close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

О.В. Гликман, Международные договоры России, регулирующие

код для вставкиСкачать
Октябрь 2012
Международные договоры
России, регулирующие
сотрудничество
в нефтегазовом секторе
О.В. Гликман,
кандидат юридических наук,
доцент кафедры международного права
МГИМО (У) МИД РФ
Россия накопила существенный опыт заключения ступила с инициативой заключения универсальных междумеждународных договоров, регулирующих энергетиче- народных договоров: конвенции по обеспечению междуское сотрудничество с другими государствами, значитель- народной энергетической безопасности и договора о пре-
ная часть которых посвящена сотрудничеству в нефтегазо- одолении чрезвычайных ситуаций в транзите энергетичевом секторе. Данные международные договоры представ- ских материалов и продуктов. Несмотря на то, что прошло
ляют собой соглашения преимущественно двустороннего уже три года, судить о будущем российской инициативы
и иногда трехстороннего характера. Как известно, в насто- пока трудно.
ящее время нет универсального международного догово-
ра, регулирующего сотрудничество государств в сфере
энергетики или нефтегазовом секторе. При этом отдельные универсальные нормы международного морского и
На этом фоне особое значение для России приоб-
ретают двусторонние и трехсторонние международные
договоры, регулирующие сотрудничество в сфере энергетики или отдельных секторах энергетики.
природоохранного права применимы в данной области.
Следует подчеркнуть, что в 2000-х годах не только
Договор к Энергетической хартии (далее – ДЭХ) к
универсальным договорам причислить нельзя из-за узкого
круга государств-участников (ими являются преимущественно европейские страны, а также Япония и Монголия).
Крупнейшие неевропейские энергетические державы в
ДЭХ не участвуют. Россия, совершенно оправдано, учитывая недостатки правовых конструкций ДЭХ, приняла реше-
увеличилось число таких договоров, заключенных Россией, расширилась география государств-партнеров, но и
были усовершенствованы правовые механизмы энергетического сотрудничества по сравнению с аналогичными
двусторонними международными договорами России
1990-х гг. Более того, существенно увеличились сроки, на
которые стали заключаться последние такие договоры.
ние не ратифицировать ДЭХ, временно применяемый
нами до 18 октября 2009 г. Однако в соответствии со статьей 45 ДЭХ инвестиционные обязательства России, как подписавшей стороны, прекратившей временного применение, остаются в силе в течение 20 лет с этой даты. На базе
Международно-правовой
опыт сотрудничества
России с другими государствами в нефтегазовой сфере
позволяет выделить следующие виды международных
договоров, применяемых в нефтегазовой сфере.
Концептуального подхода к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики Россия вы1
1. Двусторонние международные договоры России
о сотрудничестве в сфере энергетики ТЭК
Из более поздних международных договоров
можно выделить соглашение с Туркменистаном 2009
г., которое содержит приложения, направленные на
реализацию совместных нефтяных и газовых проектов
Двусторонние международные договоры России
о сотрудничестве в сфере энергетики и в отраслях ТЭК
(заключенные с Казахстаном 1992 и 1993 гг., США 1992 г.,
в туркменском секторе Каспийского моря и на территории Туркменистана (проектирование и строительство Прикаспийского газопровода).
Туркменистаном 1994 и 2009 г., Грузией 1994 г., Францией
1996 г., Швецией 1997 г., Турцией 1997 г., Китаем 2000 г.,
Республикой Корея 2000 г., Грецией 2001 г., Венесуэлой
2008 г., Туркменистаном 2009 г., Вьетнамом 2010 г.) зачастую носят рамочный характер. В данных договорах обычно закрепляются широкое направление и сферы сотрудничества (включающие нефтегазовый комплекс, уголь-
ную промышленность, электроэнергетику, возобновляемые источники энергии, энергетическое машиностроение
и др.), а также формы сотрудничества (такие как разведка, разработка, переработка, торговля и транспортировка
энергоресурсов, обмен информацией, профессиональная
подготовка кадров, проведение семинаров, симпозиумов
и выставок, обеспечение прав интеллектуальной собственности). Как правило, данные международные договоры не направлены на обеспечение осуществления конкретных энергетических проектов. В большинстве случаев
скорее служат основой для заключения других международных договоров, направленных на реализацию отдельных проектов, или частноправовых контрактов между организациями государств-сторон.
Наиболее заметным исключением и хорошим
примером «пакетного решения» стал ряд международных договоров России и Венесуэлы. После заключения рамочного Соглашения о сотрудничестве в отраслях топливно-энергетического комплекса 2004 г.,
срок действия которого составил три года, новый этап
переговоров и встреч на высшем уровне в 2008 г. закончился подписанием долгосрочных соглашений о
поощрении и защите капиталовложений и о сотрудничестве в сфере энергетики (последнее заключено
на 25 лет). В качестве приоритетных направлений сотрудничества были закреплены поиск, разведка и эксплуатация нефтегазовых месторождений, переработка и повышение качества нефти на территории Венесуэлы и третьих стран, строительство, модернизация и
эксплуатация объектов инфраструктуры в нефтегазо-
вой отрасли, производство и поставка оборудования
и др. Россия и Венесуэла договорились о создании
Совместного предприятия для реализации Нефтяного
проекта на блоках Карабобо нефтеносного пояса Ориноко, учредителями которого являются государствен-
Однако в практике России встречалось несколько
исключений, когда в одном договоре общие обязательства сотрудничества сочетались с обязательствами по конкретному проекту, предприятию или месторождению.
Например, соглашение с Казахстаном о сотрудничестве в
отраслях ТЭК 1992 г. содержало особые меры в отношении Орского нефтеперерабатывающего завода, Оренбургского газоперерабатывающего завода и Карачаганакского
месторождения. Соглашение с Грузией 1994 г. о сотрудничестве в металлургической и топливно-энергетической
отраслях промышленности в 1994 г. представляло собой,
по сути, международный договор о поставках важнейших
видов отраслевой продукции.
ная нефтяная компания «Петролеос де Венесуэла» и
российское ООО «Национальный нефтяной консорциум». В дальнейшем в Соглашении о сотрудничестве в
области реализации совместных стратегических проектов 2009 г., также заключенного на 25 лет, Россия и
Венесуэла закрепили обязательство оказывать содействие государственным нефтяным компаниям в создании и функционировании Совместного предприятия
для осуществления деятельности на блоке Хунин-6
нефтеносного пояса Ориноко. В приложении к данно-
му договору были детально урегулированы вопросы
долевого участия, выплаты бонуса, объемы добычи,
инфраструктуры, валютно-обменного режима, бизнес
2
-модель, принципы и условия инвестирования и др. Кро-
народные договоры о сотрудничестве при создании и
ме того, Стороны договорились о мерах по поставкам
эксплуатации газопровода или нефтепровода (с Польшей
нефти из Венесуэлы указанным Российской Стороной ор-
1993 г., Туркменистаном 2007 г., Болгарией и Грецией
ганизациям, а также о реализации совместных проектов
2007 и 2008 гг., Словенией 2009 г., Австрией 2010 г.). Зна-
по приобретению, совместному участию и управлению
чение этих договоров состоит в том, что на их основе
нефтегазовыми активами на территории третьих стран.
учредителями (хозяйствующими субъектами) со стороны
Более того, Россия приняла обязательства по поставкам
двух государств создается совместная компания, опреде-
российских товаров и услуг в Венесуэлу на общую сумму
ляемая как собственник и оператор трубопровода, кото-
около 6,4 млрд. дол. США и предоставлению для их при-
рой принадлежит право на предоставление всех мощно-
обретения государственного кредита Венесуэле в сумме
стей газопровода; устанавливаются доли учредителей в
до 2,2 млрд. дол. США в 2010-2012 гг.
уставном капитале компании; определяется схема установления тарифов; с целью обеспечения рентабельности
2. Двусторонние международные договоры России о
трубопровода закрепляются обязательства по заключе-
сотрудничестве в нефтегазовой сфере
нию долгосрочных контрактов. Стороны предоставляют
Ряд международных договоров России непосредственно направлен на сотрудничество в нефтегазовой
сфере (с Арменией 1993 г., Беларусью 1993 г., Киргизией
1993 г., Молдовой 1993 г., Туркменистаном 1995 г., Индией 2010 г.) или отдельно в нефтяной сфере (с Китаем 2009
г.) либо в газовой сфере (с Казахстаном 2001 г., Украиной
2002 г., Туркменистаном 2003 г., Республикой Корея 2006
совместной компании наиболее благоприятный таможенный и налоговый режим. В ряде случаев закреплялось,
что собственность компании не может быть экспроприирована, национализирована или подвергнута мерам, равным по последствиям экспроприации или национализации.
Предметом отдельных международных договоров являются цены (ценовая политика) на нефть и газ, а
г.).
Они также как и общие международные догово-
ры о сотрудничестве в сфере энергетики могут носить
рамочный характер (например, соглашение с Индией
2010 г.), а иногда содержать положения по конкретным
нефтегазовым проектам. Так, Соглашение о сотрудничестве в нефтяной сфере, заключенное с Китаем, определя-
ет условия сотрудничества по проектированию и строительству нефтепровода от нефтеперерабатывающей станции «Сковородино», расположенной в России, до нефтеперерабатывающей станции «Мохэ», расположенной в
Китае, и соответствующих сооружений проектной мощностью 15 млн. тонн нефти в год и их эксплуатации. Уполномоченными организациями, осуществляющими проекти-
также тарифы по транспортировке. Соглашения, заклю-
ченные с государствами-участниками СНГ в 90-х гг. прошлого века, устанавливали цену на нефть или газ, объем
поставки и стоимость услуг по транспортировке сроком,
как правило, на год. Каждый год возникала необходимость проводить сложные переговоры и идти на уступки
для обеспечения бесперебойности поставок. Были в начале 90-х гг. и примеры международных договоров, где
использовалась схема поставки газа или нефти в обмен
на покупку хлопка (с Узбекистаном 1992 г.) или сахара (с
Кубой 1992 г.), цена не фиксировалась, а закреплялось,
что расчеты осуществляются «по ценам, ориентированным на мировые».
рование, строительство и эксплуатацию нефтепровода
Последние тенденции договорной практики по
были назначены ОАО «АКТН «Транснефть» и Китайская
ценовой политике в корне отличаются. Вместо цены на
национальная нефтегазовая корпорация.
год, в соглашениях все чаще устанавливается схема цено-
Во многих случаях при осуществлении трубопроводных проектов Россией заключались отдельные между-
образования, правила индексации с учетом инфляции на
долгосрочный период. Показательно в этом плане соглашение с Беларусью о порядке формирования цен
3
(тарифов) при поставке природного газа в Беларусь и
геологической разведке и добыче нефти и газа на кон-
его транспортировке по газопроводам, расположенным
тинентальном шельфе Вьетнама (сотрудничество в
на территории Беларуси от 25 ноября 2011 г., заклю-
данной сфере было начато СССР). СССР и затем Россией
ченное на неопределенный срок. Цена на газ в 2012 г.
были заключены международные договоры с Германи-
устанавливается в размере 165, 6 дол. США за 1 тыс.
ей о сотрудничестве в освоении Ямбургского газового
куб. метров и пересчитывается на фактическую тепло-
месторождения. Из трансграничных примеров следует
творную способность. С 1 января 2013 г. цена на газ для
упомянуть соглашение с Казахстаном о совместной
Беларуси определяется сложением принимаемой в
деятельности по геологическому изучению и разведке
расчет цены на газ для потребителей Ямало-Ненецкого
трансграничного месторождения Имашевское 2010 г. В
автономного округа и удельных стоимостей транспор-
данном соглашении закреплены принципы равного
тировки газа от мест добычи газа в Ямало-Ненецкого
распределения расходов (50 на 50) между уполномо-
автономном округе до границы России и Беларуси, сто-
ченными организациями (ОАО «Газпром» и НК
имости хранения газа в подземных хранилищах газа
«КазМунайГаз») и проведения геологического изуче-
России, расходов ОАО «Газпром» по реализации газа.
ния разведки и разработки на основе выполнения сов-
Полученная цена газа пересчитывается на фактическую
местных геолого-разведочных работ в соответствии с
теплотворную способность. Примечательно, что это
требованиями законодательства России и Казахстана.
соглашение может вступить в силу только одновременно с российско-белорусским соглашением об условиях
купли-продажи акций и дальнейшей деятельности ОАО
3. Международные договоры России о делимитации
«Белтрансгаз» от 25 ноября 2011 г. Это тоже хороший
В настоящее время международные договоры
пример пакетного решения. Пока оба соглашения вре-
о границах и делимитации (разграничении) различных
менно применяются и внесены на ратификацию в Госу-
пространств непосредственно влияют на деятельность
дарственную Думу.
нефтегазовых компаний, стратегические проекты кото-
В 2010 г. Россия, Беларусь и Казахстан заключили два соглашения, направленные на создание нефтегазового рынка Таможенного союза (об общих рынках
нефти и нефтепродуктов и о правилах доступа субъектов естественных монополий в сфере транспортировки
газа). Параллельно Россия и Казахстан заключили соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов в Республику
Казахстан, а Россия и Беларусь – соглашение о порядке
уплаты и зачисления вывозных таможенных пошлин
при вывозе с территории Республики Беларусь за пре-
рых связаны с разведкой, добычей и транспортировкой
углеводородов в области спорных территорий (при
отсутствии соответствующего международного договора) или трансграничных месторождений (при наличии
соответствующего международного договора). До тех
пор, пока вопрос делимитации не решен на межгосударственном уровне, нефтегазовые компании либо не
могут осуществлять проекты в смежных или спорных
участках, либо осуществляют их с определенными рисками и не имеют возможности заниматься долгосроч-
ным планированием.
делы таможенной территории Таможенного союза
В вопросах делимитации необходимо разде-
нефти, в которых закреплено, что во взаимной торговле
лять значение международных договоров о государ-
вывозные таможенные пошлины не применяются.
ственных границах и делимитации территориального
В практике России есть несколько международных договоров о совместной разработке отдельных
месторождений, причем не только трансграничных.
Например, существует ряд соглашений с Вьетнамом о
моря, входящего в состав государственной территории,
и международных договоров о делимитации исключительной экономической зоны и континентального
шельфа, которые не входят в состав государственной
территории, но в которых прибрежное государство
4
осуществляет исключительные суверенные права в
разграничить Азовское море линией государственной
целях разведки и разработки природных ресурсов.
границы в соответствии с соглашением между Сторона-
Разграничение морских пространств России с соседни-
ми. Урегулирование вопросов, относящихся к аквато-
ми государствами в большей степени затрагивает
рии Керченского пролива, также было решено осу-
нефтегазовые компании из-за протяженности и бога-
ществлять путем соглашения между Сторонами. Отме-
тых запасов минеральных ресурсов континентального
тим, что до сих пор соответствующие международные
шельфа России. Данные международные договоры
договоры не заключены. Однако значение данных до-
представляют собой всегда результат компромисса,
говоров состоит в отнесении данных пространств к
достигаемого, как правило, по трем направлениям:
внутренним водам и закреплении суверенитета России
определение координат разграничительной линии,
и Украины. Именно поэтому в Азовском море de jure
решение вопросов рыболовства, урегулирование раз-
нет континентального шельфа. Согласно нормам меж-
ведки и разработки минеральных ресурсов.
дународного морского права на континентальном
После распада СССР перед Россией встала
сложная задача – заключить международные договоры о границах и о делимитации морских пространств.
С одной стороны, возникли новые независимые государства на территории бывшего СССР и новые проблемы (в частности, о статусе Каспийского моря, Азовского моря и Керченского пролива), с другой стороны,
Россия была вынуждена «по наследству» урегулировать вопросы, нерешенные в период СССР (в частности, делимитация морских пространств с США и Норвегией). В 2000-х годах Россией была проведена значи-
тельная работа по заключению международных договоров о делимитации, анализ которых позволяет сделать следующие выводы.
Делимитация с Украиной в части разграничения морских пространств пока не завершена. 28 ян-
варя 2003 г. был заключен Договор между Российской
Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе, в статье 5 которого закреплено,
что «ничто в настоящем Договоре не наносит ущерба
позициям Российской Федерации и Украины относительно статуса Азовского моря и Керченского пролива
как внутренних вод двух государств». В последующем
Договоре между Российской Федерацией и Украиной
о сотрудничестве в использовании Азовского моря и
Керченского пролива от 24 декабря 2003 г. удалось
закрепить, что «Азовское море и Керченский пролив
исторически являются внутренними водами Российской Федерации и Украины». Стороны договорились
шельфе и в исключительной экономической зоне действует юрисдикция прибрежного государства и исклю-
чительные суверенные экономические права в целях
разведки и разработки ресурсов; в то время как внутренние морские воды находятся под суверенитетом
прибрежного государства (пользование ими, в том числе в целях прохода через них может осуществляться
судами иностранных государств на условиях, определяемых прибрежным государством). При этом отсутствие
соглашений о прохождении делимитационной линии и
о конкретных механизмах сотрудничества негативно
сказывается на планировании строительства и развития
южных российских портов и транспортировки углеводородов в данных акваториях.
Делимитация с Литвой. 24 октября 1997 г.
Россия и Литва заключили Договор о российско-
литовской государственной границе и Договор о разграничении исключительной экономической зоны и
континентального шельфа в Балтийском море. Если
линия российско-литовской государственной границы
на суше фактически закрепила линию прежней адми-
нистративной границы, обозначенной на карте в 1963
г., то граница в территориальном море, линия разграничения исключительной экономической зоны и континентального шельфа между Россией и Литвой на Балтике устанавливалась впервые. В ходе переговоров Рос-
сия отвергла предложение Литвы о том, чтобы граница
в территориальном море на 3 мили представляла продолжение направления сухопутной границы на Курш5
ской косе. В целях достижения согласия Литве был
вал права Норвегии выходить за эти границы. В резуль-
предоставлен проход к шведской рыболовной зоне на
тате разных позиций образовался спорный район
крайнем западном отрезке линии разграничения. В
(«серая зона»). В начале 80-х годов прошлого века СССР
этой связи Литва компенсировала участок моря площа-
и Норвегия договорились о введении моратория на
дью 4,2 кв.км. Такое решение обеспечило нахождение
разведку и разработку минеральных ресурсов спорного
нефтегазового месторождения Д-6 целиком под юрис-
района.
дикцией России. Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о разграничении исключительной экономической зоны и континентально-
го шельфа в Балтийском море примечателен тем, что в
него включена норма, заложившая основу двустороннего сотрудничества по вопросам разработки трансграничных месторождений (статья 3). Стороны договорились стремиться достичь соглашения в целях урегу-
лирования всех вопросов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного
права и с соблюдением права каждой из Сторон на
природные ресурсы ее исключительной экономической зоны и континентального шельфа. Однако кон-
кретные механизмы сотрудничества в эксплуатации
трансграничных месторождений закреплены не были.
Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.
закрепила институт исключительной экономической
зоны, ширина которой не должна превышать 200 мор-
ских миль, и институт континентального шельфа, который по общему правилу не превышает 200 морских
миль, но в исключительных случаях может выходить за
эти пределы. В последнем случае государство – участник Конвенции 1982 г. может расширить внешнюю границу континентального шельфа только на основе рекомендаций Комиссии по границам континентального
шельфа, специально созданной по Конвенции 1982 г.
Россия подала соответствующую заявку по арктическому шельфу в 2001 г., Норвегия в 2006 г. Комиссия рекомендовала России доработать заявку (собрать и передать больше геологических данных) и осуществить де-
Делимитация с Норвегией. Процесс дели-
лимитацию с Норвегией, государством со смежным
митации морских пространств между СССР и Норвеги-
побережьем в Баренцевом море, с целью дальнейшего
ей был начат в 1957 г. с заключением Соглашения о
представления согласованных координат Комиссии.
морской границе в Варангер-фьорде. Конвенция о кон-
Процесс над сбором геологической информации про-
тинентальном шельфе 1958 г. позволила государствам
должается до сих пор, повторная заявка должна быть
распространять юрисдикцию на районы морского дна,
подана в 2013 г. Вторая задача была решена подписа-
за пределами дна территориального моря. После при-
нием Договора между Российской Федерацией и Коро-
нятия соответствующих национальных законов СССР и
левством Норвегия о разграничении морских про-
Норвегии в 1960-х годах притязания на континенталь-
странств и сотрудничестве в Баренцевом море и Север-
ный шельф в Баренцевом море оказались спорными.
ном Ледовитом океане от 15 сентября 2010 г.
Ситуация усложнилась в 1977 г., когда Норвегия установила рыбоохранную зону шириной в 200 морских
миль вокруг архипелага Шпицберген, позволив себе в
одностороннем порядке расширительно толковать
Договор о Шпицбергене 1920 г. Договор предоставил
Норвегии суверенитет над архипелагом, но ограничил
его осуществление условием беспрепятственного до-
ступа других государств к экономической деятельности. При этом границы действия были четко обозначены в статье 1 Договора 1920 г. СССР никогда не призна-
В процессе ратификации данного договора в
Российской Федерации звучала довольно жесткая кри-
тика относительно координат прохождения линии разграничения и решения вопросов рыболовства со стороны одних специалистов, в то время как другие понимали, что это компромисс и вынужденные уступки России.
При этом положения договора, включая Приложение II,
о сотрудничестве в эксплуатации трансграничных месторождений углеводородов, являются успешным примером уникальной договорной практики, как в истории
6
России, так и других государств.
Уникальность данного договора состоит в
том, что было не просто закреплено обязательство России и Норвегии сотрудничать в эксплуатации трансгра-
ничных месторождений углеводородов, как, например,
в российско-литовском договоре о разграничении исключительной экономической зоны и континентального
шельфа в Балтийском море, а был детально прописан
механизм сотрудничества. Согласно статье 5 договора в
случае установления существования трансграничного
этом соглашение до сих пор не вступило в силу, поскольку не было ратифицировано Россией. Однако в
день подписания СССР и США обменялись нотами о
временном применении данного соглашения. В ходе
парламентских слушаний и заседаний Государственной
Думы обсуждался вопрос о продлении временного
применения и звучала жесткая критика в адрес МИДа
СССР и лично Э.Шеварнадзе. Специальных норм о механизмах сотрудничества в области недропользования
в данном соглашении не предусмотрено.
месторождения углеводородов Россия и Норвегия
С одной стороны, неясным остается вопрос,
должны заключить Соглашение об объединении, со-
насколько проведенная линия затронула интересы рос-
ставные части которого прописаны в статье 1 Приложе-
сийских недропользователей с учетом данных о запа-
ния II. Затем государства должны требовать от соответ-
сах углеводородов в Беринговом море. С другой сторо-
ствующих юридических лиц, обладающих правами на
ны, юридической, сложилась парадоксальная ситуация.
разведку и разработку углеводородов по соответствую-
Венская конвенция о праве международных договоров
щую сторону линии разграничения, заключения Согла-
1969 г. допускает временное применение международ-
шения о совместной эксплуатации для регулирования
ного договора, если это предусмотрено самим догово-
вопросов эксплуатации трансграничного месторожде-
ром или об этом условились участвующие в перегово-
ния углеводородов как единого целого в соответствии с
рах государства (статья 25). В данном случае об этом
Соглашением об объединении. Вышеуказанные юриди-
условились СССР и США. И с международно-правовой
ческие лица должны назначить оператора. Кроме того,
точки зрения оно считается применяемым, поскольку
создается российско-норвежская Совместная комиссия
Россия не выражала намерения не становится участни-
для консультаций между государствами. Если государ-
ком договора и не совершала действий, которые лиша-
ства не смогут заключить Соглашение об объединении,
ли бы договор объекта и целей. Другими словами, нет
применяются процедуры урегулирования споров, вклю-
информации о нарушении данной линии со стороны
чающие переговоры и арбитраж ad hoc. Если государ-
России или российских недропользователей. При этом
ства не достигнут договоренности о распределении ме-
пункт 2 статьи 23 Федерального закона «О междуна-
сторождения, назначается независимый эксперт для
родных договорах Российской Федерации» предусмат-
принятия решения по распределению, причем это ре-
ривает, что временно применяемый международный
шение является обязательным для государств. Таким
договор, подлежащий ратификации, представляется в
образом, России и Норвегии удалось эффективно реали-
Государственную Думу в срок не более шести месяцев с
зовать принцип сотрудничества и закрепить принцип
даты начала его временного применения. Однако рос-
государственного контроля за деятельностью юридиче-
сийское законодательство не определяет правовых
ских лиц, обладающих правами на разведку и разработ-
последствий неисполнения данной нормы, хотя de jure
ку трансграничных месторождений углеводородов.
договор не становится частью правовой системы Рос-
Делимитация с США. Соглашение о линии
разграничения морских пространств было заключено
СССР и США 1 июня 1990 г. По сути, данная линия разграничивает территориальные моря, исключительные
экономические зоны и континентальные шельфы. При
сийской Федерации. Неоднозначным остается ответ на
вопрос о правовых последствиях внесения на ратифи-
кацию (пусть даже с нарушением шестимесячного срока) и принятием отрицательного решения Государственной Думой. Справедливости ради, необходимо
7
отметить, что это не единственный временно применя-
ны официально не признают никаких границ на этом
емый международный договор, затронувший несовер-
море и расширяют сотрудничество посредством разра-
шенство российского законодательства по этому вопро-
ботки необходимых правовых механизмов в сфере ры-
су. Однако данное соглашение является единственным
боловства, судоходства, прибрежной торговли, разра-
временно применяемым международным договором о
ботки минеральных ресурсов и охраны окружающей
разграничении морских пространств (причем столь
среды.
большой площади) – договором, подлежащим ратифи-
На данный момент соглашения всех прика-
кации по подп. «в» пункта 1 статьи 15 Федерального
спийских государств удалось достичь только по защите
закона «О международных договорах Российской Фе-
морской среды Каспийского моря (соответствующая
дерации», но федерального закона о ратификации ко-
конвенция была принята в 2003 г., а в 2012 г. был раз-
торого de facto не потребовалось для применения в
работан Протокол о региональной готовности, реагиро-
международных отношениях.
вании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызываю-
Каспий. Несмотря на заключение соглаше-
щих загрязнение нефтью, направленный на создание
ний России с Казахстаном о разграничении дна север-
регионального механизма и плана регионального со-
ной части Каспийского моря в целях осуществления
трудничества), а также по сотрудничеству в сфере без-
суверенных прав на недропользование 1998 г. и с Азер-
опасности на Каспийском море (соответствующее со-
байджаном о разграничении сопредельных участков
глашение было принято в 2010 г.). В последнем согла-
дна Каспийского моря 2002 г., а также аналогичного
шении прикаспийские государства подтвердили свои
соглашения между Казахстаном и Азербайджаном о
исключительные права в установлении и развитии пра-
разграничении противолежащих участков 2001 г., дале-
вового режима Каспия. В данном соглашении закрепле-
ко не все вопросы недропользования на Каспии можно
но, что обеспечение безопасности на Каспийском море
считать решенными. Согласно вышеуказанным между-
является прерогативой прикаспийских государств. В
народным договорам стороны провели линии, разгра-
перечень областей сотрудничества не включена энерге-
ничивающие дно и недра лишь северной части Каспий-
тика, однако в него вошли, в частности, обеспечение
ского моря при сохранении в общем пользовании вод-
безопасности морского судоходства и борьба с пират-
ной поверхности, в то время как по южной части таких
ством, а также обеспечение безопасности мореплава-
соглашений с участием Ирана нет.
ния. Важно подчеркнуть, что обозначенный в соглаше-
При этом в российско-иранском договоре об
основах взаимоотношений и сотрудничества 2001 г.
определяется, что «относительно расширения российско-иранского сотрудничества во всех сферах в Каспийском море Стороны признают Договор между РСФСР и
нии перечень не является закрытым. Стороны в рамках
настоящего соглашения осуществляют сотрудничество
и в других областях, соответствующих предмету настоящего соглашения и представляющих взаимный интерес, за исключением военных аспектов безопасности.
Персией 1921 г. и Договор о торговле и мореплавании
Таким образом, заключение делимитацион-
между СССР и Ираном 1940 г., в качестве правовой ос-
ных договоров прикаспийских государств свидетель-
новы регулирующей деятельность на Каспии. Напом-
ствует о том, что на Каспии нет континентального шель-
ним, что по договору 1940 г. Каспий считался «морем
фа с правовой точки зрения, соответственно нет и прав
двух государств», там могли находиться только суда,
прибрежных государств и иных государств в отношении
принадлежащие СССР и Ирану. В договоре 2001 г. Сто-
разведки и разработки ресурсов и прокладки подвод-
роны также закрепили, что правовой режим Каспия
ных кабелей и трубопроводов, предусмотренных Кон-
должен быть усовершенствован на основе общего со-
венцией ООН по морскому праву 1982 г. Значение де-
гласия пяти прибрежных государств, и до усовершен-
лимитационных договоров по Каспию состоит также в
ствования правового режима Каспийского моря Сторо-
закреплении двухсторонних механизмов сотрудниче-
8
ства по разведке и добыче углеводородов.
предусмотреть изъятия – таможенные и налоговые льготы,
назначить национальные компании, уполномоченные за-
Заключение
ключить контракт, или создать совместную компанию,
Анализ вышеупомянутых договоров позволяет
определить доли участия каждого государства или государ-
подчеркнуть важность международных договоров о
ственных компаний и схему распределения прибыли. И
делимитации для недропользователей. Можно также
хотя тройственность правового регулирования совместных
сделать вывод, что многие вопросы осуществления
нефтегазовых проектов сохранилась, роль международно-
нефтегазовых проектов, ранее решаемые в рамках
правового регулирования увеличилась. Совершенно оче-
национального права и частноправовых контрактов (в
видно, что наличие международного договора при осу-
частности, распределение долей уполномоченных
ществлении конкретного нефтегазового проекта является
компаний, определение цены на нефть и газ и транзит-
определенной гарантией его успешного осуществления,
ных
международно-
позволяет существенно снизить риски из-за приоритета
правового регулирования. Именно в международных
международных договоров над нормами национального
договорах удается закрепить, какие вопросы будут ре-
законодательства, подтвержденного в конституциях многих
гулироваться
государств.
тарифов)
стали
предметом
национальным
законодательством,
Нюрнберг, Германия, апрель, 2012 год
На конференции Российско-Германского Сырьевого Форума
О.В. Гликман имеет многолетний опыт научной и экспертной работы в области международного права. Одно из направлений специализации О.В. Гликман – международные договоры Российской Федерации, регулирующие сотрудничество в области недропользования и энергетики. О.В.Гликман имеет публикации по различным проблемам международного права, неоднократно участвовала в
международных конференциях и проходила
стажировки в ведущих европейских международно-правовых учреждениях, включая
Гаагскую академию международного права,
читает общий курс международного права и
инновационный спецкурс по международноправовым основам недропользования и сотрудничества государств в сфере энергетики.
9
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
108
Размер файла
429 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа