close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

СПОРЫ ПО ДОГОВОРУ СТРОИТЕЛЬНОГО ПОДРЯДА

код для вставкиСкачать
СПОРЫ ПО ДОГОВОРУ СТРОИТЕЛЬНОГО ПОДРЯДА
(МАТЕРИАЛЫ ПРАКТИКИ МКАС)
О.Г. ЕРШОВ
Ершов Олег Геннадьевич, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых
дисциплин Омской академии МВД России. Кандидат юридических наук. Специалист в области
частного права. В настоящее время занимается исследованием проблем правового регулирования
отношений в строительстве.
Родился 15 октября 1977 г. в г. Омске.
Автор более двадцати научных работ по проблемам правового регулирования отношений в
строительстве.
В Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации (далее - МКАС) часто рассматриваются дела, связанные с договором
строительного подряда. Это становится возможным при наличии третейской оговорки между
заказчиком и подрядчиком, в роли которых выступают, как правило, иностранные юридические
лица, договаривающиеся о применении российского законодательства. МКАС также
подведомственны дела с участием в качестве одной из спорящих сторон российской организации,
осуществляющей или финансирующей строительство на территории Российской Федерации.
Споры между хозяйствующими субъектами возникают в основном по поводу взыскания
неустойки, изменения условий договора строительного подряда либо его расторжения,
применения норм об исковой давности, а также по формированию существенных условий. При
рассмотрении споров, связанных с договором строительного подряда, суд в основном
справедливо выносит судебные решения. В то же время некоторые решения нуждаются в
дополнительном обосновании и заставляют задуматься в их правомерности.
В МКАС с иском обратилась югославская фирма (подрядчик) в связи с неисполнением
российским должником (заказчиком) обязательства по приемке и оплате стоимости строительномонтажных работ. Из материалов дела следует, что разногласий по объему и стоимости работ
между сторонами не возникало, что подтверждается подписанными актами сдачи-приемки работ.
По условиям договора оплата работ должна была быть произведена с учетом авансовых
платежей, которые заказчик не осуществил. В частности, расчеты должны были производиться в
размере 30% аванса и последующих платежей по факту выполнения работ. Поскольку в этой части
заказчик допустил просрочку, подрядчик просит взыскать пени <1>.
--------------------------------
<1> По материалам решения МКАС от 13 мая 2004 г. N 16/2003.
Суть спора заключается в том, что сторона пытается взыскать неустойку за несвоевременное
перечисление аванса. Суд признал выплату неустойки обоснованной, аргументируя тем, что
авансовые платежи являются составной частью общей стоимости работ по договору. Вместе с тем
следует учитывать, что неустойка здесь должна рассматриваться как способ обеспечения
исполнения обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ должник уплачивает кредитору
неустойку в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в
случае просрочки исполнения. Очевидно, что данная норма позволяет вести речь об
обязательстве в целом, а не отдельной обязанности должника. Нарушение сроков выплаты аванса
можно рассматривать как несвоевременное исполнение обязанности в рамках существующего
денежного обязательства на стороне заказчика. Взыскание неустойки возможно, если судом
установлен момент возникновения обязательства по оплате.
В соответствии со ст. 746 ГК РФ оплата выполненных подрядчиком работ производится
заказчиком в сроки и в порядке, которые установлены законом или договором. Иначе заказчик
уплачивает подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при
условии, что работа выполнена надлежащим образом. Из рассмотренного материала судебной
практики видно, что момент возникновения обязательства по оплате выполненных работ
определен условиями договора строительного подряда как момент перечисления аванса.
Следовательно, нарушение сроков внесения авансовых платежей необходимо квалифицировать
как факт ненадлежащего исполнения обязательства по оплате, что указывает и на правомерность
взыскания неустойки. В связи с этим можно сделать вывод: неперечисление аванса позволяет
применить неустойку, если аванс рассматривается сторонами как порядок оплаты строительных
работ, закрепленный непосредственно в условиях договора.
Представляет также интерес спор, связанный с изменением условий договора
строительного подряда.
В МКАС с иском обратилась югославская фирма (подрядчик) к швейцарской фирме
(заказчику) в связи с неоплатой выполненных дополнительно строительных работ. Из материалов
дела усматривается, что при осуществлении строительства подрядчик посчитал, что необходимо
выполнить дополнительные строительные работы, которые увеличивают цену строительного
подряда и сроки строительства. В последующем подрядчик направил заказчику предложение о
проведении дополнительных работ и допуске своих работников на площадку. Поскольку рабочие
были допущены, то, по мнению подрядчика, его предложение было акцептовано, что
одновременно указывает на дополнительное соглашение к существующему договору
строительного подряда и возникновение обязанности по оплате выполненных дополнительных
работ <2>.
--------------------------------
<2> По материалам решения МКАС. Дело N 181/2002. Решение от 18 февраля 2004 г.
По сути, истец считает, что действия заказчика по допуску рабочих на объект следует
рассматривать в качестве конклюдентных действий, в результате которых заключается сделка,
изменяющая условия существующего договора. Однако суд отказал подрядчику в иске об оплате
дополнительных работ, поскольку условиями ранее заключенного договора строительного
подряда была прямо предусмотрена необходимость письменного согласования дополнительных
работ. Более того, аргументировав позицию суда, необходимо отметить, что в соответствии с п. 3
ст. 743 ГК РФ подрядчик, обнаруживший в ходе строительства не учтенные в технической
документации работы, что повлечет в связи с этим необходимость проведения дополнительных
работ и увеличение сметной стоимости строительства, обязан сообщить об этом заказчику, а при
неполучении ответа приостановить строительство.
Вместе с тем судом не была дана оценка предложению подрядчика о проведении
дополнительных работ и совершенным конклюдентным действиям. Так, предложения о
проведении дополнительных строительных работ обладают признаками оферты. В частности, они
адресованы конкретному лицу (заказчику), содержат необходимый перечень строительных работ,
подлежащих выполнению, а также сметное обоснование. Очевидно, что данное предложение
может рассматриваться в качестве оферты, если оно увязано с существенными условиями
действующего договора строительного подряда. Согласие на заключение договора (акцепт) с
помощью конклюдентных действий допускается в случаях, предусмотренных законом или
договором. В соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ совершение лицом, получившим оферту, действий
по выполнению указанных в ней условий договора считается акцептом. Допуск заказчиком
рабочих подрядчика на строительную площадку, полагаем, не может рассматриваться в качестве
акцепта по причине того, что обязательство строительного подряда еще не исполнено и рабочие
уже находятся на строительной площадке. Кроме того, допуск рабочих еще не указывает на то, что
заказчик безоговорочно согласен на проведение дополнительных работ.
Выполнение дополнительных строительных работ необходимо связывать и с изменением
существующего договора строительного подряда. В соответствии со ст. 452 ГК РФ соглашение об
изменении договора совершается в той же форме, что и сам договор. Следовательно, если
изначально была определена письменная форма договора строительного подряда, то соглашение
об изменении его условий также должно быть в письменной форме.
В МКАС часто рассматриваются вопросы применения норм об исковой давности.
Итальянской фирмой (подрядчик) к российской организации (заказчику) предъявлен иск в
связи с частичной неоплатой выполненных строительных работ. Поскольку ответчик на заседания
арбитража не являлся и объяснения не представлял, то учредитель организации ответчика,
привлеченный в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на
предмет спора, сослался на пропуск истцом срока исковой давности. Суд, отметив, что исковая
давность применяется только по заявлению стороны в споре, признал допустимым ссылаться на
пропуск срока исковой давности и третьим лицом. Основной аргумент здесь сводился к тому, что
третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, пользуются
процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны <3>.
--------------------------------
<3> По материалам решения МКАС. Дело N 158/2001. Решение от 11 апреля 2003 г.
Такой подход суда в разрешении спора является спорным. Сторонами арбитражного
процесса признаются истец и ответчик. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований
на предмет спора, вступает в уже начавшийся между другими хозяйствующими субъектами
процесс. Следовательно, суд рассматривает спор об их правах. Третье лицо обладает
самостоятельным процессуальным статусом и пользуется не всем объемом процессуальных прав
и обязанностей стороны. Например, исключается возможность за данным участником процесса
признания иска, заключения мирового соглашения. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных
требований на предмет спора, выступает на стороне истца или ответчика, но не является соистцом
и соответчиком. Предполагается, что оно не участник спорного материального правоотношения. В
связи с этим на него не должны распространяться нормы об исковой давности, тем более что иска
к третьему лицу предъявлено не было. Аналогичный подход отмечается в совместном
Постановлении Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ <4>.
--------------------------------
<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ
N 15/18 от 12 ноября 2001 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением норм
Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" // Вестник ВАС. 2002. N 1.
Применение норм об исковой давности к обязательствам строительного подряда также
вызывает споры по вопросу формы признания долга как основания, при наличии которого
исковая давность прерывается.
В МКАС с иском обратилась итальянская фирма (подрядчик) к российскому органу
управления (заказчик) в связи с неполной оплатой стоимости выполненных работ по договору
строительного подряда. На предложения подрядчика расторгнуть договор заказчик ответил
отказом оплаты работ и расходов по закрытию контракта. По мнению истца, это следует
рассматривать как признание долга, что является основанием для перерыва течения срока
исковой давности. Суд отклонил иск, указав, что отказ от удовлетворения претензии об уплате
соответствующей суммы не может служить основанием для утверждения о признании ответчиком
соответствующего долга, и как следствие, применения нормы ст. 203 ГК РФ о перерыве срока
исковой давности <5>.
--------------------------------
<5> По материалам решения МКАС. Дело N 162/2001. Решение от 6 июня 2002 г.
Очевидно, что признание заказчиком долга по оплате строительных работ требует
определенной формы. В качестве таковой можно рассматривать подписанный сторонами акт
сверки выполненных работ и частичную их оплату. Подписав акт сверки выполненных работ,
заказчик фактически выразил согласие по их объему и сметному обоснованию. В противном
случае полный отказ от оплаты со стороны заказчика предполагает выяснение мотива, что уже
указывает на возникновение спора. Признание же долга должно исключать спор хотя бы в части
совершенных сторонами действий. Вместе с тем необходимо учитывать, что подобный акт сверки
должно подписать лицо, которое представляет интересы заказчика и имеет соответствующие
полномочия, выраженные в доверенности, учредительных документах организации-заказчика
или иным образом.
В этой части следует обратить внимание на правильную, на наш взгляд, позицию суда по
спору между итальянской фирмой (подрядчиком) и российской организацией (заказчиком) в
связи с неполной оплатой работ, принятых заказчиком по акту приема-передачи строительной
площадки. Суть спора сводилась к тому, что по договору строительного подряда стороны
подписали протокол о сверке расчетов, который устанавливал задолженность за выполненные
работы. Однако заказчик, отказываясь от оплаты, сослался на то, что этот документ подписан
неуправомоченным лицом, в протоколе отсутствует печать ответчика. Исследовав материалы
дела, суд пришел к выводу о том, что истец не представил доказательств, подтверждающих, что
подписание представителем заказчика протокола сверки расчетов входило в круг его служебных
обязанностей либо основывалось на доверенности. Следовательно, действия заказчика нельзя
рассматривать как признание долга, что не позволяет применить ст. 203 ГК РФ о перерыве течения
срока исковой давности <6>.
--------------------------------
<6> Там же. Дело N 132/2001. Решение от 5 июня 2002 г.
Некоторые сложности возникают у суда при рассмотрении споров, касающихся определения
существенных условий договора строительного подряда.
МКАС рассмотрел дело по иску ирландской фирмы (подрядчика) к российской организации
(заказчику) о взыскании задолженности по договору строительного подряда и уплате неустойки.
Согласно условиям договора ответчик вправе был в одностороннем порядке расторгнуть договор,
оплатив истцу стоимость выполненных работ. Дата начала работ определена с момента приемки
подрядчиком объекта по акту и зачисления на расчетный счет подрядчика аванса. За
несвоевременное совершение этих действий предусмотрена договорная неустойка. Однако
заказчиком данные действия не совершены и выражено намерение отказаться от договора.
Кроме того, ответчик возражает против предъявленного иска, поскольку считает договор
строительного подряда незаключенным ввиду отсутствия условия о начале и окончании работ.
Основной аргумент ответчика сводится к тому, что момент передачи объекта и зачисления
аванса нельзя рассматривать как начало срока выполнения работ, определенного указанием на
событие, которое неизбежно должно наступить. Исследовав материалы дела, суд пришел к
выводу о том, что отказ заказчика от исполнения договора строительного подряда позволяет
подрядчику требовать взыскания неустойки, а сам договор следует считать заключенным, так как
он соответствует ст. ст. 420, 422, 432, 434, 702, 704 ГК РФ <7>.
--------------------------------
<7> По материалам решения МКАС от 28 мая 2002 г. N 56/2001.
Подобное решение суда вызывает сомнение. Фактически суд применил общие нормы об
обязательствах, договоре подряда и не дал оценку доводам стороны. Если речь идет о
строительном подряде, то предметом анализа должна была стать в первую очередь норма ст. 740
ГК РФ, в соответствии с которой подрядчик обязуется в установленный договором срок построить
по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а
заказчик обязуется создать необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и
уплатить обусловленную цену. Отсюда следует вывод о том, что установленный договором
строительного подряда срок выполнения работ является существенным условием, без
согласования которого договор не может считаться заключенным.
Далее следует обратить внимание на то, что в соответствии со ст. 190 ГК РФ срок может
определяться указанием на событие, которое неизбежно должно наступить. Можно ли в качестве
такого события рассматривать передачу объекта и уплату аванса? Представляется, что нет. Если
событие является юридическим фактом, с которым закон связывает правовые последствия, то его
наступление не зависит от воли хозяйствующих субъектов. Передача объекта и уплата аванса,
напротив, зависят от усмотрения или волеизъявления стороны договора и, следовательно, в этой
части должны рассматриваться как факты-действия.
Необходимо также учитывать, что обязательным условием события является неизбежность
его наступления. В данном случае на момент заключения и исполнения договора заказчик может
быть вообще неплатежеспособен, что, в свою очередь, не позволяет утверждать о неизбежности
перечисления аванса. Применительно к передаче объекта можно наблюдать подобную ситуацию.
После подписания договора строительного подряда в соответствии со ст. 747 ГК РФ заказчик
обязан своевременно предоставить для строительства земельный участок. Вместе с тем, как
показывает практика, строительство зачастую ведется на земельных участках, в отношении
которых еще не подготовлены правоустанавливающие документы. Гарантировать в последующем
обязательное получение этих документов нельзя. Без документов на земельный участок передача
объекта строительства юридически невозможна (нельзя передать то, что не принадлежит). В этом
случае речь должна идти о самовольной постройке с последствиями, предусмотренными ст. 222
ГК РФ.
Очевидно, следует признать, что передачу объекта строительства и выплату аванса нельзя
рассматривать в качестве события, которое неизбежно должно наступить, что исключает
возможность подобным образом определить срок строительства как существенное условие
договора строительного подряда. Передача объекта и выплата аванса, по сути, представляют
собой договорные обязанности. Возникновение этих обязанностей возможно после заключения
договора как юридического факта. Юридический факт имеет место быть, если согласованы
сторонами существенные условия, которые в последующем и определяют договорные права и
обязанности как меру возможного и должного поведения хозяйствующих субъектов.
Учитывая изложенное, можно сделать вывод: решение суда в части взыскания неустойки
является необоснованным, поскольку неустойка рассматривается как мера ответственности за
ненадлежащее исполнение обязательства, но обязательство строительного подряда в данном
случае не возникло, так как договор должен был быть признан незаключенным по причине
несогласованности существенного условия о сроке выполнения строительных работ.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
39
Размер файла
270 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа