close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Система международного права

код для вставкиСкачать
Д. И. ФЕЛЬДМАН
СИСТЕМА
МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
ИЗДАТЕЛЬСТВО
КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
1983
Печатается по постановлению
Редакционно-издательского совета
Казанского университета
Научный редактор проф. В. В. Лазарев
Данная монография является первой книгой в советской науке международ-
ного права по проблеме системы международного права. В ней показывается
роль системного подхода в науке международного права, освещается история
становления и развития системы международного права. Значительное место
уделяется исследованию важнейших теоретических проблем, связанных с постро-
ением системы международного права и ее отраслей. В книге рассматривается
связь между системой международного права и системой науки и преподавания
международного права и сравнительным правоведением. Значительное место
уделяется критике буржуазных концепций по вопросам системы международного.
права.
Книга рассчитана на научных работников, преподавателей, аспирантов юри-
дических вузов, а также специалистов в области теории и практики междуна-
родных отношений и международного права.
Рецензенты: докт. юрид. наук, проф. А. П. Мовчан (Москва); докт. юрид.
наук, проф. Л. А. Алексис (Тбилиси).
1207000000-013
d" ----------7_яч
075(02)-83 "
Издательство Казанского университета, 1983 г.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Вопросы системы права относятся к наименее исследованным
проблемам как в общей теории права, так и в отраслевых юриди-
гских науках. Хотя система международного права является
состоятельной, тем не менее общие категории "системы права"
фундаментальной науке правоведения не могут не иметь извест-
ного значения и для науки международного права при исследо-
вании понятия системы международного права, отрасли между-
народного права и т. п.
Категория системы права относится к разряду всеобщих аб-
страктных правовых определений, "которые фиксируют главные
тороны и важнейшие формы проявления государственной воли
господствующего класса..., которые после категории "сущность
права" выступают как наиболее широкие по объему и глубокие
по содержанию правовые категории" '.
Как всеобщая правовая абстракция "система права" фикси-
рует прежде всего нормативную сторону права. "Эта правовая
ьбстракция служит для выражения подразделений, связей, единства правовых норм, их внутренних взаимозависимостей и системы
в целом" 2, что содействует успешному исследованию проблемы эф-
рективности правового регулирования. Отсюда ясно, почему "си-
стема права" несет большую методологическую нагрузку.
Разумеется, о методологическом аспекте категории "система
правa" можно говорить преимущественно имея в виду
внутригосударственное право, поскольку разработка этой катего-
рии (как, впрочем, и других правовых категорий) проводилась и
проводится до сих пор в общей теории права без учета междуна-
родно-правовой проблематики.
Между тем позитивные результаты в исследовании категории
:система права" могут сыграть известную роль при разработке
категории "система международного права" или хотя бы помочь
осмыслить ее с учетом международно-правовой специфики.
Обращаясь к содержанию общетеоретической категории "си-
стема права", следует отметить, что юристы-теоретики исходят из
философского понимания "системы", которую определяют как
целостное множество взаимосвязанных элементов"3. В философ-
:кой науке подчеркиваются интегративные качества, присущие
Системному целому4. Эти качества обнаруживаются особенно
[рко при изменении каких-то отдельных компонентов системы, ко-
торые неизбежно в целостной системе приводят к изменению и
3
других ее компонентов. Органическая связь частей (компонентов),
составляющих систему, "выражается в такой взаимозависимости
системообразующих компонентов, когда исключение или измене-
ние одного из них может вызвать изменение других или даже
повлечь разрушение всего системного целого"5. Интегративные
свойства системы выражаются также в том, что ее качества не
сводятся к качествам системообразующих частей: все системооб-
разующие компоненты системного целого в отличие от сумматив-
ного целого обладают общим качеством, которое отсутствует у
них вне системы. Интегративное качество - основа взаимосвязи
в системе. Если частности, составляющие целое, "выступают как
взаимодействующие и взаимообусловливающие друг друга момен-
ты, то,-отмечает А. С. Воронихин,-налицо целостная систем-
ность. Если же целое есть арифметическая сумма частей (здесь
он приводит цитату из Гегеля) "суть - самостоятельные едини-
цы, которые равнодушно сохраняются друг подле друга в чисто
механическом порядке", то налицо формальная целостность сум-
мативности" 6.
Очень важно в понимании системы уметь различать случайные
и закономерные связи (отношения) между компонентами системы: первые соответственно присущи суммативным целостностям, вто-
рые - системным образованиям. Философы часто понятие "взаи-
модействие" определяют через отношение, хотя и не ставят при
этом между ними знака равенства. Категория "отношение" фик-
сирует момент взаимодействия объектов, поскольку взаимодей-
ствие всегда есть отношение. Однако не всякое отношение есть,
взаимодействие. Известно, что "стороны определенного систем- ного целого влияют друг на друга, определяя характер и сущ-
ность этого целого"7. Проецируя эти положения на понимание
системы права, можно отметить интегрированное качество, т. е.
качество, которое приобретают компоненты в рамках той и иной
системы, вне системы это качество автоматически утрачивают8.
Следует также иметь в виду взаимодействие и взаимозависимость
компонентов системы в силу устойчивых, закономерных связей
между ними. Во взаимодействии компонентов системы проявля-
ются характер и ценность системы в целом. Кроме этого можно указать на относительную самостоятельность существования си- стемного целого 9.
Что же касается самого определения системы права, то в ли-
тературе оно формулировалось весьма абстрактно. Так, например,
по мнению Д. Н. Керимова, "система в праве - это объективное
объединение (соединение) по содержательным признакам опреде-
ленных правовых частей в структурно упорядоченное целостное
единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчи-
востью, автономностью функционирования" '°. Разумеется, сразу
же возникает вопрос, что считать "правовой частью", о которой
идет речь в приведенном определении. Это, конечно же, связано с
вопросом о том, что понимать под содержанием права, ибо фило-
софская трактовка категории "система" предполагает ее связь с
4
категорией "содержание". В философской литературе пока что
не достигнуто абсолютного единства в понимании категории "со-
держание". Интересную трактовку этой категории дает Ю. Р. За-
харов, по мнению которого содержание есть "развитая в конкрет-
ную целостность сущность объекта, его субстанциональная основа
и состав"11. Если категория "содержание" предполагает конкре-
тизацию сущности, то при определении содержания права следует
обратиться к сущности права и ее объективизации. В общей теории
права сущность права закреплена в категории "государственная
воля" господствующего класса 12. Как известно, объективируется
государственная воля вовне в нормах права. Следовательно, мож-
но считать содержанием права нормы права. Именно правовые
нормы прежде всего несут в себе заряд правовой энергии. Здесь
уместно провести различие, очень спорных на первый взгляд, таких
абстракций, как "правовая система" и "система права". Некото-
рые авторы не видят между этими понятиями существенной раз-
ницы. Относительно часто, имея в виду систему права, использует
термин "правовая система" Керимов Д. Н.13. На существенное раз-
личие между терминами "система права" и "правовая система"
указывает С. С. Алексеев. Под правовой системой он понимает
не только право в собственном смысле, но и другие поднорматив-
ные элементы, также проявляющие классовую сущность права и
"заряженные юридической энергией" 14. С. С. Алексеев предлагает
относить к правовой системе не только систему права, но и все
другие правовые явления, особенно акты применения права.
Система права предполагает лишь нормы права и их образова-
ния. Впрочем, и сам Д. Н. Керимов, подчас подменяя термин
"система права" термином "правовая система", подчеркивает, что
первоначальной клеточкой правового организма является только
норма права 15. Собственно из этого и исходят, давая развернутое
определение системы права: "Система права-это обусловлен-
ное экономическим и политическим строем общества внутреннее
объединение в согласованное, упорядоченное единое целое пра-
вовых норм и одновременно их подразделение на соответствую-
щие отрасли, обладающие сами по себе относительной самостоя-
тельностью, устойчивостью и автономностью функционирования" 16.
Разумеется, определение системы международного права от-
личается от определения системы внутригосударственного права
и имеет некоторые особенности, поскольку само международное
право должно рассматриваться как часть международной систе-
мы, "как подсистема этой системы" 17. Как верно заметил Г. И. Тун-
кин, "основные элементы международной системы - государства
являются, с одной стороны, частью международной системы, а с
другой - существуют прежде всего вне ее" 18. И поскольку меж-
дународное право - это особая система права, не следует авто-
матически переносить в международное право некоторые положе-
ния общей теории права 19. И прежде всего это касается самого
понятия системы международного права, критериев разграниче-
ния отраслей права и многих других проблем. В предлагаемой
5
работе сделан акцент на то особенное, что отличает систему меж-
дународного права от системы права отдельных государств, пред-
принята попытка применения системного подхода к исследованию
категории "система международного права", рассмотрена история
становления и развития системы международного права, исследо-
ван комплекс общетеоретических вопросов понятия и построения
системы международного права и, наконец, проведена связь меж-
ду системой международного права и сравнительным правове-
дением.
Исследуя эти вопросы, автор исходил из того, что в свете ма-
териалов XXVI съезда КПСС перед советской наукой междуна-
родного права был поставлен ряд задач, среди которых одно из
первых мест занимает научная разработка международно-право-
вых проблем, связанных с реализацией Программы мира на 80-е
годы, проблемы борьбы за мир20. При перечислении круга
этих задач в докладе "XXVI съезд и дальнейшее развитие совет-
ской науки международного права" на одно из первых мест были
выдвинуты общие теоретические проблемы советской науки меж-
дународного права, и особенно такие вопросы, как функциониро-
вание-международного права в международной системе, между-
народная юридическая система, теоретические проблемы отдель-
ных отраслей международного права и др.21. Не может быть ни-
каких сомнений в том, что к этим же вопросам следует отнести
и саму систему международного права и его науки, принимая во
внимание и методологический, и юридический, и идеологический
аспекты этой теоретически сложной и практически важной темы.
Автор выражает глубокую
Л. А. Алексидзе, А. П. Мовчану, ст.
киной за полезные и ценные советы
ке монографии к печати.
благодарность профессорам
преподавателю Н. В. Афонич-
и рекомендации при подготов-
ГЛАВА I
РОЛЬ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА В ИЗУЧЕНИИ СИСТЕМЫ
МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
Применение системного подхода к исследованию системы со-
временного международного права, пожалуй, наиболее перспек-
тивно по сравнению с другими актуальными проблемами советской
науки международного права. И дело, разумеется, не в семан-
тической близости терминов "система" и "системный подход" '.
И дело, конечно же, не в известной моде увлечения системным
подходом, и у нас, и на Западе, а "в достижениях современной
6
науки той роли, которую играет в ней "общая теория систем", в
самой популярности системного движения, которое "является од-
ним из конкретных проявлений диалектической тенденции в со-
временном познании" 2.
Классифицируя сложные образования как органические и не-
органические системы и имея в виду, что системный подход дает
наибольший эффект при изучении первых, было бы неверным не-
дооценивать применение понятий и категорий системного подхода
при исследовании таких, к каким относится система права 3.
Применение системного подхода в социальном познании озна-
чает исследование закономерностей развития общества как це-
лостного организма, как системы4.
Несмотря на то, что сам системный подход понимается по-
разному, все более выкристаллизовывается его рассмотрение, во-
первых, как общенаучной, междисциплинарной методологической
концепции, не выходящей за рамки специализированного знания,
и, во-вторых, как философской методологии, составляющей часть
марксистской диалектики. Применение системного подхода, с од-
ной стороны, плодотворно для конкретных научных дисциплин, а
с другой, происходит обогащение самого метода "обобщенными
понятиями частных наук"5.
О перспективах применения системного подхода в юридической
науке неоднократно писали С. С. Алексеев, В. П. Казимирчук,
Л. С. Явич и др.6. Юристы-международники применяют его при
анализе важнейших теоретических и практических аспектов науки
международного права. Так, по мнению Г. И. Тункина, одной из
важнейших задач является разработка проблемы "функцио-
нирования международного права" как системного понятия, а так-
же применение системного подхода в исследовании проблем такого функционирования7. В ряде работ советских юристов показаны
возможности системного исследования при изучении отдельных
институтов, отраслей и всей системы международного права.
Нельзя, однако, не отметить, что системный подход призна-
ется не всеми в качестве самостоятельного метода исследования.
Относя системный подход к числу общенаучных методов, отдель-
ные философы (В. С. Тюхтин) стремились ограничить возможности
его применения в некоторых науках. Была даже высказана мысль
о том, что "тезис об универсальности системного подхода нужда-
ется в весьма существенных уточнениях" 8. К сожалению, филосо-
фы не уделяли должного внимания применению системного под-
хода в юридических науках, несмотря на ряд попыток с его по-
мощью исследовать как традиционные, так и новые и новейшие
направления в различных отраслях правоведения 9. Несмотря на
очевидность специфичности применения системного подхода в об-
щественных науках вообще и в отдельных юридических науках
в частности, в последнее время встречается известное нигилисти-
ческое отношение к данному методу. Так, например, В. М. Сырых
полагает, что "в юридической литературе вопрос о принципах
системного анализа государственно-правовых явлений пока что не
7
исследован" 10. Отсутствие сколько-нибудь четких правил, прин-
ципов системно-структурного подхода в философской литературе
(и, следовательно, в юридической) В. М. Сырых объясняет тем,
что еще не создана теория систем, что в исследовании самого
понятия "система" до сих пор не сложилось общепринятой пози-
ции по ряду вопросов принципиального характера п. При этом
В. М. Сырых цитирует работы некоторых авторов, считающих, что
якобы системный подход продолжает выступать "развивающим-
ся" и поэтому далеко не сложившимся конкретным методологи-
ческим направлением, которое совершенствует и уточняет понятия
и принципы" 12. Общий вывод, к которому приходит В. М. Сырых,
заключается в том, что системно-структурный подход "не является
принципиально новым методом. Попытки отдельных ученых
рассматривать его в качестве нового средства научного познания
несостоятельны, потому что основываются на отождествлении
системного подхода с теоретической функцией понятий теории
систем" 13.
Разумеется, с таким категорическим мнением В. М. Сырых
согласиться нельзя. Представляя собой "конкретизацию и углуб-
ление диалектико-материалистического учения о взаимной связи
и развитии предметов и явлений действительности", системный
подход, и это верно подметил В. Г. Афанасьев, дает новые знания,
новые системные измерения, новые родовые параметры действи-
тельности 14. В этом его несомненная научная ценность. Более
того, системные методы и средства решения научных и практи-
ческих проблем "пережили время становления, приобрели мето-
дологический и прагматический вес и за последние годы весьма
широкое распространение"15. Сказанное можно применить и к
юридическим наукам, учитывая высокую степень интеграции об-
щественных процессов, где, как никогда ранее, "все связано со
всем" 16. Разумеется, в этих условиях, вместо принижения само-
стоятельности системного подхода, целесообразнее больше вни-
мания уделить выявлению принципов и приемов его применения в
каждой отраслевой юридической науке.
Конечно же, не случайно В. М. Сырых, специально исследо-
вавший метод правовой науки, был вынужден выделить четыре
уровня системно-структурного анализа: 1) наиболее простые в
структурном отношении явления (нормы права); 2) системные об-
разования, где эти элементы выступают в качестве элементов
правовых институтов; 3) системы, включающие в себя системные
образования второго уровня (отрасли права); 4) в плане тоталь-
ной целостности (право в целом) 17.
Последнему уровню В. М. Сырых придает особое значение.
И объясняется это тем, что системный анализ достигает своей
конечной цели лишь тогда, когда воссоздает в системе взаимо-
связанных категорий и понятий исследуемый объект на уровне
тотального целого, при помощи восхождения от абстрактного к
конкретному 18. В. М. Сырых настолько импонирует метод вос-
хождения от абстрактного к конкретному в праве, что он пред-
8
ставляет его как "единственно научный метод теоретического
познания права и его отдельных отраслей как тотальных целостно-
стей" 19. Однако это - явная гиперболизация данного метода и
принижение других методов, включая системно-структурный под-
ход при исследовании права. К тому же противоречиво звучит, с
одной стороны, его утверждение, что "общая теория систем не
может решить проблемы системы права", а, с другой стороны, вы-
вод, который делает В. М. Сырых при рассмотрении некоторых
построений системы права в виде пирамиды иерархически взаимо-
связанных отраслей, заявляя при этом, что такое понимание систе-
мы права с точки зрения систем "является безупречным" 20.
Для всестороннего анализа системы права вообще, системы
международного права в частности, для верного определения его
отраслей, институтов и норм и взаимосвязи между ними немало-
важную роль может сыграть системно-структурный подход. При
этом, однако, заметим, что понятие системы международного права
не идентично понятию структуры международного права. Вопрос
о соотношении между системой и структурой и в теории между-
народных отношений, и в общей теории права является одной из
сложных и недостаточно исследованных проблем. В своей моно-
графии "Системный подход и международные отношения"
Э. А. Поздняков верно подметил, имея в виду зарубежные си-
стемные исследования, что во многих из них понятия "система"
и "структура" применяются как одинаковые. Э. А. Поздняков как
бы различает системный подход в исследовании международных
отношений и так называемый морфологический подход. Примене-
ние последнего в соединении с использованием специальной си-
стемной терминологии не только бесперспективно в научном пла-
не, но может даже нанести урон системному подходу, все более и
более утверждающемуся в общественных науках, особенно при
исследовании таких сложных объектов, какими являются системы.
Повторение сегодня простых истин о том, что элементами, компо-
нентами, частями межгосударственных отношений являются госу-
дарства, союзы государств, коалиции, международные организа-
ции и т. д., и попытка выдать это за "достижение" системного под-
хода, за нечто принципиально новое "не только не продвигает
Исследования межгосударственных отношений, но и ставит под
сомнение научную ценность системного подхода, порождая при
этом обоснованное подозрение в примитивности и научной бес-
плодности посылок и выводов, получаемых вследствие его приме-
нения"21. Применительно к международному праву об этом же
писал И. И. Лукашук22.
В работах по общей теории права также подчеркивалось, что
понятие "структура права" в отличие от традиционного понятия
"система права" - это не дань моде, а "изменение угла зрения,
обусловленное философской разработкой теории систем"23. Но
дело не только в изменении "угла зрения". Вопрос стоит значитель-
но серьезнее, и это был вынужден признать С. С. Алексеев, ут-
верждая, что системно-структурный подход позволяет раскрыть
9
важный аспект права как системы, высветить новые грани в тра-
диционной проблематике, поставить новые вопросы, а тем самым
не только придать качественно новые оттенки, но и охватить по-
нятием "структуры права" различные виды и уровни структур,
промежуточные образования и т. д.24.
Структура международного права еще ждет своего исследо-
вания, хотя некоторые аспекты этой важной проблемы могут и
сегодня быть затронуты с учетом достижений в исследовании
структуры международных отношений и структуры права.
Под структурой обычно понимают особый, присущий каждой
системе способ связи элементов системы, возникающий законо-
мерно в процессе функционирования и развития системы25. По мне-
нию С. С. Алексеева, структура представляет собой особый (инва-
риантный) аспект системы, выражающий упорядоченность элемен-
тов, их композицию, способ связи между ними, их внутреннюю
организацию 26.
Применяя системный подход в исследовании международных от-
ношений, Э. А. Поздняков рисует следующую картину структуры-
инварианта системы межгосударственных отношений: собственно
структура системы, охватывающая центросиловые отношения (об-
щесистемный уровень) и узловые комплексы отношений (уровень
узлов противоречий); структурная "надстройка", включающая
международные межгосударственные организации и учреждения,
международно-правовые нормы, международно-политические и
международно-правовые концепции, доктрины и пр.27.
Деление структуры международных отношений на структуру-
инвариант и структуру вариантную может в известной мере быть
применимо и при системно-структурном подходе к исследованию
международного права. Если считать, что структура-инвариант
есть "сосуд", который каждая эпоха наполняет своим собственным
содержанием28, а структура конкретно-исторического состояния
системы является вариантной системой международных отноше-
ний, то и структура-инвариант международного права находится
в аналогичном соотношении с его вариантной структурой кон-
кретной исторической эпохи. При этом теоретики международных
отношений включают международно-правовые нормы в структур-
ную надстройку структуры-инварианта системы межгосударствен-
ных отношений, между тем совокупность международно-правовых
норм представляет, в свою очередь, самостоятельную систему. Ос-
новные подразделения структуры международного права - это
такие образования, которым присущи признаки элемента, кото-
рые отличаются цельностью, обладают способностью взаимодей-
ствия с другими явлениями, в результате чего образуют структуру
более высокого уровня29.
Так же как государства не властны менять структуру межго-
сударственных отношений, они не могут менять и структуру меж-
дународного права по своему желанию, они могут действовать
лишь в определенных, от их воли не зависящих, границах сущест-
вующей структуры.
10
Тем не менее субъективные факторы вынуждают государства
к изменению унаследованной от прошлых поколений вариантной
структуры как международных отношений, так и международно-
го права. Меняется содержание межгосударственных отношений,
меняется вариантная структура, происходят структурные измене-
ния и в международном праве.
Жизнедеятельность системы, в том числе международной, под-
чинена определенным законам. Известную роль в функциониро-
вании международной системы играет международное право,
которое само является многоплановым. Хотя концепция социально-
нормативной структуры международного права и была подвергну-
та критике, сама критика была не очень убедительной 30.
Но это уже проблема иного порядка. Возвращаясь к элементам
структуры международного права, можно вслед за представите-
лями общей теории права сказать, что главной структурой явля-
ется структура, выражающая строение права, его дифференциа-
цию на нормы, институты, отрасли31.
Для выявления самой структуры необходимо рассмотреть "до-
статочно большое число вариантов, т. е. различных состояний и
связей системы, ибо только таким путем можно установить в ней
относительно устойчивое инвариантное содержание" 32.
Разумеется, плодотворность системного исследования в науке
вообще, в науке международного права в частности, достигается
тогда, когда оно опирается на диалектический материализм. Вся-
кое иное применение системного (системно-структурного) анализа
приводит к антинаучным выводам и результатам. Примером этому
может служить распространенное на Западе применение системно-
го (структурно-функционального) подхода к науке международ-
ного права. Увлечение системным методом исследования сопро-
вождается в буржуазной доктрине полной путаницей в самом
понимании данного метода 33, специфики его применения в отдель-
ных науках, в том числе юридических, а также его особенностей
в науке международного права. Однако главное заключается в
том, что буржуазные юристы игнорируют диалектико-материа-
листическое исследование правовой системы вообще, междуна-
родно-правовой в частности.
Рассматривая международное право как независимую право-
вую систему, одни буржуазные юристы трактуют эту независи-
мость настолько широко, что доходят до отрицания связи между
международным правом, с одной стороны, внешней политикой и
дипломатией - с другой 34. Многие делают упор на стабильность
такой системы международно-правового порядка, которая способ-
ствовала бы западным интересам (по существу - капиталистиче-
ским принципам) 35. Третьи пытаются при помощи системного
подхода построить модели мирового порядка и наметить перспек-
тивы развития международного права в ракурсе, который соответ-
ствовал бы интересам создания таких моделей. Так, при обсуж-
дении этого вопроса на Ежегодном собрании Американской Ассо-
циации международного права в апреле 1972 г. Ричард Фолк в
11
своем докладе уделил значительное место системному подходу
и пришел к выводу о бесполезности связи между налаживанием
отношении в мировом сообществе и соблюдением норм между-
народного права. Р. Фолк прямо говорил, что "условием эффек-
тивности применения международных институтов является отре-
чение от каких бы то ни было усилий в осуществлении идеалисти-
ческого содержания международного права, заключающегося в
Уставе ООН" 36.
Иногда западными юристами строятся такие модели мира,
которые явно пронизаны буржуазным мировоззрением, несмотря
на прокламируемую их авторами "идеологическую трансцедент-
ность" 37. Так, например, глобальные модели, предложенные Рим-
ским клубом в области экологии, игнорирующие такие важные эле-
менты, как непрекращающийся рост военных расходов империа-
листических государств, их неоколониалистские устремления,
борьбу сил прогресса и социализма против империализма за раз-
рядку и социальный прогресс, хотя и были построены на основе
применения системного подхода, на деле носили сугубо паллиатив-
ный характер и не обеспечивали действительно научный прогноз
"глобального развития" 38.
Не идут дальше формально юридических результатов различ-
ные варианты, предлагаемые буржуазными юристами в области
применения системного подхода в праве вообще39.
Системный анализ широко практикуется буржуазными юриста-
ми при исследовании нормотворческого процесса, порядка приня-
тия властных и контролируемых решений в области внутригосу-
дарственного права. Известно, что системный подход в исследова-
нии правовых явлений позволяет вскрыть внутреннее единство
права, органическое взаимодействие частей, которые его состав-
ляют. Между тем американские юристы Г. Лоусвелл и М. Мак Ду-
гал предлагают рассматривать элементы власти на фоне понимания
социального процесса "как человеческого взаимодействия друг с
другом и природой"40 и, разумеется, выхолащивают классовый
элемент. Предлагаемая авторами классификация, содержащая
восемь ценностных категорий, образующих систему, имеет лишь
одну цель: обоснование построения мирового сообщества, соответ-
ствующего закономерностям развития капиталистического мира.
Рассмотрение проблемы системы в международном праве с ис-
пользованием достижений общей теории систем - важнейшая за-
дача советской науки международного права. При этом важно
подвергнуть убедительной критике применение системного метода
исследования в буржуазной науке международного права, учиты-
вая роль, которую играют проблемы методологии в идеологической
борьбе41. Достаточно остановиться только на одной работе, спе-
циально посвященной идеологическому аспекту системного мето-
да исследования, изданной группой юристов-международников
Принстонского университета. В этой коллективной монографии есть
специальный раздел, написанный Стенли Гофманом, который
называется "Межнациональные системы и международное пра-
12
во"42. Наряду с абстрактными, на первый взгляд, невинными
положениями, С. Гофман доходит до самых неприкрытых идеоло-
гических выпадов с позиций антикоммунизма и антисоветизма.
С самого начала он утверждает, что "если теория должна быть в
первую очередь связана с различными чертами систем в большей
степени, чем с поисками порядка, то международное право стано-
вится наиболее полезным подходом к международной политике" 43.
Далее он переходит к анализу влияния научно-технической рево-
люции на международное право и сводит это влияние в конечном
счете к отрицанию суверенитета.
Подходя к международному праву через историческую призму,
С. Гофман предлагает различать два вида систем: устойчивые и
революционные. Под устойчивой системой он понимает такую, в
которой основы конфликта ограничены. "Какой бы ни была ос-
новная структура мира и состояние технологии конфликта, участ-
ники действуют таким образом, чтобы ограничить степень вреда,
который они могут принести другому". "В революционной системе
эта умеренность исчезает". С. Гофман ссылается в качестве
примера устойчивой системы на систему, существовавшую до пер-
вой мировой войны. С другой стороны, С. Гофман всячески по-
рицает революционные системы. По его мнению, в "революцион-
ной системе большая часть международного права заменена в зна-
чительной степени шаткой властью права политических рамок".
Касаясь современной системы международных отношений и
международного права, С. Гофман извращает подлинную сущ-
ность организации Варшавского договора, неверно освещает
роль других региональных международных организаций и приходит
к общему неверному выводу, что "традиционная сущность суве-
ренитета едва ли совместима с политическими условиями настоя-
щего мира". Объясняет это С. Гофман избитыми концепциями
западных международников о роли сверхдержав в современной
системе международных отношений.
Некоторые буржуазные авторы настолько упрощенно понима-
ют сам системный подход, что в конечном счете приходят к отри-
цанию значения этого метода исследования 44. Другие отождеств-
ляют системный подход с обыкновенной систематизацией и сводят
все международное право или отдельные его отрасли к так назы-
ваемому институционному праву45. Третьи формализуют обще-
ственные отношения и регулирующие их нормы, чем полностью
выхолащивают социальный элемент в исследовании 46.
Этим еще раз подчеркивается тот факт, что методологическое
значение системного подхода нельзя рассматривать без анализа
той идеологической нагрузки, которую общенаучный метод несет
в современных исследованиях буржуазных юристов-международ-
ников и специалистов в области международных отношений.
Системный подход в марксистской науке имеет прямое отно-
шение к обеспечению правильной постановки научных проблем, и,
судя по всему, наиболее очевидные успехи системного мышления
связаны именно и прежде всего с новой постановкой проблем, а
13
роль этого подхода в решении поставленных проблем значительно
скромнее47. Первые попытки применения системного подхода в
советской юридической науке, в том числе в науке международного
права, свидетельствуют о возможностях системного метода ис-
следования, особенн в таких областях, международно-пра-
вовые аспекты экологии, международное экономическое право
и др., а также сложных теоретических проблем системы междуна-
родного права.
ГЛАВА II
ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
И СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ
СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА К системе международного права применяются характерные
черты движения общественных систем, в особенности нарас-
тание темпов развития. Чрезвычайно медленными, поистине чере-
пашьими темпами развивалась первобытнообщинная формация,
быстрее шло развитие рабовладельческой и феодальной формаций,
хотя и их история затянулась на тысячелетия. По сравнению с
феодализмом гораздо быстрее развивается капитализм. Еще более
ускорились темпы развития с переходом к социализму 1.
Аналогичную картину наблюдаем мы и в истории развития
международного права. Много столетий развивалось примитивное,
в основном региональное, международное право рабовладельче-
ского общества. Быстрее шел процесс развития международного
права в эпоху феодализма. Значительное ускорение темпов раз-
вития связано с капитализмом, когда, примерно за три столетия,
сложились многие институты и отрасли международного права,
взаимосвязанные в системе "старого" дооктябрьского международ-
ного права. И, наконец, особенно быстрыми темпами отличается
развитие международного права после Великой Октябрьской со-
циалистической революции, положившей начало становлению и
развитию системы нового современного международного права.
С одной стороны, были отброшены некоторые старые институты
(аннексии, контрибуции и др.); произошло качественное обновле-
ние некоторых прежних отраслей, наконец, возникли и успешно
развиваются новые институты и отрасли международного права
современного мира.
Известно, что система международного права, как и всякое
целое, исторически определена. Перефразируя слова В. Г. Афа-
насьева относительно целого применительно к системе междуна-
родного права, можно сказать, что она не возникла "из ничего",
не появилась "ниоткуда"". Она продукт исторического развития2.
14
К. Маркс и Ф. Энгельс писали в свое время о том, что есть
только одна единственная наука - наука истории. Это, конечно, не
значит, что вся наука сводится только к истории, но, несомненно,
означает, что всякое обращение с историей требует научного ме-
тода 3.
Установить с предельной точностью, когда возникла система
международного права, не представляется возможным. Любое об-
щественное явление, такое, например, как возникновение между-
народно-правовой - нормы, а тем более института или отрасли,
всегда есть процесс, начало которого представляет собой не точку
на числовой оси, но более или менее определенный отрезок. Лишь в
начале XIX века наука от накапливания и внешней временной си-
стематизации материала, в том числе и в области международного
права, его системы, перешла к его более глубокому анализу и
обобщению 4.
Вопрос о возникновении международного права и периодиза-
ции его истории по-разному решается в буржуазной и марксист-
ской международно-правовой науке. Социалистическая наука
доказала, что история международного права является интеграль-
ной частью всеобщей истории государства и права и возникла
вместе с появлением на международной арене первых государств.
Многочисленные исторические памятники наглядно свидетель-
ствуют о существовании международного права в глубокой древ-
ности. Несмотря на то, что оно было тогда примитивным, регио-
нальным, однако это было международное право. Методологиче-
ски вообще несостоятельно противопоставлять историю междуна-
родного права всеобщей истории государства и права и говорить
о какой-то особой его периодизации. Марксистско-ленинская нау-
ка международного права кладет в основу периодизации между-
народного права общественно-экономические формации, различая
следующие исторические типы: международное право рабовладель-
ческого общества, международное право феодального общества,
буржуазное международное право и современное (новое) между-
народное право, соответствующее периоду перехода от капитали-
стической к коммунистической общественно-экономической фор-
мации.
Такая периодизация не признается буржуазными юристами-
международниками, которые, отрицая классовую сущность госу-
дарства и права, видят в истории международного права лишь
постепенную эволюцию для того, чтобы обосновать вечность мно-
гих институтов и норм, которые возникли в дооктябрьскую эпоху,
когда в мире существовали лишь эксплуататорские государства.
Отсюда понятно, почему сам вопрос о делении международного
права на "старое" и "новое" является одним из острых вопросов
идеологической борьбы в международном праве5.
Обозревая историю международного права в целом, следует
заметить прогрессивность замены одного типа международного
права другим, особенно замену старого международного права
новым современным.
15
Древняя история, включая и древнейшую,-это эпоха господ-
ства первобытнообщинных и рабовладельческих производственных
отношений. В ту седую древность еще не было единой системы
международного права. Отношения между государствами исстари
назывались международными6. Так же, как история становится
всемирной лишь на своей поздней стадии, так и международное
право, прежде чем стать всеобщим, универсальным, развивалось
по отдельным регионам. Этот регионализм особенно был харак-
терен для истории международного права с момента своего воз-
никновения вплоть до крушения рабовладельческой Римской им-
перии (конец V века н. э.). Такими основными регионами были: Двуречье и Египет; Индия и Китай; Древняя Греция и Древний
Рим. В каждом из них развивались свои специфические между-
народно-правовые институты, хотя им были присущи и некоторые
общие черты и прежде всего их рабовладельческий характер. Осо-
бенно наглядно это видно на примере международного договора,
заключенного между египетским фараоном Рамзесом II и царем
хеттов Хаттушилем III в 1278 г. до н. э., предусматривавшего воен-
ный союз для подавления восстания рабов, выдачу беглых рабов
и т. п.
Институты международного права той эпохи отличались рели-
гиозной окраской и примитивностью. Нельзя в то же время не
обратить внимания на удивительное сходство ряда институтов
международного права, несмотря на значительную удаленность
международных центров рабовладельческого общества друг от
друга. Особенно это касается вопросов посольского права, зако-
нов и обычаев войны и международных договоров. Ряд институтов
современного международного права родился в древние века. Во-
первых, это международные договоры. Судя по всему, первый
международный договор, дошедший до наших дней, был заклю-
чен в первой половине XXIII века до н. э. между аккадским ца-
рем Нарамсином и мелкими правителями Элима7.
Практически в каждом из регионов возникали такие институты,
которые, выдержав проверку временем, значительно трансформи-
ровавшись, впоследствии вошли в систему современного междуна-
родного права. Так, гуманизм некоторых законов и обычаев вой-
ны, о которых говорится в индийском историческом памятнике -
законах Ману, приписываемых мифическому прародителю людей
Ману, нашел затем свое отражение в многочисленных конвенциях
о законах и обычаях войны и о защите жертв войны. Неприкосно-
венность так называемых "путешествующих послов", известная
в первом тысячелетии до н. э. государствам Среднего Китая,
трансформировалась впоследствии в известные институты совре-
менного дипломатического права. Институт покровительства ино-
странцам (проксения) Древней Греции стал прообразом совре-
менных консулов8. Религиозно-политические объединения древ-
негреческих государств ("амфиктионии") стали прообразом бу-
дущих международных организаций. Смешанно-согласительные
комиссии для рассмотрения споров между Римом и иностранны-
16
ми государствами во многом напоминают некоторые современ-
ные мирные способы разрешения споров между государствами.
Уже в древности на общем фоне бесправия иностранцев был извес-
тен институт их покровительства. В законах Ману одной из обя-
занностей браминов признавалось оказание гостеприимства чу-
жеземцам. В Африке у богосов, кумаллов и воллоголасов всякое
лицо, не состоявшее в кровном родстве с этими туземными пле-
менами и желавшее остаться среди них, выбирало для защиты
туземного патрона. Особенно широкое распространение получило
оказание покровительства иностранцам в Древней Греции и
Древнем Риме. Там существовали специальные институты покро-
вительства иностранцам, называемые соответственно проксенией
и патронатом. Римское "право народов" оказало значительное
влияние на последующее развитие международного права 9.
В работах государственных деятелей, дипломатов, историков
и юристов древнего мира, содержащих отдельные мнения по не-
которым вопросам международного права, уже тогда были отчет-
ливо выражены внешнеполитические позиции этих авторов как
идеологических защитников рабовладельческого строя.
По мнению Ульпиана, та часть римского права, которая на-
зывалась правом народов, составляла нормы, касающиеся войн,
плена, рабства, постлиминия, мирных договоров, перемирия, свя-
щенного долга запрещения оскорблять послов, а также запреще-
ния браков с чужеродцами. "Правом же народов,- продолжает
Ульпиан,-его называют потому, что этим правом пользуются все
народы". Римский юрист Помпоний подчеркивал, что "если кто-
либо нанесет ущерб послу враждебной стороны, то это должно
рассматриваться как нарушение права народов, ибо послы почи-
таются священными". Фактически право народов в эпоху развитого
общества Древнего Рима рассматривалось как естественное пра-
во, воплощенное в писаных законах и обычаях большинства на-
родов мира 10. Известен тезис римских юристов о том, что "слово,
данное даже врагу, должно соблюдаться", что "договоры долж-
ны соблюдаться". Последнее правило носило в практике заключе-
ния рабовладельческими государствами международных догово-
ров обычно правовой характер и имело религиозную окраску11.
Наконец, в период расцвета рабовладельческого строя (особен-
но в Древнем Риме) получили значительное распространение суж-
дения (о "всемирном гражданстве"), направленные на реали-
зацию гегемонистских устремлений рабовладельческой знати.
Сенека развивает мысль о "государстве всего человеческого рода".
Цицерон, обосновывая идею о всемирно-исторической миссии
Рима, доказывал правомерность войн, предпринятых империей
ради господства и славы.
Развитие международного права в средние века имело свои
особенности по сравнению с Древним миром. Во-первых, возникли
новые институты международного права, носившие явно выра-
женный феодальный характер (т. н. "береговое право", репресса-
лии применительно к иностранцам и др.). Во-вторых, несколько
17
иными стали сами регионы - одни исчезли вовсе, другие появи-
лись, третьи видоизменились. Среди главных центров междуна-
родной жизни той эпохи выделялись Западная Европа, Византия,
Киевская, а затем Московская Русь, Юго-Западный Средиземно-
морский бассейн, Индия, Китай и государственные образования
Американского континента. В-третьих, развивались прежние инсти-
туты международного права и появились новые институты и ростки
отраслей, особенно в области морского права, права войны, кон-
сульской юрисдикции .и др. В-четвертых, имелись известные осо-
бенности в развитии международного права в зависимости от тех
основных этапов, которые прошел феодализм в своем развитии: период образования феодальных государств (V-IX вв.), период
феодальной раздробленности (X-XII вв.), период образования
крупных феодальных сословных монархий (XIII-XV вв.) и, на-
конец, период абсолютизма (XVI-XVIII вв.).
Трудно согласиться с известным изречением бельгийского ис-
торика международного права Ф. Лорана, утверждавшего, что
если раннее средневековье было ночью в истории человечества,
то в истории международного права "то была звездная ночь". На
самом же деле эта эпоха характеризовалась господством "кулач-
ного права" и религиозным фанатизмом. Вообще роль римско-
католической церкви, как крупного центра всей феодальной си-
стемы Западной Европы, в ее воздействии на международное
право той эпохи трудно переоценить, так же как православной
религии в Византии и на Руси, а мусульманской - среди арабских
государств.
Поскольку бесконечные частные войны наносили урон церков-
ным интересам, особенно римско-католической церкви как са-
мому крупному феодальному земельному собственнику в Запад-
ной Европе, то церковь стремилась содействовать разрешению
споров между феодалами посредством арбитража. Некоторые
вопросы международной жизни обсуждались на церковных Все-
ленских соборах в XII-XV веках, которые известный русский
юрист-международник В. Грабарь рассматривал в качестве
органов международного общения, называл прообразом современ-
ных международных конференций. Еще ранее на Карфагенском со-
боре 438 г. был подтвержден уже сложившийся принцип "договоры
должны соблюдаться".
.В недрах феодального общества постоянно стали все более
развиваться международные экономические отношения, что по-
влекло за собой возникновение норм и институтов в области меж-
дународного морского права, правового положения иностранцев
и консульского права. Консульствам были предоставлены обшир-
ные права в области судебной и административной юрисдикции,
определенные возможности по оказанию помощи и покровитель-
ства гражданам своей страны, находящимся за рубежом.
Нормы морского права нашли свое закрепление в Орлеанских
свитках (XII в.), в известном сборнике "Консолато дель Маре"
(конец XIII в.) и др.
18
Разумеется, в различных регионах на этапах средневековья
развитие институтов международного права имело свою специ-
фику. Об этом, например, свидетельствуют международно-право-
вые отношения Киевской Руси. Первые договоры Руси с греками
содержали положения, которые шли значительно дальше обще-
принятых в тогдашней Европе (X в.) институтов и норм между-
народного права. Так, они предусматривали более гуманный ре-
жим для иностранцев, отрицали "береговое право" и др.12. Нали-
чие передовых институтов международного права в отношениях
Киевской Руси с государствами Западной и Восточной Европы
нашло свое отражение не только в договорах, но и в летописях, в
которых, в частности, встречается указание на уважение к чужой
территории: "межи собою в любви и мире живите... и чюжих не
желайте, и на чюжиа пределы не прескакайте, но будите своими
довольны" 13. На Руси считалось нормой соблюдение принципа
неприкосновенности послов даже вражеских государств 14.
В средние века вплоть до периода абсолютизма не существо-
вало стройной системы научных знаний о правовом регулировании
международных отношений. Но вместе с тем потребности развития
межгосударственных связей даже в период господства натураль-
ного хозяйства расширили в определенной мере кругозор различ-
ных авторов, излагавших отдельные положения по вопросам меж-
дународного права (богословов, теоретиков римского и канониче-
ского права, философов, историков). Сочинения богословов, осо-
бенно в период раннего средневековья, были от начала до конца
пронизаны эгоистическими интересами католической церкви и
имели целью теоретически обосновать и осуществить в полити-
ческой практике идею о мировом ("вселенском") господстве цер-
ковных кругов. Данные взгляды были впервые облечены в "юри-
дическую" форму в трактате епископа Августина Блаженного
(354-430 гг.) "О граде божьем" и, прежде всего, в его идее о не-
обходимости установления права, общего для всех людей и всех
государств.
Истоки более поздних реакционных доктрин "естественного
права" и, прежде всего, те их неотъемлемые черты, которые на-
правлены на отрицание международного права, лежат в сочине-
ниях "отцов церкви". Характерно и то, что эти взгляды опирают-
ся, как и более поздние воззрения консервативного учения, на
абстрактную идею "справедливости", при этом игнорируется ее
ярко выраженный классовый характер. Самое полное воплощение
теория мирового господства католической церкви получила во
взглядах Фомы Аквинского (1224-1274 гг.), который был реши-
тельным сторонником отрицания суверенных прав отдельных госу-
дарств во имя осуществления идеалистически толкуемой "боже-
ственной идеи". Данные воззрения и в современную эпоху служат
классовым интересам не только церкви, но и светских реакцион-
ных кругов 15.
В эпоху феодализма начинается разработка проектов установ-
ления "всеобщего мира", предусматривающая определенные орга-
19
низационные формы в тех областях, где остро ощущалась необхо-
димость сотрудничества государств. Самым известным был проект
чешского короля Юрия Подебрада об организации мира и без-
опасности, предусматривавший создание союза европейских хри-
стианских государств для борьбы с турецкой агрессией 16. Наряду
с этим данный проект был направлен на ограничение влияния
папства и обеспечение "вечного мира" в Европе.
С переходом к абсолютизму продолжается процесс образова-
ния новых институтов международного права и известной транс-
формации старых, закладываются основы таких международно-
правовых принципов и норм, которые отражали потребности раз-
вивающихся в недрах феодализма капиталистических отношений.
Своего рода скачок в развитии международного права нашел
свое проявление в знаменитом Вестфальском конгрессе, завершив-
шем тридцатилетнюю войну (1618-1648 гг.). Не случайно не-
которые западные юристы-международники даже само начало
возникновения международного права связывают с этим конгрес-
сом и его решениями.
По мнению некоторых юристов, период с конца средневековья
вплоть до Французской революции был решающим в деле фор-
мирования межгосударственного права 17. Что же касается самого
Вестфальского трактата, то он является своего рода освящением
нового межгосударственного европейского порядка 18.
Подписанные после завершения конгресса Мюнстерский и Ос-
набрюкский трактаты касались прежде всего территориальных из-
менений в Европе, явившихся результатом тридцатилетней войны,
предусматривая неприкосновенность границ, установленных в
этих трактатах. Связанный с неприкосновенностью границ прин-
цип политического равновесия в течение ряда столетий был одним
из основных принципов международных отношений того времени.
Подтвердив прежние постановления, согласно которым рели-
гия государя определяла религию его подданных, Вестфальский
конгресс стремился ограничить религиозные войны, в частности,
войны между католиками и протестантами.
Признав за немецкими князьями право суверенитета, конгресс
по сути дела впервые сформулировал декларативную доктрину
признания. Однако, ограничивая право германских государств за-
ключать договоры с негерманскими государствами, искусственно
смешав государственно-правовые и международно-правовые эле-
менты в построении империи, конгресс, по словам Пуффендорфа,
создал нерегулируемое образование, подобное монстру 19.
Постоянные дипломатические отношения между государствами,
которые в Европе берут начало с этого времени, пожелание решать
споры между государствами на международных конгрессах, ут-
верждение независимости светской власти от власти духовной и
равенства государств ("равный над равным не имеет власти") -
все это дает основание характеризовать Вестфальский конгресс
как важный этап в становлении и развитии той системы между-
народного права, которая просуществовала до 1917 года.
20
Одно из первых построений системы буржуазной доктрины
международного права относится к XVII веку и связано прежде
всего с работами Гуго Гроция - выдающегося голландского уче-
ного, основателя прогрессивной для своего времени буржуазной
юриспруденции 20.
До Гроция лишь Альберико Джентили предпринял попытку вы-
делить международное право в самостоятельную юридическую нау-
ку, однако по-настоящему сделал это только Гуго Гроций, потому
что именно ему "удалось наиболее полно и ярко в момент появле-
ния на исторической арене буржуазии выразить ее точку зрения в
вопросе о принципах построения международно-правовых отноше-
ний" 21.
Среди огромного литературного наследия Г. Гроция (свыше
30 работ) выделяется его трактат "О праве добычи", часть кото-
рого была напечатана в 1609 году под заглавием "Свободное море,
или о праве, принадлежащем голландцам в области торговли с Ин-
дией", и особенно знаменитый трактат "О праве войны и мира",
который вышел в свет в 1625 году. Формируя основные положения
в области международного права, .навеянные Нидерландской рево-
люцией, книга Гроция о праве войны и мира носила явно антикле-
рикальный характер. И не случайно она была в 1627 году внесена
в папский список запрещенных книг и находилась в нем до начала
XX века.
В первом систематическом изложении международного права
Г. Гроция источником международного права считается основанное
на социальном инстинкте и здравом смысле естественное право.
Среди трех основных направлений, сложившихся в науке меж-
дународного права в XVII-XVIII веках: естественно-правовом, по-
зитивистском, гроцианском - проверку временем выдержало по-
следнее. Значительный вклад в дело развития идей Гуго Гроция
внес представитель данного направления швейцарец Ваттель. Его
книга "Право народов" (1758 г.) не утратила своей значимости и
в настоящее время 22.
Прогрессивное влияние на развитие доктрины международного
права оказали идеи французских просветителей XVIII века Монте-
скье и Руссо, особенно их взгляды на войну, на необходимость упо-
рядочения военных действий и гуманизацию законов и обычаев
войны.
Международно-правовые принципы Французской революции,
наряду с принципами нидерландской, английской и американской
буржуазных революций, выражали интересы господствующих клас-
сов новой формации, пришедшей на смену феодализму. В "Декла-
рации прав народов", представленной в 1793 году Конвенту абба-
том Грегуаром и состоящей из 21 статьи, предусматривалось, в ча-
стности, что "народы должны во время мира делать друг другу как
можно больше добра и во время войны как можно меньше зла"; "все, что находится в неистощимом и безвредном пользовании, как
море, принадлежит всем и не может стать собственностью какого-
то одного народа"; "договоры между народами являются священ-
21
ными и неприкосновенными". Эти принципы, наряду с принципами
народного суверенитета, невмешательства и такими институтами,
как гражданство, плебисцит, комбатанты и др., составляли основы
международного права пришедшей к власти буржуазии.
Большое влияние на формирование и дальнейшее развитие бур-
жуазного международного права оказали Венский (1814-1815),
Парижский (1856), Берлинский (1878) конгрессы.
Венский конгресс сыграл важную роль в утверждении в между-
народном праве прогрессивных для того времени институтов. Так,
он принял регламент, установивший единое деление на "классы"
дипломатических агентов; принял "Декларацию держав об унич-
тожении торга неграми"; установил правила судоходства по меж
дународным рекам; ввел институт постоянного нейтралитета
др. В то же время Венский конгресс закрепил результаты передел
Европы и колоний между победителями Наполеона. Там же был
образован Священный союз, основным принципом деятельности ко
торого был провозглашен принцип легитимизма, направленный про
тив революционных и национально-освободительных движений и.
Европе и на других континентах.
Эта противоречивость решений Венского конгресса дала осно-
вание К. Марксу заметить, что конгресс представлял собой лишь
одну из самым чудовищных фикций международного права, ког-
да-либо известных в летописях человечества 23.
Всю первую половину XIX века происходила борьба феодально
абсолютистских и буржуазных начал в международном праве, и
лишь к середине XIX века последние одерживают окончательную
победу. Это нашло свое отражение в трактате Парижского конгрес-
са 1856 года, особенно в разделах права морской войны: запреще
ние каперства, кабинетной блокады, закрепление принципа "флаг
покрывает груз", что обеспечивало интересы нейтральных госу-
дарств во время войны. Международно-правовое регулирование
судоходства по Дунаю уже носило империалистический характер.
С одной стороны, объявлялась полная свобода судоходства по Ду
наю, а с другой, фактически полноправным хозяином в Дунайском
бассейне становилась Европейская Дунайская комиссия, в которую
входили преимущественно недунайские державы. Конгресс реко
мендовал государствам, между которыми возникают серьезные раз
ногласия, обращаться к посредничеству "дружественной державы"
с целью избежать вооруженного столкновения; однако в то же вре
мя практически решение международных проблем было передан
в руки так называемого "европейского концерта", в который были
включены лишь великие европейские державы. Парижский трактч
касался и реж.има черноморских проливов. Эти и ряд других постановлений были подтверждены на Берлинском конгрессе 187
года, который проходил в то время, когда капитализм перерасти
в империализм и в области развития международного права особе:
но явственно выявились две тенденции - колониалистская и мили
таристская.
Колониалистская направленность международного права выяви-
лась на Берлинской конференции 1884-1885 гг., признавшей кри-
терии правомерности аннексий "ничейных" земель. Пренебрежи-
тельное отношение к международному праву правящих кругов ве-
дущих европейских держав особенно откровенно прозвучало в сло-
вах Бисмарка, заявившего после назначения его министром-прези-
дентом Пруссии, что великие вопросы времени (прежде всего во-
просы войны и мира) решаются при помощи штыков24.
Лицемерие дипломатии империалистических государств заклю-
чалось в том, что, готовясь к мировой войне, уделяя большое вни-
мание разработке законов и обычаев войны, они назвали созванную
для этой цели в 1899 году международную конференцию конферен-
цией мира. Ни она, ни вторая Гаагская конференция 1907 года не
решили стоявший в их повестке дня вопрос о разоружении. Было
лишь высказано благое намерение об "ограничении расходов на во-
енное дело, которыми в настоящее время обременен мир". За исклю-
чением акта о мирном разрешении международных споров, все ос-
тальные конвенции были посвящены законам и обычаям войны.
Предполагалось также созвать третью Гаагскую конференцию
мира, однако этому помешала первая мировая война.
В XIX веке сложилась буржуазная доктрина международного
права, в которой на стыке двух столетий утвердилось позитивное
направление, обосновывающее как классические буржуазные инсти-
туты, так и те уродливые принципы и нормы, которые принес в меж-
дународные отношения и международное право империализм -
аннексии, контрибуции, тайные неравноправные договоры, пре-
обладающую роль войны как средства разрешения споров и др.
В дооктябрьской буржуазной доктрине международного права
было широко распространено деление международного права на
право войны и право мира. Такое деление появилось в XVII веке
во времена Тридцатилетней войны и принадлежало Гуго Грецию,
который справедливо считается создателем первой стройной систе-
мы международного права 25.
Вопрос о системе международного права Гуго Гроций сводит к
системе права вообще, высказывая при этом мысль о существо-
вании так называемого естественного права. Отличая
правила, вытекающие "из самой природы", от правил, возникших
"путем установления", Г. Гроций полагал, что первые могут быть
приведены в научную форму, иначе говоря, сведены в систему, в то
время как для вторых это исключается. Он пишет по этому поводу,
то. что "возникло путем установления, часто изменяется во време-
ни и различно в разных местах, а потому и лишено какой-ли-
бо научной системы (разрядка наша - Д. Ф.) 2в. Отли-
чая от естественного права волеустановление, Г. Гроций, в свою
очередь, делил это право на божественное и право человеческое; наконец, право человеческое Г. Гроций подразделял на право вну-
тригосударственное, право народов (право, обязательную силу ко-
торому сообщает воля всех народов или многих из них), а также возни
кает обязанность возмещения ущерба и то, что признается право-
мерным.
В своих Пролегоменах к трем книгам о праве войны и мира
Гуго Гроций специально не останавливается на вопросах системы,
хотя и заметил, что при изложении материала стремился "соблю-
дать определенный порядок расположения излагаемого материа-
ла" 27. Если это замечание Г. Гроция считать системой, то следует
сказать о том, что в своем капитальном труде Гроций эту систему
не обосновывает.
Сама работа Гуго Гроция построена по такой схеме:
Пролегомены к трем книгам о праве войны и мира.
Книга первая
Глава I. Что есть война, что есть право?
Глава II. Может ли воина когда-либо быть справедливой?
Глава III. Деление войны на публичную и частную, изъяснение сущности
верховной власти.
Глава IV. О сопротивлении власти.
Книга вторая
Глава
Глава
Глава
Глава
Глава
I. О причинах войны и сначала о самозащите и защите имущества.
II. О том, что людям принадлежит сообща.
III. О первоначальном приобретении вещей, также о море и реках.
IV. О предполагаемом оставлении и последующем занятии вещей,
что отлично от истечения времени и давности.
V. О первоначальном приобретении права в отношении лиц, где со-
общается о праве родителей, о браках, о сообществе, о праве на
подданных и рабов.
Глава
VI. О производном приобретении имущества путем человеческого
действия, а также об отчуждении верховной власти и государ-
ственной собственности.
Глава
Глава
Глава
Глава
Глава
Гл а в а
Глава
VII. О производном приобретении собственности по закону, где речь
идет о наследовании без завещания.
VIII. О приобретениях, обычно выводимых из права народов.
IX. Когда прекращаются власть и собственность.
X. Об обязанностях, возникающих из собственности.
XI. Об обещаниях.
XII. О заговорах.
1 лава XIII. О клятвах.
Глава XIV. Об обещаниях, заговорах, клятвах тем, кто имеет верховную
власть.
Глава XV. О государственных договорах и торжественных обещаниях
1 лава XVI. О толковании.
Глава XVII. Об ущербе, причиненном правонарушением, и о возникающем от-
сюда обязательстве.
Глава XVIII. О праве посольств.
Глава XIX. О праве погребения.
Глава XX. О наказаниях.
Глава XXI. О распространении наказаний.
1лава XXII. О несправедливых причинах войны.
1 л а в а XXIII. О причинах сомнительных.
1лава XXIV. Наставления о том, чтобы не предпринимались войны безрассуд-
г vv-ir но> даже "о справедливым причинам.
1лава XXV. О причинах войны в интересах других.
1лава XXVI. О справедливых причинах ведения войны теми, кто находится
под чужой властью.
24
ГлаваI.ГлаваII.Глав аIII.Глав аIV.ГлаваV.ГлаваVI.ГлаваVII.ГлаваVIII.ГлаваIX.Глав аX.ГлаваXI.ГлаваXII.ГлаваXIII.ГлаваXIV.ГлаваXV. (ГлаваXVI. (Глав аXVII. iГлаваXVIII.ГлаваXIX.ГлаваXX.
Глава XXI
Гл а в а
Глава
Глава
Глава
XXII.
XXIII
XXIV
XXV.
Книга третья
О том, что дозволено на войне, общие правила по естественному
праву; тут же о хитростях и обмане.
Каким образом в силу права народов производятся удержания
из имуществ подданных по долгам государей; там же о репрес-
салиях.
О войне справедливой, или торжественной, согласно праву наро-
дов; тут же об объявлении войны.
О праве убийства врагов в торжественной воине и о другом на-
силии над личностью.
Об уничтожении и ограблении имущества.
О праве приобретения вещей, захваченных на войне.
О праве на пленных.
О верховной власти над побежденными.
О постлиминии.
Предостережение относительно действий в войне несправедливой.
Ограничения права убивать в справедливой войне.
Ограничения опустошений и тому подобного.
Ограничения захвата вещей.
Ограничения, касающиеся обращения с пленными.
Ограничения, касающиеся приобретения власти.
Ограничения, касающиеся того, что по праву народов не преду-
смотрено постлиминием.
О нейтральных государствах.
. О действиях частных лиц в публичной войне.
О добросовестности между врагами.
. О добросовестности государств при окончании войны, а также о
мирном договоре, о жребии, об условном сражении, о третейском
суде, о сдаче на милость победителя, о заложниках, о залогах.
О добросовестности в военное время, где речь идет о перемирии,
о свободе передвижения, о выкупе пленных.
О добросовестности подчиненных органов власти на войне.
. О добросовестности частных лиц на войне.
. О молчаливом соглашении относительно добросовестности.
Заключение с увещаниями о соблюдении добросовестности и мира.
Как видно, эта система охватывает в большей степени вопросы,
связанные с войной, нежели с миром, да и сами книги называются
"О праве войны и мира". Разумеется, это было не случайным. Кни-
га Гроция была написана во время Тринадцатилетней войны, кото-
рая велась с необычным ожесточением, была войной не только меж-
ду государствами, но и между религиями и привела к опустоше-
нию ряда европейских стран. Заключенный в октябре 1648 года
Вестфальский мирный договор, с одной стороны, опирался на прин-
ципы и институты международного права, обоснованные Гроцием
в его знаменитом труде, а с другой, выдвинул новые принципы меж-
дународных отношений и институты международного права, кото-
рые оказали огромное влияние на международные отношения и
всю систему международного права, которая действовала в Европе
вплоть до Французской буржуазной революции.
От системы международного права, предложенной Гуго Гроци-
ем, отличалась система Эмера де Ваттеля. Интересно заметить, что
даже само название книги Ваттеля было иным: "Право народов
или принципы естественного права, применяемые к поведению и де-
лам наций и суверенов" 28. Акцент снимается с права войны, о кото-
25
ром говорится не в первой книге, а лишь в третьей. В первых же
двух книгах речь идет "О нации рассматриваемой в себе самой"
(книга I)) и "О нации в ее отношениях с другими нациями" (кни-
га II). И даже последняя (IV книга) говорит "О восстановлении
мира и посольствах", то есть касается главным образом принципов
и норм международного права в мирное время (кроме первых
трех глав): О мире и об отказе его подписать; О мирных договорах;
Об исполнении мирных договоров29. Таким образом, уже Ваттель
отходит от построения системы международного права на такой ос-
нове, где бы вопросы войны занимали доминирующее положение и
где бы праву войны придавалась главенствующая роль. Деление
международного права на право мира и право войны фактически
сохраняется, но происходит перестановка мест.
Однако, как это ни парадоксально, значительное большинство
буржуазных юристов-международников, касаясь вопросов системы
международного права, обращались все же к системе Греция, воз-
можно, по той простой причине, что это была первая система по-
строения международного права.
При этом, ссылаясь на систему, предложенную Гроцием, не
всегда проводили различие между системой международного права
и системой его науки, сплошь и рядом отождествляя их, хотя меж-
ду ними имеется существенное различие. По мнению В. Э. Граба-
ря, русской науке международного права принадлежит "несомнен-
ная заслуга в деле систематизации международного права: она на-
метила хорошо продуманную, строгую систему международного
права"30. В своих наиболее интересных конструкциях системы рус-
ские юристы-международники стремились идти в ногу со своим
временем, хотя разработка в дореволюционной доктрине вопросов
системы международного права, конечно же, носила печать клас-
совой ограниченности. Некоторые оригинальные построения систе-
мы международного права имели место в отдельных курсах меж-
дународного права. Среди 'них выделялась конструкция Ф. Мар-
тенса, который проводил четкое разграничение между системой
межд' .ародного права и системой науки международного права.
Само международное право Ф. Мартене делил на публичное пра-
во, имевшее своим предметом определение юридическими нормами
непосредственных отношений государств друг к Другу в области
международных оборотов, и частное - уголовное международное
право, которое, по Мартенсу, определялось правосостоянием под-
данных в области международных отношений, вызванных частно-
правовыми интересами и необходимостью их уголовной охраны31.
Что же касается системы науки международного права, то, по
мнению Ф. Мартенса, она должна удовлетворять двум главным
требованиям: 1) обнимать всю область подлежащих ее изучению
вопросов и 2) привести последние в известный порядок, проник-
нутый одной общей идеей. Подчеркивая тот факт, что предметом
науки международного права является совокупность жизненных
отношений, существующих между современными образованными
государствами, Ф. Мартене считал, что система науки "должна
26
быть, очевидно, системой этих отношений, а не тех законов и начал,
которые с течением времени выработались в международной
жизни" 32. Общую и особенную часть науки международного права
ф. Мартене рассматривал с точки зрения идеи международного
общения, обосновывая основные черты системы. Интересные рас-
суждения о системе международного права развивал Н. Коркунов.
Определяя науку международного права как учение о международ-
ной-охране прдва, Н. Коркунов предложил свою систему науки
международного права. В общую часть им включается общее уче-
ние об особенностях природы международной охраны (1), учение о
ее субъектах (2), об объектах (3), об органах (4), о нормах (5) и
о средствах охраны этих норм (6). В особенную часть Н. Коркуно-
вым включены: право иностранцев (1), право международного
общения (2), право войны (3) 33.
Анализируя эти и другие разновидности системы международ-
ного права, А. М. Горовцев в теоретическом исследовании "Сущ-
ность международного права и его система", связывая построение
системы международного права с учением об объекте международ-
ного права и констатируя неразработанность последнего, полагал,
что в этом кроется корень того хронического несовершенства систе-
мы изложения международного права, которое нельзя не признать
важнейшей причиной недостаточной научности этой дисциплины, в
обычном ее теперешнем построении 34.
Отмечая общие черты, характерные для учений русских юри-
стов-международников о системе международного права, Д. Б. Ле-
вин выделяет следующие моменты: 1) отход от традиционного де-
ления международного права на право мира и право войны;
2) включение в единую систему международного права как меж-
дународного публичного, так и международного частного и между-
народного уголовного права; 3) деление многими русскими юри-
стами-международникамя науки международного права на части
общую и особенную, "хотя то, что понимается под общей и особен-
ной частью, у различных авторов далеко не одинаково" 35.
Рассматривая эти моменты, Д. Б. Левин справедливо замечает,
что наиболее ценной из этих особенностей является отход от тра-
диционного деления международного права на право мира и право
войны. Этот отход "обосновывается обычно тем, что международное
право должно служить делу мира, а война - это лишь один из
элементов международных отношений, который не может и не дол-
жен нанимать половину системы международного права"36,
Следует также согласиться с Д. Б. Левиным, что построение
системы международного права у каждого русского юриста-между-
народника связано с его концепцией сущности международного пра-
ва, что даже в рамках сходных или близких концепций "построение
системы международного права оказывается различным" и что все
эти системы трудно подвергнуть какой-либо классификации 37. Тем
не менее, наряду с рассмотрением систем авторов, Д. Б. Левин вы-
деляет "системы, близкие к классическим образцам" 38. Но дело не
в этом. Думается, что, правильно подчеркивая тот вклад, который
27
внесла русская наука международного права в построение системы
международного права, сам Д. Б. Левин не всегда проводит раз-
граничение между системой международного права и системой его
науки. (Это видно, в частности, на примере изложения системы, ко-
торую предложил М. Капустин). Вообще системы русских между-
народников, "близкие к классическим образцам", Д. Б. Левин не
счел нужным разбирать и основное внимание уделил тем система1\1,
"которые являются более оригинальными". К таким Д. Б. Левин
прежде всего относит систему Мартенса, полагая, однако, что ей
"не хватает логической стройности". Как уже отмечалось выше,
этой системе присущи и другие недостатки. И главное, являясь
системой международного права цивилизованных народов, она не-
избежно несла заряд неравноправия, колониализма, дискримина-
ции, то есть черты, присущие старому международному праву. Ду-
мается также, что критику системы международного права, пред-
лагаемой Горовцевым, Д. Б. Левин .несколько сгустил, и дело не
только в том, что она якобы малооригинальна, сколько в методо-
логических изъянах. Однако о них Д. Б. Левин не говорит, впрочем,
как не упоминает этот аспект, говоря об учении русских юристов-
международников о системе международного права в целом 39. Но
Д. Б. Левин, несомненно, прав, когда подчеркивает тот непрелож-
ный факт, что русская наука международного права в конце XIX-
начале XX в. сделала большой шаг вперед в деле систематизации
науки международного права, отойдя от его традиционного деле-
ния на право мира и право войны и отводя большое место в си-
стеме науки международного права вопросам, касающимся регла-
ментации различных сфер международного сотрудничества го-
сударств 40.
Таким образом, было бы явным упрощением считать, что основ-
ной каркас дореволюционной системы международного права сво-
дился к гроциевской схеме деления международного права на пра-
во войны и мира41.
Исследуя историю системы международного права, Владимир
Оутрата в своем курсе подметил, что гроциевская схема, когда
право войны превалировало в системе международного права, была
господствующей до XIX века, но что с развитием экономических
связей между государствами происходит процесс разграничения
международного права на другие сферы и, начиная со второй поло-
вины XIX столетия, возрастает удельный вес и признание между-
народного права мира 42. Дооктябрьские системы отличались из-
вестной калейдоскопичностью.
Вопросам системы международного права в западной доктрине
уделялось меньше внимания, нежели другим теоретическим пробле-
мам науки международного права. Тем не менее в послевоенные
годы появилось несколько работ, специально посвященных системе
международного права. Среди них выделяется монография Вольф-
ганга Фридмана "Изменяющаяся структура международного пра-
ва" 43. По мнению В. Фридмана, так называемая "классическая
система международного права" в современных условиях обросла
28
"многими новыми областями". На этом основании В. Фридман
предлагает реконструкцию международного права и излагает иную
систему новых отраслей международного права. Критикуя эту си-
стему, Г. И. Тункин справедливо заметил, что Фридман прошел
мимо многих основных изменений в международном праве, в част-
ности, мимо таких важнейших принципов международного права,
как запрещение применения силы, самоопределение наций, мирного
сосуществования, преступности агрессивной войны, ответственно-
сти индивидов за преступления против человечества и др.44. Когда
В. Фридман дает перечень новых отраслей международного права,
он проявляет тенденцию к сближению системы международного
права с системой внутригосударственного права, и тем самым, по
мнению Д.Б.Левина, неизбежно создается представление о том, что
международное право в своем развитии идет по пути превращения в
мировое государственное право 45. Ратуя за изменения в междуна-
родном праве и подчеркивая процесс расширения сферы междуна-
родного права, В. Фридман обосновывает международную публич-
ную правосубъектность .монополистических корпораций и тем самым
содействует усилению их позиций на международной арене46.
Утверждая, что пока традиционная система международного права
сохраняет не только свою действенность, но и универсальность,
В. Фридман вслед за многими другими буржуазными юристами
подчеркивает свою приверженность классической системе старого
международного права 47.
Большинство построений системы международного права, содер-
жащейся в буржуазных курсах, было проанализировано и подверг-
нуто убедительной критике Д. Б. Левиным а его монографии
"Актуальные проблемы теории международного права". Из работ,
посвященных системе международного права, которые Д. Б. Левин
не рассматривает, можно упомянуть работу С. Гофмана, пытавше-
гося применить системный подход при исследовании сущности меж-
дународного права. В своей работе "Международные системы и
международное право" С. Гофман всячески оправдывает так на-
зываемые стабильные (устойчивые) нереволюционные системы в
международных отношениях. В стабильных системах, по его мне-
нию, можно различать три вида .международно-правовых норм:
1) право политического уровня; 2) право взаимности; 3) право
сообщества. Один из главных недостатков международного права
С. Гофман видит в отсутствии власти в международном праве 48.
Характеризуя современное международное право, С. Гофман от-
мечает, что многое в нем, отражающее несуществующую систему
(a dead system), устарело. Однако изменения в международной
системе имеют известные последствия (как бы второго порядка)
для международного права: некоторые из норм, которые сегодня
должны быть обязательными, являются преждевременными, по-
скольку не соответствуют потребностям современного революцион-
ного мира. Все устремления С. Гофмана направлены на создание
устойчивой нереволюционной системы 49. Таким образом, ход рас-
суждения С. Гофмана связан с такими изменениями в социальной
29.
и нормативной структуре международного права, которые содейст-
вовали бы торжеству стабильных устойчивых систем. Классовая
сущность подобных конструкций не вызывает никаких сомнений.
Один из видных западноевропейских международников Шарль
де Вишер назвал свою статью, посвященную вопросам системы
международного права, "Метод и система международного права",
и это характерно, поскольку мало кто из буржуазных юристов отно-
сит проблемы системы международного права к методологическим
проблемам. Заслуживает внимание критика Шарлем де Вишером
формально-юридического метода. Это, однако, не мешает ему под-
вергнуть критике стремление некоторых международников попасть
"под влияние опасных увлечений.системностью". Шарль де Вишер
пишет, что "сведение совокупности межгосударственных отношений
к нормам, основание и система которых не зависит от их социаль-
ного содержания, приводит к общей искаженной картине, которую
обоснованно назвали "пангосударственным юридическим мониз-
мом"5П. Шарль де Вишер утверждает, что современное междуна-
родное право еще не достигло того уровня развития, чтобы вообще
быть систематизированным, поскольку "на межгосударственных
'отношениях лежит печать несоответствия между нормами и реаль-
ностями международной жизни в их совокупности, а также отсут-
ствуют солидарность и единообразие, что порой объясняется есте-
ственными отличиями, а иногда политико-индивидуалистическими
действиями государственной власти"51.
Подобный пессимистический взгляд на систему современного
международного права вызван неудовлетворенностью основными
тенденциями развития современного международного права, кото-
рые соответствуют другим закономерностям общественного разви-
тия, нежели те, на которые уповали идеологи буржуазной между-
народно-правовой доктрины.
Одни буржуазные юристы вообще считают преждевременным
построение системы современного международного права; другие
отождествляют систему международного права и его науки; третьи
подходят к системе международного права через призму трансфор-
мации международного права в мировое право; четвертые в своих
построениях системы стирают грань между системой международ-
ного права и внутригосударственного права и связывают это с от-
рицанием государственного суверенитета; пятые ратуют за увеко-
вечение "классической" системы старого международного права.
Особо следует сказать о взглядах буржуазных юристов, считаю-
щих, что новая система международного права сложилась не в ре-
зультате Октябрьской социалистической революции, а после второй
мировой войны. Подобную точку зрения отстаивал А. Альварес в
своей работе, посвященной новому международному праву, возник.
новение которого он связывал с послевоенным периодом 52. Предло-
женная А. Альваресом система нового международного права пред-
ставляет известный интерес, однако сама постановка вопроса о
появлении новой системы международного права не после Октября,
а после второй мировой войны не выдерживает критики. Дело в том,
что каждая новая международно-правовая система, как справедли-
30
во заметил Р. Л. Бобров, не только характеризуется новым со-
циально-классовым существом, но и представляет собой более вы-
сокую, чем в предшествующую эпоху, ступень в развитии между-
народного права 53. Советские юристы-международники обоснован-
но утверждают, что изменения, происшедшие в международном
праве в послеоктябрьский период, дают основание говорить о свое-
временном международном праве как о новом международном пра-
ве 54, и рубеж появления этого нового международного права свя-
зан с таким выдающимся событием в истории человечества, каким
явился Великий Октябрь.
Как совершенно верно отметил Р. Л. Бобров, в результате Ве-
ликой Октябрьской социалистической революции создалось по су-
ществу новое международное право с новой системой (разряд-
ка наша.-Д. Ф.) его основных начал (основных принципов). Ряд
отраслей в новое международное право перешел из старого между-
народного права, но и они претерпели существенные изменения
(дипломатическое право, право международных договоров, морское
право и ряд др.), поскольку социалистическое государство внесло
в международное общение новые принципы и добивалось признания
их международным сообществом. Наряду с этим, стали складывать-
ся новые институты и отрасли (право международной безопас-
ности), органически связанные с борьбой СССР за мир и междуна-
родную безопасность. Таким образом, прогрессивный вклад СССР
в развитие международного права оказал неоценимое воздействие
на систему международного права.
Поскольку самым главным последствием Октября явилось воз-
никновение и развитие мировой системы социализма, понятна исто-
рическая роль для развития международного права и его системы
принципов и норм, складывающихся во взаимоотношениях социали-
стических государств.
В результате развала колониальной системы империализма
международное право пополнилось новыми принципами, нормами
и институтами, и это также отразилось на системе международного
права.
В результате научно-технической революции появились не толь-
ко отдельные институты, но и новые отрасли международного права
и идет процесс становления все новых институтов и отраслей. Из-
менение в системе международного права вынуждены признать и
некоторые буржуазные юристы-международники50. Но причины и
суть этих изменений они излагают совершенно по-другому, а глав-
ное - это стремление обосновать преимущество стабильности, не-
изменяемости системы международного права. Пожалуй, наиболее
откровенно эту тенденцию буржуазной доктрины сформулировал
Д. Брайерли, который в своем курсе международного права утвер-
ждает: "Лучшая точка зрения состоит в том, что международное-
право фактически представляет собой систему обычного права, над
которой была сооружена на протяжении двух поколений супра-
структура "конвенционного" или правообразующего права, основ-
ным дефектом которого является то, что, как нас учит история права,
31
полагаться следует на систему обычного права" 56. Таким обра-
зом, здесь речь идет по существу о том, чтобы увековечить систему
международного права, сложившуюся задолго до нашей эпохи, ког-
да в мире господствовали исключительно эксплуататорские госу-
дарства и международное право служило интересам капиталисти-
ческих государств. Следовательно, и в вопросах становления и раз-
вития системы международного права продолжается острая идео-
логическая борьба. Пожалуй, наиболее откровенно позицию реак-
ционного крыла буржуазной доктрины в вопросе по истории систе-
мы международного права сформулировал Г. Шварценбергер в
своей работе "Международно-правовая история в сравнительной
перспективе", в которой он всю историю международного права
рассматривает через призму пяти моделей, полагая, что с их по-
мощью можно обосновать, почему международное право "так мало
подвергается влиянию нарушения какого-либо частного междуна-
родного квази-порядка". Такими моделями он считает: 1) модель
всемогущества; 2) модель права подвластности (jus strictum); 3) модель права справедливости (jus aequum); 4) океаническая
модель и 5) унионистская модель.
Подробно останавливаясь на каждой из них, Г. Шварценбергер.
в частности, замечает, говоря о модели jus strictum, что она "пред
полагает минимальную и в равной степени неизменяемую систему
международного права". Вот этот акцент на неизменяемости систе-
мы по сути дела пронизывает всю концепцию Шварценбергера, и
в этом смысле она перекликается с рассмотренной выше конструк-
цией С. Гофмана. Г. Шварценбергер доходит даже до того, что
доказывает, будто заключенный в 1278 году до нашей эры договор
между египетским фараоном Рамзесом 11 и царем хеттов как бы
предзнаменует собой модель международного права, которая чрез-
вычайно близка модели этого права в начале XX столетия.
Иначе говоря, буржуазные юристы-международники хотели бы.
не считаясь с коренными социальными преобразованиями в совре-
менном мире, с принципиальными изменениями в самом междуна-
родном праве, отстоять тезис, согласно которому, как уже отмеча-
лось, система международного права, сложившаяся веками в
условиях господства эксплуататорских государств, сохраняется с
небольшими изменениями и сегодня. Этим самым, с одной сторо-
ны, намечается тенденция увековечить те институты и отрасли
международного права, которые и сегодня могут служить классо-
вым интересам правящих кругов империалистических государств,
а, с другой, создать заслон для появления таких новых институтов
и отраслей, которые связаны с революционными освободительными
силами современного мира.
Таким образом, мы видим, что вопрос о системе международно-
го права является не только теоретической проблемой, но вопросом,
имеющим важное политическое, идеологическое значение 57.
Вызывает удивление лишь тот факт, что некоторые западные
юристы-международники вообще обходят вопрос о системе между-
народного права, даже рассматривая такой важный вопрос курса
32
международного права, каким является проблема источников со-
временного международного права. Так, например, Ш. Руссо в
своем многотомном курсе международного публичного права боль-
шую часть первого тома посвящает источникам международного
права, не касаясь вопроса о системе международного права вообще.
Ни слова о понятии системы международного права нет и в со-
лидном курсе профессора Парижского университета права, эконо-
мики и общественных наук Нгуен Кво Дина, где значительное место
уделяется историческим и теоретическим проблемам международ-
ного права 58. Либо здесь прежняя тенденция отождествления систе-
мы международного права и системы его науки, либо сознательный
уход от рассмотрения сложной теоретической проблемы, на кото-
рую современная западная наука международного права не готова
дать ответ или не желает этого делать.
На это обратил внимание Г. И. Тункин, который в своей работе
"Международное право в международной системе" заметил, что
вообще проблема системы современного международного права как
нового исторического типа международного права исследована явно
недостаточно, что же касается некоторых новых концепций по этой
проблеме в работах юристов-международников капиталистических
стран, то там существует путаница 59. Рассматривая ее причины,
Г. И. Тункин приходит к выводу, что она заключается в тенденции
наделить современные частные корпорации и физических лиц каче-
ством субъектов международного права. Эти тенденции отражают
интересы большого бизнеса, особенно мультимонополий, которые,
по справедливому определению Р. Барбера, можно назвать "коло-
низаторами XX столетия"60. Отсюда концепции транснационального
права и др. Отсюда известный нигилизм, проявляемый западной
доктриной к существованию системы международного права как
таковой. Критика этой доктрины обстоятельно дана Г. И. Тунки-
ным 61.
Отсюда отрицание и самого международного права, которое
было характерно для целого течения в науке международного пра-
ва в XIX и начале XX столетия и, к сожалению, не утратило свое-
го реакционного значения и сегодня, поскольку и в наши дни встре-
чаются представители так называемого нигилизма 62.
Но даже в тех случаях, когда те или иные западные юристы
и признают наличие системы современного международного права,
они подходят к ее исследованию совершенно в ином ракурсе, неже-
ли это имеет место в социалистической доктрине международного
права 63. И дело не только в принципиально различном методологи-
ческом подходе к исследованию этой проблемы, но также и в самом
понятии системы международного права и ее основных элементов..
В современной западной доктрине международного права мало
кто использует достижения общей теории права в вопросе о систе-
ме, мало кто проводит разграничение между системой междуна
родного права, системой науки международного права, системой
преподавания международного права, редко где рассматривается
понятие отрасли как важнейшего элемента системы и взаимосвя-
33
занность и размещение отраслей в определенном строго научно.у
порядке. При этом парадокс заключается в том, что, рассматривая
международное право в исторической перспективе, некоторые за.
падные авторы прямо говорят о тех периодах, когда формировалась
система межгосударственного права 64.
В итоге складывается впечатление, что история возникновения
системы международного права признается, рассматривается е;
развитие, а затем данная система куда-то исчезает, и, выражаясь
словами одного из гегельянцев, исследовавших гегелевское учение
международного права, растворяется, словно Рейн в песке (Wie
Rhein im Sande) 65.
Разумеется, это не так. Система международного права не ис-
чезла, не растворилась, она существует как объективная реаль-
ность, как целое, как конгломерат юридических наук в их взаимо-
связи 66. Исследование системы и структуры современного меж-
дународного права имеет не только историческое, но и важное
теоретическое и практическое значение.
Рассмотрение важнейших аспектов системы международного
права играет немаловажную роль в деле совершенствования между-
народного права, его кодификации, инкорпорации, восполнения
пробелов и в многогранном процессе правоприменительной деятель-
ности, в дальнейшем развитии науки международного права и его
преподавания 67.
ГЛАВА HI
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЯ СИСТЕМЫ
СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
§ 1. Международное публичное право как самостоятельная
система права
Сложность исследования теории системы международного
права заключается, во-первых, в том, что до сих пор нет обще-
признанной системы международного права, входящего в качест-
ве одного из элементов в международную юридическую систему.
Во-вторых, обоснование построения системы международного
права в какой-то мере связано с учетом систем права, существую-
щих в основных субъектах международного права - в отдельных
государствах, которые исключительно разнообразны, с учетом и
различия их социальных систем, и специфики становления и раз-
вития, и известных традиций, играющих немаловажную роль
в построении системы права того или иного государства. В-третьих,
должен быть учтен многолетний опыт работы Комиссии междуна-
родного права, которая и в начале своей работы и впоследствии,
планируя кодификационный процесс, среди других условий не
могла не учитывать сложившиеся и складывающиеся отрасли
современного международного права, являющиеся основными
элементами его системы.
Давно назрела необходимость по-новому рассмотреть ряд тра-
диционных аспектов системы международного права, учитывая
достижения общей теории права в исследовании системы права
и те плодотворные возможности, которые может дать применение
системно-структурного подхода при изучении международного
права как сложного системного объекта.
Несмотря на недостаточную разработанность этой важной
теоретической проблемы, советские ученые всегда уделяли вопро-
сам системы значительно больше внимания, чем это имело место
на Западе. Уже в первые годы после окончания второй мировой
войны профессора В. Н. Дурденевский, С. Б. Крылов, Ф. И. Ко-
жевников в своих учебниках и учебных пособиях отмечали, что
вопрос о системе "остается весьма сложным и спорным" '. Хотя
за последние тридцать с лишним лет и появился ряд работ, в ко-
торых рассматривались проблемы системы международного пра-
ва, однако фундаментального исследования нет до сих пор 2.
В ряде монографий международное право продолжают считать
отраслью права. Так, в интересной книге А. И. Полторака и
Л. И. Савинского "Вооруженные конфликты и международное
право" международное право называется обширной и сложной
отраслью права, нормы которой регулируют единый комплекс
качественно своеобразных общественных отношений. В состав
этой отрасли, продолжают авторы, входят специфические группы
правовых норм, каждая из которых распространяется на более
узкие общественные отношения и составляет ее подотрасль
(суботрасль) 3.
Л. И. Полторак и Л. И. Савинский, как и многие другие
юристы-международники, шли в этом вопросе за представителями
общей теории права, которые не сразу согласились изменить свое
отношение к международному праву как отрасли и признать кон-
цепцию, утвердившуюся в советской науке международного права,
что право в целом подразделяется на две взаимосвязанные, но
независимые друг от друга системы-систему внутреннего и
систему международного права (Н. А. Ушаков) 4, что междуна-
родное право теперь повсеместно признается не только самостоя-
тельной системой, но системой своеобразной, отличной от нацио-
нальной, правовой системой (Г. И. Тункин) 5.
С. С. Алексеев в своей книге; специально посвященной систе-
ме права, отмечал, что под углом зрения своих системно-струк-
турных характеристик "международное публичное право - такое
социальное образование, которое занимает равное поло-
жение с любой национальной системой"6. Правда, особенность
системы международного права такова, что многие конструкции,
применимые в национальных системах права, либо вообще не
срабатывают в системе международного права, либо имеют там
34
3*
35
специфические особенности и требуют особого подхода по срав-
нению с системой национального права. Однако важно другое.
Вместо прежнего представления о международном праве как об
отрасли, в юридической науке сложилось мнение о нем как
о системе7.
В этих условиях трудно согласиться с точкой зрения В. И. Мар-
гиева, стремящегося доказать, что "международное публичное
право неправомерно считать самостоятельной системой", что "оно
является скорее отраслью международного права в широком
смысле слова" 8. Прежде всего, следует заметить, что такой под-
ход к международному праву не нов, он еще ранее был высказан,
о чем будет идти речь ниже. Затем следует иметь в виду, что
в современных условиях рассмотрение общетеоретических проблем
системы международного права не может быть оторвано от кон-
цепции международной юридической системы, в создание кото-
рой именно советские юристы-международники внесли огромный
вклад. Среди них выделяется построение международной юриди-
ческой системы, предложенное Г. И. Тункиным. В своей интересной
работе "Международное право в международной системе", анали-
зируя причины, которые повлекли образование международной
юридической системы, Г. И. Тункин подчеркивает, что она состоит
из международного права, рекомендаций международных органи-
заций и международных договоренностей 9. Под международным
правом Г. И. Тункин понимает именно международное публичное
право. При этом Г. И. Тункин отмечает, что нормы международно-
го права включают в полной мере обязательства государств, яв-
ляющиеся результатом координации их воли. Они создают основу
для всех остальных юридических феноменов в международной си-
стеме, в том числе юридический элемент в резолюциях-рекоменда-
циях и международных договоренностях '°.
Возрождая концепцию международного права в широком
смысле слова, В. И. Маргиев ничего не говорит о том, в какой
степени она связана с международной юридической системой, тем
более, что он включает в свою конструкцию внутреннее право
международных организаций и прежде всего международное
частное право, которое, по его мнению, "образует самостоятель-
ную отрасль системы международного права" ". Однако представ-
ляется, что вопрос о месте международного частного права не так
однозначен. Проблема соотношения международного публичного и между-
народного частного права давно дискутируется в нашей литера-
туре. Так, в статье Л. А. Лунца "Развитие советской доктрины по
международному частному праву" отстаивается так называемая
"цивилистическая" концепция международного частного права 12.
Суть этой концепции заключается в том, что поскольку междуна-
родное частное право регулирует гражданско-правовые отношения
с иностранным элементом, иначе говоря отношения гражданско-
правового характера, то, следовательно, международное част-
ное право входит в состав гражданского права, то есть внутрен-
36
него права, а наука международного частного права является
одной из гражданско-правовых наук 13. На этой точке зрения стоят
Л. А. Лунц, А. Б. Альтшуллер, И, А. Грингольц, С. А. Гуреев,
В. П. Звеков, С. А. Лебедев, А. Л. Маковский, Г. К. Матвеев,
В. С. Поздняков, М. Г. Розенберг, О. Н. Садиков, Е. Т. Усенко,
М. М. Богуславский.
Особенно ратует за отнесение международного частного пра-
ва к цивилистическому циклу Г. К. Матвеев, опубликовавший
целый ряд статей по данной проблеме, в которых он доказывает,
что нормы международного частного права рассчитаны на граж-
данские (равно как семейные и процессуальные) правоотношения,
осложненные иностранным элементом14. Г. К. Матвеев прямо
пишет, что международное частное право - важная отрасль со-
ветского права 15.
Эта "цивилистическая" концепция международного частного
права ранее оспаривалась С. Б. Крыловым, В. И. Менжинским, а
сравнительно недавно С. А. Малининым. С. Б. Крылов утверждал,
что вопросы международного частного и международного публич-
ного права относятся к одной отрасли права - международному
праву в широком смысле слова 16. Несколько иначе эту же мысль
формулирует и как бы развивает дальше С. А. Малинин, когда
он пишет: "В системе международного права (в широком смысле
слова), на мой взгляд, объективно существуют две основные
самостоятельные отрасли права: 1) международное публичное
право; 2) международное частное право" 17. Таким образом, если
С. Б. Крылов считал, что международное публичное право и
международное частное право являются как бы подотраслями
одной отрасли права, то, по мнению С. А. Малинина, они явля-
ются самостоятельными отраслями права и входят в одну систе-
му - систему международного права в широком смысле слова.
При этом С. А. Малинин полагает, что каждая из названных им
отраслей регулирует определенный вид международных отноше-
ний, что им свойственна качественная обособленность от других
видов отношений и что каждая из этих отраслей имеет свой пред-
мет регулирования и свой специфический метод правового регули-
рования. Однако эти аргументы не убедили представителей науки
международного частного права, которые настаивают и теперь на
"цивилистической концепции", продолжают возражать против
концепции "международного права в широком смысле слова".
Правда, они признают, что граница между международным част-
ным правом и международным публичным правом не носит абсо-
лютного характера, и отмечают единство исходных начал между-
народного частного и международного публичного права 18. В этом,
безусловно, есть известный резон, поскольку нормы международ-
ного публичного и международного частного права служат одной
и той же цели - оформлению мирного сотрудничества в различ-
ных областях 19.
специалисты в области международного частного права при-
знают также наличие тесной связи между нормами и института-
37
ми международного публичного и международного частного пра
ва. Отсюда и распространенный вывод о том, что международное
частное право непосредственно примыкает к международному
публичному праву20. Но все это не равнозначно включению в одну
систему права. В настоящее время большинство "публичников"
не разделяют концепцию международного права в широком
смысле слова. В том же учебнике международного права под
редакцией профессора Г. И. Тункина сказано: "Термин "между-
народное право" в русском языке и в ряде других языков озна-
чает международное публичное право, от которого следует отли-
чать международное частное право, регулирующее отношения
гражданско-правового характера, возникающие в условиях между-
народной жизни" 21.
Оригинальную конструкцию соотношения международного
публичного права и международного частного права предложил
Р. А. Мюллерсон, который относит последнее к полисистемныы
комплексам. По его мнению, международное частное право воз-
никает в результате взаимодействия определенных частей нацио-
нально-правовых систем между собой и с определенной частью
международного публичного права при регулировании междуна-
родных отношений невластного характера. "Однако,-пишет
Р. А. Мюллерсон,-эти части, образующие в результате такого
взаимодействия полисистемный комплекс, не исключаются из
соответствующих национально-правовых систем или международ-
ного публичного права" 22.
Иначе говоря, по мнению Р. А. Мюллерсона, особенность
международного частного права как права заключается в том,
что оно регулирует "особую группу общественных отношений,
обладающих двойственным характером и не имеющих своей "соб-
ственной" системы права" 23.
Как известно, проблема комплексных образований в структу-
ре права не только продолжает оставаться дискуссионной, но.
как подметил С. С. Алексеев, "порой она приобретает неоправ-
данную существом самой проблемы полемическую остроту"24.
Да и само понятие комплексных образований, применительно
к исследованию системы права, несколько отличается от тех кон-
струкций полисистемных комплексов, которыми оперирует
Р. А. Мюллерсон. Во всяком случае его идея, несомненно, заслу-
живает внимания и, возможно, открывает дорогу к оптимальному
решению спорной проблемы о соотношении международного пуб-
личного и международного частного права.
О самостоятельности системы международного публичного
права идет речь не только в работах по общей теории междуна-
родного права, но и в так называемых "отраслевых" исследова-
ниях. Так, например, А. П. Мовчан во введении к книге "Между-
народное воздушное право" прямо указывает, что "международ-
ное (публичное) право представляет собой особую систему пра-
ва, отличную от национальных правовых систем различных госу-
дарств" 25. Кстати, тот же А. П, Мовчан. справедливо подметил,
38
что "международное частное право не является "межгосудар-
ственным правом", специально подчеркнул, что "в современном
мире существуют только два вида систем права - международное
право и национальные системы права", и сделал общий вывод,
согласно которому "международное частное право является частью
национальных систем права различных государств" 26.
Рассматривая вопросы морского права, С. А. Гуреев пишет, что
"международное публичное право и международное частное
право различаются принципиально по всем признакам (по пред-
мету правового регулирования, по методу правового регулирова-
ния, по источникам и по субъектам регулируемых ими отноше-
ний)"27. Разумеется, в международном общении действия норм
международного публичного и международного частного права
соприкасаются и даже порой переплетаются. Однако это ни
в коей мере не сказывается на самостоятельности системы между-
народного публичного права.
Таким образом, исходя из положений общей теории права,
общей теории международного права и мнений "отраслевиков",
в настоящее время вопрос о самостоятельности системы междуна-
родного публичного права не вызывает каких бы то ни было сом-
нений,
§ 2. Понятие системы международного права
Несмотря на то, что в советском правоведении имели место
три дискуссии по вопросам системы права (в 1938-1940 гг., в
1956-1958 гг. и 1981 г.), в ходе этих дискуссий проблемы системы
международного права почти не поднимались. До настоящего вре-
мени в общей теории права не уделяется должного внимания ис-
следованию этого вопроса, хотя и признается, что это не соответ-
ствует тому месту в жизни народов, которое международное право
теперь заняло 28.
Некоторые представители общей теории права, как и ряд
юристов-международников, считают, что те положения, которые
выработаны в общей теории права для определения важнейших
параметров национальной системы права, целиком применимы и
к праву международному. Так, например, С. С. Алексеев, в своей
книге о структуре советского права говорит о том, что "в принци-
пе к определению структуры международного публичного права
следует подходить с тех же позиций, с каких освещается структу-
ра национальных правовых систем" 29. С. А. Малинин, останавли-
ваясь на общетеоретических положениях системы внутригосудар-
ственного права, указывает, что эти "общетеоретические положе-
ния о системе права, о ее классификационных критериях пол-
ностью (выделено нами.-Д. Ф.) применимы и к области между-
народного права" 30.
Стремление перенести в область международного права те
критерии, которые предлагаются для построения системы нацио-
нального права, не перспективно. Во-первых, таких общепризнан-
39
ных критериев для системы национального права пока нет. Хотя
ряд ученых и полагает, что предмет и метод регулирования явля-
ются наиболее приемлемыми параметрами для разграничения
системы национального права на отрасли, однако это положение
все еще остается дискуссионным в юридической науке. Во-вторых,
международное право - своеобразное право, и попытки подхода
к нему с мерками национального права, особенно в вопросах
системы, вряд ли оправданы. Специфика международного права
должна в этих случаях всегда учитываться 31.
Разумеется, это вовсе не означает, что те или иные выводы
общей теории права, включая научные результаты в области
исследования системы права, не могут быть использованы в науке
международного права. Однако их применение должно осуществ-
ляться с учетом специфики международного права.
В этой связи с особой остротой стал вопрос об определении
объективных критериев разграничения отраслей системы между-
народного права.
С. А. Малинин одним из первых обратил внимание на стихий-
ность процесса конструирования все новых и новых отраслей и
подчеркнул, что деление международного права на основные
отрасли не может быть произвольным. Говоря о том, что в меж-
дународном праве "конструируется" бесконечное число его отрас-
лей, С. А. Малинин перечислил некоторые из них: международное
морское право, международное воздушное право, дипломатиче-
ское и консульское право, договорное право, международное ме-
дицинское право, международное торговое право, международное
метеорологическое право, космическое право, международное
атомное право 32.
Рассматривая вопрос о возникновении в современном между-
народном праве новых отраслей, Г. И. Тункин специально выде-
ляет право международной безопасности, упоминает право между-
народных организаций, называет международное экономическое
право, международное трудовое право33. Специалисты, занимаю-
щиеся международным космическим правом, называют среди
сложившихся и складывающихся отраслей международного
права такие: право спутниковой связи, международное право
коммуникаций, право международной радиосвязи, право зару-
бежной массовой информации 34.
Большая дискуссия разгорелась в советской доктрине о меж-
дународном экономическом праве. Вначале В. М. Корецкий, затем
Г. И. Тункин и Е. Т. Усенко высказали мысль о становлении новой
отрасли международного права - международного экономического
права35. Затем Г. М. Вельяминов выдвинул концепцию о сфор-
мировавшейся в современном международном праве новой
отрасли - международном торговом праве36. Далее Г. Е. Бувай-
лик показал, что международное торговое право является частью
международного экономического права, одновременно подчерк-
нув, что "говорить о международном экономическом праве как
уже полностью сформировавшейся отрасли современного между-
40
народного публичного права, видимо, еще преждевременно"37.
О. Н. Хлестов и И. П. Блищенко пишут как об отдельной от-
расли о международном гуманитарном праве38. О. В. Богданов
вначале говорил о быстро развивающейся новой отрасли совре-
менного международного права - праве разоружения. Продол-
жая эту мысль, О. В. Богданов убедительно показал, что в настоя-
щее время "наличие целой системы конкретных международно-
правовых документов превращает комплекс принципов и норм по
вопросам разоружения в определенную отрасль современного
международного права"39. Правда, тут же О. В. Богданов огова-
ривается, подчеркивая, что "возможно, сейчас еще рано говорить
об окончательном оформлении такой отрасли; правильнее сказать,
что она находится в стадии активного формирования"40.
В. А. Карташкин считает целесообразным выделение в систе-
ме современного международного права специальной отрасли -
прав человека 41. Этот перечень можно было бы продолжить, но
уже из приведенных фактов видна неравноценность "конструи-
рованных отраслей". При этом если одни ученые доказывают со
ссылкой на общую теорию права необходимость существования
той или иной отрасли, то другие существование такой самостоя-
тельной отрасли отрицают. Так, например, по мнению А. Н. Та-
лалаева, право международных договоров - это одна из важней-
ших и наиболее древних отраслей международного права, которая
занимает особое место в системе международного права, опреде-
ляемое спецификой объекта регулирования, значением в совре-
менном международном праве, а также особенностями источников
права международных договоров42. С. А. Малинин же, ссылаясь
на метод правого регулирования, не относит право международ-
ных договоров к числу основных, самостоятельных отраслей меж-
дународного права и считает его подотраслью международного
публичного права 43.
Из этого и ряда других примеров видно, насколько назрела
необходимость в объективных критериях выделения отраслей
системы международного права.
Что же касается перечня старых и новых отраслей междуна-
родного права и тенденции к конструированию все новых и новых
отраслей, то совершенно очевидно, что данные отрасли не равно-
значны друг другу. Одно дело право международной безопасности,
Другое - право зарубежной информации. Одно дело право разо-
ружения, другое - метеорологическое право. Кстати, чуть ли не
аналогичная тенденция создания множества отраслей имела
место и в работах, посвященных системе советского права. Во
время дискуссии о системе советского права в одной из статей
было высказано сомнение в целесообразности бесконечного созда-
ния новых отраслей и выражено опасение, что, следуя по пути
"уточнения системы", можно дойти "до трамвайно-троллейбусного,
банно-прачечного, бакалейно-гастрономического права" 44. Тенден-
ции стихийного конструирования новых отраслей противостоит
точка зрения, согласно которой в системе международного
41'
права вовсе отрицаются всякие отрасли. Так, Л. Н. Галенская
в своей статье, посвященной понятию международного уго-
ловного права, писала буквально следующее: "Наличие еди-
ного способа правового регулирования при различных предметах регулирования не позволяет говорить о существовании отдельных отраслей международного права"45. Взамен деления на отрасли
Л. Н. Галенская предложила делить международное право на
материальное и процессуальное, которые, в свою очередь, могут
быть разделены на ряд институтов. Однако те же аргументы,
которые Л. Н. Галенская выдвигает против деления международ-
ного права на отрасли, "срабатывают" и против ее классифика-
ции, поскольку в общей теории права, в которой; в последнее вре-
мя все больше внимания уделяется проблемам процессуальной
формы правового регулирования, вопрос о возможностях приме-
нения юридической процессуальной формы в связи с построениями
системы права ставится таким образом, что при выделении
отраслей материального права решающее значение имеет пред-
мет..., а., при выделении отраслей процессуального, права-метод
правового регулирования . Следует заметить, .что идея деления
международного права на материальное и процессуальное не
получила признания в советской доктрине. Исключением является
позиция, занятая Э. А. Пушминым, по мнению которого про-
цессуальная форма пронизывает многие отрасли и институты
современного международного права47. Однако те параметры,
которые'выдвигаются в качестве разграничителя между так назы-
ваемыми .процессуальными и материальными нормами, носят
искусственный,характер48. Система международного права - результат влияния целого
ряда факторов объективного и субъективного порядка, определяю-
щих.развитие международных отношений и права их регулирую-
щего. Что касается объективного характера системы международ-
ного права, то это. положение в советской науке международного
права имеет широкое распространение 49. Этот вывод был сделан
в связи со сложившейся в общей теории права концепцией, что
право во всяком обществе представляет собой не случайную со-
вокупность правил, устанавливаемых государством, а объек-
тивно обусловленную систему правовых норм, регулирующих
различные сферы общественных отношений. В монографии,
посвященной общим теоретическим проблемам системы советского
права, С. С. Алексеев неоднократно подчеркивал, что "система
права представляет собой объективную закономерность права дан-
ного государства", что "система права имеет объективный харак-
тер." 51.
Однако, несмотря на то, что среди факторов объективного и
субъективного порядка, влияющих на возникновение и развитие
системы права, экономический фактор является, в конечном счете,
решающим, в общей теории права стали все больше обращать
внимание на то, что мировоззрение, политическая доктрина, цели,
преследуемые обществом, "в значительной степени влияют на
42
построение системы права, определяют ее направленность" и что, связи с этим, "задача правовой науки при решении проблемы
системы права состоит в том, чтобы не только раскрыть объектив-
ные условия, порождающие необходимость той или иной струк-
туры права, но и определить принципы наиболее правильного
построения этой структуры, выделения тех или иных отраслей
или подотраслей права"52. Таким образом, подчеркивается не
только роль объективных, но и субъективных факторов, порождаю-
щих систему права. Сказанное применимо и к сфере международных отношений
(международные отношения - одна из разновидностей обществен-
ных отношений), под которыми понимают совокупность экономи-
ческих, политических, идеологических, правовых, дипломатиче-
ских, военных, научных, культурных и т. п. связей (общений,
сношений) и обоюдных отношений между народами, между госу-.
дарствами и системами государств, между основными социальными, экономическими и политическими силами и организациям",
которые действуют на международной арене53.
Социология международных отношений исследует взаимосвязь
объективных факторов и субъективной деятельности людей в ди-
намике и статике международных отношений. Общие закономер-
ности развития международных отношений в каждую конкретную
эпоху сказываются и на развитии международного права, регу-
лирующего эти отношения, и, разумеется, на его системе, являю-
щейся сложным системным объектом 54.
Так же как и при применении системного подхода при иссле-
довании системы внутригосударственного права и системы нацио-
нального законодательства, так и при применении системного
подхода в ходе исследования системы международного права
большое значение имеют многоплановость подхода к системе
международного права, рассмотрение богатства и разнообразия
связей между правовыми элементами и средой, а также разнооб-
разия самих элементов 55.
Как уже отмечалось, основными элементами так называемой
горизонтальной структуры системы международного права счи-
тают институты и отрасли. Однако если определение института
не вызывает споров ("под институтом следует понимать систему
взаимосвязанных, взаимодополняемых по своему назначению
норм, регулирующих относительно обособленную совокупность
взаимосвязанных общественных отношений"), то определение
отрасли и во внутригосударственном и международном праве ока-
залось делом нелегким, и до настоящего времени общепризнанных
четких параметров отрасли практически нет.
В общей теории права было замечено, что в отдельных юриди-
ческих науках при решении вопроса об отрасли наметилось стрем-
ление доказать лишь одно: данная общность норм является
основной и относится к категории главных отраслей. Более того,
порой такого рода разработки "имеют цель обосновать заранее
намеченное решение; они не приемлют иного варианта, и потому
43
научные обсуждения о характере отраслей превращаются в бес-
перспективные, затяжные споры, в результате которых происхо-
дит консервация полярных точек зрения"56. Такая картина
объясняется множественностью системообразующих факторов и,
прежде всего, спорами о том, какой из системообразующих фак-
торов рассматривается в качестве главного 57.
Ряд лет многие авторы рассматривали в качестве отраслей
такие общности юридических норм, которые отличаются особым
предметом и особенностями в методе регулирования58. Однако
вопрос о методе регулирования как одном из главных системо-
образующих критериев был подвергнут критике не только неко-
торыми представителями общей теории права, но и специалистами
отраслевых юридических наук. Так, в монографии В. Д. Сорокина,
специально посвященной данной проблеме, прямо указывалось: "Мы не разделяем высказанных в литературе суждений... о том,
что каждой отрасли советского права присущ свой особый, специ-
фический метод правового регулирования. С нашей точки зрения,
метод правового регулирования имеет многоотраслевой харак-
тер..." 59. Несмотря на спорность этого суждения, оно в значитель-
ной степени совпало с утверждением ряда советских юристов-
международников о том, что "международное право в принципе
знает один метод регулирования - соглашение между его субъек-
тами" 60. Правда, Д. Б. Левин, обосновавший данную концепцию,
говорит и об известных модификациях в методе международно-
правового регулирования, которые "нельзя оставлять в стороне,
когда речь идет о систематизации норм и институтов международ-
ного права"61.
С. С. Алексеев выделял и такие структурные признаки, как
юридическая целостность группы норм, при которой
данная группа норм выступает перед лицом всех других отраслей
как "нерасчленяемое" целое, как способность взаимодействия
данной группы норм с другими отраслями как элементами единой
системы и юридическое своеобразие, которое С. С. Алек-
сеев связывает прежде всего с методом правового регулиро-
вания 62.
По мнению А. М. Васильева, отрасль права - это совокупность
обособленных юридических норм и правовых институтов, которы-
ми регулируется определенная область общественных отношений,
обладающих качественным своеобразием .
Рассматривая отрасль как подсистему, авторы монографии
"Система советского законодательства", характеризуя наиболее
существенные элементы отрасли, полагают, что эти подсистемы
внутренне более или менее тесно связаны, их составные части
взаимно обслуживают и дополняют друг друга. При этом подчер-
кивается, что "главным системообразующим фактором, обеспечи-
вающим выделение таких групп общественных отношений, служит
достаточно тесное содержательное и целевое единство, при кото-
ром все виды отношений внутри данной подсистемы взаимно до-
полняют или обслуживают друг друга. Это содержательное един-
44
ство часто дополняется единством формы основной массы отноше-
ний, образующих ту или иную подсистему"64. Говоря об отрасли
законодательства, сопоставляя ее с отраслью права, авторы этой
же работы выделяют и такие критерии, как достаточно крупный
объем нормативного материала, а также относительно самостоя-
тельное и достаточно важное социально-экономическое и полити-
ческое значение подсистемы, предопределяемое, в свою очередь,
масштабами и значением регулируемой сферы отношений65.
Таким образом, в общей теории права существуют различные взгляды на системообразующие критерии, при этом все они сориен-
тированы на систему внутригосударственного права. Тем не менее
в советской науке международного права положения общей теории
права при построении той или иной отрасли международного
права не всегда учитывают эти моменты. Вот почему следует со-
гласиться с Е. А. Шибаевой, когда она, отвечая на вопрос, можно
ли критерии разграничения отраслей права, выработанные в об-
щей теории права, полностью применить к межгосударственному
праву, учитывая особый характер системы международного пра-
ва, справедливо указывает, что определение внутренней структу-
ры международного права требует особого подхода с учетом
особенностей системы международного права 66.
Наиболее распространенным критерием деления международ-
ного права на отрасли юристы-международники считают предмет
правового регулирования, хотя и не рассматривают его единствен-
ным системообразующим фактором. И это понятно, поскольку
в науке международного права, как и в общей теории права,
давно стало очевидным, что если ограничиться лишь этим призна-
ком, то "перед нами окажется необозримое множество
отраслей" 67.
В многочисленных работах, посвященных либо отдельным
проблемам науки международного права, либо вопросам, связан-
ным с институтами, существующими либо становящимися отрасля-
ми международного права, советские юристы-международники
наряду с предметом правового регулирования предлагают те или
иные дополнительные системообразующие критерии.
Так, например, А. Н. Талалаев полагает, что право междуна-
родных договоров как отрасль международного права "определя-
ется спецификой объекта регулирования, его значением в совре-
менном международном праве, а также особенностями источников
права международных договоров" 68. По мнению Ю. М. Колосова,
"в силу присущих международному праву особенностей доста-
точно особого предмета регулирования, чтобы выделить соответ-
ствующую группу норм в особую отрасль правовой системы"69.
Е. А. Шибаева, обосновывая правомерность признания за правом
международных организаций качества самостоятельной отрасли
системы международного права, обращает внимание не только на
предмет и метод правового регулирования, спроецированные на
международное право, но также на объем нормативного материа-
ла, и особенно критерий новых свойств (содержания) этого нор-
45
мативного материала и, наконец, специфичность юридических. ^ принуждения, осуществляемая государствами индивидуаль-
норм, необходимую для образования самостоятельной отрасли 7!),<т -ди коллективно, как средство защиты прав и обеспечения
По мнению С. А. Малинина, наличие определенной группы между-""лнения обязанностей 76,-то есть все то, что составляет основ-
народных отношений вовсе не означает, что эта группа можетис элементы и как бы раскрывает структуру метода правового
составлять предмет регулирования самостоятельной отрасли пра-нь дарования, характерно для любой отрасли международного
ва. Он полагает, что необходимо еще выявить, представляет л и1)у и даже'для любого его института. -Если же трактовать
данная группа отношений такую степень качественной обособлен-'он правового регулирования по-другому и в число его элемен-
ности, которая потребовала бы своего особого метода правового^ включать правосубъектность, содержание правоотношений,
регулирования 71. По мнению А. И. Иойрыша, вопросы выделения"^идические факты, юридические санкции и полагать, что они
новых отраслей зависят от заинтересованности общества в выде-'ждый раз, в зависимости от предмета регулирования, проявля-
•лении, развитии новой отрасли права, в совершенствовании пра-.д^я по-разному, и утверждать, что именно эти элементы могут
вового регулирования конкретной группы общественных отноше-служить основанием для классификации отраслей ^международ-
ний 72. Ю. М. Колосов, говоря об условиях образования самостоя-цдрд права, то мы придем к той же дискуссионной концепции,
тельной отрасли международного права, также утверждал, что длясогласно которой каждому предмету правового регулирования
.образования данной группой норм подобной отрасли необходимо,соответствует свой особый метод.
чтобы' она регламентировала весь комплекс политических, эконо-Однако невозможно согласиться с тем, что каждой отрасли si
мических, культурных, военных и других отношений между госу-международного права присущ свой метод правового регулирова-
дарствами в той или иной области, а также, чтобы эти отношенияцця В этих условиях упор продолжают делать на модификации
имели особенности по сравнению с отношениями в другой об-единого метода и полагают, что международное право, уникальное
ласти 73.^ своему методу регулирования, допускает различные способы
/ Как видим, в выдвигаемых критериях недостатка нет. Почтирегулирования сложной системы международных отношений.
и все упоминают предмет правового регулирования. Некоторые вы-Несмотря на то, что это свидетельствует о развивающейся системе
деляют обособленность или своего рода автономность группымеждународного права и даже о его способности соединить раз-
взаимосвязанных международно-правовых норм. В ряде работ"ые элементы единого метода правового регулирования в целях
оправдывается существование самостоятельной отрасли заинте-эффективного воздействия на межгосударственные отношения,
ресованностью в этом международного сообщества. Упоминаютболее убедительной представляется точка зрения' И. И. Лукашу-
также качественное своеобразие совокупности обособленных меж-ка, который справедливо заметил, что методы, которыми регулй-
дународно-правовых норм и институтов, которыми регулируетсяруются общественные отношения во внутригосударственной систе-
определенная область общественных отношений, а также особен-ме и в системе международно-правовой, настолько отличаются
ности источников этих норм и институтов. В международно-пра-друг от друга, что попытки распространить действие той или иной
вовой литературе продолжают говорить и о методе правовогосистемы права на принципиально отличные общественные отно-
регулирования, сплошь и рядом наделяя его различными -специ-шения, которые не отвечают основным чертам данной системы
J фическими особенностями. Так, например, по мнению В. А. Кар-права,'не могут дать положительного результата 77.
ташкина, особенность метода правового регулирования специаль-В этих условиях правомерна постановка вопроса о том, должна
ной отрасли - прав человека - заключается в специфике созда-ли система международного права вообще делиться на отрасли,
ния норм и их исполнения, в характере ответственности заили основным элементом этой системы могут быть другие компо-
преступное нарушение основных прав и свобод человека, в своеоб-центы. Если же деление на отрасли оправдано, то само понятие
разии правового статуса индивидов74. Однако как и в общейотрасли должно носить несколько иной характер, нежели
теории права, так и в науке международного- права, несмотря наконструкция отрасли во внутригосударственном праве. Можно
различные модификации, которые связывают с методом правово-допустить, что некоторые черты, характерные для разделения
го регулирования, все больше утверждается мнение о том, чтомеждународного права'на отрасли, совпадают с теми критериями,
международное право в своей большей части признает один методкоторые имеют место во внутригосударственном праве. Если
регулирования и, следовательно, применить этот разграничительпоследнее верно, тоГотраслью международного права можно было
при определении отраслей оказывается невозможнымг75.бы считать совокупность согласованных юридических норм, регу-
Совершенно очевидно, что соглашение как способ установле-пирующих более или менее автономно международные отношения
ния прав и обязанностей субъектов; равноправие как способ осу-определенного вида, совокупность, характеризуемую соответствую-
ществления взаимоотношений между субъектами; мирное разре-щим предметом правового регулирования, качественным своеоб-
шение споров и невмешательство во внутренние дела государствразием, существование которой вызывается интересами междуна-
как образ действия, предоставленный субъектам; специфическаяродного общения. Отрасль международного права включает
46
47
в себя правовые институты, то есть группы норм, регулирующие
однородные отношения между государствами, тесно связанные
друг с другом. Особое место в системе международного правд
занимают основные принципы международного права и другие
нормы jus cogens, которые составляют как бы основу всей систе.
мы международного права, пронизывают остальные ее элементы.
Как отмечал А. Н. Талалаев, благодаря основным принципам а
может существовать единая система международного права, не-
смотря на многообразие по существу и по форме выражения его
норм 8.
Система международного права представляет собой исключи-
тельно сложную конструкцию, которая не строится по произволу ученых или юристов-практиков. Главным подразделением, как уже отмечалось, в настоящее
время считается отрасль международного права. Как виды отрас-
лей, так и порядок их расположения в системе, и взаимодействие
между ними также определяются объективными и субъективными
факторами. В исследовании этих сложных проблем перспективен
системно-структурный подход. Заслуживают внимания опреде-
ленные методологические приемы, которые были предложены
И. И. Лукашуком, применившим системно-структурный подход
при исследовании системы международно-правового регулирова-
ния и осуществившим анализ международного права в действии,
в динамике его взаимодействия с системой международных отно-
шений. К сожалению, И. И. Лукашук почти не останавливается на
сложных вопросах системы самого международного права, хотя
и он в качестве основного элемента системы международного
права упоминает отрасли79. Впрочем перед ним стояла другая
задача.
Классификация отраслей в системе международного права
пока мало изучена. В общей теории права имеет место деление
отраслей на различные виды. Так, например, принято деление на
основные и комплексные отрасли 80. Из числа основных отраслей
выделяют профилирующие (традиционные) отрасли81. Остальные
основные отрасли подразделяют на процессуальные и специаль-
ные. Различают также интегрированные комплексные отрасли,
иначе называемые надотраслями или суперотраслями82.
Полагают также, что группа отраслей законодательства (пра-
ва) образует более широкую подсистему законодательства (права)
и что элементы такой подсистемы "характеризуются генетически-
ми, функциональными (целевыми), а в ряде случаев и структур-
ными взаимосвязями входящих в них отраслей", что зачастую
существует прямое взаимодействие этих отраслей, которое выра-
жается в разных конкретных формах83.
Считают также, что профилирующие отрасли составляют осно-
ву правовой системы, остальные основные отрасли образуют вто-
рой слой системы, а комплексные отрасли образуют якобы своего
рода вторичную структуру, которая наслаивается над структурой
основных отраслей84. В советской науке международного права
48
понятие комплексной отрасли впервые предложил С. А. Малинин,
который под комплексной отраслью понимал объединение норм,
принадлежащих различным отраслям права85. Более того, он
подчеркивал, что "выделение комплексных отраслей права выхо-
дит за рамки понятия системы права... и переходит в область
научной систематизации права..." 86 При этом, вслед за Ю. К. Тол-
стым, С. А. Малинин утверждал, что выделение комплексных
отраслей права в научных, педагогических и практических целях
"не только оправдано, но во многих случаях настоятельно дик-
туется жизнью" 87. Такой подход к понятию комплексной отрасли
вызывает сомнение.
Как уже отмечалось выше, С. А. Малинин говорил также и
о таких видах, как основные (самостоятельные) отрасли. В боль-
шинстве же случаев советские юристы-международники какой-
либо специальной классификации отраслей международного пра-
ва не предлагают, то есть не выделяют основные отрасли и не-
основные, процессуальные и материальные, надотрасли или су-
перотрасли. И в этом нет ничего удивительного, поскольку в со-
ветской теории международного права вообще нет тенденции,
характерной для ряда работ буржуазных международников, к
сближению системы международного права с системой внутриго-
сударственного права88. Конечно, это отнюдь не означает, что
в системе международного права все отрасли равнозначны и на-
ходятся как бы на одном уровне. Существуют давно сложившиеся
отрасли, а есть только складывающиеся, есть общие, объединяю-
щие институты международного права, которые обслуживают
всю систему международных отношений (право международных
договоров), и есть так называемые специальные отрасли, объеди-
няющие институты международного права, регулирующие более
или менее узкий (специальный) спектр международных отноше-
ний (международное космическое право). Можно наметить и дру-
гие виды отраслей. Следовательно, при этом можно заметить, что
грани между отраслями международного права очень подвижны
и сама динамичность современного международного права созда-
ет известные трудности в деле выявления реально существующих
отраслей.
Каждая отрасль включает в себя правовые институты, имеет
свои принципы, иногда подотрасли. Между отраслями международного права существуют опреде-
ленные связи (закон связи), взаимодействие. Системно-структур-
ный подход требует исследования характера этих связей, а так-
же тех процессов интеграции и дифференциации, которые харак-
терны для системы современного международного права. Связи
между отраслями международного права подчинены определен-
ным законам, которые и выражают структуру современного меж-
дународного права.
Сложная диалектика взаимосвязи объективных и субъективных
системообразующих факторов, присущая внутригосударственному
праву89, приобретает еще более усложненный характер, когда
49'
речь идет о праве международном. И верно заметил И. И. Лука-
шук, что проблемы взаимодействия различных отраслей между-
народного права в едином целом пока разработаны недостаточна
и что в этом плане особенно важное значение приобретает систем-
ный подход, при котором, международное право рассматривается
во взаимосвязи и взаимодействии его элементов, как единый
объект исследования 90.
Важное значение имеет процесс функционирования и разви-
тия как системы международных отношений, так и системы меж-
дународного права. Вопрос о функционировании международного
права и его роли в международной жизни широко дискуссировал-
ся в буржуазной доктрине, которая,, как правило, давала односто-
роннюю характеристику этой роли. Так, например, в английской
доктрине международное право рассматривалось в основном как
средство разрешения международных споров. Критикуя этот тра-
диционный подход буржуазных юристов-международников к са-
мой сущности функционирования международного права,
Г. И. Тункин в своем предисловии к курсу Я. Броунли указывал,
что международная юридическая система, включающая все меж-
дународно-правовые явления, основным компонентом которой
является международное право, "функционирует постоянно как
часть более широкой международной системы, которая также
функционирует непрерывно. В этом процессе функционирования
международное право выполняет стабилизирующую и созидатель-
ную функции"91. Стабилизирующая и созидательная функции-
вот те основные черты,, которые характеризуют соотношение
между системой международных отношений и системой междуна-
родного права при рассмотрении структуры современного- между-
народного права. Как отмечалось на XXVI съезде КПСС, процесс дальнейшего
обострения общего кризиса капитализма продолжается92. Свое-
образие нынешнего этапа этого кризиса состоит в том, что он
протекает в обстановке, когда продолжается поступательный рост
мирового революционного процесса и его составных частей: реального социализма; международного рабочего движения; на-
ционально-освободительного движения.
Для современной эпохи главным противоречием и, следова-
тельно, главной движущей силой в системе межгосударственных
отношений является противоречие между мировой системой социа-
лизма и мировой системой капитализма. Именно в нем ключ тех
процессов, которые происходят в современной международной
жизни и, разумеется, в международном праве.
В условиях борьбы и сотрудничества двух мировых социальна.
систем все настойчивее прокладывает себе дорогу объективная
закономерность общественного развития - тенденция к сближе-
нию народов мира. Проявление этой тенденции в междуна-
родном праве находит свое отражение в процессах его интегра-
ции как на универсальном, так и региональном уровнях. Интегра-
ции противостоит процесс дифференциации. И это закономерно,
50
поскольку дифференциация и интеграция - понятия взаимодо-
полняющие друг друга.
Тенденция к интернационализации международной жизни по-
родила универсальные международные организации, многочислен-
ные многосторонние международные договоры, которые, несом-
ненно, отражают структурные процессы интеграции, происходя-
щие в современном международном праве. Наряду с этим на
международной арене действуют и другие процессы, многие из
которых связаны с научно-технической революцией и определяют
тенденцию к дифференциации как на структурном уровне, так и
на уровне самой системы современного международного права.
Если процессы интеграционные привели к появлению таких осно-
вополагающих международно-правовых актов, как Устав ООН, то
процессы дифференциации влекут за собой появление новых
институтов и отраслей в современном международном праве
(например, международно-правовая охрана окружающей среды).
Поэтому дело не только в устойчивости (стабильности) или
неустойчивости (нестабильности) системы международных отно-
шений, как это считает Э. А. Поздняков 93.
Вопрос должен ставиться значительно шире и связан с изме-
нениями в системе международного права, обслуживающей систе-
му международных отношений и являющейся в то же время ее
надстройкой. Конечно, процессы дифференциации, происходящие
в системе международного права, не бесконечны. Они имеют свои
пределы, которые также обусловлены и объективными и субъек-
тивными факторами. Интеграционные процессы в настоящее время
более интенсивно протекают на региональном уровне. Например,
интеграционные процессы в рамках СЭВ влекут за собой новые
правовые формы регулирования отношений между странами -
членами СЭВ, а последние, в свою очередь, содействуют даль-
нейшей интеграции между этими странами. Можно указать на
то, что правовые формы отношений СЭВ с социалистическими
международными организациями создают самые широкие воз-
можности для согласованного осуществления ими мероприятий
по дальнейшему развитию социалистической экономической инте-
грации.
Как отмечалось на XXVI съезде КПСС, "сама жизнь ставит
задачу - дополнить координацию планов согласованием экономи-
ческой политики в целом. В повестку дня ставятся и такие вопро-
сы, как сближение структур хозяйственных механизмов, дальней-
шее развитие прямых связей между министерствами, объедине-
ниями и предприятиями, участвующими в кооперации, создание
совместных фирм, возможны и другие формы соединения наших
усилий и ресурсов" 94.
Процессы интеграции и дифференциации, непрерывно происхо-
дящие в системе межгосударственных отношений, отражаются и
на системе международного права.
Социальная неоднородность мира и современных международ-
ных отношений определяет социальную неоднородность и системы
51
международного права. Социальная ценность правовой системы
находит свое отражение в способности "правильно отражать
объективные закономерности общественных отношений и содей-
ствовать их дальнейшему совершенствованию". Это применимо
к любой правовой системе, в том числе к системе международного
права. Поскольку социалистическая часть мира прилагает усилия,
чтобы международное право сыграло важную роль в решении
главной задачи - предотвращении новой мировой войны, обеспе-
чении прочного мира, именно социалистические государства явля-
ются гарантами развития международного права по пути про-
гресса. Как отмечал Л. И. Брежнев, "социалистическая часть
мира своим внутренним развитием и своим подходом к междуна-
родным отношениям дает хороший пример того, какими путями
лучше всего решать большие проблемы, встающие перед челове-
чеством" 95. Среди этих путей немаловажная роль отводится при-
менению современного международного права и его дальнейшему
прогрессивному развитию.
Естественно поэтому в системе современного международного
права все более возрастает удельный вес принципов и норм
международного права, которые применяются в отношениях
между социалистическими странами. Говоря о социальной струк-
туре современного международного права, Е. Т. Усенко совер-
,тценно верно заметил, что "отрасли международного права явля-
ются едиными для всей системы современного международного
права и имеющие место попытки конструировать ту или иную
"отрасль" международного права только в рамках какого-либо
одного типа международных отношений представляются теорети-
чески несостоятельными" 96.
Удельный вес принципов и норм, применяемых социалистиче-
скими государствами, все более возрастает в системе междуна-
родного права, и прежде всего это касается принципов социа-
листического интернационализма. "Однако эти принципы и нормы
не образуют региональную международно-правовую систему"97.
Лишь в перспективе формирующееся между социалистически-
ми государствами международное право сможет сложиться как
система социалистического международного права98. Пока же
в общей системе современного международного права принципы
социалистического интернационализма и соответствующие им
нормы социалистических международных отношений занимают.
по мнению Е. Т. Усенко, "место, аналогичное тому, которое зани-
мают принципы мирного сосуществования" ".
Не останавливаясь на месте социалистических международны
правовых принципов и институтов в системе современного между
народного права, заметим, что с точки зрения аксиологическ'"
критериев за ними будущее всего международного права. Сове
шенствование современного международного права идет под р
шающим воздействием сил социализма и всей современной ант.:
империалистической демократии100. Первостепенное значении
имеет развитие тех отраслей и институтов в системе международ
52
ного права, которые связаны с предотвращением новой мировой
войны, обеспечением прочного мира. В связи с этим удельный вес
права'мира и международной безопасности среди всех отраслей
системы международного права невозможно переоценить. Пред-
ложения' по обеспечению мира, выдвинутые на XXVI съезде
КПСС, объединяет "одна единая цель, одно наше общее стремле-
ние _ сделать все возможное, чтобы вывести народы из-под
угрозы ядерной войны, сохранить мир на земле" 1<н.
§ 3. Основные тенденции построения
системы международного права
Система международного права является, как уже неоднократ-
но отмечалось, объективной категорией. Все ее элементы взаимо-
связаны и взаимообусловлены и диалектически сочетают двусто-
роннее единство объективного и субъективного моментов.
Система международного права отличается от системы права
любого государства - участника международного общения. Это
различие проходит как по социальной природе, так и по норма-
тивному содержанию102. Тем не менее во взаимоотношениях
международного и (национального права часто одно .из них содер-
жит нормы, подлежащие реализации IB сфере действия другого lu3.
И поскольку типичным можно считать (и это верно подметил
Г. В. Игнатенко) "совместное .применение в соответствующих си-
туациях и международно-правовых и внутригосударственных пра-
вовых норм"104, системы международного публичного права и
внутригосударственного права взаимосвязаны.
Несмотря на самостоятельность и автономность относительно
друг друга систем внутригосударственного и международного
права, нормы этих систем, не превращаясь в "сиамских близ-.
нецов", "должны быть согласованы и 'сохранять способность к
взаимодействию" 105. Разумеется, подобная согласованность и
способность к взаимодействию распространяется иа указанные
самостоятельные системы права в целом несколько иначе, нежели
на нормы, являющиеся лишь одним из элементов данных систем.
Касаясь, в частности, такого качества норм, каким является их
иерархичность, Н. В. Миронов специально подчеркивает, что
международное право иерархично по своей природе, "поскольку
правовая система не может мыслиться без соподчинения норм, не
утрачивая свойств системы как таковой" 106. Более того, Н. В. Ми-
ронов полагает, что с развитием международного права иерар-
хическое начало в нем будет носить все более ярко выраженный
характер и что в настоящее время "международное право явля-
ется развитой системой норм, неодинаковых по своей обязываю-
щей силе". Не останавливаясь зда вопросах иерархии междуна-
родно-правовых норм, заметим лишь, что проблема иерархии
совершенно по-другому решается в отношении .институтов и от-
раслей системы международного права, нежели в национальном
праве. Однако есть и некоторое сходство. По аналогии с основ-
53
ными элементами системы во внутригосударственном праве ' •
в системе внутригосударственного законодательства элементы с г
стемы международного права можно было бы изобразить концс-ii-
трически примерно в таком виде: институт является более широкп.ч
понятием по отношению к входящей в него норме; подотрасль
или отрасль - более широким понятием по отношению к инс-i г-
туту, наконец, система включает в себя все отрасли международ-
ного права. Особое место в системе занимают принципы между.
народного права и прежде всего принципы юс когенс. Каждая
отрасль и даже подотрасль может иметь свои, для нее характерные
принципы. Кроме того, есть так называемые супраинституты,
пронизывающие несколько подотраслей 'или отраслей, и различные
модификации, перекрещивания и взаимодействия между самими
отраслями.
Иначе говоря, система современного международного права -
это сложный конгломерат различных элементов, регулирующих
отношения между субъектами международного права. Поскольку
отношения между самими '.элементами 'представляют структуру
международного права, которое перекрещивается с правом внутри-
государственным и сложной системой международных отношении,
именно системный подход наиболее перспективен при исследова-
нии как системы международного права, так и его структуры.
Выше уже отмечалось, что зачастую система международного
права отождествляется с системой науки 'международного права,
а последняя с системой его преподавания. Особенно часто ставят
знак равенства между системой международного права и его науки.
Советская теория международного права проводит четкое разгра-
ничение между этими различными системами 108.
Поскольку само международное право 1не имеет какой-либо
общепризнанной, официальной 'системы, конечно, не удивительно,
что различные ученые строят такую систему, руководствуясь
своими критериями. В одних случаях подобные параметры явля-
ются просто произвольными, в других -опираются на конкретную
юридическую концепцию, в третьих • определяются критериями,
выработанными общей теорией права для системы внутригосудар-
ственного права, в четвертых вообще строят систему, не связывая
ее с .выделением институтов и 'отраслей.
Трудность в построении стройной системы, в известной степени,
вызвана также отсутствием единых кодификационных актов is
-большинстве международно-правовых отраслей, четких rpaHiin:
между ними. Специфична и вся система источников международ-
ного права, существенно отличающаяся от источников любой
национальной системы права, что тоже имеет свое значение.
Нельзя сбрасывать со счетов 'и то, что система международ-
ного права не просто складывалась 'исторически в течение мнопг
столетий и даже тысячелетий, но что она в своем развитии пре-
терпела качественный окачок от системы "старого" международно-
го права в систему "нового" современного международного права.
54
Эти 'и многиедругие причины характеризуют специфику по-
строения системы'международного права и ее основного элемен-
та - отраслей.
Пробовать в этом деле применять категории внутригосударст-
венного права можно, однако, лишь в известных пределах, всегда
учитывая особенности самого международного права.
В системе внутригосударственного права, помимо всего проче-
го каждой отрасли права корреспондируют одноименные отрасли
законодательства, "независимо' от того, консолидированы ли
соответствующие нормы в крупных нормативных актах или такая
консолидация не достигнута" 109. К тому же само создание во
внутригосударственном праве акта в виде кодекса, содержащего
разнородные, хотя и обеспечивающие комплексное достижение
поставленной законодателем цели нормы, отнюдь не означает
появление новой отрасли права. И это обусловливает сравнительно
ограниченный круг отраслей во внутригосударственном праве.
Например, если говорить о системе советского права, то сейчас,
бесспорно, признаются таиие отрасли, как государственное право,
административное право, уголовное право, гражданское право,
трудовое право, семейное право, земельное право, колхозное
право, финансовое право, уголовно-процессуальное право, граж-
данско-процессуальное право. При этом (за исключением неко-
торых отраслей) можно говорить о таких отраслях законодатель-
ства, когда отрасль законодательства может быть, а соответствую-
щей самостоятельной отрасли права нет вовсе.
Совершенно другое дело международное право, которое явля-
ется по своей сути координационным, результатом согласования
воль государств, участвующих в международном общении. Здесь
и специфика норм, и специфика процесса их образования и им-
плементации, здесь своеобразные институты и отрасли. Более
того, возникновение новой отрасли в системе международного
права порой имеет не только строго юридическое значение, но и
другие аспекты. Так, говоря о складывающейся отрасли междуна-
родного права - праве разоружения, О. В. Богданов говорит о
значении такой новой отрасли и подчеркивает, что это свидетель-
ствует "о том, что область разоружения представляет собой
отраслевое направление международно-правового развития"110.
Иначе говоря, признание права разоружения в качестве отрасли
международного права имеет огромное политическое значение. ^
В этих условиях особую роль играют борьба СССР за разоруже-
ние II те предложения, которые были выдвинуты на XXVI съезде
КПСС, касающиеся "и ракетно-ядерного оруж.ия, и обычных ти-
"ов оружия, и сухопутных 'войск, 'и морских и воздушных сил" 1П.
О важном политическом факторе в деле становления новой
отрасли международного права может идти речь и IB ряде других
областей международного права. И дело, разумеется, не в нали-
чии единого специального акта. Некоторые юристы-международни-
^и полагают, что отрасль международного права возникает лишь
"тогда, когда "государства договариваются о формулировании ши-
55
рокого универсального международно-правового акта, содержа-
щего основные принципы в данной области" 112.
Как мы видим, в области разоружения пока нет такого еди-
ного акта, хотя отрасль складывается. Теория и международно-
правовая практика свидетельствуют о том, что вряд ли стоит
переоценивать роль единого акта в формировании новых отрас-
лей, несмотря на всю важность кодификационного процесса.
И хотя по ряду причин кодификационные конвенции могут
быть "уже круга обычных норм, существующих в данной отрасли
международного права"113, это, как показывает международно-
правовая практика, не имеет принципиального значения, посколь-
ку нормы международного обычного права продолжают регулиро-
вать вопросы, не предусмотренные в данной кодификационной
конвенции. Важную роль в повседневной работе Комиссии между-
народного права в деле кодификации отдельных .отраслей и инсти-
тутов играет разработка ее перспективного плана и текущей ра-
боты. Для этой цели даже создана комиссия по планированию
в качестве вспомогательного органа Комиссии международного
права.
С точки зрения построения системы международного права
небезынтересны перечень тем и порядок их размещения, который
предложен Генеральным Секретарем ООН в Обзоре, подводя-
щем итоги работы Комиссии за четверть века и намечающем
основные аспекты последующей деятельности Комиссии. Боль-
шинство этих тем совпадает с отраслями или институтами совре-
менного международного права. Вот их перечень: 1) статус госу-
дарств в международном праве; 2) право международного мира
и международной безопасности; 3) право экономического разви-
тия; 4) ответственность государства; 5) правопреемство государств
и правительств; 6) дипломатическое и консульское право; 7) право
международных договоров; 8) односторонние (акты) действия: 9) право международных водных ресурсов; 10) морское право: 11) воздушное право; 12) космическое право; 13) право окружаю-
щей среды; 14) право международных организаций; 15) между-
народное право физических лиц; 16) право вооруженных кон-
фликтов; 17) международное уголовное право. Разумеется, дан-
ный перечень тем и порядок их расположения специфичны с точки
зрения кодификационной работы самой Комиссии. Однако заслу-
живает внимания существенное его отличие от большинства
построений системы международного права в работах буржуаз-
ных юристов-международников 114.
Значение Обзора в плане исследования системы международ-
ного права нельзя переоценивать, но 'нельзя и отрицать его роль
с учетом того, что международное право не имеет какой-либо
общепризнанной, официальной системы его норм и институ-
тов 115. При всей значимости тех или иных построений системы
международного права в трудах авторитетных юристов-междуна-
родников либо в каких-либо внутригосударственных актах важ-
ность общепризнанной, официальной системы международного
56
права сохраняет свое непреходящее значение в правопримени-
тельном процессе, в обеспечении эффективности международного
права. Следовательно, необходимость в такой общепризнанной
системе - это не самоцель, а важнейшее условие развития н ук-
репления современного международного права в соответствии с
закономерностями общественного развития.
Исследуя основные теоретические аспекты системы междуна-
родного права, аргументируя основные критерии деления на от-
расли, Д. Б. Левин выделяет следующие отрасли современного
международного права: 1) правовое положение государств как
субъектов международного права; 2) взаимоотношения государств
по вопросам населения; 3) взаимоотношения государств по пово-
ду государственной территории и пространств, не находящихся
под суверенитетом государств; 4) международное морское право; 5) международное воздушное право; 6) международное космиче-
ское право; 7) право международных договоров; 8) дипломати-
ческое и консульское право; 9) право международных организаций;
10) право международного сотрудничества по специальным во-
просам; 11) право мирного разрешения споров; 12) право меж-
дународной безопасности; 13) право вооруженного конфликта; 14) право международной ответственности 116.
Д. Б. Левин выделил данные отрасли, исходя из общих кри-
териев построения системы права, выработанных общей теорией
государства и права, учитывая появление новых норм и институ-
тов международного права и, наконец, опыт систематизации ин-
ститутов международного права в советских учебниках и курсах
международного права 117.
Несмотря на известный научный интерес, который представ-
ляет данное построение системы, предложенное Д. Б. Левиным,
следует заметить следующее. Прежде всего, нельзя не упомянуть
о том, что общепризнанных критериев построения системы права
в общей теории права нет до настоящего времени. Как уже отме-
чалось выше, существуют различные точки зрения, наметилась
как бы тенденция выработки единых параметров, однако говорить
о том, что они уже существуют, преждевременно. Во-вторых, в
это построение не входят принципы. Между тем это одна из осо-
бенностей, отличающих систему международного права от систе-
мы права внутригосударственного. В-третьих, за последние годы
сложился ряд отраслей, которые не вошли в предложенную си-
стему. В-четвертых, сам порядок расположения упомянутых отрас-
лей не основан на каком-то четком критерии.
Что касается последнего, то, применяя системный подход и
руководствуясь категорией инварианта, подобный порядок должен
определяться социальной ценностью данной конкретной отрасли
в системе международного права. Следовательно, не на послед-
них местах, а в ряду первых отраслей должны быть помещены
такие отрасли, как право международной безопасности, право
мирного решения споров и др., то есть те отрасли, которые свя-
заны с обеспечением мира, поскольку, как говорилось на XXVI
57
съезде КПСС, "отстоять мир - нет более важной задачи в меж-
дународном плане для нашей партии, нашего народа, да и для
всех народов планеты" 118.
Что же касается построения системы науки международного
права, то там, имея в виду саму особенность науки, ее методоло-
гический аспект, различные понятийные категории, могут быть
несколько иные построения. Сейчас не оспаривается положение
о том, что теоретическая деятельность может носить самостоя-
тельный характер и быть специальным видом деятельности и что
это не отрицает ее внутренней связи с процессом практической
деятельности, даже когда речь идет о создании гносеологических
конструкций 119. Применительно к разграничению между системой
международного права и системой науки международного права
различие между такими системами вполне оправданно. Другое
дело, что пока нет официально признанной системы современного
международного права, даже построение системы международ-
ного права, а не его науки может носить только доктринальный
характер.
Разумеется, круг отраслей международного права не может
быть бесконечным, грань между сложившимися отраслями и скла-
дывающимися не всегда четкой, и в этом плане сама граница
между широкими институтами и узкими отраслями может дать
почву для критики, однако необходимость в построении самой
системы международного права все же существует. И дело не в
простом теоретизировании, не в абстрактных схемах, а в поисках
оптимального приближения определения к той системе междуна-
родного права, которая существует объективно.
Разумеется, необходимо использовать те построения, которые
уже предложены советскими юристами-международниками, вне-
сти в эти проекты те изменения, которые связаны с новейшими
социальными преобразованиями современного мира, всегда имея
в виду, что международное право регулирует международные от-
ношения. А проблемы взаимосвязи международных отношений с
мировым революционным процессом, с развитием производитель-
ных сил, всемирного хозяйства и международных экономических
связей, с происходящей в мире научно-технической революцией
и ее последствиями имеют прямой выход на развитие современ-
ного международного права и его системы. Следует помнить при
этом, что именно государства являются основными субъектами
международных отношений 120. Современные международные
отношения - это прежде всего отношения переходной эпохи -
от капитализма к победе социализма во всемирном масштабе.
"В современных международных отношениях,- отмечалось в газе-
те "Правда",-диалектически сочетается борьба государств с раз-
личным строем ... с их взаимодействием, сотрудничеством - в це-
лях обеспечения мира, развития взаимовыгодных экономических
и научно-технических связей, решения ряда глобальных проб-
лем" 121.
58
Состояние международных отношений в каждую конкретную
эпоху проецируется на международное право. И если говорить
о связи между международными отношениями, дипломатией от-
дельных государств и системой международного права, то следует
иметь в виду, что ни один институт,ни одна отрасль в современ-
ном международном праве не может существовать или возник-
нуть, если она противоречит объективным закономерностям об-
щественного развития. Как справедливо заметил Д. Б. Левин,
даже крупным державам, как правило, не удается сохранить на
длительное время нормы и институты международного права,
переставшие соответствовать указанным закономерностям. Пол-
ностью обречены на неудачу попытки реакционной дипломатии
ряда империалистических государств, нарушающих общепризнан-
ные принципы международного права, противоречащие обществен-
ному прогрессу 122. И, наоборот, перспективны те отрасли, кото-
рые соответствуют объективным закономерностям общественно-
го развития.
Все это показывает, какой "пакет" факторов должен прини-
маться во внимание при конструировании системы международ-
ного права. И какой бы удачной или неудачной ни была построен-
ная система, она, повторяем, пока будет носить сугубо доктриналь-
ный характер.
Как же можно себе представить систему современного меж-
дународного права? Многое здесь упирается в понятие отрасли
международного права.
Если под отраслью в системе международного права считать
совокупность согласованных юридических норм, регулирующих
более или менее автономно международные отношения опреде-
ленного вида, совокупность, характеризуемую соответствующим
предметом правового регулирования, качественным своеобразием,
существование которой вызывается интересами международного
общения, то можно было бы построить такую систему современ-
ного международного права.
Основные принципы международного права. Принципы не об-
разуют отрасль, поскольку они пронизывают все отрасли и инсти-
туты современного международного права. То, что принципы
являются важнейшим элементом системы международного пра-
ва,-это одна из особенностей данной системы по сравнению с
системами внутригосударственного права.
Занимающие особое место в современной системе международ-
ного права его принципы целенаправлены на обеспечение гене-
тического, функционального и структурного единства его элемен-
тов, достижение высокой степени их организации и действия в
процессе нормативно-правового регулирования международных
отношений.
Такого рода подход к анализу принципов международного
права как фактору эффективного и оптимального выполнения им
своих целей и задач свидетельствует, что именно принципы, об-
разуя особое нормативно-руководящее подразделение в его систе-
59
ме, являются ее правовым и аксиологическим инвариантом. С по
следним связано непосредственно раскрытие необходимых для
социального прогресса потенций международно-правового регу-
лирования.
При этом для системной организации принципов характерна
в числе других признаков иерархичность построения и функцио-
нирования соответствующих звеньев. Выступая одновременно как
обобщенно-интегративные и индивидуально-дифференцированные
начала, принципы занимают в зависимости от своего назначения,
целевой направленности различное место в системе. В соответ-
ствии с общесоциологическими и собственно юридическими зако-
номерностями международного права его принципы подразделя-
ются на универсальные и локальные; принципы общесистемные,
включая основные принципы юс когенс, отраслевые (межотрасле-
вые) и др.
Исключительно важная роль отводится основным принципам
международного права, пронизывающим содержание всех его
компонентов. Тем самым достигается целесообразный и объек-
тивно необходимый процесс правового регулирования междуна-
родных отношений. Все остальные принципы, независимо от их
места в иерархии норм и сферы влияния, находятся под много-
аспектным влиянием основных императивов международного со-
трудничества. Среди последних (суверенное равенство, уважение
государственного суверенитета, невмешательство во внутренние
дела других государств, неприменение силы, мирное разрешение
международных споров и др.) ведущее место занимает принцип
мирного сосуществования, определяющий сущность, целевую на-
правленность и содержание деятельности каждого из элементов
системы. Говоря об основных принципах международного права,
Д. Б. Левин совершенно справедливо считает их фундаментом
всей системы норм, образующих международное право в каж-
дую данную эпоху; и, по его мнению, основные принципы "зани-
мают в этой системе столь же важное место, как, скажем, кон-
ституционные нормы в системе внутреннего права отдельного
государства" 123. Возможно, данная аналогия и не совсем удачна,
имея в виду и порядок формирования и весь процесс функцио-
нирования конституционного права, тем не менее сама тенденция
выделения основных принципов в системе международного пра-
ва заслуживает внимания, поскольку именно эти принципы
"в большей степени, чем другие международно-правовые нормы.
характеризуют главные, существенные черты данной конкретной
системы международного права" 124.
Право международной правосубъектности. Подобную отрасль
Д. Б. Левин называет несколько по-другому-"правовое положе-
ние государств как субъектов международного права" 125. Думает-
ся, однако, что предлагаемое название более полно охватывает те
институты, которые эта отрасль объединяет, и более точно харак-
теризует саму сущность данной отрасли.
60
Дело в том, что круг субъектов международного права не
ограничивается только государствами. Разумеется, государство
является основным субъектом международного права, но поми-
мо него существуют и другие субъекты и сводить весь комплекс
институтов, связанных с международной правосубъектностью,
лишь к правовому положению государств будет неточным. Од-
нако, учитывая особую роль государства в системе международ-
но-правового регулирования, совокупность принципов и норм,.
связанных с государством как субъектом международного права,
можно было бы объединить в подотрасль всей системы отрасли
"Право международной правосубъектности".
Что касается правосубъектности международных организаций,
то она входит в данную отрасль и в самостоятельную отрасль
"Право международных организаций".
Право международной правосубъектности объединяет и такие
институты, как признание и правопреемство.
Право международных договоров - важнейшая отрасль совре-
менного международного права, о чем уже говорилось выше.
Правда, может возникнуть вопрос: почему речь идет лишь о пра-
ве договоров, а не обо всех источниках международного права?
Правомерна ли постановка вопроса о самостоятельной отрасли
"Источники международного права", в которую в качестве и от-
дельных подотраслей входили бы право международных догово-
ров, резолюции международных организаций, акты международ-
ных конференций и др.?
Что касается резолюций международных организаций, то они
входят в качестве самостоятельного института в право междуна-
родных организаций. Там, где речь идет об обычаях и актах меж-
дународных конференций, нет сомнения в том, что как одни,.
так и другие входят в соответствующие отрасли и подотрасли.
А вот с международными договорами дело обстоит несколько
иначе. Во-первых, следует иметь в виду, что существует точка
зрения, согласно которой "международное право в принципе зна-
ет один метод регулирования - соглашение между его субъекта-
ми" 126. Конечно же, здесь прежде всего идет речь о междуна-
родных договорах, материальные и процессуальные аспекты ко-
торых в настоящее время кодифицированы в таком едином акте,
каким является Венская конвенция о праве международных
договоров, в преамбуле которой, в частности, прямо говорится о
праве договоров. То есть государства-участники данной конвен-
ции официально признают эту отрасль международного права.
Там же подчеркивается, что кодификация и прогрессивное разви-
тие права договоров, "осуществленные в данной конвенции, будут
способствовать достижению указанных в Уставе целей Орга-
низации Объединенных Наций, а именно поддержанию между-
народного мира и безопасности, развитию дружественных отно-
шений между народами и осуществлению их сотрудничества друг
с другом" 127.
61
Классификационный ряд основных отраслей можно было бы
продолжить в такой последовательности: 4) Право международ-
ной безопасности; 5) Международное гуманитарное право, вклю-
чив сюда в качестве подотраслей права человека в международном
праве и гуманитарное право в период вооруженных конфликтов; 6) Право международных организаций; 7) Международно-пра-
вовые средства разрешения международных споров; 8) Ответ-
ственность в международном праве; 9) Дипломатическое и кон-
сульское право; 10) Право международного сотрудничества в
борьбе с преступностью; 11) Международное экономическое пра-
во; 12) Право взаимоотношения государств по поводу государ-
ственной территории и пространств, не находящихся под сувере-
нитетом; 13) Международное морское право; 14) Международное
воздушное право; 15) Международное космическое право; 16) Международно-правовая охрана окружающей среды; 17) Меж-
дународное право в период вооруженных конфликтов.
Большинство данных отраслей имеет подотрасли, и все они
имеют институты. Институты объединяют соответствующие нормы.
Система международного права органически связана с про-
цессом нормотворчества. Системный подход позволяет эффектив-
нее других методов исследования помочь науке международного
права в установлении пробелов, которые имеются в системе меж-
дународного права, и, следовательно, в их последующем воспол-
нении. Последнее непосредственно.связано с кодификацией и
прогрессивным развитием международного права.
Совершенно очевидно, как отмечалось выше, что соотношение
системы международного права с проблемой пробелов имеет свою
специфику по сравнению с внутригосударственным правом. К тому
же, учитывая всю сложность соотношения международного и
внутригосударственного права, эта специфичность проецируется
на всю сферу пробелов в праве отнюдь не однозначно.
Системный подход при исследовании самой структуры меж-
дународного права позволяет обнаружить отсутствие тех элемен-
тов или связей между ними, которые затрудняют нормальное
действие международного права. В конечном счете это содействует
установлению пробелов отрасли, подотрасли, института, принци-
па или нормы международного права. Тем самым само понима-
ние пробелов в системе международного права до некоторой сте-
пени отличается от понимания пробелов в системе права внутри-
государственного, где акцент чаще всего делается на пробел в
законе.
Бурное развитие научно-технической революции в последние
десятилетия неумолимо продемонстрировало наличие пробелов
целого ряда отраслей, таких, например, как космическое право,
международно-правовой охраны окружающей среды и др.
Интеграционные процессы в развитии международных эконо-
мических отношений и необходимость их правового регулирова-
ния со всей очевидностью выявили отсутствие специальной отрас-
ли - международного экономического права 128.
62
Мощный вал социалистических и национально-освободительных
революций, оказавший огромное влияние на развитие и регули-
рование международных политических отношений, со всей остро-
той выявил потребность в формировании такой отрасли между-
народного права, как право международной безопасности.
Кроме того, в системе международного права проблема про-
белов имеет и такие грани, которые не встречаются в вопросах
пробелов права внутригосударственного. Так, например, пробель-
ность целого института на примере определения агрессии, по-
нятие которой вырабатывалось более трех десятилетий, и отсут-
ствие которого особенно ощущалось в функционировании меж-
дународного права, свидетельствует об особой важности установ-
ления таких и подобных пробелов в международном праве.
Весь процесс кодификации и прогрессивного развития между-
народного права, многолетняя деятельность Комиссии междуна-
родного права и других органов системы ООН в этой области
повседневно связаны первоначально с установлением пробелов, а
затем, и с проблемой их восполнения. Этот процесс тем более
сложен, и здесь тоже имеется, по сравнению с правом внутриго-
сударственным, специфика, поскольку сплошь и рядом касается
замены договорными нормами норм обычных, встречающихся
в последнем как исключение.
Продолжающийся более тридцати лет кодификационный про-
цесс в рамках ООН и за ее пределами еще далек от завершения,
и даже те институты и отрасли, которые, казалось бы, давно сло-
жились, не лишены целого ряда пробелов. Разумеется, они носят
различный характер, своеобразен и генезис их возникновения,
отнюдь не тождественно отношение государств противоположных
социальных систем к этим пробелам, далеко не прост сам про-
цесс установления пробелов в международном праве, и в этих
условиях соответствующий юридический анализ имеет первосте-
пенное значение для всего правоприменительного процесса, для
оптимизации функционирования всей системы международного
права.
Ускорение общественного прогресса, научно-техническая ре-
волюция оказывают непрерывное воздействие на международное
право, на весь правоприменительный процесс, на эффективность
международного права и на все аспекты его функционирования.
В международно-правовой литературе подчеркивалось, что науч-
но-техническая революция содействуют расширению сферы
применения общепризнанных принципов международного права,
возникновению и становлению новых международно-правовых прин-
ципов и норм, созданию новых отраслей междуна-
родного права 129.
В условиях ускорения общественного прогресса и усиления
влияния на международное право научно-технической революции
возлагается на кодификацию международного права важнейшая
задача приведения международного права в соответствие с ак-
туальными потребностями международных отношений, с объек-
63
тивными закономерностями общественного развития 130. Поскольку
современное общее международное право представляет собой
такую новую систему права, которая обладает внутренней согла-
сованностью всех его принципов и норм 131, функционирование
системы может быть нарушено при неурегулированности тех или
иных общественных отношений и невосполнении пробелов в меж-
дународном праве. Стабильность и устойчивость играют и в этом
аспекте свою важнейшую роль. Кодификация международного
права в рамках ООН - самый перспективный путь договорного
оформления отраслей и институтов международного права.
ГЛАВА IV
МЕСТО НАУКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
В КЛАССИФИКАЦИОННОМ РЯДУ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК
И СИСТЕМА НАУКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
§1. О классификации юридических наук и месте в ней науки международного права
Определение места науки международного права в системе
юридических наук является одним из вопросов классификации
наук вообще. А эта проблема, как известно, связана с одним из
самых острых вопросов научного знания, поскольку до настоя-
щего времени единой системы всего современного научного зна-
ния, как теоретического, так и практического, мы не имеем '.
По мнению академика Б. М. Кедрова, особенно много внима-
ния уделившего сложным вопросам классификации наук, требу-
ется какой-то общий принцип для построения классификационной
пирамиды наук. Он полагает, что "таким принципом, пронизы-
вающим всю систему современного научного знания, может быть
принцип возрастания субъективного момента при детерминирую-
щей роли объективного момента" 2.
Иначе говоря, общественные науки составляют следующий
,шаг от начального пункта нашего движения (т. е. от естественных
наук) в сторону возрастания удельного веса субъективного мо-
мента в научном познании. Б. М. Кедров заключает, что обще-
ственные и естественные науки в их совокупности образуют класс
фундаментальных наук и классифицируются по их предмету3.
Нас, разумеется, прежде всего интересует место общественных
наук вообще, юридических наук в особенности. Подразделяя обще-
ственные науки на ряд групп, Б. М. Кедров выделяет группу об-
щественных наук, взаимосвязанных между собой "таким образом,
как взаимосвязаны отдельные стороны внутренней структуры
самого человеческого общества: экономический базис, политиче-
ская и идеологическая надстройка"4. Науки этой группы
64
Б. М. Кедров располагает в следующей последовательности: 1) наука об экономическом базисе-политическая экономия; 2) науки о политической и юридической надстройке - учение о
государстве и праве, учение о партии; 3) науки об идеологической
надстройке и о тех отдельных формах общественного сознания,
которые входят в эту надстройку 5.
Как мы видим, здесь юридическим наукам отводится четкое
и конкретное место в общей классификации наук. Это тем более
важно, что формальные немарксистские классификации юриди-
ческие и политические науки обычно не выделяли в особые раз-
делы знания: они либо переплетались с политической историей,
либо включались в политическую географию при определении их
места в общей системе наук6. Да и вообще, к сожалению, клас-
сификацией не только юридических, но и в целом общественных
наук с позиций марксизма-ленинизма до середины XX столетня,
как подметил Б. М. Кедров, почти никто не занимался 7.
Различные виды классификации наук опираются на известное
положение К. Маркса и Ф. Энгельса, высказанное ими в "Немец-
кой идеологии": "Мы знаем только одну единственную науку,
науку истории. Историю можно рассматривать с двух сторон, ее
можно разделить на историю природы и историю людей. Однако
обе эти стороны неразрывно связаны; до тех пор, пока существуют
люди, история природы и история людей взаимно обусловливают
друг друга" 8.
Хорошо известно, что в этом положении выражена идея исто-
ризма как главного методологического требования и общего прин-
ципа всех наук9. Вот почему академик Б. М. Кедров, разделяя
все общественные науки на две основные группы, полагает, что
одну из этих групп составляет история в общем или узком
смысле слова (всемирная история человеческого общества),
и называет эту группу историческими науками10. К Дру-
гой группе общественных наук Б. М. Кедров относит те науки,
"предметом которых служит не все общество в целом, а только
отдельные его структурные элементы или стороны" п. Эту груп-
пу Б. М. Кедров называет структурными науками. Кро-
ме того, Б. М. Кедров выделяет группу стыковых наук.
Далее предлагается подразделять исторические науки по двум
главным признакам: хронологическому и национально-географи-
ческому; структурные науки - на две главные категории по при-
знаку их отношения к базису и надстройкам. В первую подгруппу
структурных наук Б. М. Кедров включает политическую эконо-
мию, учение о государстве и праве, юридические и политические
науки (включая сюда и учение о партии). Ко второй подгруппе
он относит все остальные структурные науки.
Не останавливаясь на области стыковых общественных наук,
на пограничных научных областях и связях с другими науками,
отметим лишь, что, характеризуя первую подгруппу, Б. М. Кед-
ров отделяет учение о государстве и праве от юридических и по-
литических наук 12.
В. Ж. Келле и М. Я. Ковальзон полагают, что для всесторон-
него познания общественной жизни во всей ее сложности и мно-
гообразии необходимы три основные группы наук:
а) общесоциологическая теория о развитии общества как еди-
ного целого - философская наука об обществе;
б) познание истории общества в целом, но взятого как кон-
кретный процесс развития стран, народов и государств - группа
исторических наук;
в) познание конкретных общественных явлений, представляю-
щих различные стороны общественной жизни со специфическими
особенностями и закономерностями, как "частей" общественного
организма - группа конкретных общественных наук 13. Вероятно,
к последним авторы и относят, в частности, науки юридические.
Таким образом, если по первой классификации юридические
науки следует называть структурными, то по второй - конкрет-
ными общественными. Специалисты в области теории государства
и права предпочитают называть юридические науки структур-
ными 14.
Общую классификацию всех наук Б. М. Кедров в другой своей
работе подразделяет на сферы: 1) философии в ее марксистском
понимании как общей науки; 2) естествознания как частной нау-
ки или комплекса частных наук, изучающих природу и различные
ее области; 3) общественных наук, изучающих развитие общества
в целом или же различных его структурных элементов 15, т. е.
сам термин "структурные науки" и в аспекте общей классифика-
ции всей системы наук, видимо, точнее характеризует этот вид
общественных наук.
Известно также, что философы делят все науки на фундамен-
тальные и прикладные. Само понятие фундаментальности неод-
нозначно. В одной из своих работ Б. М. Кедров толкует фунда-
ментальность в смысле теоретического знания, выступающего в
качестве фундаментального по отношению к прикладному зна-
нию, к практическому приложению в жизни полученных теорети-
ческих знаний. Развивая это положение, Б. М. Кедров утверждает,
что в основе всякой классификации ответ на три основных вопро-
са: что познается? как познается? для чего, для каких целей
познается? Науки, которые отвечают на первые два вопроса, от-
носятся к основным фундаментальным наукам. Науки же, кото-
рые отвечают на третий вопрос, относятся, как правило, к при-
кладным наукам 16.
Можно ли при такой классификации определить место той или
иной науки в общей системе наук, а также в целом ряду, состав-
ляющем один из структурных элементов всей системы? На этот
вопрос Б. М. Кедров не отвечает. Однако представляется, что
нельзя все без исключения юридические науки включить в число
фундаментальных или прикладных наук. Более того, среди юри-
дических наук можно выделить и фундаментальные, и приклад-
ные. Дело в том, что юридическая наука, как справедливо за-
метил М. С. Строгович,- это сложный комплекс научных дис-
66
циплин, в который входит и такая общественная наука, как
общая теория государства и права, исследующая общие законо-
мерности, общие признаки государства и права, и многочислен-
ные конкретные отраслевые юридические науки, изучающие от-
дельные отрасли права 17. И среди отраслевых наук может быть
проведено свое разграничение, при котором всегда можно прямо
ответить на вопрос, к какому виду наук они относятся - к числу
фундаментальных или прикладных.
Небезынтересно отметить, что проблема принципов классифи-
кации юридических наук в не меньшей степени, чем теоретиков
права, волновала специалистов в области отраслевых юридических
наук. Ряд таких конструкций предлагался еще в дооктябрьских
работах. Правда, к сожалению, в ряде случаев отождествление
принципов классификации наук с принципами построения систе-
мы права осложняет определение позиции этих авторов по проб-
лемам классификации юридических наук. Так, например, Н. Ка-
реев, отмечая, что уже ."римские юристы разделяли право, на-
учному познанию которого положили основание", на право част-
ное и публичное, говорит, что и его современники также делят
всю область права на приватное (цивильное) и публичное право,
и называет отрасли права, связанные с подобным разграничени-
ем 18. Правда, Н. Кареев говорит именно об отраслях права, а не
видах юридических наук. Интересно, что и Н. М. Коркунов свои рассуждения о принци-
пах классификации (и системы права и системы наук) дает в
разделе, посвященном частному и публичному праву. При этом
Н. М. Коркунов различает две формы классификации: системой
и рядами. Классификация системой, говорит Н. М. Коркунов, по-
лучается путем сопоставления соподчиняющихся друг другу по-
нятий. Подобная классификация может быть представлена гра-
фически, как разветвляющийся ствол.
Другая форма связана с сопоставлением перекрещивающихся
понятий по степени их взаимной близости. В этом случае, пишет
Н. М. Коркунов, получается ряд представляющих последователь-
ные звенья одной непрерывной цепи понятий. По мнению
Н. М. Коркунова, именно такая классификация "в особенности
применима к сопоставлению чередующихся время от времени яв-
лений юридического быта" 19. По сути дела и здесь речь идет об
отождествлении системы права и системы науки, и хронологиче-
ский (исторический) принцип сочетается с традиционным коорди-
национным.
Специальный раздел системе юридической науки посвятил в
своих "Очерках юридической энциклопедии" Н. Ренненкампф. Ар-
гументируя точку зрения, почему правоведение должно относить-
ся к общественным наукам, Н. Ренненкампф в то же время под-
черкивает, что "правоведение в обширном смысле обнимает как
науки по преимуществу юридические (частного, уголовного и су-
дебного права), так и науки государственные"20.
67
Излагая свою концепцию системы права, Н. Ренненкампф
предлагает классификацию юридических наук, по сути дела отра-
жающую систему права. Выглядит эта классификация следующим
образом: 1. Наука права частного. 2. Наука права публичного, к
которой относятся: А. Наука права государственного: а) наука
государственного устройства и б) государственного управления,
в) учение о праве церковном и праве военном.
Б. Наука права финансового.
В. Наука права полицейского: а) наука благочиния или по-
лиции безопасности и б) полиции благоустройства.
Г. Наука уголовного права.
Д. Наука судебного права или судопроизводства: а) частного
и б) уголовного.
Е. Наука права межгосударственного.
Ж. Юридическая энциклопедия, которая, "излагая все право-
ведение в его общих основаниях и органическом единстве, состав-
ляет начальную и вместе заключительную отрасль наук юридиче-
ских" 21.
Наконец, к числу особых самостоятельных наук правоведения
Н. К. Ренненкампф относил также общее учение о государстве,
политику, науку об обществе и философию права 22.
Не останавливаясь сейчас на разборе данной системы юриди-
ческих наук, на ее многочисленных недостатках, отметим лишь,
что это одна из наиболее полных классификаций юридических
наук, встречающихся в русской юридической литературе. Кроме
того, приведенная классификация показывает, какой существен-
ный переворот произошел в системе юридических наук за период
почти в сто лет и что сохранилось, пусть по форме, в системе
юридических наук до сего времени.
В советской юридической науке исследование классификации
юридических наук предпринималось прежде всего теоретиками
государства и права. Значительное внимание этой важной теоре-
тической проблеме уделяли также отдельные представители от-
раслевых юридических наук. Хотя этапы развития самого учения
о классификации юридических наук имели свои особенности, тем
не менее можно выделить основные направления в самом подходе
к решению этого вопроса. В большинстве случаев само рассмотре-
ние различных видов классификации юридических наук предпри-
нималось теоретиками государства и права при изучении различ-
ных аспектов системы права. Это можно понять, хотя, как мы
увидим ниже, проблема классификации юридических наук явля-
ется самостоятельной методологической проблемой, и правильно
поступают авторы ряда работ по теории государства и права,
рассматривая ее в самостоятельных разделах23.
Однако большинство авторов, повторяем, обращалось к этим
проблемам при рассмотрении системы права как в курсах и учеб-
никах по теории государства и права, так и в специальных рабо-
тах, посвященных системе права. Так, например, А. Ф. Шебанов
в своей работе "Система советского социалистического права"
68
после рассмотрения вопросов понятия системы социалистического
права, соотношения системы советского права с правом между-
народным говорит о соотношении советского социалистического
права с системой правовых наук. Многочисленные отрасли совет-
ской правовой науки А. Ф. Шебанов делит на четыре группы:
1. Науки методологические и исторические по отношению к
другим правовым наукам (марксистско-ленин.ская теория госу-
дарства и права, а также история политических учений, история
государства и права СССР, союзных республик, зарубежных
стран).
2. Специальные правовые науки или отраслевые. По мнению
А. Ф. Шебанова, предметом каждой специальной, отраслевой
науки "являются не только нормы данной отрасли права, но и
формы и методы ее воздействия на общественную жизнь".
3. Науки, изучающие государство и право зарубежных стран,
а также правовое регулирование международных отношений, го-
сударственное право стран народной демократии.
4. Криминалистика, судебная медицина, судебная психиат-
рия 24.
В той или иной степени эта система воспроизводится в целом
ряде учебников и курсов по теории государства и права, вышед-
ших в свет за последние годы. Для сравнения можно, например,
привести классификацию, о которой говорится в IV томе "Марк-
систско-ленинской общей теории государства и права", где тоже
упоминается четырехчленная классификация юридических наук:
1) науки методологические и исторические (теория государства
и права, история политических учений); 2) отраслевые правовые
науки (государственное право, административное, уголовное,
гражданское и т. п.); 3) науки, изучающие государство и право
зарубежных стран, а также правовое регулирование междуна-
родных отношений; 4) прикладные правовые науки (например,
криминалистика, судебная психиатрия и др.), имеющие важное
вспомогательное значение при осуществлении правосудия25. Там
же делается ссылка на то, что в некоторых случаях в качестве
критерия классификации выдвигается цель познания, и исходя
из этого правовые науки могут быть классифицированы по трем
основным группам: науки теоретические, конкретно-правовые и
прикладные26.
Прежде всего отметим, что до настоящего времени нет един-
ства мнения о тех критериях, которые должны быть положены в
основу классификации юридических наук. Даже наиболее рас-
пространенная четырехчленная классификация далеко не бесспор-
на. Так, например, в литературе неоднократно критиковалось вы-
членение в третью группу наук, изучающих государство и право
зарубежных стран, и наук, исследующих правовое регулирование
международных отношений. Подчеркивалось, в частности, что вы-
деление в одну классификационную группу науки международ-
ного права и наук, имеющих своим предметом право зарубежных
государств, не имеет достаточных оснований, поскольку между-
69
народное право (а, следовательно, и наука международного пра-
ва) отличается существенными особенностями от любого внутри-
государственного права 27.
По этой причине нельзя признать убедительным выделение
этих наук в одну группу в пятичленной классификационной систе-
ме, которая была предложена еще в 1969 году: а) общетеорети-
ческие (теоретико-исторические); б) отраслевые; в) межотрас-
левые; г) науки, изучающие зарубежное государство и право и
международное право; д) специальные прикладные науки28. Спо-
ры возникли и о круге прикладных юридических наук. Так,
А. А. Тилле и Г. В. Швеков выступили против того, чтобы отно-
сить к категории юридических наук судебную медицину и судеб-
ную психиатрию, даже если относить их к числу прикладных
наук29. Они выдвинули ряд возражений против специальной ка-
тегории межотраслевых юридических наук. "Речь может идти,-
пишут эти авторы,-только о признании или непризнании дан-
ной отрасли правовой науки (например, науки хозяйственного
права.-Д. Ф.), но не о компромиссном отнесении таких наук к
особой группе "межотраслевых наук" 30.
Поскольку круг отраслевых юридических наук определяется
системой права, а последняя представляет собой "обусловленную
экономическим и социальным строем структуру права, выражаю-
щую согласованность и единство юридических норм данного го-
сударства и одновременно их разделение на соответствующие
отрасли" 31, вполне правомерно утверждение об общепризнанных
отраслях советского социалистического права, каждой из которых
соответствует своя отраслевая юридическая наука. Однако верно
и то, что даже "в том случае, когда отрасль правовой науки сов-
падает с той или иной отраслью права, система науки определен-
ной отрасли права и система ее преподавания не могут и не долж-
ны отождествляться с системой отраслей права" 32.
Что касается так называемых межотраслевых юридических
наук, то трудно сказать, правильнее ли применять при классифи-
кации юридических наук сугубо юридические категории (ибо тер-
мин межотраслевые науки имеет однозначное содержание, свя-
занное с отраслевыми юридическими науками) или термины,
предлагаемые философами и применяемые в различных науках,
в том числе и в юридических - стыковые, промежуточные, скре-
щенные, комплексные и тому подобные науки.
Введение самостоятельного вида межотраслевых юридических
наук, разумеется, не отражает тех аспектов дальнейшей диффе-
ренциации юридических наук, когда стык происходит не только
между отдельными отраслевыми науками, но и между отрасле-
выми и неотраслевыми науками.
Еще сложнее обстоит дело, когда возникает наука на стыке
подотрасли неотраслевой науки, целого ряда подотраслей и даже
институтов отраслевых и естественных наук. Достаточно упомя-
нуть науки морского права, воздушного права, космического пра-
ва, атомного права и т. п. Этим еще раз подтверждается положе-
70
ние, что отрасли правовой науки значительно более дифференци-
рованы, чем отрасли права 33. Эта дифференцированность оправ-
дана, поскольку она обеспечивает комплексный подход к иссле-
дованию, хотя порой и не укладывается в привычные рамки.
Диалектика этого процесса заключается в том, что дифференциа-
ция наук (юридических, в частности) ведет к синтезу науки, чем
и определяется исключительно важная, "иногда решающая роль
промежуточных (связующих, стыковых) наук, которые выступают
либо в форме переходных, либо перекрестных наук" 34.
Значительную роль в образовании новых, существенном изме-
нении имеющихся наук играет процесс так называемой стержни-
зации. В естественных науках роль такого стрежня, который про-
низывает собой частные естественные науки, проникает в них,
издавна играла математика. Сейчас такая роль все больше пере-
ходит к кибернетике, предметом которой служат процессы управ-
ления и самоуправления, что для науки государства и права имеет
исключительно актуальное значение35. Правда, математическая
юриспруденция еще ждет своей детальной разработки36. Но это
уже другой вопрос, требующий самостоятельного исследования.
Важно отметить лишь саму правомерность постановки вопроса
о специальной науке - математической юриспруденции37. Этим
еще раз подтверждается справедливость распространения общих
категорий классификации наук на науки юридические. В такой же
степени все более и более становится очевидным, что и в право-
ведении в основе классификации должны быть не только объек-
тивные процессы, но что необходимо также "учитывать известное
влияние тех принципов, в которых отражается процесс познания
объекта субъектом"38. Следовательно, проблема классификации
юридических наук является интегральной частью не только об-
щей теории государства и права, но и философии в целом. Когда
развитие юридических наук приведет к "вычленению" в их систе-
ме специальной философской правовой науки, важнейшим ее
разделом, бесспорно, будет раздел о классификации юридических
наук. Перспективным представляется при исследовании всей проб-
лемы классификации юридических наук применение системного
подхода. Полагают, что логики и философы уже вступили в по-
лосу переоценки многих традиционных вопросов с учетом идей и
результатов системно-структурного анализа научных знаний39.
По этим же стопам не могут не пойти и юристы при изучении
систематизации юридических наук, поскольку "знание по своей
природе системно"40. Нельзя не согласиться с Л. С. Явичем, что
системный подход является немаловажной предпосылкой разви-
тия дальнейших направлений в юридической науке. Правда, по
мнению Л. С. Явича, особенно важные результаты могут быть
получены при применении данного подхода в юридических науках
в исследовании не столько "традиционных вопросов юридической
науки", когда системный подход может дать хотя и важнее, но
"все же дополнительные результаты", сколько при исследовали
вновь возникших актуальных проблем 41, Поскольку классификация
71
наук относится, несомненно, к традиционным вопросам, то, каза-
лось бы, здесь не следует ожидать больших результатов от при-
менения системного подхода. Однако, учитывая специфику при-
менения системного подхода в исследовании общественных наук,
правомерно поставить вопрос о возможности новых решений слож-
ных проблем классификации юридических наук при помощи си-
стемного подхода.
Рассмотрев понятие классификации наук вообще, юридических
наук в частности, видим, что до настоящего времени нет единого
мнения между представителями общей теории права о месте
науки международного права в системе юридических наук. Меж-
ду тем выделение этого места необходимо в силу диалектики
дифференциации и интеграции научного знания вообще, в юрис-
пруденции в частности. При этом следует иметь в виду, что ис-
тория науки не знала и не знает ни одного этапа, когда бы про-
цесс дифференциации или интеграции господствовал бы абсо-
лютно 42.
На это необходимо обратить внимание, поскольку при опре-
делении в классификационном ряду места науки международно-
го права акцент все же делается на элемент дифференциации, а
не интеграции. Разумеется, сама классификация наук подразу-
мевает прежде всего их дифференциацию. Однако сбрасывать со
счетов все возрастающее значение синтеза наук, в том числе и
наук юридических, нельзя. Пока же картина довольно калейдо-
скопична.
Одни (А. Ф. Шебанов), как отмечалось выше, называют науку
международного права среди четырех основных групп, на кото
рые делили многочисленные отрасли советской правовой науки: одна из этих групп: "науки, изучающие государства и право за
рубежных стран, а также правовое регулирование международ-
ных отношений, государственное право стран народной демокра-
тии" 43. Другие, предложившие пятичленную классификационную
систему юридических наук, выделяют "науки, изучающие зарубеж-
ное государство и право и международное право" 44. С. С. Алек-
сеев делит юридические науки на три вида: (общетеоретические)
теоретико-исторические науки; отраслевые и межотраслевые
науки; специальные прикладные науки. Однако международное
право он не относит ни к одному из указанных видов и считает.
что науки международного права занимают особое место в си
стеме юридических наук45. Пожалуй, подобная точка зрения яв-
ляется наиболее удачной, во всяком случае она предпочтительнее
позиции Д. А. Керимова, который весь комплекс юридическил
наук условно разделяет на 7 основных групп и к последней от-
носит так называемый международно-правовой цикл - между-
народное публичное право, международное частное право, кон
сульское право и др.46.
В целом получается необычная картина, когда, с одной сторо
ны, международное публичное право признается самостоятельной
72
системой права, а наука, изучающая эту систему права, счи-
тается отраслевой (специальной) юридической наукой.
Ю. Я. Баскин и Д. И. Фельдман, выделив в классификацион-
ном ряду юридических наук специальные, подразделили их на
науки о внутригосударственном и международном праве. Одно-
временно, проецируя общую классификацию наук, предлагаемую
некоторыми философами (теоретические и прикладные, промежу-
точные, скрещенные и комплексные), на науки юридические, они
пришли к выводу, что науку международного права следует от-
нести к комплексным наукам47. Сложность определения места
науки международного права в системе юридических наук обус-
ловливается не только тем, что она исследует самостоятельную
систему права, регулирующую международные отношения, но и
теми глубинными явлениями, которые охватывают все науки, вклю-
чая науки общественные48.
Целесообразность применения при исследовании сложных во-
просов системы науки международного права системного подхода
не вызывает сомнений, о чем сказано в ряде работ49. Дело в том,
что наука международного права, будучи системой относительно
самостоятельной, обособленной, имеющей свой предмет, свои спе-
цифические методы познания в изучении своего предмета исследо-
вания, в то же время является подсистемой в отношении целостной
системы науки права.
Следует согласиться с И. И. Лукашуком, когда он подчерки-
вает значение системного подхода для исследования "проблемы
взаимодействия различных отраслей международного права в
едином целом"50. Известные результаты были достигнуты
Г. В. Игнатенко, применившим системный подход при рассмотре-
нии международно-правовой структуры 51.
Несмотря на то, что система науки международного права в
значительной степени связана с системой самого международно-
го права, хотя и не является и не может быть полным отражением
этой системы, необходимо проводить известное разграничение
между соотношением системы права и системы науки во внутри-
государственном праве и в праве международном. Дело в том,
что каждой отрасли советского социалистического права соответ-
ствует своя отраслевая юридическая наука: государственному пра-
ву-наука государственного права, гражданскому праву-нау-
ка гражданского права и т. д. Говорить о том, что каждой отрасли
международного права соответствует своя соответствующая нау-
ка, не приходится. И конечно же верно, что даже "в том случае,
когда отрасль правовой науки совпадает с той или иной отраслью
права, система науки определенной отрасли права и система ее
преподавания не могут и не должны отождествляться с системой
отраслей права" 52.
В литературе отмечалось, что никакая система науки, а также
система преподавания не совпадают с системой объекта, в дан-
ном случае с системой международного права. Будучи определяе-
мы им, они всегда упрощают и огрубляют его53. Одним из при"
73
меров системы науки международного права может считаться
система шеститомного Курса международного права. Хотя курс в
значительной мере отражает те объективные изменения, которые
произошли в международном праве, однако с точки зрения строй-
ности построения системы возникают некоторые сомнения, по-
скольку три тома из шести посвящены основным институтам и
отраслям современного международного права, однако разграни-
чения между ними не проведено и нет ясности, какие из них ав-
торы считают отраслями, а какие - институтами. В известной
степени это объясняется недостаточной разработанностью всего
учения о системе международного права и его науки.
§ 2. Система науки международного права и его преподавания
Система социалистической науки международного права су-
щественно отличается от системы буржуазной науки международ-
ного права в силу принципиального различия тех методологических
подходов, которые лежат в основе каждой из них.
Система науки международного права, как отмечалось выше,
сплошь и рядом не совпадает с системой преподавания между-
народного права, и это естественно. Дело в том, что наука меж-
дународного права, а тем более ее система охватывает всю док-
трину международного права в целом. Другое дело система пре-
подавания международного права: она в значительной степени
зависит от того, в каком учебном заведении этот курс читается.
Одна система преподавания будет, например, в юридических ву-
зах, другая-в Институте международных отношений и Дипло-
матической академии, третья - в учебных заведениях внешнетор-
гового цикла, четвертая - в военных академиях, пятая - в вузах,
связанных с морским флотом и т. п.
Поэтому система преподавания международного права строит-
ся в известной мере проще, нежели система науки международ-
ного права, хотя в ряде случаев, особенно когда речь идет о си-
стеме преподавания международного права в юридических вузах
страны, трудно проводить разграничение между системой науки
и системой преподавания, поскольку в значительной степени, за
исключением некоторых методических аспектов, они совпадают.
Кроме того, многочисленные курсы международного права не
всегда связаны с преподаванием, в то время как учебники между-
народного права предназначены для преподавания, однако как
те, так и другие могут быть пронизаны почти одной и той же си-
стемой.
Выше уже давался обзор многочисленных построений курсов
международного права, которые имели место в прошлом. В дан-
ном разделе работы речь будет идти преимущественно о совре-
менных курсах и учебниках, система которых отражает как си-
стему науки международного права, так и систему его препода-
вания на. современном этапе. 74
Разумеется, большинство буржуазных курсов меньше всего
построены по системе, которая исходила бы из ценностного инва-
рианта либо другого строго научного критерия. К сожалению, в
целом ряде случаев в этих работах отсутствуют специальные раз-
делы о системе международного права и не объясняется си-
стема. Можно сослаться, например, на новейшие французские
курсы международного права. Так, в коллективном курсе между-
народного права, изданном в 1975 году, мы видим такую систему:
Международное сообщество и его право
Формирование международного права
Применение международного права
Субъекты международного права
Государственная территория
Пространства, изъятые из-под территориального су-
веренитета
Пространства, подчиненные специальному междуна-
родному режиму
Международный статус человека и его объект
Международная защита прав человека
Международное право развития
Запрещение применения силы в международных от-
ношениях
Международная ответственность
Мирное разрешение международных споров54.
Данная система носит более академический, нежели педаго-
гический характер. В какой-то степени она явно эклектична. Об-
ращает внимание то, что в этой системе совершенно не делается
акцент на отрасли международного права. А те, которые упомя-
нуты, хотя и важны, однако явно свидетельствуют о пробельно-
сти системы в целом.
Но с точки зрения системы науки международного права, не-
сомненно, заслуживают внимания такие разделы, как формиро-
вание международного права, применение международного права
и ряд других, которые, как правило, отсутствовали в старых тра-
диционных курсах и учебниках международного права, вышедших
на Западе.
Заслуживает внимания система капитального курса междуна-
родного публичного права профессора парижского университета
юридических, экономических и общественных наук Нгуен Квок
Дина, который дает вначале как бы общую систему своего труда,
а затем детальную55. Первая выглядит следующим образом:
Общее введение
История международного права
Общие аспекты теории международного права
Первая часть
Источники международного права
Договоры
Неконвенционные источники
75
Часть вторая
Международное сообщество
Государства
1. Определение государства согласно международному праву
2. Компетенция государства
3. Возникновение и трансформация государства
Международные организации и другие члены международного сообщества
1. Международные организации
2. Негосударственные образования
3. Индивидуумы
Международное публичное достояние
Море
Международные проливы и каналы
Воздушное и вневоздушное пространство
Часть третья
Международные отношения
Общий механизм отношении между государствами
1. Дипломатические и консульские отношения
2. Международная ответственность государств
Мирное урегулирование международных конфликтов
1. Политическое урегулирование
2. Юридическое урегулирование
Средства принуждения и применение силы
1. Применение принуждения и силы между государствами
2. Борьба против применения силы в международных отношениях
Эта система имеет ряд преимуществ перед некоторыми дру-
гими курсами международного права. Во-первых, она вообще не
знает права войны или права вооруженных конфликтов, которому
и ранее и все послевоенные годы уделяли столь большое внима-
ние все курсы по международному праву буржуазных авторов.
Во-вторых, она более, нежели классические курсы, отражает те
изменения, которые произошли в международном праве за по-
следние десятилетия, и специально выделяет подраздел о запре-
щении применения силы между государствами. Однако нельзя не
отметить и ряд недостатков этой системы. Она также не содер-
жит упоминания многих новых отраслей современного междуна-
родного права, в частности международного экономического пра-
ва, международно-правовой охраны окружающей среды. Практи-
чески объединяется в одну отрасль воздушное и космическое
право, при этом последнее вообще не выделяется. Есть и ряд дру-
гих недостатков.
Но дело не только в системе, а в том содержании, которое
вкладывается в ткань исследования. Так, например, в книге до-
казывается международная правосубъектность физических лиц,
и в то же время автор совершенно уходит от вопроса о междуна-
родной правосубъектности наций и народов, сражающихся за
независимость и образование самостоятельной государственно-
сти 56. Разумеется, невозможно обстоятельно рассмотреть много-
численные системы курсов международного права и то содержа-
ние, которое вкладывается в каждый из них. Делая упор на рас-
смотрении систем, следует всегда помнить о той мировоззренче-
76
ской линии, которая пронизывает каждую из них, и тот методо-
логический подход, который определяет содержание любого курса
международного права, независимо от системы, хотя и сама си-
стема имеет свою методологическую направленность.
Шарль Руссо в предисловии к своему многотомному курсу
органически связывает систему курса международного права с
теми преобразованиями, которые произошли в Парижском уни-
верситете после реформы, и делит весь курс на четыре больших
раздела, составляющих собственно основные параметры его си-
стемы: 1) источники международного права; 2) международное
сообщество; 3) урегулирование международных конфликтов и
поддержание мира; 4) война и нейтралитет57. Эта общая система
многотомного курса Ш. Руссо охватывает практически все инсти-
туты международного права. И хотя курс предназначен для пре-
подавания международного права, фактически его система-это
система науки международного права, какой она представляется
одному из самых видных юристов-международников Франции.
Во-первых, это самая полная система по сравнению со всеми
другими французскими курсами. Но дело не только в полноте.
Разумеется, подходя к исследованию отраслей и институтов меж-
дународного права с буржуазных позиций, автор ставит ряд ин-
тересных проблем, которых порой не встретишь в современных
западных курсах международного права. Так, например, рассма-
тривая факторы, влияющие на развитие международного права,
Ш. Руссо выделяет и исторический, и географический, и полити-
ческий, и технический факторы. Говоря о природе международ-
ного права, Ш. Руссо исследует международное право через
призму нормативного порядка; подходит к его рассмотрению как
фактору общественной организации. Когда Ш. Руссо пишет о
содержании международного права, то подходит к нему как праву
позитивному, хотя и разграничивает при этом национальную и
универсальную концепции. Подходя к рассмотрению самой систе-
мы современного международного права (обычно этого буржуаз-
ные юристы не делают), Ш. Руссо разграничивает волюнтаризм
и объективизм в ее построении 58. Правда, постановка интересных
аспектов в системе науки международного права не мешает
Ш. Руссо делать и ряд выпадов против советской доктрины меж-
дународного права, особенно в вопросах международной право-
субъектности. Это является еще одной иллюстрацией к тому, что
идеологическая борьба вторгается в святая святых теории меж-
дународного права.
Оригинальную систему Курса международного публичного
права предложил профессор университета им. Рене Декарта (Па-
риж V) Д. Ружье. Она состоит из обстоятельного введения и пяти
частей. Введение состоит из таких разделов: 1) характер и части
международного публичного права; 2) основа международного
права; 3) соотношение внутреннего права с правом международ-
ным; 4) план. Далее следуют пять основных частей: I. Источники
международного публичного права; II. Международный статут
77
государства. III. Международное всеобщее достояние. IV. Общая
теория международных организаций. V. Международные конфлик-
ты и способы их решения. Не останавливаясь подробно на много-
численных вопросах, рассматриваемых в данном Курсе, отметим
лишь некоторые проблемы, имеющие значение с точки зрения
построения системы науки международного права. Так, например,
Д. Ружье специально подчеркивает возникновение таких отрас-
лей международного права, как международное экономическое
право, и останавливается на основных институтах, объединяемых
этой новой отраслью. С другой стороны, явным анахронизмом
выглядит попытка Д. Ружье поднять на щит так называемое
партикулярное международное право, когда он выделяет между-
народное право трех регионов: американское, европейское и аф-
риканское. Это деление, которое практически отрицает существо-
вание универсального общедемократического международного
права, не вяжется с концепцией самого Д. Ружье о соотношении
между универсализмом и регионализмом в современном между-
народном праве. И в данном случае мы наблюдаем вторжение
идеологического аспекта в общетеоретические проблемы системы
международного права 59.
Несколько иначе проходила трансформация системы науки и
преподавания международного права в ФРГ. В известном курсе
Ф. Бербера, который вначале был издан в 1960 году, а затем с
некоторыми изменениями в 1975 году, все международное право
делится как бы на три основных раздела: 1) общее международ-
ное право мира; 2) право войны; 3) улаживание споров. Предот-
вращение войны. Интеграция 60.
Следует заметить, что структура курса 1975 года почти не
отличается от той, которая имела место в 1960 году, если не счи-
тать некоторые изменения глав. Легко заметить, что в принципе
Ф. Бербер исходит из гроциевской системы международного пра-
ва, когда его делили на право войны и право мира. Правда, он
добавил один новый раздел явно эклектического характера, вклю-
чив туда одновременно и мирное разрешение международных спо-
ров, в том числе и вопрос о международно-правовой ответствен-
ности, проблемы применения международного права, право предот-
вращения войны и вопросы международной интеграции.
Однако нельзя не заметить, что если во времена Гроция си-
стема науки международного права отражала положение в меж-
дународных отношениях, когда война являлась правомерным спо-
собом решения споров между государствами, то модификация
этой системы в современных условиях никак не может быть оп-
равдана, поскольку в действующем международном праве агрес-
сия запрещена.
Более интересную систему предложил западногерманский
юрист-международник Зайдль-Гогенфельдерн. Она состоит из
следующих разделов: 1. Основы, включающие понятие и историю
международного права. 2. Источники международного права; в том
числе односторонние международно-правовые сделки, междуна-
78
родное обычное право, общие правовые принципы, вспомогатель-
ные источники, пробелы в международном праве, соотношение
международного и внутригосударственного права. 3. Субъекты
международного права, объединяющие такие вопросы, как меж-
дународная правоспособность, международно-правовая дееспособ-
ность, отдельные субъекты международного права. 4. Органы
международно-правового общения. 5. Международно-правовые
нормы относительно существенных признаков государства (госу-
дарственная территория, народ государства, государственная
власть). 6. Правовые позиции, гарантированные международным
правом. 7. Международно-правовой деликт. 8. Невоенное улажи-
вание споров. 9. Право войны и нейтралитета61.
Данная система из всех ранее рассмотренных наиболее соот-
ветствует современному состоянию международного права, не-
смотря и на некоторую неполноту, и на ее несвязанность с отрасля-
ми международного права.
Из современных английских курсов международного права, наи-
более приближающихся к параметрам оптимального построения
системы международного права, можно назвать курс Ш. Малко-
ма, который делит международное право на 14 старых областей
и несколько новых. К старым он относит: 1. Природу и развитие
международного права; 2. Международное право современности;
3. Источники; 4. Международное право и внутригосударственное
право; 5. Субъекты международного права; 6. Признание; 7. Тер-
ритория; 8. Морское право; 9. Юрисдикция; 10. Ответственность
государств и правопреемство государств; 11. Право договоров;
12. Разрешение споров мирными средствами; 13. Международное
право и применение силы; 14. Институции. Новыми отраслями,
по мнению Ш. Малкома, являются: Воздушное и космическое
право; Международное право экономического развития; Междуна-
родное право окружающей среды; Международное гуманитарное
право62. К сожалению, Ш. Малком не проводит различия между
отраслями и институтами международного права. Трудно понять,
почему международное воздушное право относится к числу новых
отраслей, когда оно существует уже более полувека. Непонятно,
почему вообще отсутствуют такие общепризнанные отрасли, как,
например, дипломатическое и консульское право, право междуна-
родных организаций и ряд других. Во всяком случае, при кажу-
щейся стройности данной системы она свидетельствует о несо-
вершенности создания на Западе общепризнанной системы меж-
дународного права.
Что касается системы преподавания международного права,
то, пожалуй, можно сослаться на систему преподавания между-
народного права на юридическом факультете Мадридского уни-
верситета, которая в большей степени, нежели в некоторых других
западных университетах, опирается на систему науки междуна-
родного права. Она состоит из восьми разделов, которые охваты-
вают 66 лекций63. Разделы следующие: I. Введение и источники
международного права; II. Международное сообщество и его
79
члены; III. Компетенция: ее условия и пределы; IV. Органы го-
сударств, регулирующие международные отношения; V. Между-
народные организации; VI. Акты, предусматривающие междуна-
родную ответственность; VII. Международные споры и мирные
средства их разрешения; VIII. Право войны и нейтралитета. Осо-
бенно детально в данной программе разграничен отдел, посвящен-
ный международным организациям. Он содержит такие подраз-
делы, как: А) Общие вопросы международных организаций; B) Международные организации универсального характера; C) Международные организации регионального характера.
Разумеется, система преподавания сама по себе еще ничего
не говорит об его уровне. Тем более, что неоднократно проводи-
лись совещания профессоров международного права стран Запа-
да, на которых выдвигались требования изменить отношение к
преподаванию международного права на юридических факульте-
тах университетов, где сплошь и рядом оно явно недооценивает-
ся. И дело даже не только в том, на каком курсе - младшем или
старшем - будет международное право преподаваться, дело, ко-
нечно, и не в количестве часов, отводимых на его изучение,- дело
совершенно в другом. Речь идет о методологическом подходе при
чтении курса международного права, важно, с каких позиций оно
преподается. Не случайно на сессиях Генеральной Ассамблеи не-
однократно принимались резолюции об изучении и преподавании
международного права с тем, чтобы обеспечить такое формиро-
вание международного правосознания, которое опиралось бы на
общепризнанные принципы международного права, служащего
миру, международной безопасности и международному сотрудни-
честву.
В этом смысле сама система преподавания международного
права не может не нести идеологической нагрузки. И если в со-
циалистических странах и система науки и система преподавания
международного права служат подлинно гуманистическим целям,
то иная картина во многих университетах капиталистического
мира, где порой нигилистическое отношение к преподаванию
международного права даже не скрывается.
Система преподавания международного публичного права в
СССР может быть условно подразделена на две категории; 1) си-
стема преподавания в юридических вузах; 2) система преподава-
ния в неюридических вузах.
Система преподавания международного права в юридических
вузах складывалась постепенно и в настоящее время, на наш
взгляд, является наиболее оптимальной. Оправдано деление Курса
международного права на две части, где первая как бы содержит
разделы общей части, а вторая-особенной. Общая часть объеди-
няет (это методически целесообразно) общетеоретические темы и
раздел, посвященный истории международного права, а также
некоторые отрасли. Часть особенная вся строится по отраслям 64.
80
ЧАСТЬ 1.
Тема 1. Понятие международного права. Тема 2. История международного
права и его науки до Великой Октябрьской социалистической революции. Тема 3.
Становление, сущность, источники и система современного международного пра-
ва. Тема 4. Соотношение международного и внутригосударственного права.
Тема 5. Субъекты современного международного права. Тема 6. Основные прин-
ципы международного права. Тема 7. Право международных договоров. Тема 8.
Международные конференции, международные организации и международное
право. Тема 9. Ответственность в международном праве. Тема 10. Международ-
ное право в отношениях между социалистическими государствами.
ЧАСТЬ 2.
Тема 11. Дипломатическое и консульское право. Тема 12. Право междуна-
родной безопасности. Тема 13. Права человека и международное право. Тема 14.
Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Тема 15. Междуна-
родное экономическое право. Тема 16. Территория и другие пространства (общие
вопросы). Тема 17. Международное морское право. Тема 18. Международное
воздушное право. Тема 19. Международное космическое право. Тема 20. Меж-
дународно-правовая охрана окружающей среды. Тема 21. Международно-пра-
вовые средства разрешения международных споров. Тема 22. Международное
право в период воздушных конфликтов. Заключительная тема: Международное
право и прогресс человечества.
Несомненно, данная система имеет ряд преимуществ. Во-пер-
вых, она отличается известной стройностью и содержит перечень
вопросов, которые в их определенной совокупности дают представ-
ление о науке международного права в той методологической по-
следовательности, которая позволяет наиболее оптимально обучать
международному праву студентов юридических факультетов ин-
ститутов.
В основе каждой темы второй части лежит та или иная отрасль
современного международного права, которая вместе с отраслями
первой части образует систему международного права. Разумеется,
речь идет об отраслях, которые можно отнести к общепризнанным
и соответствующим тем критериям отрасли международного пра-
ва, о которых шла речь в третьей главе работы. Здесь, как уже
отмечалось выше, влияют положения общей теории права относи-
тельно самого понятия отрасли права, а также концепция об объ-
ективности права. Право, как и его система, только в конечном
счете детерминировано. На их развитие оказывают влияние различ-
ные системообразующие факторы. Этого не могут не видеть и сто-
ронники точки зрения об объективности правовой системы65.
Система науки международного права и его преподавания не
может не отражать объективный элемент образования отраслей в
праве вообще, в международном праве в частности. В этих усло-
виях понятно, почему преподавание международного права на
юридических факультетах университетов, преимущественно "от-
раслевое". То обстоятельство, что ряд отраслей в программе рас-
сматриваются в первой части, объясняется тем, что данные отрас-
ли - право международных договоров, международные конферен-
ции, международные организации и международное право, ответ-
ственность в международном праве -являются как бы сквозными.
81
что же касается основных принципов международного права, то,
как отмечалось выше, они занимают особое место в системе
международного права, хотя это не исключает существования спе-
цифических принципов в каждой отдельной отрасли международ-
ного права. Преподавание международного права в неюридических вузах
имеет особенности, связанные с характером тех учебных заведе-
ний, где оно преподается. Так, например, в тех военных академиях
и институтах, где преподается международное право, значительно
больше внимания отводится теме "Международное право и воору-
женные конфликты", имеется специальная глава "Правовой статус
советских войск за границей" и т. п. И в то же время некоторые
темы, которые имеются в программе для юридических вузов, здесь
отсутствуют 66. Специфична система преподавания международно-
го права в Институте международных отношений, Дипломатиче-
ской академии, где нет ряда тем первой и второй части программы
для юридических вузов, зато особое место уделяется дипломати-
ческому и консульскому праву и т. п.67
И все же наличие различных систем преподавания междуна-
родного права в неюридических вузах в строго научном плане, ко-
нечно же, уязвимо. Несмотря на то, что в зависимости от специ-
фики вуза (военного, морского, дипломатического и т. п.) может
быть сделан акцент на более глубокое и широкое изучение соот-
ветствующих отраслей международного права, а по отдельным,
наиболее важным для данного неюридического вуза темам могут
быть введены особые спецкурсы, тем не менее система преподава-
ния самого курса международного права в целом должна строить-
ся таким образом, чтобы общее представление о международном
плане как таковом было дано оптимально. Следовательно, препо-
давание международного права не может не отражать те отрасли
международного права, которые в определенной последователь-
ности и взаимосвязанности образуют саму систему международно-
го права.
И в общей теории права, и в советской науке международного
права все еще полемизируется вопрос о критериях подразделения
правовых норм на отрасли. Как уже отмечалось в предшествую-
щей главе, в целом устоялось мнение о том, что основным крите-
рием подразделения норм на отрасли является предмет правового
регулирования.
По мнению А. В. Мицкевича, "под отраслями права имеют в
виду однородные по предмету и юридическим особенностям (мето-
ду) регулирования общности правовых норм, относительно обособ-
ленные от других отраслей права"68. Сравнительно недавно тер-
мин "метод правового регулирования" было предложено заменить
термином "юридический режим", поскольку последний точнее от-
ражает юридическую специфику той или иной отрасли права69.
В содержание понятия "юридический режим" С. С. Алексеев пред-
лагает включить, помимо метода правового регулирования в его
традиционном понимании, еще "принципы права, общие положения,
82
функции данного подразделения в правовой системе, механизм ре-
гулирования" 70. И до С. С. Алексеева теоретики права обращали
внимание на то, что одна отрасль права отличается от другой осо-
быми принципиальными положениями. Так, например, по мнению
Д. А. Керимова, своеобразие каждой отрасли выражается "в виде
выделения внутри каждой отрасли своей так называемой" об-
щей части, "охватывающей общие черты содержания конкретных
норм данной отрасли права" 71. Однако именно С. С. Алексеев
первым в комплексе рассмотрел юридическое своеобразие каждой
отрасли права, подчеркнув, что юридический режим следует счи-
тать непосредственным критерием при отграничении отраслей
права.
Представляется, что эти выводы теории права в известной сте-
пени могут быть использованы при определении отраслей в меж-
дународном праве, а также при построении системы науки между-
народного права и его преподавании.
Отрасли международного права, которые были приведены вы-
ше в связи с анализом современной системы преподавания между-
народного права, с одной стороны, соответствуют тем параметрам,
которые общей теорией выдвигаются для отрасли системы внутри-
государственного права. С другой стороны, они являются как бы
общепризнанными в советской доктрине международного права.
Тем не менее следует заметить, что ряд отраслей вызывает сом-
нения, но одновременно круг отраслей международного права не-
которые ученые стремятся расширить. Так, например, Г. М. Велья-
минов предлагает выделить в научной системе международного
права отдельную отрасль-право социалистической экономиче-
ской интеграции 72. Идея Г. М. Вельяминова заслуживает внима-
ния. Однако трудно согласиться с тенденцией автора доказать
необходимость создания подобной отрасли лишь практической за-
дачей: "содействие" облегчению ориентации в сложном и обильном
нормативном материале по регулированию социалистической ин-
теграции" 73. Этот вывод вытекает из общей концепции Г. М. Велья-
минова, что на современном этапе выделение тех или иных отрас-
лей или подотраслей в международном праве носит в основном
доктринальный характер и должно "служить прежде всего при-
кладным целям облегчения нахождения и пользования конкрет-
ными нормами права". Разъясняя свою мысль, Г. М. Вельяминов
подчеркивает, что выделение той или иной отрасли международ-
ного права прежде всего предопределяется (1) практическими
потребностями удобства пользования конкретными сочетаниями
норм в той или иной сфере взаимоотношений между субъектами
права, (2) необходимостью облегчения нахождения этих конкрет-
ных норм в океане правовых норм 74. При этом Г. М. Вельяминов
признает, что все это отнюдь не означает отказа от научного под-
хода к систематике, к задаче выявления объективных условий вы-
деления соответствующих отраслей права75. Отсюда и общее за-
ключение, что сложившаяся в настоящее время и более или менее
признаваемая в международном праве система "есть по существу
83
результат труда ученых-юристов, начиная с Гуго Гроция и кончая
(а вернее, продолжая) современными теоретиками международ-
ного права"76.
Представляется, что, помимо прочего, здесь не проводится чет-
кой грани между понятиями систематизации, систематики, инкор-
порации, кодификации и системы. Между тем только само слово
"система" одно из самых многозначных. Следует заметить, что в
энциклопедических словарях и энциклопедиях само слово "систе-
ма" трактуется по-разному; так, в одних из них говорится, что
система (от греческого systema - целое, составленное из частей,
соединение) - множество элементов, находящихся в отношениях
и связях друг с другом, образующих определенную целостность,
единство (см.: Советская энциклопедия. М., 1979, с. 1225). В других
под системой понимается совокупность логически связанных идей,
рассматриваемых в их взаимных отношениях; теоретическая кон-
струкция, формирующая знание в широкой области знаний (фило-
софской, научной) 77. Известно, например, что В. Н. Садовский
дает типологический анализ около 40 различных определений поня-
тия "система"78.
Понятие система права, приведенное в предисловии, облегчает
те общие классификационные трудности, с которыми сталкиваются
юристы при построении системы международного права и его пре-
подавании.
К сожалению, при построении системы науки международного
права наметилась та же тенденция, которая до сих пор характер-
на как для специалистов общей теории права, так и для пред-
ставителей отраслевых юридических наук-своеобразное сорев-
нование в деле формирования все новых и новых отраслей. Так,
например, лишь в сфере регулирования международных торгово-
экономических отношений предполагаются следующие отрасли: международное публичное экономическое и социальное право,
международное экономическое право в различных вариантах, меж-
дународное торговое право, международное хозяйственное право,
международное гражданское публичное имущественное право и
др.79 Польский юрист Ян Гилас еще выше поднимает уровень
международного экономического права и рассматривает его в ка-
честве самостоятельного звена наряду с международным публич-
ным и международным частным правом 80.
В ряде случаев систему науки международного права строят
таким образом, чтобы почти каждой внутригосударственной отрас-
ли права корреспондировала соответствующая отрасль в системе
международного права. Доказывают, например, существование
международного уголовного права, международного финансового
права, международного трудового права и т. п. Исследуя вопрос о
понятии отрасли современного международного права на примере
международного трудового права, Л. X. Мингазов определяет от-
расль международного права "как систему норм, которая связана
внутренним единством и общей целью, регулирует специфическую
область международных отношений, характеризуется своеобразием
84
методов регулирования и отличается другими специфическими
юридическими свойствами"81. Это определение позволяет выде-
лить ряд неосновных отраслей современного международного
права, однако оно не ориентирует как бы на механическое продол-
жение отраслей внутригосударственного права, что обычно свой-
ственно буржуазным юристам-международникам, максимально
сближающим систему международного права и систему права
внутригосударственного.
Подобное сближение особенно устраивает тех буржуазных юри-
стов-международников и политологов, которые ратуют за замену
международного права мировым правом как бы с готовой систе-
мой. Парадоксальность подобной тенденции заключается в том,
что, с одной стороны, система права суверенного государства ста-
новится своеобразной моделью для системы будущего мирового
права, а, с другой, различные конструкции мирового права связаны
с отрицанием суверенитета. Критикуя подобные концепции,
Г. X. Шахназаров в своей книге "Грядущий миропорядок" подме-
тил определенную взаимозависимость между "антисуверенитет-
ской" начинкой мондиалистских концепций и состоянием между-
народных отношений. Чем более реальные черты приобретала
разрядка международной напряженности, тем явственнее шли на
убыль "антисуверенитетские" настроения в западной политической
литературе, и наоборот, как только процессы разрядки замедля-
лись, атаки на суверенитет усиливались82.
Целый ряд отраслей как в системе международного права, так
и в системе его науки связаны с научно-технической революцией.
Так, по мнению А. И. Иойрыша, "под влиянием научно-техниче-
ской революции сформировались новые современные отрасли об-
щего международного права: международное воздушное право,
международное морское право, международное космическое право
и др."83.
Разумеется, международное морское право сложилось как са-
мостоятельная отрасль задолго до начала научно-технической ре-
волюции. Остальные, особенно такие как международное косми-
ческое право,- это действительно непосредственное порождение
научно-технической революции. И конечно, это столь динамиче-
ский процесс, что порой трудно определить, что чему предшеству-
ет - определенная совокупность норм, связанных с воздействием
на весь строй, регулируемых правом общественных отношений, или
само международное право может оказать определенное воздей-
ствие на вызванные научно-технической революцией общественные
процессы. Совершенно справедливо было замечено, что иногда
нормы международного права принимаются вслед за определен-
ными достижениями научно-технической революции, а иногда од-
новременно с достижениями научно-технической революции, в не-
которых же случаях они даже опережают определенное использо-
вание ее достижений, заранее регламентируя таковые84.
Это в свою очередь влияет на процесс образования институтов
и новых отраслей и воздействует на глубинные процессы форми-
85
рования системы международного права и системы науки между-
народного права. И при всей динамичности развития системы
международного права, а также системы науки международного
права нельзя думать, что число таких новых отраслей может быть
бесконечным. Ведь, в отличие от классификации, систематизация
имеет закрытый, законченный (для определенного уровня позна-
ния) характер 85. И при определении системы науки международ-
ного права нельзя не помнить того, что существуют субъективные
факторы системности, целостности86.
Дальнейшее исследование таких проблем, как функционирова-
ние международного права в международной системе, международ-
ная юридическая система, общих и конкретных вопросов отдельных
отраслей и институтов международного права перспективно и в
плане построения международного права и его преподавания 87.
ГЛАВА V
СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И СРАВНИТЕЛЬНОЕ
ПРАВОВЕДЕНИЕ
Сопоставляя сложившиеся и давно признанные отрасли в сис-
теме международного права между собой, а также с теми, которые
находятся в стадии становления, можно заметить известное сход-
ство отдельных принципов и институтов этих отраслей. Так, срав-
нивая концепцию "общего наследия человечества" в морском и
космическом праве", можно заметить то общее и особенное, что
характерно для ее проявления в этих отраслях международного
права, и это особенно удачно было показано Е. П. Каменецкой в
ее сообщении на советско-французском симпозиуме в 1982 г. Ана-
логичные примеры могут быть приведены и при сравнении других
отраслей международного права, что убедительно доказывает те
большие возможности, которые открываются перед методом срав-
нительного правоведения в науке международного права. Между
тем до последнего времени сама проблема "Международное право
и сравнительное правоведение" мало исследовалась в международ-
но-правовой доктрине. Больше внимания уделяли этому вопросу
компаративисты, нежели юристы-международники.
Однако только недавно получило признание перспективное ме-
тодологическое направление применения сравнительного метода в
науке международного права. В 1979 году на Х Конгрессе сравни-
тельного правоведения в Будапеште работала специальная секция
"Международное право и сравнительное правоведение", на кото-
рую было представлено 10 национальных докладов, посвященных
этой проблеме. Анализируя материалы работы этой секции, 'легко
заметить теоретическую и практическую значимость применения
сравнительного метода при исследовании актуальных проблем
права международных договоров, права международных органи-
86
заций, других отраслей международного права, а также при рас-
смотрении сложнейших теоретических вопросов науки междуна-
родного права и, прежде всего, проблемы системы международно-
го права и его науки.
Появившиеся в последние годы работы в области сравнитель-
ного правоведения подчеркивают большие возможности, которые
открываются перед применением данного метода в международном
праве вообще и при исследовании вопросов его системы в особен-
ности.
В последнее время данные вопросы приобретают особое значе-
ние в свете идеологической борьбы, которая охватывает как сферу
международных отношений, так и регулирующее их международ-
ное право. О важности применения данного метода говорилось на
Всесоюзной конференции, посвященной задачам дальнейшего раз-
вития юридической науки в свете новой Конституции СССР, кон-
ституций союзных и автономных республик, а также на Всесоюз-
ном научно-координационном совещании "XXVI съезд КПСС и
задачи дальнейшего развития юридической науки". Как отмеча-
лось в одном из докладов, благодаря сравнительно-правовым
исследованиям "ученые разных стран, широкие круги читателей
узнают о правовых системах современности, теории и практике
органов юстиции", а это в свою очередь "будет содействовать ук-
реплению доверия между народами, упрочению международного
правопорядка"'. О значении этого метода и необходимости его
применения в международно-правовых исследованиях неоднократ-
но говорилось в работах советских юристов" 2.
Несмотря на то, что в настоящее время понятие сравнительного
метода и понятие сравнительного правоведения употребляются
как синонимы 3, применительно к науке международного права
точнее говорить о сравнительном методе. Дело в том, что так на-
зываемое макросравнение (сопоставление различных правовых
систем в целом) в международном праве имеет меньшее, во всяком
случае иное значение, нежели при исследовании национального
права, да и микросравнение (сопоставление компонентов различ-
ных правовых систем) имеет здесь свои особенности, о которых
речь будет идти ниже. А главное заключается в том, что в между-
народном праве имеются свои специфические задачи в использо-
вании сравнительного метода, которые вообще не встречаются в
традиционном сравнительном правоведении (сравнение региональ-
ных и универсальных международных договоров, резолюций мно-
гочисленных международных организаций и т.п.). Но в такой же
мере, в какой неправильно было бы недооценивать (или вовсе от-
рицать) роль сравнительного метода в международном праве, бы-
ло бы неверным и переоценивать его значение. Вряд ли можно
согласиться, например, с А. А. Тилле и Г. В. Швековым, утверж-
дающими, что "в международном праве преимущественное
(разрядка наша.-Д. Ф.) значение имеет сравнительный метод"4.
Трудно согласиться с тем, что этот метод в науке международного
права важнее системного подхода, конкретно-социологических
87
Исследований, историко-правового и других общенаучных и частно-
научных методов. Все ведь зависит, в первую очередь, от предмета
исследования. При рассмотрении теоретических аспектов системы
международного права больший научный эффект может дать при-
менение системного подхода, при изучении вопросов международ-
ного правосознания перспективнее конкретно-социологическое ис-
следование, а при освещении ряда аспектов соотношения между-
народного и внутригосударственного права полезные резуль-
таты могут быть получены благодаря применению сравнительного
метода. Однако какое бы важное значение ни имел бы тот или
иной специальный и частно-научный метод, все они в советской
юридической науке пронизаны единым диалектико-материалисти-
ческим методом. Возражая против преувеличения удельного веса
сравнительного метода в науке международного права, нельзя не
согласиться с тем, что до настоящего времени в науке междуна-
родного права этому методу все же уделялось очень мало внима-
ния 5. Между тем именно теперь, когда международный правопо-
рядок содействует мирному сосуществованию государств, укреп-
лению мира и международной безопасности, а борьба СССР и всех
прогрессивных сил играет решающую роль в нормальном функ-
ционировании современного международного права, исследование
актуальных проблем науки международного права требует при-
менения (помимо других методов) и сравнительного метода.
В работе по методологии международного права, вышедшей в
свет в 1971 году, отмечалось, что хотя "стихийное" применение ме-
тода сравнительного правового исследования в науке междуна-
родного права уже давно имеет место, однако до настоящего вре-
мени не разработана стройная система приемов и средств приме-
нения этого метода, нет четкого разграничения между примене-
нием этого метода в науке международного права и в отраслевых
юридических науках, а также нет полной ясности в том, какую
специфическую роль этот метод должен играть6. Некоторые отве-
ты на эти вопросы в известной мере содержатся в материалах
Х Международного конгресса по сравнительному правоведению,
участники которого обратили внимание на общие теоретические
проблемы применения сравнительного метода в международном
праве, на его роль при исследовании важнейших аспектов, связан-
ных с источниками международного права и эффективностью при-
менения его норм. Разумеется, обращалось внимание на различ-
ные результаты, которые дает применение сравнительного метода
в международном праве, с одной стороны, и внутригосударствен-
ном, с другой. Так, по мнению профессора Будапештского универ-
ситета Г. Харасти, само различие в применении данного метода
при исследовании различных систем права является объективным.
В то же время, если сравнение в праве внутригосударственном
выходит за пределы национального позитивного права, то в меж-
дународном праве данный метод применяется без учета нацио-
нальной специфики. Г. Харасти также отмечал, что плодотворность
применения сравнительного метода в международном праве по
сравнению с правом внутригосударственным определяется специ-
фичностью самих источников международного права, особенностью
круга субъектов и различным характером санкций7.
Несмотря на отсутствие обстоятельной разработки применения
сравнительного метода в международном праве, внимание к этому
вопросу все более возрастает как в социалистической науке права,
так и в других странах. Если раньше возможность применения
данного метода в международно-правовых исследованиях мало
кем признавалась, то теперь наступила своеобразная "полоса
признания". Так, юридическая наука социалистических стран не
делает исключения для международного права, говоря о приме-
нении сравнительного метода при исследовании правовой мате-
рии. По мнению Живко Сталева, для признания исследования срав-
нительно-правовым не имеет значения, сколько правовых систем
оно охватывает. Более того, продолжает Живко Сталев, "в срав-
нительном плане могут .изучаться и различные региональные объ-
единения государств или же различные региональные системы
международно-правовых норм"8. Иоланд Эминеску говорит, что
полезность сравнительного правоведения как метода неоспорима
и "приобретает особое значение в контексте современной между-
народной жизни, воплощения в жизнь принципа мирного сосуще-
ствования, развития международного сотрудничества и диверсифи-
кации права под воздействием научно-технической революции"9.
По мнению Софьи Попеску, гибкость, широкая сфера приложения,
разнообразие целей, для достижения которых он может быть
использован, делают сравнительный метод применимым в почти
всех сферах научных правовых исследований" 10. В советской док-
трине В. А. Туманов утверждает, что применение сравнительного
метода может дать много полезного и интересного при.изучении
других аспектов права, помимо законодательства, и что "в ряде
случаев возникает необходимость в сравнительном исследовании
некоторых международно-правовых актов и национального пра-
ва" 11. По мнению В. А. Туманова, "сравнительное правоведение
играет весьма важную роль при различного рода международных
актах унификации и гармонизации права" 12.
Таким образом, в социалистической доктрине признается, что
сравнительный метод может и должен найти применение в сфере
международно-правовых исследований. В этой связи не может не
вызвать удивления стремление некоторых буржуазных юристов-
международников подать в неверном свете отношение к методу
сравнительного правоведения, сложившееся в социалистической
доктрине международного права. Так, например, В. Батлер утвер-
ждает, что в некоторых работах советских юристов-международ-
ннков, посвященных проблемам методологии науки и международ-
ного права, сравнительный метод якобы относится к числу "ква-
зинаучных методов"13. Ничего общего с действительностью по-
добные суждения В. Батлера, разумеется, не имеют. Встречается,
как отмечалось выше, даже некоторое преувеличение роли данного
метода, но отнюдь не отрицание его научной значимости.
89
Учитывая то обстоятельство, что в западной компаративистика
в настоящее время все же преобладает буржуазно-либеральная
ориентация 14, многие из специалистов в этой области все более
склоняются к необходимости применения метода сравнительного
правоведения в международном праве. Так, известный западный
компаративист Р. Давид, говоря о трех основных позициях, рас-
крывающих значение и выгоды сравнительного права, ссылается
на его применение в международном праве, подчеркивая при этом,
что "оно весьма значимо для взаимопонимания народов и созда-
ния лучших правовых форм отношений, складывающихся в меж-
дународном общении" 15. Более того, Р. Давид утверждает, что
именно "этот аспект сравнительного права стал, быть может,
главным в нашу эпоху" 16. При этом Р. Давид имеет в виду прежде
всего международное публичное право. Не касаясь причин, кото-
рые, по его мнению, обусловливают выдвижение на первое место
применение метода сравнительного правоведения именно в между-
народном праве, нельзя с ним не согласиться, что сравнительное
право "в практическом плане ...стремится способствовать развитию
международных отношений" 17.
Вместе с тем нельзя не отметить и то, что единой стройной
теории применения метода сравнительного правоведения пока еще
нет, и она находится в стадии становления. Все еще остаются
дискуссионными некоторые проблемы, от решения которых зави-
сят рамки применения этого метода и сама его эффективность.
Среди них одно из первых мест занимает вопрос о том, может ли
сам метод сравнительного правоведения быть применен только
при сравнении различных правовых систем или он имеет право
на существование и в пределах одной правовой системы. Так, по
мнению венгерского профессора Г. Харасти, "сравнительное право
есть сравнение различных правовых систем" 18. Казалось бы, что
при таком подходе трудно вообще говорить о применении метода
сравнительного правоведения в международном праве. Думается,
что не следует сужать возможности использования метода срав-
нительного правоведения, ограничивать его лишь междусистемным
сравнением. Даже за пределами международного права не обяза-
тельно, чтобы сравнительное правоведение во что бы то ни стало
сводилось к сравнению различных правовых систем. Так, напри-
мер, вполне правомерна постановка вопроса о применении метода
сравнительного правоведения при исследовании норм и институтов
права в пределах одного и того же союзного государства. Разве
не заслуживают внимания возможности применения данного мето-
да при сопоставлении законодательства союзных республик в со-
ветской социалистической федерации?
Вместе с тем не следует отвлекаться от специфики применения
метода сравнительного правоведения в такой самостоятельной
системе, какой является система международного права со всеми
своими особенностями 19. Здесь нередко может иметь место ;стык
между сравнением различных правовых систем и сравнением в
пределах одной системы. Так, при исследовании процесса нормо-
90
образования, особенно когда речь идет о возникновении и установ-
лении обычных международно-правовых норм, очевидна необхо-
димость сочетания разных граней сравнения.. Возьмем, к примеру,
случай возникновения обычных международно-правовых норм по-
средством законодательства ряда стран в сфере, затрагивающей
институты или отрасли международного права, когда, например,
,в конституциях целого ряда государств содержатся статьи, в кото-
рых имеются сходные положения о заключении и ратификации
международных договоров и о соотношении их с внутренним за-
конодательством. Анализируя конституции некоторых независимых
государств Африки-бывших французских колоний и обнаружив
в них сходные положения, касающиеся важнейших аспектов меж-
дународных договоров, А. Н. Талалаев справедливо заметил, что
подобное параллельное законодательство "может постепенно вести
к возникновению обычных международно-правовых норм"20. В
;данном случае метод сравнительного правоведения может быть
применен и при сопоставлении различных правовых систем и в
рамках одной системы (международного права) для установления
обычной международно-правовой нормы в области права между-
народных договоров.
Если в прошлом сравнительное правоведение имело преиму-
щественно дело с сопоставлением различных правовых систем, то
впоследствии развитие сравнительного правоведения привело к
тому, что, наряду с применением этого метода для сравнения раз-
личных правовых систем, его стали применять и в рамках одной
правовой системы, тем более такой сложной и неоднородной, какой
является система международного права. Хорошо известно, что
источники международного права и, прежде всего, международ-
ные договоры - результат согласования воль по меньшей мере
двух государств, и на них не может не сказываться воздействие
различных правовых систем. Следовательно, даже применение
международного договора может быть связано с необходимостью
сравнения правовых систем двух и более государств. Кроме того,
специфична не только сама система международного права, но и
применение метода сравнительного правоведения в международ-
ном праве.
В международном праве упор делается не на сопоставление
норм, институтов, принципов права различных государств, а на
сравнение источников международного права между собой, хотя
это сравнение порой сочетается с внутригосударственными норма-
ми отдельных стран. Известно также, что цель применения срав-
нительного метода в международном праве не столько связана с
выявлением сходства или различия, сколько с универсальностью
и эффективностью применения принципов, норм и институтов
международного права. Не следует возводить непреодолимой сте-
ны между сравнительным методом в международном праве и этим
же методом в праве внутригосударственном. Именно сочетание,
взаимопроникновение может дать наиболее плодотворные научные
д* 91
результаты в деле применения метода сравнительного правоведе-
ния в международном праве.
В большинстве докладов, представленных на Х конгрессе срав-
нительного правоведения, посвященных применению этого метода
в международном праве, не отрицается важность и значение роли
сравнительного правоведения при сопоставлении других источни-
ков международного права, главное внимание уделяется между-
народным договорам 21. И это понятно, если учесть, что междуна-
родные договоры пронизывают всю систему современного между-
народного права и играют неоценимую роль почти во всех его от-
раслях 22. Особенно убедительно раскрыла значение метода срав-
нительного правоведения в праве международных договоров
Е. Озер23, которая, в частности, ссылается на договоры о правовой
помощи между социалистическими государствами. Подобное мо-
жет иметь место и при заключении договоров между государства-
ми противоположных социальных систем 24. Примером этому явля-
ются консульские конвенции, а также договоры о сотрудничестве
по правовым вопросам.
Сравнение играет немаловажную роль при подготовке между
народных договоров также и в том плане, что оно указывает и:тот круг вопросов, который возможен для соглашения. В докладе
Е. Озер обращается внимание на то, что сравнение правовых по
зиций государств на III конференции ООН по морскому праву
позволило председателю конференции выработать единый сводный
проект будущего договора, учитывающий позиции всех участни-
ков конференции, чем был сделан шаг вперед в ходе работы по
согласованию соответствующих норм 25. Сравнение сплошь и ря-
дом применяется в работе Комиссии международного права при
подготовке проектов многосторонних договоров. И профессор
Г. Харасти, и проф. Е. Озер отмечали плодотворность сравнения
при подготовке проектов Конвенции о правопреемстве государств
в отношении договоров, а также концепции об ответственности го-
сударства и др. Так, например, при подготовке Конвенции о пра-
вопреемстве государств в отношении договоров и в работе Комис-
сии международного права и на самой Конференции ООН по это-
му вопросу значительное внимание было уделено сравнению прак-
тики государств в данной области; тем более, что Генеральная
Ассамблея ООН рекомендовала Комиссии осуществлять работу по
правопреемству государств "с должным учетом точек зрения го-
сударств, достигших независимости после второй мировой вой-
ны"26, не упуская при этом .из виду соответствующей практики
старых государств. При этом подчеркивалось, что внимание долж-
но уделяться "в первую очередь более новой практике, ибо она
отражает юридическую мысль современности, особенно тогда
когда-как в случае правопреемства государств в отношении
договоров - современная практика в силу своей интенсивности и
широты имеет тенденцию превалировать над более ранними пре-
цедентами" 27. Разумеется, дело не только в интенсивности и ши-
роте, но прежде всего в том, что вновь созданные государства на
92
современном этапе, под влиянием коренных изменений в соотно-
шений сил на международной арене в пользу мира, демократии
и социализма, решают вопросы правопреемства, исходя из прин-
ципа права наций на самоопределение и других общепризнанных
принципов и норм современного международного права28. И дей-
счвительно, метод сравнительного правоведения был широко при-
менен на всех этапах принятия Венской конвенции о правопреем-
стве государств в отношении договоров 1978 года.
Не в меньшей степени чем во время подготовки международ-
ных договоров сравнительное правоведение используется и при
заключении международных договоров. В такой же мере, в какой
применение права сходно с правотворчеством 29, в такой же сте-
пени и применение международных договоров имеет нечто общее
с процессом их выработки. И на стадии заключения международ-
ных договоров и в сфере их применения метод сравнительного
правоведения не только может быть, но и должен быть использо-
ван. Именно об этом пишут многие авторы, исследуя возможности,
открывающиеся перед методом сравнительного правоведения в
науке международного права30. Так, в частности, посредством
применения данного метода в праве международных договоров
можно выявить реализацию принципа универсальности при заклю-
чении, вступлении в силу и применении общих многосторонних
договоров. Сравнивая ратификационные грамоты государств пос-
ле подписания общих многосторонних договоров, можно судить об
отношении конкретных участников общих многосторонних догово-
ров к принципу универсальности общих многосторонних договоров,
их отношении к дискриминационной "венской формуле" и т. д. Так,
например, ратифицируя общие многосторонние договоры, содер-
жащие данную формулу, Советский Союз всегда делает заявление
о несовместимости дискриминационных ограничений с принципом
суверенного равенства31. Следовательно, при сравнении ратифи-
кационных грамот СССР с ратификационными грамотами других
государств-участников общих многосторонних договоров, нетрудно
сделать вывод о соответствующей общепризнанным принципам
международного права позиции СССР по сравнению с теми госу-
дарствами, которые продолжают цепляться за архаичную консер-
вативную дискриминационную формулу и тем самым нарушают
принцип равноправия всех государств. Нельзя при этом не заме-
тить, что в начале 70-х годов применение указанной формулы ут-
рачивает свое былое значение и заключаемые ныне общие много-
сторонние договоры открыты для подписания 'и присоединения
всех государств 32.
Сравнительный метод исследования может содействовать вы-
явлению эффективности международных договорных и иных меж-
дународно-правовых норм, учитывая те критерии эффективности,.
которые были предложены Г. В. Игнатенко, а именно: 1) свое-
временность разработки норм в соответствии с насущными по-
требностями межгосударственного сотрудничества; 2) степень во-
площения в нормах интересов государств в процессе их согласо-
93
вания; 3) определенность и четкость нормативных положений; 4) взаимосвязанность, взаимообусловленность правовых норм33.
Сравнение в данном случае может охватывать самые разнообраз-
ные нормы международного права - разные виды многосторонних
и двухсторонних международных договоров, обычные нормы и все-
возможные акты международных организаций, региональных и
универсальных. Возможности применения сравнительного правове-
дения на примере ИКАО и МОТ наглядно продемонстрировали
Н. Манкевич и Н. Валтикос в своих работах, специально посвя-
щенных роли сравнения в международных организациях 34.
Широкий простор для применения метода сравнительного пра-
воведения открывается, как уже отмечалось, в процессе толкования
международных договоров. Особенно обстоятельно исследовал
вопрос о применении сравнительного метода при толковании меж-
дународных договоров Г. Харасти, четко охарактеризовав как его
широкие возможности, так и известные границы35. В настоящее
время наблюдается поворот в сторону самого широкого использо-
вания метода сравнительного правоведения в науке международ-
ного права, и перед социалистической доктриной стоит немало-
важная задача разработки подлинно научных приемов его приме-
нения с тем, чтобы сравнительное правоведение в международном
праве действительно служило его прогрессивному развитию в ин-
тересах мира, международной безопасности и равноправного со-
трудничества между государствами.
По мнению М. Анселя, сравнительное правоведение - это не
какая-то особая наука, не отрасль науки права, а метод исследо-
вания, который может быть использован в любой отрасли права 36.
Правда, тут же им ставится гипотетический вопрос: "Быть может,
сравнительное право нередко выступает как искусство-искусство
сближения, унификации, совершенствования существующих инсти-
тутов"37. Разумеется, такая постановка вопроса имеет двоякий
смысл. Если иметь в виду задачу, которую многие буржуазные
компаративисты ставили перед сравнительным правоведением, то
здесь налицо стремление при помощи сравнительного правоведе-
ния так унифицировать системы права отдельных государств, чтобы
увековечить буржуазные правовые институты и категории во мно-
гих странах, несмотря на те коренные изменения в соотношении
сил, которые произошли в современном мире. Если речь идет о
том, чтобы унифицировать те институты и нормы внутригосудар-
ственного права, которые образовались в результате трансформа-
ции в национальное право правил, установленных международными
договорами, то это, несомненно, перспективно и имеет практиче-
ское значение38. И все же трудно согласиться с точкой зрения, что
сравнительное правоведение образует самостоятельную научную
дисциплину только потому, что оно выходит за рамки норматив-
ного содержания и юридической техники какой-то одной системы
внутреннего права 39.
Некоторые авторы справедливо указывают на то, что сравни-
тельное правоведение важно не только на стадии разработки меж-
94
дународных конвенций, но и на стадии применения и толкования
их. Так, например, в тех случаях, когда толкование международ-
ного договора предполагает ссылку на общие принципы права или
когда речь идет о международно-правовом обычае, именно срав-
нительное правоведение может помочь установлению как одних,
так и других. Выступая на Будапештском конгрессе сравнитель-
ного правоведения в 1979 г., Б. Дутуа говорил, что расплывчатое
выражение о долге "судить" в рамках приемлемого времени, со-
держащееся в статье 5 Третьей Европейской конвенции по защите
прав человека, невозможно понять без сопоставления различных
понимании данного положения странами-участницами конвенции
с учетом национального права40. Б. Дутуа справедливо заметил,
что в некоторых случаях в самих международных конвенциях име-
ются указания о необходимости применения сравнительного право-
ведения. Оно же целесообразно особенно в тех случаях, когда
тексты многосторонних соглашений составляются на различных
языках. Так; тот же Б. Дутуа отмечает, что "в тех случаях, когда
имеется разное понимание значения того или иного выражения или
слова в разноязычных текстах, уяснение текста во многом будет
зависеть от сравнения нескольких значений с тем, чтобы найти та-
кое толкование, которое наиболее отвечало бы цели самой конвен-
ции" 41. Однако нельзя не согласиться с В. И. Евинтовым, когда
он пишет, что толкование текста на разных языках-"это не просто
процесс сравнения: толкование-это выяснение единого смысла,
единого и нераздельного документа". Отмечая практику толкова-
ния многоязычных договоров международными судами н арби-
тражными органами, обнаруживая, конечно же, при помощи срав-
нения расхождения между разноязычными текстами международ-
ного договора, толкователь "учитывал все тексты, отыскивая еди-
ный смысл, содержащийся в них" 42.
Применение метода сравнительного правоведения в междуна-
родном праве имеет немаловажное значение в процессе установ-
ления пробелов в международном праве.
Сравнение трансформированных норм, изданных в различных
государствах, в силу требований международных договоров на-
глядно может показать, в системе права каких государств имеют
место пробелы, восполнение которых немаловажно для развития
международного сотрудничества.
Сравнение международных договоров в какой-либо конкретной
области, заключенных между одними государствами, с договорами,
заключенными другими странами, показывает, существуют ли про-
белы. Напрашиваются меры по установлению и восполнению про-
белов и при сравнении резолюций различных международных ре-
гиональных организаций. И это понятно, поскольку целевая при-
рода процесса восполнения пробелов (разработка новой нормы и
ее элементов, устранение причин, вызывающих пробельные ситуа-
ции и др.) отличается от процессов толкования норм международ-
ного права, их конкретизации. Это отвечает смыслу и содержанию
95
.ст. ст. 31, 32, 33 Венской конвенции по праву международных до-
говоров 1969 г., посвященных вопросам толкования.
Особенно важно подчеркнуть значение метода сравнительного
правоведения при сравнении различных норм в той или иной от-
расли системы международного права, когда при самом сравне-
нии обнаруживается известная пробельность. В международно-
правовой практике известно, когда в результате такого сравнения
Генеральная Ассамблея ООН не только констатирует наличие
пробела в том или ином соглашении, но и рекомендует конкрет-
ные меры для его устранения. Применение сравнительного метода
при сопоставлении однородных международных договоров может
сыграть определенную роль в образовании известной модели до-
говора в конкретной области. Так, анализируя заключенные Совет-
ским Союзом с зарубежными социалистическими странами догово-
ры-о 'правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным де-
лам, можно выделить то общее, что характерно для всех этих
договоров, и то особенное, что их отличает друг от друга. Обна-
руженное общее может служить своеобразной моделью для по-
следующих договоров о правовой помощи. Сопоставляя договоры
о Правовой помощи, заключенные Советским Союзом с социали-
стическими государствами, с одной стороны, и договоры о право-
вой помощи с капиталистическими странами, с другой, .нельзя не
заметить, что вторые затрагивают лишь сферу гражданских пра-
воотношений. Исключение составляет лишь Договор между СССР
и Финляндской Республикой от 11 августа 1978 года.
Договоры о правовой помощи между социалистическими го-
сударствами имеют, в частности, главу, включающую статьи,
которые регламентируют правовую помощь по уголовным де-
лам. .Анализируя подобные главы в этих договорах, можно, на-
пример, выделить основные принципы выдачи преступников,
разграничения между преступлением и административными про-
ступками и др.4S
Сравнительный метод, бесспорно, помогает теоретическому
обоснованию принципиального отличия права социалистической
интеграции от так называемого права "Общего рынка", "кото-
рое имеет совершенно иное классовое и правовое значение и ко-
торое рекламируется буржуазной пропагандой и доктриной как
якобы единственно возможное и образцовое для любой интегра-
ции"44, на что справедливо обратил внимание Г. М. Вельями-
нов 45.
Хотя западные компаративисты стремятся рядиться в тогу
либерализма, однако, от него не остается ни следа, когда дело
касается идеологических вопросов. Об этом красноречиво гово-
рит работа В. Батлера, посвященная англо-американским ис-
следованиям советских работ по международному праву. Счи-
тая, что-метод сравнительного исследования должен распростра-
няться не только на сопоставление норм и институтов, но также
и на сравнение различных доктрин в области международного
права, Батлер верно отмечает, что "поскольку советская между-
96
народно-правовая доктрина и практика стали источником вдох
новения и подражания для других социалистических стран, а.
также стран развивающихся, постольку необходимо .рассматри
вать советский подход к международному праву как альтерна-
тивную модель к той, которую западные державы постоянно над-
вязывали" 46. Однако далее мы имеем дело с совершенно иным
подходом. Отмечая, что за период с 1919 по 1978 год американ-
ские политологи и юристы-международники опубликовали около
500 книг, монографий, диссертаций и статей по различным ас-
пектам советского подхода к международному публичному пра-
ву, а также давая общую характеристику этим- многочисленным
источникам, В. Батлер, разумеется, допускает .ряд идеологиче-
ских выпадов против советской доктрины международного пр:а--
ва. Он берет под защиту работы разного рода антикоммунистов
и антисоветчиков в области международного права, типа :Куль-
ского, Мак Винни, и других,, извращающих советскую доктрину
международного права, и. всячески опорочивающих социалистиче-
скую международно-правовую практику. В. Батлер пытается при-
писать советским юристам-международникам взгляды, которые
присущи так называемому "реалистическому" направлению в аме-
риканской доктрине международного права, отрицающему сколь-
ко-нибудь существенную .грань между международным правом и
международной политикой, более того осуждающему разрешение-
международных вопросов на основе правовых критериев ". И тут
же, противореча самому себе, В. Батлер пишет о какой-то элитар-
ной роли советских юристов-международников в формировании со-
ветской внешней политики 48. Явно надуманным выглядит утверж-
дение В. Батлера, что якобы советские юристы-международники
отрицали, самостоятельную науку "международные отношения" 4d.
Между тем хорошо известно, что XXVI съезд КПСС специально
отметил успехи в развитии этой науки50. В. Батлер пытается найти
расхождения у советских юристов-международников в целом ряде
вопросов, в том числе и таких, как сущность мирного сосущество-
вания, разрядка, права человека и т. п. Между тем хорошо извест-
но, что и по этим проблемам советские юристы-международники
занимают совершенно недвусмысленную единую позицию, опи-
рающуюся на Программу мира и другие решения по внешнеполи-
тическим вопросам XXIV-XXVI съездов КПСС. Надуманные, яв-
но не опирающиеся на факты, якобы существующие разногласия
между советскими юристами-международниками . по глобальным
проблемам современной международной жизни В. Батлер выдает
за "глубоко укоренившееся несогласие", что, как хорошо известно
тому же В. Батлеру, не имеет ничего общего с истиной. М. Мак Дугад в своей работе "Сравнительное изучение; права
для политических целей: ценностный подход как инструмент де-
мократического мирового порядка" утверждает, что при помощи
метода .сравнительного правоведения можно обнаружить "универ-
сальные,. существенные:, характеристики, которые принадлежат
всем человеческим .обществам прошлого, настоящего и будущего".
97:
Правильно замечая, что в современном мире люди постоянно нуж-
даются в общих ценностях, которые превосходят границы нацио-
нальных государств, Мак Дугал в то 'же время строит такую
классификацию подобных ценностей, эклектичность которой сразу
бросается в глаза. С одной стороны, речь идет действительно о
ценностях, в которых заинтересованы все народы мира (мир, меж-
дународное сотрудничество и др.), а с другой стороны. Мак Дугал
включает такие категории, которые связаны с закономерностями
развития капитализма, и стремится навязать их всему миру, хотя
и облекает их, например, в такую всеобщую цель, как утверждение
общих стандартов ответственности и честности, поклонение богу
или богам 51. Речь по сути дела о прежних тенденциях, особенно
явственно пронизывавших работы Мак Дугала, Лоусвела и дру-
гих, стремившихся выдать принципы, цели и ценности капитали-
стического общества за цели и принципы всего мирового сообще-
ства и таким образом обосновать незыблемость внешнеполитиче-
ских и международно-правовых концепций капиталистических го-
сударств, обеспечить им всеобщность и проложить путь к мирово-
му порядку, где бы взамен международного права применялось
право мировое. Этим самым еще раз можно убедиться в том, что
когда Мак Дугал говорит не только о возможности, но и о необхо-
димости сравнительного изучения права, то он вкладывает в это
определенный идеологический смысл52.
До последнего времени использовались явно недостаточно ши-
рокие возможности метода сравнительного исследования для
сравнения систем права различных государств, тех элементов дан-
ных систем, которые имеют выход на международное право. Учи-
тывая то значение, которое в настоящее время придается новому
направлению юриспруденции "Международное право и сравни-
тельное правоведение", можно надеяться, что в ближайшие годы
появятся специальные исследования в этой области, которые име-
ют как важное теоретическое, так и практическое значение.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Прогрессивное развитие международного права - знамение
времени. Оно регулирует международные отношения, концепцию
системы которых выдвинул К. Маркс, когда более ста лет тому
назад писал, что национальные государства сами в свою очередь
находятся экономически "в рамках мирового рынка", полити-
чески - "в рамках системы государств" (М а р к с К., Э н г е л ь с Ф.
Соч. 2-е изд., т. 19, с. 22).
Разумеется, в настоящее время и система международных от-
ношений и система регулирующего их международного права
чрезвычайно усложнились. И это закономерно в современную эпо-
ху - эпоху революций социальных, национально-освободительных
и научно-технической. И появление в системе международного
права новых отраслей - это результат целого ряда социальных
98
факторов, а не только научно-технической революции, как об этом
порой пишут отдельные авторы.
Недостаточная разработанность теории системы международ-
ного права сказывается на научной разработке отдельных вопро-
сов науки международного права, особенно при исследовании ко-
дификации и прогрессивного развития международного права, ис-
точников международного права, правоприменительного процесса
и эффективности международного права; на установлении и вос-
полнении пробелов в международном праве, определении отраслей
и институтов международного права и их места в единой системе
современного международного права.
Система международного права сложилась исторически. Одни
отрасли и институты возникли много веков тому назад. Другие-
сравнительно недавно, а есть и такие, которые находятся лишь в.
стадии становления. История системы международного нрава -
убедительное доказательство тех коренных изменений, которые
произошли в мире в результате Великой Октябрьской социали-
стической революции. Прогрессивный вклад СССР в развитие
международного права оказал неоценимое воздействие на всю
систему международного права. Поскольку самым главным по-
следствием Октября явились возникновение и развитие мировой
системы социализма, отсюда понятна историческая роль для раз-
вития международного права и его системы принципов и норм,
складывающихся во взаимоотношениях социалистических госу-
дарств. В результате кризиса колониализма и научно-технической
революции появились не только отдельные институты, но и новые
отрасли международного права, и процесс становления таких от-
раслей международного права продолжается.
Выводы общей теории права, включая научные результаты в
области исследования системы права, имеют важное значение для
науки международного права, однако их применение должно осу-
ществляться с учетом специфики международного права. Задача
науки международного права состоит в том, чтобы не только рас-
крыть особенности этой системы и объективные условия, порожда-
ющие систему международного права, но и определить путь наи-
более правильного ее построения.
Понятие системы международного права не идентично понятию
структуры международного права. Под структурой обычно пони-
мают особый, присущий каждой системе способ связи элементов
системы, возникающий в процессе функционирования и развития
системы. Связи и отношения между нормами, институтами и отрас-
лями в процессе функционирования и развития международного
права относятся к структуре международного права. Основным
элементом системы являются отрасли международного права.
Определяя основные системообразующие критерии при диф-
ференциации международного права на отрасли, чаще всего вы-
деляют предмет правового регулирования, автономность группы
взаимосвязанных международно-правовых норм и институтов, за-
интересованность международного общества в существовании
99
данной самостоятельной отрасли, качественное своеобразие сово-
купности обособленных международно-правовых норм и институ-
тов, которыми регулируется определенная область общественных
отношений.
Отрасль международного права включает в себя правовые ин-
ституты.-: группы норм, регулирующие однородные общественные
отношения между государствами, тесно связанные друг с другом.
Особое место в системе международного права занимают основ-
ные принципы международного права и другие нормы jus cogens,
составляющие как бы основу всей системы международного права.
Система международного права представляет собой исключи-
тельно сложную конструкцию, которая не строится по произволу
ученых или юристов-практиков.
Какая-либо специальная классификация отраслей (основные и
неосновные, материальные и процессуальные, надотрасли и супер-
отрасли) в советской науке международного права отсутствует. В
ней нет тенденции, характерной- для буржуазной доктрины, к сбли-
жению системы международного права с системой права внутриго-
сударственного.
В условиях борьбы и сотрудничества двух мировых социальных
систем все настойчивее прокладывает себе дорогу объективная за-
кономерность общественного развития-тенденция к сближению
народов мира. В международном праве это находит свое отраже-
ние в процессах его интеграции как на универсальном, так и ре-
гиональном уровнях. Противостоящий этому процесс дифферен-
циации не случаен, поскольку дифференциация и интеграция вза-
имодополняют друг друга. Данные процессы имеют свое воздейст-
вие на систему международного права.
Поскольку современное общее международное право представ-
ляет собой такую новую систему права, которая обладает внутрен-
ней согласованностью всех его принципов и норм, нормальное
функционирование системы может быть нарушено при неурегули-
рованности тех или.иных общественных отношений, невосполнении
пробелов в .международном праве, недостаточной эффективности
существующих норм.
Социальная неоднородность мира и современных международ-
ных отношений определяет социальную неоднородность междуна-
родного права. В системе современного международного права все
более возрастает удельный вес принципов и норм, которые при-
меняются социалистическими государствами во взаимоотношениях
друг с другом. Эти принципы и нормы не образуют региональную
международно-правовую систему. Лишь в перспективе формирую-
щееся между социалистическими государствами международное
право сможет сложиться в систему социалистического междуна-
родного права. Дальнейшее прогрессивное развитие определяется
воздействием сил социализма и всей современной антиимпериали-
стической демократии, играющих решающую роль в предотвраще-
нии новой мировой войны, обеспечении прочного мира и междуна-
родной безопасности.
100
Система науки международного права не совпадает с системой
международного права, хотя между ними имеется непосредствен-
ная связь. При исследовании системы науки международного пра-
ва также представляется перспективным, применение системного
подхода. В основе всей методологии советской науки международ-
ного, права лежат диалектический и исторический материализм, а
также специальные методы исследования. Системный подход яв-
ляется одним из них.
В системе советской науки международного права наметилась
тенденция разграничения на общую и особенную часть. Она долж-
на отразить новые элементы системы международного права и по-
рядок их исследования. Соответствующая перестройка коснулась
и системы преподавания международного права в юридических
вузах страны. Неоценимое значение для исследования системы
международного права имеет системный подход. Несмотря на ак-
тивное "вхождение" данного подхода в исследование системы меж-
дународных отношений, а также системы международного права,
пока можно говорить лишь о самых первых скромных результатах
в этой области. Обстоятельное, всестороннее и глубокое примене-
ние системного подхода и анализа автоматизированных систем -
это завтрашний день науки международного права.
Немаловажную роль в исследовании системы международного
права играет сравнительный метод. Проблема "Международное
право и сравнительное правоведение" перспективна вообще, при-
менительно к рассмотрению ряда вопросов системы международ-
ного права в особенности.
Теоретическая проблема-система международного права-
имеет также идеологический аспект.
Обстоятельная критика различных буржуазных концепций по-
строения системы международного права и его науки дана в ряде
работ советских юристов-международников. Многие буржуазные
юристы отождествляют систему международного права и систему
его науки; некоторые продолжают цепляться за старую систему
деления международного права на право войны и мира; другие
подходят к системе международного права через призму трансфор-
мации международного права в мировое право; ряд курсов и спе-
циальных работ, посвященных системе международного права, со-
держит такой калейдоскоп отраслей международного права, ко-
торый порой вовсе стирает грань между системой международного
и внутригосударственного права. Дальнейшее развенчание буржу-
азных конструкций системы международного права сохраняет свою
актуальность. .
Деление международного права на право войны и мира-это
его вчера. Разветвленная система международного права, охваты-
вающая многочисленные отрасли, важнейшие принципы и форми-
рующиеся новые отрасли и институты, вызванные к жизни рево-
люционными процессами,- это его сегодня. Полностью освобож-
денная от обветшалых принципов, институтов и норм научно по-
строенная стройная система международного права - это его
101
завтра. Но лишь при условии обеспечения всеобщего мира, укреп-
ления и развития международного сотрудничества для достижения
высоких целей, закрепленных в Уставе Организации Объединенных
Наций, Хельсинском Заключительном Акте и в других историче-
ских документах современной международной жизни.
Завершая очерк, посвященный сложным теоретическим аспек-
там системы международного права, его науки и преподавания,
следует заметить, что затронутые вопросы в той или иной степени
связаны с большинством проблем советской науки международно-
го права. Разумеется, решение многогранных сторон системы меж-
дународного права - это задача целого коллектива специалистов
общей теории права и общих проблем международного права.
В данной монографии сделана попытка поставить такие вопросы
и наметить возможную тенденцию их решения. Отрадно то, что в
последние годы все больше и больше юристов-международников
уделяют внимание проблемам системы международного права.
К сожалению, этого нельзя сказать о специалистах общей теории
права. Даже на заседании круглого стола, организованного редак-
цией журнала "Советское государство и право" в декабре 1981
года и специально посвященного вопросам системы права, почти
не затрагивались проблемы системы международного права. За
исключением Э. А. Пушмина, этого вопроса ни один из выступаю-
щих не рассматривал. Что же касается полемического выступле-
ния Э. А. Пушмина, то оно в большей степени касалось его преж-
ней идеи о существовании международного процессуального пра-
ва, нежели существа всей проблемы системы международного
права в целом.
Важной предпосылкой в методологическом подходе решения
фундаментальных аспектов теории и практики системы междуна-
родного права представляется создание комплексной работы по
философии международного права. Капитальные исследования об-
щей теории права по вопросам системы права плюс методологиче-
ские труды в области науки международного права дадут ключ к
построению стройной системы современного международного пра-
ва. Важную роль в этом призваны сыграть "отраслевики", фунда-
ментальные разработки которых в отдельных областях междуна-
родного права - залог верного решения многих общетеоретических
вопросов системы международного права, его науки и преподава-
ния. Что касается последнего, то здесь остается большой простор
для коренного улучшения всего дела изучения и преподавания
международного права не только в юридических вузах, но и вообще
в системе гуманитарного образования в высшей школе, а может
быть, не только в высшей.
Многочисленные резолюции различных органов и организаций
системы органов ООН требуют совершенствования преподавания
международного права. И это естественно, если учесть роль препо-
давания данного предмета в деле формирования международного
правосознания.
В большинстве стран мира выпускники средних школ не полу-
102
чают элементарных представлений об Организации Объединенных
Наций и других международных организациях, о морском, воздуш-
ном и космическом праве и многих других отраслях и институтах
современного международного права. Между тем борьба за мир
и безопасность народов, за ядерное разоружение, за предотвраще-
ние ядерной катастрофы, агрессии неумолимо требует знания тех
принципов и норм отношений между государствами, которые при-
меняются в современном мире. Все это будет содействовать рас-
ширению и углублению фронта борьбы за мир,- того движения,
во главе которого стоят прогрессивные силы. Между тем четкой
системы преподавания международного права, за исключением
юридических и некоторых специальных вузов, нет. Построение та-
кой системы - одна из важнейших задач советской науки между-
народного права, как и науки международного права в других
странах социалистического содружества.
Роль международного права в современной международной
жизни возрастает все более и более. О значении строгого соблюде-
ния общепринятых принципов и норм международного права, за-
ключенных договоров и соглашений убедительно сказано в Ком-
мюнике заседания комитета министров иностранных дел госу-
дарств-участников Варшавского договора, состоявшегося в октябре
1982 года. Там, кстати, подчеркивалось, что "все международные
споры должны решаться только политическими средствами, в со-
ответствии с принципами и нормами международного права" (см.: Известия, 1982, 23 окт.).
Страны социалистического содружества всегда неуклонно со-
блюдали и соблюдают международное право. Это органически вы-
текает из самой сущности их общественного и государственного
строя.
ПРИМЕЧАНИЯ
К предисловию
' Васильев А. М. Правовые категории. Методологические аспекты раз-
работки системы категорий теории права.-М.: Юридическая литература, 1976,
с. 156.
2 Там же, с. 166.
3 См.: Захаров Ю. Р. Содержание и форма в системе: Автореф. дис. ...
канд. философ, наук.-М., 1978, с. 15.
4 См.: Афанасьев В. Г. Системность и общество.-М.: Политиздат, 1980,
с. 21.
5 Керимов Д. А. Философские проблемы права.-М.: Мысль, 1972, с. 280.
6Воронихин А. С. Идея системности в свете ленинской концепции разви-
тия: Автореф. дис. ... канд. философ. наук.-М., 1974, с. 9-10.
7 Воронихин А. С. Цит. произв., с. 9-10.
8 См.: Афанасьев В. Г. Цит. произв., с. 23.
9 См.: Керимов Д. А. Цит. произв., с. 278-279.
10 Там же, с. 278.
" Захаров Ю. Р. Цит. произв., с. 5.
12 См.: Васильев А. М. Цит. произв., с. Ill-116.
13 См.: Керимов Д. А. Цит. произв., с. 280, 281, 288.
103
17Т у н к и н Г. И. XXV съезд КПСС и основные проблемы советской
науки международного права.- Советский Ежегодник международного права
1976-М. Наука, 1978, с, 11.
18 Там же, с. 13.
19 См. там же, с. 20.
20 См. Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981, с. 26-30.
21 См. Тункин Г. И. XXVI съезд КПСС и дальнейшее развитие советской
науки международного права: Тез. докл. на .XXV Ежегодном собрании Совет-
ской Ассоциации международного права.-М., 1981, с. 2.
К главе I ' Правильно было замечено, что "само по себе употребление системных
слов и понятий еще не дает системного, исследования". См.: Блауберг И. В.,
Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода.-М., 1973, с. 83.
2 Афанасьев В. Г. Системность и общество.-М.: Политиздат, 1980,
с. 9.
3 См.: Система советского законодательства.-М.: Юрид. лит., 1980, с. 6.
4 См.: Кузьмин В. П. Системные основания и структуры в методологии
К. Маркса.-В кн.: Системные исследования.-М., 1978, с. 27.
5См.: Садовский В. И.: Принцип системности, системный подход и об-
щая теория-систем.-В кн.: Системные исследования.--М., 1978, с. 14; Ур-
сул А. Д. Общенаучный статус и функции системного подхода.-Там же,
с. 46..
6 См.: Алексеев С. С. Структурна советского права.-М., 1975, с. 7; Керимов Д.А. Философские проблемы права.-М., 1972, с. 288; К а з и-
мирчук В. П. Право и методы его изучения.-М., 1965, с. 15; Сырых В. М.
Метод правовой науки (Основные элементы, структура).-М.:.,Юрид. лит., 1980,
с. 122; Я в и ч Л. С. Общая теория права.-Л.: Изд-во Ленинградского ун-та,
1976, с. 131.
7 См.: Фельдман Д. И., Курдюков Г. И., Лихачев.В. Н. О сис-
темном подходе в науке международного права.- Правоведение, 1980, № 6,
с. 41; Маргиев В. И. О системе международного права.-Правоведение
1981, № 2, с. 75 и др.
8Блауберг И. В., Юдин Э. .Г. Становление и сущность системного
подхода.-М.: Наука, 1973, с. 144.
9 См.: Вицин С. Е. Моделирование в криминологии.-М.: Изд-во ВШ
МВД СССР, 1973, с. 171; Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика.
Общетеоретические проблемы.-М.: Юридическая литература, 1973, с. 160;.Ду-
л о в А. В. Основы психологического анализа на предварительном следствии.-
М.: Юридическая литература, 1973, с. 11-14; Ткаченко Ю. Г. Некоторые
методологические проблемы теории правоотношений.-Труды ВЮЗИ, т 39. М.,
1975, с. 7.
10 Сырых В. М. Метод правовой науки (Основные элементы, структура) -
М.: Юридическая литература, 1980, с. 128.
11Там же, с. 130.
12 Там же.
13 Там же, с. 134-135.
14 Афанасьев В. Г. Системность и общество, с. 14
15 Там же, с. 17.
16 Там же, с. 19.
17 См.: Сырых В. М. Цит. произв., с. 131-132
18 Там же, с. 132. 19 Там же, с. 135-149.
20 Там же, с. 127
21 Поздняков Э.А. Системный подход и международные отношения.- М.: Наука, 1976, с.55
104
22 См.: Лукашук И.'И. Международно-правовое регулирование между-
народных отношений.-М.: Международные отношения, 1975, с. 73.
23 "Увлечение системным подходом как.модой способно нанести ущерб важ-
ному делу, скомпрометировать саму идею".- См. там же, с. 73.
24 См.: Алексеев С. С. Структура советского права, с. 7.
20 См. там же, с. 8.
26 См. там же, с. 61.
27 См.: Поздняков Э. А. Указ. соч., с. 65.
28 См. там же, с. 66.
29 См. об этом подробно: Алексеев С. С. Структура советского права,
с. 20-30.
30 См.: Коцев М.. Б. Структура та на съвременного международно пра-
ва.- Правна мисъл, 1975, №. 2, с. 62.
31 См.: Алексеев С. С. Структура советского права, с. 23., Имея в виду
систему внутригосударственного права, некоторые представители общей теории
права выделяют следующие компоненты системы: норму права, институт права,
подотрасль права, отрасль права. См.: Теория государства и права.-М.: Юри-
дическая литература, 1977, с. 323.
32 Система советского законодательства.-:М.: Юридическая литература,
.1980, с. 8. В этой работе подчеркивается, что сейчас наиболее практически зна-
чимой функциональной структурой законодательства является деление его на
институты, подотрасли, отрасли, -объединение нормативных, актов и нормативных
предписаний в более или менее устойчивые группы по определенным вопросам,
Чаще всего они возглавляются кодификационным актом или несколькими та-
кими актами.
33 См.: Керимов Д. А. Философские проблемы права.-М.: Мысль 1972
с. 271-272.
34 Н off man St. International System, and International Law.-Princeton,
1967, p. 212-213.
35 К а р 1 a n and К a t z e n b a ch. The Political Foundation of International
Law.- N. Y., 1961" p. 30, .
36 Pal k R. Can . International Law ContribiiLe to World Order?-American
society of International Law. Proceedin£;en of 66 Annuel meeting, April 27-29,
1977, р. 270.
37 См.: А с т а фье в : А, К. Системный подход и проблема регуляции при-
родной среды,-Вопросы философии,: 1977, № 2, с. 80.
38 Там же, с. 40.
39 См., например: Mahmoud М. A. General system analysis of legal scien-
ce. The Hague, 1973, p. 4-5.
40 Laswele Harold, Dougal М. Me. Jurisprudence in policy-orienten perspek-
Tve.- Universuy of Florida-Law review. Vol XIX..1966-1967, no 3, p. 505-506.
41 См.: Тункин Г. И. Идеологическая борьба и международное право.-
М.: Международные отношения, 1967, гл. 1.
42 См.: Hoffman St. International System and International Law.-Prince-
ton, 1967, p. 212-213.
43Ibid., p. 214.
44 Stretton Н. The Political Sciences.-London, 1969, p. 219.
45 S с h e r m e r Н. Y. International institutional Law.-Leiden, 1972, p. 2-4.
46 С а 1 h о u n D. W. Science in an age of change.-N. Y., 1971, p. 44.
47 См.: Садовский В. Н. Принцип системности, системный подход и об-
щая теория систем.-М.: Наука, 1978, с. 12.
К главе II
' См.: Афанасьев В. Г. Системность и общество.-М.: Политиздат,
1980, с. 185.
2 См. там же, с. 66.
3 О применении историко-правового метода в международном праве см.:
Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. Международное право: проблема мето-
105
дологии Очерки методов исследования-М.: Международные отношения, 1971,
с. 139-148.
4.См.там же, с.141
5Тункин Г. И. Идеологическая борьба и международное право.-
М.: Международные отношения, 1967. 6 См.:- Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981.
7 См.: Талалаев А. Н. Право международных договоров.-М.: Между-
народные отношения, 1980, с. 15.
8 См.: Левин Д. Б. История международного права.-М., 1962, с. М.
9 См. там же.
10 См.: Алексидзе Л. А. Некоторые вопросы теории международного
права-Тбилиси: Изд-во Тбилисского университета, 1982, с. 113.
11См.: Тиунов О. И. Принцип соблюдения международных
тельств.-М.: Международные отношения, 1979, с. 7.
12См.:Кожевников Ф. И Русское государство и международное пра-
во - М,, Госюриздат, 1947; БрайчевскийМ.Ю.0 первых договорах Руси с
греками. СЕМП 1978-М.: Наука, 1980, с. 52.
13 Грабарь В Э Материалы к истории литературы международного
права.-М.: Изд-во АН СССР, 1958, с. 15.
14 См.: Курс международного права.-М.: Наука, 1967, с. 4о.
15 См.- F reiser W. Macht und Norm in der Volkerrechtsgeschichte.-Ham-
burg, 1978, S. 208-231.
16 См : К о р е ц к и и В. М. Проект Юрия Подебрада об организации мира
и безопасности.-Изв. АН СССР. Отделение экономики и права, 1946, № 5,
с.382 - 396
17CM./Nguyen Quo с D i n h. Droit international public.-Paris, 1975,
p. 36-37.
18 Там же, с. 39
19 См.: Reintanz. Oeschichte des Volkerrecht.-Kalle, 1971, S. 35.
20 См.: Политические учения: история и современность. Домарксовские по-
литические мыслители.-М., 1976, с. 284.
21 Желудков А. Гуго Гроций и его трактат "О праве воины и мира".-
В кн.: Гроций Г. О праве войны и мира.-М., 1956, с. 32.
22 См.: Ваттель Э. Право народов.- М., 1960.
"Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 11, с. 54.
24 См.: Бисмарк О. Мысли и воспоминания, т. 1. М., 1940, с. 10, 11.
25 См.: Гроций Г. О праве войны и мира, т. 1.-М.: Юряздат, 1948,
с. 6. Гроций не называет изложение международного права той эпохи системой,
но подчеркивает, что до него "никто не излагал в целом и в последовательном
порядке то право, которое определяет отношения между многими народами
или их правителями".
26 Гроций Г. О праве войны и мира. В 3-х книгах.- М.: Госюриздат,
1956, с. 10.
27 Там же, с 59.
28 Ваттель Э Право народов.- М.: Госюриздат, 1960.
29См. там же, с. 273, 423, 599.
30 Грабарь В. Э. Материалы к истории литературы международного пра-
ва в России (1647-1917).-М., 1958, с. 391.
31 См.: Мартене Ф. Современное международное право цивилизованных
народов, т. 1.-Спб., 1904, с. 21.
32 Там же, с. 182.
33 См.: Коркунов Н. Международное право.-Спб., 1886, с. 15-16.
34 См.: ГоровецА. М. Сущность международного права и его система.-
Министерство юстиции, 1911, № 7.
35 Л. е в и н Д. Б. Наука международного права в России в конце XIX и
начале XX вв. Общие вопросы теории международного права.-М.: Наука, 1982,
с. 112.
36 Там же, с. 112.
37 Там же, с. 113.
38 Там же.
39 Там же, с. 111-112.
106
40 См. там же, с. 133.
41 См.: Международное право.-М.: Юридическая литература, 1970, с. 61.
42 См.: Outrata V. Mezinarodni pravo verejne.-Orbis-Praha, 1960, s. 49.
Как отмечалось выше, даже в системе Ваттеля заметно преобладание права
мира над правом войны.
43 См.: Friedmann W. The Changing structure of International Law.- Lon-
don, 1964.
44 См.: Т у н к и н Г. И. Идеологическая борьба и международное право.-
М.: Международные отношения, 1967, с. 136.
45 См.: Л е в и н Д. Б. Указ. соч., с. 87.
46 Критику этой позиции В. Фридмана см. в работе: Б а с к и н Ю. Я."
Фельдман Д. И. Международное право: проблемы методологии.-М.: Меж-
дународные отношения, 1971, с. 74.
47 См.: Fried in annW. The Changing structure of International Law, p. 61.
18 H off man S. International Systems and International Law.-In: The Inter-
national System.- Princenton, 1967, p. 2Э6.
49 Hoffman St. Ibid., p. 227.
50 V i s с h е г Ch. Methode et systeme en droit international.-Recueil de-
Cours, 1973, t. 138,-Leyden, p. 76.
51 Ibid., p. 77.
52 A 1 v a re z A. Le Droit International Nouveau, son acceptation-son etude.-
aris, 1960, p. 60.
53 См.: Бобров Р. Л. Основные проблемы теории международного пра-
ва.-М.: Международные отношения, 1968, с. 5.
54 См.: Тункин Г. И. Идеологическая борьба и международное право,.
с. 122.
55 См.: Friedmann W. The Changing structure of International Law.-
London, 1964, p. 61-65.
56 Brierly J. I. The Law of Nations.-Oxford, 1963, p. 71.
57 См.: Rousseau Ch. Droit international public, tome I.-Paris, 1970.
58 См.: Nguyen Quoc Dinh. Droit International public, 1975, p. 19-25.
28-113.
59 См.: Т u n k i n О. I. International Law in the international system, "Recueilfr
des Cours". Volume IY-1975, p. 77.
60См.: Tunkin Q. 1. Op. cit., p. 77.
61 См.: Tunkin G. I. Op. cit., p. 78.
62 См.: Фельдман Д. И., Ч е б ы ш е в С. Н. Международно-правовой
нигилизм (генезис и современность): Советский Ежегодник международного-
права.-М.: Наука, 1980, с. 200.
63 Хотя работ о системе международного права и немного в советской док-
трине, однако и в этих исследованиях, и в многочисленных курсах и учебниках
иногда уже, иногда шире, однако, всегда рассматривается вопрос о системе в
многих ее аспектах.
64 Об этом, в частности, говорится в уже упомянутом Курсе международ-
ного права.
65 См.: К a lie. Darstellung und Kritik der Heeelschen Rechtsphilosophie.-
Berlin, 1845, S. 104-105.
66 См.: Tunkin 0. I. Op. cit., p. 79.
67 О значении анализа вопросов системы права, его отраслей и институтов
удачно сказано в книге: Советское морское право / Под ред. Ф. М. Меше-
ры.-М.: Морской транспорт, 1980, с. 20.
К главе III
'Дурденевский В. Н., Крылов С. Б. Международное право: Учеб-
ное пособие, вып. 1.-М., 1946, с. 27; Кожевников Ф. И. Учебное пособие
по международному публичному праву (Очерки).-М., 1947, с. 40.
2 При составлении библиографии советской литературы по международно-
му праву оказалось невозможным даже выделить самостоятельный раздел "Сис-
тема международного права и его науки" из-за отсутствия минимума специаль-
7* 107
ных работ по данному вопросу. См.: Международное право. Библиография.
1917-1972 гг.-М.: Юридическая литература, 1976, -с. 3-12.
3Полторак А. И., Савинский Л. И. Вооруженные конфликты и
-международное право.-М.: Наука, 1976, с. 79. В своей .монографии Д. Б. Ле-
вин международное право называет и отраслью, и системой. См.: Левин Д..&.
-Актуальные проблемы теории международного права.-М.: Наука, -1974, с. 9,
10, 191, 245.
4 См.: Правовые вопросы деятельности СЭВ.-М., 1977, с. 56. '
5 См.: Международное право.-М.: Юридическая литература, 1974, с. 4;
См. также: Международное право.-Свердловск, 1974, с. 12.
6 Алексеев С. С. Структура советского права.-М.: Юридическая лите-
ратура. 1975, с. 207.
7 Подчеркивая одну из характерных черт международного публичного пра
ва, Л. С. Явич справедливо заметил, что "международная правовая системы не
опосредствует вертикальных отношении, не регулирует отношения власти
подчинения, и в этом одна из особенностей международного права" (Явич Л. С.
Общая теория права.-Л., 1976, с. 131). Отдельные случаи, когда и сегодня
международное право называют отраслью, а не самостоятельной системой, явля-
ются исключением из правила. См.: Очерки сравнительного права (Сборник).-
М.: Прогресс, 1981, с. 15.
8 Маргиев В И. О системе международного права.- Правоведение,
1981. № 2, с. 77.
9 См.: Tunkin G. International Law in the International system, p. 60-61
10 См. TunkinG. Op. cit., p. 61.
11 См. Маргиев В. И. О системе международного права, с. 79.
12 См. Л у н ц Л. А. Развитие советской доктрины по международному част-
ному праву.-Советское государство и право, 1977, № 12, с. 48; Матвеев Г. К.
О преподавании международного частного права.- Правоведение, 1977, № 3,
с. 85.
13 См.: Богуславский М. М. .Международное частное право.-М.:
Международные отношения, 1974, с. 21.
14 См.: Матвеев Г. К. О преподавании международного частного пра-
ва.-Правоведение, 1977, № 3, с. 85-86.
15 См.: Матвеев Г. К. Предмет, система и задачи дальнейшего развития
международного частного права. "СЕМП 1978".-М.: Наука, 1980, с. 284.
16 См.: Международное право.-М.: Юриздат, 1947, с. 30.
17 М а л и н и н С. А. Мирное использование атомной энергии. Международ-
но-правовые вопросы.-М.: Международные отношения, 1971, с. 7. Теперь эту
же мысль проводит в своей статье В. Pi. Маргиев. См.: Маргиев В. И.
О системе международного права.-Правоведение, 1981, № 2, с. 77.
18 См.: Лун ц Л. А. Указ. соч., с. 49.
19 См.: Богуславский М. М. Указ. соч., с. 10.
20 См. там же.
21 Международное право.-М.: Юридическая литература, 1974, с. 4.
22 MionnepcoH P. А. О соотношении международного публичного, меж-
дународного частного и национального права.- Советское государство и право,
1982. № 2, с. 86.
23 Там же, с. 88.
24 Алексеев С. С. Общая теория права, том 1, с. 257.-М.: Юридическая
литература, с. 257.
25 Международное воздушное право, книга 1.-М.: Наука, 1980, с. 10.
26 Международное воздушное право, книга 1, с. 15. Вряд ли можно согла-
ситься с критикой этого положения, которая содержится в рецензии Ю. М. Ко-
лосова, утверждающего, что "современное международное частное право явля-
ется такой же самостоятельной системой права, как международное публичное
право и внутригосударственное право" (См.: Советское государство и право,
1981, № 7, с. 148). Если пойти по пути, который предлагает Ю. М. Колосов, то
может случиться так, что число самостоятельных систем права настолько воз-
растет, что само понятие "система права" потеряет свой первоначальный смысл.
27Гуреев С. А. Международное морское право (понятие, становление
108
как отрасли).-Советский Ежегодник международного права,1980.-.М.: Наука,
1982, с. 169-170. 28 См:: Я в и ч Л. С. Указ. соч., с. 131. ?9 Алексеев С. С. Указ. соч., с. 207.
30 М ал и н и н С. А. Указ. соч.,с. 6. 31 Г.И. Тункин прямо писал, что "попытки подхода к международному пра-
ву с мерками национального права являются научно несостоятельными, так как
при этом не учитывается специфика исследуемого явления". Тункин Г. И.
Теория международного права.-М.: Международные отношения, 1970, с. 273.
32 См.: Малинин С. А. Указ. соч., с. 6-9; Игнатенко Г. В. Между-
народное право и общественный прогресс.-М.: Международные отношения,
1972, с. 26.
33 См.: Тункин Г. И. Идеологическая борьбами международное право,
с. 117.
34 Об этом подробно пишет Ю. М. Колосов. См.: Колосов Ю. М. Массо-
вая информация и международное право.-М.: Международные отношения,
1974, с. 150-153.
35 См.: Корецкий В. М. Очерки международного хозяйственного права.-
Харьков, 1928, с. 7-8; Тункин Г. И. Идеологическая борьба и международное
право, с. 117; Международное право.-М. Юридическая литература, 1974, с. 45;
У с е н к о Е. Т. Международно-правовые проблемы социалистической интегра-
ции.-В кн.: Советский Ежегодник международного права, 1970.-М.: Наука,
1972, с. 25.
36 См.: Вельяминов Г. М. Правовое регулирование международной
торговли.-М.: Международные отношения, 1972, с. 235.
37 Б у в а и л и к Г. Е. Правовое регулирование международных экономиче-
.ских отношений.-Киев, 1977, с. 253-254.
38 См.: Хлестов О. Н., Блищенко И. П. Красный крест и международ-
ное гуманитарное право.-М.: Медицина, 1977, с. 4; См. также: Б л и щ е н-
к о И. П Прецеденты в международном праве.-М.: Международные отноше-
ния, 1977, с. 190.
39 Богданов О. В. О формировании права разоружения.-"СЕМП
,1979".-М.: Наука, 1980, с. 127;
40 Б о г д а н о в О. В. Цит. произв., с. 127.
41 См.: Карташкин В. А. Права человека и мирное сосуществование:
Автореф. дис. ...доктора юрид. наук.-М., 1977, с. 9.
42 См.: Талалаев А. Н. Международные договоры в современном мире.-
М.: Международные отношения, 1973, с. 7-8.
43 См.: Малинин С.А. Указ. соч., с. 9.
44Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы системы советского
права.-М.: Госюриздат, 1961, с. 15.
45Галенская Л. Н. О понятии международного уголовного права.-
В кн.: Советский Ежегодник международного права, 1969.-М.: Наука 1970,
с. 256.
46 Советское государство и право, 1978, № 1, с. 150.
47См.: ПушминЭ.А.0 процессуальной форме в международном праве.-
В кн.: Актуальные проблемы юридического процесса в общенародном государ-
стве.- Ярославль, 1980, с. 79.
48 П у ш м и н Э. А. Цит. произв., с .80. См. также: О процессуальных во-
просах советского международного права.- Советское государство и право
1982, № 1,с. 107-112.
49 См.: Талалаев А. Н. Указ. соч., с. 7. Так, А. Н. Талалаев прямо отме-
чает, что "система международного права носит объективный характер".
Е. А. Шибаева подчеркивает, что "система права носит объективный характер.
Объективный характер носит и система международного права". См.: Шиба-
ева Е. А. Право международных организаций как отрасль современного меж-
дународного права.-Советское государство и право, 1978, №'1, с. 102.
50 См.: Мицкевич А. В. Советское социалистическое право, его основные
принципы и система.-Советское государство и право, 1975, № 9, с. 131.
51Алексеев С. С. Общие теоретические проблемы'системы советского
права, с. 8--9.
109
109
52 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалисти-
ческое право.-М.: Юридическая литература, 1973, с. 287-288.
53 См.: Ермоленко Д. В. Социология международных отношений (неко-
торые аспекты и вопросы социологических исследований).-М.: Международ-
ные отношения, 1977, с. 17; Губин В. Ф. Марксизм-ленинизм о международ-
ных отношениях как особом виде общественных отношений и международное
право.-В кн.: Советский Ежегодник международного права, 1974.-М.: Наука
1976, с. 40.
54 Анализ основных закономерностей (законов) международных отношений
см. в книге: Ермоленко Д. В. Указ. соч., с. 31-39.
55 См.: Поленина С. В. Теоретические проблемы системы советского за-
конодательства.-М.: Наука, 1979, с. 202; Система советского законодательст-
ва.-М.: Юридическая литература, 1980, с. 20.
56 Алексеев С. С. Структура советского права, с. 199.
57 См.: Алексеев С. С. Об отраслях права.-Советское государство и
право,1972, № 3,с. 11.
58 Там же, с. 10-11.
59Сорокин В. Д. Метод правового регулирования. Теоретические проб-
лемы.-М.: Юридическая литература, 1976, с. 118.
60 См.: Л е в и н Д. Б. Указ. соч., с. 91.
61 Там же, с. 91-92.
62 См.: Алексеев С. С. Об отраслях права, с. 12.
63 См.: Теория государства и права, с. 325.
64 Система советского законодательства.-М.: Юридическая литература.
1980, с. 22.
65 См. там же, с. 23.
66 См.: Шибаева Е. А. Право международных организаций как отрасль.
современного международного права.-Советское государство и право, 1978,
.№ 1, с. 105.
67 Алексеев С. С. Об отраслях права, с. 11.
68 Т а л а л а е в А. Н. Указ. соч., с. 8.
69 К о л о с о в Ю. М. Указ. соч., с. 152.
70 См.: Шибаева Е. А. Право международных организаций как отрасль
современного международного права, с. 107.
71 См.: Малинин С.А. О правотворческой деятельности межгосударст-
венных организаций.- В кн.: Советский Ежегодник международного права.
1971.-М.: Наука, 1973, с. 175.
72 См.: И о и р ы ш А. И. Атом и право.- М.: Международные отношения,
1969, с. 26
73 См. Колосов Ю. М. Указ. соч., с. 153.
74 См. Карташкин В. А. Указ. соч., с. 9.
75 См. Сорокин В. Д. Указ. соч., с. 118; Л е в и н Д. Б. Указ. соч..
с. 255.
76 См. МалининС.А. Указ. соч., с. 8.
77 См. Лукашук И.И. Указ. соч., с. 95.
78 См. ТалалаевА.Н. Указ. соч., с. 7.
79 См. ЛукашукИ.И. Указ. соч., с. 95.
80 См. Алексеев С. С. Об отраслях права, с. 14.
81 См. А л е к с е е в С. С. Структура советского права, с. 189.
82 См. там же, с. 196.
83Система советского законодательства, с. 24.
84 См. А л е к с е е в С. С. Об отраслях права, с. 14.
85 См. М а л и н и н С. А. Мирное использование атомной энергии. Между.
народно-правовые вопросы, с. 9.
86 М а л и н и н С. А. О правотворческой деятельности межгосударственных
организаций, с. 176.
87 Там же.
88 См.: Алексеев С. С. Об отраслях права, с. 14.
89 См.: Алексеев С. С. Структура советского права, с. 221.
90 См. об этом: Ермоленко Д. В. Указ. соч., с. 38.
110
91 См.: Броунли Я. Международное право. Кн. 1.-М.: Прогресс, 1977,
92 См: Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981, с. 20.
93 См.: Поздняков Э. А. Указ. соч. с. 104.
94 Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981, с. 8_
95 Брежнев Л. И. Октябрь и прогресс человечества-Правда, 1977, 3 ноября.
96Усенко Е Т Принцип демократического мира-наиболее общая осно-
ва современного международного права-В кн.: Советский Ежегодник между-
народного права. 1973.-М.: Наука, 1975, с. 34.
97 У с е н к о Е. Т. Принцип демократического мира - наиболее общая осно-
ва современного международного права, с. 37.
98 По мнению Д. Б. Левина, "такая система будет создана в более или ме-
нее законченном виде тогда, когда социализм победит в большинстве государств
мира и вследствие этого социалистические международные отношения будут
иметь преобладающий удельный вес во всем мире, когда социалистические меж-
дународно-правовые принципы и институты получат дальнейшее, более полное
и широкое развитие, охватывая одну отрасль за другой, и, наконец, когда
они станут оказывать всевозрастающее влияние на международное право".
См.: Левин Д. Б. Актуальные проблемы теории международного права,
с. 149-150.
99 У с е н к о Е. Т. Принцип демократического мира - основа международ-
ного права, с. 37; Е г о ж е. Международное право во взаимоотношениях социа-
листических государств.- В кн.: Советский Ежегодник международного права.
1966-1967.-М.: Наука, 1968, с. 44-56. Е. Т. Усенко замечает, что "между-
народное право в своей наиболее общей части всегда было и по своей социаль-
ной функции не может не быть универсальным, поэтому и социалистическое
международное право возникнет как универсальное, как право для всех госу-
дарств мира" (с. 45).
100 См.: Бобров Р. Л. Развитие в новых условиях мирного сосущество-
вания и общего международного права.- В кн.: Государство и право развито-
го социализма в СССР-Л., 1977, с. 406.
101 Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981, с. 30-31.
102 Т u n k i n G. La Nouvelle Constitution de U. R. S. S. et le Droit interna-
tional, la politique de paix. Academic des sciences de Г U. R. S. S.-Moscou, 1979,
p. 47-48.
103 См.: Мюллерсон Р. А. Конституция СССР и вопросы соотношения
международного и национального права.-М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980, с. 31.
Ю4 и г н а т е н к о Г. В. Международное сотрудничество в борьбе с прес-
тупностью.- Свердловск: Изд-во Ур. ГУ, 1980, с. 42.
'°5 Там же, с. 41,
106 М и р о н о в Н. В. Международное право: нормы и их юридическая си-
ла.- М.: Юридическая литература, 1980, с. 74.
107 См.: Система советского законодательства, с. 24.
108 См.: Левин Д. Б. К вопросу о понятии и системе современного меж-
дународного права.-Советское государство и право, 1947, с. 18-21; Его же.
Актуальные проблемы теории международного права.- М.: Наука, 1974, с. 78-
103. Tunkin G. Law in the international system.-"Recuei! des Cours", Vol. IV
1975, p. 60-62.
109 Система советского законодательства, с. 54.
110 Богда нов О. В. О формировании права разоружения, с. 127.
111Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981, с. 30.
112 Колосов Ю. М. Указ. соч., с. 152.
113 М о в ч а н А. П. Указ. соч., с. 82.
См.: Survey of, International Law, A/CN. 4/245, 23 April, 1971.
114 Обстоятельный анализ и критика многочисленных построений систем
международного права, которые содержатся в работах буржуазных юристов-
международников, дан в монографии Д. Б. Левина "Актуальные проблемы тео-
рии международного права", в которой значительная часть раздела о системе
международного права посвящена разбору подобных конструкций.
111
111
115См.: Л е в и н Д. Б. Указ. соч., с.94
116См.: Левин Д. Б. Цит. произв., с.94-102.
117См. там же.
118 Материалы XXVI съезда КПСС.-М.: Политиздат, 1981, с. 31.
119 См.: Ткаченко Ю. Г. Методологические вопросы теории правоотно-
шений.-М.: Юридическая литература, 1980, с. 26-27. .
120 См.: XXVI съезд КПСС и развитие науки о международных. отноше-
ниях.-Правда, 1981, 22 сент.
121 Там же. 122 См.: Левин Д. Б.. Международное право, внешняя-политика и дипло-
матия.-М.: Международные отношения, 1981, с. 39. 123 Там же, с. 40.
124 Там же.
125 Л е в и н Д. Б. Актуальные проблемы теории; международного права,
с. 94.
126 Там же, с. 91. 127 Полный текст конвенции опубликован в "СЕМП 1977".-М.- Наука,
1979, с. 396. 128 См.: Орнатский И. А. Экономическая дипломатия.-М.: Междуна-
родные отношения, 1980. 129 См.: Л а з а р ев М. И. Технический прогресс и современное междуна-
родное право.-М.: Госюриздат, 1963, с. 7-9; Мовч'ан'А. П. Кодификация
и поогрессивное развитие международного права.- М.: Юридическая литерату-
ра, 1972. с. 14. 130 См. там же, с. 88. 131 Там же, с. 24. К главе IV ' См.: Кедров Б. М. Общие соображения о полной системе наук.-Акту-
альные проблемы логики и - методологии науки. Сборник научных трудов.-
Киев: Наукова Думка, 1980, с. 20. - 2Там же, с. 21. . 3 Там же, с. 22. В литературе ссылаются, порой, на классификацию наук
по А. А. Ляпунову, который подразделяет все науки: 1) на комплекс точных
наук; 2) на комплекс естественных наук; 3) на комплекс общественных наук.
В третьем комплексе на последнем месте им поставлены науки юридические
4 Кедров Б. М. Классификация наук, т. II. От Ленина до наших дней-
М.: Мысль, 1965, с. 471-472. 5 См. там же, с. 472. 6 См. там же, с. 526.
7 См. там же, с. 529.
8М а р к с К., Э н г е л ь с Ф. Соч., т. 3, с. 16.
9 См.: Федосеев П. Н., Францев Ю. П. О разработке методологиче-
ских вопросов истории.-История и социология.-М.: Наука 1964 с 38
10См.: История и социология, с 110
" Там же, с. 111.
12 См. там же, с. 115.
13 См.: Келле В. Ж., КовальзонМ.Я. К вопросу о классификации
общественных наук.-В кн.: Методологические вопросы общественных наук. - М.,1966,с.49.
См.:Недбайло П.Е. Введение в общую теорию государства и права. - Киев: Вища школа,1971,с.12 и др. П.Е.Недбайло при этом подчеркивает, что юридическая наука "вычленяет государство и право из всей системы общественных явлений и исследует их внутренние закономерности..."(с.13)
Кедров Б.М. Классификация наук, т.1,с.502. при этом Б.М.Кедров замечает, что хотя фундамент марксистской классификации наук по-прежнему составляют различные основные формы движения материи, однако сейчас назрел вопрос о том, что одно представление о формах движения материи само по себе уже недостаточно для того, чтобы выразить хотя бы в главных чертах классификацию современных наук"(с.539)
112
16 Подобное разграничение Б. М. Кедров предложил в своей статье "Соот-
ношение фундаментальных и прикладных наук", в которой, в частности, отме-
чается недооценка многими авторами, занимающимися вопросами классифика-
ции научного знания, прикладных наук (см.: Вопросы философии, 1972, № 2,
с. 50-52).
17 См.: Строгович М. С. Методологические вопросы юридической нау-
ки.-Вопросы философии, 1965, № 12, с 4.
18 См.: Kapeeв Н. Указатель социологической литературы.-С.-Петербург,
1897, с. 5; Его же. Общие основы социологии.-Петроград: Наука и школа,
1919, с. 85-86.
19Коркунов Н. М. Лекция по общей теории права.-С.-Петербург,
1908, с. 354. 20 Ренненкампф Н. К. Очерки юридической энциклопедии.-Киев. 1880,
с. 264-265.
21 Р а н н е н к а м п ф Н. К. Цит. произв., с. 266-267.
2? Там же, с 266-267.
23 Следует согласиться с П. Е. Недбайло, который, рассматривая два вида
систем общетеоретической юридической науки, и в одном и в другом виде раз-
дел о юридической науке выделяет в самостоятельный: в первом варианте-
это раздел VIII "Юридическая наука". Один из вопросов в разделе "Система
юридических наук". Во втором варианте-раздел VII "Юридическая наука",
и также один из вопросов посвящен системе юридических наук. См.: Недбай-
ло П. Е. Введение в общую теорию государства и права.-Киев: Вища школа,
1971, с. 122, 129.
24 См.:. Ше б а н о.в А. Ф. Система советского социалистического права.-
М.: Изд-во Московского ун-та, 1961, с. 39-40.
25 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистиче-
ское право.-М.: Юридическая литература, 1973, с. 307.
26 Там же. См. об этом также: Марксистско-ленинская общая теория госу-
дарства и права. Основные институты и понятия.-М.: Юридическая литерату-
ра, 1970, с. 89.
27 См.: Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. Международное право: проб-
лемы методологии. Очерки методов исследования.-М.: Международные отно
шения, 1971, с. 3. ....
28См.: Основы теории государства и права.-М., 1969, с. 377-378.
29 См.: Т.илле А. А., Швеков Г. В. Сравнительный метод в юридических
дисциплинах.-М.: Высшая школа, 1973, с. 60.
30 Там же, с. 61.
31 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Социалистиче-
ское право.-М.: Юридическая литература, 1973, с. 287.
32 Там же, с. 306.
33 См.: Марксистско-ленинская общая теория государства .и'права, с. 306.
34 К ед р о в Б. М. О синтезе наук.-Вопросы философии, Г973, № 3, с. 89.
35 См.: Вопросы кибернетики и право.-М,: 1967; Керимов Д. А. Фило-
софские проблемы права, с. 285-28.6 и др.
36 См.: Ке ри м о в Д. А. Философские проблемы права, с. 287.
37 Там же. В своей работе "Логические основы современной науки"
В. П. Копнин отмечает, что Ажберт Эйнштейн, Вернер Гейзенберг неоднократно
юворили, что идея древних постигнуть сущность вещей посредством математи-
ки находит свое подтверждение в современной науке (см.: Диалектика и совре-
менное естествознание.-М.: Наука, 1970, с. 19). 38Кедров Б. М. Методологические проблемы, естествознания (о теорети-
ческом синтезе в современной науке).-В сб.: Диалектика и современное есте-
ствознание, с. 43.
39 См.: Манасян А. С. О системно-структурном подходе к анализу науч-
ных знании.-Вестник общественных наук, № 6 (313), июнь.-Ереван: Изд-во
АН Армянской ССР; 1969, с. 28.
40 Там же, с;32. 41 См.: Я в и ч Л. С. Научно-техническая революция, право и юридическая
наука.-Правоведение, 1973, №'5, с. 41..
113
И. И. Наука как социальный институт.- Л.: Наука,
Система советского социалистического права.-М.,
с. 377-378.
г. II.- Свердловск"
-М.: Юридическая
42 См.: Л ей м а н
1971, с. 94-95.
43 Ш е б а н о в А. Ф.
1961, с. 39.
1969,
44 См.: Основы теории государстваи права.- М.,
45 См : Алексеев С. С.Проблемытеории права,
1973, с. 372.
46 К е р и м о в Д. А. Общая теория государства и права
литература, 1977, с. 31.
47 См.: Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. Международное право: проб-
лемы методологии. Очерки методов исследования, с. 6.
48 См.: Кедров Б. М. О синтезе наук.-Вопросы философии, 1973, №3,
с. 76; См. также: Фельдман Д. И., Курдюков Г. И., Лазарев В. В.
Теоретические проблемы методологии исследования государства и права.- Ка-
зань, 1975, с. 99 и ел.
49 Я в и ч Л. С. Научно-техническая революция, право и юридическая нау-
ка.-Правоведение, 1973, № 5, с. 41.
50 Л у к а ш у к И. И. Указ. соч., с. 68.
51 См.: Игнатенко Г. В. Международное право и общественный про-
гресс.- М.: Международные отношения, 1972, с. 25 и др.
52 Марксистско-ленинская общая теория государства и права, с. 287.
53 См.: Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. Международное право: проб-
лемы методологии, с. 69.
54 См.: Collection Universite Nouvelle Droit International public.-Paris,
1975.
55NguyenQuoc Dinh. Droit international public,- Paris, 1975.
56Ibidem
57Charles Rousseau. Droit international public, tome I.-Paris, 1970.
58 Ibidem.
59 Charles Rousseau. Droit international public, tome I.-Paris, 1970,
p. 35.
60 Berber F. Lehrbuch des Volkerrechts, 1 Band.-Miinchen, 1975.
61 См.: Seide-Hohenveldern. Volkerrecht.-Koln, 1975, Inhalt.
62 См.: Malcolm Shaw. International Law.-London, 1977, p. I.
63 См.: Programa de derecho international publico, decima editim.-Madrid,
1976. Программа международного права Мадридского университета выгодно
отличается от программ международного права других западных универси-
тетов, в частности, от той, по которой изучают международное право студенты
юридического факультета Лондонского университета. Последняя состоит всего
из девяти разделов и многие отрасли вообще не включает. Структура ее
следующая: 1) Введение; 2) Основы международного права; 3) Структура
международного порядка; 4) Субъекты международного права; 5) Объекты
международного права; 6) Юрисдикция государства; 7) Право договоров;
8) Международная ответственность; 9) Право международных институтов.
См.: University College London Faculty of Laws, Memorandum concerning the-
Options avalable vor Part 11 of the L. L. B. Degree, p. 2-4.
64 См.: Программа курса "Международное право" для юридических факуль-
тетов университетов и юридических институтов.-М., 1980.
65 См.: Керимов Д. А. Философские проблемы права.-М.: Мысль, с. 278.
66 См.: Арцибасов И. Н. Международное право.-М., 1980.
67 См.: Международное право, 4-е издание.-М.: Международные отноше-
ния, 1981.
68 М и ц к е в и ч А. В. Система законодательства советского общенародного
государства Тезисы докладов Всесоюзного научно-координационного совещания
"XXVI съезд КПСС и задачи дальнейшего развития юридической науки".-
М., 1981, с. 20.
69 См.: Алексеев С. С. Отрасли советского права: проблемы, исходные-
положения.-Советское государство и право, 1979, № 9, с. 17-18.
70 Алексеев С. С. Цит. произв., с. 18.
71 Керимов Д. А. Философские проблемы права, с. 299.
72 См.: Вельяминов Г. М. Правовое регулирование социалистической
114
экономической интеграции: Автореф.дис....докт.юридическихнаук.М.,1980,
с. 31.
73 Там же,с. 36.
74 См. там же.
75 Там же.
76 Там же. Впоследствии Г. М. Вельяминов сформулировал более стройную
концепцию. См.: Вельяминов Г. М. Социальная интеграция и международ-
ное право.-М., Международные отношения, с. 18-20.
77 См.: Le Peril Robert. Dictionnaire alphabetique et analitique de la
langue francaise.-Paris, 1979, p. 1734.
78 Садовский В. Н. Основание общей теории систем.-М., 1974,
с. 92-102.
79 См.: Вельяминов Г. М. Указ. раб.
80 Gilas 1. Prawne problemy rynku misdrynarodowego.-Rarys problernatyki
prawa pullirnego.-Torun, 1975, S. 173.
81 М и н г а з о в Л. X. К вопросу о понятии отрасли современного между-
народного права (на примере международного трудового права). "СЕМП-
1976.-М.: Наука, 1978, с. 73.
82 См.: Шахназаров Г. X. Грядущий миропорядок.-М.: Изд-во поли-
тической литературы, 1981, с. 325-357.
83 И о и р ы ш А. И. Научно-технический прогресс и новые проблемы пра-
ва.-М.: Международные отношения, 1981, с. 15.
84 См. там же, с. 16.
85 См.: К а г а н М. С. Классификация и систематизация. Типы в культуре.-
Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1979, с. 8.
86 См.: Афанасьев В. Г. О целостных системах.-Вопросы философии,
1980, № 6, с. 78.
87 Т у н к и н Г. И. XXVI съезд КПСС и дальнейшее развитие советской
науки международного права.-XXV Ежегодное собрание Советской Ассоциации
международного права/Тезисы докладов.-М., 1982, с. 2.
К главе V
' См.: Кудрявцев В. Н. Актуальные проблемы научных исследований в
свете новой Конституции СССР.-Советское государство и право, 1978, № 9,
с 193; Тезисы докладов Всесоюзного научно-координационного совещания
XXVI съезд КПСС и задачи дальнейшего развития юридической науки. 19-
21 октября 1981 г.-М., 1981, с. 20-21.
2 См.: Левин Д. Б. Методология советской науки международного пра-
ва-Советское государство и право, 1969, № 9, с. 65; Баскин Ю. Я.,
Фельдман Д. И. Международное право: проблемы методологии. Очерки
методов исследования. М.: Международные отношения, 1971, с. 148-158; Т и л-
л е А. А., Ш в е к о в Г. В. Сравнительный метод в юридических дисциплинах.
Издание 2-е.-М.: Высшая школа, 1978, с. 181-190; Туманов В. А. Вступи-
тельная статья к сборнику: Сравнительное правоведение. М.: Прогресс. 1978,
с. 11; Туманов В. А. Вступительная статья к сборнику: Очерки сравнитель-
ного права.-М., Прогресс, 1981, с. 8 и др.
3 См.: Туманов В. А. Вступительная статья. Сравнительное правоведе-
ние. Сборник статей.-М.: Прогресс, 1978, с. 13.
4 Т и л л е А. А., Ш в е к о в Г. В. Сравнительный метод в юридических дис-
циплинах, с. 188.
5 Тилле А. А., Ш веко в Г. В. Цит. произв., с. 182.
6 См.: Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. Международное право: проб-
лемы методологии.-М.: Международные отношения, 1971, с. 158.
7 Haraszti J. The comparative method in international Law, 10th Inter-
national congress of comparative Law.- Budapest, 1978, p. 317.
8 См.: Сравнительное правоведение. Сборник статей.-М.: Прогресс, 1978,
с. 19.
9 Там же, с. 199.
10 Там же, с. 210.
115
11 Туманов В. А. Сравнительное правоведение. Вступительная статья.-
М.: Прогресс, 1978, с. 11.
12 Туманов В. А. 0черки сравнительного правоведения (Сборник).
Вступительная статья.-М.: Прогресс, 1981, с. 8.
13 См.: Butler W. Б. Methodological innovations in soviet- international
legal dctrine.- The Yearbook of affairs, 1978, о; 335.
14 См.: Вступительная, статья Туманова В. А. В сб.: Очерки сравнительного
права. М.: Прогресс, 1981,с.8
15 Давид Р. Лучшее знание и совершенствование национального права.-
Очерки сравнительного правоведения.-М:: Прогресс, 1981, с. 25.
16 Там же.
17Там же, с. 34.
18 См.: Haraszti J. The comparative method in international Law, 10 th
International congress of comparative L.W. Blidepes', 1978, p. 31-8.
19 См. подробно: Фельдман Д. И. О системе международного права.-
Советский Ежегодник международного права. 1977.-М.: Наука, 1979, с. 101-
104. . 20 См.: Талалаев А. Н. Право международных- договоров, общие, вопро-
сы,- М.: Международные отношения, 1980, с. 11.
21 См.: Droit Compare et droit international public, Rapport general par
Bokor-srego -:.-Budapest, 1978, p. I.
22 См.: Талалаев А. Н. Право международных договоров. Общие вопро
сы.-М.: Международные отношения, 1980, с. 9..
23 О е se г с. Die Roile des Vegiehe im Vorbereitungspro^es internationaler
Vertrage.- Berichte zum X. Internationulen Kongres fur Rechtsvergleichung.-
Budapest, 1978, S. 191;
24 Как справедливо заметила Марышева М. Н., несмотря на то, что "спосо--
бы регулирования тех или иных отношении в договорах социалистических стран
со странами иного общественного строя не всегда совпадают, все же во многих
вопросах намечается единый подход. Близость круга регулируемых вопросов и
сходство способов регулирования позволяют подойти к указанным договорам
как к единой системе, сопоставить (подч. мной.-Д. Ф.) соответствующие нормы
и выявить возможные направления развития правового сотрудничества со стра-
нами иного общественного строя". См.: Марышева Н. И. Договоры о право-
вой помощи между социалистическими странами и странами с иным обществен-
ным строем.-Советский Ежегодник международного права 1977-М- Наука
1979, с. 205. ' ' " - '
25 См.: Oeser E. Op. cit., S. 193.
26 См. Главу II Доклада Комиссии международного права о работе ее двад-
цать шестой сессии. Генеральная Ассамблея, Официальные отчеты двадцать де-
вятая сессия. Дополнение № 10 (А) 9610 (Реу. I), р. 9.
27 Там же.
28 В л а с о в а Л. В. Правопреемство государств в отношении договоров -
Минск: Изд-во БГУ, 1982, с. 39-59.
29 См.: Проблемы теории государства и права.-М.: Юридическая литерату-
30 В своеобразной упомянутой выше антологии сравнительного правоведения
в международном праве, изданном в Нидерландах, большинство авторов указы-
вает на область международных договоров как наиболее перспективную для
применения метода сравнительного правоведения. См.: International Law iri
Comparative Perspective, edited by Butler W.,' p. 35, 55, 75.
31 Талалаев А. Н. Право международных договоров, с. 106.
32 См.: И г н а т е н к о Г. В. Октябрьская социалистическая революция и
международное право.-Советский Ежегодник международного права. 1977-
М.: Наука, 1979, с. 27.
33 См.: Там же.
34 См.: Mankiewicz В. Н. Comparative Law and International C'vil
Aviation Organisation. Valticos N. Comparative Law and International Labor
Law.-International Law in comparative perspe:tive, 1£8"i, p. 269-292.
35 См.: Haraszti J. The Comparative method in international Law, 10 tli
International congress of comparative Law.-Budapest, 1978, p. 316-318.
116
36 См.: АН сель М. Методологические проблемы сравнительногоправа.-
Очерки сравнительного права.-М.: Прогресс, 1981, с. 39.
37 А н с е л ь М. Цит. произв., с. 44.
38 См.: АН сель М. Сравнительное право и унификация права.-Очерки
сравнительного права.-М.: Прогресс, 1981, с. 193.
39 Там же, с. 195.
40 См.: Dutoit В. Comparative Law and Public Law.-International Law
in Comparative Perspective, ly8.J, p. 75.
41 Dutoit В. Up. cit., p. 79.
42 Е в и н т о в В. Н. Многоязычные договоры в современном международном
праве.-Киев: Наукова дун ка, 1У81, с. 21.
43 См.: Марышева Н. И. Договоры о правовой помощи между социали-
стическими странами н странами с иным общественным строем. "СЕМП 1977".-
М.: Наука, 1979, с, 205 и др.
44 Подобное сравнение применил Г. В. Игнатенко в своей интересной работе
"Международное сотрудничество в борьбе с преступностью", в которой наглядно
продемонстрированы преимущества данного метода для уяснения содержания и
методов действительного взаимодействия уголовного законодательства и между-
народных договоров. См.: Игнатенко Г. В. Международное сотрудничество в
борьбе с преступностью.-Свердловск: Изд-во УрГУ, 1980, с. 50-51, 55 и др.
45Очерки сравнительного права.-М.: Прогресс, 1981, с. 8.
46Butler W. Anglo-American Research on Soviet Approches to Public
International Law.-In: International Law in comparative Perspective, 1980,
p. 169-190.
47Butler W. Ibidem.
48 Критику этого направления см.: Левин Д. Б. Международное право,
внешняя политика и дипломатия.-М.: Международные отношения, 1981, с. 121
и др.
49 См.: Butler W. E. Anglo-American Research on Sovie. Approches of
Public International Law, p. I0!-226.
50 Материалы XXVI съезда КПСС. М.: Политиздат, 1981.
51В ut le r W. К. Op. cit., p. 169-191.
52 См.: Dougal М. S. The Comparative Study of Law for Policy Purposes:
Value clarification as an Instrument of Democratic World Order.-In: Internatio-
nal Law in comparative Perspective, 198i), p. 169-19').
В ИЗДАТЕЛЬСТВЕ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
В 1982 ГОДУ ВЫШЛИ СЛЕДУЮЩИЕ КНИГИ:
Волков Б. С. Мотивы преступлении (Уголовно-правовое и социально-психо-
логическое исследование).
В работе раскрывается социально-психологическое содержание мотива, его
место в структуре личности и ее поведения; дается характеристика наиболее рас-
пространенных мотивов совершения преступлений (мести, ревности, корысти
и ДР.).
Лазарев В. В. Социально-психологические аспекты применения права.
В книге рассматривается специфика трудовой деятельности правопримените-
ля, социальный и психологический механизм действия норм, регулирующих при-
менение права; мотивация правоприменения и ее ценностные ориентиры.
Правонарушения несовершеннолетних и их предупреждение. Под ред. Лысо-
ва М. Д.
В работе дается криминологическая характеристика преступлений, исследу-
ются причины правонарушения несовершеннолетних, а также рассматривается
профилактическая деятельность государственных органов и общественных орга-
низаций по предупреждению этих правонарушений.
Рябов А. А. Охрана права государственной собственности.
В работе анализируется содержание правового регулирования отношений
<оциалистической собственности на природные ресурсы и их охрана в нашей
<тране.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие . . . . • . • • • • • • •°
Глава I. РОЛЬ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА В ИЗУЧЕНИИ СИСТЕМЫ
МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА .......6
Глава II. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И СТАНОВЛЕ-
НИЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО
ПРАВА . ..........14
Глава III. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЯ СИСТЕМЫ СО-
ВРЕМЕННОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ... 34
§ 1. Международное публичное право как самостоятельная система
права . . . . . . . . . . . . . 34
§ 2. Понятие системы международного права . . . . . . 39
§ 3. Основные тенденции построения системы международного права . 53.
Глава IV. МЕСТО НАУКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В КЛАССИ-
ФИКАЦИОННОМ РЯДУ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК И СИ-
СТЕМА НАУКИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ... 64
§ 1. О классификации юридических наук и месте в ней науки между-
народного права . . . . . . . . . . . 64
§ 2. Система науки международного права и его преподавания . . 74
Глава V. СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И СРАВНИТЕЛЬ-
НОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ ........ 86
Заключение
Примечания
98
102
ЗАМЕЧЕННЫЕ ОПЕЧАТКИ
Напечатано
Следует читать
2 19 сверху проф. Л. А. Алексис проф. Л. А. Алексидзе
Давид Исаакович Фельдман
СИСТЕМА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
Редактор Ф. М. Абубакирова
Техн. редактор Г. М. Семенова
Корректор М. Р. Семенова
Обложка художника Л. X. Муртазина
ИБ № 611
Сдано в набор 22/VI-1982 г
Подписано к печати 28/il-i983 г.
Формат бумаги GOXOO'/ie
Печ. л. 7,5.
Уч.-изд. л. 8,99
Заказ У-416.
Тираж 1880 экз.
Цена 1 р. ю к.
Издательство Казанского университета
г. Казань, ул. Ленина, 2
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
794
Размер файла
1 335 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа