close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Алиса Гражданско правовые

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Багдасарян Алиса Феликсовна
Гражданско-правовые проблемы заключения договора
коммерческой концессии (франчайзинга)
Специальность 12.00.03. – гражданское право;
предпринимательское право; семейное право;
международное частное право
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Москва – 2008
Работа выполнена в Московском государственном университете имени
М.В. Ломоносова, юридический факультет, кафедра гражданского права.
Научный руководитель:
доктор юридических наук, доцент
Козлова Наталия Владимировна
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор
Судья Высшего Арбитражного Суда
Новоселова Людмила Александровна
доктор юридических наук, доцент
кафедры коммерческого права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова
Северин Виталий Андреевич
Ведущая организация:
Всероссийская Академия Внешней Торговли
Защита диссертации состоится «12» ноября 2008 г. в 15 часов 15 минут
на заседании Диссертационного совета Д.501.001.99 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП1, Москва, Ленинские горы, первый корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, аудитория 826.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП1, Москва, Ленинские горы, второй корпус гуманитарных факультетов.
Автореферат разослан «
» ____________ 2008 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
В.А. Чибисов
2
Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования.
Настоящее диссертационное исследование
посвящено институту коммерческой концессии (франчайзинга), являющемуся новейшим
явлением в системе частного права, вызванным к жизни кардинальными социальноэкономическими, общественно-политическими и демократическими преобразованиями,
происходящими на рубеже XX и XXI столетий. Советская формация развития гражданского права в силу естественных причин не только не нуждалась в данном правовом институте, но и не обнаруживает каких-либо предпосылок к его востребованности в условиях планово-распределительной экономики. Немногим более чем десятилетняя отечественная история института коммерческой концессии, тем не менее, доказавшая широкое
применение в условиях стремительно и интенсивно развивающегося российского рыночного оборота поставила данный институт в ряд исследований как одного из приоритетных
направлений российской цивилистики.
Анализ развития франчайзинговых отношений (отношений коммерческой концессии) в российском и зарубежных правопорядках, при всем многообразии их реализации и
различиях в доктринальном толковании, выявляет не только сложную природу (дефиниционную сущность и элементную субстанцию франчайзинга), но и достаточно противоречивую правоприменительную практику.
Национальная договорная конструкция коммерческой концессии была реципирована
из системы общего права. Иностранное влияние сказалось на формировании этого института в отечественном праве, что вызывает необходимость анализа процесса адаптации зарубежных правовых моделей к отечественной системе гражданского права.
Между тем, в отличие от российской модели, в зарубежных правопорядках четко
обозначилась тенденция к правовому регулированию не только договорной стадии франчайзинговых отношений, но и предшествующего ему преддоговорного этапа. Этот пробел в нашем законодательстве, который оказывает весьма негативное влияние на практику
отношений коммерческой концессии, который никак не компенсирован доктринальными
исследованиями российских ученых – правоведов, определил актуальность настоящего
диссертационного исследования.
Институт коммерческой концессии (франчайзинга) стремительно развивается под
влиянием достижений европейского континентального и англо-американского права, отечественная модель правовой регламентации коммерческой концессии (франчайзинга)
продолжает достаточно быстро эволюционировать. Следующим этапом эволюционного
3
развития российской модели правового регулирования с очевидностью станет легальная
регламентация преддоговорной стадии отношений коммерческой концессии, в связи с
этим фактором, возникла острая необходимость в создании целостной, научно обоснованной концепции преддоговорного этапа франчайзинговых отношений (отношений коммерческой концессии).
Объектом диссертационного исследования являются гражданско-правовые
отношения, складывающиеся в процессе заключения, изменения и расторжения договора
коммерческой концессии (франчайзинга).
Предмет диссертационного исследования включает следующие аспекты:
- анализ как фундаментальных, так и прикладных гражданско-правовых проблем,
связанных с выявлением сущностных особенностей договорной конструкции коммерческой концессии;
- изучение российских и зарубежных источников и частноправовой доктрины исторического развития и природы правоотношений коммерческой концессии, научнотеоретических воззрений и практики правового регулирования отношений, возникающих
между пользователем (франчайзи) и правообладателем (франчайзером) по договору коммерческой концессии;
- нормы действующего российского и иностранного права, регулирующие сферу отношений коммерческой концессии (франчайзинга), а также результаты иностранной и
отечественной правоприменительной практики.
Цель диссертационного исследования состоит в анализе сущности (правовой природы) договорной конструкции коммерческой концессии, выявлении основных
тенденций и закономерностей эволюции данного института и его специфических черт, установлении классификационных признаков, позволяющих отличить его от смежных (подобных), и определении его места в системе договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау, а также в исследовании преддоговорного процесса в отношениях
коммерческой концессии (франчайзинговых отношениях), в выявлении и обосновании
существования на преддоговорной стадии особых преддоговорных франчайзинговых отношений в развитых правопорядках.
Задачи диссертационного исследования. Достижение поставленной цели
предполагает решение следующих задач:
- выявление основных тенденций и закономерностей эволюции и перспектив эволюции института коммерческой концессии (франчайзинга);
- исследование процесса формирования и развития легальных подходов к регламентации отношений коммерческой концессии (франчайзинга);
4
- определение понятия, признаков и места договора коммерческой концессии в
системе гражданско-правовых договоров, а также квалификации
предмета договора
коммерческой концессии;
- выявление специфических черт правоотношений коммерческой концессии и особенности их динамики;
- анализ зарубежных моделей правовой регламентации преддоговорного этапа отношений коммерческой концессии (франчайзинга) и построение теоретически обоснованной отечественной модели правовой регламентации преддоговорного этапа отношений
коммерческой концессии;
- исследование специфики преддоговорной ответственности в отношениях коммерческой концессии с целью наибольшей практической результативности применения данного института участниками гражданского оборота;
- разработка рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства,
позволяющих хозяйствующим субъектам полноценно и всесторонне удовлетворять свои
потребности во франчайзинговых услугах.
Степень разработанности темы. Поскольку договор коммерческой концессии
является новейшим институтом в системе российского гражданского права, современные
правоведы уделяют достаточное внимание анализу данного института. Особенности правового регулирования коммерческой концессии рассматриваются в трудах таких виднейших отечественных ученых - цивилистов, как М.И.Брагинский, Е.Н. Васильева, В.В.
Витрянский, И.А. Зенин, Б.И. Пугинский, А.П. Сергеев, С.А. Сосна, Е.А. Суханов и др.
Появились диссертационных исследования, объектом которых являются правоотношения
коммерческой концессии 1 . Однако проблема правового регулирования преддоговорного
этапа заключения франчайзинговых соглашений по-прежнему сохраняет свою актуальность.
1
Бобков С.А. Правовое регулирование коммерческой концессии в Российской Федерации:
Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000; Месяшная Н.В. Правовые вопросы становления франчайзинга в России: Дис. ... канд. юр. наук. М., 2000; Орлова О.А. Договор коммерческой
концессии по российскому и зарубежному законодательству. Дис. … канд. юрид. наук.
Саратов, 2003; Бородина Ж.Н. Правовое регулирование коммерческой концессии (франчайзинга). Дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2005; Васильева Е.Н. Правовое регулирование
коммерческой концессии по российскому праву: Дис. … канд. юр. наук. М., 2005; Козина
Е.А. Гражданско-правовое регулирование предоставления комплекса исключительных
прав по договору франчайзинга: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005; Шульга Д.В. Регулирование договора коммерческой концессии (франчайзинга) в гражданском праве России.
Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2005; Сланова А.В. Договор коммерческой концессии
в гражданском праве Российской Федерации. Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2006; и
др.
5
Теоретическая основа диссертации. Помимо работ названных ученых, теоретическую основу диссертационного исследования составляют труды: Т.Е. Абовой, Г.Е.
Авилова,
М.М. Агаркова, Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, М.М. Богуславского,
С.Н. Братуся,
Н.Г. Вилковой, Ф.И. Гавзе, Д.М. Генкина, О.А. Городова, В.П. Грибано-
ва, В.А. Дозорцева, О.С. Иоффе, М.И. Кулагина, А.Н. Кучер, Л.А. Лунца, Я.М. Магазинера, Н.И. Марышевой, И.Б. Новицкого, К.П. Победоносцева, С.И. Раевича, Ю.В. Романца, О.Н. Садикова, Ю.И. Свядосца, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Р.О. Халфиной,
В.Ф. Яковлева и др.
Предметом анализа являлись также английские, немецкие, итальянские, испанские и
французские источники, в том числе труды следующих авторов: M. Alonso, R.M. Asbill, R.
M. Barkoff, G. Bermúdez, M. Bescós, M. Bessone, J.A. Bolea, C. Corvol, D. Caruso, R. Delforge, E. C. Díez De Castro, G. Faggella, E.A. Farnsworth, A. N. García , O. Gast, S. M. Goldman, A. Husson-Dumotier, M. Jounhannaud, R. Jhering, M. Kahn, F. Kessler, P. Jr. Legrand,
M. Mendelsohn, A.M., Musy, N. E. Nedzel, J.M. Pérez, F. Reglero Campos, S. Riesenfeld, J.A.
Rocha, A. Rodríguez, F. J Rondán Cataluňa, N.Z. Sabir, R. Sacco, R. Saleilles, M. Seid, A. C.
Selden, J.Shmidt, A. G. Spota, L.N. Swartz, R. Vague, G. Viney, P. F. Zeidman, ect.
Нормативно-правовую и эмпирическую основу исследования составляет действующая система российского положительного права, регулирующего отношения в сфере коммерческой концессии, законодательство Европейского Союза и отдельных
зарубежных государств, в частности, Австралии, Бельгии, Бразилии, Испании, Италии,
Канады, Мексики, Румынии, США, Франции и Японии, акты международных и национальных ассоциаций франчайзинга, модельные законодательства Международного Института Унификации Частного Права (УНИДРУА), материалы практики арбитражных судов Российской Федерации, а также судебная практика судов Европейского Союза и отдельных стран (Австралии, Испании, Канады, США, Франции и др.).
Методологическую основу диссертационного исследования составляет
совокупность научных приемов и методов исследования явлений и процессов, в том числе
конкретно-исторический, эволюционный, диалектический, компаративистский (сравнительно-правовой), системный, формально-логический, структурно – функциональный, метод правового моделирования и др.
Научная новизна исследования. Настоящая диссертация представляет собой
системный анализ отношений коммерческой концессии с акцентом на детальное исследование преддоговорного этапа. Результаты исследования имеют ценность как с точки зрения развития доктринальной концепции института коммерческой концессии, так и
для его эффективного применения в условиях возрастающей заинтересованности участ6
ников внутрироссийского и внешнеэкономического оборота в использовании коммерческой концессии.
На защиту выносятся следующие теоретические положения:
1. До момента заключения договора франчайзинга и возникновения франчайзингового отношения, стороны могут быть связаны преддоговорным франчайзинговым правоотношением, которое носит односторонне-обязывающий характер, поскольку правомочию
потенциального франчайзи (пользователя) на предоставление необходимой конфиденциальной информации корреспондирует соответствующая обязанность франчайзера раскрыть и предоставить такую информацию.
2. Правовой целью установления преддоговорного франчайзингового правоотношения является заключение договора коммерческой концессии (франчайзингового договора). В то же время указанное преддоговорное отношение обладает относительной самостоятельностью, поскольку его возникновение обусловлено фактом обращения потенциального франчайзи (пользователя) и ответными действиями франчайзера (правообладателя), которые по своей природе являются юридически значимыми действиями. В дальнейшем факт заключения или не заключения договора коммерческой концессии (франчайзинга) не влияет на существование возникшего преддоговорного франчайзингового
правоотношения.
3. Срок существования преддоговорного франчайзингового правоотношения (преддоговорного правоотношения коммерческой концессии) определяется двумя факторами:
сроком существования информационной обязанности потенциального франчайзера (правообладателя), а также сроком сохранения режима конфиденциальности полученной информации потенциальным франчайзи (пользователя), который обычно устанавливается
соглашением сторон. По истечении указанных сроков либо после исполнения информационной обязанности франчайзером преддоговорное правоотношение прекращается.
4. Содержанием преддоговорного франчайзингового правоотношения является обязанность потенциального франчайзера (правообладателя) раскрыть и предоставить информацию, реализующаяся путем предоставления документа о раскрытии информации.
Предоставление франчайзером документа о раскрытии информации обладает всеми
признаками оферты по российскому праву, хотя во всех зарубежных моделях правовая
природа этого документа квалифицируется как «оферта особого рода» – «оферта с императивным началом», поскольку требования к содержанию и порядку предоставления документа о раскрытии информации урегулированы специальным франчайзинговым законодательством.
7
5.
На преддоговорной стадии франчайзинговых отношений современная ци-
вилистика сталкивается с правовым феноменом. С одной стороны, принцип обязательного предпродажного раскрытия и предоставления конфиденциальной информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений вписывается в традиционную конструкцию заключения гражданско-правового договора: франчайзер (правообладатель) направляет потенциальному франчайзи (пользователю) документ о раскрытии информации как
своеобразную оферту, содержание, обязательность и срок предоставления которой определен ее «императивным началом», которую потенциальный франчайзи (пользователь)
акцептует или не акцептует. С другой стороны,
еще до момента заключения договора
франчайзинга стороны уже имеют права и обязанности, составляющие содержание преддоговорного правоотношения, которым они связаны.
6. Доказана необходимость рецепции и легализации в российском законодательстве
принципа обязательного предпродажного раскрытия и предоставления информации на
преддоговорной стадии франчайзинговых отношений (отношений коммерческой концессии), суть которого состоит в том, что императивно устанавливается обязанность франчайзера (правообладателя) раскрыть и предоставить информацию до момента заключения
договора франчайзинга.
Научная и практическая значимость. В диссертации впервые проведено
комплексное сравнительное исследование отношений, возникающих на стадии заключения договора коммерческой концессии (франчайзинга) по праву России и ряда зарубежных стран. Научные выводы, сформулированные в настоящей работе, могут быть использованы для совершенствования действующего российского законодательства в части устранения пробелов в правовом регулировании и установлении преддоговорной ответственности за недобросовестное поведение на преддоговорной стадии отношений коммерческой концессии. Результаты диссертационного исследования представляют интерес для
преподавательской деятельности и могут применяться при чтении лекций и проведении
практических семинарских занятий по курсам «Гражданское право», «Предпринимательское
право», «Коммерческое право».
Апробация результатов исследования. Диссертация была подвергнута рецензированию и обсуждению на заседаниях кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Содержащиеся в диссертационном исследовании
основные научные положения нашли отражение в статьях, опубликованных диссертантом.
Некоторые положения диссертации были использованы при проведении практических семинарских занятий по курсу «Гражданское право» со студентами второго и третьего курса
юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.
8
Предложения по совершенствованию законодательства. По результатам исследования сформулированы предложения по совершенствованию действующего
российского законодательства о коммерческой концессии, которые изложены в прилагаемом к диссертации проекте Федерального Закона «Об обязательном преддоговорном предоставлении (раскрытии) информации в отношениях коммерческой концессии».
Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, библиографии и приложения.
Основное содержание диссертации
Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, очерчивается предмет
исследования, определяются его цели и задачи, описывается структура, теоретическая основа и методология исследования, характеристика научной новизны и практической значимости, формулируются выносимые на защиту теоретические положения, приводятся
сведения о внедрении и апробации результатов проведенного исследования.
Глава I «Коммерческая концессия в системе гражданско-правовых договоров»
включает в себя три параграфа.
§ 1 «Эволюционный анализ коммерческой концессии (франчайзинга)» состоит
из двух подпараграфов.
§ 1.1 «Генезис франчайзинговых отношений» посвящен изучению процесса возникновения и развития франчайзинговых отношений. Исследование начинается с момента зарождения «протофранчайзинговых» отношений в эпоху медиевизма и заканчивается
анализом современных франчайзинговых конструкций XX-XXI века.
§ 1.2 «Эволюция легальных подходов к регламентации франчайзинговых
от-
ношений» посвящен анализу становления и развития современных концепций правового
регулирования франчайзинговых отношений на примере законодательства стран Европейского Союза, США и Канады.
Проведенный анализ легальных подходов к регламентации франчайзинга позволяет
заключить, что в настоящее время существуют три модели правовой регламентации франчайзинговых отношений.
Во-первых, модель «совместного правового регулирования», принятая в
Нормативно-правовые акты федерального уровня предусматривают
США.
«минимум» прав
франчайзера и франчайзи, а нормативно-правовые акты отдельных штатов расширяют
9
права и гарантии сторон франчайзингового договора по сравнению с тем, как они определены федеральным законодательством.
Во-вторых, модель «совместного «наднационального» правового регулирования»,
примером которой является концепция правового регулирования франчайзинговых отношений в Европейском Союзе. Регулирование отношений франчайзинга осуществляется
не только национальным законодательством стран-участниц Европейского Союза, но и
«наднациональным» законодательством Европейского Союза (Регламентом № 2790/1999).
Суть построения данной модели правового регулирования заключается в создании такой
системы, в которой действие общих «наднациональных» норм не исключает возможность
принятия национальных законов о франчайзинге.
В-третьих, модель «исключительного правового регулирования» (Российская Федерация, Канада), когда франчайзинговое законодательство отнесено к компетенции провинций. Отличительной чертой российского правового регулирования по сравнению с Канадой является включение франчайзингового законодательства в состав законодательства
об интеллектуальной собственности, которое в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции
РФ отнесено исключительно к ведению Российской Федерации.
Исторический опыт регулирования отношений коммерческой концессии с созданием в зарубежных правопорядках законченных легальных моделей доказывает невозможность существования определенной устойчивой зависимости между моделью правового
регулирования и градиентом развития франчайзинговых отношений.
§ 2 «Договор коммерческой концессии (франчайзинга) как гражданскоправовая форма обязательств в сфере исключительных прав» включает в себя два
подпараграфа.
§ 2.1 «Понятие и место договора коммерческой концессии (франчайзинга) в
системе
гражданско-правовых договоров» содержит анализ основных теоретических
концепций о правовой природе договора коммерческой концессии (франчайзинга). Исследование договора коммерческой концессии в сопоставлении с другими видами гражданско-правовых договоров позволило установить отличительные признаки договора коммерческой концессии, определить его место в системе гражданско-правовых договоров,
раскрыть существо порождаемых им отношений. В силу исключительного характера
прав, передаваемых по договору франчайзинга, его следует включить в класс договоров
об использовании исключительных прав и ноу-хау.
§ 2.2 «Квалификация предмета договора коммерческой концессии (франчайзинга)» посвящен исследованию предмета и структуры договора коммерческой концессии (франчайзинга).
10
Под объектом правоотношений коммерческой концессии следует понимать совокупность прав, которая перснонифицирует франчайзинг в качестве правоотношения. Сложный характер данного правоотношения свидетельствует о комплексности договора франчайзинга. Комплексный характер объекта правоотношений коммерческой концессии проявляется в следующих признаках: множественности элементов; неделимости сложного
объекта; единства целевого назначения элементов, составляющих объект правоотношений коммерческой концессии (франчайзинговых правоотношений). Комплексность объекта проявляется в комплексности предмета, т.е. поведении субъектов договора коммерческой концессии (франчайзинга) и действий, которые составляют содержание различных
прав, входящих в объект франчайзинговых правоотношений.
§ 3 «Содержание и исполнение договора коммерческой концессии (франчайзинга)» включает в себя четыре подпараграфа.
§ 3.1 «Субъектный состав договора коммерческой концессии (франчайзинга):
права и обязанности» определяет круг участников франчайзинговых правоотношений.
Поскольку ГК РФ не содержит легальной дефиниции правообладателя (франчайзера),
пользователя (франчайзи), субправообладателя (субфранчайзера) и субпользователя (субфранчайзи), рассматриваемые субъекты были определены на основе авторского толкования норм статей 1027 и 1029 ГК РФ.
Правообладателем является коммерческая организация или гражданин, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, которые обладают комплексом
исключительных прав, в том числе на товарный знак и (или) знак обслуживания, на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау), деловой репутацией и коммерческим опытом, использование которых он разрешает пользователю за вознаграждение на
срок или без указания срока по договору коммерческой концессии.
Пользователем следует признать коммерческую организацию либо индивидуального
предпринимателя, которым предоставляется право использования комплекса исключительных прав правообладателя, а также его деловой репутации и коммерческого опыта в
определенном объеме за вознаграждение на срок или без указания срока по договору
коммерческой концессии.
Субправообладатель – это пользователь, которому договором коммерческой концессии было предоставлено право разрешать другим лицам использование предоставленного
ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях субконцессии, согласованных им с правообладателем либо определенных в договоре коммерческой
концессии.
11
Субпользователем является коммерческая организация либо индивидуальный предприниматель, обладающие правом использования комплекса исключительных прав правообладателя, полученным от пользователя, которому согласно договору коммерческой
концессии было предоставлено право разрешать другим лицам использование предоставленного ему комплекса исключительных прав или части этого комплекса на условиях
субконцессии.
Определение субъектного состава участников франчайзингового отношения позволяет выявить ограничительные условия договора и установить содержание прав и обязанностей сторон по договору коммерческой концессии. Ограничительные условия договора коммерческой концессии представляют собой дополнительные обязанности сторон
договора. Доказывается, что конструкция ограничения прав сторон по договору коммерческой концессии, имеет целью обеспечить соблюдение интересов как правообладателя,
так и пользователя. Аналитическое рассмотрение ограничительных условий проходит через призму опыта США.
§ 3.2 «Возобновление, изменение и прекращение договора коммерческой концессии (франчайзинга)» посвящен рассмотрению процедуры возобновления, изменения и
прекращения договора коммерческой концессии
ГК РФ прямо устанавливает право пользователя, надлежащим образом исполнившего свои обязанности, по истечении срока договора коммерческой концессии на заключение договора на новый срок на тех же условиях (п.1 ст. 1035 ГК РФ). Легальное закрепление права на возобновление договора коммерческой концессии имеет целью защитить
интересы пользователя, так как заключение договора коммерческой концессии всегда сопряжено с немалыми инвестициями со стороны пользователя, а отказ правообладателя от
возобновления договора наносит существенный урон имущественным интересам пользователя. В то же время право пользователя на возобновление договора коммерческой концессии не может носить абсолютный (безусловный) характер, поскольку это ущемляло бы
интересы правообладателя.
Российская модель права на возобновление договора коммерческой концессии анализируется в сопоставлении с американской моделью, отличительной чертой которой является отсутствие на федеральном уровне специального франчайзингового законодательства. Законодательство большинства штатов США признает рассматриваемое право, хотя
и вкладывает в него различное содержание. Следует отметить, что регулирование права на
возобновление франчайзингового договора в США носит фрагментарный характер, тогда
как отечественная законодательная модель регулирует это право гораздо более целостно и
эффективно.
12
Обычным способом изменения договора коммерческой концессии является соглашение сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ). Кроме того, договор может быть изменен судом по требованию одной из сторон (п. 2 ст. 450 ГК РФ). Основанием одностороннего изменения договора в судебном порядке является существенное нарушение договора другой стороной. К
процедуре расторжения договора коммерческой концессии (франчайзинга) применяются
как общие положения главы 29 ГК РФ, так и специальные положения, предусмотренные
главой 54 ГК РФ.
Отечественная модель правовой регламентации расторжения договора коммерческой
концессии анализируется в сопоставлении с американской моделью. В США специальное
франчайзинговое законодательство действует на уровне штатов, в большинстве из которых для расторжения договора коммерческой концессии необходимо наличие «достаточных оснований» (good cause). Отсутствие в американском законодательстве четких легальных требований к порядку и основаниям расторжения франчайзингового договора
компенсируется нормами прецедентного права. Подобная модель правового регулирования может существовать только в системе общего права, тогда как отечественная модель
представляет собой классический продукт романо-германской правовой семьи.
§ 3.3 «Ответственность сторон по договору коммерческой концессии (франчайзинга)» имеет целью показать специфику ответственности сторон по договору коммерческой концессии. Особенности ответственности сторон по договору коммерческой концессии (франчайзинга) обусловлены тем фактором, что сторонами в рассматриваемой договорной конструкции являются предприниматели, которые несут гражданско-правовую
ответственность независимо от вины (п. 3 ст. 401 ГК РФ).
Специфика ответственности сторон по договору коммерческой концессии проявляется в том, что правообладатель несет субсидиарную ответственность по предъявляемым
к пользователю требованиям о несоответствии качества товаров (работ, услуг), продаваемых (выполняемых, оказываемых) пользователем по договору коммерческой концессии,
так как правообладатель является первоначальным, оригинальным производителем данного товара, работы или услуги.
Другим специфическим основанием ответственности является изменение правообладателем коммерческого обозначения, входящего в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии. В этом случае договор
продолжает действовать в отношении нового коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потребует расторжения договора и возмещение убытков. В случае продолжения действия договора пользователь вправе потребовать соразмерного
уменьшения, причитающегося правообладателю вознаграждения. По сути, изменение
13
коммерческого обозначения правообладателя означает изменение самого предмета договора. Поэтому законодатель предоставил пользователю право по своему усмотрению либо
продолжить действие договора, либо потребовать его расторжения.
Если в период дей-
ствия договора коммерческой концессии истек срок действия исключительного права,
пользование которым предоставлено по этому договору, либо такое право прекратилось
по иному основанию, договор коммерческой концессии продолжает действовать, за исключением положений, относящихся к прекратившемуся праву. Однако если иное не предусмотрено договором, пользователь вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения.
Ситуация в корне меняется, когда речь идет о прекращении принадлежащего правообладателю исключительного права на товарный знак или знак обслуживания. Для договора коммерческой концессии товарный знак и знак обслуживания имеют первоочередное значение, ибо целью этого договора является достижение максимальной схожести в
глазах потребителей между пользователем и правообладателем, а средствами достижения
цели – товарный знак или знак обслуживания. Без товарного знака, знака обслуживания и
коммерческого обозначения договор коммерческой концессии теряет смысл. Поэтому в
случае прекращения принадлежащего правообладателю права на товарный знак, знак обслуживания или на коммерческое обозначение, когда такое право входит в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии, без замены прекратившегося права аналогичным правом договор коммерческой концессии прекращается.
Отечественная концепция правового регулирования ответственности сторон по договору коммерческой концессии сопоставляется с американской моделью. Если в российской модели источником правового регулирования ответственности сторон по договору
франчайзинга служит ГК РФ, то в американской модели по причине отсутствия специального нормативного акта данная сфера регулируется нормами прецедентного права. В частности, пользователь (франчайзи), права которого были нарушены, может обратиться за
судебной защитой на основании нарушений условий договора правообладателем – франчайзером (breach of contact), специального обещания (promissory estoppel) или подразумеваемых условий договора (implied terms). Например, если франчайзи инвестировал определенную сумму, рассчитывая на некое обещание франчайзера, то в случае нарушения такого обещания франчайзи (пользователь) может истребовать данную сумму, опираясь на
правила о неосновательном обогащении, о специальном обещании (promissory estoppel)
либо о возмещении причиненных убытков (recoupment). Другим способом защиты прав
сторон в системе общего права с целью возложения ответственности на правонарушителя
14
является ссылка на обман (fraud). Однако существенным недостатком рассматриваемого
механизма ответственности является сложность доказывания факта обмана. Российскую
модель ответственности по договору коммерческой концессии (франчайзинга) отличает
монолитный характер в традициях романо-германской системы права. Напротив, американская модель носит фрагментарно – разрозненный характер и опирается на общие
принципы прецедентного права.
Достоинством отечественного законодательства является тот факт, что при «рецепции» выработанной в системе общего права конструкции договора коммерческой концессии, были максимально учтены различия англо-американской и романо-германской правовых систем и создана такая модель правового регулирования, которая органично вписалась в российскую систему права.
§ 3.4 «Форма и государственная регистрация договора коммерческой концессии
(франчайзинга)» посвящен анализу обязательной регистрационной процедуры и легальным требованиям к форме договора коммерческой концессии.
Если договор коммерческой концессии не был совершен в письменной форме, он
считается недействительным. Для судебного признания недействительности такой сделки
не требуется рассмотрения дела по существу в судебном заседании, достаточно констатации судьей факта отсутствия письменной формы. Кроме требований к форме договора
коммерческой концессии, в законе предусматривается специальная регистрационная процедура договора. Договор коммерческой концессии подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.
При несоблюдении этого требования договор считается ничтожным.
Регистрационная процедура в отношениях коммерческой концессии предусмотрена
не только в Российской Федерации, но также в Испании и США, хотя регистрационные
процедуры этих стран имеют свою специфику. В США не существует единой регистрационной процедуры на федеральном уровне, а в отдельных штатах действуют нормативноправовые акты, предусматривающие обязанность франчайзера (правообладателя) пройти
специальную регистрационную процедуру, прежде чем он сможет продавать или предлагать к продаже франшизы. Следует отметить, что по российскому праву регистрацию
проходит договор коммерческой концессии (франчайзинга), тогда как американская система предполагает регистрацию непосредственно самого франчайзера (правообладателя),
т.е. его «профессионального статуса». Поскольку в США обязанность франчайзера (правообладателя) пройти регистрационную процедуру устанавливается на уровне отдельных
штатов, требования к регистрации варьируются.
15
Испанская регистрационная процедура также предполагает регистрацию самого
франчайзера (правообладателя), а не франчайзингового договора. Кроме того, ведется
специальный реестр франчайзеров (правообладателей). Согласно ст. 62 Закона о розничной торговле Испании все франчайзеры (правообладатели), осуществляющие свою деятельность на территории Испании, обязаны зарегистрироваться: иностранные компании –
в федеральном реестре франчайзеров, национальные – в региональном реестре. Реестр
франчайзеров выполняет две важнейшие функции. Во-первых, он является своеобразным
аналитическим центром всей франчайзинговой деятельности в стране. Во-вторых, он
служит гарантией предоставления потенциальному франчайзи информации, необходимой
ему на преддоговорном этапе. Законом о розничной торговле устанавливается список документов и перечень сведений, которые подлежат предоставлению для регистрации в реестре франчайзеров. Франчайзер обязан сначала пройти регистрационную процедуру документа о раскрытии информации, и лишь после этого направлять его потенциальным
франчайзи.
Представляется, что первоосновой для избрания рассматриваемой правовой концепции регулирования явилось легальное закрепления принципа обязательного предпродажного раскрытия и предоставления информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений. Регистрационная процедура служит эффективным правовым средством
обеспечения интересов всех потенциальных участников отношений коммерческой концессии.
Представляется, что в Российской Федерации также необходимо создание единого
реестра франчайзеров (правообладателей), аналогичного государственному реестру юридических лиц и граждан-предпринимателей.
Глава II «Преддоговорный этап в сфере франчайзинговых отношений и преддоговорная ответственность» включает в себя два параграфа.
§ 1 «Теоретическая модель преддоговорного этапа франчайзинговых отношений» содержит первое в российской юридической науке описание и решение проблемы
преддоговорного этапа франчайзинговых отношений. В XXI столетии классическая цивилистика сталкивается с правовыми аномалиями, которые не вписываются в устоявшуюся
«картину цивилистического мира». Одним из таких феноменов является появление так
называемых «преддоговорных правоотношений», возникающих вопреки устоявшемуся
представлению об отсутствии договорных правовых связей, прав и обязанностей сторон
до момента заключения договора в соответствии с требованиями законодательства. Институт преддоговорной ответственности изменяет выверенную дихотомическую систему
гражданско-правовой ответственности, уходящую своими корнями в римское право, по16
скольку специфические характеристики института преддоговорной ответственности не
позволяют однозначно классифицировать ее ни в качестве договорной, ни в качестве внедоговорной (деликтной) ответственности. Современная правовая доктрина все чаще квалифицирует преддоговорную ответственность как ответственность tertium genus.
Сущность франчайзинговых отношений предполагает, что франчайзер (правообладатель) является профессиональным предпринимателем (коммерческой организацией либо
индивидуальным предпринимателем). Напротив, франчайзи (пользователь) не обладает
необходимым деловым опытом и профессиональным уровнем, что вынуждает его компенсировать их недостаток посредством заключения договора коммерческой концессии
(франчайзинга). Каждая из сторон стремится к извлечению максимальной прибыли, однако более сильным и опытным всегда является франчайзер, тогда как заведомо слабой
стороной франчайзинговых отношений выступает франчайзи. Поэтому в процессе регулирования франчайзинговых отношений возникает проблема создания юридических гарантий защиты интересов именно франчайзи (пользователя).
Критического уровня фактическое неравенство сторон франчайзинговых отношений
достигает на преддоговорном этапе, когда сходятся воедино два негативных фактора. Вопервых, отсутствие достаточного делового опыта у франчайзи (пользователя), вследствие
чего очевидное позиционное преимущество оказывается на стороне франчайзера (правообладателя). Во-вторых,
отсутствует четкая правовая регламентация преддоговорного
этапа франчайзинговых отношений.
С точки зрения действующего российского законодательства процесс заключения
договора коммерческой концессии выглядит следующим образом. Франчайзи (пользователь) должен принять решение о заключении договора франчайзинга, руководствуясь не
полной и достоверной информацией о франчайзере (правообладателе) и его предпринимательской деятельности, а опираясь лишь на собственную интуицию и сведения, которые
сообщит ему сам франчайзер (правообладатель). При таких обстоятельствах может ли
франчайзи (пользователь) принять мотивированное и обоснованное решение о заключении договора коммерческой концессии (франчайзинга) и следует ли оставлять на усмотрение франчайзера (правообладателя) необходимость раскрытия и предоставления информации на преддоговорной стадии франчайзинговых отношений? Отрицательный ответ
очевиден, а потому надлежит создать эффективный правовой механизм, способный в
равной степени обеспечить соблюдение интересов обеих сторон на преддоговорном этапе
франчайзинговых отношений.
Как в общей, так и в континентальной системе права одним из важнейших инструментов правового механизма защиты интересов пользователя (франчайзи) служит прин17
цип обязательного предпродажного раскрытия и предоставления информации, действующий на стадии преддоговорных отношений. Его сущность состоит в том, что на франчайзера (правообладателя) императивно возложена обязанность раскрыть и предоставить необходимую информацию потенциальному франчайзи (пользователю) еще до момента заключения франчайзингового договора. Непосредственная обязанность франчайзера (правообладателя) заключается в предоставлении потенциальному франчайзи (пользователю)
документа о раскрытии информации.
Заимствование данной правовой конструкции будет способствовать созданию адекватной правовой базы, которая сможет ускорить развитие франчайзинговых отношений в
России. Однако любое заимствование зарубежной правовой конструкции – явление достаточно сложное и противоречивое, сопряженное с необходимостью соблюдать традиции
национального правопорядка. Преддоговорный процесс в зарубежных странах обычно
регламентируется специальным франчайзинговом законодательством (путем прямого легального закрепления принципа обязательного предпродажного раскрытия и предоставления информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений), в котором императивно устанавливается обязанность франчайзера еще до момента заключения договора раскрыть и предоставить необходимую информацию. Данная обязанность возникает
из факта обращения потенциального франчайзи, а по своей природе данное обращение
является юридически значимым действием. Таким образом, еще до момента вступления в
договорные правоотношения стороны оказываются связанными и обладают по отношению друг другу правами и обязанностями. Следовательно, в данном случае мы можем говорить о возникновении особого преддоговорного франчайзингового правоотношения,
которое носит односторонне-обязывающий характер, поскольку праву потенциального
франчайзи на предоставление информации корреспондирует соответствующая обязанность франчайзера раскрыть и предоставить информацию.
Несмотря на то, что правовой целью установления преддоговорного франчайзингового правоотношения является заключение франчайзингового договора, это преддоговорное отношение «существует обособленно» от самого франчайзингового договора. Его
возникновение определяется фактом обращения потенциального франчайзи, а последующее заключение или не заключение договора не может влиять на преддоговорное правоотношение. Даже если стороны впоследствии не заключили франчайзинговый договор,
но при этом имело место нарушения информационной обязанности потенциальным франчайзером, вступает в действие императивно установленный механизм ответственности.
Срок существования франчайзингового преддоговорного правоотношения определяется двумя факторами: сроком существования информационной обязанности потенциаль18
ного франчайзера, а также сроком сохранения режима конфиденциальности полученной
информации потенциальным франчайзи, который обычно устанавливается соглашением
сторон. По истечении указанных сроков либо исполнении соответствующей информационной обязанности преддоговорное правоотношение прекращается.
Содержанием преддоговорного франчайзингового правоотношения является обязанность потенциального франчайзера раскрыть и предоставить информацию. Указанная
обязанность реализуется путем предоставления документа о раскрытии информации. По
своей правовой природе документ о раскрытии информации обнаруживает все конституирующие признаки оферты, однако с учетом его специфики может быть определен как
«оферта особого рода» или «оферта с императивным началом».
В случае неисполнения потенциальным франчайзером (правообладателем) информационной обязанности в развитых правопорядках предусмотрен специальный механизм
ответственности.
Получается, что на преддоговорном этапе установления франчайзинговых отношениях современная цивилистика сталкивается с некой аномалией. С одной стороны, принцип обязательного предпродажного раскрытия и предоставления информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений вписывается в традиционную конструкцию
заключения гражданско-правового договора: франчайзер направляет потенциальному
франчайзи документ о раскрытии информации, т. е. оферту, содержание, обязательность и
срок предоставления которой определен ее «императивным началом»), а потенциальный
франчайзи акцептует или не акцептует оферту. С другой стороны, еще до момента заключения договора потенциальные контрагенты оказываются связанными связаны преддоговорными франчайзинговыми отношениями.
Думается, что принцип обязательного предпродажного раскрытия и предоставления
информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений может быть вписан в
действующее гражданское законодательство при условии уточнения требований к содержанию оферты. Единственным условием заимствования данной конструкции является
разработка специального франчайзингового законодательства.
§ 1.1 «Модель правовой регламентации преддоговорного этапа франчайзинговых отношений в системе общего права» слагается из двух субпараграфов.
§ 1.1.1 «США». Имеет целью раскрыть и проанализировать зарождение и становление одного из важнейших инструментов правового механизма защиты интересов пользователя (франчайзи) в США: принципа обязательного предпродажного раскрытия и предоставления информации, действующего на стадии преддоговорных отношений между
франчайзером и франчайзи. Американская модель правовой регламентации преддоговор19
ного этапа франчайзинговых отношений имеет особенности, связанные с традициями англо-саксонской правовой системы. Помимо механизма ответственности, предусмотренного Приказом Федерального Министерства торговли США и законодательными актами
отдельных штатов, существует правовой механизм ответственности, который ранее был
создан в системе общего права. Раскрытие и предоставление информации, вводящие в заблуждение франчайзи, или же нераскрытие информации, когда такая обязанность прямо
установлена законом, является основанием для предъявления иска, основанного на общем
праве о намеренном введении в заблуждение или об утаивании информации с целью обмана.
Американскую модель отличает высокий уровень правовой регламентации, а потому
она способна оказать положительное влияние на разработку отечественной модели. В то
же время в ходе ее возможной рецепции следует учитывать национальные традиции российского права.
§ 1.1.2 «Австралия». Посвящен анализу правовой регламентации преддоговорной
стадии франчайзинговых отношений в Австралии, раскрытию достоинств и преимуществ
исследуемой правовой модели. Австралийская модель также является продуктом англосаксонской правовой системы. От американский модели ее отличает специфический механизм ответственности, представляющий некоторые практические преимущества участникам франчайзинговых отношений. Следует подчеркнуть, что разработанный в Австралии механизм ответственности за преддоговорные нарушения во франчайзинговых отношениях представляется наиболее удачным для конструирования российской модели.
§ 1.2 «Континентально – европейские модели правовой регламентации преддоговорного этапа франчайзинговых отношений» состоит из пяти субпараграфов.
§1.2.1 «Бельгия». Содержит анализ Бельгийской модели регламентации преддоговорного процесса во франчайзинговых отношениях, правовым базисом которой служит
Бельгийский Закон об информации. В бельгийской модели обеспечительный механизм и
механизм ответственности ограничивается лишь возможностью признания договора недействительным, что не является достаточно эффективным для обеспечения интересов
потенциальных партнеров. Кроме того, существенным недостатком бельгийской системы
является отсутствие специального надзорного государственного органа,
аналогичного
создаваемым в странах системы общего права, например, Австралийской комиссии по
защите конкуренции и прав потребителя (ACCC) или Федеральному Министерству Торговли США (FTC).
§ 1.2.2 «Испания». Показана специфика правовой регламентации преддоговорной
стадии франчайзинговых отношений в Испании. Испанская модель представляет собой
20
интересный способ правового регулирования преддоговорного этапа франчайзинговых
отношений, достоинством которого является учреждение специального реестра франчайзеров, обязательная регистрационная процедура документа о раскрытии информации, требование ежегодного обновления документа о раскрытии информации. Указанные меры
позволяют создать эффективный и действенный обеспечительный механизм прав франчайзи на преддоговорном этапе. Следует отметить удачное сочетание в испанской модели
правового регулирования преддоговорной стадии франчайзинговых отношений гражданско-правовой и административной ответственности. Названные институты могут быть с
успехом инкорпорированы в российское законодательство.
§ 1.2.3 «Италия». Посвящен анализу правовой регламентации преддоговорной стадии франчайзинговых отношений в Италии, раскрытию ее преимуществ и упущений.
Итальянскую модель отличает особое внимание к тому факту, что раскрываемая информация на преддоговорном этапе носит конфиденциальный характер. Поэтому законодатель прямо закрепляет обязанность честного и добросовестного поведения потенциального франчайзи и франчайзера, соблюдения режима конфиденциальности информации, полученной на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений. Механизм ответственности за преддоговорные правонарушения включает не только гражданско-правовую, но и
уголовную ответственность.
§ 1.2.4 «Франция». Раскрывает специфику французской модели регламентации
преддоговорного процесса во франчайзинговых отношениях, которая во многом совпадает
с остальными моделями романо-германской правовой семьи. В частности, механизм ответственности за преддоговорные правонарушения во французской модели, как и в итальянской, включает не только гражданско-правовую, но и уголовную ответственность.
Оценивая возможность рецепции данной конструкции, следует отметить, что несмотря на отсутствие во французской модели принципиальных новаторских идей и подходов, она способна оказать положительное влияние на создание отечественной модели
правового регулирования преддоговорного этапа франчайзинговых отношений.
§ 1.2.5 «Румыния». Показаны особенности правовой регламентации преддоговорной
стадии франчайзинговых отношений в Румынии. Румынская модель во многом сходна с
другими моделями романо-германской правовой семьи, хотя ее отличает отсутствие четкого правового механизм ответственности за преддоговорные правонарушения.
Достоинством румынской модели является правило, согласно которому франчайзер
должен предоставить потенциальному франчайзи всю необходимую информацию, позволяющую принять обоснованное решение о приобретении франшизы.
21
§ 1.3 «Смешанные системы правовой регламентации преддоговорного этапа
франчайзинговых отношений» включает в себя четыре субпараграфа.
§ 1.3.1 «Бразилия». Раскрываются специфические черты, присущие Бразильской
модели правового регулирования преддоговорного этапа франчайзинговых отношений. В
отличие от Испании, в Бразилии нет специальной процедуры государственной регистрации Документа о раскрытии информации, однако существует требование регистрации договора франчайзинга в специальном уполномоченном государственном органе – Национальном Институте Промышленной Собственности (Instituto Nacional da Propriedade Industrial).
Бразильская модель представляет собой удачное сочетание моделей как системы общего права, так и романо-германской правовой семьи. Детализированный перечень сведений, которые должны содержаться в документе о раскрытии информации, перекликается с положениями Австралийских Правил Торговых Обыкновений (Франчайзингового
Отраслевого Кодекса), Приказа Федерального Министерства торговли США (The FTC
Rule) и Единого Циркуляра по Предложению Франшиз (Uniform Franchise Offering Circular, или UFOC). Установленный законом механизм ответственности ближе к моделям романо-германской правовой системы.
§ 1.3.2 Канада. Исследуется канадская модель правовой регламентации преддоговорной стадии франчайзинговых отношений, главная особенность которой заключается в
отнесении франчайзингового законодательства к компетенции провинций (специальное
франчайзинговое законодательство принято только в провинциях Альберта и Онтарио). В
настоящее время на территории Канады действуют одновременно две модели правовой
регламентации преддоговорной стадии франчайзинговых отношений: модель провинции
Альберты и модель провинции Онтарио. В обеих моделях предусматривается обязанность
франчайзи подготовить и предоставить Документ о раскрытии информации потенциальному франчайзи, однако, несмотря на кажущееся сходство, эти модели существенно отличаются друг от друга.
Канадское законодательство четко устанавливает механизм ответственности и возмещения убытков, причиненных вследствие совершения правонарушений на преддоговорной стадии франчайзинговых отношений. В отличие от Канады, франчайзинговое законодательство, входящее в состав законодательства об интеллектуальной собственности,
отнесено Конституцией РФ к исключительной федеральной компетенции (п. «о» ст. 71).
§ 1.3.3 «Мексика». Мексиканская модель представляет собой достаточно интересный способ правового регулирования преддоговорного этапа франчайзинговых отноше-
22
ний. Большое влияние на его становление оказали модели правовой регламентации преддоговорной стадии франчайзинговых отношений в англо-саксонской системе права.
Достаточно удачными представляются механизмы гражданско-правовой и административной ответственности, создание специального надзорного органа (Мексиканского
Института Промышленной Собственности (Instituto Nacional de Propiedad Industrial)), в
компетенцию которого входит рассмотрение указанных административных правонарушений.
§ 1.3.4 «Япония». Посвящен анализу правовой регламентации преддоговорной стадии франчайзинговых отношений в Японии, раскрытию достоинств и преимуществ исследуемой правовой модели. Механизм ответственности в японской модели представляется достаточно интересным. В случае нарушения Закона о предприятиях розничной торговли и Руководства по франчайзингу, Министерство Экономики, Промышленности и
Торговли Японии может издать приказ в отношении франчайзера о необходимости прекратить нарушение закона. Если франчайзер и в этом случае продолжит совершать правонарушение, Министерство Экономики, Промышленности и Торговли Японии может официально опубликовать сведения о том, что данный франчайзер не соблюдает требования
Закона. Взыскать ущерб, причиненный таким правонарушением, франчайзи может лишь в
случае, если докажет причинно-следственную связь между наличием убытков и фактом
совершения правонарушения.
§ 1.4 «Модельный закон УНИДРУА О раскрытии информации по договору
франчайзинга, как наднациональная модель правовой регламентации преддоговорного этапа франчайзинговых отношений» имеет целью проанализировать наднациональную модель правового регулирования преддоговорной стации франчайзинговых отношений. В ходе исследования доказывается, что Модельный Закон УНИДРУА о раскрытии и предоставлении информации по договору франчайзинга является оптимальной отправной точкой для правового регулирования преддоговорной стадии франчайзинговых
отношений на национальном уровне, так как представляет собой внутренне логичную и
структурно упорядоченную модель регулирования преддоговорной стадии отношений
коммерческой концессии.
Отсутствие в российском праве принципа предпродажного раскрытия и предоставления информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений является существенным пробелом, который можно восполнить посредством принятия Федерального закона «Об обязательном преддоговорном предоставлении (раскрытии) информации в отношениях коммерческой концессии», основой для разработки которого может служить
рассматриваемый Модельный Закон УНИДРУА.
23
§ 2 «Преддоговорная ответственность во франчайзинговых отношениях» имеет
целью исследовать институт преддоговорной ответственности как феномен современной
цивилистики. Согласно классической цивилистической доктрине права, обязанности и ответственность сторон обусловлены наличием правовых, прежде всего, договорных отношений. Настоящий параграф посвящен анализу специфики преддоговорной ответственности во франчайзинговых отношениях, а также рассмотрению правовой природы, тенденций и закономерностей развития нового гражданско-правового института преддоговорной ответственности.
Анализ зарубежных доктринальных исследований, позволил прийти к выводу, что
как в континентально-европейской, так и в англо-американской правовой системе явно
обнаруживается тенденция «к возложению на стороны на преддоговорном этапе общей
обязанности добросовестного поведения, нарушение которой может привести к возложению на недобросовестную сторону преддоговорной ответственности».
Современная концепция преддоговорной ответственности основывается на воззрениях Рудольфа фон Иеринга, который развил само понятие преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo) в теории права и ввел этот институт в научный оборот. Согласно доктрине «culpa in contrahendo» презюмируется, что уже с момента начала переговоров между сторонами возникает определенное правоотношение, предполагающее взаимное доверие, добрую совесть и честное поведение. В современном понимании преддоговорная ответственность впервые была отражена в работе французского ученого Реймонда Салейла, который сформулировал свою концепцию следующим образом: «После
того, как стороны вступили в переговорный процесс, они обязаны действовать добросовестно, и не могут прервать переговоры без веских на то причин и без компенсации причиненных убытков».
Институт преддоговорный ответственности, первоначально возникший в германской
правовой системе, а впоследствии интерпретированный французскими правоведами, на
сегодняшний день отражен в нормативных актах многих стран континентально - европейской правовой семьи (Videlicet в Италии, Франции, Испании, Швейцарии). Интересным
примером «рецепции» доктрины «culpa in contrahendo» является Канада, в некоторых
провинциях которой действует рассматриваемый принцип. В американской правовой системе законодательно закреплена обязанность сторон договора, действовать добросовестно, однако на преддоговорный процесс данная обязанность не распространяется. Поэтому
в США и Англии существует специальный правовой механизм «promissory estoppel» (нарушение специального обещания) отличный от европейского «culpa in contrahendo».
24
В настоящей главе были проанализированы различные национальные модели преддоговорной ответственности во франчайзинговых отношениях в системе общего права,
континентально – европейской правовой системе, а также в смешанных системах. Независимо от вида правовой системы обязанность раскрыть и предоставить информацию на
преддоговорном этапе франчайзинговых отношений, равно как преддоговорная ответственность в случае нарушения указанной обязанности прямо закрепляются в национальном
законодательстве.
Содержание механизма преддоговорной ответственности во франчайзинговых отношениях неодинаково.
В США возможны следующие меры ответственности: гражданско-правовое взыскание в размере до 11 000 долларов за каждое отдельное нарушение, приказ о прекращении
и в дальнейшем воздержании от деятельности по продаже франшиз, в отношении франчайзера, а также применение следующих средств судебной защиты: признание договора
недействительным, изменения его условий, возврата уплаченных франчайзи денежных
сумм и возмещения убытков, причиненных таким нарушением 2 .
В австралийской модели предусмотрены следующие санкции за нарушение обязанности раскрытия информации на преддоговорном этапе: возмещение ущерба (убытков) и
судебные запреты 3 . Например, суд может запретить франчайзеру или его аффилированным лицам в дальнейшем заниматься франчайзинговой деятельностью, кроме того, возможно признание франчайзингового договора частично или полностью недействительным.
В бельгийской модели мерой ответственности за совершение правонарушений на
преддоговорном
этапе франчайзинговых отношений
служит возможность признания
впоследствии франчайзингового договора недействительным.
Механизм ответственности в испанской модели предусматривает следующие санкции в случае нарушения законодательства о раскрытии и предоставлении информации:
компенсаторный штраф в размере до 3000 евро; признание договора недействительным,
т.е. предусматривается одновременно гражданско-правовая и административная ответственность.
В Италии преддоговорная ответственность за нарушения на преддоговорной стадии
франчайзинговых отношений предусмотрена в виде возможности признания договора
франчайзинга недействительным на основании ст. 1439 Гражданского кодекса Италии, а
также возмещения причиненных убытков. Существенной особенностью является уголов2
3
См.: 15 U.S.C. § 57(b).
См.: Trade Practice Act 1974 (Cth). (the TPA) , Section 51 AС.
25
ная ответственность: ст. 515 УК Италии предусматривает за такое правонарушение наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет или наложение штрафа.
Во Франции в случае нарушения обязательства по раскрытию информации франчайзеру грозит уголовная ответственность в виде штрафа в размере от 1 500 Евро до 3 000
Евро. Кроме того, франчайзинговый договор может быть признан недействительным в
судебном порядке, а потерпевшая сторона на основании ст. 1382 ГК Франции вправе потребовать возмещения убытков (responsabilité délictuelle), причиненных нарушением законодательства о раскрытии и предоставлении информации на преддоговорном этапе франчайзинговых отношений.
Несмотря на различия в содержании механизма преддоговорной ответственности в
национальных правовых системах, можно прийти к выводу, что обязательным элементом
преддоговорной ответственности во всех описанных выше моделях является гражданскоправовая ответственность, которая, как правило, заключается в возможности признания
франчайзингового договора недействительным и взыскании убытков, причиненных противоправным поведением. В отдельных национальных системах преддоговорная ответственность не ограничена гражданско-правовой ответственностью, но предполагает также
уголовную или административную ответственность (Франция, Италия, Испания).
При разработке отечественной модели правового регулирования преддоговорного
этапа отношений коммерческой концессии представляется целесообразной легализация
межотраслевого механизма ответственности за преддоговорные правонарушения, включающего нормы как частноправового, так и публично-правового характера.
«Приложение» содержит проект Федерального закона «Об обязательном преддоговорном предоставлении (раскрытии) информации в отношениях коммерческой концессии».
Раздел «Библиография» включает: 1) список использованной научной литературы
на русском языке (252 наименования); 2) список литературы на иностранных языках (110
наименований); перечень иностранных и отечественных правовых актов (60 наименований); 4) указатель материалов иностранной и российской судебной практики (61 наименования).
26
Список работ, опубликованных по теме диссертации
1.
Багдасарян А.Ф. Принцип обязательного предпродажного раскрытия и пре-
доставления информации во франчайзинговых отношениях // Законодательство. 2007. №
6. 2007. С. 66 – 74. (0,8 п.л.).
2.
Багдасарян А.Ф. Развитие концепции правового регулирования франчайзин-
говых отношений: зарубежный опыт // Вестник Московского университета. Серия 11.
Право. 2007. № 6. С. 100 -109. (0,5 п.л.).
3.
Багдасарян А.Ф. Модельный закон УНИДРУА о раскрытии информации по
договору франчайзинга // Законодательство. 2008. № 2. С.69 -78. (0,9 п.л.).
4.
Багдасарян А.Ф. Преддоговорный процесс во франчайзинговых отношениях
// Законодательство. 2008. № 10. С. 32-38. (0,6 п.л.).
27
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
86
Размер файла
447 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа