close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ответственность сторон по договору лизинга

код для вставкиСкачать
?УТЫ‰‡?ТЪ‚ВММУВ ЫФ?‡‚ОВМЛВ Л Ф?‡‚У
УДК 347.453(476)
M. SHIMKOVICH
PARTIES RESPONSIBILITY
IN LEASING CONTRACT
Г. Х. я»Г Њ¬»?,
доцент кафедры гражданского и хозяйственного
права Академии управления
при Президенте Республики Беларусь,
кандидат юридических наук
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН
ПО ДОГОВОРУ ЛИЗИНГА
Рассматриваются наиболее частые нарушения договора лизинга и анализируются особенности
ответственности лизингодателя и лизингополучателя за неисполнение или ненадлежащее исполнение
ими своих договорных обязательств.
Most frequent lreaches of leasing contract and peculiarities of parties responsibility for breaking contracts
are analyzed in the article.
Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств считается одним
из основных институтов обязательственного права. Причем особое место отводится договорной
ответственности.
Любая юридическая обязанность на случай ее
нарушения всегда сопровождается ответственностью. Без этого невозможно добиться надлежащего поведения субъектов любого договора, в том
числе лизингового.
Для субъектов договора гражданско-правовая
ответственность имеет прежде всего предупредительно-воспитательное значение в целях укрепления
договорной дисциплины. Стороны договора должны знать, что неисполнение или ненадлежащее исполнение ими своих договорных обязательств может
повлечь за собой нарушение общественных отношений, вызвать имущественные потери и другие неблагоприятные последствия для потерпевшей стороны,
и не допускать нарушения своих обязанностей. Если
же нарушение договорных отношений все же допущено, то гражданско-правовая ответственность вместе с воспитательной функцией осуществляет
восстановительную. В этом смысле гражданско-правовая ответственность субъектов лизингового договора ничем не отличается от ответственности
субъектов других договорных обязательств.
Необходимо отметить, что в параграфе 6
гл. 34 Гражданского кодекса Республики Беларусь
(далее – ГК) практически отсутствуют какие-либо
правила, регулирующие особенности ответственности сторон по договору лизинга за нарушение
его условий или иные особые последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств, вытекающих из договора
лизинга. В связи с этим при нарушении договора
лизинга стороны должны руководствоваться общими положениями об аренде (параграф 1 гл. 34).
Одним из возможных и частых нарушений договора лизинга является непередача лизингового имущества лизингополучателю. Просрочка поставки или
170
непоставка лизингового имущества может произойти по вине как лизингодателя, так и продавца.
В соответствии с п. 2 ст. 639 ГК, если имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный
в этом договоре срок, а если в договоре такой срок
не указан, – в разумный срок, арендатор вправе,
если просрочка допущена по обстоятельствам, за
которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков.
Единственным обстоятельством, за которое
отвечает лизингодатель и ненадлежащее исполнение которого может повлечь непередачу лизингового имущества и, как следствие, расторжение
договора лизинга по инициативе лизингополучателя, является обязанность лизингодателя оплатить
товар поставщику. (Все права и обязанности по
договору купли-продажи, предусмотренные для
покупателя, имеет арендатор, за исключением обязанности оплатить товар (п. 1 ст. 641 ГК).)
Если же просрочка поставки или непоставка
лизингового имущества произошла по вине продавца, то, если иное не предусмотрено договором лизинга, арендодатель не отвечает перед арендатором
за выполнение продавцом требований, вытекающих
из договора купли-продажи. Ответственность перед
арендатором (лизингополучателем) несет только
продавец. Исключение составляют случаи, когда
ответственным за выбор продавца являлся арендодатель. В этом случае арендатор вправе по своему
выбору предъявлять требования, вытекающие из
договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и арендодателю, которые несут солидарную ответственность (п. 2 ст. 641).
Однако нарушение продавцом своих обязанностей по договору купли-продажи (например,
непоставка имущества, передача имущества ненадлежащего качества) не дает лизингополучателю
права расторгнуть договор купли-продажи без согласия лизингодателя (п. 1 ст. 641 ГК).
ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ № 3 (24) 2007
Г. Х. яЛПНУ‚Л�. ЊЪ‚ВЪТЪ‚ВММУТЪё ТЪУ?УМ ФУ ‰У„У‚У?Ы ОЛБЛМ„‡
В п. 10 Положения о лизинге на территории
Республики Беларусь, утвержденного Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от
31 декабря 1997 г. № 1769 (далее – Положение о
лизинге) [1] предусмотрено, что «лизингополучатель имеет право предъявлять непосредственно
поставщику (продавцу) объекта лизинга требования, вытекающие из договора поставки (куплипродажи), заключенного между поставщиком
(продавцом) и лизингодателем в порядке, предусмотренном законодательством.
В случае недопоставки, непоставки, нарушения сроков поставки или иных условий договора
поставки объекта лизинга лизингополучатель вправе отказаться от объекта лизинга, потребовав замену ненадлежащего объекта на надлежащий, или
в случае невозможности замены расторгнуть договор с лизингодателем».
Данная норма представляется не совсем удачной, более того, противоречащей ГК Республики
Беларусь. Так, в абзаце 2 п. 10 говорится о неисполнении обязательств продавцом, вытекающих из
договора купли-продажи, а в абзаце 3 – об ответственности в виде расторжения договора лизинга.
Как уже отмечалось, единственным основанием,
по которому в соответствии с ГК Республики Беларусь (п. 2 ст. 639) может быть расторгнут договор лизинга по инициативе лизингополучателя,
является непередача последнему имущества по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель.
Во всех остальных случаях, если иное не предусмотрено договором, лизингодатель не отвечает перед лизингополучателем за исполнение продавцом
требований, вытекающих из договора купли-продажи. Таким образом, данная норма Положения о
лизинге должна быть приведена в соответствие с
нормами ГК.
Отдельно следует отметить, что ни ГК Республики Беларусь, ни Положение о лизинге не предусмотрели последствий для договора лизинга
применительно к случаю, когда у покупателя (лизингодателя) и лизингополучателя при нарушении
продавцом своих обязательств по договору куплипродажи остается единственная возможность расторгнуть договор купли-продажи лизингового
имущества. Вероятность такой ситуации велика,
поэтому и лизингодатель, и лизингополучатель
должны заранее предусмотреть последствия ее возникновения.
В этом случае в договоре лизинга целесообразно закрепить положение о том, что лизингополучатель может определить нового продавца и
обратиться к лизингодателю с просьбой о заключении нового договора купли-продажи предмета
лизинга, или лизингодатель и лизингополучатель
расторгают лизинговый договор.
Что касается лизингополучателя, то с его стороны чаще всего возможен такой вид нарушений,
как неисполнение обязанности уплаты лизинговых
платежей. В определенных случаях неуплата лизинговых платежей свидетельствует о неудовлетПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ № 3 (24) 2007
ворительном финансовом положении пользователя оборудования, поэтому при заключении договора стороны пытаются наиболее детально
оговорить варианты возможного поведения, урегулировать их непосредственно договором.
Чаще всего в договоре предусматривается
неустойка за просрочку уплаты лизинговых платежей (как правило, в процентном соотношении
от просроченной суммы за каждый день просрочки). Именно споры о взыскании задолженности по
лизинговым платежам и неустойки являются самыми распространенными на практике.
Следует отметить, что в отечественной судебной практике, в том числе по спорам, возникающим
из договора лизинга, применяется одновременное
взыскание неустойки и процентов за пользование
чужими денежными средствами. Так, согласно решению Хозяйственного суда г. Минска по делу
№ 145-2 от 21 декабря 2001 г., с ответчика были
взысканы: сумма долга по лизинговым платежам с
июля 1999 г. по июль 2000 г., сумма процентов за
пользование чужими денежными средствами на
основании ст. 366 ГК Республики Беларусь и сумма пени за просрочку в уплате лизинговых платежей за тот же период [2].
При вынесении таких решений суды руководствуются Постановлением Пленума Высшего
Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 21 января 2004 г. № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики
Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами». Согласно п. 6 этого
Постановления, «в денежных обязательствах, возникших из договоров, предусматривающих, в частности, обязанность должника произвести оплату
товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на
просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании ст. 366 ГК.
Наряду с этим, законодательством или договором может быть предусмотрена обязанность
должника уплачивать неустойку (пеню) за просрочку исполнения денежного обязательства.
Хозяйственному суду следует исходить из того,
что кредитор вправе предъявлять требования о применении мер ответственности, указанных в абзацах
1 и 2 п. 6 Постановления, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при исполнении денежного обязательства, если иное не предусмотрено
законодательством или договором» [3].
Кроме того, неисполнение обязанности по уплате лизинговых платежей в течение определенного
срока обычно предусматривается договором в качестве основания расторжения договора лизинга. Данное право лизингодателя досрочно расторгнуть
договор лизинга вытекает из ст. 590 ГК Республики
Беларусь (общие положения об аренде), согласно
которой по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в случаях, когда арендатор: 1) пользуется имуществом с
существенным нарушением условий договора или
171
?УТЫ‰‡?ТЪ‚ВММУВ ЫФ?‡‚ОВМЛВ Л Ф?‡‚У
назначением имущества либо с неоднократными нарушениями; 2) существенно ухудшает имущество;
3) более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную
плату; 4) не производит капитального ремонта имущества в установленные договором аренды сроки, а
при отсутствии их в договоре – в разумные сроки в
тех случаях, когда в соответствии с законодательством или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора.
В то же время в договоре лизинга могут быть
предусмотрены и другие основания его досрочного
расторжения. Следует отметить, что если стороны
не пришли к соглашению, то право лизингодателя
на досрочное расторжение договора и, как результат
этого, на восстановление владения имуществом лизингодателем (т. е. изъятие имущества у лизингополучателя) может быть реализовано только через суд
при условии соблюдения досудебного порядка урегулирования спора.
Так, согласно ч. 3 ст. 590 ГК, требованию арендодателя о расторжении договора должно предшествовать обязательное письменное предупреждение
арендатора о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок. Тем самым закон предоставил арендатору возможность в разумный срок
устранить допущенные нарушения договора, и если
они будут устранены, то отпадают основания для
расторжения договора. В то же время, как справедливо отмечено в ч. 4 п. 9 Постановления Пленума
Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 19 мая 2005 г. № 20 «Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, вытекающих из
арендных правоотношений» [4], при исполнении
арендатором обязательства не в разумный срок, а
также в момент рассмотрения спора хозяйственным
судом имеются все основания для расторжения договора на основании ст. 590 ГК.
Кроме того, в соответствии со ст. 422 ГК, требование об изменении или расторжении договора
может быть заявлено стороной в суд только после
получения отказа другой стороны на предложение
изменить или расторгнуть договор или неполучения ответа в срок, указанный в предложении или
установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии – в 30-дневный срок.
Таким образом, лизингодатель до обращения
в суд с иском о досрочном расторжении договора
обязан направить лизингополучателю письменное
предупреждение о необходимости исполнения им
обязательства в разумный срок (ч. 3 ст. 590 ГК), а
также предложение расторгнуть договор
(п. 2 ст. 422 ГК). Если в предупреждении лизингополучателя ставился вопрос только, например,
о необходимости погашения задолженности по лизинговым платежам, а предложения расторгнуть
договор в случае неисполнения этой обязанности
в разумный срок в данном предупреждении не содержалось, то досудебный порядок урегулирования спора не будет считаться соблюденным.
172
Сказанное подтверждается и судебной практикой. Так, решением Хозяйственного суда г. Минска с ООО «Форма Битар» в пользу ОАО «Банк
“Поиск”» взыскана задолженность по лизинговым
платежам с учетом инфляции. При этом Хозяйственным судом было установлено, что расторжение договора лизинга между сторонами как
юридический факт не состоялось, поэтому в применении последствий, предусмотренных п. 7.8 договора (т. е. обязанности лизингополучателя в
случае расторжения договора до истечения срока
внести лизингодателю компенсацию в размере суммы оставшихся лизинговых платежей и остаточной стоимости), отказано. Суд удовлетворил иск
частично, исходя при этом из следующего.
По утверждению истца (ОАО «Банк “Поиск”»), договор лизинга расторгнут в одностороннем порядке на основании письма от 9 июня 1998 г.
Суд не принял во внимание доводы истца, поскольку анализ норм ГК Республики Беларусь свидетельствует о том, что договор лизинга можно
расторгнуть по соглашению сторон, а если соглашение сторон не достигнуто – по требованию заинтересованной стороны, но только в судебном
порядке. С учетом изложенного Хозяйственный суд
счел, что расторжение договора как юридический
факт не состоялось, в связи с чем не могут применяться последствия расторжения договора [5].
Норма ст. 591 ГК, в отличие от нормы
ст. 590 ГК, не обязывает лизингополучателя направлять лизингодателю письменное предупреждение с предложением исполнить обязательство
или устранить нарушение в разумный срок, и в
данном случае лизингополучатель ограничивается предложением о расторжении договора и может предъявить соответствующий иск лишь в
случае отказа от этого предложения либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или
установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии – в 30-дневный срок.
Документы, подтверждающие соблюдение
досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, в соответствии со ст. 160 ХПК, должны быть
приложены к исковому заявлению. В случае непредставления таких доказательств Хозяйственный суд
оставляет исковое заявление без движения
(ст. 162 ХПК), а при неисполнении определения Хозяйственного суда об оставлении искового заявления без движения – возвращает исковое заявление
по основанию, предусмотренному абзацем вторым
ч. 1 ст. 163 ХПК. Несоблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, установленное хозяйственным судом после возбуждения
дела, влечет оставление искового заявления без рассмотрения на основании абзаца пятого ст. 151 ХПК.
Кроме того, договор лизинга может быть расторгнут в том случае, если одна из сторон реализует свое право, предусмотренное законом или
договором на односторонний отказ от исполнения
договора, в результате чего договор считается соответственно расторгнутым (п. 3 ст. 420 ГК).
ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ № 3 (24) 2007
Г. Х. яЛПНУ‚Л�. ЊЪ‚ВЪТЪ‚ВММУТЪё ТЪУ?УМ ФУ ‰У„У‚У?Ы ОЛБЛМ„‡
Следует обратить внимание на то, что односторонний отказ от исполнения договора возможен только в тех случаях, когда это допускается законом или
соглашением сторон. Основания отказа от исполнения договора, предусмотренные в договоре лизинга,
могут быть самые различные: как связанные с нарушением контрагентом своего обязательства, так и без
каких-либо нарушений обязательства.
Что касается процедуры расторжения договора, то в соответствии с данным способом стороне нет
необходимости обращаться в суд с иском с соответствующим требованием: договор считается расторгнутым с момента получения другой стороной
соответствующего уведомления либо по истечении
срока предупреждения, установленного уведомлением, соглашением сторон либо законодательством.
Согласия другой стороны также не требуется.
Соответствующие положения содержатся и в
п. 19 Постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1999 г.
№ 16 «О применении норм Гражданского кодекса
Республики Беларусь, регулирующих заключение,
изменение и расторжение договоров»: для одностороннего изменения договора, одностороннего отказа
от исполнения договора достаточно уведомления об
этом другой стороны. Согласия другой стороны на
изменение, расторжение договора, а также обращения с соответствующим требованием в Хозяйственный суд в таких случаях не требуется [6].
Не менее тяжкие экономические последствия
влечет для лизингодателя невозврат лизингового
имущества лизингополучателем. В соответствии с
п. 17 Положения о лизинге, по истечении срока договора лизинга лизингополучатель обязан возвратить объект лизинга лизингодателю, если не
приобрел этот объект в собственность или не взял
в лизинг повторно.
Если лизингополучатель не возвратил лизинговое имущество либо возвратил его несвоевременно, лизингодатель вправе потребовать внесения
лизинговых платежей за все время просрочки.
В случае, когда указанная плата не покрывает причиненных лизингодателю убытков, он может потребовать их возмещения.
В случае, когда за несвоевременный возврат
предмета лизинга договором предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено
договором (ст. 593 ГК).
В мировой практике тот факт, что сдаваемое
в лизинг имущество остается в собственности лизингодателя, служит достаточной гарантией от
риска неплатежеспособности лизингополучателя,
поскольку в случае неисполнения последним обязательств по лизинговому договору лизингодательсобственник может изъять свое имущество. Тем
не менее, из-за отсутствия вторичного рынка оборудования предмет лизинга не всегда является достаточным обеспечением сделки. Один из способов
защиты имущественных интересов лизингодателя
ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ № 3 (24) 2007
– это соглашение об обратном выкупе между продавцом лизингового имущества и лизингодателем.
В этом договоре продавец берет на себя обязательство выкупить имущество у лизингодателя после
его изъятия у лизингополучателя в случае нарушения последним условий договора лизинга.
И наконец, на лизингополучателя возлагаются
неблагоприятные последствия на началах риска,
Так, согласно ст. 640 ГК Республики Беларусь риск
случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества переходит к арендатору в момент
передачи ему арендованного имущества, если иное
не предусмотрено договором финансовой аренды.
Таким образом, в период действия договора лизинга лизингодатель, оставаясь собственником лизингового имущества, риска его случайной гибели или
порчи не несет, что еще больше повышает обеспеченность сделанных им вложений.
СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ
ИСТОЧНИКОВ
1. О лизинге на территории Республики Беларусь: Постановление Совета Министров Респ.
Беларусь, 31 дек. 1997 г., № 1769: в ред. постановлений Совета Министров Респ. Беларусь от
6.07.1998 г., от 13.07.2000 г. // Консультант Плюс:
Беларусь. Технология 3000 [Электрон, ресурс] /
ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ.
Респ. Беларусь. – Мн., 2007.
2. Архив Хозяйственного суда г. Минска: Решение от 21.12.2001 г. по делу № 145-2. – Мн., 2001.
3. О некоторых вопросах применения норм
Гражданского кодекса Республики Беларусь об
ответственности за пользование чужими денежными средствами: Постановление Пленума Высш.
Хоз. Суда Респ. Беларусь, 21 янв. 2004 г., № 1:
в ред. Постановления Пленума Высш. Хоз. Суда
Респ. Беларусь от 06.04.2005 г. № 8 // Консультант
Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электрон, ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой
информ. Респ. Беларусь. – Мн., 2007.
4. Об отдельных вопросах практики рассмотрения споров, вытекающих из арендных правоотношений: Постановление Пленума Высш. Хоз.
Суда Респ. Беларусь, 19 мая 2005 г., № 20 // Нац.
реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2005. –
№ 105.– 6/449.
5. Архив Хозяйственного суда г. Минска: Решение от 20.06.2000 г. по делу № 56-14. – Мн., 2000.
6. О применении норм Гражданского кодекса
Республики Беларусь, регулирующих заключение,
изменение и расторжение договоров: Постановление
Пленума Высш. Хоз. Суда Респ. Беларусь, 16 дек.
1999 г. № 16.: в ред. Постановления Пленума Высш.
Хоз. Суда Респ. Беларусь от 06.04.2005 г. № 7 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электрон, ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр
правовой информ. Респ. Беларусь. – Мн., 2007.
Дата поступления статьи в редакцию: 15.11.2006 г.
173
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
486
Размер файла
213 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа