close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Министерство общего и

код для вставкиСкачать
3
Министерство общего и профессионального образования РФ
Самарская государственная экономическая академия
Кафедра гражданского и трудового права
УТВЕРЖДАЮ
Зав.Кафедрой
К.ю.н. доцент
А.Е. Пилецкий
_______________
__________200_г.
ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
Тема: Порядок
заключения, изменения и расторжения договора
международной купли-продажи товаров
Автор дипломной работы: Сергей Булатович Зайнуллин_____________
Шифр дипломной работы _______________________________________
Факультет: Заочный
Специальность: Юриспруденция
Научный руководитель: кандидат юридических наук старший преподаватель
Ю.А. Дорофеева __________________________________________________
Консультант по разделам _____________
(дата, подпись)
Нормоконтролер
_____________
(дата, подпись)
________________
(инициалы)
________________
(инициалы)
4
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Стр.4
Глава 1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИПРОДАЖИ ТОВАРОВ.
Стр.7
1.1.
Понятие договора международной купли-продажи товаров.
Стр.7
1.2.
Право применимое при заключении, изменении и расторжении
договора международной купли-продажи товаров.
1.3.
Право применимое при заключении, изменении и расторжении
договора международной купли-продажи товаров.
1.4.
Стр.21
Стр.24
Порядок заключения договора международной купли-продажи
товаров.
Стр.34
Глава 2 ИЗМЕНЕНИЕ И РАСТОРЖЕНИЕ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ
КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ.
Стр. 43
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Стр.61
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ И
ЛИТЕРАТУРЫ
ПРИЛОЖЕНИЕ: контракт №1 от 25.04.02
СТР.66
5
ВВЕДЕНИЕ
Заключение, изменение и расторжение договора международной купли-продажи
товаров в настоящее время является актуальной темой, что обуславливается рядом
факторов, таких как: устойчивая тенденция к увеличению объема международной
торговли, активизация российского участия в международных организациях,
перспектива
вступления
Российской
Федерации
во
Всемирную
торговую
организацию и т.д.
В настоящее время, договор международной купли-продажи (далее – «договор»)
играет основную роль в международном коммерческом обороте. Осуществление
этого договора предопределяет необходимость заключения ряда других договоров
как международных, так и внутренних, в частности перевозки, страхования, на
выполнение работ и оказание возмездных услуг.
Такая роль договора обусловливает серьезное внимание к его правовому
регулированию, призванному содействовать развитию международной торговли.
Между тем существуют многочисленные различия в национальных правовых нормах,
применимых
к
этому
договору,
что
неизбежно
вызывает
трудности
при
формулировании его условий и определении последствий их нарушений. По этой
причине были предприняты усилия в области международной унификации правового
регулирования договора купли-продажи. Однако успехи международной унификации
не в полной мере устранили необходимость использования норм национального
права. Поэтому актуально выяснение порядка и сферы применения унифицированных
норм и норм внутригосударственного законодательства, регулирующих отношения
по договору купли-продажи в международном коммерческом обороте.
Правовое регулирование договора купли-продажи с участием российских
субъектов права в последние годы существенно изменилось,
Во-первых, с 1 сентября 1991 г. Советский Союз стал участником Конвенции ООН
о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.1 - Венской конвенции
1980 г (далее «Конвенция»).
1. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена 1980 г.)
6
Поскольку с 24 декабря 1991 г. членство бывшего Советского Союза в ООН
перешло к Российской Федерации, в соответствии с Уставом ООН она приобрела и
все права и обязательства СССР по многосторонним договорам, депозитарием
которых является Генеральный секретарь ООН. Следовательно, к договорам,
заключенным с 1 сентября 1991 г. субъектами, коммерческие предприятия которых
находятся на территории России, применимы положения Конвенции (при условии,
что эти договоры соответствуют ее требованиям).
Во-вторых, с декабря 1991 г. к внешнеэкономической сфере стали относиться и
договоры купли-продажи, которые российские субъекты права заключают с
предприятиями
и
организациями,
находящимися
на
территории государств,
являвшихся союзными республиками СССР. Особенности регулирования отношений
по таким договорам отражены в многосторонних соглашениях нормативного
характера, подписанных в рамках СНГ и двусторонних международных соглашениях,
а также в актах компетентных органов Российской Федерации.
В-третьих, с 1 января 1995 г. вступила в силу часть первая ГК РФ, с 1 марта 1996г.
— часть вторая, которая содержит конкретные положения, регулирующие отношения
по этому типу договоров, а с 1 марта 2002г. – часть третья, содержащая нормы
международного частного права1.
В-четвертых, изменился порядок применения ряда широко использовавшихся в
практике документов, в частности Общих условий поставок (далее «ОУП»).
В-пятых, с 1 января 2000 г. действует новая редакция Инкотермс2.
Эти изменения отразились не только на содержании конкретных норм, но и серьезно
скорректировали принципы, очередность и порядок их применения. Либерализация
внешнеэкономической деятельности в России расширила круг субъектов договора
международной купли-продажи в основном за счет предпринимателей, которые
ранее этим не занимались. С учетом этого в качестве основных в дипломной работе
излагаются
положения
Венской
конвенции,
а
затем
общие
нормы
внутригосударственного гражданского законодательства Российской Федерации.
1.
Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30.11.94, часть вторая от 26.01.96, часть
третья от 26.11.2001
2.
Международные правила толкования торговых терминов Инкотермс 2000.
Международной торговой палаты.1999,№560. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
Публикация
7
Учитывая, что Общие условия поставок сохраняют нормативный характер в
отношениях с отдельными странами, их положения излагаются на третьем месте
Отдельно в работе рассмотрены вопросы, связанные с особенностями регулирования отношений российских субъектов права с субъектами права из
независимых государств, ранее входивших в состав СССР, а в настоящее время
являющихся участниками СНГ.
8
Глава
1.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ДОГОВОРА
МЕЖДУНАРОДНОЙ
КУПЛИ
-
ПРОДАЖИ ТОВАРОВ.
1.1.
Понятие договора международной купли-продажи товаров
В российской юридической науке традиционно существует разделение
гражданского права на вещное и обязательственное право. Цель вещного права
заключается в разграничении интересов, в размежевании прав, что приводит к
отделению людей друг от друга. Преодолению такого отделения людей и
установлению отношений между людьми призвано способствовать обязательственное
право. Для определения понятия договора международной купли-продажи товаров,
необходимо, на мой взгляд, обратиться к классикам российской цивилистики. Д.И.
Мейер1 определял обязательство как юридическое отношение, в котором одному
лицу принадлежит право на действие другого лица.
Аналогично обязательство определил и Г.Ф. Шершеневич2: «Под именем
обязательства
понимается
такое
юридическое
отношение,
из
которого
обнаруживается право одного лица на известное действие другого определенного
лица». Предметом обязательства могут быть действия, обладающие следующими
характеристиками:
1)
Действие,
как
юридический
предмет
интерес,
обязательства,
чтобы
его
должно
можно
представлять
было
свести
к
имущественным отношениям.
2)
Действие, как предмет обязательства, должно быть физически
возможным.
3)
Действие, как предмет обязательства, должно быть нравственно
возможно.
Н.Л. Дювернуа3 классифицировал обязательства на возникающих из:
-
договора, т.е. двух или многосторонней сделки
-
односторонних сделок
1. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: «Статут»,1997-455с.
2. Дювернуа Н.Л. Конспект лекций по русскому гражданскому праву. С.-Петербург., 1897- 424с.
3. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула,: «Автограф», 2001.-720с.
9
-
обязательства, возникающие из деликтов,
-
обязательств,
возникающих
из
родственных,
социальных
и
иных
отношений.
Для обязательственных отношений, возникающих из соглашения воли двух
или многих лиц, формой возникновения служит обязательственный договор.
Для существования договора нужны следующие условия:
-
свободное, обоюдное и последовательное изъявление воль,
-
согласие воль.
С иной точки зрения к определению договора подходит Н.И. Нерсесов1, по его
мнению, договор – соглашение двух сторон, в котором обязательно присутствуют
два элемента: предложение – оферта, и принятие его – акцепт. Нерсесов выделяет
такие основные пункты как: предмет договора, цена, сроки, придает существенное
значение сторонам договора. Мейер определяет договор как соглашение воли двух
или нескольких лиц, которое порождает право на чужое действие, имеющее
имущественный интерес. Как и предметом обязательства, предметом договора
всегда предоставляется право на чужое действие, возможное физически и
нравственно. Шершеневич определил договор как соглашение двух или более лиц,
направленное
к
установлению,
изменению
или
прекращению
какого-либо
юридического отношения.
Современная наука определяет обязательство, беря за основу положения
классиков российской цивилистики. А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой2 определяют
обязательство
как
относительное
правоотношение,
опосредующее
товарное
перемещение материальных благ, в котором одно лицо (должник) по требованию
другого лица (кредитора) обязано совершить действия по предоставлению ему
определенных материальных благ.
Основанием возникновения обязательств являются:
1. Договор.
2. Односторонние сделки.
1. Нерсесов Н.И. Конспективный курс лекций по торговому и вексельному праву. М., 1896-267с.
2. Гражданское право. Учебник/под ред. А.П.Сергеева и Ю.К.Толстого,. М.: «Проспект», 1999.-632с.
10
3. Административные акты.
4. Сложный юридический состав.
5. Причинение вреда и другие неправомерные действия.
6. Иные действия граждан и юридических лиц.
Данный перечень оснований отличается от перечня, определенного Дювернуа,
наличием такого основания, как административные акты.
Купля – продажа представляется договором, по которому одна сторона,
покупатель, приобретает право требовать, чтобы другая сторона, продавец, передала
ей в собственность определенную вещь, и обязывается уплатить за то известную
сумму денег, называемую ценой. Предметом купли-продажи может быть всякая
физическая
вещь,
находящаяся
в
гражданском
обороте
и
составляющая
собственность продавца. Вещи отвлеченные, права, могут быть предметом уступки,
но не купли-продажи. Мейер определил поставку как договор, по которому одна
сторона обязуется доставить другой какую-либо вещь за известную цену к
известному сроку. Отличие поставки от купли – продажи состоит в том, что поставка
предполагает промежуток времени между заключением и исполнением договора,
тогда как купля-продажа не предполагает такого промежутка. Это отличие является
значительным вследствие того, что при заключении договора поставки поставщик
может не иметь право собственности на вещь, данная вещь может к моменту
заключения договора и не существовать еще в природе, тогда как при заключении
договора купли-продажи, продавец – уже собственник товара.
Сделка купли-продажи ставит себе целью иметь своим содержанием обмен товаров
на деньги. Эта сделка имеет характер и значение обмена любых вещей на общий
эквивалент – деньги. По юридической природе сделка купли-продажи реальная, т.к.
все содержание сделки заключается в переходе объектов из рук в руки, что
отличается от современной точки зрения. Обязательство для каждой из сторон
возникает лишь при выполнении противной стороной договора. Предметом купли –
продажи является всякий способный к гражданскому обороту объект, не только вещи,
но и требования. Цена должна быть обозначена определенной денежной суммой и
цена должна быть известна.
11
Нерсесов подробно рассматривает такой вид договоров, как торговая купля –
продажа. Предметом торговой купли могут быть как товары, так и обязательства.
Нерсесов также выделяет цену как необходимое условие купли – продажи. Цена
определяется в форме твердой цены или пропорционально количеству товара. Форма
договора может быть как письменная, так и устная. Прекращается купля – продажа
естественным способом – передачей предмета покупщику и получением от него
условленной суммы.
Шершеневич разделял понятия «купля-продажа» и «поставка». Купля – продажа –
договор, в силу которого одна сторона обязывается передать другой вещь в
собственность, а та уплатит ей известную сумму денег. Поставка – договор, в силу
которого одна сторона обязывается к назначенному сроку передать вещи
определенного рода и в определенном количестве, а другая сторона обязывается
заплатить за то известную сумму денег.
Шершеневич приводит три признака, отличающих куплю-продажу от поставки:
1. Продавец в момент совершения договора купли-продажи должен
иметь право собственности на продаваемую вещь, тогда как поставщик
может не быть собственником в момент совершения договора.
2. Продаваемая вещь должна быть определена индивидуальными
признаками, тогда как при поставке вещи определяются лишь
количеством и качеством.
3. В купле-продаже между совершением договора и исполнением его
может и не быть промежутка времени, тогда как для договора поставки
он представляется существенным.
Согласно мнения П.П. Цитовича1, торговая сделка – сцепление решений воли
контрагентов связать себя перед другими и другого перед собой.
Современные цивилисты М.И. Брагинский и В.В. Витрянский2 определили
принципиальное отличие договора купли-продажи в дореволюционной цивилистике
от современной.
1. Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права.М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2001.-с.448.
2. Брагинский М.И. Ветрянский.В.В. Договорное право. М.: «Статут», 2000- 800с.
12
Дореволюционная наука определяла договор купли – продажи как договор по
продаже движимого имущества. Купля-продажа недвижимого имущества была
отнесена не к договорам, а к способам приобретения прав на имущество, купчая
крепость рассматривалась в качестве акта перенесения права собственности на
недвижимость. В советский период развития гражданского права сфера применения
договора купли-продажи существенно ограничилась. По мнению советского
цивилиста О.С. Иоффе, в советском обществе ограничивается сфера применения
договора
купли-продажи,
используемого
преимущественно
для
реализации
предметов потребления и лишь в сравнительно небольших масштабах для реализации
средств производства.
Нерсесов определил товар как движимую вещь, которая фигурирует в торговом
обороте как предмет торговой сделки. Недвижимая вещь не может быть товаром, т.к.,
во – первых, обращение недвижимых вещей сопряжено с обрядностями и
формальностями, несовместимыми с торговлей, во- вторых, недвижимые вещи не
потребляются и не производятся, а только приспособляются к нуждам человека. Не
всякая движимая вещь, в свою очередь, может служить предметом торговой сделки и
быть товаром, - для этого необходимо, чтобы движимая вещь обладала способностью
к обращению в гражданском обороте.
Предмет покупки – товар конкретный. Для договора покупки он отличен от
всякого другого такого же товара, не может быть смешан. Цитович выделяет понятие
товара из понятия предмета покупки, товар является предметом покупки как
определенное количество вещей такого-то рода с такими-то качествами. Но товаром
покупки может быть лишь вещь, находящаяся в гражданском обороте. Вещь, изъятая
из оборота, может быть товаром только при специальном разрешении (например,
оружие). В современной цивилистике товаром по договору купли - продажи
признаются любые вещи, как движимые, так и недвижимые, индивидуальноопределенные либо определяемые родовыми признаками. Купля – продажа
отдельных видов вещей может регулироваться специальными правилами.
В отечественной юридической литературе договор международной куплипродажи товаров традиционно именовался договором внешнеторговой куплипродажи или договором купли-продажи (поставки) во внешней торговле. При этом
понятия «внешнеторговая купля-продажа» и «внешнеторговая поставка» считались
13
синонимами. В то же время в советском гражданском праве «купля-продажа» и
«поставка» признавались разными договорами и регулировались неодинаково.
Существовало мнение, что к отношениям по внешнеторговой купле-продаже
(внешнеторговой поставке) следует применять нормы отечественного права,
относящиеся к купле-продаже, но не к поставке. В настоящее время, на мой взгляд, к
договорам международной купли-продажи применимы в первую очередь нормы,
российского законодательства относящиеся к поставке, т.к. положение существенно
изменилось.
Во-первых, участие России в Венской конвенции 1980 г., принимая во внимание,
что эта Конвенция стала составной частью правовой системы Российской Федерации,
выдвинуло на первый план вопрос об определении предусмотренного ею
терминологического понятия «международная купля-продажа товаров».
Во-вторых, российское гражданское законодательство (ГК РФ) по-иному, чем
ранее действовавшее законодательство, определяет и регулирует договоры куплипродажи и поставки.
В-третьих, понятие «внешнеторговая поставка» сохранило свое значение
относительно контрактов, которые регулируются Общими условиями поставок, как в
случаях, когда они применяются в качестве нормативных документов, так и тогда,
когда их использование обусловлено соглашением сторон договора.
В силу Венской конвенции 1980 г. понятие «международная купля-продажа
товаров» определяется с помощью нескольких критериев.
Во-первых, имеет значение субъектный состав договора, т.е. кто является его
сторонами.
Обязательным
международной
условием
купли-продажи
для
товаров,
признания
подпадающим
договора
под
договором
регулирование
Конвенции, является местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных
государствах. Ни национальная (государственная) принадлежность сторон, ни
гражданский или торговый характер контракта не принимаются во внимание при
определении применимости Конвенции (ст. 1). Это означает, что в соответствии с
Конвенцией не будет признан международным договор купли-продажи, заключенный
между
находящимися
на
территории
одного
государства
фирмами
разной
государственной принадлежности. В то же время будет считаться международным
контракт
купли-продажи,
заключенный
фирмами
одной
государственной
14
принадлежности, но коммерческие предприятия которых находятся в различных
государствах.
Во-вторых, важен предмет контракта. Основные обязанности продавца —
поставить товар, передать документы и титул на товар в соответствии с требованиями
контракта и Конвенции (ст. 30). Основные же обязанности покупателя — уплатить
цену за товар и принять поставку в соответствии с требованиями контракта и
Конвенции (ст. 53). При этом обязательство покупателя уплатить цену включает
принятие таких мер и соблюдение таких формальностей, которые могут требоваться
согласно договору или законам и предписаниям для того, чтобы сделать возможным
осуществление платежа (ст. 54).
В-третьих, существенно и то, что объектом контракта является движимое имущество,
приобретаемое не для личного, семейного или домашнего использования, т.е. для
предпринимательских целей. Объект контракта может как производиться самим
продавцом, так и закупаться у третьих лиц для передачи покупателю. Ошибочным, на
мой взгляд, представляется мнение, что в договоре международной купли-продажи в
качестве товара должна выступать индивидуально-определенная вещь. Как правило,
объектом международной купли-продажи являются именно родовые вещи. Венская
конвенция (ст. 28) содержит специальные ограничения, касающиеся возможности
суда вынести решение об исполнении обязательства и натуре. На случаи
неисполнения обязательства Венская конвенция (cт, 75 и 76) и ГК РФ (ст. 524)
предусматривают альтернативные способы защиты интересов потерпевшей стороны.
Поскольку Венская конвенция не содержит предписаний относительно момента
перехода
нрава
собственности
к
покупателю
его
необходимо
определять,
руководствуясь нормами применимого национального права.
В-четвертых, договор международной
купли-продажи относится к числу
консенсуальных, а не реальных, т.е. права и обязанности из него возникают с момента
его заключения, а не с момента передачи товара.
В-пятых, поскольку из сферы применения Конвенции исключен ряд видов продаж
(например, с аукциона или в порядке исполнительного производства либо иным
образом в силу закона), под понятие «международная купля - продажа» в смысле
Конвенции они не подпадают, равно как продажа фондовых бумаг, акций,
обеспечительных бумаг, оборотных документов, денег, судов водного и воздушного
15
транспорта
и
судов
на
воздушной
подушке,
электроэнергии.
Аналогичное
ограничение установлено Конвенцией и касательно продажи товаров, изготовленных
из давальческого сырья, когда заказчик обязуется поставить существенную часть
материалов, необходимых для изготовления иди производства товаров, а также
относительно контрактов, в которых обязательства стороны, поставляющей товар,
заключаются в основном в выполнении работ или предоставлении иных услуг.
В ГК РФ (и. 1 ст. 454) сохранено традиционно общее определение купли-продажи.
По этому договору одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в
собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот
товар и уплатить за него определенную цену. Как и в Венской конвенции, оговорено
(п, 1 ст. 54), что в обязанность покупателя входит совершение за свой счет действий,
которые в соответствии с законом, иными правовыми актами, договором или обычно
предъявляемыми требованиями необходимы для осуществления платежа. Вместе с
тем изменилась сфера этого договора, а также система самого регулирования. Наряду
с общими (§ 1 гл. 30) в ГК РФ включены специальные (§ 2-8 гл. 30) правила,
регулирующие отдельные виды договоров купли-продажи. При этом установлено
(п. 5 ст. 454ГК), что общие положения применяются к соответствующим видам
этого договора, если иное не предусмотрено специальными правилами.
Определение договора поставки, признанного одним из видов договора куплипродажи, содержится в ст. 506 ГК РФ. По этому договору поставщик-продавец,
осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленные срок или сроки производимые либо закупаемые им товары покупателю для
использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных
с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.
Анализ указанной статьи ГК РФ приводит к выводу, что договор международной
купли-продажи товаров, являющийся предметом регулирования Венской конвенции
1980 г., отвечает признакам договора поставки, предусмотренным ГК РФ.
Во-первых, как отмечалось выше, в договоре международной купли-продажи в
качестве поставщика но общему правилу выступает предприниматель, который
поставляет
покупателю
товар,
предназначенный
для
предпринимательской
деятельности или иных целей, не связанных с личным семейным, домашним) потреблением.
16
Во-вторых, в сфере внешней торговли такой договор применяется при продаже
движимых вещей, подпадающих под понятие «товар», указанное в ГК РФ.
В-третьих, основными обязанностями сторон являются:
продавца (поставщика) — передать товар в собственность покупателю, а покупателя принять товар и уплатить за него определенную цену.
В-четвертых, по общему правилу в таких договорах установлена обязанность
передачи товара в обусловленные в них срок или сроки, которые не совпадают с
моментом заключения договора. Вместе с тем в договоре международной куплипродажи товаров может и отсутствовать условие о сроке передачи товара. В таких
случаях в соответствии с Конвенцией срок поставки определяется предписаниями
содержащейся в ней диспозитивной нормы (ст. 33). Статья 506 ГК РФ, устанавливающая признаки договора поставки, как отмечалось, относит к ним условие о сроке
или сроках передачи товара. Поэтому договор, не предусматривающий передачу
товара в обусловленный срок, как будто не может быть признан договором поставки.
Однако постановлением Пленума ВАС РФ от 22.10.97 № 18 «О некоторых вопросах,
связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о
договоре поставки»1 (п. 7) разъяснено, что в таких случаях «срок поставки
определяется по правилам, установленным статьей 314 Кодекса (статья 457)». При
этом указывается, что такой договор должен признаваться договором поставки, коль
скоро не совпадают моменты заключения и исполнения договора. На мой взгляд, в
подобных случаях, основываясь на ст. 431 ГК РФ (о толковании договора), следует
выяснять действительную общую волю сторон с учетом цели договора, имея в виду,
что от квалификации договора зависит решение вопроса о нормах ГК РФ,
применимых при его регулировании.
Аналогично российскому законодательству к вопросу определения договора
купли-продажи и соответствия нормам Конвенции подходит и законодательство ряда
зарубежных стран, так в частности, Гражданский кодекс Республики Казахстан2
(ст. 458) определяет договор поставки. «По договору
поставки
продавец
(поставщик), являющийся предпринимателем, обязуется передать в
1. Постановление пленума ВАС РФ №18 от 22.10.97 «О некоторых вопросах связанных с применением
положений Гражданского кодекса РФ о договоре поставки». //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
2. Гражданский кодекс Республики Казахстан 27.12.94. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
17
обусловленный срок или
покупателю
для
сроки производимые или закупаемые им товары
использования в предпринимательской деятельности или в иных
целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным
использованием.»
К специфическим чертам договора внешнеторговой поставки (по сравнению с
договором обычной поставки) прежде всего относится то, что стороны такого
договора, как правило, имеют разную государственную принадлежность, а его
предмет составляют операции по экспорту и импорту товаров. В большинстве
случаев в качестве средства платежа используется валюта, которая является
иностранной для одного или для обоих партнеров.
Согласно ОУП СССР — КНР1, ОУП СССР — КНДР2, ОУП СЭВ3, а также ОУП
СЭВ
—
Финляндия4
и
ОУП
СССР
—
СФРЮ5,
разная
государственная
принадлежность сторон договора внешнеторговой поставки — отличительная черта.
Она зафиксирован а в преамбулах этих документов, а иногда и прямо вытекает из
полных
названии,
например.
Общие
условия
поставок
товаров
между
внешнеторговыми организациями СССР и внешнеторговыми организациями КНДР.
Общие условия поставок товаров между организациями СССР и СФРЮ.
Сравнение положений Венской конвенции 1980 г., Общих условий поставок и ГК
РФ дает основания для следующего вывода, Признаки договора «международной
купли-продажи» в Конвенции, договора «внешнетoрговой поставки» в Общих условиях поставок и «договора поставки» в ГК РФ в общих чертах совпадают, что
позволяет употреблять на практике термины «международная купля-продажа» и
«внешнеторговая поставка» как синонимы.
1.
2.
3.
4.
5.
Общие условия поставок товаров из Союза ССР в Китайскую народную республику и из Китайской
народной республики в Союз ССР. 1990. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
Общие условия поставок товаров между внешнеторговыми организациями Союза Советских
Социалистических Республик и внешнеторговыми организациями Корейской Народной
Демократической Республики. 1981. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
Общие условия поставок товаров между организациями стран – членов Совета Экономической
Взаимопомощи. 1968/1988.
Общие условия поставок товаров из стран – членов Совета Экономической Взаимопомощи в
Финляндскую Республику и из Финляндской республики в страны– члены Совета Экономической
Взаимопомощи. 1978. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
Общие условия поставок товаров между организациями СССР и СФРЮ. 1977. //СПС «Консультант
плюс».24.05.2002.
18
Международный договор купли продажи товаров является консенсуальным,
поскольку считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по
его существенным условиям, а момент вступления договора в силу не связывается с
передачей товара покупателю
Договор является возмездным, поскольку продавец за исполнение своих
обязательств по передаче товара покупателю должен получить от последнего
встречное представление в виде оплаты товара.
Договор является двусторонним, поскольку каждая из сторон несет обязанности в
пользу другой и является должником и кредитором.
При
заключении
определить
международного
правомочия
сторон.
По
договора
общему
купли-продажи
правилу
необходимо
сторонами
договора
международной купли-продажи выступают субъекты права, основное место
деятельности которых находится в разных государствах.
Российскими
участниками
такого
договора
в
соответствии
с
Законом
о
государственном регулировании внешнеторговой деятельности2 а могут выступать
юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской
Федерации, имеющие постоянное местонахождение на ее территории, а также
физические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на
территории
Российской
Федерации
и
зарегистрированные
в
качестве
индивидуальных предпринимателей.
Иностранными участниками контракта могут являться юридические липа и
организации в иной правовой форме, гражданская правоспособность которых
определяется по праву иностранного государства - места их учреждения, а также
физические лица — иностранные граждане, гражданская правоспособность и
дееспособность
которых
определяется
по
праву
иностранного
государства,
гражданами которою они являются и лица без гражданства, гражданская
дееспособность которых определяется по праву иностранного государства — места
их постоянного жительства.
1. Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» №157 – ФЗ от
13.10.95//СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
19
Для участия в контракте в качестве его стороны иностранным лицам не требуется
регистрироваться в России в порядке и формах, установленных ее законодательством,
в качестве субъектов хозяйственной деятельности, не нужно им для этого
осуществлять и внешнеэкономическую деятельность на территории России в соответствии
с
ее
законодательством.
Данное
утверждение
можно
обосновать
следующими аргументами.
Во-первых,
иностранный
партнер
российской
организации
по
контракту
международной купли-продажи вообще может не вести никаких операций на
территории России.
Во-вторых, как отмечалось выше, правом, регулирующим отношения сторон не
обязательно будет являться Российское право.
В-третьих, когда контракт сторон регулируется российским гражданским правом,
то в силу ГК РФ его правила применяются к отношениям с участием иностранных
граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не
предусмотрено федеральным законом. В действующих федеральных законах не
предусмотрено каких-либо общих ограничений применительно к международной
купле-продаже движимых вещей.
В качестве стороны такого договора в соответствии с ГК РФ (ст. 124. 125) могут
выступать от имени Российской Федерации и ее субъектов органы государственной
власти, а от имени муниципальных образований - органы местного самоуправления.
Но такое участие допускается только в рамках компетенции указанных органов,
установленной актами, определяющими их статус. В соответствии с частью третьей
ГК РФ предусмотрено, что личным законом юридического лица определяется:
-
является ли организация юридическим лицом:
-
организационно-правовая форма юридического лица;
-
требования к наименованию юридического липа:
-
вопросы создания и прекращения юридического лица;
-
вопросы
реорганизации
юридического
липа,
включая
вопросы
правопреемства:
-
содержание правоспособности юридического лица:
-
порядок приобретения юридическим лицом гражданских нрав и принятия
на себя гражданских обязанностей;
20
-
отношения внутри юридического лица, включая отношения юридическою
лица с его участниками;
-
способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.
Когда в отношении организаций, не являющихся юридическими лицами по
иностранному нраву, применимо российское право, подлежат использованию нормы,
регулирующие деятельность юридических лиц, если иное не вытекает из закона, иных
правовых актов или существа правоотношения.
Поскольку заключение и исполнение контрактов международной купли-продажи
является одним из видов внешнеторговой деятельности, это означает, что в принципе
объектом таких контрактов могут служить любые товары, оборот которых не
запрещен законом. Однако следует учитывать предусмотренное законом право
государства ограничивать импорт и экспорт товаров, использовать систему
квотирования и лицензирования, устанавливать государственную монополию на
экспорт и/или импорт отдельных товаров, В этой связи необходимо, в частности,
учитывать особые правила об экспортном контроле и об осуществлении военнотехнического сотрудничества. Законом об экспортном контроле1 установлен ряд
ограничений:
-
Внешнеэкономические
сделки,
предусматривающие
передачу
контролируемых товаров и технологий иностранному лицу, должны
совершаться при наличии письменного обязательства иностранного лица
о том, что указанные товары и технологии не будут использоваться в
целях создания оружия массового поражения и средств его доставки.
-
Внешнеэкономические
операции,
предусматривающие
передачу
контролируемых товаров и технологий иностранному лицу, подлежат
лицензированию.
-
Российским
лицам
запрещается
заключать,
совершать
внешнеэкономические сделки с товарами, информацией, работами,
услугами, результатами интеллектуальной деятельности или участвовать
в них любым иным образом в случае, если таким лицам достоверно
1. Федеральный закон «Об экспортном контроле» №183-ФЗ от 18.07.99//СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
21
-
известно, что данные товары, информация, работы, услуги, результаты
интеллектуальной деятельности
будут
использованы
иностранным
государством или иностранным лицом для целей создания оружия
массового поражения и средств его доставки.
Законом о государственном регулировании внешнеторговой деятельности также
предусмотрен ряд существенных ограничений:
-
Государственная монополия на экспорт и / или импорт отдельных видов
товаров осуществляется на основе лицензирования деятельности по
экспорту и / или импорту товаров.
импорту
отдельных
видов
Сделки по экспорту и / или
товаров,
совершенные
в
нарушение
государственной монополии, являются ничтожными.
-
В случае, если какой-либо товар или товары импортируются в настолько
больших
количествах
или
на
таких
условиях,
что
наносится
существенный ущерб или возникает угроза причинения такого ущерба
производителям
товаров
на
подобных
территории
или
непосредственно
Российской
конкурирующих
Федерации,
Правительство
Российской Федерации в соответствии с общепризнанными нормами
международного права вправе принять защитные меры до такой степени
и на такой срок, которые могут быть необходимы для устранения
серьезного ущерба или предотвращения угрозы причинения такового.
-
В
соответствии
с
федеральными
законами
и
международными
договорами Российской Федерации могут устанавливаться запреты и
ограничения экспорта и / или импорта товара, работ, услуг, результатов
интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на
них, исходя из национальных интересов.
22
1.2. Форма договора
Требования к форме договора, его изменения или прекращения соглашением сторон
установлены в части I (ст. 11-13) и части IV (ст. 96) Венской конвенции 1980 г.
Поэтому они обязательны для всех государств-участников независимо от того,
приняли они всю Конвенцию либо только ее часть II или часть III. В силу ст. 11
Конвенции договор международной купли-продажи может заключаться в любой
форме и доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания, Пункт
1 ст. 29 допускает изменение или прекращение договора простым соглашением
сторон. Это правило не действует (п, 2 ст. 29) лишь в случае, когда и самом договоре
содержится условие о том, что договор изменяется или прекращается в письменной
форме. Однако поведение стороны может исключить для нее право ссылаться на
указанное условие в той мере, в какой другая сторона полагалась на такое поведение.
Это общее правило Конвенции соответствует сложившейся в условиях рыночной
экономики законодательной и правоприменительной практике в большинстве стран
мира. Однако оно противоречило императивным законодательным предписаниям
некоторых стран. С тем, чтобы такие страны могли принять участие в Конвенции, в
нее были включены ст. 12 и 96. Указанными статьями прямо не устанавливается
обязательная письменная форма договоров, стороной которых являются субъекты из
таких стран. Статьей 96 государству — участнику Конвенции, национальное
законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались или
подтверждались в письменной форме, предоставлено право сделать соответствующее
заявление. Такое заявление в силу ст. 12 Конвенции отменяет действие тех ее
положений, которые позволяют совершать договоры не и письменной, а в любой
иной форме, если хотя бы одна из сторон договора имеет свое коммерческое
предприятие в этом государстве. Данными правилами охватываются также
положения статей Конвенции, регулирующие изменение или прекращение договора
соглашением сторон, оферту, акцепт или иное выражение намерения сторон.
Присоединившись к Конвенции. Советский Союз сделал на основании ст. 96
соответствующее заявление. Это заявление действует в отношении Российской
Федерации, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции
Обязательность письменной формы внешнеэкономических сделок, заключаемых
российскими юридическими лицами и гражданами, и их недействительность при
23
несоблюдении формы, предусмотренной законодательством, установлены и ГК РФ
(ст. 162). Аналогичное правило предусмотрено и в Гражданском кодексе Республики
Казахстан (ст.153), не присоединившейся к Конвенции.
Из числа государств, для которых Конвенция в настоящее время действует, такие
заявления были сделаны правительствами еще восьми государств (Аргентины,
Беларуси, Венгрии. Китая, Литвы. Украины. Чили и Эстонии).
Обязательность письменной формы заключения договора с участием стороны,
которая имеет свое коммерческое предприятие и государстве, сделавшем заявление
на основании ст. 96, определяется косвенно скорректированными предписаниями
Конвенции
и
прямо
национальным
законодательством
соответствующего
государства, применимым к данному договору.
В Венской конвенции 1980 г. установлено (ст. 4), что Конвенция не касается,
поскольку иное прямо не предусмотрено в ней, действительности самого договора
или каких-либо его положений.
Статьей 13 Конвенции предусмотрено, что для ее целей под "письменной формой"
понимаются также сообщения но телеграфу и телетайпу.
Согласно ст. 1209 ГК, форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из
сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от
места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в
случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее
предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в
является российское право. При том, что в российском законодательстве неизменно
действовало императивное правило об обязательности соблюдения письменной
формы внешнеторговых (внешнеэкономических) сделок
несоблюдения
и последствиях ее
модифицировалась формулировка закона, определяющая, что
понимается под письменной формой.
ГК РФ (ст. 434) гласит, что договор в письменной форме может быть заключен
путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена
документами
посредством
почтовой,
телеграфной,
телетайпной,
телефонной,
электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ
исходит от стороны по договору. Таким образом, в силу действующего российского
законодательства допускается заключение письменного договора путем обмена
24
документами с использованием сообщений но факсу как одному из видов
электронной связи,
Учитывая, что факсимильная связь предназначена для оперативной связи,
целесообразно обязательно повторять условия предложения и акцепта путем
направления другой стороне соответствующего письма, а при оформлении контракта
в виде единого документа путем представления письменного текста контракта.
ОУП СССР — КНР (п. 1 § 53) и ОУП СССР — КНДР (§ 1) предписывают
обязательную письменную форму контракта, его дополнений и изменений.
ОУП СНГ (п. 16 и 19) требуют соблюдения письменной формы при заключении
договора, его изменении, расторжении и продлении срока действия дополнительным
соглашением сторон.
ОУП СЭВ (§ 4) предписывают обязательную письменную форму контракта,
дополнений и изменений к нему, а также соглашения о его прекращении, ставя в
зависимость от соблюдения формы их действительность. Аналогичным образом
решается этот вопрос и в ОУП СЭВ — Финляндия и ОУП СССР — СФРЮ.
В ОУП СССР — КНДР (п 2 § l), ОУП СЭВ (п 1 § 4), ОУП СЭВ — Финляндия (п
17.3 1) и ОУП СССР — СФРЮ (п. 1 § 3) предусмотрено, аналогично Венской
конвенции 1980 г. что под письменной формой понимаются также телеграммы и
сообщения по телетайпу. И ОУП СССР — КНР (п. 2 § 53) допускают возможность
заключения контракта, его изменение иди дополнение путем обмена телеграммами
или
сообщениями
по
телетайпу,
однако
устанавливают
обязательность
их
подтверждения. письмами.
Согласно ОУП СНГ (п 18) допускается заключение договора путем обмена
письмами,
телеграммами,
телетайпограммами
или
с
помощью
средств
телекоммуникации. Специально оговорено (п. 19), что изменение, расторжение или
продление срока действия договора оформляется дополнительным соглашением
сторон. Из этого следует, что изменение, расторжение или продление срока действия
договора также охватываются правилом о необходимости соблюдения письменной
формы.
25
1.3. Право применимое при заключении, изменении и расторжении договора
международной купли-продажи товаров
При заключении
практическое
международного
значение
имеет
договора купли – продажи огромное
применимое
право.
Сделки,
совершаемые
с
иностранными контрагентами, регулируются нормами права той или иной страны.
Применимое к ним право определяется по соглашению сторон договора. Действующее в России законодательство (ст.1210 ГК.), как и право большинства других
стран мира, например Гражданский кодекс Республики Казахстан (ст. 1112), исходит
из того, что стороны внешнеэкономической сделки свободны в выборе применимого
права. Однако имеются существенные различия в решении одних и тех же вопросов
в разных системах права и национальных законодательствах, а также в практике их
применения.
При отсутствии в договоре условия о применимом праве
стороны могут
согласовать этот вопрос впоследствии. Если же и такая договоренность не
достигнута, применимое право определяется на основании коллизионной нормы. Она
даст ответ на вопрос, правом какого государства должны регулироваться отношения
сторон по сделке с иностранным элементом. Применимые к рассматриваемому виду
договоров коллизионные нормы в праве разных стран не совпадают по содержанию.
Есть и международные конвенции, цель которых унифицировать коллизионные
нормы, применимые к договору международной купли-продажи товаров. Например,
Гаагская конвенция о праве, применимом к международной купле продаже движимых
вещей,1995г.1
Закон о международном коммерческом арбитраже2 (ст. 28) предусматривает, что
суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами,
которые он считает применимыми. Аналогично решен этот вопрос и в Европейской
конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.3 (ст. VII), в которой Российская
Федерация участвует в качестве правопреемника СССР.
1.Конвенция о праве, применимом к международной купле продаже движимых вещей. (Гаага 1995г.) //СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
2. Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» №5338-1 от 07.07.93. //СПС «Консультант
плюс».24.05.2002.
3. Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
26
Согласно действующему в Российской Федерации законодательству (ст. 1121 ГК)
к отношениям по договору купли-продажи при отсутствии соглашения сторон применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место
деятельности сторона-продавец.
Участие России в Венской конвенции 1980 г. в силу Конституции РФ (ч. 4 ст. 15),
гласящей, что общепризнанные принципы и нормы международного права и
международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее
правовой системы, если международным договором Российской Федерации
установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила
международного договора и ГК РФ (ст. 7) «Если международным договором
Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены
гражданским законодательством, применяются правила международного договора»,
предопределяет применение ее норм к отношениям по договору международной
купли-продажи, если такой контракт относится к сфере се действия и стороны прямо
не исключили ее применение на основании ст. 6 Конвенции, допускающей такую
возможность. Если коммерческие предприятия сторон договора (их основное место
деятельности) находятся в государствах - участниках Конвенции и применима
Конвенция, то по вопросам, полностью в ней урегулированным, материальноправовые нормы Конвенции применяются не на основе коллизионных норм, а в силу
того,
что
они
содержатся
в
международном
договоре,
применимом
к
соответствующему отношению.
Если же основное место деятельности одной из сторон контракта международной
купли-продажи товаров находится в государстве, не участвующем в Конвенции,
такой контракт подпадает под ее действие лишь в случаях, когда по соглашению
сторон или в силу коллизионной нормы применимо право государства — участника
Конвенции.
Не во всех случаях, когда Конвенция признается применимой в качестве
международного договора либо как входящая в правовую систему государства — ее
участника, право которого применимо к конкретному договору, отношения сторон
контракта регулируются положениями Конвенции.
Во-первых, согласно ст. 6 Конвенции стороны контракта могут не только, как
отмечалось выше, полностью исключить применение Конвенции, но и отступить от
27
почти любого ее положения или изменить его действие. В таком случае применяются
соответствующие нормы национального законодательства.
Во-вторых, в силу ст. 90 Конвенции она не затрагивает действия других
международных соглашений по вопросам, являющимся предметом ее регулирования,
если стороны имеют коммерческие предприятия в государствах — участниках такого
соглашения. К таким актам относятся, в частности, ОУП СНГ, а также сохранившие
нормативный характер ОУП СССР - КНР и ОУП СССР — КНДР.
В-третьих, установленная Конвенцией сфера ее применения (гл. 1) не охватывает
договора на ряд видов продаж. И такие договора будут регулироваться не
положениями Конвенции, а соответствующими нормами национального права. Кроме
того, Конвенция (что прямо в ней предусмотрено) не касается ряда вопросов, в
частности действительности самого договора или каких-либо его положений,
последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на
проданный товар (ст. 4), пли ответственности продавца за причиненные товаром
повреждения здоровья или смерть какого-либо лица (ст. 5). И по этим вопросам
необходимо обратиться к нормам национального гражданского права.
В-четвертых, и Конвенции установлен порядок регулирования вопросов, прямо в
ней не разрешенных (п. 2 ст. 7). Такие вопросы решаются прежде всего в
соответствии с общими принципами, на которых основана Конвенция.
ОУП СНГ не содержат указании о применимом к отношениям сторон праве по
вопросам, не урегулированным в них, Если в соответствующем договоре отсутствуют
иные указания, применимое право определяется на основании норм Конвенции о
правовой помощи 1993 г.
и Соглашения стран СНГ о порядке разрешения
хозяйственных споров, которое разрешает коллизионные вопросы следующим
образом:
Гражданское законодательство одного государства - участника Содружества
Независимых Государств применяется на территории другого государства - участника
Содружества Независимых Государств согласно следующим правилам:
а) гражданская правоспособность и дееспособность юридических лиц и
предпринимателей определяется по законодательству государства - участника
Содружества
Независимых
Государств,
на
территории
юридическое лицо, зарегистрирован предприниматель;
которого
учреждено
28
б) к отношениям, вытекающим из права собственности, применяется
законодательство
транспортные
места
нахождения
средства,
подлежащие
имущества.
Право
внесению
государственные
в
собственности
на
реестры,
определяется по законодательству государства, где транспортное средство внесено в
реестр;
в) возникновение и прекращение права собственности или иного вещного
права на имущество определяется по законодательству государства, на территории
которого имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное
обстоятельство, послужившее основанием возникновения или прекращения такого
права.
Возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права
на имущество, являющееся предметом сделки, определяется по законодательству
места совершения сделки, если иное не предусмотрено соглашением Сторон;
г) форма сделки определяется по законодательству места ее совершения.
Форма сделок по поводу строений, другого недвижимого имущества и прав на него
определяется по законодательству места нахождения такого имущества;
д) форма и срок действия доверенности определяются по законодательству
государства, на территории которого выдана доверенность;
е) права и обязанности Сторон по сделке определяются по законодательству
места совершения, если иное не предусмотрено соглашением Сторон;
ж) права и обязанности Сторон по обязательствам, возникающим вследствие
причинения вреда, определяются по законодательству государства, где имело место
действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о
возмещении вреда;
Это законодательство не применяется, если действие или иное обстоятельство,
послужившее основанием для требования о возмещении вреда по законодательству
места рассмотрения спора не является противоправным;
з) вопросы исковой давности разрешаются по законодательству государства,
применяемому для регулирования соответствующего отношения.
ОУП СССР — КНДР (§ 90) содержат отсылку к материальному праву страны
продавца по вопросам, которые не урегулированы или не полностью урегулированы в
контракте и в ОУП. В указанных Общих условиях нет разъяснения понятия
29
«материальное право». Несмотря на это, если продавцом является российский
субъект права, материальным правом будут признаваться положения Венской
конвенции.
ОУП СССР — КНР не содержат коллизионной нормы. Поэтому применимое право
по вопросам поставок, не урегулированным о контрактах или в Общих условиях,
определяется на основании коллизионных норм национального права.
При наличии в контрактах ссылки на ОУП СЭВ 1968/1988 гг. ОУП СЭВ —
Финляндия или ОУП СЭВ — СФРЮ следует иметь в виду, что тем самым
заключается соглашение сторон о применении материального права страны продавца,
поскольку указанные Общие условия поставок предусматривают его применение по
вопросам, не урегулированным или не полностью урегулированным контрактом или
ОУП. Необходимо заметить, что все государства, являвшиеся участниками ОУП СЭВ
1968/1988 гг. (кроме Вьетнама), также как и Финляндия и Югославия, участвуют в
Венской конвенции 1980 г. Поэтому таким материальным правом по общему правилу
будут положения этой Конвенции.
К нормам международного права относятся также Гаагская конвенция о
единообразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже
1964г.1 и Гаагская конвенция о единообразном законе международной купле-продаже
товаров1964г.2, Российская Федерация к Гаагским конвенциям не присоединилась.
Кроме того, при применении Гаагских Конвенций к договорам международной
купли-продажи товаров, необходимо учитывать положения ст.99 Венской конвенции
1980г., гласящие, что Государство, которое ратифицирует, принимает, утверждает
настоящую Конвенцию или присоединяется к ней и которое является участником
Конвенции о единообразном законе о заключении договоров о международной купле
- продаже товаров, совершенной в Гааге 1 июля 1964 года
или участником
Конвенции о единообразном законе о международной купле - продаже товаров,
совершенной в Гааге 1 июля 1964 года, или участником обеих этих Конвенций,
1. Конвенция о единообразном законе международной купли-продажи товаров. (Гаага 1964.)
//СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
2. Конвенция о единообразном законе о заключении договоров международной купли-продажи
товаров. (Гаага 1964.) //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
30
одновременно
денонсирует,
в зависимости от обстоятельств,
одну или обе
Гаагские Конвенции - Гаагскую Конвенцию о купле - продаже 1964 года и
Гаагскую
Конвенцию о заключении договоров 1964 года, уведомив об этом
Правительство Нидерландов.
Таким образом, возможны два варианта применения норм национального
гражданского права к отношениям по международной купле-продаже товаров: в
качестве дополнительного (субсидиарного) статута (для восполнения пробелов,
имеющихся в международных договорах Российской Федерации) либо в качестве
основного статута, т.е. для полного регулирования отношений сторон.
Вопрос автономии воли имеет большое практическое значение, поскольку от того
или иного ею решения зависит, насколько стороны свободны при определении
условии договора, в какой мере они могут отступать от предписаний применимого
права.
Венская конвенция 1980 г. (ст. 6) помимо права сторон исключить ее применение к
отношениям по конкретному договору, содержит общее правило, позволяющее
сторонам по их усмотрению отступить в договоре от любого из ее положений или
изменить его действие. Таким образом, Конвенция исходит из максимально широкой
автономии воли сторон при определении условий договора: практически в силу ст. 6
всем ее нормам придан диспозитивный характер.
ОУП СНГ прямо оговаривают (п. 3), что предприятия свободны в выборе предмета
договора, определении обязательств, любых других условий хозяйственных
взаимоотношений, за исключением случаев поставки товаров но межгосударственным соглашениям. Таким образом, этот документ исходит из автономии воли сторон
только применительно к отношениям, не основанным на межгосударственных
соглашениях. Большая часть положений документа носит строго императивный
характер. Вместе с тем он содержит определенное число альтернативных подходов к
решению конкретных вопросов, позволяющих соответствующей стороне выбрать
способ исполнения либо полностью или частично отказаться от исполнения.
ОУП СССР — КНР. Преамбула этого документа, который имеет нормативный
характер, сформулирована таким образом, что с первого взгляда может показаться:
отступление от его норм допускается лишь в силу специфики товара и/или особенностей ею поставки. Однако анализ показывает, что в ОУП СССР — КНР
31
содержатся положения неодинаковой степени обязательности- Наряду с нормами,
отступление от которых недопустимо ни при каких обстоятельствах, ОУП содержат
немалое число диспозитивных норм, которые применяются, только если стороны по
своему (ничем не ограниченному) усмотрению не договариваются об ином. Есть в
ОУП и много рекомендательных положений (не нормативного, а инструктивного
характера), они требуют от сторон согласования в контракте условий по
определенным вопросам, не устанавливая последствий их невыполнения.
ОУП СССР — КНДР. Преамбула этого документа придает ему преимущественно
императивный характер.
Во-первых, исключается возможность договориться о полном его неприменении.
Во-вторых, в контракте нельзя отступить от норм абсолютно императивного
характера. К таковым относится, например, норма о лишении заявителя претензии, не
предъявившего ее в срок, права обращаться в арбитраж.
В-третьих, от других императивно сформулированных норм (относительноимперативных) отступать в контракте можно, но только в случае, когда это
допустимо в соответствии с
Преамбулой (при наличии специфики товара и/или
особенностей его поставки).
В-четвертых, от диспозитивно сформулированных положений ОУП, которых в
этом документе содержится немало, стороны могут отступить в контракте по своему
усмотрению: для этого не требуется наличия каких-либо объективных обстоятельств.
ГК РФ (п, 2 ст. 1 и ст. 421) провозглашает свободу граждан и юридических лиц в
заключении договора и их право по своему усмотрению определять его условия.
Исключение установлено ст. 422 для случаев, когда тот или иной вопрос решен в
императивных нормах закона или иного правовою акта (договор должен
соответствовать таким нормам, действующим в момент его заключения). Большая
часть положений ГК РФ, регулирующих договорные отношения сторон, носят явно
диспозитивный характер: в них прямо указывается или из их содержания ясно видно,
что они применяются, если стороны не договорились об ином. Ряд других положений
(например: п. 3 ст. 455, п-2 ст. 461, п. 2 ст. 465) сформулированы в ясно выраженной
императивной форме.
ОУП СЭВ 1968/1988 гг., ОУП СЭВ — Финляндия и ОУП СССР — СФРЮ. Все эти
документы факультативны, т.е. применяются лишь в случае, когда на них или
32
отдельные их положения сделана ссылка в контракте. Соответственно стороны, делая
ссылку в контракте на эти ОУП, вправе по своему ничем не ограниченному
усмотрению отступать в контракте от любых их положений. Вместе с тем это не
означает, что стороны могут отступать от строго императивных положений
применимого национального права и международных соглашений. В частности,
российские организации не вправе отступить от требования о письменной форме
контракта.
До 1 января 1991 г. ОУП СЭВ 1968/1988 гг. для всех государств — членов СЭВ
носили нормативный характер. В соответствии с заявлениями правительств Болгарии,
Венгрии. Польши, Румынии и Чехословакии к контрактам, заключаемым начиная с 1
января 1991 г., этот документ применяется, только если на него сделана ссылка в
контракте, т.е. в отношениях с партнерами из этих государств ОУП СЭВ стали
факультативными.
Естественно, что при ссылке в договоре на отдельные положения ОУП к такому
договору применяются только те положения, на которые сделана ссылка, а не весь
документ в целом. Соответственно пределы автономии воли сторон такого договора
не ограничены. Вместе с тем следует иметь в виду, чти определенные ограничения,
например
порядка
платежей,
могут
устанавливаться
двусторонними
международными договорами (соглашениями), которые заключают компетентные
органы соответствующих государств. При наличии в договоре ссылки на ОУП,
применяемые в качестве факультативного документа, складывается следующая
ситуация: положения ОУП становятся частью самого договора. Конвенция
предоставляет сторонам право исключить се применение в целом, изменить действие
либо отступить от любого из ее положений. Это означает, что положения ОУП как
часть договора подлежат применению вместо соответствующих норм Конвенции. По
вопросам же, не разрешенным или не полностью разрешенным договоре и в ОУП.
будет применяться материальное право страны продавца в силу содержащихся в этих
ОУП коллизионных положений, о которых писалось выше. Если продавцом является
субъект, коммерческое предприятие которого находится в Российской Федерации, то
соответственно должны применяться положения Конвенции. Аналогично решается
этот вопрос и в случае, когда применимым будет право иного государства, которое,
как и Россия, участвует в Конвенции. Кроме нормативных актов, к которым
33
относится национальное законодательство, международные соглашения применяются
также и обычаи. Согласно Закона о международном коммерческом арбитраже,
применимые к сделке торговые обычаи должны учитываться при разрешении споров.
Применение торговых обычаев при разрешении споров предусмотрено и в
Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже, в которой участвует
Российская Федерация.
Применение обычных норм в качестве источника правового регулирования
договора международной купли-продажи прямо предусмотрено в Конвенции.
Согласно ст. 9 стороны связаны тем обычаем, относительно которого они
договорились. При отсутствии соглашения об ином считается, что они подразумевали
применение к своему контракту или его заключению обычая, о котором они знали
или должны были знать и который в международной торговле широко известен и
постоянно соблюдается в соответствующей области торговли. Таким образом, обычай
Конвенцией
признается
в
качестве
подразумеваемого
условия
договора,
составляющего его неотъемлемую часть. К тому же в силу ст. 8 Конвенции при
толковании намерения стороны в качестве одного из основных критериев должны
учитываться обычаи. В отличие от ранее действовавшего в России (и СССР) законодательства в ГК РФ дается понятие обычая делового оборота и определено его
соотношение с нормами законодательства и условиями договора. Обычаем делового
оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области
предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное в
законодательстве, независимо от того зафиксировано ли оно в каком-либо документе
или нет (п. 1 ст. 5). В силу ст. 427 ГК РФ как обычаи делового оборота к отношениям
сторон
применяются
примерные
условия,
разработанные
для
договоров
соответствующего вида и опубликованные в печати, если в договоре нет ссылки на
эти условия. Из общих предписаний ГК РФ вытекает, что не подлежат применению
обычаи делового оборота, которые противоречат обязательным для участников
соответствующего отношения нормам законодательства (п. 2 ст. 5). В договорных
отношениях перед обычаями делового оборота имеют приоритет не только условия
договора, но и диспозитивные нормы закона (п. 5 ст. 421). Вместе с тем необходимо
учитывать, что в ряде диспозитивных норм ГК РФ прямо указано, что они применяются в случаях, когда иное не определено законом, иными правовыми актами или
34
договором либо не явствует из обычаев делового оборота. На мой взгляд, обычаи
делового
оборота
имеют
приоритет
перед
диспозитивными
нормами.
В
подтверждение данной точки зрения можно привести ряд аргументов.
Во-первых, ст. 9 Конвенции указывает приоритет перед ее диспозитивной нормой
обычая, который стороны знали или должны были знать и который широко известен
в международной торговле и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного
рода в соответствующей области торговли».
Во-вторых, в силу ст. 431 ГК РФ обычаи делового оборота входят в число тех
обстоятельств, которые должны учитываться судом, арбитражным судом или
третейским
судом
для
определения
содержания
договора
при
выяснении
действительной обшей воли его сторон.
В-третьих, применение диспозитивной нормы национального законодательства,
которая имеет общий характер и не предназначена для регулирования отношении по
внешней торговле, вместо обычая делового оборота, широко известного в
международной торговле и постоянно соблюдаемого сторонами в договорах данного
рода, могло бы привести к результатам, противоречащим общепринятой практике
международной торговли.
Оно, по-видимому, не соответствовало бы и намерениям сторон, хотя прямо ими
не выраженным.
Но нельзя не учитывать того, что в правоприменительной практике (в отношении
российского законодательства) наиболее вероятен подход, основанный на прямых
предписаниях закона о приоритете в договорных отношениях диспозитивных норм
перед обычаями делового оборота.
В настоящее время, существующая в Российской Федерации практика относит к
обычаям делового оборота, применяемым к международной купле-продаже товаров
Международные
правила
толкования
торговых
терминов
«ИНКОТЕРМС»,
утвержденных Международной торговой палатой (ИНКОТЕРМС 2000).
В Общих условиях поставок, хотя и отсутствуют прямые предписания о
принципах применения обычных норм, содержится ряд положений, отсылающих к
обычной практике в стране продавца.
35
Связанность сторон практикой, которую они установили в своих взаимных
отношениях, как и обычаем, относительно которою они договорились, прямо
закреплена в ст. 9 Венской конвенции. Следовательно, обязательность соблюдения
этой практики и в случаях, когда в контракте отсутствует условие об этом. при
применении Конвенции не вызывает сомнений.
В ГК РФ (ст. 431) практика, установившаяся в отношениях сторон (как и обычай
делового оборота), отнесена к критериям, которыми должны руководствоваться суды,
арбитражные и третейские суды при выяснении действительной общей воли сторон,
когда ими определяется содержание договора.
1.4. Порядок заключения договора.
Согласно ст. 432 ГК РФ договор заключается, посредством направления оферты
одной из сторон и ее акцепта другой стороной. Тот же порядок заключения договора
предусмотрен Конвенцией.
Статья 14 Конвенции устанавливает требования к
предложению о заключении договора, без выполнения которых оно не признается
офертой, связывающей предлагающего.
Таких требований три:
1) адресат предложения — одно или несколько конкретных лиц;
2) предложение является достаточно определенным в смысле Конвенции, т.е.
содержит тот минимум условий, без которых договор не может считаться
состоявшимся;
3) предложение выражает намерение оферента связать себя договором в случае
принятия предложения адресатом (акцептантом).
Требования к адресату оферты связаны с тем, что национальные системы права
36
по-разному подходят к так называемым публичным предложениям, т.е.
предложениям, адресованным неопределенному кругу лиц.
В одних правовых системах публичные предложения рассматриваются не как
оферты, а как приглашение делать их; в других — допускаются и публичные оферты.
Публичные оферты в тех странах, где они практикуются, как правило, применяются
только во внутренней торговле или на территориях, на которых обычно
осуществляется бизнес. Поэтому для международной купли-продажи не характерен
часто приводимый пример публичной оферты в форме выставления товара в витрине
с указанием его цены. Однако сказанное не следует распространять на практикуемые
в международной торговле предложения неопределенному кругу лиц, например
публикацию рекламного объявления о готовности поставить запасные части к
машинам и оборудованию любому лицу по каталогу с указанием цены, на основании
заказа этого лица со ссылкой на каталог. Но даже направление рекламного
объявления и каталога по почте непосредственно адресатам не исключает того, что
это будет рассмотрено не как оферта, а как вызов па нее. Из-за этих расхождений в
Конвенции избран средний (компромиссный) вариант. С одной стороны, есть общее
правило о том, что для признания офертой предложения о заключении договора
необходимо, чтобы оно было адресовано одному или нескольким конкретным лицам,
а предложение, адресованное неопределенному кругу лиц, рассматривается лишь как
приглашение делать оферты (пп. 1 и 2 ст. 14). С другой стороны, в том же п. 2 ст. 14
предусмотрено, что и предложение, сделанное неопределенному кругу лиц, считается
офертой, если это прямо указано лицом, сделавшим такое предложение.
Под конкретным лицом понимаются как физические и юридические лица, так и
их объединения, не признаваемые в национальных законодательствах юридическими лицами. Адресатами оферты могут быть несколько конкретных лиц (два
или более), которые действуют совместно, например участники полного
товарищества. Оферта может адресоваться как определенному лицу или лицам, так
и владельцу или владельцам такого-то предприятия или такой-то фирмы. Если
одновременно направляется несколько самостоятельных оферт разным лицам, то
каждая из них должна соответствовать требованиям Конвенции, т.е. быть
адресованной конкретному лицу или лицам.
Согласно п.1 ст. 14 требование о достаточной определенности заключается в
37
том, что должен быть обозначен товар, прямо или косвенно установлены
количество и цена либо предусмотрен порядок их определения. Это положение
устанавливает только минимум условий (существенные условия договора), при
отсутствии которых предложение не считается офертой. Последняя может по
желанию оферента включать и любые другие условия, как путем приведения
текста, так и с помощью отсылки к ранее заключенному контракту, типовому
контракту потенциального продавца или покупателя и т.п. Если оферта не
содержит таких дополнительных условий, они будут определяться на основании
обычая или норм применимого права.
По Конвенции отдельные элементы, с помощью которых устанавливается
достаточная определенность предложения, имеют неодинаковые критерии. Если
обозначение товара должно быть прямым, то в отношении количества и цены
допускается как косвенное их установление, так и договоренность о порядке их
определения.
Формулировка о количестве товара дает возможность оференту применить
любой способ определения этого количества, в том числе и путем определения его в
будущем (в ходе исполнения договора). Поскольку вопросы действительности
договора или каких-либо его положений Конвенцией не регулируются (ст. 4), их
придется решать на основании норм применимого национального права. Известные
трудности вызывает применение положения Конвенции о требованиях к условию,
которое должно предусматриваться в предложении о цене. В оферте может
указываться не только определенная, но и определимая цена. Но по аналогии с тем,
что написано выше применительно к условию о количестве, возникает вопрос,
допустимо ли указывать в оферте, что цена будет определена соглашением сторон в
будущем и соответственно не идет ли речь о предварительном договоре, а не о
договоре купли-продажи. Вместе с тем Конвенция по-разному определяет условия о
количестве и цене.
Для того чтобы определить, соответствует ли предложение третьему требованию
(выражает ли оно намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта),
необходимо применить ст. 8 Конвенции, которая определяет, как установить
намерения сторон. Эта статья предусматривает как субъективные критерии,
позволяющие учесть сложившиеся между сторонами отношения, так и объективные,
38
основанные на понимании, которое имело бы разумное лицо, действующее в том же
качестве, что и другая сторона, при аналогичных обстоятельствах. При применении
этих критериев в конкретном случае может быть признано, что предложение, в
котором обозначен товар и определено его количество и цена, тем не менее не
свидетельствует о намерении предлагающего связать себя этим предложением.
Например, когда предметом является крупное оборудование очень высокой
стоимости, но предложение не содержит ни ссылок на технические требования,
которым оно должно соответствовать, ни сроков его поставки.
Требования к содержанию оферты в российском законодательстве в основном
совпадают с требованиями Конвенции. Различие состоит в том, что достаточная
определенность предложения обусловлена в нем более общим образом: указанием в
предложении существенных условий договора или порядка их определения.
Существенными же в силу закона являются условия о предмете договора и те,
которые признаны таковыми законодательством или необходимы для договоров
данного вида. При этом по договорам купли-продажи условие о цене не считается
существенным условием. ГК предусматривает критерий, с помощью которого
устанавливается цена, когда условия договора и законодательство не позволяют ее
определить. Он совпадает с критерием, предусмотренным ст. 55 Конвенции:
принимается во внимание цена, которая в момент заключения договора обычно
взималась
на
аналогичное
имущество,
продававшееся
при
сравнимых
обстоятельствах.
По российскому законодательству оферта может включать и любые другие
условия помимо тех, которые признаются законодательством существенными или
необходимыми для договоров данного вида.
Существенными условиями оферты (минимально необходимыми для нее) в силу
ОУП СЭВ признаются предмет контракта, количество и цена (определенная или
определимая). Условие об определимой цене должно содержать способ ее
определения» Таким образом, ОУП СЭВ предъявляют более строгие требования к
достаточности содержания оферты, чем Конвенция и российское гражданское
законодательство.
Связанность предлагающего офертой по ОУП СЭВ презюмируется, кроме
случаев, когда он прямо оговорил в предложении, что не считает себя связанным им.
39
Так же решен вопрос и в ОУП СССР — СФРЮ и ОУП СЭВ — Финляндия.
ОУП СССР — КНР относят условие о качестве к существенным условиям
договора. Если в контракте не предусмотрены качественные и/или технические
характеристики товара, то контракт считается незаключенным (§ 8).
Момент вступления оферты в силу имеет троякое значение. Во-первых, до
получения оферты адресат не вправе ее подтвердить, даже если он каким-то
образом узнал об оферте.
Во-вторых, оферент вправе отменить оферту, в том числе и безотзывную, если
сообщение об отмене адресат получил раньше оферты или одновременно с ней. Не
следует смешивать понятия "отмена оферты" и "отзыв оферты". В силу Конвенции
отменить можно только такую оферту, которая еще не вступила в силу. Отозвать же
можно лишь вступившую в силу оферту.
В-третьих, поскольку оферта вступает в силу только после ее получения
адресатом, риск искажения ее содержания при передаче по телеграфу, телетайпу
или другими техническими средствами, включая электронные, лежит на оференте.
Статья 16 Конвенции регулирует отзыв оферты после вступления ее в силу,
порядок которого неодинаков в англо-американской и континентальной систем
права.
В качестве общего, правила (п. 1 ст. 16) зафиксировано право оферента на отзыв
оферты до заключения договора.
Из этого общего правила сделано несколько важных исключений.
Во-первых, отзыв действует, если сообщение об отзыве оферты будет получено
адресатом до отправки акцепта. Поскольку в соответствии со ст. 23 Конвенции
договор считается заключенным в момент, когда акцепт оферты вступает в силу, а
это согласно п. 2 ст. 18 Конвенции, обычно происходит в момент его получения
оферентом право на отзыв оферты в интересах добросовестного адресата
ограничивается более коротким периодом.
Во-вторых, право на отзыв исключается, если в оферте указано, что она
безотзывная. Для этого могут быть использованы различные способы. Доказательством безотзывности оферты признается, в частности, указание в ней срока для
акцепта.
В-третьих, оферта не может быть отозвана, если для ее адресата было разумно
40
рассматривать ее как безотзывную и адресат оферты действовал соответственно.
Важно помнить, что в данном случае не предполагается, что в оферте указано, что
она безотзывна или что это вытекает из употребленных в ней выражений. Следует
исходить
из
самого
содержания
оферты
и
необходимости
для
адресата
определенного времени для принятия решения об акцепте оферты. Имеются в виду
особенно такие случаи, в которых адресату для решения вопроса об акцепте оферты
необходимо проводить серьезную проработку, требующую больших затрат,
например, в отношении продажи оборудования, пригодного для изготовления
продукции из специального сырья, имеющегося у потенциального покупателя.
При решении вопроса о праве на отзыв оферты необходимо также учитывать, что
Конвенция (п. 3 ст. 18) при определенных обстоятельствах признает возможным для
адресата выразить согласие на акцепт путем совершения конклюдентных действий (в
частности, относящихся к отправке товара или уплате цены) без извещения оферента
об акцепте. Поскольку в этих случаях акцепт вступает в силу в момент совершения
подобных действий, оферент не вправе отозвать оферту после их совершения.
Юридическое значение придается не моменту, в который оферент узнал о таком
акцепте, а самому факту акцепта, если он только совершен в пределах срока действия
оферты.
В российском законодательстве отсутствуют предписания по вопросу об
отзывности оферты. В теории и практике исходят из презумпции безотзывности
оферты.
В ОУП СЭВ, ОУП СЭВ — Финляндия и ОУП СССР — СФРЮ оговорена
безотзывность оферты, если иное прямо в ней не обусловлено.
Статья 18 Конвенции исходит из посылки, что, по общему правилу, акцепт
должен быть безоговорочным, т.е. выражать полное согласие с офертой. Поэтому,
если оферта содержит необходимый минимум условий и адресат оферты выразил
безоговорочное согласие с ней в своем ответе, акцепт вступает в силу и договор
считается заключенным. Общим правилом является также и то, что оферент должен
быть извещен о согласии акцептанта с офертой. Акцепт оферты вступает в силу в
момент, когда согласие с ней адресата оферты получено оферентом; если же
допускается выражение согласия путем не извещения, а совершения действий, — в
момент совершения таких действий. Если разрешается, чтобы молчание адресата
41
оферты считалось акцептом, то уведомления о таком акцепте не требуется.
Срок, в течение которого должно поступить к оференту согласие адресата
оферты с ней, устанавливается в оферте. Когда он не установлен, им признается
разумный, срок, принимая во внимание обстоятельства сделки, в том числе скорость
использованных оферентом средств связи. Устная оферта должна быть акцептована
немедленно, если из обстоятельств не следует иное.
Когда акцепт выражается в форме действий, они должны быть совершены в
пределах указанных выше сроков.
Срок для молчаливого акцепта обычно определяется соглашением сторон какимто периодом времени, исчисленным с даты получения оферты адресатом. Когда
возможность молчаливого акцепта вытекает из сложившейся между сторонами
практики взаимоотношений, критерием для его определения служит эта практика. В
Конвенции нет конкретной нормы о сроке для молчаливого акцепта.
В Конвенции к акцепту применяется "теория получения", а не "теория почтового
ящика", используемая в праве ряда государств. Как отмечалось выше, акцепт
вступает в силу в момент его получения оферентом. Ее применение влечет за собой
ряд важных последствий.
1)
По общему правилу, не имеет силы запоздавший акцепт, т.е. акцепт, не
поступивший к оференту в установленный срок (п. 2 ст. 18). Исключения из
этого правила определяет ст. 21. Момент получения устанавливается на
основании предписаний ст. 24.
2)
С моментом вступления акцепта в силу связана возможность для
акцептанта его отменить.
3) Адресат оферты несет риск недоставки уведомления об акцепте, возможного
искажения при передаче по телеграфу, телетайпу или другими техническими
средствами. В российском законодательстве, как и в Конвенции, к акцепту
применяется "теория получения". Но в силу особых правил в отношении формы и
порядка подписания внешнеэкономических сделок, по-видимому, как отмечалось
выше, в отличие от Конвенции оно не допускает совершения акцепта путем
конклюдентных действий или молчания. В отношении срока для акцепта
применяются те же критерии, что и в Конвенции. Как представляется, выражение
"нормально
необходимое
для
этого
время",
использованное
в
российском
42
законодательстве, адекватно выражению "разумный срок", принимая при этом во
внимание обстоятельства сделки, в том числе скорость использованных оферентом
средств связи.
ОУП СЭВ, ОУП СССР — КНДР, ОУП СЭВ — Финляндия и ОУП СССР —
СФРЮ также исходят из того, что акцепт может быть совершен только в письменной
форме. Содержащиеся в этих документах положения применительно к акцепту
основаны на "теории получения". Предусматривают они конкретный срок, в течение
которого должен последовать акцепт, если в оферте такой срок не установлен. Он
составляет 30 дней в ОУП СЭВ, ОУП СССР — КНДР и ОУП СЭВ — Финляндия и 20
дней в ОУП СССР — СФРЮ. Исчисляется этот срок с даты отправки оферты. Из
содержащегося в ОУП СЭВ определения акцепта (принятия предложения) следует,
что им может быть только заявление адресата оферты.
Российское законодательство исходит из того, что акцепт должен быть
безоговорочным. Вместе с тем оно предусматривает порядок действия сторон в
случаях, когда адресат оферты согласен заключить договор на иных условиях, чем
содержащиеся в оферте. Адресат оферты в нормально необходимое для этого время
сообщает оференту об имеющихся разногласиях, а если ему был прислан проект
договора, — возвращает этот проект с изложением разногласий. После этого
стороны могут принять меры к устранению возникших разногласий. Если оферент в
нормально необходимое время не сообщит адресату оферты о своем согласии с
изменениями оферты или об их отклонении, договор считается незаключенным.
Когда это установлено соглашением сторон или предусмотрено законодательством,
разногласия, возникшие между сторонами при заключении договора, могут
рассматриваться судом. Применительно к внешнеэкономическим сделкам законодательством не предусмотрено разрешение преддоговорных споров.
ОУП СЭВ, ОУП СССР — КНДР, ОУП СССР — СФРЮ и ОУП СЭВ —
Финляндия предусматривают, что сообщение о принятии предложения должно быть
без оговорок. Статья 22 Конвенции, предоставляющая право адресату оферты
отменить акцепт, непосредственно связана с пп. 2 и 3 ст. 18, устанавливающими
момент, в который акцепт вступает в силу. Это предписание аналогично правилу,
предусмотренному п. 2 ст. 15, о праве оферента отменить оферту. Как и оферта,
акцепт может быть отменен путем сообщения, которое должно быть получено
43
оферентом до момента или в момент, когда акцепт должен был бы вступить в силу.
Вступает же акцепт в силу, по общему правилу, в момент получения его оферентом
(п. 2 ст. 18) или же в момент совершения конклюдентных действий, когда
допускается выражение согласия с офертой таким способом.
В российском законодательстве право адресата на отмену акцепта не
предусмотрено. В то же время ОУП СЭВ (п. 4 § 1) и ОУП СЭВ — Финляндия
содержат положения, аналогичные ст. 22 Конвенции.
В соответствии со ст. 23 Конвенции договор считается заключенным в момент,
когда акцепт оферты вступает в силу.
Момент заключения договора влияет на предписания по таким важным вопросам,
как:
-
критерий, применяемый при установлении цены, когда она не
определена в юридически действительном договоре;
-
момент перехода риска;
-
определение размера подлежащих возмещению убытков;
-
основания для освобождения от ответственности;
-
определение
ответственности
продавца
за
поставку
товара,
не
свободного от любых прав или притязаний третьих лиц, основанных на
промышленной
собственности
или
другой
интеллектуальной
собственности;
-
момент, с которого применяется Конвенция к заключению договора.
Момент заключения договора может иметь значение и при решении ряда других
важных вопросов, решаемых национальным законодательством, например, связанных
с лицензионной системой, налогообложением и т.п.
В российском законодательстве момент заключения договора, как и по общему
правилу в Конвенции, увязан с моментом получения подтверждения согласия с
офертой. Также решается этот вопрос и в ОУП СЭВ, ОУП СССР — КНДР, ОУП
СССР — СФРЮ, а также в ОУП СЭВ — Финляндия.
44
Глава 2 ИЗМЕНЕНИЕ И РАСТОРЖЕНИЕ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ
КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ
В соответствии со ст. 29 Конвенции, договор может быть изменен или прекращен
путем простого соглашения сторон. Письменный договор, в котором содержится
положение, требующее, чтобы любое изменение договора или его прекращение
соглашением сторон осуществлялись в письменной форме, не может быть иным
образом изменен или прекращен соглашением сторон. Ряд условий договора может
быть изменен и без взаимного соглашения сторон. Так в соответствии со ст.50
Конвенции, если товар не соответствует договору и независимо от того, была ли
цена уже уплачена, покупатель может снизить цену в той же пропорции, в какой
стоимость, которую фактически поставленный товар имел на момент поставки,
соотносится со стоимостью, которую на тот же момент имел бы товар,
соответствующий договору. Однако в Конвенции содержится оговорка, если
продавец устраняет недостатки в исполнении своих обязательств в соответствии со
статьей 37 или статьей 48 или если покупатель отказывается принять исполнение со
стороны продавца в соответствии с этими статьями, покупатель не может снизить
цену.
Право на расторжение договора имеет как покупатель, так и продавец в
предусмотренных Конвенциях случаях.
Для покупателя существуют следующие случаи, когда предусмотрена
возможность расторжения договора (ст.49 Конвенции):
Покупатель может заявить о расторжении договора:
- если неисполнение продавцом любого из его обязательств по договору или
по настоящей Конвенции составляет существенное нарушение договора;
- в случае непоставки,
если продавец не поставляет товара
в течение
дополнительного срока, установленного покупателем , или заявляет, что он не
осуществит поставки в течение установленного таким образом срока.
- Однако в случае, когда продавец поставил товар, покупатель утрачивает
право заявить о расторжении договора, если он не сделает этого:
45
- в отношении просрочки в поставке - в течение разумного срока после того,
как он узнал о том, что поставка осуществлена;
- в отношении любого другого нарушения договора помимо просрочки в
поставке - в течение разумного срока:
- после того, как узнал или должен был узнать о таком нарушении;
- после истечения дополнительного срока, установленного
покупателем, или после того, как продавец заявил, что он не исполнит своих
обязательств в течение такого дополнительного срока;
- после истечения любого дополнительного срока, указанного продавцом,
или
после того, как покупатель заявил, что он не примет исполнения.
Для продавца существуют следующие случаи, когда предусмотрена
возможность расторжения договора (ст.64 Конвенции):
1) Продавец может заявить о расторжении договора:
- если неисполнение покупателем любого из его обязательств по договору или
по настоящей Конвенции составляет существенное нарушение договора; или
- если покупатель
установленного
поставку товара,
не
исполняет
в
течение
дополнительного срока,
продавцом, своего обязательства уплатить цену или принять
или
заявляет
о
том,
что он не сделает этого в течение
установленного таким образом срока.
2) Однако в случаях, когда покупатель уплатил цену, продавец утрачивает право
заявить о расторжении договора, если он не сделает этого:
- в отношении просрочки исполнения со стороны покупателя - до того как
продавец узнал о состоявшемся исполнении;
- в отношении любого другого нарушения договора помимо просрочки в
исполнении - в течение разумного срока:
-
после того как он узнал или должен был узнать о таком нарушении;
-
после истечения дополнительного срока, установленного продавцом, или
после
того,
как
покупатель
заявил,
такого дополнительного срока.
что
не исполнит своих обязательств в течение
46
Для
обеих
сторон
Конвенцией
предусмотрены
следующие
случаи,
когда
предусмотрена возможность расторжения договора.
Если до установленной для исполнения договора даты становится ясно, что
одна из сторон совершит существенное нарушение договора, другая сторона
может заявить о его расторжении.
Если позволяет время, сторона, которая намерена заявить о расторжении договора,
направить разумное извещение другой стороне, с тем чтобы дать ей
должна
возможность предоставить достаточные гарантии исполнения ею своих обязательств,
кроме случаев когда другая сторона заявила, что она не будет исполнять своих
обязательств.
Если, в случае когда договор предусматривает поставку товара отдельными
партиями,
неисполнение
одной
из
сторон каких-либо из ее обязательств в
отношении любой партии составляет существенное нарушение договора в отношении
этой партии, другая сторона может заявить о расторжении договора в отношении
этой партии.
Если
неисполнение
одной
стороной
какого-либо
из
ее
обязательств в
отношении любой партии дает другой стороне оправданные основания считать,
что существенное нарушение договора будет иметь место в отношении будущих
партий, она может заявить о расторжении договора на будущее, при условии что она
сделает это в разумный срок.
Покупатель, который заявляет о расторжении договора в отношении какой-либо
партии товара, может одновременно заявить о его расторжении в отношении уже
поставленных
или
подлежащих поставке партий товара,
если по причине
их
взаимосвязи они не могут быть использованы для цели, предполагавшейся
сторонами в момент заключения договора.
Согласно ст. 81 Конвенции, расторжение договора освобождает обе стороны от их
обязательств по договору при сохранении права на взыскание могущих подлежать
возмещению убытков. Расторжение договора не затрагивает каких-либо положений
договора, касающихся порядка разрешения споров или прав и обязательств сторон в
случае его расторжения.
Сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от
47
другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или
уплачено по договору. Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного,
они должны сделать это одновременно.
Положения 81 статьи касаются последствий двух случаев расторжения: во-первых,
в отношении будущих обязательств, во-вторых, в отношении уже исполненного
сторонами.
Следует
отметить,
что
ст.
81
распространяется
только
на
взаимоотношения сторон договора купли-продажи и не касается последствий,
которые возникают у третьих лиц, например, когда в отношении предмета договора
один из участников заключил договор с третьим лицом (товар мог быть перепродан,
сдан в аренду и т.п.).
Что касается будущих обязательств по договору, в отношении которого сделано
заявление о расторжении, то статья устанавливает основное правило, которое
сводится к тому, что обе стороны освобождаются от обязательств по договору,
которые они должны были бы исполнить в противном случае. Например, если
покупатель заявил о расторжении договора, то он освобождается от обязательств
принять товар (ст. 60). Или, если покупатель, которому были поставлены не
соответствующие договору товары, правомерно заявляет о расторжении договора, то
он освобождается от обязанности уплатить цену за этот товар (ст. 53). Аналогично,
если продавец расторгает договор, то он уже не обязан поставить товары,
предусмотренные договором (ст. 30).
Второе важное правило (п. 1) заключается в том, что расторжение договора не
освобождает стороны от обязанности возместить убытки, на которые они вправе
претендовать в соответствии с положениями Конвенции (ст.ст. 74 — 79). Так,
расторгая договор, покупатель не может предъявить продавцу требование о
принудительном исполнении, но он вправе требовать возмещения убытков, которые у
него возникли в связи с расторжением договора. Аналогично, продавец, расторгая
договор, не вправе предъявлять требование об уплате покупателем цены за товар, но
вправе потребовать возмещения убытков.
Если договор расторгается частично, то и указанные последствия будут касаться
только той части договорных обязательств, которые затронуты расторжением.
В п. 1 статьи уточняются последствия расторжения договора в отношении
некоторых его положений, действие которых не должно затрагиваться тем фактом,
48
что сам договор практически утратил свою юридическую силу. Это договорные
условия о порядке разрешения споров, каковыми, как правило, являются
арбитражные оговорки, а также права и обязательства сторон, предусмотренные в
договоре для случая его расторжения. К последним могут относиться оговорки о
штрафных санкциях, о неустойках, об ограничении или исключении ответственности.
Содержание таких договорных условий не регулируется самой Конвенцией, и
поэтому
следует
помнить,
что
их
действительность
должна
определяться
применимым национальным правом. Конвенция лишь подчеркивает, что расторжение
договора не затрагивает эти положения. Таким образом, если они признаются
действительными с точки зрения применимого права, то стороны и после заявления о
расторжении договора могут ссылаться на них в обоснование своих прав.
Вопрос о том, в какой мере расторжение договора затрагивает другие, не
упомянутые в статье обязательства сторон, например, те, которые возлагаются на
сторону самой Конвенцией, в частности ст. 85 (принятие разумных мер по
сохранению товара), остается открытым.
В некоторых комментариях указывается, что сохранение этих обязательств
диктуется соблюдением принципов добросовестности в международной торговле (ст.
7), и поэтому такие обязательства (ст.ст. 85 — 88), а также аналогичные им, которые
предусмотрены в договоре, не должны затрагиваться расторжением договора.
Пункт 2 ст. 84 устанавливает последствия расторжения договора в отношении
того, что уже было совершено во исполнение договора. Иными словами,
рассматривается ситуация, когда договор был полностью пли частично исполнен уже
до заявления о его расторжении. В таком случае каждая сторона вправе потребовать
от другой стороны возместить все, что было ею поставлено или уплачено в
соответствии с договором. Таким образом, в отношении покупателя речь может идти
о его праве требовать возврата уплаченной им цены, а в отношении продавца — о
возврате поставленного товара.
В некоторых случаях стороны, возможно, договорятся о каком-либо ином способе
разрешения проблемы, который будет более приемлем с коммерческой точки зрения,
чем реституция. Это может быть достигнуто, например, путем корректировки цены за
поставленный товар, который не возвращается продавцу, а остается у покупателя.
Право стороны потребовать в случае расторжения договора возврата того, что ею
49
было поставлено, в известной мере ограничивается положениями ст. 82. Если сторона
не может возвратить полученный ею товар в том же по существу состоянии, в каком
она его получила, то она не может требовать от другой стороны возврата того, что
получила другая сторона
2
. Если стороны обязаны возвратить друг другу все
полученное по договору, они должны это сделать одновременно. В силу
диспозитивности Конвенции стороны могут, если они договорятся об этом, решить
данную проблему и иначе, т.е. предусмотреть определенный порядок возврата
полученного по договору.
Сторона, нарушившая договор, если это привело к его расторжению, обязана нести
все расходы, возникающие в связи с этим расторжением: как свои собственные, так и
контрагента. Чаще всего эти расходы связаны с возвратом товара или денег. Для
контрагента они являются убытками, которые обязана возместить сторонанарушитель.
Необходимо помнить и об обязанности стороны, которая ссылается на нарушение
договора, принять меры, считающиеся разумными при данных обстоятельствах для
уменьшения ущерба (ст. 77). Непринятие таких мер может стать основанием для
уменьшения возмещаемых убытков.
Вполне реальна ситуация, когда интересы продавца, требующего возврата ему
товаров, будут защищены лучше, если товар реализован на месте, а не возвращен ему.
Согласно п. 1 статьи 82 ограничивается использование покупателем двух наиболее
серьезных по своим последствиям средств правовой защиты в случае нарушения
договора продавцом, а именно право заявить о расторжении договора (ст. 49) и право
требовать от продавца замены товара (ст. 46). Суть этого правила заключается в том,
что покупатель лишается права осуществить названные выше средства правовой
защиты, если он не может возвратить полученный по договору товар продавцу.
Следует обратить внимание на то, что указанная норма представляется довольно
гибкой, поскольку она не требует, чтобы товар был возвращен покупателем в том же
абсолютно состоянии, в котором он был или получен.
В Конвенции предусмотрено, что товар должен быть возвращен в том же "по
существу" состоянии, но содержание этого понятия не уточняется. Однако не
вызывает сомнения, что изменения в товаре, исключающие его возврат по желанию
покупателя, должны быть весьма значительными.
50
Иными словами, состояние товара должно быть таковым, чтобы лишать
покупателя оснований утверждать, что возвращаемый товар представляется
эквивалентом поставленного продавцом.
С другой стороны, если даже товар, например, машины или оборудование уже
эксплуатируются, и это не повлияло на их состояние по сравнению с тем, в котором
они были поставлены, то сам по себе факт использования не может служить
препятствием для их возвращения. Если же товары были определены родовыми
признаками,
то
покупатель
всегда
может
поставить
продавцу
взамен
соответствующий субститут.
Если в силу данной нормы продавец лишился возможности заявить о расторжении
договора или потребовать замены товара, у него тем не менее остается право
потребовать возмещения убытков.
В
ст.
84
устанавливаются
три
исключения
из
основного
правила,
сформулированного в этой статье. Невозможность возвратить товар вообще или
возвратить его в том же по существу состоянии, в котором он был получен, не
является препятствием для расторжения договора либо требования о замене товара,
если эта невозможность не вызвана действиями или упущениями со стороны
покупателя.
По своему юридическому содержанию это исключение близко к норме,
предусмотренной в ст. 79, которое устанавливает общее правило об освобождении
стороны от ответственности при невозможности исполнения в силу препятствия вне
ее контроля. В известной мере установление того, что является вне контроля стороны
в контексте ст. 79, может быть полезно для определения невозможности, которая не
вызывается действиями или упущениями покупателя, о чем идет речь в п. 2 ст.
81.Если невозможность возвратить товар является, следствием действия или
бездействия со стороны покупателя, то он не вправе требовать возмещения убытков,
возникающих у него в связи с этим. Продавец, с другой стороны, вправе требовать
возместить ему ущерб, который он понес в связи с невозвращением ему товаров.
Второе исключение, предусматривающий случай, что товар
пришли в негодность или испортились в
или
часть
товара
результате осмотра, не нуждается в
пояснении в силу его очевидности. Третье исключение из общего правила в котором
речь идет о ситуации, когда покупатель не может возвратить товар потому, что он его
51
уже продал, использовал или переделал. Следует подчеркнуть, что это исключение
действует, когда это совершено в порядке нормального ведения торговли или
нормального его использования, до того, как покупатель обнаружил или должен был
обнаружить несоответствие товара договору. Следует также упомянуть, что
Конвенция содержит и четвертое исключение из общего правила этой статьи. Оно
вытекает из ст. 70, которая устанавливает, что при существенном нарушении
договора самим продавцом переход риска не влияет на имеющиеся у покупателя
средства правовой защиты в связи с таким нарушением.
Ст. 84 Конвенции также подтверждает, что покупатель, который утратил право
заявить о расторжении договора или потребовать от продавца замены товара,
сохраняет право на все другие средства правовой защиты, предусмотренные
договором и Конвенцией. Эти средства включают в себя право покупателя требовать
возмещения убытков, снижения цены за товар, а также право потребовать от
продавца устранить несоответствие товара путем исправления Эта статья необходима
потому, что в некоторых правовых системах расторжение договора несовместимо с
основанными на договоре правами защиты потерпевшей стороны. Настоящее
положение было включено в Конвенцию для того, чтобы избежать такого толкования
последствий заявления о расторжении договора.В случае, если продавец обязан
возвратить цену, он должен также уплатить проценты с нее, считая с даты уплаты
цены. (ст.85) Этот подход характерен практически для всех правовых систем. Он
представляет собой применение общего принципа недопустимости неосновательного
обогащения к частному случаю договорных отношений, а именно к отношениям
между продавцом и покупателем в случае расторжения договора. Сторона, которой
предъявлено, требование о возврате товара или уплаченной цены в связи с
расторжением договора либо требование о замене товаров, должна передать своему
контрагенту все, что составило ее выгоду, которая получена в результате того, что
она в течение определенного времени обладала подлежащими возврату товарами или
деньгами. Обязательство уплатить проценты на возвращаемую сумму возникает автоматически вместе с обязанностью возвратить цену товара, поскольку предполагается, что продавец за период, когда он обладал этой суммой, получает от этого
выгоду.
Тот же принцип применяется и к покупателю. Покупатель должен передать
52
продавцу весь доход, который покупатель получил от товара или его части. Данное
правило возврата сумм, полученных от неосновательного обогащения, применяется в
двух частных случаях:
во-первых, когда покупатель возвращает, расторгая договор, продавцу товар
полностью либо частично;
во-вторых, когда при расторжении договора или предъявлении требования о
замене товара покупатель не возвращает продавцу товар.
В обоих указанных случаях покупатель обязан передать продавцу весь доход,
который он получил от товара или его части. Необходимо подчеркнуть, что в
отсутствие каких-либо конкретных положений о размере доходов этот вопрос должен
разрешаться по нормам применимого национального права, которые регулируют
отношения при неосновательном обогащении.
Применяя положения Конвенции к изменению и расторжению договора
международной купли-продажи необходимо учитывать то, что далеко не все вопросы,
касающиеся изменения и расторжения договора урегулированы Конвенцией, что
приводит к необходимости применения норм национального права. Данное
положение
предусмотрено
и
самой
Конвенцией,
отсылающей
к
нормам
национального права, подлежащим применению.
Применительно
к
договору
международной
купли-продажи,
когда
он
регулируется нормами российского гражданского законодательства, наиболее важны
приведенные ниже положения ГК РФ.
При определении оснований изменения и расторжения договора ГК (ст. 450)
исходит из следующего:
Во-первых, договор может быть изменен или расторгнут по соглашению сторон,
если иное не предусмотрено Кодексом, другими законами или договором.
Во-вторых, изменение или расторжение договора по решению суда возможно
только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных
случаях, предусмотренных Кодексом, другими законами или договором. К таким
случаям относятся предусмотренные в главе 26 ГК основания прекращения
обязательств. К ним дополнительно отнесены:
уплата отступного взамен исполнения (ст. 409);
прощение долга (ст. 415);
53
ликвидация юридического лица (ст. 419);
прекращение обязательства на основании акта государственного органа (ст. 417).
При соблюдении четко установленных условий договор может быть изменен или
расторгнут и при существенном изменении обстоятельств (ст. 451).
В-третьих, если по закону или договору допускается односторонний полный или
частичный отказ от исполнения договора, он считается расторгнутым или
измененным в случае такого одностороннего отказа.
Основанием
прекращения
обязательств
и
соответственно
изменения
и
расторжения договора являются:
Новация. Для прекращения соглашением сторон существовавшего ранее
обязательства в связи с его заменой другим между теми же лицами необходимо,
чтобы новое соглашение предусматривало иной предмет или способ исполнения.
Особо следует обратить внимание на то, что в силу п. 3 этой статьи новация
прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальными, если иное
не предусмотрено соглашением сторон. Таким образом, в силу закона допускается
соглашение о замене между теми же лицами одного обязательства другим, которое
предусматривает иной предмет или иной способ исполнения и одновременно
возлагает на одну из сторон обязанность уплатить штраф или возместить убытки,
право требования на которые вытекает из первоначального обязательства.
Зачет. ГК 1994 г. (ст. 411) устанавливает, что стороны вправе оговорить иные
случаи, когда зачет требований не допускается и в договоре.
Прощение долга. Прекращение обязательства путем освобождения кредитором
должника от лежащих на нем обязанностей допускается только в случаях, когда это
не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.
Отступное. Предоставление взамен исполнения отступного (путем уплаты денег,
передачи имущества и т.п.) допускается, если это предусмотрено соглашением
сторон. Такое соглашение должно оговаривать размер, сроки и порядок отступного.
Прекращение обязательства на основании акта государственного органа.
Регулирование по этому вопросу (ст. 417) охватывает ряд аспектов.
Во-первых, для применения этой статьи необходимо, чтобы была причинная
связь между изданием акта государственного органа и невозможностью полностью
или частично исполнить обязательство.
54
Во-вторых, действия государственного органа, которые нарушают гражданские
права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут
быть обжалованы и признаны судом недействительными.
В-третьих, сторона, понесшая в результате таких актов убытки, вправе требовать
их возмещения. Если этот акт государственного органа не соответствует закону или
иному правовому акту, причиненные убытки должны возместить Российская
Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное
образование.
В-четвертых, если акт государственного органа, на основании которого
прекращено обязательство, признан в установленном порядке недействительным,
обязательство восстанавливается (кроме случаев, когда иное вытекает из соглашения
сторон или когда исполнение утратило интерес для кредитора).
Невозможность исполнения.
Во-первых, обязательство прекращается невозможностью исполнения, если оно
вызвано обстоятельством, за которое не отвечает ни одна из сторон.
Во-вторых, если невозможность исполнения обязательства должником вызвана
виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения
исполненного им по обязательству.
Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением
обстоятельств. Основываясь на принципе обязательности исполнения обязательств,
ГК (ст. 451) предусматривает возможность изменения или расторжения договора в
связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при
заключении договора, только в строго ограниченных, прямо ею определенных
случаях. К тому же их изменение по решению суда, если помнить о свободе сторон в
выборе договорных условий, допускается лишь в исключительных прямо предусмотренных в ГК случаях.
Предмет
регулирования
—
ситуация,
когда
существенное
изменение
обстоятельств приводит к значительно большей обременительности исполнения (его
возможности только с более значительными затратами или в более трудных
условиях), но не в случаях, когда изменение обстоятельств создает полную или частичную невозможность исполнения договорных обязательств. Примером может
55
служить ситуация, когда из-за стихийного бедствия или других объективно
существующих причин (военные операции, акты компетентных органов власти и т.п.)
являющийся предметом договора товар можно доставить в место исполнения только
по иному маршруту транспортировки, который требует значительно больших затрат.
Само по себе существенное изменение обстоятельств не является основанием для
изменения договора, если иное предусмотрено договором или вытекает из его
существа. Если стороны, заключая договор на длительный срок, предусмотрели в
нем, что указанные в договоре цены твердые и изменению не подлежат, следует
считать, что каждая сторона приняла на себя риск возможного повышения либо
понижения цены.
Регулирование основано на той предпосылке, что при заключении договора
стороны при определении его условий исходят из разумной оценки обстоятельств, в
которых он будет исполняться. При оценке должны приниматься во внимание
состояние и тенденции экономического оборота, существующие обязательные
правила, которые необходимо соблюдать при исполнении договора. Например,
предметом оценки могут быть уровень и его тенденции в отношении цен на товары,
которые являются предметом договора, сырье, материалы, топливо и энергию,
которые используются при их изготовлении, рабочую силу, а также налогообложения, транспортных тарифов. Определенные с учетом результатов такой оценки
условия договора отражают стремление сторон обеспечить баланс их имущественных
интересов, равновесие в их соотношении. Это может выражаться, в частности, в
следующем:
в установлении цен на уровне, который отличается от существующего на момент
заключения договора;
согласования условия о применении так называемых «скользящих» цен
(повышающихся или понижающихся в определенной пропорции в разные периоды
действия договора или в зависимости от конкретных обстоятельств, например, при
изменении стоимости указанных выше составляющих цены предмета договора);
в установлении, что оплата производится в рублях по эквиваленту определенной
сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах;
в указании, что цены твердые и не подлежат изменению в течение срока
действия договора с одновременным включением тех или иных льготных для сторон
56
условий, которые обеспечивают баланс их имущественных интересов даже при
существенном изменении уровня рыночных цен;
в принятии на себя соответствующей стороной обязательства заключить в
пользу другой стороны или в свою пользу договор страхования от определенных
рисков либо в распределении между сторонами расходов по их страхованию.
Баланс имущественных интересов сторон может нарушить любое изменение
обстоятельств. Однако только их существенное изменение признается основанием
для изменения или расторжения договора. В силу ст. 451 ГК 1994 г. изменение будет
существенным, если обстоятельства изменились кардинально, т.е. настолько, что,
если бы стороны могли это разумно предвидеть, они бы вообще не заключали
договор или заключили бы его на значительно отличающихся условиях.
Вопрос о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися
обстоятельствами или о его расторжении в связи с этим должны решать сами стороны
по общим правилам. При недостижении соглашения заинтересованная сторона вправе
обратиться в суд с соблюдением этих общих правил. Суд может расторгнуть договор
только при наличии совокупности условий, которые указаны в ст. 451. Суть этих
условий сводится к следующему.
Первое. Обе стороны в момент заключения договора были убеждены в том, что
такого изменения обстоятельств не произойдет.
Второе. Заинтересованная сторона невиновна в том, что вызвавшие изменение
обстоятельств, причины не преодолены после их возникновения.
Третье. В результате исполнения договора без внесения в него изменений
настолько бы нарушился соответствующий договору баланс имущественных
интересов сторон и заинтересованная сторона понесла бы такой ущерб, что для нее
возникли бы те же отрицательные последствия, что и при существенном нарушении
договора другой стороной (она в значительной степени лишилась бы того, на что
вправе была рассчитывать при заключении договора).
Четвертое. Заинтересованная сторона не несет риска изменения обстоятельств
(что вытекает из обычаев делового оборота или существа договора). Само собой
разумеется, что, если в договоре предусмотрено, что риск изменения обстоятельств
несет заинтересованная сторона, это условие также не будет соблюдаться.
При наличии указанной выше совокупности обстоятельств суд может вынести
57
решение об изменении договора только при наличии одного из двух дополнительных
условий: расторжение договора либо противоречит общественным интересам, либо
влечет для сторон значительно больший ущерб, чем исполнение договора на измененных судом условиях. Примером первого дополнительного условия будет договор о
поставке материалов для строительства школы или больницы, которое не завершено в
связи с существенным изменением обстоятельств. Второе дополнительное условие
требует, чтобы учитывались имущественные интересы обеих сторон, а не только
заинтересованной стороны, которая предъявила иск.
Расторгая договор вследствие существенного изменения обстоятельств, суд
применяет общие правила о последствиях расторжения договора
с одним
предусмотренным законом исключением. На основании п. 3 ст. 451 суд вправе по
требованию одной из сторон определить последствия расторжения договора, исходя
из необходимости справедливого распределения между ними понесенных в связи с
исполнением договора расходов. Это означает, что предметом требования могут быть
и суммы, которые стороны уплатили друг другу до расторжения договора.
Соглашение об изменении или расторжении договора должно совершаться в той
же форме, что и сам договор, если из закона, других правовых актов, договора или
обычаев делового оборота не вытекает иное (п. 1 ст. 452). До обращения в суд
сторона, которая предъявила требование об изменении или расторжении договора,
должна направить другой стороне предложение об этом. Обращение в суд
допускается, только если другая сторона отказывается изменить или расторгнуть
договор либо если не получен ответ в срок, который указан в предложении или
установлен законом либо договором, а при отсутствии такого срока — в
тридцатидневный срок (п. 2 ст. 452).
Последствия изменения и расторжения договора раскрыты в ст. 453 ГК :
При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.
При расторжении договора обязательства сторон прекращаются.
В случае изменения или расторжения договора обязательства читаются
измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об
изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или
характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в
судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об
58
изменении или о расторжении договора.
Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по
обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не
установлено законом или соглашением сторон.
Если основанием для изменения или расторжения договора послужило
существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать
возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.
Исковая давность. Применительно к договору международной купли-продажи
товаров продолжают действовать следующие положения:
ст. 1208 ГК, которая
устанавливает, что исковая давность определяется по праву страны, подлежащему
применению к соответствующему отношению.
Общий срок исковой давности по российскому законодательству установлен в
три года (ст. 196).
Специальные сроки исковой давности могут предусматриваться законом для
отдельных видов требований, причем как более короткие, так и более длительные,
чем общий срок (п. 1 ст. 197). Например, в ст. 181 ГК 1994 г. установлено, что иск о
применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть
предъявлен в течение десяти лет. Однако для предъявления иска о признании
оспоримой
сделки
недействительной
и
о
применении
последствий
ее
недействительности предусмотрен годичный срок исковой давности. Как уже
отмечалось, продолжает действовать и ст. 249 ГК 1964 г. о шестимесячном сроке
исковой давности по искам о недостатках проданной вещи.
К специальным срокам исковой давности применяются общие правила ГК 1994
г., если законом не установлено иное (п. 2 ст. 197).
Сроки исковой давности и порядок их исчисления нельзя изменить соглашением
сторон (ст. 198).
Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре,
которое сделано до вынесения решения суда (п. 2 ст. 199). Истечение срока исковой
давности, о применении которой заявлено стороной в споре, дает суду основание для
отказа в иске. Срок исковой давности может быть восстановлен только в
исключительных случаях и только по искам граждан, но не юридических лиц.
В новом ГК сохранено общее правило, согласно которому течение срока
59
давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении
своего права (п. 1 ст. 200). Не изменилось и правило об исчислении срока давности по
регрессным обязательствам (п. 3 ст. 200). Порядок исчисления срока уточнен. По
обязательствам с определенным сроком исполнения течение давности начинается по
окончании срока исполнения (ст. 200), а не по наступлении срока исполнения, как это
было предусмотрено в Основах (п. 3 ст. 42). По обязательствам, срок исполнения
которых не определен либо определен моментом востребования и должнику
предоставлен льготный срок для исполнения, срок исковой давности начинает
исчисляться по окончании льготного срока (п. 2 ст. 200).
Среди прочих оснований приостановления есть и случай, когда приостановлено
действие закона или другого правового акта, который регулирует соответствующее
отношение (ст. 202).
В ГК (ст. 203) положение о перерыве срока давности при совершении обязанным
лицом действий, которые свидетельствуют о признании долга, сформулировано как
общее правило, применимое к гражданско-правовым отношениям между любыми
субъектами.
Как общее правило, применимое к правоотношениям между любыми субъектами,
сформулировано и правило о последствиях исполнения обязанности по истечении
срока давности (ст. 206).
Сохранено положение (ст. 207) о том, что с истечением срока давности по
главному требованию истекает и срок давности по дополнительным требованиям
(неустойка, залог, поручительство и т.п.).
В ГК предусмотрен особый порядок исчисления срока давности в случае
оставления судом предъявленного иска без рассмотрения (ст. 204). В ГК нет правил
об исковой давности для случаев, когда суд отказывает в исполнении вступавшего в
законную силу решения по мотивам, предусмотренным межгосударственным
договором или внутригосударственным законом (например, Законом Российской
Федерации от 7 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже»).
Особенности изменения и расторжения договора международной купли-продажи
товаров можно рассмотреть на примере арбитражной практики Международного
коммерческого арбитражного суда (далее МКАС). В качестве примера можно
привести Дело N 149/1994. Решение от 02.03.95. Спор по данному делу возник между
60
российской (истцом) и украинской (ответчиком) организациями по заключенному
ими договору купли-продажи, в соответствии с которым истец произвел 100%-ную
предоплату
оборудования.
Ссылаясь
на
обстоятельства,
которые
ответчик
квалифицировал в качестве форс-мажорных (изменение цен на комплектующие
изделия, зарплаты, тарифов за работы и услуги и др.), ответчик сообщил истцу, что он
выполнит договор только при условии повышения договорных цен. В связи с этим
истец расторг договор и потребовал возврата предоплаты. После предъявления иска
ответчик вернул истцу сумму предоплаты за вычетом произведенных им затрат.
Вынося решение по данному делу, МКАС руководствовался Регламентом
Арбитражного суда, а также частью 2 статьи 4 Соглашения о порядке разрешения
споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности субъектов
государств - участников СНГ от 20 марта 1992 г. В решении суда объявлялось
следующее. К отношениям истца (российской организации) и ответчика (украинской
организации) подлежат применению нормы Положения о поставках продукции
производственно-технического назначения, утвержденного Постановлением Совета
Министров СССР от 25 июля 1988 г. № 888 и Соглашения об общих условиях поставок товаров между организациями государств-участников СНГ от 20 марта 1992 г.,
поскольку это следует из их переписки и согласия, данного в заседании
Арбитражного суда.
Учитывая, что договором не предусмотрена возможность изменения цены на
товар, заявление ответчика о его готовности исполнить обязательство только в случае
согласия истца на увеличение цены, расценено Арбитражным судом в качестве отказа
от исполнения на условиях заключенного сторонами договора. В связи с этим
признано правомерным расторжение договора истцом.
Не принято во внимание заявление ответчика о возмещении ему истцом
произведенных затрат, поскольку договор был расторгнут вследствие неправомерных
действий самого ответчика.
Признан несостоятельным довод ответчика о том, что увеличение зарплаты,
тарифов и цен на Украине, повлекшее за собой увеличение цены на предмет
договора, являлось форс-мажорным обстоятельством. Заключая договор, ответчик
должен был разумно предвидеть возможность таких изменений. Между тем в
договоре цена установлена в твердой сумме и не предусматривается порядка ее
61
пересмотра. Само же изменение цен и тарифов не носило чрезвычайного характера и
не повлекло невозможности исполнения обязательства.
Представляет интерес и Дело №161/1994. Решение от 25.04.95. Иск был
предъявлен
российской
организацией
к
португальской
фирме
в
связи
с
неисполнением обязательств по контракту, заключенному 27.04.92 в г. Москве на
поставку оборудования. В счет этого контракта истец перевел ответчику
предварительный платеж, возврата которого истец требовал. Кроме того, истец просил признать контракт расторгнутым и взыскать с ответчика штраф за просрочку
поставки, предусмотренный контрактом.
В соответствии с контрактом ответчик представил предварительные чертежи,
которые
были
признаны
экспертизой
непригодными. Признавая
недостатки
предварительных чертежей, ответчик выражал готовность их доработать. Вместе с
тем он предложил договориться об осуществлении нового проекта вместо реализации
спорного контракта. Истец заявил о расторжении контракта вследствие того, что
оборудование, спроектированное по предложенной ответчиком схеме, имеет низкий
технический уровень и не стыкуется с оборудованием предприятия-заказчика.
Ответчик считал расторжение контракта необоснованным и поэтому, по мнению
ответчика, авансовый платеж подлежит оставлению у него.
Принятое МКАС решение было основано на положениях Конвенции. На
основании статей 72, 73 и пункта 1 "а" статьи 49 Венской конвенции 1980 г. признаны
правомерными действия покупателя, расторгшего контракт по причине имевших
место недостатков предварительных чертежей.
Расторжение контракта не дает права ответчику на автоматическое оставление у
себя переведенного истцом аванса без учета величины понесенных убытков, которые
подлежат доказыванию стороной, претендующей на их возмещение.
С учетом статьи 77 Венской конвенции 1980 г., возлагающей на кредитора
обязанность принятия разумных мер к уменьшению ущерба от нарушения договора
должником, а также принимая во внимание затраты ответчика, приступившего к
исполнению контракта (стоимость которых отражена в контракте), МКАС счел
возможным уменьшить сумму предоплаты, подлежащую возвращению ответчиком
истцу.
62
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Подводя итог дипломной работы можно сделать следующие выводы:
Договором
международной
купли-продажи
товаров
является
договор,
обладающий в силу Венской конвенции 1980г. следующими признаками:
Во-первых, имеет значение субъектный состав договора, т.е. кто является его
сторонами.
Обязательным
международной
условием
купли-продажи
для
товаров,
признания
договора
подпадающим
под
договором
регулирование
Конвенции, является местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных
государствах. Ни национальная (государственная) принадлежность сторон, ни
гражданский или торговый характер контракта не принимаются во внимание при
определении применимости Конвенции.
Во-вторых, важен предмет контракта. Основные обязанности продавца —
поставить товар, передать документы и титул на товар в соответствии с требованиями
контракта и Конвенции. Основные же обязанности покупателя — уплатить цену за
товар и принять поставку в соответствии с требованиями контракта и Конвенции.
В-третьих, существенно и то, что объектом контракта является движимое
имущество, приобретаемое не для личного, семейного или домашнего использования,
т.е. для предпринимательских целей. Объект контракта может как производиться
самим продавцом, так и закупаться у третьих лиц для передачи покупателю.
В-пятых, поскольку из сферы применения Конвенции исключен ряд видов продаж
(например, с аукциона или в порядке исполнительного производства либо иным
образом в силу закона), под понятие «международная купля - продажа» в смысле
Конвенции они не подпадают, равно как продажа фондовых бумаг, акций,
обеспечительных бумаг, оборотных документов, денег, судов водного и воздушного
транспорта, товаров, изготовленных из давальческого сырья.
Данные
соответствуют
признаки
признакам,
договора
международной
определенным
российским
купли-продажи
товаров
законодательством
для
договора поставки, по которому поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленные срок или сроки
производимые либо закупаемые им товары покупателю для использования в
63
предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. К международному договору
купли-продажи товаров могут также применятся положения о договоре куплипродажи товаров в части, не противоречащей положения о договоре поставки.
Международный договор купли продажи товаров обладает следующими
характеристиками:
Международный договор купли продажи товаров является консенсуальным,
поскольку считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по
его существенным условиям, а момент вступления договора в силу не связывается с
передачей товара покупателю.
Договор является возмездным, поскольку продавец за исполнение своих
обязательств по передаче товара покупателю должен получить от последнего
встречное представление в виде оплаты товара.
Договор является двусторонним, поскольку каждая из сторон несет обязанности в
пользу другой и является должником и кредитором.
Российскими участниками такого договора могут выступать юридические лица,
созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеющие
постоянное местонахождение на ее территории, а также физические лица, имеющие
постоянное или преимущественное место жительства на территории Российской
Федерации и зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.
Иностранными участниками контракта могут являться юридические лица и
организации в иной правовой форме, граждане, гражданская правоспособность
которых определяется по личному закону.
Объектом международного договора купли продажи товаров могут служить
любые товары, оборот которых не запрещен законом. Однако следует учитывать
предусмотренное законом право государства ограничивать импорт и экспорт товаров,
использовать
систему
квотирования
и
лицензирования,
устанавливать
государственную монополию на экспорт и/или импорт отдельных товаров, В этой
связи необходимо, в частности, учитывать особые правила об экспортном контроле и
об осуществлении военно-технического сотрудничества.
При
заключении
договора
необходимо
учитывать
форму
договора,
предусмотренную применяемым правом. Конвенцией предусмотрена любая форма
64
договора, но ряд стран в том числе и Российская Федерация сделали оговорку,
устанавливающую письменную форму, что соответствует в частности требованиям
российского законодательства. Договор в письменной форме может быть заключен
путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена
документами
посредством
почтовой,
телеграфной,
телетайпной,
телефонной,
электронной или иной связи.
При заключении, изменении и расторжении решающее значение может иметь
применимое право. Как правило применимое право устанавливается соглашением
сторон. Если же и такая договоренность не достигнута, применимое право
определяется на основании коллизионной нормы. Согласно российской Конституции
и гражданскому законодательству нормы международного права и международные
договора, принятые Российской федерации имеют высшую юридическую силу по
отношению к российскому законодательству. Кроме нормативных актов, к которым
относится национальное законодательство, международные нормы(Конвенции,
Соглашения, Договора, Общие условия поставки) применяются также и обычаи,
например Инкотермс.
Порядок заключения договоров международной купли-продажи товаров схож с
порядком, предусмотренным российским законодательством. Договор заключается,
посредством направления оферты одной из сторон и ее акцепта другой стороной.
Требования к содержанию оферты в российском законодательстве в основном
совпадают с требованиями Конвенции. Различие состоит в том, что достаточная
определенность предложения обусловлена в нем более общим образом: указанием в
предложении существенных условий договора или порядка их определения.
Конвенция, как и российское законодательство, исходит из посылки, что, по общему
правилу, акцепт должен быть безоговорочным, т.е. выражать полное согласие с
офертой. Поэтому, если оферта содержит необходимый минимум условий и адресат
оферты выразил безоговорочное согласие с ней в своем ответе, акцепт вступает в
силу и договор считается заключенным, договор считается заключенным в момент,
когда акцепт оферты вступает в силу.
Момент заключения договора влияет на предписания по таким важным вопросам,
как:
-
критерий, применяемый при установлении цены, когда она не
65
определена в юридически действительном договоре;
-
момент перехода риска;
-
определение размера подлежащих возмещению убытков;
-
основания для освобождения от ответственности;
-
определение
ответственности
продавца
за
поставку
товара,
не
свободного от любых прав или притязаний третьих лиц, основанных на
промышленной
собственности
или
другой
интеллектуальной
собственности.
Договор международной купли-продажи товаров может быть изменен
прекращен путем простого соглашения сторон.
или
Право на расторжение договора
имеет как покупатель, так и продавец в предусмотренных Конвенциях и
национальном законодательстве случаях.
Покупатель может заявить о расторжении договора:
-
если
неисполнение
продавцом любого из его обязательств составляет
существенное нарушение договора;
- в случае непоставки,
если продавец не поставляет товара
в течение
дополнительного срока, установленного покупателем
Продавец может заявить о расторжении договора:
- если неисполнение покупателем любого из его обязательств по договору или
по настоящей Конвенции составляет существенное нарушение договора; или
- если покупатель
установленного
не
исполняет
в
течение
дополнительного срока,
продавцом, своего обязательства уплатить цену или принять
поставку товара.
Расторжение договора освобождает обе стороны от их обязательств по
договору при сохранении права на взыскание могущих подлежать возмещению
убытков. Расторжение договора не затрагивает каких-либо положений договора,
касающихся порядка разрешения споров или прав и обязательств сторон в случае его
расторжения.
Сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от
другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или
уплачено по договору. Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного,
66
они должны сделать это одновременно.
Сторона, нарушившая договор, если это привело к его расторжению, обязана нести
все расходы, возникающие в связи с этим расторжением: как свои собственные, так и
контрагента.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.
3. Нормативные акты.
3.1.
Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров. (Вена
1980 г). //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.2.
Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением
хозяйственной деятельности, заключенное правительствами государствучастников СНГ (Киев 20.03.92). //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.3.
Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским,
67
семейным и уголовным делам. (Минск 22.01.93) //СПС «Консультант
плюс».24.05.2002.
3.4.
Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 г. //СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
3.5.
Конституция Российской Федерации 12.12.93г. //СПС «Консультант
плюс».24.05.2002.
3.6.
Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30.11.94, часть
вторая
от
26.01.96,
часть
третья
26.11.2001.
//СПС
«Консультант
плюс».24.05.2002.
3.7.
Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» №5338-1 от
07.07.93. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.8.
Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой
деятельности»
№157
–
ФЗ
от
13.10.95//СПС
«Консультант
плюс».24.05.2002.
3.9.
Федеральный закон «Об экспортном контроле» №183-ФЗ от 18.07.99//СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
3.10. Постановление пленума ВАС РФ №18 от 22.10.97 «О некоторых вопросах
связанных с применением положений Гражданского кодекса РФ о договоре
поставки». //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.11. Конвенция о праве, применимом к международной купле продаже
движимых вещей. (Гаага 1995г.) //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.12. Конвенция о единообразном законе международной купли-продажи
товаров. (Гаага 1964.) //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.13. Конвенция
о
единообразном
законе
о
заключении
договоров
международной купли-продажи товаров. (Гаага 1964.) //СПС «Консультант
плюс».24.05.2002.
3.14. Общие условия поставок товаров из Союза ССР в Китайскую народную
республику и из Китайской народной республики в Союз ССР. 1990. //СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
3.15. Общие условия поставок товаров между внешнеторговыми организациями
Союза Советских Социалистических Республик и внешнеторговыми
организациями Корейской Народной Демократической Республики. 1981.
68
//СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.16. Общие условия поставок товаров между организациями СССР и СФРЮ.
1977. //СПС «Консультант плюс».24.05.2002.
3.17. Общие условия поставок товаров из стран – членов Совета Экономической
Взаимопомощи в Финляндскую Республику и из Финляндской республики
в страны– члены Совета Экономической Взаимопомощи. 1978. //СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
3.18. Общие условия поставок товаров между организациями стран – членов
Совета Экономической Взаимопомощи. 1968/1988.
3.19. Международные правила толкования торговых терминов Инкотермс 2000.
Публикация
Международной
торговой
палаты.1999,№560.
//СПС
«Консультант плюс».24.05.2002.
3.20. Гражданский кодекс Республики Казахстан 27.12.94. //СПС «Консультант
плюс».24.05.2002.
4. Литература.
2.1. Богуславский М.М. Международное частное право. М.: «Юристъ»,1999408с.
2.2.
Белов
А.П.
Международное
предпринимательское
право.
М.:
«Юстицинформ», 2001- 336с.
2.3. Брагинский М.И. Ветрянский.В.В. Договорное право. М.: «Статут», 2000800с.
2.4. Вершинин А.П. Внешнеэкономическое правоМ.: «Инфра-М».,2001-256с.
2.5. Гражданское право. Учебник/под ред. А.П.Сергеева и Ю.К.Толстого,. М.:
«Проспект», 1999.-632с.
2.6. Денисов С.А. Некоторые общие вопросы о порядке заключения договора.
М.: «Статут», 1999- 464с.
2.7. Дювернуа Н.Л. Конспект лекций по русскому гражданскому праву. С.Петербург., 1897- 424с.
2.8. Кратко И.Г. Международное предпринимательство. М.: «Инфра-М», 2001272с.
69
2.9. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: «Статут»,1997-455с.
2.10. Нерсесов Н.И. Конспективный курс лекций по торговому и вексельному
праву. М., 1896-267с.
2.11. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров. М.: «Инфра-М»,
2001-368с.
2.12. Розенберг М.Г. Практика международного коммерческого арбитражного
суда. Научно-практический комментарий. М.: международный центр финансово –
экономического развития,1997-288с.
2.13.
Прокушев
Е.Ф.
Внешнеэкономическая
деятельность.
М.:
ИВЦ
«Маркетинг». 1999-208с.
2.14.Турбан Г.В. Внешнеэкономическая деятельность. Минск.: Выш. шк.,1997207с.
2.15. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула,: «Автограф», 2001.720с.
2.16. Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права.М.: АО «Центр
ЮрИнфоР», 2001.-с.448.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
138
Размер файла
470 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа