close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Судебная практика по вопросу признания договора поставки

код для вставкиСкачать
Судебная практика по вопросу признания договора поставки недействительным.
Инспекции Федеральной налоговой службы обратилась в Арбитражный суд с исковым заявлением к Обществу с ограниченной ответственностью (далее - ООО "СП") о признании договора поставки № 3 и дополнительного соглашения к нему недействительными.
Позиция налогового органав отношении налогоплательщика в соответствии с нормами законодательства о налогах и сборах была проведена выездная налоговая проверка. В ходе мероприятий налогового контроля истцом было установлено, что между ООО "СП" и ООО "А" заключен договор поставки металлопродукции N3.
При оформлении сделки с ООО "А" отсутствовало волеизъявление организации-продавца, выраженное в договоре поставки N 3, поскольку такой договор фактически не подписывался должностным лицом организации продавца.
В ходе проведения контрольных мероприятий инспекцией была проведена встречная проверка организации - продавца. Согласно полученному ответу ООО "А" относится к категории "проблемных" налогоплательщиков. Организация состоит на учете с 29.01.2002г. Последняя отчетность по НДС была представлена за 4 квартал 2003г. По указанному адресу не значится. Руководитель и главный бухгалтер ООО "А" - гражданин Н.. Сотрудником Управления налоговых преступлений УВД Брянской области отобрано объяснение у гражданина Н., который пояснил, что потерял паспорт, о пропаже сообщил в ближайшее отделение милиции. В замен утраченного ему был выдан новый паспорт. По результаты встречной проверки ЗАО "ТД "С" установлено, что по данным книги продаж за весь период 2006г. ЗАО "ТД "С" (поставщик второго звена) не подтверждаются хозяйственные отношения с ООО "А". Следовательно, не подтверждается исполнение договора поставки N 149 между ЗАО "ТД "С" и ООО "А".
Согласно справке-расчету с поставщиком ООО "А" ответчик осуществлял расчеты за поставленный товар векселями филиала АК СБ РФ N, что подтверждается представленной банковской информацией о дате эмиссии, векселедержателе, дате предъявления к оплате векселей. Лишь по счету-фактуре N 9589 расчет частично произведен перечислением денежных средств на расчетный счет ЗАО ТД "С". Акты приема-передачи векселей подписаны неустановленным лицом, не Н., доказательств того, что данные акты получены от доверенного лица ответчиком - ООО "С" не представлено (представитель ответчика ООО "С" пояснил, что никогда лично с Н. не встречался). Согласно информации АК СБ РФ N последними векселедержателями по 20 векселям являлись разные юридические лица.
В доказательство реальности совершенной сделки предоставлены спорные счета-фактуры с товарными накладными и транспортными железнодорожными накладными. Из содержания последних, по мнению истца, невозможно установить, что перевозился именно груз, указанный в счетах-фактурах. При проведении выездной проверки никаких документов подтверждающих перевозку товара представлено не было. Из показаний главного бухгалтера ООО "СП" следовало, что груз перевозился автомобильным транспортом. Счета-фактуры, выставленные продавцом ЗАО ТД "С", являются лишь бланком документа, не имеющим юридической силы, поскольку не содержат обязательных реквизитов с достоверностью подтверждающих продажу товара, т.к. отсутствует подпись должностных лиц организаций.
Счета-фактуры, выставленные ООО "А", товарные накладные, акты приема-передачи векселей, договор поставки N 3, не являются достоверными документами, поскольку на них отсутствуют подписи, выполненные собственноручно лицом, которое бы составило документ и приняло бы на себя определенные обязательства. Данные документы созданы для проведения документооборота с целью незаконного получения вычета по НДС.
Представитель ответчика пояснил, что прокат оцинкованный с полимерным покрытием, поступивший на склад ООО "Завод СП" в рамках договора поставки, заключенного между ЗАО ТД "С" и ООО "СП" все время находился на складе и никуда не перемещался. ООО "СП" выбирало со склада ООО "Завод СП" металлопродукцию принадлежащую ЗАО "ТД "С". По окончании расчетного периода производилась сверка взаиморасчетов и продукция отписывалась с ЗАО "ТД "С" на ООО "СП", после чего производился расчет. В очередной раз при сверке взаиморасчетов ЗАО "ТД "С" сообщил ООО "СП", что выбранный металл ранее был реализован ООО "А" по договору поставки между ЗАО "ТД "С" и ООО "А". Из этого следует, что первоначально ответчик узнал об ООО "А" после 28.02.2006 г., тогда как договор поставки с данным обществом от 11.01.2006 г. Это обстоятельство, по мнению истца, свидетельствует о невозможности заключения договора в более ранний срок, чем 28.02.2006 г.
Ответчик также пояснил, что налоговый вычет был им получен за поставленный по договору металлопрокат от ЗАО ТД "С" в полном объеме. Иного металла, чем по договору между ЗАО ТД "С" и ООО "СП" не было. Утверждение ответчика о том, что единственной причиной, по которой металл оказался проданным ООО "А", послужило отсутствие оплаты за выбранный металл, в то время как ООО "А" сразу оплату производил за весь товар, по мнению истца, не имеет доказательственного подкрепления и лишено экономического смысла. Истец обращает внимание суда, что данное утверждение опровергается письмом ООО "А" от 28.03.2006 г., в котором ООО "А" просит задолженность перед ЗАО ТД "С" погасить в счет оплаты по счету-фактуре. Истец приходит к выводу, что сам ООО "А" является должником. Доказательств того, ООО "А" осуществляло оплату до получения денег или векселей от ООО "СП" ответчиком не представлено.
Учитывая все вышеперечисленные доказательства мнимости хозяйственной операции по поставке товара по договору N 3 Инспекция Федеральной Налоговой Службы РФ просит суд признать недействительным договор поставки N 3 и дополнительное соглашение к нему.
Позиция налогоплательщика: Ответчик ООО "СП" исковые требования не признает по следующим основаниям. Между ООО "СП" и ООО "Завод П" заключен договор аренды о предоставлении нежилых помещений под производство металлопродукции. Между ООО "СП" и ЗАО ТД "С" заключен договор поставки металлопродукции. Между ЗАО "С" и ООО "Завод СП" подписан договор Хранения N 3 по тому же адресу.
В рамках вышеназванных договоров ООО "СП" выбирало со склада ООО "Завод П" металлопродукцию, принадлежащую ЗАО ТД "С". По окончании расчетного периода, а именно месяца, в месяце, следующим за отчетным, производилась сверка взаиморасчетов, и продукция отписывалась с ЗАО ТД "С" на ООО "СП" и производился расчет.
Металлопродукция на складе ООО "Завод П", принадлежащая ЗАО ТД "С", реализовывалась по собственному усмотрению. В очередной раз при сверке взаиморасчетов ответчику было сообщено, что выбранный им металл реализован ООО "А" по договору поставки между ЗАО ТД "С" и ООО "А", данные доводы подтверждаются копией договора поставки N УЛС 149-0600056 и письмом ЗАО ТД "С" о том, что на момент реализации продукции в адрес ООО "А" металлопрокат находился на ответственном хранении.
Ответчиком был заключен договор поставки с ООО "А". При заключении договора ООО "СП" была проведена проверка существования данной организации, в связи с территориальной удаленностью, в Интернете на сайте Федеральной налоговой службы в разделе сведения, внесенные в единый государственный реестр юридических лиц, был сделан запрос по которому было найдено, что Общество с Ограниченной ответственностью "А" расположено по адресу, имеет ОГРН, указана дата регистрации, ИНН, данные подтверждаются распечаткой страницы сайта.
ООО "СП" предприняло, по его мнению, всю должную добросовестность и осмотрительность при заключении сделки и считало, что все данные, указанные в документах представленных ООО "А" достоверны.
Документы, представленные во время налоговой проверки и в Арбитражный суд отличны друг от друга, их отличие не значительно только в рамках внесенных исправлений. Налоговый кодекс не запрещает, по мнению ответчика, вносить исправления в первичные документы, в том числе путем их замены на составленный в установленном порядке.
На основании изложенного, ответчик считает, что проявил должную осмотрительность при выборе контрагента, на момент заключения сделки до момента окончания поставок ООО "СП" считало ООО "А" добросовестным контрагентом. Металл, являющийся предметом сделки, находился на складе, ООО "А" он поставлялся ЗАО ТД "С", данные подтверждаются договором, заключенным между ЗАО ТД "С" и ООО "А" и письмом, отправленным ЗАО ТД "С" в адрес ООО "СП". Далее ООО "СП" перерабатывало металл и отгружало своим клиентам. Весь металл, поставленный ООО "А", был переработан и отгружен клиентам. ООО "СП" полностью рассчиталось за поставляемый металл, причем часть расчетов была произведена на расчетный счет ЗАО ТД "С" по письму ООО "А" от 28.03.2006 года и платежным поручением. То есть, фактически сделка между ООО "СП" и ООО "А" достигала той цели, ради которой она и была заключена.
На основании выше изложенного, ответчик просит суд в удовлетворении исковых требований отказать.
Позиция суда: Оспаривая договор поставки N 3 и дополнительное соглашение к нему истец ссылается на нарушение ст. 170 ГК РФ. Из текста уточненного искового заявления следует, что истец считает данную сделку мнимой, то есть просит признать оспариваемый договор поставки ничтожным по п. 1 ст. 170 ГК РФ. В судебном заседании представитель истца на вопрос суда по какому пункту ст. 170 ГК РФ он просит признать сделку недействительной, пояснил, что в целом по ст. 170 ГК РФ.
Исследовав материалы дела, суд пришел к выводу, что оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по п. 1 ст. 170 ГК РФ не имеется, поскольку отсутствуют доказательства наличия воли сторон по сделке совершить ее лишь для вида без намерения создать правовые последствия.
Из материалов дела следует, что по крайней мере у одной стороны - ООО "СП", имелись намерения создать правовые последствия для ведения предпринимательской деятельности, получение материала с целью его последующей переработки. Полученный материал был оплачен. В силу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации суд обязан оценить договор на его соответствие закону. Установив ничтожность сделки, суд имеет право указать, что она не порождает прав и обязанностей, даже независимо от того, оспорена ли она в судебном порядке, поскольку она недействительна с момента заключения. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ ничтожная сделка является недействительной, независимо от признания ее таковой судом.
Судом исследованы доказательства, подтверждающие порядок исполнения оспариваемого договора и дополнительного соглашения. Из материалов дела следует, что отсутствуют доказательства передачи товара по договору поставки от ООО "А" ООО "СП". Отсутствует взаимосвязь в представленных документах по транспортировке продукции от ООО "ТД "С" к ООО "А" и далее на склад ООО "Завод СП" и его (товара) выборку ООО "СП". Анализ имеющихся в деле доказательств товарораспорядительных и товарно-транспортных документов не позволяют сделать вывод о том, что товар переданный по договору поставки ООО "А" передавался (транспортировался) им на склад, с которого ООО "СП" делал соответствующую выборку. Документы, имеющиеся в материалах дела, свидетельствуют о том, что транспортировка товара осуществлялась в том же порядке, как и до заключения договора поставки N 3 и дополнительного соглашения к нему. Таким образом, заключение договора поставки N 3 и дополнительного соглашения к нему не повлекло, по мнению суда, изменений в фактических отношениях между ООО "ТД "С" и ООО "СП". В материалах дела отсутствуют доказательства того, что металл, получаемый ООО "СП", принадлежал ООО "А".
Таким образом, суд приходит к выводу, что данная сделка обладает всеми признаками притворной сделки, которая совершена с целью прикрыть другую сделку - договор поставки между ООО "ТД "С" и ООО "СП".
Отношения между данными контрагентами не претерпели каких-либо существенных изменений в части исполнения сторонами своих обязательств, за исключением порядка оплаты через посредничество ООО "А", о чем свидетельствует также тот факт, что в настоящее время между сторонами возобновлены договорные связи, которые существовали до заключения договора поставки N 3 и дополнительного соглашения к нему.
В соответствии с п. 2 ст.170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.
Таким образом, требования истца о признании недействительным договора поставки N 3 и дополнительного соглашения к нему законны, обоснованы и подлежат удовлетворению.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
41
Размер файла
44 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа