close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

новая структура командования в рамках преобразования нато

код для вставкиСкачать
НОВАЯ СТРУКТУРА КОМАНДОВАНИЯ
В РАМКАХ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ НАТО
Юлия Ляшук
О
кончание конфликта между В о с т о к о м и Запа­
дом облегчило и вместе с тем усложнило по­
л о ж е н и е Е в р о п ы с точки зрения безопасности.
С распадом Советского С о ю з а и прекращением су­
ществования Организации Варшавского договора
первоначальные цели Организации Североатлан­
тического договора ( Н А Т О ) , сформулированные
и имевшие актуальность в годы «холодной вой­
ны», утратили свое значение. Сегодня альянс стал¬
кивается с различными проявлениями междуна¬
родного терроризма, экстремизма, организованной
транснациональной преступности, распространени¬
ем оружия массового уничтожения, которые зна¬
чительно отличаются от в ы з о в о в X X в. Следова¬
тельно, возникает необходимость выработки спо¬
собов противостояния современным рискам в об¬
ласти безопасности, и в этой с в я з и Н А Т О пред¬
принимает амбициозные шаги в обновлении своей
деятельности. Цель этих шагов трансформации —
выработать способность альянса в полном объеме
реагировать на угрозы современности. В настоя¬
щей статье речь пойдет о модернизации структу¬
ры командования Атлантического альянса и созда¬
нии Сил реагирования Н А Т О ( С Р Н ) .
фических задач в области реагирования на кризисы.
С о с т о я в ш а я с я первая встреча в в е р х а х после
окончания «холодной в о й н ы » была проведена го­
с у д а р с т в а м и — ч л е н а м и Н А Т О в г. Л о н д о н е в
1 9 9 0 г. По итогам работы б ы л а принята Лондонс¬
кая декларация — документ, отразивший состоя¬
ние миропорядка и роль Североатлантического
блока в и з м е н я ю щ е й с я системе евроатлантической безопасности. В частности, в одном из пунк¬
тов документа было зафиксировано, что структу¬
ра объединенных сил с о ю з а и его стратегия ради¬
кальным образом изменятся; Н А Т О будет развер¬
тывать на п о з и ц и я х меньшие и реорганизованные
регулярные силы, которые будут обладать высо¬
кой м о б и л ь н о с т ь ю и универсальностью, а т а к ж е
все в большей мере будет полагаться на многона¬
ц и о н а л ь н ы е к о р п у с а , с о с т а в л е н н ы е из нацио¬
н а л ь н ы х подразделений [ 8 ] .
П р и з ы в Лондонской декларации к созданию
более мобильных и гибких многонациональных сил
не был пустым декларативным заявлением. В ок¬
тябре 1992 г. был создан европейский Корпус бы¬
строго реагирования, ставший первым этапом в
модернизации военных сил альянса.
В отечественной и российской литературе рас¬
сматриваемая тематика — преобразование струк¬
туры командования Н А Т О и создание С Р Н — пока
не получила должного освещения. Имеется несколь¬
ко работ, которые частично затрагивают эти про¬
блемы, но в большей степени в литературе изло¬
жены вопросы по с м е ж н ы м областям. Прежде все¬
го, и м е ю т с я в виду исследования по эволюции
Н А Т О до принятия руководством блока решений
по обозначенным проблемам, расширению альянса,
его влияние на европейскую безопасность [3—5].
Новизна предлагаемой статьи во многом опреде¬
ляется характером использованной источниковой
базой. В первую очередь, это документы и декла¬
рации, принятые на уровне Совета Н А Т О [8; 10;
11; 13] , а также материалы периодического изда­
ния NATO Review [1; 7; 1 5 ] .
Концепция Многонациональных
оперативных сил
Лондонская декларация
Исчезновение с европейской карты мощного
противника с огромным потенциалом ядерных сил
я в и л о с ь отправной точкой в реорганизации струк¬
туры командования Североатлантического союза.
С учетом разнородности потенциальных угроз была
признана и необходимость переориентации громозд¬
кой военной машины блока на выполнение специ-
В 1 9 9 4 г. на встрече в верхах в Б р ю с с е л е стра¬
ны — участницы альянса приняли концепцию Со¬
вместных объединенных оперативных сил
(CombinedJoint
Task Forces (CJTF)),
предложенную
на рассмотрение в октябре 1 9 9 3 г. министром обо¬
роны С Ш А Л. Эспином. ( В основополагающем акте,
подписанном Россией и Н А Т О 27 мая 1997 г. в
П а р и ж е , Combined
Joint
Task Forces
именуются
Многонациональными оперативными силами
( М О С ) . ) М О С представляют собой военные со¬
единения, созданные и структурно оформленные
для выполнения определенных оперативно-такти¬
ческих задач [1; 3, с. 4 8 ] .
В ходе саммита главы государств и прави¬
тельств решили, что дальнейшее развитие концеп¬
ции М О С должно отражать вопрос их готовности
предоставлять силы и средства Н А Т О для прове¬
дения операций под руководством Западноевро¬
пейского союза ( З Е С ) на основе р а з о в ы х решений
Североатлантического совета. ( В соответствии с ре¬
шениями, принятыми советом Европейского союза
в декабре 1 9 9 9 г. в Хельсинки и в июне 2 0 0 0 г. в
г. Фейре (Португалия), и в с в я з и с развитием ев-
Автор:
Ляшук Юлия Александровна — аспирант кафедры международных отношений факультета международных отношений
Белорусского государственного университета
Рецензенты:
Челядинский Александр Александрович — доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений
факультета международных отношений Белорусского государственного университета
Богданович Алексей Борисович — кандидат исторических наук, начальник кафедры гуманитарных наук Командноинженерного института Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь
49
Ж у р н а л
м е ж д у н а р о д н о г о
п р а в а
и
м е ж д у н а р о д н ы х
о т н о ш е н и й
№
1
—
2 0 0 7
X
о
о
X
о
о
2
х
с[
о
о.
со
х
^
1
ропейской составляющей в области безопасности
и обороны С о в е т Министров З Е С в ноябре 2 0 0 0 г.
в г. Марселе на своем заседании принял ряд реше­
ний по передаче оперативных функций организа­
ции Европейскому союзу [ 1 2 ] . ) Концепция была
направлена на поддержание процесса формирова¬
ния европейской идентичности в области безопас¬
ности и обороны; она также предполагала в своем
составе подразделения стран, не я в л я ю щ и х с я чле­
нами Н А Т О .
Несомненно, решение о создании М О С яви­
лось в а ж н ы м шагом в реорганизации вооружен¬
н ы х сил Н А Т О , представлявшим собой логичес¬
кий этап в перестройке в о е н н ы х структур альян¬
са. М о ж н о с уверенностью отметить, что приня¬
тие данной концепции в первую очередь было про¬
диктовано и з м е н и в ш е й с я ситуацией в сфере бе¬
зопасности в евроатлантическом регионе. Исчез¬
новение противника, от которого, как полагали в
Н А Т О , исходила масштабная угроза, не обеспе¬
чило стабильность и безопасность в Европе. На¬
оборот, как показало время, на географической
карте п о я в и л и с ь региональные конфликты, поро¬
дившие еще большую опасность, чем противосто¬
яние д в у х сверхдержав. С учетом н о в ы х в ы з о в о в
международной безопасности было принято ре¬
шение, что многонациональные оперативные силы
д о л ж н ы иметь в с в о е м с о с т а в е формирования,
способные осуществлять широкий диапазон задач.
И н ы м и словами, кроме неотъемлемой части реа­
лизации Североатлантического договора (обеспе¬
чение коллективной обороны государств-участни¬
к о в ) в «широкий диапазон» в к л ю ч а л и с ь о с о б ы е
виды задач: оказание гуманитарной помощи, про¬
ведение м и р о т в о р ч е с к и х операций и операций по
поддержанию мира, а т а к ж е принуждение к миру.
Это и подразумевает выполнение операций реа­
гирования на кризисы вне статьи 5 В а ш и н г т о н с ­
кого договора [ 1 3 ] .
X
о
о
X
о
о
х
с[
о
о.
со
х
^
1
Новая структура командования
НАТО
В 2 0 0 2 г. на Пражской встрече в верхах было
принято одно из важнейших решений, заключав¬
шееся в модернизации структуры командования
Н А Т О [14, p. 2 8 — 2 9 ] . Это решение было детали¬
зировано в июне 2 0 0 3 г., когда министры обороны
государств — членов Н А Т О определили форму
новой структуры командования альянса [ 1 0 ] . Се¬
годня данный процесс можно охарактеризовать как
один из к л ю ч е в ы х с о с т а в л я ю щ и х элементов всей
трансформации Н А Т О .
Как полагают в Североатлантическом блоке,
новая структура командования должна стать «бо¬
лее гибкой, более рациональной, более эффектив¬
ной и способной к развертыванию в соответствии
с оперативными требованиями для выполнения
широкого спектра задач альянса» [7, p. 5 7 ] . Как и
прежде, структура командования состоит из трех
уровней: стратегического, оперативного и такти¬
ческого. Крупнейшее сокращение коснулось тре¬
тьего (тактического) уровня сил, где вместо 13 ос¬
талось только 6 штабов. Е с л и учесть сокращения,
которые коснулись также и второго (оперативно¬
г о ) уровня, то общее число штабов командования
уменьшилось с 2 0 до 11.
О т л и ч и е новой с т р у к т у р ы с т р а т е г и ч е с к о г о
командования з а к л ю ч а е т с я в том, что в настоя¬
щее время она построена на основе функциональ¬
ного, а не географического принципа [ 1 5 , p. 6 5 ] .
На первом уровне создано только одно стратеги¬
ческое командование с оперативными функция¬
ми — Командование операций О б ъ е д и н е н н ы х во¬
о р у ж е н н ы х сил ( О В С ) Н А Т О ( A C O ) , возглавля¬
емое Верховным главнокомандующим О В С Н А Т О
в Е в р о п е (SACĘUR)
генералом Д ж . Крэддоком
( с 7 декабря 2 0 0 6 г.) и располагающееся в г. К а с то ( Б е л ь г и я ) . На него в о з л о ж е н ы оперативные за¬
дачи, ранее о с у щ е с т в л я е м ы е как Командованием
О В С Н А Т О в Европе, так и Командованием О В С
Н А Т О на Атлантике. В с о о т в е т с т в и и с решением
П р а ж с к о г о саммита [ 1 4 , p. 2 8 — 2 9 ] Командование
О В С Н А Т О на Атлантике переименовано в Ко¬
мандование трансформации О В С Н А Т О
(ACT),
я в л я ю щ е е с я вторым командованием стратегичес¬
кого уровня с прежней штаб-квартирой в г. Нор¬
фолке ( ш т а т В и р д ж и н и я , С Ш А ) , которым руко­
водит Главнокомандующий трансформации О В С
Н А Т О ( S A C T ) генерал-лейтенант Л. Смит. В ве¬
дении ACT находятся вопросы военной модерни¬
зации сил и средств Североатлантического блока,
совершенствования подготовки личного и команд¬
ного состава, разработки концепций и доктрин, а
также содействия укреплению оперативной совме¬
стимости в рамках альянса [ 1 5 , p. 6 5 ] . Оба коман¬
дования в о з г л а в л я ю т американские генералы, за¬
нимающие одновременно командные д о л ж н о с т и
в В о о р у ж е н н ы х с и л а х С Ш А . Географические зоны
ответственности э т и х д в у х командований практи¬
чески совпадают: SACĘUR, как и ранее, руково­
дит Е в р о п е й с к и м командованием С Ш А , а SACT,
в с в о ю очередь, одновременно руководит Объе¬
диненным командованием В С С Ш А и отвечает за
вопросы реорганизации американской армии.
В основу концепции М О С , разработанной в
целях соответствия упомянутым требованиям, по¬
ложены механизмы командования и контроля для
обеспечения эффективного действия сил. Расши¬
ренный спектр вариантов реагирования, где воз¬
можно участие М О С , естественно, требует органи¬
зации с о о т в е т с т в у ю щ и х командования и контро¬
ля. В данной структуре эта роль о т в е д е н а шта¬
бам М О С , к о т о р ы е с о з д а ю т с я на о с н о в е ключе¬
в ы х элементов, выделенных головными органами
военного управления штаб-квартиры Н А Т О . Они
усиливаются за счет военнослужащих других шта¬
бов Североатлантического альянса, а также стран —
членов Н А Т О и стран-партнеров в целях выпол¬
нения требований, необходимых для реализации
определенной задачи.
Здесь хотелось бы отметить, что в новой Стра¬
тегической концепции Н А Т О 1 9 9 9 г. было зафик¬
сировано, что внутренняя адаптация означает со¬
здание новой структуры командования, включая
концепцию М О С [ 1 1 , p. 6 ] . После ряда апробаций
действенности и правильности концепции М О С
(учения «Allied Ęffort» в 1 9 9 7 г. и «Strong Resolve» в
1998 г.) в 1 9 9 9 г. Североатлантический блок при¬
ступил к ее полномасштабному выполнению, вклю¬
чая приобретение необходимых средств тылового
и технического обеспечения.
50
Второй
(оперативный)
уровень
представлен
постоянными командованиями О В С Н А Т О в
г. Брунссуме (Нидерланды) и г. Неаполе ( И т а л и я ) .
Они могут руководить операциями мест своей дис­
локации или формировать штабы М О С наземного
базирования. В настоящее время командование в
г. Брунссуме обеспечивает, за исключением морс­
кого компонента, штаб Международных сил содей­
ствия безопасности (ISAF) в Афганистане, а коман­
дование в г. Неаполе — штаб Н А Т О для проведе­
ния операций на Балканах. Ко второму уровню так­
же относится и постоянный штаб О В С Н А Т О в
г. Лиссабоне (Португалия), имеющий, правда, огра¬
ниченные возможности. Но, вместе с тем, на его
основе может быть сформирован штаб М О С морс¬
кого базирования [7, p. 57; 15, p. 66—67].
Третий
(тактический)
уровень
с о с т о и т из
шести «компонентных» командований О В С Н А Т О ,
которые обеспечивают для второго уровня коман¬
дования управление определенными видами сил —
сухопутными, м о р с к и м и или в о з д у ш н ы м и . Как
правило, «компонентные» командования подчине¬
ны командованиям О В С оперативного уровня, но
при необходимости могут быть использованы при
проведении операций под другим командованием
[7, p. 57; 15, p. 6 6 — 6 7 ] .
При позитивном подходе к итогам реоргани¬
зации структуры командования можно заметить
исчезновение «перекрестного» управления между
командованиями О В С Н А Т О в Европе и на Ат¬
лантике после передачи руководства всеми опера¬
циями ACO. Положительным моментом, по мне¬
нию автора, я в л я е т с я и четкое разделение функ¬
ций ACO и ACT. Т е м не менее, это вовсе не означа¬
ет, что оба командования с у щ е с т в у ю т изолирован¬
но друг от друга. Важнейший вопрос, связываю¬
щий их, — совместная работа в сфере проверки
соответствия сил разработанным стандартам.
логическом оснащении и находящиеся в режиме
постоянной готовности. Они с о с т о я т из сухопут¬
ного, авиационного, морского компонентов и ком¬
понентов специального назначения (привлекают¬
ся в случае необходимости). Состав С Р Н обновля¬
ется один раз в полгода коллективными силами,
средствами и ресурсами Н А Т О после того, как
очередные подразделения государств-членов про¬
шли соответствующую аттестацию и подготовку [ 9 ] .
О ч е в и д н ы м плюсом данного принципа ротации
штабов и подразделений национальных вооружен¬
н ы х сил стран — участниц блока я в л я е т с я возмож¬
ность готовить и поддерживать в состоянии повы¬
шенной боеготовности большее количество мобиль¬
н ы х формирований на территориях стран Северо¬
атлантического альянса.
С Р Н могут начинать развертывание по исте¬
чении пяти дней после отдачи приказа и действо¬
вать в автономном режиме в течение 3 0 дней, а
т а к ж е проводить интегрированные м е ж в и д о в ы е
операции. Оперативное командование Сил реаги¬
рования Н А Т О обеспечивается поочередно тремя
штабами оперативного уровня, а управляются они
штабами М О С .
Официальная цель Североатлантического бло¬
ка в создании С Р Н декларируется в возможности
оперативно реагировать на возникающие кризисы
различного характера в регионах всего земного
шара. В частности, Силы реагирования будут спо¬
собны выполнять операции как в соответствии со
статьей 5 Вашингтонского договора [ 1 3 ] , так и вне
этой статьи (эвакуация, ликвидация последствий
чрезвычайных ситуаций, включая связанных с при¬
менением химического, биологического, радиоло¬
гического и ядерного оружия, оказание помощи в
условиях гуманитарного кризиса, содействие в ходе
проведения антитеррористических операций, пре¬
дотвращение к р и з и с о в ) . Как отмечал генерал
Д ж . Д ж о н с , создание С и л реагирования Н А Т О
я в л я е т с я в а ж н ы м показателем признания со сто¬
роны альянса коренных изменений международ¬
ной среды безопасности. Н А Т О нет необходимос¬
ти содержать массированные силы времен «холод¬
ной войны». Сегодня у альянса есть гибкие силы
разного уровня готовности, которые лучше подго¬
товят Н А Т О к реагированию на угрозы в X X I в.
[7, p. 5 7 ] . Н а прошедшем 28—29 ноября 2 0 0 6 г.
саммите Н А Т О в г. Риге было объявлено о полной
функциональной готовности Сил реагирования [ 9 ] .
Введение в действие С Р Н я в л я е т с я конкретным
достижением Организации Североатлантического
договора.
Силы реагирования НАТО
Второй по значению инициативой Пражского
саммита стало решение о создании Сил реагирова¬
ния Организации Североатлантического договора
(NATO Response Force), которое было конкретизи¬
ровано на ежегодной встрече министров обороны
государств — членов блока в июне 2 0 0 3 г. [10]. Идея
о создании таких сил была выдвинута в 2 0 0 2 г. в
г. Варшаве министром обороны С Ш А Д. Рамсфелдом и поддержана другими министрами оборон¬
ных ведомств стран — членов Н А Т О [14, p. 2 8 ] .
Силы реагирования Н А Т О имеют непосред¬
ственное отношение к преобразованию структуры
командования Североатлантического блока. С од¬
ной стороны, они я в л я ю т с я необходимым элемен¬
том в процессе трансформации Н А Т О , с другой —
исполняют роль катализатора преобразования в с е х
вооруженных сил организации. В период «холод¬
ной войны» у Н А Т О были вооруженные силы,
обладавшие слабой готовностью к развертыванию,
низкой мобильностью и неспособностью к веде¬
нию продолжительных действий вне зоны своей
ответственности.
В противовес этому сегодняшние С Р Н пред¬
ставляют собой многонациональные объединенные
силы повышенной готовности, передовые в техно-
На практике элементы С Р Н были развернуты
в ходе Олимпийский игр в Греции летом 2 0 0 4 г., в
сентябре 2 0 0 5 г. итальянский батальон, выделен¬
ный для Сил реагирования, контролировал прове¬
дение президентских выборов в Афганистане. В ок¬
тябре 2 0 0 5 г. многонациональный инженерный ба¬
тальон и медицинский состав были отправлены в
Пакистан, пострадавший от сильнейшего землетря¬
сения, в целях оказания необходимой помощи [ 6 ] .
В то же время «подводный камень» создания
Сил реагирования Н А Т О кроется в стремлении
Соединенных Штатов профессионально играть роль
«мирового полицейского». В глобальной полити¬
ческой повестке американской политики стоит цель
51
Ж у р н а л
м е ж д у н а р о д н о г о
п р а в а
и
м е ж д у н а р о д н ы х
о т н о ш е н и й
№
1
—
2 0 0 7
X
о
о
X
о
о
х
с[
о
о.
со
х
^
1
вовлечь европейских союзников по Н А Т О в уре¬
гулирование конфликтов за пределами евроатлантического региона, снизив при этом долю с в о и х
военных расходов [2, с. 5 ] . Вторая причина в со¬
здании и использовании Сил реагирования Н А Т О
з а л о ж е н а в стремлении а л ь я н с а д о к а з а т ь с в о ю
жизнеспособность в изменившихся у с л о в и я х меж¬
дународной безопасности.
Таким образом, изменение обстановки в сфе¬
ре международной безопасности потребовало от
руководства Организации Североатлантического
договора с о о т в е т с т в у ю щ и х изменений и в военной
структуре альянса. Саммит, прошедший в г. Праге
в 2 0 0 2 г., принял решения по двум вопросам, кото¬
рые, несмотря на их недостатки, можно оценить
как два к л ю ч е в ы х элемента во внутренней струк¬
турной перестройке Н А Т О .
Стремление руководящих кругов Североатлан¬
тического блока создать действенный альянс для
новой эры позволило осуществить преобразование
структуры командования блока. Военный механизм
стал более прозрачен, поскольку ACO руководит
всеми операциями Н А Т О , а действия ACT направ¬
лены на долгосрочную стратегию, заключающую¬
ся во всесторонней трансформации альянса. Пере¬
распределенные по функциональному принципу
обязанности у с т р а н я ю т дублирование в р а м к а х
Североатлантического блока. Но нельзя сбрасывать
со счетов, что именно такая структура свидетель¬
ствует о новом подходе Н А Т О к решению вопро¬
сов безопасности посредством поступательного
расширения с в о и х «полномочий» за пределы сво¬
ей традиционной сферы.
Концепция М О С показала готовность натов¬
с к и х стран предоставлять свои силы и средства
для проведения м е ж в и д о в ы х операций, а также от¬
разила заинтересованность государств, стремящихся
стать членами Н А Т О , в военно-политическом со¬
трудничестве в рамках программы «Партнерство
ради мира». И, наконец, введение в действие Сил
реагирования Н А Т О в соответствии с запланиро¬
ванным графиком отражает очевидную тенденцию
руководящих кругов Н А Т О к глобализации этой
региональной организации.
ЛИТЕРАТУРА
X
о
о
X
о
о
х
с[
о
о.
со
х
^
1
1. Винсент, Р. Брюссельская встреча в верхах: военные перспективы НАТО / / NATO Review. 1994. Зима. С. 7—8.
2. Голубь, С. Силы первоочередного задействования О В С НАТО — военный инструмент для обеспечения геополитичес­
ких интересов Запада / С. Голубь, П. Кисиль / / Зарубеж. воен. обозрение. 2005. № 4. С. 5—10.
3. Журкин, А.В. Совместные объединенные оперативно-тактические группы ( С О О Т Г ) как новый этап реформы НАТО / /
Актуальные проблемы Европы. 1998. № 2. С. 47—74.
4. Розанов, А.А. Европейская безопасность и НАТО. Минск: Завигар, 2002.
5. Розанов, А.А. НАТО: проблемы трансформации и расширения. Минск: Завигар, 1996.
6. Combined Joint NATO Response Force / / Backgrounder. Interoperability for Joint Operations. Brussels: NATO Public
Diplomacy Division, 2006. P. 6.
7. Jones, J . L. Transforming NATO's Military Structure / / NATO Review. 2004. Spring. P. 57—59.
8. London Declaration on a Transformed North Atlantic Alliance issued by the Heads of State and Government participating in
the meeting of the North Atlantic Council in London on 5—6 July, 1990: official text. Brussels: NATO Public Diplomacy
Division, 1990.
9. NATO Response Force declared fully operational [Electronic resource] / / Official Homepage of North Atlantic Treaty
Organisation. Mode of access: <http://www.nato.int/docu/update/2006/11-november/e1129c.htm>. Date of access: 01.12.2006.
10. Statement on Capabilities issued at the Meeting of the North Atlantic Council in Defence Ministers Session in Brussels
[Electronic resource] / / Official Homepage of North Atlantic Treaty Organisation. Mode of access: <http://www.nato.int/docu/
basictxt/treaty.html>. Date of access: 15.10.2006.
11. The Alliance's Strategic Concept approved by the Heads of State and Government participating in the meeting of the North
Atlantic Council in Washington D.C. on 23 and 24 April, 1999: official text. Brussels: NATO Public Diplomacy Division, 1999.
12. The Combined Joint Task Forces Concept / / NATO Handbook. Brussels: NATO Public Diplomacy Division, 1999.
P. 253—255.
13. The North Atlantic Treaty [Electronic resource] / / Official Homepage of North Atlantic Treaty Organisation. Mode of
access: <http://www.nato.int/docu/basictxt/treaty.html>. Date of access: 15.10.2006.
14. The Prague Summit and NATO Transformation. Brussels: NATO Public Diplomacy Division, 2003.
15. Vallance, A. A Radically New Command Structure for NATO / / NATO Review. 2004. Spring. P. 64—67.
«Новая структура командования в рамках преобразования НАТО» (Юлия Ляшук)
В статье рассматриваются
два вопроса — модернизация
структуры
командования
Организации
Североатлантического
договора
(НАТО) и создание Сил реагирования
НАТО
(СРН).
Автор подчеркивает,
что окончание
конфликта
между Востоком и Западом усложнило
положение
Европы с точки зрения безопасности.
Сегодня Североатлантический
блок сталкивается
с новыми
вызо­
вами и угрозами
— международным
терроризмом,
экстремизмом,
организованной
транснациональной
преступностью,
распространением
оружия массового уничтожения,
которые количественно
и
качественно
отличаются
от «угрозы коммунизма»
XX в.
В работе уделено внимание
вопросам Лондонской
декларации
и концепции
Многонациональных
опе­
ративных
сил как этапам реструктуризации
командования
Объединенными
вооруженными
силами аль¬
янса и формирования
Сил реагирования
НАТО.
Автор полагает, что исследуемые
изменения,
начало которым было положено на Пражском
саммите
в верхах в 2002 г., являются
ключевыми
элементами
внутренней
структурной
перестройки
НАТО и
важными
процессами
трансформации
всего Североатлантического
альянса.
В то же время «подводный
камень» создания Сил реагирования
НАТО кроется в желании
Соединен¬
ных Штатов профессионально
играть роль «мирового полицейского».
Другую причину создания и исполь­
зования СРН автор видит в стремлении
альянса доказать свою жизнеспособность
в изменившихся
усло¬
виях международной
безопасности.
52
В заключение
делается вывод о том, что изменение
структуры
командования
Объединенными
воо­
руженными
силами альянса и приведение
в полную оперативную
готовность
Сил реагирования
свиде­
тельствуют
о новом подходе НАТО к решению
вопросов безопасности
через постепенное
расширение
«полномочий»
за пределы своего традиционного
(евроатлантического)
региона, что отражает
очевидную
тенденцию
руководящих
кругов НАТО к глобализации
этой региональной
организации.
«A New Command Structure for a Transformed NATO» (Yuliya
Lyashuk)
The article deals with two issues: the modernisation
of the North Atlantic Treaty Organisation
(NATO)
command structure and the NATO Response Force (NRF)
creation.
The author underlines that the European security has not been improved after the end of the conflict
between
the East and the West. Today the Alliance faces new threats such as international
terrorism, extremism,
transnational
criminality,
proliferation
of weapons of mass destruction
which are completely
different from the «threat of the
communism»
of the XX
century.
In the article attention is also paid to the issues of the London Declaration
and the Combined Joint
Task
Forces concept. They are considered
to be the steps towards the transformation
of the NATO Allied
Forces
command and the NRF
creation.
The author supposes that the examined changes are the key elements of the inner NATO transformation
and
the important processes of Alliance's transformation
on the whole.
The author believes that the intrinsic wish of the USA to professionally
enact the world policeman's
role
underlies the NRF creation.. Another ambition
— the prove the NATO's viability in a changed
international
security climate — also contributed
to the
concept.
In the end, the author comes to a conclusion that the modernisation
of the Alliance's Allied Forces
command
structure and the NATO Response Force fully operational
readiness shows the new NATO approach
towards
security issues. This implies that NATO is gradually
extending
its powers beyond its traditional
(Euroatlantic)
region. This fact reflects an evident aspiration
of the NATO leadership to act on the global level instead of a
regional
one.
X
<D
о
X
о
x
[
о
о.
x
53
Ж у р н а л
м е ж д у н а р о д н о г о
п р а в а
и
м е ж д у н а р о д н ы х
о т н о ш е н и й
№
1
—
2 0 0 7
1
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
15
Размер файла
574 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа