close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Автореферат Азнауряна С.А. - Дипломатическая академия МИД

код для вставкиСкачать

Дипломатическая академия МИД России
На правах рукописи
АЗНАУРЯН Смбат Арташесович
АРМЕНИЯ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РСФСР
в 1917-1918 гг.
Специальность: 07. 00. 15 - история международных отношений и внешней политики
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
МОСКВА 2007 Работа выполнена в Центре СНГ Дипломатической академии МИД России
Научный руководитель:Задохин Александр Григорьевич
доктор политических наук, профессор
Научный консультант: Казанджян Рем Врамович
кандидат исторических наук, доцент
Института востоковедения НАН РА
Официальные оппоненты:Закаурцева Татьяна Алексеевна
доктор исторических наук, профессор
Кабанен Павел Геннадьевич
кандидат исторических наук.
Ведущая организация: Московский педагогический государственный университет
Защита диссертации состоится "__" _________ 2007 г. в _____ часов на заседании Диссертационного совета К209.001.01 в Дипломатической академии МИД России по адресу: г. Москва, Б. Козловский пер., д. 4.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России по адресу: г. Москва, Остоженка 53/2.
Автореферат разослан " ___" _________ 2007 г.
Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат политических наук А.Е. Тарасов
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы: В настоящее время в государствах, образовавшихся после дезинтеграции СССР, осуществляется процесс переосмысления и дополнительного исследования событий не только завершающего этапа советского периода, но и первых лет его становления в условиях распада Российской империи на заключительном этапе Первой мировой войны. Именно тогда по всей периферии империи под лозунгом национального самоопределения народов, выдвинутым американским президентом В. Вильсоном и подхваченным большевиками, впервые стали создаваться еще никем не признанные независимые республики. История первых опытов национально-государственного демократического строительства тех лет стала особенно актуальна для их народов на новом, постсоветском этапе независимости. В результате архивных изысканий и открытий последних лет было выявлено множество новых документов, в прошлом недоступных для историков, осуществлена переоценка изученных прежде и неоднократно описанных в научной литературе исторических фактов и событий. Одновременно в историографии появилось множество сомнительных и спорных версий и интерпретаций событий прошлого. Одной из "болезненных тем", требующих уточнения, дополнительного критического изучения, является международная обстановка в Закавказском регионе на протяжении двух последних лет Первой мировой войны, когда там возникли первые независимые республики. Их внутренняя и внешняя политика сыграла значительную роль в региональных международных отношениях, стала одним из факторов, предопределивших стратегию и тактику советской власти и других воюющих держав в ходе сепаратных переговоров в Брест-Литовске. В определенной степени принятые в те годы решения нашли свое продолжение в событиях, последовавших за распадом Советского Союза, когда в бывших союзных республиках стали выдвигать исторические претензии к России. В этой связи дополнительное изучение российской политики в Закавказье на завершающем этапе Первой мировой войны, в период становления советской власти, приобретает особую актуальность. Несмотря на то, что в целом внешняя политика большевиков в 1917-1918 гг. сравнительно полно исследована (хотя имеет место различие в её оценке), куда менее изучен вопрос о политике советского правительства в отношении Армении и в т.н. "армянском вопросе". Это можно объяснить тем, что, с одной стороны, ряд документов, касающихся этой темы, был засекречен по внешнеполитическим причинам. С другой стороны, официальная власть старалась обходить стороной армянскую проблему, чтобы не подвергать сомнению идеологию "нерушимой дружбы народов" СССР, обеспечивавшую поддержание стабильности в отношениях между советскими закавказскими республиками. Поэтому при изучении этой темы нам приходилось рассматривать как общие проблемы, связанные с концепцией и программой развития внешней политики РСФСР, так и конкретные аспекты, связанные с историей армянского вопроса и подходах советской власти к его решению. Объектом исследования является международная ситуация в Закавказье в последние годы Первой мировой войны в контексте неоднозначной и противоречивой внутриполитической обстановки в России, испытывавшей значительное влияние внешних факторов. Предметом исследования является политика правительства большевиков по отношению к Армении в переломные для российской и армянской истории годы.
Целью настоящей диссертации, является воссоздание в свете новых материалов российских и германских архивов подлинной картины выстраивания и эволюции двусторонних отношений на протяжении краткого периода сосуществования молодых самостоятельных республиканских государств, раскрытие мотивов политики новой российской власти в армянском вопросе. Цель обусловила постановку основных задач исследования:
- изучить процесс формирования внешнеполитического курса Советской России на заключительном этапе Первой мировой войны, уточнить мотивы формирования политики советского государства в Закавказье, прежде всего, в отношениях с Арменией;
- проанализировать позиции советского правительства по армянскому вопросу на переговорах в Брест-Литовске, определить реальные цели и возможности российских переговорщиков; - выявить взаимосвязь внутриполитической обстановки в России и процессов нациогосударственного строительства в республиках Закавказья (на примере Армении);
- исследовать "армянский вопрос" как фактор международной ситуации в Закавказском регионе, свидетельствующий о столкновении интересов держав Антанты, союзников Германии и стремления армянского народа к национальному самоопределению;
- проследить эволюцию подходов советского руководства к оценке задач внешней политики Советской России в Закавказском регионе, изучить взгляды отдельных исторических личностей на определение роли Армении и армянского вопроса во внешней политике Советской России рассматриваемого периода;
- показать несостоятельность изложенных рядом авторов концепций, навеянных современной внутриполитической конъюнктурой или стремлением дискредитировать исторические цели внешней политики России в глазах мировой общественности и особенно армянского народа;
- найти и изучить новые архивные документы, а также переосмыслить ранее известные материалы с учетом введения в научный оборот новых данных по армянскому вопросу, квалифицировать международно-политический потенциал армянского вопроса в современных условиях и обобщить основные подходы к его решению, предлагаемые современными армянскими, российскими и зарубежными политологами. Методологической основой диссертации является системно-исторический подход - изучение конкретных исторических фактов и процессов в динамике и во взаимосвязи с общим контекстом и закономерностями всемирно-исторического развития. Существенным компонентом методологической и теоретической основы исследования явились труды отечественных и зарубежных историков, политологов-международников, этнологов и правоведов, а также источниковедческие исследования архивов РФ и РА.
Научная новизна работы заключается в следующем: * дана объективная оценка действий советского руководства в отношении независимого армянского государства, изначально рассматривавшегося как дружественное и заслуживавшее поддержки, в том числе, с точки зрения перспектив его возможной интеграции;
* исследования автора способствовали введению в научный оборот ряда новых документов, хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации /ГА РФ/ и Российском государственном архиве социально-политической истории Российской Федерации /РГАСПИ/ (в частности - телеграмм А.А. Иоффе, Л.Б. Каменева, К.Б. Радека, Л.М. Карахана, генерала М.Д. Бонч-Бруевича, генерала А.А. Самойло и др., которые до последнего времени были закрыты для исследователей)1;
* впервые армянский вопрос рассмотрен в качестве одного из ключевых факторов региональных международных отношений в Закавказье, ставшем в первой четверти ХХ в. зоной пересечения интересов великих держав, стремившихся расширить влияние на территориях, отделившихся при распаде Османской и Российской империй; * осуществлен подробный источниковедческий анализ открытых, а в ряде случаев и мало известных официальных материалов по армянскому вопросу, относящихся к заключительному периоду Первой мировой войны. Впервые проведён сравнительный анализ новых документов царской России, Временного и советского правительств относительно политики Российского государства на оккупированных им территориях Западной (т.н. Турецкой) Армении. Источники и литература. К исследованию был привлечен широкий круг источников и литературы. Были изучены в прошлом закрытые материалы ряда фондов государственных и ведомственных архивов России, в том числе, Архива внешней политики Российской Федерации МИД РФ /АВП РФ/, Государственного архива Российской Федерации /ГА РФ/, Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) и др. При этом главное внимание, насколько это было возможно, уделено исследованию новых, ранее, в силу ряда причин, неисследованных или малоизученных архивных фондов. Одновременно были тщательно изучены опубликованные в советский и постсоветский периоды ранее неизвестные материалы зарубежных архивов, в частности, Германии.
Наиболее полное собрание документов по рассматриваемой проблеме сосредоточено в Архиве внешней политике Российской Федерации /АВП РФ/ МИД России, в частности, в ф. 413 - "Брест-Литовск". Этот фонд широко известен, о чем свидетельствуют ссылки на него в исторической литературе, но в ходе работы над диссертацией ряд почерпнутых из него сведений позволил уйти от прежних стереотипов и дать авторскую трактовку российско-армянских отношений. К сожалению, ознакомиться со всеми документальными материалами этого фонда, касающимися хода переговоров в 1917-1918 гг., пока не удалось. Этот пробел был частично восполнен за счет изучения соответствующих архивных фондов ГАРФ и РГАСПИ2, а также неофициальных источников - прессы, мемуаров, свидетельств современников и аналитических работ историков того периода. Немало ценного для понимания сути рассматриваемых событий было также почерпнуто в фондах Секретариата Коллегии НКИД РСФСР /ф. 027/ и членов Коллегии НКИД /ф. 028/ того же архива. По свидетельству наркома Иностранных дел Г.В. Чичерина в письме секретарю ЦК РКП /б/ В.М. Михайлову от 19 октября 1921 г., хранящиеся там протоколы "носят в высшей степени конспиративный характер, ...касаются очень часто таких вопросов, о которых даже в постановлениях Политбюро говорится лишь в самых неопределенных выражениях, не понятных для посторонних лиц"3. Такая же осторожность соблюдалась и Коллегией НКИД. Ряд ценных документов того времени содержится в фонде Секретариата заместителя наркома иностранных дел РСФСР Л.М. Карахана /ф. 8 и ф. 08/ - неизменного секретаря российской делегации на переговорах в Брест-Литовске. Однако, часть документов указанных фондов архива внешнеполитического ведомства, по-прежнему, остается закрытой и недоступной исследователям, в связи с чем, при написании диссертации пришлось воссоздавать картину прошлого по материалам других архивных хранилищ. Среди них неоценимы, особенно в указанных условиях, оказались материалы Государственного архива Российской Федерации /ГА РФ/4, содержащее копии многочисленных телеграмм с отчетами о заседаниях мирной делегации и другие сообщения из Брест-Литовска, копии телеграмм Л.М. Карахана и консультанта по национальным делам Карла Радека, начальника штаба верховного главнокомандующего генерала М.Д. Бонч-Бруевича, советника российской делегации генерала А.А. Самойло и др. Столь же ценны материалы Российского государственного архива социально-политической истории /РГАСПИ, бывшего ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС/, его фонды В.И. Ленина5, Секретариата Ленина6 и ряд других. Помимо перечисленных источников, важные материалы по рассматриваемой теме содержатся в опубликованных сборниках документов. Среди них первым по значимости следует указать изданный НКИД РСФСР первый том полного текста стенограмм пленарных заседаний и заседаний политической комиссии "Мирные переговоры в Брест-Литовске" под редакцией и с примечаниями А.А. Иоффе и предисловием Л.Д. Троцкого7. В качестве приложений в конце сборника, наряду с примечаниями, приведен ряд телеграмм делегаций, участвовавших в переговорном процессе. Они проливают дополнительный свет на рассматриваемую нами проблему. Однако последующие тома, которые планировались к выпуску и должны были содержать материалы заседаний других комиссий, в том числе и русско-турецкой, так и не увидели свет.
Данный пробел частично восполняет изданный в 1968 г. министерствами иностранных дел СССР и ГДР первый том сборника документов "Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора"8. В нем впервые приводится ряд ценных документов из немецких архивов, свидетельствующих о протурецкой и антирусской позиции высшего германского руководства. К числу таких документов можно отнести протокол заседания немецкого правительства от 8 декабря 1917 г., на котором было решено, что в числе ближайших задач на предстоящих переговорах для Турции речь должна идти "о возвращении Армении". Подразумевалось восстановление русско-турецкой границы 1877 г. Почти то же имели ввиду в документе под №159 от 20 февраля 1918 г. Об этом сказано и в телеграмме руководству представителя ведомства (министерства) иностранных дел при Главной ставке Верховного главнокомандования от 16 декабря 1917 г. В ней упомянуто решение предъявить требование об "очищении Россией Финляндии, Эстландии, Лифляндии, Молдавии, Восточной Галиции и Армении". Имелись в виду территории, оккупированные Россией на Кавказском фронте в годы Первой мировой войны. Приведен также текст протокола совещания, проведенного под руководством германского кайзера Вильгельма, с участием представителей имперского правительства и Верховного главнокомандования от 13 февраля 1918 г., на котором в качестве ближайшей цели ставилась задача "уничтожить большевиков" в том числе и на Кавказском театре военных действий - "аналогично, туркам в Армении". Показателен текст секретного письма военного министра Германии предсовмину от 26 февраля того же года с предложением безотлагательно возложить на русских обязательство прекратить поддержку "армянских банд, воюющих против турок"9, что в дальнейшем нашло свое отражение в п.5 ст.1 Русско-Турецкого Дополнительного договора от 3 марта 1918 г., прилагавшегося к заключенному в тот же день в Брест-Литовске мирному договору. Из числа других сборников документов, характеризующих эпоху и в той или иной степени относящихся непосредственно к теме исследования, следует отнести "Документы внешней политики СССР" МИД СССР10 и вышедший в свет сравнительно недавно однотомник неизвестных до последнего времени документов В.И. Ленина11. В последнем сборнике, в частности, впервые был опубликован проект В.И. Ленина постановления Пленума ЦК от 26 января 1921 г., где предлагалось "помянуть, в числе нас заинтересовывающих стран, Кавказ, Армению и, если можно, западные государства"12, что позволяет выявить взгляды лидера большевиков на развитие российско-армянских отношений. Кроме того, в диссертации представлена новая оценка ряда ценных, известных историкам документов, содержащихся в различных изданиях сочинений В.И. Ленина, в том числе Полном собрании сочинений13 и Биографической хронике14. Немало ценных документов уже в те годы было опубликовано в ведомственной или научной периодике и с того времени нигде больше не издавалось. Среди них заслуживает внимания "Объяснительная записка по поводу Брест-Литовского мирного договора", внесенная Германским правительством в Рейстаг и опубликованная в переводе А.В. Сабанина в середине 1918 г. Помимо данного документа, в печати того периода были опубликованы крайне полезные для исследователя подборки документов15. Ценные факты, характеризующие эпоху, содержатся в небольшом сборнике, подготовленном дочерью А.А. Иоффе - Надежды Иоффе, вышедшем в свет в 1997 г. В частности, ею опубликовано письмо ее отца, написанное в мае 1918 г. В.И. Ленину и проливающее свет на отношение главы российской делегации на переговорах в Брест-Литовске к армянской проблеме. "Признать, хотя и косвенно, самостоятельную Грузию и упереться на непризнании самостоятельной Армении политически неразумно и недальновидно: и Грузия и Армения как самостоятельные государства - фикция и просуществуют, вероятно, только до всеобщего мира, т.е. пока в этом заинтересована Германия. Но не признавать самостоятельности Армении в этой ситуации - значит отдавать ее на съедение Грузии и туркам. Этого армянский народ нам не простит. В Грузии уже развиваются великолепные аппетиты, а во внутренней политике правительство Джапаридзе установило почти царский режим и расправляется со своими врагами, а с нашими друзьями при помощи виселицы. Это еще одно соображение, почему нам нужны симпатии армян"16, Особо следует остановиться на характеристике документов, свидетельствующих об истории создания и подписания известного Декрета Совнаркома о Турецкой Армении - одного из двух первых программных документов Советской власти по армянскому вопросу. Первым было Обращение СНК к трудящимся мусульманам России и Востока от 20 ноября /3 декабря 1917 г., в котором провозглашалось, что "как только прекратятся верные действия, армянам будет обеспечено право свободно определить свою политическую судьбу". Наиболее полно документы, касающиеся истории подготовки и подписания Декрета о Турецкой Армении, были опубликованы только в 1981 г. доктором исторических наук, профессором Л.А. Хуршудяном17. В подборку вошли, например, опубликованные 15 июня 1920 г. в № 18 печатного органа Наркомнаца газете "Жизнь национальностей" и приведенная в собрании сочинений известного армянского поэта и общественного деятеля Ваана Теряна (1925 г.) его докладная "Записка о Турецкой Армении", предназначенная специально для СНК, и его проект декрета по тому же вопросу. В этой подборке оказались и новые документы, такие как предложенный И.В. Сталиным, подписанный также эсером-армянином, наркомом почт и телеграфов П.П. Прошяном и меньшевиком П.Б. Аксельродом, проект Декрета и выписки из протоколов заседаний СНК от 23 и 29 декабря 1917 г. (соответственно 5 и 11 января 1918г.), а также подписанный Лениным и Сталиным Декрет "О Турецкой Армении" от 29 декабря 1917 г. (11 января 1918 г.), впервые опубликованный 31 декабря 1917 г. (13 января 1918 г.) в газетах "Правда" и "Известия ВЦИК". Из этих документов явствует, что на заседании СНК от 29 декабря 1917 г. (11 января 1918 г.), когда был принят и утвержден упомянутый Декрет, стоял вопрос "Об Армении" (проект декрета, выработан Сталиным, Прошьяном и Зоряном18). Между подписанным Лениным Декретом и двумя первоначальными проектами имеется существенное различие в таких принципиальных вопросах, как вывод российских войск и отношение к самоопределению. В подписанном Декрете отмечено: "Совет Народных Комиссаров объявляет Армянскому народу, что Рабочее и Крестьянское правительство России поддерживает право армян оккупированной Россией Турецкой Армении на свободное самоопределение вплоть до полной независимости", осуществление которого возможно "лишь при условии ряда предварительных гарантий". Перечень таких гарантий в трех вариантах документа был различным. К числу документальных материалов следует также отнести свидетельства непосредственных участников событий того времени. В этом плане особенно ценны примечания к стенограммам председателя первой, члена второй и советника третьей (последней) советских делегаций на переговорах в Брест-Литовске А.А. Иоффе; воспоминания председателя второй российской делегации Л.Д. Троцкого, руководителя третьей - Г.Я. Сокольникова, а также её военного советника - генерала А.А. Самойло. Все они не только представляют интерес с точки зрения насыщенности фактами, но и важны для правильного понимания, оценки описываемых событий и характеристики документов. Воспоминания, связанные с переговорами в Брест-Литовске, нашли место в воспоминаниях Л.Д. Троцкого "Моя жизнь", однотомнике его трудов "К истории русской революции", содержащих ряд интересных примечаний. Много ценного для понимания причин, приведших к неизбежному подписанию мирного договора, содержится в предисловии Л.Д. Троцкого к стенограммам Брест-Литовских переговоров, где он утверждал, что "ничего не оставалось, как временно капитулировать перед силой", но договор был впоследствии аннулирован нотой НКИД от 10 октября 1918 г. в части, касающейся Турции, и постановлением ВЦИК от 13 ноября 1918 г. по поводу договора в целом.
Не менее ценны также воспоминания участников переговоров, принадлежащих к противоположному лагерю: члена германской делегации на всех трех этапах переговоров в Брест-Литовске генерала М. Гофмана, главы австро-венгерской делегации, министра иностранных дел графа О. Чернина. Крайне полезны критические свидетельства российских оппонентов большевистской власти: императрицы Марии Федоровны - матери Николая II, А.Ф. Керенского, А.И. Деникина, царского генерала А.И. Спиродовича, дневники З. Н. Гиппиус. Важные свидетельства по теме были получены из воспоминаний и публикаций речей Д. Ллойд Джорджа, У. Черчилля, Э. Людендорфа, Дж. Бьюкенена, М. Палеолога, Ж. Садуля. При написании диссертации была использована опубликованная переписка А.В. Луначарского и Ю.О. Мартова за 1917 г. и другие материалы, которые в той или иной степени относятся к исследуемой нами проблеме.
Оценки современников стали первыми опытами осмысления исторического значения российско-армянских отношений. Как известно, рассматриваемому периоду еще с советских времен посвящено большое количество публикаций. Однако литература по изучаемой теме не так уж многочисленна. Это можно объяснить деликатностью армянского вопроса как в плане межнациональных отношений на советском Кавказе, так и в контексте международных отношений. В советский период, научная литература того времени подвергалась цензуре, а также отличалась присущей тому времени идеологизированной ориентированностью. С другой стороны, литература последних 15-20 лет, хотя и лишена указанных качеств, однако в современных условиях политизации обществ бывших советских республик, роста националистических настроений не может не страдать субъективностью. Поэтому сегодня особенно важно, как обращение к архивным документам, так и критическое переосмысление существующих исследований, имея в виду, что история формирования кавказского вектора внешней политики Советской власти и ее подходов к армянскому вопросу на переговорах в Брест-Литовске в исторической литературе в качестве отдельного исследования не отражена. Литература, посвященная этому периоду, начала складываться уже в 1918 г. В первой половине 1918 г. в петроградском журнале "Международная политика и мировое хозяйство" был публикован ряд статей и документов, посвященных завершившимся в Брест-Литовске переговорам: "Политическая карта Брестских договоров" профессора, барона Б.Э. Нольде; "Русско-германский мир, как этап в мировой войне" А.М. Кулишера; "Батум и Карс" З. Авалова; "Армянский вопрос и германские планы" известного армянского ученого и общественного деятеля профессора Н. Адонца и др. Указанные и другие опубликованные в журнале статьи и заметки демонстрируют различия точек зрения на изучаемые события, существовавшие в советских кругах того времени. Были также изучены публикации общего характера последних 15-20 лет. Особенно полезны были труды зарубежных авторов - Н. Верта, Дж. Гуайта, Р.Пайпса и др., предложивших свою интерпретацию событий в России и на Кавказском фронте. Выявлены ошибочные воззрения некоторых из них по ряду вопросов, имеющих концептуальное значение.
В советской историографии уже на ранних этапах, наряду с трудами общего характера, появился ряд работ, посвященных Армении и армянскому вопросу в свете принятых в Брест-Литовске решений19. Однако в первый период становления советской исторической науки новейшего времени, видимо, не была обязательной работа над архивными документами - довольствовались уже изданными источниками, что не могло не наложить свой отпечаток на довоенную историческую науку.
В послевоенный период, несмотря на засекреченность документов того времени, доминирующим для исследователя-историка была работа над архивными и иностранными источниками, а то обстоятельство, что в 1945 г. на Берлинской /Потсдамской/ конференции руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании советской делегацией был поднят вопрос о возвращении СССР Армении Карса и Ардагана. Данное обстоятельство подвигало ученых к возобновлению изучения истории передачи этих земель Турции. В результате, в послевоенный период появился ряд работ, в основу которых были положены неизвестные ранее архивные документы. Среди таких работ - опубликованная в 1951 г. статья известного московского ученого профессора А.Н. Хейфеца "Советско-турецкие отношения и вопрос об Армении в 1918-1921 гг.", его монография "Советская Россия и сопредельные страны Востока в годы гражданской войны (1918-1920 гг.)"; труд А.М. Погосяна "Карсская область в составе России" и книга А.Н. Саркисяна "От Бреста до Мудроса (Некоторые вопросы международно-прававого и политического положения Армении)" (на армянском языке) и его же "Сионизм от Теодора Герцеля до лорда Ротфильда и Армянский вопрос", гл. IV которого посвящена переговорам в Брест-Литовске и полностью противоречит предыдущей работе того же автора. На основе рассекреченных в последнее десятилетие многочисленных архивных документов написаны работы академика Национальной Академии наук Армении Г.А. Аветисяна "Армянский вопрос в 1918 году" (на армянском языке) и "Брест-Литовск: как были отторгнуты Турцией Карс, Ардаган и Батум". Не потерял своей ценности написанный на основании многочисленных иностранных источников труд видного советского и российского ученого действительного члена РАН А.О. Чубарьяна "Брестский мир". Своей обширной документальной базой представляет интерес трилогия Д.А. Волкогонова (особенно работы, посвященные деятельности В.И. Ленина и Л.Д. Троцкого в послеоктябрьский период), хотя в ряде случаев его интерпретация событий не всегда бесспорна.
Из работ общего характера, вышедших в свет в послевоенный период, заслуживают внимания "История дипломатии" (т.2 - "История первой мировой войны"), "История гражданской войны в СССР", "Гражданская война и военная интервенция в СССР", труды Е.Ф. Лудшувейта, А.С. Силина, А. М. Эльчибекяна и др., равно как последние вузовские учебники (например, труд 2005 г. под редакцией академика РАН А.Н. Сахарова по истории России), отражающие современный уровень достижений исторической науки в затрагиваемых нами вопросах. Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период 1917-1918 годов. Несмотря на краткость, он стал весьма значимым для понимания формирования внешнеполитического курсов России и первой армянской республики в конце мирового военного конфликта, когда произошла октябрьская революция и разрушились Российская и Османская империи. Эти годы стали ключевыми как для становления советской политической системы и новой государственности России и Армении, так и для развития межнациональных отношений на Кавказе. Короткий период независимости привлекает особое внимание историков национальных государств в постсоветский период. Исторический опыт учитывается сегодня в межгосударственных отношениях закавказских республик. Теоретическая и практическая значимость работы обусловлена тем, что её результаты могут стать основой для дальнейших научных исследований. Материалы диссертации могут быть использованы при разработке лекционных базовых и специальных курсов на факультетах международных отношений системы высшей школы и найти применение в преподавании курсов истории внешней политики России, Армении, а также истории международных отношений первой четверти ХХ в.
Выводы вносят существенные коррективы в традиционные представления о роли имеющего глубокие исторические традиции армянского фактора в построении региональной внешнеполитической стратегии молодого советского государства, стремившегося найти оптимальное соотношение идеологических и прагматических интересов. Историческая экспертиза российско-армянских отношений в наиболее острый период истории крушения империй после Первой мировой войны может быть учтена в современной практической работе государственных внешнеполитических структур двух государств.
Апробация материалов диссертации. Выводы и основные положения диссертации были апробированы на XVI научно-теоретической конференции молодых ученых в Дипломатической академии МИД России (Москва 23-25 апреля 2006 г.), теоретических семинарах в Центре СНГ ДА МИД России и отражены в научных публикациях автора (статьях и тезисах докладов).
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из трех глав, введения, заключения и списка использованной литературы.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении определена актуальность исследования, изложены его цели и задачи, раскрыта научная новизна и практическая значимость диссертации. Значительное по объему место занимает обзор и анализ источниковедческой базы диссертационного исследования, а также историографический обзор научной литературы. Это дало возможность определить методологические подходы к раскрытию заявленной темы, обосновать избранные хронологические рамки.
В первой главе - "Истоки развития российско-армянских отношений" - раскрыта суть российско-армянских отношений в исторической ретроспективе региональной геополитики. Дана оценка различным концепциям истории возникновения армянского вопроса, рассмотрены различные проекты европейской дипломатии по решению армянского вопроса. Квалифицированы этапы истории борьбы армян за восстановление национальной государственности, а также изменения в политике Царской России и Временного правительства по отношению к оккупированным Россией во время Первой мировой войны территориям Османской империи, в частности, Западной Армении. В связи с этим впервые дан сравнительный анализ документов царской России и Временного правительства относительно политики Российского государства на оккупированных им территориях Западной (т.н. "Турецкой") Армении и дальнейших намерений в отношении их статуса. Во второй главе - "Политика России в Закавказье в первые месяцы советской власти" - рассматриваются основные принципы внешней политики правительства РСФСР, в целом, и в армянском вопросе, в частности. В главе рассмотрены дооктябрьские концепции, изложенные представителями партии большевиков при поиске решения армянского вопроса. Проанализированы также первые шаги Советской власти в этом направлении. В отличие от имеющейся российской и зарубежной, а также армянской (за исключением работ Р.В. Казанджяна) исторической литературы, в данной диссертации предпринята попытка дать объяснение тому факту, что уже спустя 25 дней после Октябрьской революции 1917 г. советское правительство впервые заговорило о путях решения армянского вопроса. В осуществлении взятых на себя обязательств российской властью было принято известное Обращение СНК к трудящимся мусульманам России и Востока от 20 ноября /3 декабря 1917 г.
В главе также дан анализ документов за ноябрь-декабрь 1917 г., касающихся подготовки и принятия Декрета СНК от 29 декабря 1917 г. /11 января 1918 г. "О Турецкой Армении". В нем, в отличие от сформированных в России Советов рабочих, крестьянских, солдатских депутатов, предлагалось применительно к Армении образовать "Советы депутатов армянского народа". Что же касается того, что упомянутый декрет ограничен рамками территории только Турецкой Армении и не затрагивает территорию Восточной (т.н. "Русской", входившей в состав Российской империи), то данное обстоятельство было обусловлено тем, что население этого района Армении никогда не заявляло о желании выйти из состава России, тем более, после геноцида армян в Турции в 1915 г., унесшего 1,5 миллиона жизней. В третьей главе - "Армянский вопрос на Брест-Литовской конференции и позиция РСФСР" - рассматривается позиция правительства РСФСР в Армянском вопросе на мирных переговорах с Германией и ее союзниками. Приведенные в диссертации и проанализированные документы свидетельствуют о захватнической позиции стран Четверного Союза (Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции) по отношению к России. Что касается областей Восточной (Российской) Армении, то в диссертации подчеркнуто, что, будучи ослабленной в годы Первой мировой войны, Россия не в состоянии была дальше участвовать в войне. В условиях, когда с 18 февраля 1918 г. Германия возобновила военные действия на территории России, последняя была вынуждена под давлением ультиматума противной стороны, возвратить завоеванные на первом этапе мировой войны территории Западной (Турецкой) Армении, а также области Ардагана, Карса и Батуми, которые до войны входили в состав Российской империи. Ситуация была сложной и скоротечной. Россия не могла в полной мере осуществить программу в армянском вопросе, намеченную Временным правительством еще до октября 1917 г. и подтвержденную в Декрете СНК о Турецкой Армении.
При этом необходимо отметить, что согласно Русско-турецкому договору от 3 марта 1918 г., дополнявшему Брест-Литовский договор и отражавшему пассивную позицию держав Антанты, Россия должна была распустить все имеющиеся на ее территориях и в завоеванных областях армянские добровольческие отряды. Однако на следующий же день (16 марта 1918 г.) после ратификации (15 марта 1918 г.) IV Чрезвычайным Съездом Советов Брест-Литовского договора, правительство Советской России специальным циркуляром Наркомнаца нарушило этот договор, обязав все Советы и революционные штабы поддержать армянские добровольческие отряды. В этом циркуляре подчеркнуто, что такие отряды действуют с целью освобождения национальной территории от германо-турецкой оккупации. Данный факт был впервые упомянут в литературе лишь в 1991 г. и пока еще остается малоизвестным. Он еще раз свидетельствует о том, что сдача правительством РСФСР в Бресте в 1918 г. территорий Западной (Турецкой) Армении и указанных выше областей бывшей Российской империи носила вынужденный характер, не входила в программу советского правительства, а была вынужденной мерой по указанным выше не зависящим от России причинам. С другой стороны, когда ход войны стал вполне очевидно складываться не в пользу Османской империи и Германии, вынужденные уступки советского правительства объективно были в интересах западных держав, способствовали усилению их позиций в будущем. В заключении подведены итоги исследования и сделаны следующие выводы. 1. Россия не ставила перед собой цель передать Турции утраченные территории Карской, Ардаганской, Батумской областей. 2. После четырехлетнего участия в Первой мировой войне Россия была настолько слаба, что вынуждена была подписать Брест-Литовский договор. Указанные территории фактически отошли Турции лишь после его подписания под давлением солидарных требований Турции и стоящей за ее спиной Германии. 3. Одним из решающих факторов подписания этого договора 3 марта 1918 г. явилось то обстоятельства, что германское правительство, начиная с 18 февраля 1918 г. возобновило военные действия на территории России, ставя под угрозу существование первого в мире советского государства. 4. Державы Антанты и вступившие в войну в апреле 1917 г. США не оказали поддержки бывшему союзнику, подтолкнув его к сепаратным соглашениям с общим противником, пассивно наблюдая за развитием ситуации на Восточном и Кавказском фронтах, будучи заинтересованными в ослаблении России как таковой, а правительства большевиков уже в частности. 5. Также, несмотря на выдвинутый державами антигерманского блока еще в первые годы войны лозунг самоопределения, вдохновивший национальные элиты, они не поддержали освободительное движение закавказских народов. В этих условиях подписание Брест-Литовского договора в любой форме, даже ценой территориальных потерь, было единственно возможным решением советского правительства.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:
1. Издание, включенное в перечень ВАК РФ: Азнаурян С.А. Политика Временного правительства на Кавказе. //Обозреватель. №5, 2007. (0,8 п.л.)
2. Азнаурян С.А. Переговоры в Брест-Литовске и армянский вопрос. /ДА МИД РФ. Материалы круглого стола. Современные Российско-Армянские отношения./ - Москва, 2004. (1,5 п.л).
3. Азнаурян С.А. Армянский вопрос во внешней политике РСФСР в первые месяцы советской власти. /Национальное государство в условиях глобализации. - Сборник статей. ДА МИД РФ. - Москва, 2005. (1,2 п.л).
4. Азнаурян С.А. Некоторые аспекты рассмотрения армянского вопроса на переговорах в Брест-Литовске (1918 г.) //Тюркологические и османистические исследования. - Сборник трудов. /Институт востоковедения НАН РА. -Ереван, 2005. (1,3 п.л).
Подписано в печать 25 июля 2007 г.
Тираж 100 экз. Объем 1 п.л.
Отпечатано в Дипломатической академии МИД России
1 РГАСПИ Фонд 130, опись 2, д.д. 499, 500 и др. 2 РГАСПИ Фонд 130, опись 2, д.д. 499, 500.
3 РГАСПИ Фонд 5, опись 2, д. 315, л.205.
4 ГА РФ, фонд Совнаркома РСФСР /ф. 130/ за 1917 г., /оп. 1/ и 1918 г. /оп.2, д. 87 1-й описи/, д. 499, д.500 2-й описи.
5 РГАСПИ Ф.2.
6 РГАСПИ Ф.5.
7 Мирные переговоры в Брест-Литовске от 29 ноября /9 декабря 1917 г. по 3/18 марта 1918 г. - Полный текст стенограмм под ред. и с приложением А.А. Иоффе и с предисловием Л.Д. Троцкого. - Т.1. Пленарное заседание политической комиссии. - М., 1920.
8 Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Раппальского договора. - Сб. документов МИД СССР, МИД ГДР. - Т.1 1917-1918 гг. - М., 1968.
9 Имелись в виду армянские добровольческие дружины.
10 Документы внешней политики СССР. - Т.1 1917-1918 гг. - М., 1999.
11 Ленин В.И. Неизвестные документы. 1891-1922. - М., 1999.
12 Указ. соч. С.124.
13 Ленин В.И. Полн.собр.соч. - Т.31-36.
14 Ленин В.И. Биографическая хроника. - Т.5. - М., 1975.
15 "Россия, Турция и Армения (По документам архива министерства иностранных дел правительства Колчака)". //Вестник НКИД РСФСР. - М., 1921; "Царская дипломатия о задачах России на Востоке" с предисловием М.Н. Покровского. //Красный архив. - М.-Л., 1926 и др. 16 РГАСПИ Ф. 5, оп 1, д. 2133.
17 С 1996 г. - академик национальной АН Армении.
18 Последний - представитель армянской партии "Дашнакцутюн".
19 Ананов И.Н. Судьба Армении и Армянский вопрос накануне революции 1917г. - Пг., 1918; Павлович-Волонтер М.П.(М. Вельтман). Вопросы колониальной и национальной политики и III Интернационал. Советская Россия, Азербайджан, Грузия, Армения. - М, 1922; Марр Н.Я. "Батум, Ардаган, Карс - исторический узел межнациональных отношений Кавказа" - М., 1922; "Брест-Литовская конференция". /Под ред. и с вступительной статьей Б.Е. Штейна. - М., 1925; Ставропольский А. Закавказье после Октября. Взаимоотношения с Турцией в первой половине 1918 года. - М., 1923. ---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
20
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
40
Размер файла
127 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа