супругов до заключения брака, разделу не подлежат. Решением Московского районного суда от 16 ноября 2010 года произведен раздел имущества, являющегося совместной собственностью супругов Сошниковых А.А. и А.В. С Сошникова А.В. в пользу Сошниковой А.А. взысканы, в том числе, денежные средства в размере 164 418 руб. 99 коп. в счет уплаченных ежемесячных платежей по кредитному договору. При этом суд исходил из того, что денежные средства, уплаченные за счет общих средств супругов по кредитному договору, заключенному Сошниковым А.В. до брака, подлежат разделу, как имущество, нажитое во время брака.
Судебная коллегия с таким выводом не согласилась, указав на нарушение норм материального права. Судом установлено, что Сошниковым А.В. до брака - 09 марта 2007 года - был заключен кредитный договор с ВТБ 24 (ЗАО), по условиям которого банк предоставил ему денежные средства в размере 15 000 долларов США на срок до 2012 года под 14 процентов годовых. Супругами во время брака за счет общих средств уплачены банку по данному кредитному договору денежные средства в размере 10 655,80 долларов США.
Таким образом, супруги по обоюдному согласию осуществили распоряжение своим общим имуществом, погашая задолженность по указанному кредитному договору, что соответствует нормам ст. 35 СК РФ. Доказательств, подтверждающих, что Сошников А.В. уплачивал денежные средства по этому договору за счет общего имущества вопреки воле Сошниковой А.А., последней не представлено, хотя в силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязанность доказать данное обстоятельство законом возложена на истицу.
Принимая во внимание нормы ст. 35 СК РФ, а также положения ст. 34 СК РФ, регулирующие вопросы совместной собственности супругов, судебная коллегия признала незаконным вывод суда о том, что уплаченная супругами во время брака задолженность по кредитному договору, оформленному Сошниковым А.В. до брака, подлежит разделу. Решение суда в указанной части отменено с вынесением нового решения об отказе Сошниковой А.А. в иске к Сошникову А.В. о разделе имущества в виде денежных средств, уплаченных по кредитному договору.
Установление администрацией муниципального образования арендной платы за использование земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, требованиям законодательства не противоречит. Решением Нестеровского районного суда от 17 декабря 2010 года заявление Галай А.Г. об оспаривании в части постановления главы администрации МО "Нестеровский район" от 13 марта 2009 года № 272 (в редакции постановления от 22 июня 2009 года № 687) удовлетворено: признано недействующим со дня подписания в полном объеме постановление главы администрации МО "Нестеровский район" от 13 марта 2009 года № 272 "О порядке определения размера арендной платы, порядке, условиях и сроках ее внесения за использование земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена" (в редакции постановления от 22 июня 2009 года № 687). При этом суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемое постановление администрации муниципального образования принято с нарушением компетенции при том, что определение порядка управления и распоряжения имуществом находится в ведении представительного органа муниципального образования (п. 5 ч. 8 ст. 25 Устава МО "Нестеровский район"), а ввиду нарушения порядка принятия нормативного правового акта суд вправе выйти за пределы заявленных требований (ч. 3 ст. 246, ч. 3 ст. 196 ГПК РФ).
Указанное решение отменено судебной коллегией вследствие неправильного применения судом первой инстанции норм материального права, нарушения норм процессуального права и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.
Постановлением главы администрации МО "Нестеровский район" от 13 марта 2009 года № 272 (в редакции постановления главы администрации района от 22 июня 2009 года № 687) утверждены коэффициенты, определяемые по категориям земель и виду функционального использования земельного участка согласно приложению, всего - 30 коэффициентов, включая коэффициент К3 в размере 2,4 для определения арендной платы в отношении земельных участков под объектами оздоровительного и рекреационного назначения из земель промышленности.
Постановление главы администрации МО "Нестеровский район" от 22 июня 2009 года № 687 официально опубликовано в газете "Сельская новь" 4 июля 2009 года, введено в действие со дня его подписания.
На основании ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.
В силу ст. 246 ГПК РФ дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными настоящей главой, главами 24-26 настоящего Кодекса и другими федеральными законами (ч. 1); при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (ч. 3).
Из приведенных положений закона следует, что при рассмотрении и разрешении дел о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части (глава 24 ГПК РФ) суд связан предметом заявленных требований, что не учтено судом первой инстанции по настоящему делу.
При таких обстоятельствах у суда не имелось законных оснований к признанию недействующим упомянутого постановления от 13 марта 2009 года № 272 (в редакции постановления от 22 июня 2009 года № 687) в полном объеме при том, что предметом оспаривания являлся лишь один коэффициент К3 в размере 2,4 для определения арендной платы в отношении земельных участков под объектами оздоровительного и рекреационного назначения из земель промышленности.
На основании ст. 65 ЗК РФ за земли, переданные в аренду, взимается арендная плата. Порядок определения размера арендной платы, порядок, условия и сроки внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, устанавливаются соответственно правительством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления (п. 3); кадастровая стоимость земельного участка также может применяться для определения арендной платы за земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности (п. 5).
Согласно п. 10 ст. 3 Федерального закона № 137-ФЗ от 25 октября 2001 года "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности.
Постановлением Правительства РФ от 16 июля 2009 года № 582 "Об основных принципах определения арендной платы..." не поименован орган местного самоуправления, компетентный устанавливать коэффициенты для исчисления арендной платы.
Пунктом 2 постановления Правительства Калининградской области от 29 января 2008 года № 21 "О порядке определения размера арендной платы..." рекомендовано органам местного самоуправления разработать и принять в установленном порядке методику установления коэффициентов для исчисления арендной платы, при этом конкретизация полномочного органа местного самоуправления отсутствует.
По общему правилу, предусмотренному п.п. 10 и 11 ст. 35, п. 4 ст. 36, п. 1 ст. 37, ст. 43 Федерального закона № 131-ФЗ от 6 октября 2003 года "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" разграничение компетенции органов местного самоуправления по принятию правовых актов осуществляется уставами муниципальных образований, при этом к исключительной компетенции представительного органа муниципального образования в части установления платы за землю отнесено только установление местных налогов и сборов муниципального района (ст. 15 Федерального закона № 131-ФЗ).
Уставом МО "Нестеровский район" предусмотрено, что в исключительной компетенции совета депутатов муниципального района находится определение порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности (п. 5 ч. 8 ст. 25), а к компетенции администрации муниципального района относится управление и распоряжение муниципальной собственностью (п. 7 ч. 5 ст. 34).
Вопросы компетенции при установлении коэффициентов для определения арендной платы за земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, уставом муниципального образования не урегулированы.
В этой связи судебная коллегия пришла к выводу о том, что при отсутствии на муниципальном уровне соответствующего правового регулирования порядка установления коэффициентов для исчисления арендной платы в отношении земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, и при наличии у исполнительных органов муниципального образования права на распоряжение такими земельными участками, само по себе установление постановлением главы администрации муниципального района коэффициента для исчисления арендной платы в отношении земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, под объектами оздоровительного и рекреационного назначения из земель промышленности не противоречит требованиям законодательства, обладающего большей юридической силой, о пределах компетенции органов местного самоуправления при определении порядка и размера арендной платы.
При таких обстоятельствах решение отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления.
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ
Ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника снимаются с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.
Определением Ленинградского районного суда от 23 декабря 2010 года отказано в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего ИП Темасова В.Н. Спиркина А.А. о снятии ареста с имущества должника.
Судебная коллегия указанное определение отменила в связи с нарушениями норм Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"
Судом установлено, что определениями Гвардейского районного суда от 06 августа 2009 года и 21 сентября 2009 года приняты меры по обеспечению иска ОАО "Промсвязьбанк" к Темасову В.Н. о взыскании задолженности по кредитным договорам в виде ареста на имущество, принадлежащего ответчику, в размере заявленных исковых требований. Определениями Гвардейского районного суда от 26 октября 2009 года указанные гражданские дела были переданы по подсудности в Ленинградский районный суд г. Калининграда.
Заочным решением Ленинградского районного суда от 26 января 2010 года, вступившим в законную силу, с Темасова В.Н. в пользу ОАО "Промсвязьбанк" взыскана задолженность по кредитному договору. Решением Арбитражного суда Калининградской области от 11 мая 2010 года было открыто конкурсное производство в отношении ИП Темасова В.Н.
Отказывая в удовлетворении ходатайства конкурсного управляющего, суд указал на то, что поскольку не предоставлено доказательств, подтверждающих исполнение ответчиком заочного решения Ленинградского районного суда от 26 января 2010 года, оснований для отмены принятых судом обеспечительных мер не усматривается, т.к. согласно ст. 140 ГК РФ при удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда.
С такими выводами не согласилась судебная коллегия, указав, что суд не учел положения ст. 126 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которыми с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. В силу ст. 131 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" имущество должника, являющееся предметом залога, также входит в конкурсную массу.
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что ранее наложенные аресты на имущество должника снимаются. Определение суда отменено с вынесением нового определения об удовлетворении заявления конкурсного управляющего.
Определение суда о возврате кассационной жалобы отменено, поскольку в том случае, если кассационная жалоба подана лицом, не имеющим права на ее подачу, судья выносит определение об отказе в принятии жалобы.
Определением Ленинградского районного суда от 07 февраля 2011 года возвращена кассационная жалоба судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района г. Калининграда Ильинской М.С. на решение того же суда от 18 января 2011 года по делу по жалобе ТСЖ "КОМОЗ" о признании бездействия судебных приставов-исполнителей незаконным.
Судебная коллегия отменила указанное определение в связи с неправильным применением судом норм процессуального права.
Решением Ленинградского районного суда от 18 января 2011 года частично удовлетворены требования ТСЖ "КОМОЗ" о признании бездействия судебных приставов-исполнителей ОСП Ленинградского района Антонюк Е.А. и Скоробогатовой Н.В. незаконным. Из содержания кассационной жалобы на указанное решение следует, что она подана от судебного пристава-исполнителя ОСП Ленинградского района Ильинской М.С., не участвовавшей при рассмотрении дела.
Правильно установив, что кассационная жалоба подана лицом, не участвовавшим в рассмотрении дела, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что жалоба подлежит возврату на основании п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, применив указанную норму по аналогии с исковым заявлением, подписанным и поданным лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд.
С таким выводом суда судебная коллегия не согласилась в силу следующего. Согласно правовой позиции, изложенной в п. 2 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 июня 2008 года № 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", если кассационные жалоба, представление поданы лицами, не имеющими права на их подачу, судья выносит определение об отказе в принятии жалобы, представления, поскольку согласно статье 336 ГПК РФ право на подачу кассационной жалобы имеют только стороны и другие лица, участвующие в деле, а кассационного представления - прокурор, участвующий в деле. Вместе с тем не может быть отказано в принятии жалобы лицам, не привлеченным к участию в деле, в случае, когда обжалуемым судебным постановлением разрешен вопрос об их правах и обязанностях, поскольку отказом в принятии жалобы указанных лиц будет нарушено их конституционное право на судебную защиту.
Исходя из изложенного, установив, что кассационная жалоба подана лицом, не имеющим права на ее подачу, и обжалуемое решение не затрагивает права и законные интересы заявителя, судебная коллегия пришла к выводу, что судья должен был вынести определение об отказе в принятии указанной жалобы. При таких обстоятельствах определение о возврате кассационной жалобы отменено с вынесением нового определения, которым отказано в принятии жалобы судебного пристава-исполнителя Ильинской М.С.
При принятии к рассмотрению заявления о приостановлении исполнительного производства применение положений ГПК РФ, регламентирующих предъявление иска и принятие его судом к производству, не допускается. Определением Октябрьского районного суда от 03 мая 2011 года заявление Шахетова И.Б. о приостановлении исполнительного производства оставлено без движения. При этом суд, указав, что к заявлению не приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых заявитель основывает свои требования, применил по аналогии ст. 136 ГПК РФ, согласно которой судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения. Судебная коллегия отменила данное определение в связи с нарушением норм процессуального права, указав, что при принятии к рассмотрению заявления о приостановлении исполнительного производства, как процессуальному действию в рамках исполнительного производства, не допускается применение положений ст. ст.131, 136 ГПК РФ, регламентирующих предъявление иска и принятие его судом к производству.
Определение суда о взыскании судебных расходов отменено, поскольку судом не учтено, что в целях предоставления дополнительных гарантий по обеспечению судебной защиты работниками своих трудовых прав трудовое законодательство предусматривает освобождение работников от судебных расходов, что является исключением из общего правила, установленного ч. 1 ст. 98 и ч. 1 ст. 100 ГПК РФ.
ООО "Наш ДОМ" обратилось в суд с заявлением о взыскании с Авдюшкина В.Н. на основании п. 1 ст. 100 ГПК РФ расходов на оплату услуг представителя, указав, что вступившим в законную силу решением Советского городского суда от 25 октября 2010 года Авдюшкину В.Н. отказано в удовлетворении исковых требований к ООО "Наш ДОМ" о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда и судебных расходов. При рассмотрении дела в суде первой инстанции интересы ООО "Наш ДОМ" представлял адвокат Брык О.И., с которым заявителем был заключен договор об оказании юридической помощи. Определением Советского городского суда от 21 января 2011 года с Авдюшкина В.Н. в пользу ООО "Наш ДОМ" взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 5000 рублей. Удовлетворяя заявление ООО "Наш ДОМ", суд сослался на положения части 1 статьи 100 ГПК РФ, в соответствии с которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. При этом суд пришел к выводу о том, что правила статьи 393 Трудового кодекса РФ, предусматривающей освобождение работников от судебных расходов при обращении в суд за разрешением споров, вытекающих из трудовых отношений, в данном случае неприменимы.
Судебная коллегия с указанными выводами не согласилась, указав на неправильное толкование норм законодательства.
Согласно требованиям статьи 393 Трудового кодекса РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.
В данном случае Авдюшкин В.Н. обращался в суд с иском к ООО "Наш ДОМ" с требованиями о взыскании заработной платы, процентов за задержку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда и в силу приведенных выше положений статьи 393 Трудового кодекса РФ он подлежит освобождению от любых судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителя, понесенных при рассмотрении дела судом первой инстанции ответчиком, в пользу которого состоялось решение суда. При этом судебная коллегия указала, что само по себе то обстоятельство, что в иске Авдюшкину В.Н. о взыскании заработной платы было отказано, основанием к взысканию с Авдюшкина В.Н. расходов на оплату услуг представителя являться не могло. В данном случае суду следовало исходить из того, что Авдюшкиным В.Н. был заявлен трудовой спор, при разрешении которого в полном объеме подлежат применению правила ст. 393 Трудового кодекса РФ.
При таких обстоятельствах определение отменено с вынесением нового определения об отказе в удовлетворении заявления ООО "Наш ДОМ". При отказе в иске прокурору, обратившемуся в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, ответчику возмещаются понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, с Министерства финансов РФ за счет средств федерального бюджета.
Решением Багратионовского районного суда от 8 апреля 2010 года, оставленным без изменения кассационным определением от 19 мая 2010 года, прокурору Багратионовского района отказано в удовлетворении исковых требований к Малиновской Г.М. об ограничении в родительских правах, взыскании алиментов.
30 июня 2010 года Малиновская Г.М. подала в суд заявление о взыскании с Министерства финансов РФ понесенных ею судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 5500 руб.
Отказывая Малиновской Г.М. в удовлетворении указанного заявления, суд сослался на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 45 ГПК РФ прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов.
С такими выводами не согласилась судебная коллегия, указав, что суд не дал оценки обоснованности заявленных требований о возмещении понесенных издержек с учетом положений ст. 102 ГПК РФ. Кроме того, Малиновская Г.М. заявила требования о взыскании расходов на оплату услуг представителя к Министерству финансов РФ. Суд же не привлек Министерство финансов РФ к участию в деле и рассмотрел этот вопрос, безусловно затрагивающий права Министерства финансов РФ, без участия его представителя.
При таких обстоятельствах определение отменено, вопрос передан на новое рассмотрение. При новом рассмотрении определением Багратионовского районного суда от 18 апреля 2011 года заявление Малиновской Г.М. удовлетворено частично. С Министерства финансов РФ за счет средств федерального бюджета в пользу Малиновской Г.М. взысканы расходы на оплату услуг представителя в размере 3 000 руб. Судебная коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда
48
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
54
Размер файла
572 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа