close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Договор купли-продажи доли в уставном капитале общества с

код для вставкиСкачать
•
Договор купли-продажи доли в уставном капитале
общества с ограниченной ответственностью
АННОТАЦИЯ
Статья посвящена рассмотрению вопросов,
возникающих при
оформлении
отношений
по продаже доли в уставном капитале ООО.
Определяется соотношение норм ГК РФ о до­
говоре купли-продажи и положений Закона об
ООО.
ANNOTATION
This article is devoted to the problems of formalisation sale of share in the authorized capital of the
Limited Liability Company. It sets correlation
between the rules of The Civil Code RF, gaverning
bay-sell agreement, and the rules of the Limited
Liability Company Law.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: доля в уставном капитале,
договор купли-продажи, законный залог доли в
уставном капитале.
KEY WORDS: share in the authorized capital,
buy-sell agreement, pledge of share in authorized
capital.
Согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона
(продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой сто­
роне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить
за него определенную денежную сумму (цену). Положения, предусмот­
ренные § 1 «Общие положения о купле-продаже» главы 30, применяются
к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания
или характера этих прав (п. 4 ст. 454).
Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью
как объект прав представляет собой совокупность имущественных (обя­
зательственных, корпоративных и связанных с ними) прав и обязанно­
стей участника общества, объем которых определяется в зависимости от
размера его вклада. С точки зрения классификации, используемой в
ст. 128 ГК РФ, данный объект можно отнести к иному имуществу. Нет
оснований для признания тождества доли в уставном капитале и бездо­
кументарной ценной бумаги, закрепляющей права по управлению юри­
дическим лицом, поскольку содержание ценной бумаги не могут состав­
лять обязанности (а наличие доли в составе имущества означает, что
обладатель принимает на себя и ряд обязанностей) . Соответственно до­
ля не является ни вещью, ни долей в праве на вещь, ни ценной бумагой,
ни даже имущественным правом (в узком смысле), что дает повод к рас­
суждениям о том, распространяются ли нормы о купле-продаже на от­
ношения по передаче доли в уставном капитале ООО.
1
Подробнее о природе доли как объекта гражданских прав см.: Новоселова Л. А. Уступка доли в уставном капи­
тале общества с ограниченной ответственностью // Объекты гражданского оборота: Сборник статей / Отв. ред.
М. А. Рожкова. — М.: Статут, 2007.
1
Е
Хозяйство и право
Отрицать саму возможность отчуждения доли в уставном капитале
ООО на основании договора купли-продажи нельзя, поскольку Феде­
ральный закон от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с огра­
ниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО, Закон) прямо го­
ворит о «продаже» и «покупке» доли, в том числе о преимущественном
праве покупки доли (пп. 2, 4-7, 18 ст. 21), поэтому проблема сводится
только к допустимости распространения положений ГК РФ о куплепродаже на договоры, направленные на передачу доли в уставном капи­
тале ООО как товара за встречное денежное предоставление, и пределам
такого распространения.
Закон об ООО практически не содержит норм, устанавливающих вза­
имные права, обязанности и ответственность покупателя и продавца до­
ли. Очевидно, что в части, не урегулированной специальными нормами,
должны применяться общие положения ГК РФ о купле-продаже. Вряд ли
обоснованным является подход, который исключал бы возможность
применять в отношении доли правила Кодекса о продаже имуществен­
ных прав (п. 4 ст. 454). Несмотря на данное выше определение право­
вой природы доли как иного имущества, преобладающее значение в
этом случае имеет то, что доля не является материальным объектом
(вещью) и основная ее ценность определяется наличием у ее обладателя
имущественных прав.
Таким образом, положения ГК РФ о договоре купли-продажи подле­
жат применению при продаже доли в уставном капитале ООО (в части,
не противоречащей положениям Закона об ООО, и с учетом особенно­
стей и характера доли как объекта гражданских прав) . Тем не менее в
конкретных ситуациях выявление подлежащих применению норм может
вызвать серьезные затруднения.
Форма договора. Закон об ООО требует оформления сделок по от­
чуждению доли в уставном капитале в нотариальном порядке (п. 11
ст. 21). Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействи­
тельность таких сделок.
С учетом этого нередко делается вывод, что договор купли-продажи
доли в уставном капитале общества должен быть обязательно оформлен
посредством составления единого документа, поскольку только этот ва­
риант письменной формы позволяет нотариально удостоверить сделку.
Данный вывод представлялся бы стопроцентно правильным при четком
закреплении в Законе об ООО требования о нотариальном удостовере­
нии именно договора, на основании которого отчуждается доля.
Однако положения ст. 21 Закона дают основания и для иного варианта
решения: нотариально должна удостоверяться распорядительная сделка
по передаче доли («сделка, направленная на отчуждение доли» — в тер­
минологии абз. 1 п. 11 ст. 21). Соответственно если положения о переходе
2
Аналогичный подход можно обнаружить и в ряде судебных актов. См.. например: постановления ФАС ЗападноСибирского округа от 3 февраля 2009 года № Ф04-402/2009(20129-А27-39) по делу № А27-6423/2008-3; Ф А С Ураль­
ского округа от 16 августа 2010 года № Ф09-5875/10-С4 по делу № A60-47018/2009-C4; ФАС Московского округа от
2 февраля 2011 года № КГ-А40/17156-10 по делу №А40-66193/10-83-605 и др.
2
19
Корпоративное право
доли приобретателю содержатся непосредственно в договоре куплипродажи (обязательственная сделка), в котором стороны не обусловли­
вают переход доли наступлением срока или условия, то нотариально
удостоверяется сам договор как единый документ, содержащий положе­
ние о переходе доли.
Но если договор купли-продажи предусматривает срок или условие
перехода доли, нотариально должна удостоверяться только передаточ­
ная сделка. Сам договор как сделка обязательственная, направленная на
возникновение взаимных прав и обязанностей сторон, в этом случае но­
тариального удостоверения не требует. При расхождении момента за­
ключения договора купли-продажи доли и момента исполнения обяза­
тельства по передаче доли (перехода доли) договор купли-продажи мо­
жет быть оформлен как посредством составления единого документа, так
и посредством обмена документами (п. 2 ст. 434 ГК РФ) . Но передаточ­
ная сделка должна оформляться единым документом, содержащим по­
ложения о передаче доли покупателю. Этот документ и подлежит нота­
риальному удостоверению. Допустим и вариант, когда нотариальное
удостоверение сделки, направленной на отчуждение доли, будет произ­
водиться на документе, содержащем условия договора купли-продажи с
установлением срока или условия перехода доли покупателю (при отсут­
ствии отдельной письменной передаточной сделки), но при этом нота­
риус должен проверить и отразить при оформлении сделки, что указан­
ные в договоре купли-продажи сроки (условия) перехода доли к покупа­
телю наступили.
Когда обладатель доли отчуждает долю одновременно нескольким
лицам либо, наоборот, покупатель покупает доли у нескольких участни­
ков общества, нет необходимости обязательного оформления самостоя­
тельного документа в отношении каждого из отчуждаемых объектов (или
лиц). В Рекомендациях по применению отдельных положений Феде­
рального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», под­
готовленных Федеральной нотариальной палатой , утверждается, что
количество обязательств должно соответствовать количеству направлен­
ных на их возникновение договоров, поскольку включение в один до­
говор положений о продаже долей, принадлежащих разным лицам (или
о приобретении долей разными лицами), означало бы объединение
нескольких сделок, то есть включение в один договор нескольких само­
стоятельных обязательств (множественность обязательств).
3
4
Совершенно справедливо замечание Б. Гонгало, что в данном случае смешиваются
понятия договора-документа и договора-соглашения. Если сделки тем или иным
образом связаны друг с другом, нет никаких препятствий для того, чтобы их условия
содержались в одном договоре (документе) .
5
Теоретически при таких обстоятельствах реально заключение договора купли-продажи доли посредством
направления письменной оферты продавцом доли и ее акцепта посредством оплаты соответствующей суммы покупатепем {п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК РФ), однако с практической точки зрения этот вариант неудобен.
См.: Нотариальный вестник, 2009, № 12,
Гонгало Б. М. Доля в уставном капитане общества и оформление ее отчуждения // Нотариальный вестник,
2010, № 4 .
3
4
5
20
Хозяйство и право
Требования об обязательном оформлении самостоятельного докумен­
та в отношении каждого объекта и каждого приобретателя (отчуждателя)
не соответствуют букве закона и создают необоснованные препятствия
для оборота доли. Например, при следовании приведенным рекоменда­
циям ФНП может быть нарушен интерес продавца, который имеет наме­
рение передать всю принадлежащую ему долю нескольким лицам таким
образом, чтобы новые участники не имели права преимущественного
приобретения тех частей доли, которые передаются другим приобретате­
лям (соответственно такая же цель может быть и у всех приобретателей
доли). При одновременном оформлении перехода доли — включении
соответствующих положений в единый документ — эта цель достигается.
При оформлении нескольких документов возникает риск того, что неко­
торые из них будут подписаны и нотариально удостоверены, а некото­
рые — нет.
/\.
<^А^»
Гражданин 3., являвшийся единственным участником общества с ограниченной ответственностью, 26 июня 2009 года принял решение о продаже 51 процента его доли
в уставном капитале общества гражданину Л. и 49 процента — гражданину Д.
Доля в уставном капитале была отчуждена гражданину Л. по договору от 25 августа
2009 года, удостоверенному в тот же день нотариусом. Передача доли в размере
49 процентов произведена гражданину Д. на основании договора от 2 сентября 2009 го­
да, удостоверенного нотариально в тот же день. Гражданин Л., полагая, что продажа
доли в уставном капитале в размере 49 процентов произведена третьему лицу с
нарушением преимущественного права Л. на приобретение этой части доли, обра­
тился в арбитражный суд с иском о переводе на себя прав и обязанностей покупате­
ля доли по договору от 2 сентября 2009 года. Президиум В А С РФ отметил, что исхо­
дя из п. 12 ст. 21 Закона об О О О в случае заключения сделки по отчуждению доли в
уставном капитале общества, подлежащей нотариальному удостоверению, доля
переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения такой сдел­
ки. Следовательно, закон связывает переход доли к приобретателю по сделке с ее
нотариальным удостоверением, а не с принятием участником решения об отчужде­
нии доли. Переход доли к приобретателю означает возникновение у него прав и
обязанностей участника общества, включая преимущественное право покупки доли,
продаваемой третьему лицу.
Отменяя судебные акты от отказе в удовлетворении исковых требований, Прези­
диум В А С РФ указал, что вывод судов об отсутствии у гражданина Л. преимущест­
венного права покупки доли в уставном капитале общества в размере 49 процентов
основан на неправильном применении положений ст. 21 Закона об О О О (постанов­
ление от 27 июля 2011 года № 2600/11).
Как видим, при одновременном нотариальном оформлении передачи
доли нескольким лицам (или от нескольких лиц) не может возникнуть
вопрос о нарушении преимущественного права всех участников таких
сделок.
Закон об ООО предусматривает специальный порядок оформления
договоров купли-продажи с другими участниками в порядке реализации
ими права на преимущественное приобретение доли в уставном капита­
ле общества другими участниками — путем направления письменной
оферты ее продавцом и ее акцепта в соответствии с пп. 5-7 ст. 21. Нота­
риальное удостоверение этих сделок не требуется (п. 11 ст. 21 Закона).
Исполнение обязанности по передаче доли покупателю. Со­
гласно нормам ГК РФ (ст. 458) о моменте исполнения обязанности про-
Корпоративное право
21
давца передать товар, если иное не предусмотрено договором купли продажи, такая обязанность считается исполненной в момент:
— вручения товара покупателю или указанному им лицу, если
договором предусмотрена обязанность продавца по доставке то­
вара;
— предоставления товара в распоряжение покупателя, если то­
вар должен быть передан покупателю или указанному им лицу в
месте нахождения товара (п. 1).
В случаях, когда из договора купли-продажи не вытекает обязанность
продавца по доставке товара или передаче товара в месте его нахожде­
ния покупателю, обязанность продавца передать товар покупателю счи­
тается исполненной в момент передачи товара перевозчику или органи­
зации связи для доставки покупателю (п. 2).
Особенности предмета договора купли-продажи (доля в уставном ка­
питале как нематериальный объект) не позволяют осуществлять его фак­
тическую передачу либо предоставление в распоряжение покупателя, что
исключает возможность применения приведенных ранее норм к отноше­
ниям, связанным с исполнением договора купли-продажи доли. В дан­
ной ситуации следует руководствоваться общим положением, закреп­
ленным в п. 1 ст. 454, п. 1 ст. 456 ГК РФ: на продавце лежит обязанность
«передать» товар покупателю, что в отношении передачи имущественных
прав означает совершение действий по их передаче (переводу) покупа­
телю.
Особенности передачи доли определяются Законом об ООО, согласно
п. 12 ст. 21 которого доля или часть доли в уставном капитале общества
переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения
сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном
капитале общества, либо в случаях, не требующих нотариального удо­
стоверения, с момента внесения в единый государственный реестр юри­
дических лиц (ЕГРП) соответствующих изменений на основании правоус­
танавливающих документов. Следовательно, обязанность продавца
должна по общему правилу считаться исполненной в момент нотариаль­
ного удостоверения перехода доли, а при покупке доли в порядке реа­
лизации преимущественного права другими участниками — в момент
внесения записей в ЕГРП.
При неправомерном уклонении продавца от нотариального удостове­
рения сделки по передаче (переходе) доли покупатель вправе потребо­
вать передачи ему предмета договора (доли или части доли) в судебном
порядке. Абзац 3 п. 11 ст. 21 Закона об ООО устанавливает, что в этом
случае основанием для внесения изменений в ЕГРП является решение
суда. Прямого ответа на вопрос, считается обязанность продавца испол­
ненной с момента вынесения соответствующего судебного решения либо
с момента внесения изменений в ЕГРП, данная норма не содержит. Од­
нако поскольку в этом случае судебное решение (так же как и в случаях,
предусмотренных п. 2 ст. 165 ГК РФ), по существу, заменяет нотариаль-
22
Хозяйство и право
ное удостоверение перехода доли, можно полагать, что обязанность
продавца должна считаться исполненной с момента вынесения соответ­
ствующего судебного решения.
Если доля переходит к покупателю в момент внесения записей в
реестр (при реализации преимущественного права), при уклонении про­
давца от регистрации ее перехода, полагаю, допустимо применение по
аналогии п. 3 ст. 165 ГК РФ — суд может вынести решение о регистра­
ции сделки, которая в этом случае регистрируется на основании решения
суда. Осторожное отношение к применению норм о государственной
регистрации сделок в данной ситуации вызвано тем, что сделки по пере­
ходу доли не подлежат государственной регистрации; в ЕГРП вносятся
записи о результате этих сделок — о переходе доли, изменении состава
участников общества.
В отношении доли нельзя говорить о передаче права собственности и
соответственно о разрыве между моментом передачи объекта (исполне­
нием обязанности продавцом) и моментом перехода права собственно­
сти к покупателю. В силу этого нормы о риске гибели товара (ст. 459
ГК РФ) к отношениям по купле-продаже доли не могут применяться.
Обязанности продавца. Положения ГК РФ возлагают на продавца
обязанность передать покупателю товар свободным от прав третьих лиц,
а также от притязаний третьих лиц, о которых продавцу было известно,
если эти притязания впоследствии признаны правомерными (ст. 460).
Предусматриваются также положения об ответственности продавца в
случае изъятия товара у покупателя, а также об обязанностях покупателя
и продавца в случае предъявления иска об изъятии товара (ст. 461, 462
ГК РФ).
Данные положения не противоречат положениям Закона об ООО. Со­
держание и характер доли как товара ни в коей мере не препятствуют их
применению. Напротив, в ситуации, когда Закон об ООО (п. 17 ст. 21)
прямо указал на возможность признания права на долю с одновремен­
ным лишением этого права добросовестного приобретателя, если доля
или часть доли были утрачены в результате противоправных действий
третьих лиц или иным путем помимо воли лица, утратившего долю или
часть доли, добросовестный приобретатель доли, получивший права на
основании договора купли-продажи, должен иметь соответствующие
способы защиты против продавца. Последний в силу приведенных об­
щих положений о купле-продаже принимает на себя ответственность за
отсутствие притязаний третьих лиц на долю в уставном капитале. При
заявлении лицом, утратившим долю, иска на основании п. 17 ст. 21 Зако­
на об ООО ответчик (покупатель) обязан привлечь продавца к участию в
деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя (ч. 1
ст. 462 ГК РФ). Данное требование направлено на обеспечение защиты
интересов сторон договора купли-продажи. Неисполнение указанных
обязанностей влечет достаточно серьезные материально-правовые по­
следствия.
23
Корпоративное право
Продавец обязан, если иное не предусмотрено договором куплипродажи, передать покупателю одновременно с передачей товара и от­
носящиеся к нему документы, предусмотренные законом, иными право­
выми актами и договором (п. 2 ст. 456 ГК РФ). Данное положение при­
менимо к купле-продаже доли: продавец обязан передать покупателю
документы, подтверждающие права на долю. Неисполнение этой обя­
занности влечет последствия, предусмотренные ст. 464 ГК РФ.
Невозможность применения к отношениям по продаже доли нормы
об ассортименте товара, комплектности, таре и упаковке, к счастью, ни у
кого не вызывает сомнений.
Столь же ясным на первый взгляд выглядит и вопрос о применении в
данных отношениях норм ГК РФ о качестве товара. При этом исходят из
того, что качественные признаки присущи только вещи; если речь идет
об имущественном праве, нельзя определить его качественные характе­
ристики. Однако в отношении имущественных прав можно говорить о
требованиях, которым должно соответствовать передаваемое право. Так,
при передаче обязательственных прав на отчуждателя права требования
(первоначального кредитора) возлагается ответственность перед новым
кредитором (приобретателем права) за недействительность уступленного
требования (ст. 390 ГК РФ).
В литературе традиционно отмечается, что первоначальный кредитор гарантирует
юридическое существование и юридическую «безупречность» передаваемого права.
Об ответственности цедента за истинность, подлинность обязательства говорили
Г. Ф. Шершеневич, Д. И. Мейер и В. И. Синайский .
6
Очевидно, что обсуждаемые характеристики права требования не от­
носятся к количественным; есть все основания считать их относящимися
к качественным. Это позволяет покупателю при неисполнении цедентом
(первоначальным кредитором) принятой на себя обязанности передать
действительное право на основании договора купли-продажи восполь­
зоваться в отношении цедента правами, предусмотренными ст. 475 ГК РФ.
Аналогичные ситуации могут возникнуть и при продаже доли в обще­
стве с ограниченной ответственностью (например, заключение договора
купли-продажи доли, не оплаченной учредителем). Полагаю, в этом слу­
чае нет оснований для отказа в применении ст. 475 ГК РФ.
Показательно, что судебная практика в принципе не отвергает возможность приме­
нения норм о качестве товара к продаже доли.
Так, по договору купли-продажи истцом была приобретена у конкурсного управ­
ляющего принадлежащая организации-должнику доля в уставном капитале О О О .
Истец заявил требование об уменьшении покупной цены в соответствии со
ст. 475 ГК РФ. В обоснование своих требований истец указал, что при подготовке
торгов в форме открытого аукциона отчет об оценке доли предоставлялся претен­
дентам на приобретение доли как документ, характеризующий качественное (финан­
сово-экономическое) состояние отчуждаемого имущества — 98,8 процента долей
О О О «Трансавиа». Иная документация, отражающая показатели финансово-эконо­
мической деятельности О О О «Трансавиа», а также состав его имущественных и
неимущественных активов, отсутствовала и претендентам не предоставлялась.
См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1994, с. 288; Мейер Д. И. Русское граждан­
ское право. В 2-х ч. Ч. 2. — М., 1997, с. 118; Синайский В. И. Русское гражданское право (по изд. 1914-1915 гг.). —
М., 2002, с. 347.
6
24
Хозяйство и право
Суд отказал в иске на том основании, что истцу была продана доля ответчика в
О О О «Трансавиа» в размере 99,98 процента, оцененная оценщиком, а не конкретное
имущество О О О «Трансавиа», что соответствует условиям проведения торгов. Раз­
мер доли в О О О не уменьшился ни на день проведения торгов, ни на день заключе­
ния договора купли-продажи, ни на день исполнения решения суда. Истцом не дока­
зан факт существенного нарушения требований к качеству товара — доли в О О О и
невозможности экономической деятельности О О О «Трансавиа».
С учетом этого суд пришел к выводу о том, что основания для одностороннего от­
каза от договора купли-продажи в силу ст. 475 ГК РФ отсутствуют, заявленные тре­
бования истца о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения в соот­
ветствии со ст. 1102 ГК РФ удовлетворению не подлежат (постановление Ф А С
Поволжского округа от 19 марта 2010 года по делу № А72-6296/2009).
В комментариях к указанному судебному акту отмечено, что, решая
вопрос о применении в данном случае норм о некачественности товара,
суд пришел к выводу о том, что они не применяются к договору куплипродажи доли в уставном капитале . Вместе с тем приведенные судебные
акты свидетельствуют только об отсутствии фактических обстоятельств,
необходимых для применения предусмотренных ст. 475 ГК РФ последст­
вий к продавцу, и не подтверждают исключение возможности примене­
ния этой нормы при продаже доли в уставном капитале ООО.
Обязанности покупателя доли в уставном капитале О О О . Как
было указано ранее, согласно п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору куплипродажи покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него
определенную денежную сумму (цену). С точки зрения обязанностей по­
купателя договор купли-продажи доли никакой спецификой не обладает,
что позволяет применять к этим отношениям нормы ГК РФ об оплате
товара (ст. 486), предварительной оплате товара (ст. 487), оплате това­
ра, проданного в кредит (ст. 488), оплате товара в рассрочку (ст. 489).
Практика показывает, что наибольшие затруднения вызывает приме­
нение положений п. 3 ст. 488 ГК РФ, предусматривающего, что в случае,
когда покупатель, получивший товар, не исполняет обязанность по его
оплате в установленный договором купли-продажи срок, продавец впра­
ве потребовать оплаты переданного товара или возврата неоплаченных
товаров.
7
<Д]^*
Например, отклоняя ссылку истца на п. 3 ст. 488 ГК РФ, суды указали, что в силу
особенностей, присущих такому объекту гражданских прав, как доля в уставном капи­
тале общества, которая не является вещью, а представляет собой способ закрепле­
ния факта принадлежности лицу определенного объема имущественных и неимуще­
ственных прав и обязанностей участника общества, к договору об уступке доли по­
ложения ГК РФ о договорах купли-продажи применяются с учетом норм Закона об
ООО. В этой связи исполнение договора в части передачи доли и факт уведомления
общества о состоявшейся уступке в силу п. 6 ст. 21 Закона об О О О (в прежней
редакции) явились основанием для перехода к покупателю прав и обязанностей
участника, лишение которых возможно лишь в судебном порядке по основанию
ст. 10 названного Закона, но не в рамках требования о возврате доли по мотиву ее
несвоевременной оплаты (постановление Ф А С Московского округа от 15 декабря
2006 года № КГ-А40/12139-06 по делу № А40-12639/06-138-101).
С этими выводами нельзя согласиться, поскольку Закон об ООО не
исключает возможности применения к отношениям сторон по договору
Путеводитель по корпоративным спорам. Порядок заключения сделок по отчуждению доли в уставном капитале
общества с ограниченной ответственностью// КонсультантПлюс. 29.12.2010.
7
Корпоративное право
25
купли-продажи как общих норм ГК РФ о расторжении договоров, так и
норм о расторжении договоров купли-продажи. Положения ГК РФ о
возврате неоплаченного товара применимы и к доле в уставном капита­
ле ООО. Статья 10 Закона об ООО предусматривает специальные послед­
ствия нарушения участником своих обязанностей — в виде исключения
участника из общества — и не может рассматриваться как правило, пре­
пятствующее передаче доли обществу или иным лицам по другим осно­
ваниям (что повлечет прекращение прав отчуждающего долю участника).
В противном случае следовало бы признать, что ст. 10 Закона содержит
единственное основание для прекращения отношений участника с обще­
ством, что явно не соответствует положениям данного Закона. При рас­
торжении договора купли-продажи доли (в том числе по основаниям,
предусмотренным п. 3 ст. 488 ГК РФ) удовлетворение требования о воз­
врате неоплаченной доли требует совершения сделки по ее обратной
передаче, которая, следуя общему правилу, подлежит нотариальному
удостоверению (п. 11 ст. 21 Закона об ООО). При уклонении покупателя
от добровольного возврата доли доля может быть передана (возвраще­
на) продавцу на основании решения суда. (Заявление в этом случае тре­
бования «о восстановлении права собственности на долю» говорит о
правовой неграмотности заявителя; речь должна идти об обязательст­
венном требовании о возврате доли как товара, переданного по догово­
ру купли-продажи, но не оплаченного).
Применение указанных положений к отношениям по договору куплипродажи доли в уставном капитале с одним покупателем не влечет ка­
ких-либо затруднений. Однако в ситуации, когда доля приобреталась в
дорядке реализации преимущественного права несколькими другими
участниками, и обязанность по оплате не исполнена одним или несколь­
кими из них, могут возникнуть определенные сложности, связанные с
необходимостью определения последствий возврата доли от некоторых
покупателей. Неясно, в частности, имеется ли у иных воспользовавшихся
преимущественным правом и оплативших долю покупателей право тре­
бовать распределения между ними возвращенной на основании п. 3
ст. 486 ГК РФ части доли? Представляется, что исходя из абз. 4 п. 5 ст. 21
Закона за ними следует признать такое право, однако порядок его реа­
лизации законом не определен.
Если договором купли-продажи доли предусмотрена рассрочка пла­
тежа (то есть не единовременная оплата в определенный срок после пе­
редачи доли, а периодическими платежами), то применяется п. 2 ст. 489
ГК РФ: если покупатель не произвел очередной платеж, продавец (если
иное не предусмотрено договором) вправе отказаться от исполнения
договора и потребовать возврата товара, кроме случаев, когда сумма
платежей покупателя превышает половину цены товара.
Во многих случаях требования о возврате доли основываются не на
положениях п. 3 ст. 486 или п. 2 ст. 489 ГК РФ, позволяющих потребо­
вать возврата товара при отсутствии его оплаты в установленный срок, а
26
Хозяйство и право
на положениях Кодекса о расторжении договора в случае его существен­
ного нарушения (п. 2 ст. 450) — когда доля оплачивается покупателем с
просрочкой. Не совсем понятно, почему участники оборота столь часто
прибегают к общим положениям о расторжении договора, не обращаясь
к специальным нормам о договоре купли-продажи.
В некоторых случаях суды не рассматривали несвоевременную оплату
доли в качестве существенного нарушения договора, влекущего его рас­
торжение в судебном порядке.
Так, ФАС Волго-Вятского округа, установив, что оплата доли была произведена, хотя
и с нарушением срока, пришел к выводу, что обязательства покупателя исполнены и
в этом случае нет оснований для расторжения договора (постановление от 14 января
2009 года по делу № А79-3326/2008).
Ф А С Уральского округа в постановлении от 3 августа 2010 года № Ф09-5978/10-С4
по делу № А76-40716/2009-15-764/123, оценивая доводы истца о том, что отсутствие
оплаты со стороны покупателя является для продавца существенным нарушением
условий договора купли-продажи и, следовательно, основанием для его расторже­
ния, указал, что последствия неисполнения покупателем обязательства по оплате
переданного товара установлены п. 3 ст. 486 ГК РФ в виде наличия у продавца права
требовать оплаты товара и уплаты процентов в соответствии со ст. 395 Кодекса.
Также в этом случае возникают общие гражданско-правовые последствия, преду­
смотренные за нарушение обязательства (принудительное исполнение обязательст­
ва, возмещение убытков, ответственность за неисполнение денежного обязательст­
ва и др.). Кроме того, с момента заключения договора (более трех лет) истец не
заявлял претензий или требований об оплате доли, что не может свидетельствовать
о существенности для него факта нарушения ответчиком обязательств по ее оплате.
С учетом этого были признаны правильными выводы судов об отсутствии оснований
для удовлетворения иска о расторжении договора и признании права продавца на
долю.
В других случаях суды признают, что несвоевременная оплата доли в
уставном капитале ООО, отчуждаемой по договору купли-продажи, яв­
ляется существенным нарушением такого договора и влечет его растор­
жение в судебном порядке.
/к.
Так, ФАС Западно-Сибирского округа пришел к выводу, что сам факт неоплаты
^ЛиЛ свидетельствует о том, что истец лишился того, на что рассчитывал при заключе\У
нии договора. Был отклонен и довод ответчика, что доля оплачена им до обраще­
ния истца с настоящим иском, поскольку истец рассчитывал получить оплату в тече­
ние трех дней с момента подписания договора, а фактически получил ее по истече­
нии двух лет с этого момента (постановление от 29 октября 2010 года по делу
№А45-4015/2010).
Ф А С Московского округа сделал аналогичный вывод в ситуации, когда оплата
приобретенной доли была произведена покупателем с просрочкой — по истечении
четырех лет с момента установленного договором срока для оплаты. В отношении
оплаты денежных средств после предъявления иска суд указал, что такая оплата не
может считаться исполнением обязательства покупателем (постановление от 17 ав­
густа 2010 года № КГ-А41/8843-10 по делу № А41-34774/09).
Возможность расторжения договора купли-продажи при ненадлежащем исполне­
нии обязанности по оплате доли покупателем была подтверждена Президиумом
ВАС РФ в постановлении от 23 июня 2009 года №4651/09. Как следовало из мате­
риалов дела, гражданин П. обратился в арбитражный суд с иском к гражданину Г. о
расторжении договора купли-продажи доли в размере 33,3 процента в уставном
капитале общества с ограниченной ответственностью, заключенного между истцом и
ответчиком, и об обязании возвратить ему эту долю.
Исковые требования были обоснованы неисполнением ответчиком обязательст­
ва по оплате приобретенной доли, что в соответствии со ст. 450 ГК РФ является
27
Корпоративное право
существенным нарушением условий договора. Решением суда исковые требования
были отклонены в связи с непредставлением доказательств существенного наруше­
ния ответчиком условий договора. Кассационная инстанция решение отменила и
исковые требования удовлетворила в части расторжения оспариваемого договора.
Суд кассационной инстанции сделал вывод о существенном нарушении ответчи­
ком договора купли-продажи, поскольку оплата приобретенной доли произведена им
с просрочкой — по истечении десяти месяцев с момента установленного условиями
договора срока оплаты, что само по себе свидетельствует о недобросовестности
ответчика и совершении им действий, заведомо направленных на нарушение прав и
законных интересов истца.
Как установлено судами, между истцом и ответчиком в сентябре 2007 года был
заключен договор купли-продажи доли в уставном капитале общества, по условиям
которого покупатель обязуется принять долю и оплатить ее стоимость в течение
30 календарных дней с момента подписания договора. Денежные средства в счет
оплаты были внесены в августе 2008 года в депозит нотариуса. Оценивая это об­
стоятельство, суд первой инстанции сделал вывод о надлежащем исполнении обя­
зательства. Вместе о тем в деле отсутствовали доказательства, при наличии кото­
рых имелись основания для исполнения обязательства путем внесения средств в
депозит нотариуса (ст. 327 ГК РФ). Поэтому внесение денежных средств в депозит
нотариуса после предъявления иска не может считаться исполнением обязательства
покупателем. Президиум В А С РФ согласился с выводом суда кассационной инстан­
ции о существенном нарушении договора ответчиком и удовлетворил иск о растор­
жении договора на основании п. 2 ст. 450 ГК Р Ф .
8
При рассмотрении споров по искам о переводе прав и обязанностей
по договору купли-продажи, заключенному с нарушением преимущест­
венного права участников общества на покупку доли в уставном капита­
ле ООО, в качестве возражения покупатели часто ссылаются на растор­
жение договора по соглашению с продавцом. В этом случае суды исхо­
дят из того, что, если обязательства сторон прекратились на основании
п. 1 ст. 408 ГК РФ (надлежащее исполнение), договор уступки доли в
уставном капитале ООО не может быть расторгнут в порядке п. 1 ст. 450
ГК РФ (по соглашению сторон).
<ДРу
Так, ФАС Западно-Сибирского округа, установив, что договор купли-продажи доли
° ь исполнен сторонами надлежащим образом и покупатель стал участником общества, сделал вывод, что возврат прав участника общества не может быть произведен
путем расторжения договора купли-продажи доли. Кассационная инстанция подтвер­
дила вывод суда, что обязательства сторон являются прекращенными на основании
п. 1 ст. 408 ГК РФ, в связи с чем договор купли-продажи доли не может считаться
расторгнутым дополнительным соглашением [постановление от 12 марта 2009 года
№ Ф04-1333/2009(1820-А46-16)].
|л
Аналогичный вывод при указанных фактических обстоятельствах (исполнение до­
говора купли-продажи и переход прав к новому участнику) сделал и Ф А С Поволжско­
го округа, указавший, что спорный договор купли-продажи прекратил свое действие с
момента надлежащего исполнения обязательств. Поскольку обязательства сторон
исполнены полностью, такой договор не подлежал расторжению (постановление от
27 декабря 2008 года по делу № А49-2309/2008).
Приведенная позиция судов (требующая самостоятельного обсужде­
ния) отнюдь не исключает возможности расторжения договора куплипродажи доли в случае его неисполнения (ненадлежащего исполнения).
Залог доли в силу закона. Пункт 5 ст. 488 ГК РФ устанавливает,
что, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента
8
В указанном постановлении Президиума ВАС РФ не дана оценка требованию о возврате доли.
28
Хозяйство и право
передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит,
признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполне­
ния покупателем его обязанности по оплате товара. Применяется ли это
положение при продаже доли?
Особенности залога доли в уставном капитале ООО предусмотрены
ст. 22 Закона об ООО: участник общества вправе передать в залог при­
надлежащую ему долю в уставном капитале общества другому участнику
или, если это не запрещено уставом общества, с согласия общего собра­
ния участников общества третьему лицу. Договор залога доли или части
доли подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотари­
альной формы договора залога доли влечет за собой его недействитель­
ность. Запись об обременении залогом доли в уставном капитале вно­
сится в ЕГРЮЛ в порядке, определенном п. 3 ст. 21 Закона. Погашение
записи производится на основании совместного заявления залогодателя
и залогодержателя или на основании вступившего в законную силу ре­
шения суда.
Соотношение норм ГК РФ о законном залоге неоплаченного товара и
норм Закона об ООО оценивают различно. Согласно одной из точек зре­
ния, с которой приходится сталкиваться на практике, упор должен де­
латься на особенности, присущие такому объекту гражданских прав, как
доля в уставном капитале общества, которые требуют применения к от­
ношениям по договору о передаче доли норм ГК РФ о купле-продаже с
учетом норм Закона об ООО. Поскольку названным Законом возникно­
вение залога в силу закона в отношении долей в уставном капитале ООО
не предусмотрено, предлагается считать, что залог доли либо ее части
возможен только на договорных началах, при соблюдении специальных
норм Закона об ООО, которые предлагается считать специальными по
отношению к общим нормам о договоре купли-продажи. При таком
подходе применение положений п. 5 ст. 488 ГК РФ при продаже доли
исключается.
Более обоснованной представляется точка зрения, согласно которой
нормы ст. 22 Закона об ООО не отменяют действие норм ГК РФ о закон­
ном залоге, возникающем по основаниям, предусмотренным п. 5 ст. 488
Кодекса. В том случае, когда доля в уставном капитале общества высту­
пает как товар, покупатель должен иметь соответствующие средства пра­
вовой защиты. Правило о законном залоге, призвано обеспечить право
продавца на получение оплаты по договору и не вступает в противоре­
чие с положениями Закона об ООО. Содержащиеся в ст. 22 Закона пра­
вила регулируют отношения по залогу доли участником вне связи с со­
вершением им сделки по отчуждению закладываемой доли и направле­
ны на предотвращение изменения состава участников или перераспреде­
ления долей в результате обращения взыскания доли в качестве предме­
та залога. Отчуждение доли участником на основании договора куплипродажи само по себе требует соблюдения ряда процедур, обеспечи­
вающих права других участников общества (право преимущественного
Корпоративное право
29
приобретения, необходимость получения согласия участников и/или об­
щества). Лицо, приобретающее долю, на момент заключения договора
купли-продажи с условием об оплате в кредит чаще всего не является
участником общества, основания для возложения на это лицо обязанно­
сти согласовывать залог доли продавцу с участниками общества отсутст­
вуют. Интересы других участников при подобном законном залоге не
затрагиваются.
Таким образом, если иное не предусмотрено договором куплипродажи, неоплаченная доля должна признаваться находящейся в залоге
у продавца.
Несмотря на то что данные о договорном залоге должны вноситься в
ЕГРЮЛ, представляется, что возникновение права залога с внесением
этой записи не связано.
По мнению Р. Бевзенко, в данном случае необходимо разграничивать момент заклю­
чения договора залога и момент возникновения права залога как соответствующего
обременения. При этом залог как обременение, имеющее свойство следования и ка­
чество приоритета, предлагается считать возникшим при придании ему публичности,
то есть в данном случае — при регистрации залога в качестве обременения в
ЕГРЮЛ .
9
Приведенные аргументы вряд ли могут быть признаны достаточными.
В отношении ряда объектов возникновение права залога не связано
«с приданием ему свойства публичности». По общему правилу, закреп­
ленному в ст. 341 ГК РФ, при оставлении предмета залога у залогодателя
право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в
отношении залога имущества, которое подлежит передаче залогодержа­
телю, — с момента передачи этого имущества. Ни о публичности, ни об
открытости данных о залоге ГК РФ не упоминает. Следует также обратить
внимание, что записи в ЕГРЮЛ в настоящее время не обладают свойст­
вом публичной достоверности. В связи с этим момент возникновения
права «договорного» залога следует связывать с моментом нотариально­
го удостоверения соответствующего договора. Возможность обратить
взыскание на долю при отсутствии записи в ЕГРЮЛ в случае передачи
доли третьим лицам должна обсуждаться на основании тех же принци­
пов, которые применяются в отношении заложенной движимой вещи.
При законном залоге доли возникновение права залога (залогового
обременения доли) также не следует связывать с внесением записей в
ЕГРЮЛ. Право залога в данном случае представляется более правильным
считать возникшим с момента нотариального удостоверения договора
купли-продажи, содержащего условие об отсрочке (рассрочке) платежа.
Об ином моменте можно говорить при заключении договора куплипродажи в порядке реализации преимущественного права.
Следует обратить внимание на положения, содержащиеся в абз. 2
п. 14 ст. 21 Закона об ООО, которые предусматривают, что, если по усло­
виям сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставБевзенко Р. С. Новеллы законодательства о залоге долей в уставном капитале общества с ограниченной
ответственностью // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сборник статей / Под ред
М. А. Рожковой. — М.: Статут, 2010, с. 71-91.
9
30
Хозяйство и право
ном капитале общества, такие доля или часть доли переходят к приобре­
тателю с установлением одновременно залога или иных обременении, в
заявлении о внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ, подписы­
ваемом участником общества, отчуждающим долю или часть доли, ука­
зываются соответствующие обременения. Это заявление направляется
нотариусом, совершившим удостоверение сделки, в регистрационный
орган.
Указанный порядок дает возможность включить в ЕГРЮЛ запись об
обременении доли залогом продавца при продаже доли в кредит (с рас­
срочкой). Отсутствие таких данных в реестре не означает отсутствия пра­
ва залога, но требование продавца об обращении взыскания на долю в
случае ее отчуждения покупателем третьему лицу может быть нейтрали­
зовано возражением о том, что приобретатель доли не знал и не должен
был знать о существующем залоге. К рассматриваемой ситуации приме­
нимы разъяснения, содержащиеся в п. 25 постановления Пленума Выс­
шего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 года № 10 «О некоторых
вопросах применения законодательства о залоге»: «Исходя из общих
начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и тре­
бований добросовестности, разумности и справедливости (пункт 2 статьи
6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое
имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не
знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество
является предметом залога. При этом суды должны оценивать обстоя­
тельства приобретения заложенного имущества, исходя из которых поку­
патель должен был предположить, что он приобретает имущество, нахо­
дящееся в залоге. В частности, суды должны установить, был ли вручен
приобретателю первоначальный экземпляр документа, свидетельствую­
щего о праве продавца на продаваемое имущество (например, паспорт
транспортного средства), либо его дубликат; имелись ли на заложенном
имуществе в момент его передачи приобретателю знаки о залоге».
Л. НОВОСЕЛОВА,
судья Высшего Арбитражного С у д а РФ,
доктор юридических наук
д^аыаа?
...
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
349
Размер файла
159 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа